WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«ДАННЕНБЕРГ АНТОН НИКОЛАЕВИЧ КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ в конце XX – начале XXI вв.: ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ...»

На правах рукописи

ДАННЕНБЕРГ АНТОН НИКОЛАЕВИЧ

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ

в конце XX – начале XXI вв.:

ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 09.00.14 – Философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва 2015

Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Института государственной службы и управления ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

доктор исторических наук, профессор

Научный консультант Васильева Ольга Юрьевна, зав. кафедрой государственноконфессиональных отношений Института государственной службы и управления ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты Трофимова Зорина Павловна, профессор кафедры философии религии и религиоведения философского факультета ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

доктор философских наук, старший научный сотрудник Элбакян Екатерина Сергеевна, профессор кафедры социологии и управления социальными процессами ОУП ВО «Академия труда и социальных отношений»



доктор исторических наук, профессор Коваль Татьяна Борисовна, профессор Департамента международных отношений факультета мировой экономики и мировой политики ФГАОУ ВПО «Национальный исследова-тельский университет “Высшая школа экономики”»

ФГАОУ ВО «Московский государственный институт

Ведущая организация международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации»

Защита состоится 21 апреля 2016 г. в 14:00 часов на заседании диссертационного совета Д 504.001.11 при ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119571, Москва, пр-т Вернадского, д. 84, учебный корпус 6, аудитория № 2076 .

С диссертацией можно ознаком

–  –  –

Актуальность исследования. Латинская Америка является традиционным католическим регионом с глубокими историческими корнями. На протяжении столетий Католическая церковь была фактически единственной религиозной силой и «духовным монополистом» в регионе. Период конца 80-х – начала 90-х гг. XX в. стал для Латинской Америки временем серьезных политических и социальноэкономических преобразований. Демократизация общественно-политической жизни явилась причиной возникновения ситуации религиозного плюрализма, фундированной в социально-философском плане постмодернистским ацентризмом общеаксиологического (имплицитного) и идеологического (эксплицитного) характера. Латиноамериканская Католическая церковь оказалась не вполне готовой к новым условиям, выразившимся в активизации протестантских движений, росте синкретических культов, усилении атеистических тенденций .

С другой стороны, конец 90-х гг. ознаменовался для региона «левым поворотом», идейно-теоретической базой которого явилась боливарианская концепция «социализма XXI века», основанная на латиноамериканской философии освобождения с ее отрицанием универсалистского европоцентризма и утверждением уникального латиноамериканского этоса. Философское основание «левого поворота»





имело существенные последствия для Католической церкви, отразившись на теологии и государственно-церковных отношениях .

Вторая половина XX в. – это период формирования в регионе собственной теологической традиции, оказавшейся довольно радикальной и недогматической. В первую очередь речь идет о теологии освобождения, во многом ставшей латиноамериканским ответом на решения II Ватиканского собора. Распад биполярной системы привел к началу 90-х гг. к серьезному кризису теологии освобождения, лишившейся идеологической опоры. В результате произошли серьезные изменения в латиноамериканском теологическом пространстве: на первый план вышли новые концепты, связанные прежде всего с этническим (индейская теология), социокультурным (теология народа) и гендерным (теология экофеминизма) факторами .

Латиноамериканский субконтинент с самого начала освоения его европейцами проявил специфические особенности, приведшие к формированию неповторимой цивилизационной парадигмы, впитавшей в себя традиции различных культур. Три из них – европейская, индейская и африканская – стали базовыми в процессе становления и развития Латинской Америки. Этническое разнообразие влекло за Под Католической церковью в работе понимается Римско-католическая церковь во главе с папой римским, возглавляющим Святой Престол и город-государство Ватикан .

собой и культурно-религиозное, поликультурный синтез. В результате латиноамериканский регион стал местом активного формирования ряда синкретических религиозных культов, основанных на смешении европейской католической традиции с религиозными представлениями автохтонного индейского населения, а также завезенного позже африканского .

Таким образом, анализ современного латиноамериканского католицизма, осмысление его религиозно-философского содержания, выявление места и роли в духовной и общественно-политической сферах жизни субконтинента – крайне актуальные задачи, учитывая, что сегодня во главе Католической церкви стоит первый за всю ее историю латиноамериканский папа римский Франциск .

Степень разработанности проблемы. Пристальный интерес к модернизации Католической церкви наметился в отечественной науке уже с середины 60-х гг., то есть со времени работы II Ватиканского собора. Советские исследователи всесторонне рассматривали принятые на нем решения, хотя и давали им идеологизированные оценки. Однако это нисколько не снижает исследовательский уровень работ, которые и сегодня не теряют научной ценности. К основным работам данного периода следует отнести труды М.П. Мчедлова, М.В. Андреева, Л.Н. Великовича, Э.О. Берзина и других авторов1, которые заложили методологическую и теоретическую базу изучения постсоборного католицизма .

С середины 70-х гг. исследования в области католицизма получили дальнейшее продолжение и развитие .

Внимание авторов сфокусировалось уже непосредственно на реализации постсоборных решений, их практическом воплощении в жизнь. К работам этого периода следует отнести монографические исследования и отдельные статьи таких авторов, как Ф.Г. Овсиенко, Л.Н. Великович, М.П. Мчедлов, И.Я. Кантеров, Н.А. Ковальский, М.М Шейнман, Р.Т. Рашкова, Н.Н. Поташинская, А.В. Шестопал, В.С. Глаголев и др.2 Отечественных авторов начинает интересовать и философская составляющая католицизма. При этом новый философско-теологический модернизм

См.: Мчедлов М.П. Под сводами собора св. Петра. М., 1964; Он же. Эволюция современного

католицизма. М., 1967; Андреев М.В. Католицизм и проблемы современного рабочего и национальноосвободительного движения. М., 1968; Великович Л. Н. Кризис современного католицизма. М., 1967;

Берзин Э.О. Католическая церковь в Юго-Восточной Азии. М., 1966, и др .

См.: Овсиенко Ф.Г. Новые тенденции в католической философии и теологии. М., 1977; Великович Л.Н. Католицизм в современном мире. М., 1981; Мчедлов М.П. Католицизм. М., 1974; Кантеров И.Я .

Ватикан под натиском атеизма. М., 1972; Ковальский Н.А., Иванова И.М. Католицизм и международные отношения. М., 1989; Шейнман М.М. Католицизм в меняющемся мире. М., 1975;

Рашкова Р.Т. Ватикан и современная культура. М., 1989; Поташинская Н.Н. Католическая церковь и рабочее движение в Италии. М., 1979; Матяс Д.М. Приспособленческие тенденции в современном католицизме. Мн., 1981; Фомиченко В.В. Критика идеологии и практики современного католицизма .

К., 1982, и др .

представлялся неспособным разрешить проблемы Церкви, которые, по мнению исследователей, крылись в капиталистической системе в целом .

Расширению исследований латиноамериканского католицизма способствовало появление в системе АН СССР Института Латинской Америки, где разработку соответствующих проблем вели В.П. Слинченко, В.П. Андронова, Н.С. Леонов и др.3 Безусловно, отдельное место в изучении католицизма в советской латиноамериканистике принадлежит И.Р. Григулевичу (Лаврецкому)4, который впервые раскрыл тему латиноамериканского религиозного синкретизма .

С начала 90-х гг. в отечественной науке просматривается отказ от идеологических оценок, что привело к изменению подходов к изучению Католической церкви. С другой стороны, это время характеризуется значительным спадом в изучении католицизма, его проблематика не разрабатывалась в полной мере, в том числе и по причине переключения ряда авторов, традиционно занимавшихся католицизмом, на другие темы. Однако можно отметить отдельные работы Ф.Г. Овсиенко, Н.А. Ковальского, К.Н. Костюка. В этот же период был защищен и ряд диссертационных работ, связанных с католической проблематикой .

Начало XXI в. стало временем возвращения исследовательского интереса к проблемам Католической церкви: в 2000-х гг. вышли в свет работы Ф.Г. Овсиенко, И.Я. Кантерова, Н.Н. Поташинской5, протоиерея И. Выжанова и иеромонаха Сергия (Барабанова) (как пример конфессионального религиоведения), а также труды П.В. Крылова, А.В. Юдина, В.М. Богомазова, Д.С. Горшенева, Л.А. Оноприенко, А.М. Салмина, Г.А. Кругловой6. Одна из важных работ этого периода – монография О.Ю. Васильевой «Русская Православная Церковь и Второй Ватиканский Собор» (2004), См.: Слинченко В.П. Перу, Эквадор, Боливия: эволюция социально-политических позиций

Католической церкви в 70-80-е годы. М., 1990; Андронова В.П. Католическая церковь в Колумбии:

идеология и политика. М., 1967; Она же. Политическая роль католической церкви и религии в Латинской Америке (сер. 60-80-х гг.). М., 1988, и др .

См.: Григулевич И.Р. «Мятежная» церковь в Латинской Америке. М., 1972; Он же. Боги в тропиках:

религиозные культы Антильских островов. М., 1967, и др .

См.: Поташинская Н.Н. Бенедикт XVI и проблема экуменизма // Религии мира: История и современность. СПб., 2012; Она же. Современные католические концепции гуманизма и толерантности // Проблемы политической социологии. Вып. 2. М., 2005, и др .

См.: Выжанов И. «Теология освобождения» в Римско-католической церкви // Церковь и время. 2003 .

№ 2 (23); Крылов П.В. Мир и война в «теологии освобождения» и перспективы российсколатиноамериканских отношений // Научные труды Северо-Западного института управления. 2010. № 1 .

Т. 1; Богомазов В.М. Нравственность и латиноамериканская «теология освобождения» в контексте глобализации // Евразия: духовные традиции народов. 2012. № 3; Каневский К. Социальная доктрина Католической церкви // Российская юстиция. 2003. № 4; Оноприенко Л.А. Принцип субсидиарности и его отражение в социальной доктрине Католической церкви // PolitBook. 2014. № 3, и др .

в которой автор детально раскрыла тему участия Русской православной церкви в работе Собора, дала оценку его решениям с точки зрения их последствий для православия .

Значительный интерес для понимания современного состояния Католической церкви, в том числе и в странах Латинской Америки, представляют работы Т.Б. Коваль, отмечающей, в частности, что «нельзя не обратить внимания на важнейшие изменения, которые произошли за последние десятилетия в католическом мире и его латиноамериканской части»7 .

В постсоветский период появился ряд диссертационных исследований (Н.И. Пектяшевой, Ю.В. Судо, В.М. Богомазова), посвященных проблематике, связанной с теологией и философией освобождения в Латинской Америке .

Подводя итог рассмотрению отечественной историографии постсоборного католицизма, в том числе в странах Латинской Америки, можно сделать вывод, что на сегодняшний день наблюдается недостаточная разработка многих аспектов современного католицизма при явном доминировании работ, посвященных изучению социальной доктрины Католической церкви. При этом латиноамериканский аспект упускается практически полностью. Он присутствует в редких исследованиях, посвященных в основном теологии освобождения .

