WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«МУТУШЕВ АБДУРАХИМ АБДУЛ-МЕЖИТОВИЧ СОЦИАЛЬНЫЙ АРХЕТИП В ПРОЦЕССЕ ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА ...»

На правах рукописи

МУТУШЕВ АБДУРАХИМ АБДУЛ-МЕЖИТОВИЧ

СОЦИАЛЬНЫЙ АРХЕТИП В ПРОЦЕССЕ ДУХОВНОГО

ПРОИЗВОДСТВА

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Пятигорск – 2017

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего образования «Пятигорский государственный университет»

доктор философских наук, доцент

Научный руководитель:

Лаза Валентина Дмитриевна

Официальные оппоненты: Акаев Вахит Хумидович доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВО «Грозненский государственный нефтяной технический университет имени академика М.Д .

Миллионщикова», профессор кафедры философии Билалов Мустафа Исаевич доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный университет», заведующий кафедрой онтологии и теории познания

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университете», г. Краснодар

Защита состоится «28» июня 2017 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина 1, корп. 20, ауд. 312 .



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте

ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу:

355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, http://www.ncfu.ru/uploads/doc/disser_mutushev.pdf

С авторефератом можно ознакомиться на сайте СКФУ:

http://www.ncfu.ru/dissertaciya-mutushev-abdurahim-abdul-mezhitovich.html

Автореферат разослан « » ____________ 2017 г .

Ученый секретарь диссертационного совета А.Э. Гапич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования связана с необходимостью философского осмысления фундаментальных изменений в сфере духовной жизни современного российского общества, связанных с поиском путей социальной модернизации, а также формированием российской идентичности. Восстановление духовных скреп российского социума невозможно без понимания связи настоящего с историческим прошлым, с его традициями, ценностями и моральными устоями. Понятие социального архетипа позволяет не только проблематизировать тему духовного наследования, но и определить место и роль данного явления в процессе духовного производства. Спецификой нынешнего этапа развития российского социума является поиск собственного места в стремительно глобализирующемся мире, для которого характерно обострение внешнеполитической конкуренции и нарастание угроз его стабильному и устойчивому развитию. В условиях, когда разрушительной критике подвергаются духовные ценности и культурные традиции различных этносов России, особое значение приобретает способность российского общества защитить основы своего социального бытия и эффективно противостоять духовному нигилизму .

Вторым фактором, делающим данную тематику актуальной, являются перемены в самой социальной философии, ее концептуальном аппарате, теоретических и методологических возможностях, позволяющих по-новому взглянуть на процессы и явления духовной жизни общества .





Становление неклассической социальной философии позволяет изучать духовное производство на ценностно-смысловом уровне, что дает возможность выявить и описать коммуникативные, смыслообразующие, ценностнорациональные и целерациональные аспекты этого вида социальной активности. Понимание логики и диалектики духовного производства на уровне смыслообразования становится гарантом от нежелательных вторжений в сферу коллективного и индивидуального целеполагания извне, что придает данной теме дополнительную актуальность. Выявление и описание роли социального архетипа в духовном производстве выполняет стабилизирующую функцию в выборе обществом пути дальнейшего развития и модели совершенствования политико-правовых, хозяйственноэкономических и иных социальных институтов, способствует свободному развитию личности, улучшению ситуации в сфере культурно-досуговых практик. Все это придает заявленной теме как общественно-практическую, так и научно-теоретическую актуальность .

Степень разработанности проблемы. Понятие архетипа использовалось еще в позднеантичной философии, но оно выполняло инструментальную роль, не выходя за ограниченные рамки вспомогательного концептуального средства, дополняющего понятия становления, воплощения, идеи и т.п. В арабской философии большое значение придавалось понятию воплощения, которое ряд специалистов переводит как «архетип». Только в XIX веке данное понятие входит в разряд базовых в ряде научных теорий, оказавших влияние на развитие философской мысли. Прежде всего речь идет о работах Р. Оуэна по биологии и К. Юнга по психоанализу .

В работах А.Ю. Большаковой используется методологическое значение понятия архетипа в исследовании феномена традиции, исторической памяти, символического мышления, выраженного в мифах, литературных памятниках, народном творчестве. В этом же направлении движутся Э.В. Будаев, А.П. Чудинов, но в центре их внимания находятся архетипы политического дискурса. Г.Д. Гачев и Ф.Ш. Сибагатов исследовали национальные образы мира, находя в них архетипы, в том числе и социальные .

С.С. Аверинцев и С.В. Рязанова также изучали роль теории архетипов в анализе мифа, используя для этого средства семиотики и социолингвистики .

Тема духовно-нравственного и ценностного в психоаналитическом дискурсе поднималась Г.Г. Дилигенским и В.О. Шелекетой. Переходя к теме и понятию внутреннего мира, необходимо отметить, что И.В. Мостовая и А.П .

Скорик изучали архетипы и ориентиры российской ментальности .

Но собственно социально-философскую концептуализацию понятия архетипа впервые осуществила К.А. Касьянова. Предметом ее научного интереса стал русский национальный характер, в котором ею были найдены архетипические черты, выраженные как на уровне ценностей, так и на уровне образов. Подлинно научную разработку и философскую детализацию понятия социального архетипа можно найти в ряде публикаций В.Д. Лаза, в которых данный концепт эксплицируется как структура, порождающая институты, цели, ценности и смыслы, детерминирующая социальные практики и играющая системообразующую роль в общественном бытии. Разработанное ею понятие В.Д. Лаза применила для исследования социального архетипа православия .

