WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«АЛЕКСАНДРОВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ТРАНСФОРМАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ...»

На правах рукописи

АЛЕКСАНДРОВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

ТРАНСФОРМАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ставрополь – 2013

Работа выполнена в негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Северо-Кавказский социальный институт»

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент Лукьянов Геннадий Иванович

Официальные оппоненты: Пржиленский Владимир Игоревич доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», профессор кафедры философии Похилько Александр Дмитриевич доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Армавирская государственная педагогическая академия», профессор кафедры философии, культурологии и социально-гуманитарных наук

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород

Защита диссертации состоится «27» декабря 2013 г. в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВПО «СевероКавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, ауд. 416 .



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу:

355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1 .

Автореферат разослан 26 ноября 2013 г .

Учный секретарь диссертационного совета, кандидат социологических наук, доцент А. Э. Гапич

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется сложностью и повышенной динамичностью социального процесса, который детерминирует радикальные изменения таких важнейших оснований социальной жизни, как национальное самосознание, а также порождает необходимость их научной и философской рефлексии. Глобализация, оказывая неравномерное влияние на все стороны общественной жизни, инспирирует потребность в более адекватном понимании места и роли этнического фактора в современном полиэтничном социуме. Национальные общества амбивалентно, иногда, на первый взгляд, парадоксально реагируют на экзогенные глобальные вызовы. С одной стороны, они могут отзываться подъемом национального самосознания и даже его политизацией, с другой стороны, в то же самое время снимать, элиминировать важные культурные барьеры, защищающие стержень национальной культуры, то есть ее ценности. И та, и другая тенденции влекут за собой целый ряд междисциплинарных проблем, требующих критического осмысления .

Нерешение же этих проблем с точки зрения национальной безопасности не столь безобидно, поскольку, продуцируя межэтнические противоречия и межнациональные конфликты, они становятся питательной средой многочисленных деструктивных процессов, самым серьезным образом угрожающих общественной целостности и социальной безопасности. Социальная теория также отвечает на глобализационные вызовы целым рядом широких парадигмальных изменений, настраивая исследовательские инструменты на наиболее адекватное понимание и объяснение тенденций происходящего .

Предметные поля частных социально-гуманитарных наук, таких как социология, этнология, культурология, конфликтология, социолингвистика, социальная психология при возрастающей эффективности исследований проблем социокультурного развития общества все чаще востребуют междисциплинарный или философский пересмотр фундаментальных категорий и методологических оснований .

Однако при этом важно, чтобы терминологические инновации и методологические усовершенствования не разрывали связь с культурной и научной традициями и всегда следовали логике преемственности и своевременного обновления. Гарантом непротиворечивого разрешения диалектики традиций и инноваций по праву выступает социальная философия, чьи познавательные средства позволяют гармонизировать соотношение частнонаучного, общенаучного и философского уровней рефлексии. Проблема исследования национального самосознания тесно сопряжена с концептами «этничность» и «идентичность», которые на сегодняшний день являются дискуссионными, противоречивыми и остроактуальными, что придает данной теме дополнительную значимость и вовлекает в сложный поиск устойчивого концептуально-методологического основания .

Социально-философское исследование предполагает не только рассмотрение объекта, но и изучение его связей в более широком социокультурном контексте. Изучение национального самосознания с необходимостью отсылает к выявлению сопутствующих контекстуальных эффектов, порождаемых глобальной политикой, постиндустриальной экономикой, постмодернистской культурой и международным правом. Отдельной проблемой представляется выяснение специфики трансформации социальности: национальное самосознание распадается, по меньшей мере, на три уровня – индивидуальное, групповое и общенациональное сознание, внутри которых можно выделить коллективное, массовое и пр .

Таким образом, поскольку традиционные объяснительные и прогностические схемы во многом теряют свою релевантность и демонстрируют исследовательскую «изношенность», представленная тема диссертации обладает как академической, так и социально значимой актуальностью .

Степень научной разработанности проблемы. Определяя степень изученности заявленной темы, удалось выявить и проанализировать работы, посвященные теоретическому осмыслению основных процессов и явлений, включенных в рамки заявленной проблематики. Прежде всего, это блок исследований, посвященных глобализации, процессам, развивающимся под ее воздействием, и их последствиям. Выявление и систематизация литературы, затрагивающей эту проблему, убеждают в том, что за последние два десятилетия вышло немало фундаментальных научных работ, анализирующих феномен глобализации. К ним, прежде всего, следует отнести труды отечественных и зарубежных исследователей, занимающихся изучением этой тематики. Так, специфика влияния данного феномена на жизнь мирового сообщества нашла отражение в работах Ж .

Аттали, У. Бека, З. Бжезинского, О. С. Бого-молова, И. Валлерстайна, А. И. Володина, Г. К. Широкова, Э. Гидденса, В. И. Добренькова, А. А. Дынкина, О. Г. Иванова, Г. Г. Малинецкого, В. Ф. Мартынова, А. М. Салмина, А. И. Уткина, А. Н. Чумакова, Р. Г. Янов-ского, К. Часе-Дунна (С. Chase-Dunn), Р. Росса (R. Ross), Т. МакГрея (Т. McGrew), Л. Шклайра (L. Sklair), М. Эльбиоу (М. Albiow), А. Скотта (A. Scott), В. Борншира (V. Bornschier), К. Чойза (C. Chose) и др .

Большое внимание анализу глобальных процессов в экономике уделили А. Н. Бычков, М. М. Голанский, С. И. Долгов, Г. А. Дробот, В. Л. Иноземцев, А. А. Кокошин, Д. С. Конторов, Н. В. Михайлов, Ю. С. Саврасов, Ю. В. Куренков, Я. А. Рекитар, И. С. Королев, В. А. Рубанов, Г. Фишер, К. Хаусхофер, И. Н. Юдина, Р. Барнет (R. Barnet), П. Нунненкамп (Р. Nunnenkamp), Э. Грандлах (Е. Grundlach), Дж. Агарвал (J. Agarwal), Дж. Хирст (J. Hirst), Г. Томпсон (G. Thompson) и др .

Такие авторы, как Г. Зюссман (G. Sussman), Дж. Лент (J. Lent), К. Баркер (С. Barker), П. Альбертс (Р. Alberts), Ф. Жермински (Th. Czerwinski), А. Зреберни-Моаммади (А. Sreberny-Mohammadi), Дж. Байлис (J. Baylis), С. Смит (S. Smith), П. Оуэнс (P. Owens) проанализировали влияние глобализации в сфере информации и коммуникаций. Культурные, социальные и этнические проблемы, связанные с развитием глобализации, были изучены в работах З. Баумана, М. Канна, М. Манна, Ю. Хабермаса, К. Хюбнера, М. Гроха, Э. Гидденса, К. Гирца, Д. Горовитца. В трудах этих авторов анализируются разнообразные, часто противоречивые социально-философские концепции возникновения и развития глобальных процессов и их проекций на конкретные социокультурные условия жизни общества .

Идеи этих авторов использовали, развивали и критически осмысливали в своих трудах У. Альтерматт, Р. Брубейкер, Э. Балибар, П. Брасс, Дж. Бройи, К. Ведери, А. Гастингс, С. А. Караганов, М. Култаева, Г. Л. Тульчинский, Дж. Квин, Э. А. Баграмов и многие другие известные авторы .

