WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«НИЧЕГОВСКАЯ МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПОЛИЭТНИЧНОГО РЕГИОНА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ...»

На правах рукописи

НИЧЕГОВСКАЯ МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ НАСЕЛЕНИЯ

ПОЛИЭТНИЧНОГО РЕГИОНА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ

АДАПТАЦИИ

22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Ставрополь – 2017

Работа выполнена в ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет»

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор Шульга Марина Михайловна

Официальные оппоненты: Духина Татьяна Николаевна доктор социологических наук, доцент, ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный аграрный университет», профессор кафедры педагогики, психологии и социологии Сериков Антон Владимирович кандидат социологических наук, доцент, ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», и.о. директора Института социологии и регионоведения Южного федерального университета

Ведущая организация ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», г. Казань

Защита диссертации состоится 19 декабря 2017 года в 13.00 часов на заседании совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 1, корп. 20, ауд. 312 .



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте

ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу:

г. Ставрополь, ул. Пушкина, 355009, 1, http://www.ncfu.ru/uploads/doc/disser_nichegovskaua.pdf

С авторефератом можно ознакомиться на сайте СКФУ:

http://www.ncfu.ru/dissertaciya-nichegovskoy-marii-aleksandrovny.html

Автореферат разослан «___» ___________ 2017 г .

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат социологических наук, доцент А.Э. Гапич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования социального самочувствия населения полиэтничного региона обусловлена научными и практическими потребностями. Юг России, особенно Северный Кавказ, в течение последних десяти-пятнадцати лет считается регионом с самым высоким уровнем конфликтности. Именно нестабильность внутриполитической ситуации на Северном Кавказе послужила поводом создания нового Северо-Кавказского федерального округа в 2010 году. Ставропольский край, до недавнего времени входящий в Южный федеральный округ, в 2010 году был присоединен к СКФО .

Создание СКФО повлекло за собой изменения в различных сферах жизнедеятельности населения Ставропольского края, в особенности, в политической и экономической среде, модифицировало прежнюю конфигурацию социальной структуры общества. Помимо этого, необходимо учитывать, что Ставропольский край, является специфичным регионом Российской Федерации в силу своей полиэтничности, так как он находится в точке пересечения мощных миграционных потоков, а значит создание СКФО способно повлиять на сферу межэтнических отношений .

В крае зоной особой напряженности в последнее время считался восток региона, характеризующийся довольно пестрой этнической картиной, где имеют место быть конфликты, массовые драки, в основе которых зачастую, лежат этнические факторы. Но в последнее время зона этнической напряженности с часто вспыхивающими межнациональными конфликтами сдвигается в сторону краевого центра, не говоря уже о регионе Кавказских Минеральных Вод .

Изменения, происходящие в Ставропольском крае, актуализируют сегодня необходимость исследования круга проблем, связанных с изучением различных компонентов жизнедеятельности населения и факторов, влияющих на его социальное самочувствие .

Так как социальное самочувствие само является показателем успешности протекания процесса адаптации, то изучение роли социального самочувствия населения Ставропольского края имеет большое значение для правильного понимания особенностей социальной адаптации .

Социальное самочувствие, выступая интегральным показателем адаптации населения к новым условиям, в котором отражается соотношение между притязаниями субъекта и степенью их реализации, является важной характеристикой положения дел в обществе, как отдельного человека, так и социальных групп. В социальном самочувствии в концентрированном виде отражаются степень адаптации к различным сферам общественной жизни, ожидание будущего, самооценки успеха, уровень тревожности и уровень результативности проводимых реформ .

Исследование социальной адаптации, в свою очередь, особенно значимо в условиях социальных преобразований, трансформаций, модернизаций, когда ученым, а в большей степени политикам и управленцам важно знать, насколько люди смогли адаптироваться к новым изменившимся условиям, найти свое место в трансформирующейся социальной структуре .

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена: во-первых, спецификой исследуемого полиэтничного региона – Ставропольского края в контексте актуальных современных трансформационных процессов, во-вторых, практической необходимостью постоянного мониторинга социального самочувствия населения как важного интегрального показателя адаптации населения к общественным изменениям .

Степень разработанности темы исследования. Отечественные социологи стали уделять особое внимание научному исследованию социального самочувствия приблизительно с конца 1970-х годов. Ранее понятие «социальное самочувствие» практически не разрабатывалось, потому что в социологии и психологии не получала достаточного внимания сама проблематика, имеющая отношение к социальному самочувствию. До сих пор, в современных социологических исследованиях данное понятие является размытым, неопределенным, в его понимании нет ясности и логики анализа. Несмотря на это, необходимо отметить, что исследованиями в области социологии, социальной психологии, медицины и философии накоплены данные, которые можно рассматривать как теоретикометодологические предпосылки для социологической интерпретации понятия «социальное самочувствие» .

Одними из первых к проблеме социального самочувствия населения обратились О.Л. Барская. И.Т. Левыкин, О.В. Лунева, которые рассматривали данный феномен как социологическую категорию .

Ключевыми работами в интерпретации понятия «социальное самочувствие населения» стали труды Ж.Т. Тощенко и С.В. Харченко, рассматривающих социальное самочувствие как чувства, предметом которых становятся, прежде всего, те явления и условия, от которых зависит развитие событий, значимых для личности и приобретающих в силу этого эмоциональный эффект. Данный анализ социального самочувствия соотносился с исследованием социального настроения .

Неоднократно к феномену социального самочувствия населения обращались Н. Е. Симонович, Г.Л. Воронин, Н.Л. Баталова, А.Б. Русалинова .

Произвели теоретическую интерпретацию и операционализацию социального самочувствия такие исследователи, как Е.В. Давыдова и Л.А. Орлова, рассматривающие данный феномен как своего рода отражение образа жизни и измеряющие его по средствам деятельности людей в различных сферах (семейной, бытовой, трудовой, досуговой, социальнополитической, социально-экономической, социально-культурной и т.п.) .

Методические и методологические проблемы исследования социального самочувствия были изучены Б.Х. Бгажноковом, Х.М. Алиевым, В.А. Бурко, Т.Б. Сергеевой, К.А. Альбухановой, А.Л. Журавлевой, В.А. Хащенко, М.К. Елютиной, Л.С. Яковлевой, В.И. Волковом, А.С. Дмитриевым, П.Д. Романовом, Л.И. Иониной, Т.Ф. Масловой .

Эмпирические исследования социального самочувствия населения как показателя адаптации отдельных групп представлены в работах Л.Е. Петровой, П.М. Козыревой, Я.Н. Крупец, В.П. Щербаковой, изучающих социальное самочувствие молодежи различных регионов РФ .

Изучению проблемы социального самочувствия населения полиэтничного региона посвятили свои работы В.А. Авксентьев, Г.Д .

Гриценко, С.Н. Зинев, Е.Э. Кириллова, Г.Г. Матишов, М.М. Шульга. В частности, следует отметить научно-исследовательский проект «Социальное самочувствие населения Юга России в условиях реформ», реализованный учеными Южного научного центра РАН в 2006 - 2010 гг. На основе результатов социологического опроса было проанализировало социальное самочувствие жителей четырех субъектов Юга России: Ставропольского и Краснодарского краев, Республики Дагестан и Карачаево-Черкесской республики .

