WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ШКОЛАХ РОССИИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА © 2015 Л. А. Бессмертная соискатель кафедры истории России e-mail: bessmertnaya386 Курский государственный университет В ...»

УДК 94/99

УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ РАБОТА В НИЗШИХ ЖЕНСКИХ

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ШКОЛАХ РОССИИ

КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА

© 2015 Л. А. Бессмертная

соискатель кафедры истории России

e-mail: bessmertnaya386@mail.ru

Курский государственный университет

В статье рассматривается деятельность государственных органов власти, земств,

обществ и частных лиц по созданию системы учебной и воспитательной работы в низших женских сельскохозяйственных школах России конца XIX – начала XX в. Показан противоречивый процесс взаимодействия практического и теоретического обучения в условиях формирования рыночной повседневности, поиск оптимальных путей воспитания сельских хозяек через практическое обучение .

Ключевые слова: низшая женская сельскохозяйственная школа, учебная работа, воспитание, практическое воспитание, домоводство, садоводство, сельскохозяйственный образ жизни Деятельность любого учебного заведения оценивалась и оценивается по качеству подготовки специалистов. Следовательно, организация учебно-воспитательной работы в них является центральным звеном. В соответствии с законодательством в низших сельскохозяйственных школах России конца XIX – начала XX в. учебная и воспитательная работа ориентировались на подготовку работников аграрной сферы, способных хозяйствовать самостоятельно, а также уметь организовывать работу населения в отдельных хозяйствах. Особенностью образовательного процесса в низших женских сельскохозяйственных школах было отсутствие в учебном процессе специальных воспитательных задач. Здесь воспитание осуществлялось через практическое обучение. С определёнными оговорками это было профессиональное воспитание учениц .



Качество и организация обучения в низших женских школах определялись категорией учащихся и их предварительной подготовкой. Законодательство о низшем сельскохозяйственном образовании конца XIX – начала XX в. определяло сроки обучения. В Нормальном положении о низших сельскохозяйственных школах 1883 г .

устанавливалось: «Курс учения в школах продолжается три года и распределяется на три класса. Он состоит из теоретического изучения предметов и соответственных цели заведения практических занятий» [Нормальное положение… 1886: 493]. Положение о сельскохозяйственном образовании 1904 г. сохранило данное требование, но разрешало в «школах специальных срок обучения» устанавливать «в два года и даже в один год, в зависимости от специальности школы и местных условий. В случае надобности при тех и других школах могут быть учреждаемы дополнительные классы для усовершенствования в отдельных отраслях или приёмах хозяйства, назначаемые в школах второго разряда преимущественно на практические занятия» [Положение… 1904: 551–552] .

Эти требования чётко отражались в учредительных документах всех учебных заведений. «Курс учения, – говорилось в Уставе Сходненской женской школы садоводства и огородничества, – продолжается три года и разделяется на три класса. Он состоит из теоретического изучения предметов и соответственных цели заведения

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

практических занятий» [Устав Сходненской… школы 1896: 4974]. По существу то же, но уже с определёнными изменениями в сторону совершенствования процесса обучения было закреплено в Уставе Понемуньской практической женской школы. «Полный курс учения в школе продолжается два года и оканчивается в мае и сентябре, в зависимости от времени поступления учениц. Попечительнице предоставляется право оставлять в школе учениц, выдержавших выпускной экзамен, и на более продолжительное время, по их желанию, с целью усовершенствования в той или другой отрасли сельского хозяйства или домоводства» [Устав Понемуньской… школы 1898: 200] .

В целом проблема срока обучения и качества специальной подготовки определялись уровнем предварительной общеобразовательной подготовки учениц. В Едимоновской школе молочного хозяйства все ученики подразделялись «на

а) получающих пособие от школы (помещение и не менее 6 руб. в месяц на содержание) и б) не получающих пособие. Получающие пособие и в то же время неграмотные поступают не иначе, как в сроки ниже определённые и кончают курс в 2 года .

Получающие же пособие и грамотные поступают в те же сроки, но кончают курс в один год. Не получающие пособие поступают в школу во всякое время года, без определённого срока пребывания в ней, в таком только случае, если есть места для практических занятий» [Программа… 1898: 163] .

Обучение состояло из общеобразовательной и специальной подготовки .