Зарубежные исследователи уделяют пристальное внимание изучению различных аспектов католицизма в Латинской Америке, наблюдается стабильный исследовательский интерес к данной проблематике. Продолжают анализироваться итоги II Ватиканского собора, рассматривают общие вопросы католицизма в контексте глобального мирового развития. Эти темы нашли свое отражение в работах Б. Фроэла, М. Готье, П. Феррары, Дж. Берка, П. Кароззы, М. Косби, Дж. Колемана и других авторов8. Большинство из них приходит к выводу о наличии в современном католицизме кризисных явлений, вызванных процессами глобального развития .

Вопросы религиозного плюрализма в странах Латинской Америки в рассматриваемый период активно изучались такими исследователями, как Дж. Виджил, Ф. Хагопиан, К. Паркер, Х. Казанова, Х. Амандо Роблес, М. Сапата Меса9 .

Коваль Т.Б. Новый свет папы Франциска // Латинская Америка. 2013. № 7. С. 4 .

Froehle B. T., Gautier M. L. Global Catholicism: Portrait of a World Church. Maryknoll, N.Y., 2003;

Ferrara P. The Concept of Periphery in Pope Francis’ Discourse: A Religious Alternative to Globalization?

// Religions. 2015. № 6; Burke J. A. Pope Benedict on capitalism, marxism, and globalization // The Catholic Social Science Review. 2009. № 14; Carozza P. G. The Catholic Church, Human Rights, and Democracy: Convergence and Conflict with the Modern State // Scholarly Works. 2012. Paper 882; Crosby M. H. Catholic Social Teaching and Globalization // Journal of Catholic Social Thought. 2005. № 2;

Coleman J. Globalization as a Challenge to Catholic Social Thought. Lane Center for Catholic Studies and Social Thought. University of San Francisco, 2004, и др .

Vigil J. M. Transformaciones en la religin y retos a la teologa. El pluralism como realidad cultural y religiosa en Amrica Latina // Revista Alternativas-Revista de anlisis y reflexinteolgica. 2008. № 35;

Повышенный интерес к данной проблематике связан с активной демократизацией общественной жизни в странах региона и, как следствие, с развитием плюралистических тенденций, в том числе и в религиозной сфере. Большое внимание зарубежные авторы уделяют политической роли Католической церкви в Латинской Америке на современном этапе. Проблеме соотношения политики и религии посвящены работы Д. Бонина, Д. Левина, А. Джилла и других авторов .

Теология освобождения и ее проблематика в контексте латиноамериканских реалий нашла отражение в работах Э. Линча, П. Сигмунда, Б. Мюссера, Ф. Берримана, М. Форуха, Т. Нобла, В. Кубельеса, Р. Переса, П. Бернса, М. Амброса и др.10, а также и в коллективных трудах .

Кроме этого значительное число исследований, вышедших в последние годы за рубежом, посвящено наступлению протестантизма в латиноамериканском регионе и реакции на этот процесс со стороны Католической церкви11. Как отмечает А. Джилл, «…религиозная динамика в Латинской Америке драматически изменилась за последнюю четверть века. К сожалению католиков, регион демонстрирует один из самых высоких ростов протестантизма, в первую очередь в форме пятидесятничества, в мире»12 .

Среди исследователей религиозного синкретизма на американском континенте следует отметить таких авторов, как Н. Родригес, А. Рамос, Р. Бэстайд (исследовали бразильскую ветвь религии йоруба), М.Дж. Херсковитс, Ф. Ортис, Л. Кабрера, Дж. Мерфи, А. Поллак-Элтс и др.13 При изучении проблем кубинской сантерии Hagopian F. Latin American catholicism in an age of religious and political pluralism: a framework for analysis // Working Paper. 2006. № 332; Parker Gumucio C. Amrica Latina ya no es catolica? Pluralismo cultural y religioso creciente // Amrica Latina Hoy. 2005. Vol. 41; Casanova J. Religiones pblicas en un mundo global // Revista de pensamiento Cristiano. 2004. № 218; Amando Robles J. Crisis de la religin en Amrica Latina // Revista Christus. 2010. Enero-febrero (776); Zapata Meza M. Religious Diversity throughout Mexican History and Philosophy: An introduction to understand Mexico’s Contemporary Religious Context .

SUSI: Religious Pluralism University of California Santa Barbara, CA, 2009, и др .

Lynch E.A. The Retreat of Liberation Theology // The Homiletic & Pastoral Review. N.Y., 1994; Sigmund P.E. Liberation Theology at the Crossroads: Democracy or Revolution? N.Y., 1990; Musser B. Liberation Theology and the Catholic Hierarchy: Pruning theological growth to produce lasting fruit. The Templeton Honors College at Eastern University, 2007; Berryman F.E. Latin American Liberation Theology // Theological Studies. 1973. № 38, и др .

Freston P. Popular Protestants in Brazilian Politics: A Novel Turn in Sect-State Relations // Social Compass. 1994. Vol. 41. № 4; Bruce S. Did Protestantism Create Democracy? // Religion, Democracy and Democratization. Routledge. L.; N.Y., 2006; Zub R. Protestantismo y Elecciones en Nicaragua. Managua .

Ediciones Nicarao, 1993, и др .

Gill A. Weber in Latin America: Is Protestant Growth Enabling the Consolidation of Democratic Capitalism? // Religion, Democracy and Democratization. Routledge, 2013. P. 42 .

Ortiz F. Los negros brujos. Editorial de Ciencias Sociales. 1995; Cabrera L. Yemay y Ochn: Kariocha, Iyalorichas y Olorichas. Ediciones Universal, 1996; Cabrera L. Reglas de Congo: Palo Monte-Mayombe .

Miami, 1979; Murphy J. M. Santeria: An African Religion in America. Boston Beacon Press, 1988; Pollakбольшое значение имели работы крупнейшего кубинского специалиста по данному вопросу Н. Боливар .

Таким образом, зарубежная научная литература по католической проблематике в Латинской Америке достаточно диверсифицированна. Тем не менее и эти исследования, за редким исключением, не носят системного характера, то есть рассматривают лишь отдельные аспекты деятельности Католической церкви. Кроме этого западных авторов в первую очередь интересует общественно-политическая сторона латиноамериканского католицизма, его взаимоотношения с государством, в то время как вопросы философскорелигиоведческого характера (осмысления католицизма в латиноамериканской современности, народной религиозности, формирования синкретических религиозных культов) получают меньшее освещение .

Таким образом, на основе сказанного в качестве гипотезы исследования выдвинут тезис: Католическая церковь в Латинской Америке в конце XX – начале XXI в. переживает процесс серьезной трансформации как с точки зрения формирования собственной богословской традиции, так и в плане практического функционирования. Новые политические (демократия, левый авторитаризм) и социально-экономические (неолиберальные реформы, неосоциалистические преобразования) условия привели к кризисным явлениям в официальном латиноамериканском католицизме, оттоку паствы и падению степени прямого влияния Церкви на общественно-политические процессы. Латиноамериканский католицизм на сегодняшний день представлен тремя уровнями, не всегда пересекающимися друг с другом: официальный догматический (проватиканский) католицизм; «народный» католицизм, тесно связанный с радикальными политическими теологиями; синкретический католицизм, постепенно трансформирующийся в самостоятельные религиозные культы .

Объект исследования – Католическая церковь в Латинской Америке в конце XX – начале XXI в .

Предмет исследования – институциональная и вероучительная составляющие латиноамериканского католицизма (на примере Аргентины, Мексики, Венесуэлы и Кубы) .

Цель исследования – выявление особенностей деятельности и вероучения Католической церкви в Латинской Америке в эпоху глобализации .

Постановка данной цели предполагала решение следующих задач:

Eltz А. Maria Lionza. Mito y culto venezolano ayer y hoy. Caracas; Alfaomega, 2004; Flores Martos J.A .

Transformismos y transculturacin de un culto novomestizo emergente: La Santa Muerte Mexicana // Teoras y prcticas emergentes en Antropologa de la religion. UPV-EHU. 2008, и др .

анализ постсоборного католического вероучения в части обоснования социально-философских представлений Католической церкви, ее взглядов на человека, общество и государство и их роль и место в современном мире;

установление позиций Католической церкви по основным глобальным вопросам современности, выявление ее подходов к их решению;

определение современной организационной структуры Католической церкви в Латинской Америке и особенностей богословской рецепции латиноамериканского епископата;

анализ актуальной недогматической латиноамериканской теологии, определение основных направлений богословского дискурса в контексте социальноэкономических и политических изменений в регионе;

установление специфики государственно-церковных отношений в Аргентине, Мексике, Венесуэле и на Кубе;

исследование степени влияния католицизма и его институтов на общественнополитические процессы в Аргентине, Мексике, Венесуэле и на Кубе, определение уровня политической активности Католической церкви в Латинской Америке;

выявление особенностей религиозного сознания латиноамериканцев, анализ его характерных черт и изменений в рассматриваемый период;

изучение синкретических культов в Венесуэле, Мексике и на Кубе, установление причин их возникновения, механизмов формирования и способов распространения;

определение дальнейших возможных путей развития латиноамериканского католицизма, его роли и места как религиозной системы и общественного института в регионе .

Теоретико-методологической основой исследования стали общенаучные принципы (объективность, всесторонность, историзм, системность), а также специальные методы исследования в области религии. Системный подход, в частности, позволил осуществить комплексное исследование католицизма, а проблемный подход дал возможность конкретного изучения различных элементов католицизма и прояснения его сущностных религиозно-философских оснований .

Были использованы такие общелогические методы исследования, как анализ, синтез, аналогия, индукция и дедукция, а также метод структурно-функционального анализа, при помощи которого система католицизма была структурирована, с целью определения функционального назначения ее составляющих. Важное значение для раскрытия темы имел сравнительный метод, позволивший выявить специфические особенности латиноамериканского католицизма. Каузальный анализ позволил выявить причины возникновения такого специфического явления, как латиноамериканский религиозный синкретизм .

Теоретической основой диссертационного исследования стало, прежде всего, критическое осмысление вероучения и социальной доктрины Католической церкви, представленных в ее основных документах, а также работы католических теологов второй половины XX – начала XXI в. Кроме этого автор опирался на работы отечественных и зарубежных исследователей религии .

Общеконцептуальным методологическим основанием исследования выступили работы теоретиков секулярного и постсекулярного общества, в первую очередь таких, как П. Бергер, Т. Лукманн, Т. Парсонс и Ю. Хабермас, а также отечественных авторов: И.Н. Яблокова, В.И. Гараджи, Ю.А. Кимелева, Е.И. Аринина и др. Теоретической основой изучения непосредственно католицизма стали труды отечественных авторов: М.П. Мчедлова, Л.И. Великовича, Ф.Г. Овсиенко, И.Я. Кантерова, Б.Ю. Кузмицкаса, А.А. Радугина и др .

