WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«КОТЛЯРОВА Виктория Валентиновна ПАРАДИГМЫ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ: ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ...»

На правах рукописи

КОТЛЯРОВА Виктория Валентиновна

ПАРАДИГМЫ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ:

ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

09.00.08 – Философия наук

и и техники

Автореферат диссертации на соискание учной степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону – 2015

Работа выполнена в Северо-Кавказском научном центре высшей школы

Федерального государственного автономного

образовательного учреждения высшего образования «Южный федеральный университет»

Научный консультант: Несмеянов Евгений Ефимович доктор философских наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ

Официальные оппоненты:

Баева Людмила Владимировна, доктор философских наук, профессор, декан факультета социальных коммуникаций ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»;

Барышков Владимир Петрович, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры теоретической и социальной философии ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»;

Римский Виктор Павлович, доктор философских наук, профессор, почтный работник высшего профессионального образования РФ, заведующий кафедрой философии и истории науки ГБОУ ВО «Белгородский государственный институт искусств и культуры» .



Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» .

Защита состоится «21» октября 2015 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.13 по философским наукам на базе ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал .

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке им. Ю.А. Жданова по адресу: 344103, г. Ростов-на-Дону, ул. Зорге, 21 ж .

Электронный вариант текста диссертации размещен 21.04.2015 г.

на официальном сайте Южного федерального университета по адресу:

http://hub.sfedu.ru/diss/announcement/1ff7107c-9f22-487e-9b74-1ab165ddc18e/ Автореферат разослан «___» ________ 2015 г .

Учный секретарь диссертационного совета М. М. Шульман

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования продиктована доминирующей в постнеклассической науке тенденцией расширения сферы влияния гуманитарного знания и активной дискуссией об изменении его значимости, идеей интеграции гуманитаристики и естествознания и связанной с ней возможностью преодоления устаревшего мнения об их принципиальной несовместимости .

Среди гуманитарных наук особое место занимает аксиология, ставшая только к концу XIX века самостоятельной философской дисциплиной с особым многогранным предметом исследования: сущность понятия «ценность», характеристика структуры ценностного мира, его иерархия, возможные способы аксиологического познания, специфика и природа ценностных суждений. В процессе дисциплинарной дифференциации аксиологии постоянно возникали теоретико-методологические трудности, которые в настоящий момент не только не разрешились, но и активно нарастают. Это прежде всего существующее многообразие определений понятия «ценность», плюрализм аксиологических теорий и их типологий, смещение исследовательского интереса к отдельным аспектам ценностей, а также непрерывный процесс приращения новых подходов и направлений в аксиологии, в которых предпринимаются попытки однозначно эксплицировать понятие «ценность»1 .

Активное употребление понятий «ценность» и «аксиология» в научной и философской литературе зачастую представляет собой пример некоторой общей для нашего времени культурной ориентации, своеобразной «моды», приводящей к «кризису перепроизводства», закономерным результатом которого выступает снижение авторитета аксиологии как научной дисциплины. Теоретико-методологические трудности аксиологии связаны также и с общей методологической ситуацией в гуманитарном познании, представляющей, по меткому выражению отечественного философа Ю.Н. Солонина, «самую запущенную область философии в настоящее время»2 .

Данная проблема была впервые обозначена ещ в 1936 г. на VIII Международном философском конгрессе в докладе Н. Гартмана «Проблема ценности в современной философии». Основоположник критической онтологии обобщает теоретико-методологические трудности аксиологии в е «основном вопросе»: существуют ли ценности независимо от мнений людей и от их оценок; являются ли они абсолютными или относительными; необходимо ли связывать ценности с их значимостью для людей, иначе говоря, зависят ли они от положения дел в реальном мире3 .

См.: Котлярова В.В. Методологические проблемы современной аксиологии // Гуманитарные и социальноэкономические науки. 2013. № 1 .

Солонин Ю.Н. Методологический кризис в науке: философское осмысление // Мысль. Выпуск 8. СанктПетербургское философское общество. 2009. С. 44 .

Проблема ценности в философии. М.-Л., 1966. С. 195 .

Сложившаяся ситуация с принципиально не решаемым «основным вопросом аксиологии» актуализирует переориентацию исследовательского интереса в современном аксиологическом познании не в направлении обоснования ценностей, создания новых аксиологических теорий, а в сторону анализа становления, систематизации и определения перспектив развития аксиологического познания4 .

В аксиологии, имеющей значительную традицию философской рефлексии ценностей, представленной в трудах мыслителей всех эпох: от Античности до современности – традиционно доминирует хронологический подход анализа развития аксиологического познания. Вместе с тем преобладающая в современной аксиологии демаркация е периодов на доклассический, классический и неклассический, основанная на традиционном подходе, не исключает применения и других подходов, существенно расширяющих возможности исследования динамики аксиологического познания. К таким актуальным подходам, несомненно, относится парадигмальный подход, разработанный американским физиком и историком науки Т. Куном в работе «Структура научных революций» (1962 г.)5 .

Введение Т. Куном понятия «парадигма» внесло значительные изменения в понимание исторического формирования науки. Для Т. Куна парадигма – это достаточно жсткая программа, которая объединяет сообщество учных и определяет деятельность каждого из них. Парадигма дат набор образцов научного исследования. В этом заключена е главная функция. Понятие «парадигма», обоснованное Т. Куном, несмотря на некоторую неопределнность, весьма чтко очерчивает круг ценностей и убеждений, средств, норм и методов, принятых в научном сообществе .

Исследование Т. Куна влияния социокультурных факторов на изменение научного познания имело большой резонанс и оказалось перспективным. В современной философии по-прежнему не угасает интерес к его работам. Дискуссии об эвристичности парадигмального подхода идут на фоне обоснования единого характера научного познания, обсуждения определнного сближения и дальнейшей интеграции гуманитарных и естественных наук, традиционная оппозиция которых в одинаковой степени негативно воздействует как на гуманитарное, так и на естественнонаучное познание6 .

См.: Баева Л.В. Ценностные основания индивидуального бытия: Опыт экзистенциальной аксиологии. М.:

Прометей. МПГУ, 2003; Барышков В.П. Аксиология личностного бытия. М.: Логос, 2005; Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996; Докучаев И.И. Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры. СПб.: Наука, 2009; Розов Н.С. Ценности в проблемном мире: философские основания и социальные приложения конструктивной аксиологии. Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та, 1998 и др .

Кун Т. Структура научных революций. 2-е изд. М.: Прогресс, 1977 .

См.: Гуманитарная наука как предмет философско-методологического анализа: материалы «круглого стола»

// Вопросы философии. 2007. № 6; Касавин И.Т. Междисциплинарное исследование: к понятию и типологии // Вопросы философии. 2010. № 4; Розов М.А. О соотношении естественнонаучного и гуманитарного познания (проблема методологического изоморфизма) // Наука глазами гуманитария. М.: Прогресс-Традиция, 2005 .

На наш взгляд, одним из ключевых моментов нахождения этого единого методологического начала является парадигмальный подход. Обозначенная тенденция актуализирует исследовательский интерес к понятию «парадигма» и парадигмальному подходу в философии науки, к потенциальной возможности их плодотворного применения не только в сфере естествознания, как первоначально обосновывает Т. Кун, но и в социально-гуманитарных исследованиях .

Наша задача не состоит в попытке искусственным образом внедрить парадигмальный подход в сферу гуманитарных и социальных исследований в том исходном значении, которое употребляет Т. Кун. Напротив, невозможность прямого использования парадигмального подхода вовсе не означает отрицание возможности его адаптации, учитывающей специфику аксиологии как гуманитарной науки, и применения для последующего анализа динамики аксиологического познания. Тем более, что Т. Кун в поздних работах аргументирует тезис о взаимодействии естественных и социально-гуманитарных наук, о полипарадигмальности в науке, обусловленной единством научного познания, сходством методологических принципов и отсутствием препятствий для применения парадигмального подхода в социально-гуманитарных науках7 .

Парадигмальный подход, несмотря на предпринимаемые попытки анализа развития гуманитарных наук с альтернативных позиций (эпистема, наррадигма), показывает бльшую эвристическую ценность, позволяя рассмотреть формирование социальных и гуманитарных наук не только с точки зрения хронологии, но и в рамках определнной традиции применения в социальногуманитарном познании, учитывающей влияние социокультурных факторов на развитие наук. Дело в том, что начиная с 80–90-х годов ХХ века в отечественных и зарубежных исследованиях, в том числе и в аксиологических, появились работы, использующие парадигмальный подход, расширяющие его возможности и нивелирующие его недостатки8 .

Предпринятые в социально-гуманитарном познании попытки переосмысления, адаптации и универсализации парадигмальной модели развития науки, расширительное толкование понятия «парадигма», предложенное Т. Куном, предоставляют нам основания для авторской реинтерпретации парадигмального подхода в аксиологическом познании .

Изложенные позиции позволяют сделать вывод о том, что заявленная тема носит дискуссионный характер, что позволяет считать е актуальной и требующей осмысления в рамках философии науки .

См.: Кун Т. После «Структуры научных революций». М., 2014.; Kuhn Т. Composing thoughts // Synthese .

Dordrecht, 1995. Vol. 104. № 3 .

См.: Афанасьев А.И. Гуманитаристика и ее парадигмы // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 6 .

URL: http://human.snauka.ru/2013/06/3353; Запесоцкий А.С. Современная культурология как научная парадигма // Вопросы философии. 2010. № 8; Кузнецова Н.И. Объект исследования – наука. М.: Новый Хронограф, 2012;

Цофнас А.Ю. Системный характер парадигм // Вісник Одеського національного університету. Т. 14. Вип. 21:

Філософія. 2009; Bhme G. Die Soziale Bedeutung kognitiver Strukturen // Sоziale Welt. 1974. № 25 (2) и др .

Степень разработанности проблемы. Исследование теоретикометодологических аспектов парадигм аксиологического познания невозможно без определения сущности парадигмального подхода и специфики употребления термина «парадигма» в современной философии .

В философии понятие «парадигма», введнное впервые Платоном, трактовалось как первообраз вещей для обозначения взаимоотношений духовного и материального мира9. В построении своей концепции парадигмального подхода Т. Кун фактически использует только перевод понятия, который оказался удачным настолько, что был быстро взят на вооружение не только в философии, но и, например, в публицистике. Парадигма – это «признанные всеми научные достижения, которые в течение определнного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений»10 .

Спустя полстолетия в философии по-прежнему наблюдается рост интереса к парадигмальному подходу и понятию «парадигма», сопровождающийся значительным числом исследований, либо положительно оценивающих и развивающих парадигмальный подход, либо критикующих его .

Критика ведтся в двух направлениях: критика концепции Т. Куна в целом (Дж. Уоткинс, Э. Майр, К. Поппер, И. Лакатос, С. Тулмин, П. Фейерабенд) и критика возможности применения парадигмального подхода в социальногуманитарных науках при положительной оценке использования парадигмальной модели науки для естественных наук (М. Доган, Г.Х. фон Вригт) .

К. Поппер считает, что вся многовековая история науки выглядит как процесс «перманентных революций» и сводится к выдвижению оригинальных гипотез с последующим их опровержением. В концепции К. Поппера рассматривается концепция «трх миров» как модель развития науки в противовес парадигмальному подходу11. И. Лакатос, предпринимая попытки модернизации теории К. Поппера, учитывая дискретность и непрерывность в развитии научного знания, разрабатывает концепцию научно-исследовательских программ, получившую обоснование в труде «Фальсификация и методология научных исследовательских программ»12 .

Критично относится к парадигмальному подходу и С. Тулмин, полагая, что теория Т. Куна в настоящий момент является незначительной и что необходимо вести поиск «новой теории научного изменения»13. Позиция П. Фейерабенда сложилась ещ на стадии написания Т. Куном «Структуры научных революций». П. Фейерабенд полагает, что парадигма как традиция стесняет учного правилами, рамками, методами и принципами. Свою точку зреСм.: Платон. Тимей // Избранные диалоги. М.: АСТ, 2004. С. 400-480 .

Кун Т. Структура научных революций. 2-е изд. М.: Прогресс, 1977. С. 11 .

Поппер К.Р. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс, 1983; Поппер К.Р. Объективное знание. Эволюционный подход. 2002 .

12 Лакатос И. Методология научных исследовательских программ // Вопросы философии. 1995. № 4 .

Toulmin S. Does the Distinction between normal and revolutionary Science hold Water? // Criticism and growth of knowledge. Cambridge, 1970; Тулмин С. Концептуальные революции в науке // Структура и развитие науки. М., 1978 .

ния П. Фейерабенд основывает на разработанной им концепции эпистемологического анархизма14 .

Вопрос о применимости парадигмального подхода в социальногуманитарном познании в современной философии также является дискуссионным. Исследователи, отрицающие возможность использования парадигмального подхода в гуманитарных и социальных науках (М. Доган, Г.Х фон Вригт15), считают, что причиной этого выступает отсутствие в социогуманитарном познании закономерностей, сопоставимых по своей точности с принципами естественных наук .

Сторонников парадигмального подхода значительно больше. В зарубежных (Г. Санки, У. Херфел, К. Хукер, Дж. Форрестер) и отечественных (М.А. Розов, В.А. Шкуратов, Ю.В. Яковец) исследованиях предпринимаются активные попытки модернизации модели парадигмального развития науки .

Г. Санки (Мельбурнский университет, Австралия), посвятивший анализу парадигмального подхода целый ряд работ, является одним из самых авторитетных последователей Т. Куна. Развивая концепцию парадигмального подхода, учный приходит к выводу о необходимости рассмотрения развития науки с позиции полипарадигмальных оснований16 .

У. Херфел и К. Хукер (университет Нью-Кастла, Каллаген, Австралия) считают, что Т. Кун практически не рассматривает механизмы перехода к научной революции, оставляя нишу для дальнейших исследований. Анализ данного механизма должен опираться на идеи, существующие в современной физике. Поэтому научная революция представляет некую аналоговую модель перехода из одного состояния в другое. Она подобна неравновесному фазовому переходу в термодинамике. Для более точного анализа изменений науки необходимо ввести понятие «логический кадр» – аналог фазового перехода17 .

Дж. Форрестер (Кембриджский университет, Великобритания) полагает, что Т. Кун подвергает анализу некую модель, форму статистического (вероятностного) мышления. Под парадигмой британский исследователь понимает принципиальный исторически обусловленный «образец» мыслительной деятельности, корректируемый под влиянием социокультурной среды18 .

В исследованиях Ю.В. Яковца дополняется и расширяется сфера парадигмального подхода, применяемая в качестве обоснования циклического развития науки в виде различных фаз19. Интерпретируя куновское определение Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М.: Прогресс, 1986 .

См.: Доган М. Социология среди социальных наук // Социологические исследования. 2010. № 10; Вригт Г.X .

фон. Логико-философские исследования. М.: Прогресс, 1986 .

См.: Sankey H. Kuhn’s ontological relativism // Boston studies in the philosophy of science. 1997. Vol. 192; Sankey H. Kuhn, normative and history and philosophy of science // Epistemologia. 2012. № 35; Sankey H. Epistemic relativism and the problem of the criterion // Studies in History and Philosophy of Science. 2011. № 42 .

См.: Herfel W.E., Hooker C.A. Cognitive dynamics and the development of science // Boston studies in the philosophy of science. Dordrecht etc., 1997. Vol. 192; Hooker C.A. Reason, Regulation, and Realism: Toward a Regulatory Systems Theory of Reason and Evolutionary Epistemology. Albany, NY: State University of New York Press. 1994 .