Определением и содержанием понятий «национализм» и «глокализация» занималось множество исследователей, начиная от классиков и до настоящего времени. В контексте данной работы имеет смысл упомянуть труды Н. А. Бердяева, Ю. Д. Гранина, М. Б. Квициния, Х. Э. Мариносяна, В. А. Тишкова и др. Исследование концептов «нация» и «национализм» имеет уже почти двухсотлетнюю историю, и по сей день однозначного компромисса в понимании этих феноменов так и не достигнуто. Полиосновность, дискуссионность, сложность проблемы национализма явственно просматриваются у таких авторов, как: Э. Геллнер, М. Грох, Х. Кон, О. Лемберг, Б. Шефер, Т. Шидер, Э. Хаан, К. Хэйз, Ф. Н. Ильясов. Предтечей этого направления не без оснований можно считать Р. Брубейкера с его работой «Мифы и заблуждения в изучении национализма», который продолжил тему в рамках своего труда, написанного совместно с Ф. Купером, «За пределами идентичности» .

Более подробное освещение проблема идентичности нашла в статьях и книгах таких авторов, как: Н. Г. Козин, К. С. Гаджиев, Е. Б. Рашковский, Ф. К. Кессиди, Н. А. Моисеева, В. И. Сороковикова .

Неразрывность глобального и локального, представленного в форме «глокального», была доказана такими авторами, как: В. Г. Федотова, О. Хома, В. М. Межуев, Е. К. Быстрицкий, В. С. Малахов, Т. Вийк, М. Т. Степанянц и др .

Однако, несмотря на довольно широкую разработанность проблемы национального самосознания, предмет остро нуждается в дополнительной философской рефлексии в силу его постоянной, не оконченной на сегодняшний день трансформации. Существует необходимость в понимании тенденции его изменения и высокоточном прогнозировании последствий данной трансформации .

Теоретическая и методологическая основа исследования Теоретическую основу диссертационной работы составляют теоретические положения и концептуальные выводы российских и зарубежных авторов о природе, механизмах изменения национального самосознания, а также его роли в жизни сегодняшнего общества. В качестве наиболее значимых можно отметить: концепцию «мир-системного анализа»

И. Валлерстайна, «теорию социальной структурации» Э. Гидденса, концептуальную идею глокализации Р. Робертсона, теорию идентичности Э. Эриксона, многочисленные теории глобализации (З. Бауман, У. Бек, З. Бжезинский, Дж. Стиглиц), теорию незавершенного модерна Ю. Хабермаса, теории информационного общества (Д. Белл, Э. Тоффлер, М. Кастельс) .

Методологическую основу диссертации составляют принципы системности, историзма, единства исторического и логического, диалектический метод восхождения от абстрактного к конкретному .

Избранная автором методологическая система базируется на платформе постнеклассической рациональности и предполагает широкий междисциплинарный фундамент используемой методологии, однако системообразующим при этом остается инструментарий и категориальный аппарат социальной философии .

В качестве базового подхода был использован интерпретативный метод, выстроенный на основе социальной феноменологии и представляющий собой синтез герменевтики, дискурс-анализа и этнометологии. В разной степени использовались структурно-функциональный, системный подходы, историкогенетический и кросс-культурный анализ. Широко были задействованы формально-логические общенаучные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирование и пр .

Объектом исследования является национальное самосознание как социальный феномен .

Предмет исследования – особенности трансформации национального самосознания под влиянием глобальных социально-политических, экономических и культурных факторов .

Цель исследования состоит в выявлении и анализе сущностных изменений национального самосознания, обусловленных трансформационными процессами глобализирующегося социума .

В соответствии с поставленной целью в диссертационной работе решаются следующие исследовательские задачи:

выявить особенности определения национального самосознания как важной составляющей общественного сознания в контексте его новейших социально-философских трактовок;

определить и описать структуру национального самосознания как социокультурного медиума, механизма осмысления и трансформации социального бытия;

проанализировать социальные последствия процессов социокультурной глобализации с точки зрения их значения для трансформации национального самосознания;

изучить трансформационные характеристики национального самосознания и его индивидуальную национально-транзитивную составляющую, формирующуюся в условиях глобализационных изменений;

исследовать место и роль национального самосознания в системе общественной безопасности и определить его стабилизационный и конфликтогенный потенциалы;

эксплицировать экзистенциальные и социальные предпосылки реализации национального самосознания через поиски культурной и национальной идентичности .

Научная новизна результатов исследования состоит в следующем:

проанализированы основные аспекты современных социальнофилософских трактовок понятия «национальное самосознание» и проведены авторские сравнительные экспликации понятий «национальное самосознание», «этническое самосознание», «этническая самоидентификация»;

выявлена и проанализирована сущность и структура национального самосознания, обосновано, что его стержневой основой является индивидуальная самореференция, отнесение себя к определенной национальноэтнической целостности, сочетающаяся с аскриптивным статусом индивида, получаемым им от общества, к которому он приписан;

показана роль социокультурной глобализации в эволюции духовной жизни современных обществ, подтверждено, что можно выделять такой уровень сознания, как «глобальный», и атрибутировать ему способность освоения общих представлений о глобальном мире, каковая и позволяет носителю глобальной идентичности принимать культурное многообразие, полифонию как данность, норму и неотъемлемую черту современности;

подтверждено, что процессы глобализации все более раскалывают национальное самосознание, результатом чего является возрастание алармизма и катастрофичности, с одной стороны, и возникновению транзитного национализма как результата преодоления национальных и культурных границ с другой;

доказано, что глобализация косвенно порождает новую глокальную культуру, которая воспринимается национальным самосознанием как угроза национальной культуре и порождает сопротивление со стороны последней, что составляет серьезную проблему для общественной безопасности, особенно в полиэтничных обществах;

обосновано утверждение о том, что в современных условиях явственно и активно проявляется кризисная идентичность, разрушающая «единство множественности» идентичностей на уровне индивида, и что субъективная идентичность становится сложнее в условиях информационного общества, а внутренний мир личности – еще более противоречивым .

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Национальное самосознание представляет собой культурное и идеологическое ядро общественного сознания, в основу этого ядра за длительный исторический период самоидентификации и различения было положено маркирующее противопоставление «своей» общности «другим», запредельным ей общностям в основных социально и культурно значимых областях: культуре, экономике, политике и т. д. Отличение собственной нации от любой другой может быть как негативным, так и позитивным, однако негативное проявляется чаще и ярче, а позитивное оформляется в виде самобытных культурных образцов, воплощающих основные ценности общества. Истоком и питательной средой национального самосознания является «этническая психология», поскольку именно на ее ценностях выращивается национальная элита, формулирующая и критически осмысливающая историческое бытие своего общества и проявляющая политическую волю в утверждении социально значимых проектов будущего .

2. В определении структуры и сущности национального самосознания следует подчеркнуть, что его основной составляющей является зафиксированная индивидуальная рефлексия относительно устройства социальной системы и диспозиции его ценностей, эта индивидуальная рефлексия становится национальным самосознанием тогда, когда обретает коллективный, надындивидуальный уровень и индивиды оказываются связанными едиными представлениями и позитивной ценностью собственной идентичности. Отчасти такое самоопределение конвенционально, отчасти неотрефлексировано, однако сущностью национального самосознания является приписывание, отнесение себя к той или иной национально-этнической и социокультурной целостности. И рефлексируются индивидами чаще всего не типологические сходства, или типичность, а именно отличия своей группы от чужой: в ценностной палитре, в механизмах социорегуляции и пр .