Общеобразовательными были предметы, «знание которых требуется для поступления в учебное заведение данного профиля и типа». Это общеобразовательные предметы в объёме курса народных и сельских училищ МНП и духовного ведомства, начала естественных наук и элементы геометрии. Специальную часть изучаемых дисциплин составляли предметы по различным отраслям сельского хозяйства и крестьянское законоведение .

В соответствии с законодательством система организации теоретического и практического обучения на весь период определялась учредительными документами школ.

В §14 Устава Межигорской низшей женской школы 1-го разряда говорилось:

«Общий учебный план теоретических и практических занятий, а также программы отдельных предметов составляются советом школы, сообразно цели последней и условиям местного хозяйства, и утверждаются Департаментом земледелия. Подробное распределение теоретических и практических занятий в течение года, с указанием времени, назначаемого на выполнение отдельных статей учебного плана, предоставляется совету школы…» [Устав Межигорской… школы 1916: 2556] .

Примерный план представлен ниже .

Примерное расписание Межигорской низшей женской сельскохозяйственнодомоводственной школы 1-го разряда на 1916 году

–  –  –

Теоретическое обучение в классах, как правило, проводилось в зимний период .

Занятия организовывались с 1 октября до начала апреля каждого года. Это время между окончанием осенне-полевых и началом весенне-полевых работ. Учебные занятия в это время прерывались рождественскими праздниками (20 декабря – 10 января ), Страстной и Пасхальной неделями. В целом на классные занятия учениц приходилось около 100 дней в году [ГАКО Д. 243. Л. 7, Д .

57. Л. 23; РГИА Д. 67. Л. 2, 48]. В Сходненской низшей женской школе «постоянные классные занятия продолжаются в школе с 15 октября по 20 декабря и с 10 января по 1 апреля. Время с 1 апреля по 15 октября назначается преимущественно для практических работ по плодоводству, садоводству и огородничеству, а также по ремесленным производствам. Но в течение этого периода один день в неделю, преимущественно когда в саду не бывает работ для учениц всех или некоторых классов, совет школы назначает для них или классные занятия, преимущественно для повторения пройденного, или упражнения в задачах по разным предметам или же практические занятия по землемерию, по ремёслам и по собиранию и определению растений и насекомых, полезных или вредных в садоводстве и огородничестве» [Устав Сходненской… школы 1896: 4977]. Аналогично дело обстояло и в других школах [Устав Межигорской… школы 1916: 2558]. Все обучавшиеся именовались ученицами-работницами .

На съезде сельских хозяев в декабре 1895 г. были подведены итоги дискуссии о соотношении общеобразовательных и специальных дисциплин в учебных курсах сельскохозяйственных школ. Съезд решил, что «…число уроков по общим предметам сокращать не следует, число же уроков по естествознанию должно быть увеличено хотя бы прибавкой летних уроков по этому предмету» [Положение… 1904: 3]. На съезде говорилось и о том, чтобы учителя общеобразовательных предметов «…не увлекались чересчур своими предметами и не обременяли своих учеников сообщением тонкостей

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

предметов. Задачей... должно быть поставлено: развить умственные способности учеников (а не только память) и приучить их, по возможности, свободно и правильно излагать свои мысли. Обучение церковно-славянскому чтению должно быть по возможности сокращено, если не совсем исключено из программы, так как такое знание требуется от поступающих» [Там же] .

В конце XIX – начале XX в. все заинтересованные в развитии низшего женского сельскохозяйственного образования общества, земства, правительственные учреждения и частные лица признали желательным и целесообразным преподавание общеобразовательных предметов .

Данные за 1894/1895 уч. г. подтверждают это. В Преображенской школе теория составляла 1169 уроков. На общеобразовательные предметы во всех классах отводилось 749 уроков, или 63,2 % от общего числа, в том числе по закону Божию – 111, по русскому языку – 232, по математике – 156, географии – 108, истории – 92; на специальные предметы – 420 уроков, или 35, 9 %» [Правила… 1989: 71–72]. Только в Зозулинской школе организация теоретических занятий не предполагалась [Там же: 72] .

О сложностях организации теоретической подготовки свидетельствуют данные о количестве отработанных ученицами дней. В Преображенской школе в 1894/1895 уч. г .