Forrester J. If p, then what? Thinking in cases // History of the human sciences. 1996. Vol. 9. № 3 .

Яковец Ю.В. Формирование постиндустриальной парадигмы: истоки и перспективы // Вопросы философии .

1997. № 1 .

парадигмы, М.А. Розов предлагает усовершенствованное представление о дисциплинарной матрице и разрабатывает эстафетную модель развития науки .

Философ анализирует науку как некое волноподобное образование, названное им социальным куматоидом, в котором этапы развития и «застоя» волнообразно сменяют друг друга20 .

В гуманитарных науках идеи, созвучные идеям Куна, развивает М .

Фуко21. Основой методологического аппарата французского философа выступает дискурсивный анализ, с помощью которого М. Фуко пытается осмыслить факты, события, явления в исторической ретроспективе, внедряя в философскую лексику понятия «эпистема». Некоторые зарубежные (Ral Gmez Marn) и отечественные (И.П. Ильин) исследователи называют парадигму «эпистемологическим сознательным» в противовес «эпистемологическому бессознательному», под которым подразумевается эпистема22 .

Российский философ В.А. Шкуратов, анализируя возможность совместимости подходов Т. Куна и М. Фуко и применяя герменевтический метод, предлагает модель наррадигмы, рассматриваемой им как аналог парадигмы в гуманитарном познании23. Наррадигма представляет собой особую социодинамическую систему, повествовательный образец текстов, включающий ряд фаз. .

Современные философы (Я. Хакинг, В.М. Межуев, В.А. Лекторский, Е.П. Князева, С.П. Курдюмов, И.Т. Касавин и др.) подчеркивают целостный и интегративный характер научного познания, анализируют становление и развитие междисциплинарных и трансдисциплинарных исследований, свидетельствующих о тенденции к сближению методологических подходов различных сфер познания24 .

Зарубежные (М. Бунге, Г. Кюнг) и отечественные (В.П. Римский, В.А. Ядов, С.А. Кравченко, Г.Е. Зборовский, А.С. Запесоцкий, А.П. Марков) учные, развивают обозначенную тенденцию. Они считают парадигмальный подход ведущим основанием интеграции естественных и социальногуманитарных наук, который показывает закономерности развития социогуманитарного познания, органично сочетаемого с общей ситуацией развития науки в целом .

Современный аргентинский философ М. Бунге в работе «В поисках философии социальных наук», рассуждая о перспективах парадигмального подхода в социальных науках, выделяет существование пяти компонентов параРозов М.А. Теория социальных эстафет и проблемы эпистемологии. Смоленск, 2006 .

Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб.: A-cad, 1994; Фуко М. Археология знания. К.:

Ника-Центр, 1996 .

См.: Gmez R. De las nociones de paradigma, episteme y obstculo epistemolgico // Revista Co-herencia Vol. 7, № 12 Enero – Junio 2010. Medelln, Colombia; Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996 .

Шкуратов В.А. Похороны и торжества (к скриптополитике и скрипторелигии русской интеллигенции) // Политическая концептология. 2009. № 4 .

См.: Лекторский В.А. Возможна ли интеграция естественных наук и наук о человеке // Вопросы философии .

2004. № 3; Касавин И.Т. Интеграционность и междисциплинарность в социогуманитарном пространстве // Труд и социальные отношения. 2008. № 5 и др .

дигм и полагает, что парадигма имеет системный характер25. Швейцарский теолог Г. Кюнг в работе «Великие христианские мыслители», анализируя историю христианства с позиций наличия революционных эпохальных сдвигов, обосновывает существование семи парадигм в христианской истории, подчеркивая начало формирования восьмой парадигмы26 .

В исследованиях В.П. Римского парадигмальный подход представлен в контексте проблемы «инновации – традиции», позволяющей рассматривать науку как специфическую субкультуру. Философ доказывает, что дисциплинарное оформление социально-гуманитарной «нормативной науки» полностью завершилось в ХХ веке, а сейчас наука перешла в стадию «репродуктивной инновации»27 .

В исследованиях российских социологов (В.А. Ядов, С.А. Кравченко, Г.Е. Зборовский) обосновывается необходимость расширения парадигмального подхода в социальных и гуманитарных науках и логического перехода на совершенно иной уровень анализа – нелинейный. Исследователи выделяют абсолютно новый, общий уровень функционирования парадигм – «метапарадигму»28 .

Во многих современных российских культурологических исследованиях, в которых применяется понятие «аксиологическая парадигма», присутствует е интерпретация как аксиологического подхода к культуре (Н.Б. Бакач, Л. Канаева и др.)29. Становление и развитие культурологической парадигмы является предметом научных исследований А.С. Запесоцкого и А.П. Маркова, считающих основной задачей обоснование онтологизации объекта познания и конструирование предметной сферы культурологических исследований30 .

Ряд отечественных исследователей (М.С. Каган, Г.П. Выжлецов, Л.Н. Столович, Н.С. Розов, И.И. Докучаев, А.А. Ивин, В.П. Барышков и др.), отмечая длительный и сложный путь конституирования аксиологии как самостоятельной философской дисциплины, выделяет в е развитии несколько периодов: доклассический, классический и неклассический. Краткий исторический экскурс развития аксиологии представлен в работе С.Ф. Анисимова «Введение в аксиологию». Исследователь сознательно не приводит никаких авторских классификаций аксиологических теорий, отмечая, что в условиях многозначности и многообразия аксиологических теорий он предпочитает парадигBunge М. Finding philosophy in social science. New Haven, Conn.: Yale University Press, 1996 .

Кюнг Г. Великие христианские мыслители. СПб., 2000 .

Римский В.П. Генеалогия сетевой парадигмы. Часть 1. Феноменологии и аналогии // Наука. Культура. Искусство. 2015. № 2 (6). С.279 .

См.: Зборовский Г.Е. Метапарадигмальная модель теоретической социологии // Социологические исследования. 2008. № 4.; Ядов В.А. Возможности совмещения теоретических парадигм в социологии // Социологический журнал. 2003. № 3. URL: http://www. socjournal.ru .

См.: Бакач Н.Б. Культурная парадигма как объект социально-философского анализа: автореф. дис. … канд .

филос. наук: 09.00.11. Волгоград, 1998; Канаева Л. Ещ раз о резонансной природе парадигмы // Высшее образование в России. 2000. № 2 и др .

Запесоцкий А.С. Современная культурология как научная парадигма // Вопросы философии. 2010. № 8. С .

76-87 .

мам исторические факты от Античности и до Нового времени31. Аналогичный подход фиксируется в работе Л.Н. Столовича («Красота, добро, истина. Очерк истории эстетической аксиологии»)32. В работе М.С. Кагана «Философская теория ценности» предпринята попытка создания собственной аксиологической теории и датся краткий обзор исторического развития аксиологии 33. Однако в данных исследованиях отсутствует анализ закономерностей развития аксиологического познания на основе существующих моделей динамики науки .

В.К. Шохин занимает иную методологическую позицию по сравнению с М.С. Каганом, осуществляя «концептуальный анализ истории освоения ценностного мира»34. Многократно употребляемый им термин «парадигма» тождествен понятию «теоретическая установка», «аксиологическая теория» .

И.И. Докучаев, продолжая традицию санкт-петербургской культурологической школы М.С. Кагана, рассматривает ценности как основание для моделирования обобщающего образа культуры, выявляя е исторические типы35. Учный, применяя принцип моделирования, характеризует ряд исторических аксиологических моделей культуры, описывает динамику е морфологии, не выделяя при этом определнных общих тенденций развития аксиологического познания .

Характеристика идеалов научного исследования, называемая «аксиологической моделью», а также эвристическая роль аксиологии в философии науки составляют предмет исследования А.П. Огурцова36. Проблема соотношения ценностей и познания, «аксиологические измерения эпистемологии» предлагаются в исследовании Л.А. Микешиной37. Но в данных теоретических исследованиях не рассматривается развитие аксиологии как науки на основе существующих моделей развития научного познания .

Аксиологической проблематике посвящн огромный пласт диссертационных исследований последних десятилетий. В работе В.П. Барышкова (2002 г.) анализируется аксиология личностного бытия. Г.Н. Кузьменко (2010 г.) исследует базовые аксиологические модели, применяя метод моделирования в социально-философском познании. П.Е. Матвеев (2007 г.) определяет сущность и специфику моральных ценностей, анализируя систему ценностных координат добра и зла, е структуру, раскрывая диалектику зла и греха38 .

Анисимов С.Ф. Введение в аксиологию. М., 2002 .

Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина: очерк истории эстетической аксиологии. М.: Республика, 1994 .

Каган М.С. Философская теория ценности. СПб., 1997 .

Шохин В.К. Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль. М.: Изд-во РУДН, 2006. С. 32 .

Докучаев И.И. Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры. СПб.: Наука, 2009 .

Огурцов А.П. Философия науки: двадцатый век: Концепции и проблемы: В 3 ч. Часть вторая: Философия науки: Наука в социокультурной системе. СПб.: Изд. дом «Мiръ», 2011 .

Микешина Л.А. Эпистемология ценностей. М.: РОССПЭН, 2007 .

См.: Барышков В.П. Аксиология личностного бытия: Парадигма постсубстанциального миропонимания:

дис... докт. филос. наук: 09.00.01. Саратов, 2002; Кузьменко Г.Н. Базовые аксиологические модели в социально-философском знании: дис... докт. филос. наук: 09.00.11. М., 2010; Матвеев П.Е. Моральные ценности: автореф. дис... докт. филос. наук: 09.00.05. М., 2007 .

Однако направленность современных российских исследований попрежнему определяется или решением фундаментального вопроса о характере соотношения субъекта и объекта в ценностном отношении, или рассмотрением ценностей в контексте бытия человека, или историческим экскурсом в аксиологию, или анализом взаимосвязи познания и ценности .

В отечественных исследованиях предпринимаются попытки применения парадигмального подхода в аксиологии. Интерпретация аксиологической парадигмы, основанная на социальном аспекте, представленная в диссертационной работе М.А. Беляевой (2009 г.), характеризующей аксиологическую парадигму как логический конструкт осмысления картины мира39 .

Аналогичный методологический подход присутствует и в работах С.Е. Кривых (2009 г.), отмечающего, что аксиологическая парадигма представляет собой уникальную картину мира в совокупности с методами и средствами познания40. Л.В. Баева (2004 г.) обращается ко второму значению парадигмы (эпистемологическому), обоснованному Т. Куном в понятии «дисциплинарная матрица». В работах философа парадигмы аксиологии интерпретируются как аналог аксиологических теорий при попытке создания концепции неоэкзистенциальной аксиологии, ориентированной на исследование ценностей с позиций субъекта41 .

В ряде работ аксиологической направленности применяется методологическая проекция синергетического подхода на сферу аксиологических исследований, способствующая интеграции методологических подходов социальногуманитарных и естественных наук. О.А. Музыка исследует особенности ценностно-оценочного фактора в рамках изменения приоритетов современной науки в контексте социальной синергетики42 .

М.С. Каган анализирует культуру с позиций системно-синергетического подхода как сверхсложную, самоорганизующуюся систему, траектория движения которой не может исследоваться в терминологии линейного мышления и релятивистского сознания43. Научные исследования О.Н. Астафьевой, соотносящей понятие «переходность» с понятием «нестабильность» в социокультурных самоорганизационных процессах, продолжают ряд ключевых положений концепции М.С. Кагана44 .

Проведнный анализ научной литературы по заявленной теме выявил разработку отдельных аспектов исследования и собственно парадигмального подхода, и аксиологического познания. В то же время на периферии научного Беляева М.А. Аксиосфера человека: динамика взаимодействия объектного и субъектного: автореф. дис… канд. филос. наук: 09.00.01. М., 2009 .

Кривых С.Е. Аксиология мировых религий: дис... канд. филос. наук: 09.00.13. Армавир, 2009 .

Баева Л.В. Экзистенциальная природа ценностей: дис... докт. филос. наук: 09.00.13. Волгоград, 2004 .

Музыка О.А. Ценностно-оценочный фактор в контексте социосинергетической парадигмы. – Ростов н/Д:

Изд-во Рост. ун-та, 2006 .

Каган М. С. Философская теория ценности. СПб., 1997; Каган М. С. Философия культуры. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1996 .

Астафьева О. Н. Концепты синергетики и синергетические стратегии в культурологических исследованиях М. С. Кагана // Культура и культурная политика. М.: Изд-во РАГС, 2005 .

внимания находится выявление и философско-методологический анализ парадигм аксиологического познания. Попыткой восполнения этого пробела выступает данная диссертационная работа. Обозначенная актуальность темы исследования и сложившаяся проблемная ситуация определили логическую структуру диссертационной работы, объект и предмет, исследовательскую цель и задачи .

Объект исследования: аксиология на различных этапах своего развития .

Предмет исследования: парадигмы аксиологического познания как системные онто-гносеологические модели исследования ценностей .

Гипотеза исследования. Автор исходит из предположения, что между социально-гуманитарными и естественными науками нет гносеологической и методологической «пропасти». Одним из ключевых моментов определения единства методологических подходов в социально-гуманитарных и естественных науках может выступить парадигмальный подход, разработанный Т. Куном .

Применение данного подхода для экспликации парадигм аксиологического познания имеет ряд теоретико-методологических трудностей, основные из которых связаны со спецификой аксиологии как области гуманитарного познания. Для преодоления обозначенных препятствий необходимо адаптировать концепцию Т. Куна к социогуманитарному познанию и привлечь ряд других подходов, в частности, подход М.А. Розова, в котором учитывается единство и взаимосвязь различных сфер научного познания, представленного в виде особой эстафетной структуры, объединяющей референцию и репрезентацию знания .

Адаптация методологических построений Т. Куна к социогуманитарному знанию позволит определить структуру парадигм аксиологического познания, механизм их смены, отличительные признаки от интерпретации парадигм в концепции Т. Куна, а также преодолеть ряд теоретико-методологических трудностей аксиологии (плюрализация аксиологических концепций и проблема их типологии) и определить дальнейшие перспективы развития аксиологии .

Цель исследования: философско-методологический анализ парадигм аксиологического познания, эксплицированных на основе адаптированного к социально-гуманитарным наукам парадигмального подхода Т. Куна .

В соответствии с основной целевой установкой исследования обозначаются следующие задачи:

раскрыть суть парадигмального подхода Т. Куна к динамике научного познания, выявив предпосылки его формирования и развития;

проанализировать дискуссии о значимости парадигмального подхода в философии науки;

охарактеризовать роль парадигмального подхода в реализации процессов интеграции естественных и гуманитарных наук;

продемонстрировать многообразие существующих интерпретаций парадигмального подхода в социальных и гуманитарных исследованиях;

доказать допарадигмальный характер аксиологии в доклассический период;

выявить парадигмы аксиологического познания классической аксиологии (трансцендентальную и диспозиционную), определив специфику их становления и развития;

обосновать формирование онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии конца XIX – начала XX вв.;

исследовать тенденции развития неклассической аксиологии в рамках дихотомической парадигмы аксиологического познания;

охарактеризовать критерии отбора компонентов парадигм аксиологического познания;

описать структуру парадигм аксиологического познания;

эксплицировать механизмы динамики парадигм аксиологического познания;

рассмотреть формирование новой аксиологической парадигмы в русле постнеклассической науки .