Дальнейшая разработка и апробация понятия социального архетипа напрямую связаны с новейшими социально-философскими концепциями и концептами, такими как понятие коммуникативного действия (Ю. Хабермас), концепция социального конструирования реальности (П. Бергер, Т. Лукман), понятия практического смысла (П. Бурдье), повествовательной идентичности (П. Рикер), человека экономического (Р. Тайлер), индивидуализированного общества (З. Бауман), общества потребления (Ж. Бодрийяр). Современные трактовки духовных ценностей можно найти в работах Д. Ролза, Э. Гидденса .

Б.Н. Кашников изучал соответствие либеральных идей и российского социального архетипа. Причины межнациональной напряженности и экстремизма в республиках Северо-Кавказского федерального округа России в контексте социальных изменений и их соответствия традициям исследовал Х.В. Дзуцев. Моральные ценности в процессе духовного производства оказались в центре внимания А.А. Гусейнова. Изучением религиозных практик, детерминирующих процессы духовного производства в контексте идей классиков феноменологии и антропологии в отечественной философии, занимались А.П. Забияко, Е.В. Золотухина, А.А. Михайлов, А.М. Савоськина, Л.С. Салемгареева, В.С. Стёпин, Э.Ю. Соловьев .

Э.Б. Миннуллина, В.В. Посконин, О.В. Посконина и П.А. Гаджикурбанова изучали роль дискурсивно-рефлексивного единства в процессе духовного производства. Этические основы западноевропейского социального архетипа выявили и описали К. Аппель, Г. Йонас, Дж. Аутшорн .

В рамках классической парадигмы социальной философии процессы духовного производства исследовал В.И. Толстых, Е.Н. Шапинская, А.В. Разин, Т.А. Кузьмина, В.И. Спиридонова, В.И. Ильин, К.С. Гаджиев .

Т.Б. Любимова, Л.Н. Митрохин, Б.И. Пружинин, А.В. Смирнов, М.Т. Степанянц определили границы и возможности культурноисторического и социокультурного подходов в изучении социальнофилософской концептуализации архетипического .

Объектом исследования является социальный архетип как устойчивое образование социальной жизни .

Предметом исследования является функционирование социального архетипа в процессе духовного производства в современном российском обществе .

Цель исследования: выявить и описать влияние социального архетипа на практики производства духовных ценностей в современном российском обществе .

Достижение данной цели обусловлено решением следующих задач:

- эксплицировать понятие архетипа в аспекте прагматики его применения в научных исследованиях и в философской рефлексии;

выявить и описать особенности социально-философской концептуализации архетипического;

- проанализировать объяснительные возможности и методологические перспективы современной теории ценностей;

- определить духовные ценности как особый модус социального бытия в контексте концептуализации социального архетипа;

- рассмотреть альтернативные направления производства духовных ценностей в контексте их соответствия отечественному социальному архетипу;

- проанализировать социальные практики современности с точки зрения взаимодействия духовных ценностей и социального архетипа российского общества .

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют работы К.Г. Юнга, а также социально-философская концепция архетипического, предложенная В.Д. Лаза, и методология, апробированная ею при исследовании влияния социального архетипа на религиозные практики. В теоретико-методологическом плане данная концепция объединяет герменевтический, феноменологический, интерпретативнокоммуникативный подходы с теорией рационального действия. Также в работе использована структурно-функциональная модель социального архетипа, выявляющая в качестве особых уровней бытия архетипического в обществе системный (структура, институты и функции), несистемный (повседневный жизненный мир), идеационный (ценности и смыслы) .

В работе также использованы методы дискурс-анализа, социальной феноменологии, интерпретативной социологии, этнометодологии, а также познавательные средства теории коммуникативного действия, теории индивидуализированного общества. Важную роль в разработке и осуществлении программы исследования играют методологические принципы объективности, системности, всесторонности, историзма, а также принципы соответствия и дополнительности описаний .

Научная новизна исследования может быть раскрыта в следующих пунктах:

обосновано, что понятие архетипа позволяет связать воедино разнородные явления, выявлен и описан феномен наследования в предметных полях различных наук; показано, что обращение к архетипическому в процессах и явлениях позволяет понять логику их развития и построить прогноз на широкую перспективу, что является одной из главных целей любого научного исследования;

доказано, что главной функцией социального архетипа является структурация социальной реальности посредством продуцирования институтов, целей, ценностей и смыслов, а также определена роль хабитуализации и традиции в процессе гармонизации отношений между структурами и практиками;

обосновано, что в ряду элементов, составляющих социальный архетип, центральным является понятие ценности и что методология исследования участия социального архетипа в жизни человека и общества должна быть приведена в соответствие с социально-философской теорией ценностей;

выявлены бытийные характеристики духовных ценностей, подтверждающие их социальную природу в условиях как классической, так и неклассической концептуализации социальной реальности;

показана фундаментальная зависимость структурации и систематизации духовных ценностей от социального архетипа в процессе духовного производства;

доказано, что социальные архетипы современных обществ могут не только гармонизировать и стабилизировать процессы духовного воспроизводства общества, но и оказывать на данные процессы негативное влияние, выражающееся в нейтрализации или разрушении системы духовных ценностей .