3. Возникновение новой формы концептуального противопоставления «глобальной» и «глокальной» культур дает указание на появление новой наднациональной формы сознания – глобальной. Сегодня события, которые вносят изменения в монолит повседневной жизни, больше не имеют строгого пространственного ограничения – границ населенного пункта или страны в целом. На человека могут непосредственное влиять события, происходящие удаленно от него. Формирующийся уровень глобального сознания отвечает новой потребности индивидов и их групп бесконфликтно покидать границы национального сознания и выходить на наднациональный уровень. Разумеется, остаются языковые и иные ценностно-культурные границы, удерживающие индивида в рамках национальной идентичности, однако глобальное сознание помогает «освоить» общие формы адаптации к новому взаимосвязанному миру и ценностно-нейтрально осмыслить тот факт, что существует множество равноправных моральных и культурных систем .

4. Создавая феномен открытости, глобализация способствует исчезновению «железных занавесов» как территориальных барьеров национальных государств и свободе перемещения .

Но при этом стали рушиться и ценностно-культурные фильтры, защищающие общество от жесткого воздействия глобальных вызовов. Широкое транснациональное коммуникационное поле, в которое вовлекается индивид, становится причиной выражения национального самосознания в особой форме – транзитный национализм. Индивид не отказывается от национальных ценностей, более того, зачастую он начинает его защищать и отстаивать, воспроизводить образцы собственной культуры за рубежом. Вместе с этим он интериоризирует наднациональные ценности, знакомится с многообразием глобального мира, пытается преодолеть собственную локальную ограниченность. И эти противоречивые процессы, находящиеся в сложном переплетении, корреляции, в конечном счете, ведут не к исчезновению, а к росту национального самосознания .

5. Процесс глобализации, не прямо, но косвенно порождающий новую глокальную культуру, в первую очередь «угрожает» этничности и национально-специфичному развитию, как это представляется носителю национальной культуры. Базовой основой, ценностным стержнем общества выступают уникально-этнические культурные образцы, которые смогли возникнуть исключительно в данных условиях. По этим специфическим и своеобразным культурным образцам нация проводит культурную границу идентичности в процессе различения культур и часто использует их как основание деления. Поэтому глобализация как процесс культурной унификации сталкивается с осознанным или неосознанным сопротивлением людей, защищающих это «национально-специфическое» как наивысшую этническую ценность. Если глобальные культурные образцы все же проникают сквозь многочисленные культурные фильтры общества, национально-специфическое изменяется, а самое главное, меняется (часто поляризуется) отношение к нему. При этом происходит разделение монополии на социальное управление между правительствами национальных государств и наднациональными международными организациями, что первыми не приветствуется и отвергается, часто даже в ущерб обществу .

6. Еще одним типом идентичности, продуцируемой современным глобальным обществом, является «кризисная идентичность», которая инспирирована потребностью экстренного ответа на глобальные вызовы. Являясь эффективной формой снятия индивидуального конфликта, кризисная идентичность, тем не менее, разрушает «единство множественности» идентичностей индивида. На разрушение системы, которую представляет собой «идентичность», силовое влияние оказывают средства массовой информации и виртуальный мир. Сила информационного поля настолько велика, что оно, преодолевая культурные барьеры, манипулирует сознанием индивида. Субъективная идентичность становится намного сложнее в условиях информационного общества, а внутренний мир – противоречивым. Я-образы рассыпаются в виртуальном мире, нет целостности Я-образов, вмещающих в себя множество взаимосвязанных идентичностей. Ускоряющиеся глобализационные процессы трансформируют не только социокультурную реальность, но и идентификационные маркеры, по которым определяются эти процессы, а также оценки, схемы и модели будущего развития человечества .

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты позволяют конкретизировать целый ряд социальнофилософских теорий, в том числе теорию коммуникативного действия, теорию социальных изменений, теорию социального самосознания. Теоретические обобщения и выводы могут быть использованы в процессе преподавания курсов философии, социальной философии, этнологии, социологии и культурологии в высших учебных заведениях, а также при разработке учебных и вариативных курсов по проблемам управления .

Практическую значимость имеют результаты, относящиеся к сфере управления и разработке программ социального развития, а также функционирования общественных организаций, решающих проблемы межэтнического взаимодействия и межкультурной коммуникации. Они также могут быть использованы при разработке концепции общественной безопасности .

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования специальности 09.00.11 – Социальная философия, особенно в таких ее пунктах, как: 16. Современные концепции общества как организационной формы совместной деятельности людей; 21. Общественные отношения как проблема социально-философского анализа; 23. Солидарность и конфликт как проблемы социальной философии; 24. Источники и механизмы социокультурного изменения; 28. Социально-философские проблемы этногенеза;

33. Глобальные проблемы современной цивилизации; 34. Исторические судьбы России, перспективы ее развития в ХХ веке .

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социально-гуманитарных дисциплин СевероКавказского социального института. Основные результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в одиннадцати публикациях автора общим объемом 11,2 п. л., в том числе в четырех работах, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации .

Основные положения и выводы диссертации докладывались автором на Международных и Всероссийских научно-практических конференциях: Третьей Международной научно-практической конференции «Социальная эволюция, идентичность и коммуникация в XXI веке» (Ставрополь, 2011 г.); 10-я Всероссийская научно-теоретическая конференция «Россия в глобальном мире» (Санкт-Петербург, 2012 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Общество знаний и проблемы инновационного развития» (Ставрополь, 2012 г.), Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Социокультурное пространство современной России» (Курск, 2012 г.) .

Объем и структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и библиографии, содержащей 259 наименований. Общий объем диссертации составляет 165 страниц машинописного текста .

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении автор обосновал актуальность избранной темы исследования, раскрыл степень научной разработанности проблемы, сформулировал объект и предмет исследования, цель и основные задачи, обосновал теоретико-методологическую базу исследования, представил элементы научной новизны, основные положения, выносимые на защиту, теоретическую и практическую значимость работы, продемонстрировал теоретическую и практическую значимость проведенного исследования .

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследований национального самосознания» анализируются общие проблемы социально-философской концепции национального самосознания. Определяются логико-аналитические и концептуально-теоретические возможности решения поставленной задачи средствами и методами социальной философии. Последовательно разбираются проблемы определения основных понятий и их релевантность исследованиям процессов глобализации .

В первом параграфе «Национальное самосознание как социальный феномен» рассматриваются новейшие социально-философские трактовки понятий «национальное сознание» и «национальное самосознание». Нация, являя собой один из важнейших субъектов деятельности, формируется на протяжении длительного исторического периода, будучи тесно связанной с таким субстратным основанием высшего уровня, как этнос. Как социальные коллективности они соприкасаются между собой по многим параметрам, и будет вполне корректно уточнить, что этнос по сути дела является той самой почвой, на которой формируется и развивается нация, так как национальное сознание синтезирует основные этнические механизмы. Этнос, лежащий на границе био- и социосферы, обеспечивает эксклюзивную компоненту национального сознания. Дискуссия по поводу дефиниции понятия «этнос» еще продолжается, так как нет единого мнения о стадиальных и инструментальных границах употребления этого понятия. И чаще всего исследователи испытывают затруднения, пытаясь различить понятия «этнос» и «нация», поэтому в одном случае к этносу относят все известные социальные коллективности, прошедшие этноисторическую эволюцию, а в другом – только донациональные образования. В целом же все согласны с тем, что этнос представляет собой группу людей, связанную в пространственном отношении на момент формирования .

