WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:     | 1 ||

«ПРОИЗВЕДЕНИЯ Д. Н. Ма м и н -Си б и р я к ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ВЫПУСК 2 огиз Молотовское областное издательство СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА I: Д. Н. МамингСибиряк, критико - ...»

-- [ Страница 2 ] --

На огрудки садятся и самые опытные сплавщики, потому что эти мели часто появляются на таких ме­ стах, где раньше проход для барки был совершенно свободен. Обыкновенно -в «сумдительных» местах плы­ вут по наметке, постоянно меряя воду. В данном слу­ чае Савоська поздно увидел омелевшую барку, при­ крытую мысом, так что не было никакой возможности во-время отработать от огрудка. Омелевшая барка по­ вернулась кормой на струю и таким образом заго­ родила дорогу нашей; Савоська побоялся убиться о корму и «переправил». Бурлаки отлично понимали весь ход дела и не роптали на сплавщика, как водит­ ся в таких случаях у плохих и «средетвенных»

сплавщиков .

— Ведь чорт его знал, что он тут сидит!— рас­ суждали бурлаки, срывая злобу на чужом сплавщике .

.— Кабы знать, так не то бы и было... Мы вон как хватеки пробежали под Молоковым, а тут за лягушку запнулись .

— Все чистенько бежали, а тут грех вон где по­ путал... Ну, Порша, налаживай снасть .

Действие «неволи» при с’емках барок заключается в том, что црп ее помощи производят искусственную запруду: струя бьет в неволю, поставленную в воде ребром, и таким образом помогают барке снять­ ся о мели. Когда спустят поволю, с другой стороны барку сталкивают чегенями и в то же время в со­ ответствующем направлении работают поносными .

Наша, барка зарезала огрудов правым плечом, оставив струю влево, следовательно, чтобы опять вый­ ти в вольную воду, нам необходимо было отурвться .

то есть повернуть корму налево, на струю и дальше итти несколько времени кормой вперед .



Нор­ т а отвязал от левого борта неволю и широким концом нодвел ее к левому плечу; свободный конец неволи, привязанный к спасти, был спущен с кор­ мового огнива так, чтобы струя била в неволю под углом. Чтобы произвести запруду,- оставалось только повернуть неволю на ребро и удержать ее в этом направленно все время, пока барку е другой сторо­ ны. под кормовым плечом, бурлаки будут сталкивать чогепяміг. Работать на неводе— необходимо иметь из­ вестную сноровку и ловкость. Бубнов и Кравченко вызвались на неволю и, оставшись в одних рубахах, ловкостью записных бурлаков разом очутились на ко­ лыхавшейся осклизлой доске. Бубнов укрепил СВОИ четенъ в дыре, какие сделаны на обоих концах по­ води, и ждал пробуя воду голыми ногами, когда Кравченко устроил то же самое с противоположным концом неволи. Добраться до этого конца, выходи­ вшего на струю, было -нелегкой задачей; неволя нид ногами Кравченки колыхалась и вертелась, как фор­ тепьянная клавиша, пока он не добрался до конца, на который и сел верхом .

. — Готово!— крикнул он. ожигаясь от холодной водыЧоловек двадцать были уже в одних рубашках и с чегенями в руках спускались но правому борту в воду, которая под кормовым плечом доходила им но грудь. Будущий дьякон был в числе этих бурлаков, хотя Савоська и уговаривал его остаться у поносных с бабами. Но дьякону давно уже надоели остроты и шутки над ним бурлаков, и он. скрепя сердце, залег в воду вместе с другими .

— Мотри, не пожалей после. — говорил Савось­ ка. — Твое дело не обычное, как раз замерзнешь.. .

Вода вешняя, терпкая .

— Ничего, как-нибудь!— говорил дьякон д р о г н у ­ в ш е м голосом ; зубы у него так и стучали от холода .

У наносных остались бабы, чахоточный мастеровой и несколько стариков. Не итги в воду на е’емке — величайшее бесчестие для бурлака, и только край­ ность, нездоровье или дряхлость служат извиняющим обстоятельством .

Когда бурлаки выстроились с чегеня5іи под правым 'кормовым плечом, Бубнов затянул высоким тенором припев «Дубинушки»:





Половины ума в ей нету.. .

Половины ума в ей нету.. .

Дружно подхватили бурлаки: «Дубинушка, ух­ нем»... и громкое эхоі далеко покатилось по реке голосистой волной. В этот момент Бубнов с Кравченкой поставили неволю ребром, поносные ударяли нос налево, и барка немного подалась кормой на струю, причем желтый речной хрящ захрустел под носом, как ореховая скорлупа .

— Пшшо разик, навались робя!!.— неистово кричал Гришка, как медведь, наваливаясь на свой четенъ.— Идет барка.. .

— Как же - пошла... Держи карман шире!. .

Несколько раз начинали «Дубинушку», повертывая неволю ребром, но толку было мало: барка больше не двигалась с места. Когда неволя ставала к воде ребром, напором воды гнуло ее, как туго натянутый лук, а конец постоянно вырывался кверху, так что Кравченко приходилось сильно' балансировать на нем, как на 'брыкающейся лошади. Раза два он чуть не слетел в воду, где его утащило бы струей, как гнилую щепу, но он как-то ухитрялся удер­ жаться на своей позиции и не выпускал чегеня из закоченевших рук. Бурлаки с чегенями скоро были мокры до ворота рубахи, лица посинели, зубы начали выбивать лихорадочную дробь. Но все крепились, потому что на соседней.барке шла точно такая же работа с неволей и неизменной «Дубинушкой»

Над. Чусовой быстро спускались короткие весенние сумерки. Мимо нас проплыло несколько барок. Воз­ дух похолодел; потянуло откуда-то ветерком. Искри­ вшимися блестками глянули с неба первые звездочки .

