WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ЗАКАВКАЗЬЯ Абхазские сказки Азербайджанские сказки Армянские сказки Грузинские сказки Осетинские сказки Составитель М. А. Габулов «ИРЫСТОН» ЦХИНВАЛИ )987 82 (Кав) в С42 С 42 Сказки народов ...»

-- [ Страница 3 ] --

— В остатке остался один верблюд. Это мой. Будьте здоро­ вы, — сказал Пулу-Пуш и, сев на своего верблюда, уехал .

КОНЕЦ СВЕТА

Склоны горы были буквально усеяны отарами овец МеликШ ахназара. Одну овцу Мелик подарил Пулу-Пуги с коварным умыслом заставить Пуги расплатиться за подарок вдвойне .

Мелик-Шахназар стал уговаривать Пулу-Пуги устроить зва­ ный обед и пригласить много гостей. Но Пулу-Пуги притворился, будто ничего не понимает. Тогда Мелик-Шахназар нашел другой выход — Ты слышал, П уги,— сказал он однажды, — что скоро на­ ступит конец света?

— Да, Пуги, скоро наступит конец света, — подтвердил один из приближенных Мелика .

— Это верно, Пуги, — подтвердил второй из приближен­ ных. — Зарежь свою овцу, отарой карас с вином и позови нас .

Будь после этого что будет .

— Близок конец света, Пуги, — заговорили все разом. — Те­ перь не к чему скупиться Ешь, пей, веселись. Все равно мы все должны умереть .

— Хорошо, — ответил Пулу-Пуш. — Поскольку всех вас больше всего интересует моя овца, приходите завтра — зарежем ее и устроим хороший пир, тем более что скоро конец света, как вы говорите .

Но когда гости после пира стали расходиться, они не нашил ни своих папах, ни пальто. Еще в самом начале пира Пулу-Пуги созвал деревенских бедняков и раздал им всю одежду своих гос­ тей .

— Да продлится жизнь Мелика! Зачем вам одежда, когда все вы скоро должны умереть? Ведь наступает конец света, — та­ кими словами Пулу-Пуги проводил своих гостей .



ПУЛУ-ПУГИ И ЕГО СОСЕД

Сосед Пулу-Пуги часто брал у него деньги в долг .

— Пуги, не дашь ли ты мне пять туманов взаймы?

— А почему бы и нет, — отвечал Пулу-Пуги, — деньги лежат под подушкой, пойди и возьми .

Сосед так и делал .

— Пуги, я принес тебе деньги, — говорил он через несколько дней .

— Отнеси и положи туда, откуда ты их взял .

Сосед шел и клал деньпи под подушку .

Так повторялось не раз .

— Пуги, не дашь ли ты мне пять туманов взаймы?

— А почему бы и нет, деньги лежат под подушкой, пойди и возьми .

Но однажды сосед Пулу-Пуги подумал: «Поскольку ПулуПуги не проверяет, положил я деньги под подушку или нет, мне незачем их возвращать» — и с деньгами в кармане ушел обратно .

Прошло время. Сосед больше не просил у Пулу-Пуги денег .

Но случилось так, что соседу вновь срочно понадобились деньги. Что делать? Он был вынужден обратиться к Пулу-Пуги .

— Пуги, не дашь ли ты мне пять туманов взаймы?

— А почему бы и нет. Деньги лежат на своем месте, пойди и возьми .

Сосед пошел, но денег под подушкой не оказалось. Он вер­ нулся к Пулу-Пуги и сказал, что денег нет .

— Правильно, для того чтобы они были, тебе следовало по­ ложить их туда, — ответил Пулу-Пуги .

ПУЛУ-ПУГИ И ВОРЫ

Однажды в дом Пулу-Пуги залезли воры Они стали рыться во всех уголках комнаты, но ничего ценного не нашли .

Вдруг один из воров неожиданно заметил Пулу-Пуги, кото­ рый спрятался в углу комнаты .

— Эй, Пуги, что ты тут делаешь, почему спрятался? — спро­ сил он .

— Мне стыдно перед вами, братец, что в моем доме ничего не нашлось даже для воров .

ПУЛУмПУГИ УЧИТ ОСЛА МЕЛИК-ШАХНАЗАРА

Однажды Мелик-Шахвазар позвал к себе Пулу-Пуги и ска­ зал:

— Пуги, можешь ли ты научить грамоте моего бесхвостого ослика?

— А почему бы не научить. Д а продлится жизнь Мелика!

— Сколько тебе надо для этого времени и сколько ты за это возьмешь?

— Да продлится жизнь Мелика! Для этого нужно пятнад­ цать лет и восемь пудов пшеницы .

— Хорошо, я согласен, но если ты не научишь ослика грамо­ те, знай, что я прикажу отрубить тебе голову — Согласен. Да продлится жизнь Мелика! — ответил ПулуПуги .

Когда Пулу-Пуги пригнал осла к себе во двор и рассказал жене о сделке с Меликом, она стала бить себя по коленям, пла­ кать и уговаривать мужа, чтобы он возвратил ослика и извинился перед Меликом, поскольку научить осла грамоте невозможно .

— Ах, жена, зачем ты так волнуешься?! За пятнадцать лет кто-нибудь из нас троих обязательно умрет: или я, или осел, или Мелик .

НЕГРАМОТНЫЙ БАТЮШКА

Батюшка села Аветараноц был малограмотным и заикался, когда читал евангелие прихожанам. Каждое слово он начинал с 'буквы «а-а» и, чтобы скрыть свою неграмотность, сердился на дьячка, который держал свечу .

— Держи свечу как следует, а то тень падает, — покрикивал он .

— Батюшка, — вмешался Пулу-Пуги, — если даже вместо овечи жечь скирду сена Мелик-Шахназара, все равно ты должен сказать свое «а-а» Ведь ты свою грамоту оставил дома. В другой р аз, когда придешь, захвати ее с собой .

Гр у з и н с к и е ИВАН-ЗАРЯ Было, да и не было ничего — жил в одном городе бездетный куанец, и очень он хотел иметь детей. Пошла однажды жена это­ го кузнеца по воду. Только наполнила кувшин доверху, как ви­ дит — несет река три яблока. Понравились ей яблоки, потянулась она за ними, достала их и понесла домой. Одно мужу дала, дру­ гое сама съела, третье с мужем поровну поделила .

Затяжелела жена кузнеца. Прошло девять месяцев, начались роды, позвали бабку.

Вдруг раздался из утробы матери крик:

— Готовьтесь скорей крестить меня, не то улечу, не успеете!

К вечеру родился мальчик, крестили его и назвали Иван-Вечерний. Пососал он немного грудь матери и, что ветер, улетел в небо.

Только собралась бабка домой, как опять раздался крик:

— Не отпускайте ее, сейчас появлюсь на свет и улечу.. .

И вправду родился в полночь еще сын. Крестили его и на­ звали Иван-Полночный .

Пососал и он грудь матери и улетел в небо Под утро, на заре, родился третий сын, назвали его Иван* Заря. Пососал и он грудь матери и улетел .

Так и жили все три брата в небе и летали меж звезд и об­ лаков. И только раз в день к матери за молоком прилетают: Иван* Вечерний — вечером, Иван-Полночный — в полночь, а Иван-Заря — на заре, под утро. Прилетят, пососут грудь и улетят. И ни разу они друг друга не встретили .

Прошло время, подросли братья; не нуждаются уже они в молоке, все реже и реже дома появляются. Прилетят так раз в неделю, возьмут хлеб и улетят .

А в том городе жил один вдрь. У царя три дочки-красавицы .

Эти красавицы ни днем, ни ночью из дому не выходят — как бы их или солнцем или ветром не обожгло. Так и живут, невидан­ ные солнцем .

Оказал однажды отец красавицам:

— Дочки, что вы все дома сидите, встаньте, пройдитесь по городу, посмотрите на мир, на солнце .

Послушались дочки и вышли .

Только они вышли, как вдруг собрались в ясный полдень тучи, раздался гром, засверкала молния. Потемнело все небо, при­ летел огромный, страшный дав*, схватил всех трех красавиц, по­ садил себе на плечи и скрылся меж туч .

Забеспокоились все. Загрустил, затосковал царь — нет ему помощи ниоткуда .

Разослал царь гонцов во все страны — объявить о несчастье и искать везде красавиц. Нет, и следа их никто не найдегг .

Вдруг появилась одна старушка — бабка жены кузнеца — и сказала царю:

— Есть в этом городе кузнец, у него три сына. Все трое в небе живут, как птицы, в облаках летают. И небо, и земля — все у них как на ладони. Если смогут отыскать твоих дочерей, так разве только они .

Затеял тотчас царь большой пир и послал людей к жене кузнеца — звать ее сыновей к себе в гости .

Обещала она: «Как прилетят, задержу их и пошлю к царю» .

Пр илетел к вечеру Иван-Вечерний.

Обрадовалась мать, накормила его, напоила и говорит:

— Побудь, сынок, эту ночь дома. Завтра у нашего царя пир, просит oiH тебя в гости .

Остался Иван-Вечерний. Постелила ему мать и уложила его .

К полночи летит Иваи-Полночный, н его приняла мать, на­ кормила, напоила и попросила остаться на ночь .

— Завтра у нашего царя пир, просит он тебя в гости, — ска­ зала .

Согласился и средний сын, остался.

Видит он — спит кто-то в доме, и спрашивает:

— А это кто там спит?

— А это твой старший брат, оба вы в одну ночь родились, И он назавтра к царю зван, — сказала мать .

Заснул и Иван-Полночный .

На заре прилетел Иван-Заря .

И его накормила мать и уложила там же, возле братьев .

Пришло утро. Иван-Вечерний выспался с вечера, Иван-Полночный — еще в глубоком сие, а Иван-Заря только засыпает .

Проснулся старший брат и рассердился:

— Кто это и по какому праву разлегся здесь спать, не спросясь меня!

Решил убить нх обоих, только нет у него яя лука, ни стрел, .

1 Д Э в — фантастическое с ущ е с тв о — получеловек, полузверь необычайной силы ни меча. Увидел он в углу меч Ивана-Зари, ухватился за него, и с места его не сдвинул .

Увидела это мать, испугалась, спрашивает .

— На что тебе, сынсхк, этот меч? Что ты за врагов здесь нашел?

— А кого это ты в дом впустила? — спрашивает сын .

— Это братья твои, — говорит мать, — все вы в одну ночь родились, все в небе живете. И они, как и ты, прилетели вчера, как и тебя, упросила я их остаться на ночь .

Проснулись братья, обнялись, расцеловались Поехали по­ том все вместе к царю.

Встретил их царь с большим почетом, уго­ стил, а затем спросил старшего брата:

— Иван-Вечерний, ты в небе летаешь, все видишь, не зна­ ешь ли, где,мои дочери?

Не знает Иван-Вечерний, не видел .

Спросил царь Ивана-Полночного, и он ничего не видел .

Пришел черед младшего брата.

Встал Иван-Заря, поклонил­ ся царю и начал:

— Счастливый царь! Лежал я однажды на вершине высокой горы и смотрел на облака в небе. Вдруг слышу шум. Посмотрел — летит дэв, несет девушек, а они кричат, плачут. Схватился я за лук, но опустил его, испугался — попаду в дэва, убью его, упадет он — разобьются и девушки, погибнут. TaiK и улетел дэв с девуш­ ками Больше я и не видел их и не слышал ничего о них .

Рад царь, что хоть на след своих дочерей напал, и говорит:

— Идите, ищите моих дочерей; найдете — отдам их вам в жены. Младшая — такая красавица, что и солнце позавидует ее красоте, она будет твоей женой*— сказал царь Ивану-Заре .

Знал Иван-Заря, где этот дэв может быть, и отправился ту­ да вместе с братьями .

Много ли они ходили или мало — только пришли к одной горе .

Высокая гора, скалистая, глазами не охватишь, и перекину­ лась она от одного моря к другому. А под горой — шатер. В шат­ ре спит человек из железа — дэв, голова у него, что скала .

Послал Иван-Заря к этому дэву братье® — Пойдите разбудите его .

Вошли они в шатер, будили-будили дэва, вышли и говорят:

— Нет, не разбудить нам его .

Вошел Иван-Заря, подошел к дэву и хватил его по голове своим луком. Проснулся Человек-железо, испугался и попросил

Ивана-Зарю:

— Побратаемся, понадоблюсь тебе — помогу .

Сказал Иван-Заря:

— Вот помош — подними нас на эту скалу .

Сказал Человек-железо:

23$ — Ты же сын кузнеца. Выкуй цепь, забросим на вершину и поднимемся .

Принес Иван-Заря молот, а наковальни нет

Сказал Человек-железо:

— Вот вам моя голова! — и подставил голову как нако­ вальню .

Выковал Иван-Заря огромную крепкую цепь. Приделал к цепи колья и всю ее крюками усеял .

Сказал Иван-Заря братьям:

— А ну, замахнитесь и забросьте цепь .

Подошли Иван-Вечерний и Иван-Полночьый, ухватились за цепь — и с места ее не сдвинули .

— А ну, теперь ты, Человек-железо* — говорит Иван-Заря .

Взял Человек-железо цепь, замахнулся ею, — взлетела цепь, только не достала до вершины .

— Такова твоя сила? — говорит Иван-Заря .

— Да, такова моя сила! — говорит Человек-железо .

Схватил тогда цепь Ива/н-Заря, замахнулся, взлетела она и упала на самую вершину .

Потянули цепь все четверо, зацепилась она крюками за ска­ лу — ходи по ней, как по лестнице Послал Иван-Заря братьев, не смогли они подняться, чуть от страха в пропасть не попадали Пошел Человек-железо. Вот-вот доберется до вершины, толь­ ко посмотрел вниз, закружилась у него голова, покачнулся, еле жив спустился .

Пошел тогда Иван-Заря и оказал:

— Смотри, Человек-железо, оставляю тебе моих братьев, знай — случится что с ними, головой мне ответишь .

Поднялся Иван-Заря на вершину скалы и пошел дэвьей до­ рогой .

Шел, шел, много шел, М ало шел, видит — стоит медный дом .

Вошел Иван-Заря в дом — свдит там девушка-красавица. Рас­ спросил ее обо всем, узнал, что это — старшая дочь царя. Ска­ зала она .

— Лучше бы не приходил ты сюда, сейчас семиголовый дэв придет, убьет тебя .

— Это уж моя забота! — говорит Иван-Заря .

— Так я — жена, ты — муж! — говорит она .

— Нет, ты — невестка, я — деверь .

Вечером едет домой семиголовый дэв. Подъехал к дому, споткнулся конь под дэвом .

— Ах ты, проклятый! — кричит на ш ня дэв. — Что, тебя Иван-Заря дома ждет? Чего ты боишься?

Приехал, а Иван-Заря сидит в тени и ждет его. Крикнул дэв:

— Говоои, Иван-Заря, друг ты мне или враг?

— Какой я тебе друг, — говорит Иван-Заря, — встречай врага!

Соскочил дэв с коня и кричит:

— А ну, подуй там на землю!

— Дуй сам, а мне что за дело?

Дунул дэв на землю, и стала она медью .

Схватились. Подхватил Иван-Заря дэва, всадил его по пояс в эту медь. Выхватил свой меч, одним взмахом отрубил ему три головы Взбесился дэв, схватил Ивана-Зарю и всадил его в медь по бедра .

Вырвался Иван-Заря, схватил дэва, отрубил ему остальные четыре головы, пошел потом к красавице, взял у нее кольцо для брата и отправился искать девятиголового дэва, у которого вто­ рая сестра-красавица томилась .

Шел, шел Иван-Заря и пришел к серебряному дому. Нашел здесь среднюю сестру .

Просит его девушка:

— Уходи, убьет он тебя .

Нет, не слушается Иван-Заря, лег в тени и ждет дэва .

Едет девятиголовый дэв, споткнулся его конь у дома .

— Ачу, проклятый, что, тебя Иван-Заря дома ждет? — кри­ чит дэв .

Приехали — и вправду лежит в тени Иван-Заря, ждет его .

— Говори, Заря, друг ты мне или враг? — спрашивает дэв .

— Какой я тебе друг, — говорит Заря, — встречай врага!

Убил Иван-Заря и девятиголового дэва, взял у средней сест­ ры кольцо и поехал отыскивать двенадцатиголового дэва .

Пришел и видит — все вокруг золотое. Вошел в золотой дом — стоит девушка невиданной под солнцем красоты. Подошел Иван-Заря, обнял свою невесту и стал целовать ее. Полюбила и красавица Ивана-Зарю .

Сказал Иван-Заря:

— Я должен убить этого дэва!

Заплакала онаНе надо, оставь, не убить тебе его, погибнешь — Не бойся, не убьет меня твой двенадцатиголовый дэв, — сказал Иван-Заря, вышел, прилег в тени и ждет дэва .

Возвращается дэв домой, да споткнулся его конь .

— Ачу, проклятый! — кричит дэв. — Не Иван ли Заря тебя пугает? Ничего, скоро увидишь, как его кровь рекой потечет, а его труп воронье будет клевать .

Приехал и увидел Ивана-Зарю .

Закричал дэв:

— Говори, Заря, друг ты мне или враг?

— Враг, — говорит Иван-Заря, — какая у меня с тобой дружба?

16. Сказки 241 Спрыгнул дав с коня, дунул на землю, и стала вся земля золотая. Схватились они .

Всадил дэв Ивана-Зарю в это золото по пояс, а Иван-Заря — дэва по плечи. Взмахнул Заря мечом и отрубил дэву девять го­ лов .

Устал дэв, спрашивает Зарю:

— У вас как борются?

— У нас поборются и отдыхают! — говорит Заря .

— Так отдохнем! просит дэв .

— Подумал Заря: «Дать ему отдохнуть, — выскочит, еще убьет меня», — не стал ждать, замахнулся, отрубил дэву и три осталь­ ные головы .

Взял Иван-Зяря красавицу с собой и поехал.

Оглянулась красавица и говорит:

— Смотри, Заря, сколько золота мы оставляем .

— Какое у дэва золото, — говорит Заря, — это все показное .

Дунул Иван-Заря, и стало все золото прахом .

Пришли к серебряному дому, взяли среднюю сестру, дунул и там Иван-Заря, и там все стало прахом. Взяли и старшую, по­ шл« к скале .

Стал Иван-Заря опускать сестер со скалы .

Опустил раньше старшую и крикнул старшему брату:

— Держи, твоя она!

Потом среднюю — среднему брату .

Хочет он опустить младшую, только говорит она:

— Предаст тебя этот железный человек. И солнце, и месяц ты для меня, погибнешь ты, как мне жить?

Не послушался ее Заря, заставил все же спуститься Только спустилась она, схватил железный человек железную булаву, уда­ рил по цепи и разорвал ее надвое .

Остался Иван-Заря наверху Что делать? Спустишься без цепи — убьешься. Пошел он по этой скале дальше.

Крикнула ему все же красавица:

— Заря, иди к краю скалы, там, над морем, скалистый вы­ ступ, что нос, свешивается, ударь о выступ ногой, обрушится он, и найдешь там коня. Это — дэвов конь, он дэва с себя сбросил, за то и заключили его туда; возыми коня, он тебе поможет .

Пошел Ив(ан-3аря к той скале, ударил о выступ ногой, на­ шел коня, смотрит — на спине у коня толщиной в ладонь пыли и грязи.

Заговорил конь человечьим голосом:

— Отпусти меня, Заря, на три дня на Черную гору, соберусь с силами, не то ослаб я, не поднять мне тебя .

Отпустил его Ивам-Заря. Вернулся конь через три дня. Взнуз­ дал его Заря и вскочил на него.

Пошатнулся конь, говорит:

— Еще на одну ночь отпусти .

Дал ему Заря отдохнуть еще одну ночь. Наутро вскочил на него и поехал. Понесся конь, что стрела: двумя днями раньше Человека-железо прилетел в город .

Научил конь Зарю:

— Уложи на меня все свое оружие и отпусти еще на три дня на Черную гору, оставь только себе три моих волоса. Как позо­ вешь — прилечу .

Так все и сделал Заря, сам оделся в лохмотья и пошел бро­ дить по городу.

Нашел одного кузнеца и говорит:

— Буду работать на тебя, а за то только корми меня, и ни­ чего м)не больше не надо .

— Хорошо, — оказал кузнец, — иди, бей молотом .

Взял Заря молот одной рукой, ударил по наковальне и всю колоду разнес. Удивился кузнец его силе. Взяли, поставили вдвое большую колоду, и стал Заря работать. Что кузнец в пять дней наработает, 3-аря за час сделает. Радуется кузнец, что нашел та­ кого работника .

Вернулся наконец и Человек-железо с девушками и братья­ ми Ивана-Зари, и назначили день свадьбы. Только нет кольца у старшей сестры, осталось оно у Ивана-Зари. Послали ко всем кузнецам — кто такое кольцо выковать может? Нет, отказывают­ ся все, никто не может. Дошли и до хозяина Ивана-Зари.

Отка­ зался и он, а Иван-Заря говорит:

— Я сделаю такое кольцо .

Заснул ночью кузнец, а Иван-Заря постучал-постучал мо­ лотком, достал из кармана кольцо старшей сестры и положил на полочку .

Наутро входит кузнец к Заре, видит — спит он, толкнул его ногой .

— Что, осрамил меня перед царем?

Достал Заря кольцо и подал кузнецу .

Послали кольцо. Пошел и кузнец на свадьбу и Зарю звал, только отказался Заря, не пошел. Как стал выходить из церкви старший брат — Иван-Вечерний, со старшей сестрой, вышел ИванЗаря на площадь, достал три конских волоса и сжег их Тотчас явился его конь.

Вскочил Заря на коня и говорит:

— Лети на небо, с неба на него упаду и проучу его .

Взлетел конь на небо, и как вышли муж с женой из церкви, налетел на них Иван-Заря и со всех сил ударил старшего брата .

Отпустил потом коня, пошел к кузнецу и сел как ни в чем не бывало .

И второе кольцо так же сделал Заря.

Узнали девушки свои кольца, только не говорят ничего, боятся, молчат, а младшая кра­ савица плачет, убивается:

— Жив он, вернулся, что же не идет, не вызволит меня из беды?

И среднему брату так же досталось от Зари .

Дошел черед и до Человека-железа .

Вызвал Заря своего коня, вскочил на него, взял в руки булаву и говорит:

— Лети!

Взлетел конь на небо. Вышел Человек-железо, ведет невесту Зари в церковь; только хочет он вступить на паперть — слетел Иван-Заря с неба, ударил его по голове булавой, так и провалил­ ся Человек-железо весь с головой под землю. Соскочил с коня Иван-Заря, обнял свою невесту, расцеловал ее .

Рассказали все царю .

Женился Иван-Заря на младшей сестре, а как умер царь, н все царство ему досталось .

Мор там, пир здесь Отсев там, мука здесь

СКАЗКА ПРО ЦАРЯ НЕСМЕЯНА

Было то или не было — жил царь Несмеян. Никто никогда не видел, чтобы он смеялся, потому и прозвали его Несмеяной .

У царя было три сына, называли их все сыновьями BB.pt Нбомеяяа .

Сказали братья:

— Пойдем спросим отца, почему он Несмеян, а мы сыновья царя Несмеяна .

Пошли .

Первым вошел старший сын .

Дал ему отец стакан вина и говорит:

— Выпей это вино, потом ударю тебя; выдержишь мой удар — скажу.. .

Выпил старший сын. Размахнулся отец и ударил. Так и за­ вертелся сын на месте .

— Иди, потом скажу, — сказал царь .

Вошел средний сын .

— Ты кто такой? — спрашивает царь .

— Я сын ваш .

— Чего ты хочешь?

— Наю все сыновьями царя Несмеяна зовут, почему ты Не­ смеян?

— Выпей вина, тогда скажу .

Выпил средний сын. Ударил и его отец, завертелся и тот на месте .

— Иди, потом скажу! — говорит царь .

Пошел младший сын .

— Ты кто такой? — спрашивает царь .

— Я младший сын царя Несмеяна, — отвечает тот .

— Зачем пришел?

— Нас все сыновьями царя Несмеяна зовут. Почему ты Не­ смеян?

Подал и ему царь вина и говорит:

— А ну выпей, ударю тебя, тогда уанаешь .

Взял младший сын, вылил .

Размахнулся царь, ударил его, но и с места не сдвинул .

— Еще ударь, но скажи! — говорит сын .

Ударил царь Несмеян во второй раз и во второй раз не сдви­ нул его с места .

— И в третий раз ударь, но скажи, — говорит сын .

Ударил и в третий раз отец и в третий раз не сдвинул сына .

Потом оказал:

— Пойди и достань гранаты величиной с мою голову .

Научил его потом, ка« найти их, и сказал:

— Принесешь — узнаешь все про меня .

Пошел младший сын к братьям, спросили те:

— Что он тебе сказал?

— Сказал: принеси мне гранаты величиной с мою голову — все про меня узнаешь .

Пошли все три брата вместе. Ходили, много ли ходили, ма­ ло ли — пришли в чистое поле. В поле — перекресток, на пере­ крестке камень, на камне надпись: туда пойдешь — вернешься, туда пойдешь — вернешься, а туда пойдешь — не вернешься .

Старший брат пошел туда, откуда вернешься. Средний по­ шел — откуда вернешься, младший пошел — откуда не вернешься .

Много ходил он, мало ходил, видит— вдали черное войско, все на конях. «Ну, погиб я, — подумал младший брат, — умру, видно!» — и все же пошел прямо на это черное войско .

Подошел, смотрит, — а войско все окаменелое. Пошел дальше .

Смотрит — виднеется вдали красное войско, испугался, ду­ мает: «Теперь уже наверное погиб», — и пошел.

Подошел и видит:

и красное войско все окаменелое. Пошел дальше .

Идет и видит — стоит белое войско, тоже все окаменелое .

Пошел дальше .

Много ходил, мало ходил, видит — башня, верхушкой в небо упирается. У самого входа гранатовое дерево, на дереве пять гра­ натов висят, все с человечью голову .

Подошел сын царя Несмеяна, сорвал гранаты: один съел, три с ообой взял, один на дереве оставил .

Выглянула из башни женщина и крикнула:

— О сынок, как похож ты на моего сына. Что привело тебя сюда? Смотри, съест тебя Мерзкий дэв!

— Что бы со мной ни стало, поднимусь наверх, — сказал сын царя Несмеяна .

Заплела женщина свои волосы и спустила вниз косы .

Подпрыгнул он, ухватил за косы и поднялся. Спрятала его женщина: придет дэв, убьет .

Попросил ее сын царя Несметна узнать, где у дэва дуиша находится .

Пришел дэв .

— Что-то сыном Адама пахнет, — говорит .

— Нет, — отвечает женщина, — где здесь быть сыну Адама?

Это, верно, ты с собой запах принес .

Обняла она Мерзкого дэва, стала его ляскать, а сама спра­ шивает:

— Очень я тебя люблю, жить без тебя не могу, скажи мне, где твоя душа?

— В венике моя душа, — говорит Мерзкий дэв .

Ушел Мерзкий дэв на охоту, а она взяла веник, разукрасила его, обвила цветной парчой да платками всякими, понесла и поло­ жила на постель .

Вернулся Мерзкий дэв, увидел веник, смеется:

— Обманул я тебя, вовсе и не в венике моя душа, а вот в этом столбе .

Как ушел дэв на охоту, встала она, обмыла, обчистила столб, разукрасила его как только могла, потом обняла и стала ласкать .

Пришел дэв .

— Что ты делаешь? — спрашивает .

— Душу твою ласкаю .

— Одурела ты, — смеется дэв, — кто тебе даст мою душу?

Моя душа знаешь где? В таком-то и таком-то месте кабан живет, у того кабана в голове коробоч!ка, а в той коробочке три птички:

красная — сила моя, белая — ум, а черная-— душа моя .

— А кто может того кабана убить? Есть кто такой на свете?

— Никто и ничем того кабана не убьет, разве только ранят его моей стрелой .

Только ушел Мерзкий дэв на охоту, отдала женщина его стрелу сыну царя Несмеяна. Взял тот с собой два хлеба и пошел к кузнецу. Сделал ему кузнец лук из двадцати пудов железа, на­ тянул юноша этот лук и сошул его. Сделал ему из сорока пудов, натянул юноша, согнул и этот. Сделал тогда кузнец из шестиде­ сяти пудов, натянул юноша этот лук, — выдержал лук, не со­ гнулся .

Повесил его юноша за плечо и пошел искать кабана .

Шел, шел и дошел до воды, куда тот кабан пить ходит .

Смотрит юноша, сидит у воды девушка, слезы льет .

— Что ты плачешь, льешь слезы, портишь прекрасные своя глаза? — спрашивает юноша .

— Уходи, оставь меня. Вот-вот кабан придет есть меня.. .

Узнал юноша, что этот кабан каждый день съедает по де­ вушке .

— Не бойся, — говорит он, — я лягу, тебе на колени голову положу, посплю немного, отдохну, а ты, как придет кабан, смот­ ри, разбуди меня .

Заснул сын царя Несмеяна .

Прошло немного времени, показался и кабан .

Идет, зубами скрежещет, изо рта пену роняет. Зовет девуш­ ка юношу, будит его, ударила даже, — нет, не просыпается он .

Заплакала она; плачет, плачет, убивается, вся земля жалостью к ней горит. Упала одна девичья слеза на щеку юноши, так и обо­ жгла кожу. Проснулся он, вскочил. Схватил лук, вложил стрелу, натянул тетиву и пустил. Попала стрела кабану в бок, насквозь его пробила. Упал кабан и дух испустил. Подошел юноша, отру­ бил кабану голову, разрубил ее надвое, достал коробочку. В ко­ робочке три птички; раньше птице силы оторвал голову, потом птице разума, птицу души оставил живой и с собой взял .

А Мерзкий дэв на охоте; почуял он, что над кабаном несча­ стье стряслось, хочет поспешить ему на помощь, но успел юноша и кабана убить, и птице оилы голову оторвать. Как оторвал юно­ ша голову белой птице, потерял дэв и разум, кое-как дотащился до овоей башни. Пришел и свалился без сил .

Увидела его женщина, спустилась вниз, уселась возле и спрашивает:

— Что, жизнь моя, что с тобой сталось?

Подошел тут и сын царя Неомеяна и как закричит на дэва:

— Что ты валяешься здесь, собака? Говори сейчас же, как те войска, что ты окаменил, оживить можно?

— Иди, поднимись наверх, там найдешь три кнута: белый, красный и черный: черным кнутом черное войско ударь, крас­ ным — красное, а белым — белое. Оживут они все и станут вер­ ными твоими слугами .

— Скажи, как заклинать? — приказал юноша .

Сказал дэв и как заклинать .

— А где все твое богатство? — спрашивает юноша .

— Вот возьми этот клю1 отомкни крайнюю комнату, там !, вся моя жизнь и все мое богатство, — оказал Мерзкий дэв .

Пошел сын царя Несмеяна, отомкнул дверь в крайнюю ком­ нату, смотрит, а там три змеи .

— Ох, вот это неплохое для нас дело, — заговорили змеи, как увидел« юношу .

Испугался юноша и говорит:

— Подождите меня немного, я сейчас приду, — вышел и за­ пер ex .

Приходит к дэву:

— Ты что меня к этим змеям проклятым послал, чтоб они меня съели?

— Нет, — говорит дэв, — ты иди открой такую-то комнату, там много жемчуга и драгоценных камней, а те змеи тебе ничего яе сделают, раз у тебя в руках красный кнут увидят. Уложи все на них и погони .

Встал юноша, открыл те комнаты, забрал видимо-невидимо жемчуга, драгоценных каменьев и отправился искать братьев, и гранаты те с собой взял .

Дошел до того перекрестка, где камень лежал, и сел отдох­ нуть. Пришли и старшие братья .

Достал младший брат гранаты и роздал всем по одному .

Завидно тем:

— Мы такие мелкие достали гранаты, а у него какие круп­ ные .

Решили они погубить его. Вот идут братья. Захотелось им дорогой пить. А там был один чудо-колодец, называли его Булах .

Подошли братья к Булаху, хотят достать воду. Опустили сначала старшего брата в колодец.

Только он спустился немного, как за­ кричал:

— Поднимайте меня, поднимайте, горю!

Подняли его .

Опускают теперь среднего брата. И он также кричит, и его подняли .

Опускают младшего брата, а он говорит:

— Сколько бы я ни кричал: «Горю!», вы все ниже меня опус­ кайте .

Спустился он, напился воды, подал воду и братьям, обвязал затем себя веревкой, чтобы и самому подняться. Стали его под­ нимать братья, да на полдороге обрезали веревки, и упал млад­ ший брат на оамое дно .

Пошли братья, принесли гранаты отцу .

— А где третий брат? — спрашивает отец .

— Не знаем — и не видели его! — говорят братья .

— А что же вы видели? — спрашивает отец .

— Мы ничего не видели, — говорят братья .

— Ты что видел? — спрашивает отец старшего брата .

— Я ничего не видел, — говорит старший брат .

— А ты что видел?

— И я ничего не видел, — говорит средний .

Рассердился царь Несмеян. Велел он своим советникам по­ слать тотчас людей искать младшего брата .

Пошли те, искали, долго искали и нашли его мертвым в этом Булахе. Достали его и понесли домой .

Взял царь Несмеян божий платок, провел им по лицу сына, ожил сын .

Засмеялся царь Несмеян, так засмеялся, что от его смеха земля дрогнула, а небо раскрылось и так и посыпалось оттуда золото и серебро .

Спросил царь Несмеян сына:

— Где твои гранаты?

— Я помню, — говорит сын, — что взял их с собой .

— А что ты в пути видел, сынак? — спрашивает царь .