Подтверждая, что до сих пор не существует ни общепринятой дефиниции, ни единства в отношении понятия «нация», автор признает за нацией особое качество социального образования, возможного на определенном уровне социально-экономического развития общества. Исторический опыт убеждает в том, что этническое вполне уместно трактовать не только как ограниченный по содержанию в сравнении с национальным, но и как компонент национального. В целом следует отметить наличие взаимозаменяемости дефиниций «нация» и «этнос» во многих случаях, что объяснимо смысловой близостью самих понятий. Но, все же, каждая из них имеет предметную определенность, схватывающую ту или иную сторону или грань отражаемых и исследуемых реальных объектов .

На вопрос о том, когда происходит оформление новой социальной коллективности в виде нации, и что в этот момент происходит с другой социальной коллективностью – этносом, по мнению автора, можно ответить следующим образом: когда обнаруживаются подтверждения существования нации, этнические факторы перестают играть приоритетную роль. Одним из отличительных признаков государства является суверенитет, так как только обладая суверенитетом, государство сможет выполнить свои функции и реализовать компетенции. Но на этой ступени развития основным содержанием дальнейшей социально-этнической эволюции для этнического образования тоже будет проблема народного суверенитета. Государство не может заняться проблемой суверенитета этноса, так как это путь к собственному разрушению, и оно озабочено собственным суверенитетом, а не суверенитетом отдельно взятого этноса .

Понятия, равно как и общности, обозначаемые посредством этих понятий, обладают рядом определенных тождественных признаков: нацию и этнос связывает, прежде всего, общность территории в рамках которой разворачивается история данного народа, а значит общность языка, культуры и ментальности. В исторической эволюции этноса и нации есть дифференцирующий фактор – это государство: если этнос может существовать до появления государства и в условиях государства, то нация появляется только после оформления государственности. Несомненно, что такой фактор, как появление государства, должен определить появление специфического компонента в содержании, прежде всего, понятия и социальной коллективности «нация» .

Следовательно, углубить различия в роли, статусе таких социальных субъектов, как этнос и нация. Эти различия будут особенно ощутимы в конкретной общественной ситуации. Отправным моментом в определении содержания понятий «этнос» и «нация» является государство. И для этноса, и для нации важными компонентами являются территория, язык, культура, психология, ментальность. Понятие «этнос» не охватывает тех процессов, которые работают на удовлетворение государственно-политических интересов, тогда как нация в первую очередь включена в социальные процессы и в целях собственного развития укрепляет государство, которому делегирует наиболее важные компетенции, связанные с политическим обустройством и экономическим обеспечением территории собственного обитания. Определяя понятие «нация», прежде всего, стоит отметить, что данная социальная коллективность весьма сложна, и на ее формирование понадобилось несколько столетий, в то время как одной из ее отличительных способностей является способность к постоянной изменчивости .

Нация являет собой одну из социальных коллективностей в форме социальной общности высшего уровня. Она синтетична по своей природе, в ней присутствую этнические, социально-экономические и духовные компоненты .

Нация вбирает идентифицирующие составляющие этноса – язык, ментальность и другие консервативные элементы, формирующие ядро или платформу, которые обеспечивают неповторимость ее существования .

Дальнейшее существование нации, реализующей себя во всех общественных сферах через комплекс общественных актов, имеет своим результатом структурированность всей системы общественных отношений и социальную дифференцированность в рамках территориального пространства обитания нации. Как и любой структурный элемент общества, нация может существовать как носитель всего содержания общественного сознания. Но ее отличием от всех других коллективностей является наиболее строгая привязка к духовной сфере. Именно эта сфера аккумулирует наиважнейшие связи и установки, позволяющие закрепить осознание своей национальной эксклюзивности, неповторимости, а значит сформировать и развивать национальное сознание .

Второй параграф «Структура и сущность национального самосознания» посвящен развитию социально-философской теории национального самосознания. Для того чтобы разобраться с дефиницией понятия «национальное сознание», в первую очередь следует выяснить, насколько его можно считать тождественным понятию «этническое самосознание», можно ли говорить об их идентичности .

В научных кругах так и не пришли к консенсусу по поводу содержания каждого из понятий и совершенно свободно используют как равнозначные понятия «национальная общность» – «этническая общность» или «национальное самосознание» – «этническое самосознание». Несомненно, что такая аберрация обусловлена отчасти многочисленными совпадениями признаков понятий «национальное» – «этническое», отчасти сложностью этих феноменов и вне всяких сомнений – теоретическими установками авторов и исследователей данной темы. Состояние понятийного аппарата, уровень владения исследователем необходимой терминологией в рамках темы – важное условие успешности проведения исследования, из этого следует, что если ставить целью определение содержательных характеристик таких реальных объектов, как национальное самосознание и этническое самосознание, национальная культура – этническая культура, то, несомненно, надо четко разграничить эти понятия .

В недалеком прошлом, ни в одной стране мира, проблема соотношения этнического и национального не могла быть столь значимой, как в многонациональном и полиэтничном Советском Союзе, но, тем не менее, до конца 1980-х годов ХХ века советские обществоведы попросту обходили эту тематику и заявляли об универсальности классового подхода к объяснению социальных структур и отношений. Завершение 1980-х стало своеобразным рубежом пересмотра отношения к теме соотношения национального и этнического. Объяснением тому стала практическая необходимость в объяснении грянувших межэтнических и межнациональных конфликтов. Общество жаждало понимания происходящего: назрела жесткая необходимость в интерпретациях резко обозначенных национальных проблем, изменений в общественном мнении и оценках, в изменении социальных приоритетов. С тех пор национальная проблематика сохраняет свою злободневность в общественном плане и актуальность в научном. Общепризнано, что национальные проблемы проявили себя как гипертрофированные, особенно в духовной сфере и в психологии масс. В рамках исторического процесса оформление этнических групп шло на основе отчуждения. Каждая из групп стремилась к обоснованию и подтверждению своей инаковости, несовпадению, формируя антитезу «мы – они». Несомненно, что объективно неразрушимыми могли быть такие различия, как культура и язык. Эти различия формировались и эволюционизировали только в определенных условиях – в условиях удаленности, изолированности. Поэтому весьма важным фактором отчуждения было расселение на определенном географическом пространстве .

Но диалектическое отчуждению притяжение как следствие интегративных процессов, порожденных последующей ступенью исторического процесса, внесло существенные изменения в структурно-функциональные параметры этнического сознания. На более ранних этапах представители этнических образований объясняли общность происхождения при помощи мифов, которые позволяли создавать доступные для понимания и признания образы. В последующем по мере рационализации сознания мифы были вытеснены научно-исторической информацией, интерпретациями, которые строились на сугубо научной основе. Современные многомиллионные общности предпочитают доказывать свою общность через идентификацию языка и действия, направленные на защиту интересов своего собственного этноса. Этническая общность обусловлена объективными процессами, порожденными жизнедеятельностью человека. Общие интересы, оформляющиеся в результате общей хозяйственно-экономической деятельности, общая система ценностей, принимаемая в результате тесных личностно-психологических связей, – все это вместе взятое должно было неизбежно обеспечить идентичность, которую принято называть этнической. Человеку от природы дан адаптационный механизм, благодаря которому он приспосабливается не только к природным условиям, но еще и к социальным. Одним из первых препятствий на социальном уровне, преодолевая который, он пользуется адаптационным механизмом, является необходимость отличить себя от других, отличить «своих» от «несвоих», то есть вычленить и четко закрепить за своей группой определенные признаки, усвоение которых позволяет в любой ситуации быстро сориентироваться. Таким образом, речь идет о механизме самоидентификации, но идентификации внутри группы и, что особенно важно, в общей социальной плоскости идентификации всей группы, к которой принадлежит человек .