Теоретические и методологические основания исследования. Авторский замысел применения и реинтерпретации парадигмального подхода в аксиологическом познании потребовал рассмотрения ряда различных методологических установок, примов и процедур, используемых в аксиологии и философии науки .

В качестве ведущего теоретико-методологического основания диссертационного исследования выступает адаптированный к специфике аксиологических исследований парадигмальный подход, разработанный Т. Куном и реализованный ранее в различных дисциплинах .

В диссертационной работе акцентируется внимание только на одном из аспектов предложенной Т. Куном парадигмы – на эпистемологическом значении парадигмы как дисциплинарной матрицы. Процесс адаптации теоретических построений Т. Куна к аксиологическому познанию, проведнный в данном исследовании, потребовал применения ряда других подходов, в частности, разработанной М.А. Розовым усовершенствованной модели дисциплинарной матрицы. Прим методологического синтеза позволил рассмотреть методологические подходы Т. Куна и М.А. Розова как дополняющие друг друга и применить комплементарно основные характеристики дисциплинарной матрицы Т. Куна и эстафетной модели науки М.А. Розова для экспликации парадигм аксиологического познания .

Важным для диссертационного исследования стал компаративистский метод, позволивший сравнить существующие многочисленные интерпретации парадигмального подхода в социально-гуманитарных исследованиях, выявить их сходства и отличия, способствуя выявлению парадигм аксиологического познания. Системный подход и метод абстрагирования применялся при выделении критериев отбора компонентов парадигм аксиологического познания .

При проведении экспликации генезиса и трансформации парадигм аксиологического познания были использованы методологические примы ряда исследователей (Н.С. Розова, Ю.В. Перова, С.А. Борчикова, В.Ю. Перова и А.П. Енгоняна), предоставившие возможность учесть плюрализм аксиологических концепций и теорий .

Сравнительно-исторический метод дал возможность обосновать существование парадигм аксиологического познания и выявить специфику трансцендентальной и диспозиционной парадигм классической аксиологии, дихотомической парадигмы неклассической аксиологии и онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии .

Структурно-функциональный подход и применение метода логикоисторической реконструкции при анализе различных периодов развития аксиологии позволили описать определнную структуру парадигм аксиологического познания, выявив в ней существование основных и дополнительных компонентов. В диссертационном исследовании при выявлении системного характера парадигм аксиологического познания был использован метод системно-параметрического анализа, акцентирующий внимание на параметрическом описании свойств компонентов парадигм аксиологического познания .

Метод теоретического моделирования позволил расширить парадигмальный подход Т. Куна и охарактеризовать механизм смены парадигм аксиологического познания и их сущностные отличия от парадигм естественных наук .

Научная новизна исследования состоит в том, что в диссертационной работе впервые комплексно и системно:

1. Парадигмальный подход рассмотрен как междисциплинарный, системный и соответствующий тенденциям методологической интеграции в постнеклассической науке, позволяющий при условии его адаптации к гуманитарному познанию эксплицировать процесс становления и развития аксиологического познания .

2. Определена сущность трансформации смысла понятия «парадигма» в социально-гуманитарных науках в общем, и в аксиологии в частности, проявляющаяся в плюралистичности данного понятия и актуализации вопросов, относящихся к выявлению структуры, механизмов смены парадигм аксиологического познания и их отличия от парадигм в концепции Т. Куна .

3. Обоснована возможность методологического синтеза парадигмального подхода Т. Куна и эстафетной модели науки М.А. Розова, позволившего преодолеть теоретико-методологические трудности применения парадигмального подхода в аксиологии как гуманитарной науке и сконструировать критерии отбора компонентов парадигм аксиологического познания .

4. Доказана эффективность использования парадигмального подхода для конституирования дисциплинарной матрицы парадигм аксиологического познания, включающей два ведущих компонента: онтологическую часть и символические обобщения, номинально соответствующие определению Т. Куна, системное взаимодействие которых определяет индивидуальные характеристики парадигмы .

5. Выявлены отличия парадигм аксиологического познания от традиционной интерпретации парадигм Т. Куном: наличие дополнительных составляющих в символических обобщениях, отсутствие жсткой детерминации деятельности учного парадигмой, полипарадигмальность, взаимодополняемость и взаимопроникновение методологических подходов и примов .

6. Установлен допарадигмальный характер аксиологии в доклассический период; наличие двойственности классического и неклассического периодов аксиологии, демонстрирующих одновременно признаки нормальной и экстраординарной науки и способствующих образованию четырх взаимосвязанных и взаимодополняющих парадигм аксиологического познания: трансцендентальной и диспозиционной в классический период, дихотомической парадигмы в неклассический период и онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии .

7. Выделены основные характеристики трансцендентальной парадигмы аксиологического познания: онтологический дуализм сущего и должного, формирование метода «отнесения к ценности», экспликация ценностей как трансцендентных, абсолютных, безусловных, вечных и всеобщих .

8. Констатировано изменение онтологического статуса ценностей в диспозиционной парадигме аксиологического познания, функционирование в онтологической части парадигмы двух дивергентных направлений (объективистского и субъективистского) и формирование методов феноменологической редукции и идеального типизирования .

9. Охарактеризована специфика онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии, проявляющаяся в комплексном характере символических обобщений и влиянии традиции онтологизма, концепции цельного знания, теономной этики и метафизики всеединства на формирование онтологической части и на разработку идей, обосновывающих ценностное единство Бога, человека и мира .

10. Обоснована экспликация ценностей как субъект-субъектного или субъект-объектного отношений в дихотомической парадигме аксиологического познания и реинтерпретация метода «отнесения к ценности» в символических обобщениях, способствующая заимствованию методологических подходов парадигмы в других сферах социально-гуманитарного познания .

11. Определена сущность парадигмального сдвига в аксиологическом познании, реализуемом благодаря наличию взаимосвязанных, постепенно переходящих друг в друга механизмов динамики: диффузии (взаимное проникновение системных компонентов парадигм), модификации (усовершенствование определнной парадигмы), трансформации (преобразование структуры, основных компонентов парадигм) и транслокации (появление новой парадигмы в результате комплементарного соединения разных компонентов различных парадигм) .

12. Показано развртывание в современной аксиологии парадигмального сдвига к постнеклассической аксиологии, определяющего перспективы е развития в виде формирования синергетической аксиологической парадигмы .

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В современной философии, несмотря на имеющиеся различия между социально-гуманитарными и естественными науками, существует тенденция рассматривать научное познание как целостное, интегративное и системное .

Это предполагает не только сосуществование или формальное единство наук, но и поиск общих механизмов развития, а также продуктивный обмен методологическими подходами, среди которых особое место занимает парадигмальный подход, изначально разработанный для анализа процесса развития естественных наук. Его адаптация к социально-гуманитарным наукам позволяет решить актуальную проблему анализа развития и становления аксиологического познания .

2. Анализ применения понятия «парадигма» в социальных и гуманитарных науках, в том числе и в аксиологии, демонстрирует трансформацию его смысла, сопровождающуюся многозначностью и метафоричностью, что требует уточнения содержания понятия «парадигма» в аксиологическом познании, выявления структуры парадигм аксиологического познания, определения закономерностей механизмов их смены и анализа сущностных отличий парадигм аксиологического познания от интерпретации парадигм Т. Куном .

3. Специфика аксиологии как гуманитарной науки и отсутствие единого принципа построения дисциплинарной матрицы в концепции Т. Куна осложняют экспликацию парадигм аксиологического познания. Прим методологического синтеза, комплементарно соединяющий основные характеристики парадигмального подхода Т. Куна и эстафетной модели науки М.А. Розова, позволяет нивелировать обозначенные затруднения. Это дат возможность адаптировать парадигмальный подход к аксиологии и обосновать критерии отбора компонентов в парадигму аксиологического познания: связь с интерпретацией ценности; репрезентативность; номинальное соответствие некоторых компонентов аксиологической парадигмы подходу Т. Куна; вариативное количество компонентов; наличие системной связи между компонентами .

4. Парадигма аксиологического познания – это поддерживаемая рядом представителей научного сообщества в сфере аксиологии системная онтогносеологическая модель исследования ценностей, предполагающая наличие общего представления об их сущности и воспроизводящая основные методологические направления аксиологических исследований. Первым и основным компонентом парадигм аксиологического познания конституируется онтологическая часть в виде категориальных оснований, определяющих сущностное содержание в рамках парадигм фундаментальных представлений о ценности как предмете аксиологии. Вторым компонентом парадигм аксиологического познания являются символические обобщения – особые выражения, представленные в логической форме и применяемые членами научного сообщества .

Символические обобщения парадигм аксиологического познания только номинально соответствуют определению в концепции Т. Куна и имеют особенные коннотации, обусловленные принадлежностью аксиологии к гуманитарным наукам. Системное взаимодействие двух ведущих компонентов парадигм аксиологического познания обосновывает наличие индивидуальных характеристик парадигмы, отличающих е от других .

5. Парадигмам аксиологического познания присущ ряд отличных от традиционного определения парадигм Т. Куном признаков. В символических обобщениях эти признаки проявляются в наличии дополнительных составляющих, которые не только принципиально не определяемы в других парадигмах, но и не применяемы в рамках данной парадигмы в других концепциях. В парадигмах аксиологического познания отсутствует «жсткая» детерминированность парадигмой деятельности учного. Это способствует невозможности чткого очерчивания границ научного сообщества (одни и те же представители научного сообщества могут в процессе своей деятельности относиться к различным парадигмам), отсутствию разделения научного сообщества по терминологическим признакам, тесной взаимосвязи аксиологических исследований с другими отраслями социально-гуманитарного познания. Для парадигм аксиологического познания присуща постоянная внутренняя динамика, полипарадигмальность, взаимодополняемость и взаимопроникновение методологических подходов и примов, сосуществование и конкурентность «новых» и «старых» парадигм, а также наличие более «мягкого» механизма парадигмального сдвига .

6. Аксиология в доклассический период демонстрирует признаки допарадигмальной науки: изобилие и эклектичность различных альтернативных гипотез и интерпретаций ценностных понятий, наличие большого числа конкурентных и дивергентных ценностных представлений, их развитие в контексте антропологических, агатологических, онтологических, гносеологических, этических и эстетических исследований, сопровождающихся отсутствием чткой аксиологической терминологии и системно организованного научного сообщества. Парадигмальный сдвиг аксиологии к нормальной науке в классический период способствует формированию двух парадигм аксиологического познания – трансцендентальной и диспозиционной, в неклассической аксиологии – дихотомической парадигмы аксиологического познания, в отечественной философии – онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии .

Специфика аксиологии как сферы гуманитарного познания обусловливает одновременное присутствие в классической и неклассической аксиологии признаков нормальной и экстраординарной науки .

7. Трансцендентальная парадигма аксиологического познания включает в себя теории, основанные на онтологическом дуализме сущего и должного, имманентного бытия и трансцендентных ценностей. В онтологической части парадигмы ценности эксплицируются как абсолютные, безусловные, несотворимые, вечные и всеобщие. Они являются ни субъективными, ни объективными. В трансцендентальной парадигме аксиологического познания понятие ценности приобретает методологическое значение, способствуя формированию символического обобщения трансцендентальной парадигмы. Основным методологическим принципом выступает метод «отнесения к ценности», конструирующий способ выстраивания предметности социальных и гуманитарных наук .

8. В диспозиционной парадигме аксиологического познания происходит изменение онтологического статуса ценностей, рассматриваемых в качестве релятивных, зависимых от тех или иных условий, преходящих, временных. В зависимости от ситуации оценивания, от положения в системе «субъект – объект» в онтологической части диспозиционной парадигмы развиваются два дивергентных направления, в одном из которых ценности рассматриваются как объективно существующий феномен, в другом в качестве источника ценностей определяется отношение субъективного мира человека к внешнему миру. В диспозиционной парадигме в качестве символического обобщения выступает метод феноменологической редукции и метод идеального типизирования .

9. В онтологической парадигме русской религиозной аксиологии символические обобщения демонстрируют комплексный характер: логицизм в академическом неокантианстве, тяготеющий к синтезу гносеологической и антропологической проблематики; метод «отнесения к ценности» трансцендентальной парадигмы аксиологического познания в сочетании с метафизикой всеединства; интуитивизм и метафизический реализм; метод феноменологической редукции в христианской аксиологии. Традиция онтологизма, связанная с концепцией цельного знания, принципами теономной этики и религиозноантропологическим аспектом философских поисков, приводит к образованию онтологической части парадигмы, интерпретирующей природу ценностей в таком соотношении онтологии и антропологии, которое полностью исключает их гипостазирование и утверждает ценностное единство Бога, человека и мира .

10. Основным источником формирования дихотомической парадигмы аксиологического познания выступает критика трансцендентальной и диспозиционной парадигм. В качестве основания онтологической части в дихотомической парадигме эксплицируется акт оценивания, подразумевающий неустранимость субъекта в ценностном отношении. В границах дихотомической парадигмы репрезентуются две ведущие теоретические модели, именуемые по типу ценностного отношения как субъект-объектная или субъект-субъектная. В дихотомической парадигме аксиологического познания происходит реинтерпретация метода «отнесения к ценности» в символических обобщениях, приводящая к усилению влияния аксиологии на другие сферы социальногуманитарного познания .

11. В аксиологическом познании функционируют четыре взаимосвязанных, постепенно переходящих друг в друга механизма динамики парадигм .

Первый механизм – диффузия. Это взаимное проникновение системных компонентов парадигм аксиологического познания. Диффузия реализуется на межпарадигмальном уровне аксиологического познания (появление метода идеального типизирования в результате диффузии символических обобщений трансцендентальной и диспозиционной парадигм) и междисциплинарном уровне (между парадигмами аксиологического познания и другими отраслями социально-гуманитарного познания). Увеличение процессов диффузии приводит ко второму механизму: к реализации модификации. Это усовершенствование определнной парадигмы аксиологического познания (модификация трансцендентальной парадигмы в построении поздних «неокантианцев»). Нарастание процессов модификации способствует возникновению третьего механизма – трансформации (преобразованию) парадигм аксиологического познания (формирование диспозиционной парадигмы в результате трансформации трансцендентальной парадигмы). Четвртый механизм – транслокация – приводит к возникновению новой парадигмы в результате комплементарного соединения различных, иногда даже противоречащих друг другу, компонентов разных парадигм.

В процессе транслокации конструируются две парадигмы:

онтологическая парадигма русской религиозной аксиологии и дихотомическая парадигма неклассической аксиологии .

12. В современной аксиологии наблюдается начало парадигмальной трансформации дихотомической парадигмы, сопровождающейся диффузией на междисциплинарном уровне и заимствованием методологических подходов постнеклассической науки. В качестве ведущей перспективы развития аксиологии выступает оформление новой аксиологической парадигмы – синергетической. Проекция методологии синергетики на область аксиологии содействует росту интеграционных процессов в научном познании и позволяет преодолеть антиномичность классической субстанциональной интерпретации ценностей, рассматриваемых с позиций синергетики как сложные, нелинейные, открытые, иерархические системы .

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проблематику своего исследования автор последовательно стремился выстроить в плоскости парадигмального анализа. Представляется, что в принципе такого рода попытки важны с точки зрения внутренних задач развивающейся аксиологии .

Результаты диссертационной работы могут использоваться не только в качестве теоретико-методологической основы дальнейшего развития аксиологии. Их методологическая значимость определяется и для других областей социальногуманитарного знания: культурологии, социологии, социальной философии, педагогики, психологии .