В 1970-х годах, когда интенсивно изучались проблемы адаптации человека на производстве, понятие «социальная адаптация» обратило внимание многих исследователей.

Интерес к изучению данного феномена в различных сферах производственного коллектива нашел свое отражение в многочисленных исследованиях научного коллектива лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН:

В.Н. Безносиковым, О.И. Зотововой и И.К. Кряжевой, Л.В. Ключниковой, В.П. Поздняковым, Е.В. Тарановым .

Плодотворными в изучении социальной адаптации стали работы Д.А. Андреевой, Б.А. Ефимова, Л.М. Ростовой, Н.А. Савотиной, конкретизирующих свое внимание на адаптации в области образования;

В.И. Брудного, Т.Н. Вершининой, P.M. Булатова, изучающих производственную адаптацию; Е.В. Витенберга, Н.А. Ощурковой, актуализирующих социально-психологическую адаптацию, Л.И. Васехи, Л.Л. Шпак, рассматривающих социокультурную адаптацию, А.А. Сусоколова, исследующий этнокультурную адаптацию .

Итак, к настоящему времени созданы различные концепции, раскрывающие многие важные аспекты, как социальной адаптации, так и социального самочувствия. Вместе с тем, несмотря на представляющий различные теоретико-методологические направления исследования широкий спектр анализа работ данных феноменов, в них недостаточно полно освещены некоторые вопросы .

Сложность понятия «социальное самочувствие», а также трансформационные процессы, произошедшие на государственном уровне в изучаемом регионе, необходимость анализа социального самочувствия населения Ставропольского края с точки зрения интегрального показателя социальной адаптации, обуславливает продолжение мониторинга социального самочувствия и углубленное изучение системных изменений на концептуально новых основаниях .

Объектом исследования является социальное самочувствие населения Ставропольского края .

Предметом диссертационного исследования выступает динамика социального самочувствия населения полиэтничного региона как показатель социальной адаптации .

Целью диссертации является анализ взаимосвязи социального самочувствия жителей Ставропольского края с характером их социальной адаптации .

Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач .

1. Соотнести понятия «социальная адаптация» и «социальное самочувствие» населения .

2. Выявить факторы социального самочувствия россиян в условиях современных реформ .

3. Дать характеристику полиэтничной среды Ставрополья как фактора социального самочувствия населения .

4. Изучить адаптированное социальное самочувствие населения Ставропольского края с точки зрения социально-экономического аспекта .

5. Исследовать динамику адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края в контексте политической ситуации .

6. Охарактеризовать динамику адаптированного социального самочувствия жителей Ставропольского края в сфере межнациональных отношений .

Основная гипотеза исследования строится на предположении о том, что существует взаимосвязь между социальным самочувствием населения и субъективной стороной адаптационного процесса .

Вспомогательные гипотезы:

1. Социальная адаптация, так же как социальное самочувствие, имеет в большей степени субъективно-личностное, чем объективное проявление .

2. На успешность процесса адаптации в большей мере влияют не объективные, реальные показатели жизненной ситуации населения, а субъективные факторы – восприятие населением уровня своего социального положения и степень удовлетворенности своей жизнью в целом .

3. Конфликтогенность этноконфессиональной среды в крае обуславливает низкие показатели адаптированного самочувствия .

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования представляют собой социологические теории, касающиеся социального самочувствия и социальной адаптации различных групп .

Теоретическую базу исследования составляют следующие теории:

– в центре внимания оказались идеи изучения социального самочувствия населения в условиях реформ в регионах и методология изучения социального самочувствия молодежи Северного Кавказа Г.Д. Гриценко, В.А. Авксентьева, Т.Ф. Масловой; теоретические положения и выводы в области изучения социального самочувствия молодежи В.П. Щербаковой; принцип диагностики социально-психологической адаптированности личности А.Н. Жмырикова, социологические исследования З.Т. Голенковой, Л.И. Щербаковой .

– немалое значение для диссертационного исследования имели работы:

в области изучения уровней адаптации Г.Д. Волкова; методология процессов социальной адаптации и социального самочувствия П.М. Козыревой .

– для понимания сущности процесса социальной адаптации были использованы: социологическая теория П.С. Кузнецова, концептуальнотеоретические взгляды Л.Л. Шпак .

– источниковой базой диссертации послужил доклад о социальном самочувствии в контексте модернизации современного российского общества М.К. Горшкова, труды в области изучения социальной сферы общества Н.М. Римашевской и М. Пинатовой .

Методы и информационная база исследования:

– теоретический анализ исследования социологических теорий, отечественных и зарубежных ученых, касающиеся социального самочувствия и социальной адаптации различных групп;

– анализ данных исследований российских ученых, посвященных социальному самочувствию, проблеме социальной адаптации, в частности «Социальное самочувствие населения Юга России в условиях реформ»

(ЮНЦ РАН, 2006-2010 гг.);

– мониторинг этноконфессиональных отношений в Ставропольском крае (СКФУ, 2012-2015 гг.);

– результаты авторских исследований: анализ документов печатных СМИ «Межэтнические отношения на Ставрополье с 2006 по 2014 годы» на основе материалов общественно-политических газет Ставропольского края «Ставропольская правда» и «Открытая. Для всех и каждого» в период с 2010 по 2012 год;

– мониторинг мнений экспертов общественно-политической газеты «Открытая. Для всех и каждого» за 2014 год;

– опрос населения Ставропольского края «Социальное самочувствие населения Ставропольского края в условиях создания СКФО» в августе 2012 г. и в октябре 2014 г. Генеральная совокупность населения

Ставропольского края на 2014 год составила: 2 799 600 человек. Выборка:

628 человек, квотная по полу, возрасту, образованию, семейному положению. Для обработки полученных данных использована программа SPSS .

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

Для характеристики социального самочувствия как показателя 1 .

социальной адаптации населения выделен и верифицирован критерий – адаптированное социальное самочувствие населения и уровни по степени адаптированности: фрустрационный, пессимистично-пассивный, нейтральнодеятельностный, оптимистично-активный;

2. Разработаны индексы социального самочувствия, на которые необходимо опираться для определения уровня адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края .

3. Обосновано, что наиболее проблемной для населения Ставропольского края является сфера межнациональных отношений, которая негативно влияет на процессы адаптации в регионе .

4. На основе анализа адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края в контексте социально-экономического аспекта, в политической сфере и в сфере межнациональных отношений выявлено, что в первом случае преобладает нейтрально-деятельностный уровень, во втором и третьем – пессимистично-пассивный, переходящий во фрустрационный .

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социальное самочувствие населения и субъективная сторона социальной адаптации взаимосвязаны и могут быть охарактеризованы при помощи интегрального критерия – адаптированное социальное самочувствие, характеризующееся той или иной степенью достаточности новых социальных условий для постоянной актуализации потребностей, и той или иной степенью удовлетворенности реализаций жизненных стратегий .

Обобщенный индекс данного критерия – субъективное восприятие населением уровня своего социального положения. По степени удовлетворенности населения возможностями реализации своих жизненных стратегий можно выделить четыре уровня адаптированного социального самочувствия: фрустрационный, пессимистично-пассивный, нейтральнодеятельностный, оптимистично-активный .

