WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«БЕССЧЕТНОВА Оксана Владимировна Трансформация института сиротства в современном российском обществе ...»

На правах рукописи

БЕССЧЕТНОВА Оксана Владимировна

Трансформация института сиротства

в современном российском обществе

Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и

процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Белгород

Белгород – 2017

Работа выполнена на кафедре социальной работы федерального

государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»

консультант: доктор социологических наук, профессор Научный Волкова Ольга Александровна

Официальные оппоненты: Майорова - Щеглова Светлана Николаевна доктор социологических наук, профессор, ФГБОУ ВО «Российский государственный гуманитарный университет», профессор кафедры прикладной социологии Астояц Маргарита Сергеевна доктор социологических наук, доцент, ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», Институт социологии и регионоведения, заведующий кафедрой отраслевой и прикладной социологии Носкова Антонина Вячеславовна доктор социологических наук, профессор, ФГАОУ ВО «Московский государственный институт международных отношений», профессор кафедры социологии организация: ФГБОУ ВО «Российский государственный Ведущая социальный университет», кафедра социологии социальной сферы



Защита состоится 19 октября 2017 года в 12-00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.015.02 в Белгородском государственном национальном исследовательском университете по адресу:

308015, г. Белгород, ул. Победы, 85 .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Белгородского государственного национального исследовательского университета по адресу:

308015, г. Белгород, ул. Победы, 85 .

Автореферат разослан 11 сентября 2017 года и размещен на официальном сайте ВАК Минобрнауки РФ (http://vak.ed.gov.ru/ru/announcements_l /sociologis_sciences/), на официальном сайте Белгородского государственного национального исследовательского университета (http://www.bsu.edu.ru) 29 июня 2017 года .

Ученый секретарь совета по защите докторск

–  –  –

Актуальность темы исследования. Сиротство является социальным феноменом, присущим человеческому обществу на всех этапах его эволюции .

Жизнь детей всегда сопровождалась риском потери родителей, что предопределяет формирование и развитие субъектов, в компетенцию которых входило управление жизнеустройством сирот .

На современном этапе изучение процессов становления и трансформации института сиротства является актуальным, поскольку с одной стороны, проблема является междисциплинарной и требует междисциплинарного научного подхода, а с другой стороны, социальная практика зависит от действия целого комплекса факторов, тесно взаимосвязанных между собой .

Одним из наиболее значимых являются юридические факторы, включающие в себя пробелы в законодательстве, регулирующем вопросы изъятия детей из биологических семьей и возвращение в них; нормативно обусловленный репрессивный характер профилактической и коррекционной работы с биологическими родителями; несовершенство законодательной базы, регулирующей постинтернатное сопровождение воспитанников стационарных учреждений и замещающих семей; отсутствие государственных стандартов подготовки замещающих родителей .

Демографические факторы характеризуются высокой смертностью и заболеваемостью населения в трудоспособном возрасте; внутренней миграцией из малых городов и поселков в мегаполисы; маргинализацией в структуре и функционировании семьи .

К экономическим факторам следует отнести: безработицу; низкий уровень жизни семей с детьми; углубление социального неравенства среди населения; различное финансирование интернатных и семейных форм жизнеустройства детей-сирот .

Среди социальных факторов особо выделяются межведомственная разобщенность в решении проблемы сиротства и низкая эффективность системы профилактики и оказания помощи семьям группы риска .

Культурные факторы включают: стигматизацию сирот как имеющих генетически обусловленную предрасположенность к девиациям; культурно обусловленную непопулярность воспитания неродных детей при наличии собственных; снижение роли родительства в иерархии ценностей молодежи, где приоритетные места занимают карьера и досуг; делегирование функций воспитания и обучения детей представителям старшего поколения, образовательным учреждениям, коммерческим структурам, частным лицам .

Особая роль отводится социально-психологическим факторам, среди которых выделяются: высокий уровень разных видов латентного семейного насилия (физического, экономического, психологического, сексуального);

проблемы в эмоциональной сфере у детей, испытывающих недостаток внимания родителей и подверженных бесконтрольному влиянию средств массовой коммуникации .

Трансформация института сиротства в современных условиях вызывает необходимость: в регулировании деятельности всего комплекса структур на основе принципа межведомственного взаимодействия; в определении их правоотношений; в формировании целенаправленной государственной политики и идеологии в отношении сирот; в принятии решений о легитимности тех или иных форм жизнеустройства сирот, о расширении или лимитировании их спектра; о делегировании полномочий субъектам Российской Федерации по разработке и внедрению технологий работы с сиротами с учетом регионального контекста; в определении характера взаимосвязи государственных, коммерческих и некоммерческих субъектов управления; в контроле и стандартизации деятельности государственных структур и некоммерческих социально ориентированных организаций, оказывающих услуги семьям с детьми .

В целом актуальность диссертационного исследования определяется:

во-первых, необходимостью теоретического и эмпирического анализа состояния и тенденций трансформации института сиротства в структуре общественных отношений;

во-вторых, необходимостью выявления и анализа социальных, экономических и культурных эффектов, сопровождающих процесс трансформации института сиротства в современном российском обществе;

в-третьих, потребностью в разработке и научном обосновании модели социального управления, применимой в условиях наметившейся тенденции деинституционализации сиротства .

Степень разработанности научной проблемы. Проблематика сиротства занимает значительное место среди научного знания с древнейших времен, являясь предметом изучения философии, истории, демографии, права, экономики, медицины, социологии, педагогики, психологии и других наук. Пониманию эволюции системы социального призрения сирот в России способствовали труды И.И. Бецкого, А.И. Забелина, А.П. Пятковского .

Ретроспектива роли субъектов управления институтом сиротства в негосударственном секторе, раскрыта в трудах В.А Бузько, П.И. Георгиевского, А.У. Касиева .

В начале XX в. вопросы управления попечением о беспризорных детях получили свое развитие в исследованиях С.В. Бахрушина, И.Ф. Горностаева, А. Загоровского, В.Ф. Залеского, П.А. Николаева, М.Д. Ван-Путерена .

Опыт советского государства в области организации и осуществления полного государственного обеспечения детей, оставшихся без попечения родителей, отражен в работах Г.Я. Арнаутова, Г.Г. Герасимовой, С. Кишкина, А.В. Луначарского .

Вопросы формирования личности детей в условиях интернатных учреждений, а также последствий депривации и госпитализма исследовали А. Адлер, Л.И. Божович, А. Маслоу, М. Мид, Э. Пиклер, Э. Фромм .

В 1980-е гг. в отечественной социологии пристальное внимание специалистов было обращено на причины отказов от детей, распределения государственной социальной помощи, специфики развития детей в неблагополучных семьях (А.М. Нечаева, А.Б. Синельников, Л.В. Фимина, В.П. Шахматов) .

В 1990-х – начале 2000-х гг. одной из наиболее популярных тем для исследования стала организационная работа с безнадзорными и беспризорными детьми, проблемы которых отражены в работах М.М. Арошенко, А.Л. Арефьева, Е.Б. Бреевой, Н.А. Волковой, О.В. Величко, Л.С. Гурьевой, С.А. Стивенсона, Л.Н. Филипповой .

Концептуальным является подход И.И. Осиповой, которая вводит и раскрывает понятие замещающей семьи как структуры, в которой используется любая форма семейного жизнеустройства детей .

В настоящее время вопросы отечественной теории и истории социального призрения детей-сирот разрабатываются в трудах С.С. Балабанова, Э.Р. Алексеевой, М.С. Астоянц, А.Ю. Васильева, Е.С. Иванова, Т.З. Козловой, В.П. Козырькова, С.Ю. Лутошкиной, Л.И. Савинова, З.М. Саралиевой, В.В. Скатовой, Б.Л. Цветковой .

Развитие семейных форм устройства сирот, в частности приемной семьи, в процессе деинституционализации и трансформации институциональной системы представлены в трудах О.В. Бережной, И.Ф. Дементьевой, С.Н. Кузьменковой, Н.А. Прядко. Кроме того, в этой проблематике значительный интерес представляют работы таких зарубежных ученых как Р. Джолли, С. Гестензанг, В. Гримм, М. Рассел-Миллер, Л. Хантрайс, Е. Херман, М. Фреундлих, посвященные исследованию формы жизнеустройства сирот, именуемой «фостерная семья» .

Истоки деинституционализации сиротства с точки зрения системного подхода как процесса замещения учреждений интернатного типа семейными формами жизнеустройства детей рассмотрены Т.А. Гурко, Н. Зайцевой, И.И. Корчагиной, М.А. Малковой, А.И. Пишняк, Л.Н. Овчаровой, Е.Р. ЯрскойСмирновой; в рамках социально-психологического подхода деинституционализация сиротства изучается как процесс государственного реформирования социальных отношений внутри интернатного учреждения в трудах Л.Д. Гулиной, В.Н. Ослон, Г.В. Семья; с позиции политико-правового подхода возможности оптимизации интернатных учреждений и преобразования их в семейные формы устройства детей рассмотрены А. Васильевым, И.А. Зайцевой, С.Н. Кошманом, А.Б. Леонидовой .

Внутрисемейное насилие, правовая база защиты прав и интересов детей, рассматривались в трудах О.А. Волковой, И.С. Кона, С.Р. Коробовой, А.Ю. Нестерова, Е.Р. Ярской-Смирновой .

Правовые основы различных форм жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей, исследовали Р.Л. Мурзин, О.В. Фетисова, В.А. Цветков, Л.П. Шохина, Р.А. Шукуров. Исследованию проблемного поля сиротства в рамках отечественной государственной социальной политики посвящены работы Т.С. Гончаровой, Л.Д. Гулиной, Ф.А. Ильдархановой .

Наиболее известными специалистами в области изучения сиротства и национальной специфики решения данной проблемы являются Дж. Барбер, П. Делфабро, Д. Кинг, А. Локалио, Х. Луан, А. О’Релли, Д. Рубин, изучающие особенности функционирования семейных форм жизнеустройства сирот и ставящие акцент на региональной компоненте .

Таким образом, анализ степени разработанности научной проблемы исследования показал следующее:

во-первых, в отечественных и зарубежных исследованиях достаточно полно раскрыты вопросы, касающиеся сущности и многообразия подходов к рассмотрению сиротства в рамках различных научных дисциплин;

во-вторых, нет недостатка в разработках проблем и социальных технологий помощи детям, оказавшимся без родительской опеки, но в данных работах отсутствует комплексный социологический подход к исследованию социальных, экономических и культурных эффектов трансформации института сиротства;

в-третьих, в источниках, доступных для анализа, не наблюдается работ, содержащих научно обоснованные модели социального управления, учитывающие новые тенденции деинституционализации сиротства и субъектные характеристики акторов, участвующих в процессах его деинституционализации .