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Специфика бытия социального архетипа состоит в его включенности в культурные практики; вычленение их из социокультурной динамики основано на целом ряде теоретических допущений, включающих в себя идею символического и смыслового наследования. Мифологические символы становятся средствами смыслового транзита тогда, когда человеку в его действиях не хватает ни природных инстинктов, ни возможности думать, понимать и анализировать. Если в мифе мир предстает как упорядоченный, то для этого оказывается недостаточно рационально продуманной и эмоционально обработанной картины мира – необходимо еще и «внешнее управление», т.е. воздействие внешних импульсов, структурирующих и направляющих активность людей таким образом, чтобы их взаимодействие оставалось эффективным и последовательным. Само использование культурных архетипов возможно только в том случае, когда они соответствуют индивидуальному опыту. Вопрос о национальном и архетипическом не снимает проблемы поиска универсалий, но универсалии могут быть выявлены лишь на основе сравнения уникальных и неповторимых этнических, культурных и религиозных особенностей, находящих отражение в мировоззрении. Вот почему целесообразно осуществить переход от культурного к социальному архетипу, ибо культурное многообразие ориентировано на бытие уникального, тогда как многообразие социальное редуцируется к универсальным формам социального бытия .

2. В социальной философии понятие архетипа также позволяет осуществлять главные аналитические процедуры научного исследования – поиск сходств и различий. Введение понятия архетипа создает условия для выявления различных социальных форм, генетически связанных с исходной .

Это может находить свое проявление как на уровне институтов, так и на уровне социально значимых ценностей. Важная мысль теории практического действия состоит в том, что понятие габитуса (привычного действия) выступает не только в виде человеческого намерения, но и средства организации повседневной жизни, обыденной практики. Таким образом, габитусы сохраняют и передают накопленный коллективный и индивидуальный опыт, позволяющий быстро и фактически автоматически реагировать на внешние воздействия, ситуации, акции и коммуникации .

Социальное пространство объединяет символическое и физическое в едином потоке повседневных практик .

3. В современной социальной философии понятие ценности имеет разные трактовки в зависимости от понимания феномена человека, личности, культуры, духовности. Большое значение придается традиции толкования данного понятия, согласно которой понятие ценности эволюционировало на протяжении всей истории философии вместе с понятиями духовность, идеал, нравственность. Духовные ценности также могут быть ранжированы .

Современная философия определяет в качестве предельных духовных ценностей бытийные или экзистенциальные цели человеческого существования. Как известно, экзистенциализм бывает религиозный и светский. Но в каждой из представленных версий базовыми ценностями объявляются справедливость, свобода, красота, истина, благородство, честность, достоинство и другие ценности, впервые ставшие универсальными благодаря религии. Каждая из представленных категорий трактуется в соответствии с социальными и культурными особенностями той общности, в рамках которой происходит интерпретация. Так, индивидом, выросшим в уважении к традиции, ее предписания не воспринимаются как ограничения свободы. В то же самое время в обществе, где культивируется образ индивидуализма, тот же набор ограничений и предписаний может казаться индивиду препятствием на пути к свободе и даже нарушением его прав на свободное самовыражение. Сторонник традиций не будет стремиться выделить себя из своего окружения посредством внешнего вида – он докажет делами, что он достоин общественного уважения и признания .

4. Мораль выступает не только в виде общественного сознания, но и как форма самосознания индивида, что делает ее важнейшим мостом между индивидом и обществом. Но в разные времена и в разных социумах мораль как система норм и принципов оказывала на отдельных индивидов и целые коллективы воздействие различной силы и интенсивности. Это обстоятельство позволило говорить о падении нравов в одну эпоху и о подъеме общественной морали в другую, что зачастую порождало убежденность в особой исторической роли личности, оказывавшей на общество воздействие своим высокоморальным образом жизни или способностью осуществить моральный выбор в трудных условиях. С позиции социальной онтологии можно выделить триединую функцию духовных ценностей в бытии общества, заключающуюся в том, чтобы:

1) эксплицировать различие между человеком и природой;

2) гармонизировать отношения между человеком и обществом;

3) регулировать исполнение человеком его предназначения .

Эта триединая функция исполняется системой духовных ценностей в трех сферах человеческой деятельности – освоение природы, построение общества и вхождение в глубинные слои персональной экзистенции .

5. Социальный архетип – понятие междисциплинарное. Он формируется на стыке политической, экономической, духовной сфер социальной жизни. И, со своей стороны, социальный архетип детерминирует развитие всех этих подсистем: политики, экономики, культуры. Такова диалектика развития социального архетипа и системы, что позволяет говорить о новой формуле общества: «структурно-институциональная система + социальный архетип» .

Центральным средством воспроизводства человека и общества выступает социальный архетип, не сводимый к культурному архетипу. Нельзя сводить его и к этноментальному, этнопсихологическому или культурно-историческому началу, потому что в социальном архетипе проявляются надэтнические и надкультурные универсалии, такие как межиндивидуальная солидарность, условия социального единения, условия внутрисоциумной конкуренции, программы наследования и изменчивости, разнообразные социокоды. Все это находит свое воплощение и в культуре, и в этнической психологии, и в повседневной жизни, но общее всегда прежде целого, а общее в данном случае и есть социальный архетип .