Все рассказал сын, что видел: «В пути черное войско стояло, все окаменелое, за ним красное, а за ним белое, прошел я мимо, там увидел башню, такую, что верхушкой в небо упиралась и три окна в ней было, под той башней стояло гранатовое дерево, с того-то дерева и сорвал я эти гранаты» .

— А женщину ты там видел? — спрашивает царь .

— Видел, — говорит сын царя .

Сказал тогда царь:

— Сын мой, потому и зовут меня Несмеянам, что та жен­ щина моя жена, ее у меня тот Мерзкий дэв похитил. И те войска:

и черное, и красное, и белое — все мои, их Мерзкий дэв окаменшк Как же смеяться тому, кто столько потерял?

Встал тотчас юноша, пошел к той башне, убил Мерзкого дэва, взял с собой мать, взял все три кнута, замахнулся одним — одно войско оживил, другим — другое, третьим — третье, и так счастливо вернулся домой .

ПАШКУНДЖИ

Было то или не было — в одной стране царствовал великий царь. У него было три сына. Царь был очень богат. Но кроме всего богатства, драгоценных камней и жемчугов был у него еще большой, прекрасный сад. В этом саду была яблоня. Росли на яблоне чудесные яблоки, величиной с шапку. Царь дорожил яб­ лоней, как своими глазами, и сам не рвал яблок, и другим не давал. Но вот повадился кто-то орывать те яблоки. Идут дни, а считанных царских яблок все меньше да меньше.

Встревожился царь, призывает своих сыновей и говорит:

— Дети мои, одна у нас яблоня в саду, и ту мы не уберегл как же мы царспво наше убережем? Обворовывает нас кто-то, а мы и не знаем, кто. Надо подстеречь, поймать вора, узнать хоть, кто он? Пойдите постерегите, — кто того вора поймает, тому и царство все оставлю .

Решили царевичи караулить яблоню .

24»

Пошел старший сын, лег под яблоню и крепко уснул. Ночью пришел дэв, нарвал яблок и унес .

Наутро пришел царевич домой и рассказал, что ночью никто не приходил, что он всю ночь глаз не амыкал. На другую ночь пошел средний. И он также заснул. Пришел дэв, нарвал яблок и унес. Пришел наутро и средний брат и тоже рассказал, что никто не приходил. На третью ночь пришел черед идти младшему. Взял он лук, стрелы и пошел стеречь яблоню.

Посмеялись над ним старшие братья:

— Ты-то уж наверняка поймаешь вора .

— Никого не поймаю, так хоть сам живой вернусь, — сказал младший и пошел .

Всю ночь глаз не сомкнул, все вора поджидал. В полночь пришел дэв, влез на яблоню и стал срывать яблоки. Натянул юно­ ша свой лук, пустил стрелу. Прозвенела, просвистела стрела и вонзилась дэву в самое сердце. Взревел дэв, схватился за стрелу, хочет вытащить ее, да не может; свалился с яблони и с ревом пустился бежать. Потянулся за дэвом кровавый след.

Наутро пришел младший сын и сказал царю:

— Подстрелил я нашего врага, надо теперь его выследить .

Смеются братья. Встал младший брат и оказал:

— Пойдите за мной, докажу вам, что не вру .

Встали братья, вооружились и пошли по дэвову следу. Идут я идут братья по кровавым следам. Довели их следы до большого камия. Дэв раньше пришел сюда, поднял тот камень и пролез под ним в землю. Откатили братья камень и решили спуститься вниз за дэвом. Вперед должен лезть старший. Обвязали его братья веревкой и опустили в дэвово логово.

Услышал старший, как во­ рочается и рычит дэв, да как закричит:

— Поднимайте меня, поднимайте!

Подняли его .

Спустили теперь другого брата. И он закричал:

— Поднимайте!

Подняли и его .

Пришел черед младшему. Обвязали его веревкой и спустили .

Зарычал дэв еще сильней, заворочался, но не испугался младший .

— Спускайте, спускайте! — кричит братьям .

Спустили те веревку, и вошел юноша в дэвий дом .

Сидит у олня старушка — мать дэва и варит мучную каши­ цу.

Подошел юноша, спрашивает:

— Что ты варишь, мать, для кого это?

— Сын у меня болен, для него варю .

— А что с ним?

— Подстрелил его кто-то .

— Я научу тебя, т к его вылечить, — оказал сын царя. — Вскипяти котел масла коровьего и залей ему рану — поможет .

Поверила старуха, вскипятила котел коровьего масла и за­ лила дэву рану. Протянул дэв ноги. Вытащил юноша свою стрелу из груди дэва, убил старуху — дэвью мать и пошел осматривать дэвье логово .

Видит юноша в одном покое трех невиданных под солнцем красавиц .

Взял он всех их с собой и пошел к братьям; подошел и за ­ кричал снизу:

— Спуакайте веревку!

Спустили братья веревку и подняли старшую сестру .

— Эту — старшему! — крикнул сын царя .

Подняли среднюю .

— Эту — среднему! — сказал он .

Хочет поднять младшую — не идет она без него .

— Обманут они тебя, предадут, — говорит, — раньше ты под­ нимись, а потом меня поднимешь .

Не соглашается он. Сказала тогда красавица:

— Что ж, если не веришь мне! Знаю я — предадут они тебя, послушайся же меня хоть в одном. Останешься ты здесь, иди ван той дорогой, войдешь в комнату, там две овцы — одна белая, одна черная; сядешь на черную — здесь останешься, сядешь на белую — в подземное царство попадешь. Как помчится она в подземное царство, ты знай, приговаривай:

«Бабкина крыша мягкая, Бабкина крыша ватная», — упадешь в мягкое .

Подняли братья младшую, отрезали веревку, бросили ее вниз и пошли себе, а девушку с собой взяли. Загрустил юноша в дэвьем логове. Вспомнил потам об овцах. Пошел искать их. Н а­ шел, сел на белую овцу. Понеслась она в подземное царство .

«Бабкина крыша мягкая, Бабкина крыша ватная», — приговаривает юноша и... свалился прямо на мягкую ватную баб­ кину крышу. Встал и вошел в бабкин дом .

А бабка-старушюа — на один глаз слепая — сидит и кашу * ест; подошел парень, сел со стороны слепого глаза и стал есть кашу .

Съела бабка кашу и удивилась, что так скоро ее съела, по­ вернулась и видит — сидит юноша .

— Кто ты? — говорит .

— Сын твой! — оказал он .

Обрадовалась бабка — не было у нее детей. Оставила его у себя и стала ходить за ним, как за сыном .

Вот однажды смотрит он — просеяла бабка муку, стала н плачет .

-—Ты что плачешь, мать? — спрашивает юноша .

— А воду-то всю дэв захватил, чем же мне тесто замесить?

— Я тебе принесу воды, подай кувшин .

Не пускает старуха: «Убьет тебя дэв, живым не отпустит» .

Не слушает юноша, взял кувшин, пришел к реке, налил его доверху и хочет идти.. .

— Кто там? — закричал дэв. — Здесь и муха не прожуж­ жит — так вое меня боятся, а тебя что привело?

— Я, твой гость! — откликнулся юноша .

— Хорошо, бери, — говорит дэв, — на первый раз, как гостю, прощу .

Унес юноша воду. Раздали всему городу воды по яичной скорлупе. Как кончилась у всех вода, взял юноша кувшин и опять за водой пошел.

Услышал дэв, закричал:

— Кто там?

— Это я, твой гость! — откликнулся юноша .

Ничего не ответил дэв. Унес юноша воду, раздал опять все­ му городу воды по яичной скорлупе, да скоро кончилась она. Ре­ шил юноша сходить еще за водой. Вооружился, взял лук, стрелы и пошел. Пришел, налил воды в кувшин .

— Кто там? — кричит дэв .

— Я, твой гость! — говорит юноша .

— Один раз гость, другой раз гость, а в третий раз что за гость? — заревел дэв и бросился на юношу .

Стали бороться. Размахнулся юноша и всадил дэва по колани в землю, размахнулся дэв, всадил и юношу по колени, размах1нулся юноша, всадил дэва по пояс, размахнулся дэв, всадил юношу по пояс. Выскочил тогда юноша, всадил дэва по горло»

взмахнул мечом, отрубил дэву голову и пригвоздил голову мечом к земле. Вернулся домой, никому ничего не сказал, только бабке сказал:

— Поди воду принеси!

Узнал весь город, что убшги дэва. Потянулись все к воде — и люди, и звери. Пьют, перепиваются. Кто прямо тут лопается, а кто домой дойдет и там лопнет. Узнал и царь, что убит дэв. Ве­ лел тотчас найти, кто дэва убил. Собрался весь город, все ©го царство, а все нет того, кто дэва убил. Кто и приврет, скажет: «Я убил». Поведут его к дэвьей голове, что мечом к земле пригвож­ дена .

— А ну, если ты убил, вытащи этот меч! — скажут .

Никто меча не вытащит. Не найдут и не найдут, кто дэва убил.

Сказал тогда царь:

— А что, все ли здесь, что в моем царстве живут?

— Все, кроме одной только бабки да одного юноши, назва­ ного ее сына, — говорят .

Велел царь тотчас привести старуху и того юношу .

Пришел юноша, вытащил меч и сказал, что это он убил дэ­ ва. Повел его царь во дворец и затеял пир и веселье .

— Что ты просишь, чем тебя одарить за твою услугу? — го­ ворит царь. — Останься у меня, все царство тебе отдам .

— Нет, — ответил юноша, — я не здешний, я из надземного мира Если можете, отведите меня туда, это для меня лучший подарок, а не можете, так хоть научите, как туда человеку про­ браться .

Сказали ему:

— Это только Пашкунджи1 может сделать .

Встал юноша, вооружился и пошел к Пашкунджи .

А у Пашкунджи были птенцы, их всех гвелешапи поедал .

Пришел юноша, видит — сидят в гнезде птенцы, один плачет, дру­ гой смеется .

Удивился юноша, спрашиваетЧему это один смеется и о чем другой плачет?

Тот, что плакал, сказал:

— Я о том плачу, что меня сегодня гвелешапи съест!

А тот, что смеялся, сказал:

— А я смеюсь потому, что меня гвелешапи только завтра съест; мне еще один день жить осталось .

Сказал сын царя:

— Вы больше не бойтесь, а почему, это уж только я и тот гвелешапи знаем Сел сын царя и стал ждать Вдруг потемнело все вокруг .

Оказали дети Пашкунджи, что это гвелешапи идет, солнце за­ слоняет. Взял юноша лук, натянул его и, как подошел гвелешапи, пустил ему стрелу в самое сердце. Свалился гвелешапи и испустил страшное зловоние. Подобрал юноша гвелешапи — целая гора взгромоздилась. Вдруг раздался гром и полил дождь .

— Что это? — спросил юноша детей Пашкунджи .

— Это наша мать плачет, слезы льет, думает, что уже про­ глотил нас гвелешапи .

Спрятали птенцы юношу Пришла Пашкунджи, видит — жи­ вы птенцы, обрадовалась .

— Кто вас спас, дети мои, кто? — спрашивает .

— Если не съешь его, покаж ем,— оказали птенцы .

— Как же я съем того, кто мне детей спас? — говорит Паш­ кунджи. — Покажите мне его!

Вывели птенцы юношу. Обнимает его Пашкунджи, все реб­ i П аш кундж и — фантастическое сущ ество, полузверь-полуптица, с телом льва и крыльями орла ра на радостях ему переломала, провела потом по ребрам крылом и все опять заживила — Я в долгу у тебя, — говорит Пашкунджи, — проси — все выполню, чего ни пожелаешь — Отведи меня в надземный М — отвечает юноша, — этим 1ир, отплатишь мне за все — Хорошо, — говорит Пашкунджи, — возьми побольше мяса, уложи мне на одно крыло, на другое сам садись, и полетим в надземный мир Так и сделали Уложил юноша на одно крыло Пашкунджи мясо, на другое сам взобрался — и полетели Повернет голову Пашкунджи, положит ей юноша в клюв кусок мяса, и дальше летят Не хватило только одного куока, вырезал юноша мясо у себя из-под колена и отдал Пашкунджи — О, какое вкусное мясо, — воскликнула Пашкунджи, — что это?

— А это мое мясо, — ответил юноша — Знала бы, что человечье мяоо так вкусно, съела бы тебя давно, — сказала Пашкунджи, правела крылом по его ране, за­ живила ее, ссадила юношу на землю, попрощалась с ним и уле­ тела А юноша пошел себе Много ли, мало ли он шел — дошел до своего царства Дорогой встретил он свинопаса Сидит и плачет свинопас Подошел сын царя и спрашивает — Что ты плачешь так?

— Как не плакать, — говорит свинопас, — у наших цареви­ чей свадьба Младшего сына царя загубили, а старшин на его невесте женится — Слушай, — сказал юноша, — дай мне свою одежду Бери сам мою Я их младший брат, пойду посмотрю, как они женятся Переоделся свинопасом и отправился к братьжм Сидит стар­ ший брат, радуется А во дворе все войско собралось, держат лук младшего брата, друг с другом тягаются — кто его натянуть су­ меет Никто тот лук натянуть не в силах — Дайте лук моему свинопасу, — кричит старший брат, сам смеется, — может, он натянет Взял младший брат стрелу, натянул лук и крикнул — В быка или в корову?

Узнала невеста своего жениха, наполнилось ее сердце радо­ стью, крикнула она — В быка, корова чем же виновата?

Пустил стрелу младший и убил старшего брата, женился на своей невесте и стал царствовать

КРАСАВИЦА ИЗ ДАЛЕКОЙ СТРАНЫ НИГОЗЕТИ

Жил один царь, и было у него три сына Постарел отец, уж зрение потерял и думает — Надо мне испытать, кто из моих сыновей более достош царствовать .

Вызвал старик старшего сына и спрашивает — Скажи мне, что на свете полнее, что быстрее и что прек­ раснее всего, — хочу испытать тебя, достоин ли ты царствовать .

Ответишь, как должно, посажу тебя на царство А у того царя был чудесный конь Вот и говорит старший сын — Нет на свете полнее вашего коня, прекрасней вашей суп­ руги (это он о своей матери), быстрее ваших гончих — Нет, сын мой, не достоин ты царствовать, — сказал отец и вызвал среднего сына .

Сказал средний сын — Самая прекрасная — моя жена, самый полный — мой коньг а самая быстрая — моя гончая .

— Нет, и ты не достоин царства, — оказал отец и вызвал младшего сына — Вот, сын мой, одна надежда на тебя — и зрение мне ты долдон вернуть и загадки мои отгадать Скажи мне, что на свете полнее, что прекраснее и что быстрее всего?

Сказал младший сын:

— Что может быть прекраснее весны, полней и сытней уро­ жайной осени и что может быть быстрей взгляда нашего — в ми­ нуту всего достигнет и все охватит взор наш .

— Воистину, один ты достоин царства, — оказал отец, — ты и вернешь мне утерянное зрение — Хорошо, — сказал сын, — дайте только подумать У того царя был конь Пошел юноша к тому коню, а конь и говорит — Что задумался? Окажи отцу, чтобы заказал тебе седло с девятью подпругами да дал бы тебе свой лучший меч да плеть .

Как сядешь на меня, ударь меня той плетью так, чтобы на три каламана кожи с меня слетело, я и понесусь, да так, что hikto и не заметит, в воздух ли я взлетел или в землю провалился Где остановлюсь, там сойди и начни рыть землю — найдешь лекарст­ во для отца Только смотри, хватай его скорее, а не успеешь — улетит в небо Выполнил все юноша Прилетели они на то место, спешился он, разрыл землю .

Вдруг что-то, словно снежок, вылетело из земли, унеслось в небо и растаяло в воздухе, да так быстро, что не успел он и разгля­ деть, не то что схватить его руками 255»

Сказал конь:

— Ну, это только через неделю упадет обратно, а пока, чем здесь дожидаться, лучше ехать, — ныне царь Востока идет войной на царя Запада, хочет поработить его, надо нам вмешаться, по­ мочь теснимому .

Посмотрел юноша, видит — двигается что-то, так и черно все от пыли, — а это восточного царя войска движутся .

Полетел юноша на своем коне, в самую гущу врезался .

Давит конь копытами, а юноша рубит по обе стороны мечом, всех перебил, только царь со своими советниками успели бежать .

А царь Запада смотрит в подзорную трубу и видит — разби­ ты враги, бежали.

Дивится царь:

— Кто это сослужил мне такую службу, всех моих врагов истребил?

Порезал себе юноша в этом бою мизинец, послал к царю оказать:

— Пришлите мне чем руку перевязать .

Какое пришлите — прибежали все, окружили его, ведут с почетом. Ввели в отдельную палату, уложили отдохнуть. А коня отвели в конюшню, расседлали, почистили, покрыли попоной, кормят его кишмишом с миндалем .

Позавидовали царедворцы, испугались, как бы не приблизил * себе царь этого юношу .

Пошли и доложили царю:

— Этот юноша может достать слоновой кости на целый дво­ рец, велите ему принести .

Вышел юноша к завтраку, а царь и говорит ему:

— Поставь мне дворец из слоновой кости .

— Дайте подумать, — сказал юноша .

Пошел, сказал коню .

— Это не трудное дело, — говорит конь, — возьми только у даря сто бурдюков вина, каждый на тридцать ведер, да поболь­ ше шерсти, — поставим ему дворец из слоновой кости .

Так и сказал юноша царю .

Приготовили ему и вина, и шерсти. Отправился он в ту стра­ ну, где слоны водятся .

Приехал. Стоит гора, и бьют девять студеных ключей. Сте­ кают они все вместе — эту-то воду и пьют слоны .

Преградил юноша путь воде у истоков шерстью, пустил ее в другую сторону. А из оставшейся шерсти и камней устроил за­ пруду и налил в нее вина .

— А ну, взгляни, лежат слоны или идут? — спрашивает конь .

— Одна группа видна, — говорит юноша .

— Ну, так скоро придут, — говорит коль .

Спрятались ояи .

Пришли слоны на водопой, а воды нет .

Попробовали вино, не по вкусу пришлось, отошли. Да му­ чит их жажда, что делать?

Постояли, посмотрели, не выдержали, вновь подошли, стали пипть вино. Пьют, пьют, охмелели все и повалились на землю .

— А теперь иди, работай мечом, — говорит конь, — режь клыки .

Что смогли — забрали, остальное в кучу сложили, чтобы в следующий раз увезти .

Привезли они слоновую кость .

Ошалели царедворцы .

— Не погиб он там, вернулся!

А юноша возводит дворец, золотые гвозди забивает .

Радуется царь, а царедворцы приходят и говорят:

— Что за молодца вы нашли! Да это что! Он может поймать царь-птицу, посадить ее в золотую клетку и повесить на стену дворца, весь мир будет дивиться ее пению .

Вызвал царь юношу и говорит:

— Привези мне царь-птицу .

— Дайте подумать до завтра, — говорит юноша .

Пошел к коню .

— Велит царь привезти царь-птицу .

— Ничего, — говорит конь, — пусть дает девять бурдюков проса, каждый на тридцать ведер, — привезем ему и царь-птицу .

Дал царь проса .

Поехали они в чужие страны .

Едут, едут — видят горы, в горах птиц видимо-невидимо. Ще­ бечут, поют! На все лады заливаются .

Сказал конь:

— Ложись теперь и засыпь себя просом. Слетятся птицы, а царь-птица сядет сверху, над самым твоим сердцем. Знай, как клюнет тебя царь-птица раз и два и три, — тут и хватай ее, а по­ том не поймаешь .

Лег юноша, засыпал себя просом .

Летит царь-птица, летят за нею другие птицы, щебечут, на все лады заливаются .

Сели, клюют .

Клюнула царь-птица раз, другой, а как клюнула в третий, тут и схватил ее юноша и вскочил на ноги. Набросились на него птицы, клюют, царапают, бьют крыльями, вот-вот заклюют бед­ нягу. Налетел конь, разогнал всех птиц, подхватил юношу с царьптицей и улетел .

Приехали, привезли царь-птицу .

Дивятся царедворцы — и это сумел, живым вернулся!

Пошли, доложили царю:

— Велите ему, если он такой молодец, пусть приведет вам в жены красавицу из далекой страны Нигозети .

17. Сказки

Призвал царь юношу и говорит:

— Привези мне в жены красавицу из далекой страны Ниго­ зети .

Пошел юноша к коню, сказал .

Задумался конь:

— Это не легкое дело! И вот в чем загвоздка. Той красави­ це, из страны Нигозети, служит кобылица — моя сестра. Она и сильней меня и быстрей. Боюсь, не управиться нам с нею. Д а уж что делить, — едем. Только знай — живет эта красавица в замке, дверь на восток у нее отворена, а на запад — закрыта. Там, у дверей, коза и волк на привязи. У козы — кость, а перед волком — сена пучок. И моя сестра-кобылица там же на страже стоит. Ты дверь на восток затвори, на запад — отвори, козе брось сена, вол­ к у— кость, я займусь сестрой-кобылицей. А красавица сидит в замке, распустив длинные-предлинные волосы; как войдешь — на­ мотай скорей волосы на руку, успеешь — твоя она, а нет — погу­ бит она нас .

Приехали. Схватил юноша кость у козы — бросил волку, а козе дал сена, отворил западную дверь, влетел в замок, затворил восточную дверь, бросился к красавице и вмиг намотал ее воло­ сы на руку .

Закричала красавица:

— Восточные двери, спасайте!

— Еле-еле дождались, затворили наши замки, дали отдох­ нуть петлям, опять отпираться? — говорят восточные двери .

— Западные двери, спасайте!

— Еле-еле дождались, отворили нас, дали проветрить петли, опять запираться? — говорят западные двери .

— Спасай, коза!

— Еле-еле сена дождалась! Стану я бросать его!

— Выручай, волк!

— Впервые мне кость бросили, — говорит волк, — не стану я бросать ее .

Зовет красавица кобылицу:

— Спасай, моя верная!

— Я и с братом своим справиться не могу, до того ли мне, — говорит кобылица .

Так одолел юноша красавицу из страны Нигозети и повез ее к царю .

Приехали. И говорит красавица:

— Не покажусь я царю, пока не поставят мне большую ван­ ну, всю из мрамора, да не зальют ее молоком кипящим — иску­ паться .

Поставили ванну, наполнили молоком кипящим .

— Пусть пожалует царь, — говорит красавица .

Пришел царь .

— Извольте раньше вы выкупаться, — сказала красавица .

Подошел царь к ванне посмотреть, а красавица как толжне' его! Свалился царь в кипящее молоко и сварился .

Побросали в молоко и всех царедворцев, никого в живых не осталось .

Достались так юноше и Восточное царство, и Западное, и красавица из далекой страны Нигозети .

А тут пришло время и тому снадобью от слепоты с неба сле­ теть, вот-вот оно опять в землю зароется. Полетел юноша на коне, успел схватить его в воздухе, не дал коснуться земли .

Едет юноша домой, везет красавицу, везет отцу лекарство от слепоты. Обрадовался слепой отец, что вернулся сын с победой .

— Вот, отец, и лекарство от слепоты я тебе привез, и эту красавицу из далекой страны Нигозети себе отвоевал, и еще два царства завоевал, — порадовал сын отца .

Прозрел отец, справили богатую свадьбу и зажили счаст­ ливо .

СКАЗКА О БЕДНЯКЕ И ТРЕХ ГРАНАТАХ ВИТЯЗЯ

Было то или не было — жил один бедняк. Ничего нет у бед»

няка — ни дома, ни двора. Что делать? Пошел он в лес, сплел себе лачугу из ветвей и поселился в ней .

Соберет он вязанку сухих ветвей, снесет в город, продаст, купит хлеба, тем и живет .

Вот пошел он однажды в город, понес дрова .

Продал, купил хлеба, идет. Заложил он хлеб за пазуху мерзнет, ежится, плетется в свою лачугу .

А дорога М М царского дворца идет .

1О И

Увидела его дочь царя и говорит отцу:

— Смотри, отец, черт идет!

Посмотрел отец, видит — не черт, а человек бедный идет, рассердился на дочь:

— И вовсе не черт, а человек это!

— Нет, что это за человек — и черный какой, и оборван* ный, — говорит дочь, — черт это, черт!

Заспорили отец с дочерью. Разгневался отец, кричит:

— Сейчас же за него замуж иди, коли так, а нет, тотчас тебе голову сниму .

Испугалась она. Решила все же, чем умирать, лучше идти за бедняка .

Увязала немного добра в узелок, побежала за ним, зоветПодожди, человек Обернулся бедняк, не поверил, что это его зовет такая кравица, идет себе и не смотрит назад .

Вошел бедняк в свою лачугу, вошла и она за ним .

Спрашивает бедняк:

— Зачем ты пришла сюда?

Сказала она:

— Затем, что должен ты на мне жениться .

Испугался бедняк — зачем мне такая жена, как я ее кормить буду, — и говорит:

— Видишь, как я живу: продам хворост да куплю краюху хлеба, а чем мне тебя кормить?

А она:

— Не бойся, я и себя, и тебя прокормлю .

Потом сказала:

— Вот у меня платок самотканый, он стоит пятьсот рублей, цена на нем выткана. Возьми этот платок, снеси на ярмарку, при­ цепится кто — скажи: цена на нем выткана; продай и принеси деньги .

Взял бедняк платок и понес на ярмарку .

Приценился один купец к платку. Говорит бедняк:

— Цена на нем стоит .

Понравился купцу платок .

— Пойдем, дома отсчитаю деньги, — говорит он .

Отвел бедняка домой, отсчитал пятьсот рублей, покормил еще его и отпустил .

Принес бедняк деньги домой .

Соткала жена другой платок и на нем ту же цену вывела, зла мужу и сказала:

— Отнеси и этот на базар .

Пошел он, понес. Носит, носит, никак не продаст платка .

Приценился к платку один человек, говорит:

— Денег у меня нет, а хочешь, я скажу тебе за него три слова .

— Нет, — говорит бедняк, — я за слова не продаю, — взял и принес этот платок домой .

Спрашивает жена:

— Никто не торговал?

— Нет, торговал один за три слова, да я не отдал, — говорит муж .

Рассердилась жена:

— Пойди сейчас же, найди того человека и отдай ему пла­ ток за те три слова .

Пошел он опять на ярмарку. Ищет, ищет того человека, нацгл и говорит:

— Отдам тебе платок за три слова .

— Идем, — сказал тот .

Повел его домой и оказал:

— Первое — не говори ничего, не подумав, а подумай и тог* да скажи. Второе — наговорят тебе на кого, что бы ни сказали, хотя бы, что он убить тебя хочет, не спеши бежать и убивать того человека, а узнай раньше хорошенько, правда ли. Третье — бу­ дешь у реки, подойдет к тебе человек, спросит, есть ли здесь брод, а ты отмахнешься да окажешь — есть, мол, а он пойдет да утонет; нехорошо это, а ты должен сказать — не знаю, брат, про­ верь сам. Вот мои три слова .

Одарил потом бедняка и отпустил .

Пришел бедняк домой, рассказал жене те слова.

Сказала жена:

— Смотри же, запомни все хорошенько, пригодится. А теперь хорошо бы тебе пойти куда-нибудь на работу. Заработаешь день­ ги — принесешь, купим упряжь быков и заживем .

Пошел бедняк, идет в город. Встречает в пути трех купцов, — Здравствуй, — говорят купцы .

— Здравствуйте, — отвечает бедняк .

— Не пойдешь ли к нам в батраки?

— Отчего не пойти, пойду .

— Сколько тебе платить в год?

— Шестьдесят рублей .

Дали ему купцы деньги за год вперед .

— Вот тебе, пошл!И их домой .

Взял бедняк и послал те деньги домой с земляком, сам пс шел за купцами .

Три дня и три ночи шли они так, нигде воды не встретили* Вышли на одну горную тропу, только за горой в ущелье и была вода .

Дали купцы своему батраку кувшин и сказали:

— Там в ущелье вода, принеси .

На смерть они его послали, за один этот кувшин воды дол­ жен погибнуть бедняк .

Подошел он к воде, видит — стоит витязь-красавец, весь в оружии, играет с лягушкой, забавляется .

Увидел бедняка этот витязь и говорит:

— А ну, брат, скажи, кто красивей — я или эта лягушка?

А лягушка прыгает у него на плече, играет .

Хотел было бедняк сказать сразу, что на язык навернулось, да вспомнил совет— не говорить, не подумав, и задумался, от­ ступил даже на три шала. Задумался и испугался — что, если не понравится витязю, как скажу, что он красивей той лягушки, да х убьет меня! Нет, тут, верно, что-то есть .

А тот торопит:

— Говори же, чего ты молчишь?

Подумал бедняк — мет, лучше скажу, что лягушка красивее, и говорит:

— Лягушка красивее!

Того витязю и надо было. Только сказал бедняк, что лягуш­ ка краоивей, — лопнула лягушачья кожа и вышла из той кожи красавица невиданной под солнцем красоты .

Обрадовался красавецчвитязь, целует бедняка, обнимает .

— Сколько я людей истребил у этой воды, чтоб такой ответ получить и заколдованную красавицу от чар освободить! Теперь пойди окажи всем: свободна вода, ухожу отсюда .

Подарил ему витязь на прощанье три чудесных граната да золотой пояс женский и оказал:

— Возьми эти гранаты, пригодятся тебе, а пояс, если есть у тебя жена, пусть на себя наденет, и родится у нее золотокудрый сын .

Попрощался с бедняком и ушел со своей красавицей .

Взял бедняк, завернул в тряпье те гранаты да золотой пояс и послал с земляком к жене, сам набрал воды и понес купцам .

Удивились купцы, что он живой вернулся, спрашивают:

— Был там кто у воды или нет?

— Был да ушел, — сказал бедняк, — свободна теперь вода .

Обнимают все бедняка, дивятся:

— Что ты ему сказал такое, что он воду открыл? Сколько )же лет, как мучаемся без воды .

А земляк отнес жене бедняка все завернутое в тряпье боатство Развернула жена один гран ат— и из одной только полови­ ны вырос прекрасный город с дворцами да садами .

Пустила она в поле табуны коней, отары овец да стада буй­ волов, наняла пастухов. Живет, ждет мужа .

А бедняк отслужил свой год. Подарили ему купцы еще де­ нег за хорошую службу и отпустили .

Не нужен им больше слуга: вода свободна, из-за той воды и нанимали они батраков Пошел бедняк домой, ищет свою плетеную лачугу .

Идет, видит — пасутся буйволиные стада. Спрашивает ов пастуховЧьи это стада?

Назвали ему пастухи его же имя .

Обиделся он, рассердился даже, думает, смеются над ним, да ничего не сказал, пошел дальше .

Встретил дорогой овечьи отары, спросил, чьи они, и тут тоже назвали его имя .

Приходит к лесу, смотрит — нет больше его плетеной лачу­ ги, а на ее месте — огромный дворец .

Задумался бедняк. Вошел потом во двор .

— Где такая-то женщина живет? — спрашивает про свою жену .

— Госпожа наша? Вот там, на холме, во дворце, — говорят ему .

Дивится бедняк, не поймет ничего .

Высыпали со всех сторон слуги, спрашивают, что ему надо, не ищет ли работы, не пойдет ли в батраки?

— Да, — сказал он, — пойду .

Заговорили все, зашумели. Одни говорят:

— Не нужен он нам .

Другие:

— Нужен .

А один старик-гусятник и говорит:

— Я возьму его гусей стеречь .

Наняли его .

Прошел так месяц. Работает этот бедняк, пасет гусей .

Вот однажды и говорит он старику:

— Хочу я повидать госпожу .

— Я-то не смею пойти к ней, — говорит старик, — а вот де­ вочку разве послать?

Послали девочку, сказали:

— Скажи госпоже, здесь один человек работает у нас уже месяц, хочет повидать ее .

Пошла девочка, доложила .

Вышла госпожа на балкон, думает, может, это муж мой вер­ нулся, велела слугам привести его к себе .

Идет он, думает, что-то будет .

Увидела она его сверху, узнала, приказала слугам:

— Возьмите его на руки и так принесите, чтоб нога его на землю не ступала .

Побежали слуги, подняли его на руки, кричат здравицу, а сами щиплют его, злятся — отчего это простому гусятнику такой почет Поставили его перед госпожой .

Отпустила она всех слуг, одела его, нарядила .

Взяла его потом под руку, гуляет с ним .

Перепугались слуги, как узнали, что это хозяин, думают — поразгонит он нас всех. А он не сердится и не гонит никого. По­ шел, осматривает комнаты .

Видит — в одной комнате колыбель с золотокудрым мальчи­ ком. Разгневался он, схватился за кинжал, хочет бежать убить жену, да вспомнил слова того человека — подумать, прежде, чем идти на убийство. Задумался и вспомнил, как послал ей золотой пояс и что сказал тот витязь .

Вспомнил и понял, что, видно, от того пояса и родился j жены золотокудрый мальчик .

Пришла жена и говорит:

— Вот вое это ты заработал: помнишь, как прислал мне три граната и золотой пояс. Весь этот город и дворец — все это по* строила я только из половинки одного того чудесного граната. А два с половиной граната еще до сих пор целы: так дороги они, что никто их разменять не может .

Обрадовался он. Живут они так весело и счастливо .

Сказала жена:

— Пригласи моего отца .

— Хорошо, — сказал муж .

Вывели из табуна белого коня, серебряным седлом оседлали и всю упряжь серебряную надели, нарядили слугу в белую чер­ кеску и послали звать царя-отца в гости, приказали слуге:

— Не говори никому в пути, да и самому царю не говори, что ты наш слуга, а окажи только — ваш зять попросил меня по­ звать вас к себе в гости .