Бурлаки продрогли и начали ворчать. Недоставало одного слова, чтобы все бросили работу .

— Околевать нам, что ли, в воде?.. — отозвался первым пожилой мужик, с длинным, изрытым оспой лицом. — И то умаялись за день-то.. .

— Братцы! Еще разик ударьте,— упрашивал Савосыса. — Но стакЗну па брата.... Ей, Порша, под­ носи! Только пе вылезайте из воды, а то простоим у огрудка ночь, воду опустим, кабы совсем не омелеть .

Порша с бочонком обошел бурлаков, подноея каж­ дому" стакан водки. Корявые, побелевшие от холодной воды руки подносили этот стакан к' посиневшим губам и водка исчезала .

— Валяй но другому, Порша!— скомандовал Савоська, тревожно поглядывая па темневшую даль .

Снова «Дубинушка» ікжатшґаісь по реке, но барка не двигалась, точно она приросла к огрудку .

— Ну, шабаш, ребятки!— проговорил Савоська.— 5'тро вечера мудренее... Что буди будет завтра, а то и в самом деле ие околевать в воде .

— 0-го-го-го!.. — гоготал Кравченко в темноте, прыгая на конце неволи .

— Повертывай неволю, Кравченко... Шабаш. .

Все бурлаки продрогли до последней степени и, вдобавок, им нечем было заменить своих мокрых рубах: приходилось их высушивать на себе. Весь костюм у большинства состоял из одной рубахи и портов с маленьким дополнением в виде какого-ни­ будь жилета, бабьей кацавейки или рваного халата .

— Отчего нет огня на берегу? — спрашивал я у Савоськи .

— Погоди, бабы разведут... Вдруг-то нельзя, из ледяной воды да ж огню: сразу обезножеешь, надо сперва так согреться, а потом уж к огню .

Вот я им илепорщш задам- сейчас... Порша, давай-кось по два стакЬнчжка на брата, согреть надо ребяяго .

Бедного дьякона, после полуторачасовой ледяной ванны, трепала жестокая лихорадка, дроти® которой были бессильны даже такие всеисцеляющие средства, как ром и коньяк .

— Зачем вы не остались у поносного? — спраши­ вал я его, когда мы в.казенке пили чай .

— Совестно было... Засмеют бурлаки .

— А теперь как себя чувствуете?

— Одеревянел весь... Голова болит .

Я предложил дьякону сейчас же натереться водкой и лечь спать в нашей каюте. К утру бедняга не мог поднять головы, у пего открылся жесточайший тиф .

Как проведи эту ночь работавшие в воде бурлаки— трудно себе представить. Ранним утром, с пяти ча­ сов, они были опять но горло в коде, и опять «Ду­ бинушка» далеко катилась вверх и вниз по Чусовой .

К довершению нашего несчастья, рыжий сплавщик снял свою барку и уплыл на наших глазах. Скоро поплыли мимо нас одна барка за другой: обидно было смотреть на это движение, когда самим приходилось сидеть на одном месте .

— Вода на вершок.спала... — со страхом сообщал Порша сплавщику .

Саамська сам сделал необходимые промеры; дей­ ствительно, вода начала спадать, и грозила серьезная опасность совсем обсохнуть на огрудке .

— Что будем делать? — спрашивал я Савоську. * — Чего дедать-то... Придется, вида»,' воротом орудовать .

— А отчего не хочешь сделать разгрузку?.. .

1 во — Вода уйдет, да и будеакащ эти -разгрузки ® в вострый: в воду лезут, а перегружать барку им хуже смерти. .

С’емка «мелевших барок воротом запрещена зако­ ном, ввиду тех несчастных случаев, какие могут здесь произойти и происходили. Ворот все-таки про­ должает существовать, как радикальное средство .

Обыкновенно вкапывают на берегу столб, на него надевают пустую деревянную колодку, к колодке прикрепляют крест-накрест несколько толстых жер­ дей, и ворот готов., остается только наматывать снасть на колодку .

Когда к вороту станут человек шестьдесят, сила давления получается страшная, причем сплошь. и рядом лопается снасть. В последнем случае народ бьет и концом порвавшейся снасти и жердями са­ мого ворота.. Бурлаки, конечно, отлично знают все опасности работы воротом, и чтобы заставить их работать па нем прежде всего, пускают в ход все ту же водку, этот, самый страшный из всех двига­ телей. Суб’єктам, вроде Гришки, Бубнова и Крав­ ченки, работа воротом — настоящий праздник .

— Ворот надо налаживать! — кричали бурлаки, которым надоело, стоять в воде. — Околели совсем.. .

— Ну, ворот, так ворот... Нечего, видаю, делать.. .

Устроить ворот на берегу было дело полутора часов. Когда он совсем был.готов, к барке неожи­ данно подкатил Осип Иваныч на своей косной. Пер­ вым делом он, конечно, накинулся на сплавщика, обругал по д у ш Норшу, затопал потами на бурлаков .