Основной проблемой исследования выступает противоречие между масштабными трансформациями социального института сиротства, обусловленными политическими, экономическими, демографическими и культурными факторами, с одной стороны, и недостаточной изученностью эффектов новых социальных технологий, а также отсутствием модели управления институтом сиротства, учитывающей субъектные характеристики акторов, задействованных в процессе его деинституционализации, с другой стороны .

Цель исследования – изучить генезис, актуальное состояние и тенденции трансформации социального института сиротства и разработать полисубъектную модель управления им в современном российском обществе .

Достижение указанной цели предопределило круг решаемых задач:

1) представить авторское понимание сиротства как социального института и дать его анализ с позиций социологических теорий:

институционализма и неоинституционализма, структурного функционализма, символического интеракционизма, стигматизации, конфликта, социального исключения для уточнения понятийно-категориального аппарата исследования;

2) на основе принципа историзма проанализировать проблемы детства и родительства, детерминирующие трансформацию института сиротства;

выделить этапы его функционирования в зависимости от темпорального и культурного контента;

3) исследовать особенности социализирующей функции российской семьи с целью дифференциации условий, приводящих к воспроизводству социального сиротства в российском обществе;

4) провести комплексный анализ насильственных семейных практик для выявления корреляционных связей между их укоренением и воспроизводством института сиротства;

5) изучить и критически осмыслить мировой опыт функционирования института сиротства на примере Австралии, стран Западной Европы и США с целью выявления новых локальных и глобальных тенденций и с их учетом разработать новые социальные технологии, применимые в России;

6) проанализировать векторы отечественной практики деинституционализации сиротства, реализуемой на федеральном и региональном уровнях, с целью выявления возможностей и ограничений их применения в субъектах Российской Федерации;

7) на основе научно-обоснованного анализа разработать и охарактеризовать авторскую полисубъектную модель управления институтом сиротства с целью совершенствования деятельности входящих в нее структур;

8) проанализировать потенциал отечественных и зарубежных семейных форм жизнеустройства детей с целью имплементации наиболее успешных из них в государственную социальную политику .

Объект исследования – сиротство как социальный институт .

Предмет исследования – процесс трансформации института сиротства в условиях современного российского общества .

Гипотеза исследования. Социальный институт сиротства проблематизирован в контексте усиливающейся тенденции деинституционализации сиротства. Если названная тенденция будет в полной мере отрефлексирована учеными-социологами и представителями управленческих структур, то она найдет свое системное отражение в современной государственной политике с учетом всего комплекса социальных факторов, перспектив, прогнозов и рисков. Усиление тенденции деинституционализации сиротства актуализирует потребность в воздействии на него на нескольких уровнях: международном, федеральном, уровне субъекта РФ, местном и на уровне прямого взаимодействия представителей уполномоченных структур с отдельными членами общества и социальными группами. Полисубъектная модель управления институтом сиротства будет эффективна и результативна при условии ее реализации на основе социальнотехнологического подхода, поскольку перспективные социальные технологии нацелены на развитие семейных форм жизнеустройства детей .

Теоретико-методологическим основанием диссертационного исследования являются труды отечественных и зарубежных ученых в контексте теорий институционализма (П. Блау, Т. Веблен, Ч. Миллс) и неоинституционализма (Дж. Бьюкенен, Р. Коуз, Д. Норт, М. Олсон), теорий структурного функционализма (Э. Дюркгейм, Б. Малиновский, Р. Мертон, Т. Парсонс), символического интеракционизма (Г. Блумер, Дж. Мид, Ч. Кули), конфликта (К. Боулдинг, Р. Дарендорф, Л. Козер), стигматизации (Г. Беккер, И. Гофман, Э. Лемерт), социального исключения (Э. Гидденс, П. Штомпка, Н. Луман) .

Положения институционализма и неоинституционализма использованы при анализе сиротства как социального института с целью выделения присущих ему основных признаков: устойчивой социальной структуры; функциональности; легитимных социальных практик, воспроизводимых большинством членов общества; норм, закрепленных в социокультурном и историческом контексте; набора социальных статусов и ролей, делегированных уполномоченным субъектам управления .

Методологические принципы теории структурного функционализма применены при изучении функционирования современной российской семьи, в частности, ее социализирующей функции; причин ее кризисного состояния; влияния внутренних (семейное насилие) и внешних (аномия) факторов на формирование и воспроизводство института сиротства .

Символический интеракционизм позволяет выявить общественные установки в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, их социальный статус и, как следствие, изучить условия и барьеры, затрудняющие процесс деинституционализации сиротства в современном российском обществе .

Принципы теории конфликта используются при анализе причин неравного доступа сирот к социально-экономическим ресурсам общества (образованию; здравоохранению; обеспечению жильем; защите прав и интересов, др.), усугубляющих социальное неравенство .

Теория стигматизации позволяет определить условия формирования негативных социальных стереотипов и установок в общественном сознании в отношении сирот, приводящих к снижению их уровня и качества жизни, усилению социального неравенства, дискриминации .

Теория социальной эксклюзии дает возможность изучить типичные проявления социального исключения сирот из общественной жизни, и выработать комплекс мер государственной социальной политики по их устранению .

Особую роль в формировании комплексного подхода к изучению социального института сиротства с учетом конкретно-исторических и социокультурных условий играют современные социологические концепции и понятийный аппарат, разработанные ведущими российскими учеными:

Т.З. Козловой, С.Н. Майоровой-Щегловой, А.В. Носковой, И.И. Осиповой, Е.Р. Ярской-Смирновой .

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

1) разработан авторский подход к рассмотрению сиротства как социального института с позиции теорий институционализма и неоинституционализма, структурного функционализма, символического интеракционизма, теории стигматизации, теории конфликта, теории социального исключения, что позволило пополнить и уточнить понятийнокатегориальный аппарат исследования проблемы;

2) на основе принципа историзма проанализированы проблемы детства и родительства, детерминировавшие трансформацию института сиротства;

выделены этапы его функционирования в зависимости от темпорального и культурного контента;

3) выявлены глобально и локально обусловленные социальные условия, нарушающие социализирующую функцию российской семьи и детерминирующие воспроизводство социального сиротства в российском обществе;

4) на основе авторского исследования дан комплексный анализ латентных насильственных семейных практик; установлена корреляция между их распространением, укоренением с одной стороны, и воспроизводством института сиротства с другой;

5) с авторских позиций проанализирован и критически осмыслен опыт функционирования института сиротства за рубежом, что позволило выявить глобальную тенденцию деинституционализации сиротства и разработать адаптированные к российской реальности социальные технологии работы с детьми;

6) впервые описаны векторы российской практики деинституционализации сиротства (нормативно-правовой, структурноперераспределительный, профилактический, рекламно-информационный, нормализационный), позволяющие выявить ее возможности и ограничения при применении в субъектах Российской Федерации;

7) в результате интерпретации данных эмпирических исследований разработана полисубъектная модель управления институтом сиротства, целью которой является координация усилий всех ее субъектов, чья деятельность направлена на активизацию процесса деинституционализации сиротства;

8) дифференцированы возможности и ограничения отечественных и зарубежных форм жизнеустройства детей, с целью имплементации наиболее успешных из них в процесс реализации государственной политики деинституционализации сиротства на уровне субъектов Российской Федерации .

Положения, выносимые на защиту .

1. Сиротство как социальный институт целесообразно рассматривать через призму следующих теоретико-методологических концепций:

институционализма и неоинституционализма (сиротство как высокоорганизованная социальная система, удовлетворяющая потребностям детей-сирот и общества, отличающаяся устойчивой социальной структурой, относительно стабильным комплексом формальных и неформальных норм, многообразием и динамичностью функций, специфичностью семейных статусов и ролей); структурного функционализма (как социальное явление, возникшее и развивающееся в процессе социальных отношений);

символического интеракционизма (как специфически маркированное символами поведение человека, в соответствии с его социальным статусом);

теории стигматизации (как результат индивидуальных отклонений от общественных норм); теории социального конфликта (как явление, возникшее вследствие социального неравенства); теории социальной эксклюзии (как социальная проблема, где дети-сироты воспринимаются как особая социальнодемографическая группа, исключенная из многих сфер общественной жизни) .

2. Детство и родительство как компоненты внутрисемейных интеракций встроены в ткань общественных макроотношений и обусловлены историковременным контентом, который детерминирует потребность в детях, наиболее распространенные родительские практики, приемлемые методы воспитания, что, в свою очередь, создает условия для формирования и трансформации института сиротства. До XVI в. сиротство связывалось с индивидуальными трудностями отдельного человека и не ассоциировалось с социальнополитическими, социально-экономическими, социокультурными изменениями .

Оно не требовало формирования специфических институциональных структур, поскольку самоорганизация общества осуществлялась посредством практик функционирования расширенных семей и крестных родителей. В результате экологических и техногенных катастроф, возрастающего усложнения социальной структуры общества, перехода от расширенной семьи к нуклеарной сиротство стало рассматриваться как глобальная проблема, решение которой находится в компетенции органов государственной власти и общественности. Формирование устойчивых практик появления социальных сирот, создание специальной инфраструктуры защиты детства привели в XX в .

к институционализации сиротства, которое приобрело все основные признаки социального института: постепенное, исторически и культурно обусловленное становление в процессе эволюции человеческого общества; устойчивость механизма воспроизводства норм, правил, санкций; контроль поведения людей; наличие иерархии социальных статусов и ролей; необходимость удовлетворения общественных потребностей (как общества, так и самих сирот); необходимость разработки нормативно-правовой базы, регулирующей порядок его функционирования .

3. Нарушения в реализации социализирующей функции современной российской семьи, приводящие к воспроизводству социального сиротства, обусловлены следующими группами условий: 1) демографическими:

увеличением темпов внутренней миграции; ослаблением показателей здоровья граждан; высоким уровнем смертности населения репродуктивного возраста;

высоким уровнем латентного сиротства и безнадзорностью;

2) экономическими: высоким уровнем безработицы; финансовой нестабильностью; значительным разрывом в доходах различных социальных групп; снижением качества и уровня жизни семей с родными или принятыми на воспитание детьми; 3) культурными: снижением значимости родительства;

сознательным отказом молодежи от деторождения; распространением организованных течений, активно пропагандирующих бездетность; появлением новых родительских практик; 4) юридическими: ростом внутрисемейных девиаций; проявлением различных видов семейного насилия; легитимным изъятием детей из кровной семьи по причинам не связанным с нарушением законных интересов и прав детей; лишением родителей их прав .

