WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Воспоминанія ПАРИЖЪ ВМЪСТО ПРЕДИСЛОВІЯ Позабыло, сердце, позабыло, Многое, что нкогда любило. Только тхъ, кіого ужъ больше нтъ, Сохранился незабвенный слдъ. И. Бунинъ. «Воспоминанія» Николая ...»

-- [ Страница 3 ] --

Шульцъ съ недоумніемъ и тревогой поглядываетъ на Петрученку. А тотъ не унимается:

— В о т ъ Ш у л ь ц ъ хорошо понимаетъ, что значитъ шалить съ женщинами. Онъ вчера тоже шалилъ. Правда, Ш у л ь ц ъ ? Онъ вчера шалилъ, а сегодня м е ч т а е т ъ !

Ш у л ь ц ъ пыхтитъ, неуклюже поднимается съ лавки, становится краснымъ, какъ ракъ, потетъ и глупо у л ы б а е т с я .

А Петрученко наступаетъ в с е больше и больше. Смакуя похожденія З е в с а и Ш у л ь ц а, онъ расхаживаетъ по классу, помахивая фалдочками своего фрака. И в д р у г ъ, стремительно, какъ коршунъ, направляется къ Ш у л ь ц у. Шаритъ в ъ его стол и съ торжествомъ в ы таскиваетъ французскій романъ, раскрытый на самомъ интересномъ мст. Р а з ъ ему попалась подъ руку фотографическая карточка к а ­ кой-то скромной нмки. Ш у л ь ц ъ клялся, что это его сестра. Но Петрученко продолжалъ свою атаку, пока не довелъ бднаго Ш у л ь ­ ца до полнаго отчаянія .

Ш у л ь ц ъ былъ много старше насъ. Ни съ кмъ изъ насъ не былъ близокъ. И въ гимназію нашу перешелъ недавно. Онъ былъ намъ чужой. Но несмотря на это, отношеніе Петрученки къ Ш у л ь ц у намъ было противно. Мы мрачно молчали, нетерпливо поглядывая на часы — сколько же осталось этого нелпаго у р о к а греческаго языка .

Но бывали уроки и другого характера. При в х о д Петрученки въ классъ мы уже замчали, что онъ былъ золъ. Т о г д а мы знали, что будетъ произведена экзекуція. И она производилась по т р а ф а рету. Замчательно, что мы никакъ не могли справиться со своими нервами и в с е г д а оказывались побжденными, поверженньши во прахъ налетомъ Черномора. Только очень немногіе, и в ъ томъ числ мой братъ Александръ, умли противопоставить о з о р с т в у учителя свое хладнокровіе и выдержку, не растериваясь и не поддаваясь на его происки .

Начиналась экзекуція съ того, что Петрученко приказывалъ намъ положить книги наши на столъ и закрыть ихъ, руки также положить на столъ. Потомъ онъ принимался молча ходить по классу больши­ ми шагами, не глядя ни на кого изъ насъ. Т а к ъ продолжалось минутъ пять. Наши нервы напрягались, какъ струны. В д р у г ъ онъ внезапно поворачивался на к а б л у к а х ъ, останавливался среди класса и назы­ валъ чью-нибудь фамилію. Вызванный поднимался и застывалъ в ъ нершительной поз не то готоваго бжать сломя голову, не то готоваго провалиться сквозь землю. За фамиліей ученика слдовало лаконическое слово, формулировавшее вопросъ. Это былъ вопросъ по склоненію или спряженію. Система такихъ летучихъ вопросовъ заключалась въ томъ, чтобы застигнуть врасплохъ. Поэтому далеко не в с вопросы заключали каверзныя исключеиія. Мы ждали именно, исключеній. А вопросы трудные чередовались съ самыми легкими .

Каждому по-очереди задавался всего одинъ вопросъ. В ъ теченіе какакихъ-либо десяти минутъ в е с ь классъ былъ спрошенъ. Изъ в с х ъ о т в т о в ъ правильными оказывалось два-три, пылкаго и живого мое­ го брата Александра и флегматичнаго Флейшера. Случайно попадалъ правильно кто-нибудь третій. В с остальные отвты были ошибочны. Бухали что попало, н а у г а д ъ, такъ какъ отвты должны были слдовать немедленно за вопросами. В ъ результатъ, весь классъ, за исключеніемъ д в у х ъ - т р е х ъ счастливчиковъ, получалъ по колу. Пет­ рученко злорадно улыбался. Онъ былъ доволенъ. Психологическій ф о к у с ъ опять ему удался.

В л е з а я на кафедру, онъ г о в о р и л ъ :

— Гимназистъ долженъ отвтить на эти вопросы, даже если его разбудятъ среди ночи .





А мы были разстроены, возмущены, подавлены .

Тякіе зксперименты кончились не тогда, когда мы выучили грамматику, а когда научились оказывать сопротивленіе Осипу Антоновичу, когда нарочно медлили съ отвтомъ и открыто помогали не в ъ мру р а с і е р я в ш е м у с я товарищу. Тогда эти психологическія испы­ танія или издвательства кончились .

Однажды, посл такой экзекуціи, раздосадованный на Петрученку, н е г о д у я на себя, что опять попался на какомъ-то явномъ в з д о р, я пересталъ слушать дальнйшій у р о к ъ и погрузился въ рисованіе. Нарисовалъ безобразнаго идола и жреца, приносящаго жертву этому идолу. Ж р е ц ъ былъ маленькій, съ длинной бородой и съ разввающимися сзади двумя хвостиками в ъ вид фалдъ. Я у в л е к с я рисункомъ, тмъ боле, что жрецъ вышелъ очень похожимъ на П е т р у ч е н к у. Пока я окружалъ эти фигуры соотвтствующимъ пейзажемъ, в д р у г ъ на мою тетрадь съ рисункомъ быстро опусти­ лась рука. Передо мной стоялъ Петрученко, незамтно подкравшійся. Онъ в з г л я н у л ъ на рисунокъ. Поглядлъ на меня .

— В ы р и с у е т е ? И недурно... Похоже.. .

В з я л ъ листокъ, сложилъ и спряталъ в ъ свой карманъ .

Понялъ ли онъ символическій смыслъ моего р и с у н к а ? Только возмездія не послдовало .