Эмпирическую базу исследования составили:

официальные документы Католической церкви, определяющие ее догматическое учение и канонический статус (Кодекс канонического права, Катехизис Католической церкви, Социальная доктрина Католической церкви, догматические конституции, декреты, декларации, папские энциклики, послания и т.д.);

официальные документы Епископального совета Латинской Америки и национальных епископальных конференций, определяющие их деятельность в регионе (декларации, пасторские послания, обращения, итоговые документы генеральных конференций, документы комиссий, планы, материалы национальных епископальных конференций);

труды католических теологов второй половины XX – начала XXI в. как догматического, так и недогматического характера (работы К. Войтылы (Иоанна Павла II), Й. Ратцингера (Бенедикта XVI), А. де Любака, Ж. Маритена, Г.У. фон Бальтазара, Й. Хёффнера, М. Лефевра, Г. Кюнга, С. Наги, Л. Боффа, Г. Гутьерреса, Э. Дюсселя, Й. Сабрино, Х.К. Сканноне и др.);

законодательные акты ряда государств Латинской Америки;

информационно-аналитические материалы специализированных социологических служб (Pew Research Centre, Latinobarometro и др.);

материалы автора, собранные в ходе научно-исследовательских поездок в страны Латинской Америки в 2013–2014 гг .

Научная новизна диссертационного исследования определяется следующими факторами:

впервые в отечественном религиоведении проводится комплексный философско-религиоведческий анализ латиноамериканского католицизма как специфической формы католической традиции, сформировавшейся в своеобразных культурно-цивилизационных условиях, характеризующихся этническим и религиозно-духовным разнообразием. Латиноамериканский католицизм рассматривается во всей его полноте: исследуется философская основа современной теологии, организационное, практическое содержание жизнедеятельности Церкви, а также особенности латиноамериканского религиозного сознания;

латиноамериканский католицизм анализируется на трех духовноорганизационных уровнях, определяемых особенностями восприятия вероучения и религиозной практики различными группами населения, что позволяет понять католическую традицию в Латинской Америке не только с точки зрения присутствия там официального догматического католицизма, но и характерных особенностей его неоднородности;

впервые с 80-х гг. ХХ в. проводится детальный анализ функционирования Католической церкви в Латинской Америке. В диссертационном исследовании подробно рассматривается организационная структура латиноамериканского католицизма (как на общерегиональном, так и на национальном уровне), изучаются деятельность руководящих структур Католической церкви, а также формы и методы управления национальными церквями в странах Латинской Америки;

в работе впервые дан развернутый научный анализ синкретических религиозных культов Марии Лионсы в Венесуэле и Святой Смерти в Мексике;

выявлены особенности и механизмы их формирования, установлена специфика вероучения, проанализированы ритуальные практики. Кроме этого, представлен комплексный анализ кубинской сантерии, которая была минимально освещена в отечественной научной литературе в предыдущий период .

Положения, выносимые на защиту:

1. Современный католицизм не представляет собой единого, монолитного духовно-институционального образования, распадаясь на два основных течения:

консервативное и либеральное, опирающихся на различные мировоззренческие постулаты и имеющих разную социальную основу. Данные течения присутствуют как внутри самой католической иерархии, так и за ее пределами, в рамках различных институциональных образований. В настоящее время сохраняется тенденция к дальнейшей либерализации католического вероучения в русле реализации решений II Ватиканского собора .

Также Католическая церковь начала XXI в. в Латинской Америке представлена тремя уровнями. Первый – догматический католицизм (официальная церковная иерархия) – находится под контролем Ватикана. Второй – народный католицизм (различные альтернативные теологические направлениями) – характеризуется, зачастую, феноменом двоеверия. Третий – синкретический католицизм (различные культы) .

2. Институциональный латиноамериканский католицизм в рассматриваемый период переживал кризисные явления, связанные с новыми политическими условиями в регионе. С одной стороны, негативное влияние на него оказала демократизация общественной жизни и возрастающий плюрализм, с другой – новые левые националпопулистские режимы, ориентировавшиеся на народные формы католицизма .

3. Серьезные изменения претерпела латиноамериканская теология. Можно констатировать глубокий кризис такого аутентичного богословского направления, как теология освобождения в ее классической (марксистской) версии. Тем не менее на ее основе появились новые теологические направления, которые отказываются от социалистического содержания богословия, ориентируясь на этнические, культурные, гендерные и иные основания .

4. Католическая церковь в регионе потеряла значительную часть своего общественного влияния, что было связано с пересмотром государственно-церковных отношений, а также с проникновением в страны Латинской Америки ценностей либерализма. Вместе с тем в ряде стран (Аргентина, Венесуэла и др.) государство продолжало дотировать и субсидировать национальные церкви, даже в случае их явной оппозиционной деятельности .

5. Католическая церковь продолжает влиять на внутриполитическую ситуацию в государствах Латинской Америки, но, как правило, находясь в оппозиции к действующей власти. При этом недовольство Церкви вызывают как неолиберальные экономические преобразования и внедрение либеральных демократических ценностей, так и меры социалистического порядка, связанные с апелляцией к левой идее. Заметная роль Церкви чаще всего проявляется в кризисные периоды .

6. Несмотря на попытки Католической церкви в Латинской Америке евангелизировать население, активное развитие в рассматриваемый период получили синкретические культы с католической составляющей. С течением времени они обособились в самостоятельные религиозные течения (как, например, сантерия или культ Святой Смерти), которые в ряде случаев уже практически не связаны с католицизмом. Причинами распространения и роста данных культов являются:

трудная социально-экономическая ситуация; неудачная практика инкультурации со стороны Католической церкви и специфика религиозного сознания верующих;

целенаправленная деятельность отдельных политических режимов .

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Анализ актуального состояния Католической церкви в странах Латинской Америки позволяет выработать новые теоретические подходы к изучению католицизма в целом. В частности, речь идет о системном изучении данного направления христианства, что позволяет подойти к нему с точки зрения его многоплановости и комплексности .

Кроме этого отдельно следует указать на значимость изучения различных трансформаций и деформаций христианского вероучения в целях углубления исследований всех направлений христианства в современных условиях .

Был введен в оборот значительный массив зарубежной научной литературы, а также документов и материалов самой Католической церкви, что, несомненно, позволяет в дальнейшем опираться на них при изучении католицизма .

Результаты изучения практической деятельности Католической церкви в странах Латинской Америки могут служить аналитическим материалом для Министерства иностранных дел Российской Федерации и иных заинтересованных организаций .

Выводы, сделанные в диссертации, могут представлять интерес для дальнейших исследований, а также работы загранучреждений Российской Федерации, занимающихся вопросами межкультурного и межрелигиозного диалога. Материалы диссертационного исследования могут быть привлечены при подготовке учебных и учебно-методических пособий, лекций и семинаров по проблематике, связанной с религиозной ситуацией в Латинской Америке и в мире .

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора в российских научных изданиях, в том числе в 19 из перечня изданий, рекомендуемых ВАК РФ, а также в двух монографиях. Общий объем публикаций - 63,8 п. л .

Кроме этого положения диссертационного исследования были изложены на всероссийских и международных конференциях14 .

В том числе на Международной научной конференции «110 лет премии А. Нобеля» (Москва, 2012);

Международной заочной конференции «European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches» (Штутгарт, Германия, 2013); VII Международной научно-практической конференции «Теоретические и практические аспекты развития современной науки» (Москва, 2013); VI Международной научно-практической конференции «Культура. Духовность. Общество»

(Новосибирск, 2013); Международной конференции «Ибероамериканский мир глазами молодых ученых. Векторы развития региона в меняющейся мировой системе» (Москва, ИЛА РАН, 2014); I заочной Межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы развития государства и общества» (Петрозаводск, 2014); Международной научно-практической конференции «Религия – наука – общество: проблемы и перспективы взаимодействия» (Прага, Чехия, 2014);

Международной научной конференции «Религия и религиозность в локальном и глобальном измерении-II» (Владимир, 2014); Международной конференции «Религия, религиозность, философия и гуманитаристика в современном информационном пространстве: национальный и международные Структура работы. Диссертация содержит введение, три главы (12 параграфов), заключение и библиографию .

–  –  –

Во Введении обосновываются выбор темы, ее актуальность, раскрывается степень ее разработанности, формулируются основные цели и задачи, определяются предмет и объект исследования, характеризуются теоретико-методологическая основа и эмпирическая база исследования, отмечаются присутствующие в диссертации элементы научной новизны, излагаются тезисы, выносимые на защиту, демонстрируются теоретическая и практическая значимость работы, а также степень ее апробированности .

Первая глава «Латинская Америка в системе мирового католицизма»

посвящена философско-религиоведческому анализу современного католицизма и его институционально-богословским особенностям в латиноамериканском регионе .

В первом параграфе «Постсоборный католицизм: сущность и особенности» рассмотрены философские основы католицизма, его представления о мире, человеке, государстве и своей собственной роли в современных условиях согласно доктринальным документам II Ватиканского собора и последующих лет .

Этапным событием в жизни Католической церкви явился II Ватиканский собор .

Именно его решения и постановления лежат сегодня в основе католической доктрины как целостного религиозного мировоззрения, претендующего на истинность и универсальность .

Экклезиология католицизма остается неизменной уже многие столетия .

Католическая церковь полагает себя в качестве истинной исполнительницы и хранительницы Божьей воли, хотя и допускает, что другие христианские Церкви также сопричастны ей. Признавая других христиан собратьями, католицизм тем не менее настаивает, что лишь он являет собой всеобщее орудие спасения, так как только через приобщение к нему можно получить всю полноту спасительных средств .

Современный католицизм представляет собой сложное явление, включающее в себя религиозную, политическую, социально-экономическую и культурную составляющие. При этом Католическая церковь усматривает тесную взаимозависимость между отдельной личностью и обществом, указывая, что «в действительности тот аспекты (Рубежное, Украина, 2014); Международной научно-практической конференции «Российское государство и социально-экономические вызовы современности» (Москва, 2014);

Всероссийской конференции «Государство, религия, общество в современной России» (Москва, 2015) .

разлад, от которого страдает современный мир, связан с другим, более глубоким разладом, коренящимся в сердце человека»15 .

В новейших доктринальных положениях Католической церкви человек является центральным теологическим объектом, центром всего земного, вокруг которого выстраивается все остальное понимание действительности в контексте персоналистской нормы. Проблема человеческой личности тесно связана в современном католицизме с демократическим концептом прав человека .

Результатом комплексного подхода католицизма к проблеме человека и общества явилась концепция «общего блага», имеющая на сегодняшний день статус социального учения Церкви .

Говоря о соотношении светского/духовного в трактовке власти Католической церковью, следует отметить, что институт власти с ее точки зрения должен быть почитаем, но это не относится к конкретным правителям. Подобная трактовка дает Церкви возможность не только оценивать тот или иной политический режим, но и влиять на него, используя свой духовный авторитет. Как следствие, Католическая церковь продолжает выступать в качестве активного участника как внутри-, так и внешнеполитических процессов. Но если на международной арене она выступает в качестве суверенного государства, то во внутренней политике суверенных государств

– в качестве религиозного института .