4. Одной из основных причин существования института сиротства является насилие в семье. К наиболее распространенным его видам относят:

пренебрежение потребностями ребенка, психологическое, физическое, экономическое, сексуальное. Межпоколенческое воспроизводство устоявшихся семейных насильственных практик делает их сложно диагностируемыми, поскольку они латентны и потому не очевидны как для отдельных сотрудников образовательных, правоохранительных и социальных организаций, так и для системы профилактики сиротства в целом. В ходе проведения собственных эмпирических исследований и анализа вторичных данных обнаружена прямая корреляция между уровнем насилия и показателями социального сиротства – как первичного, так и вторичного, как в кровных, так и в замещающих семьях. Несмотря на то, что несовершеннолетние жертвы насилия легитимно изымаются из семей, система интернатных учреждений не гарантирует детям отсутствия насилия со стороны других детей и/или персонала. Поэтому развитие семейных форм жизнеустройства сирот должно сочетаться с контролем со стороны органов государственного и муниципального управления, институтов гражданского общества, общественных организаций .

5. Сравнительный анализ опыта Австралии, стран Западной Европы и США показал, что современная международная тенденция в реализации механизмов социальной политики различных стран состоит в деинституционализации сиротства. Результаты апробации некоторых элементов зарубежного опыта на территориях Белгородской, Саратовской областей и Забайкальского края показали, что используемые в разных государствах социальные практики нуждаются в критическом осмыслении и преломлении через призму культурно-исторического и социального потенциала субъектов Российской Федерации. Эффективность и результативность применения зарубежных методов работы на обширной российской территории зависят от сходства или глубины различий между теми локальными культурами, в которых эти способы работы были сформированы и теми, в которые они внедряются. Поэтому некоторые европейские практики наиболее применимы в Белгородской и Саратовской областях, и практически не пригодны в Забайкальском крае из-за сохранения традиций семейного воспитания осиротевших детей. В связи с этим, проведенное исследование позволило разработать адаптированные к российской реальности социальные технологии, в том числе направленные: на ресоциализацию биологических родителей, восстановленных в их правах; на возвращение ребенка в кровную семью; на подготовку несовершеннолетних к проживанию в замещающей семье. Практика деинституционализации сиротства может быть реализована одновременно на нескольких уровнях при осуществлении федеральных, региональных, местных программ и проектов .

6. В дискурсе темы диссертационного исследования деинституционализация сиротства представляет собой процесс глубокой трансформации и разрушения сложившихся социальных отношений, перехода от нормативно закрепленной и организованной деятельности государственных и негосударственных структур к постепенному распространению социальных практик семейного жизнеустройства детей. Тенденция деинституционализации сиротства в российском обществе, во-первых, является результатом влияния общемировых идей о правах ребенка и проведения политики детствосбережения; во-вторых, представляет собой в некотором роде стихийный процесс, обусловленный низкими общими показателями деторождения и невысокими индикаторами рождения здоровых детей; втретьих, осуществляется субъектами, в арсенал которых не всегда входят новые научно обоснованные социальные технологии управления трансформирующимся институтом сиротства. Анализ современной российской практики деинституционализации сиротства позволяет обобщить и выделить следующие векторы ее реализации на федеральном, уровне субъектов РФ и местном уровнях: нормативно-правовой; структурно-перераспределительный;

профилактический; рекламно-информационный; нормализационный. Их особенности обусловлены потенциалом, имеющимся в различных субъектах Российской Федерации. Анализ возможностей и ограничений отечественной практики деинституционализации сиротства позволил разработать матрицу распределения социальной ответственности между современными субъектами управления институтом сиротства, функционирующими в российских регионах .

7. Полисубъектная модель управления институтом сиротства – это теоретически выстроенная многоуровневая и многокомпонентная система, включающая в себя международные, государственные и общественные структуры, деятельность которых направлена на выявление, жизнеустройство, социальную адаптацию детей-сирот. Целью данной модели является координация усилий всех субъектов управления институтом сиротства для активизации процесса его деинституционализации, распространения семейных форм жизнеустройства детей, повышения уровня их адаптации в обществе .

Модель осуществляется на нескольких уровнях: международном; федеральном;

уровне субъекта РФ; местном, на уровне прямого взаимодействия представителей уполномоченных структур с отдельными членами общества и семьями. Модель предполагает внедрение следующих технологий управления социальным институтом сиротства: мониторинга текущего состояния института сиротства; социальной диагностики и социальной поддержки детей и семей;

программно-целевой технологии; актуальной профессиональной подготовки специалистов; профилактической подготовки замещающих родителей;

консультирования детей перед помещением в замещающую семью;

ресоциализации биологических родителей, восстановленных в их правах, и повышения их мотивации к возвращению ребенка в семью; реадаптации детей к условиям возвращения к биологическим родителям, восстановленным в их правах; социального контроля .

8. Тенденция деинституционализации института сиротства обусловлена целенаправленной деятельностью входящих в него субъектов, нацеленных на развитие не интернатных, а семейных форм жизнеустройства детей. Данная тенденция отражена в нормативно-правовых документах Российской Федерации и признана наиболее приоритетной. Однако развитие семейных форм связано с комплексом ограничений: с сопротивлением субъектов управления институтом сиротства изменению устойчивого и отлаженного, но нерентабельного и нерезультативного механизма финансирования интернатной системы; с неготовностью к принятию нового законодательства и методических документов; разобщенностью министерств и ведомств, уполномоченных в сфере защиты детства; с недостаточной апробированностью схем финансирования семейных форм жизнеустройства сирот; с существенным расхождением между спецификой содержания детей в интернатных учреждениях и в замещающих семьях; с зависимостью предоставления социальных услуг детям-сиротам от территории их проживания; с лоббированием интересов сотрудников государственных интернатных учреждений со стороны местных органов власти из-за высокого уровня безработицы, особенно на низкоурбанизированных территориях страны; с отсутствием мотивации сотрудников государственных и общественных структур, компетенция которых предполагает проведение дополнительных мер по созданию и контролю семей, в которых проживают дети-сироты; с низкой степенью социальной ответственности институтов гражданского общества, СМИ; отсутствием или недостаточной реализацией региональных мониторингов, направленных на выявление причин, тормозящих развитие традиционных и инновационных семейных форм жизнеустройства сирот .

Теоретическая значимость работы. Обогащена теория социологии развития: на основе теоретико-эмпирического анализа доказано, что сиротство сформировалось как социальный институт. Научное обоснование данного факта позволило разработать полисубъектную модель управления институтом сиротства. Дополнен понятийный аппарат социологии детства посредством раскрытия категории деинституционализации сиротства .

Дополнена теория институциональных матриц посредством разработки социологической матрицы распределения социальной ответственности между современными субъектами управления институтом сиротства. Расширен диапазон применения метода моделирования в социологии управления за счет разработки новой модели, заключающейся в субъектном управлении институтом сиротства. Пополнен перечень существующих социальных технологий посредством разработки новых, включающих успешные зарубежные методики работы с детьми. Результаты и выводы диссертации обогащают несколько отраслей социологического знания: социологии управления, социологии детства, социологии семьи .

Практическая значимость работы. Исследование содержит обширный статистический и научно-аналитический материал, который представляет интерес в качестве справочной информации для реализации полисубъектной модели управления институтом сиротства, а также успешный российский и зарубежный опыт управления институтом сиротства посредством внедрения в социальную практику различных семейных форм жизнеустройства детей .

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке федерального и регионального законодательства, мер государственной социальной политики, программ управлений социальной защиты населения, органов опеки и попечительства, некоммерческих организаций; в процессе подготовки специалистов в рамках учебных дисциплин: «Социология детства», «Социология семьи», «Опека и попечительство» .

Эмпирическая база диссертационного исследования включает результаты серии исследований, разработанных и проведенных автором, среди которых следующие .

1. Анкетный опрос детей и их родителей (2006, N = 432), проживающих на территории Саратовской области, проведенный с целью изучения видов семейного насилия .

2. Анкетный опрос молодежи Саратовской области как потенциальных родителей (2007, N = 381), осуществленный с целью изучения мнений о проблеме семейного насилия .

3. Анкетный опрос молодежи «Жизненные ценности современной молодежи», осуществленный на территории Саратовской и Волгоградской областей (2009, N = 509) .

4. Интервью родителей из приемных семей (N = 10) и приемных детей (N = 35) в рамках исследования «Особенности социальной адаптации детейсирот в приемной семье», осуществленного в 2007 г. в Саратовской области .

5. Анкетный опрос населения Белгородской (N = 485), Волгоградской (N = 588) и Саратовской (N = 532) областей, реализованный в 2011 – 2012 гг. с целью выявления отношения граждан к детям-сиротам и приемным семьям .

6. Интервью экспертов (2011, N = 15), проведенное в Белгородской, Волгоградской и Саратовской областях, с целью изучения мнений информантов об эффективности социальных технологий, применяемых по отношению к детям-сиротам. В качестве респондентов выступили руководители и сотрудники управлений и учреждений системы социальной защиты населения .

7. Интервью экспертов (2016, N = 25), осуществленное на территории Саратовской, Белгородской областей и Забайкальского края в рамках исследования «Жизненные траектории детей и их биологических родителей, восстановленных в родительских правах» .

Произведен вторичный анализ данных качественного исследования жизненных траекторий людей, лишенных родительских прав, проведенного Т.З. Козловой в восьми регионах страны (2009, N = 160) .

Осуществлен вторичный анализ данных всероссийского опроса, проведенного Левада-центром и посвященного рассмотрению отношения населения к закону о запрете усыновлений российских детей американскими гражданами (2013, N = 1 600) .

Проанализированы данные зарубежных ученых по проблемам приемной семьи.