Концептуальные положения и сам материал диссертационной работы могут быть использованы в качестве материала для чтения ряда лекционных курсов, при составлении рабочих программ и методических разработок, при написании учебников и учебных пособий по соответствующим разделам таких дисциплин, как «Философия», «Основы светской этики», «Культурология», «Основы духовной культуры», «Философия и методология науки», «История и методология науки» .

Основные положения диссертационного исследования могут быть использованы в прикладных аксиологических исследованиях в качестве методологического основания .

Апробация работы. Ряд основных положений диссертационного исследования изложен в 5 монографиях, в том числе 2 авторских, в учебных и учебно-методических пособиях, в том числе и с грифом УМО учебных заведений Российской Федерации по образованию в области сервиса и туризма; в статьях в сборниках трудов и научных журналах, в том числе 18 статей в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК; в 6 статьях на русском и английском языках, изданных за рубежом .

Отдельные результаты и выводы диссертации были обсуждены и апробированы на конференциях различного уровня: межвузовской (2007 г.), всероссийской (2009 г.) и международной (2011 г.) конференциях «Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития), проводимых на базе ЮРГУЭС, на международном симпозиуме «Феномены природы и экология человека» (Казань, 2008 г.), на II международной научно-практической конференции «Социально-гуманитарное знание: поиск новых перспектив» (Пенза, 2008 г.), всероссийской научной конференции «Категории ценности и культура (аксиология, литература, язык)» (Владикавказ, 2010 г.), всероссийской научной конференции «Социокультурные процессы в современной России» (Курск, 2010 г.), VIII международной научно-практической конференции «Культура и власть» (Пенза, 2010 г.), VI международной научно-практической конференции «Философия в техническом вузе» (Санкт-Петербург, 2012 г.), VI Международной заочной научно-практической конференции «Тенденции изменения категорий философии и культурологии в процессе ценностной трансформации общества» (Краснодар, 2013 г.), Х международной научнопрактической конференции «Vda a vznik – 2013/2014» (Прага, Чехия, 2014 г.), международных научно-практической конференции «Образование и наука: современное состояние и перспективы развития» (Тамбов, 2014 г.), XI международной научной конференции «Conduct of modern science – 2014»

(г. Шеффилд, Великобритания) и других .

Некоторые положения диссертации были апробированы автором при разработке и реализации программы дополнительного профессионального образования «Философия и психология сервиса», при чтении курсов «Философия и методология науки», «История и методология науки» для студентов магистратуры и спецкурсов «Русская религиозная философия», «Формы познавательной деятельности: единство и многообразие» для аспирантов Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета (до 2013 г. ЮРГУЭС) .

Результаты диссертационного исследования были использованы при подготовке учебного пособия «Философия науки»45 – Лауреата VI Общероссийского конкурса изданий для вузов «Университетская книга-2012» в номинации «Лучшее издание по гуманитарным наукам» .

Структура диссертации. Общий замысел и последовательность решения задач исследования определили структуру работы, которая состоит из введения, трх глав, включающих двенадцать параграфов, заключения и библиографического списка (334 источника), в том числе 38 на иностранных языках .

Общий объм – 306 страниц машинописного текста .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении автором обосновывается актуальность темы, проводится анализ степени научной разработанности проблемы, определяется объект и предмет, цель и задачи диссертационного исследования, формулируется гипотеза исследования, обосновываются основные научные положения, выносимые на защиту, излагается научная новизна, рассматриваются теоретические и методологические основы исследования, показывается теоретическая и практическая значимость, указывается сфера и характер апробации результатов исследования .

Первая глава «Парадигмальный подход в контексте взаимодействия гуманитарных и естественных наук», состоящая из четырх параграфов, содержит анализ теоретической базы, обоснование методологической стратегии и понятийного аппарата исследования. В главе дана характеристика парадигмального подхода в философии науки, выявлены предпосылки его формирования и развития, анализируется полемика вокруг парадигмального подхода в философии науки, роль парадигмального подхода в реализации процессов интеграции естественных и гуманитарных наук, а также рассматривается опыт и специфика применения парадигмального подхода в социальных и гуманитарных исследованиях .

В первом параграфе «Предпосылки формирования и суть концепции Т. Куна» решается задача раскрытия сути парадигмального подхода к динамике научного познания и выявления предпосылок его формирования и развития .

Основой обоснования и развития парадигмального подхода являются работы представителей доктрины постпозитивизма и историков науки, анализирующих науку в е динамике, выявляющих формы развития знания и акцентирующих внимание на исследовании структуры науки. В параграфе анализируется концепция критического рационализма К. Поппера, заложившего основаСм.: Философия науки : учеб. Пособие. Рек. УМО учеб. заведений Рос. Федер. по образованию в области сервиса и туризма для студентов магистратуры специальностей 100100 «Сервис», 100200 «Туризм» и аспирантов социально-гуманитарных специальностей / Е.Ю. Положенкова, В.И. Родионова, В.В. Котлярова, К.В. Воденко. Шахты : ЮРГУЭС, 2010 .

ния постпозитивизма и считающего, что вся многовековая история науки выглядит как процесс «перманентных революций», сводимых к выдвижению оригинальных гипотез с последующим их опровержением. Т. Кун закрепляет данную тенденцию, переформулируя вопрос о происхождении научных теорий в понятие научной революции. Это особая историко-культурная ситуация возникновения новой научной картины мира, противопоставленная периодам нормального развития. Главное отличие революционной ситуации состоит в выдвижении новых мировоззренческих принципов научной картины .

В диссертации представлен краткий обзор двух концепций историков науки: А. Койре и Л. Флека, повлиявших в наибольшей степени, согласно точке зрения Т. Куна, на разработку им модели парадигмального развития науки .

В работах А. Койре рассматривается научная революция как особая историко-культурная ситуация возникновения новой научной картины мира .

А. Койре полагает, что ведущие признаки научной революции обусловлены не активизацией точности наблюдений, а наличием концептуальных изменений, появлением совершенно нового типа мышления. Эпистемологические открытия Л. Флека (понятия «мыслительный коллектив» и «стиль мышления») выступают основой понятия «парадигма» в концепции Т. Куна, доказывающего модель развития науки путм революционной смены парадигм .

В параграфе проводится анализ концепции Т. Куна и подчркивается, что учный впервые акцентирует внимание на социокультурном контексте глубоких преобразований, характеризующих ряд исторических этапов развития научного познания .

Используя фактически перевод понятия «парадигмы» с древнегреческого как «образец», исследователь придат термину «парадигма» общенаучный характер, и понятие парадигмы в дальнейшем приобретает коннотацию устойчивого комплекса методологических и теоретических постулатов, принимаемых в научном сообществе в качестве образца. В развитии науки Т. Куном выделяются четыре этапа: допарадигмальный, формирование парадигмы, нормальная наука и экстраординарный, заканчивающийся научной революцией, которая формирует новую парадигму в результате парадигмального сдвига .

Парадигма является универсальным регулятором как научной деятельности, так и всех институтов науки, а также самой науки как института. Функция парадигмы – направлять развитие науки в целом, и, соответственно, научные исследования по определнному пути. Т. Кун определяет два аспекта понимания парадигмы: эпистемологический и социальный. В параграфе обосновывается, что для анализа процессов становления и развития аксиологии как научной дисциплины, определения закономерностей механизма смены парадигм и выявления предпосылок формирования парадигм аксиологического познания более продуктивным будет применение значения парадигмы как дисциплинарной матрицы. Это позволит преодолеть ряд методологических трудностей аксиологии .

Автор подчркивает, что аксиология как гуманитарная дисциплина, полностью соответствует куновским требованиям социальной поддержки парадигмы: наличие профессиональных организаций, легитимирующих парадигмы (наличие аксиологических школ); активные лидеры-аксиологи, вводящие и поддерживающие парадигмы; научные журналы и конференции аксиологической направленности, подтверждающие кредит доверия к парадигмам путм их обсуждения и критики; учебные заведения, которые пропагандируют парадигмы. Данное обстоятельство выступает существенным аргументом в пользу реинтерпретации парадигмального подхода для исследования динамики аксиологического познания .

Теории, основанные на различных парадигмах, Т. Кун называет несоизмеримыми. В аксиологии также наблюдаются аналогичные типы несоизмеримости восприятия и семантический тип. Только они проявляются не отдельно, а в системной взаимосвязи. Наличие элементов несоизмеримости теорий в аксиологическом познании выступает весомым аргументом в пользу применения парадигмального подхода в аксиологии при условии его адаптации к гуманитарному познанию .

Модель развития науки, предложенная Т. Куном, при всей своей эвристичности имеет ряд недостатков – механизм развития, эволюции, функционирования, разграничения нормальных и революционных периодов в эволюции науки остаются у американского историка науки вне его поля зрения. Это не умаляет значимости его концепции, а намечает пути е дальнейшего развития и доработки в сфере социально-гуманитарных наук, в том числе и в аксиологии .

Во втором параграфе «Оценка парадигмального подхода в философии науки» анализируется полемика вокруг парадигмального подхода в философии науки .

Автор отмечает, что в зарубежной и отечественной философии работа Т. Куна вызвала неподдельный интерес. Позитивные отклики на не публикуются до настоящего момента .

В параграфе анализируются исследования ряда учных (М.А. Розова, Ю.В. Яковца, У. Херфела, К. Хукера, Г. Санки, Дж. Форрестера), выступающих демонстрацией не только значительного интереса к парадигмальному подходу, но и содержащих некоторые элементы его адаптации и развития. В диссертации подчркивается, что обоснованная учными полипарадигмальность научного познания и значимость парадигмального подхода для социальных и гуманитарных наук открывают возможности для его применения в аксиологии .

Заслуга Т. Куна, по словам М.А. Розова, с которым автор солидарен во взглядах, состоит и в том, что Т. Кун, во-первых, рассматривает науку в качестве сложной программы, в которой функционирует научное сообщество, вовторых, пытается акцентировать внимание на специфике осуществления учным научной деятельности и объясняет, в силу каких обстоятельств эта деятельность происходит именно так, а не иначе. Но самое главное, Т. Кун обозначает в общих чертах перспективные направления исследования истории научного познания. А это предоставляет потенциальную возможность применения парадигмального подхода для анализа развития аксиологического познания .

Парадигмальный подход, как и любая другая методологическая концепция, помимо поддержки, подвергается и острой критике. Оппоненты Т. Куна в максимальной степени критикуют предложенную им интерпретацию научной революции и понятие «нормальная наука». Автором анализируется точка зрения ряда зарубежных и отечественных мыслителей: Дж. Уоткинса, Э. Майра, С. Тулмина, И. Лакатоса, П. Фейерабенда, М.А. Чешкова .

Полемика, развернувшаяся вокруг парадигмального подхода, объясняется логическим кругом, существенно снижающим его эвристические возможности: определение нормальной науки происходит благодаря понятию парадигмы научного сообщества, а определение парадигмы – через определнное научное сообщество. К тому же в концепции Т. Куна не обусловлена чткая демаркация периодов нормальной и экстраординарной науки. Однако критика парадигмального подхода Т. Куна, подчркивает автор диссертации, выражает не негативное, а как раз позитивное признание его разработки понятий «научная революция» и «парадигма», поскольку речь идт об обосновании совершенно нового подхода к пониманию развития науки .

В параграфе отмечается, что вопрос о применимости парадигмального подхода в гуманитарном познании в работах Т. Куна в разные периоды его творчества имел разные ответы – от отрицательных до положительных. Первоначально, как следует из анализа текста «Структуры научных революций», философ даже не предполагает применение парадигмального подхода в гуманитарном познании. После обращения к изучению герменевтики в семидесятые годы ХХ в. Т. Кун, обнаруживая родство между естественнонаучным и социально-гуманитарным научным знанием, изменяет свои взгляды, полагая, что не существует принципа, запрещающего когда-либо гуманитарным наукам найти парадигму .

Анализ работ Т. Куна позволяет автору диссертации утверждать, что американский учный, последовательно развивая предложенное им понятие парадигмы и намечая дальнейшие пути его развития в философии и истории науки, подразумевает возможным применения парадигмального подхода для исследования динамики и моделей развития гуманитарного познания .

Третий параграф «Парадигмальный подход в процессах интеграции естественных и гуманитарных наук» посвящн рассмотрению роли парадигмального подхода в реализации процессов интеграции естественных и гуманитарных наук .

В параграфе датся краткий обзор дискуссии о методологических основаниях социально-гуманитарного познания в контексте его взаимодействия с естественнонаучным познанием. Автор отмечает, что негативная тенденция противопоставления «Sciences» и «Humanities» присутствует в науке и сейчас, несмотря на аргументацию их взаимного сближения и объединения. Эта традиция приводит ряд исследователей (М. Доган, Г.К. фон Вригт) к отрицанию возможности применения парадигмального подхода в социальногуманитарных исследованиях .

Автор подчркивает, что позиция отрицания применения парадигмального подхода в социально-гуманитарном познании, обусловленная признанием крайней дифференциации научного познания, не является продуктивной. Автор диссертации считает, что традиционная оппозиция естественных и социально-гуманитарных наук в одинаковой степени негативно воздействует как на гуманитарное, так и на естественнонаучное познание, способствуя изоляции представителей различных дисциплин, препятствуя решению методологических проблем и обмену опытом .

Классическая дифференциация наук, безусловно, сыгравшая положительную роль в развитии научного познания, преодолевается в постнеклассической науке. В современных исследованиях все чаще и чаще подчркивается целостный и системный характер научного познания и намечаются пути сближения гуманитарных и естественных наук, возможности адаптации методологических подходов естественных наук к социогуманитарному дискурсу .

Рассматриваются точки зрения Я. Хакинга, В.М. Межуева, В.А. Лекторского, Е.П. Князевой и С.П. Курдюмова о возможности и перспективах интеграции в научном познании. Автор акцентирует внимание на идеях К. Поппера, указывающего на черты сходства социально-гуманитарного и естественнонаучного познания и обосновывающего наличие их общих когнитивных характеристик – одного из интеллектуальных вдохновителей постпозитивизма, и, одновременно, оппонента Т. Куна .

Интеграция имеет место как в рамках одной науки, между различными е разделами, так и на междисциплинарном уровне. Это предполагает не только сосуществование или формальное единство наук, но и поиск общих механизмов развития, а также продуктивный обмен методологическими подходами, среди которых особое место занимает парадигмальный подход, изначально разработанный для анализа процесса развития естественных наук. Его адаптация к социально-гуманитарным наукам позволяет решить актуальную проблему анализа развития и становления аксиологического познания .

Демонстрация многообразия существующих интерпретаций и специфики парадигмального подхода в социальных и гуманитарных исследованиях проводится в четвртом параграфе «Парадигмальный подход в социальных и гуманитарных исследованиях» .

В параграфе рассматривается целый ряд направлений, связанных с развитием парадигмального подхода зарубежными и отечественными исследователями .

В гуманитарных науках идеи, созвучные идеям Т. Куна, развивает М. Фуко. Как и понятие «парадигма», эпистема в концепции М. Фуко ссылается на социокультурные условия исторической эпохи. В параграфе анализируется совместимость подходов Т. Куна и М. Фуко, предпринятая В.А. Шкуратовым в модели наррадигмы. Автором обосновывается продуктивность применения понятия «парадигма» и парадигмального подхода, а не понятия «эпистема» к анализу динамики развития аксиологического познания по ряду причин: эпистема выступает более широким понятием, чем парадигма, включая в себя познавательные формы, не считающиеся научными, но имеющими отношения к познанию в широком смысле, также для эпистемы характерна смысловая неопределнность и «размытость» .