Следует отметить, что на сегодняшний день невозможно говорить о католицизме как о целостном и монолитном явлении. При этом разделение наблюдается как внутри самой Католической церкви, так и за ее пределами. Если внутри институционального католицизма мы можем говорить о наличии консервативной и либеральной тенденции, то вне его – об ультраконсервативной и ультралиберальной .

Во втором параграфе «Католическая церковь в поисках ответов на глобальные вызовы современности» проанализированы подходы Католической церкви к основным проблемам современного мира .

Как показали результаты исследования, Католическая церковь находится сегодня в непростой ситуации, сложившейся в результате глобальных мировых процессов последних десятилетий. Во многом это связано с тем, что Церкви пришлось пересмотреть концептуальные основания своей социальной доктрины, что было продиктовано крушением социалистического лагеря: до этого момента она не могла в полной мере критиковать капитализм, так как тот выступал единственной альтернативой «коммунистической угрозе». В результате же к началу 2000-х гг .

Пастырская Конституция о Церкви в современном мире (Gaudium et spes) // Документы II Ватиканского собора. 3-е изд. Паолине, 2004. С. 455 .

Церковь и сама признала, что новые условия требуют корректировки ее подходов ко многим вопросам современности .

Католицизм предпринял попытку взять на себя роль социально ориентированной оппозиции глобализации, противостоящей крайностям неолиберального капитализма, таким как неравенство, бедность, безработица, экологические проблемы и т.д. Тем не менее глобализация принимается ей как естественный этап мирового развития, который должен, однако, проистекать с наименьшими социальными и культурными издержками .

На наш взгляд, не менее важным представляется выявление и тех угроз, которые глобализация несет самому католицизму. Серьезным вызовом для Католической церкви стал духовный плюрализм, получивший свое философское обоснование в рамках западной постмодернистской цивилизационной парадигмы .

Христианство в данной трактовке становилось лишь одной из возможных мировоззренческих моделей .

Католическая церковь с начала 90-х гг. предлагала ограничить плюрализм общественно-политической (мирской) сферой, полагая, что, будучи понятием секулярного порядка, он не может быть применим к Церкви и ее миссии. Указывая на недопустимость плюралистических трактовок веры, имеющих в качестве эпистемологического обоснования постструктуралистские положения о принципиальной невозможности познания истины, ее контекстуальности, Католическая церковь настаивала, что в противном случае «на место внутренней плюралистичности симфонии веры заступает бессвязный плюрализм субъективно предпочтенного»16 .

Серьезным вызовом для Католической церкви в рассматриваемый период стал все более увеличивающийся разрыв между массовой общественной моралью и религиозноэтическими требованиями католицизма. Церкви все сложнее преодолевать барьер между традиционным мироощущением и представлениями современного (в первую очередь западного) секулярного мира .

Еще одной глобальной проблемой, которой озабочен Святой Престол, является проблема защиты окружающей среды. При этом экология понимается Церковью и в антропологическом ключе. Нынешний понтифик Франциск заявляет о необходимости так называемой интегральной экологии, которая должна включать в себя «экологию культуры» и «экологию повседневной жизни». Проведенный анализ позволил сделать вывод о продолжающемся системном кризисе католицизма в западном обществе, связанном с невозможностью соотнесения христианских норм с Ратцингер Й. (Бенедикт XVI). Сущность и задачи богословия. Попытки определения в диспуте современности. М. Библейско-богословский институт св. апостола Андрея. 2007. С. 107 .

либеральными требованиями современности. При этом непреодоленный кризис модерна (секуляризации) сопрягается с кризисом постмодерна (плюрализма) .

В третьем параграфе «CEЛAM как организационный и богословский католический центр в Латинской Америке» проанализированы институциональная и богословская составляющие латиноамериканской Католической церкви .

Епископальный совет Латинской Америки (Consejo Episcopal Latinoamericano, CEЛAM) – центральный орган управления Католической церковью в латиноамериканском регионе. СЕЛАМ имеет развитую структуру, охватывающую все аспекты церковной работы на субконтиненте. C момента появления CEЛAM, им было проведено пять континентальных конференций: 1955 г. (Рио-де-Жанейро, Бразилия), 1968 г. (Медельин, Колумбия), 1979 г. (Пуэбла, Мексика), 1992 г. (Санто-Доминго, Доминиканская Республика), 2007 г. (Апаресида, Бразилия). Таким образом, интервал между конференциями составляет в среднем около 10 лет, что позволяет латиноамериканскому епископату накопить и обработать все наиболее важные вопросы, которые требуют решения на национальном и субконтинентальном уровнях .

Резкое снижение влияния теологии освобождения на латиноамериканский католицизм в начале 90-х гг. отразилось на деятельности СЕЛАМ: уже в 1992 г .

(конференция в Санто-Доминго) в его документах социально-экономическая тематика отходит на задний план, в то время как богословским вопросам уделяется большее внимание; теология освобождения окончательно объявляется «идеологией земного прогресса» .

На V Конференции CEЛAM (последней на сегодняшний день) на повестке дня стояла исключительно латиноамериканская реальность последних лет: тяжелейшие экономические кризисы, вызванные неолиберальными преобразованиями, рост бедности и безработицы, приход к власти в ряде государств левоцентристов под социалистическими лозунгами, возрастающее самосознание индейского населения, усиление секуляризационных тенденций, активизация протестантизма .

В итоговом документе Конференции среди наиболее важных выводов были:

трактовка глобализации как «культурной колонизации»; важность укрепления демократии в Латинской Америке; необходимость продолжения процесса новой евангелизации; уделение большего внимания экологической проблематике. При этом если в Санто-Доминго прослеживалось стремление Церкви унифицировать свою традицию, безусловно влиться в глобальное (вселенское) католическое пространство, то в 2007 г. в Апаресиде епископы вновь вернулись к национально ориентированной модели Церкви, что также демонстрировало содержание таких документов, как четырехлетние планы (Plan Global) СЕЛАМ (2007–2011 гг., 2015–2019 гг.) и «Континентальная миссия для миссионерской Церкви» (2012 г.) .

В четвертом параграфе «Неортодоксальное латиноамериканское богословие: теология освобождения, индейская теология, теология народа, теология экофеминизма» рассмотрены теологические течения, находящиеся за пределами догматического латиноамериканского католицизма .

Распад биполярной системы стал поворотным моментом в истории латиноамериканской теологии освобождения, напрямую сопряженной с идеей социализма .

Теология освобождения, будучи «продуктом холодной войны», только в ее условиях могла существовать в своем классическом варианте. К началу последнего десятилетия XX в. страны Латинской Америки впервые в своей истории развивались без диктатур, что также негативно отразилось на актуальности теологии освобождения. Кроме этого, в связи с усиление протестантской экспансии в страны Латинской Америки, пятидесятничество, успешно работающее на низовом уровне, переключило на себя многих из тех, кто раньше был вовлечен в движение базовых церковных общин .

Теология освобождения была вынуждена искать иные основания для своего существования. Новым объектом критики в этот период становится «глобализация», которая категориально вливается в богословский аппарат теологов освобождения, а также постмодернизм как философское обоснование процесса глобализации. В результате сегодня теологи освобождения ведут речь уже не просто о борьбе двух социально-экономических моделей (социализм и капитализм), а о культурноцивилизационном противостоянии, о неприемлемости для Латинской Америки западного цивилизационного пути развития: социализм либо отходит на задний план, либо вовсе выводится из системы богословских построений. Таким образом, наблюдается своего рода мировоззренческий разворот теологии освобождения к базовой для него философии латиноамериканской сущности и философии освобождения .

С точки зрения Католической церкви теология освобождения полностью потерпела крах к началу нового тысячелетия, окончательно маргинализировавшись и потеряв возможность приспособиться к новым условиям. Тем не менее, как представляется, о «смерти» теологии освобождения в Латинской Америке говорить преждевременно. Правильнее говорить о диверсификации ее тематики .

Отдельного внимания заслуживает такое направление в современном латиноамериканском богословии, как индейская теология, которая получает все большее распространение в начале XXI в. Основой данной теологии является не социальная, а этнокультурная проблематика. Центральная для теологии освобождения категория «бедность» заменяется категорией «этническое своеобразие», вокруг которой и выстраивается весь богословский дискурс. Сегодня индейская теология активно разрабатывает свои богословские методы. В качестве таковых, как правило, выделяют метод «древнего Слова» (Palabra antigua) – поиск знаний о едином христианском Боге в верованиях доколумбовой Америки и «герменевтику мифа» .

Важно отметить, что в Латинской Америке довольно остро встал вопрос о том, можно ли считать «индейскую теологию» реализацией принципа католической инкультурации, или она представляет собой самостоятельное течение внутри латиноамериканского католицизма? На наш взгляд, правильнее говорить о втором варианте, ввиду специфичности богословской антропологии «индейской теологии», особенностей ее герменевтики и формирующейся на ее основе богослужебной практики .

Рассмотрение теологии народа представляется крайне важным в связи с тем, что именно это богословское направление является, по нашему мнению, основополагающим для нынешнего понтифика Франциска. Оперируя принятыми в латиноамериканском богословии понятиями и категориями (в первую очередь категорией бедности), сформировавшимися под влиянием теологии освобождения, теология народа изначально отличалась от нее. Если в теологии освобождения народ определяется посредством метода социально-экономического анализа (как класс), то теология народа использует социокультурный анализ и культурно-исторический анализ, в результате чего народ выносится за рамки экономической проблематики: «В качестве субъекта выступает народ, но не как класс, а как бедный народ»17. Кроме этого народ понимается не только со светской точки зрения, но и с богословской, как «народ Божий». В результате теология народа не рассматривает бедность как абсолютное зло (либо грех), что также кардинально отличается от положений теологии освобождения .

Понятие культуры в теологии народа трактуется как универсальное и объединяющее, в отличие от таких понятий, как «класс» или «социальная группа» .

Таким образом, акцент делается не на противопоставлении, а на поиске базового единства во множественности культур .

В начале 90-х г. из США в Латинскую Америку началось активное проникновение нового идеологического и социально-философского течения под названием «экофеминизм», объединившего в себе идею угнетения женщины и природы в современном обществе. В Латинской Америке это общественное (и не религиозное по своей сути) движение приобрело христианскую окраску .

На основе проведенного анализа можно говорить о том, что изначально латиноамериканский экофеминизм развивался в рамках теологии освобождения в контексте общего освобождения (обоих полов) от социально-экономического и Cuda E. Teologa y poltica en el discurso del papa Francisco // Nueva Sociedad. 2013. № 248. P. 15 .

политического гнета и лишь позже оформился в самостоятельное теологическое направление (в том числе в связи с кризисом самой теологии освобождения) .

Данное богословие ориентировано на будущее не в традиционном христианском его понимании (ожидание Страшного суда), а в смысле обеспечения ответственности человечества за сохранение ресурсов для будущих поколений .

Другой стороной экофеминизма является «очищение» образа женщины от его «греховной природы». Кроме этого экофеминизм полагает сексистским библейский миф о сотворении женщины из ребра Адама. Герменевтика экофеминизма сводится к вычленению в Священном Писании образов женщин, трактовке библейских событий с женской точки зрения, поиску доказательств женской сущности Бога, реконструкции текста с целью увидеть в нем роль женщины и т. д .