Для любой из общностей значимо сопоставить собственную самость с самостью других обществ и выяснить степень сходства и отличий. Такая манипуляция позволяет выявить комплекс условий своего бытия, а следовательно, определить комплекс структурных элементов. В этом комплексе не может быть второстепенных и незначимых включений. Все они, начиная от эмоционально-ценностного и заканчивая регулятивным, необходимы для создания структурно-функциональной системы, обеспечивающей механизм сохранения и развития национального самосознания .

В третьем параграфе «Глобализация и ее влияние на духовную жизнь общества» анализируются изменения в жизни человека и общества, приведшие к новому формату общественного сознания и национального самосознания. Процесс глобализации в области торговли и коммуникации, экономического производства и финансов открыл границы между странами и регионами. Человечество рассталось с прежним разделенным миром, характерной чертой которого была жизнь в малочисленных местных сообществах, в племенах и деревнях; которые время от времени «сшивались»

вместе мегаимпериями. В результате возникшей сегодня глобальной связи народы земли оказались втянутыми в различной степени в универсальное сообщество .

Неизбежно, что глобальная культура появляется одновременно с процессами глобализации торговли и коммуникации и выражается в тенденции гомогенизировать свойственные различным странам, государствам и мировым системам цивилизации образ жизни, способ производства и ценности .

Это обстоятельство и позволяет нам делать обобщения и называть полученный гомогенизированный продукт или результат «глобальной культурой». Не было бы никакой глобальной культуры, если бы не было глобализации. По определению, глобализация – процесс, способствующий взаимопроникновению, переплетению и определенному пересечению или контакту между отдельными областями земного шара. И контакт этот происходит не в реальном времени, а скорее в воображаемом «космосе». Таким образом, глобализация есть проявление потребности и желания коммуникации. Фактически глобализация – мировой процесс сплава различных стран человечества, который выражается в глобальной связи различных стран. Несомненно, следует сразу же сделать уточнение: глобализация, несмотря на то, что о ней заговорили в последние десятилетия, на самом деле являет собой нечто имманентное. Есть различные и отличающиеся стадии процесса глобализации. Вполне уместно считать одним из проявлений глобализации открытие Америки Христофором Колумбом, после чего люди узнали, что существуют новые континенты вне Европы, и различные народы узнали друг о друге. Европейцы, преследуя свои коммерческие цели, устремились повсюду. Но и до открытия Колумба в истории человечества было немало событий, которые что называется «двигали»

мир, заставляя перемещаться в прямом смысле и контактировать разные народы. Но подобного рода движения, например, войны Чингисхана и его завоевания через определенный промежуток времени затухали, и народы получали возможность продолжать свой жизненный путь самостоятельно. Главное, это то, что, вновь разделившись, народы возвращались к исходному положению. Но человечество имеет и другой опыт, когда на протяжении тысячелетий оно обменивалось культурным опытом, результатом которого был культурный прогресс и социальное развитие .

Другой аспект глобализации можно увидеть в особенностях современного развития гуманитарной сферы, которая включает искусство, науку и образование. В современном мире благодаря активному развитию средств массовой информации становятся общедоступными достояния духовной культуры разных народов и исторических эпох. Но возможность быть включенным в историю и современность духовной культуры какого-либо народа, пользоваться ее достояниями вовсе не оборачивается нивеляцией уникальности каждой культуры, стиранием национальных границ. Аналогично можно представить себе и современное развитие научно-образовательного пространства, где наряду с построением единого научного и образовательного поля, постановкой и решением общих (глобальных) научных проблем, введением единых стандартов и принципов в образовательный процесс становится очевидной уникальность каждой научной школы, национально-культурных традиций в системе образования, что подразумевает обмен неповторимым опытом. Таким образом, анализ развития процессов глобализации в сфере духовной культуры позволяет увидеть необходимую связь, единство индивидуального и всеобщего в общественном развитии, что подчеркивает возможность и необходимость философского исследования явления глобализации. Говоря о третьем аспекте глобализации, который связан с функционированием языка в современной мировой культуре, следует уточнить, что, с одной стороны, в современном научном, экономическом, политическом, образовательном дискурсе можно наблюдать использование и развитие искусственных языков, стремление построить единый научный язык. Однако, как показал опыт развития науки в ХХ веке, полная реализация этих целей невозможна. Искусственные языки не обладают достаточными семантическими ресурсами, а попытка построения единого языка (к примеру, эсперанто) оказалась своего рода утопией, причем в той самой мере, в какой утопией является создание единого народа из разных культур, этносов, наций .

Глобализация отрицает не уже существующие и давно сложившиеся национальные культуры, а возможность дальнейшего развития культуры исключительно в национальной форме. В мире глобальных трансформаций индивид, вовлеченный в транснациональные сети, уже не может замыкаться в границах только своей национальной культуры. В результате возникают новые локальные общности, которые разделены между собой по границам, не совпадающим с национальными. Они объединяют людей не по их национальной принадлежности, а по общности их культурных предпочтений, выходящей за рамки какой-то одной нации. Современные средства связи позволяют людям находить своих культурных единомышленников во всем мире, объединяться с ними по признаку не своего, не национального, а культурного родства. Глобализация, иными словами, перемешивает глобальное и локальное в «постсовременном миксте», отменяя сделанный ими социокультурный выбор и провозглашая единое политическое, экономическое, ценностное пространство. Следует согласиться с тем, что демократия как культурная ценность тесно связана с национальным сознанием и возможностью выбирать собственную идентичность, в том числе и конструировать последнюю. Это свободный выбор, не нарушающий при этом свободы выбора других. В противоположность мультикультурализму с его искусственной консервацией образа жизни культурных меньшинств культурная демократия дает каждому индивиду, а не только народу в целом, право на свободное культурное самоопределение .

Вторая глава «Национальное самосознание как трансформационная система: локальное и глобальное» содержит анализ сущности изменений в национальном самосознании под воздействием глобализации .

В первом параграфе «Рост национального самосознания как реакция на глобализационную унификацию» показаны основные факторы развития национального самосознания. Появление феномена глобализации было обусловлено экономическими факторами, в силу чего это явление какое-то время оставалось финансово-экономическим по содержанию. Но так как все общественные сферы взаимозависимы, а все процессы и явления, возникая в одной из них, плавно или прерывисто «перетекают», вторгаются в другие сферы, то глобализация не стала исключением и достаточно быстро проявилась во многих других сферах, став, по сути, новой реальностью. В одних случаях глобализация стала фактором улучшения жизни, в других она создала немало вызовов, тем самым проявив свою амбивалентность, подтвердив, что ее потенциал позволит еще длительное время быть не просто определяющим, а скорее детонирующим фактором мироустройства. В рамках заявленной темы для нас важно определить, может ли глобализация влиять на национальное самосознание, которое всегда зависело от специфики многообразной исторической действительности, то есть всегда принимало конкретно-историческую форму .