Автором анализируются философские интерпретации парадигмального подхода ряда отечественных и зарубежных исследователей (М. Бунге, Г. Кюнга, В.П. Римского, В.А. Ядова, С.А. Кравченко, Г.Е. Зборовского и др.), обосновывавших необходимость применения модели развития науки Т. Куна в социально-гуманитарном познании. Рассматривается новообразование «культурная парадигма», применяемое в современных философских исследованиях (Н.Б. Бакач, Л.С. Перевозчикова, Е.А. Покровская, Л. Канаева и др.). Культурологическая парадигма интерпретируется как своеобразная метанаука, освещающая важнейшие социально-гуманитарные вопросы современности и имеющая интегративные, трансдисциплинарные характеристики, определяемые предметом культурологических исследований .

Применительно к аксиологии в отечественных исследованиях (Л.В. Баевой, Г.П. Выжлецова, М.А. Беляевой, С.Е. Кривых) фиксируется плюралистичность понятия «парадигма» и его функционирование в трх вариациях. Во-первых, парадигма в аксиологии интерпретируется как логический конструкт, представляющий собой осмысление картины мира и бытия человека на основе ценностей. Во-вторых, философская рефлексия понятия «парадигма» в аксиологии включает в себя е различные интерпретации как системы, теории, концепции, модели, схемы, метода или образца знания о сфере ценностного в определнный исторический промежуток. В-третьих, под аксиологической парадигмой понимается набор ценностей данной культуры, социокультурных образцов действия и его результатов. Проведнный анализ применения парадигмального подхода в гуманитарных и социальных исследованиях выявил детерминологизацию понятия «парадигма», е многозначность и метафоричность употребления .

В параграфе делается вывод о необходимости уточнения содержания понятия «парадигма» в аксиологическом познании, выявления структуры парадигм аксиологического познания, определения закономерностей механизмов их смены и анализа сущностных отличий парадигм аксиологического познания от интерпретации парадигм Т. Куном .

Во второй главе «Экспликация генезиса и трансформации парадигм аксиологического познания», состоящей из четырх параграфов, доказывается допарадигмальный характер аксиологии в доклассический период; выявляются парадигмы аксиологического познания классической аксиологии (трансцендентальная и диспозиционная), определяется их специфика становления и развития; обосновывается функционирование онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии конца XIX – начала XX вв.; исследуются тенденции развития неклассической аксиологии в рамках дихотомической парадигмы аксиологического познания .

В первом параграфе «Аксиология как допарадигмальная наука: доклассический период» ставится задача анализа специфики доклассического периода аксиологии и обоснования его допарадигмального характера .

В Античности происходит слияние этики с философией, понимание ценностей совпадает с размышлениями о нравственности и морали. В параграфе рассматриваются идеи Гераклита, Протагора, Сократа, Платона, Аристотеля и представителей стоицизма. Для философии античности характерны активно разрабатываемые вопросы о ценностях и идеалах либо в контексте понимания подлинности бытия, либо в контексте общественного поведения человека, рассматриваемого в качестве «носителя Логоса» .

Автор отмечает, что для периодов становления наук, описанных Т. Куном как «допарадигмальные», характерны концептуальный хаос, эклектическое соединение различных альтернативных гипотез и наличие большого числа конкурентных и дивергентных представлений, ни одно из которых нельзя трактовать как неверное, так как все они приблизительно соответствуют наблюдениям и научным методам своего времени. Описанная ситуация наблюдается в античной философии, что свидетельствует о допарадигмальной стадии развития аксиологии .

Специфика понимания ценностей в эпоху Средневековья в диссертации рассмотрена на примере краткого анализа учений двух выдающихся мыслителей, творчество которых является характерным для различных периодов развития западноевропейской средневековой философской мысли (патристики и схоластики): Августина Блаженного и Ф. Аквинского. В параграфе анализируется дискуссия в отечественной философии о создании в эпоху Средневековья собственно аксиологических учений (М.С. Каган, Ю.В. Перов, С.С. Аверинцев, В.К. Шохин, И.В. Попов, Л.Н. Столович). Автор приходит к выводу о том, что рассуждения средневековых философов о ценностях целесообразно вслед за В.К. Шохиным называть «агатологическими исследованиями»46 .

Обосновывается, что в работах мыслителей Средневековья встречаются разнообразные высказывания о различных видах ценностей, но не существуют представления о том, что добро, красота, истина имеют объединяющее начало, которое со временем станет предметом изучения отдельной дисциплины. Это выступает доказательством нахождения аксиологии в допарадигмальной стадии своего развития .

В параграфе рассматриваются представления о ценностях человеческого бытия в эпоху Ренессанса (П. Мирандола, М. Монтень). Допарадигмальность Шохин В.К. Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль. М.: Изд-во РУДН, 2006. С. 109 .

аксиологии в эпоху Ренессанса представляет собой эпистемологическую ситуацию существования множества интерпретаций и подходов ценностей. Несмотря на секуляризацию ценностных представлений в эпоху Возрождения, аксиология ещ не определила предмет своего исследования, существует употребление ценности в качестве блага и в качестве стоимости. В эпоху Возрождения агатологические исследования гуманистов представляют собой эклектическое соединение различных представлений о благе с признанием индивидуализации и роли человека как Творца .

В Новое время философия в понимании человека обращает пристальное внимание на его разумную природу, его способность мыслить. Поэтому и понимание ценностей получает рационалистическую интерпретацию. В диссертации рассматриваются ценностные подходы в учениях Р. Декарта, Т. Гоббса, Дж. Локка, Б. Спинозы. Для новоевропейской философии XVII века характерен «пафос познания»47 ценностных концептов, определяющих допарадигмальный характер аксиологии в данный период .

Исчезновение первоначальных расхождений, характерных для допарадигмального этапа, объясняется победой одной из допарадигмальных теорий .

Со временем на первый план выдвигается одна ведущая теория, выступающая в качестве образца решения проблем и составляющая теоретическую и методологическую основу «нормальной науки». Автор обосновывает, что в качестве такой теории в аксиологии выступает трансцендентализм И. Канта, сформированный под влиянием философии Д. Юма. И. Кант первым в полной мере показывает уникальность вопросов о ценности и их отличие от вопросов о бытии и возможности его познания, конструируя «метафизические основания»

аксиологии. Вытекающая из этого принципа роль действующего и оценивающего субъекта и кантовское открытие имеют первостепенное значение для становления аксиологии как нормальной науки .

В параграфе обосновывается, что когнитивные преимущества той или иной теории, согласно парадигмальном подходу, не обеспечивают е автоматического становления в качестве парадигмы. Становление «нормальной» науки зависит от целого ряда психологических, политических, культурных и других социокультурных факторов – на становление аксиологии оказывает влияние не только философия И. Канта, но и концепция Р.Г. Лотце, а также взгляды Ф. Ницше. На рубеже веков (XIX и ХХ) аксиология, имея на вооружении теоретическое осмысление ценностей и опыт философской рефлексии знания о ценностях, переходит в стадию своего классического развития .

Исследовательская задача второго параграфа «Становление и развитие парадигм аксиологического познания в классический период аксиологии»

состоит в анализе развития аксиологии в обозначенный период и выявлении парадигм аксиологического познания при учте полипарадигмальности гуманитарного познания .

Каган М. С. Философская теория ценности. СПб., 1997. С. 12 .

Парадигма, согласно подходу Т. Куна, базируется на одном или нескольких значительных научных достижениях прошлого, принимаемых данным научным сообществом в качестве необходимой основы его научной деятельности в настоящем и в будущем. Таким значительным достижением прошлого для классической аксиологии является трансцендентализм, выступивший в Новое время одной из ведущих концепций западноевропейской философской мысли, сохраняющей до сих пор значительное влияние. Именно в баденской школе неокантианства образовалась исторически первая парадигма аксиологического познания – трансцендентальная. В параграфе проводится анализ учений представителей баденской школы неокантианства (В. Виндельбанд и Г. Риккерт) и марбургской школы (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер). Значительным достижением трансцендентальной парадигмы становится выявление трансцендентного характера ценностей, являющихся для человека образом должного, недостижимым идеалом, стремление к которому упорядочивает жизнь отдельных людей, позволяет согласовать их действия. Основным методологическим принципом трансцендентальной парадигмы выступает метод «отнесения к ценности», конструирующий способ выстраивания предметности социальных и гуманитарных наук. «Нормальная наука» в парадигмальном подходе подразумевает не просто «слепое» накопление знаний, а их постоянный прирост и развитие, а также несущественные отличия и изменения в подходах48. Поэтому некоторое различие в наименовании и понимании методов в концепции В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Э. Кассирера не является препятствием для отнесения данных концепций к одной парадигме аксиологического познания – трансцендентальной .

Автор доказывает тезис об одновременном присутствии в классической аксиологии признаков нормальной и экстраординарной науки, обусловленных е спецификой как сферы гуманитарного познания. Целью «нормальной» науки является расширение области применения парадигмы, допускающей ряд непринципиальных расхождений теорий, входящих в одну парадигму. В марбургской школе исследовательский интерес сосредоточен на анализе методов и понятий математических наук. Для баденской школы характерно смещение акцента в направлении исторических наук. Это позволяет автору рассматривать классическую аксиологию как нормальную науку. Наиболее уязвимой позицией в трансцендентальной парадигме становится е ценностный догматизм и мистицизм, объявляющие ценность трансцендентной и непостижимой ни для философии, ни для науки. Это свидетельствует о наличии противоречий внутри парадигмы, которые впоследствии приводят к парадигмальному сдвигу к диспозиционной парадигме и проявлению признаков экстраординарной науки .

В параграфе доказывается тезис о сохранении и преемственности знания в процессе парадигмального сдвига в отличие от традиционного представления о несоизмеримости парадигм, эксплицируются трансцендентальные истоки Кун Т. Структура научных революций. 2-е изд. М.: Прогресс, 1977. С.45-46 .

феноменологической аксиологии, развивающейся в диспозиционной парадигме .

Выявляется приводящее к формированию диспозиционной парадигмы аксиологического познания и метода феноменологической редукции изменение онтологического статуса ценностей, рассматриваемых в качестве релятивных, зависимых от тех или иных условий. Анализ критической онтологии Н. Гартмана и феноменологической аксиологии М. Шелера показывает наличие сходства их аксиологических концепций, развитие которых происходит, с точки зрения автора диссертации, в русле диспозиционной парадигмы .

Проводится анализ теорий аксиологического психологизма (Ф. Брентано, В. Вундт, А. Мейнонг), выделяющих в качестве источника ценностей цели, волю, чувства, эмоциональные акты, социально сформированные установки и биопсихические потребности человека. В параграфе подчркивается, что в зависимости от ситуации оценивания, от положения в системе «субъект – объект» в диспозиционной парадигме формируются два дивергентных направления, одно из которых считает ценности объективно существующим феноменом, а другое – определяет в качестве источника ценностей отношение субъективного мира человека к внешнему миру .

Вместе с тем в диспозиционной парадигме, как и в трансцендентальной, присутствуют методологические затруднения внутри парадигмы, которые впоследствии могут привести к парадигмальному сдвигу и формированию новой парадигмы: стремление к философскому монизму, обоснованию онтологической концепции ценностей .

В параграфе обосновывается, что в парадигмах аксиологического познания отсутствует «жсткая» детерминированность деятельности учного парадигмой. Ряд виднейших аксиологов классического периода сво научное творчество связывали и с трансцендентальной парадигмой, и с диспозиционной парадигмой аксиологического познания. В качестве примера в диссертации проанализирована аксиологическая концепция М. Вебера, относящаяся к диспозиционной парадигме, но при этом включающая в себя элементы трансцендентальной парадигмы классической аксиологии. В аксиологической концепции М. Вебера обосновывается метод идеального типизирования .

Авторская реинтерпретация парадигмального подхода в аксиологии позволяет эксплицировать в классической аксиологии одновременное осуществление двух дивергентных процессов, диалектически связанных между собой .

Аксиология, с одной стороны, презентует себя как нормальная наука, с другой стороны, в ней присутствуют признаки экстраординарной науки и своеобразная «несоизмеримость теорий» (в терминах Т. Куна). Основное противоречие в аксиологии касается абсолютизации ценностей .

В третьем параграфе «Онтологическая парадигма русской религиозной аксиологии конца XIX – начала XX вв.» автор предпринимает попытку анализа развития аксиологических теорий в русской философии конца XIX – начала ХХ вв .

В диссертации обосновываются причины обращения к данному периоду развития русской философии: традиционная ценностная составляющая русской философии, интерес к размышлениям русских философов данного периода, отражающих мировоззренческие искания российского общества; духовный плюрализм, характерный для русской философии. В параграфе аргументируется, что в отношении существования в русской философии конца XIX – начала ХХ вв. философской теории ценностей сложились две противоположные точки зрения. Первая представлена в исследованиях О.Г. Дробницкого, М.С. Кагана и других исследователей, отмечающих отсутствие аксиологической теории в русской философской традиции. Автор диссертации придерживается второй точки зрения, коррелирующей с представлениями Л.Н. Столовича и В.Г. Лукьянова: ценностная ориентированность русской религиозной философии, активная полемика с парадигмами аксиологического познания (трансцендентальной и диспозиционной), раскрытие духовного содержания ценностей в качестве внутренней основы человеческого существования способствовали рождению уникального аксиологического течения – русской религиозной аксиологии .

Автор диссертации подчркивает, что рассмотрение специфики аксиологических исследований в отечественной философии конца XIX – начала XX вв .

невозможно без учта отношения марксистской философии к проблеме ценности. В работах многих современных философов (например, труды М.С. Кагана, Л.Н. Столовича, П.Е. Матвеева) существует точка зрения, разделяемая автором диссертации, что российские последователи марксизма конца XIX – начала XX вв. практически отказались от разработки аксиологии из-за восприятия е как идеологически враждебной идеалистической теории .

В параграфе рассматривается влияние неокантианства на формирование аксиологии в отечественной философской традиции конца XIX – начала XX вв .

Анализируются аксиологические построения в «академическом»

(А.И. Введенский) и «неакадемическом» (Ф.А. Степун) русском неокантианстве. Русские неокантианцы не воспроизводили философемы И. Канта буквально, а считали необходимым трансформировать его идеи, давать им новую интерпретацию, соответствующую как существующим представлениям о предмете философии, так и российскому социокультурному контексту. Формирование аксиологических точек зрения ведущих русских неокантианцев объясняется как традиционным влиянием православия на социокультурную среду российского общества и на русскую философскую мысль конца XIX – начала XX вв., так и резкой критикой неокантианства со стороны русских религиозных философов и постепенным возвращением от позитивизма и материализма к религиозной метафизике. Если в академическом неокантианстве акцент был сделан на рассмотрение гносеологических вопросов при активном влиянии антропологических идей, то в неакадемическом неокантианстве, помимо антропологических идей, было сильно влияние русской религиозной философии .