6. Несмотря на всю эффективность традиционной большой семьи как агента социализации, в регулировании отношений между взрослыми и детьми на помощь семье приходят другие социально значимые институты – религия и образование. Но приходят они на помощь, а не для отторжения и разрушения. Священнослужитель может разъяснить трудные ситуации и показать, что нужно делать родителям для правильного воспитания, школа прививает детям уважение к родителям, и все это вместе – смысл духовного производства. Социальный архетип оказывается в роли станового хребта данной системы – именно он поддерживает распределение функциональной нагрузки между институтами. Социальный архетип – это воспроизводство целей, ценностей и смыслов, и его связь с процессом духовного производства самая непосредственная. Но наряду с целями и ценностями в процессе социального конструирования реальности воспроизводству подлежат структуры и институты, а также целые подсистемы. Удивительно, но предлагаемый (если не навязываемый) в культуре постмодерна и обществе потребления социальный архетип оказывается не способным к воспроизводству такого социального института, как семья. Процессы духовного производства должны быть направлены на воспитание свободной и ответственной личности, что предполагает соединение коллективных усилий семьи, школы, государства и самого индивида. Только гармонизируя воздействие данных институтов, можно добиться сформированности устойчивых представлений о нравственных нормах и нормах социальной справедливости. При этом светское образование не должно противоречить религиозным установкам и традициям, а доступ к информации о традициях и обычаях, тысячелетиями служивших главным регулятивом общественной жизни, должен быть гарантирован. Только приобщаясь к живой традиции образования и воспитания, будущий член общества сможет осознать и принять как свои нормы и ценности, объясняющие мир и дающие основание для его оценки .

Теоретическая значимость исследования состоит в расширении и углублении социально-философской теории социального архетипа, дополнении ее предметной области путем включения в нее проблематики духовного производства. Результаты исследования позволяют определить роль социального архетипа в модальном анализе бытия общества и его становления. Методологическое значение работы – в объединении познавательных ресурсов философской теории ценностей, неклассических социально-философских доктрин, создающих условия для дальнейшего развития коммуникативной теории общества .

Практическая значимость полученных результатов состоит в создании условий для гармонизации социальных отношений в современном российском обществе, обретении методологии и технологии снижения конфликтогенного потенциала межэтнических, межкультурных и межконфессиональных взаимодействий .

Результаты исследования послужат ценным теоретикометодологическим и социально-технологическим материалом для использования в процессе государственного и муниципального управления, разработке и реализации социальных программ в области семьи, образования, молодежной политики. Вся диссертация и отдельные результаты исследования могут быть положены в основу новых учебных курсов в области социальной философии, а также использованы в расширении и дополнении уже существующих курсов по всему кругу предметов социальногуманитарного цикла .

Соответствие диссертации паспорту научной специальности .

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования специальности 09.00.11 – Социальная философия в таких пунктах, как: 9. Проблемы современной философии сознания в их социальнофилософской трактовке. Феномен «свободы воли», роль сознания в праксиологическом отношении человека к миру. Сознательное, бессознательное и подсознательное в деятельности людей. 11. Стимулы и механизмы становления человека и общества. Социально-философские проблемы антропосоциогенеза. 12. Социально-философский анализ культуры как взаимосоотнесенных символических программ мышления, чувствования и поведения людей. 13. Современные концепции «социального действия» в их философской интерпретации. 14. Формы и механизмы социальной детерминации. Социокультурная причинность. Необходимость, случайность в деятельности людей. Проблема доминант и детерминант общественной жизни. 17. Социально-философские основания «социальной статики». Анализ подсистем, компонентов и элементов общественной жизни в их субординационной и координационной зависимости; 26. История как событийная жизнь людей во времени и пространстве. Соотношение «событий» и «структур» в их социально-философской интерпретации .

32. Человек и общество. Понятие и типы человеческой личности .

33. Глобальные проблемы современной цивилизации. 34. Исторические судьбы России, перспективы ее развития в XXI веке .

Апробация диссертационной работы. Диссертация была обсуждена на кафедре исторических и социально-философских дисциплин, востоковедения и теологии Пятигорского государственного университета .

Основные положения диссертационного исследования изложены и получили одобрение на научных, научно-практических и международных конференциях, в том числе:

Всероссийская конференция «Религия в современном мире .

1 .

Светский и религиозный образы мира: историческая ретроспектива и современность». Владикавказ, 21 ноября 2013 г .

II Международный Форум Всемирного Русского Собора .

2 .

Ставрополь, 21 декабря 2013 г .

Международный Конгресс «Мир через языки, образование, 3 .

культуру: Россия – Кавказ - мировое сообщество». Пятигорск, 14-18 октября 2013 г .

Международная конференция «Взаимодействие государства и 4 .

религиозных организаций в деле духовного просвещения и решения социальных проблем современного общества». Пятигорск, 16 октября 2013 г .

Международная конференция «Международное измерение 5 .

исламского образования в России: мусульманское образование на евразийском пространстве». Москва, 9 декабря 2013 г .

Международная конференция «Идеалы и ценности ислама в 6 .