Вторая глава «Государственно-церковные отношения в Латинской Америке:

особенности взаимодействия» посвящена рассмотрению взаимоотношений между Католической церковью и государствами региона на примере Аргентины, Мексики, Венесуэлы и Кубы .

В первом параграфе «Государство и Церковь в Аргентине: взаимодействие во имя национального согласия» анализируются государственно-церковные отношения в Аргентине с момента ее окончательного перехода к режиму представительной демократии и до сегодняшнего дня .

Католическая церковь в Аргентине уже не первое десятилетие имеет особый статус. В ноябре 1966 г. между Аргентиной и Святым Престолом был заключен конкордат. В конституции Аргентины содержится упоминание Бога, а статья 2 Основного закона гласит о поддержке государством Католической церкви. При этом католицизму не предоставляется статус официальной религии. Государство выплачивает заработную плату епископам и кардиналам, субсидирует католические учебные заведения. До 90% населения называет себя католиками .

Являясь одной из наиболее европеизированных стран Латинской Америки, Аргентина уже к концу 80-х гг. приступила к активной либерализации общественной жизни, что выразилось в постепенном вытеснении религиозных институтов и, прежде всего, католических, из общественного пространства. Начало данному процессу было положено государственной «Национальной программой демократизации культуры»

(Programa Nacional de Democratizacion de la Cultura, 1989), которую Католическая церковь характеризовала как программу секуляризации и десакрализации, покушавшуюся на католические корни национальной культуры. Завершился же он в 1994 г. принятием новой конституции Аргентины, закрепившей свободу вероисповедания и не включившей требования об обязательном католическом вероисповедании президента страны (как это было закреплено в предыдущий период) .

Со второй половины 90-х гг. отношения между Католической церковью и государством значительно обострились, что было связано с усиливающейся критикой со стороны церкви проводимых неолиберальных экономических реформ. В ходе глубокого экономического кризиса 2000–2003 гг. Католическая церковь Аргентины выступила в качестве посредника между государством и обществом в вопросе нормализации ситуации в стране и недопущения социальных волнений, выдвинув лозунг «спасения Родины». По нашему мнению, во многом именно благодаря Католической церкви Аргентина не совершила так называемый левый поворот в его радикальном варианте .

Приход в 2003 г. к власти левых перонистов и возвращение к жизни хустисиалистских принципов положили начало новому витку противостояния между Католической церковью и государством. Его результатом стали легализация в 2010 г .

в Аргентине однополых браков, резкое сокращение контактов католической иерархии с властью. С 2013 г. характер государственно-церковных отношений претерпел серьезные изменения в связи с избранием кардинала Х.М. Бергольо римским понтификом. Играющий свою роль сегодня так называемый «эффект Бергольо»

(«efecto Bergoglio»), безусловно, позитивно сказывается на взаимоотношениях церкви с государствам, но, как представляется, его влияние вряд ли возможно рассматривать в долгосрочной перспективе .

Во втором параграфе «Церковь и государство в Мексике: между сотрудничеством и конфликтом» рассмотрены отношения между государством и Церковью в условиях перехода к режиму многопартийности .

На сегодняшний день Мексика является одной из самых католических стран мира, хотя именно здесь Церковь прошла наиболее сложный путь в XX в .

Антиклерикальная политика Мексиканской революции 1910–1917 гг. воплотилась в Конституции 1917 г., по которой Церковь не признавалась в качестве юридического лица, теряла право распоряжаться собственностью, отстранялась от образовательного процесса и участия в политике. Католическая церковь была отделена от государства, а все ее имущество национализировалось .

Предчувствуя грядущие изменения, связанные с общей демократизацией в Латинской Америке конца 80-х гг. XX в., местная католическая иерархия предприняла попытки нормализации государственно-церковных отношений. В результате конституционной реформы и опубликования нового закона о религиозных объединениях 24 ноября 1992 г. были восстановлены межгосударственные отношения между Мексикой и Ватиканом. Католическая церковь вернулась в общественное пространство .

Восстановление отношений между Католической церковью и государством позволило ей начать активно влиять на внутриполитическую ситуацию в стране. В первую очередь это выразилось в стремлении отстранить от власти Институционнореволюционную партию (PRI), что стало причиной открытой поддержки со стороны Католической церкви оппозиции в лице Партии национального действия (PAN). В противостоянии католической иерархии с президентом Э. Пинья Ньетой, последний был вынужден искать поддержки проводимых им реформ непосредственно в Ватикане, что, на наш взгляд, говорит о высокой степени влияния Католической церкви внутри страны .

Несмотря на то, что мексиканский епископат в рассматриваемый период был достаточно однороден, тем не менее, внутри него выделялось несколько групп, в том числе, различавшихся и в своем отношении к государству. Наиболее оппозиционными в этом плане являлись представители южных штатов (так называемый «южный тренд», тесно связанный с индейским населением и поддерживающий народные формы католицизма), включившиеся в 1994 г. в партизанскую войну на стороне повстанцев, развязанную Сапатистской армии национального освобождения (EZLN) .

Подводя итоги участия Католической церкви в политической жизни Мексики в 1990–2000-х гг., можно утверждать, что оно было направлено на достижение конкретных целей, связанных с отстранением от власти правящей Институционнореволюционной партии, на создание Церковью наиболее благоприятных условий для своей деятельности путем изменения политического климата в стране, на увеличением степени своего влияния на внутриполитические процессы .

В третьем параграфе «Венесуэла: противостояние Церкви и государства» проанализированы отношения между Католической церковью и государством в период «левого поворота» в Венесуэле и перехода ее к построению боливарианского социализма .

С середины XX в. и вплоть до 90-х гг. Венесуэла представляла собой одну из самых стабильных вестернизированных демократий в Латинской Америке. 6 марта 1964 г. между Венесуэлой и Ватиканом был заключен конкордат .

Начавшиеся в стране неолиберальные экономические реформы («Вашингтонский консенсус») привели к серьезным социальным потрясениям в Венесуэле (уличные бои, попытка военного переворота в 1992 г.), в ходе которых Католическая церковь полностью поддержала правительственный курс, призывая население к национальному согласию и повиновению властям. Критика государства со стороны Церкви полностью отсутствовала и в последующий период, вплоть до прихода к власти У. Чавеса .

PAN возникла в 1939 г. как консервативная партия, имеющая тесные связи с Католической церковью .

С победой на выборах У. Чавеса в Венесуэле начинается так называемая Боливарианская революция, направленная на установление «боливарианской республики социальной и партисипативной демократии». Преобразования У. Чавеса, направленные на демонтаж старой политической и социально-экономической системы (вплоть до принятия новой Конституции в 1999 г.), вызвали резкое осуждение со стороны Католической церкви. Можно констатировать, что с первых дней правления У .

Чавеса Церковь оказалась в оппозиции к новому режиму. При этом следует учитывать, что в результате конституционной реформы в Основном законе Венесуэлы в статье 59 были зафиксированы принципы религиозной терпимости и религиозной свободы .

Пытаясь ограничить влияние Католической церкви на внутриполитические процессы, власти значительно урезали государственные расходы на Церковь (на 30% в 1999 г.), всячески способствовали развитию других религиозных течений (создание «Боливарианского межрелигиозного парламента», попытка принятия Закона «О религиях и культах», уравнивающего в правах Католическую церковь с другими религиозными организациями), поддерживали оппозиционные группы внутри самой Католической церкви (проведение «Недель теологии освобождения»), вытесняли церковь из сферы образования (Закон об образовании, 2010 г.) и социальной сферы (государственная программа «Миссия Христа») .

Как показал проведенный в исследовании анализ, в конфликте Церкви с государством в годы правления У. Чавеса и Н. Мадуро главную роль играло понимание обеими сторонами вопроса о власти. Если У. Чавес и Н. Мадуро в рамках боливарианского проекта предлагали традиционный латиноамериканский левый каудильизм с опорой на наиболее бедные слои населения, то Церковь четко и последовательно стояла на позициях западной модели демократического устройства .

Таким образом, конфликт на религиозной почве в данном случае отсутствовал полностью. Церковь, на наш взгляд, не устраивала У. Чавеса как носительница определенных политических и экономических ценностей, а не как духовный институт .

В четвертом параграфе «От «особого периода в мирное время» к демократическому транзиту: новые вызовы для Католической церкви на Кубе»

рассматриваются государственно-церковные отношения в Республике Куба в период тяжелейшего социально-экономического кризиса, связанного с распадом СССР, и во время последовавших за этим реформ .

С начала 90-х гг. государственно-церковные отношения на Кубе подверглись существенному пересмотру. Конституционная реформа 1992 г. закрепила изменения, гарантирующие населению свободу вероисповедания, а также вводила запрет на дискриминацию по религиозному признаку. Были внесены соответствующие изменения и в Уголовный кодекс. Если ранее государственным служащим запрещалось практиковать какие-либо религиозные верования, то теперь это официально разрешалось. Как представляется, потеряв Москву в качестве политического и экономического партнера, Ф. Кастро решил заручиться поддержкой Ватикана для нормализации ситуации на Кубе .

Тем не менее сближение Церкви и государства происходило не без затруднений .

В сентябре 1993 г. появилось пастырское послание «Любовь всегда надеется», в котором кубинский епископат выразил мнение, что режим Ф. Кастро в скором будущем ждет крах. На наш взгляд, в условиях тяжелого кризиса Католическая церковь все же попыталась дестабилизировать ситуацию в стране, с целью отстранения Ф. Кастро от власти .

Ухудшение социально-экономической ситуации, а также прокубинская позиция Ватикана в вопросе экономической блокады острова со стороны США привели к тому, что с середины 90-х гг. Католическая церковь на Кубе начала постепенно возрождаться. Нормализуется диалог между представителями кубинского епископата и государством. Число священников удваивается и возвращается к уровню 70-х гг .

Знаковыми событиями в истории государственно-конфессиональных отношений на Кубе стали визиты на остров Иоанна Павла II (1998 г.) и Бенедикта XVI (2012 г.) .

Иоанн Павел II, по нашему мнению, во многом пытался повторить успешный опыт своей деятельности в Польше, призывая к «открытию Кубы» для остального мира и апеллируя к молодому поколению. Бенедикт XVI в ходе своей поездки также выразил надежду на то, что вскоре Куба станет домом для всех кубинцев .

В 2015 г. Ватикан выступил посредников в процессе налаживания контактов между Кубой и США, в результате чего между двумя государствами были восстановлены дипломатические отношения. Как представляется, папа Франциск лишь завершил то, что начал Иоанн Павел II в 90-е гг .

Кроме этого, следует отметить, что с приходом к власти Р. Кастро в 2006 г. на Кубе начался, по сути, новый этап государственно-церковных отношений, характеризующийся предоставлением еще больших свобод Католической церкви. В 2008 г. кубинские власти пообещали Ватикану дать некоторые преференции Церкви в части освещения ее деятельности и пропаганды христианских идей в СМИ .