2. Для определения уровня адаптированного социального самочувствия необходимо опираться на следующие индексы социального самочувствия: 1) в социально-экономической сфере – удовлетворенность работой, уверенность в «трудовом» будущем, удовлетворенность материальным положением, удовлетворенность такими отраслями общественной жизни, как ЖКХ, образование, здравоохранение; 2) в политической сфере – удовлетворенность властью всех уровней, партиями, политическая активность, протестная деятельность, оценка будущего; 3) в социальной сфере – степень самоидентификации, характер социально-групповых и межэтнических отношений .

3. На основе анализа динамики адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края в социально-экономической сфере выявлено преобладание нейтрально-деятельностного уровня, так как фиксируется определенная стабильность в жизни населения, несмотря на факторы, отрицательно влияющие на финансово-экономическое положение жителей края (модернизация производства, уровень бедности, состояние рынка труда, уровень безработицы). В крае существует некоторая социальноэкономическая стабильность, отраженная в увеличении кредитования потребностей населения, в нежелании менять место работы даже при невысокой заработной плате, в существовании определенных условий для сохранения достигнутого профессионального уровня в карьере .

4. В политической сфере высокая степень недоверия властным структурам (около 50%) и рост аполитичности среди населения позволяют констатировать преобладание пессимистично-пассивного уровня адаптированного социального самочувствия, иногда переходящего во фрустрационный (дезадаптацию). Несмотря на существующую демократическую систему в обществе, население не имеет рычагов взаимодействия с властью, способов влияния на принятие управленческих решений. В политической сфере для жителей края характерно проявление нигилизма, обоснованного недоверием властным структурам и ведущим политическим институтам как региональной, так и местной политической системы .

5. В сфере межнациональных отношений фиксируются показатели как пессимистично-пассивного, так и фрустрационного уровней адаптированного социального самочувствия, с незначительным преобладанием первого. Это происходит по причине часто случающихся этнических конфликтов и неблагоприятной ситуации с миграцией, которые крайне беспокоят население, что создает зачастую дискомфортные условия для его адаптации. Поэтому сфера межэтнических отношений потенциально и реально является самой неблагоприятной из всех сфер общественной жизни Ставропольского края .

Теоретическая значимость исследования определяется приращением социологического знания среднего уровня, заключающегося в рефлексии и детализации социологического подхода в исследовании социального самочувствия и социальной адаптации, разработки критериев и показателей анализа социального самочувствия в современном российском обществе, трансфере проблематики социального самочувствия и социальной адаптации в сферу исследований социальной структуры, в частности, социальноэкономической структуры, в сферу межэтнических и социально-трудовых отношений .

Выводы и результаты исследования могут служить основой для применения инструментария социального самочувствия населения полиэтничного региона при разработке мер социальной политики полиэтничного региона на федеральном, региональном и местном уровнях; в деятельности социальных институтов; при проведении социологических исследований, посвященных проблемам полиэтничного региона и необходимым реформам, проводимых в нем .

Практическая значимость связана с возможностью применения материалов диссертации:

– в различных отраслях социологического знания – сфере исследования социальной структуры и стратификации; экономической социологии и социологии труда, социологии общественного мнения и массового сознания, электоральной социологии, социальной психологии, спецкурсов по социальному самочувствию и др.;

в практике реализации социально-экономической и социальной политики, разработки и принятия управленческих решений;

для разработки программ эмпирического исследования социального самочувствия и социальной адаптации социологическими службами и отдельными исследователями. в таких дисциплинах, как общая, политическая, экономическая социология, социология труда, этносоциология;

для разработки и чтения спецкурсов для студентов социологических, психологических, управленческих и экономических специальностей .

Материалы диссертационного исследования могут использоваться специалистами органов государственного управления, служб занятости, специалистами в области управленческого и организационного консультирования, массовых коммуникаций и средств массовой информации, общественными объединениями и организациями, занимающимися проблемами социального самочувствия и настроения российского общества, управления трудовыми ресурсами, социальнотрудовыми и межэтническими отношениями .

Соответствие диссертации паспорту научной специальности .

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют специальности 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы в таких ее пунктах как: 11. «Социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе»;

25. «Социальная мобильность в современной России. Различные стратегии адаптационного поведения людей»; 29. «Проблемы социальных конфликтов, социальной напряженности, проявление группового, корпоративного эгоизма» .

Апробация результатов.

Основные положения и выводы диссертационного исследования были представлены на конференциях разного уровня:

Международная конференция «Молодежь XXI века: основные ценности, позиции, ориентиры» (г. Самара, 2010 г.);

Международная конференция «Гуманитарная наука сегодня» (г .

Караганда, март 2011 г.);

Всероссийская конференция «Средства массовой коммуникации в многополярном мире: проблемы и перспективы» (г. Москва, 2010 г.);

Всероссийская конференция «Человек. Общество. Экономика:

проблемы и перспективы взаимодействия» (г. Пермь, 2010 г.);

Всероссийская конференция «Системный кризис на Северном Кавказе и государственная стратегия развития макрорегиона» (г. Ростов-на-Дону, 2011 г.);

Всероссийская конференция «Проблемы массовой коммуникации:

новые подходы»» (г. Воронеж, 2011г.);

Межвузовская конференция «Средства массовой коммуникации в современном мире: молодые исследователи» (г. Санкт-Петербург, 2010 г.);

Региональная научно-практическая конференция «Ставропольский край в социологическом измерении» (г. Ставрополь, май 2013) .

Всероссийская научно-практическая конференция (V СевероКавказские социологические чтения) «Новые контуры социальной реальности» (г. Ставрополь, ноябрь 2016) .

Основные положения диссертационного исследования отражены в 13 публикациях, объемом 3,4 п. л., в том числе в 3 статьях, опубликованных в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России .

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, двух приложений и библиографии, включающей 224 наименований. Текст диссертации содержит 33 таблицы .

Содержание изложено на 168 страницах машинописного текста .

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, определена степень разработанности проблемы, сформулированы цель и задачи исследования, его новизна, обозначены теоретико-методологические основы диссертации, сформулированы положения, выносимые на защиту, выявлена теоретическая и практическая значимость работы, представлена ее апробация .

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования социального самочувствия и адаптации населения полиэтничного региона» содержащей три параграфа, проводится исследование корреляции понятий «социальная адаптация» и «социальное самочувствие», выявление факторов социального самочувствия россиян в условиях современных реформ, анализ социального самочувствия населения в полиэтничной среде Ставропольского края .

В первом параграфе «Социальная адаптация и социальное самочувствие: корреляция понятий» на основе аналитического обзора существующих подходов к определению понятия «социальное самочувствие» и «социальная адаптация» сконструировано авторское определение «адаптированное социальное самочувствие», характеризующееся той или иной степенью достаточности новых социальных условий для постоянной актуализации потребностей, и той или иной степенью удовлетворенности реализаций жизненных стратегий .

Показано, что обобщенный индекс социального самочувствия и социальной адаптации представляет субъективное восприятие населением уровня своего социального положения. В частности, А. И. Жмыриков считает, что адаптация представляет собой сложный, многоуровневый процесс взаимодействия социальной среды и личности, который приводит к наилучшему соотношению целей и ценностей среды и личности, реализации внутриличностного потенциала в определенных условиях жизнедеятельности при благоприятном эмоциональном самочувствии .