образовательном пространстве XXI века». Уфа, БГПУ им. Акмуллы, 12-13 декабря 2013 г .

Международная конференция «Высшая школа: опыт проблемы, 7 .

перспективы». Москва, РУДН, 17-18 апреля 2014 г .

Научно-практическая региональная конференция по проблемам 8 .

межнационального и межконфессионального согласия в Ставропольском крае «Интернациональная молодежь». Пятигорск, 9 июня 2014 г .

Межрегиональный молодежный форум «Кавказ сегодня и завтра:

9 .

открытый диалог молодежи». Владикавказ, 10-11 июня 2014 г .

Всероссийский научно-методический семинар «Система 10 .

отечественного исламского образования: концепция и методы». Владикавказ, 6-7 ноября 2014 г .

Международная конференция «Опыт религиозных общин по 11 .

гармонизации этноконфессиональных отношений и духовно-нравственному воспитанию молодежи». Москва, 20 ноября 2014 г .

Международная научно-практическая конференция «Молодежь в 12 .

современном обществе: проблемы и перспективы». Москва, 21 ноября 2014 г .

X Международный мусульманский форум. Москва, 9-10 декабря 13 .

2014 г .

VII Международная научно-образовательная мусульманская 14 .

теологическая конференция «Роль и значение исламского богословского наследия в укреплении духовного пространства Евразии». Москва, 11 декабря 2014 г .

VIII Международная научно-практическая конференция «Идеалы 15 .

и ценности ислама в образовательном пространстве XXI века» (Уфа 21-23 октября 2015 г.) Международная научно-практическая конференция «Исламское 16 .

образование в поликультурном пространстве России: вчера, сегодня, завтра»

(Пятигорск, 8 октября 2015 г.);

Региональная научная конференция «Профилактика 17 .

распространения идеологии экстремизма и терроризма в Республике Дагестан» (Махачкала, 24 мая, 2016 г.);

Международная научно-практическая конференция «Угрозы и 18 .

вызовы ДАИШ (ИГИЛ запрещена в России) и пути их преодоления», (Пятигорск, 3-4 июня 2016 г.);

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав по три параграфа в каждой, заключения и списка литературы .

Объем работы – 177 страниц .

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности, формулируются основные цели и задачи исследования. Указываются элементы новизны, определяются новые подходы в решении поставленных проблем, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость работы, достоверность и обоснованность полученных и проанализированных данных, ее апробация .

Первая глава «Социальный архетип: феномен и сущность в опыте социально-философской рефлексии», состоящая из трех параграфов, посвящена анализу объяснительных и эвристических возможностей понятия социального архетипа в контексте его применения для осмысления процесса духовного производства. Исследуются как само понятие архетипического, так и его концептуальные «предшественники» .

Первый параграф «Понятие архетипа в процессе становления теоретического знания» содержит общефилософскую и общенаучную экспликацию понятия архетипа, которое лишь недавно оказалось в предметном поле социальной философии, но его непосредственное применение в философии и естествознании имеет богатейшую историю .

Распространение данного концепта на сферу психологии, культурологии и других гуманитарных наук уже в ХХ веке было стремительным и успешным .

Но если в современной науке понятие архетипа получило широкое распространение, обращение к нему в социальной философии нуждается в дополнительном обосновании. В концептуальных схемах введение термина архетип применительно к типологии социальных систем, а также систем мысли или действия, вызывает ряд вопросов и требует выбора соответствующих социально-философского подхода, парадигмы, исследовательской программы. Так, диссертант полагает, что вводя понятие социального архетипа, мы с неизбежностью сталкиваемся с проблемой определения соотношения данного феномена с понятиями культурного архетипа, цивилизационного типа, социокода, общественно-экономической формации, способа производства и других. Да и само понятие архетипа, несмотря на всю свою этимологическую прозрачность, имеет богатую и сложную концептуальную предысторию, когда для обозначения данного содержания использовались другие слова и термины .

Понятие архетипа как «воплощенности» есть и в античной философии у Платона, и в мусульманской философии у Ибн Араби. Понятие первообраза (от греч. ), сохраняющееся в латинском окружении научных терминов, находит свое воплощение в самых разных науках. Первыми его используют биологи, показывая с его помощью взаимосвязь различных фаз в жизни организма (метаморфоз) и взаимную генетическую обусловленность разных частей организма .

Важный шаг в концептуализации социального опыта на основе понятия архетипа сделал К.Г. Юнг, нетривиально соединивший фрейдовский психоанализ с культурологией и религиоведением .

Эвристические возможности понятия архетипа становятся ясными в процессе поиска оснований для междисциплинарных и интердисциплинарных исследований. В архетипе сближаются требования жанра и психологические мотивы автора литературного произведения .

Становится ясен культурный смысл обряда или ритуала, который выступает как средство передачи разнообразного опыта, накопленного предшествующими поколениями .

Второй параграф «Особенности социально-философской концептуализации архетипического» посвящен социально-философской концептуализации понятия архетипа. В социальной философии понятие архетипа также позволяет осуществлять главные аналитические процедуры научного исследования – поиск сходств и различий. Как поиск морфологии в мировой истории заставил культурологов обратиться к понятию цивилизации, так и определение законосообразного в обществе не обязательно должно опираться на исторические модели формаций или стадий развития. Введение понятия архетипа создает условия для выявления различных социальных форм, генетически связанных с исходной. Это может находить свое проявление как на уровне институтов, так и на уровне социально значимых ценностей .