Приехал слуга к царю, говорит:

— В-аш зять просит вас к себе в гости .

Посмеялся только царь и говорит слуге:

— Не стыдно тебе, такому молодцу, передавать поручение этого несчастного нищего? Как только он смелости набрался звать меня, царя, в гости?!

Поехал слуга обратно, рассказал, как его царь принял .

На другой день взяли из табуна красного коня, оседлали зо­ лотым седлом, слугу одели в золотое платье и послали к царю .

Приехал слуга, говорит царю:

— Великий царь! Ваш зять просит вас пожаловать к нему в гости .

Сказала царю царица:

— Поедем, возьмем своих слуг, еду, вызовем его в поле, де­ нег подарим, зять он нам все же .

Поехал слуга, доложил хозяевам:

— Так и так, царь со своей едой едет .

Едет царь, видит отары овец, спрашивает:

— Чьи это?

Назвали ему имя его зятя .

Едет дальше, видит — пасутся табуны коней. Спрашивает:

— Чьи это табуны?

И опять назвали его зятя .

Оглядел царь табуны, велел бросить всю еду, что в дорогу взяли, вернул и всех слуг, говорит:

— Видно, разбогател мой зять, стыдно приезжать к нему со своей едой да слугами .

Приехал, видит город чудесный, а посреди города — дворец, дочь его с мужем на балконе гуляют .

Поднялись царь с царицей наверх, обняли дочь да зятя, це­ луют .

Сказала дочь:

— Что же вы не ехали к нам — зазорным считали?

Вошли в зал .

Заставлен стол кушаньями, да такими, каких и не видел царь никогда .

После обеда сказала дочь отцу:

— Разменяй нам деньги .

Вынесла два граната с половиной, говорит:

— Вот, если можешь, разменяй .

Два граната разменял царь кое-как, а половину уже не су­ мел, не хватило у него денег .

Благословил царь своего зятя, повесил на него свою цепь и посадил царствовать .

БОТОТИНА И ШЕСТЬ ЕГО БРАТЬЕВ

Было то или не было — жили семь братьев. Младшего звали Бототина. Пришло время им жениться. Отправились они искать себе жен. Шли, шли, перешли через одну высокую гору. Навстре­ чу им — дэв .

— Здорово! — говорит дэв .

— Здравствуй! — отвечают братья .

— Куда путь держите?

— Нас семеро братьев, ищем семь невест, хотим жениться .

— У меня семь дочерей, пойдемте — поженю .

— Твоего ничего не хотим, — сказали братья и пошли дальше .

Шли, шли, перешли еще одну гору, навстречу — дэв .

— Здорово!

— Здравствуй!

— Куда путь держите?

— Нас семеро братьев, ищем семь невест, хотим жениться .

— У меня семь дочерей, пойдемте — поженю .

— Твоего ничего не хотим, — сказала братья и пошли дальше .

Много ли ходили или мало, перешли еще одну гору, навстре­ чу — дэв .

— Здорово!

— Здравствуй!

— Куда путь держите?

— Нас семеро братьев, ищем семь невест, хотим жениться .

— У меня семь дочерей, пойдемте — поженю .

Братья подумали: «Может, это наша судьба», — и пошли .

Дошли до дэвова жилища. Поужинали, легли .

Все заснули, кроме Бототины. И дэв не спит, ворочается .

Встал дэв и закричал:

— Кто спит и кто не спит?

— Я не сплю, — сказал Бототина .

— Что тебе мешает?

— Твоих волов рев .

Встал дэв. истребил всех волов. Легли. Не с п и г Нототина .

Дэв подумал: «Теперь-то все спят». Встал и кричит:

— Кто спит и кто не спит?

— Я не сплю, — говорит Бототина .

— Что тебе мешает?

— Твоих коров мычанье .

Встал дэв и истребил всех коров, только одну оставил. Эта корова одним соском масло давала, другим — молоко, третьим — сливки, четвертым — мацони. Легли. Бототина все не спит .

Встал дэв и кричит:

— Кто спит и кто не спит?

— Я не сплю, — отвечает Ботонина .

— Что тебе мешает?

— Твоих кур кудахтанье .

Встал дэв и пооторвал всем курам головы. А Бототина пере­ ложил братьев на ложа дэвовых дочерей, а дэвовых дочерей на ложа братьев.

Встал дэв и закричал:

— Кто спит и кто не спит?

Притих Бототина, будто крепко спит, и звука не издает. По­ дошел дэв, перерезал всех своих дочерей, — думал, что это братья .

Лег и заснул

Встал Бототина, разбудил братьев:

— Вставайте, братья, бежим — не то дэв всех съест .

Встали, пошли и дэвову корову с собой захватили .

Наутро проснулся дэв, зовет дочерей:

— Вставайте, дочки, зажигайте огонь, будем варить Бототину и его братьев .

Не встают дочки. Подошел дэв, видит — лежат все зарезан­ ные, а Бототина с братьями давно ушли и корову его увели. По­ несся дэв вдогонку. Догоняет дэв беглецов, а те уж перешли во­ лосяной мост .

— Ай, Бототина, твое счастье, что успел мост перейти! Не вернешься?

— Вернусь как зять и господин, — откликнулся Бототина .

Нанялся Бототина в батраки к царю.

Царь узнал про лов­ кость своего батрака, призвал его к себе и говорит:

— Бототина, иди к дэву, принеси ковер, что у него есть .

— Дайте мне только шило и иголку, — сказал Бототина .

Взял и пошел. Пришел к дэву, зялез под тахту, где дэв спит, "266 и давай его колоть. Кряхтит дэв, ворочается, что твой вертел. Не выдержал, встал .

— Совсем искусали проклятые блохи, пойду вытряхну ковер .

Взял, вынес ко«вер на кровлю, выбил его и повесил провет­ риться. Бототина только того и ждал, — схватил ковер и был таков .

Проснулся дэв, смотрит — нет ковра .

— Это негодяй Бототина подстроил! — и понесся вдогонку .

Догоняет дэв беглеца, а тот уж перешел волосяной мост .

— Ах, Бототина, и это сумел. Ну, погоди ж, придешь еще! — закричал дэв .

— Приду как зять и господин, — откликнулся Бототиня .

Принес ковер царю. Обрадовался царь .

— Ну и парень наш Бототина! Ай да Бототина! Сходи-ка еще разок к дэву, принеси котел, что у него есть .

— Дайте мне только камень, — оказал Бототина. Взял и по­ шел. Пришел к дэву, влез под тахту и давай стучать .

— Ну, это уж ты, Бототина! — закричал дэв — Теперь не уйдешь, съем тебя .

— Съешь так съешь, что ж делать! — говорит Бототина. — Только есть надо с умом, — вот привяжи меня к верхушке этого бруса у дверей, а внизу поставь твой котел, за ночь набежит с меня сала полный котел, и сало тебе достанется, и я не уйду .

Поверил дэв, пожадничал. Привядал Ботонину к матице, по­ ставил внизу котел, сам лег и заснул. Бототина отвязал веревку, слез, взвалил котел на плечи и был таков .

Проснулся дэв наутро — ни котла, ни Бототины, заревел и помчался вдогонку. Догоняет дэв Бототину, а он уж перебрался через волосяной мост .

— И это ты подстроил, Бототина! Ну, погоди ж, придешь еще!

— Приду как зять и господи«!

Принес Бототина царю котел. Радуется царь, какой у него батрак хороший, а все ему мало .

— Эй, Бототина, приведи caiMoro дэва ко мне Задумался Бототина, а как царю отказать?

— Дайте только столярные инструменты, — сказал Бототина .

Дали ему топорик, молоток и пилу — все, что нужно, и по­ шел Бототина за дэвом. Приходит, а дэв сувдукзи сколачивает .

— Дай я околочу, а ты садись туда, посмотри, крепко или нет, — сказал Бототина .

Согласился дэв. Сколотил Бототина сундук. Влез в него дэв, потянулся — на куски разнес. Сколотил Бототина другой сундук, покрепче, разнес дэв и этот. Сколотил Бототина и третий, еще крепче. Сел дэв, тянется — никак не разнесет, а Бототина закрыл его крышкой, заколотил, взвалил на спину и — бежать Злится дэв, !ется, а Бототина бежит себе .

Попросил дэв Бототину:

— Скажи, как будем на волосяном мосту. (А сам думает:

«Потянусь хорошенько, сброшу его».)

Бототина перешел мост и говорит:

— Вот мы на волосяном мосту .

Тянется дэв, дергает крышку, а Ботогина бежит уж себе по гладкой земле .

Бежал, бежал Бототина — добежал до даря, поставил сундук и говорит:

— Дайте мне высокую, высокую лестницу .

Дали.

Приставил Бототина лестницу к высоченной башне, влез на нее, поднял лестницу и говорит царю:

— Вот теперь открывайте сундук .

Открыли сундук, выскочил взбешенный дэв. Сначала царя сожрал, потом всех его царедворцев. Ищет он Бототину, а Бото­ тина сидит на верхушке башни и посмеивается. Смотрит дэв, злится .

— Как ты забрался туда, Бототина?

— А я собрал много-много сена, зажег, прыгнул туда, — так пламя меня и подбросило сюда .

Побежал дэв, тащит сено стогами, взгромоздил целую гору, зажег, прыгнул в огонь и сгорел .

А Бототина слез с башни, все царство ему досталось; привел он своих братьев, и зажили они все вместе счастливо .

Мор там, пир здесь, Отсев там, мука здесь

ЧУДЕСНАЯ ШАПКА

Было то или не было — жил один бедный крестьянин со ста­ рой матерью. Жили они в большой нужде .

Вот однажды и говорит сьин:

— Мать, невмоготу так жить! Пойду похожу по свету, или найду что, или потеряю, все лучше будет .

— Хорошо, — говорит мать .

Встал он и пошел. Идет, сам не знает куда .

Устал, присел отдохнуть у дороги .

Видит, идет путник .

— Привет тебе! — говорит путник .

— И тебе привет, — говорит крестьянин .

— Что ты так печален? — спрашивает путник .

— Как же мне не печалиться? — говорит крестьянин. — Са­ дись, расскажу тебе .

Сел путник, и рассказал ему бедняк, как он жил и зачем ушел из дому:

— Есть у меня старуха-мать. Больше никого. Отпросился у нее, вот хожу, ищу. Подвернется что — хорошо, а нет, я и не вер­ нусь домой живым .

Сказал путник:

— Что ж, раз такое дело, расскажу тебе что-то, только знай, трудное это дело, не всякий его выполнит .

— Расскажи, — прооит бедняк .

Рассказал путник:

— Иди вот так, все прямо. Пройдешь с версту, увидишь вы­ сокую скалу. Эта скала раскрывается раз в семь лет. Ты подойди к скале и стань, жди, она теперь скоро разверзнется. А как раз­ верзнется, ты входи скорей, там висит шапка, хватай ее и спеши выйти. Только смотри, больше ничего не бери, а то закроется ска­ ла и останешься ты в ней на семь лет .

Поблагодарил бедняк путниюа и пошел к той скале .

Прошел с версту, видит, и вправду скала .

Подумал крестьянин: «Верно, это и есть та скала» .

Подошел, стоит ждет, что будет .

Разверзлась вдруг скала. Бросился бедняк вовнутрь, увидел шапку, схватил, сорвал со стены. Оглянулся, а там — чего-чего только нет. Разбежались глаза у бедняка. Видит он виноград, да какой! А бедняк голоден, уже сколько дней ничего не ел, глаз не может отвести от этого винограда. Не выдержал бедняк .

— Эх, будь что будет, не умирать же с голоду! — потянулся и сорвал кисть винограда .

Только он сорвал, замкнулась окала, и остался он один в темноте .

Семь лет не раскрывалась окала, семь лет сидел бедняк один в темноте. Дождался все же, прошло ровно семь лет, разверзлась скала Бросился бедняк вон, успел выбежать, и замкнулась скала .

Сел он подле скалы передохнуть. Сидит, не знает, что де­ лать Не знает и того, какая сила в его шапке .

Прилег в тени, подложил под голову шапку и думает:

— Эх, шапка-то есть у меня, голове мягко, вот бы еще ковер подостлать, поспал бы на славу .

Только подумал, как откуда ни возьмись — ковер.

Разостлал его бедняк, лег и говорит себе:

— Как-то сейчас мать моя? Оставил ее одну, бедняжку, вот бы оказаться сейчас дома, подле нее .

Только оказал, как поднялся ковер вместе с бедняком и его шапкой, полетел прямо по воздуху и опустился возле их дома .

Понял бедняк, что за сила в той шапке .

— Вот это шапка! — говорит. — А ну, моя шапка, если мо­ жешь, поставь-юа мне здесь во ABqpe дом, да такой, чтоб лучше и у царя не было .

Только он сказал, вырос во дворе целый дворец, да такой, лучше и быть не может. Вошел бедняк в тот дворец, лег и лежит себе .

Настало утро. Выглянула мать бедняка из своей лачуги, ви­ дит — стоит на их дворе дом-дворец .

Заплакала старуха:

— Кто это на моем дворе дом поставил и землю всю занял?

Дивятся соседи — как это в одну ночь такой дворец возвели .

Встал бедняк, вышел, идет к матери:

— Чего ты плачешь, мать?

— Как не плакать, сынок, — говорит старуха, — кто-то вон на нашем дворе себе дом поставил .

— Не тужи, мать, — говорит сын, — это наш дом .

Вошли они в дом и зажили себе без нужды .

На третий день и говорит сын:

— Мать, скажу тебе что-то .

— Что, сынок? — спрашивает мать .

— А вот что — у нашего царя есть дочь-красавица, пойди к нему и скажи: есть у меня сын. Ты там особенно и не хвали и не хули меня, а скажи только, что прошу я его дочь в жены .

— Не пойду, — говорит мать. — Что ты, убьет меня царь ~а это, голову снимет .

Не дает сын покоя:

— Иди да иди!

Подумала мать:

— Что же, пойду, будь что будет. Убьет так убьет, страшней ведь ничего не будет .

Попрощалась с сыном и пошла .

Пришла ко дворцу.

Выглянули караульные царя, видят — ходит возле дворца какая-то старуха, и спрашивают:

— Что ты там ищешь, мать?

— Хочу царя видеть, — говорит старуха .

Повели ее к царю .

Спрашивает царь:

— Что тебе надо? Какое у тебя ко мне дело?

— А вот какое у меня дело, — говорит старуха, — просит мой сын в жены твою дочь .

— Что ты! Что у тебя за сын, чтоб моя дочь, царевна, стала его женой?

— Нет и нет, отдайте ее нам! — повторяет старуха .

— Что ж, пойди скажи своему сыну: если он такой молодец, пусть разобьет сады по обе стороны дороги, что идет от моего дворца до самого вашего жилья .

— Хорошо, — сказала старуха .

Пошла она, пришла к сыну .

— Что же сказал царь? — спрашивает сын .

Рассказала мать:

— Сначала рассердился очень, а потом и говорит: пусть, еслв он такой молодец, разобьет сады от своего дома до самого моего дворца, да по обе стороны дороги!

— Это ничего, — говорит сын, — ты иди отдохни, я сам все сделаю .

Встал он, взял свою шапку и говорит:

— А ну, моя шапка, если можешь, разбей от моего дома д а самого царского дворца по обе стороны дороги сады, да чтоб до утра все было готово!

Настало утро .

Выглянул царь из окна — красуются сады по обе стороны, дороги!

А сын и говорит матери:

— Пойди, скажи царю: «Теперь-то можно вашей дочер»

стать женой моего сына?»

Пошла старуха к царю .

— Что ж, — говорит, — теперь-то можно идти твоей дочери за моего сына?

Отвечает царь:

— Пойди скажи сыну: «Раз уж ты такой молодец, выложи до утра всю дорогу от своего дома до моего дворца чистым мра­ мором» .

Пошла старуха к сыну .

— Что ж он сказал? — спрашивает сын .

Рассказала мать, чего царь требует .

Сказал сын своей шапке:

— А ну, моя шапка, если можешь, выложи от нашего дома до царского дворца всю дорогу чистым мрамором .

Выглянул наутро из окна, а дорога, сколько глаз хватает, вся мрамором выложена .

Сын опять шлет мать к царю за ответом .

Пошла она, сказала царю:

— Теперь-то можно отдать твою дочь за моего сына?

Сказал царь:

— Видно, и впрямь молодец твой сын. Пойди скажи ему:

«Вот если можешь устлать всю эту мраморную дорогу от твоего дома до моего дворца коврами, — приходи и бери мою дочь» .

Пришла мать, рассказала сыну, что царь велел .

— Хорошо, — сказал сын, — иди спать, это мое дело .

Встал он, взял свою шапку и говорит:

— А ну, моя шапка, если можешь, застели к утру всю доро­ гу от моего дома до царского дворца коврами .

27 Ь Встал сын наутро, смотрит — вся дорога коврами устлана .

Собрался он, забрал дружек и поехал к царю за невестой .

Приехали, дал ему царь в жены свою дочь .

Отпраздновали свадьбу, а наутро и говорит зять царю:

— Поедемте сейчас ко мне, да берите с собой всех ваших людей, все войска .

Думает царь:

«Где ему прокормить все мои войска? Да уж поеду по­ гляжу» .

Поехал царь и все войско с ним .

Приехали, дом и впрямь хорош, что дворец, вошли, а внутри одни пустые столы — ни еды, ни питья .

Взял зять свою шапку и говорит:

— А ну, моя шапка, если можешь, уставь этот стол яствами ’ * питьем, как царю подобает .

Появились вдруг кушанья да вино, что душе угодно, все там есть .

Три дня пировал царь со своими гостями, на четвертый день попрощался и поехал в свой дворец .

Остались муж с женой да старухой-матерью, живут, нужды не знают .

Вот захотелось мужу пойти поохотиться, и говорит он жене:

— Я пойду на охоту, а вы с матерью побудьте дома, я скоро вернусь .

Встал, взял ружье, пошел .

А путник, что этого бедняка научил, как ту шапку достать, узнал про жизнь его, и взяла его зависть. Думает он: «Как бы мне ту шапку к рукам прибрать?»

Пошел он, купил новую, нарядную шапку, подходит к домудворцу, кричит:

— Новые шапки продаю, старые покупаю, новые на старые кто меняет?

А красавица, дочь царя, не знает, что за сила в мужниной шапке, и думает:

— Дай-ка, обменяю эту старую шапку на новую, порадую мужа .

Позвала она путника:

— Стой, стой, поди сюда!

Подошел он, вынесла она ту чудесную шапку и говорит:

— Поменяете мне на новую?

— Что ж, — говорит тот, — не стоит она того, да уж берите .

Обрадовалась она, взяла новую шапку, вошла в дом, а он прибрал ту чудесную шапку к рукам и говорит:

— А ну, шапка, если можешь, перенеси весь этот дом с краоавицей, да и меня, отсюда подальше .

Только он сказал, поднялся дом и понесся, куда он указал .

Осталась одна старуха в старой лачуге. Живет она в той же нужде, что и раньше .

Вернулся сын с охоты — ни дома, ни жены!

Плачет бедняк, убивается. Собрался он, взял свое ружье и отправился на поиски .

Пошел он, ходит, ищет .

А красавица-жена плачет, убивается по мужу .

Искал, искал муж, добрел так до одной деревни, посмот­ рел — видит, вот он, его дом .

Подошел он, сел возле дома, плачет .

Выглянула жена, увидела мужа, заплакала, запричитала .

Сказал муж:

— Пойди достань мою старую шапку, кинь мне .

Пошла она, достала шапку, бросила мужу .

Взял он шапку, вошел в дом и говорит:

— А ну, моя шапка, знаю, какая в тебе сила, подними-ка этот дом и перенеси опять на старое место — ко мне во двор .

Трудно ли то шапке? В две минуты перенесся дом и, как стоял, так и стоит во дворе перед лачугой старухи .

И муж с женой в доме, а тот злой человек лежит себе, спит, ничего не знает .

Поднял его муж на ноги и изрубит всего в куски, собакам на о ч че отдал Обрадовалась старуха, как увидела сына с женой опять на своем дворе .

Зажили все счастливо .

СИРОТА ЧАКУЧА

Было, да и не было ничего — жили муж с женой, и был у них сын, которого звали Чакуча .

Вскоре умерла у Чакучи мать, а отец через неделю привел в дом вторую жену .

Злая мачеха не кормит мальчика, не одевает, все по воду его гоняет, а как принесет он воду, выплеснет всю и опять гонит, кричит:

— Мутна вода, иди неси чистую!

Так и гоняет его взад-вперед .

Вот однажды идет он по воду и видит — борются две змеи, черная и красная. Только, видно, сильнее черная; побежала крас­ ная, а черная гонится за нею, вот-вот догонит .

Добралась эта красная змея до Чакучи, вползла в его кув­ шин, спряталась и говорит:

— Придет черная змея, скажи, что я за девять гор ушла .

Подползла и черная змея, спрашивает:

\8 Сказки 273 — Видел ты змею?

Сказал Чакуча:

— Видел, да она уже за девять гор ушла .

Уползла черная змея за девять гор, а красная вылезла hj кувшина и говорит:

— Вот тебе моя чешуйка, как пожелаешь чего — достань ее и скажи, любое твое желание исполнится .

Дала ему чешуйку и уползла .

Набрал воды Чакуча, идет домой, думает:

«Вот бы сундук моей мачехи весь наполнить тканью, да так, чтоб и крышка не закрывалась» .

-набит сундук весь тканью, да так, что я Пришел, видит— крышка не закрывается .

Сказал Чакуча:

— Мать, сшей хоть сейчас мне штаны да рубаху .

Рассердилась она, опять за водой его послала:

— Иди, неси чистую, эта мутная!

Идет мальчик, несет воду, думает:

«Вот бы все корыта моей мачехи доверху хлебами засы­ пало» .

Приходит, видит — полны корыта хлебом .

Сказал Чакуча:

— Мать, дай хоть сейчас краюху хлеба!

Рассердилась мачеха, кричит:

— Иди выгони свинью из хлева!

Пошел он, выгнал свинью, сам пошел, не знает, куда и идет .

Долго ли шел, недолго, приходш в одну деревню Пожалели 1 ам сироту, накормили его, напоили, пошел сиро­ та дальше .

Пришел в другую деревню. Видит — красавица невиданной под солнцем красоты.

Подумал Чакуча:

«Вот бы родился у этой красавицы сын, а как я войду, он и скажи: «Вот папа» .

И вправду родился сын у красавицы .

Дивятся все, спрашивают, чей же это сын? Пришел и Чаку­ ча.

Только отворил он дверь, как крикнул ребенок:

— Вот папа, паша!

Рассердился отец красавицы, кричит:

— Иди за него замуж раз сама его выбрала! — и прогнал дочь .

Пошла красавица за Чакучей .

А он идет, не смотрит назад .

Зовет его красавица:

— Подожди, с ребенком я, не угнаться мне за тобой .

Нет, не ждет он, идет себе .

Идет так Чакуча впереди, а красавица с ребенком за ним .

Прошли так немало, настал полдень. Жарко .

Подумал Чакуча .

«Вот бы здесь стоял ветвистый вяз, да отдохнуть бы в его тени» .

И впрямь появился вдр^г. ^штвистый вяз. Легли Чакуча с жечой в тени, заснули .

Настало утро, подумал Чакуча:

«Вот бы иметь коня, да такого, чтобы за минуту пролетал, что другой конь за год пройдет» .

Появился конь, да какой! Взнуздал его Чакуча, сел, поехал .

Едет вдоль полей, кричит:

— По сю сторону — мое, по сю сторону — мое!

Сошел с коня, думает:

— Вот бы в этом поле разросся плодовый сад, да такой, что­ бы одни деревья только зацветали, на других плоды поспевали, а на третьих уже созревали .

Появился сад — одни деревья только зацветают, ш других плоды созревают, на третьих уже созрели: собирают их слуги, складывают .

Поехал Чакуча к другому полю и там то же пожелал, и там все исполнилось .

Пожелал потом хороший дворец со слугами— и исполнилось .

Справил богатую свадьбу и зажил со своей женой счастливо .

М ор там, пир одесь, Отсев там, мука здесь

ЗОЛОТАЯ ЧАША

Жили в одной стране муж с женой.

Вот муж пошел на вой­ ну и говорит жене, — она должна была скоро родить:

— Родится у тебя сын, и будет он сиротой .

И вправду родился у этой женщины сын, и назвала она его Сиротинкой .

Вот уже пятнадцать лет исполнилось сыну, а мать ни разу яе засмеялась за все это время, ни разу не улыбнулась .

Сказал сын:

— Мать, что ты никогда не смеешься?

— Ах, сынок, не с чего мне смеяться .

А сын:

— Мать, кончилась твоя нужда, теперь я буду на тебя рабо­ тать .

Засмеялась тогда мать .

— Жизнь м оя,— сказала, — теперь-то и смех мне к лицу .

Пошел мальчик искать счастья .

А там недалеко в горах живут два брата-разбойника Взошло солнце, и подошел юноша к той горе .

— Чего тебе? — кричат разбойники .

— Ничего, с дружбой иду к вам, не с враждой. Слугу не хо­ тите ли?

— Хотим. Что тебе платить?

— Мне пятнадцать лет, и платите мне пятнадцать рублей* Семь сейчас дайте, восемь — в конце месяца .

Дали ему семь рублей, отнес он их матери и говорит:

— Вст тебе, мать, а восемь еще в конце месяца принесу .

И пошел обратно к разбойникам. Накормили они его, напоили и говорят:

— Пойдем, покажем, что ты должен делать .

А у них шестнадцать коней Один такой буйный — пяти ме­ сяцев его поставили на привязь, до пяти лет спустить не могут, боятся .

— Вот тебе котел, вот вода, а вот огонь. Набери воды и по­ корми коня, что на привязи, только смотри, не побил бы тебя — буйный он .

Сказали и пошли на разбой. А Сиротинка снял котел с огня, пошел к коню, отвязал его, взнуздал, вскочил и полетел вдогон за разбойниками. Догнал, вытянул каждого плетью и поскакал обратно .

Один разбойник и говорит .

— Это наш конь .

А другой:

— В уме ли ты? Кто взнуздает?

Вернулись, смотрят — и конь на месте, и котел, все, как бы­ ло. Легли спать .

Наутро увел один разбойник двух коней, а другой спрятался дома .

А Сиротинку послали за ключевой водой. Он и не видел, что не один дома остался .

Вернулся, думает, уехали оба. Поел, взял потом тот котел, снял с огня, отвязал коня, взнуздал, вскочил и умчался .

Смотрит этот разбойник, а он уже тридцать лет как разбой­ ничает, так и задрожал весь: «Что этот пятнадцатилетний парень вытворяет? А подрастет, что он с нами сделает?»

А Сиротинка летит на своем коне и видит — едет разбойник с двумя конями. Понял Сиротинка, что проведали они про него, задумался «Кончено мое дело, убьют меня, в живых не оставят» .

А разбойники сами его боятся Думают, что делать, как с ним быть .

Говорят ему:

— Сбегай, Сиротинушка, принеси ключевой воды

Вот пока придет Сиротинка, должна решиться его судьба:

жить ли ему или умереть .

Сказал старший разбойник:

— Убьем его .

А младший:

— Нет, поставим его старшим над нами .

Позвали Сиротинку, говорят:

— Будь нам старшим братом, а мы за тобой пойдем в огонь и в воду .

Подумал Сиротинка, поблагодарил их, согласился .

Решили они попировать в ту ночь .

Подали они Сиротинке чашу, а эта чаша такая: вином наль­ ют — золотом обернется, водой нальют — серебром обернется .

Чаша старшему полагается .

Настало утро, положил Сиротинка чашу в карман .

Прошел так месяц .

Приходит Сиротинка и говорит братьям:

— Дайте мне восемь рублей, отнесу матери .

— И деньги наши твои, и все наше имущество твое. И мать твоя — наша мать .

Вывел Сиротинка своего буйного коня, взнуздал и говорит братьям:

— Ждите меня через три дня, на четвертый .

— С места не тронемся, — сказали разбойники .

Приехал Сиротинка домой. Влетел во двор, соскочил с коня .

— Вот тебе, мать, твои деньги .

Пожил с матерью три дня и говорит:

— Мне, мать, завтра в полдень уезжать. Напеки мне хлеба на дорогу .

Напекла мать хлеба да печенья разного, попировали на про­ щанье. Настало и четвертое утро .

Занялась заря, выходит со двора Сиротинка .

Взошло солнце, припекло. Остановился Сиротинка у ручья, расседлал коня, пустил его, достал курицу, хлеб, смотрит — не по­ кажется ли кто, чтоб не есть одному. Видит — тянутся по дороге три арбы, за ними старик-купец. А арбы эти его .

— Иди, отец, покушаем вместе, — позвал его Сиротинка, а у самого все готово, достал чашу, налил вина, говорит .

— Это за твой приход, за нашу встречу. — Выпил и подает купцу: — Пей теперь ты .

А старик схватил чашу и запрятал за пазуху .

— Мое! — кричит .

А тут пристав да со всеми двенадцатью стражниками .

Замахнулся купец. Не выдержал Сиротинка, ударил его.

З а ­ кричал купец, а пристав и говорит:

. — Что ты бьешь старика?

Кричит купец* — Одна у меня чаша, и ту он отнять хочет!

— Моя это чаша, — говорит Сиротинка. — У меня еще есть Т1*ие, Отобрали у них чашу. Дали Сиротинке три месяца сроку* велели привести за себя двух заложников’ принесет за три ца еще две такие чаши — повесят купца з«а ложь, а не принесет Сиротинка — повесят его заложников .

Подписался Сиротинка, подписался и купец .

Приехал под вечер Сиротинка к братьям, подбежали те, сса­ дили его с коня. Грустен Сиротинка .

— Что ты загрустил? — спрашивают братья .

— Поужинаем, — говорит Сиротинка, — потом скажу .

Поели, рассказал им Сиротинка все и говорит:

— Вы должны за меня поехать .

— Чего же ты печалишься? Поезжай, ищи чаши. Свидимся»

все добром кончится .

Поехал Сиротинка. Едет, ищет чаши .

Ехал, ехал, приехал к утру в одну деревню, видит — сидит старуха-вдова, прядет .

— Мать, ради любви всех матерей, устал я, прошу тебя, дай мне отдохнуть. Засну под жужжанье твоего веретена .

Согласилась она. Лег Сиротинка и заснул .

Вдруг слышит: заплакала, запричитала старуха .

Проснулся Сиротинка — полдень на дворе, спрашивает:

— Чего ты плачешь? Если я тебе не по душе, скажи — уйду .

— Нет, сынок, вот в том храме, в золотом гробу лежит мартвый сын нашего царя. Каждую ночь ставят человека стеречь тот гроб, а только ни один еще живым не вернулся Сегодня черед моего единственного сына — вот я и плачу, что не увижу его больше .

— Не плачь, я пойду за него, — говорит Сиротинка, — только вели до заката солнца сложить у дверей храма триста кирпичей да дай мне выпить вина, а ты ложись, спи спокойно .

Пошел он вечером, кирпичи уже лежат .

Вошел Сиротинка в храм, поднял этот гроб вместе с покой­ ником, поставил под куполом, в нише, сам сел внизу. Сидит ждет .

Вверху покойник, внизу Сиротинка .

Вот уж засыпает народ, тушатся свечи, и влетает в храм голубь .

— Как свободно сегодня, никто и не стережет, — сказал го­ лубь и обернулся девушкой, да такой, что так и осветилось все вокруг .

Поднялась девушка наверх к покойнику, достала две плети, ударила одной плетью — ожил юноша. Прошла так ночь, а на­ утро ударила девушка второй плетью и умертвила юношу. Вы­ скочил тут Сиротинка, да схватил ее. Взлетела она вверх, и Сиро­ тинка с нею. Держит он ее, не пускает. Испугалась девушка. «По­ гибла я »,— думает. Бросила плети и улетела .

Обрадовался Сиротинка, подобрал плети. Вот так находка!

Вышел из храма, встретила его старуха-вдова, радуется, но­ ги ему целует .

— Мать, дай поесть. — говорит Сиротинка. Сам мокрый весь, хоть выжми. Это от борьбы. — Да пойди скажи царю, могу я ожи­ вить его сына .

Пошла старуха к царю. Обрадовался царь, на ногах не стоит от радости .

— Только оживи его, что ни попросишь — твое. Хоть все мое царство бери. Я же тебе и служить буду, — говорит он Сиротинке .

Пришли в храм .

Ударил Сиротинка плетью — ожил сын царя. Ведут его во дворец, радуются .

Не царевича обнимают, Сиротинку, Говорят ему, просят:

— Скажи, чем отблагодарить тебя?

Показал Сиротинка чашу и оказал:

— Есть у вас такая чаша? Дайте мне .

— Нет, такой чаши у нас нет, — говорят ему .

— Что ж, нет, так и нет, — сказал Сиротинка и ушел .

Шел он, шел, пришел в другое царство. Видит — народ в чем мать родила ходит .

Дивится Сиротинка:

— Что это? Где это видано?

Сказал ему царь той страны .

— Видишь вот по ту сторону моря царство? У них там одеж­ да гниет — девать некуда, а у нас хлеб преет, портится .

— Что ж не выменяете, не привезете себе одежду?

— Все в море гибнет .

— Я поеду, привезу,— говорит Сиротинка .

— Привезешь — проси чего хочешь, — говорит царь .

Нагрузили корабли, поплыли .

~тоит Сиротинка, смотрит в море. Видит — высунулась из еоды рука, на руке обруч золотой. Ударил он по руке, показалась ия воды женщина. Да какая! — так все вокруг и осветила. Схва­ тил ее Сиротинка, держит, не пускает. Вырвалась она все же, только оставила в руке у Сиротинки тот обруч .