На наш взгляд, Католическая церковь будет играть все большую роль в процессе демократизации кубинского общества, но не путем политической агитации, а прямым действием, направленным на удовлетворение потребностей населения. В частности, это касается работы Церкви по освобождению политических заключенных, по отстаиванию гражданских прав кубинцев. Важна в этом смысле и деятельность Ватикана по отмене экономического эмбарго. Результаты исследования показали, что несмотря на свою относительную слабость, Католическая церковь на Кубе все эти годы постепенно готовила почву для «демократического транзита» .

Взаимоотношения Католической церкви и государства на Кубе продолжают носить сложный, во многом противоречивый характер. Но уже сегодня можно говорить о поддержке с ее стороны тех преобразований, которое проводит нынешнее политическое руководство страны .

Третья глава «Религиозный синкретизм в Латинской Америке» посвящена анализу синкретических религиозных культов, включающих в себя католическую составляющую и получивших на сегодняшний день широкое распространение в ряде стран региона .

В первом параграфе «Религиозное сознание латиноамериканцев: степень усвоения богословского дискурса» выявляются особенности религиозного сознания населения Латинской Америки .

Одной из наиболее ярких специфических черт латиноамериканского католицизма на сегодняшний день является его активное смешение с религиозными традициями коренных народов субконтинента, а также с языческими религиями африканского этнического компонента .

Католическая церковь в рамках проводимой ею политики инкультурации столкнулась с проблемой невозможности, в ряде случаев, формирования у населения полноценного христианского мировоззрения. Вместо этого результатом явилось возникновение новых синкретических культов, ставших на сегодняшний день фактически самостоятельными религиозными феноменами .

Латинская Америка остается основным оплотом католицизма в мире. Тем не менее в абсолютных значениях число католического населения в регионе сокращается. По ряду оценок, за последние 25 лет от 20 до 30% латиноамериканцев перестали идентифицировать себя как католиков. С усилением влияния глобализации и продвижением демократических ценностей в Латинской Америке растет и количество людей, полностью отошедших от религии .

Растущий атеизм, активизация протестантских организаций, безусловно, создают определенные проблемы для Католической церкви в регионе, но, помимо этого, свою роль играет и еще один фактор – размытость и неопределенность религиозных представлений верующих. Это приводит к обращению их к локальным религиозным культам. При этом сами верующие формально остаются в лоне Католической церкви .

Индейское и африканское население стран субконтинента все более активно заявляет о себе как о самостоятельном и уникальном этнокультурном компоненте .

Рост самосознания этнических групп напрямую связан с обращением их к своим корням, в том числе и к самобытным религиозным верованиям .

Хотя католицизм продолжает оставаться мажоритарной конфессией в большинстве стран Латинской Америки и пользуется определенными привилегиями, латиноамериканское религиозное поле сегодня – это множественность, его символико-семантические границы уже не являются закрытыми. Да и «теология плюрализма», безусловно, не отвечает интересам католицизма, так как подрывает его монополию на духовную жизнь латиноамериканцев. Их религиозность, по мысли католических иерархов, должна быть исключительно католической .

Проведенный в работе анализ специфики латиноамериканского религиозного сознания говорит о его крайней неоднородности, связанной прежде всего с поверхностным восприятием христианства частью населения при сохранении собственных религиозных традиций, а также с социальным положением различных этнических групп .

Во втором параграфе «Культ Марии Лионсы: преломление образа Девы Марии в языческой религиозной традиции» анализируется одно из наиболее крупных и распространенных на сегодняшний день в Венесуэле религиозных движений – культ Марии Лионсы .

Культ порожден тремя различными религиозными культурами Венесуэлы:

африканской, индейской и европейской. Происхождение культа остается невыясненным, так же, как и происхождение его центральной сакральной фигуры – богини (Королевы) Марии Лионсы. На этот счет существует две основные версии:

одна – о его индейских корнях, другая – о католической основе .

Мистическая сущность Марии Лионсы как богини просматривается в нескольких аспектах. В образе Марии Лионсы соединяются три сущности: матери, женщины и женственности. Фигура богини сопряжена с двумя важными символами – озером и змеей анакондой. С этой точки зрения Мария Лионса связана с культом воды, с комплексом представлений о святости воды, как источника жизни. Говоря о мистическом содержании образа богини, отметим его синкретическую сущность. Ее имя уже несет в себе определенные религиозные аллюзии, отсылая к образу Девы Марии. Богиня Мария Лионса синкретизируется с Девой Марией и понимается как одна из граней Богородицы .

Обращаясь к католической составляющей культа, следует иметь в виду, что у верующих есть свое представление о Боге-Отце – создателе всего сущего. Хотя Мария Лионса и находится в статусе божества, но выступает не в роли всемогущего Господа, а в качестве посредника между ним и всеми живущими. Таким образом, здесь вновь видна перекличка между образом Девы Марии и образом Марии Лионсы .

Если в католицизме именно Дева Мария выступает в роли заступницы за людей перед Богом, то здесь эту роль берет на себя Мария Лионса .

В фигуре Марии Лионсы прослеживается как минимум три составных элемента, формирующих ее образ: первобытный (Великая Мать), индейский (одна из индейских богинь) и католический (Дева Мария) .

Метиска Мария Лионса, негр Фелипе и индеец Гуаикаипуро (два других основных обожествленных персонажа в культе) – своего рода Троица, именуемая «тремя Силами» (tres potencias). На наш взгляд, троичность божественной сущности в данном случае не является простой случайностью – мы имеем дело со специфической формой религиозного синкретизма, когда народной традицией перенимается концептуальная основа иного религиозного учения .

Помимо непосредственно трех главных духовных «сил», в культе Марии Лионсы присутствуют так называемые Cortes, что, с нашей точки зрения, наиболее верно перевести как «приходы». Приходы структурируют культ, разделяя его на отдельные направления, объединенные фигурой Марии Лионсы. Количество «приходов» постоянно увеличивается, что говорит о всевключаемости культа .

Молитвенная практика имеет в культе большое значение, но не сама по себе (как возможность общения с Богом), а в качестве элемента религиозных ритуалов. Транс, будучи основной формой общения с потусторонним миром, является одним из ключевых элементов культа Марии Лионсы .

Несмотря на то, что верующие позиционируют себя в качестве католиков, признавая акт Творения, Бога-Отца, католическую иерархию святых, с этической точки зрения они стоят на сугубо языческих позициях. Это проявляется в первую очередь в практичности и функциональности культа. Вера в Бога становится вторичной по сравнению с получением необходимого магического результата .

В третьем параграфе «Концепция смерти в религиозной традиции Мексики: культ Святой Смерти» рассматривается феномен поклонения смерти в современной Мексике на примере культа Святой Смерти .

Если День мертвых уже давно стал неотъемлемой частью мексиканской религиозной культуры, то такое явление, как культ Святой Смерти, еще только получает развитие, хотя в последние годы о нем говорят как об устоявшемся религиозном феномене .

Происхождение культа на сегодняшний день остается неизвестным. В его основе лежит как индейская традиция почитания смерти и ее обожествления, так и испанская католическая традиция изображения смерти в образе скелета. Некоторые исследователи полагают, что корни культа Святой Смерти лежат в афро-карибской традиции йоруба .

Вплоть до начала 90-х гг. культ находился на уровне индивидуальных практик .

До этого периода сама религиозная практика, связанная с фигурой смерти в образе скелета, была представлена любовной магией, не выходя за пределы этой узкой специфики. Широкое распространение культа началось в первой половине 90-х гг .

Среди причин его распространения можно выделить: поверхностное восприятие христианства частью населения Мексики, фрагментарное восприятие и усвоение его догматики; мощное влияние доколониальной культурной традиции, получившей «второе дыхание» в результате распространения религиозного плюрализма;

специфическое религиозное мировоззрение мексиканского населения, воспринимающего смерть в рамках самобытной культурной парадигмы национального сознания; слабое положение Католической церкви в XX в.;

распространение наркокультуры; бедность .

Культ Святой Смерти – прагматичная и утилитарная религиозная традиция, что роднит ее со всеми остальными латиноамериканскими синкретическими религиями. Вся религиозная практика так или иначе связана с достижением земных целей (деньги, любовь, удача в делах и т.д.) .

Находясь под сильным влиянием католицизма (по мнению части приверженцев культа, в его лоне), молитвенная практика тесно связана с католической традицией – молитвы нередко сконструированы на основе соответствующих католических аналогов .

Отношения между адептом и божеством в культе имеют договорные отношения, построенные на принципе взаимовыгодности – верующий заключает своего рода договор со Святой Смертью, согласно которому он должен служить ей посредством многочисленных жертвоприношений .

Отсутствие четко зафиксированной иерархии позволяет говорить о неинституциональном характере культа. Вместе с тем сегодня делаются попытки придать ему стройность и системность (Мексикано-американская традиционная Католическая церковь) .

Культ Святой Смерти открыто пропагандирует насилие. В культе нет как таковых моральных требований и этических установок. Моральный нейтралитет делает Святую Смерть универсальным божеством, которое дарует или карает в зависимости от ситуации .

Существует явное сходство на визуальном уровне между Святой Смертью и Девой Марией Гваделупской. В настоящее время скелет Святой Смерти все чаще изображается в одеждах Девы Марии, а также в форме, известной в католицизме как piadosa (скорбящая Дева Мария с Христом на руках). Последователи культа в большинстве своем являются католиками, посещают службы, принимают таинства .

Результаты исследования позволяют сделать вывод, что культ Святой Смерти получает все большее распространение в первую очередь среди наиболее бедных слоев населения. Активно эксплуатируя католическую тематику, он, вместе с тем, является антихристианским по своей природе. В результате довольно сложно говорить о культе Святой Смерти даже в контексте народной католической религиозности; правильнее будет охарактеризовать его как самостоятельный религиозный феномен .

В четвертом параграфе «Сантерия: афро-кубинский религиозный синкретизм» рассматривается специфика религиозного синкретизма на Кубе, выразившаяся в формировании ряда религиозных традиций, наиболее крупной из которых является сантерия .

Кубинский религиозный синкретизм возник в процессе отождествления неграми-рабами собственных богов с католическими святыми. Сантерия формировалась под серьезным влиянием католицизма. При этом на первом этапе ее становления включение в религию йоруба католических элементов было необходимым условием выживания культа. Рабы сознательно «прятали» своих оришей за фигурами католических святых, чтобы поклоняться им, делая вид, что на самом деле они поклоняются богу испанцев .

В сантерии сложилось представление о некоей Сверхсущности, которая находится абсолютно надо всем и управляет жизнью всего мира. Эта высшая Сущность предстает в трех проявлениях (ипостасях): Олофи (Olofi), который общается напрямую с оришами; Олодумаре (Olodumare), в котором заключены все законы и элементы окружающей жизни; Олорун (Olorn) – жизненная сила, энергия Вселенной, ассоциирующаяся с Солнцем .