И.В. Мостовая и А.П. Скорик связали теорию архетипа с понятием менталитета, выделяя в менталитете различные слои и сопоставляя с каждым слоем свой собственный архетип. По мнению этих двух авторов, в структуре менталитета целесообразно выделить четыре архетипа – партикулярный, духовный, политический и национальный. Партикулярный архетип – это совокупность ритуальных действий, характеризующих сложившийся социальный порядок в его символической презентации. С ритуалами тесно связаны традиции, которые позволяют выделить второй архетип – духовный .

Под традицией понимается набор представлений, значений и смыслов, а также образцов социального действия, передаваемых от одного поколения другому и определяющих духовную жизнь данного социума. Традиция фактически играет роль регулятора социальных отношений, регулируя их через духовную сферу человеческого бытия и бытия общества .

О социальном архетипе в своих исследованиях и с применением средств и методов социальной философии писали два автора: В.Ф. Чеснокова (псевдоним – Ксения Касьянова) и В.Д. Лаза. Примечательно, что первая использовала данный термин для изучения русского национального характера, а вторая – социального архетипа православия. О самом социальном архетипе как универсальном явлении и неотъемлемом элементе социальной жизни философы стали задумываться совсем недавно, и исследования в этой области продолжаются. И не случайно драйвером здесь выступает религиоведение – религия не может быть сведена к психологическим или культурным корням. Социальное бытие религии ставит вопрос о ее укорененности в социальных, а не только в культурных практиках .

В третьем параграфе «Познавательные и методологические перспективы философской теории ценностей» поднимается тема применимости современной аксиологии к социально-философской концептуализации архетипического. В современной социальной философии понятие ценности имеет разные трактовки, в зависимости от понимания феномена человека, личности, культуры, духовности. Большое значение придается традиции толкования данного понятия, согласно которой понятие ценности эволюционировало на протяжении всей истории философии вместе с понятиями духовность, идеал, нравственность. Впервые к понятию ценности обратились еще античные философы в рамках обсуждения проблемы блага .

И. Кант вводит понятие активного и автономного субъекта, разрешая тем самым не только спор субъективистов с объективистами (цели объективны, а стремление к ним субъективно), но и рационалистов с эмпиристами (познание исходит не из разума и не из чувств, а является деятельностью активного и автономного познающего субъекта). Позднее эту идею будут активно использовать неокантианцы Баденской школы и, прежде всего Г. Риккерт, представители понимающей социологии во главе с М .

Вебером, а затем и Ю. Хабермас со своим разграничением коммуникативного и инструментального разума. Все это превратило понятие ценности в действенный инструмент философского познания общества .

Система ценностей формируется под влиянием целого ряда факторов, центральным среди которых для верующего человека является религия, а для неверующего – идеология. Так же, как и религия, идеология провозглашает идеалы, но эти идеалы основаны не на религиозном опыте и откровении, а на теоретических рассуждениях, обосновывающих интерес отдельного класса или политической партии. Религиозная жизнь, погруженность в сообщество верующих создает условия для органического или естественного принятия соответствующей системы ценностей. Идеология будет принята лишь тогда, когда ее поддерживает система образования .

Для прояснения методологического потенциала понятия ценности необходимо рассмотреть также и технологическую сторону философской герменевтики. Центральным понятием дофилософской герменевтики было понятие герменевтического круга, при помощи которого выявлялся и формулировался смысл текста или любого его фрагмента. Как известно, герменевтика развивалась как вид искусства истолкования, применение ее ограничивалось кругом теологии (толкование откровения), филологии (толкование текста), юриспруденции (толкование правовой нормы). Затем предметом истолкования становится само бытие – наступает время философской герменевтики. Но прежде возникшая проблема истолкования родилась неслучайно – понять, почему то или иное явление ценно, – это значит определить потребность в нем. Но мы живем не только и не столько в мире вещей и явлений, которые нужно и должно оценивать. Нам необходимо научиться понимать, почему окружающие нас люди оценили окружающие нас вещи именно таким образом. Для этого надо актуализировать познавательные возможности герменевтики .

Крайне важно соотношение понятий цели и ценности, ибо понятие цель означает и субъективное намерение, и объективный результат. Именно это позволяет исследовать социальные процессы и отношения и как объективную реальность и как реальность субъективную. Благодаря категории отнесения к ценности деятельность людей интерпретируется как рациональная, но и как лишенная субъективности, а объяснение в социальных науках становится строго научным. Применительно к исследованию понятия социального архетипа ценностный подход создает возможности для познания главного эффекта данного феномена – эффекта воплощения. Социальный архетип превращается. таким образом. в средство консервации ценностей, средство их трансляции. трансформации и реализации .

Вторая глава «Воспроизводство духовных ценностей как социальный процесс» посвящена исследованию главной модальности социального архетипа – воспроизводству духовных ценностей в структуре и содержании социального бытия .

Первый параграф «Духовные ценности как особый модус социального бытия» выявляется место и роль духовных ценностей в процессе конструирования социальной реальности .