Трактуя адаптацию как взаимодействие личности и социальной среды, О.И. Зотова и И.К. Кряжева подчеркивают активную роль личности в этом процессе, что обеспечивает правильное соотношение целей и ценностей личности и социума. При этом, в социальной среде должны содержаться условия, способствующие реализации потребностей и стремлений личности, обеспечивающие раскрытие и развитие ее индивидуальности .

Развивая социологическое понимание адаптации, П.М. Козырева исследует процесс адаптации как проявление активности субъектов, направленное на изменение своего социального статуса и преобразование социальной среды в соответствии с новыми условиями и целями деятельности. Здесь личность реализуется как субъект .

Большое значение для понимания сущности процесса социальной адаптации, по мнению П.С. Кузнецова, имеет соотношение между актуализированными и удовлетворенными потребностями. Субъект адаптации, как поясняет исследователь, стремится к удовлетворению актуализированной потребности, по мере ее удовлетворения актуализируется другая потребность .

В работе показано, что необходимо различать активную, пассивную и дезадаптивную формы социальной адаптации, которые могут быть охарактеризованы как разные степени (уровни) адаптации, и исследование социальной адаптации невозможно без рассмотрения вопроса о социальном самочувствии, социальная адаптация изучается через призму социального самочувствия .

Так, В.П. Щербакова констатирует, что социальное самочувствие является одной из наиболее значимых характеристик состояния людей, поскольку выступает комплексным показателем отношения человека к окружающему миру, включающим зависимость этого отношения от психофизических характеристик, а также от ее жизненного опыта, целей и ориентаций .

Для оптимизации исследовательской работы автором было введено понятие «адаптированное социальное самочувствие» как динамичный интегральный показатель отношения населения к социальным преобразованиям, происходящим в определенном социуме не конкретном этапе его развития .

Данный показатель выделен на основе учета двух взаимосвязанных критериев: степени достаточности новых социальных условий для постоянной актуализации потребностей индивида и степени удовлетворенности реализацией жизненных стратегий, удовлетворенности (или неудовлетворенности) происходящими преобразованиями в экономической, социальной и политической сферах, взаимосвязи уровней социального самочувствия с уровнями социальной адаптации .

По соотношению этих критериев выделены четыре уровня адаптированного социального самочувствия: оптимистичное (активное) социальное самочувствие – целеустремленная адаптация (или целеустремленные адапты). Для него характерны удовлетворенность самореализаций жизненной стратегии; социально-идентификационное самоощущение, соответствующее мотивации индивидов; основные испытываемые чувства – успеха и оптимизма; совпадение идеалов индивидов с направленностью общественного развития .

Индикаторами адаптированного социального самочувствия первого уровня являются:

в социально-экономической сфере: достаточность условий для 1) повышенной производственной и/или профессиональной активности;

удовлетворенность устойчивостью собственной финансово-экономической ситуацией; уверенность в стабильном карьерном росте; стремление к самореализации;

в социальной сфере: достаточность социальных (бытовых, 2) образовательных, досуговых, медицинских и др.) условий для саморазвития, самосовершенствования; уверенность в способности активного поиска путей решения проблем; удовлетворенность социальными (межличностными, межконфессиональными, межэтническими и др.) отношениями, оптимистичное восприятие социальной действительности;

в политической сфере – достаточность условий для проявления 3) социально-политической активности; позитивная оценка деятельности органов власти на всех уровнях; удовлетворенность политической стабильностью и национальной (региональной) безопасностью .

Второй уровень – нейтральное социальное самочувствие – удовлетворенная (деятельная) социальная адаптация (или адапты, удовлетворенные достигнутым, «достиженцы»). Важными индикаторами данного уровня адаптированного социального самочувствия являются удовлетворение только смысложизненных потребностей; достаточность объективных условий для реализации идентификационной стратегии;

удовлетворенность существующими адаптивными формами поведения в основных сферах жизнедеятельности; основные испытываемые чувства – стабильности и комфортности .

Индикаторами адаптированного социального самочувствия второго типа являются:

1) в социально-экономической сфере: достаточность условий для сохранения достигнутого производственного и/или профессионального уровня; удовлетворенность сложившейся финансово-экономической ситуацией; стремление к сохранению статус-кво в карьере;

2) в социальной сфере: достаточность социальных (бытовых, образовательных, досуговых, медицинских и др.) условий для реализации жизненно важных потребностей; нацеленность на поиск путей решения самых насущных проблем; удовлетворенность достигнутым социальным статусом и сложившимися социальными (межличностными, межконфессиональными, межэтническими и др.) отношениями, удовлетворительное восприятие социальной действительности;

3) в политической сфере – достаточность условий для реализации основных социально-политических устремлений; удовлетворительная оценка деятельности органов власти на всех уровнях; удовлетворенность достигнутым статус-кво в политической сфере .

В качестве третьего уровня адаптированного социального самочувствия можно выделить пассивное социальное самочувствие – пессимистичная социальная адаптация (адапты, довольствующиеся малым) .

Этому типу свойственны удовлетворенность базовыми личными жизненными достижениями; достаточность объективных условий для реализации притязаний, производных от наличия в обществе количества и качества материальных и духовных благ, их производства и распределения;

основные испытываемые чувства – подавленности и усталости .

Индикаторами адаптированного социального самочувствия третьего типа являются:

в социально-экономической сфере – недостаточность условий для 1) производственного и/или профессионального деятельности, обусловившая снижение работоспособности и предприимчивости; незаинтересованность в укреплении своего экономического состояния, материального положения;

отсутствие интереса к проявлению экономической активности;

в социальной сфере – неопределенность оценок своего 2) социального статуса; маргинальность социального положения, индифферентность к существующим проблемам и пассивность в поиске путей их решения; непритязательность оценки самозначимости;

рассогласованность социально-нравственных приоритетов и мотивов деятельности;

в политической сфере – отсутствие стимулов к конструктивной 3) социально-политической активности; нейтрально-пассивная оценка деятельности органов власти на всех уровнях; размытость локализации социально-политических приоритетов, потребностей и интересов .

Четвертый тип – фрустрационное (отрицательное) социальное самочувствие – негативная социальная адаптация (или дезадаптация), (неуспешные, или побежденные, адапты). Здесь важными индикаторами выступают неудовлетворенность личными жизненными достижениями;

недостаточность условий для реализации основных потребностей и притязаний; основные испытываемые чувства – разочарования, усталости и страхи .

1) в социально-экономической сфере – отсутствие условий для производственной и/или профессиональной деятельности, вызвавшее потерю веры в собственные силы и возможности; неверие в возможность изменить свое экономическое состояние, материальное положение к лучшему .

2) в социальной сфере – безнадежность, вызванная неуспехом в удовлетворении потребностей, желаний; неудовлетворенность своим социальным статусом; низкая самооценка; бессилие перед существующими проблемами и подавленность в поиске путей их решения; неверие в себя и лучшее будущее; кризис социальных установок, ведущий к социальной апатии .

3) в политической сфере – негативная оценка деятельности органов власти на всех уровнях; полная потеря интереса к политической ситуации;

приоритет негативных социально-политических настроений; растерянность перед социально-политическими вызовами и угрозами .