Таким образом, и это крайне важно для рассмотрения вопроса о синкретизме религии йоруба с католицизмом, в сантерии сложилось свое представление о Троице:

Олофи – «Отец»; Олодумаре – «Сын»; Олорун – «Святой Дух». Разумеется, эта привязка носит весьма условный характер, но сходство очевидно .

Доказательством духовной спайки является и использование католической атрибутики (в первую очередь в виде статуэток святых) в африканских ритуалах .

Алтарь сантерии представляет собой смесь двух традиций .

В сантерии некоторые католические обряды считаются обязательными. Без их прохождения человек не может считаться последователем сантерии. Так, чтобы стать сантеристом, необходимо пройти обряд крещения. После смерти по усопшему служат необходимое количество католических месс, которые также являются обязательными .

У каждого божества сантерии есть связь с определенным растением, которое используется в ритуалах и лечебных практиках. Одним из важных аспектов сантерии является практика ритуальных жертвоприношений (ebbo). Жертвоприношения делаются конкретным оришам .

Сантерия сегодня не имеет четко оформленной организационной структуры, хотя до 70% населения Кубы являются ее последователями. В результате, именно сантерия может рассматриваться в качестве наиболее успешной синкретической религиозной традиции из всех рассмотренных, что объясняется в первую очередь длительностью ее существования, а также большой долей чернокожего и смешанного компонента (негры и мулаты) в составе населения .

В заключительной части диссертации изложены итоги исследования .

Современный католицизм представляет собой многоплановое и многоуровневое явление, что выражается как в отсутствии единства внутри самой Католической церкви, так и в наличии многочисленных католических деноминаций за ее пределами. При этом если консервативное крыло Церкви говорит не о кризисе католицизма, а о внешнем кризисе веры (религию отвергает секулярный мир, но в этом нет вины самой Церкви, а потому она не должна приспосабливаться под внешние враждебные условия), то либералы настаивают на том, что Церковь должна меняться вместе с миром, так как только это обеспечит ей достойное место в будущем .

Несмотря на то что II Ватиканский собор принял ряд мер по преодолению разрыва между учением (в первую очередь социальным) Католической церкви и современным миром, за истекшие со времени его деятельности пятьдесят лет в мире произошли серьезные изменения, которые требуют от Церкви поиска новых путей реализации своей миссии. Если модернизм представлялся Церкви основным врагом на протяжении многих десятилетий, то сегодня угроза для нее исходит и от постмодернистской парадигмы с декларируемыми ею принципами относительности и множественности. В условиях модерна Церковь соперничала с секулярным миром, в эпоху постмодерна ее ожидает противостояние со всем многообразием идей и концепций в ситуации их равнозначности, все большей индивидуализации духовной жизни .

В ближайшие годы латиноамериканской Церкви будет необходимо определиться с новыми стратегиями континентального развития, что, на наш взгляд, будет сделано на следующей генеральной конференции латиноамериканского епископата. К началу второго десятилетия ХХ в. латиноамериканская Католическая церковь находится в состоянии активного поиска как в теологической и миссионерской сферах, так и в области государственно-церковных отношений .

Католической церкви в Латинской Америке не удалось избежать кризисных явлений, которые испытывает Церковь в целом. Латиноамериканский католицизм в рассматриваемый период подвергся даже большим испытаниям, что было связано с его спецификой. В первую очередь это относится к его теологической неоднородности. Если в начале 90-х гг. в Церкви была надежда, что с распадом биполярной системы она сможет обрести идейное, мировоззренческое единство, то к концу десятилетия стало ясно, что этим надеждам не суждено сбыться. Несмотря на то, что теология освобождения в своем классическом выражении оказалась в ситуации глубокого кризиса, новые вызовы современности дали почву и для новых теологических концепций. В качестве одной из наиболее успешных можно определить индейскую теологию, получившую развитие с конца 90-х гг., в том числе в связи с началом «левого поворота» в Латинской Америке, который активно обращался к правам и положению коренных народов .

Отдельного исследовательского внимания требует теология народа, которая, как показали результаты исследования, является основополагающей для нынешнего понтифика Франциска. Акцентируя внимание на нуждах бедных, данная теология, тем не менее, отрицает социально-экономический (марксистский) подход, заменяя его социокультурным анализом .

Новым явлением для региона в рассматриваемый период стало гендерное богословие – экофеминизм. Ориентированное на женщину, оно оказалось востребованным в условиях религиозного плюрализма в связи с укоренением в Латинской Америке «мачистской» культуры, тяжелым положением женщин в ряде стран .

Как показал анализ, проведенный на примере четырех латиноамериканских государств (Аргентина, Мексика, Венесуэла, Куба), Католическая церковь продолжала активно участвовать в общественно-политической жизни региона .

Демократизация политического пространства поставила ее в новые условия, которые значительно дистанцировали Церковь от государства, притом что практически все страны Латинской Америки так или иначе определяют в своих конституциях вопросы веры, а в ряде случаев и особый статус католицизма .

Отметим, что при рассмотрении государственно-церковных отношений мы исходили из следующего: чтобы увидеть отношения Католической церкви с государством в контексте каждой страны, необходимо делать различие между Церковью как учреждением и Церковью как «народом Божьим» – сообществом верующих. Таким образом, в политическом пространстве Церковь действовала в двух измерениях, что позволяло ей выходить за рамки формальных государственноцерковных соглашений, апеллируя к своему вселенскому, универсальному и по сути надгосударственному статусу. При этом в разных странах это выражалось неодинаково. В Аргентине Церковь сыграла одну из ведущих ролей в процессе налаживания национального диалога в ходе экономического кризиса 2000–2003 гг. В Венесуэле политическая деятельность Церкви с конца 90-х гг. носила открытый оппозиционный характер. В Мексике в условиях налаживания государственноцерковных отношений в начале 90-х гг. Церковь не вмешивалась явно в политический процесс, хотя и оказывала поддержку определенным политическим силам. К середине же второго десятилетия XXI в. она вновь оказалась в оппозиции к власти. На Кубе Церковь в тяжелейших условиях экономического кризиса сумела восстановить отношения с государством, активно включившись с начала 2000-х гг. в процесс «демократического транзита» .

В определенной степени неудачей Католической церкви в Латинской Америке следует считать практику инкультурации, широко применяемую католицизмом по всему миру. В странах региона она привела к возникновению целого ряда синкретических религиозных культов, впитавших в себя элементы католицизма .

Наиболее заметными на сегодняшний день синкретическими культами являются кандомбле, кимбанда и умбанда в Бразилии, сантерия на Кубе, культ Марии Лионсы в Венесуэле и культ Святой Смерти в Мексике, Гватемале и частично в Аргентине, Парагвае, Бразилии. Их общая особенность – значительная католическая составляющая .

На наш взгляд, Католическая церковь не в состоянии справиться с распространением синкретических культов и испытывает по этому поводу все большую озабоченность. Усугубляет проблему и оппозиционная деятельность самой Католической церкви, особенно в странах Южной Америки, участвующих в боливарианском революционном процессе. Выражая недоверие правительствам в государствах со значительным количеством индейского или метисного населения, Церковь автоматически отталкивает от себя широкие слои верующих, поддерживающих данные правительства .

В итогах исследования также отмечается, что Латинская Америка остается в фокусе внимания Ватикана, который продолжает рассматривать ее в качестве своего основного оплота. Безусловно, латиноамериканский католицизм являет собой пример специфической католической традиции, сформировавшейся под влиянием культурноцивилизационных, социально-экономических и политических особенностей региона. В ближайшем же будущем Католической церкви в Латинской Америке придется разрешать многочисленные проблемы, связанные с усиливающимися глобальными процессами, накладывающимися на субконтинентальную уникальность. И, хотя католицизм продолжает играть заметную роль в жизни региона, его место в духовной сфере Латинской Америки уже не так определенно, как раньше .

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

–  –  –

Данненберг А.Н. Религия на Кубе: философско-религиоведческий анализ. М.:

1 .

Дело, 2013. – 294 с. (18,2 п.л.) Данненберг А.Н. Латиноамериканский католицизм на пороге XXI в. М.: Дело, 2015. – 2 .

172 с. (11 п.л.)

–  –  –

Данненберг А.Н. Кубинская сантерия: опыт религиозного синкретизма // 3 .

Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2011. № 2. С. 150–160. (1 п.л.)

4. Данненберг А.Н. Религии переходного типа (на материале афро-кубинского религиозного синкретизма) // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2011. № 3–4. С. 144–151. (1 п.л.) Данненберг А.Н. Природа религиозной веры: от эпохи Просвещения до немецкой 5 .

классической философии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 4 (18): в 2 ч. Ч. II. С. 65–69. (0,7 п.л.)

6. Данненберг А.Н. Человек в системе религии: синергетический аспект // Человеческий капитал. 2012. № 8. С. 36–39. (0,5 п.л.)

7. Данненберг А.Н. Разработка проблемы происхождения религиозного сознания в трудах ранних христианских мыслителей // Религиоведение. 2013. № 2. С. 106– 113. (0,6 п.л.)

8. Данненберг А.Н. Католическая церковь и власть на Кубе (К пятнадцатилетию визита папы римского Иоанна Павла II) // Социум и власть. 2013. № 2. С. 112–116. (0,7 п.л.)

9. Данненберг А.Н. Кризис католицизма в Латинской Америке: причины и последствия // Человеческий капитал. 2013. № 2 (50). С. 126–130. (0,5 п.л.)

10. Данненберг А.Н. Католицизм на Кубе в условиях революционных преобразований // Социум и власть. 2013. № 4. С. 124–130. (0,7 п.л.)

11. Данненберг А.Н. «Народная религиозность»: этнический фактор в католицизме в Латинской Америке // Этносоциум и межнациональная культура. 2013. № 10 (64) .

С. 132–140. (0,6 п.л.)

12. Данненберг А.Н. Куба – конфессиональный аспект // Мир и политика. 2013. № 1 (76). С. 115–120. (0,7 п.л.)

13. Данненберг А.Н. Иудаизм на Кубе // Среднерусский вестник общественных наук .

2014. № 1. С. 170–176. (0,6 п.л.)

14. Данненберг А.Н. Концепция смерти в религии в Мексике // Религиоведение. 2014 .

№ 1. С. 16–28. (0,9 п.л.)

15. Данненберг А.Н. Прочтение образа Девы Марии в религиозной культуре Латинской Америки (Мексика, Венесуэла, Куба) // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. Серия «Философия». 2014. № 2. С. 193–201. (0,8 п.л.)

16. Данненберг А.Н. Культ Марии Лионсы: к особенностям католической традиции в Венесуэле // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Политология», «Религиоведение». 2014. № 4. С. 246–254. (0,9 п.л.)

17. Данненберг А.Н. Католическая церковь в постиндустриальном мире: тенденции и перспективы // Религиоведение. 2015. № 2. С. 12–23. (1,2 п.л.)

18. Данненберг А.Н. Santa Muerte: к особенностям мексиканского католицизма // Этносоциум и межнациональная культура. 2015. № 7. С. 150–160. (0,8 п.л.) Данненберг А.Н. Влияние Католической церкви на современные 19 .