«число дней… было следующее: по земледелию: работы по уходу за растениями – 150 1/4, по уборке и хранению – 216 1/2, а всего 367 1/4 дней; по разным отраслям садоводства и огородничества: по обработке почвы: 158 3/4, по посеву и посадке – 2011/4, по уходу за растениями – 275, по уборке и хранению – 383, в питомнике – 18, в саду – 118, в парниках – 35 1/2, а всего 1189 1/2 дней; по отраслям животноводства: работы по уходу и кормлению животных – 233, в молочной – 104, по маслоделию – 60, а всего 397 дней; по мастерским: работы по рукоделию – 219 1/2 дней; по дежурствам: работы по школе – 1170 1/2, по животноводству – 49, по огородничеству – 30, по администрации – 59, в прачешной – 271, а всего – 1580 дней. Разных мелких работ – 78 дней. Итого отработано в году – 3832 дня, или на одну ученицу приходится 85 1/6 полных дней. В Зозулинской школе все ученицы поочерёдно дежурят по всем отраслям хозяйства» [Там же] .

Однако к концу XIX в. соотношение общеобразовательных и специальных предметов примерно уравновесилось, но незначительное преимущество оставалось за общеобразовательными дисциплинами. Так, в 1898 г. в низших казенных общих сельскохозяйственных школах при общем количестве уроков на одну школу 1143 часа 52% времени отводилось на общеобразовательные и 48% на естественные и специальные дисциплины. В частных школах из 1291 часа 53% времени приходилось на общеобразовательные предметы и 47% на естественные и специальные [Сборник сведений… 1900: 19]. Аналогично дело обстояло во всех женских школах. По нашему мнению, это было связано с недостаточным уровнем общеобразовательной подготовки и недопониманием её роли в повышении качества профессионального обучения .

В начале XX в. время на общеобразовательную подготовку стало сокращаться. Уже в 1909 г. в низших сельскохозяйственных училищах при общих 1248 уроках на теоретическое обучение 48,7% времени отводилось на общеобразовательные и 51,3% – на естественные и специальные предметы. В школах 1-го разряда из 1369 часов, 49,3% шло на общеобразовательные и 50,7% на естественные и специальные дисциплины .

Общеобразовательные предметы в системе теоретического обучения ещё преобладали в школах садоводства и молочного хозяйства. В первых из 1464 часов, отведённых на теорию, общеобразовательные предметы занимали 53, 3% времени, а естествознание и специальные – 46,7%; во вторых из 820 часов, выделенных на теорию, 55,2% времени отводилось на общеобразовательную подготовку и 44,8% на занятия по естествознанию и

–  –  –

специальным предметам [Сборник сведений… 1911: 25]. Это было вызвано более низкой грамотностью учениц школ данного типа .

Несмотря на важность теоретической подготовки, главным в системе профессиональной подготовки в низших женских сельскохозяйственных школах являлось практическое обучение. Оно организовывалось в школьных хозяйствах, на учебных полях, в садах, огородах, мастерских. Серьёзное значение в этом деле имели дежурства учениц по школам и хозяйствам. Сопоставление количества 10-часовых рабочих дней на одного ученика в разных типах школ и училищ и процентное соотношение занятий чисто учебных с сельскохозяйственными и ремесленными работами показывает значительное превосходство последних .

В 1898 г. в низших общих казенных школах 1-го разряда на одного обучавшегося приходилось 153 рабочих дня. При этом на чисто учебные занятия тратилось 5% рабочего времени, 60% на сельскохозяйственные работы, 23% на дежурства и 12% на работу в мастерских. В школах 2-го разряда в среднем приходилось 169 рабочих дней. Из них только 1% времени шёл на учебные занятия, а 57% на сельскохозяйственные, 28% на ремесленные работы и 14% на дежурства. Практические работы преобладали в школах молочного хозяйства и практических сельскохозяйственных школах. В молочных школах в год на ученицу приходилось 306 рабочих дней. Из них 84% рабочего времени занимали сельскохозяйственные работы, 15% дежурства и 1% работы в мастерских. Следовательно, на учебу времени практически не оставалось [Программа… 1898] .

Практическое обучение предъявляло особые требования к кандидатам на учёбу в низшие женские сельскохозяйственные школы. Однако имели место случаи, когда в школы поступали ученицы, не отвечавшие установленным требованиям. К примеру, в 1888 г., в первый год работы Зозулинской школы, из 15 принятых на учёбу учениц только 9 соответствовали предъявляемым требованиям и могли выполнять в полном объёме учебные работы в хозяйстве [Сборник сведений… I 1898: 88] .