Автор приходит к выводу, что адаптированное социальное самочувствие отражает, фиксирует тесную взаимосвязь и взаимозависимость социального самочувствия и адаптации. Обобщенным индексом (показателем) данного феномена является степень удовлетворенности жизнью в целом, а именно субъективный показатель объективных жизненных условий населения, интегральная оценка людьми своего существования в социальном мире, то есть субъективное восприятие населением уровня своего социального положения, а не реальные показатели его жизненной ситуации. В данном контексте главной становится субъективная оценка степени успешности, результативности данного процесса, причем в конкретный период времени и в конкретной адаптивной ситуации. Тесная взаимосвязь между социальным самочувствием и социальной адаптацией дает возможность сконструировать четыре типа адаптированного социального самочувствия: оптимистично-активное;

нейтрально-деятельностное; пессиместично-пассивное и фрустрационное .

Во втором параграфе «Факторы социального самочувствия россиян в условиях современных реформ» подчеркивается, что для определения уровня адаптированного социального самочувствия необходимо опираться на следующие индексы социального самочувствия .

Так, на социальное самочувствие населения могут оказывать влияние различные факторы, как внешние (объективные): состояние политической, экономической сферы в регионе, доступность медицинской помощи и образования и т.д., так и внутренние (субъективные): внутреннее состояние, характерное для определенного индивида: настроение, состояние собственного здоровья и здоровья родных и т.д .

Так Н.Е. Симонович выделяет социальные, социальнопсихологические, субъектно-личностные, индивидуально-личностные, индивидно-демографические факторы и согласно устоявшемуся в социологической науке представлению о факторах и показателях, они рассматриваются в качестве показателей (индикаторов) самочувствия .

Учитывая, что социальное самочувствие определяет уровень адаптации населения к новым условиям жизни, при выделении объективных факторов обязательным становится включение в факторный набор сфер общественной жизни, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой: экономической (материально-производственной), социальной, политической и духовной .

Экономическая или материально-производственная сфера связана с деятельностью человека по производству, распределению, обмену и потреблению результатов труда: материальных благ, услуг, материальноэкономических условий жизни. Именно материальное производство выступает основным условием жизнедеятельности людей и исторического процесса .

В параграфе подчеркивается необходимость осуществления комплексного процесса глубинных изменений цивилизационного характера, совершающегося под воздействием потребностей развития общества и человека, достижений науки и техники, конкуренции и иных способов взаимодействия субъектов преобразований, т.е. системной модернизации, предполагающей качественное обновление всех сфер жизнедеятельности и всех уровней организации государственной и общественной жизни общества .

Претворение в жизнь российского общества индустриальной и информационно-когнитивной составляющих модернизации становится для среднестатистического россиянина серьезным испытанием, поскольку потребуется адаптация к радикально новой экономической ситуации, основой которой становятся высокотехнологические процессы, в том числе и информационные .

В социальной сфере для обеспечения социально-экономического развития в России необходимо осуществить модернизацию в распределении трудовых ресурсов, так как низкая заработная плата, проблемы с трудоустройством порождают собой мобильность населения в определенных регионах страны .

Современной России присуще крайне неравномерное территориальное распределение производственных сил в сочетании с существованием локально замкнутых региональных рынков труда. Последнее обуславливает сохранение очагов застойной безработицы, в то время как в ряде регионов наблюдается нехватка рабочей силы по отдельным отраслям и профессиям .

Теоретическим механизмом перераспределения населения должна быть внутренняя миграция населения, призванная смягчать существенные региональные различия и более эффективно задействовать дефицитные трудовые ресурсы России. Вместе с тем, отсутствие сформировавшихся общероссийских рынков труда и жилья, административные барьеры, недостаточная степень развития финансового рынка приводят к неэффективности рыночных механизмов регулирования миграционных потоков внутри страны. Последнее обуславливает необходимость проведения активной государственной политики, направленной на повышение внутренней миграционной подвижности населения .

В политической сфере России особое значение для социального самочувствия населения и как его следствия, социальной адаптации, имеет фактор демократизации .

Для успешного процесса демократизации в России необходимо решить следующие четыре группы проблем, имеющих как общий, так и специфически российский характер: выведение из-под политического контроля преобладающей части экономических ресурсов; создание открытой социальной структуры путем преодоления жесткой территориальной и профессиональной закрепленности людей; формирование институтов и политической культуры, обеспечивающих взаимную безопасность открытого политического соперничества различных сил в борьбе за власть; создание эффективной системы местного самоуправления и федеральной системы управления, способных стать реальной альтернативой традиционному бюрократическому централизму .

В параграфе отмечено, что помимо объективных факторов социального самочувствия в настоящее время происходит усиление влияния субъективных факторов, т.е. в большей степени на показатели социального самочувствия влияет собственное внутреннее состояние человека, особенно это касается такого индивидуально-личностного фактора, как уверенность в завтрашнем дне и наличие перспектив профессионального и личностного роста. Современная Россия характеризуется социальной нестабильностью, высоким уровнем бедности, слаборазвитым рынком труда и, как следствие, достаточно высоким уровнем безработицы, что соответственно действует угнетающе на человека .

Автором сделан вывод, что важными факторами социального самочувствия являются: 1) в социально-экономической сфере:

удовлетворенность работой, уверенность в «трудовом» будущем, удовлетворенность материальным положением, удовлетворенность такими отраслями общественной жизни, как ЖКХ, образование, здравоохранение;

2) в политической сфере: удовлетворенность властью всех уровней, партиями, политическая активность, протестная деятельность, оценка будущего; 3) в социальной сфере: степень самоидентификации, характер социально-групповых и межэтнических отношений .

В третьем параграфе «Социальное самочувствие населения в полиэтничной среде Ставропольского края» дана характеристика Ставропольского края, как субъекта нового Северо-Кавказского федерального округа, с точки зрения социального самочувствия населения .

Автор подчеркивает, что существенным критерием оценки региона, особенно такого, как Ставрополье, является этническая стратификация населения, которая претерпела в последние 20-30 лет серьезные трансформации: доля русских в составе населения продолжает уменьшаться и в настоящее время составляет 80% местного населения .

Для края характерен механизм «бесконтрольной миграции» из республик в относительно благополучный край – Ставропольский. Так, по данным УФМС России по Ставропольскому краю, за шесть месяцев 2013 г., с января по июнь, на территорию края прибыло 20330 человек, выбыло из края 19793 человека. Кроме того, в настоящее время в Ставропольском крае наметилась устойчивая тенденция оттока населения из сел и перемещение их в города. За рассматриваемый период сальдо миграции между городом и селом составило 4054 человека. Это связано с худшими условиями жизни в селе по сравнению с городом, низкой заработной платой или отсутствием работы. Данная тенденция крайне негативно сказывается на социальноэкономическом развитии региона. Население уходит из сельского хозяйства и, как следствие, нарастают угрозы продовольственной безопасности края и страны .

Такая ситуация, с точки зрения старшего научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН А. Ярлыкапова, типична, поскольку сама миграция во многом – процесс экономический: люди из регионов менее благополучных едут в более благополучные .

Массовая бесконтрольная миграция в Ставропольском крае приводит к росту националистических настроений среди местного населения, обостряющих конфликты, совершенные на бытовой почве. Подтверждением того, что большинство из них имели этноконфессиональную составляющую является проведенный автором мониторинг социальных столкновений в крае с 2006 года по 2014 год .