Проплыли корабли море и вернулись обратно с одеждой .

Радуются все .

— Что тебе дать за то?

— Есть у вас такая чаша? — спрашивает Сиротинка .

— Нет, такой чаши у нас нет, — говорят ему .

— Таково уж, видно, мое счастье, — сказал Сиротинка и по­ шел дальше .

Идет Сиротинка. Прошел все то царство, видит — тянется дорога, вся ивами засажена. На одной из ив, высоко над землей, подвешена за волосы девушка-красавица, на ногах золотые ту­ фельки.

Позвала она юношу:

— Спаси меня, вызволь из беды, сними отсюда, женой тебе буду .

— А как тебя снять?

— Подойди, стану тебе на плечи и сойду, — говорит она .

Подошел он, стал. Как ударит она его да втопчет в землю!

Много юношей погубила она так. А только вырвался Сиротинка, схватил ее. Улетела девушка, только одна золотая туфелька в руках у него осталась .

Пошел он. Идет, идет. Видит — сад, а в саду домик. Перед домиком старушка сидит .

— Что ты здесь делаешь, мать? — спрашивает Сиротинка .

— А вот, сынок видишь там замок? В том замке живут три сестры, я им служу. А я не вдова бесприютная, есть у меня и дом, и семья, а они меня выкрали и служить себе принудили .

— А нельзя мне посмотреть тех девушек, да так, чтобы они меня не видели? — говорит юноша .

— Отчего же, можно, — говорит старуха. — Пойдем .

Повела она его в тот высокий замок .

А там стол, уставленный всякими яствами, стоит. Все к ужи­ ну готово. Спрятала старуха его под столом и ушла .

Выходят три сестры .

— Давайте ужинать, — говорят .

Сели за стол .

— Что ж, будем говорить тосты, — сказала старшая сест­ ра. — Полюбила я сына одного царя, а родители разгневали меня, я и убила его. Каждую ночь оживляю его, а под утро вновь уби­ ваю. Только появился один юноша, поборол меня. Молод он еще, подрастет — таким молодцом станет, один против семи царств пой­ дет. Выпьем за его здоровье!

Другая сказала:

— Я одно царство голодом морила, другое — холодом. По­ борол меня один юноша, даже золотое запястье у меня отнял .

Что ж, удалец он, дай ему бог здоровья!

А третья говорит:

— Чему тут дивиться? Видно, тот юноша и у меня с ноги туфельку сорвал. Д а пойдет и она ему на счастье, выпьем за его здоровье .

Вышел тогда Сиротинка и говорит:

— Что ж, налейте и мне выпить, поблагодарить вас .

— Зачем же ты сюда пришел? — спрашивают его сестры .

Смотри Сиротинка, а на столе такие чаши, что он ищет .

— А вот за такой чашей, — говорит .

Сказали старшие сестры младшей:

— Пойди, вынеси ему хоть сорок чаш .

Взял Сиротинка все сорок чаш и несет .

Едет мимо того царя, которому корабль спас и одежду до­ стал, и говорит:

— Вот т©бе чаша от меня на память .

Дал ему одну чашу .

Едет мимо того царя, у которого сына оживил, и говорит:

— Вот и вам две чаши .

Сам думает, вспоминает, когда же он уехал, сколько ещеосталось времени, как бы не погубить побратимов? Что ж, оказа­ лось — пути у него еще на девять дней, а до срока всего четыредня осталось. Как быть, как спасти братьев?

Спрашивает его царь, которому он сына спас:

— О чем ты печалишься?

— Как не печалиться — двоих братьев теряю, за меня гиб­ нут, опаздываю, на девять дней еще пути осталось .

— Не печалься, — говорит царь, — за девять часов тебя до­ ставлю, ты знай пируй, я все устрою .

Вызвал царь Пашкунджи .

— Куда его везти? — спрашивает Пашкунджи .

Сказали ей .

— За три часа домчу, — говорит Пашкунджи, — только дай­ те поесть как следует .

Пошла она, съела девять буйволов и говорит Сиротинке:

— Привяжись ко мне веревкой, да покрепче. Знай, на каж ­ дый мой посвист ветер поднимается, да такой, буковые деревья ветви теряют, так и бьются друг о друга .

Привязался Сиротинка покрепче. Взлетела Пашкунджи, ле­ тит, что твой аэроплан .

А там уж и глаза побратимам-разбойникам завязали, уж и поп собрался читать отходную, должны их повесить .

Налетела вдруг Пашкунджи, как ударит крылом попа, пере­ вернулся поп, сбила потом повязку с глаз братьев .

Увидели друг друга все трое побратимов, от радости чувств»

лишились .

Приказал судья казнить тотчас того купца и все его богат­ ство братьям отдать .

Сказал Сиротинка:

— Не нужно нам его богатства, разд!Йте вдовам да сиротам .

И я там был и крепко попировал. А как вернулся... будтои не был нигде .

281*

СЫН ЦАРЯ и СЫН ТУШИНЦА

Было то или не было — жил один царь .

У царя был единственный сын. Очень любил царь своего сына

Вот однажды говорит царь своему советнику:

— Найдется ли на свете другой такой ребенок?

Сказал советник:

— Мир велик, верно, найдется еще такой Велел царь* — Что ж, приведешь ребенка, подобного моему, получишь золота, сколько сам весишь, а не приведешь — отрублю тебе го­ лову!

Попросил советник сроку три месяца и пошел искать .

Долго ли ходил или недолго, а только истекли эти три меся­ ца, вернулся советник .

Доложили царю, что пришел он ни с чем .

— Приведите его ко мне, — велел царь .

Пришел советник и говорит:

— Великий царь, я обошел только три стороны твоего цар­ ства, дай мне еще месяц сроку, обойду и четвертую, найду — най­ ду, а нет — руби голову .

— Хорошо! — сказал царь .

Попрощался советник и пошел .

Долго ли он ходил или недолго, а только пришел к горе. Ви­ дит, во дворе одного тушинца играет ребенок .

Подумал советник: вот этот ребенок похож на царского, больше искать негде .

Сказал он тушинцу, отцу ребенка, зачем пришел. Взяли они мальчика и пошли к царю. • Доложили царю, что прибыл советник с ребенком .

Велел царь привести их к себе .

— Нет, — говорит советник, — вели сшить одинаковые платья для обоих мальчиков, одену их и представлю обоих. Не узнаешь своего сына — выиграл я, а узнаешь — проиграл. Казни меня как знаешь!

Сшили обоим одинаковые платья, одели, повели к царю .

Смотрит царь, не узнает своего сына, то одного обнимет, то другого, нет, никак не распознает .

Сказал советнику:

— Выиграл ты, получай золото .

— Нет, — говорит советник, — награди раньше отца ребенка, потом меня .

Согласился царь и сказал тушинцу:

— Даем тебе вольную, ни податей с тебя не возьмем, ни пла­ тежей никаких ни у сынов и ни у внуков твоих .

Поблагодарил тушинец и ушел .

Дали потом советнику золота, а мальчиков отдали в школу учиться .

Учатся они вместе неделю, другую .

Вот однажды приходит царь, а царица сидит злая-презлая .

Спрашивает царь:

— Что с вами, чем вы так недовольны?

— Как чем, — говорит царица, — все мы смертны, случись *гго, кто отличит наследника от этого тушинца?

Сказал царь:

— Стоит ли об этом печалиться! Завтра же велю вшить од* яой ниткой больше в платье наследника .

И вправду, вшили одной ниткой больше в платье сына царя .

Ходят в школу мальчики, то оба были веселы, а тут загру­ з и л сын тушинца .

Говорит сын царя:

— Что ты загрустил? Обидно тебе, что в моем платье одной ниткой больше? Возьми, надень мое, а я твое .

— Нет, — говорит сын тушинца, — там было еще такое пла­ тье» хотели бы, так дали бы и мне. Видно, так нужно .

Так день-два ходит грустный сын тушинца, а потом и гово­ рит сыну царя:

— Скажи царю, пусть даст нам пару хороших коней, поедем завтра кататься .

Дали им коней, поездили они, покатались по саду, и говорит сын тушинца:

— Прощай теперь! — и умчался на своем коне Погнался за ним сын царя .

— Оставь, брат, не езди за мной, — говорит сын тушинца, — т а — сын царя, я — простого тушинца, не пара я тебе .

— Нет, — говорит сын царя, — где ты, там и я, и умирать* т а к вместе, не расстанусь с тобой .

Поехали вместе .

Долго ехали или недолго, приехали в густой лес .

Вошли в лес, видят — вдали дом, и валит из того дома дым .

А сын тушинца был ведун, понял он, что набрели они на дэвов дом .

Вышла к ним дэвова мать, обрадовалась гостям, пошла при­ нести им вина.

А сын тушинца и говорит сыну царя:

— Знай, принесет она нам семилетнее вино, только не пей ето, а то съедят они нас. Смотри же, подаст она тебе первому, я и спрошу — куда эта дорога ведет? Посмотрит она на дорогу, а ты и плесни вино наземь, а мне подаст первому — ты спроси, и ме будем пить ни капли, все выльем .

Принесла старуха вино, подает сыну царя, а тушинец и спра­ шивает:

28а — Куда эта дорога ведет?

Оглянулась старуха, а сын царя и выплесни вино .

Подала потом старуха сыну тушинца, а теперь сын царш спрашивает:

— А вот эта дорога куда ведет?

Оглянулась старуха, а тут сын тушинца выплеснул это семи­ летнее вино .

Пошла старуха и рассказала обо всем сыновьям-дэвам .

Вышел старший дэв, стал потчевать гостей, споил-таки сына царя. Охмелел он и свалился. А тушинец не пьет. Как ушел дэв* вышел тушинец, привязал коней, вернулся, стал за дверями, слу­ шает, сам меч наготове держит .

Вошла старуха к сыновьям, говорит:

— Готов ужин, идите, тащите сюда .

Вышел старший дэв, замахнулся тушинец, отрубил ему го­ лову .

Вышел второй, третий, четвертый — всех изрубил сын тушин­ ца. Взглянула старуха, подумала: «Видно, на по зубам этот ку­ сок», побежала, спряталась в яму .

Видит сын тушинца — нет больше дэвов, вывел сына царя.Смотрит тот, дивится на изрубленных дэвов! А сын тушинца спра­ шивает:

— А что бы ты сказал, кабы живыми их увидел?

Перетаскали они всех дэвов в ту яму, прямо на старуху по­ бросали .

Осталось им все дэвово имущество. Сложили они, что было там золота, серебра, уложили в сумы и поехали .

Долго ли ехали, недолго, а только приехали в один город .

Наняли там дом у одной старухи и живут .

Вот пошли они как-то погулять, видят — сидит на террасе девушка-красавица, шьет что-то. Как взглянул на нее сын царя, так и забилось у него сердце .

Пришли побратимы домой, говорят старухе:

— Сосватай нам ту девушку-красавицу — дадим тебе горсть золота .

Сказала старуха:

— Как можно, дочь царя это, да и просватана уже она .

— Это не твоя забота, она сама пойдет, ты только скажи ей про нас .

Встала старуха, пошла, рассказала все красавице .

Обрадовалась красавица, сама две горсти золота дала ста­ рухе, в письме написала братьям, как быть и что делать. Отдала письмо старухе Прочел сын царя, радуется .

Пошел он ночью, отыскал ее спальню, вошел, лег .

Пришла красавица, видит — спит он. Не стала будить, насисала ему записочку, вложила в руку и ушла .

Проснулся сын царя, видит — угро уже, а красавицы нет, только записка в руке. Встал он, вышел, приходит к сыну тушинца .

Прочли они записку, а там сказано: «Что же вы делаете?

•Скоро заберут меня, спаоайте, если можете» .

Пошли на другую ночь оба брата, и говорит сын тушинца красавице:

— Дай мне образчики всех твоих одежд .

Д ала она, а он заказал себе такое же платье, как у нее .

Приходит, смотрит дочь царя, дивится — новая невеста в доме, красивей ее самой .

Договорились они, как быть; остался сын тушинца дома, а жраоавица ушла с сыном царя .

Сказал тушинец:

— Поезжайте, ждите меня в доме тех дэвов, что мы пере­ били, я вскоре приеду .

Остался сын тушинца в доме. Приехали дружки жениха, ди­ вятся: еще красивее стала невеста. Повезли тушинца. Едут, ра­ дуются, веселятся .

Привезли, встретила золовка невестку, обнимает ее, целует»

радуется .

Говорит тушинец золовке:

— Вели снарядить коней, поедем покатаемся .

Сели, поехали .

Как отъехали, говорит сын тушинца:

— Так и так, мужчина я, не женщина, а вашу невестку увез мой побратим, сын царя. Не выдавай, не позорь себя. Будь моей женой, поедем к ним и будем жить вместе .

Что было делать, — согласилась она. Поехали в дэвов дом, а сын царя с женой ждут их не дождутся .

Приехал сын тушинца со своей женой. Обрадовались онй, расцеловались .

Собрались потом, забрали все дэвово богатство, уложили на коней и поехали домой .

Доложили царю, что едут пропавшие его сыновья; обрадо­ вался царь, щедро наградил вестников и никогда уж не делал различия меж сыном и сыном тушинца .

Мор там, пир здесь, Отсев там, мука здесь /85

ЦВЕТОК ЭЖВАНА

Жили на свете мать с сыном. Они были очень бедны .

Вот подрос сын и говорит:

— Мать, хочу я жениться .

— Хорошо, — сказала мать .

Только не нравится ему ни одна девушка. Говорит мать:

— Пойди на реку, бросай каждый день по одному хлебу, на двадцатый день найдешь себе жену .

Ходит сын на реку, бросает каждый день по одному хлебу .

На двадцатый день умерла мать. Похоронил сын ее как должно .

Пошел на реку, бросил двадцатый хлеб, вышла из воды де^ вушка .

Повел он ее домой, и стали они жить, как муж с женой .

Вот и говорит муж:

— Не хочу я больше жить здесь. Перейдем куда-нибудь ш другое царство .

Отказывается жена, не хочет. Уговорил он ее все же .

Перебрались в другое царство, живут .

Вот однажды сидит жена на дворе, работает. Приходит со­ ветник царя той страны, увидел ее.

Понравилась она ему очень*, пошел он к царю и говорит:

— Видел я красавицу, жену бедняка, что недавно у нас по* селился, вот бы вам ее в жены .

— Что ты, — говорит царь, — есть у меня и жена и дочь. Д& и как отнять жену у мужа?

Сказал советник:

— Придумаем что-нибудь, чего ему не выполнить, и отнимем жену .

— Что же придумать?

— А вот что: пусть принесет такие яйца, чтобы из них вы­ лупились все шицы и звери, какие только на свете водятся .

На другой день вызвали того парня и говорят:

— Достанешь такие яйца, оставим тебе жену, а нет — от­ нимем .

Загрустил парень. Пришел домой, рассказал жене

Сказала жена:

— За что ты погубил меня, ведь говорила я — не надо ехать .

Что же теперь нам делать?

Подумала потом и сказала:

— Пойди к той реке, где ты меня нашел, кликни три разш мою мать, выйдет она, попроси дать тебе яйца белой курочки .

Пошел парень к той реке, подошел и крикнул:

— Теща, теща!

Вышла она из воды .

Сказал зять:

— Ваша дочь просит дать ей яйца белой курочки .

Пошла теща, вынесла два яйца, дала зятю. Ушел он .

Застала его в пути ночь. Взобрался он на дерево, только уронил одно яйцо. Упало яйцо, разбилось, и вылетели из яйца все птицы да звери, какие только есть на свете. Разлетелись они, рас­ сыпались все по лесу. Подивился парень. Сошел с дерева, пошел домой, идет, сам себе не верит .

Принес царю яйцо. Разбил царь яйцо, и посыпались из нега птицы да звери. Возвели вокруг ограду, смотрят, любуются все .

Говорит злой советник царю:

— Придумаем еще что-нибудь, чего он никак не выполнит, »

отберем жену .

— Что же мы придумаем? — говорит царь .

— А вот что: пусть принесет такую гроздь винограда, чтоб накормить все наши войска, а из остатков выжать сок да в чаны на вино слить .

Позвали парня, сказали:

— Принеси нам такой виноград, чтоб одной гроздью все на­ ши войска накормить да еще вино из остатков выжать .

Загрустил парень, пошел домой, рассказал все жене .

Опять упрекнула его жена:

— Не хотела я ехать сюда, да уж что делать? Пойди к той реке, вызови мать, скажи: «Дайте мне одну гроздь вашего вино­ града» .

Встал он, пошел. Приходит к реке, стал у берега, зовет:

— Теща, теща!

Вышла она, спрашивает:

— Чего тебе?

— Ваша дочь просит прислать ей одну гроздь того виногра­ да, что у вас есть .

Поняла мать — что-то недоброе с дочкой, и спрашивает:

— Зачем ей этот виноград?

— Не знаю, — говорит зять, — просила, а зачем, не сказала .

Пошла теща, вынесла гроздь винограда и дала. Пошел он, несет виноград. Проголодался дорогой, съел одну виноградинку^ наелся, больше и не съесть!

Удивился парень, идет, несет виноград, сам себе не верит .

Принес. Дал царь своим войскам того винограду, наелись все, еще на вино осталось .

Опять сказали царю:

— Отнимем у него жену .

— Как же ее отнять? — говорит царь .

— А вот как: вели ему привести такого ребенка, чтоб четыр­ надцать языков знал и со всеми бы твоими советниками на всех четырнадцати языках объяснялся .

Вызвал его царь, велел:

— Приведешь такого ребенка, чтоб четырнадцать языков знал и со всеми моими советниками на всех четырнадцати языках объяснялся, — оставим тебе жену, а нет — отнимем .

Загрустил юноша, пошел к жене, рассказал ей все .

Опять упрекнула его жена, что не послушался ее, да уж что делать — научила она его:

— Пойди к той реке, вызови мою мать, скажи от меня: «Ро­ дился ли ребенок у нашей невестки, что была тяжела?» Если ро­ дился, пусть пришлют к нам на время .

Пошел он, пришел к реке, позвал:

— Теща, теща!

Вышла она, спрашивает, что надо?

— Ваша дочь просит, если родила уже невестка ребенка, прислать к ней на время .

Сказала теща:

— Подожди, сынок, вот-вот разродится она .

Ушла теща, а он ждет. Ж дал, ждал, довольно долго ждал .

Вышла наконец теща, вьивела новорожденного .

Только завидел ребенок юношу, как говорит:

— Здравствуй, дядя, как живешь?

Удивился он, как это новорожденный ребенок так разгова* ривает. Пошли они, идут; говорит ребенок о том, о сем, как боль­ шой. Так и дошли .

Пришли, увидел мальчик тетку, говорит:

— Здравствуй, тетя, как твое здоровье?

Повели его к царю. А там уже все четырнадцать царских со­ ветников сидят, и все из разных стран .

Вошел этот ребенок, говорит с каждым на его языке. Дивят­ ся все. Поговорил мальчик со всеми и вышел вместе с дядей. По­ прощался потом с дядей да тетей и пошел домой .

Сказали советники:

— Придумаем еще что-нибудь .

Придумали, вызвали его, говорят:

— Принесешь цветок Эжвана — хорошо, а нет — отнимем жену .

Сказал он:

— Хорошо, только дайте сроку девять месяцев, а на это вре­ мя оставьте у моей жены кого-нибудь .

Дали ему дочь царя. Привел он, оставил ее у жены .

Дала жена мужу свое кольцо, чтоб не забывал ее, и ска­ зала:

— Коня возьми у царя .

Пошел он, взял коня, поехал .

Едет он, едет, спрашивает всех про цветок Эжвана. Нет, не знает никто, где этот цветок растет .

Проездил так восемь месяцев, на девятый встречает одну старуху.

Оказала старуха:

— Этот цветок хранится у одной красавицы, а как найти кра­ савицу, про то скажут тебе вот те три брата, что там ж ивут,— указала она и ушла .

Пришел он, зовет младшего брата. Вышла жена, сказал он, зачем пришел; вошла она в дом, кричит на мужа, ругается.

Вы­ шел муж, седой, сгорбленный, опрашивает его парень:

— Окажи, как найти красавицу, что хранит цветок Эжвана?

Сказал тот:

— Это тебе средний брат скажет .

Пришел он ко второму брату. Вышла жена, оказал он, зачем пришел; вошла она в дом, кричит на мужа, ругается.

Вышел муж, седой, сгорбленный, спрашивает его парень:

— Скажи, как найти красавицу, что хранит цветок Эжвана?

Сказал тот:

— Это тебе старший брат скажет .

Пришел к старшему брату. Вышла жена, говорит:

— Спит он, проснется — окажу, ta будить не буду .

Удивился он: как те жены кричали да бралили мужей, а эта и будить остерегается Сел, ждет .

А время идет Всего-то неделя осталась до срока .

Проснулся наконец третий брат, оказала ему жена, вышел OIH. Удивился юноша — старший брат и молод и красив, а млад­ шие совсем старики, — это жена его так бережет, даже будить остерегается .

Сказал старший брат:

— Эта красавица живет в башне, а башня та не имеет вхо­ да. А только выйдет она на кровлю башни да распустит волосы до самого подножия, ты и подстереги ее внизу, да и намотай во­ лосы на руку покрепче; поднимет она тебя вместе с волосами, а ты схвати ее и поклянись ей быть мужем, иначе погубит она тебя, живого не отпустит Встал он и пошел Пришел, стал под башней .

Вышла красавица, распустила волосы Не посмел он, испу­ гался. И во второй раз раскрутила она волосы, и в третий. Схва­ тил тогда парень волосы, намотал на руку. Потянула она воло­ сы, понесла его наверх. Чуть не упал юноша, да ухватился что силы было, удержался .

Приняла она его, угостила Попировали они хорошеныко, и говорит он:

— Я, правда, поклялся быть тебе мужем, но у меня есть уже жена, я за тем и приехал, чтоб спасти ее .

Сказала красавица:

— Что ж, что есть, и я буду твоей женой .

19 Сказки 289 Рассказал он, как царь у него жену отнять хочет и зачем ему цветок Эжвана и что истекает уже срок .

А у этой красавицы водятся кони-ветры .

Встала она, сорвала тот цветок Эжвана, отдала парню.

Се­ ли потом они на ее коней, крикнула им краоавица:

— Летите в такое-то царство!

Полетели кони ветром. Прилетели, а уже и срок — девять месяцев — истек, всего несколько минут осталось, вот-вот уведут жену бедняка к царю .

Подошел он к дому, стучит.

А дочь царя думает, это уже отец пришел, и говорит:

— Подожди, отец, что торопишься, остались еще минуты, мо­ жет, подоспеет он .

Нет, стучит муж, не ждет .

Не отворяют ему. Рассердился он, разбил окно и забросил вовнутрь кольцо, что ему жена дала .

— Я это, я вернулся! — кричит .

Обрадовались они, отворили дверь .

Понес юноша царю цветок Эжвана .

Удивились царь и советники, что сумел он добыть цветок и жив вернулся, не знают, что и придумать .

Вернулся юноша домой, а красавица говорит ему:

— Все равно не даст тебе царь покоя. Пойди окажи ему: су­ мею проложить до утра через эту реку такой мост, чтоб и ты и все твои войска и советники на нем уместились со всеми своими домами, лавками и садами, — оставь мне мою жену, а не сумею — бери ее .

Пошел он и сказал царю, как научила его красавица .

Наутро перебросила краоавица через реку один свой волос .

Протянулся по волосу мост, с домами, лавками да садами .

Вышел царь со всеми своими советниками и войсками. Хо­ дят по мосту, веселятся, пируют .

Подождала красавица немного и потянула свой волос. Рух­ нул мост, попадали все в воду и утонули .

А красавица, юноша и его жена пошли себе домой .

Потом выдал он эту красавицу замуж. Попировали хоро­ шенько на ее свадьбе, а муж с женой вернулись опять на старое место и зажили счастливо и спокойно .

СТАРОСТА-ЛИСА И СЫН ЦАРЯ

Жил один царь, и был у него сын .

Вот сказал царь сыну:

— Сын мой, хочу женить тебя .

— Хорошо, — оказал сын, — только я хочу жениться на до­ чери царя Востока. Приведешь мне ее — женюсь, а на другой не женюсь .

— Нет, — говорит царь, — царь Востока беден, зачем тебе его дочь, я тебе найду дочь богатого царя .

Отказывается сын:

— Не хочу я другую, богатую, я только ее хочу .

Рассердился царь:

— Ты мне сын и должен поступать по моей воле .

— Нет и нет, — заупрямился сын и решил уйти из дому .

Взял коня, бурку, ружье, сел на коия и уехал .

Приехал к Чанчхарельским скалам, что на границе Ахалцихе и Ахалкалаки. На вершине акалы орлы гнезда вьют, у под­ ножия — ключи студеные бьют. Нашел там пещеру, ввел коня, привязал. Сам вышел на охоту .

Так каждый день ходит он на охоту и каждый день убивает по оленю. Только не съедает один всего оленя. Что поест — поест, остальное бросает .

Пронюхала про то одна голодная лиса, подкралась, ест .

И орел прилетел на то мясо, и кот подобрался откуда-то .

Прибежал и заяц. Сдружились они, едят, гуляют .

Вот сказала лиса:

— Позовем-ка медведя с волкам, и они ведь голодны. Пусть едят — мяса много .

Позвали медведя с волком. Едят это мясо, грызут кости, все сыггы .

А лиса-умшица и придумала — надо бы старосту выбрать, ае то перессоримся, горло друг другу перегрызем.

Созвала всех товарищей и говорит:

— Надо нам выбрать старосту. Что выделит каждому из нас староста, хоть кусочек маленький, то и ладно, а так нельзя, пе­ редеремся. Как думаете, хорошо ли?

— Очень хорошо, — оказали все товарищи .

Лиса сама задумала стать старостой и говорит волку для виду:

— Будь ты старостой .

— Нет, — отказывается волк, — мне не справиться, как нач­ ну делить, боюсь, себе больше отделю — рассердитесь вы, еще про­ гоните меня совсем .

— Хорошо. Медведь, будь ты старостой, — говорит лиса .

— Нет, нет, — закричали все, — будь лучше ты сама старо­ стой!

— Что ж, — согласилась лиса, — только смотрите, слушаться меня как должно!

— Хорошо, хорошо! — закричали звери .

— А хорошо, так слушайте: вы как думаете — вот у нас мя­ са вдосталь, что, оно само к нам идет? А это молодец, что живет в пещере, нам его дает. Надо отблагодарить его .

— Что же нам сделать? — спрашивают все .

— А вот что — приведем ему в жены дочь царя Востока .

— Как же ее привести? — спрашивают звери.А вот как, — говорит лиса: — ты, медведь, волк да орел пойдете ко дворцу царя. Медведь да волк впрягутся в плуг и станут пахать тому царю землю. Удивится царь, подумает — вид­ но, и звери меня боятся да мне служат. Позовите жену да дочь — посмотрите, мол, какой я великий царь: и звери на меня работают .

Выйдет дочь царя на балжон, а орел — пусть он над дворцом па­ р и т— как увидит ее, слетит, подымет в воздух и унесет. Так и приведете ее нашему другу .

Приказ старосты надо выполнять .

Полетел орел, парит над дворцам, a волк да медведь впряг­ лись в плуг, пашут. Вышел царь, вышли и царица с дочкой. Как заввдел ее орел, камнем слетел, подхватил девушку и унес. ПриВ(ели звери красавицу в пещеру, оставили там и ушли .

Вернулся юноша с охоты, видит — сидит кто-то в его пе­ щере .

Удивился юноша, спрашивает:

— Кто ты?

— Я дочь восточного царя, — говорит девушка .

— О, вот счастье! — обрадовался юноша. — Ведь я из-за те­ бя и дом покинул, и здесь живу, по тебе томлюсь. Кто только при­ вел тебя сюда?

Рассказала ему все красавица .

Дивится юноша:

— Так это мои звери тебя сюда привели?

Радуется он, еще больше мяса дает своим друзьям .

Собрала лиса опять товарищей:

— Знаете ли вы, что оли люди и не могут спать на голой земле?

— Что же нам делать? — спрашивают звери .

— А вот что, — сказала лиса, — пойдите в Ахалцихе. Ты, волк, пустишься бежать по городу, все и поганятся за тобой, поста!вляют лавки, а ты, медведь, заберешься в лавку, выберешь одну штуку хорошей парчи и унесешь .

Волк как закричит:

— Ой, загонят меня, заедят собаки!

Закричала лиса:

— Ах ты, сам собака, забыл, как голодным бегал! А теперь отъелся, как свинья, а послужить не хочешь? Заедят так заедят, туда тебе и дорога!

Испугался волк .

— Что ж, пойдем, — говорит он медведю .

Пошли. Вошли в город, волк* как пустится бежать по базару, все и погнались за ним, а медведь забрался в лавку побогаче, вз1 валил себе на спину огромную штуку парчи и бежать. Тут за­ видели и медведя. Кто за волгам, кто за медведем — так ни того, ни другого не словили .

Пришли, принесли гаарчу звери, внесли в пещеру, уложили .

Оставим теперь их, пойдем к царю Востока .

Издал царь Востока приказ:

«Кто вернет мне дочь, дам столько золота, сколько он сам весит» .

Встала одна старая колдунья, взяла палку, приплелась к царю и говорит:

— Я приведу твою дочь .

— Хорошо, — сказал царь, — вот золото — половину отдам сейчас, другую половину, когда приведешь .

Сказала колдунья:

— Хорошо, дайте только мне один винный чан .

Дали ей чан. Взяла она, просмолила его изнутри, снаружи, раздобыла потом змею, села на чан, взмахнула кнутом-змеей, поднялся чан и полетел .

Прилетел чан к деревне Чихори, что у самого подножия тех Чанчхарельских скал. Сошла колдунья и кнут свой — змею — за ­ бросила в чан, взяла палку, идет, стонет .

А сын царя был на охоте.

Увидел он старуху, пожалел и спрашивает:

— Здравствуй, мать, кто ты, откуда?

— Здравствуй, сынок, — говорит старуха. — Я, сынок, была в аспиндзских банях, сама из Хизабаври я, да вот ушли земляч­ ки, отстала я, не знаю уж, куда и идти, как до дому добраться, стара ведь я, немощна .

Пожалел он старуху и говорит:

— Что ж, пойдем ко мне .

— Где ж ты живешь, сынок?

— А вот в Чанчхарельских скалах .

Обрадовалась колдунья, говорит:

— Живи ты счастливо да вечно, сынож, что пожалел меня, старуху!

Пооадил он старуху на коня, а конь учуял врага, не идет, ложится. Бьет юноша коня, искровенил всего. Д оплелся конь, идет, спотыкается .

Привез юноша домой колдунью, сердится жена:

— Зачем тебе столецняя старуха понадобилась?

— Ничего, жена, — говорит муж, — дадим ей переночевать, а там посмотрим .

Оставили колдунью. Согрела она воды, дала красавице по­ мыться, прислуживает ей .

Радуется та и говорит мужу:

— Пусть живет у нас .

А муж:

— Что же ты вчера сердилась, не хотела, а теперь понрави­ лось тебе?

Что там много рассказывать, прижилась старуха, оставила ее красавица при себе .

Вот ушел муж на охоту, да и звери все поразбежались.

Оста­ лись красавица да старуха одни, и говорит колдунья:

— Пойдем погуляем немного .

Повела она красавицу, довела так до того места, где свой чан оставила .

Увидела красавица чан и говорит .

— Что это, мать, там за чан?

— Не знаю, дочка, пойдем посмотрим, — говорит колдунья .

Подошли, заглянули, лежит что-то внутри

Сказала краоавица:

— А что это там внутри? Достань .

А колдунья:

— Ох, дочка, поясницу мне так и ломит, не достать мне. Д о­ стань лучше ты .

Подошла красавица, сунула в чан голову да руку, а колду­ нья затолкала ее всю туда, взобралась на чан и улетела .

Привезла так красавицу к родным .

Рассказала красавица все отцу, где была и как жила все это время .

Оставим сейчас их, вернемся к сыну царя да к лисе-спаросте .

Пришла лиса с охоты — нет красавицы Спрашивает кота:

— Где она?

А кот:

— Не знаю .

Задумалась лиса — не увела ли ее к отцу та старуха. Р аз­ гневалась лиса, избила и медведя, и волка, и орла — что не усмот­ рели, плохо стерегли.

Велела потом:

— Зовите ко мне кота Привели кота .

Сказала лиса:

— Пойдешь к тому восточному царю, проберешься к краса­ вице, увидит тебя, узнает да скажет: «Котик милый, как ты сюда попал и где-то, милый, твой хозямн?»' А ты беги обратно и все расскажи нам. Смотри же, запомни хорошенько — ласково встре­ тит тебя или неласково .

Побежал кот. Прибежал в Восточное царство, пробрался во дворец .

Увидела кота красавица, узнала:

— Это ж наш котик! Милый, как ты сюда пробрался? Д ай я тебе мяса принесу, — и пошла за мясом .

Обрадовался кот, не стал ждать мяса, побежал обратно .

Прибежал, доложил лисе, как и что было .

Призвала лиса орла и говорит:

— Теперь за тобой дело. Лети ко дворцу, постереги, как она на балкон выйдет. Узнает она и тебя, сама тебе доверится, посади ее на спину и лети .

Полетел орел Прилетел, летает над дворцом, парит Заметила его красавица, вышла, опустился он ниже, узнала она его, увязала себе узелок на дорогу и вышла Подлетел орел, посадил ее на спину и взвился вверх Прилетел к тем скалам, спустился, осадил красавицу у пе­ щеры. Обрадовался сын царя, как опять увидел свою красавицу .