— Я вас всех, подлецов, в один узел завяжу!.. — неистовствовал он в качестве предержащей вла­ сти. — Не успел отвернуться, как ты уж и н а. мель сел?.. А?.. Я разве бог... а? Разве я разом могу на всех барках быть... а?.. Что-о? Бунтовать?.. Сейчас с чегепяии в воду.. .

И — Мы ворот наладили. Осин Иваныч, — заметил Савоська .

— Вздор!.. іОейчаіс сломать все! И воду!.. Все в воду!.. Ах, мошенники, подлецы! Я разве бог, что Ш 'у везде поспеть и ‘Нее устроить!. .

Осип Иваныч был пьян еще со вчерашнего дня и сам не донимал, что говорил и чего требовал. Эту расходившуюся власть кое-как усадили обратно в лодку и отправили дальше .

~ Поедемте в Верею! — предлагал он мне. — От­ лично кутнем... Я' уж заказал,.чтобы баня была при­ готовлена и всякое прочее... Ха-ха... Не хотите? Ну, до свйдааия... В Перми давдинЬя. Мешя найдете в первом трактире.. .

При помощи ворота мы через несколько часов ра­ боты, наконец, снялись с державшего наіс онрудка и поплыли дальше .

До Чусовских Городков от деревни Еамасино Чусовая идет в красивых холмистых берегах. Там и сям на берегу стоят красивые деревни, зеленой лентой развертываются ноля.

Лес является только промежут:

ками и не сплошной стеной, как в камнях. В заводях начали попадаться стаи уток и пары лебедей. На Чусовой эту красивую птицу почти совсем пе стре­ ляют, и мне случалось видеть лебединые стан штук в пятьдесят, притом в двух шагах от селенья. Омелевшие барки были теперь таким же заурядным явле­ нием, как в камнях убившие.' Около ннх дыбом вста­ вала «Дубинушка» и тяжело бурлили невюіши .

В двух местах барки перегружались, в третьем сни­ мали барку, воротом. Глядя на этот каторжный труд, нельзя было не согласиться с бурлаками, что уж лучше плыть в камнях, чем здесь .

Нижние и Верхние Чусовские Городки, располо­ женные в четырех, верстах одни от других, — один из самых красивых чусовских сел. С ними связаны еамые старинные сведения о фамилии Строгановых, для которых эти села долго служили самым' крепким гнездом й ключом ко всей Чусовой. Здесь отсижива­ лись Строгановы от нечаянных нападений разных недоброжелательных соседей и отсюда же снарядили Ермака в его знаменитый сибирский поход. В настоя­ щее время Чусовские Городки представляют только исторический интерес. Местность кругом открытая .

Чусовая течет здесь широким плесом. Издали приятно смотреть на это «усторожливое» местечко, на каких наши предки любили селиться в то беспокойное, тре­ вожное время .

Пониже Чусовских Городков, на высоком левом берегу, стоит краюивое село Монастырок. Глядя на него с Нижних Чусовских Городков, так н кажется, что все село, с своей красивой белой церковью, точно висит в воздухе. Здесь в XVI столетии подвизался преподобный Трифон, миссионер, действовавший в духе Стефана Великопермского. Он несколько времени жил среди остяков, на берегу реки Мулянки — впадает в Каму ниже Перми, — где срубил и сжег громадную ель, которой молились остяки. Вскоре он переселился я Чуео®ские Городки и оіошвал Ушенский монастырь на том месте, где теперь стоит село Монаетырек. Здесь преподобный Трифон прожил десять лет и принужден был оставить выбранное место но настоянию Строга­ новых. Передадим последний эпизод словами протоие­ рея Евгения Попова, заимствуя следующую выноску из его книги «Великопермсвая и Пермская епархии (1379— 1879 гг.)» .

Здесь (в Монастырьке) Трифон подвергся страшной опасности. Чтоб иметь свою пашню для устроенного монастыря, он стал сжигать пни и корни дерев около своей хижины. А тут случилась буря. Ж вот произо­ шел пожар, от которого сгорели дрова, приготовленные на еолеваренныо заводы Строганова! (Дров сгорело до трех тысяч сажен;). Жители вооружились. Когда Три­ фон сидел на высоком берегу Чусовой, опустив ноги, вдруг они столкнули его вниз. По страшной крутизне покатился угодник божий. Но господь, сохраняющий пришельцы (Псал. 145,9), сохранил его жизнь. Он нашел себе на берегу лодку, и, без йсякого весла;

переплыл на другую сторону. Строганов заковал его в железо вместо того, чтоб в столь необыкновенном пожаре видеть божие посещение. Но дня через четыре сам подвергся, по предсказанию преподобного, оковам от царских послов. Вразумленный.этим обстоятель­ ством, которое не без труда мог поправить, Строганов тотчас дал свободу преподобному п испросил у него прощение; однако советовал Трифону уйти из своих вотчин» .

От Чусовских Городков до устья Чусовой с не­ большим сто верст. Здесь берега реки совершенно пустынны, так что в одном месте, на расстоянии восьмидесяти верст, встречается.всего один починок, в три двора .

На девятый день наш караван привалил в Пермь, н§ досчитывая шести убитых и омелевших барок!

XVIII

Пермь — самый глухой губернский городок, осо­ бенно зимой. Но с открытием- навигации он 'сильно оживляется, особенно во время сплава караванов, когда в Перми шогоіяецея до десяти тысяч бурлаков, набирающихся сюда со всех притоков глубокой Камы .