Повышению качества обучения препятствовали пропуски занятий. В 1898 г. в Понемуньской школе был пропущен 91 урок, из них 72 урока – по уважительным причинам и 19 – по «нерадению». В Преображенской ученицы пропустили по уважительным причинам 98 уроков и 75 рабочих дней, из них 61 по уважительной причине и 14 по «нерадению» [Сборник сведений… II 1898: 39]. В основном ученицы пропускали теоретические занятия. По нашему мнению, это было вызвано недостаточным уровнем или существенными пробелами в предварительной общеобразовательной подготовке .

В учебной работе в низших женских сельскохозяйственных школах в конце XIX – начале XX в. развивались две тенденции. С одной стороны, недостаточный уровень предварительной подготовки предполагал совершенствование теоретических занятий. С другой стороны, практическое обучение: работы в хозяйствах, мастерских и дежурства – забирали большую часть учебного времени, сокращая теоретическую подготовку. Это мешало качеству практической подготовки, но соответствовало законодательству о приоритете практического обучения .

В ряде низших женских сельскохозяйственных школ в соответствии с уставами велось только практическое обучение, а теоретические занятия не предусматривались. В частности, Зозулинская школа представляла «…собой учебное усадебное хозяйство, подготавливающее учениц к самостоятельному ведению дела и службе», и по организации учебной работы имела мало общего с традиционной школой, «где имеются классные занятия и уроки» [РГИА Д. 505. Л. 3] .

Занятия в ней проводились однотипно. Летом «…исключительно практические занятия по сельскому (усадебному) хозяйству. Зимой главным образом занятия по домашнему хозяйству, немного по усадебному…, затем рукоделие, различные ручные

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

работы, черчение (выкроек, планов помещений, огорода, сада), словом, все то, что требуется в хозяйстве от экономки и что необходимо иметь каждой хозяйке, владелице деревенской усадьбы» [Там же. Л. 5].. Постоянного расписания не было. Занятия назначались с учётом времени года и погоды .

Обучение в школе велось по пособиям, составленным М.Н. Мариуца- Гриневой .

Используя собственный и западноевропейский опыт, она составляла оптимальные программы. Так, на обучение ведению простых записей, книг приказов и инвентарных книг отводилось 2–2,5 месяца по 1,5 часа ежедневно, черчению выкроек выделялось 2 месяца при ежевечернем обучении. Три раза в неделю по 1,5 часа в день ученицы решали арифметические задачи из практической жизни хозяйства [Там же. Л. 8–9] .

Учебная работа велась по гибкой системе с учётом хозяйственных запросов. К примеру, в 1910 г. в России стали активно работать крестьянские потребительские и общественные лавки. Но специалистов по ведению торговых книг не было. Поэтому учредительница ввела в школьную программу подготовки учениц практическое ведение книг по сельской молочной торговле [Там же. Л. 3]. .

Мы видим, что в низших женских сельскохозяйственных школах России в конце XIX – начале XX в. под воздействием хозяйственных запросов и методических наработок создавалась система организации учебной работы. В это время практические занятия, сельскохозяйственные работы и дежурства преобладали над классными занятиями. К началу XX в. женские сельскохозяйственные школы в целом выполняли стоявшие перед ними задачи. За время обучения все ученицы приобретали необходимые для самостоятельной работы знания по сельскохозяйственно-домоводственному профилю .

Они могли «объяснять, почему та или другая работа производится так, а не иначе» [Устав Зозулинской… школы 1898: 176]. .

Следовательно, практическое обучение в низших женских сельскохозяйственных школах России рассматриваемого периода не сводилось к простому копированию и воспроизведению приёмов сельскохозяйственной деятельности. В Правилах Зозулинской школы устанавливалось: «Производя какую-либо работу, ученицы должны спрашивать у старшиниц или обучающих лиц краткие, но определённые объяснения, почему их заставляют делать так, а не иначе и какой вред произошёл бы, если б сделать работу иначе, так как ученицы должны не только знать, как производится каждая работа, не только должны уметь отчётливо произвести самую работу, но и должны уяснить себе, а в случае надобности объяснить другим, почему та или другая работа производится так, а не иначе.