А лиса говорит своим товарищам:

— Не годится так, братья, надо нам постеречь их. Ты, волк, пойдешь в Чихори, будешь там стеречь, ты, медведь, — к роще, ты, заяц, — в поле, а ты, орел, будешь парить в воздухе, как аэро­ план, и наблюдать — не замышляют ли чего враги .

А восточный царь созвал войска и пошел войной на зятя .

Знает уж он, где они, дочь сама расоказала. Дошел до полей, стал лагерем. Царю поставили черную палатку

Увидел волк, побежал что есть духу к медведю:

— Идет царь с войсками отбивать красавицу, 6ei лисе .

Побежал медведь к лисе:

— Царь с войсками идет!

Собрались все: лиса, медведь, волк, орел, заяц и кот .

Собрались, уж и вечер наступил А этот медведь был -царем всех медведей, волк — царем вол­ ков, так и орел, и заяц, и кот — все цари .

Вот лиса, как староста, и говорит медведю:

— Сто тысяч медведей требую от тебя .

Волку .

— От тебя сто тысяч волков .

Так и орлу, и зайцу, и коту — К полночи чтобы сдать мне все отряды в полном соста­ ве, — приказала лиса .

Пошел волк к Г'омаретаким лесам, завыл, сзывает подвласт­ ных волков Сбежались волки. Вдвое больше созвал, чем ему ли­ са велела. Так и медведь созвал своих в Чаитском лесу, и орел к Темным скалам полетел, сзывает своих, а заяц вышел к Кишлакским лугам, там собрал своих, сколько приказано. Кот побе­ ж ал к Хизабаври, поближе, — собрал всех котов .

Так привели все отряды в назначенное вр*емя к нежилой де­ ревне Сахири .

Стала лиса на пень, держит речь:

— Бейте всех, человечье мясо не ешьте, а только конину, у какой палатки меня увидите, ту палатку не трогать .

Передали все начальники приказ лисы по отрядам .

Построились, пошли в бой .

Догнали войска царя в Чихороких полях, до рассвета всех разгромили. Людей убивают, коней едят. А лиса подле царской палатки прохаживается .

Разделались звери с врагами, распустили свои отряды .

Выходит из своей палатки царь, видит — иет его войск .

Сказала лиса царю:

— О чем ты думал? На кого войной шел?

Сказал царь:

— Покажи только м'не моего зятя, потом хоть и меня убей .

— Пожалуйте, — говорит лиса .

Повела лиса царя, привела к пещере .

Вошел царь, сказал зятю:

— Поедем, сын мой, ко мне. Что вам здесь маяться среди скал .

— Спрошу лису-старосту, — оказал юяоша .

Поговорили с лисой .

— Хорошо, — сказала лиса, — идите .

Встали, пошли: царь, жених с невестой, за ними лиса, волк, медведь, орел, заяц и кот .

Живут так: волку в день дают по бараиу, медведю — быка, орлу — гуся, лисе — в день по жареной индейке, коту — по блю­ дечку молока .

Прожили так у царя недели две. Только задумал царь сгу­ бить своего зятя. Пронюхала про то лиса.

Легла, притворилась, будто опит, а потом рассказала:

— Приснилось м'не, будто пришли дед мой да бабка, оби­ жаются, что не хожу к ним на тот свет, не навещаю их. Придется пойти, проведать стариков .

— Как же ты пойдешь на тот свет? — спрашивают царь и его советник .

— А вот как: привезите две арбы сухих дров, разложите кос­ тер на гумне, я влезу в костер, а вы полейте керосином и зажги­ те. Вспыхнет пламя, я и полечу с дьшом на небо .

Так и сделали .

Разложили костер, влезла лиса, полили керосином, зажгли .

А пока поливали да зажигали, прорыла лиса себе каяавку, влезла в нее, сверху землей прикрылась, лежит .

Вспыхнуло пламя, потянулся к небу дым, смотрят в подзор ную трубу царь и его советник — уносит ли дым лису, да ничего в дыму не видно .

Прошло время. Вылезла лиса из-под пепла, отряхнулась и пошла к царю.

Поздоровалась и говорит:

— Дед твой и бабка обижаются, что не посетил их ни разу .

Оказал царь своему советнику:

— Что ж, если лиса навестила своих, почему бы и мне не проведать стариков?

Привезли две арбы дров, развели на гумие костер, влезли царь и его советник под дрова и приказали:

— Лейте керосин да зажигайте .

Так и сгорели царь и его советник в оше .

Сказала тогда лиса юноше:

— Садись на трон. Отныне ты царь. Управляй царством, как подобает .

Сел юноша на трон и стал управлять царством .

А лиса, волк, медведь, орел, заяц и кот живут при нем, нужды не знают .

Ссыпал в мельницу зерно, Посыпалась мука Вы уйдете, мы останемся, Еще свидимся когда?

ТРИ БРАТА

Жили три брата. Они были очень бедны. Самый младший из них был и самый добрый .

Однажды братья испекли каждый по кукурузному хлебу и отправились искать счастья.

Когда они проголодались, то сказали младшему:

— Давай раньше съедим твой хлеб, а потом и мы с тобой поделимся .

Сохласился младший, и все трое поделили его хлеб .

Потом, когда младший захотел есть и попросил у братьев, ге ничего не дали ему, избили и прогнали .

Пошел младший брат странствовать один. Ходил, ходил и добрел до одною поля. Стоял в поле старый замок, а возле замка росли инжирное дерево и осина. Подошел юноша к инжирному дереву, наелся, лег там же на траву и задремал .

В ту же ночь к замку подошли медведь, волк и шакал .

Шакал сказал:

— Что же мы молчим, давайте расскажем что-нибудь .

Медведь сказал:

— У меня есть что рассказать. В Трапезунде все страдают без воды, но там у стены стоит одна чинара, если бы ее кто вы­ рыл, тотчас появилась бы вода .

Волк сказал:

— Единственный сын царя болен: слабеет с каждым днем и не растет. Никто не может ему помочь. Но в царской отаре есть одна овца без пятен; если бы в шкуру этой овцы завернули боль­ ного, то о« тотчас бы выздоровел и вырос .

Ш акал оказал:

— У корней осины, что вот здесь растет, зарыт клад. Каждое утро, на восходе солнца, три мыши выносят клад наверх сушить .

Если бы кто знал это и убил тех мышей, вое это богатство до­ сталось бы ему .

Младший брат все хорошо расслышал и запомнил .

Наутро медведь, волк и шакал ушли .

К а к только показалось солнце, появились три мыши и вьшесли клад посушить. Юноша убил мышей и овладел несметным бо­ гатством. Выстроил себе прекрасный дворец, поселился в нем, а потом отправился в Трапезу нд. Там он отыакал старшин города и с их согласия открыл воду. И тут он получил много богатых подарков .

После этого он пришел к царю, чтобы вылечить ему сына .

Подошел ко дворцу и говорит царедворцам:

— Хочу видеть царя .

Царю доложили .

— Это, верно, голодный, накормите его, — велел царь .

Но юноша сказал царедворцам:

— Я не хочу ни есть, ни пить. Хочу вылечить царского сына .

Доложили царю, царь повелел:

— Он, верно, хочет денег, дайте ему .

Но младший брат сказал:

— Я ни в деньгах, ни в чем другом не нуждаюсь. Говорю вам: хочу вылечить царского сына .

Теперь его с большим почетом ввели к царю, которому он и доложил:

— Государь, в твоей отаре есть одна овца без пятен, вели яривести ее .

Привели овцу. Он ее зарезал, завернул в ее шкуру больного, и тот в одну неделю и выздоровел и вырос, превратился в юношу с усами и бородой. Царь был рад беамерно, он богато одарил спа­ сителя своего сына .

Вернулся юноша домой и стал жить в своем дворце .

Однг * ды пришли к нему братья. Он хорошо нринял, наиеормлл, напоил их и сказал:

— Почему вы меня тогда прогнали? Я не сержусь на вас .

В »* нехорошо поступили со мной, а я все же не погиб и х&рош® повел м ои дела .

Братья спросили его:

— Как же ты так разбогател?

Поведал он им всю правду, богато одарил их, и ушли бра* тья. Пошли они к тому замку, наелись инжиру и легли на траве .

Пришли медведь, волк и шакал .

Ш акал сказал:

— Что же мы молчим? Давайте расскажем что-нибудь!

Медведь сказал:

— В Трапезунде, что воды не было, теперь ее вдоволь .

Волк оказал:

— Единственный сын царя, что был болен и не рос, теперь превратился в бородатого мужчину .

Ш акал сказал:

— Под Этой осиной, что был зарыт клад, кто-то забрал его и всех мышей истребил. Надо осмотреться, нет ли здесь человека, ка« бы и над нами чего не стряслось .

Стали искать. Нашли братьев и съели обоих .

Остался на свете один младший брат, и сам счастлив® жил и другим помогал .

СКАЗКА О ДЭВЕ, КОТОРЫЙ ХОТЕЛ ПОГУБИТЬ СЫНА МЕЛЬНИКА

Было, да и не было ничего — жил на свете один царь, к была у него единственная дочь .

Отец держал свою дочь в вышкой башне, каждый день за­ ходил к ней и взвешивал, чтобы знать — прибавила она или сба­ вила в весе .

Недалеко от того замка жил один крестьянин-мельник. И был у него единственный сын .

Умер тот мельник, и остался сын сиротой. Вскоре умерла и мать .

А юноша растет: кто растет по годам, а он по дням .

Смотрит дочь царя из своего замка, каждый день видит того юношу. Подросл^ она, и полюбился ей этот сын крестьянина, да боится она отца-царя .

Решилась все же девушка и бросила письмо юноше .

Задумался юноша, раздобыл потом длинную веревку, привя­ зал на конце камень и забросил в окно. Поймала дочь царя ве­ ревку, привязала к ножке стола. Взобрался юноша по веревке, н стали они жить вместе в той башне. Как приходить отцу — спря­ чется он. А отец все взвешивает дочь. Вот и заметил он, что очень уж прибавила она в весе .

Догадалась дочь, заподозрил ее отец, сказала юноше:

— Надо нам бежать .

Спустились они по той веревке, и повел сын крестьянина ж е­ ну в свою лачугу .

Доложили царю, что нет его дочери в башне .

Разослал царь гонцов во все стороны — разузнать, где она .

Узнали слуги царя, что живет она в лачуге сына мельника .

Послал царь семь своих царедворцев, чтобы взять дочь его и того юношу и привести к нему .

Пошли царедворцы. А сын мельника во дворе, умывается .

Увидели его царедворцы, побежали, хотят схватить его. Бросился он в дом, вынес саблю и изрубил всех, только одного в живых оставил .

— Пойди окажи своему царю, чтоб не присылал больше ни­ зкого, — сказал он ему. — Она мне жена и будет жить со мною .

Разгневался царь, велел вооружиться двенадцати царедвор­ цам, идти взять его .

Пришли те, хотят схватить его, да не тут-то было.

Выхватил он саблю, одиннадцать царедворцев зарубил, двенадцатого в жи­ вых оставил и оказал:

— Пойди скажи царю, чтоб не присылал больше никого .

А жена и говорит мужу:

— Уйдем лучше отсюда, все равно не даст покоя отец .

Согласился он. Собрали свое добро, пошли .

Пустил юноша стрелу, — решили, где она упадет, там и жить им .

Полетела стрела за девять высоких гор, упала у дома девя­ ти братьев-дэвов .

Увидели дэвы, что залетела во двор стрела, побежали до­ стать ее из земли, да сдвинуть не могут .

Пришли муж с женой .

Взглянули на них дэвы и говорят:

— Вот нам и ужин .

Достал юноша свою стрелу из земли, поклонился дэва/м. А дэвы стоят, дивятся — они, девять дэвов, и сдвинуть стрелу не могли, а он одной левой рукой ее из земли выхватил .

Решили:

— Испытаем его, вправду ли он так силен .

Был у дэвов один котел, в котором они еду варили. Ухватят­ ся за него все девять дэвов, еле на огонь поставят .

Сказали дэвы юноше:

— Сними-(ка тот котел с огня .

Подошел он, схватил котел, вмиг снял его .

Поняли дэвы, что силен юноша и что не им побороть его, решили жить с ним в ладу. Не выдержали все же дэвы, заопорщщ с ним о чем-то, затеяли драку. Перебил сын мельника воовм& дэвов, а девятый, хромой дэв спрятался^ в яме и уцелел .

Осталось все дэвово до|бро мужу с женой .

т Живут они тихо да ладно .

Вот вскоре захотелось юноше пойти на охоту, и говорит он жене:

— Смотри, пока не постучусь три раза, не открывай дверь, чтоб чужой кто не забрался .

А хромой дэв слышит все .

Ушел муж на охоту, а дэв вылез из своей ямы, подобрался к дверям и постучал, как муж уговорился, три раза .

Поняла она все же, что это не муж, не отворяет дверей .

Просит ее дэв:

— Люблю я тебя. Не хочешь отворить дверь, хоть мизинец просунь в щелку, поцелую и уйду .

Просунула она в щелку мизинец, а он как схватит его зу­ бами. Закричала она от боли .

— Отвори дверь,—‘говорит дэв, — не то откушу палец .

Не выдержала она, отворила .

Вошел дэв .

Вернулся ввечеру муж. Постучался. Впустила она мужа, когда дэв спрятаться успел .

Наутро ушел опять муж на охоту .

Остались хромой дэв да жена одни, и говорит дэв:

— Надо нам убить его .

— KaiK же его убить? — спрашивает она .

Научил ее дэв* — Как придет он, притворись больной. Спросит он, что с тобой и что тебя излечит, ты и скажи, что есть один дикий кабан и только его печень тебя излечит: «Добудешь ту печень — хорошо, а нет — умру я». Пойдет он на кабана и погибнет. Освободимся от него .

Вернулся муж с охоты. Вошел в дом, видит — лежит жена, стонет, умирает .

— Что с тобой? — спрашивает муж .

Говорит жена:

— Слышала я, есть один дикий кабан, принесешь его пе­ чень — выздоровлю, а нет — умру .

А кабан тот живет в лесу, под дубом .

Пошел юноша, взобрался на тот дуб, сидит. Почуял кабан человечий дух, бросился к своему дубу, видит — человек на де­ реве .

Разбежался кабан, подбежал, хватил клыками по дубу, про­ резал ствол наполовину, хватил в другой раз, не попал от ярости, вонзил клыки в корни и двинуться с места не может .

Спустился юноша на нижнюю ветвь, ткнул кабана саблей, колет его, дразнит, смотрит— вырвет он клыки или нет. Тянет юабан, тянет, никак не вытянет клыков из корней .

Соскочил тогда юноша, хватил саблей, отрубил кабаму го­ лову. Разрубил его надвое, достал печень и пошел .

Приходит, стучит. А жена с дэвом развлекаются, думают — погиб уже он .

Услышали его стук, вскочили. Спрятался дэв, а жена отворя­ ет двери .

Сварил муж печень кабана, дал поесть жене, выздоровела она .

Наутро опять муж ушел на охоту. Вышел дэв, подучил жену опять притвориться больной и оказать мужу, чгго только печень дикого оленя вылечит ее .

— Пойдет он на того оленя, там и смерть найдет, избавимся от него .

Вернулся муж с охоты, опять жена стонет:

— Что с тобой? — говорит муж .

— Принеси мне печень дикого оленя, принесешь — выздоров­ лю, а нет — умру, -г- говорит жена .

Пошел он на охоту за тем диким оленем .

Долго ли шел или недолго, а только дошел до одной горы .

Перед горой полё, а в поле двенадцать человек косарей, не раз­ гибаясь, траву косят .

Крикнул юноша:

— Мир вам!

Не отвечают косари .

Крикнул во второй раз:

— Мир вам!

Только один и отозвался:

— Какой там еще мир! Не скосим всей травы со всего поля к вечеру да не поставим три стога, придет олень, всех нас пере­ бьет да поест .

Сказал юноша:

— Идите все ко мне .

Подошли они. Усадил он их, спрашивает, как и с какой сто­ роны приходит тот олень. Уэнал все, взял потом косу у одного из косарей, скосил всю траву, увязал три стога и поставил один с той стороны, откуда олень придет, другой — посередине, а тре­ тий — в конце, и сам под третьим стогом схоронился .

Показался олень. Проглотил один стог, другой, пошел к третьему. Выскочил юноша, пустил стрелу, свалил оленя .

Освежевали оленя, содрали кожу. Достал юноша печень и домой отправился .

А жена с дэвом сидят, радуются, думают — оттуда-то уж не вернется он живым .

Вдруг слышат — отучит он .

Спрятался дэв. Отворила жена, вошел он, сварил пе**емь, дал жене, выздоровела она .

Опять ушел юноша на охоту, а дэв и говорит жене:

— Притворись еще раз больной, а юак опросит, что с тобой, окажи, что только вода беосмертия тебя излечит. Пойдет за во­ дой, а оттуда-то уж не вернуться ему, останемся мы одни .

Возвращается муж дамой, a жена опять больна .

— Что с тобой? — спрашивает муж .

— Ох, — говорит жена, — принесешь воду бессмертия — вы­ здоровлю, а нет — умру .

Пошел он, идет, встречает в пути коня.

А конь тот чудесный, и говорит он юноше:

— Не дойти тебе до того места без меня. Садись, повезу .

Обрадовался юноша .

Сел на коня. Едет, едет, видит — скала. Смотрит — разверз­ лась скала и вновь сомкнулась .

Говорит конь:

— Ударь меня три раза, да так, чтобы три полосы кожи с меня содрать .

Как разверзлась скала, ударил юноша коня трижды, взвил­ ся конь и пролетел сквозь скалу, только хвост ему оторвало .

Поехали дальше. Едут, видят — горит огромный костер, ни обойти, ни объехать .

Сказал конь:

— Ударь меня с другой стороны, да так, чтобы три полосы кожи содрать .

Ударил юноша, взвился кань и перелетел через костер .

Доехали так до того места, где вода бессмертия ключом бьет .

Разнуздал юноша коня, пустил попастись, подошел к воде бессмертия, умылся, напился воды, прилег отдохнуть и заснул .

А там, невдалеке, стоит большой, в четыре этаж а дом. И живет в том доме девушка^ведунья и с нею семь ее учениц .

Учуяла она, что пришел какой-то юноша, послала одну из евоих учениц, узнать, кто это .

Пришла девушка, увидела юношу. Красив юноша, нет сил глаз оторвать. Ошалела девушка, стоит, не движется, как зачаро­ ванная. Послала ведунья вторую девушку, третью, четвертую. Ни одна не вернулась .

Все семь девушек, как взглянут ва юношу, так и оторопеют, двинуться не могут. Пошла сама ведунья.

Отослала учениц, раз­ будила юношу и говорит ему (ведунья ведь она, все знает):

— Твоя жена неверна тебе, дэва любит. Задумали они сгуfxz'i тебя, не возвращайся к ним .

Не поверил он. Набрал воды бессмертия в кувшин, сел на коня и поехал .

Приехал, стучит. Спрятался опять дэв, а жена отворяет две­ ри. Вькгшла она той воды, выздоровела .

На другой день, как ушел он на охоту, дэв и говорит жене:

— Не погубить нам его, если не узнаешь, в чем его сила .

Вериулея муж, а жена встретила его, ласкает, обнимает, са­ ма просит:

— Скажи M e, в чем твоя сила?

iH

Засмеялся он и говорит:

— В пальцах моя сила .

— А ну, обмотай их веревкой, посмотрим, разорвешь ли?

Обмотала жена веревкой пальцы мужа. Двинул он пальца­ ми, разорвал все веревки .

— В чем же твоя сила? — опрашивает опять жена .

— В плечах, — говорит муж .

— А ну, садись в этот котел, поведи плечами, разнеси его, — говорит жена .

Сел он в котел (в большой, что у дэвов был для каши), а дэв выскочил, закрыл вместе с женой котел, забил крышку. Взва­ лил хромой дэв на спину этот котел и понес. До«ес до одной ска­ лы, сбросил в пропасть, что и глазом до дна не оглядеть, н пошел домой. А на дне пропасти река, и течет та река мимо того места, где вода бессмертия находится да та девушка-ведунья живет .

Позвала девушкапведунья своих учениц:

— Пойдите, в реке что-то плывет, посмотрите .

Пошли ученицы, вынесли котел на берег, принесли ведунье .

Открыли крышку, лежит юноша, уже не дышит, избитый весь .

Разрезала его ведунья на части, промыла в воде бессмертия, сложила как надо и оживила. Очнулся юноша и встал; обрадова­ лась ведунья, обнимает, целует юношу .

Сказал он:

— Не поверил я тебе, а ты всю правду мне сказала^ Пойду сейчас, разделаюсь с ними, вернусь, поженимся и будем жить вместе .

Пошел он. Входит в дом. Видит: сидят дэв с его женой, ве­ селятся, рады, что избавились от него, убили. Подошел о«, схва­ тил дэва за ногу, прижал вторую своей ногой к земле и разорвал надвое. И жену свою убил .

Вернулся потом к той девушке-ведунье, женился на ней. От­ праздновали большую свадьбу. И я на той свадьбе был, вино пил, да одну девушку-ученицу в жены заполучил .

ТРИ СЕСТРЫ

Было то или не было — жили муж с женой. Было у них три дочери и больше ничего — ни именья, ни владенья. Вот однажды мать убирала полку, и упали с полки три хлебных зернышка. По­ добрали эти зернышки, отнесли их в поле, да в землю и посадили .

Взошли хлеба, да какие! Дурной глаз не сглазит. Стоит нива, вол­ нуется, как море колышется. Смотрят муж с женой, радуются .

Созрело зерно, пошли все в поле, сжали, увязали в снопы и поставили огромный скирд о шести подпорках. Поставили и по­ шли домой .

На другой день послал отец старшую дочь взглжнуть на хлеб .

Пришла она, видит: обвернулся вокруг их хлеба большущий гвелешапи1, обхватил весь скирд и хвост свой во рту держит. Чуть не умерла со страху старшая дочь. Побежала домой, рассказала обо всем .

Послал отец среднюю дочь:

— Пойди опроси, что ему надо, зачем пришел?

Пошла средняя дочь, увидела гвелешапи, перепугалась, ни­ чего не спросила, так домой побежала .

Послал отец младшую дочь.

Пришла она к гвелешапи, спра­ шивает:

— Окажи, что тебе надо, зачем пришел?

Сказал гвелешапи:

— Пойди скажи твоему отцу, пусть отдаст одну из дочерей мне в жены .

Пошла она и рассказала отцу .

Спросил отец старшую дочь:

— Дочь моя, пойдешь за гвелешапи?

— Как же! — говорит старшая дочь. — Дождетесь, пойду я за него, только мне и дела, что за гвелешапи замуж идти!

И средняя так же ответила отцу. Подошел черед младшей .

Младшая сказала:

— Пойду!

Взял ее гвелешапи и увел. Ползет гвелешапи,,тянется, опе­ шит за ним невеста. Миловали они деревню, встал гвелешапи, скинул кож у— стал таким прекрасным юношей, лучше и не во­ образить Обрадовалась невеста.

Рассказал он ей:

— В моей стране понкаджетсни говорят. Скажет тебе мать:

разбей кувшин — надо принести кувшин; скажет: разлей воду — надо принести воду; скажет: разбери печь — надо затопить печь;

скажет: убери со стола — ты накрой на стол; скажет: побей тарел­ ки — ты принеси их .

Так научил ее всему и повел домой .

Пришли они в каджетскую страну.

Приказала свекровь снохе:

— Пойди пролей воду!

Встала сноха, пошла и принесла ей воды. Все делала, как ее муж научил. Дивятся все: «Только привели ее, а уж все поГвелешапи — фантастическое существо, обычно враждебное человеку 20 Сказги 3 §шмает и весь наш порядок знает». Пришлась новая оноха всем по сердцу .

Бскоре затяжелела она. Как пришло время родить, повели ее в дом к родителям. Увидели сестры, позавидовали хорошей ее жизни с мужем. Родила она сына, пришел и муж за женой Собираются они домой, пристала старшая сестра: возьми да ©озыми меня с собой .

Говорит ей младшая:

— Не ходи, моя свекровь недобрая женщина, не уживешься с ней Нет, не отстает сестра, так и пошла с ними. Идут они, сест­ ра и говорит зятю .

— Мать держит ребенка, тяжело ей, я возьму у нее ребенка, а ты иди вперед, мы тебя догоним .

Пошел он вперед, а сестры отстали.

Идут они, видят — стоит яблоня высокая, ствол голый, без сучьев, а сверху вся плодам* увешена Говорит старшая сестра младшей:

— Я тебя подсажу, полезай на дерево, собери плодов; толь­ ко переоденься в мое платье, чтоб свое не испортить, и ребенка дай м/не подержать .

Послушалась сестра — могла ли она что подумать! Отдала сына сестре, переоделась в ее платье, влезла с ее помощью на дерево и стала срывать яблоки А сестра взяла ребенка и побе­ жала вдогонку за зятем Плачет ребенок, плачет, с кулачок сле­ зы роняет, — да кому до него дело? Только мать, что на дереве осталась, слышит, как сын убивается, не выдержала, крикнула сестре Ты — сестра, — ты с грудью сучьей, Сына моего не мучайt Возврати скорей его мне — Дам ему я молока

А сестра бежит, увидала зятя и кричит ему:

— Обожди, молоко у меня высохло, ребенок плачет, убива­ ется Остановился зять. Не распознал ее, думает — жена его: и одета и убрана, как его жена. Идут домой, ведут и сына .

— А где же сестра твоя? — спрашивает зять — Сказала я ей, что не уживется со свекровью, и домой вер­ нула Пришли домой, говорит сзвекргтк' — Невестушка, разбей кувшин!

Та возьмет, да как грохнет кувшин: чах-чах! — только и слышно — Разбей тарелки! — та и бьет во все рукм .

JOG — Разбери печь! — взяла топор и давай бить что есть силы .

Все перебила, что было утвари в доме. Усомнились все — неладно что-то с ней. Нет у ней молока, за1вели корову и растят малого молокам той коровы. Подрос мальчик, стал водить свою корову в поле. Пасется корова, ходит за ней мальчик, кормит ее .

А мать осталась одна на дереве, плачет, убивается, так вся слезами и изошла; где ее слезы и кровь пролились, — выросли из земли камыши, что лес, да тысячи разных цветов да трав .

Повел однажды мальчик овою корову, и пришли они к той яблоне. Сорвал мальчик камышшку, надрезал ногтем и заиграл .

Запела свирель:

Свирель, что стон твой значит?

О чем свирель все плачет?

Плачет то мать твоя, сын мой!

Сын, дорогой мой, любимыйf

–  –  –

Услыхала мачеха, отняла у ребенка все кусочки и в печь бросила. Сгорели они, сложился из их золы портрет несчастной матери и лег на стенке печи. Сидит мальчик у печи, плачет. Гля­ нула мачеха в печь, увидела портрет, обозлилась, разворотила золу* выгребла и развеяла по кровле. Вырос на кровле прекрасный то­ поль. Уввдел гвелешапи тот тополь, обрадовался, понес свою пос­ тель, постелил под тополем; ляжет ан ночью, заснет, а тополь опу­ стит ветви, обнимает мужа, ласкает его. Бесится мачеха, умирает от злости.

Притворилась она больной и говорит мужу:

— Если срежешь тот тополь да вырубишь из него корыто, чтобы мне искупаться в нем, — выздоровлю, а нет так — умру .

— Ну, и умирай, черт с тобой, освободи меня, — сказал муж .

Ушел гвелешапи на охоту, а жена позвала работников, веле­ ла срубить тополь и вырубить из него корыто А купаться не ста­ ла, зачем ей купаться, от какой болезни?

Вернулся муж, рассердился очень, а чем теперь делу поможешь?

Упала одна щепа с того тополя на кровлю одной старушки .

30Т Нашла ее старушка, взяла в дом и покрыла ею квашню. Как уйдет старушка из дому, поднимется щепа, обернется женщиной, вы­ моет всю посуду, подметет, уберет все, станет опять щепой и по­ кроет квашню. Вернется старушка — Bice убрано, вычищено, вы­ мыто. Дивится старушка, идет к соседям, то того благодарит, то другого. Все оказали ей, что и ногой к ней не ступали, не чистили и не убирали у нее вовсе «Подстереги лучше, сама узнаешь, кто это». Так и сделала старушка. Вышла она, будто идет куда, спря­ талась за дверь и ждет. Подумала щепа, что ушла старушка, ста­ л а женщиной и давай чистить да убирать. Подкралась старушка, хвать — и поймала ее .

— О, горе мне! — закричала женщина — Не бойся, ты дочь, а я мать, — говорит старушка, — одна я, нет у меня детей, хоть ты будь моей дочерью .

Обрадовалась та. Зажили они вместе дружно и счастливо .

Попросила раз женщина старушку:

— Мать моя дорогая, пригласи ко мне в гости гвелешапи, что здесь живет, вместе с женой и сымом .

Согласилась старушка:

— Отчего же нет, доченька, приглашу, исполню твое ж ела­ ние .

Приготовила женщина обед, пригласила своего мужа, сестру и сына.

За обедом, когда начались тосты, взяла хозяйка стакаи, налила и сказала:

— Будьте здоровы все: ты, супруг мой, ты, сын мой, и ты, сестра моя .

Понял муж, кто его жена. Рассказала она все, как было .

Взял муж изменницу, привязал ее к конским хвостам. Рас­ терзали ее кони на части. Женился опять на своей жене. Если раньше им сладости недостало, так теперь насладились Мор там, пир здесь, Высевки там, му^ а здесь

МАСТЕР И УЧЕНИК

Жил один бедный крестьянин, и был у него один сын. При­ стала к крестьянину жена:

— Научи сына какому-нибудь ремеслу. Не хочу, чтоб оста­ вался неучем, как ты .

Не дает жена покоя, пришлось крестьянину подчиниться .

Взял он сына и пошел отыскивать какого-нибудь мастера .

Дорогой подошли к источнику, крестьянин припал к воде, пил, пил, » как напился, поднял голову и воскликнул:

а — Ач, как хорошо!

Вдруг выскочил из воды черт в облике человека и говорит:

— Зачем ты звал меня? Ахжахар — это я .

— Я тебя не звал, я сказал: ах, какая хорошая вода .

— Все равно, скажи, что за нужда у тебя .

Поведал крестьянин ему свою нужду. Черт сказал:

— Отдай мяте сына в ученики. Год буду учить его. Через год приходи, узнаешь его — хорошо, нет — так оста/нется моим, не тронь его .

У черта было много таких учеников За год он так изменял их, что родители не узнавали своих детей, и они оставались на­ всегда в услужении у черта .

Крестьянин не знал этого и согласился, оставил сьина черту и вернулся домой .

Прошел год. Пришел отец за сыном. А черта дома нет. Ви­ дит крестьянин — во дворе много юношей в возрасте его сьина, но сына среди них нет. Приуныл отец: «Не узнаю уж, видно», — по­ думал он .

Тут подходит к нему один юноша и говорит:

— Это я, отец. Сейчас придет наш хозяин, обратит нас всех в голубей. Как будем улетать, я полечу впереди всех, а полетим Обратно, я отстану. Спросит тебя хозяин, который твой сын, ты и укажи на меня .

Обрадовался отец, ждет мастера с надеждой .

Появился мастер, обратил всех учеников в голубей, взлетели они на глазах у крестьянина. Полетели голуби обратно, а сын крестьянина отстал, летит позади всех .

— Ну, узнай, который твой сын? — говорит черт .

Крестьянин тотчас указал на последнего голубя .

Рассердился черт, понял, что ученик сам научил отца, но что было делать, пришлось вернуть сына крестьянину .

Идут отец с сыном .

— Чаму же научил тебя мастер? — спросил отец .

Только он проговорил это, как сын прыгнул в колючий кус­ тарник, а оттуда выкатилось золотое яйцо. Погнался старик за яйцом, а оно — в колючки, и не достать его.

Выскочил сын из кус­ тарника, а отец ему:

— Видно, нет у тебя счастья, вот совсем близко было золо­ тое яйцо, да закатилось в колючки .

Только проговорил это отец, сын прыгнул в кустарник, а по земле побежала, переваливаясь, золотая курица. Погнался за нею старик, не догнал, а сын опять к нему возвратился .

— Эх, нет у тебя счастья, — вздохнул снова старик .

И вдруг видит — бежит золотой заяц Погнался за ним, заяц — тоже в кусты, а оттуда уж сын выходит.

Рассердился ста­ рик:

— Чему же учил тебя мастер? Как счастье — тебя и нет, в ушло счастье — ты тут как тут .

— Не сердись, отец, — сказал сын. — И золотой заяц, и зо­ лотая курица, и яйцо — это все был я .

Обрадовался старик, и пошли они дальше. Вышли в поле .

Видят: князья охотятся. Напустили на одного зайца уйму гончих, да никак не поймают.

Говорит сызн отцу:

— Ты иди лесом, выгони зайца, я превращусь в гончую и на глазах у князей поймаю его. Пристанут к тебе князья — будут просить продать меня, ты долго не соглашайся, запроси поболь­ ш е— любую цену дадут Потом я улучу время, сбегу и догоню тебя .

Так и сделали: отец пошел в лес, выпнал зайца, сын превра­ тился в ганчую, погнался за зайцем и на глазах у князей так Л01В Ю схватил его, что князья чуть с ума не сошли. Бросились к К отцу, кричат: «Хочешь не хочешь, продавай собаку!»

Крестьянин долго отказывался, но когда уж очень подняли цену, согласился, взял деньги и отдал собаку. Взяли ее князья на цепь и повели .