Несмотря на несколько различное понимание ценностей в среде академических и неакадемических неокантианцев, в их аксиологических рассуждениях фиксируется чткая тенденция интерпретации ценностей сквозь призму религиозного мировоззрения и их разработки вне рамок трансцендентальной и диспозиционной парадигм аксиологического познания. В русской философской мысли конца XIX – начала XX вв. начинает формироваться новая парадигма аксиологического познания, не принимающая трактовку ценностей как абсолютных, трансцендентных или релятивных, связанная с концепцией цельного знания и с религиозно-антропологическим аспектом философских поисков .

В параграфе исследуются ценностные идеи в философии всеединства .

Гносеологизм неокантианства, стоявшего у истоков трансцендентальной парадигмы, весьма негативно воспринимался в среде русских религиозных философов, видящих в нм причину оторванности гносеологии от онтологии, отчуждения человека от бытия как такового и от реальной жизни. Этические построения В.С. Соловьева выступают предвестником оригинальных аксиологических подходов, впоследствии разработанных в русской религиозной философии, несмотря на то, что в период его творчества понятие «ценность» ещ не имеет в русской философии статуса аксиологической категории .

В диссертации анализируется ряд концепций (Н.О. Лосского, Н.А. Бердяева, Б.П. Вышеславцева). Н.О. Лосский предпринимает попытку построить ценностную иерархию и дать классификацию ценностей, выделяя следующие их типы: производные и первичные, относительные и абсолютные, отрицательные и положительные, основные и вспомогательные. Ценности определяются онтологически, бытие не разделяется Н.О. Лосским, в отличие от западноевропейской традиции, на благо и ценности. В построении своей аксиологии Н.О. Лосский отмежвывается и от трансцендентальной парадигмы, и от диспозиционной парадигмы классической аксиологии. Опираясь на наследие великого русского философа, автор диссертации обозначает формирующуюся парадигму русской религиозной аксиологии как онтологическую .

Центральной проблемой для Н.А. Бердяева становится проблема творчества человека, философ считает, что смысл и цель жизни человека не исчерпываются спасением, творчество – это призвание человека, это свобода. В аксиологических построениях Н.А. Бердяева важное место отводится связи ценностей творчества с нравственными ценностями. Понятие ценности в представлениях философа тесно связано с пониманием культуры. .

В параграфе проводится анализ теоретических построений Б.П. Вышеславцева, обращающегося к проблематике теории ценностей в целом ряде работ и активно применяющего такие понятия, как «аксиология», «теория ценностей», «христианская аксиология», «аксиологическая очевидность» и т.п. Б.П. Вышеславцев, полагает автор диссертации, в отличие от Н.О. Лосского, не претендует на создание собственной аксиологической теории, он пытается обосновать ценностную природу христианского учения, используя термин «христианская аксиология».. Как религиозный философ Б.П. Вышеславцев исследует, прежде всего, анализ взаимосвязи систем ценностей и религии, доказывая, что проблема иерархии ценностей не может быть простым теоретизированием, а представляет собой открытый вопрос о ценностных основаниях культуры. Ценность в аксиологических построениях Б.П. Вышеславцева представляет собой своеобразную онтологическую опору человека, онтологический статус которой раскрывается в теории сублимации .

Делается вывод о том, что развитие онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии показывает общие закономерности философских теоретико-ценностных воззрений. Это путь от недифференцированного ценностного миропонимания к интерпретации его отдельных сторон (этических, эстетических, религиозных, познавательных и т.п.), а затем к аксиологическим понятиям, объясняющим сложные взаимоотношения между различными аспектами ценностного .

Характерное для западноевропейской аксиологической традиции разделение бытия и блага приводит к тому, что предпринимаемые философами попытки их сближения совершаются на их противопоставлении, приводящим к пониманию блага как коррелята ценности. В онтологической парадигме русской религиозной аксиологии такого противопоставления нет, наоборот, постоянно подчркивается преодоление крайностей субъективизма и абсолютизма. Источником ценностей и только является абсолютная полнота бытия, она же является предельной самоценностью, но реальным условием функционирования ценностей выступает индивидуальное бытие субстанционального деятеля. И если западноевропейская неклассическая аксиология в ряде некоторых своих концепций продолжает традиции трансцендентальной и диспозиционной парадигм аксиологического познания классического периода, то глубина прозрений русской философии Серебряного века позволяет автору констатировать одновременное наличие в онтологической парадигме русской религиозной аксиологии элементов классической и неклассической аксиологии .

Существенное отличие онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии состоит в разработке антропологических и культурологических идей, религиозно-нравственных исканиях на основе православной традиции .

Для онтологической парадигмы русской религиозной аксиологии ведущей идеей выступает следующее: природа ценностей основывается на таком соотношении онтологии и антропологии, которое исключает их гипостазирование и утверждает ценностное единство Бога, человека и мира .

Четвртый параграф «Тенденции развития неклассической аксиологии» посвящн анализу развития аксиологии второй половины ХХ в .

Автор диссертации подчркивает, что основным источником формирования дихотомической парадигмы аксиологического познания выступает критика трансцендентальной и диспозиционной парадигм. Аксиологические поиски в трансцендентальной и диспозиционной парадигмах зашли в тупик, и аксиологическая рефлексия развернулась в единственно возможном направлении – бинарном рассмотрении ценности, приведшем к формированию дихотомической парадигмы аксиологического познания .

В параграфе рассматривается обоснование И. Хейде (И. Гейде) субъектобъектной сущности ценностей как определнного типа взаимоотношений между объектом ценности и испытываемым субъектом ценностным переживанием. Для более плодотворного исследования дихотомической парадигмы неклассической аксиологии автор считает необходимым сместить познавательный интерес в сторону отечественных аксиологических исследований, т.к., по мнению многих философов, неклассическая аксиология развивается именно в рамках отечественной традиции с 50-60-х годов ХХ века, и для не характерно понимание ценностей как дихотомии .

В параграфе отмечается, что в границах дихотомической парадигмы репрезентуются две ведущие теоретические модели, именуемые по типу ценностного отношения субъект-объектной и субъект-субъектной .

Первая модель разрабатывается О.Г. Дробницким, В.А. Василенко, в постсоветский период этот подход получает дальнейшую интерпретацию в исследованиях М.С. Кагана. В параграфе проводится анализ ценностнокультурного подхода и понимания ценностей как субъект-объектного отношения в исследованиях М.С. Кагана. Для современной российской аксиологии начала ХХI в. рассмотрение ценностей как субъект-объектного отношения попрежнему является доминирующим. Анализируется базовая аксиологическая модель, разработанная в концепции Г.Н. Кузьменко .

Параллельно в неклассической аксиологии развивается и другая интерпретация дихотомической парадигмы, восходящая к исследованиям В.П. Тугаринова. В первое десятилетие ХХI в. продолжается разработка дихотомической парадигмы в русле субъект-субъектных отношений, рассматривается концепция основного оппонента М.С. Кагана – Г.П. Выжлецова, считающего ценности субъект-субъектным отношением, проявляющимся, реализуемым и функционирующим только в особых межсубъектных отношениях. В исследованиях П.Е. Матвеева, развивающего субъект-субъектный подход к интерпретации ценностей, соединяются светские этические представления и идеи православных мыслителей при опоре на отечественную традицию .

В параграфе подчркивается, что в дихотомической парадигме аксиологического познания происходит реинтерпретация метода «отнесения к ценности», приводящая к усилению влияния аксиологии на другие сферы социальногуманитарного познания. В качестве примера в диссертации рассматривается концепция Е.Э. Дробышевой, проводившей исследование архитектоники культуры в аксиологическом измерении и экстраполяции методологического аппарата аксиологии на область социологии и психологии, предложенная М. Рокичем. Делается вывод о двойственности неклассической аксиологии, выражающейся в одновременном проявлении признаков нормальной и экстраординарной науки из-за специфики аксиологии как сферы гуманитарного познания .

Третья глава «Сущностные характеристики парадигм аксиологического познания», состоящая из четырх параграфов, посвящена характеристике компонентов парадигм аксиологического познания, описанию структуры парадигм аксиологического познания, выявлению механизмов динамики парадигм аксиологического познания, рассмотрению формирования новой аксиологической парадигмы в русле постнеклассической науки .

В первом параграфе «Критерии отбора компонентов парадигм аксиологического познания» акцентируется внимание на выявлении критериев экспликации компонентов парадигм аксиологического познания .

Автор диссертации утверждает, что применение понятия дисциплинарной матрицы для экспликации парадигм аксиологического познания наталкивается на ряд затруднений: сущностное отличие гуманитарного познания от естественнонаучного и отсутствие единого принципа построения дисциплинарной матрицы в концепции Т. Куна. Существенно нивелировать обозначенные затруднения может применение ряда методологических примов М.А. Розова, последовательно развивавшего парадигмальный подход Т. Куна и предложившего усовершенствованную модель дисциплинарной матрицы и модель развития науки как социальной эстафеты, показывающей свойства социального куматоида49 .

Однако методологические подходы в виде коллекторских программ также имеют ограничения для применения в анализе развития аксиологического познания. Прежде всего, по той причине, что в аксиологии не существует разделения исследователей на практиков и теоретиков, как это предлагает М.А. Розов. Первые из них «работают» в коллекторских программах, вторые – в исследовательских, в том числе и методологических .

Автор отмечает, что в аксиологии наблюдается синтез коллекторских и исследовательских программ. Например, в рамках неокантианской традиции образуется трансцендентальная парадигма классической аксиологии (коллекторская программа в терминологии М.А. Розова), одновременно с этим, трансцендентализм выступил в Новое время одной из ведущих концепций западноевропейской философской мысли, сохраняющей до сих пор значительное влияние (методологическая программа) .

Автор диссертации считает, что методологические подходы Т. Куна и М.А. Розова являются дополняющими друг друга, имеют определнное методологическое сходство, что и позволяет прибегнуть к приму методологического синтеза и применить комплементарно основные характеристики дисциплинарной матрицы Т. Куна и коллекторской программы М.А. Розова для экспликации парадигм аксиологического познания .

В параграфе обосновываются следующие критерии отбора компонентов в парадигму аксиологического познания: связь с интерпретацией ценности; репрезентативность; номинальное соответствие некоторых компонентов аксиоРозов М.А. Теория социальных эстафет и проблемы эпистемологии. Смоленск, 2006 .

логической парадигмы подходу Т. Куна; вариативное количество компонентов;

наличие системной связи между компонентами .

Во втором параграфе «Структура парадигм аксиологического познания» методологический синтез подходов М.А. Розова и Т. Куна позволяет эксплицировать структуру парадигм аксиологического познания .

В качестве основной характеристики выделения первого компонента парадигм аксиологического познания выступает онтологический принцип локализации ценности. В качестве первого и основного компонента парадигмы аксиологического познания автор определяет онтологическую часть как те категориальные основания, применение которых определяет сущностное содержание в рамках парадигмы аксиологического познания фундаментальных представлений о ценности как предмете аксиологии. Выделенный первый компонент парадигмы отвечает обоснованным критериям отбора: он связан с интерпретацией ценности как философской категории, присутствует во всех парадигмах, отражая их специфику .

Вторым компонентом парадигм аксиологического познания являются символические обобщения – особые выражения, представленные в логической форме и применяемые членами научного сообщества. Автор диссертации считает, что символические обобщения в парадигмах аксиологического познания – это не только категориальный аппарат аксиологии, е язык, но и е схемы восприятия, оценки и действия, поэтому нельзя говорить (особенно для социогуманитарных наук) об объективности, независимости или жсткости этих методологических обобщений. Наоборот, в отличие от символических обобщений в концепции Т. Куна, они являются методологически и ситуативно конструированными, а вследствие этого – зависимыми от способов выработки, трансляции и воспроизведения аксиологического знания .

В каждой парадигме на уровне символических обобщений будет присутствовать ряд дополнительных компонентов, не только принципиально неопределяемых в других парадигмах, но и не применяемых в рамках данной парадигмы в других концепциях. К таким компонентам, функционирующих в парадигме только в рамках одной теории, автор причисляет, например, символическую функцию в учении Э. Кассирера, относимом к трансцендентальной парадигме аксиологического познания; «ресентимент» и «субъективирование ценностей», рассматриваемые М. Шелером как ценностные ошибки в диспозиционной парадигме; понимание творчества человека как тоска по Абсолюту в философских построениях Ф.А. Степуна (онтологическая парадигма русской религиозной аксиологии) и т.д .

Системное взаимодействие двух ведущих компонентов парадигм аксиологического познания требует обоснования следующего важнейшего компонента парадигм аксиологического познания – деятельностного. В концепции Т. Куна деятельность учного жстко детерминирована существующей парадигмой. Автор диссертации придерживается альтернативной точки зрения и считает, вслед за М.А. Розовым, что в деятельности учного должен присутствовать свободный выбор и ведущей теории, и методов исследования .

Отсутствие детерминированности деятельности учного в парадигмах аксиологического познания способствует, во-первых, постоянной внутренней динамике парадигм. Во-вторых, свободный эпистемологический выбор мыслителей приводит к заимствованию ряда методологических подходов из других отраслей социально-гуманитарного познания. Например, философские поиски Ф. Брентано, «отца феноменологии» и одного из основоположников диспозиционной парадигмы классической аксиологии, проходили на стыке философии и психологии. В-третьих, для каждой парадигмы аксиологического познания невозможно чтко очертить границы научного сообщества – одни и те же представители научного сообщества могут в процессе своей деятельности относятся к различным парадигмам. Например, в рамках диспозиционной парадигмы начала оформляться концепция аксиологического психологизма И. Хейде. Впоследствии мыслитель приходит к пониманию субъект-объектной природы ценностей, характерной уже для дихотомической парадигмы аксиологии .

В-четвертых, для парадигм аксиологического познания не характерно разделение научного сообщества по терминологическим признакам. Парадигмы аксиологического познания показывают признаки методологических программ концепции М.А. Розова, в рамках каждой из парадигм формируется специфичная терминология, которая затем может становиться востребованной не только в других аксиологических парадигмах, но и в других областях социально-гуманитарного познания. В-пятых, деятельность научного сообщества в парадигмах аксиологического познания тесно связана с той средой, в которой развртывается данная деятельность – социокультурным фоном развития аксиологии .

В третьем параграфе «Механизмы динамики парадигм аксиологического познания» автор рассматривает данные механизмы и проясняет их реализацию при переходе от парадигмы к парадигме .

Первый механизм – диффузия – взаимное проникновение системных компонентов парадигм аксиологического познания. Это взаимопроникновение осуществляется на уровне принятия некоторых общих методологических построений, подходов, терминологии, деятельности научного сообщества и т.п .

Степень диффузии парадигм аксиологического познания может быть различной – от частичного заимствования некоторых методологических подходов, идей научных школ до практически полного «растворения» основных компонентов одной парадигмы аксиологического познания в другой. Механизм диффузии в параграфе проанализирован на примере критической онтологии Н. Гартмана и понимающей социологии М. Вебера .

Диффузия осуществляется и между парадигмами разных отраслей социально-гуманитарного познания. В параграфе рассматривается механизм междисциплинарной диффузии на примере социологии (П. Сорокин), экзистенциальной психологии (В. Франкл). Анализируется междисциплинарная диффузия дихотомической парадигмы неклассической аксиологии и биологии в концепции одного из ведущих российских психологов В.Б. Швыркова .

Увеличение процессов диффузии начинает приводить к реализации механизма модификации парадигм аксиологического познания. Модификация – усовершенствование определнной парадигмы аксиологического познания .