Такіе учителя не прививали намъ любви к ъ древнимъ языкамъ, не порождали интереса и к ъ основамъ я з ы к о в ъ. Не привязывали они и к ъ с е б. А ихъ мы видали в д ь каждый день. Это они создавали тонъ и содержаніе гимназической жизни. Они и были гимназіей в ъ прямомъ смысл слова. Он не столько учили, сколько боролись съ нами. Боролись съ ними и мы. Методы борьбы, какъ на настоящей войн, были самые неожиданные. В ъ этой борьб было в с е * д о з в о лено. А самое страшное было то, что признававшееся морально недопустимымъ дома, в ъ жизни, в ъ отношеніяхъ между людьми, — было допустимо в ъ гимназіи.. .

•Какъ бы апоеозъ этой борьбы, к а к ъ бы символъ ея, произошелъ при в ы п у с к 1888 г о д а. Это былъ нашъ в ы п у с к ъ .

Экзаменъ на аттестатъ зрлости в ъ т времена былъ труднымъ экзаменомъ. Т у т ъ экзаменовались не только ученики даннаго соста­ ва VIII класса, экзаменовались преподаватели, директора, экзамено­ вались сами гимназіи. Для каждаго о к р у г а экзамены на аттестатъ зрлости происходили в ъ одинъ и т о т ъ же день и темы письменныхъ работъ были одн и т же для в с е г о о к р у г а. Такимъ образомъ происходилъ какъ бы конкурсъ гмназій. В ъ о с н о в этихъ к о н к у р с о в ъ лежали, конечно, темы по древнимъ языкамъ. Проврялась восьмилтняя работа гимназіи и умніе учениковъ написать труднйшее и весьма длинное экстемпорале .

Къ этимъ экзаменамъ готовились и ученики, и учителя. Учени­ ки неистово зубрили. Учителя подхлестывали, подтягивали учениковъ, чтобы не ударить лицомъ в ъ г р я з ь .

В ъ большомъ напряженіи проходили послднія недли передъ выпускными экзаменами. Приближались и самые роковые дни. Мы уже давно перестали ходить по московскимъ часовнямъ и ставить свчки чудотворнымъ иконамъ. Д т с к а я вра покинула насъ, хотя многіе изъ насъ сохранили свою религіозность .

И вотъ за два дня до начала в ы п у с к н ы х ъ экзаменовъ одинъ изъ нашихъ товарищей по VIII классу, Михаилъ Б о р о д а ч е в ъ, таинствен­ но заявилъ намъ, что в ъ В я з ь м, г д учился его братъ, «добыли»

темы и что темы б у д у т ъ доставлены в ъ М о с к в у, какъ только он будутъ переписаны. В с е это сообщалось подъ величайшимъ секретомъ. Какъ были «добыты» темы, оставалось неизвстнымъ. Б ы л о, однако, в н сомннья, что пути эти были совершенно нелегальны .

Мы, оканчивающіе, были встревожены. Какъ б ы т ь ? Можно или нель­ з я ? Конечно, н е л ь з я ! Но это категорическое ршеніе какъ-то не очень удовлетворяло и не исчерпывало вопроса. Ршили ждать, что будетъ дальше. Тамъ видно б у д е т ъ .

Наступили экзамены. Первый — р у с с к о е сочиненіе .

Не б е з ъ нравственнаго удовлетворенія мы вошли в ъ актовый з а л ъ. Мы не знали темы. Искушеніе пропало. Темы запоздали. Од­ нако, в и д о было, что многіе волнуются и сожалютъ, что не знали ц темы раньше .

Р у с с к о е сочиненіе прошло благополучно. Черезъ два дня латинскій письменный экзаменъ .

И в о т ъ вечеромъ поспшно, мн доставляютъ на квартиру пак е т ъ. В ъ немъ оказался невроятнымъ почеркомъ переписанный под­ линный т е к с т ъ изъ Ливія. Сомнній н т ъ, это тема латинскаго экзамена. Она у меня въ р у к а х ъ. Посланный поспшно уходитъ, заявивъ, что ему нужно обжать еще много квартиръ. Черезъ нсколько вре­ мени, уже поздно, раздается з в о н о к ъ и къ намъ почти в б г а е т ъ наша учительница музыки, Анна Александровна, и шопотомъ заяв­ ляетъ, что привезла намъ темы изъ Вязьмы. Саша молчитъ. Я конфузливо говорю, что имю у ж е темы .

На слдующее утро к ъ намъ является цлая группа нашихъ гимназистовъ, желающихъ совмстными усиліями перевести т е к с т ъ, а главное, перевести его при участіи брата Александра, который хотя и бросилъ заниматься латыныо, но все же зналъ предметъ лучше другихъ .

Саша еще вечеромъ отказался по смотрть тему. Сегодня онъ н а о т р з ъ отказался принять участіе в ъ перевод.

О н ъ коротко заявилъ:

— Я у в р е н ъ, что мн д а д у т ъ аттестатъ зрлости. А медаль, ну ее къ ч о р т у ! Краденыхъ темъ знать не ж е л а ю !

Отказался и пошелъ играть на роял .

Мы остались одни, сконфуженные, пристыженные прямотой бра­ та. Но длать было н е ч е г о. Д л я большинства вопросъ былъ предршенъ. О т к а з а т ь с я отъ темы было нелпо, тмъ боле, что судьба многихъ висла на в о л о с к .

Итакъ мы узнали темы. Писали два экстемпорале — латинское и греческое — в ъ о б с т а н о в к полнаго къ намъ доврія. Столики, за которыми мы сидли, были отставлены д р у г ъ отъ д р у г а боле чмъ на сажень, чтобы нельзя было подсмотрть у сосда, перекин у т ь с я словомъ, тмъ боле запиской. Не знаю, чего было больше в ъ эти минуты, сознанія ли совершаемаго преступленія или нкоторой злой радости в ъ процесс борьбы. В о всякомъ с л у ч а, было очень скверно на д у ш, и я съ завистью поглядывалъ на брата Сашу, который углубился в ъ переводъ .

По в ы х о д изъ зала не х о т л о с ь длиться своимъ настроеніемъ .

Не в с, однако, раздляли мое смущеніе и ршительно мотивировали свою радость, какъ радость побды. Но и смущеніе, и торжество побдителей было непродолжительно .

Мы явились на очередной экзаменъ, — уже начались устные — какъ ни в ъ чемъ не б ы в а л о : острота впечатлнія отъ совершеннаго начинала исчезать .

Насъ встртилъ Илья Семеновичъ, в ъ просторчьи ИльюшкаЦирюльникъ, словами :

— Что это вы надлали! Э х ъ в ы ! Чмъ то все это кончится! Н а в е р х у у директора помощникъ Попечителя У ч е б н а г о О к р у г а. Г о в о ­ рятъ, в с х ъ в а с ъ у в о л я т ъ. И к а к ъ это вы заполучили темы!.. Э х ъ, в ы !