Разделение ценностей на материальные и духовные уходит своими корнями в немецкую классическую философию, понятия и идеи которой все менее популярны в современной российской философии. А между тем в позднесоветский период философами был осуществлен грандиозный синтез гегелевской философии и теории общества, основанной не только на марксизме, но и на социальнофилософских, социологических и антропологических идеях ХХ века. Сегодня же обществоведы скорее склонны обращаться к М. Веберу и переводить разговоры о духовности и духовных ценностях в терминологию, связанную с проблемами рациональности, рационализации, структурации и т.п. Вне всякого сомнения, это объясняется усиливающимся влиянием социологии, которая, как и положено эмпирической науке, оперирует терминами, связанными с переменными, формулами и экспертизой. В то же самое время философия не вправе отказываться от данной тематики и переходить на уровень комментирования данных из лаборатории, как полагали основоположники позитивизма. Задача философии состоит в том, чтобы, используя собственные познавательные средства и методы, понять назначение общества и смысл человеческого существования – вопросы, запрещенные не только в позитивистской философии, но и в социологической науке. И хотя в каждом учебнике по социологии можно найти определение общества и его функции, само составление дефиниций возможно только в пространстве философского теоретизирования и методологической рефлексии .

Из общего числа социальных функций, традиционно приписываемых морали, в кризисных условиях на первый план выходила то воспитательная, то мотивационная, то ориентирующая, то оценочно-императивная. В стационарном обществе в периоды стабильности и общественного процветания ситуация меняется и наибольшее значение приобретают иные функции и, прежде всего, регулятивная, познавательная, коммуникативная, прогностическая .

Действительно, в период социальных потрясений меняются не столько сами моральные ценности, сколько пути их достижения, способы следования нормам и принципам. Такие, например, ценности как справедливость или свобода обычно хорошо артикулированы под некоторые социальные структуры, системы и институты, стремление к ним подкреплено культурными традициями и поведенческими образцами. Если же в обществе наступает кризис, то именно это становится проблематичным. Самые простые вещи, такие как работа, оказываются труднодостижимыми. А оказавшись без работы, без средств к существованию индивид начинает ее искать и перед ним встает вопрос о соотношении целей и средств, сохранении системы духовных ценностей в новых условиях, создавать которые ему приходится самому и делать это впервые, потому что прежнюю систему ценностей, исчезнувшую из-за кризиса, он унаследовал, а не построил сам .

Духовные ценности тесно связаны с традицией и коммуникацией, раскрытие этой связи становится возможным благодаря коммуникативной теории общества, трансцендентальной прагматике и этике ответственности .

Духовные ценности носят неутилитарный характер и тесно связаны с пространственными и временными измерениями социального бытия – «бытие в обществе» и «бытие в истории». Эти концепты наделяют значением определенные территории, давая им статус Родины и определенные временные отрезки, составляющие Историю. Для каждого человека эти временные отрезки и эти географические образы детерминируют свою собственную шкалу духовных ценностей, которую он не только хранит в себе, но и разделяет с собственным народом .

Второй параграф «Место и роль социального архетипа в процессах духового производства» призван уточнить функционал социального архетипа, его системные и структурные функции. Формула социального архетипа, приведенная в положениях, выносимых на защиту, не стремится вступить в конкуренцию с известной формулой общества, данной в коммуникативной теории общества Ю. Хабермаса «система + жизненный мир», но скорее дополняет ее, ибо позволяет выявить и описать процесс духовного производства, подчеркивая его связь с традицией и, одновременно, определяя его зависимость от социальной реальности .

Главная функция духовного производства – обеспечивать сознание некими интеграционными механизмами. Однако это производство не только сознания, но и самого человека, ибо человек не только социальное, но и духовное существо, то есть существо, способное различать добро и зло, способное стремиться к духовным ценностям и создавать их. Ну а поскольку природа человека остается и социальной, и духовной, именно в процессе воспроизводства человека воспроизводится и весь социум .

Социальный архетип современного российского общества является гетерогенным и интегральным, но и христианские, и мусульманские этносы в равной степени несут в своих духовных ценностях архетипические черты общества, построенного на принципах социальной справедливости, а не экономический эффективности. Не случайно эти принципы записаны в Коране, в Библии, в общечеловеческой этике, что определяет стремление как правоверных мусульман, так и православных христиан к справедливому распределению благ. Экономический порядок такого общества подчинен социальному, а в странах позднего капитализма мы обнаруживаем прямо противоположное – подчинение социального порядка порядку экономическому .

Социальный архетип формируется не на основе отношений одного человека к другим людям или на основе отношений между группами людей, а на основе отношений человека с вещами, которые оказываются более фундаментальными. Вещи превращаются в посредника между человеком и обществом. Этот социальный архетип качественно отличается от социального архетипа общества, которое формируется на основе религиозных ценностей или иных ценностей, возникающих в процессе духовного производства (наука, искусство, благотворительность), хотя все подобные ценности также уходят своими корнями в религию. В этом состоит главное генетическое отличие социальных архетипов традиционного общества и общества потребления в аспекте влияния на них процессов духовного производства .