В частности исследований: «Отделение от родителей и длительное пребывание в приемной семье, и их последствия в зрелом возрасте:

французское исследование» (1998; анкетный опрос;N = 63; Франция);

«Профессиональные и родительские роли приемных родителей: ролевой конфликт, дилемма между семьей и работой» (2012; глубинное интервью;

N = 40; Англия); «Что способствует проведению реформы в сфере защиты детства: уменьшение сопротивления в штате Теннеси» (2010; экспертное интервью; N = 51; США); «Мониторинг благополучия детей в 2011 году. Дети, находящиеся под государственной социальной опекой, в Англии» (2011 – 2012;

анкетный опрос; N = 1 333; Англия); «Приемные родители и их контакты с биологической семьей: мнение приемных родителей о социальной поддержке»

(2011; анкетный опрос; N = 1 405; Англия); «Перемены в жизни и изменения мировоззрения: опыт приемных родителей: от подачи заявления до его одобрения» (2014; глубинное интервью; N = 27; европейские страны);

«Воссоединение с семьей детей, оставшихся без попечения родителей, в провинции Квебек, Канада: лонгитьюдное исследование» (2006 – 2014;

анкетный опрос; N = 24 196; Канада) .

Соответствие темы и содержания диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации (социологические науки). Исследование выполнено в рамках специальности 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы. Тема диссертации соответствует п. 11 «Социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе»; п. 21 «Роль социальных институтов в трансформации социальной структуры общества»; п. 32 «Институт семьи как фактор стратификации общества» .

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются непротиворечивостью методологических оснований, комплексным использованием теоретических социологических парадигм, сочетанием количественной и качественной стратегий эмпирического исследования, корректным применением методов исследования. Результаты интерпретации проведенных эмпирических исследований соотнесены с данными, полученными зарубежными и отечественными исследователями .

Апробация результатов исследования.

Основные положения и выводы диссертации излагались автором в докладах на международных научнопрактических конференциях: «E-learning and Software for Education» (Бухарест, 2017); «Актуальные проблемы общества, науки и образования: современное состояние и перспективы развития» (Курск, 2017); «Помогающие профессии:

научное обоснование и инновационные технологии» (Нижний Новгород, 2016);

«Современные тенденции в дополнительном образовании взрослых» (Минск, 2016); «Развитие основных направлений социо-гуманитарных наук: проблемы и перспективы» (Днепродзержинск, 2016); «ООН: история и современность»

(Могилев, 2016); «Социокультурные и психологические проблемы современной семьи» (Тула, 2015); «Опыт организации деятельности социальных служб:

состояние, региональные особенности, перспективы развития» (Таганрог, 2015);«Социальная работа в современном мире: взаимодействие науки, образования и практики» (Белгород, 2015); «США: история, общество, культура» (Симферополь, 2015); «Проблемы современности: человек, культура и общество» (Рязань, 2014); «Россия и Казахстан: исторический опыт сотрудничества и перспективы интеграции» (Омск, 2014); «Опыт организации деятельности социальных служб: состояние, региональные особенности, перспективы развития» (Таганрог, 2014); «Социология культуры: опыт и парадигмы» (Санкт-Петербург, 2014); «Дыльновские чтения. Повседневная жизнь россиян: социологический дизайн» (Саратов, 2014); «США: история, общество, культура» (Симферополь, 2014); «Проблемы социализации современных школьников» (Саратов, 2014); «III Сухаревские чтения. Социальная динамика и проблемы модернизации регионов» (Саранск, 2014); «Проблемы становления и развития личности в современной социокультурной среде» (Кривой Рог, 2014); «Социальная работа в современной России: взаимодействие науки, образования и практики»

(Белгород, 2014); «Совершенствование системы социального обслуживания в Республике Беларусь: опыт, проблемы, инновации» (Минск, 2013); «Наука и практика в современном мире: актуальные проблемы и тенденции развития»

(Киев, 2013);«Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук»

(Днепропетровск, 2013); «Молодое поколение ХХI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья» (Москва, 2013); «Социальная работа в России: тенденции и перспективы» (Таганрог, 2013); «Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения» (Санкт-Петербург, 2012); «Семья в контексте педагогических, психологических и социологических исследований» (Пенза, 2011); «Социальная работа с различными группами населения: теоретические и прикладные аспекты»

(Саранск, 2012);«Подготовка семейных социальных педагогов к работе с замещающей семьей как формой жизнеустройства детей-сирот» (Армавир, 2010); «Семья – церковь – образование в современной России» (Курск, 2010);

«Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социальнопсихологического здоровья» (Киров, 2009); «Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии» (Санкт-Петербург, 2009) .

Результаты исследования представлялись на всероссийских научнопрактических конференциях: «Актуальные проблемы социологии культуры, образования, молодежи и управления» (Екатеринбург, 2016); «Экономика, право, организация и управление в социальной работе» (Санкт-Петербург, 2016); «Реабилитация, абилитация и социализация: междисциплинарный подход» (Саратов, 2016); «Актуальные проблемы социологии культуры, образования молодежи и управления» (Екатеринбург, 2014); «Инновации – наука – образование: пути устойчивого развития (Дербент, 2013); «Социология в системе научного управления» (Москва, 2012); «Социология и общество:

глобальные вызовы и региональное развитие» (Уфа, 2012) .

Апробация осуществлялась при преподавании учебных дисциплин «Социология», «Методика и технологии социальной работы с семьей», «Опека и попечительство», авторского курса «Проблемы жестокости и насилия в семье» на социально-гуманитарном факультете Балашовского института ФГБОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского» .

Данные исследования получены, проанализированы и апробированы в ходе выполнения проектов: РГНФ, 2016, № 16-03-14036; РГНФ, 2016, № 16-03РГНФ, 2008, № 08-03-27307 а/В; РГНФ, 2006, № 06-03-14043 г; РГНФ, 2007, № 07-03-00061а; грант Президента РФ, 2005-2006, МК-3335.2005.6 .

Основные положения диссертации отражены в 50 публикациях общим объемом 98,10 п.л., в том числе в 5 монографиях, в 29 научных статьях, среди которых 5 – в журналах, входящих в систему цитирования Scopus, 24 – в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для изложения основных результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени доктора социологических наук .

Замысел работы, ее промежуточные итоги и конечные результаты исследования обсуждались на кафедре социальной работы ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка литературы и приложений .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи работы, ее объект и предмет, теоретико-методологическая и эмпирическая основа исследования, раскрывается его теоретическая и практическая значимость, указываются основные элементы новизны и положения, выносимые на защиту .

В первой главе «Теоретические основы исследования трансформирующегося института сиротства» с позиции междисциплинарного подхода анализируются теоретико-методологические концепции .

В первом параграфе первой главы «Социологические подходы к изучению института сиротства» рассмотрен институт сиротства с позиции институционализма и неоинституционализма; структурного функционализма; символического интеракционизма; теорий социального конфликта, стигматизации, социальной эксклюзии .

В рамках институционализма и неоинституционализма сиротство анализируется как высокоорганизованная социальная система, отличающаяся устойчивой социальной структурой, относительно стабильным комплексом формальных и неформальных норм, многообразием и динамичностью функций, специфичностью статусов и ролей; с позиции структурного функционализма сиротство исследуется как социальный феномен, возникший вследствие аномии и кризисных явлений, происходящих в общественной структуре; с позиции символического интеракционизма сиротство представляет собой особым образом позитивно или негативно маркированное социальное поведение сирот;

с позиции теории социального конфликта, сиротство – это социальное явление, возникшее вследствие социального неравенства; с позиции теории стигматизации, сиротство является явлением, характеризующимся через использование «ярлыков»; с позиции теории социальной эксклюзии сиротство рассматривается как социальная проблема, в рамках которой дети представляют собой особую социально-демографическую категорию, по отношению к которой требуется реализация комплексных мер со стороны государства и гражданского общества по уравнению их прав и возможностей с другими категориями граждан .

С авторских позиций социальный институт сиротства рассматривается как элемент социальной структуры, сложившийся в ходе исторического развития и признанный большинством членов общества легитимным с целью удовлетворения общественно значимых потребностей в содержании и социализации детей, а также упорядочения взаимоотношений между акторами, задействованными в процессах организации и регулирования заботы о несовершеннолетних, оставшихся без родительской опеки .

Во втором параграфе первой главы «Генезис проблем детства и родительства как предпосылка трансформации института сиротства»

анализируются изменения, систематически происходящие в семантике детства и родительства, устанавливается их взаимосвязь с формированием и трансформацией института сиротства, начиная с дохристианского периода и заканчивая современным этапом развития общества. В настоящее время институт сиротства претерпевает структурно-функциональную трансформацию. Трансформация института сиротства интерпретируется как постепенный переход от ресурсозатратной и неэффективной интернатной системы к развитию семейных форм жизнеустройства сирот, сопряженный с изменением национального законодательства в области защиты семьи и детства, с выработкой эффективных технологий социальной защиты детей, оставшихся без попечения родителей, а также с реорганизацией и реформированием соответствующих уполномоченных структур .

Обосновывается специфика возникновения и функционирования конкретных субъектов управления институтом сиротства, обусловленных политическими, экономическими условиями и культурными традициями в тот или иной исторический период. Выделено семь этапов процесса институционализации сиротства. Первый этап – дохристианский период (до X в.) отличается нечетким артикулированием понятий «сирота» и «сиротство» безотносительно к возрастным границам, которое использовалось для маркирования всех людей, не имеющих родителей. Наиболее распространенными социальными практиками помощи сиротам выступали «кормление» и помощь общины, осуществлявшиеся на основе народных обычаев и традиций. Второй – светско-церковный (христианский) период (XI в .

– до середины XVI в.) характеризуется отсутствием законодательно закреплнной заботы о сиротах в нормативных документах; бессистемным характером социальной помощи нуждающимся. Проблемы сирот, наряду с крестьянской общиной как единицей административно-хозяйственного самоуправления, решали князь и церковь. Третий этап – государственноцерковный (конец XVI–XVIII вв.) связан с формированием системы государственных специализированных учреждений, министерств и ведомств, направленных на призрение детей-сирот, а также с выработкой и применением правовых норм, регулирующих правоотношения входящих в нее субъектов .