Общая модель межнациональных конфликтов в крае одинакова:

конфликт на бытовой почве перерастает в требование принятия необходимых мер по отношению к представителям другой национальности, затем происходит вмешательство властей и урегулирование ситуации при помощи правоохранительных органов. Этнополитическая обстановка в Ставропольском крае, несмотря на предпринимаемые усилия правоохранительными органами и региональными властями, в период исследования носила достаточно напряженный характер. И хотя открытых массовых выступлений на этнической почве не наблюдалось, этническое противостояние носило в основном скрытый характер. По степени напряженности конфликтов постепенно стирается разница между восточными и центральными районами края, г. Ставрополем, Кавминводами .

В условиях стабильно высокой межэтнической напряженности любой конфликт, независимо от его истинных причин, может быстро перерасти в межэтнический характер и локализоваться на бытовом уровне .

Автор приходит к выводу, что Ставропольский край уже прочно закрепил за собой статус одного из наиболее проблемных и нестабильных регионов России. Этническая миграция и мобильность населения с каждым годом приобретает все большие масштабы, что является результатом неверно расставленных приоритетов в политике межэтнических отношений. Анализ межнациональных конфликтов в крае подчеркивает необходимость урегулирования этнических проблем со стороны политиков региона, начиная с определения сущности конфликтных ситуаций и заканчивая конструированием четкой системы реагирования с разрешением подобных конфликтов .

Вторая глава «Динамика адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края в различных сферах общества» отражает результаты проведенного автором социологического эмпирического исследования. Глава содержит три параграфа, в которых отражено адаптированное социальное самочувствия населения Ставропольского края с точки зрения социально-экономического аспекта, динамика адаптированного социального самочувствия населения края в контексте политической ситуации и в сфере межэтнических отношений .

В первом параграфе «Адаптированное социальное самочувствие населения Ставропольского края: социально-экономический аспект»

охарактеризован уровень адаптированного социального самочувствия в социально-экономической сфере .

Для изучения адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края был проведен социологический опрос на основе вторичного анализа данных исследований российских ученых, посвященных социальному самочувствию, проблеме социальной адаптации «Социальное самочувствие населения Юга России в условиях реформ» (ЮНЦ РАН, 2006гг.), В опросе участвовало 628 человек по Ставропольскому краю, возрастом от 18 до 60 лет .

По результатам проведенного опроса было выявлено, что наиболее важными ценностями в жизни людей являются «семья» (95,0 % опрошенных) и «материальное положение» (93,0 %). Если первая ценность носит всеобщий характер и имеет общечеловеческое назначение, то для второй – характерна обусловленность содержанием социально-экономической сферы. Именно материальное положение определяется доходами, прежде всего, денежными, от которых зависит качество жилья, питания, имущества и многое иное, что обусловливает уровень и качество жизни населения .

Доля «неудовлетворенных» своим материальным положением в крае продолжает оставаться достаточно высокой – примерно на уровне 40,0 %, кроме того количество респондентов, позиционирующих себя как представителей низкообеспеченного слоя населения, по-прежнему, превалирует: в 2006 году их насчитывалось 59,0 %, в 2010 году – 58,4 % и в 2014 году – уже 68,0 %. Следовательно, фактически семи из десяти респондентов денежных доходов хватает только на питание, жилье и товары первой необходимости .

Важно констатировать то, что, как и в ранее проведенных исследованиях, к низкообеспеченному слою населения себя относят, в основном, респонденты в возрасте 30-50 лет, имеющие среднее специальное и высшее профессиональное образование, работающие и имеющие семью .

Это означает, что наиболее высококвалифицированное трудоспособное население (то есть имеющее профессиональное образование и относительно длительный опыт работы) занимает в социально-экономической структуре населения края статус «необеспеченного» .

Согласно проведенному опросу, проводимая государством политика на повышение уровня жизни основной массы населения Российской Федерации не дает ожидаемых результатов. Об этом свидетельствует факт, что на протяжении последних шести лет только каждый пятый опрошенный констатирует улучшение своего материального положения .

Большая часть опрошенных полагает, что «большая» политика делается только на уровне Федерации, и что ни региональные, ни тем более, муниципальные органы власти не могут серьезно повлиять на «положение дел» на местах, поскольку не обладают ни властными, ни финансовыми ресурсами .

Отрицательным моментом в этой ситуации является то, что люди перестают верить в свои силы и возможности что-то сделать даже для себя лично, а также начинают ощущать беспомощность краевых, районных и местных властей. Эти показатели указывают на то, что федеральному центру необходимо всерьез задуматься о «цене реформ» и о путях улучшения сегодняшней социально-экономической ситуации .

Недостаточно высокий уровень дохода, определенная неудовлетворенность своим материальным положением, и отнесение себя, в большинстве своем, к низкообеспеченному слою населения объясняются негативной оценкой респондентами экономического положения Ставропольского края .

Также большинство опрошенных не верят в то, что в ближайшие годы социально-экономическое положение в Ставропольском крае улучшится .

Так, 41,0% респондентов предположили, что оно не измениться, и они будут жить так же, как и сейчас, а 44,0% – допускают наихудший вариант развития событий, т.е. ухудшение положения .

Принадлежность Ставропольского края к Северо-Кавказскому федеральному округу в контексте финансово-экономического положения населения, по мнению респондентов, не сможет положительно повлиять на их материальное положение. Такому мнению придерживались 69,5% опрошенных, т.е. фактически семь человек из десяти .

Автор делает вывод, что адаптированное социальное самочувствие населения Ставропольского края относительно социально-экономической сферы, находится на нейтрально-деятельностном уровне. Несмотря на то, что существует определенный уровень необеспеченных жителей Ставрополья, респонденты говорят о некоторой социально-экономической стабильности. Это находит отражение, в частности, в уверенности сохранения места работы, в увеличении кредитования своих потребностей, в нежелании менять место работы даже при невысокой заработной плате .

Кроме того, по мнению большей части населения, в крае достаточно условий для сохранения достигнутого ими профессионального уровня в карьере .

Также, несмотря на то, что человек начинает сомневаться в своих силах и возможностях что-то изменить, более 60,0 % респондентов убеждены в том, что решение многих жизненных трудностей подвластно самому человеку .

Во втором параграфе «Динамика адаптированного социального самочувствия населения края в контексте политической ситуации»

определена и проанализирована динамика адаптированного социального самочувствия и его уровень в политической сфере, с точки зрения региональных политико-властных процессов .

В ходе опроса было выявлено, что наибольший рост недоверия населения к властным структурам характерен для Полпреда Президента РФ на Юге России (сначала в ЮФО, затем СКФО). Такой оценки придерживаются каждый второй участник опроса, а другая половина опрошенных испытала затруднение в оценки деятельности Полпреда. Такая оценка может свидетельствовать, с одной стороны, о том, что люди не знают тех управленческих решений и конкретных дел, которые исполняются данным институтом власти, с другой стороны, о неэффективности этого органа федеральной власти. Вывод: нагромождение новых институтов власти в регионе не обеспечивает оперативное решение острых назревших региональных проблем .