Илья Семеновичъ с о ч у в с т в е н н о качалъ головой и разводилъ ру­ ками. Мы смущены. Но д л а т ь н е ч е г о. Д л о сдлано. Нужно при­ нимать послдствія .

Насъ позвали н а в е р х ъ в ъ актовый залъ. Поставили в ъ конц зала, а в ъ г л у б и н, у большого стола, стояли Г у л е в и ч ъ и Исаенковъ и горячо о чемъ-то разговаривали .

Они оба направились к ъ намъ. Директоръ былъ полонъ олимпійскаго негодованія. Исаенковъ испытующе поглядывалъ на насъ .

Раньше онъ былъ учителемъ в ъ нашей гимназіи и многихъ изъ н а с ъ зналъ хорошо .

— Ну, молодцы! Отличились! — началъ директоръ свою рчь .

Мы и сами знали, что отличились. Х о т л и скорй у з н а т ь, чмъ же все это кончится. А директоръ какъ будто нарочно т я н у л ъ, читая намъ длинное нравоученіе .

Наконецъ, намъ было объявлено ршеніе Попечителя У ч е б н а ­ го О к р у г а. Насъ хотли в с х ъ уволить, хотли оставить на второй годъ. Но ршили заставить насъ вторично держать письменныя ис­ пытанія по латыни и по одной изъ математикъ .

Мы вздохнули свободно. Возмездіе — заслуженное. На д у ш и на совсти стало к а к ъ - т о полегче. Мы искупали нашъ несомннный грхъ .

Борьба кончалась. В ъ борьб о б стороны потерпли немалый ущербъ .

Вторичныя испытанія прошли благополучно. Мы получили наши аттестаты зрлости .

Часть вторая

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Университетскіе годы

Старшій братъ Паша у ж е в ъ У н и в е р с и т е т. О н ъ окончилъ гим­ назію съ золотой медалью. Пошелъ на юридическій ф а к у л ь т е т ъ, х о т я у него были несомннныя склонности к ъ философскимъ наукамъ и к ъ филологіи. В ы б о р ъ юридическаго факультета разочаровалъ гимназическихъ классиковъ .

Подходитъ к ъ концу и нашъ гимназическій путь. Братъ Саша сильно колеблется. По складу ума онъ былъ далекъ отъ отвлечен­ ныхъ н а у к ъ. Е г о влекло къ точнымъ знаніямъ. Нашъ учитель матетатики, И. А. Ф а л е в ъ, настаивалъ на томъ, чтобы братъ Саша шелъ на математическій ф а к у л ь т е т ъ. Но его увлеченіе музыкой было не мимолетной прихотью, не забавой талантливаго человка, а было настоящимъ влеченіемъ. По окончаніи экзаменовъ на « а т т е с т а т ъ з р ­ лости» мы цлый день проходили съ нимъ по окрестностямъ М о с к в ы .

Были въ П е т р о в с к о - Р а з у м о в с к о м ъ, въ Медвдков. Заходили на дачу къ Ильинымъ во В л а д ы к и н. Опоздали на послдній п о з д ъ, ночью шли пшкомъ изъ Владыкина домой. В о время этой прогулки Саша постоянно в о з в р а щ а л с я к ъ в о п р о с у : итти ли ему в ъ консерваторію и посвятить себя м у з ы к, или поступить в ъ спеціальное инженерное у ч е б н о е заведеніе. Е г о прямая, непосредственная натура не мирилась съ половинчатыми ршеніями. Компромиссы были ему чужды. Онъ не могъ длиться и длать что-либо наполовину. М у з ы ­ к у онъ не считалъ развлеченіемъ, но и избрать музыку, к а к ъ г л а в ное дло жизни, онъ не ршался. В ъ нашей семь на и с к у с с т в о смотрли, какъ на нчто очень дорогое в ъ жизни, но не самое главное. В ъ о с н о в жизнепониманія семьи было воззрніе, что жизнь есть трудъ, трудъ суровый и отвтственный, искусство же — ра­ дость жизни, ея праздникъ, лучезарный даръ. Гимназистами с т а р шихъ к л а с с о в ъ мы по-очереди посщали симфоническіе концерты .

У насъ былъ одинъ абонементъ — мсто «за колоннами» въ з а л дворянскихъ соібраній, г д давались симфоническіе концерты. Не пропускали мы и д р у г и х ъ большихъ концертовъ. Мы, также по-оче­ реди, слушали историческіе концерты Антона Рубинштейна. Симфоническими же концертами в ъ то время управлялъ блестящій, но нсколько сухой дирижеръ Эрмансдерферъ. Слышали П. И. Чай­ ковскаго, дирижировавшаго своей знаменитой послдней симфоніей, слышали оркестръ подъ управленіемъ С. И. Т а н е в а. М у з ы ­ кальная культура занимала значительное мсто въ нашей жизни. Но она была не на первомъ план. Значительно боле д р у г и х ъ музык былъ преданъ братъ Саша, а поздне младшій мой братъ, Володя .

Домой мы пришли, когда уже свтало. Пришли усталые. Но ршенія не нашли. На утро Саша всталъ мрачнымъ. Ни съ кмъ не разговаривалъ. Наскоро напился чаю и слъ за рояль. Онъ долго игралъ, игралъ со страстью. Знакомыя вещи звучали сегодня какъ-то по-новому. Б е т х о в е н ъ, Шопенъ, Григъ, Листъ и Б а х ъ смняли д р у г ъ д р у г а. Саша словно искалъ ч е г о - т о, ждалъ отъ нихъ отвта на мучившій его вопросъ. Е г о тревожное, ищущее и вопрошающее на­ строеніе ясно выражалось в ъ его игр. Лирическія вещи его не у д о в летворяли. О н ъ начиналъ ихъ и бросалъ недоигранными. Зато драматическія вещи звучали съ небывалой выразительностью .

— Ишь, какъ разыгрался сегодня нашъ Саша, — говорили сидвшіе в ъ столовой, — г д это вы вчера такъ долго загуляли, что вернулись такъ поздно?

Я разсказалъ о нашихъ разговорахъ во время нашего путешествія. Было ясно, что братъ Саша еще не нашелъ ршенія, что онъ ищетъ его у рояля .