Среди исследователей нет единодушия по этому поводу. Особенно уверенно звучат голоса тех, кто считает, что нет ни малейшего повода опасаться, что глобализация деструктивна для национального сознания, скорее наоборот, глобализация есть фактор обострения национального самосознания, результатом действия которого является гипертрофированность национального самосознания .

Не может быть, чтобы динамизм, обусловленный массовыми миграциями, а также активизация взаимодействия и напор новизны позволили сохраняться национальному сознанию в гомеостазном спокойном равновесии. Миграционные процессы, которые имеют место в Европе, могут быть убедительным примером определенных и довольно глубоких трансформаций национального самосознания. Об этих процессах стоит говорить как о процессах формирования европейской идентичности .

Развитию национального самосознания как таковому свойственны противоречия и неоднозначность в проявлениях. Если можно применить к категории национального самосознания понятие самотворчества, то именно оно и выражает суть его динамизма как творчества собственных ценностей, изнутри (хотя и под влиянием извне) как творчества, противостоящего статике и застою, как творчества, не только охраняющего национальную самобытность, но и созидающего и осовременивающего. Именно это и сложно в современных условиях, когда непросто устоять и противостоять выработанным – и вполне успешным – архетипам в виде готовых клише и схем. Сопротивление процессам модернизации продуктивно потому, что делает национальное безжизненным и мертвым .

Это диалектическое единство статики и динамики в структуре национального самосознания подчеркивает его определенную двуликость. Один лик национального самосознания неизменно обращен – и в этом его статичность – к охранению и закреплению подлинного национального бытия. Эта статичность фиксирует момент национальной удовлетворенности, некоей сытости, опасность чрезмерности которой – пресыщенности – очевидна, так как она ведет к консервации отсталости. Охранительная функция должна распространяться на ядро национального, на то, что делает его национально особенным. И все-таки она обращена в прошлое. Другой же лик – потребность в ином, новом для успешного саморазвития – как бы обращен в будущее, в нем проявляется динамизм национального самосознания .

Современный мир создает для такого динамизма широкий диапазон возможностей, помогая преодолевать пресыщенность национальным. Но при чрезмерной увлеченности иным возникает своего рода голод уже по национальному. На этой почве возникает противоречие между национальной удовлетворенностью и национальной неудовлетворенностью: голод по поводу одного при пресыщении им рождает голод по поводу другого. Эти отношения, как видно, выстраиваются по принципу причинно-следственной связи, поэтому относительно спокойное развитие национального самосознания предполагает равновесное состояние между охранительной и осовременивающей функциями .

Современные процессы по различным линиям еще более раскалывают национальное самосознание. Оно как бы тоскует по прошлому, испытывает чувства чуждости, одиночества, заброшенности. Поэтому в нем как бы присутствует момент катастрофичности со всеми сопутствующими этому проявлениями. Оно и бунтует, возмущается, сопротивляется в стремлении сохранить свое прежнее «Я». Но оно и впитывает дух нового мира, его разнообразие, пытается преодолеть собственные «измы». И эти процессы (они всегда были свойственны национальному) не параллельные и не независимые друг от друга, они находятся в сложном переплетении, поэтому и говорят о феномене национального самосознания .

Условия современной жизни привели к возникновению определенных форм социальной адаптации в виде самоизоляции, приспособления, слияния, поглощения и т. п., на которые соответственно реагирует национальное самосознание. Предпримем попытку представить некоторую типологию форм реагирования национального самосознания. В условиях, когда жизнь в инонациональной среде осуществляется через воссоздание привычного национального мира анклавный образ жизни, через сохранение традиционных институтов, с помощью которых идет медленный процесс вживания в иносреду, национальное самосознание не испытывает крайних потрясений, живя своим узким миром, но при выходе вовне подвергается сильным изменениям .

Несомненно, что менталитет нации есть результат длительного процесса осмысления глубинных внутренних резервов, причем как культурноценностных, так и креативных. Самым значимым результатом таких осмыслений является адекватность восприятия внешних социокультурных факторов и формирование ценностно-символической реконструкции в соответствии с исторической ступенью развития внешнего мира. То есть, внешний мир и его процессы порождают факторы трансформации национального самосознания, среди которых могут быть расширение и увеличение контактов этноса с другими этническими группами или обострение отношений с другими этносами, особое акцентирование на нравственно-ценностном компоненте и т. д. Во внешнем мире немало рычагов гармонизации межэтнических отношений и активизации межэтнических связей, но результатом их воздействия не всегда может быть социокультурная трансформация содержания национального сознания. Результатом их воздействия могут быть и деформации самосознания этносов. Примеры тому современные этнические процессы в России, в реальности которой присутствие национального самосознания является имманентным. Оно, как специфический субъект реальности, подвергается непрерывным социокультурным трансформациям, благодаря которым российские этносы совсем иначе воспринимают окружающий мир и его процессы. Это новое видение многих процессов помогает не только ставить новые задачи более адекватно существующей действительности, но вместе с тем способствует более совершенному духовному определению наций .

В условиях социального хаоса любое общество предпочтет национализм, который в отличие от либерализма с готовностью идет на ограничение прав личности и соответственно представляется более эффективным средством борьбы. Поэтому национализм всегда популярен в условиях переходного общества. Национализм способен внести объединяющую идею, которая становится над личной целью, а потому обеспечивает масштабную мобилизацию масс, в условиях которой каждый член общества ощущает себя не только частью целого, но и защищенным, попавшим в «накатанную колею», освященную великой целью .

Но националистические по своей сути идеологии допускают и принимают жертвенность со стороны отдельного человека, они считают это единственным условием достижения высокой цели. Идеологии с авторитарной и тоталитарной окраской, среди которых фашизм, коммунизм, с готовностью формируют, а затем используют национальные чувства людей. При этом никто из идеологов не высказывает опасений по поводу того, что эти чувства могут оказаться неуправляемыми, так как они иррациональны по своей природе, а потому непредсказуемы. Между тем риски и опасности проявляются не только по отношению к государству, но и к институтам, не справляющимся сполна со своими функциями, а также касаются и нашего образа жизни, нашей духовной жизни, культуры, в которой формируется личность .

Второй параграф «Национальное самосознание и общественная безопасность в процессе глобализации» содержит рассмотрение влияния изменившегося национального самосознания на различные сферы социальной жизни. В тематике влияния глобализации на социальные структуры, институты и практики на первый план выступает вопрос о противоречии между положительными и отрицательными ее сторонами, об угрозах и рисках, порождаемых ею, и все возрастающим негативным отношением со стороны большинства людей. Возрастает тревожность, апокалипсические настроения распространяются лавинообразно, предчувствие надвигающейся катастрофы влияет на мысли и действия людей .

Национальное самосознание в соответствии с функционалистской парадигмой должно выполнять две основные роли. Первая – объединительная – наделение индивидов осознанием принадлежности к этносу или нации. А вторая – разделительная – возможность осознания своей инаковости и отличительных черт, отделяющих представителей данного этноса от других. Глобализация фактически противопоставила эти две функции друг другу. В результате исследователи разделились по вопросу дальнейшего развития этого противоречия на оптимистов и пессимистов. Оптимисты прогнозируют рост единства национальных идентификаций, тогда как у пессимистов в перспективе выступает обострение национальных дифференциаций. И, если даже, национальность перестанет быть фактором дифференциации, то ее место займет что-нибудь другое, например, региональное, цивилизационное или религиозное и т. п .