внутриполитические процессы в Латинской Америке // Обозреватель-Observer .

2015. № 7. С. 75–89. (1,2 п.л.)

20. Данненберг А.Н. Католическая церковь в Аргентине: социальная миссия в условиях кризиса // Этносоциум и межнациональная культура. 2015. № 9 .

C. 127–135. (0,8 п.л.)

21. Данненберг А.Н. Христианство между модерном и постмодерном: критические размышления // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 2015 .

№ 4. С. 95–110. (1 п.л.) III. Публикации в научных и иных изданиях, тезисы докладов

22. Данненберг А.Н. Религии переходного типа: к постановке проблемы на материале афро-кубинского религиозного синкретизма // Евразия: духовные традиции народов. 2012. № 2. С. 165–173. (1 п.л.)

23. Данненберг А.Н. Религии переходного типа и новые религиозные движения // Приволжский научный вестник. 2012. № 2 (6). С. 39–42. (0,3 п.л.)

24. Данненберг А.Н. Религии переходного типа в глобальном мире // Сборник по итогам международной научной конференции «110 лет премии А. Нобеля» .

РАНХиГС. М., 2012. С. 329–334. (0,3 п.л.) Данненберг А.Н. К вопросу взаимодействия религиозных систем // Научные 25 .

труды Северо-Западного института РАНХиГС. СПб.: Изд-во СЗИ РАНХиГС,

2012. Т. 3. Вып. 2 (6). С. 32–39. (0,4 п.л.)

26. Данненберг А.Н. К вопросу зависимости стабильности государства от религиозного фактора // Государственная служба России: развитие и управление человеческим капиталом: сб. науч. ст. М.: Дело, 2013. С. 39–42. (0,2 п.л.) Данненберг А.Н. Религия как государствообразующий элемент: философскоисторический аспект // Новый университет. 2012. № 11–12 (20–21). С. 21–25 .

(0,4 п.л.)

28. Данненберг А.Н. Религиозный плюрализм в Латинской Америке // Конференция «European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches» .

Conference papers. Volume 2. February 18–19, 2013. Stuttgart. Germany. С. 224– 225. (0,2 п.л.) Данненберг А.Н., Шмидт В.В. Религиозное пространство Евразии: к проблеме 29 .

диалога // Евразия: духовные традиции народов. 2013. № 1–2. С. 8–33. (3 п.л.) Данненберг А.Н. Квазирелигиозный культ Э. Че Гевары: формирование и сущность 30 .

// VII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические аспекты развития современной науки» (3–4 апреля 2013 г.) .

М.: Спецкнига, 2013. С. 197–199. (0,2 п.л.)

31. Данненберг А.Н. Новые боги Латинской Америки // Интернет-журнал «Православие.ru». http://www.pravoslavie.ru (0,3 п.л.)

32. Данненберг А.Н. Религии переходного типа: Латинская Америка и мир // Центр религиоведческих исследований ReligioPolis. http://www.religiopolis.org (0,3 п.л.)

33. Данненберг А.Н. К проблеме выявления компонентов и уровней религиозного сознания // VI Международная научно-практическая конференция «Культура .

Духовность. Общество». Новосибирск, 2013. С. 119–124. (0,2 п.л.) Данненберг А.Н. Тупики «постсекулярного». Новейшие философскотеологические концепции как выражение кризиса западного христианства // Научный богословский портал Богослов.ру. http://www.bogoslov.ru (1п.л.)

35. Данненберг А.Н., Шмидт В.В. Религиозно-этнокультурные традиции Евразии:

восток и запад в начале XXI века // Вестник Башкирского института социальных технологий. 2013. № 5 (21). С. 151–181. (3,1 п.л.)

36. Данненберг А.Н. Католическая церковь и «левый поворот» в Латинской Америке // Международные отношения (NB). 2014. № 1. С. 4–10. (0,8 п.л.)

37. Данненберг А.Н. Латиноамериканский католицизм как специфическая форма католической традиции // Межконфессиональная миссия. 2014. № 3. С. 25–36 .

(0,7 п.л.) Данненберг А.Н. «Сubanidad» как фактор формирования религиозного сознания на 38 .

Кубе // Ибероамериканский мир глазами молодых ученых. Векторы развития региона в меняющейся мировой системе: сб. докл. конференции. М.: ИЛА РАН,

2014. С. 140–150. (0,6 п.л.)

39. Данненберг А.Н. Христианство в современном мире: тенденции и перспективы // Межконфессиональная миссия. 2014. № 4. С. 75–88. (0,8 п.л.)

40. Данненберг А.Н. Из истории протестантизма на Кубе // Актуальные вопросы развития государства и общества. Материалы I заочной межрегиональной научно-практической конференции. Карельский научный центр РАН, 2014 .

С. 240–246. (0,3 п.л.)

41. Данненберг А.Н. Биоэтика Католической церкви // Материалы IV Международной научно-практической конференции «Религия – наука – общество: проблемы и перспективы взаимодействия». 1–2 ноября 2014 г. Vdeckov ydavatelsk centrum «Sociosfra-CZ». Prague, 2014. С. 56–60. (0,2 п.л.) Данненберг А.Н. Религиозная система и религия как система: к определению 42 .

понятий // Свеча-2014. Т. 26. Религия, religio и религиозность в локальном и глобальном измерении. Материалы международной научной конференции «Религия и религиозность в локальном и глобальном измерении-II». Владимир:

ВлГУ, 2014. С. 73–89. (0,3 п.л.) Данненберг А.Н. Религиозность в Латинской Америке (католический аспект) // 43 .

Релігія, релігійність, філософія і гуманітаристика у сучасному інформаційному просторі: національний і інтернаціональ-ний аспекти: зб. Наукових праць / за заг. ред. д.філос.н. Журби М.А. Рубіжне: вид-во СНУ ім. В. Даля, 2014. C. 17– 20. (0,3 п.л.) Данненберг А.Н. Католицизм как фактор формирования гражданской 44 .

идентичности // Сборник статей международной научно-практической конференции «Российское государства и социально-экономические вызовы современности». М.: Проспект, 2015. Т. 2. С. 119–197. (0,4 п.л.) Данненберг А.Н. Постмодернистское христианство Д. Капуто // Вестник 45 .

Балтийской педагогической академии. Вып. 117. СПб., 2015. С. 26–28. (0,3 п.л.) Данненберг А.Н. Религиозное сознание: соотношение догматического и 46 .

личностного компонентов // Миссия конфессий. 2015. № 5. С. 64–72. (0,5 п.л.) Данненберг А.Н. Современный католический экуменизм // Миссия конфессий .

47 .

2015. № 7. С. 56–61. (0,3 п.л.) Данненберг А.Н. Культ Santa Muerte: новое религиозное движение или народная 48 .

католическая традиция? // Религиоведческие исследования (Researches in Religious Studies). 2015. № 1 (11). С. 23–37. (0,7 п.л.)

–  –  –

50. Борзова А.Ю. К вопросу о формировании синкретической религиозной системы на Кубе в XXI в. / рец. на кн.: Данненберг А.Н. Религия на Кубе. Философско-религиоведческий анализ. М.: Дело, 2013. 291 с. // Латинская Америка. 2013. №

12. C. 96–98. (0,2 п.л)

АНТОН НИКОЛАЕВИЧ ДАННЕНБЕРГ

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ

В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ.:

ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

–  –  –



Похожие работы:

«ТАТАРИНОВА Юлия Николаевна СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА: ИМИДЖ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЯХ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«Потемкин Григорий Николаевич ОСОБЕННОСТИ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО СТРОЕНИЯ И ОПТИМИЗАЦИЯ ОСВОЕНИЯ НЕФТЕГАЗОВОГО ПОТЕНЦИАЛА ДЕВОНСКИХ ТЕРРИГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОЙ НЕФТЕГАЗОНОСНОЙ ПРОВИНЦИИ Специальность: 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Автореферат диссертации на...»

«НОВИКОВ Константин Валерьевич ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРИ ЛОКАЛЬНОМ ПРОГНОЗЕ АЛМАЗОНОСНЫХ КИМБЕРЛИТОВ НА ЗАКРЫТЫХ ТЕРРИТОРИЯХ (НА ПРИМЕРЕ НАКЫНСКОГО ПОЛЯ ЯКУТИИ) Специальность 25.00.11 Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения...»

«Смирнова Юлия Дмитриевна УТОПИЯ КАК ФОРМА ВОЗВРАЩЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА СОЦИАЛЬНОМУ БЫТИЮ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань 2014 Работа выполнена на кафедре общей философии философс...»

«Сафронов Роман Олегович Современные интерпретации социологической концепции религии Эмиля Дюркгейма в англоязычной религиоведческой литературе 09.00.14 – философия религии и религиоведение Автореферат диссертации на соискание у...»

«МЕЛЬНИКОВ Сергей Сергеевич ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЮМОР КАК ФОРМА РЕФЛЕКСИИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ (НА ПРИМЕРЕ КАРИКАТУР XX–XXI ВВ.) Специальность 22.00.05 – Политическая социология АВТОРЕФЕРАТ диссер...»

«КИТСИНГ ИНГА ВИДМАНТОВНА ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КРИТИКА СПИРИТИЗМА И МИСТИКИ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА специальность 09.00.14 — Философия религии и религиоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург Работа выполнена в федеральном государственн...»

«Кривошеина Наталья Викторовна ХРАМОВАЯ ДЕКОРАЦИЯ ВЯТКИ: ИКОНОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И ХУДОЖЕСТВЕННОСТИЛЕВЫЕ РЕШЕНИЯ РОСПИСЕЙ Специальность 17.00.04 – Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Екатеринбург Диссертация в...»

«Шаталов-Давыдов Дмитрий Юрьевич ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Специальность 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Нижний Новгород, 2015 Диссертационная работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учре...»

«ВЕТРОВ Евгений Валерьевич ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРМОТЕКТОНИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ ЮГОВОСТОЧНОГО АЛТАЯ В ПОЗДНЕМ МЕЗОЗОЕ И КАЙНОЗОЕ ПО ДАННЫМ ТРЕКОВОЙ ТЕРМОХРОНОЛОГИИ АПАТИТА специальность 25.00.03 геотектон...»

«ЯКУБОВА САИДА ЗАИДИНОВНА ФЕНОМЕН ЭКСТРЕМИЗМА В АСПЕКТЕ ТРАНСФОРМАЦИЙ ОБЩЕСТВЕННОГО РЕЛИГИОЗНОГО СОЗНАНИЯ Специальность: 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ставрополь – 2017 Работа выполнена...»

«УДК: 553.411.3/9[575.172].(553.041) Холиков Азимжон Бабамуратович ЗОЛОТОНОСНОСТЬ МЕТАСОМАТИЧЕСКИ ПРЕОБРАЗОВАННЫХ ПОРОД И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИХ РАЗМЕЩЕНИЯ В ГОРАХ СУЛТАНУВАЙС 04.00.11 Геология, поиски и разведка рудных и нерудных месторождений; металлогения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учено...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.