Черезъ нсколько дней стало извстно, что Захарьины б у т у т ъ проводить зиму в ъ П е т е р б у р г. Саша в д р у г ъ повеселлъ. Мрачность е г о в д р у г ъ исчезла. А черезъ короткое время онъ заявилъ намъ, что поступаетъ в ъ Горный Институтъ. Это было совершенной для в с х ъ неожиданностью. Но ршеніе было принято твердо и окон­ чательно. Оно было тмъ неизмнне, что прекратило мучительныя колебанія. В ы б о р ъ былъ сдланъ между искусствомъ и практиче­ ской работой. А Горный И н с т и т у т ъ ! Это случайная подробность, в ы ­ званная случайнымъ ршеніемъ З а х а р ь и н ы х ъ провести зиму въ Пе­ тербург .

Саша з а с л ъ готовиться къ конкурснымъ экзаменамъ. Работалъ б е з ъ устали все лто, и съ увлеченіемъ. О с е н ь ю блестяще сдалъ в с нужные экзамены и поступилъ в ъ Горный Институтъ. Около года провелъ онъ в ъ Петеребург. Но в о т ъ отъ Саши письмо. О н ъ проситъ отца и насъ выяснить, можетъ ли онъ перейти на медицинскій факультетъ в ъ М о с к в у : Горный Институтъ ему не по д у ш, и ему х о т л о с ь бы в е р н у т ь с я в ъ Москву .

— В о т ъ к а к ъ трудно Саша отыскиваетъ себя и свой путь, — говоритъ отецъ, внутренно довольный, что Саша избираетъ меди* цинскій ф а к у л ь т е т ъ .

Начинаются хожденія за справками. О к а з ы в а е т с я, нужно особое разршеніе Министра Народнаго Просвщенія. Т а к о в о е получено .

Саша возвращается в ъ М о с к в у .

Подъ его аккомпаниментъ я пою арію отца изъ Т р а в і а т ы :

–  –  –

В с растроганы. Саша улыбается. Я широко, какъ отецъ въ Травіат, открываю ему свои объятія. Няня Акулина заливается слезами. Мама Юлія Михайловна смахиваетъ н а б ж а в ш у ю слезу и цлуетъ Сашу. Отецъ очень доволенъ .

За вечернимъ чаемъ разсказъ о П е т е р б у р г, о Горномъ Инстит у т. О Захарьиныхъ что-то н т ъ упоминаніи .

— Ну, а какъ Симочка? -— спрашиваетъ Володя .

— У нихъ своя компанія, свой к р у г ъ знакомыхъ, военные, — нехотя бросаетъ Саша .

Саша начинаетъ ходить в ъ университетъ. Каждое утро я съ нимъ в м с т быстрымъ шагомъ проходимъ Покровкой, Моросейкой, мимо красивой церкви Успенья, нын снесенной большевиками, сворачиваемъ в ъ Армянскій переулокъ мимо Л а з а р е в с к а г о Института, по Мясницкой, черезъ Л у б я н с к у ю и Т е а т р а л ь н у ю площади, по Охотному ряду, узенькимъ проходомъ между рыбными лавками и крас­ ной церковью Параскевы-Пятницы ( т о ж е снесенной большевиками) .

Я иду в ъ библіотечный залъ, г д читаются лекціи студентамъ-юристамъ. Я уже на второмъ к у р с юридическаго факультета. Саша про­ ходитъ во дворъ стараго зданія Университета, в ъ анатомическій театръ .

Недолго мы съ нимъ такъ походили в м с т. Онъ становился все мрачне и раздражительне. Новый ф а к у л ь т е т ъ его явно не удовлетворялъ, а анатомическій театръ в ы з ы в а л ъ непреодолимое отвра­ щеніе. Онъ пересиливалъ себя, продолжалъ ходить и слушать проф е с с о р о в ъ медицинскаго факультета, но отталкивался отъ него все больше и больше .

Черезъ нсколько мсяцевъ Саша заявилъ отцу, что не можетъ боле оставаться на медицинскомъ ф а к у л ь т е т, что ошибся въ в ы бор и что переходитъ въ Императорское Московское Техническое Училище .

Происходятъ разговоры в ъ кабинет отца. Отецъ сожалетъ, пытается привести доводы в ъ пользу медицины. Но не настаиваетъ, не желая насиловать волю .

Опять хлопоты о принятіи, опять экзамены и поступленіе на первый к у р с ъ новаго, уже третьяго по счету, высшаго учебнаго заведенія. Это было окончательнымъ ршеніемъ и выборомъ брата Саши. Т е х н и ч е с к о е Училище онъ окончилъ блестяще, въ немъ былъ профессоромъ по к а ф е д р гидравлики и водяныхъ турбинъ, былъ деканомъ механическаго отдленія и помощникомъ директора это­ го училища имвшаго громадное значеніе для Московскаго промышленнаго района .

Я тоже не сразу выбралъ с е б ф а к у л ь т е т ъ. Мн х о т л о с ь пойти на медицинскій. Х о т л о с ь это сдлать, между прочимъ, и потому, что отецъ нсколько печалился, что никто изъ его сыновей не х о ­ ч е т ъ послдовать его примру и стать докторомъ. Но в ъ то же вре­ мя мои личныя склонности и свойства влекли с к о р е в ъ область гуманитарныхъ н а у к ъ. Отыскивая ршеніе вопроса, какъ мн быть, — я пришелъ к ъ нсколько лукавому в ы в о д у : я пойду на медицин­ скій ф а к у л ь т е т ъ, но сначала пройду юридическій. Это нужно для того, чтобы стать образованнымъ и просвщеннымъ врачемъ. Т а к ъ на этомъ и поршили. Однако, ршеніе это не осуществилось. Юри­ дическій ф а к у л ь т е т ъ я окончилъ, а для прохожденія посл этого еще пятилтняго курса медицинскаго факультета не хватило энергіи и д у х а. Д а и интересы за г о д ы юридическаго факультета опредлились. Къ тому же нужно было, к а к ъ грворилось, «становиться на собственныя ноги» и помогать отцу, силы котораго начинали слабть. ;

Черезъ три года и младшій братъ, В о л о д я, поступилъ в ъ Университетъ и тоже на юридическій ф а к у л ь т е т ъ, х о т я у него ярко в ы ­ раженъ былъ интересъ к ъ исторіи .

Такимъ образомъ, мы трое б р а т ь е в ъ оказались на юридическомъ ф а к у л ь т е т М о с к о в с к а г о Университета и притомъ, какъ бы в ъ нкоторомъ несоотвтствіи с ъ нашими симпатіями и склонностями .

В ъ то время, а это былъ конецъ 8 0 - х ъ г о д о в ъ, юридическій ф а ­ культетъ М о с к о в с к а г о Университета былъ самымъ многолюднымъ .