Анализируя положение национального самосознания в процессе глобализации политики, экономики и культуры, необходимо признать, что именно в сфере культуры происходит наибольшее давление на объект изучения. Все цивилизационные и идеологические компоненты национального самосознания трансформируются в первую очередь, что порождает переоценку ценностей, целей и смыслов. Но не всегда это изменение направлено в сторону модерна – чаще всего оно провоцирует этноцентризм со всеми сопутствующими компонентами архаичного сознания .

Этноцентризм постулируется на фундаменте предпочтения своего чужому безотносительно к содержанию этого своего и этого чужого, как в случае оценки поступков, так и в случае выстраивания отношений в социальных интеракциях. Архаизация национального самосознания происходит тем скорее, чем ниже статус представителей данного этноса в социальной системе данного общества. Глобализация порождает парадокс – модернизация социальных отношений переходит в свою противоположность. Чем ниже роль национальной специфики, тем агрессивнее национальное самосознание, тем ближе оно к этноцентризму. И сколь не провозглашались бы принципы национального равенства, его понимание отдельными участниками процесса уравнивания слишком различно для того, чтобы привести хотя бы к минимальному консенсусу. Национальные меньшинства воспринимают себя как лишенные фактического равенства, а коллективное сознание большинства не принимает претензий меньшинства. И здесь максимально разделяются интересы и эмоции различных этнических и национальных групп .

Трансформация институтов и ценностей, вызванная глобализацией и модернизацией, порождает угрозу уничтожения или поглощения национальных культур новой глобальной цивилизацией. Это вызывает ответную реакцию. Все без исключения компоненты культурных систем вырабатывают свои собственные механизмы сопротивления нивелирующей внешней силе .

Модернизация экономик и трансформация социальных институтов в сторону их унификации и стандартизации по западному типу приводит к тому, что формировавшаяся столетиями локальная самоидентификация смещается и ослабевает. Образовавшийся вакуум заполняется религиозным радикализмом, который под видом возврата к старому в действительности разрушает социальные порядки и приводит общности к бесструктурному состоянию или к архаическим формам самоорганизации .

На смену современным или традиционным, но более или менее сложным институциональным образованиям, под влиянием радикальных фундаменталистских сил приходят клановые и даже родоплеменные отношения .

Религия превращается в средство переориентации политического процесса и в регулятив для формирования новой социальной элиты, ибо выступает как пространство реализации политических и социальных амбиций, как поле для делания карьеры. Это отчетливо видно и на Ближнем Востоке, и в республиках Северного Кавказа, где усиление интереса к религии сопровождается фактической десекуляризацией общества и исчезновением сфер светской жизни. Приход религии в институты семьи и образования не приводит ни к росту нравственности, ни к подлинной духовности, но знаменует собой упрощение и даже примитивизацию общественных систем, а с другой стороны, приводит к росту национализма и религиозной нетерпимости. Но даже единая религия далеко не всегда служит средством объединения, гораздо чаще она порождает раскол на религиозной же почве, причем к традиционным разногласиям прибавляются новейшие линии демаркации, имеющие колоссальный конфликтогенный потенциал. Да и случаи кровопролития на религиозной и этнокультурной почве давно уже перестали быть редкостью в поликультурном и полирелигиозном пространстве современности .

Важным фактором продуцирования катаклизмов в области межцивилизационного диалога является сама модернизация, навязывающая стандарты жизни в различные области и сферы обществ, совершенно к этому не готовых. Более того, новые стандарты подрывают ценностные основы иных, то есть незападных цивилизаций. Глобализация сделала более интенсивными взаимопроникновения технологий и культурных образцов, изменяя при этом хозяйственные уклады и способы взаимодействия с природной средой, что нередко подрывает цивилизационные основы, складывавшиеся тысячелетиями. Целые народы, этносы и суперэтносы отказываются от кочевого образа жизни, не говоря уж об охотниках и собирателях, чей переход к новому образу хозяйствования или даже вымирание из-за неумения приспособиться к новой жизни даже не всегда заметны. Но другие цивилизации оказываются вполне конкурентоспособны и, заимствуя чужой опыт, стремительно и продуктивно развиваются. Примером могут служить цивилизации Дальнего Востока, которые успешно воплотили в жизнь многие политико-правовые и экономические институты Запада, сохранив свои культурные традиции и ментальность .

Культурный человек техногенен по своей природе, его деятельность векторно направлена на адаптацию, то есть противостояние природе и преобразование окружающей среды. Человеческая активность направлена внутрь, на самовоспитание, включение в традицию. В новых условиях невозможно предпочтение одного из этих векторов. Становление нового постиндустриального общества потребует синтезировать противоположные представления и создать новую систему ценностей. Идеи новой этики и новые ценностные установки, связанные с современными тенденциями научно-технического развития, выступают предпосылками новых стратегий деятельности и нового понимания природы. В процессе глобализации взаимодействие и взаимопроникновение социальных, политических, экономических и культурных подсистем различных обществ, стран и цивилизаций происходит не на глобальном уровне, а поэлементно или даже на микро- и мезоуровне. Отсюда и падение интереса к обществам как к возможным элементам анализа – не в обществе происходит сегодня главное, не им как тотальным целым определяется направленность и характер трансформационных процессов. Надгосударственные и наднациональные структуры лишь стремятся сделать процессы изменений управляемыми, но и это во многом еще не удается, а может и никогда не удастся сделать .

В третьем параграфе «Проблемы идентичности в контексте социального бытия и персональной экзистенции» исследованию подвергается бытийная сторона национального самосознания. Каждая эпоха выдвигает определенные проблемы. Главным вызовом современной эпохи являются две взаимосвязанные проблемы глобализации и идентичности .

Нетрудно заметить, что в глобализирующемся мире нарушено равновесие между традициями и новациями; наблюдается стремление к очень быстрому изменению во всех сферах человеческого бытия. В этих условиях люди и страны, ощущая духовный (и национальный) кризис, обращаются к определению своей идентичности: «кто я»? или «кто мы»? В этом контексте можно говорить о кризисе идентичности. Проблема идентичности остро встает как перед отдельно взятыми индивидами, так и перед разного рода сообществами, этносами, народами, государствами. В условиях глобализации происходит трансформация и плюрализация идентичности. Под влиянием глобализации межкультурная коммуникация стран и народов трансформируется самым радикальным образом, результатом чего становится дрейф социокультурной идентичности в сторону мультикультурализма. Это подтверждает тезис о росте сложности и напряженности самоидентификации в глобализационную эпоху. Глобализация проявляет себя в различных подсистемах жизни общества: политической, экономической и культурной. Культурная глобализация рождает множество новых культурных паттернов и образцов поведения, формирует отличную от прежней систему ценностей .

Эти ценности особо значимы в социальных практиках повседневности, они генерируют модели мышления и социального действия. Глобализация, таким образом, предстает в ином ракурсе – она фактически выступает не только как инициатор преобразований общественного бытия, но и как ответ на вызовы современности. Данное обстоятельство имеет множество следствий, главной среди которых является рождение плюрализма социальных и культурных практик, а также возможность их сосуществования в рамках единого пространства. Но она рождает множество идентичностей, среди которых индивид может свободно выбирать себе подходящую идентичность и выстраивать под нее свое самосознание, проектировать будущее .