Вспугнули князья другого зайца и напустили на него новую гончую, та погналась за зайцем, отбежала подальше и, скрывшись, с глаз новых хозяев, обернулась опять юношей .

Сын скоро догнал отца. Идут отец с сыном .

— Надо еще какннибудь денег достать, — сказал сын Идут, ввдят другую группу князей, эти соколиной охотой за­ няты. Напустили на фазана соколов, носятся те, никак не пой­ мают .

Обернулся юноша соколом, взыграл сокол на глазах у всех князей, сх!ватил фазана. С ума посходили князья, так им сокол понравился. Кричат крестьянину: «Хочешь не хочешь, отдавай со­ кола!»

Крестьянин и тут поприжал их хорошеныко, а когда наба­ вили цену князья, отдал сокола и отправился домой .

Князья дорогой напустили сокола на другого фазана. ПолетаЛ, полетал сокол, отлетел подальше, скрылся с глаз новых хо­ зяев, опустился на землю, обернулся человеком и стал догонять опгца .

Идут отец с сыном, несут деньги, но сыну все кажется мало„ вот и говорит он отцу:

— Я стану конем, садись на меня, поезжай в город и продай,, помни только — не отдавай меня пестроглазому человеку, а если отдашь — продавай без узды, не то, знай — погубишь .

Сказано — сделано. Оборотился сын прекрасным конем, сел отец на него и погнал к городу. Набросились на коня покупатели а больше всех один пестроглазый торгуется: навалил золота столь­ ко, что совсем коня золотом засыпал.,Не удержался старик, прояал коня пестроглазому. Взялся тот за узду, а отец не отдает .

Пестроглазый, а это был черт, поднял тут крик: «Как это, за та­ кую цену и без узды отдавать коня!» Что делать? Пришлось от­ дать и узду. Сел на коня черт, погнал его: не едет — летит от ра­ дости, что так легко вернул своего ученика. Приехал домой, за­ м я л коня в конюшню и накрепко запер его .

Затосковал ученик, видит — помощи неоткуда ждать Идет время, ничего не может придумать. Однажды заметил он в темно­ те луч солнца, пригляделся, видит — в стене маленькая щель .

Обернулся мышью и вылез. Увидел это хозяин, обернулся кошкой, Погнался за мышью. Бежит мышь, гонится за нею кошка, b o t - ib o t цогонит, а мышь обернулась ры'бкой и шмыг в воду. Хозяин сетью в росился за ней. Плывет рыбка, настигает ее сеть; тут рыбка обер­ нулась фазаном и взвилась в небо. Коршуном понесся за ним хо­ зяин Летит фазан, догоняет его коршун, вот-вот вонзит в него когти. Ученик оборотился красным яблоком и упал прямо царю в корзинку. А черт обернулся ножом в руках царя. Только со­ брался царь разрезать яблоко, как ученик рассыпался зерном .

Черт превратился в наседку с цыплятами, и стали они клевать зерно Все зерно было выклевали, только хотела наседка склевать последнее зернышко, как покатилось оно иголкой. Тотчас в ушко проделась нитка; обкрутилась ниж а вокруг иголки, b o t - ib o t за­ крепит ее, а иголка прыг в огонь — и прошла через него. Нитка сгорела, а игла вышла из огня, как была .

Так уничтожил своего хозяина ученик. Избавившись от черi a, юноша пошел к отцу, и зажили они вместе счастливо

П ОДАРКИ ЧЕРНОГО ВОРОНА

Было то или не было — только жили на свете муж и жена .

Выли они очень бедны. Пошла однажды жена к соседям просить шиеницы. Дали все по горсточке, и набрала она целый коди1 .

— Иди посей, — сказала жена мужу — Может, уродится чтоибудь и не будем так голодать Пошел муж, целый день работал И вспахал поле, и засеял .

Взошла нива всем на удивление .

Когда наступило время жатвы, взял бедияк серп и пошел ж ать Подошел он к полю и видит: птицы со всего света слетелись, локрыли все поле и поедают хлеб Рассердился он, стал ругать и проклинать птиц .

1 Коди — мера сыпучих тел Вдруг один черный ворон отделился от птиц, подлетел к не­ му и сказал:

— Эти птицы — мои гости. Я пригласил их, и если ты меня не осрамишь перед ними, то исполню три любые твои просьбы м дам тебе все, что попросишь .

Согласился крестьянин и пошел дамой. Жена спрашивает:

— Где хлеб?

— Не созрел еще, — обманул муж жену .

Прошло время .

— Почему не идешь Ж 1ать? — пристает жена к мужу .

Тут вспомнил муж черного ворона и решил пойти попросить у него что-нибудь взамен своего хлеба .

Идет и не знает, куда идти, не знает, где дом черного воро­ на. Идет, а навстречу ему бабка дэва .

Уронила бабка веретено и говорит:

— Подними, сынок, не могу нагнуться .

Поднял он веретено и подал ей .

— Куда идешь, сынок? - спросила бабка .

— Рассказал он обо всем, что с ним было .

Бабка сказала:

— Твое счастье, сынок, что встретил меня, иначе никогда бы не нашел ты дорогу к черному ворону. Иди прямо, иди, пока не настанет вечер. А настанет вечер — остановись, и черный ворон сам тебя найдет. Поведет домой, принесет тебе много золота, се­ ребра, драгоценных камней и скажет: «Возьми столько, сколько сможешь». А ты скажи: «Ничего я не хочу, кроме твоей ручной мельницы» .

— Хорошо, — оказал он, — все исполню по твоему совету .

Пошел. Идет, идет, наступил вечер. Остановился бедняк* ждет.

Вышли навстречу ему черные вороны, повели в дом, усадили на ковер, разложили перед ним золото, серебро, жемчуга, драго­ ценные камни и говорят:

— Бери, сколько поднимешь .

— Не хочу я ни золота, ни серебра, ни жемчуга, ни драго­ ценных-камней,— сказал бедняк, — дайте мне вашу ручную мель­ ницу .

Огорчились верные вороны, но что делать — нельзя же на­ рушить слово, дали ему ручную мельницу .

Взял бедняк мельницу и понес. Тащит, да так тяжела она* что пот градом катится с него — Что сделала со мной проклятая бабка, за что погубила меня: столько золота и серебра давали, а я взял мельницу, что в пот меня вогнала! Зачем мне она, мало ли таких, у нас в деревне?

Идет он, тащит мельницу, ворчит, а навстречу ему бабка .

— Ставь мельницу, верти, — говорит она .

Завертел бедняк, и стала мельница осыпать землю всеми лучшими кушаньями, какие только есть на свете. Сели о«и и хо­ рошенько закусили. Поблагодарил бедняк бабку и понес домой мельницу.

Приходит и говорит жене:

— А ну* прибери все хорошенько Жена подмела, прибрала все .

Завертел он мельницу, посыпались кушанья. Обрадовалась жена, сели за стол: что съели — съели, что не съели — выбросили .

Зажили муж с женой без нужды .

Радуется муж: «Прокормит нас ручная мельница, не придет­ ся второй раз беспокоить черных воронов» .

Прошло много времени .

— Не будет того, чтобы я не пригласил царя, — сказал му­ жик .

Жена сказала:

— Зачем нам приглашать царя?

Но муж все же пригласил царя .

Царь сказал:

— Приму приглашение, но горе тебе, если плохо меня встре­ тишь .

Пришел царь со всеми своими войсками и челядью .

Накрыли стол, подносят ему самые разнообразные кушанья, какие только может пожелать душа .

Царь послал своих советников узнать, кто готовит такие блю­ да. Вернулись советники и доложили, что сидит одна старуха, кру­ тит мельницу и все кушанья выходят готовыми .

Перестал царь есть, ни до чего не дотрагивается .

Испугался бедняк, спрашивает советников:

— Отчего не изволит царь кушать?

Сказали они, что требует царь его мельницу, иначе не будет «угнать

Что ему оставалось делать? Согласился бедняк:

— Пусть изволит обедать, отдам мельницу .

Забрал царь мельницу, и стал бедняк опять голодать .

Напал на жену его такой гнев, что чуть не задушила мужа .

Вспомнил бедняк про обещание ворона. «Ведь он обещал испол­ нить три моих просьбы, а я у него был только один раз. Пойду-ка снова к нему» .

И пошел. Дорогой опять встретил бабку* — Куда идешь, сынок? — спросила бабка .

Рассказал он ей все

Бабка сказала:

— Когда придешь туда, не бери ни золота, ни серебра, ни жемчуга, ни драгоценных камней, скажи: «Ничего я не хочу, кро­ ме вашего осла» .

— Хорошо, — ответил он, — вое сделаю по твоему совету .

Пришел бедняк к до/му черных воронов. Вышли черные воро­ ны, ввели его в дом, обласкали, угостили и разложили перед ним золото, серебро, жемчуг и драгоценные камни .

— Вькбирай, что душе угодно .

— Ничего я не хочу, — говорит он, — дайте мне вашего осла .

Упали у воронов сердца: «Чем же мы будем жить, если от­ дадим ©му и осла?» Но что делать, нельзя отступать от слова — дали ему осла .

Ведет он осла и думает: «Проклятая бабка, что она со мной сделала, столько золота мие давали, а я выбрал этого осла, у ко­ торого одна кожа да кости, на что он мне?»

Идет, а навстречу бабка — и говорит ослу:

— А ну, закричи да засыпь его золотом .

Осел закричал — и высыпал столько золота, что совсем не видно под ним крестьянина .

— Теперь вытащи его, — приказала бабка .

Ударил осел копытам, разрыл золото и вытащил из него крестьянина. Обрадовался бедняк, поблагодарил бабку и отпра­ вился со своим ослом домой .

Приходит и говорит:

— Дай-ка напиться, старуха .

Та побежала к колодцу, достал»а свежей воды и подала ему .

Напился крестьянин, повернулся к ослу и говорит:

— А ну, закричи да поставь мне дом о шестнадцати окнах .

Осел закричал, и тотчас появился такой дом, как хотел крестьянин Опять зажили мужик с женой счастливо и богато. Опять пригласил крестьянин царя обедать. Потребовал царь в подарок того осла Отдали ему осла Царь ушел, а старуха набросилась на мужа и давай его бить .

— Иди сейчас же к воронам, проси у них милости .

Отправился опять бедняк. Шел, шел, видит — навстречу бабка — Куда идешь?

— К черным воронам .

— Не бери у них ничего, кроме дубинки, — сказала байка .

Пошел бедняк к дому черных воронов, вышли к нему черные вороны, ввели его в дом, обласкали, угостили, разложили перед, ним золото, серебро и драгоценные камни. От всего отказался му­ жик, попросил дать ему только дубинку.

Удивились вороны, но* исполнили его просьбу Идет крестьянин, несет дубинку и думает:

какое-то еще чудо скрыто в ней? Идет, а навстречу ему бабка .

— А ну, — сказала бабка, — завертись, дубинушка, убиватьне убивай, но хорошенько проучи дураюа за то, что нет у нега ума-разума .

Завертелась дубинка и так отколотила крестьянина, что еле доволок он домой ноги .

Приходит и говорит дубинке:

— А ну, завертись да хорошенько проучи мою старуху .

Завертелась дубинка и отколотила жену .

На другой день взял он чудесную дубинку и пошел к царю»

Не пускают его царедворцы .

— А ну, дубинка, — оказал крестьянин, — завертись и хоро­ шенько проучи их!

Завертелась дубинка и так их отколотила, что все с ног по­ падали

Вошел он во дворец и прямо к царю:

— Отдай мою мельницу и моего осла!

Царь разгневался и приказал:

— Выбросьте его вон!

Тогда крестьянин приказал дубинке:

— А ну, дубинушка, если можешь, прояви теперь свою силу!

Завертелась дубинка, взвыл царь и закричал:

— Отдайте ему и мельницу, и осла, и денег подбавьте, только Щ убрался поскорей со своей дубинкой!

ы Так вернул крестьянин и мельницу, и осла, и много еще де­ нег принес в дом

О ЗОЛОТОКУДРЫХ ЮНОШЕ И ДЕВУШКЕ

Жил на овете один человек, было у него три дочери. Матери f них не было, а была злая-презлая мачеха Что колючки в глат х — то для мачехи мужнины дочки .

Притворилась мачеха больной, говорит мужу:

— Уберешь дочек — встану, нет — умру .

Задумался старик: как лишиться дочерей? Думал, думал и фешил:

— Пойдемте, дети, наберем яблок, я знаю хорошую яблоню .

Пошли, взяли с собой палас1. Под яблоней вырыта была большая яма.

Постелил старик палас поверх той ямы, прикрыл вверху листьями, залез на яблоню и говорит дочкам:

— Я буду сбивать яблоки, а вы возьмитесь за руки, подбе­ гите все вместе и собирайте Растряс старик яблоню, взялись дочки за руки, побежали, ступили на палас, провалился палас, и все три девушки вместе « яблоками попадали в яму. Слез старик с дерева и поплелся доС зкой. А девушки сидят в яме и плачут Проголодались девушки, и говорит старшаяСъешьте меня, сестры!

— Нет, меня съешьте, — говорит средняя .

1 Палас — тканый шерстяной ковер без ворса .

А младшая стала просить бога:

— Пусть одна рука у меня станет заступом, другая лопатой .

Стала одна рука девушки заступом, другая лопатой. Роет она землю заступом, выгребает лопатой; рыла, рыла и дорылась до царских конюшен. В конюшнях стоят коми, едят изюм с мин­ далем. Подошла девушка, сама наелась и для сестер взяла. Так лазила она в царские конюшни и таскала изюм с миндалем .

Похудели кони. Доложили конюхи царю .

— Кормим коней изюмом с миндалем, а они все худеют и худеют .

Поставил царь сторожей, смотрят сторожа — пришла девуш­ ка и давай выгребать в подол из кормушек изюм и миндаль. Схва­ тили ее, ведут .

— Куда ведете? — спросила младшая сестра .

— К царю — Так подождите, приведу сестер, всех вместе поведете .

— Хорошо .

Отвели всех трех сестер к царю, рассказали те ему все .

Царь спросил старшую сестру:

— Что ты умеешь делать?

— Я такой ковер сотку, что твое царство усядется и еще мес­ то останется .

— А ты что умеешь? — спросил царь среднюю .

— Я такой обед сварю, что в яичной скорлупе уместится, а в.есь твой народ тем обедом насытится .

— А ты? — спросил царь младшую .

— Я могу родить золотокудрых детей — мальчика: и девоч* ку, — сказала младшая .

Царь женился на младшей, а старших отдал своим совет­ никам .

Прошло время, родила царица золотокудрых детей.

Заввдно старшим Выкрали они детей, подбросили вместо них щенят, зо­ лотокудрых детей бросили в колеса мельницы, а царю доложили:

— Родила твоя жена щенят, а не золотокудрых детей .

Разгневался царь:

— Возьмите ее, привяжите к воротам: пусть прохожие плю­ ют ей в лицо и грудь сажей мажут .

Привязали бедную женщину к воротам, плюют ей в лицо* мажут грудь сажей .

А мельник услышал детский плач, вышел. Видит — застряли в колесах дети*— мальчик и девочка .

— Не дал мне бог своих детей, так хоть их усыновлю, — сказал мельник, взял золотокудрых детей, выстроил им дом и по­ селял их там .

Вот раз царь затеял пир. Позвал он на тот пир всех поддан­ ных — мужчин и женщин. Пошли и золотокудрые брат с сестрой* Кто ни пройдет в ворота, все плюют в лицо этой женщине is мажут ей грудь сажей. Прошли золото/кудрые брат с сестрой, от­ мыли ей грудь и поцеловали, а лицо розой обласкали .

Собрались гости к царю, сели, разговаривают.

Встал золо­ токудрый юноша и говорит царю:

— Та женщина, что к воротам прикована, — моя мать, а ты^ царь, — мой отец .

Не поверил царь .

Взял юноша со стола сухую виноградную ветвь и сказал:

— Если все это правда и она — моя мать, зазеленеет эта ветвь и повиснут на ней гроздья винограда. — Потом взял ж аре­ ного фазана и сказал: — Если это правда и ты, царь — мой отец,, оживет этот фазан, прыгнет на эту ветвь и крыльями поведет .

Только он произнес — зазеленела в его руках ветка, повисли на ней спелые, сочные ягоды винограда, а фазан ожил, взлетел на ветку и встряхнул своими красивыми крыльями. Обрадовался царь, обнял своих детей и стал целовать. Привели мать, одели ее в царские одежды и воздали ей царские почести, а злых сестер привязали к конским хвостам и на куски разорвали .

Мор тамь пир здесь, Отсев там, мука здесь Седло во Мцхета я забыл, Сбрую — на Арагви, Дай вам всем победы, Кто добром живет

ЗЕМЛЯ ВОЗЬМЕТ СВОЕ

Ж ила одна вдова, и был у нее единственный сьш. Растет сын и видит, что у всех есть отец, только он никого не может на­ звать отцом .

— Отчего у всех есть отец, только у меня его нет? — спросил он мать .

Мать сказала:

— Умер твой отец .

— А что такое — умер? Что он, не придет к нам больше?

— Он к нам не придет, но мы все пойдем туда, где он, — оказала мать, — никто не избежит смерти .

Юноша сказал:

— Я никого не просил о жизни, но если уж я живу, то не хочу умирать. Пойду найду такое место, где не умирают .

Долго упрашивала мать его не ходить, но не послушался сын и отправился искать такое место, где не умирают. Обошел он всю землю.

Куда ни придет, спрашивает:

— Есть здесь смерть?

— Есть, — отвечают ему .

Загрустил юноша: нет такого места, где не умирают. Идет он как-то полем, видит — стоит олень с высокими ветвистыми ро­ гами.

Очень понравились юноше оленьи рога, и опросил он оленя:

— Не знаешь ли места, где не умирают?

— Такого места нет, — оказал олень, — но пока мои рога не дорастут до неба, я не умру, а дорастут— и смерть моя при­ дет. Хочешь, оставайся со мной и не умрешь, пока я буду жить .

— Нет, — оказал юноша, — жить — так вечно, а умереть я мог и там, откуда пришел .

Пошел юноша дальше, прошел поле, прошел все долины и добрался до гор, видит — оидит ворон на скале, чистится, а пух ©низ, в огромное глубокое ущелье роняет .

Юноша опросил ворона:

— Не знаешь ли места, где не умирают?

— Нет, — сказал ворон. — Вот я буду жить, пока все это ущелье не наполнится моим пухом, а наполнится — умру. Оставай­ ся со мной и проживешь, пока я буду жить .

Посмотрел юноша в ущелье, покачал головой .

— Нет, — сказал он, — жить — так вечно, а умереть я мог и там, откуда пришел .

Пошел юноша дальше, прошел всю землю, подошел к морю .

Прошелся по берегу — не знает, куда идти. Ходит день, ходит два — ничего не видно. На третий день видит — блестит что-то вдали, подошел ближе — стоит хрустальный замок. Обошел юно­ ша вокруг замка — никак дверей не найдет. Долго мучился он, наконец заметил небольшую полоску, догадался, что это и есть двери, надавил что было сил, открылась дверь. Вошел юноша во­ внутрь и видит — лежит женщина такой красоты, что само солн­ це позавидовало бы ей, если бы увидело ее. Очень понравилась женщина юноше, да и он ей приглянулся.

Юноша спросил:

— Прекрасная, хочу уйти от смерти. Не знаешь ли места, где не умирают?

— Такого места н ет,— сказала женщина, — зачем тебе ис­ кать напрасно? Оставайся со мной .

Он сказал:

— Я не тебя искал, я ищу такое место, где бы не умирали, иначе остался бы там, откуда пришел .

Женищна сказала:

— Земля возьмет свое, ты са»м не захочешь быть бессмертньим. Скажи-ка, сколько мне лет?

Посмотрел юноша на нее: ее юная грудь, ее свежие щеки цвета розы были так прекрасны, что он совсем забыл о смерти .

— Самое большее пятнадцать лет, — сказал он .

— Нет, — ответила женщина, — я создана в первый день со­ творения мира. Меня зовут «Красой», и я никогда не буду старой и никогда не у.мру. Ты бы мог остаться со мной навсегда, но сал® не захочешь — земля позовет тебя .

Поклялся юноша, что никогда не уйдет от нее .

Стали они жить вместе. Годы пролетели, как мгновенье. Мно­ гое изменилось на земле. Многие умерли, обратились в прах, мно­ гие народились, земля меняла лицо, но юноша не замечал, как летело время. Женщина была все так же прекрасна, а он все так же молод. Пролетели тысячи лет. Соскучился юноша по родине, захотелось ему навестить своих.

Сказал он:

— Хочу пойти повидать мать и родных .

Она оказала:

— От них уж и костей в земле не осталось .

Он сказал:

— Что ты! Всего три-четыре дня, как я здесь, что могло с * ними статься?

Женщина сказала:

— Я говорила тебе — земля возьмет свое. Хорошо, иди и, что бы ни было с тобой, вини в том себя .

Дала она ему три яблока и велела съесть их, когда затос­ кует .

Попрощался юноша с ней и пошел. Шел, шел, видит — ска­ ла, на которой сидел ворон. Посмотрел юноша: все ущелье засы­ пано пухом и ворон сам тут же, весь высохший лежит. Потемнело в глазах у юноши, хотел он вернуться назад, но не пусюает его уже земля, тянет вперед. Пошел дальше, видит — в поле стоит олень, рога доросли до неба, а сам олень умирает. Понял юноша, что много времени прошло с тех пор, как ушел он из дому. По­ шел дальше, добрался до родных мест, но не нашел ни родных, ни знакомых. Спрашивает у людей о матери, но никто даже не слы­ шал о ней. Ходит он один, и никто не узнает его. Наконец, встре­ тил он одного старика, рассказал ему, кого он ищет.

Старик ска­ зал:

_ — Эта женщина, как я слышал от дедов и прадедов, жила когда-то, но как может ее сын быть теперь в живых?

Пошел по всей земле слух об этом человеке. Чего только не говорят о нем! Смотрят на него, как на диковинку .

Бродит юноша один. Заскучал он. Пришел на то место, где стоял когда-то его дом, и нашел только развалины, что поросли порыжелым уже мхом. Вспомнил юноша свою мать, детство, това­ рищей и загрустил. Решил он съесть яблоки, что дала ему жен­ щина из х/рустального замка. Достал он одно яблоко, съел его, к вмиг выросла у него длинная седая борода. Съел другое яблоко — подкосились у него колени, согнулась поясница и без сил упал ок на землю. Лежит, не может двинуть ни рукой, ни ногой.

Позвал он прохожего мальчика:

31$ — Подойди ко мне, мальчик, достань из моего кармана яб­ локо, подай мне .

Достал мальчик яблоко, подал ему, надкусил он его и тут же умер Похоронила его деревня всем миром .

ПРО ЖАДНОГО ПОПА И ЛОВКОГО СТАРИКА

У одного бедного старика и его жены была пара быков .

Правду сказать, хорошие были быки, только очень уж туго стало старикам, поговорили они и решили:

— Отведем этих быков на ярмарку, продадим, хоть на время будет что есть Привел этот старик быков на ярмарку. Очень всем его быки понравились, окружили его, спрашивают:

— Почем продаешь?

Пришел и поп:

— Продаешь быков?

— Да, продаю, нуждаюсь очень, потому и продаю — Продай мне .

— Пожалуйста .

— Во сколько же ты их ценишь, что тебе дать?

— Я бедный старик, не обманешь же ты, священник, божий человек, меня? Дай мне сам столько, сколько мои быки стоят, я запрашивать не буду.. .

Стал поп клясться и божиться:

— Сын мой, разве же я обману тебя? Благослови тебя спа­ ситель, крест его на тебе. Дам тебе тридцать рублей за пару твоих быков .

Согласился старик:

— Берите. Дай вам Христос найти в них радость и пользу .

Радуется поп, что дешево купил Отсчитал скорей деньги и погнал быков Повернул домой и старик «Маловато что-то получил я де­ нег, — думает он, — да уж что делать? Продал, и все тут» .

Только пришел домой, спрашивает жена:

— Почем продал?

— За тридцать рублей, поп купил, * говорит муж .

Закричала жена:

— С ума ты сошел? Одурел? Что это ты наделал? Надул те­ бя поп, надул, погубил, будь он проклят!

Рассердился старик:

— Поп — божий человек, наместник бога на земле, не стал бы он надувать меня .

Горюет жена, да уж что делать, не убивать же мужа. Толь­ ко надулась на него и денег не берет .

Так и живут они не в ладах. Приготовит жена обед, поставит на стол и уйдет куда к соседям и не говорит со стариком. Придет он, поест, возьмет мотыгу и потащится опять на работу. Прожили они так в ссоре целую неделю .

Встал однажды этот старик, взял поповские деньги и отпра­ вился опять на ярмарку. Купил там себе за шесть гривенников шапку, надел ее и ходит, а остальные деньги в кармане держит .

Прошелся по ярмарке раз-другой и видит — стоит поп, что его быков купил Бросился старик к нему, приветствовал его и спрашивает:

— Ну что, хороши мои быки?

— Дай тебе бог добра, хороши, очень хороши, — говорит пои .

— Я же говорил, что хороши .

Поговорили они, и оказал старик попу:

— Если ты доволен моими быками, попрошу тебя о чем-то, яе откажи .

— А что такое?

— Уж очень я признателен тебе, хочу угостить тебя обедом .

Только прошу тебя, приведи с собой еще гостей, приведи сколько ни есть в городе твоих друзей — будь то благочинный или епис­ коп — и приходите все вместе в такой-то духан. Угощу вас всех за свой счет .

Жаден поп на еду, обрадовался он, так и загорелись у него глаза .

— Збязательно придем, стоит ли просить об этом?

А старик побежал в этот духан и говорит духанщику:

— 1 ости у меня сегодня. Приготовь еду получше .

Пот jm дал ему вперед двадцать пять рублей и сказал:

— Только, как придет время платить, я сниму шапку и крик­ ну: «В расчете, хозяин?», а ты отвечай: «В расчете» .

— Хорошо, — согласился духанщик .

Всех пригласил поп на даровой обед— и благочинный там, и епископ, и дьячка не забыли, пятнадцать человек собралось .

Пришли в духан, и встретил их всех радушный хозяин .

Уселись. Начались тосты. Пили, ели, наелись, напились — всего вдоволь. Повеселились и встали.

Пришло время рассчиты­ ваться за еду, сорвал старик шапку с головы и кричит:

— В расчете, хозяин?

— В расчете,-— ответил тотчас духанщик .

Удивились все такому расчету, а поп повернулся к старику и говорит:

— Очень я тебе благодарен за угощенье, скажи только, как это ты ухитрился ничего за такой обед не заплатить?

21 Сказки — Эх, эх! Не смогли вы, мало поели, а то у меня т^кая шап­ ка, что хоть на пятьдесят рублей наешь, за все расплатится .

Пристал тут поп: продай да продай мне эту шапку .

— Нет, — говорит старик, — и не проси, что мне в быках* волк их ешь! А эта шапка — она меня и кормит и поит, как я расстанусь с ней, как прогневлю бога?

"Думает поп: «С быками-то я здорово надул его, вот бы еще эту шапку заполучить — разбогател я, и только» .

Не отстает и не отстает поя:

— Нет, уважь уж, продай шапку .

Просил, просил, уломал-таки старика .

— Хорошо, так и быть, давай пятьдесят рублей и бери шап­ ку, — говорит старик .

Отсчитал поп ему деньги, взял шапку и побежал .

Прошла неделя. Пошел поп на ярмарку. Подошел к благо­ чинному и пригласил его обедать. Пригласил еще гостей, и пошлк все в тот же духан .

Пришли, сели .

— А ну, подавайте еду! — говорит поп .

Подают ему всякой еды да питья .

Поели все, попили и встали Сорвал поп с головы эту шапку и кричит:

— В расчете, хозяин?

Снова и снова кричит поп: «В расчете, хозяин?» Только ни­ кто ему не отвечает: «Хорошо, в расчете!»

Рассердился наконец духанщик:

— Ты что, поп, с ума сошел, какой расчет, где деньги? Вид­ но, перепился ты .

Бросился к попу:

— Плати сейчас деньги, не то голову тебе оторву .

Выступили вперед благочинный и епископ:

— Видно, без денег приглашал поп, что ж, заплатим! — и расплатились с духанщиком в складчину .

Наглотался поп стыда, идет домой чуть жив, пусть враг твой так домой приходит.

Понял поп, что провел его старик на этот раз, и побежал к нему Бежит, как бешеный, сам думает:

«Не уйти ему от меня живым за такое дело» .

А старик все знает, как и что с попом было и что поп теперь думает. У старика жена ведунья, все она во сне узнает .

Зарезал старик курочку, набрал ее кровь в пузыри и повесил пузыри жене и детям на шею, купил себе ножичек и ждет попа .

Прибежал поп. Кричит, ругается; вот-вот бросится на стари­ ка и голову ему оторвет .

Встречает его старик как ни в чем не бывало:

— Пожалуйте, что прикажете?

Как начал кричать поп:

№ — Ты меня обманул, накрыл! Ты что за пятьдесят рублей продал?

Гримасничает старик, жмется, вое лицо в кулачок сжал:

— Нет, добрый человек, разве бы я обманул тебя, это все моя жена виновата, а я, да разюе бы я обидел такого божьего человека?

Выхватил тут старик из кармана ножик, бросился к жене и заколол ее. Упала она, ноги протянула. Схватил потом детей, пе­ ререзал им обоим горло, швырнул их, а сам все кричит .

Сбежались иа крик соседи, схватили его, кричат попу:

— А ты что здесь делал? Видишь, человек с ума сошел, ж е­ ну, детей убивает, не мог удержать?

Оправдывается поп:

— Он меня надул, и сам же своих детей и жену зарезал. Бе­ шеный, видно, какой-то. Что только привело меня сюда?

Перепугались все, видят — льется кровь, так и застывает лу­ жами .

Наконец встал старик и говорит:

— Что вас заботит? Я собственных детей и жену заколол, я же их всех и оживлю, пусть только этот поп от меня отстанет .

— Ничего мне твоего не надо, — говорит поп, — оживи толь­ ко их .

Подошел старик к жене, пробормотал что-то, словно закли­ нает ее, потом приставил ей к горлу свой нож тупым концом .

Вскочила она .

— Ах, что это, столько гостей, а я словно заснула! — говорит .

И детей так же оживил старик .

Удивляются все, глазам своим не верят, — что это за чудо совершил старик Так и ушел поп ни с чем; да еще рад, что так легко от этой кутерьмы отделался, забыл и думать о шапке .

Идетпоп, думает: хорошо бы иметь такой ножичек. Вот бы держал в страхе всех своих, что покоя не дают.. .

Прошло время. Опять отправился поп на ярмарку. Опять встретились они со стариком. Старик, конечно, как всегда, о своих быках опрашивает — как они?

— Хороши быки, ничего, спасибо. — говорит поп .

Вспомнили и о том, что в тот памятный день было .

— Во всем ты меня обманул, во всем провел, но тот ножик меня вовсе с ума свел, — говорит поп. — Ведь сам своими глаза­ ми видел, как ты троих насмерть зарезал и тем ножом оживил .

— Эх, эх! Не имей я того ножичка, никуда бы ни моя жена, ян мои дети не годились, — хвастает старик .

— Вот бы мне иметь такой нож, — говорит поп, — очень те­ бя прошу, уважь меня, уступи его, что хочешь бери .

Не отдает старик, упрямится, что твой мул, да и поп не от­ стает.

Уломал-таки пап старика, упросил его: продал старик свой ножик за три рубля и говорит:

— Смотри только, осторожней. Правда, он у меня ученый, но все же опасно, с умом с ним обращайся, как бы не вышло чего .

Пришел поп домой. Смотрит он на своих и все хочет при­ драться к чему-нибудь. Нашел-таки повод, начал ворчать, ругать­ ся, пошла брань, раздались крики, разгорелась драка. Выхватил поп этот нож, схватил жену и заколол ее .

Увидела это старшая дочь попа, невеста, бросилась к отцу, схватил и ее поп, перерезал ей горло .

Сам стоит и смотрит на них, усмехается .

Сбежались на шум соседи, видят — что видят? Врагу твоему видеть, что они увидели.

Так и закричали все:

— Спятил, сошел с ума поп!

А поп ничего, смеется .

— Что с тобой, что тебя с ума свело, — кричат ему, — что ты всю свою семью перерезал? Такой-то ты божий человек?!

Засмеялся поп и говорит:

— Рассердили они меня, и я решил напугать их немного. Ни­ чего, не бойтесь, я их убил, я и оживлю .

Взял он свой ножик и давай тереть им о шею жены, сам при­ говаривает что-то. Только пусть так порадуется твой враг, как ей полегчало от этого. Кто оживит мертвого?

Долго мучался поп, уж и лекарей приводил, только ничего не помогло. Тут-то понял поп, что надул его проклятый старик и с ножом .

Бросил он своих мертвецов и побежал к старику (дорогу-то хорошо знает — уж третий раз бегает), прибежал, змеем бросил­ ся на старика .

— За что ты разорил меня, погубил всю семью мою, теперьто я отплачу тебе! — кричит .

Схватил он старика, связал ему и руки и ноги веревкой из конского волоса и потащил его к морю топить .

Притащил, смотрит, в чем бы от берега отплыть. Вдруг ви­ дит — плывет вдали рыбак в лодке. Перевязал поп старика поту­ же и побежал к лодочнику .

Как быть попу? Сказать рыбаку, зачем ему лодка нужна, какой дурак даст ему лодку человека топить! Сумел все же поп схитрить, выманил лодку .

Увидел один пастух (он там недалеко овец пас), что поп что-то на спине приволок и бросил .