Съ нимъ могъ конкурировать только медицинскій ф а к у л ь т е т ъ, но тамъ былъ опредленный комплектъ. На юридическій ф а к у л ь т е т ъ валомъ валилъ молодой народъ, получившій аттестацію о зрлости .

Приходится признать, что сравнительно небольшое число с т у д е н т о в ъ шло на этотъ факультетъ по призванію, по ясно выраженному жела­ нію изучить право, ради интереса къ праву. Ф а к у л ь т е т ъ этотъ в ы бирался многими какъ самый легкій, к а к ъ не замыкающій в ъ предлы строгой спеціальности, какъ дающій общее образованіе. На него шли нердко, соблюдая семейную традицію, с л д у я примру отцовъ и родичей. Шли, расчитывая сдлать карьеру, расчитывая на хорошій заработокъ «дядюшки адвоката». Но были и такіе, которыхъ плняла изящная стройность юридическихъ нормъ римскаго права, философія права, экономическія науки, н е з а в и с и м о с т ь судьи, идейная сторона адвокатской дятельности, защита у г н е т е н н ы х ъ. Народниковъ увлекала перспектива изученія политической экономіи и пости­ женіе экономическаго матерьялизма. Но большинство ршало вопросъ путемъ отрицанія: филологія надола в ъ гимназіи, математику не люблю и радъ, что отдлался отъ д у щ и х ъ к у р ь е р о в ъ, бассейновъ, наполняемыхъ водой, е с т е с т в е н н ы х ъ н а у к ъ не знаю, гимназія не д а ­ вала о нихъ ни малйшаго представленія. Итакъ, все отвергнуто .

Остается юридическій ф а к у л ь т е т ъ. Поступлю на него, а тамъ видно будетъ, что будетъ дальше .

Довольно скоро отбирались на ф а к у л ь т е т студенты занимающіеся, проходящіе университетскія науки, и лодыри, проходящіе ч е ­ резъ университетъ .

Многимъ приходилось выдерживать ж е с т о к у ю борьбу за с у щ е ­ ствованіе, пробиваться грошевыми уроками, перепиской, голодать и нердко изнемогать в ъ этой б о р ь б. Эти студенты, истощенные, с рые, в ъ старыхъ студенческихъ с ю р т у к а х ъ и в ъ скомканныхъ темноз е л е н ы х ъ, съ выцвтшимъ околышкомъ, ф у р а ж к а х ъ, иногда б е з ъ пальто даже в ъ зимнія стужи, т а к ъ безконечно отличались отъ « б л о подкладочниковъ». Т были в ъ изящныхъ мундирахъ в ъ талію, на б лой подкладк съ гвардейской г р у д ь ю, съ длинной шпагой золингенскаго клинка. Они ходили зимой в ъ николаевской шинели съ мягкимъ бобровымъ воротникомъ съ сдиной. Эти франты держались въ сторонк, не смшивались съ остальной массой. Впрочемъ, они скоро стали рдкими гостями в ъ университетскихъ аудиторіяхъ, предпочи­ тая другія, боле веселыя мста в ъ М о с к в. Разительнымъ контрастомъ были два студента, оказавшіеся на нашемъ первомъ к у р с юридическаго факультета. Маленькій, живой, страстный и порывистый въ р ч а х ъ и движеніяхъ Д у б р о в и н ъ. Смуглый, повидимому южанинъ, съ горящими черными глазами. В ъ рваномъ студенческомъ с ю р т у к нараспашку, в ъ красной р у б а х, в ы з ы в а ю щ е торчавшей изъ-подъ сюрт у к а, в ъ мятой фуражк на затылк, — онъ в с е г д а на что-то негодовалъ, в с е г д а протестовалъ противъ чего-то, съ кмъ-то спорилъ и иногда заразительно смялся. На лекціяхъ бывалъ рдко и начиналъ заниматься, какъ говорили, « с ъ мочеными яблоками», т. е. передъ самыми зачетными экзаменами, великимъ постомъ, когда в ъ М о с к в появлялись разносчики съ мочеными яблоками. Мы вступили в ъ университетъ, когда только что былъ в в е д е н ъ новый у с т а в ъ, когда в в е д е ны были полукурсовыя испытанія и репетиціи. Но это не мняло по­ ложенія. Система начала занятій съ мочеными яблоками, т. е. передъ самымъ началомъ испытаніи, оставалась в ъ полной сил .

Если в ъ лиц Д у б р о в и н а мы видли вольнолюбиваго, неукротимо протестующаго студента, непремннаго участника всякихъ сходокъ, то в ъ лиц Оттона Фрейната мы наблюдали совершенно иной типъ .

Это былъ высокій блесоватый нмецъ, в с е г д а гладко выбритый, всег­ да одтый съ иголочки в ъ ловко сшитый с ю р т у к ъ, съ накладными пуговицами. Это былъ типичный фатъ. Е г о сюртуки имли разныя подкладки. Была и блая, но была и свтло-синяя, которую онъ небреж­ но выставлялъ напоказъ. О н ъ являлся въ аудиторію однимъ изъ пер­ в ы х ъ. Садился у самой профессорской кафедры, причемъ такъ, что­ бы быть в с е г д а на г л а з а х ъ у профессора. Слушая лекціи, онъ записывалъ ихъ в ъ аккуратно переплетенную тетрадь и в ъ то же время соч у в с т в е н н о и почтительно слегка кивалъ головой в ъ знакъ того, что онъ все слышитъ, все понимаетъ и всему, что говоритъ г. профессоръ, почтительно с о ч у в с т в у е т ъ. О н ъ ловилъ взоръ профессора и громко смялся, когда профессоръ говорилъ к а к у ю - н и б у д ь забавную в е щ ь. О н ъ приходилъ на лекціи со своей чернильницей и добивался, чтобы случайно занявшій его мсто с т у д е н т ъ переслъ на другое м­ сто. В ъ перерыв между лекціями онъ становился около кафедры лицомъ къ аудиторіи, з а с у н у в ъ руки в ъ карманы, обнаруживалъ свою подкладку и съ легкимъ презрніемъ оглядывалъ разношерстную аудиторію. О н ъ искалъ знакомства только съ богатенькими, со студентами, носившими имена, извстныя в ъ город, или пріобртшими популярность въ университет своими занятіями. Это былъ разсказчикъ сальныхъ анекдотовъ, ч е л о в к ъ, поставившій с е б цлью с д ­ лать карьеру .