Около Перми весь берег "всплошную уставлен прива­ лившими сюда барками, которые с берега, рядом с баржами и пароходами, кажутся просто жалкими суденышками. По пермским улицам с утра до вечера ходят ватаги бурлаков.- Слышатся пьяные песни, ругань, треньканье балалайки, В кабаках и харчевнях Ш яблоку упасть негде. Большинство бурлаков полу­ чает в П ерш окончательный расчет и спешит прошгть в первом кабаке последние гроши. Что будет дальше— бурлак не думает, и мы не обвиним его за эту отчаянную гульбу, которой он наверстывает все те лишення н невзгоды, какие перенес на весеннем сплаву .

Главным центром, где собирается камская бурла­ чила, служит Черный рынок. Это недалеко от приста­ ней и в центре города. Сам по себе Черный рынок, как вместилище непролазной грязи, специально перм­ ской вони от полусгнивших знаменитых сигов и вся­ ческого тряпья, на которое страшно смотреть, этот рынок заслуживает подробного описания, если бы мы захотели угоститъ читателя картинами во вкусе ре­ алистов последних дней. Но грязь, вонь и тряпье— такая необходимая принадлежность всех городских рынков, что мы не считаем пужным входить во все подробности описания этой живой клоаки. Бурлаки на Черном рывке стоят стеной с утра до ночи. Народ собрался сюда с нескольких губерний, говорит на нескольких языках и наречиях, но все это разнообра­ зие великой нивелирующей силой Нужды подогнано под один основной тип жалкого оборванного бурлака, О подразделениях этого типа на заводских мастеровых, порочных, сезьчап и инородцев мы уже говорили выше Я долго толкался в этой гудевшей, как расшеве­ ленное гнездо шмелей, толпе. Заветревевшие, запе­ ченные лица, покрытые какой-то бурой корой, тупой апатичный взгляд, растрескавшиеся губы, корявые руки — все это красноречивее всяких описаний гово­ рило о тех бедах и напастях, которые должен пере­ жить каждый бурлак, прежде чем попадет сюда, то есть на Черный рынок, это обетованное место, настоящий бурлацкий рай для всех Гришек, Бубно­ вых и Кравченков. «Здорово погуляли в Перме...»

— с удовольствием будет вепомипать каждый бурлак .

в течение восьмимесячной глухой зимы. А все бурлацкое «погулять» сводится на одну водку, кото­ рую он пьет в ужасающем количестве, пьет пока есть деньги, или пока не свалится с ног. Душа— мер«' этому отчаянному разгулу, созданному самой отчаян­ ной, специально бурлацкой бедностью. Наесться воню­ чего' сига, которого не.будет есть самая голодная, собака, набить брюхо весовым сырым хлебом — этоуже роскошь .

Тут же на Черном рынке есть белая харчевня .

Когда я проходил мимо, меня окликнул знакомый голос. Это был Савоська. Его русая, кудрявая голова выставлялась в окно, и оп улыбался мне .

— Заходите, барин, чайку попитъ со сплавщиками,— предлагал ^авоська .

Белая харчевня стояла на солнечной стороне рынка .

Ее содержал разбитной ярославец, малый лет сорока, в белой ситцевой рубашке с крапинками и с нало­ щенными кудрявыми волосами. У этого суб’екта совсем не было шеи, и хитрая ярославская голова приросла прямо к плечам; но, несмотря на такой органический недостаток, ярославец обладал замечательной подвиж­ ностью, как ученая собака, смотрел прямо в глаза и к каждому слову прибавлял самое деликатное, «с» .

Несмотря на плутоватость хозяина, белая харчевня была непроходимо грязна, так что ее можно было смело назвать черной или грязной. Зеленые, захватан­ ные стены, облупившийся потолок, покрытая черными слоями грязи мебель— все говорило о неприхотливых вкусах посетителей этой харчевни .

Савосыса сидел в углу за столом со своей подругой .

На грязной салфетке, стоявшей коробом, помещалась пара чаю. Соседние етюілики были заняты тоже пив­ шими чай сплавщиками. Народ' был все плотный, дюжий. Очевидно, они только что успели получить расчет с хозяев и теперь благодушествовали в свою 1ее вольную-волюшку. Красные лица и нок-рытые масля­ нистой влагой глаза красноречиво свидетельствовали і том, что сплавщики, кроме чая, успели попробовать ь «чаихи» .

— Расчет, видно, получили?— спроснь я Савоську, усаживаясь к. столику .

— Точно так, сполна получил. Сейчас в кармане две четвертных гумазаш лежат... Ей-бог^!.. Вот хоть у Степаньки спроси.. .

— Удержатся, не удержатся до послезавтра— отве­ тила (тецанька,. та самая шустрая бабенка, кото]ая работала у нас на передней палубе .

—- Нет, я зарок па ісебя положил! Погуляю два дня и зашабашу. Остатошные деньги все домой понесу.. .

— Больно много, пожалуй, не донесешь.. .

— Ну, ну... Ежели теперь у меня зарок? Да я хошь сейчас икону со стены сниму... А вы, барин, видали Осша-то Иваныча нашего?

— Нет .

— Шабаш... закутил... Сейчас от него. Сидит в гостинице, девчонка с ним с пашкипой барки и таку компанию завели — разливавное море. Всякого водкой накачивает, только пей. Я, грешный человек, впернрй разрешил у даего: ошарашил-таки стаканчика три. Водка не водка, а такое вило забористое.. .