Механизм модификации парадигмы аксиологического познания рассматривается на примере трансцендентальной парадигмы аксиологического познания и представлений «поздних» баденских неокантианцев (И. Кона и Б. Христиансена), а также модификации диспозиционной парадигмы аксиологического познания в работах польского философа Р. Ингардена .

Автор отмечает, что нарастание процессов модификации приводит к трансформации парадигм аксиологического познания – видоизменению. В результате трансформации трансцендентальной парадигмы оформилась диспозиционная парадигма классической аксиологии. Феноменологическая аксиология М. Шелера появилась на основе трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля. На взаимосвязь трансцендентальной аксиологии и феноменологии указывал и известный критик ценностей М. Хайдеггер .

Следующим механизмом динамики парадигм является транслокация, приводящая к появлению абсолютно новой парадигмы в результате соединения разных, иногда даже противоречащих друг другу, компонентов разных парадигм. Именно в результате транслокации оформились две парадигмы: онтологическая парадигма русской религиозной аксиологии и дихотомическая парадигма неклассической аксиологии .

Механизм транслокации в онтологической парадигме русской религиозной аксиологии проявляется в соединении ряда основополагающих характеристик парадигмы – неприятие основных положений трансцендентальной парадигмы, критика гносеологизма и субъективизма, концепция цельного знания, интуитивизм и метафизический реализм, возрождение традиции онтологизма .

В философских построениях А.Ф. Степуна, выступающего одним из ведущих представителей неакадемического неокантианства, степень траснлокации довольно велика: неокантианский трансцендентализм сочетается с основополагающими принципами религиозной метафизики. Если рассматривать не отдельные учения, а онтологическую парадигму русской религиозной аксиологии в целом, то механизм транслокации проявляется в соединении ряда основополагающих характеристик парадигмы: неприятие основных положений трансцендентальной парадигмы, критика гносеологизма и субъективизма, концепция цельного знания, интуитивизм и метафизический реализм, возрождение традиции онтологизма .

Примером транслокации выступает и дихотомическая парадигма аксиологического познания, сконструированная как попытка преодоления противоречий между субъективизмом и объективизмом, психологизмом и релятивизмом, присущими классической аксиологии. Механизм транслокации в дихотомической парадигме проявляется и на уровне ряда концепций. Например, в разработке ценности как междисциплинарного понятия, обоснованной автором ряда трудов по экзистенциальной психологии Д.А. Леонтьевым. Транслокация приводит к формированию в современной аксиологии вс новых и новых аксиологических теорий .

В четвртом параграфе «Современная аксиология в поисках новой парадигмы» обосновывается существование в современной аксиологии парадигмального сдвига к постнеклассической аксиологии .

Автором делается предположение с опорой на методологические подходы отечественных и зарубежных исследователей (Г. Хакена, Е.Н. Князевой, К.Х. Делокарова и др.) о перспективах развития социально-гуманитарных наук в XXI в. с учтом методологических подходов синергетики. Предпосылки для плодотворного диалога социально-гуманитарного познания с синергетикой заключены в е комплексном и междисциплинарном характере. Предпринимаемые попытки синергетики «работать» в предметном поле гуманитарных наук базируются на постулировании целесообразности нивелирования методологических границ между естествознанием и социально-гуманитарными науками, в результате которого открывается возможность создания новой картины мира, расширяется горизонт познавательной деятельности, усложняется спектр проблематики .

В диссертации анализируются современные российские социальногуманитарные исследования, осуществляемые с помощью синергетической методологии (Ю.М. Лотмана, М.С. Кагана, О.Н. Астафьевой, А.П. Назаретяна, О.А. Музыки, Н.С. Розова). Данные концепции демонстрируют начавшийся механизм сдвига дихотомической парадигмы аксиологического познания неклассической аксиологии к новой, постнеклассической парадигме аксиологического познания – синергетической .

Синергетика, размывая традиционное отличие естественных и гуманитарных наук, осуществляет целостный взгляд на проблему аксиогенеза (происхождения и развития ценностных иерархий). Формирующаяся новая парадигма аксиологического познания описывает разные стороны и стадии процесса аксиогенеза с инвариантными обобщнными законами, фиксирует процесс формирования стратегии исследования ценностей как саморазвивающихся систем и реализуется как на дисциплинарном, так и на междисциплинарном уровне .

Применение терминологического аппарата синергетики позволяет представить онтологическую часть зарождающейся синергетической парадигмы – ценность интерпретируется как открытая, динамическая система с обратной связью, каждое новое состояние которой возникает из предыдущего, подвергнутого воздействию возмущений, нарушающих его равновесие. К таким воздействиям относятся, с одной стороны, новые ценности, не укладывающиеся в рамки традиционных представлений, а с другой стороны, изменения в состоянии общественной мысли к моменту возникновения кризисной ситуации. Проекция методологии синергетики на область аксиологии может решить ряд е актуальных проблем. Во-первых, синергетическая парадигма аксиологического познания способствует росту интеграционных процессов в научном познании .

Во-вторых, возможно снятие антиномии классической субстанциональной интерпретации ценностей, которые в контексте синергетической методологии рассматриваются как сложные, нелинейные, открытые, иерархические системы. В-третьих, системно-синергетический подход, преодолевая инерцию и интенции дихотомической парадигмы, позволяет эвристически эксплицировать ценность как устойчивый инвариант, а не дисфункциональное (аномное) противоречие .

В Заключении диссертационного исследования автор делает выводы и намечает пути дальнейшего анализа в разрабатываемой им проблемной области .

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии Котлярова В.В. Ценностные основания сервиса в современной культуре / 1 .

В.В. Котлярова, В.И. Родионова. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2006. – 86 с .

(6,0 / 3,0 п.л.) Котлярова В.В. Ценности: традиции и аксиологическая парадигма современности: монография / В.В. Котлярова. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – 96 с. (6,3 п.л.) Алиева Н.З. Образование в XXI веке: аксиологический аспект : монография / Н.З. Алиева, В.В. Котлярова. – Шахты: ЮРГУЭС, 2010. – 223 с .

(14,0 / 7,0 п.л.) Котлярова В.В. Ценности и жизненные стратегии молоджи в современном социально-гуманитарном познании: монография / В.В. Котлярова, А.А .

Якунин. – Шахты: ФГБОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2012. – 233 с. (14,5 / 10,2 п.л.) Котлярова В.В. Парадигмы аксиологии: монография / В.В. Котлярова. – 5 .

Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2014. – 226 с. (13,5 п.л.) Статья в рецензируемых научных журналах и изданиях Котлярова В.В. Предпосылки становления аксиологической парадигмы исследования культуры в западноевропейской философской традиции / В.В. Котлярова // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2011. – № 2. – С. 15–23 (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Современный ценностный кризис и поиск общечеловеческих ценностей / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социальные науки. – 2011. – № 2. – С. 86–95. URL: http://www.hses-online.ru/2011/02/09_00_13/10.pdf (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Российские аксиологические исследования на пороге третьего тысячелетия / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социальноэкономические науки. –2011. – № 3. – С. 25–30 (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Специфика аксиологических исследований в русской философии конца ХIХ – начала ХХ вв. / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социальные науки. – 2010. – № 3. – С. 15–26. URL: http://www.hsesonline.ru/2010/03/09_00_13/03.pdf (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Обусловленность применения парадигмальной методологии в аксиологии культуры / В.В. Котлярова // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2010. – № 5. – С. 88–96 (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Методологические проблемы современной аксиологии / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2013. – № 1. – С. 5–8 (1,0 п.л.) Котлярова В.В. Сущность и способы типологии аксиологических 7 .

парадигм / В.В. Котлярова // Казанская наука. – 2013. – № 2. – С. 78–80 (0,8 п.л.) Котлярова В.В. Гуманитарный потенциал парадигмальной методологии / В.В. Котлярова, А.А. Якунин // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2013. – № 2. – С. 84–90 (1,0 / 0,8 п.л.) Котлярова В.В. Специфика методологической ситуации в современной аксиологии / В.В. Котлярова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 8-1 (46). – С. 88–92. (0,7 п.л.)

10. Котлярова В.В. Реинтерпретация парадигмального подхода в аксиологии / В.В. Котлярова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 9-1 (47). – С. 89–92. (1,0 п.л.)

11. Котлярова В.В. Тенденции развития неклассической аксиологии / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2014. – № 4. – С. 5–10. (1,0 п.л.)

12. Котлярова В.В. Трансцендентальная парадигма классической аксиологии / В.В. Котлярова // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 4. – С. 50–54. (1,0 п.л.)

13. Котлярова В.В. Аксиология как допарадигмальная наука: период Античности / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социальные науки. – 2014. – № 4. – С. 72–81. URL : http://www.hses-online.ru/2014/04/08.pdf (1,0 п.л.)

14. Котлярова В.В. Допарадигмальный характер аксиологии в предклассический период (от Средневековья до Нового времени) / В.В. Котлярова // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 5. – С .

46–51. (1,0 п.л.)

15. Котлярова В.В. Диспозиционный подход в классической аксиологии / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социальные науки. – 2014. – № 5. – С .

50–60. URL: http://www.hses-online.ru/2014/05/05.pdf (1,0 п.л.)

16. Котлярова В.В. Типология парадигм гуманитарного познания / В.В. Котлярова // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2014. – № 5. – С. 5–9. (1,0 п.л.)

17. Котлярова В.В. Современная аксиология в поиске новой парадигмы / В.В. Котлярова // Казанская наука. – 2014. – № 5. – С. 80–82. (0,6 п.л.)

18. Котлярова В.В. Дихотомический подход в неклассической аксиологии / В.В. Котлярова // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 6. – С. 82–88. (0,8 п.л.) Учебники и учебные пособия Котлярова В.В. Философия : метод. рекомендации для студентов 1 .

очной и заочной форм обучения спец. 100103 «Социально-культурный сервис и туризм», 030501 «Юриспруденция») / В.В. Котлярова, В.И. Родионова. – Шахты : ЮРГУЭС, 2009. (4,2 /2,1 п.л.) Философия науки : учеб. пособие Рек. УМО учеб. заведений Рос .

2 .

Федер. по образованию в области сервиса и туризма для студентов магистратуры специальностей 100100 «Сервис», 100200 «Туризм» и аспирантов социально-гуманитарных специальностей / Е.Ю. Положенкова, В.И. Родионова, В.В. Котлярова, К.В. Воденко. – Шахты : ЮРГУЭС, 2010. (12,8 / 3,2 п.л.) Котлярова В.В. Философия : методические рекомендации по самостоятельному изучению философских первоисточников / В.В. Котлярова, Е.Ю. Положенкова, В.И. Родионова, Д.Н. Бурменская. – Шахты : ЮРГУЭС, 2011. (6,25 / 2,0 п.л.) Котлярова В.В. Философия и методология науки : учеб.-метод. пособие для студентов всех напр. магистратуры оч. и заоч. форм обучения / В.В .

Котлярова, Е.Ю. Положенкова, О.Н. Сысоева, А.А. Якунин. – Шахты : ИСОиП (филиал) ДГТУ, 2014. (7,4 /4,0 п.л.)) Статьи в зарубежных изданиях Котлярова В.В. Трактовка ценностей в рамках субъект-объектной 1 .

дихотомии / В.В. Котлярова // Europaische Fachhochschulе. – 2013. – № 2. – С .

60–61 (0,5 п.л.) .

Котлярова В.В. Traditional values of Russia / В.В. Котлярова // 2 .

Materily X mezinrodn vdecko-praktick konference «Vda a vznik – 2013/2014». Dl l7: Historie. Filosofie. – Praha: Publishing House «Education and Sciеnce». – S. 71–73 (0,2 п.л.) .

Дмитриенко Н.А. Philosophical Foundations of the design and development paradigm approach T. Kuhn / Н.А. Дмитриенко, В.В. Котлярова, С.Р .

Урунов // Materials of the X International scientific and practical conference «Conduct of modern science – 2014». Vol. 11: History. Philosophy. Political science .

Sheffield: Science and education, 2014. – Р. 54–56 (0,6/0,2 п.л.) .

Котлярова В.В. Критика парадигмального подхода Т. Куна представителями постпозитивизма / В.В. Котлярова // Paradigmata poznn. – 2014. – № 3. – С. 28–33 (0,7 п.л.) .

Котлярова В.В. Philosophical analysis of the values influence of the 5 .

Western world in the socio-cultural space of Russia / В.В. Котлярова, А.М. Руденко, М.М. Шубина // Paradigmata poznn. – 2015. – № 1. – С. 20–27 (0,9/0,3 п.л.) .

Котлярова В.В. Education of Specificity of Methodological Principals 6 .

of Philosophical and Anthropological Investigation of Life-Meaningful Intentionality of Person’s Existence / В.В. Котлярова, А.М. Руденко, М.М. Шубина // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015. – Vol. 6, № 2. – С. 443–447. – ISSN 2039-2117. URL: http://www.mcser.org/journal/index.php/mjss/article/view/5918/0 (1,0 /0,3 п.л.). – индексирована в базе Scopus .

Прочие публикации Котлярова В.В. Значение принципа системности в современной 1 .

науке / В.В. Котлярова, В.И. Родионова // Научные исследования: информация, анализ, прогноз / под общ. ред. проф. О. И. Кирикова. – Кн. 10. – Воронеж:

ВГПУ, 2006. – С. 51-60 (0,8/0,4 п.л.) .

Котлярова В.В. Экзистенциальные ценности как эксплицирующий 2 .

принцип современного бытия человека / В.В. Котлярова // Современное общество: проблемы и направления развития : Междунар. науч.-практ. конф. – Ростов н/Д. : Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2007. – С. 104–113 (1,0 п.л.) .

Котлярова В.В. Системный подход в анализе процесса технологизации культуры / В.В. Котлярова, В.И. Родионова, Е.В. Иванова // Философия в XXI веке: междунар. сб. науч. тр. – Воронеж: ВГПУ, 2007. –Вып. 12. – С. 162п.л.) .

Котлярова В.В. Ценностные основания современного образования 4 .

в современных глобальных процессах / В.В. Котлярова // Проблемы образования, экономики, формирования личности: межвуз. сб. науч. тр. / Новошахт .

фил. РГУ. – Новошахтинск : Изд-во «НОК», 2007. – С. 55–61 (0,4 п.л.) .

Котлярова В.В. Аксиологический контекст научного познания / 5 .

В.В. Котлярова // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития : материалы первой межвуз. науч. конф. (г. Шахты, 17-18 мая 2007 г.) / под ред. Е.Ю. Положенковой ; Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса. – Шахты : ЮРГУЭС, 2007. – С. 114–116 (0,6 п.л.) .

Котлярова В.В. Применение системного подхода в анализе природных и социальных явлений / В.В. Котлярова, В.И. Родионова, Е.В. Иванова // Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы: сб .

ст. II междунар. конф. – Омск: СИБИТ, 2007. – Ч. 3 – С. 183-193 (0,9/0,5 п.л.) .

Котлярова В.В. Аксиологический тезаурус современного образования / В.В. Котлярова // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб .

науч. тр. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2007. – С. 108-109 (0,2 п.л.) .

Котлярова В.В. К проблеме формирования новых ценностей в современной культуре / В.В. Котлярова // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2008. – С. 76–81 (0,8 п.л.) .

Котлярова В.В. Антропологические идеи в философии русского 9 .

космизма // Социально-гуманитарное знание: поиск новых перспектив: сб. ст .

II междунар. науч.-практ. конф. – Пенза : Приволжский дом знаний, 2008. – С .