На нашемъ к у р с было около 300 ч е л о в к ъ. Общей жизни не было, соприкосновенія стали происходить впослдствіи при занятія х ъ, на семинаріяхъ, в ъ библіотек. Ближе мы узнавали д р у г ъ д р у г а в ъ к р у ж к а х ъ, г д слагались прочныя отношенія. А пестрая масса на­ рода, собиравшаяся в ъ первое время в ъ большой аудиторіи горидическаго факультета, в ъ библіотечномъ з а л, была настолько велика, что мы въ ней тонули. Эта масса была довольно безлична и не имла руководителей. Среди этой разношерстной толпы юношей выдлялся студентъ, тоже въ студенческомъ с ю р т у к съ синимъ воротникомъ и громадной каштановой бородой, по фамиліи Здановичъ. О н ъ былъ старше насъ, ю н ц о в ъ, только ч т о. соскочившихъ съ гимназической скамьи, и обращалъ на себя вниманіе своей на диво громадной краси­ вой бородой. В ъ глаза бросались еще два н е р а з л у ч н ы х ъ студента .

Очень высокій, очень плотный и складный Г. В. Ф и л а т ь е в ъ, и малень­ кій, тщедушный, съ большимъ носомъ Санандинаки. Они были в с е г д а вмст и неразлучны. Среди толпы облеченныхъ в ъ мундиры рзко выдлялись два вольнослушателя, одинъ пожилой, съ сильной сдиной, Боголповъ, и тонкій, сухой, длинный, в ъ черномъ, з а с т е г н у т о м ъ на в с пуговицы с ю р т у к, Ремизовъ. Послдній — очень культурный человкъ, большой любитель музыки и видный дятель по Комитету вспомоществованія нуждающимся студентамъ. Онъ в м с т съ нами, юношами, у ч а с т в о в а л ъ въ практическихъ занятіяхъ у профессора Н, П. Боголпова и переводилъ Leges d u o d e c i m t a b u l a r u m. В ъ этихъ семинаріяхъ пылкій и безтолковый кн. Б е б у т о в ъ переводилъ латинскіе тексты съ невроятной поспшностью, усердіемъ, но и съ такой наивной безсмыслицей, что даже Б о г о л п о в ъ, каменный и неподвиж­ ный, улыбался и торопился на защиту законодательства двнадцати аблицъ .

т Среди моихъ однокурсниковъ былъ П. Н. Малянтовичъ, впослд­ ствіи видный московскій адвокатъ, эс-дэкъ и недоброй памяти министръ юстиціи Временнаго Правительства. Ближе д р у г и х ъ мн былъ мой товарищъ по гимназіи, впослдствіи перешедшій в ъ Лазаревскій Институтъ, А. Д. Солодовниковъ, съ которымъ меня связывала боль­ шая дружба, и А. Н. Тольскій, очень толстый ч е л о в к ъ и очень способный, впослдствіи мировой с у д ь я по гор. М о с к в. Исключитель­ ныхъ способностей и дарованій былъ С. А. Вержболовичъ, съ к о т о ­ рымъ я близко сошелся по работ у профессора И. И. Янжула. Это былъ ч е л о в к ъ, который торопился жить и работать. Онъ сгоралъ на работ, а блескъ его дарованій поражалъ т х ъ, кто видлъ е г о. В ъ большой н у ж д, больной, съ женой и младенцемъ на р у к а х ъ, онъ приглашенъ былъ И. И. Янжуломъ остаться по его к а ф е д р. Это былъ бы несомннно одинъ изъ самыхъ талантливыхъ его учениковъ .

Вержболовичъ быстро умеръ отъ чахотки .

Особой близости с ъ моими однокурсниками у меня не было. Я былъ в о в л е ч е н ъ в ъ другой к р у ж о к ъ с т у д е н т о в ъ, которые были н ­ сколько старше меня .

Г о д ы м о е г о с т у д е н ч е с т в а по политик были мало замтными годами. Н а к а н у н нашего вступленія в ъ Университетъ произошла шумная исторія Б р ы з г а л о в а и Синявскаго. В ъ наши годы одинъ только разъ с т у д е н т о в ъ загоняли в ъ манежъ и отправляли на Б у т ы р ки. В ъ это время я лежалъ дома съ высокой температурой. Большихъ волненій не было. Политическихъ к р у ж к о в ъ я сторонился. У ж ъ очень крпкимъ д у х о м ъ соціализма отъ нихъ н е с л о. Помню, к а к ъ отъ насъ отобрали подписку о неучастіи в ъ з а б а с т о в к а х ъ и нелегальн ы х ъ организаціяхъ. Помню неловкость и обиду, которыя испыталъ .

Какъ давать общаніе на б у д у щ е е ? Эта подписка не связываетъ съ тми, кто ее отбираетъ, скорй в о о р у ж а е т ъ противъ нихъ. Р у г а я с ь и н е г о д у я, Д у б р о в и н ъ, в ъ красной рубашк, далъ такую подписку .

Подписалъ, о б р у г а л с я и плюнулъ. Подписали и мы съ Солодовниковымъ .

Первыя недли в с поступившіе в ъ Университетъ студенты, в ъ полномъ с о с т а в, являлись на в с лекціи посмотрть и послушать профессоровъ, побыть в ъ аудиторіяхъ М о с к о в с к а г о Университета, благоговніе к ъ которому было велико. Юристы ходили не только на свои лекціи. Д л я многихъ было необходимо, входило в ъ ихъ планъ, познакомиться съ преподаваніемъ на д р у г и х ъ факультетахъ, чтобы ршить окончательно вопросъ о в ы б о р факультета. Поэто­ му можно было встртить в ъ ч у ж и х ъ аудиторіяхъ своихъ сотоварищей по первому к у р с у юристовъ .

Одни были веселы и беззаботны, немного свысока длали свои замчанія по поводу лекцій И. И. Стороженко, А. Н. В е с е л о в с к а г о, В. И. Герье и д р у г и х ъ профессоровъ историко-филологическаго отдленія. Д р у г і е съ напряженнымъ вни­ маніемъ слушали чужія лекціи, очевидно отыскивая ршеніе на в о ­ п р о с ъ : о с т а т ь с я ли на юридическомъ, или сбжать на историко-филологическій? Но и т, и другіе, и прогуливающіеся по чужимъ факультетамъ изъ любопытства, и старающіеся опредлить, что боле о т в ч а е т ъ ихъ свойствамъ, — одинаково были плнены В. О. Ключевскимъ. Э т о т ъ профессоръ завораживалъ своимъ чтеніемъ. Е г о аудиторіи бывали переполнены любителями Ключевскаго изъ в с х ъ д р у г и х ъ ф а к у л ь т е т о в ъ. Т а к ъ продолжалось до той поры, пока администрація университета не приняла ршительныхъ мръ. Тогда у в х о д н ы х ъ дверей аудиторіи, въ которой читалъ Ключевскій, стави­ ли педелей д р у г и х ъ ф а к у л ь т е т о в ъ, которые вылавливали «иностранцевъ» .