Любит попировать наш Осип Иваныч!

— Да ведь нужны деньги, чтобы пировать?

— На-вот... О караваном плыть дадепегне добыть?

Что ты, барин... Да разве Осин-то Нвапыч без рус или без глаз! Он каждый раз уйму денег заворачивает со сплаву.. .

— Кажется, жалованье у него небольшое?

— Ах. барин, барин... Какое тут жалованье, да бывает: жизни своей поісггьшюй Но рад. Хоть камень, Семена Семеныча или Осипа Иваныча, да но нхііей жисти им тысячное' жалованье надо, класть и того;

не прохватит .

— Тетерь взять хоть приказчиков с других при-' сталей,— продолжал іСавеіеька:— все та же матерія.. .

Они вместе с нашим-то Осипом Иванычем пируют, потому как, значит, у всех у них денег -не в ироворот. Ей-богу!.. Где нашему брату горе да работа— им нажива! От каждой убившей барки сколъ они денег наживут, да от омелевпшх. Везде надобна работа, а поди усчитай-ка; его... Не побежишь за ним по берегу-то досматривать: что -написал, то и ладно!

Ведь теперь смелевшую барку надо сымать, надо людей— вот он я пишет, сколько влезет, а об убивших говорить нечего: там, первое дело, рабочих не рассчитывают, ступай, с : чем остался, потом, метам надо добывать из-под бойца, из воды— опять црибыток, потом сколь металлу не досчитывают, когда добывать из воды его станут — с кого возь­ мешь?... Вот ощо куда хватило: изо всякой дыры караванным деньги лезут... Уж »то верно!.. А еще ты возьми нонешний сплав, сколь мы дней про­ стояли из-за воды, рабочим должны поденное пла­ тить— опять тебе нажива... Уж я тебе говорю-, только умей брать, а д е н ь г и к а к вешняя вода на наших караванных. А привалили на место, примерно ска­ зать, в ату самую Пермь, надо делать рабочим окон­ чательный расчет: тому не додал полтинника, с другого штраф вычел, - третьего совсем не рассчи­ т а л — опять тебе прибыль... Так? А разве бурлак может что с приказчика искать, когда они за лишние дни рядились в лесу, без всякой бумаги?

Савоська сильно захмелел. Свою сожительницу он по­ слал на рынок за какими-то покупками, а сам все пил стакан за стаканом невообразимую бурду, которую яро­ славец подавал за настоящую вишневую наливку .

.— Ты бы уж лучше водку пил!— посоветовал я ему .

16S — Всему свое время: я водка от нас не уйдет.. .

Гуляй, душа! Ха-ха... А ты помнишь, как меня Осип Івааьгч тогда взашей с лестницы спустил? Я ведь тебя видел тогда, и совестно мне было такой страм принять при чужом человеке... А Осип Иваныч такой же пьяница, как и мы, грешные. Небось, ничего ие останется, ззісе пропьет дочиста. У других дома, как, гри­ бы растут, а о-я только опухнет от шлаву... Ей-богу!.. .

— Зачем же ты пьешь-то, Савоеька?

— Я-то?

Савоеька опустил свою кудрявую голову и зад у -мался. Сквозь запыленные стекла -лезли в- комнату ласковые весенние лучи, делая грязь обстановки хар­ чевни еще грязнее. Где-то катилась бесшабашная бурлацкая песня. Муха билась о стекло головой и звенела, как слабо натянутая струна. Около сплавщи­ ков на столиках появились бутылки с разноцветными наливками, лица сделались еще краснее и покрылись точно жирным лаком. -От разговоров стоял в комнате громкий, бессвязный гул. Делалось невыносимо жарко и душно, точно в жарко натопленной бапе. Я хотел уже уходить, но Савоеька удержал, упрашивая остаться еще на минуточку .

— А ты любишь песни, барин?.. — неожиданно спросил Савоеька, точно просыпаясь .

— Люблю. А что?

— Да так... Я одну тебе спою, нашу пристанскую .

Мастак ’) я песни-то был петь прежде, вся пристань наша блушает, бывало, как Савоеька поет.. .

Приложив руку к щеке, Савоеька затянул бога­ тейшим грудным тенором:

Ох, с-по горам-горам, Да с-по выевшем— Там молодец гулял.. .

) Мастак-—мастер, Все, что было в комнате, сразу затихло и затаи­ лось. Проголосная песня полилась хватающими за душу переливами, как та река, по которой мы еще недавно плыли е Савоськой. Опа, эта песня, так же естественно вылилась из мужицкой души, как льются с гор весенние ручьи. Простором, волей, молодецкой удалью веяло от этих бесхитростных, но глубоко поэтических строф, и, вместе, в них сказалось такое подавленное горе, та тоска, которая подколодной змеёй сосет сердце. Вся эта окружающая нас грязь, эти потный, пьяные липа — Цсе па віремя исчезло, точно в комнату ворвался луч яркого света.. .

— Да откуда ты, леший тебя задери? — спраши­ вал мужик с встрепанной головой, начиная трясти Савоеьку за плечо.— Этакий чорт.... А?. .

— Нет, ня мету большіе...— глухо проговорил Саюоська .

обрывая свою песню. — А прежде хорошо певалв .

Сплавщики начали приставать к нему с угощением, ('авоська не отказывался и залпом выпил несколько стаканчиков отчаянной сандальной наливки .