136–138. (0,4 п.л.)

10. Котлярова В.В. Проблема человека в философии русского космизма / В.В. Котлярова, Н.В. Ким // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. науч. тр.. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2008. – С. 23-24. (0,5/0,3 п.л.) .

11. Котлярова В.В. Философские взгляды Ф. Бэкона в контексте культуры Нового времени /В.В. Котлярова, И.Р. Ачба // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. науч. тр. – Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2008. – С .

24-25 (0,4/0,2 п.л.)

12. Котлярова В.В. К вопросу формирования экологических ценностей / В.В. Котлярова // Феномены природы и экология человека: сб. науч. тр. и материалов пятого междунар. симпозиума (Казань, 26 -28 мая 2008 г.). – Казань:

Хэтер, 2008. – Т. 2. – С. 74-77 (0,4 п.л.) .

13. Котлярова В.В. Информационно-коммуникационные технологии в ценностном пространстве современной культуры /В.В. Котлярова // Современные проблемы межкультурных коммуникаций: язык, культура, общество: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (11 - 13 мая 2009 г.) / ФГОУ ВПО "ЮФУ". – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2009. –С. 140-144 (0,3 п.л.) .

14. Котлярова В.В. Аксиологический потенциал философии русского космизма / В.В. Котлярова // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития : материалы Всерос. науч. конф. (г. Шахты, 22-23 апр. 2009 г.) / редкол.: Е. Ю. Положенкова [и др.]; ГОУ ВПО "Южно-Рос. гос. ун-т экономики и сервиса". - Шахты : ЮРГУЭС, 2009. – С.76-79 (0,3 п.л.) .

15. Котлярова В.В. К вопросу о формировании новых ценностей в пространстве культуры / В.В. Котлярова // Молодежь и наука: реальность и будущее: материалы II междунар. науч.-практ. конф. (г. Невинномысск, 3 марта 2009 г.) / редкол.: В.А. Кузьмищев [и др.]: в 9 т. Т. 3. – Невинномысск:

НИЭУП, 2009. – С. 394-396 (0,3 п.л.) .

16. Котлярова В.В. Философия об отношении к природе с позиций ценностей /В.В. Котлярова // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук: материалы междунар. науч.-практ. конф. студентов, аспирантов и преподавателей (г. Шахты, 8-9 апр. 2009г.): в 2 т. Т. 2. / редкол.: С. И. Ершова и др.. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – С. 272-274 (0,4 п.л.) .

17. Котлярова В.В. Моральная ответственность ученого в философии Г. Йонаса / В.В. Котлярова // Философия и наука: проблемы развития и преподавания : сб. науч. тр. – Ростов н/Д. : Изд-во СКАГС, 2009. – С. 314–318 (0,3 п.л.) .

18. Котлярова В.В. Аксиологическая проблематика в философии русского религиозного ренессанса / В.В. Котлярова // Первые научные чтения по актуальным проблемам социально-гуманитарного знания (Новошахтинск, 27 ноября 2009 г.) / под ред. Л.И. Пилипенко. – Ростов н/Д. : Изд-во ЮФУ, 2010. – С. 39–44 (0,7 п.л.) .

19. Котлярова В.В. Традиционные ценности в современной культуре /В.В. Котлярова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2010. – №1 (5). – С. 84-87 (1,0 п.л.)

20. Котлярова В.В. Аксиологическая проблематика в русской философии конца ХIХ – начала ХХ вв. / В.В. Котлярова //Альманах современной науки и образования. – 2010. – № 4 (35). – С. 26–29 (0,8 п.л.) .

21. Котлярова В.В. Применение парадигмальной методологии в аксиологических исследованиях / В.В. Котлярова // Категории ценности и культура (аксиология, литература, язык) : материалы Всерос. науч. конф. (13–15 мая 2010 г.) / под ред. д-ра филол. наук, проф. Е.В. Поповой; Сев.-Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. – Владикавказ : Изд-во СОГУ, 2010. – С. 16–23 (0,6 п.л.) .

22. Котлярова В.В. Аксиологическая характеристика современных социокультурных процессов / В.В. Котлярова // Вестник философии и социологии Курского государственного университета. – 2010. – № 1. Спец. вып. «Материалы Всероссийской научной конференции «Социокультурные процессы в современной России». – С. 32–34 (0,4 п.л.) .

23. Котлярова В.В. Традиционные ценности русской культуры / В.В. Котлярова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2010. – №1 (5). – С. 84-87 (1,0 п.л.) .

24. Котлярова В.В. У истоков аксиологии: онто-гносеологическая обусловленность аксиологической парадигмы в эпоху Античности / В.В. Котлярова // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития : материалы междунар. науч. конф. (г. Шахты, 18 мая 2011 г.) / редкол.: Е.Ю. Положенкова и др.. – Шахты : ФГБОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2011. – С. 36–39 (0,5 п.л.) .

25. Котлярова В.В. Философская основа формирования экологических ценностей в современной культуре /В.В. Котлярова, А.А. Якунин // Межкультурная толерантность и ее социально-психологические основы: сб. ст. по материалам Всерос. науч.-практич. конф. (23 марта 2011 г.) / фил. РГСУ в г. Каменске-Шахтинском. – Новочеркасск: Лик, 2011. – С. 187-191 (0,4 /0,2 п.л.) .

26. Котлярова В.В. Проблемное поле аксиологических исследований / В.В. Котлярова // Актуальные проблемы науки и образования: прошлое, настоящее, будущее : сб. науч. тр. по материалам Междунар. заоч. науч.-практ .

конф. (29 марта 2012 г.): в 7 ч. Ч. 7 / Мин. образования и науки Рос. Федерации. – Тамбов : Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2012. – С. 74–75 (0,2 п.л.) .

27. Котлярова В.В. Ценностный кризис с позиций парадигмального подхода / В.В. Котлярова // Наука, образование, бизнес: материалы Всерос. науч.-практ. конф. учных, преподавателей, студентов, аспирантов, специалистов пром-сти и связи, посвящ. 15-летию ИРСИД. – Омск : Изд-во КАН, 2012. – С .

21–23 (0,4 п.л.) .

28. Котлярова В.В. Парадигмальный подход как методология гуманитарных и социальных наук / В.В. Котлярова // VI Междунар. заоч. науч.-практ .

конф. «Тенденции изменения категорий философии и культурологии в процессе ценностной трансформации общества»: сб. материалов конф. (25 января 2012 г.). – Краснодар, 2013. – С. 23–26 (0,4 п.л.) .

29. Котлярова В.В. Современный ценностный кризис: состояние и перспективы преодоления /В.В. Котлярова // Современные проблемы развития Ростовской области в условиях модернизации и трансформации российского общества: сб. ст. по материалам годичных науч. чтений фил. РГСУ в г. Каменск-Шахтинском (12 февраля 2013. г.) / Каменск-Шахтинский фил. РГСУ. – Новочеркасск: Лик, 2013. – С. 82-89 (0,6 п.л.) .

30. Котлярова В.В. Применение методологического принципа дополнительности Н. Бора в изучении сферы ценностей /В.В. Котлярова, С.А. Ваградян // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. науч. тр. / редкол.: Н.. Гусев [и др.]; ФГБОУ ВПО «ЮРГУЭС». – Шахты: Изд-во ФГБОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2013. – С. 34-36 (0,5 /0,4 п.л.) .

31. Котлярова В.В. Парадигмальный подход в аксиологии (к постановке проблемы) /В.В. Котлярова // Актуальные вопросы образования и науки: сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.-практ. конф. (30 декабря 2013 г.): в 14 ч. Ч. 7 / Минобрнауки РФ. - Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-наукаобщество», 2014. – С. 84-85 (0,1 п.л.) .

32. Котлярова В.В. Предпосылки формирования парадигмального подхода в философии науки / В.В. Котлярова, А.В. Моисеева // Актуальные проблемы гуманитарных наук: сб. науч. тр. / редкол.: Е. Ю. Положенкова [и др.]; Ин-т сферы обслуж. и предпринимательства (фил.) ФГБОУ ВПО «Донской гос. техн. ун-т» в г. Шахты Рост. обл. – Шахты: ИСОиП, 2014. – С. 8п.л.) .

33. Котлярова В.В. Парадигмальный подход в зарубежной философии:

pro et contra /В.В. Котлярова // Альманах современной науки и иобразования. – 2014. – № 10 (88). – С. 90-94 (0,5 п.л.) .

34. Котлярова В.В. Значимость парадигмального подхода Т. Куна в современной философии науки /В.В. Котлярова, С.Р. Урунов // Современные тенденции в образовании и науке: сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.-практ. конф.: в 14 ч. Ч. 5 (28 ноября 2014 г.). – Тамбов, 2014. – С. 141-142 (0,3 /0,2 п.л.) .

35. Котлярова В.В. Ценностные аспекты творчества Ф.А. Степуна /В.В. Котлярова, А.В. Моисеева // Современные тенденции в образовании и науке: сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.-практ. конф.: в 14 ч. Ч. 6 (28 ноября 2014 г.). – Тамбов, 2014. – С. 60-61. (0,3 /0,2 п.л.) .

36. Котлярова В.В. Значимость ценностей в повседневной жизни / В.В .

Котлярова, А.В. Моисеева // Всероссийские пятнадцатые научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы: 15-я науч.теорет. конф.: тез. докладов и сообщений (24-25 апреля 2014 г.) / редкол.: П.А .

Михеев [и др.]; Новочерк. инж.-мелиор. институт имени А.К. Кортунова ДГАУ. – Новочеркасск; Ростов н/Д: Логос, 2014. – С. 144-146 (0,2 /0,1 п.л.) .

37. Котлярова В.В. Интерпретации парадигмального подхода в социальных и гуманитарных исследованиях / В.В. Котлярова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2014. – № 8 (67). – С. 185–189 (0,5 п.л.) .

38. Котлярова В.В. Научная революция: концепции А. Койре и Т. Куна / В.В. Котлярова // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история. – 2014. – № 7-8 (39). – С. 34–38 (0,4 п.л.) .

39. Котлярова В.В. Философские основания разработки и развития парадигмального подхода Т. Куна / В.В. Котлярова // Молодой учный. – 2014. – № 12 (71). – С. 452–455. (0,6 п.л.)

40. Котлярова В.В. Трансформация парадигм классической аксиологии / В.В. Котлярова // Образование и наука: современное состояние и перспективы развития: сб. науч. тр. по материалам Междунар. науч.-практ. конф. (31 июля 2014 г.): в 6 ч. Ч. 2. – Тамбов : Консалтинговая компания Юком, 2014. – С. 80– 82 (0,2 п.л.) .

Подписано в печать 13.07.2015г. Печать ризография. Бумага офсетная .

Формат 60х84/16. Усл.п.л. 2,5 Тираж 120 экз. Заказ 138 .

–  –  –



Похожие работы:

«САВЕЛЬЕВ Дмитрий Евгеньевич ХРОМИТОНОСНОСТЬ ГИПЕРБАЗИТОВЫХ МАССИВОВ ЮЖНОГО УРАЛА Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук ПЕРМЬ 2012 Работа выпо...»

«ФАРХУТДИНОВ ИСХАК МАНСУРОВИЧ ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ЮРЮЗАНО-СЫЛВЕНСКОЙ ДЕПРЕССИИ Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических...»

«Маслова Анастасия Владиленовна РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ИНТУИЦИЯ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ Специальность 09.00.01. – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Работа выполнена в секторе теории познания Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института филос...»

«КУЗНЕЦОВА ЯНА ВЛАДИСЛАВОВНА МОДЕЛИРОВАНИЕ НЕФТЕНАСЫЩЕННОСТИ ПЛАСТОВ, ЗАЛЕГАЮЩИХ ПОД НЕФТЕМАТЕРИНСКИМИ ПОРОДАМИ (на примере верхнеюрских отложений Западной Сибири) Специальность 25.00.12 – Геология, по...»

«БОГДАНОВ Дмитрий Владимирович Типология социально-коммуникативной сферы современного общества Специальность 09.00.11 – Социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских нау...»

«Агапов Олег Дмитриевич ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КАК ЛИЧНОСТНАЯ ФОРМА ТВОРЕНИЯ БЫТИЯ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Казань – 2011 Работа выполнена на кафедре философии Инсти...»

«АГЕЕВ Константин Владимирович МИГРАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ИХ МЕНЯЮЩАЯСЯ РОЛЬ В СОВРЕСЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Нижн...»

«Овчинникова Раиса Юрьевна КИЧ КАК КОНЦЕПЦИЯ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата иск...»

«ГОЛУБИН СТАНИСЛАВ ИГОРЕВИЧ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОГНОЗА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОДЗЕМНЫХ ГАЗОПРОВОДОВ С ЗАСОЛЕННЫМИ МНОГОЛЕТНЕМЕРЗЛЫМИ ГРУНТАМИ ПОЛУОСТРОВА ЯМАЛ Специальность: 25.00.08 – "Инженерная геология, мерзлотоведение и...»

«ЕФРЕМОВА Валентина Николаевна ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРАЗДНИКИ КАК ИНСТРУМЕНТЫ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность: 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени...»

«ЖОГОЛЕВА Оксана Рудольфовна ВЛИЯНИЕ ВНЕУЧЕБНОЙ ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВУЗА НА ПРОЦЕСС СОЦИАЛИЗАЦИИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандида...»

«Кривошеина Наталья Викторовна ХРАМОВАЯ ДЕКОРАЦИЯ ВЯТКИ: ИКОНОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И ХУДОЖЕСТВЕННОСТИЛЕВЫЕ РЕШЕНИЯ РОСПИСЕЙ Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОР...»

«Артемьев Тимур Мурманович ИНТУИЦИЯ И РЕФЛЕКСИЯ В ПОНИМАНИИ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург Работа выполнена в Санк...»

«ШЕВЕЛЕВ АРТЕМ ВИКТОРОВИЧ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ БЕЗОПАСНОСТИ РЕГИОНА РОССИИ Специальность 22.00.05 – Политическая социология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Тюмень 2011 Работа выполнена в Тюменском гос...»

«БЕРИНЦЕВА ИНГА НИКОЛАЕВНА НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ Специальность 22.00.05 – политическая социология Автореферат диссертации на соискание у...»

«Шаталов-Давыдов Дмитрий Юрьевич ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Специальность 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук...»

«Романенко Татьяна Вячеславовна Рецепции христианских идей в Китае в XVII – начале XXI в. Специальность 09.00.14 – философия религии, религиоведение (философские науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной...»

«Козлов Михаил Иванович Социальная справедливость в контексте русской традиции (социально-философский анализ) Специальность: 09.00.11 Социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Архангельск 2008 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО "Поморский государственный университет имени М.В....»

«Сафронов Роман Олегович Современные интерпретации социологической концепции религии Эмиля Дюркгейма в англоязычной религиоведческой литературе 09.00.14 – философия религии и религиоведение Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва Работа выполнена на кафедре философи...»

«УДК: 553.411.3/9[575.172].(553.041) Холиков Азимжон Бабамуратович ЗОЛОТОНОСНОСТЬ МЕТАСОМАТИЧЕСКИ ПРЕОБРАЗОВАННЫХ ПОРОД И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИХ РАЗМЕЩЕНИЯ В ГОРАХ СУЛТАНУВАЙС 04.00.11 Геология, поиски и разведка рудных и нерудных месторождений; металлогения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.