Маркеры, отвечающие за идентификацию в условиях глобализации, способны меняться, в том числе на прямо противоположные. Отсюда и разнообразие мнений ученых, особенно проявляющихся в построении прямо противоположных схем и моделей развития человечества. Как отмечается в научных дискуссиях по глобализации, бесспорным является то, что глобализация открывает новые горизонты для осмысления и переосмысления смысла своего существования и сосуществования с «Другим». Говоря о культурной глобализации, диссертант еще раз подчеркивает, что она рождает ситуацию выбора между различными поведенческими паттернами, цивилизационными сценариями, религиозными практиками и ценностными статусами. Глобальное встречается с локальным, и они незаметно переходят друг в друга, итогом чего становится новый феномен – глокализация. И новое общество, приходящее на смену традиционным социумам, создает условия для сохранения уникальных культурных матриц и сосуществования цивилизационно разнородных образований. Мир становится единым, сохраняя свою разнородность, многомерность и сложность .

В условиях глобализации формирование личности будет происходить в рамках культуры, этноса, нации, цивилизации. Причем все это детерминировано диалектикой нового и старого, что переводит межэтнические отношения в совершенно иной контекст – контекст общего и национально-особенного .

Между тем культурная глобализация влечет за собой глубокие и сложные изменения, «грозящие современному человечеству новыми социокультурными рисками». Как правило, эти риски связаны с изменениями информационнокоммуникативных систем и технологий, а также партикулярным и универсальным в культуре .

Появление новых форм взаимосвязи и взаимодействия стран и народов под влиянием глобализации влечет за собой необходимость переосмысления устоявшихся представлений о разных видах идентичности и их сосуществовании. Более того, картина глобализационных последствий была бы неполной без освещения ситуации, связанной с культурной идентичностью, поскольку она вызывает наибольшее число дискуссий .

В Заключении автор подводит итоги проведенного исследования и намечает возможные перспективы для дальнейшей разработки темы национального самосознания и его роли в жизни сегодняшнего общества. Он отмечает связь этой проблемы с проблемой национальных ценностей, трансформации социальных институтов и проблемой трансформации культуры. Заявлено, что основными направлениями дальнейшего исследования данной темы вероятнее всего станет выявление корреляций между национальным самосознанием и теми образами будущего, которые рисуются футурологами на основе изучения трендов и тенденций последних десятилетий .

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

1. Александров, Д. С. Поиски идентичности как процесс формирования национального сознания [Текст] / Д. С. Александров, Г. И. Лукьянов // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета .

2012. № 3. С. 256 - 258. 0,4 п. л. (0,25/0,15 п. л.)

2. Александров, Д. С. Теоретические аспекты проблемы национальной идентичности в условиях глобализации [Текст] / Д. С. Александров, Г. И. Лукьянов, С. А. Лебедева // Экономические и гуманитарные исследования регионов. 2013. № 3. С. 117 - 123. 0,45 п. л. (0,25/0,1/0,1 п. л.)

3. Александров, Д. С. Теоретико-методологические подходы исследования национального самосознания [Текст] / Д. С. Александров // Теория и практика общего развития. 2013. № 10. С. 123 - 125. 0,2 п. л .

4. Александров, Д. С. Рост национального самосознания как реакция на глобализационную унификацию [Текст] / Д. С. Александров, Г. И. Лукьянов // Экономические и гуманитарные исследования регионов .

2013. № 5 С. 92 - 98. 0,55 п. л. (0,3/0,25 п. л.)

Монография:

5. Александров, Д. С. Национальное самосознание в условиях глобализации: социально-философский анализ : монография [Текст] / Д. С. Александров. – Волгоград : Волгоградское научное издательство, 2013. – 128 с. – 8 п. л .

Глава в коллективной монографии:

6. Александров, Д. С. Исследование особенностей в содержании и структуре национального самосознания. Научные исследования: информация, анализ, прогноз: монография [Текст] / [Д. С. Александров, А. А. Аджикириев, Г. В. Арсеньева и др.]; под общей ред. проф. О. И. Кирикова. – Книга 41. – М. : Наука информ, Воронеж : ВГПУ, 2013. С. 294 - 309. – 1п. л .

Статьи и тезисы в других изданиях:

7. Александров, Д. С. Проблема кризиса идентичности общественного сознания информационного общества [Текст] / Д. С. Александров // Социальная эволюция, идентичность и коммуникация в XXI веке / сборник научных статей (по материалам третьей Международной научно-практической конференции). – Ставрополь: ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет», 2011. С. 254 - 258. 0,3 п. л .

8. Александров, Д. С. Проблема идентификации и самоидентификации человека в эпоху глобализации [Текст] / Д. С. Александров // Россия в глобальном мире / сборник научных трудов 10-й Всероссийской научнотеоретической конференции. – СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2012 .

С. 129 - 131. 0,25 п. л .

9. Александров, Д. С. Национальная культура как сильнейший фактор модернизации существующей цивилизации [Текст] / Д. С. Александров // Общество знаний и проблемы инновационного развития / сборник научных статей (по материалам Всероссийской научно-практической конференции). – Ставрополь: Бюро новостей, 2012. С. 141 - 144. 0,3 п. л .

10. Александров, Д. С. Трансформация национального самосознания в контексте глобализации [Текст] / Д. С. Александров // Вестник философии и социологии Курского государственного университета. Специальный выпуск:

материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Социокультурное пространство современной России» .

2012. № 2. С. 154 - 157. – 0,3 п. л .

11. Александров, Д. С. Globalization and its impact on the national consciousness [Текст] / Д. С. Александров, Г. И. Лукьянов // INTELLEKTUAL AND MORAL VALUES OF THE MODERN SOCIETY. Research articles. B&M Publishing. San Francisco, California, USA. 2013. Р. 176 - 177. 0,35 п. л .

(0,20/0,15 п. л.)



Похожие работы:

«Козлов Михаил Иванович Социальная справедливость в контексте русской традиции (социально-философский анализ) Специальность: 09.00.11 Социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Архангельск 2008 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО...»

«НОВИКОВ Константин Валерьевич ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРИ ЛОКАЛЬНОМ ПРОГНОЗЕ АЛМАЗОНОСНЫХ КИМБЕРЛИТОВ НА ЗАКРЫТЫХ ТЕРРИТОРИЯХ (НА ПРИМЕРЕ НАКЫНСКОГО ПОЛЯ ЯКУТИИ) Специальность 25.00.11 Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата ге...»

«ЖОГОЛЕВА Оксана Рудольфовна ВЛИЯНИЕ ВНЕУЧЕБНОЙ ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВУЗА НА ПРОЦЕСС СОЦИАЛИЗАЦИИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты...»

«ГОЛУБИН СТАНИСЛАВ ИГОРЕВИЧ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОГНОЗА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОДЗЕМНЫХ ГАЗОПРОВОДОВ С ЗАСОЛЕННЫМИ МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫМИ ГРУНТАМИ ПОЛУОСТРОВА ЯМАЛ Специальность: 25.00.08 – "Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических...»

«НИКОЛАЕВ Кирилл Владимирович ПАРЛАМЕНТСКО-ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ КРИЗИСЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность: 23.00.02 политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уче...»

«Хизбуллина Радмила Радиковна МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Казань –...»

«САВЕЛЬЕВ Дмитрий Евгеньевич ХРОМИТОНОСНОСТЬ ГИПЕРБАЗИТОВЫХ МАССИВОВ ЮЖНОГО УРАЛА Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук ПЕРМЬ 2012 Работа выполнена в Институте геологии Уфимского научного це...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.