— А 'ведь прежде Савоська не был пьяницей, барин... — заговорил оп, точно стараясь что-то при­ помнить.— Нет, не был... Справный был мужик, одно слово: чистяк-парень, хоть кудьх поверни. Да.. .

После короткой паузы Савоська, пододвинувшись во мне, проговорил сдержанным полушепотом:

— А знаешь, барин, отчего Савоська пьяницей сделался?

— Нет .

— Да, пьяница,, сам вижу, самому ровестпо, а не могу удержаться: душеньку из меня тянет, барин..Все видят, как Савоська пьет, а пикто пе видит, зачем Савоська пьет. У меня, может, на душе-то каменная гора лежит... Да!.. Ох, как мне тяжело бывает: жизни своей пос-тылой ие рад. Хоть камень да в воду... Я ведь человека порешил, барин, — тихо прибавил Савоеька и точно сам испугался собствен­ ных слов .

— Как порешил?

— Да так: взял обух да живого человека и давай крошить... Верно!.. Только давно это было, годов с двадцать то'му таремт быть. В те поры я еще совсем молодой парень был. хоть из подростков и вышел. Ну, было эгак по двадцатому году, надо полагать. Не упомню хорошенько-то. Больно давно!.. Ну, у меня отец сплавщиком был на Каменке и меня выучил плавать на барке. У нас весь род сплавщики .

Хорошо. Пониже Каменки есть пристань Утка, а на пей жил у меня дядя, 'Селифсном звалп. 'Тоже сплав­ щиком был. Только характером этот Селнфан был счешю уж строг: как огня его все боялись в нашейто родне. Ну, вот этак перед пасхой, значит, самой дело было, отец мне и говорит, чтобы я с’еэдил па Утку к дяде. Делишко маленькое было. У нас в доирежпие времена насчет родительской волн была етрожина: как сказал, все равно, что отрубил .

Поехал я на Утку, приезжаю, сделал, что наказывал отец— падо домой ехать.

А Селнфан и говорит:

«Савоеька, оставайся у нас на пасху...». Ну я.бы ло, туда-сюда, нет, дядя и слышать ничего не хочет .

Видишь, тетка его подбила удержать-то меня, потому у пих свадьба затевалась, дочь выдавать хотели .

X мне не хотелось тогда на этой Утке оставаться, доюмерти не хотелось: дядю-то Селпфана я очень любпл, да на Каменку меня уж больно тянуло: зазноба у меня там осталась. Хорошо. Перечить дяде не смею, остался. Пришла пасха, X пади тебе сказать, что нашем роду,вс-е по отарой вере, да беспо­ повщине. ’Старики да старушки у пае все справляют, что следовает. Хорошо. Вот на.первый день пасхи собралось много наших староверов у дядн. старики отслужили «вою лушбу, а. когда лишний народ П1 разошелся, сели мы разговляться: я, дядя Селифан, два старца, которые служили за попов, да тетка

-с дочерью». іСвдим, рдаюляемоя, все жде спедомет по щ в д й || ад »тетіка наливает м е »стакан шіоіри и подносит: «Поздравь, говорит, дядю с праздником...»

А я в теноры насчет этой водки ни-ни, ни единой кдаліи ® »рокг ее »брал. Пу, зачал я, отпираться от эодш, а тетка давай меня стыдить. Известно, стаp y - »сака» нріо'пуеташа сшажанчиж ® разгулял а»еъ.. .

Іяда-то »Тоже »смеется» на»до m o t, ' что какой в а е щ «гаажщійс іоудет, ш ш я віодки не умею шить. Ну, я и йюг (первый сгакадавгк, а потом,.как забрало, другой. С нешривычжи-то у сіе.ня так столбы в бзпгке »

я яадодш'и, весело таков® сделалось, Только сіиДШ мы этаж, раіэшавамшся, a (дядя-то Оелифан іи го»ворят тетке: «Мать, где у нас Федор?» А тетка этак «Му сердито »ответила: «Где ему, Федьке, »быть, «а сарае дрыхнет...» Дяде теткины-то слова и не по­ глянулись, взбурил оп на нее, как матерый волчище, а нам опять свое: »«Надо «давать »Федьку раагталятьея, а то пехорошо: сегодня всем праздник» .

А надо тебе сказать, что этот самый Фе»дька был первый ризбойнйв в »наших местах,— »продолжал Савоскка. — Я о йе»м раінмпе-то; ыыхйвал много, а .

видеть » е» івійдыіва-л. ФедьНа-то» был с... ааяісдав, из н мастеровых. Ну. тогда еще все за барином жили, Федька и угодил в »разбойники. Случай такой у него вышел с одоим приказчиком... Полюбилась Федьке одна.:дашь, ai »дріказчик. в»зяя ete »себе.в шгех®, сшЕоаг. Тогда Рее» таяшеі дела »просто двл!аш«'ь:

подневольный »был народ... Щ нашвеяйо, Федьке это т т щ рру пришлось, он и полыхнул приказчика »

ножом, а сам в лее, да в лесу и проживал, а по зшгздг у ізнжюімых раАояъніиІков перебивался, Вот у дадй-тіо» Оелифйиа »он ш йш ьво быівіая.,, А в те времена »за »прист’ аНосоцержательстоо страсть »как

- 172 доставалось, в остроте сгноят. Ну, Федька но-нервоначалу жил как следовает, не обижал своих, а йотом кйік. йзшрнатаао®, и зачал нгуяжи -ощутить, над знакомыми раскольниками: приедет ночью, црямо в ворота: «Отворяй ворота!». Отворили. .