Заходили юристы и на медицинскій ф а к у л ь т е т ъ, в ъ анатомическій театръ. Пробирались и на судебно-анатомическія вскрытія. Д л я многихъ первыя впечатлнія были ршающими. Мой братъ Володя, поступивъ на юридическій ф а к у л ь т е т ъ, зашелъ к а к ъ - т о в ъ анатоми­ ческій театръ. Тяжелый з а п а х ъ и видъ столовъ, на к о т о р ы х ъ были разложены трупы, изъ к о и х ъ часть была искромсана студентами, такъ на него подйствовали, что онъ в ы б ж а л ъ изъ залы, повторяя въ волненій: «руки, н о г и ! руки, н о г и ! » Съ т х ъ поръ онъ избгалъ даже проходить мимо анатомическаго театра .

Первыя впечатлнія отъ университета проходили. Къ актовому залу, къ аудиторіямъ успли приглядться. Узнали своихъ и ч у ж и х ъ профессоровъ; послушали р а з с к а з ы о традиціяхъ университета, к о е какія интересныя воспоминанія послушали о т ъ стариковъ-швейцаровъ, оглядлись и стали понемногу приноравливаться къ новымъ методамъ занятій. Празднично-безотвтственный періодъ проходилъ .

Нужно было начинать самостоятельно заниматься. А къ этому гим­ назія плохо подготовляла. Немногіе вынесли изъ нея у м н ь е и привычку работать самостоятельно. А т у т ъ — полная свобода, сознаніе всей полноты в с х ъ правъ и... и... кажется, никакихъ о б я з а н н о с т е й ?

И это посл гимназіи, г д не было никакихъ правъ и одн только обязанности!

Испытаніе для многихъ оказывалось довольно труднымъ. Не в с его выдерживали. Д л я многихъ первый годъ пропадалъ цликомъ. Особенно трудно д а в а л о с ь это испытаніе на самостоятельный, свободный т р у д ъ для пріхавшихъ изъ провинціи. Передъ ними М о с ­ ква широко раскрывала в с свои соблазны .

Профессора нашего факультета

Среди профессоровъ юридическаго факультета нашего времени первое мсто безспорно принадлежало А. И. Чупрову. О немъ т а к ъ много сказано прекраснаго и задушевнаго А. А. Кизеветтеромъ въ его книг «На р у б е ж д в у х ъ столтій», что ничего не прибавишь къ ожившему подъ его перомъ образу профессора и ч е л о в к а. Н а ­ ука, человчность и служеніе людямъ такъ гармонически сочетались в ъ немъ, такъ увлекательны были его лекціи, в ъ которыхъ онъ былъ безмрно щедръ на мысли, идеи, в ъ о с н о в которыхъ были прогрессъ и общее благо. Т а к ъ неизгладимо интересны были встрчи съ нимъ, обаятельно было внимательное его отношеніе ко всякому вопросу, обращенному к ъ нему .

— Когда начинаетъ читать Ч у п р о в ъ ? Были ли вы на лекціи Чупрова? — эти вопросы задавались студентами, только что начинавшими университетскій к у р с ъ. Популярность А. И. Чупрова была, пожалуй, не меньше популярности Ключевскаго. На лекцію Ключ е в с к а г о шли съ чужихъ ф а к у л ь т е т о в ъ немножко какъ на в ы с т у п ­ леніе знаменитаго артиста. На Чупрова шли посмотрть, какъ на в ы д а ю щ а г о с я человка своего времени, человка, участіе котораго в ъ общественной жизни ощущалось повсюду. У Чупрова была по­ стоянно полная аудиторія. Около него былъ постоянно кружокъ способныхъ и даровитыхъ с т у д е н т о в ъ, которые подъ его руководствомъ вели серьезную н а у ч н у ю работу .

• Для вчерашнихъ гимназистовъ незамнимой школой было преподаваніе римскаго права Н. П. Боголповымъ. Сухой, холодный, безстрастный, — каменное изваяніе — в с е г д а ровный и, казалось, ко всему равнодушный, скучно монотонный в ъ чтеніи лекцій, Б о г о ­ лповъ былъ для начинающихъ с т у д е н т о в ъ совершенно ясенъ и от­ ч е т л и в о Ясны и отчетливы были его лекціи. Ясны и точны были его требованія, обращенныя к ъ студентамъ. Просты и отчетливы были его практическія занятія. Желающимъ заниматься было у д о б н о работать у Боголпова. Е г о семинаріи т а к ъ напоминали гимназію съ переводами съ латинскаго на русскій. Точный и ясный в ъ томъ, что онъ давалъ студентамъ, онъ былъ требователенъ на полукурсовыхъ испытаніяхъ и на экзаменахъ. О н ъ требовалъ отъ студентовъ такой же точности и ясности. Д а л е к о не в с могли удовлетворить этимъ требованіямъ, и поэтому Б о г о л п о в ъ считался грозой студентовъ .

Передъ нимъ трепетали. Многіе не выдерживали его холодныхъ, стеклянныхъ глазъ, его с у х о г о тона и леденящаго безмолвія во вре­ мя отвта все боле растеривающагося студента. Со мной вмст, по алфавиту фамилій, экзаменовался нкій Айзенбергъ, краснощекій студентъ-еврей, в ъ сшитомъ по мод студенческомъ мундир. Я благополучно отвтилъ на в с вопросы Боголпова. Айзенбергъ н ­ сколько разъ просилъ дать ему возможность успокоиться и подготовиться къ о т в т у. Съ разршенія Боголпова онъ нсколько разъ отходилъ отъ экзаменаціоннаго стола, усиленно пилъ воду, кападъ в ъ стаканъ валеріановыя капли, его щеки то блднли, то заливались краской. Б д н я г а никакъ не могъ справиться съ собой и ршиться начать о т в ч а т ь. Наконецъ, Б о г о л п о в ъ спросилъ е г о, чего это онъ такъ в о л н у е т с я, если не знаетъ, можетъ не отвчать и притти въ другой разъ.

О т в т ъ.Айзенберга былъ совершенно неожиданный:

— А х ъ, господинъ профессоръ, ваше превосходительство, это изъ уваженія къ н а ч а л ь с т в у !

Б о г о л п о в ъ невозмутимо прогналъ его съ экзамена .

Свирпымъ экзаменаторомъ считался профессоръ Янжулъ .