«Дай-ка, — подумал пастух, — стащу у попа, что он там на земле оставил» .

Подошел и видит — валяется на земле старик, связанный по рукам и ногам .

Спросил пастух:

— Что это с тобой?

— Так и так, — говорит старик, — пригласил я этого попа в гости, принял его с честью, заколол для него барана, что у тебя купил, а он давай кричать, что это вовсе не баран, а собака: как ты смел меня, попа, собакой кормить! — кричит. Вот за это те­ перь и топит меня в море. За что ты погубил меня, добрый чело­ век, продал собаку вместо барана, из-за тебя гибну. Спаси хоть теперь меня, развяжи эти веревки, дай убежать, не то и про тебя расскажу ему, знай, и тебе несдобровать .

Испугался пастух и развязал его. Старик разделся и побе­ жал .

Приплыл поп на лодке и видит — нет старика, только платье его на земле лежиг. Посмотрел поп, увидел вдали пастуха, решил, что это и есть старик, и погнался за ниж .

м

Бежит пастух, кричит:

— Клянусь, не собака это была, а барашек, чудесный бара­ шек!

И не слушает его поп. Догнал его, схватил, связал и бросил в лодку. Отплыли подальше, и думает поп: «Ну, теперь-то уж не выплывет», — поднял его и бросил в воду .

Так и погиб пастух ни за что. Не утонул бы он — выплыл, да уж где плавать со связанными руками и ногами .

Видит все это старик, видит и то, что после пастуха сорок овец без хозяина остались, погнал он их к себе .

Отобрал в ярмарочный день двадцать овец и погнал их про­ давать. Опять встретились они с попом. Смотрит поп: стоит утоп­ ленный старик и продает овец.

Смотрел, смотрел поп, глазам не верит, подошел и спрашивает:

— Это тебя я утопил в море?

— Меня, — говорит старик, — только что бы тебе подальше отплыть, а то очень уж мелко было, только сорок овец я и выло­ вил. Продаю их теперь прямо даром, что жадничать: не много они мне труда стоили. Эх, не умеешь ты, святой отец, а то и нож тот был хорош, очень хорош, вот отдай мне его, бери за него хоть две овцы .

Удивился поп и говорит:

— Отдам тебе нож и овец твоих не хочу, сделай только доб­ рое дело, отвези меня на то самое место, брось в воду, может, и я сумею выловить овец .

А хитрый старик говорит:

— Ну как не выловить? У тебя руки, ноги не будут связаны, ты и сто штук овец выловишь, только сделай доброе дело, захвати хоть штук десять и для меня .

Повел старик попа. Зашли они раньше в дом к старику, по­ веселились там .

Сказала жена старика:

— Не умеешь ты, святой отец, пользоваться, а то, что ни про­ дал тебе муж, все хорошее было: быки были — неплохие ведь бы­ ки? Ножик тоже хороший, а теперь вот и овец себе даром раздо­ будешь .

Повел старик попа к морю. Посадил в лодку и везет .

Жадничает поп, кричи г — Вези дальше, наело тебе больше твоего овец выловлю .

Отвез старик его подальше от берега и бросил в воду. Так и ищет с тех пор поп овец, да только ни овец, ии попа что-то не видать .

ЦАРЬ МУЗАРБИИ

Ж ил да жил царь Музарбий. Имел он только одну дочь, больше никого. Царь каждый вечер поднимался на высокую баш­ ню и оттуда кричал страшным голосом, чтобы тем напугать дэвов, которые окружали его царство и каждую минуту угрожали вторгнуться в его владения и истребить его подданных. Дэвы боя­ лись Музарбия и, слыша его крик, не смели приблизиться к его владениям. Так охранял Музарбий свое царство ночью, а днем он брал лук и стрелы и, где только ни заприметит дэвов, обивал с них головы своими стрелами, словно головки у луковиц .

У Музарбия была жена, сердце которой томилось по самом большом и страшном Кремень-дэве о двенадцати головах .

Наступил смертный час Музарбия, умер он. Обрадовалась его жена, так как любила она двенадцатиголового дэва. Поюа жил был Музарбий, она боялась его и скрывала свою любовь, а те­ перь, как ни старалась, не сумела скрыть свою радость от дочери .

Заметила дочь радость матери и сказала:

— Стряслась над нами беда, умер отец. Что нам делать здесь одним? Не сегодня-завтра вторгнутся дэвы и съедят всех. Лучше уйти нам в горы и там провести остаток наших дней .

Не понравилась матери эта мысль, и сказала она:

— Стара уж я, хоть дэв меня унеси, хоть смерть — все одно .

Ты, доченька, поступай, как знаешь, а мне уж некуда тащить свою старую г*олову .

До^ь ответила:

— Нет, и ты должна пойти. Одевайся и идем, не то сейчас же перед тобой убью себя .

Испугалась мать этих слав. Оделись они и пошли в горы .

Что с собой смогли взять — взяли, остальное оставили. Нашли в горах пещеру и поселились в ней. Никто не знал, как и куда они скрылись. Соберут они трав, кореньев всяких, насушат на солнце, тем и кормятся .

Прошло время. Пошла однажды утром дочь собирать ко­ ренья. Пока она ходила, у матери родился сын, наполовину золо­ той, наполовину серебряный. Взяла мать сына и положила его под большей камень.

Пришла дочь, тотчас заметила, что случи­ лось что-то, и спрашивает:

— Что это ты бледна так? Говори, не то сейчас же убью себя .

— С чего бы мне бледнеть? — говорит мать. — Родился у ме«я ребенок дурной, под камень его положила .

Бросилась дочь, подняла камень, достала ребенка, видит — наполовину золото, наполовину серебро. Девушке от радости небо с шапку показалось, земля — с каламани .

Сказала она:

— Это судьба нас милует .

Растет ребенок, да какой ребенок! Сегодня лучше, чем вче­ ра, завтра лучше, чем сегодня. На лицо его, как на солнце, смот­ реть больно. В три дня стал юак в три года — ходить начал. В десять — двенадцать дней ребенок уже охотился: возьмет палоч­ ку, закинет, ни одна птица не уйдет — на лету всех бьет.

Скоро сказал он сестре:

— Сделай мне что-нибудь, чтоб я мог стрелять .

Срезала сестра ветку, согнула в лук, свила тетиву из своих волос, навязала на лук и дала брату. Стал ребенок на охоту хо­ дить. Уйдет утром, вернется к вечеру, нагруженный дичью да зве­ рьем, — и сестру и мать кормит. С каждьгм днем все дальше и дальше отходит от своей пещеры мальчик. Стал уже запаздывать по вечерам .

Однажды вышел он совсем рано, на заре, чтобы еще больше мест за день обойти. Идет мальчик, взошел на одну гору, посмот­ рел кругом, видит: стоят строения какие-то и башня (а это башня его отца) до неба возвышается. Удивился он. Никогда ничего по­ добного не видел. Думает, что бы это могло быть? Спуститься с горы, подойти поближе не решается — солнце уже на закате, опоз­ дает домой, сестра плач поднимет .

«Эх, — подумал мальчик, — будь что будет, не посмотреть, не узнать, что там, — не могу». Мигом сбежал он с горы, подошел к одному дому — никого, к другому — тоже никого, в третьем си­ дит у очага старуха. Оглянулась старуха, видит — стоит в дверях прекрасный юноша, сказала ему:

— Сынок, видно, ты сын человека, пожалей себя. Здесь дэ­ вы хозяйничают, всех людей уже истребили. Никого во воем цар­ стве, кроме меня, в живых не осталось, и меня завтра съедят. Это дворец Музарбия, который погиб, не оставив наследников, кроме жены и дочери, но и они исчезли бесследно .

Понял тогда мальчик, кто он и чей сьш, и несказанно обра­ довался. Выспросил у старухи, когда придут дэвы, вскочил и убежал в горы к сестре и матери.

Дорогой поохотился немного, при­ шел домой, принес добычу, а за ужином и спрашивает у матери:

— Мать, скажи, откуда мы пришли?

— Мы ниоткуда не пришли, — сказала мать .

Хочет сестра рассказать все брату, да молчит, боится мате­ ри. Не стал и сын расспрашивать больше .

Наутро, на заре, вскочил он и помчался туда же, где и на­ кануне был. Завидела его старуха, вскочила, бросилась к нему, обняла, расцеловала, рассказала все, что знала или слыхала про царя Музарбия. Узнал мальчик, что в башне и теперь висят лук и стрелы его отца, побежал туда, взял их и принес.

Сказал ста­ рухе:

— Как придет дэв, ты не двигайся с места, сиди, как си­ дишь, — а сам 3ta дверью спрятался .

Показался дэв. Идет — крушит все кругом. Вошел и только собрался броситься на старуху и съесть ее, пустил мальчик стре­ лу и оторвал дэву голову. Бросилась старуха на помощь, свалили дэва и в землю зарыли. Радуется старуха, что явился ее спаси­ тель. А мальчик спрятал отцовский лук, взял свой и отправился домой. Настрелял в пути дичи и с собой прихватил .

На другой день пошел мальчик подстерегать второго дэва .

Спрятался за дверью. Вот старуха и говорит: «Второй дэв идет» .

Притаился мальчик и слышит:

— Эй, старуха, выходи, говори, куда мой брат делся?

Старуха будто и не слышит, сидит, не двигается .

Бросился обозленный дэв, хочет разорвать старуху. Пустил мальчик стрелу и оторвал дэву голову. Схоронили и этого .

На третий день третьего дэва убили. Остался только один старший, Кремень-дэв о двенадцати головах. Говорили, что его никак не убить. На четвертый день пришел мальчик подстеречь дэва. «Сегодня судьба моя решится», — думает .

Затряслась земля, задрожал дом. Зашумело все кругом, за­ двигалось.

Спросил мальчик:

— Что это?

— Это старший дэв вдет, — сказала старуха .

И, вправду, идет дэв, ревет, крушит все кругом .

— Эй, старуха, выбирайся, говори, где мои братья, пришел твой конец!

Старуха будто и н-е слыхала. Бросился дэв, разинул пасть, хочет проглотить старуху, а мальчик пустил стрелу — все двенад­ цать голов у дэва оторвал. Смотрит он — отросли у дэва опять все двенадцать голов. Пустил мальчик вторую стрелу, опять все две­ надцать голов оторвал, а они снова растут. Что тут делать, как убить дэва? Вдруг прилетела птичка, села на дверь и запела: «Зо­ лы погорячей». Поняла старуха, вскочила, схватила сковороду, на­ брала золы и, как только мальчик оторвал головы у дэва, тотчас засыпала дэву раны. Не стали расти головы. Изрубили они дэва в куски и схоронили .

Сказала старуха мальчику: «Больше ничего страшного на све­ те не осталось». На радостях забыла старуха все, что пережила, целует мальчика, ласкает его .

Вечером усталый мальчик вернулся домой. Как пришел, тот­ час лег спать.

Спросила сестра:

— Что с тобой, что тебя так утомило?

Ничего не сказал мальчик.

Наутро он решил еще раз испы­ тать мать:

— Скажи мне, чей я сын?

Не говорит мать, скрывает. Тогда рассказал мальчик, куда он ходил и что делал.

Обрадовалась сестра, не выдержала, крик­ нула:

— Ты и есть сын Музарбия, чьим луком и стрелами дэвов уничтожил!

Стала оправдываться мать, что боялась она, как бы дэвы не погубили сына, потому и скрывала .

Повел мальчик сестру и мать во дворец своего отца. А как зашло солнце, поднялся на башню и крикнул таким голосом, что все звезды замигали. Весь народ услышал этот крик, дивятся: что это, уж не встал ли Музарбий из могилы, — а нет, так кто бы мог его заменить?

На другой день дали знать всем, кто скрывался в горах или лесах. Собрался весь народ. Пошли ко дворцу. Пришли, узнали, что объявился сын Музарбия и всех дэвов истребил, обрадовались .

Возвели его на царство и счастливые вернулись по домам. Только мать не радуется гибели Кремень-дэва. Узнала она, где схорони­ ли его, каждое утро поливает могилу водой.

На третий день раз­ дался из-под земли голос:

— Кто пожалел меня и полил водой? Нельзя ли соскрести горсть земли с могилы?

Поскребла женщина, раздалась земля, и вышел из могилы дэв. Обратила она дэва в муху и спрятала в коробочку.

Потом принесла сыну туфли не больше пальца и сказала:

— Ты на Музарбия не похож! Он вот какие туфельки носил .

Обиделся мальчик, как это он на отца не похож. Взял туф­ ли, хочет обуть их, подвернулась у него правая нога и сломалась .

Бросилась мать, открыла коробочку, выпустила муху, стала муха дэвом, бросился дэв на мальчика. Схватил его мальчик, стоя на одной ноге, и бросил — до колен в землю всадил. Видит мать, вот-вот поборет он дэва, подбежала и насыпала сыну крупы под ноги, поскольЗ(нулся мальчик, схватил его дэв и свалил наземь, придавил коленом и всего на куски растерзал. Встал дэв, и по­ шли они с матерью наверх, в башню .

Пришла сестра, увидела брата, на куски растерзанного, с быстротой молнии собрала все кусочки, уложила в мешок, увяза­ ла и унесла в горы. Принесла в ту пещеру, где они раньше скры­ вались, сложила все кусочки, села возле и три дня и три ночи пла­ кала над братом и слезами его обливала. На третьи сутки двинул­ ся мальчик и очнулся, словно спящий пробудился .

Сказал брат сестреТеперь я пойду домой, а вскоре и ты возвращайся .

Послушалась сестра.

Мальчик крадучись вошел во двор и сказал старухе:

— Ты беги и кричи: «Музарбий идет, Музарбий идет!»

Побежала старуха, кричит:

— Музарбий идет!

Услышали дэв с матерью, бросились вон из дворца. Вбежал мальчик в башню, схватил лук и стрелы своего отца, пустил стре­ лу в Кремень^эва и вое двенадцать голов у него оторвал. Прибе­ ж ала старуха, засыпала дэва головнями. Схватил мальчик саблю, изрубил дэва в куски; развели огонь, сожгли все куски и в пепел обратили. Вернулась сестра, обрадовалась она, увидя брата-победителя. А мать поднялась на верх башни и упала там ни жива ии мертва Сказали мальчику сестра со старухой: «Не говорили тебе раньше, боялись за тебя, а теперь окажем. У твоего отца был конь, стоит он на привязи в такой-то пещере, если на том коне усидишь, больше уж ничего тебе не страшно» .

Вывел наследник Музарбия коня, птицей взлетел на него .

Взвился конь, хочет о небо удариться, а мальчик под живот под­ вернулся; хочет конь о землю его раздавить, а мальчик на бок перегнулся; хочет о скалу его разбить — на другой бок перегнул­ ся. Покорился конь. Вошел мальчик в башню, вытащил за воло­ сы мать-изменницу, привязал ее к конскому хвосту, погнал коня, так всю на куски изорвал .

Кончилась моя сказка. Вчера там побывал, сегодня сюда пришел. Были бы у вас сегодня три яблока, три граната, вашей же рукой добытые .

СКАЗКА ПРО ОХОТНИКА И БОЛЬШ ОГО ОРЛА

Было, да и не было ничего — жил бедный охотник. Вот охо­ тился он однажды и видит — лежит, распластался на трех дубах орел.

Прицелился охотник из лука, а орел и говорит:

— Не убивай меня, птенец я еще. Возьми меня домой, полечи, у меня подбито крыло. Пригожусь тебе .

Не убил орла охотник, взял его домой, стал лечить.

А жена сердится:

— Самим есть нечего, еще орла притащил .

ззо Две недели лечил, вылечил охотник орла .

Сказал орел:

— 0\веди меня теперь к тем дубам .

Отвел охотник. Взлетел орел, выхватил один дуб и забросил «]ро за три горы .

— Нет, не вылечился еще, — оказал орел, — пойдем, лечи еще .

Опять привел охотник орла. Сердится жена:

— У самих ничего нет, еще его приволок!

Еще две недели пролечил, охотник орла .

— Веди меня к тем дубам, - - сказал орел .

Отвел охотник. Взлетел орел, схватил второй дуб, вырвал его, забросил за девять гор .

— Не вылечился еще, веди снова лечить, — говорит орел .

Опять отвел охотник орла домой, опять сердится жена, а охотник не слушает, лечит орла, кормит его. Полечил еще две не­ дели .

— Ну, веди теперь! — оказал орел .

Повел его охотник, взвился орел, полетел, выхватил третий дуб, забросил его — и не найти куда .

Сказал орел:

— Теперь я вылечился Заколи быка, возьми с собой, садись на меня и полетим к моим отцу и матери. Рассыпят они перед то­ бой все богатства, но ты ничего не бери, проси дать тебе только ржавую старую шкатулку, что у них есть .

Пошел охотник, заколол быка, и сам на орла взобрался, и быка уложил. Взвился орел и полетел, да все выше и выше заби­ рает. Повернет орел голову к охотнику, отрежет охотник кусок мяса у быка и положит орлу в клюв Совсем уж было прилетели, как повернул голову орел, а бык-то весь вышел Вырезал охотник у себя из-под колена кусок мяса и дал орлу .

— Вот это вкусное, так вкусное мясо! — говорит орел .

Прилетели. Сошел охотник, прихрамывает .

— Ты что хромаешь? — спрашивает орел .

— А то мяоо, что ты похвалил, это было мое мясо; бык же весь вышел Провел орел крылом по ноге охотника, зажила нога .

Привел орел охотника к матери и говорит:

— Мать, лежал я с перебитым крылом, и этот человек спас меня от смерти Одари его, дай ему, что ни попросит .

Рассыпала мать орла перед охотником золото, серебро, жем­ чуга, самоцветы, платья да шапки, — не берет ничего охотник .

— Чего же ты хочешь? — опросила мать орла .

— Дайте мне вашу ржавую шкатулку Достала мать орла еще больше драгоценностей, еще лучше и прекрасней, — не берет охотник, встал, уходит — Хорошо, иди бери, что хочешь, — Сказала мать орла .

Вернулся охотник, развернула мать орла перед ним еще больше богатства — и не смотрит охотник, встал, совсем было ушел .

— Иди же, бери, — говорит мать орла, сама не дает шкатул­ ки, а только разные богатства показывает. Ничего и в руки не берет охотник, так и уходит. Вернула его в третий раз мать орла и отдала шкатулку .

Сказала:

— Смотри не трогай шкатулку, не открывай ее, пока не до­ несешь домой, не то пожалеешь .

Посадил орел охотника »а спину, слетел вниз, ссадил охот­ ника и улетел .

Идет охотник, несет шкатулку, думает: «А ну как обманули меня и пустую шкатулку всучили! Дай-ка посмотрю, что там ле­ жит. Может, там такое, что убьет меня» .

Открыл шкатулку — вышли оттуда лавки, дома, дворцы, рас­ кинулся огромный город; бегают по городу купцы, суеггятся, шу­ мят, идет торговля, кипит жизнь. А охотник стоит смотрит, не зна­ ет, как загнать все это обратно в шкатулку да закрыть ее. Стоит ломает голову, волосы на себе рвет .

В это время идет дэв .

— Что ты убиваешься, человек?

— Да как же не убиваться — открыл шкатулку, вырос целый город, а как загнать его обратно и закрыть шкатулку, не знаю .

— А что дашь за помощь? — говорит дэв — Дашь то, о чем не знаешь?

— Дам, — сказал охотник, — отчего нет?

Не знал охотник, что жена его родила золотокудрого сына, пока он с орлом летал .

Закрыл дэв шкатулку и город весь туда загнал; как было, так там голое поле и осталось .

— В свое время спрошу обещанное, пришлешь, — сказал дэв .

Пришел охотник домой, открыл шкатулку — вышли лавки, дома, дворцы, вырос огромный город. Ходят по городу купцы, тор­ гуют, суетятся, шумят. Стал наш охотник хозяином всего города .

Печалит его только судьба сына: требует дэв обещанного, не отстает. Пришло время, встал и пошел этот золотокудрый юно­ ша к дэву. Шел, шел, встретил старушку .

— Куда ты, сыночек? — спрашивает старушка .

— К дэву на съедение, — говорит он .

— Сынок, — сказала старушка, — пройдешь так, увидишь ре­ ку, к той реке дэвовы дочки купаться придут. Спрячься там. Ко­ торая выше станет — та старшая, что ниже — та средняя, а в са­ мом низу — младшая, выкради у нее платье и спрячь... Сестры уйдут, а она останется раздетая, что ей делать, не дашь ей одеж­ ды — станет твоей женой; во всем она тебе поможет и от беды избавив Век в точности выполнил юноша, как его старушка научила .

Пошел кк той реке, спрятался, подстерег сестер. Пришли сестры, разделисв, купаются. Вышел юноша, взял одежду младшей и спрятал. Искупались сестры, вышли из воды, старшие оделись и ушли, осталась одна младшая, ищет одежду, ищет, не нашла и позвала* — Кточты, выдь, покажись, ты брат, я сестра!

Не выходит юноша. Еще раз позвала девушка:

— Выдь, покажись, ты брат, а я сестра!

Не выходит юноша. Тогда позвала девушка:

— Выходи, покажись, будь по-твоему — ты муж, а я жена!

Вышел он, отдал одежду. Взглянула девушка, понравился ей золотокудрый юноша. Спросила* — Кто ты и что привело тебя сюда?

— Я к твоему отцу на съедение иду .

— Не бойся, — сказала она, — ты только скажи мне, когда трудно придется .

Пошел юноша к дэву. Дэв сказал:

— Закажу тебе одно дело, не выполнишь, знай — съем. В одну ночь весь мой дом и двор покрой золотой тканью .

Грустный пошел юноша к жене .

— Так и так велит твой отец. Что делать?

— Ты иди спать, — сказала жена, — я сама все сделаю Призвала она своих людей — велела покрыть золотой тка­ нью весь двор и дом. Наутро сказала мужу:

— Пойди сядь, подправь там и сям, будто ты все соткал .

Вышел дэв, смотрит — сидит юноша и подправляет золотые ткани Что делать дэву? Велел он юноше:

— Поставь мне к утру такой дворец, чтобы и царю не зазор­ но было в тот дворец войти

Пошел юноша к жене, сказала она:

— Ты иди счи, я сама все устрою

Лег он и заснул. Позвала жена своих людей, сказала:

— А ну, работайте половчей, на вас одна надежда!

Поставили к утру дворец, взглянешь — глаз не отвести .

Утром сказала жена мужу:

— Вставай, поднимись наверх, возьми молоток, постучи не­ много, будто чего эа ночь недоделал .

Поднялся юноша, держит молоток, постукивает Вышел дэв, видит — стоит чудесный замок.

Закусил губу, да что делать? Сказал дэв:

— Есть у меня конь необъезженный; объездишь его — хоро­ шо, а нет — съем тебя .

— Хорошо, — сказал юноша .

ззз Пошел к жене, рассказал .

— У твоего отца конь необъезженный, надо его объездить .

— То все было ничего, — сказала жена, — настоящее дело только теперь начинается. Мой отец сам станет конем, з ты дол­ жен его объездить. Я тебе дам удила, надень их на него, возьми еще с собой молоточек железный: вверх взлетит — по голове бей, вниз пойдет — в нос колоти. Не жалей смотри — бей, что силы есть, не то живым не уйдешь .

Наутро взял юноша удила и молоток железный, пошел, сел на коня, взлетел конь к небу. Летит конь кверху — бьет его юно­ ша молотком железным по голове, бьет что силы есть, а пойдет конь книзу — он в нос его колотит. Исколотил всего. Устал конь, замучился, остановился еле жив. Отвел юноша коня в конюшню, снял удила и ушел .

Обернулся конь дэвом и стал в дверях .

— Ну как, объездил коня? — спрашивает .

Смотрит юноша — у дэва вся морда в крови .

— Что это с тобой? — спрашивает .

— А это ты меня так разделал, — говорит дэв, — конь, на котором ты сидел, был я. Но завтра я тебя все равно съем, не спасешься .

Испугался юноша, идет к жене:

— Ну как, объездил коня? — спрашивает жена .

— Твой отец завтра все равно съест меня, — сказал муж .

Встали в ту ночь муж с женой и пошли. Идут, бегут, сколько сил хватает. Как рассвело — узнал дэв, что сбежали они, и по­ гнался за ними .

Бегут муж с женой .

— Оглянись, не гонится ли кто? — сказала жена .

Оглянулся юноша .

— Что-то вдали с муху виднеется .

Обернулась жена нивой, муж жнецом Стоит жнец, жнет, по­ том обливается .

Подошел дэв, спросил .

— Здесь юноша с девушкой не проходили?

— Целый день жну, потом исхожу, до прохожих ли мне? — говорит жнец — Никого я не видел .

Вернулся дэв домой .

Стала вновь нива девушкой, жнец юношей, и пошли они дальше

Пришел дэв домой, говорит жене:

— Никого не нашел!

— Так совсем никого и не было? — спросила жена — Как нет в одном месте стояло хлебное поле и жнец жал его. Подошел я, спросил, — да не видел он никого — Так это и были твоя дочь и твой зять, — говорит жена дева .

Погнался дэв за беглецами .

Говорит жена мужу:

— Оллянись, не видно ли кого?

— Чт®-то с муху виднеется, — говорит муж .

— Это мой отец .

Стала девушка дремучи» лесом, и луч солнца в девственную ее грудь не проникает, а юноша стариком; бродит старик возле леса и щепки подбирает. Подошел дэв .

— Здесь юноша с девушкой не проходили?

— Клянусь этим лесом — с тех пор как он стоит, здесь и че­ ловека, кроме тебя, не было Я старик, что мне до прохожих?

Повернулся дэв, пошел домой Стал лес девушкой, а старик — юношей, и пошли они своей дорогой. А дэв пришел домой — Ну что, не догнал, не поймал? — спрашивает жена дэва .

— Нет, — сказал дэв, — никого не нашел, кто бы их видел .

Дорогой только и встретился мне один старик — шепки у леса подбирал, больше никого не было — Ах ты, дурак^ Тот лес — твоя дочь, а тот старик — твой зять Теперь я сама отправлюсь — посмотрим, как они уйдут от нас .

Сели на коней и поехали вдогонку .

Спешат беглецы, догоняют их дэв с женой .

Сказала девушка:

— Оглянись, не гонится ли кто?

Оглянулся юноша, говорит:

— Что-то с муху виднеется .

— Это мой отец, — сказала дочь. Посмотрела, видит — двое их, — и мать с ним вместе, теперь уж не спастись нам .

Стала она бездонным озером, а он уткой .

Подошли дэв с женой, видят — блестит озеро, плавает по озеру утка. Приникла дэвова жена к озеру, пьет, хочет все озеро осушить, пьет и дэв. Пили, пили и полопались .

Стало озеро девушкой, а утка — юношей, обнялись они, по­ целовались на радостях. Сели на дэвовых коней и поехали к отцу того юноши .

–  –  –

Сын колдуньи из рода Бораты с сыном малика1 поехали сва­ таться к сестре семи великанов. Сын малика был женихом, а сын колдуньи сопровождал его. Когда миновали они полпути, солнце уже заходить стало .

Сын колдуньи и говорит товарищу:

— Не след нам так ехать: прежде нужно минаваров2 к ним заслать, а то, если нагрянем к ним врасплох, стыдно нам б у д е^

А сын малика ему ответил:

— Кого ж нам послать туда, коль здесь, в степи, живой ду­ ши не видно!

— Запустим к ним наши стрелы, они и возвестят им о нашем приезде!

— Тогда ты первый запускай стрелу, — сказал сын малика, — ты старший .

— Нет, — возразил сын колдуньи, — сначала ты должен за­ пустить стрелу, ведь ты их зять, и твоя стрела должна предупре­ дить их .

Запустил стрелу сын малика, полетела она, свистя, между небом и землей. Вонзилась в притолок над дверью дома семи ве­ ликанов, обломала е потолке среднюю балку...

Задрожали велика­ ны, говорят друг другу:

— Ох, пришла наша погибель! Злая сила на нас движется!

А сын колдуньи черкнул на бумаге послание:

«Не пугайтесь, великаны, любимцы богов, едем свататься к сестре вашей!

Затем он продел бумагу на стрелу и запустил ее в небо. Вы­ ше облаков поднялась она, летит, сверкая огненными искрами .

Попала ci рела снова в дом великанов, обрушила притолок, обло­ 1 М т л и к — владетель, князь, царь 2 М и н а в а р — сват, гонец .

мала крайнюю балку в потолке, вонзилась в стену напротив две­ ри. Задрожал весь дом, затряссй до основания .

Великаны в обморок попадали.

Младший из семи братьев читать умел, увидел он бумажку на конце стрелы, прочил посла­ ние и возрадовался:

— Не пугайтесь, братья мои, это свататься к сестре нашей едут сын малика с сыном колдуньи, стрелы свои минаварами за­ пустили .

Повеселели великаны, приготовились, как подобает, к прие­ му гостей .

К этому времени и гости прибыли .

Встретили их с честью, пригласили в дом, посадили на по­ четном месте, а потом обратились к ним с вопросом:

— Гости наши дорогие, верно, не без дела вы к нам за­ ехали?

Сын колдуньи им отвечает:

— Сын малика приехал просить руки вашей сестры, еслч вы удостоите нас этой чести .

— Дорогие гости, как мы можем отказать вам, коль вы сами нам такую честь оказываете .

Всю ночь до утра великаны потчевали своих гостей А утром, когда рассвело, братья-великаны сказали сыну кол­ дуньи:

— Мы собираемся на охоту, возьмем и тебя с собой, а зять молодой пусть с сестрой нашей дома останутся .

Уходя, отдали они сестре своей ключи от семи дверей.

Н а­ казали ей строго:

— Вот тебе семь ключей. Шесть комнат отомкни, а седьмую )ткрывать не вздумай, не то нас и себя погубишь!

С тем и отправились они на охоту .

Стала тут девушка открывать двери, а сын малика ходит за ней по комнатам, добро великанов осматривает.

Сказал он де­ вушке:

— Отопри и седьмую дверь, я погляжу, что там спрятано .

— Нельзя седьмую дверь открывать, никогда ее еще не отмы­ кали!

А он стал ее молить и упрашивать:

— Открой дверь, посмотрю я, что за ней такое делается .

До полудня упрашивал он девушку. Когда же она не согла­ силась, оседлал он своего коня, вскочил на него и решил покинуть девушку.

Говорит он ей напоследок:

— Не будешь ты мне, сестра великанов, послушной женой!

*ie почитаешь ты меня и даже единственную мою просьбу испол­ нить не хоиеш ь— не можешь открыть эту дверь заповедную, чтоб мог я хоть одним глазом взглянуть, что за нею скрывается. Не видеть тебе меня больше, как и я тебя не увижу. А как вернется вечером мой товарищ, скажи, пусть догоняет меня .

Зарыдала девушка, слезы ее бусинками из глаз покатились .

Говорит она сыну малика:

— Навлечет это на тебя беду! Но ничего не поделаешь, при­ дется открыть тебе тайну: приехал ко мне свататься с Черной го­ ры Черный уаиг1, а братья мои осилили его с божьей помощью, связали, заковали в цепи железные и держат его в этой комнате 3ia семью дверями. Как только я приоткрою двери, и увидит он свет, исходящий от моего лица, тогда разорвет он цепи свои, вы­ скочит, проглотит тебя, а меня похитит .

Но сын малика продолжал ее упрашивать:

— Приоткрой дверь немножко, я только взгляну на этого уаига .

Не смогла девушка больше противиться и дверь чуть-чуть приоткрыла .

Как коснулось уаига сияние ее лица, разорвал он цепи, бро­ сился к девушке, вскинул ее на спину, а сыну малика сказал:

— Весь день сегодня я слышал твои уговоры. Не видать бы мне сестры семи великанов, если бы не ты! Проглотил бы я тебя в один присест, но, так и быть, пощажу тебя за это .

И унес великан девушку далеко-далеко, в Черные горы .

Стал сын малика рвать на себе волосы, убиваться до самого ъечера, пока не вернулись с охоты сын колдуньи и семеро вели­ канов.

Увидели они сына малика, убитого горем, и спрашивают:

— Что с тобой, сын малика, о чем печалишься?

— Что может быть еще хуже: похитил сестру вашу великан с Черной горы!

Горюют великаны, раздумывают, как бы им из беды сестру хвою вызволить

Сказал им тогда сын колдуньи:

— Жизни своей не пожалею, разыщу ее, другого выхода у членя нет, а сын малика пусть останется с вами! Если не вернусь в этот день через год, то знайте, нет меня больше в живых, убейте тогда сына малика ^а кровь вашей сгстры .

Повесил на себя юноша колчан со стрелами и обратился к богу с молитвой:

— О бог богов, сотворивший всех нас, будь моим покровите­ л ем в дороге!

Отправился он в путь, идет, идет и вдруг видит: лежит на земле у берега моря, припав губами к воде, человек, жадно гло­ тает и взывает к богу:

— О господи, погибаю от жажды!

Подошел к нему сын колдуньи и сказал* 1 У а и г — великан — О, видно, погиб-ели на тебя нет, впервые вижу такое чу­ до — я и чашку воды с трудом выпиваю, ты же осушил псйти ц«ел^е море, а все жалуешься богу, что умираешь от жажды — Это нет погибели на сына колдуньи и сына м алщ а, при­ ехали свататься к сестре семи великанов, а уаиг с Черйой горы похитил ее — вон, уносит, видишь?

— Вижу, — сказал сын колдуньи, а затем обратился к не­ знакомцу с просьбой:

— Прицелься стрелой моей в него, а я выстрелю .

Взял незнакомец стрелу у сына колдуньи, прицелился в уаига, а сын колдуньи выстрелил .