Вообще они должны к делу относиться внимательно, сосредоточенно, углубляться в своё занятие, а не заниматься во время работы праздною болтовнёй» [Правила… 1898:

185] .

«Для развития в ученицах более сознательного отношения к делу, – говорилось в Правилах Зозулинской школы, – и основательного усвоения его они должны вести дневники в которые и записывают наиболее важные из ежедневных занятий. Примечание .

В дневнике ученицы должны записывать: 1) что они делали, 2) как производили известную работу, 3) почему производили так, а не иначе, 4) какой вред может произойти, если работу произвести другим способом. Ежедневно в конце дневника каждая ученица обязана сделать одну или две задачи на сложение: сосчитать удой утренний и вечерний и количество яиц различных птиц» [Там же]. На наш взгляд, названные упражнения способствовали совершенствованию общеобразовательной подготовки без специальных занятий, на практических примерах .

Весьма важным и практически неразработанным в историографии остаётся вопрос об организации воспитательной работы. Разноплановые источники показывают, что в низших женских сельскохозяйственных школах специально воспитательная работа не планировалась. По нашему мнению, это объясняется законодательно определёнными

–  –  –

целями учебных заведений, продолжительностью учебно-рабочего времени и отсутствием должного опыта .

Вместе с тем воспитательная работа в них проводилась. В учредительных документах школ, училищ и курсов, а также различного рода правилах и наставлениях, адресованных преподавателям и ученицам, определялись общие подходы к воспитанию .

Направления воспитания в школах и училищах определялись сельскохозяйственным образом жизни населения, общественными представлениями о роли сельской хозяйки в социально-экономической повседневности рубежа XIX–XX вв .

В условиях практического обучения воспитательная работа носила в демонстрационно-разъяснительный характер. Так, в Уставе Сходнинской школы садоводства и огородничества, утверждённом 8 мая 1896 г., записано: «Содержание учениц в отношении одежды, пищи и вообще образа жизни должно быть просто и приноровлено к условиям местного крестьянского быта» [Устав Сходненской… школы 1896: 4975]. «Содержание учащихся в отношении пищи, трудового режима и образа жизни, – записано в Уставе Межигорской низшей женской сельскохозяйственнодомоводственной школы за 1916 г., – приноравливается в целом к условиям местного земледельческого быта, должно быть сообразно и с требованиями гигиены в тех, однако, пределах, чтобы не давать повода к развитию в питомцах школы склонностей и привычек, не соответствующих предстоящей им трудовой жизни. Сообразно этому как в отношении пищи, так и в отношении помещений не должно быть допускаемо никаких излишеств, а весь уклад ученической жизни должен быть возможно прост и соответствовать условиям быта и возраста учащихся, приучая их к уходу за собой без помощи наёмной прислуги»

[Устав Межигорской… школы 1916: 2556]. Как видно из документов, в бытовом отношении школы не должны были вырывать учениц из привычной среды, в которую предстояло возвращаться выпускницам .

Руководство учебных заведений исходило из того, что хорошее здоровье учениц является основой надлежащего качества образовательной деятельности и будет способствовать поддержанию крестьянского образа жизни. К примеру, в правилах для учениц и слушательниц Зозулинской женской практической школы было записано: «В школу принимаются лишь вполне здоровые ученицы. При лёгких заболеваниях всех учениц лечат бесплатно домашними средствами, лишь при очень тяжких заболеваниях приглашается врач» [Правила… 1898: 179–180]. Из этого видно, что лечение применялось доступное для обыкновенной крестьянской семьи. Аналогично проблемы решались и в других сельскохозяйственных школах и училищах .

Особое внимание в низших женских школах уделялось воспитанию дисциплинированности и умению подчиняться. По нашему мнению, это было вызвано особенностями сельскохозяйственной жизни и работы. Дело в том, что аграрная сфера в основном держится на самоорганизации и дисциплине сельских хозяев. В правилах Зозулинской школы устанавливалось: «Все ученицы должны точно и беспрекословно исполнять все распоряжения учредительницы школы или служащих в школе лиц, вести себя скромно и работать прилежно и добросовестно и стараться научиться всякому делу в хозяйстве, как должно» [Там же: 180] .