Четвертый этап – государственно-благотворительный (с начала XIX в. по 1917 г.) ассоциируется с ростом количества государственных и частных благотворительных организаций, осуществлявших управление и оказание помощи сиротам. Пятый этап – социалистический (или интернатный) (1918 – 1990 гг.) отмечен тяжелыми последствиями революции, гражданской и Великой Отечественной войны, сопровождающимися увеличением количества сирот, развитием патерналисткой модели государственной социальной политики, запретом деятельности общественных организаций и частных благотворителей. Шестой этап – переходный (с 1991 по 2005 гг.) характеризуется большими масштабами социального сиротства в стране, поиском новых форм жизнеустройства сирот и нарастанием необходимости реформирования системы интернатных учреждений. Седьмой этап – реформаторский, или деинституционализации (с 2006 г. по настоящее время) ознаменован развитием политики деинституционализации сиротства, совершенствованием нормативно-правовой базы, внедрением новых форм жизнеустройства сирот, сокращением и перепрофилированием учреждений интернатного типа. В процессе исследования для обозначения людей, взявших сирот в семью (опекунов, попечителей, усыновителей, приемных родителей и патронатных воспитателей) используется общий термин – замещающие родители .

В ХХ веке в нашей стране сложилась устойчивая практика институционализации сиротства. В широком смысле под институционализацией диссертант понимает процесс формирования и укоренения в общественном сознании устойчивых практик интернатного жизнеустройства детей-сирот, а также легитимную систему социальных норм, статусов и ролей, направленных на удовлетворение общественной потребности в жизнеустройстве, образовании и воспитании детей, оставшихся без родительской опеки. В узком смысле, институционализация рассматривается как массовое помещение биологических и социальных сирот в государственные образовательные, медицинские и социальные организации .

Длительный исторический процесс развития сиротства как самовоспроизводящейся и самоуправляемой системы, установление практики помещения сирот в систему интернатных учреждений и недостаточное развитие семейных форм их жизнеустройства – все это позволяет говорить о сиротстве как о сформированном социальном институте. Поскольку в последние годы он находится в процессе трансформации, социальная практика нуждается в разработке новых технологий работы с детьми, адекватных происходящим социальным изменениям .

Во второй главе «Структурно-функциональные изменения современной российской семьи как фактор трансформации института сиротства» исследуются трансформации семьи, оказывающие непосредственное влияние на усугубление проблем социального сиротства, вызывающие необходимость оптимизации системы управления данным институтом .

В первом параграфе второй главы «Преобразование социализирующей функции семьи в современных социальных условиях»

проанализированы зарубежные (Э. Гидденс, Дж. Мердок) и отечественные (А.И. Антонов, М.С. Мацковский, А.Г. Харчев) подходы к рассмотрению проблем функционирования семьи конца XX – начала XXI вв. В работах отечественных исследователей отражается мысль о нарушениях выполнения членами семьи традиционной функции социализации детей (Т.Н. Каменева); возникновение несоответствия и противоречий в реализации функции воспитания детей современными родителями («квазиродительство») и общественного осознания статуса современного детства («квазидетство»), что способствует воспроизводству социального института сиротства (С.Н. Майорова-Щеглова) .

Проанализирован ряд политических, экономических, социальных, культурных условий, которые привели к нарушениям социализирующей функции современной семьи. Среди них выделены: социально-экономическое расслоение общества; высокий уровень смертности людей репродуктивного возраста; снижение показателей здоровья граждан; кризисные явления в семейной структуре; повышение количества правонарушений, совершаемых на семейно-бытовой почве; учащение случаев семейного насилия; увеличение числа беспризорных и безнадзорных детей вследствие нарушения детскородительских отношений; появление большого числа сирот из-за злоупотребления правами или пренебрежения родителями своими обязанностями. В результате теоретико-эмпирического анализа доказано наличие взаимосвязи между социальными условиями и изменением показателей социального сиротства .

Обоснована необходимость в межсекторном социальном партнерстве, направленном на минимизацию барьеров, препятствующих распространению семейных форм жизнеустройства сирот. Выявлены основные причины, препятствующие гражданам принимать сирот на воспитание: наличие собственных детей; высокая степень ответственности; боязнь наследственных факторов; психологические барьеры в общении; низкий доход; излишняя бюрократизация при оформлении документов; опасение разрушить собственную семью. Таким образом, барьеры, препятствующие внедрению семейных форм жизнеустройства сирот, носят, в основном, субъективный характер и могут быть преодолены посредством воздействия пропаганды и социальной рекламы .

Согласно официальным данным, в последние годы наблюдаются тенденции к снижению численности людей, лишенных их родительских прав (2010 г. – 64 584; 2011 г. – 58 891; 2012 г. – 52 206; 2013 г. – 46 753; 2014 г. – 42 532; 2015 г. – 40 213) и увеличению количества отцов и матерей, ограниченных в родительских правах (2010 г. – 7 857; 2011 г. – 8 451; 2012 г. – 8 827; 2013 г. – 9 067; 2014 г. – 9 143; 2015 г. – 9 369). Вместе с тем, число тех, кто восстановлен в родительских правах, в несколько десятков раз ниже (2010 г. – 2 126; 2011 г. – 2 227; 2012 г. – 2 256; 2013 г. – 2 341; 2014 г. – 2 569; 2015 г. – 2 632). Согласно данным авторского исследования, асоциальный образ жизни родителей является причиной лишения родительских прав в 80,0% случаев; невыполнение обязанностей по содержанию и воспитанию детей – в 12,0 %; жестокое обращение с детьми – в 6,0 %. Данный факт демонстрирует низкую результативность предпринимаемых мер, направленных на ресоциализацию биологических родителей и воссоединение членов кровной семьи. На изменение ситуации направлена разработка и внедрение полисубъектной модели управления институтом сиротства .

Во втором параграфе второй главы «Роль насильственных семейных практик в воспроизводстве социального сиротства» представлен анализ последствий насильственных действий, существующих в российской семье .

Анализ данных официальной статистики показывает существенный рост преступлений, совершенных против несовершеннолетних как биологическими, так и замещающими родителями. В 2015 г. зарегистрировано 10 942 таких случаев (для сравнения, в 2012 г. – 6 499)в отношении несовершеннолетних, из которых 5,1 тыс. – против половой неприкосновенности (в 2014 г. – 2,7 тыс.), из них 690 детей стали жертвами со стороны членов семьи, в том числе 260 – родителей .

Насилие охарактеризовано как одна из причин бродяжничества, беспризорности и социального сиротства. Решение проблемы сиротства все еще остается неудовлетворительным в силу отсутствия своевременной всесторонней диагностики случаев семейного насилия по отношению к детям;

из-за несформированности системы учреждений, оказывающих комплексную помощь пострадавшим несовершеннолетним по причине слабого юридического сопровождения и защиты прав жертв насилия, недостатка квалифицированных специалистов, включенных в систему профилактики семейного насилия .

Результаты собственных исследований позволили представить наиболее распространенные виды семейного насилия, а также их основные причины и последствия. Результаты опроса детей и родителей позволили констатировать высокий уровень физической и вербальной агрессии в российских семьях;

конфликтный характер детско-родительских взаимоотношений; использование негуманных, неправомерных дисциплинарных методов, которые в дальнейшем провоцируют побеги детей из дома, приводят к безнадзорности, беспризорности, социальному сиротству. В ходе опроса были выявлены наиболее распространенные виды семейного насилия: психологическое –58,7%, физическое – 57,2 %, сексуальное – 20,1 %, экономическое – 10,0 %. Основными объектами насилия, по словам опрошенных, являются дети (68,3 %) .

В третьей главе «Сравнительный анализ зарубежных и отечественных практик деинституционализации сиротства» представлен анализ международного опыта деятельности субъектов в процессе деинституционализации сиротства; охарактеризованы ее истоки и обозначены векторы отечественной практики .

В первом параграфе третьей главы «Мировой опыт субъектного взаимодействия в процессе деинституционализации сиротства» описана и критически осмыслена международная практика заботы о детях, оставшихся без родительского попечения, на примере США, стран Западной Европы (Англия, Германия, Франция), СНГ (Республика Беларусь); проанализирован механизм создания, лицензирования, социального сопровождения различных типов замещающих семей; выявлены особенности профессиональной подготовки приемных родителей; охарактеризованы социокультурные условия, влияющие на развитие и укоренение отдельных форм жизнеустройства сирот в различных странах; выделены и проанализированы наиболее эффективные и массово используемые социальные практики, определены их преимущества и недостатки .

Ведущими формами жизнеустройства сирот за рубежом выступают, вопервых, семейные – различные виды фостерных семей (профессиональных, непрофессиональных, родственных), в которых проживает до 75,0 % детей, изъятых у биологических родителей; во-вторых, усыновление; в-третьих, значительно реже – помещение в интернатные учреждения .

Сравнительный анализ статистических данных, вторичного анализа материалов полевых социологических исследований, результатов собственных эмпирических исследований позволили установить основные причины закрепления семейных форм жизнеустройства сирот в социокультурном контексте США и стран Западной Европы: 1) прекращение стигматизации сирот в нормативно-правовом поле и общественном сознании, благодаря широкой социальной рекламе; 2) активизация социальной поддержки кровной семьи ребенка; усиление профилактики семейного неблагополучия; увеличение размера детских пособий, введение дополнительных социальных выплат;

расширение спектра социальных услуг семьям с детьми; 3) разработка и введение в действие комплекса нормативно-правовых актов; лицензионных стандартов и процедур, регламентирующих деятельность государственных и общественных структур; 4) расширение спектра социальных технологий и методов работы с биологическими и замещающими семьями в период осуществления их социального сопровождения; 5) снижение сроков пребывания ребенка в фостерной семье до определения его постоянного местожительства; 6) введение практики открытого усыновления, предполагающего возможность совместного воспитания ребенка биологическими и замещающими родителями; 7) отсутствие наказания за разглашение тайны усыновления; 8) наличие структур, осуществляющих поиск биологических родителей усыновленных детей, и оказывающих помощь в их социальных интеракциях .

Критически осмысленный мировой опыт субъектного взаимодействия в процессе деинституционализации сиротства рекомендуется для частичного внедрения в отечественную социальную практику. В том числе, введение новых типов замещающих семей (кризисных, экстренных и т.д.), оказывающих помощь биологическим родителям ребенка; перенос акцентов с технологий изъятия детей из семьи на временное помещение родителей в реабилитационные учреждения .