«Не хочу, разбирай забор». Помнутся, помнутся, поругаются, а делать нечего— и забор разберут, по­ тому с Федькой шутки плохие. Так Федька-то и галета нишея над мужиками с год, этак «указать, ну, и над дядей тоже, над Селифаиом. А тут еще статья особенная подошла: у дяди, значит, у Селифана, дочь у его была, »Матреной звали, 'красивая девка из себя, вот она возьми да с Федь­ кой и живись... Ну, дяде-те Селифану это уж. нож вострый: Федьку-то он нримал из милости, а уж дочь отдавать за разбойника — это другой разговор .

Крут был дядя-то, вот он и удумал штуку над Федь­ кой сделать.. .

— Только я про эти самые дела в долгом юрсДШ узнаш, после уж, жовда Матрева-то замужем 'И была. Ее и замуж пойюорее отдам, чтобы прикрыть федькии трех, так, за пропащего парня и отдали .

Ну, так оида'ыі это мы за сяшеом, а в избу и вхо­ дит Федька... В красной рубахе, в бархатных шарова­ рах — чистяк-парень, РдшУ слово. Высокий,. в .

крыльцах широкий, йз с е б я. мюлодчіиіва. хоть куцы повернуть. Было ему тогда лет за тридцать, с небольшим. Ну, уездила тетка тотго Федьку за стол, а дядя принялся его нажачиівать водкой: и ему подносит, и там пьет, и я, глядя на-них, хлещу гоже водку. Хорошо... А потом, мало-за-малым и зачался промежду них разговор... Дядя-то Селифан и давай корить Федьку за все про все, так папрямки .

ему ш катит. Федьіка садит и все шюййит, а даря ;

отчитывал-отчитывал ему, а потом как схватится да как полыхнет Федьку то уху!.. Здоров был этот Селифан, как, »едвадъ, аошадь кулаком с йог сши­ бал. Ну, как Федыюе прилете» ів ухо, он соскочил, огрев со стола ішж, да « шижоіи да дядю... Тут и пошла кутерьма!.. Один старичонка ухватился Федьке за руку,.а дядя Рпшггъ в другое ухо. И схватились они втроем; за Федьіву, а Федька— куда тебе!— как начал стариками повораМнвать .

у Селифана-Ю только седая борода мелькает. Ведь совсем задал Федька одолевать «париков,.шгугпный из себя парень, ну, туда с ним старикам спра­ виться. А тетка щ ерва убежала из избы, а потом, как увидела, что Федька інасел совсем па стариков., как закричит: «Савоська, ты чего глядишь... Бей Федьку...». А я все время дураком сщел и рукой не кас-ааея, а тут сразу раостерр&нилоя, да как брошусь ів кучу и «парикам. Уж хюрошшико и де пошито, -как міпе топор в руіви поніал, надо полапать, тетка же и подсунула, я и давай блаішслодагятъ оібурмім Федышу... Увидел он, что дело плох«,— в окошко, а стардкЕ уцепились за него, как клещи, ну, он и их за собой в окошко.вытащил. Ну,, тут уж за «(коштом-то и его, Федъікіу, я щшіюойчйд:. .

После поілюіжили на д а в н и да щ ж е. Так я и поре­ шил Федьку, барин! Как теперь вижу: прямо но затылку, как пластнул обухом— так Федька и и катился по земле.. .

— Воротился я ішеле этого самого случая домой, — продолжал Савоська. — Ну,. сперва-то немножко сумлительно было, блазнило Федькой, а потом все прошло. Даже віедь и заібыи об ем, точно не я его и порешпл. Хорошо. А тут меня женили на зазнобе на моей, на Аннушке. Эх, хороша была девушка Аннушіка, барин, а вышиа — еще стала краше да лучше. Вся пристань на нас, бывало, любуется... Хорошо ведь и со стороны глядеть, иак люди душа.в душу живут, как два голубя. Отец у «Й Я ««ро П М Р «стался я в дому И Л Ы Ш О С, О И ІМ хозяином, все у нас есть с Аннушкой, все. спо­ рится: живем да радуемся. Этак годов с восемь мы прожили, уж мальчонка сынишка у меня стал под­ растать... Тут вот моей Аннушке что-ет и попритчи­ лось: сглазили ее, что ли, только стала она сох­ нуть,— как все равно свеча тает. Уж лечпли-лечнли мою Аннушку — и лекарки, и знахарки, и старики знающие: нет ей легче, и шабаш. И взяло тогда ме­ ня горе, барин, такое горе, хоть руки на себя нало­ жить: больно я любил мою Аннушку... Чтобы там пальцем ее пошевелить, как другие-прочие делают,— ни боже мой! Год она, сердечная маялась... Спросишь:

«Где болит, Аннушка?»— «Нигде у меня не болит», — ответит, а сама так ласково-ласково смотрит. Гла­ за-то у ней стали большие-болыше. взглянет ш и, йот как обожгет по сердцу... Пошло дело к весне, за­ играла вода, начала совсем чахнуть моя Аннушка.. .

Только однажды онаідмие и говорит: «Савося, нс жи­ лица я на белом свейте, не топтать мне, видно, зеле­ ной травушкн, помру- я скоро... Скажи мне одно, Са­ вося. нет ли у тебя на душе какого греха?» Как,

•на это самое слово промолвила, у меня точно что оборвалось: Федька-то мне тогда и вспал на ум.. .