Выше уже отмечалось, что в низших женских сельскохозяйственных школах воспитательные мероприятия как система целенаправленного воздействия на учениц с целью формирования у них определённых качеств не планировались. Вместо этого составлялся алгоритм поведения в школах, неукоснительное соблюдение которого позволяло, с точки зрения руководства, подготовить и воспитать добропорядочных хозяек, способных к самоорганизации и управлению определёнными частями хозяйств .

Правила во всех низших школах имели чёткую профилактическую направленность .

«Ученицы, которые на неоднократно обращённые к ним замечания отвечают дерзостями

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

или вовсе не обращают внимание и вообще оказывают неповиновение, а также ученицы, замеченные в дурном поведении, в воровстве, могут быть удалены из школы учредительницей. Ученицы, могущие дурно повлиять на других своим вредным образом мыслей или дурным поведением, должны быть немедленно удалены из школы»

[Правила… 1898: 180] .

Особое внимание в школах уделялось формированию у воспитанниц уважительного отношения к старшим по возрасту и занимаемому положению. К примеру, Правила для учениц Зозулинской школы предписывали: «Всем начальствующим лицам и вообще старшим ученицы обязаны оказывать почтение и уважение, быть с ними всегда вежливыми, внимательными и предупредительными, напр., если приходит кто либо из старших, ученица должна открыть дверь и ожидать, пока не пройдут, должна подать стул, подать оброненную вещь, помочь снять или подать верхнюю одежду, помочь сойти с лестницы или экипажа и т. д. При посещении школы начальствующими лицами ученицы должны встать, прервав своё занятие и не садиться, пока им это будет не разрешено старшими. Во время послеобеденного отдыха или после вечерней молитвы это не соблюдается: встают лишь те, кто не спит. При разговоре с начальством или со старшими ученицы должны держать себя скромно и почтительно, стоять и смотреть прямо, не отворачивая головы, на вопросы отвечать коротко и ясно, прибавляя титул лица или его имя и отчество .

Если ученица не поймёт приказания, она должна, не перебивая, выслушать до конца и тогда уже попросить повторить приказание. Если приказание, полученное от кого-либо из старших, противоречит приказанию, отданному раньше, ученица должна вежливо заявить об этом и, если старшая не переменит своего приказания, должна его исполнить, так как тогда она не отвечает за происшедшую ошибку» [Там же: 183] .

Быт учениц специально «приноравливался» к крестьянскому образу жизни .

Правила Зозулинской школы устанавливали: «Ученицы должны вести в школе простой образ жизни, одеваться опрятно, но очень просто, зачёсывать волосы гладко и довольствоваться пищей, какую употребляют местные крестьянские семьи среднего достатка. Все ученицы должны носить форменное, как более удобное для работы, платье, летом ситцевое, зимой бумазейное, состоящее из юбки простого покроя и такого же цвета блузы- рубашки с широкими рукавами, стянутой у пояса кушаком. Они должны носить длинный и широкий передник со сборчатым нагрудником, карманами и помочами, летом на голове косынку одного цвета с передником, на ногах цветные чулки и кожаные туфли (башмаки), причём в жаркую погоду могут ходить босые, зимой во время работы ученицы должны носить большой теплый платок, тёплую ватную кофту (пальто), тёплую нижнюю юбку, тёплое исподнее платье, тёплые чулки, если надевают ботинки, и бумазейные портянки, когда надевают сапоги. Ученицы носят ситцевое платье синего цвета, бумазейное – серного цвета, в будни – пестрый передник и косынку, в праздник – белый передник и такую же косынку. Старшиницы носят платья коричневого цвета, в будни передник и косынку синего цвета, в праздник – белого цвета» [РГИА Д. 505. Л. 11] Простоту быта и ориентированность на крестьянский образ жизни учениц подчёркивает режим дня и организация питания. В Преображенской школе зимой ученицы вставали в 6 часов утра, а ложились спать в 9.30–10 часов вечера. Летом подъём осуществлялся в 4 часа утра, а отбой в 9 часов вечера. Питание организовывалось соответственно затратам энергии в хозяйственной деятельности основной в основном на ручном труде. «Пищу получают зимою 3 раза – завтрак, обед и ужин, а летом ещё и полдник. На завтрак готовят какой-либо суп – картофельный, гречневый, пшеничный, гороховый. В праздничные и воскресные дни – чай. Обед состоит из двух блюд – борщ с мясом (в постные дни с рыбой) и каша с салом, молоком или конопляным маслом. В ужин подаётся то же, что и в обед. На каждую ученицу отпускается в день: хлеба ржаного

–  –  –

21/2 ф., круп гречневых 3/4 ф., мяса 1/2 ф., сала или масла 1/6 ф., молока 1/2 кв. (молоко заменяет часть сала)» [Сборник сведений… Вып. I 1898: 121] .