Во втором параграфе третьей главы «Векторы отечественной практики деинституционализации сиротства» дано определение политики деинститутционализации, под которой следует понимать государственные меры, направленные, во-первых, на реформирование интернатной системы детских учреждений, что предполагает их разукрупнение и перепрофилирование в службы сопровождения замещающих семей и выпускников интернатов; создание более благоприятных условий проживания, приближенных к домашним, для детей, которые не могут быть переданы в семьи; во-вторых, на существенное сокращение контингента детей, находящихся в учреждениях интернатного типа, и на развитие семейных форм жизнеустройства детей данной категории (использование традиционных и поиск альтернативных форм их жизнеустройства). Кроме того, обозначены ведущие векторы практики деинститутционализации: нормативно-правовой, структурно-перераспределительный, профилактический, рекламноинформационный, нормализационный, каждый из которых направлен на активизацию следующих процессов и достижение запланированных результатов: 1) проведение государственными и общественными структурами профилактической работы, предполагающей раннее выявление семей группы риска и своевременное оказание помощи им; 2) создание более прозрачного механизма перевода ребенка в замещающую семью, а не в интернатное или медицинское учреждение; 3) широкое внедрение в социальную практику семейных форм жизнеустройства сирот, создание положительного имиджа замещающей семьи, снятие негативно окрашенной стигмы с граждан, воспитывающих сирот; 4) осуществление переподготовки специалистов, работающих в учреждениях для детей-сирот, с целью снижения сопротивления процессу оптимизации системы государственных интернатных учреждений;

5) улучшение качества жизни детей, которые по объективным или субъективным причинам не могут быть переданы в семьи .

Основные векторы отечественной практики деинституционализации сиротства обусловлены, в том числе, принятием на себя социальной ответственности управленческими структурами. Она рассматривается как сознательное отношение субъекта социальной деятельности к требованиям общественной необходимости, как решение социальных задач в соответствии общественными нормами и ценностями, как понимание последствий этой деятельности для конкретных людей, социальных групп и всего общества. В соответствии с такой трактовкой составлена матрица распределения социальной ответственности между субъектами управления институтом сиротства .

Уровни субъектов управления институтом сиротства (международный, федеральный, субъекта РФ, местный, прямого взаимодействия) и их цели, обозначенные в их уставных документах, обусловливают виды их социальной ответственности: правовую (деятельность, направленную на исполнение юридических норм в отношении детей-сирот); политическую (содействие выполнению намерений, обозначенные политическими структурами);

экономическую (улучшение уровня и качества жизни детей-сирот);

общественную (деятельность, соответствующую ожиданиям общества);

моральную (основанную на существующих нормах морали) .

В четвертой главе «Перспективы реализации социальной политики деинституционализации сиротства» представлена авторская полисубъектная модель управления институтом сиротства и определены возможные перспективы ее имплементации .

В первом параграфе четвертой главы «Потенциал полисубъектной модели управления институтом сиротства в реализации социальной политики» раскрыты возможности субъектного взаимодействия, которое в настоящее время диверсифицируется, поскольку оно начинает осуществляться между теми управленческими структурами, деятельность которых осуществляется лишь на одном уровне, и теми, которые имеют иерархическую конструкцию и включают в себя разноуровневую сеть отделений и филиалов .

На международном уровне в качестве субъектов управления институтом сиротства выступают интернациональные структуры: Комитет ООН по правам ребнка; Всемирная организация здравоохранения, учрежденная ООН; кроме того, общественные фонды и благотворительные ассоциации (среди них Международный неправительственный общественный фонд «Дом детейсирот») .

На федеральном уровне: институт Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка; Детский Общественный Совет при Уполномоченном по правам ребенка в РФ; отраслевые министерства; Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей; социальные фонды (в том числе, Благотворительный Фонд «Дети ждут»); социально ориентированные некоммерческие организации .

На уровне субъекта Российской Федерации: законодательные, исполнительные, судебные органы власти региона; региональные правительства, министерства и ведомства; Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве края или области;

орган, на который возложено исполнение полномочий по опеке и попечительству; управление социальной защиты населения региона;

социальные организации; некоммерческие организации; региональный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей; региональные социальные фонды; региональные некоммерческие организации и движения (например, Региональная общественная организация помощи детям-сиротам «Вторая мама», г. Краснодар) .

На местном уровне субъектами управления институтом сиротства выступают органы местного самоуправления; подведомственные региональным организации и структуры; межведомственный консилиум специалистов при администрации муниципального образования; структурные подразделения международных, всероссийских и региональных фондов и некоммерческих организаций .

Уровень прямого взаимодействия: представители органов местного самоуправления; представители государственных, региональных и местных уполномоченных структур; специалисты, работающие в управлениях, организациях и учреждениях, в компетенцию которых входит решение вопросов, связанных с детьми; представители отделений международных, всероссийских и региональных некоммерческих фондов и организаций .

При разработке полисубъектной модели управления институтом сиротства в реализации социальной политики учтена следующая тенденция: помимо координирующей деятельности государственных структур в решении проблем сиротства все большее значение приобретают различные виды некоммерческих организаций, но в первую очередь, социально-ориентированных .

Во втором параграфе четвертой главы «Семейные формы жизнеустройства детей как стратегическое направление социальной политики деинституционализации сиротства» приведены примеры эффективной реализации социальной политики в ряде субъектов РФ, заключающиеся в перепрофилировании интернатных учреждений в центры подготовки и постинтернатного сопровождения выпускников, устройства сирот в семьи российских граждан; снижение контингента воспитанников интернатных учреждений; повышение качества работы социальных служб с замещающими семьями, детьми и их кровными семьями, входящими в группу риска .

Представлены результаты авторского исследования и анализа вторичных данных, демонстрирующих негативные последствия проживания несовершеннолетних в учреждениях интернатного типа. Вместе с тем, выявлены и негативные характеристики различных семейных форм жизнеустройства детей, предопределяющие практические меры при реализации полисубъектной модели управления институтом сиротства .

При всех положительных аспектах опеки и попечительства существенными их ограничениями является возраст совершеннолетия детей .

Кроме того, передача детей родственникам влечет семейные конфликты, зачастую инициированные биологическими родителями .

Усыновление выступает одной из приоритетных семейных форм жизнеустройства, однако ее ограничениями являются: возраст детей;

отсутствие специальных мер государственной социальной поддержки;

отсутствие возможности оказания социальной помощи на льготных условиях .

Преимущества патроната сопровождаются и некоторыми ограничениями, среди которых: временный характер (выходные, праздничные, каникулярные дни); отсутствие юридических прав на детей (ответственность за жизнь и здоровье детей несет учреждение); ребенок в любое время может быть передан под опеку/попечительство, в приемную семью, на усыновление .

Наряду с преимуществами приемной семьи, существуют и барьеры ее имплементации, которые заключаются в существовании объективных (пробелы в законодательстве; сложная процедура оформления; слабое межведомственное взаимодействие; низкий уровень профессиональной подготовки замещающих родителей; недостаточный контроль со стороны органов власти и общества) и субъективных трудностей (неготовность приемных родителей к нестандартному поведению детей-сирот) .

Возвращение ребенка биологическим родителям является приоритетной задачей деятельности всех субъектов управления институтом сиротства в силу неоспоримых преимуществ. Однако есть и сложности: риск вторичного социального сиротства; рецидив девиантного поведения родителей;

криминогенная, асоциальная микросреда; неадекватные бытовые и жилищные условия .

В заключении подводятся итоги исследования, даются теоретические обобщения и выводы, обосновывается необходимость внедрения полисубъектной модели управления институтом сиротства в различных субъектах Российской Федерации с учетом их территориально-климатической, экономической, демографической, культурной специфики .

Результаты исследования показали, что деинституционализация сиротства является современной тенденцией, но в данный момент она не приводит к окончательному его исчезновению, поскольку: субъекты управления исполняют традиционные функции, связанные с изъятием детей из кровных семей, с лишением биологических родителей их прав; в обществе доминируют консервативные установки по отношению к детям-сиротам, что влечет за собой латентное противодействие процессу деинституционаизации сиротства со стороны социума. Сведение до минимума содержания и воспитания несовершеннолетних в учреждениях интернатного типа приведет к активному развитию семейных форм жизнеустройства детей, и, в первую очередь, к сохранению кровной семьи, в которой родители восстановлены в их правах .

В процессе исследования подтвердилась гипотеза о том, что в современном российском обществе усиливается тенденция деинституционализации сиротства. В связи с этим государственные, коммерческие и общественные структуры только начинают согласовывать свои действия, которые они осуществляют на разных уровнях: международном, федеральном, региональном, местном и на уровне прямого взаимодействия .

Полисубъектная модель управления институтом сиротства является эффективной и результативной, поскольку она реализуется на основе социально-технологического подхода, предполагающего алгоритмизацию действий и строгий контроль за качеством их выполнения. Субъектное взаимодействие диверсифицируется: оно начинает осуществляться между структурами одноуровневыми и теми, которые имеют иерархическую конструкцию, включающую в себя сеть отделений и филиалов .

Для активизации процесса деинституционализации сиротства в Российской Федерации автором разработаны следующие рекомендации для субъектов, в компетенцию которых входит управление институтом сиротства на федеральном, региональном и местном уровнях: 1) стабилизация и повышение уровня социально-экономического потенциала семей с детьми в субъектах РФ;

снижение дифференциации показателей социального неравенства среди семей и детей в зависимости от территории их проживания; повышение размера пособия по уходу за ребенком до величины прожиточного минимума; 2) переориентация отечественной системы социального обслуживания населения с заявительного принципа на выявительный;

разработка специализированных социальных программ на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, способствующих повышению качества жизни различных категорий семей; 3) привлечение всех субъектов профилактики социального сиротства к решению проблем семей, находящихся в социально опасном положении; активизация межведомственного сотрудничества, организация совместной деятельности государственных, коммерческих и общественных структур; изучение, тиражирование и имплементация передовых технологий семейного жизнеустройства сирот в социальную практику субъектов РФ; 4) повышение информационной, психолого-педагогической и правовой компетентности биологических и замещающих родителей; недопущение использования негуманных методов воспитания детей; уточнение законодательных норм в отношении оказания социальной помощи жертвам семейного насилия; 5) стимулирование развития семейных форм жизнеустройства сирот в субъектах РФ, с использованием демографических, экономических и культурных ресурсов территории; перепрофилирование и реформирование системы государственных интернатных учреждений для сирот, создание в них условий максимально приближенных к домашним; 6) признание патроната одной из приоритетных форм устройства сирот наряду с усыновлением, опекой и приемной семьей; совершенствование нормативно-правовой базы защиты семьи и детства; 7) разработка государственного стандарта, регулирующего процедуру обязательной подготовки ребенка к проживанию в замещающей семье; 8) организация комплексного социального сопровождения биологических родителей, выразивших желание восстановить свои родительские права; оказание посреднической помощи на промежуточных этапах сближения детей и родителей; 9) снижение темпов сокращения специалистов в системе образования и социальной защиты; повышение качества их специальной подготовки и условий труда; 10) имплементация критически осмысленного зарубежного опыта семейного жизнеустройства сирот в систему отечественных государственных, коммерческих и общественных структур .