Почти половина респондентов (47,5 %) опасаются, что создание СКФО приведет к обострению ситуации и станет только хуже, около 40,0 % – не думают, что его органы управления смогут обеспечить позитивные изменения в Ставропольском крае .

Интересным представляются собственные мнения участников опроса по поводу образования СКФО. К сожалению, все они носят негативную окраску. Так, некоторые респонденты посчитали, что «создание СКФО – это большая ошибка, и это не решит проблемы региона». Другие – назвали это ««плачевным» результатом политической «слепоты» правящей партии «Единая Россия»». Третьи – «намеренными действиями со стороны Правительства РФ». Четвертые – «платой соседним республикам за «видимый» покой». Некоторые респонденты выразили неодобрение в связи с данным событием, объяснив это тем, что «вся власть в округе теперь перейдет к выходцам из республик Северного Кавказа» и, как следствие, это «повлечет за собой ухудшение условий жизни для русского населения Ставропольского края». Кроме того, часть респондентов высказали негативный прогноз: «создание СКФО приведет к потере Кавказа в ближайшие 20 лет» .

Следующий орган государственной власти, по отношению к которому неодобрительная оценка резко возросла – это законодательная власть в крае, представленная Думой Ставропольского края: на 23,5 пунктов за последние восемь лет выросло недовольство людей деятельностью этого органа региональной власти и достигло 65,0 %. По мнению населения края, Дума не предпринимает тех решений, которые обеспечивали бы поступательное развитие Ставрополья .

Таким образом, в основе недоверия этому органу власти, как правило, лежит целый ряд причин, среди которых, разочарование граждан в институте выборов, несовершенство принятых депутатами законов, их оторванность от реалий жизни, от нужд населения, слабая или неэффективная политическая коммуникация законодательных органов власти с обществом .

Наибольшее количество неодобрительных оценок (73,0 %) получило Правительство края. Как правило, такие оценки могут быть оправданы тем, что не уменьшается поток жалоб льготных категорий населения, в частности от многодетных семей по их социальной поддержке, от участников и инвалидов Великой Отечественной войны по обеспечению их жильем, от малоимущих семей и одиноко проживающих граждан о предоставлении им материальной помощи в связи с трудной жизненной ситуацией .

В числе «лидеров» негативных оценок также остается деятельность местной муниципальной власти (70,0 %), а разрыв между оценками доверительными и недоверительными увеличился более чем на 60 % .

С точки зрения жителей края, по сравнению с 2010 годом, в 2012 году произошло обострение многих проблем: состояние общественного транспорта и дорог (если в 2010 году эту ситуацию обозначили как сложнейшую региональную проблему 27,0 %, то в 2012 оду – уже 38,5 %);

межнациональные отношения (соответственно с 19,6 % до 35,0 %);

миграционные процессы (с 5,7 % до 15,0 %); жилищная проблема и проблемы коммунального обслуживания (с 29,6 % до 36,0 %);

распространение наркомании, алкоголизм (с 22,5 % до 27,0 %); уровень культуры и нравственности у людей (с 18,0 % до 28,5%) .

Полиция, суды и прокуратура, согласно данным опроса, являются теми политическими институтами, которым население доверяет меньше всего. Это означает, что сохраняется в социальной памяти народа недоверие к институтам, призванным стоять на страже закона, охранять и защищать права и свободы граждан; недоверие, которое в настоящее время «подкрепляется» негативной социальной практикой, свойственной деятельности некоторых судей, работников прокуратуры и полиции .

Нестабильность политической ситуации находит отражение в обострении многих региональных проблем. Так, каждый четвертый (26,5 %) из опрошенных считает, что деятельность именно региональных властей является причиной роста межнациональной напряженности в регионе .

Именно неэффективная социально-экономическая политика региональных властей и местных органов власти привела к нестабильному экономическому положению Ставропольского края .

Автор делает вывод о том, что в сфере политики население проявляет нигилизм, так как в большинстве своем не доверяет ни настоящим властям, ни тем, что придут на их место. Об отсутствии политического доверия, необходимого для развития и укрепления региональной и местной политической системы, свидетельствуют оценки, данные респондентами представителям различных ветвей власти и политических партий. Для населения края характерно проявление аполитичности. Это проявляется в том, что люди уже не верят очередным обещаниям политиков сделать жизнь народа лучше. Более того, свыше 50,0 % респондентов дают низкую оценку собственной возможности оказать влияние на происходящие события в родном городе или селе. Многие респонденты считают, что они, несмотря на демократическую систему в обществе, не имеют рычагов взаимодействия с властью, способов влияния на принятие управленческих решений. Т.е. в политической сфере преобладает пассивное социальное самочувствие (безучастное, инертное, бездеятельное)/непритязательная социальная адаптация, иногда переходящая в пессимистичное (отрицательное, негативное) социальное самочувствие – фрустрационную социальную адаптацию (или дезадаптация), так как наблюдается отсутствие интереса жителей Ставропольского края к политической ситуации и негативная оценка деятельности органов власти .

В третьем параграфе «Адаптированное социальное самочувствие населения Ставрополья в сфере межэтнических отношений» автором, проанализированы результаты адаптированного социального самочувствия в сфере межэтнических отношений в Ставропольском крае .

После образования в 2010 году Северо-Кавказского федерального округа проблема межэтнических отношений в контексте адаптированного социального самочувствия жителей Ставропольского края актуализировалась, так как возросла этническая миграции .

В ходе исследования был выявлен рост доли респондентов, считающих межнациональные отношения одной из самых серьезных угроз национальной безопасности России: если в 2006 году такого мнения придерживались 42,4 %, то в 2012 году – уже 49,0 % опрошенных .

В параграфе подчеркнуто, что угрозы и вызовы, исходящие от межнациональной напряженности, нередко перерастающей в открытые конфликты, по мнению жителей Ставропольского края, усилились за последние четыре года. В 2010 году, согласно данным социологического исследования, произошло некоторое снижение остроты межнациональных проблем по сравнению с такими вызовами, как «резкое расслоение общества на богатых и бедных», «нестабильность экономики страны», «борьба различных политических сил за власть». Но в 2012 году практически каждый второй житель Ставропольского края был обеспокоен обострением ситуации в сфере межнациональных отношений, а в 2014 году – практически каждый шестой респондент считал данную проблему реальной угрозой для безопасности страны. Межнациональные конфликты по своей злободневности даже выходят на первое место среди всех угроз, оставляя позади такие проблемы как «резкое расслоение общества на богатых и бедных» и «борьбу различных политических сил за власть» .

По утверждению респондентов, в течение последних восьми лет усиливается напряженность отношений между людьми разной этнической принадлежности, нередко приводящая к открытым конфликтам, которые, как правило, возникают на так называемой «бытовой» почве. Резко возросло число тех, кто оценивает межнациональные отношения в крае как «напряженные, сопровождающиеся конфликтами»: в 2006 году доля опрошенных составляла 18,0 %, в 2010 году – 38,0 %, в 2012 году – уже 50,5 %, а в 2014 году – 53,0%, т.е. такого мнения придерживается каждый второй участник опроса .

Кроме того, за последние восемь лет почти в три раза возросло число тех, кто считает, что «в ближайшие годы межнациональные отношения ухудшатся»: в 2006 году такой пессимистичный прогноз давали 22,2 % респондентов, в 2010 году – 31,8 %, в 2012 году – уже 60,7 %, в 2014 году – 61,0% .