Ну, покаялся я Аннушке в своем грехе. Усмехнулась она н говорит: «Это за него меня господь наказал... Тут пошел сплав, я убежал с караваном, а Аннушка -без меня н душу богу -отдала. Остался я один-одннешенек, н так-то мне сделалось тошнехонько, что я сказать тебе ж умело. Пу, а тут уж нашлись дружкіг-лриіятели, „давай утешать, а какое у пас утешение: кабак... Стал я исхаживать в кабак, отбился от работы, люди щивудатся, (как я дом свой зоря», меня бранят да ругают. А на что мне дом. когда я и жизни своей постылой не рад?

И чем дальше я нью. теи Федька предо мной неотміушее:.вижу его, ж,аж - живого вижу, вот «в® теперь вижу тебя. Сначала все по ночам он прихо­ дил кю мне, а. йотом т даем..., И т л и т ь с я я прнйяrn.ipe.ff, я и на скиты старцам подаяние посылая, ж эшшшию на себя накладывал: не идет Федька у меня в ума, и шабаш! Жіе®у у меня бог ошшіл лз-за него, сын шик а ушел ®а матерые, а теперь он за мной пришет... Только, шіе и легче, когда я песни иода! Может, это щ пре-ш-ні», да уж йа тодано- .

то тоншехонько... Хорошо я давал, когда молодым был, а тут как выпью, пойду по улице и зальюсь:

вся улица слушает, по которой иду. Старики- о которые} да старухи и осудят меня ва- мои пеева «вино в Савоеьке поет!», а того не. подумают, что яе © и » во няне, а торе-горькое п-о«г... И тяжел мне и хорошо, когда пою!

Савосьіка задумался и ошуетш голову. По омш)У у него катились пьяные 'слезы .

— Ходил я к одному старцу, советовался е ним— глухо заговорил Оа-воська.— Жак, значит, моему горю пособить. Древний этот старец, пожелтел даже весь от старости... O tope и окавад слово: «Лоруші to тебя Федька- будет -мучить, товщ а ты наказание не примешь... Ступай,, говорит, в суд об’явись:

отбудешь свою казнь и -совесть найдешь». Я так: и думая сделать, -да поюсь одного: суды ноне мило­ стивы спаши, пожалуй, 'без наказания меня -совсем оставят... Еуда я тогда, денусь?» .

Через ш ілігощ я проч-ел -в газетах заметку о кре­ ю іа:

стьянине Саваетьятае Кожине, который сам явился в...ской суд и сознался в убийстве. Это был Савоська .

Присяжные вынесли ему оправдательный вердикт .

•Комйанш -«ЯекЕрун» черев той ліг«ввдщю-&ал-а свои дата, заплатив своим.акционерам яе пять копеек за рубль .

ЗА М Е Ч Е Н Н Ы Е ОПЕЧАТКИ



Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«ИЗ ИСТОРИИ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ "Птичий двор" в русской фразеологии* О М.М. ВОЗНЕСЕНСКАЯ, кандидат филологических наук Здесь, в деревне, и вы удивитесь, Услыхав, как в полуночный час Трубным голосом огненный витязь Из курятника чествует вас. Николай Заболоцкий. Петухи поют В...»

«Юрий Георгиевич Алексеев (15.04.1926–13.04.2017) ЮРИЙ ГЕОРГИЕВИЧ АЛЕКСЕЕВ (15.04.1926 – 13.04.2017) 13 апреля 2017 года окончил свой земной путь Юрий Георгиевич Алексеев. В его судьбе как в капле воды отразилась история нашей страны в XX веке. Прослуживший до 27 лет в Военно-морском флоте, Ю. Г....»

«http://www.tpprf.ru/ru/main/punkt/3/front/ Второй фронт борьбы с недружественными поглощениями Наверное, нигде в мире нет такой динамики развития экономики, как в России. Ни одно предприятие, ни одна отрасль “не сидят тихо”. Вез...»

«Артёмова Александра Николаевна ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ АЛТАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА ПО МАТЕРИАЛАМ МЕСТНОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-пр...»

«Библия. Апокрифы. Книга Тобита Издания по истории государственного управления и самоуправления в России 1. 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска. 1895 1906 гг. Исторический очерк. Сост. А. Е. Маковкин. СПб., 1907. 2. 200 лет Перми....»

«И 1’2006 СЕРИЯ "История науки, образования и техники" СО ЖАНИЕ ДЕР К 120-ЛЕТИЮ ЭТИ-ЛЭТИ-СПбГЭТУ ЛЭТИ Редакционная коллегия: О. Г. Вендик Пузанков Д. В., Мироненко И. Г., Вендик О. Г., Золотинкина Л. И. (председатель), Стано...»

«Д В И Н В "И С ТО РИ И И Е О С Х В А Л Е Н И И В Е Н Ц Е Н О С Ц Е В " Х О С РО В Т О Р О С Я Н В богатой исторической литературе средневековой Грузии "История и восхваление венценосцев" заним ает особое место. Эт...»

«ОСОБЕННОСТИ ИКОНОГРАФИИ АРМЯНО-ХАЛКИДОНИТСКИХ ПАМЯТНИКОВ (X–XIII вв.)* ЗАРУИ АКОПЯН Культура и искусство армян-халкидонитов (православных армян), представляющая одну из интереснейших страниц истории средневековой Армении, была предана забвению...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.