Аналогично распорядок жизни и питание организовывались во всех низших женских сельскохозяйственных школах. Непринципиальные различия были, но зависели они от местных условий, возможностей хозяйств, степени знакомства руководства с научными достижениями. Так, в Зозулинской школе в будние дни ученицы утром пили чай, «летом в 7 часов, зимой в 8 часов (по окончании утренних работ); к чаю давали молоко и свежий ржаной хлеб; в воскресенье к чаю давали пшеничный хлеб и свежее сливочное масло. Обедали ученицы в 12 часов. В будни обед состоял из 2 блюд, в воскресенье и праздничные дни из 3. Расписание менялось каждую неделю. Старшиницы получали в обед 3 блюда, на ужин 2 блюда (от стола учредительницы). Ученицы встают зимой в 6 ч. утра, летом в 4 ч. (молочница в 31/2 часа). Пили чай в 7–8 час., обедали в 12 час., отдыхали затем до 3 часов (молочница дольше), подвечерковали в 4 часа, ужинали и пили чай в 6–7 час. вечера, ложились спать в 9–10 час. вечера» [РГИА Д. 505. Л. 12] .

Однако внимательный анализ материалов Зозулинской школы показывает наличие определённых отступлений от уставных норм. Эти отступления были закономерными в процессе совершенствования низшего сельскохозяйственного образования и способствовали повышению качества обучения. Выше мы отмечали, что её Устав не предусматривал теоретического обучения, классных занятий [Там же: Л. 4] Однако в Наставлении для воспитательниц было записано: «Ежедневно она просматривает дневники старшиниц и учениц и поправляет ошибки, ежедневно заставляет каждую группу учениц давать себе отчёт (как ? и почему ?) в главных, произведённых ими за день работах; помогает ученицам усваивать объяснение работ, объясняет им то, чего не могут объяснить преподаватели практики, затем помогает ученицам составлять записи в различных книгах, которые они ведут. Начиная с сентября, она читает им вечером сама, иногда же заставляет читать и старшиниц, или старших учеников, вслух выдержки из сельскохозяйственных руководств и книг по изучаемым на практике предметам и доступных понятию учениц. При этом она даёт объяснения непонятного и таким образом научает учениц пользоваться печатными источниками для необходимого пополнения, в предстоящей им самостоятельной жизни, сведений по сельскому хозяйству»

[Наставление… 1898: 189] Вышеизложенный материал позволяет сказать, что учебно-воспитательная работа в низших женских сельскохозяйственных школах России в конце XIX – начале XX в .

находилась в стадии становления и развития, в основном носила практический характер и, как правило, не выходила за рамки накопленного в аграрной сфере опыта организации хозяйственной деятельности. Воспитательная работа была нацелена на сохранение, развитие и передачу лучших традиций крестьянской жизнедеятельности России и регионов ученицам и выпускницам в новой социально-экономической повседневности .

Низшие женские сельскохозяйственные школы в российской империи развивались и работали как практические вследствие отсутствия должного опыта методической работы .

Однако усложнение практических задач, развитие конкуренции и системы низших сельскохозяйственных школ активизировали методическую работу в учебных заведениях соответственно их типам. Поэтому повышение уровня общеобразовательной подготовки и теоретические занятия по специальным предметам начинали рассматриваться как базовые для повышения уровня и качества сельскохозяйственнодомоводственного образования и воспитания сельских хозяек. Всё это в совокупности способствовало повышению уровня и качества профессиональной подготовки в низших женских сельскохозяйственных школах России в пореформенной повседневности .

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

Библиографический список

Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. 1504. Оп. 1. Д. 243. Л. 7; Д. 57 .

Л. 23; Д. 244. Л. 30 .

Наставление для воспитательниц и старшиниц Зозулинской школы // Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. I. Женское образование. СПб.,

1898. С. 189–192 .