Третий параграф «Духовные ценности в социальных практиках современности» содержит анализ современной российской действительности, где процессы духовного производства и связь их с социальным архетипом вновь находятся в состоянии динамического равновесия. Несмотря на всю эффективность традиционной большой семьи как агента социализации, в регулировании отношений между взрослыми и детьми на помощь семье приходят другие социально значимые институты – религия и образование. Но приходят они на помощь, а не для отторжения и разрушения. Священнослужитель может разъяснить трудные ситуации и показать, что нужно делать родителям для правильного воспитания, школа прививает детям уважение к родителям, и все это вместе – смысл духовного производства. Социальный архетип оказывается в роли станового хребта данной системы– именно он поддерживает распределение функциональной нагрузки между институтами .

Не менее важно влияние нового глобализационного контекста для адаптации социального архетипа в сфере экономики .

Современная экономика развивается таким образом, что значительное распространение приобретает трудовая мобильность населения. Во все времена, отправляясь на заработки и покидая родные места, люди испытывали дискомфорт в связи с необходимостью интегрироваться в инокультурную, инокофессиональную и иноэтничную среду. Сегодня эти процессы приобрели столь интенсивный характер, что при переезде человека в другой регион зачастую он переезжает не в инокультурную и не иноконфессиональную среду, а в поликультурный и поликонфессиональный социум. Его задачей становится овладение поликультурными компетенциями – умением находить общий язык с представителями других цивилизационных установок, ценностных ориентиров, традиций и обычаев. Осуществлению этого процесса в кратчайшие сроки должна способствовать политика государства и, в первую очередь, государственная молодежная политика. Кое-что в этой области уже делается, но разработанных мер недостаточно – работа с молодежью должна приобрести поистине системный характер. Для этого необходимо объединить усилия органов государственного управления, светских и духовных учебных заведений .

В «Заключении» подводится итог всему исследованию и показывается, как понятие социального архетипа работает в концептуальном пространстве социальной философии для изучения доминантных процессов современного российского общества, а также может применяться в практике социального планирования, социального проектирования и прогнозирования в сфере духовного бытия социума. О перспективах дальнейших исследований, связанных с темой социального архетипа говорится в контексте развития межконфессиональных отношений в современном российском социуме .

Основные положения исследования были опубликованы в 8 публикациях в объеме 14,6 печатных листов .

Статьи в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России:

1. Мутушев, А.А.-М. Особенности социально-философской концептуализации архетипического / А.А.-М. Мутушев // Вестник ПГЛУ. – 2015. – № 1. – С. 215-219. – 0,6 п.л .

2. Мутушев, А.А.-М. Духовные ценности в социальных практиках современности / А.А.-М. Мутушев // Вестник ПГЛУ. – 2015. – № 3. – С. 279п.л .

3. Мутушев, А.А.-М. Понятие ценности в системе философского знания / А.А.-М. Мутушев // Теория и практика общественного развития. – 2015. – № 5. – С. 113-117. – 0,6 п.л .

Монографии:

Мутушев, А.А.-М. Социальный архетип: явление и сущность:

1 .

монография / А.А.-М. Мутушев. – Пятигорск: ПГУ, 2016. – 175 с. – 10,9 п.л .

Статьи в других научных изданиях, материалы конференций:

1. Мутушев, А.А.-М. Традиционные ценности ислама в современной России как форма профилактики распространения экстремистской идеологии / А.А.-М. Мутушев // Угрозы и вызовы ДАИШ (ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации) и пути их преодоления:

материалы Международной научно-практической конференции. – Пятигорск:

ПГУ, 2016. – С. 105-116. – 0,7 п.л .

2. Мутушев, А.А.-М. Архетип в пространстве восточной и западной философии / А.А.-М. Мутушев // Университетские чтения-2015. Часть XIII. – Пятигорск: ПГЛУ, 2015 – C. 40-44. – 0,4 п.л .

3. Мутушев, А.А.-М. Ценностные основы духовного образования / А.А.-М. Мутушев // Направления и перспективы реализации концепции развития исламского образования в поликультурном пространстве России:

материалы международной научно-практической конференции (3-6 декабря 2014). – Пятигорск: ПГЛУ, 2014. – С. 14-18. – 0,4 п.л .

4. Мутушев, А.А.-М. Понятие архетипа в процессе становления теоретического знания / А.А.-М. Мутушев // Альманах «Теодицея». – 2014. – № 5. – С. 88-91. – 0,4 п.л .



Похожие работы:

«Емельянов Антон Игоревич ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ ГОСУДАРСТВ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ КАК НОВЫЙ ФЕНОМЕН МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального...»

«Хизбуллина Радмила Радиковна МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандида...»

«БОГДАНОВ Дмитрий Владимирович Типология социально-коммуникативной сферы современного общества Специальность 09.00.11 – Социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Нижний Но...»

«Аббясов Рушан Рафикович СОВРЕМЕННАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА ИСЛАМА Специальность 09.00.14 — Философия религии и религиоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук Москва — 2017 Диссертация выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Института государственной службы и управления Федерального государственного обр...»

«БЕРИНЦЕВА ИНГА НИКОЛАЕВНА НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ Специальность 22.00.05 – политическая социология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Тюмень – 2012 Работа выполнена в ФГБОУ ВП...»

«Аматов Алексей Михайлович ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТЕХНОГЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских н...»

«Овчинникова Раиса Юрьевна КИЧ КАК КОНЦЕПЦИЯ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Екатеринбург – 2007 Работа выполнена на кафедре индустриального дизайна ГОУ ВП...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.