— Ну что? Неужели стрела даже не задела его?

— Ах, провалиться тебе на этом месте! Правое бедро ему начисто оторвало!

— А с девушкой что, не бросил он ее?

— Как бы не так! На одной ноге бежит так быстро, что с глаз уже скрылся Пошел сын колдуньи вместе с человеком, выпивающим мо­ ре, дальше. Идут они, идут и вдруг видят: лежит кто-то на спинег стрелой в небо целится. Говорит ему сын колдуньи:

— Бог в помощь тебе, добрый человек! Что это ты делаешь* куда целишься, скажи на милость?

— Целюсь я в птичку Дурадзин, хочу стрелой достать ее, а она в облаках прячется .

Сказал тогда ему сын колдуньи:

— Ах, да не увидеть тебе белого света, я дорогу едва разли­ чаю, а ты вздумал птичку Дурадзин в небе поймать .

— Пусть не увидят белого света сын малика и сын колдуньи:

поехали свататься к сестре великанов и дали ее похитить уаигу с Черной горы!

— А видишь ты еще его?

— Нет, не вижу я его больше, спустился он уже к себе в подземелье .

— А ведь мы за ним гонимся, с жизнью расстаться готовы, лишь бы настигнуть его Стало их теперь три товарища, идут они все дальше и даль­ ше. Вдруг встречается им человек, и тащит он на спине горы и долы — Эх, пропади пропадом твоя сила, мне трудно нести на спи­ не колчан со стрелами, а ты горы и долы на себе тащишь!

— Пусть силы лишатся сын малика и сын колдуньи: посва­ тались они к сестре семи великанов и не уберегли ее — похитил ее уаиг с Черной горы!

— Да ведь мы из-за него пропадаем здесь!

Сбросил тогда путник со спины горы и долы и зашагал вме­ сте с ними Стало их теперь четверо товарищей .

Дошли они до середины поля .

Уаиг же ушел под землю,1 а вход завялил огромной камен­ ной плитой. Взобрались на нее путники, стоят в раздумье — не знают, как спуститься в подземелье .

Сказал тут сын колдуньи тому, кто мог поднять долы и горы:

— Ты ведь нес на себе горы высокие, долины глубокие, не­ ужели камень этот не сдвинешь в сторону?

Схватился тот за камень, но даже с места не смог его сдви­ нуть.

Обратился тогда сын колдуньи ко второму:

— Попробуй-ка, ты ведь море хотел выпить?! Отодвинь ка­ мень немного в сторону!

Испытал и тот свою силу, но ничего сделать не смог .

Сказал тогда сын колдуньи третьему:

— В птичку божью Дурадзин ты целился в небе, а с камнем та земле не справишься?

Но и тот не пошевелил каменной плиты .

Взялся тут за камень сын колдуньи, подхватил его, завер­ тел, как мельничное колесо. Вырвалось из подземелья страшное югненное пламя, заволокло все вокруг клубами черного дыма .

— А с огнем этим что нам поделать? Нам через такое пла­ мя не пробраться!

И сказал тот, кто горы на себе таскал:

— Привяжите меня за веревку и спустите в подземелье. Ста­ ну кричать: «Горю, горю!» — г унимайте тогда живее обратно .

Обмотали его железной цепью и опустили под землю. «Горю, горю!» — послышалось оттуда вскоре, и его тотчас подняли иаверх .

Опустили ловца божьей птички Дурадзин. «Горю, горю!» — закричал тот, и его тоже вытащили наверх .

Привязали и того, кто море хотел выпить, но и его тут же обратно пришлось поднять .

Тогда сказал им сын колдуньи: «Видно, никому из вас С огнем не справиться, привяжите меня самого и опустите в подзе­ мелье. Закричу если я: «Горю, горю!» — в семь раз ниже опусти­ те меня, если еще раз крикну — еще семь раз ниже опускайте, а как услышите, что сгорел, — бросьте меня в самую глубь земную .

Привязали его к веревке, повис он над пламенем и закри­ чал: «Горю, горю!» Опустили его тогда в семь раз ниже, и сно* ва слышат они: «Горю, горю!» Опустили его опять в семь раз ни­ же. Наконец, донеслось до них: «Сгорел!». Тогда совсем освобо­ дили они веревку, лишь верхний конец ее удержали .

1 В осетинских сказках часто встречается образ подзем ной царства, ^де живут уаиги и другие сказочные существа Полетел сын колдуньи прямо в пылающий жаром очаг уаига. Выскочил оттуда обгоревший, осмотрелся вокруг. Видит: спит на кровати из слоновой кости уаиг, в головах у него сидит девуш­ ка. Плачет она горькими слезами, бусинками катятся они из глаз ее Как завидела она сына колдуньи, говорит ему:

— Да станешь ты жертвой всемирного потопа, зачем ты сю­ да явился: не довольно разве того, что я здесь погибаю, и ты то­ же хочешь жизни лишиться!

А сын колдуньи говорит ей в ответ:

— Лучше скажи, что нам делать, где найти такое средство, которое могло бы сразить уаига?

— Нет ему ни от чего погибели, но как уснет он в какой день, так спит до того же дня другой недели .

Три товарища сына колдуньи стоят наверху, держат в руках веревку, и она до самого низу спускается, висит .

Сказал тогда юноша девушке:

— Привяжи себя к этой веревке, и мои товарищи вытянут тебя наверх .

А девушка ему ответила:

— Привяжи ты себя первым, сначала пусть они тебя подни­ мут!

— Нет, из-за тебя я сюда спустился, из-за тебя и погибнуть готов, разве могу я тебя здесь одну оставить?!

Настоял на своем юноша, привязал девушку к веревке, и еготоварищи подняли ее наверх .

Как увидели они такую красавицу, не спустили больше ве­ ревку вниз. И лук сына колдуньи со стрелами тоже с собой за­ брали Сдвинули неверные друзья втроем каменную плиту, завали­ ли выход из подземелья .

Остался сын колдуньи под землею, в жилище уаига, и стал горевать: «Вот проснется он, зарежет меня!». Вдруг слышит он, из угла стон раздался. Подошел он и видит: в яме лежит стару­ ха, один клык в землю упирается, другой неба касается .

Сказал ей тогда сын колдуньи:

— Горе твоей голове, если ты не укажешь мне, юак убить уаига!

В ответ старуха ему говорит:

— Я мать этому уаигу, разозлился он на меня и бросил B i эту яму! И сухие корки сюда мне кидает. Вон, видишь, во дворе сложено двенадцать вязанок дров. Принеси их, положи ему на грудь, разведи огонь, и сгорит он тогда дотла .

Принес юноша двенадцать вязанок дров, разжег костер на груди великана, и сгорел великан дотла, превратился в черный уголь .

А юноша снова угрожает старухе:

— Если сейчас же не скажешь, как на землю мне выбрать­ ся, предам тебя страшной смерти .

— Нелегко отсюда путь сыскать на землю t Но испытай свою судьбу: за дверью привязаны два барана, черный и белый, отойди в самый дальний угол, закрой глаза и с разбегу схвати одного из них за рога Схватишь рукою за рола белого барана — твое счастье: подбросит он тебя в семь раз выше, и уввдишь ты белый свет А выпадет тебе злая доля — схватишься за рога чер­ ного барана, швырнет тебя в семь раз глубже, попадешь ты во власть Донбеттыров1

Вознес сын колдуньи моление к богу:

— О всевышний бог, сотворивший меня, не уготовь мне не­ счастливой судьбы? О Уастырджы, если ждет меня погибель на этом пути, будь мне покровителем и в последние мои минуты!

Зажмурил он глаза, разбежался.. Но, знать, было ему на роду несчастье написано Ухватился он за рога черного барана, бросил тот со всей силы юношу в глубь земли еще в семь раз ниже И попал он во владения Донбеттыров .

Побрел он по подводному царству Бог, единый всем покро­ витель, направил его к колдунье Колдунья и ее три дочери встре­ тили его радостными восклицаниями. «О, чудеса, откуда попал к нам, в подводное царство Донбеттыров, земной житель?!» .

— Скорей приготовь, чем попотчевать гостя! — сказала кол­ дунья старшей дочери Побежала девушка, просеяла муку в деревянное большое корыто, стала и призадумалась

Сын колдуньи и спрашивает:

— Чего ты голову повесила, руки опустила?

А мать пояснилаВ реке нашей дракон лежит и не дает нам воды, нечем ей тесто замесить .

— Пусть не ставит пока тесто Дайте мне кувшины ваши, пойду я сам за водою и посмотрю, что у вас там за дракон си­ дит .

А женщина умоляет его:

— Да падут невзгоды твои на мою голову Не ходи ты ту­ да, проглотит он тебя .

— Проглотит или нет, это еще посмотрим? Скорее давайте кувшины!

Взял он у женщины кувшины и спустился к источнику Как завидел его дракон, закричал:

— Эй, ты, парень! Не был бы ты в наших краях гостем не­ виданным, проглотил бы я тебя, но делаю тебе на этот раз сни­ 1 Д о н б е т т ы р ы — обитатели подводного царства в осетинской мифо­ логии схождение! Возьми воду! Но больше приходить сюда не вздумай, не вернешься в другой раз отсюда!

Отнес юноша воду, замесила девушка тесто, испекла лепеш­ ки; попотчевали гостя вдоволь Взял снова он кувшины и опять отправился за водой. От­ крыл тут дракон свою пасть и проглотил его. Как очутился юноша в утробе дракона, достал из кармана перочинный ножик, стал кромсать ему внутренности

А дракон ему говорит:

— Не изрежь меня насмерть, изрыгну тебя обратно!

— Нечисть проклятая! Хочешь ты, чтоб люди меня считал»

твоей отрыжкой. Я сам найду дорогу отсюда!

— Если так не хочешь выбраться, выплюну тебя с водою, мною выпитой .

— И люди меня плевком твоим посчитают, нечистая сила1 Не бы/вать этому!

Убил он дракона, взрезал ему правый бок под лопаткой и вылез оттуда.

Возвратился он к коддунье и говорит ей:

— Теперь носите воду, сколько вам угодно, убил я врага вашего!

— Убил дракона? Да разве найдется такой храбрец? Кому жизнь надоела? Ах, чтоб провалился этот дракон!

— Если не веришь, то прикажи погнать быков своих, чер­ ного и белого .

Погнали черного и белого быка к реке, и они с жадностью набросились на воду: пили, пили до тех пор, пока не лопнули .

Пошли тогда слухи по всему подводному царству, что зем­ ной человек убил дракона. Бросились жители к реке, стали носить воду.

Призвал тогда юношу царь Донбеттыров и сказал ему:

— Отдаю тебе мое царство, и отныне царствуй себе на здо­ ровье!

А сын колдуньи ответил ему на это:

— Не нужно мне твое царство, но если хочешь меня отбла­ годарить, помоги мне на землю выбраться.. .

— Трудно тебе будет найти дорогу на землю, но все же дам тебе совет: в горах живет черная орлица, раз в неделю на землк взлетает; если не возьмет она тебя, нет тебе выхода отсюда .

Поднялся сын колдуньи »а эту гору, подошел к орлиному хадзару1. Приложил он ухо к двери и слышит: один поет, другой смеется, а третий плачет .

Крикнул он с порога:

— Гостя не принимаете, хозяева?

Выбежали к нему три девушки:

— Гость всякий угоден богу!

1 X а д з а р — дом, жилище

Завели они его в дом, усадили, а он их шрашивает:

— Скажите, будьте милостивы, почему одна из вас поет, дру­ гая смеется, а третья плачет, что это за диво?

— А вот, что за диво, коли спрашиваешь: мы, дочери орли­ цы, в дань отданы страшному змею, живет он в горах высоких .

Вот за той из нас, которая плачет, приползет змей сегодня вече­ ром и проглотит ее первую. Та, что смеется, будет жить еще до завтрашнего вечера, а у той, что поет, есть еще два дня сроку: до послезавтра будет жить, потому и поет весело .

— Не бойтесь, я спасу вас .

Наточил он свой меч, а сам за дверью спрятался .

День клонился уже к вечеру, когда стал змей с горы спол­ зать .

Ползет он, горы и долины на своем пути сдвигает, глыбы земли в разные стороны разбрасывает.

Приполз змей к орлиному дому, закричал зычным голосом:

— Вечерняя моя дань, выходи наружу!

Вьшрыгнул тут из-за двери сын колдуньи, стал его на куски кромсать. Убил он змея и бросил его в пропасть с вершины Чер­ ной горы. А дочери орлицы ликуют, не знают от радости, куда и посадить юношу .

К этому времени орлица, которая на землю летала, в обр*атный путь пустилась. Пошел вдруг ливень, потоками вода с гор хлынула и стала сносить все на своем пути.

Спросил тогда юно­ ша девушек:

— Что за невиданный дождь? Ведь только что солнце све­ тило?

— Что за ливень, спрашиваешь? Это слезы нашей матери:

она с земли возвращается, знает, что одна из дочерей ее будет съедена змеем сегодня, вот она и плачет .

Но вдруг дождь перестал, и выглянуло такое яркое солнце, что кругом все засверкало .

— А что это означает? Только что дождь лил, как из ведра, а теперь солнце засияло — Это мать наша смеется от радости, узнала она, что до­ чери живы Но поднялся тут внезапно ветер, такой сильный, аж горы задрожали, и деревья к земле приклонились .

— Что за вихрь такой, ведь только что солнце на небе стояло?

— Это мать наша приближается к дому и крыльями машет .

Спрячься скорее, чтобы тебе от радости вреда какого не причи­ нила .

Опустилась орлица на землю, влетела в свое жилище и спрашивает дочерей:

— Как вы живы остались? Разве змей не явился за данью?

— Нет, не явился на этот раз — Не верю, не мог он не спуститься с гор, да пахнет у вас тут яллоном!1 — Откуда же у нас запах аллона, это ты принесла его с земли — Нет, доченьки, кого-то вы от меня прячете, лучше пока­ жите мне — Раз уж ты настаиваешь, скажем: пришел к нам человек с земли, и убил он нашего врага .

— Скорей приведите его, хочу взглянуть на него!

Привели девушки юношу, и орлица от радости семь раз про­ глотила его и семь раз обратно выбросила .

— Послушай-ка, юноша, нет у меня даров драгоценных, чем отблагодарить тебя, но возьми в награду дочерей моих, пусть при­ служивают тебе — Нет, не возьму я от тебя дочерей, но если мне добра же­ лаешь, укажи мне дорогу на землю .

— Я доставлю тебя на землю, но нужно мне много еды в путь заготовить хлеба триста пудов и девять быков .

Тогда юноша отправился к царю Донбеттыров. И начали Донбеттыры свозить к дому орлицы съестное, пока не собрали все, что на дорогу ей было надобно .

Когда рассвело, орлица опустилась на поле, расправила крылья — Накладывайте мне на спину все, что в дорогу мне потре­ буется .

Стали нагружать орлицу, положили ей на спину хлеба три­ ста пудов и девять бычьих туш мяса .

И говорит тогда орлица юноше .

— Садись ко мне на спину, между двух крыльев. Сделан* я круг, как услышишь мой клекот, сразу забрось мне одного быка в рот и двадцать хлебов вместе с ним Будь всегда наготове и не забывай с каждым новым кругом забрасывать мне в рот мою до­ лю: забудешь — не удержу тебя, и ты погибнешь .

Сел сын колдуньи между орлиными крыльями, и полетела орлица Круг за кругом все выше и выше поднимается она. Как услышит юноша клекот, бросает бычью тушу и двадцать хлебов .

Так и поднялась орлица ввысь, осталось ей до земли еще один круг описать, но не хватило больше пищи .

Затревожился юноша: «Не удержит меня, бросит!» Срезал тогда он мясо со своих бедер, кинул орлице в рот. Поняла орли­ ца, какую пищу ей юноша бросил и спрятала ее под языком* взмахнула еще раз крыльями и вылетела на землю .

1 Аллоном пахнет — выражение в осетинских сказках, подобное русско­ м у — «здесь русским духом пахнет»

Опустилась она, слез сын колдуньи с ее спины, а орлица ему говорит:

— Ступай теперь, доброго тебе пути!

Пошел юноша, идет, прихрамывает, еле ступает — нет силы у него в бедрах, нет на них мяса

Орлица и спрашивает его:

— А почему ты, сын колдуньи, хромаешь?

— Просто так! Устал я, сидел долго, ноги затекли — Подойди-ка, дай взглянуть на тебя .

Возвратился к ней юноша Орлица осматривает его, видит:

нет мяса у него на бедрах .

— Куда подевалось мясо с твоих бедер?

— Что же было делать? На последнем кругу не хватило у меня быка для тебя, побоялся я, что не станет у тебя сил, срезал мясо со своих бедер и кинул тебе в рот .

Орлица велела ему лечь на землю вниз лицом, затем доста­ ла из-под языка мясо и приложила к его ранам. Провела по ним шелковым платком, и ран как не бывало* стал юноша в семь раа сильнее, чем был прежде Поднялся он с земли и отправился в дорогу Идет себе, вдруг видит свинопаса, пасет он сто свиней и поет так радостно, будто земли под собой не чувствует Сказал ему тогда сын колдуньи — Что это ты так весело распелся, свинопас? Ведь ты всегонавсего свинопас, не больше Чему ты радуешься?

— Чтоб тебе пусто было, как мне не радоваться? Послушай меня только! Пришли к нам три удивительных человека — один* выпивающий море, другой стреляющий в божью птичку Дурадзин, третий с горами и долами на спине— и привели откуда-то краса­ вицу, сестру семи великанов, а царь отнял ее, вечером свадьбу справлять собирается Зарежут к столу этих сто свиней, а хвосты свинопасу достанутся?

Взглянул на него сын колдуньи и говорит:

— Возьми мою золотую одежду, а мне дай свою рваную и отправляйся в город, царь примет тебя, как посмотрит на твое облачение, и усадит на почетное место А я буду свиней пасти здесь, а вечером пригоню их .

Свинопас тогда говорит ему:

— Не пойдут эти свиньи, не послушаются тебя, должны бу­ дут они перейти мост чедез большую реку, станут они в ряду у моста, поднимут свои хвосты, и покуда ты под хвостом каждой не поцелуешь, с места не сдвинутся .

— Положись на меня, не беспокойся о свиньях, будут им поцелуи. Иди!

Остался сын колдуньи в поле, а свинопас отправился в го­ род. Когда наступил вечер, юноша погнал свиней. Подошли сви­ ньи к мосту, стали в дяд и дальше ни с места .

349* Достал тогда сын колдуньи нож и давай их тупой стороной по ''бокам полосовать, бросились свиньи бежать, сразу очутились на другом берегу. И погнал их юноша дальше .

А у самого царя тоже было две дочери. Весь народ царства в тот вечер должен был к нему собраться.

Царь и говорит своим дочерям:

— Поднимитесь на верх медной башни, посмотрите оттуда на мой народ и выберите себе достойных женихов .

Забрались тут обе царские дочери на самый верх медной башни, смотрят вниз оттуда, во все стороны глядят. А сын кол­ дуньи как раз в это время гнал свиней. Пока возился он со свиньями, шапка его набок сдвинулась, и показались ею золотые кудри .

Увидела его с башни старшая царокая дочка, заметила его золотой чуб и говорит сестре:

— Кто кого увидел, пусть тот ему и достанется!

— Кого же ты могла увидеть кроме свинопаса? Вон он по дороге гонит свиней, пусть будет твоим!

Собрались люди на свадьбу к царю.

Дал он старшей дочери »почетный бокал и бедренную кость, которую подносят гостю в знак уважения, и сказал:

— Пойди, поднеси своему избраннику чашу и этот почетный кусок мяса .

Стала девушка обходить гостей, обошла всех, вернулась к отцу и говорит ему:

— Не все твои люди здесь, нет того, кому преподнесла бы я чашу .

Стал тут сам царь обходить гостей и спрашивать:

— Остался ли кто незваным на свадьбу?

— Всех позвали, никого не забыли. Вот разве что свинопас.дома сидит .

— Пойдите, приведите и свинопаса, пусть соберет положен­ ные ему свиные хвосты!

Отправились люди за свинопасом, привели его и посадили на самом краю стола, где сидели младшие .

Поднялась тут старшая царокая дочь и направилась с по­ четным бокалом црямо к свинопасу .

Увидев это, подданные царя возмутились:

— Неслыханное дело! Царокая дочь за свинопаса замуж выходит!

Разгневался царь на свою дочь, убить ее готов:

— Разве не могла ты выбрать из моих людей лучшего жениха, чем свинопас?

— Не сердись, отец. Он мой единый избранник, и больше я ми за кого не выйду!

Сестра же семи великанов в это время подле царя сидела, узнала она сразу сына колдуньи и улыбнулась. А у царя в ком­ нате на стене висели колчан и стрелы сыиа колдуньи, их отобрал царь у трех пришельцев — неверные товарищи убежали с ними, оставив юношу в подземелье. Сняли люди колчан и стрелы состены, удивляются им: «Видно был удалец тот, кто носил их!» .

Переходят они из рук в руки, все их разглядывают. Скоро и до свинопаса дошли .

— Да-йте и мне взглянуть на них, — просит он .

— Убирайся с глаз долой, собака! Ишь чего захотел! Иди со своей женою и собирай свиные хвосты, что тебе еще нужноГ И не дали ему колчан и стрелы, а повесили их на стену. Но потом сняли их снова и второй раз давай разглядывать. Как до­ шли до свинопаса, говорит он гостям:

— Дайте мне, гормадта1, хоть посмотреть на них. Ж алко вам, что ли, если я их в руки возьму — ведь не съем же я их .

И сказали гости друг другу:

— Пусть возьмет, посмотрим, что он с ними делать станет .

Как только взял в руки юноша свои колчан и стрелы, вско­ чил и говорит сестре семи великановВыходи, красавица, теперь из-за стола! А ты, — говорит он настоящему свинопасу, — снимай одежду мою!

Выскочил свинопас из-за стола, отдал сыну колдуньи его зо­ лотую одежду, накинул свою ветхую одежду. Нарядился сын колдуньи в свою богатую одежду, и дочь царская рядом с ни»

стала. Тряхнул он колчаном так, что от стрел по всей комнате звон отдался, и сказал он царским гостям:

— А теперь вставайте, я научу вас уму-разуму!

Поднялись из-за стола подданные царя, и начал он в них стрелы пускать, всех перебил до единого .

Посадил он обеих девушек на коней, и поехали они в дом семи великанов. В тот день, когда они подъехали к жилищу семи великанов, исполнился ровно год со дня отъезда сыиа колдуньи .

Заглянул он в дверь их дома, видит: положили братья сына малика на фынг2 и ообрались его зарезать .

Закричал на них сын колдуньи:

— Ах, злодеи вы, хоть неделю б из уважения ко мне подо­ ждали!

Спасся, таким образом, сын малика от смерти. Всю ночь на­ пролет они веселились .

Как было ни устроить им две свадьбы на вторую ночь? Как ни отправиться было в родные края сыновьям малика и кол­ дуньи!

1 Г о р м а д т а — обращение, выражающее укор, сожаление, — «несчаст­ нее», здесь «дорогие мои»

2 Ф ы н г — круглый стол с точеными ножк&ми И вернулись они домой: сын малика с сестрой семи велика­ нов, а сын колдуньи с царской дочерью .

Живут они и поныне .

СКАЗКА О СЕМИГОЛОВОМ УАИГЕ И ЗАЛИАГ-ЗМЕЕ

Жили-были старик со старухой. Имели они трех сыновей .

Однажды старший сын сказал:

— За хребтом живет белый уаиг, пока я его не убью, не успокоюсь .

Отправился он в путь, по дороге повстречал свинопаса .

— Доброго пути!

— А тебе долгой жизни!

— Куда идешь?

— За хребет, хочу убить белого уаига .

Свинопас и говорит ему:

— Поймай самую лучшую из моих свиней, закуси на дорогу .

Побежал юноша к стаду и смог изловить самую худую сви­ нью. Зарезал, наелся и с собой мяса прихватил .

Много ли, мало ли, шел он и повстречал чабана .

— Добрый день!

— Здравствуй!

— Куда идешь?

— За хребет: живет там белый уаиг, и я его должен убить .

Чабан и говорит:

— Поймай лучшую из моих овец, поешь на дорогу .

Парень бросился к отаре, но ему удалось схватить лишь самую паршивую овцу. Зарезал он ее, съел и отправился дальше .

Шел, шел и добрался до пастбища, на котором пастух волов пас .

Тот тоже ему предлагает:

— Выбери лучшего вола .

Но опять у парня ловкости не хватило .

Потом встретил табунщика и ему рассказал, куда путь дер­ жит.

Табунщик и говорит:

— Поймай лучшего из моих коней и окачи на нем .

Подбежал старший сын к табуну, но лишь на самого плохо­ го коня смог уздечку накинуть .

Ехал, ехал старший сын и остановился на берегу реки. Вы­ глянула из окна дочь уаига и увидела всадника.

Подбежала к отцу и говорит:

— Отец, к нам едет воин!

Отец и отвечает:

— Наблюдай за ним внимательно, если он брода искать не станет, тогда это опасный враг; если по мелководью переберет­ ся — хватит мне его на один зубок .

А старший сын тем временем до реки добрался, и девушка заметила, что он брод ищет.

Побежала к отцу и оказала:

— По мелководью перебрался .

Уаиг и говорит:

— Теперь бдось с высокого крыльца толстое веретено с кру­ жалом из мельничных жерновов и попроси путника: «Гость, подбрось-ка мне их сюда!». Если подбросит, значит— богатырь он .

Дочь кинула с крыльца веретено с кружалом и просит пут­ ника:

— Гость, подбрось, пожалуйста, мне веретено!

Старший сын слез с лошади, но сколько ни бился, веретена и кружала с места сдвинуть не смог.

Девушка опять побежала к уаигу и радостно сообщила:

— Не смог поднять .

Вошел старший сын в дом и поздоровался с уаигом.

Приго­ товила хозяйка ужин из оленины, уаиг гостя спросил:

— Целиком будешь есть или на куски разрезать?

Гость отвечает:

— Кусками. Целиком есть от бога мне не дано, не могу я .

Принялись за еду Уаиг по пол-оленя сразу в рот засовыва­ ет, а гость ест кусочками. Уаиг смеется, обглоданными костями в гостя бросает.

Когда кончили ужинать, уаиг спросил старшего сына:

— Спать будешь на ложе из слоновой кости или в лошади­ ном стойле?



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Похожие работы:

«25.00.12 "Геология поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений"ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА. Общая геология, историческая геология, геотектоника.1 . Время в геологии. Абсолютное и относительное летоисчисление. Метод актуализма и униформизма в геологических исследованиях. 2. Осно...»

«Шилкин В.А. © Преподаватель МОУ ДОД ДМШ № 11, студент кафедры музыкального фольклора и этнографии Волгоградской Консерватории им. П.А. Серебрякова "ЖАВОРОНКИ, КУЛИКИ – ПРИНЕСИТЕ НАМ МУКИ" КАЛЕНДАРНО – ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ПРАЗДНИК "СОРОКИ" У НАСЕЛЕНИЯ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ И ПОДОНЬЯ Аннотация В статье автор на основе полевых этнографических м...»

«Aнaтолий Букреев Г. Becтон Де Уолт BOCXOЖДEHИE Пepeвод c aнглийскoro Пeтpa Cepreeвa BACK • MЦHMO MOCKBA, 2002 ББК 75.82 Б 90 Букреев А. Н., Г. Вестон Де Уолт Б 90 Восхождение: Перев. с англ. — М.: МЦНМО, 2002. — 376 с, 16 с. ил. ISBN 5-94057...»

«К. Вельцель ФРАГМЕНТЫ БУДУЩИХ КНИГ ФРАГМЕНТЫ БУДУЩИХ КНИГ К. Вельцель РОЖДЕНИЕ СВОБОДЫ В марте 2017 г. ВЦИОМ выпускает в свет книгу Кристиана Вельцеля "Рождение свободы" ("Freedom Rising"), в которой представлена масштабная теория, объясняющая, почему с изобретением государства свобода уступил...»

«РАЗРАБОТАНА УТВЕРЖДЕНА Кафедрой теории и истории Ученым советом государства и права юридического факультета Протокол № 11 от 06.03.2014 Протокол № 8 от 13.03.2014 ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА для поступающих на обуче...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД директора МБОУ Черкутинской ООШ им.В.А.Солоухина Кировой Анны Михайловны по итогам 2015-16 у.г.1. Общая характеристика учебного заведения Свою историю Черкутинская школа начинает с 1872 года с церковноприходской школы, затем четырхклассное земское училище, семилетка, восьмилетка и с 1968 года – средняя, с 1998г...»

«АНТОЛОГИЯ САМИЗДАТА НЕПОДЦЕНЗУРНАЯ ЛИТЕРАТУРА В СССР 1950 е — 1980 е ББК 63.3(2)6-7 УДК 94(47).084.9 Под общей редакцией В.В. Игрунова Автор проекта и составитель М. Ш. Барбакадзе Редактор Е. С. Шварц Антология самиздата. Неподцензурная литератур...»

«Миряшева Екатерина Владимировна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА (XVII – СЕРЕДИНА ХХ ВВ.) Специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений...»

«Пастор Николай Скопич Церковь "Алмаз" "Сердце Иисуса Христа в Евангелиях" "Иисус невероятно интересная Личность 2" Луки 2:40-52 1 . Кто Он рожденный младенец? Начался замечательный период празднования Рождества Иисуса Христа. В этот период настоящие христиане стараются проникнуть в смысл того, что Бог стал человеком, пришел в этот мир,...»

«2 1. Аннотация Кандидатский экзамен по специальной дисциплине для аспирантов специальности 12.00.01 – "Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве" проводится кафедрой теории и истории государства и п...»

«оружие \ \ карабин Михаил Дегтярёв Старая добрая Америка Карабины Marlin в России Традиционно поругивая Америку (в смысле США), мало кто не признает, что есть за этой страной и некоторые заслуги, тем более в ору...»

«План семинара Семинар: Налогообложение специальной льготы, TSD приложение 4 Место проведения: Таллин, Hotell Euroopa, Paadi 5, Ida-Euroopa saal Время проведения: 07.03.2017 время 10.00-12.00 Лектор: A. Tрипольская Рассматриваемые темы: Что является...»

«ВОПРОСЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНЕРЦИЯ: ОПЫТ РЕФЛЕКСИИ В. П. Макаренко1 В  статье рассматриваются различные аспекты анализа политической оппози ции: проблема когнитивнополитической дистанции исследоват...»

«Вестник ПСТГУ Диакон Сергий Иванов, II: История. канд. филос. наук, аспирант ПСТГУ История Русской Православной Церкви . is-files@yandex.ru 2015. Вып. 6 (67). С. 38–63 ЦЕРКОВНОЕ СЕРЕБРО В ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЕ 1922–1924 ГГ. С. Н. ИВАНОВ В статье говорится о расходе...»

«Ширко Татьяна Ивановна СТАНОВЛЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 1990–2000 гг. (НА МАТЕРИАЛАХ КЕМЕРОВСКОЙ, НОВОСИБИРСКОЙ И ТОМСКОЙ ОБЛАСТЕЙ) 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандида...»

«Ь Щ О П М В А Г И ТАТОРУ Серия для громких читок ВАС. ГРОССМ АН ЖИЗНЬ Ог и з Молотовское Областное Издательство 3 5?.S 95 Ват уже две педели, как ебольш ой отряд красноармейцев, с боем пробиваясь по разрушенным войной шахтиым! поселкам, шел донецкой степью. Дважды немцы окружал...»

«1 ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 29.01.2016 Содержание: УМК по дисциплине "Источниковедение истории Средних веков" для студентов направления 46.04.01 История магистерской программы "История Средних веков" очной формы обучения. Авторы: Еманов А.Г. Объем 25 стр. Должность ФИО Дата Результат Примечание согласования согласования Заведующий кафедрой Рекомендовано Пр...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. №4 (10) ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА УДК 340.126 М.Д. Билалутдинов ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ИДЕИ "МИФА XX ВЕ...»

«УДК 37 2014-Й ГОД В ЖИЗНИ ПРОФИЛЬНЫХ ЛАГЕРЕЙ АКТИВНОГО ОТДЫХА КУРСКОЙ ОБЛАСТИ ©2017 А.В. Барков аспирант кафедры Истории России e-mail: dartsnoopy@yandex.ru Курский государственный университет 2014-й год был богат на события. В данной статье описываются раз...»

«Р-система введение в экономический шпионаж. Практикум по экономической разведке в современном российском предпринимательстве.ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА Разведка стара как мир. История её деяний насчитывает столько же веков, сколько и история всего человечества. В последнее время интерес к древнейшему ремеслу выведывания чужих тайн возрос невообрази...»

«Annotation Протоиерей Александр Шмеман, выдающийся богослов, известен всему православному миру. В основе книги `Исторический путь Православия` лежит курс истории Восточной Церкви, который о. Александр Шмеман читал в Православном Богословском Инсти...»

«ПРОГРАММА Вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 25.00.11 Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых; минерагения Составили: проф. В.И. Старостин, проф. В.А. Авдонин, проф. А.Л. Дергачев, доцент А.А. Бурмистр...»

«Ханс Кристиан Андерсен Ханс Кристиан Андерсен Астрель Денежка для господина Андерсена В Копенгагене, столице датского королевства, стоит памятник. Это памятник не королю, не полководцу, не писателю. Это даже не памятник человеку. На...»

«Серия изданий по истории Нобелевского движения как социального феномена ХХ века Российская Биографическая Энциклопедия “Великая Россия” Приложение к Российской Биографической Энциклопедии (РБЭ) Н...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.