Нормальное Положение о низших сельскохозяйственных школах. Высочайше утверждённое 27 декабря 1883 года // ПСЗРИ. Собр. третье. Т. 3. 1883. СПб., 1886 .

С. 491–494 .

Положение о сельскохозяйственном образовании. Высочайше утвержденное 26 мая 1904 года // ПСЗРИ. Собр. третье. Т. XXIV. 1904. СПб., 1907. С. 544–553 .

Правила для учениц и слушательниц Зозулинской женской практической школы // Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. I. Женское образование. СПб.,1898. С. 179–188 .

Программа школы молочного хозяйства в селе Едимонов тверской губернии и отделения её в селе Коприно Ярославской губернии. 1873 год // Там же. С. 163–170 .

Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 382. Оп. 10. Д. 67;

Ф. 398. Оп. 75. Д. 471; Д. 505 .

Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. I. Женское образование. СПб.,1898. 335 с .

Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. II .

Сельскохозяйственные учебные заведения по сведениям к 1 января 1898 года. СПб., 1898. 134 с .

Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. IV .

Сельскохозяйственные учебные заведения по сведениям к 1 января 1899 года. СПб., 1900. 195 с .

Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. ХVI .

Сельскохозяйственные учебные заведения в 1910 году. СПб., 1911. 395 с .

Сельскохозяйственные учебные заведения, подведомственные Департаменту Земледелия в конце 1895 года. СПб., 1896. 103 с .

Труды Всероссийского съезда сельских хозяев созванного императорским Московским обществом сельского хозяйства с 10 по 20 декабря 1895 г. Вып. II. М., 1897. 160 с .

Устав Зозулинской женской практической школы сельского хозяйства и домоводства М.Н. Мариуца-Гринёвой. Утв. Министром Госимуществ 28 января 1892 г .

// Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. I. Женское образование.. СПб.,1898. С. 176–188 .

Устав Понемуньской женской практической школы сельского хозяйства и домоводства, учреждённой баронессою Александрою Иосифовною Будберг в имении «Мурованный Понемунь». Утверждён Министром Земледелия и Госимуществ 4 июня 1897 года // Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем Сенате. 1898. Первое полугодие. СПб., 1898. С. 199–204 .

Устав Межигорской низшей женской сельскохозяйственно-домоводственной школы 1-го разряда // Собрание Узаконений и распоряжения правительства, изданное при правительствующем Сенате. 1916. Отдел первый. Первое полугодие. Пг., 1916. С. 2555–2563 .

Устав Сходненской низшей женской школы садоводства и огородничества // Собрание Узаконений и распоряжения правительства, изданное при правительствующем Сенате. 1896. Второе полугодие. СПб., 1896. С. 4973–4985 .

Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2015.

Похожие работы:

«Е. Г. Иншакова Электронное правительство в публичном управлении МОНОГРАФИЯ Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru Москва Юрайт 2017 УДК 004.9:351(075.8) ББК 67.401.1я73 И74 Автор: Иншакова Екатерина Геннадьевна — кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории пр...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное общеобразовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Кафедра музеологии ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕН...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.02.2015 Содержание: УМК по дисциплине "Медиевистика" для студентов по направлению подготовки 46.03.01 История профиля историко-культурный туризм, очной формы обучения Автор: Еманов А.Г., Байдуж Д.В. Объем 22 стр. Должность ФИО Дата Результат Примечание согласования согласования Заведующий кафедрой Рекомендо...»

«Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Сибирский федеральный университет" КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ Дисциплина ИСТОРИЯ РУССКОГО ИСКУССТВА Укрупненная группа № 3 "Гуманитарные и соц...»

«, письма, дневники и конволюты российсконемецких художников и литераторов, как наиболее информативные в историческом плане. В ходе работы выявлено значительное количество трудов, освещающих разные сферы...»

«"Но она была, была!." "НО ОНА БЫЛА, БЫЛА!." История исчезнувшей деревни Будянки Рыбинского района Красноярского края Деньги – пыль, Одежда – пепел, Память – вечный капитал Богом хранимые, людьми береженые М ысль о сборе материала об исчезнувшей деревне Будянке возникла у меня давно, но все было...»

«Бариловская Анна Александровна ЛЕКСИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КОНЦЕПТА "ТЕРПЕНИЕ" В ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Томск – 2008 Диссертация выполнена...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.