В ходе опроса было выявлено, что наплыв «этнической» миграции и появление привнесенных этим процессом проблем в крае, (например, скупка ими земель в восточных районах края, бытовые драки между молодежью разных национальностей, исполнение лезгинки в ночное время на улицах населенных пунктов Ставропольского края и т.д.) начинают «убеждать»

население, что взаимодействие местных жителей и мигрантов часто является источником напряженности. Доля, придерживающихся подобного мнения:

более 60 % .

Положительным моментом является то, что больше половины респондентов убеждены: «нет «плохих» наций, есть «плохие» люди, которых можно встретить среди любой нации» .

На основе проведенного опроса, автор делает вывод о промежуточном характере адаптированного социального самочувствия населения Ставропольского края в сфере межнациональных отношений. Для него свойственны отдельные проявления как пессиместично-пассивного, так и фрустрационного типов при преобладании свойств первого. Это неопределенность оценок своего социального статуса: ни свой, ни чужой на своей «земле»; рассогласованность социально-нравственных приоритетов и мотивов деятельности: с одной стороны, недоброжелательность к «этническим мигрантам», с другой – позитивное восприятие людей иной национальной принадлежности; бессилие перед существующими этнонациональными проблемами и подавленность в поиске путей их решения; кризис социальных установок, таких как толерантность, ведущий к социальной подавленности и усталости .

В Заключении формулируются основные выводы диссертации, среди которых основным является то, что наблюдается тенденция к ухудшению социального самочувствия населения Ставропольского края, условия для адаптации становятся все более дискомфортными, в сфере межнациональных отношений даже конфронтирующими. Это, в свою очередь, говорит о неустойчивом и противоречивом протекании процесса реформирования полиэтничного региона и необходимости принятия мер в виде корректирования социальной политики, проводимой различными властными органами данного поликультурного региона .

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки

России:

1. Ничеговская, М.А. Социальное самочувствие ставропольчан как показатель адаптации к современным условиям России / М.А. Ничеговская // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. – 2014. – № 1. – С. 164-168. – 0,4 п. л .

2. Ничеговская, М.А. Социальное самочувствие населения в сфере межэтнических отношений на Ставрополье / М.А. Ничеговская // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2013. – № 3. – С. 342-345. – 0,3 п. л .

3. Ничеговская, М.А. Стратегия развития Северо-Кавказского федерального округа: проблемы и решения / М.А. Ничеговская, Г.Д. Гриценко // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2011. – Вып.8. – С. 185-192. – 0,8 п. л .

Статьи и публикации в прочих изданиях:

4. Ничеговская, М.А. Адаптированное социальное самочувствие населения Ставропольского края / М.А. Ничеговская / Новые контуры социальной реальности: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Ставрополь, 16 ноября 2016). – Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2016. – С. 78-83. – 0,5 п.л .

5. Ничеговская, М.А. К вопросу о понятии «социальное самочувствие»

/ М.А. Ничеговская // Системный кризис на Северном Кавказе и государственная стратегия развития макрорегиона: материалы Всероссийской научной конференции (Ростов н/Д, 13-15 сентября 2011); отв .

ред. акад. Г.Г Матишов. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. – С. 59-62. – 0,2 п. л .

6. Ничеговская, М.А. Создание Северо-Кавказского федерального округа:

шанс для развития региона / М.А. Ничеговская, Г.Д. Гриценко // Казirгi гуманитарлык гылымы. Гуманитарная наука сегодня. – 2011. – № 3. – С. 36п. л .

7. Ничеговская, М.А. Развитие Северо-Кавказского федерального округа:

мнения экспертов / М.А. Ничеговская / Коммуникация в современном мире:

материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации: новые подходы» (27-28 октября 2011) / Под ред .

В.В. Тулупова. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2011. – Ч.2.– С. 90-92. – 0,1п. л .

8. Ничеговская, М.А. Социальное ожидание населения Ставрополья в условиях модернизационных процессов: информационнокоммуникационный аспект / М.А. Ничеговская / Модернизационный проект современной России: проблемы и перспективы: материалы 56-й научнометодологической конференции «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2011. – С. 188-192. – 0,25 п. л .

9. Ничеговская, М.А. Отражение социального самочувствия в журналистском дискурсе общественно-политической газеты «Ставропольская правда» / М.А. Ничеговская / Средства массовой коммуникации в многополярном мире: проблемы и перспективы: материалы I Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 50-летию РУДН. – М.: РУДН, 2010. – С. 102-104. – 0,1 п. л .

10. Ничеговская, М.А. Отражение социального самочувствия в обыденном дискурсе общественно-политической газеты «Ставропольская правда» /

М.А. Ничеговская / Средства массовой коммуникации в современном мире:

молодые исследователи: материалы девятой межвузовской научнопрактической конференции. – СПб.: Изд-во: СПбГУ, 2010. – С. 223-225. – 0,1 п. л .

11. Ничеговская, М.А. Отражение социального самочувствия молодежи в общественно-политической газете «Ставропольская правда» / М.А. Ничеговская / Молодежь XXI века: основные ценности, позиции, ориентиры: материалы IV Международной научной конференции. – Самара, 2010. – Ч.2. – С. 199-202. – 0,2 п. л .

12. Ничеговская, М.А. Экономический проблемы в аспекте социального самочувствия (на материале общественно-политической газеты «Открытая») / М.А. Ничеговская / Человек. Общество. Экономика: проблемы и перспективы взаимодействия: материалы четвертой Всероссийской научнопрактической конференции. – Пермь: Изд-во Пермского университета, 2010 .

– С. 87-89. – 0,2 п. л .

13. Ничеговская, М.А. «Ставропольская правда» как информационный ресурс о социальном самочувствии населения / М.А. Ничеговская / Проблемы массовой коммуникации: новые подходы: материалы десятой Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. В.В. Тулупова .

– Воронеж: Изд-во ВГУ, 2009. – Ч. I. – С. 32-34. – 0,1 п. л .



Похожие работы:

«Аматов Алексей Михайлович ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТЕХНОГЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Белгород Работа выполнена на кафедре философии...»

«ТАТАРИНОВА Юлия Николаевна СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА: ИМИДЖ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЯХ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2013 Диссертация выполне...»

«Семенова Людмила Риммовна Ледниковая геология Кольского полуострова (поздний неоплейстоцен) Специальность 25.00.01 Общая и региональная геология Автореферат Диссертации на соискание учёной степени кандидата...»

«МГАЛОБЛИШВИЛИ ВИОЛЕТТА ИВАНОВНА ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ ГРУЗИЯ Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата политических на...»

«Мантуров Олег Сергеевич ПРОБЛЕМА СТРУКТУРЫ ОБЩЕСТВА В СОЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ XX ВЕКА Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Екатеринбург Работа выполнена на каф...»

«Селиверстова Юлия Александровна ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА И ВАРИАНТЫ ИХ РЕШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность: 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии г. Нижни...»

«Груздев Андрей Александрович ПРИЧИНЫ И СПОСОБЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ Специальность 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Красноярск – 2015 Работа выполнена на кафедре философии ФГАОУ ВПО "Сибирский федера...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.