Приложение включает диаграммы, таблицы, бланки анкет, отражающие основные результаты социологических исследований диссертанта .

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Работы, опубликованные в журналах, входящих в перечень ВАК

1. Бессчетнова, О.В. Генезис концепции жизненного пути в отечественной и зарубежной науке [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7. «Философия .

Социология и социальные технологии». – 2016. – № 4. – С. 71–80 (0,6 п. л.) .

2. Besschetnova, O.V. Structuring and Functioning Issues of the Voluntary Sector in Modern Russian Society [Текст] / O.V. Besschetnova, O.A. Volkova, Y.A. Grebenikova, E.A. Chefonova // The Social Sciences. – 2016. – Vol. 11. – № 10. – Pp. 2603–2605. – Режим доступа:

http://www.medwelljournals.com/journalhome.php?jid=1818-5800 (0,6 п. л./ 0,3 п .

л.) .

3. Бессчетнова, О.В. Проблема сиротства в регионах:

специфика управления социальными рисками [Текст] / О.В. Бессчетнова, О.А .

Волкова // Социология и право. – 2016. – № 2 (32). – C. 29–37 (0,9 п. л./ 0,6 п .

л.) .

4. Besschetnova, O.V. The Youth’s Attitude to Marriage and Family in Modern Russian Society [Текст] / O.V. Besschetnova, O.A. Volkova, K.Y .

Korolyova, O.V. Kovalchuk // The Social Sciences. – 2015. – Vol. 10. – № 6. – Pp .

318–321. – Режим доступа:

http://www.medwelljournals.com/journalhome.php?jid=1818-5800 (0,4 п. л./ 0,2 п.л.) .

5. Besschetnova, O. V. Social adaptation features of children in foster care [Текст] / O.V. Besschetnova, O.A. Volkova // European Journal of Science and

Theology. June – 2015. – Т.11. – № 3. – Рр. 89–96. – Режим доступа:

http://www.ejst.tuiasi.ro/issue.html (0,5 п. л./ 0,3 п. л.) .

6. Бессчетнова, О.В. Проблема сиротства в современном российском обществе (региональный контекст) [Текст] / О.В. Бессчетнова, О.А. Волкова // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2015. – Сер. 12. – Вып. 1. – С .

135–141 (0,4 п. л./ 0,3 п. л.) .

7. Besschetnova, O.V. Foster care in Russia: problems and prospects [Текст] / O.V. Besschetnova, O.A. Volkova // Life Science Journal. – 2014. – № 11 (7s). – Pp. 327–330. – Режим доступа:

http://www.lifesciencesite.com/lsj/life1107s/069_24654life1107s14_327_330.pdf (0,6 п. л./ 0,3 п. л.) .

8. Бессчетнова, О.В. Становление института приемной семьи в отечественной и европейской социальной практике [Текст] / О.В. Бессчетнова // Известия Саратовского университета. Серия «Социология. Политология». – 2014 .

– Вып.1. – Том 14. – С. 5–12 (0,5 п. л.) .

9. Besschetnova, O.V. Child abuse in Russia as a cause of social orphanhood [Текст] / O.V. Besschetnova, O.A. Volkova // World Applied Sciences

Journal. – 2013. – № 26 (12). – Рр. 1588–1594. – Режим доступа:

https://www.idosi.org/wasj/wasj.htm (0,4 п. л./ 0,2 п. л.) .

10. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как форма устройства детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей (на примере Саратовской и Белгородской областей) [Электронный ресурс] / О.В. Бессчетнова // Современные исследования социальных проблем. – 2013. – № 8. – Режим доступа: http://journal-s.org/index.php/sisp/article/view/820138 (0,4 п. л.) .

11. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как объект государственной семейной политики (опыт регионов) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Власть. – 2011. – № 6. – С. 77–80 (0,3 п. л.) .

12. Бессчетнова, О.В. Сиротство в России: от призрения к деинституционализации [Текст] / О.В. Бессчетнова // Социологические исследования. – 2011. – № 11. – С. 102–110 (0,6 п. л.) .

13. Бессчетнова, О.В. Становление отечественного института приемной семьи в регионах: проблемы и решения [Текст] / О.В. Бессчетнова // Социальная политика и социология. – 2011. – № 3. – С. 288–302 (0,9 п. л.) .

14. Бессчетнова, О.В. Жизненный кругозор и ценности учащейся молодежи (опрос в Саратовской и Волгоградской областях) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Россия и современный мир. – 2010. – № 2. – С. 194–199 (0,3 п. л.) .

15. Бессчетнова, О.В. Детско-родительские отношения в контексте семейного насилия (социологический аспект) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – 2009. – № 3 (37). – С. 79–83 (0,3 п. л.) .

16. Бессчетнова, О.В. Роль семьи и национальной культуры в системе социализации детей и молодежи в современном российском обществе [Текст] /О.В. Бессчетнова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион .

Гуманитарные науки. – 2009. – № 2 (10). – С. 142–150 (0,6 п. л.) .

17. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как реализация конституционного права детей-сирот на семейное воспитание [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Челябинского государственного университета .

Научный журнал. – Вып. 7. – 2008. – № 14. – С. 172–179 (0,5 п. л.) .

18. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как форма устройства детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в США [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Челябинского государственного университета .

Научный журнал. – 2008. – № 28 (129). – С. 27–35 (0,5 п. л.) .

19. Бессчетнова, О.В. Семья и культура в иерархии жизненных ценностей современной студенческой молодежи: социологический аспект [Текст] / О.В. Бессчетнова // Аспирантский Вестник Поволжья. – 2008. – № 5–6. – С. 163–167 (0,3 п. л.) .

20. Бессчетнова, О.В. Проблема жестокого обращения с детьми в семье:

мнение детей и родителей [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2008. – № 4 (4). – С. 133–138 (0,3 п. л.) .

21. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как способ решения проблемы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (на примере Саратовской области) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – 2008. – № 4 (28). – С. 16–19 (0,2 п. л.) .

22. Бессчетнова, О.В. Демографическое будущее России глазами учащейся молодежи: социологический анализ проблемы [Текст] / О.В. Бессчетнова // Известия Саратовского университета. Серия «Социология .

Политология». – 2008. – Вып. 1. – Т. 8. – С. 45–49 (0,2 п. л.) .

23. Бессчетнова, О.В. Семейное насилие: что думает об этом современная молодежь [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. – 2007. – № 3. – С. 57–65 (0,5 п. л.) .

24. Бессчетнова, О.В. Семейная политика России в решении проблем домашнего насилия над детьми [Текст] / О.В. Бессчетнова // Известия Саратовского университета. Серия «Социология. Политология». – 2007. – Вып. 2. – Т. 7. – С. 47–50 (0,2 п. л.) .

25. Бессчетнова, О.В. Проблема жестокого обращения с детьми в семье (на примере Саратовской области) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Россия и современный мир. – 2007. – № 4. – С. 181–186 (0,3 п. л.) .

26. Бессчетнова, О.В. Социальная политика России в сфере охраны семьи, материнства и детства (на материалах Саратовской области) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2007. – № 4. – С. 84–90 (0,3 п. л.) .

27. Бессчетнова, О. В. Социальная политика и социальная защита в России: сущность и перспективы развития [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2007. – Вып. 3. – № 16 (94). – С. 150–155 (0,3 п. л.) .

28. Бессчетнова, О.В. Социальные аспекты образа жизни детей, пострадавших от насилия в семье (на материалах г. Балашова и Балашовского района) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Саратовского государственного технического университета. – 2007. – Вып. 2. – № 1 (22). – С. 143–152 (0,9 п. л.) .

29. Бессчетнова, О.В. Социальная политика Франции и России:

историко-социологический анализ [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2007. – Вып. 4. – № 17 (95). – С .

126–133 (0,5 п. л.) .

Монографии

1. Бессчетнова, О.В. Сиротство в современном российском обществе:

институциональные аспекты: монография [Текст] / О.В. Бессчетнова; под ред .

О.А. Волковой. – Саратов: Саратовский источник, 2016. – 168 с. (10,5 п.л.) ISBN978-5-91879-660-3 .

2. Бессчетнова, О.В. Приемная семья: социально-демографический анализ: монография [Текст] / О.В. Бессчетнова; под ред. Г.В. Дыльнова. – Саратов: Научная книга, 2008. – 288 с. (18 п. л.) ISBN 978-5-9758-0767-0 .

3. Бессчетнова, О.В. Национальные семейные традиции народов Поволжья в культурно-историческом наследии России (на примере Саратовской области): монография [Текст] / О.В. Бессчетнова; под ред .

Г.В. Дыльнова. – Саратов: Научная книга, 2008. – 320 с. (20 п. л.) ISBN 978-5Бессчетнова, О.В. Приемная семья: сущность, проблемы, перспективы развития: монография [Текст] / О.В. Бессчетнова, Т.А. Юмашева .

– Саратов: Наука, 2007. – 136 с. (8,5 п. л./ 7 п. л.) ISBN 978-5-91272-296-7 .

5. Бессчетнова, О.В. Насилие к детям в семье как проблема социальной безопасности гражданского общества: монография [Текст] / О.В. Бессчетнова. – Балашов: Николаев, 2006. – 312 с. (19,5 п. л.) ISBN 5-94035Статьи в научных изданиях

6. Бессчетнова, О.В. Приемная семья в свете государственной политики по деинституционализации детей, оставшихся без попечения родителей [Текст] / О.В. Бессчетнова // Бюллетень региональных социологических исследований. – 2012. – № 12. – С. 39–57 (1,2 п. л.) .

7. Бессчетнова, О.В. Усыновление детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в США [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Томского государственного педагогического университета. Вып. 7 (85). – 2009. – С. 71–75 (0,3 п. л.) .

8. Бессчетнова, О.В. Фостерная семья как способ устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в США [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Томского государственного педагогического университета. Вып. 5 (83) .

– 2009. – С. 40–44 (0,3 п. л.) .

9. Бессчетнова, О.В. Семья и семейный образ жизни в системе ценностей студенческой молодежи [Текст] / О. В. Бессчетнова // Семья в России. – 2008. – № 2. – С. 20–27. (0,5 п. л.) .

10. Бессчетнова, О.В. Приемная семья как форма устройства детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей (региональный аспект) [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2007. – № 2. – С. 164–167 (0,2 п. л.) .

11. Бессчетнова, О.В. Семейное насилие глазами детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации [Текст] / О.В. Бессчетнова // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. – 2006. – Т .

12. – № 4. – С. 97–100 (0,2 п. л.) .

Научные публикации в сборниках материалов всероссийских и международных конференций

12. Бессчетнова, О.В. Анализ практик жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей, в замещающие семьи Забайкальского края [Текст] / О.В. Бессчетнова, О.А. Волкова, Б.Б. Ширабон // Актуальные проблемы общества, науки и образования: современное состояние и перспективы развития: материалы IV международной научно-практической конференции 17-18 февраля 2017 г. / под ред. Ю.В. Фурмана, Т.Б. Белозеровой, Е.П. Непочатых. – М.: Издательство «Перо», 2017. – С. 113–117 (0,3 п. л./ 0,1 п .

л.) .

13. Бессчетнова, О.В. Институт сиротства в системе государственного управления: социологический аспект [Текст] / О.В. Бессчетнова // Проблемы моделирования социальных процессов: Россия и страны АТР : материалы Второй всерос. научно-практич. конф. с междунар. участием, Владивосток, 7 – 8 декабря 2016 г. / [отв. ред. И.Г. Кузина]. – Владивосток : Дальневост. федерал .

ун-т, 2016. – С. 64–66 (0,2 п. л.) .

14. Бессчетнова, О.В. Лишение родительских прав как социальная проблема детствосбережения [Текст] / О.В. Бессчетнова // Збірник статей та тез доповідей за матеріалами ІІІ Всеукраїнської науково-практичної конференції з міжнародною участю «Розвиток основних напрямів соціогуманітарних наук:

проблеми та перспективи» (м. Дніпродзержинськ, 27 травня 2016 р.) / відп. За випуск, професор К. Ю. Богомаз. – Д.: ДДТУ, 2016. – С. 19–21 (0,2 п. л.) .

15. Бессчетнова, О.В. Профессиональная подготовка приемных родителей в России и США [Текст] / О.В. Бессчетнова // Современные тенденции в дополнительном образовании взрослых: материалы III Междунар .

науч.–метод. конф., Минск, 21 окт. 2016 г.: в 2 ч. – Минск : РИВШ, 2016. – Ч. 2 .

– С. 120–124 (0,3 п. л.) .

16. Бессчетнова, О.В. Лишение родительских прав: защита детей или наказание родителей? [Электронный ресурс] / О.В. Бессчетнова // Социология и общество: социальное неравенство и социальная справедливость (Екатеринбург, 19-21 октября 2016 года). Материалы V Всероссийского социологического конгресса / отв. ред. В.А. Мансуров. – Электрон. дан. – М.:

Российское общество социологов, 2016. – С. 3701–3708. – Режим доступа:

http://www.isras.ru/index.php?page_id=1198&id=4629 (0,5 п. л.) .

17. Бессчетнова, О.В. Особенности социализации детей, оставшихся без попечения родителей, в процессе образования [Текст] / О.В. Бессчетнова // Реабилитация, абилитация и социализация: междисциплинарный подход .

Сборник научных статей / под ред. О.Е. Нестеровой, Р.М. Шамионова, Е.С .

Пяткиной, Л.В. Шиповой, М.Д. Коноваловой. – М.: Издательство «Перо», 2016 .

– С. 34–40 (0,4 п. л.) .

18. Бессчетнова, О.В. Основные направления государственной социальной политики в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, в Саратовской области [Текст] / О.В. Бессчетнова //

Социокультурные и психологические проблемы современной семьи:

Актуальные вопросы сопровождения и поддержки: Материалы междунар .

науч.-практ. конф. (Тула, 21–22 октября 2015 г.) / Отв. ред. Н. А. Степанова. – Тула: Тульский полиграфист, 2015. – С. 133–140 (0,5 п. л.) .

19. Бессчетнова, О.В. Профессиональная подготовка приемных родителей за рубежом как социальная технология решения проблемы сиротства / О.В. Бессчетнова // Социальная работа в современном мире: взаимодействие [Текст] науки, образования и практики: материалы VII Международ. науч.практ. конф. / под ред. О.А. Волковой, Е.И. Мозговой. – Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2015. – С. 132–134 (0,2 п. л.) .

20. Бессчетнова, О.В. Современное состояние социальной сферы в Саратовской области: проблемы и перспективы развития [Текст] / О.В .

Бессчетнова // Проблемы и перспективы социально-экономического развития регионов: материалы Всероссийской научно-практической конференции : в 2 т .

Т. 1. 8 ноября 2015 г., г. Киров. – Киров: ООО Радуга-ПРЕСС, 2015. – С. 163– 165 (0,2 п. л.) .

21. Бессчетнова, О.В. Исторический аспект становления системы социального обслуживания детей, оставшихся без попечения родителей, в отечественной социальной практике [Текст] / О.В. Бессчетнова // Опыт организации деятельности социальных служб: состояние, региональные особенности, перспективы развития. Сборник материалов II Международной научно-практической конференции / Под ред. М.В. Воронцовой, В.Е. Макарова .

– Ч.2. – г. Таганрог, 29.05.2015 г. – Таганрог: РГСУ. Изд-ль С.А. Ступин, 2015 .

– С.251–256 (0,4 п. л.) .

22. Бессчетнова, О.В. Основные направления государственной социальной политики в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, в Саратовской области [Текст] / О.В. Бессчетнова //

Социокультурные и психологические проблемы современной семьи:

Актуальные вопросы сопровождения и поддержки: Материалы междунар .

науч.-практ. конф. (Тула, 21–22 октября 2015 г.) / Отв. ред. Н. А. Степанова. – Тула: Тульский полиграфист, 2015. – С. 133–140 (0,5 п. л.) .

23. Бессчетнова, О.В. Приемная семья в системе социального обслуживания в России и Республике Беларусь [Текст] / О.В. Бессчетнова // Совершенствование системы социального обслуживания в Республике Беларусь: опыт, проблемы, инновации: материал. Междунар. науч.-практ .

конф., Минск, 21 ноября 2013 г. / редкол.: Г.А. Бутрим (отв. ред.) [и др.] .

Минск: ГИУСТ БГУ, 2014. – С. 26–30 (0,3 п. л.) .

24. Бессчетнова, О.В. Специфика образовательных потребностей детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей: анализ зарубежных социологических исследований [Текст] / О.В. Бессчетнова // Инновации – Наука – Образование: пути устойчивого развития: материалы IV Всероссийской (очно-заочной) научно-практической конференции, 25-26 июня 2013 г., Изд-во ДГТУ, 2013. – С. 173–176 (0,2 п. л.) .

25. Бессчетнова, О.В. Сиротство как социальный феномен с позиции теории стигматизации [Электронный ресурс] / О.В. Бессчетнова // Социология в системе научного управления: материалы IV Всероссийского социологического конгресса (2-4 февраля 2012 г.). М.: ИС РАН, 2012. 1 CD ROM. – С. 939–940. – Режим доступа: http://www.isras.ru/abstract_bank_congress4/939.pdf (0,1 п. л.) .

26. Бессчетнова, О.В. Опыт решения проблемы сиротства в США [Электронный ресурс] / О.В. Бессчетнова // Социология и общество:

глобальные вызовы и региональное развитие: Материалы IV Очередного Всероссийского социологического конгресса / РОС, ИС РАН, АН РБ, ИСППИ .

– М.: РОС, 2012. – 1 CD ROM. – С. 3545–3554. – Режим доступа:

http://www.isras.ru/files/File/congress2012/part22.pdf (0,6 п. л.) .

–  –  –



Похожие работы:

«Сайдарханов Аюб Магомедович МЕСТНОЕ СООБЩЕСТВО В РЕГИОНАЛЬНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ (на материалах Чеченской Республики) Специальность 23.00.05 – Политическая регионалистика. Этнополитика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уч...»

«Аргамакова Александра Александровна ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА НАУКИ В ФИЛОСОФИИ РУДОЛЬФА КАРНАПА Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва 2013 Работа выполнена в секторе теории познания Института философии Р...»

«ТОМИЛЬЦЕВА ДАРЬЯ АЛЕКСЕЕВНА ОПЫТ ПРОЩЕНИЯ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 09.00.11 СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЁНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ФИЛОСОФСКИХ НАУК ЕКАТЕРИНБУРГ Работа выполнена на кафедре социальной философии ГОУ ВПО "Уральский государст...»

«АЛАБИН Дмитрий Викторович ПРИОРИТЕТНЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ Специальность 23.00.02 – политические институты, э...»

«П О Д Т У Р К И Н А Елена Александровна Художественное оформление старообрядческой р у к о п и с н о й к н и г и г у с л и ц к о г о п и с ь м а Х У Ш Х Х вв. Специальность 17.00.04 — изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степеш! кандидата...»

«Агеева Вера Дмитриевна РОЛЬ ИНСТРУМЕНТОВ "МЯГКОЙ СИЛЫ" ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Специальность 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и р...»

«ТРИХУНКОВ Ярослав Игоревич МОРФОСТРУКТУРА И ОПАСНЫЕ ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени канд...»

«Савватеев Анатолий Иванович МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность 23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и пол...»

«ЧЕРЕПОВА Татьяна Игоревна ФЕНОМЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ: ЭТИКО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 09.00.05 – Этика Автореферат диссертациина соискание ученой степени кандидата философских наук Ива...»

«РИЗОЁН ШЕРАЛИ ШУКРУЛЛОЗОДА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН: СТРУКТУРА И СПЕЦИФИКА Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Душанбе – 2017 -1Работа...»

«Коньков Вячеслав Владимирович Социальный прогресс: критерии, противоречия, парадигмы Специальность 09.00.11 – Социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских...»

«Новикова Ольга Валерьевна ОБОСНОВАНИЕ МОРАЛИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФСКОЙ КОГНИТИВИСТИКЕ Специальность: 09.00.05 "Этика" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание степени кандидата философских наук Санкт-Петербург – 2017 Работа выполнена на кафедре этики Санкт-Петербургского государственного университета. Научный рук...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.