Э т о т ъ былъ т р у д е н ъ на экзаменахъ своей неожиданностью и грубос т ы о. Е г о вопросы в р о д : «Школько шабакъ в ъ Англіи?». Недоумнно смущенный видъ студента на подобный вопросъ — считал­ ся незнаніемъ и влекъ за собой провалъ. «Штатиштическія цифры в ъ финаншовомъ прав господа штуденты должны знать б е з ъ запинки», говорилъ Я н ж у л ъ, произнося шипящимъ з в у к о м ъ б у к в у « с » .

Налогъ на собакъ в ъ Англіи былъ изложенъ в ъ к у р с Янжула. Т а м ъ указанъ былъ размръ этого налога, исчисленный по количеству собакъ.. .

Нелпый и безтолковый на экзаменахъ, Янжулъ былъ инте­ ресенъ на своихъ лекціяхъ и, особенно, на практическихъ з а н я т і я х ъ .

Онъ сообщалъ массу интересныхъ фактовъ изъ того, что длалось в ъ западной Е в р о п и Америк в ъ области к у л ь т у р ы и п р о с в щ е нія. Онъ несомннно будилъ мысль, иавая не только отвлеченныя, теоретическія схемы права, а реальное претвореніе этихъ схемъ в ъ подлинной жизни. В ъ этомъ отношеніи онъ, можетъ быть, б о л е, чмъ другіе профессора, в ы з ы в а л ъ иниціативу и побуждалъ къ д й ствію. Это онъ въ своемъ живомъ р а з с к а з о народныхъ у н и в е р ситетахъ въ Америк в ы з в а л ъ цлое движеніе среди студенческой молодежи. По этому поводу образовался кружокъ лицъ, которые съ оживленіемъ обсуждали вопросъ, что можно сдлать в ъ этомъ отношеніи в ъ Россіи. Ршили пойти посовтоваться къ Я н ж у л у и просить его взять это дло в ъ свои руки, сами же иниціаторы о б щали свое живое содйствіе и привлеченіе н у ж н ы х ъ с р е д с т в ъ. Ян­ жулъ выслушалъ господъ « ш т у д е н т о в ъ », почесалъ свою т ы к в о о б разную л ы с у ю голову и отвтилъ, что его дло- бросить мысль, дать иниціативу, а о с у щ е с т в л я ю т ъ эту иниціативу пускай д р у г і е .

«Длайте шами. Мое дло подать идею» .

Е г о семинары проходили очень оживленно. На нихъ читались и обсуждались рефераты с т у д е н т о в ъ. На этихъ занятіяхъ я сблизился съ упомянутывъ Вержболовичемъ, И. X. Озеровымъ, будущимъ замстителемъ Янжула по к а ф е д р финансоваго права. Хорошо пом­ ню рефератъ Андреева объ утопіи Белями. Р е ф е р а т ъ, в ы з в а л ъ оживленныя пренія, которыя велись в ъ ироническомъ т о н. Книга Янжула, «Книга о к н и г а х ъ », была полезна и нужна намъ не только въ университетскіе годы. Она была руководствомъ для чтенія и в ъ послдующіе годы. Е г о статьи и рчи, изданныя в ъ д в у х ъ томикахъ, свидтельствовали о томъ, что онъ былъ не теоретикъ, а живой че­ ловкъ, замчавшій все живое в ъ жизни, откликавшійся на это но­ вое и живое и популяризировавшій то, что было бы полезно Россіи .

Толстый, неуклюжій, грубоватый по вншности, онъ былъ общителенъ. По четвергамъ онъ принималъ у себя в ъ тсненькой квартир на у г л у Арбата и Д е н е ж н а г о переулка. Е г о приходилось видать и въ д р у г и х ъ профессорскихъ к р у ж к а х ъ. Я бывалъ у него на его четвергахъ и видлъ его окруженнаго заботами его жены, Екатерины Николаевны. Заходилъ и по поводу своихъ работъ в ъ его семинаріи. Нсколько разъ звалъ онъ меня к ъ с е б, когда пред­ лагалъ остаться при его к а ф е д р и г о т о в и т ь с я къ магистерскому экзамену .

Много общалъ намъ, первокурсникамъ, и даже у в л е к а л ъ перв о е время, профессоръ энциклопедіи права, а на второмъ к у р с — философіи права, Н. А. З в р е в ъ. Маленькій, сухонькій, онъ очень выразительно читалъ свой к у р с ъ б е з ъ о с о б ы х ъ туманностей, въ доступной и даже увлекательной форм. Е г о манера читать лекціи была своеобразна. Казалось, онъ в о т ъ именно сейчасъ находитъ счастливыя формулы для выраженія своихъ мыслей. О н ъ сумлъ найти созвучіе со слушателями, которыхъ онъ какъ-бы длалъ соучастниками в ъ процесс т в о р ч е с т в а, которымъ казались его лек­ ціи. Я ходилъ на его лекціи аккуратно и в с е боле заинтересовывался его предметомъ и его манерой изложенія. У в ы, нкоторое разочарованіе смнило прежнее очарованіе, когда я познакомился съ литературой предмета: к у р с ъ, который читалъ З в р е в ъ, былъ почти дословнымъ повтореніемъ учебника Лыоиса. Столь подкупающее т в о р ч е с т в о оказалось чужимъ, довольно просто и точно изложеннымъ въ у ч е б н и к .

Но в с е - ж е лекціи З в р е в а были несравнимы по живости съ лекціями М р о ч е к ъ - Д р о з д о в с к а г о, А. Н. Филиппова, читавшихъ исторію р у с с к а г о права. Филипповъ былъ невыносимо тяжелымъ лекторомъ .

Слова ему не подчинялись и рчь его, даже по запискамъ, была нескладная, срая, бездарная*. Мрочекъ-Дроздовскій оживлялъ к:вои лекціи анекдотами, иногда боле чмъ сомнительными съ точки зрнія в к у с а и элементарнаго приличія .

Профессоръ богословія, проторіерей Сергіевскій, высокій ста­ рецъ иконописнаго облика въ муаровой р я с, собиралъ первое вре­ мя переполненную большую с л о в е с н у ю аудиторію: его должны бы­ ли слушать первые курсы в с х ъ ф а к у л ь т е т о в ъ. Лекціи не у в л е к а в шія н а с ъ, не талантливыя. При вншнемъ сопоставленіи лекцій по богословію съ лекціями по другимъ дисциплинамъ, у с п х ъ и преимущество были на сторон первыхъ. Отношеніе къ богословію было чисто формальное. Нужно было сдать з а ч е т ъ. Это длалось легко .

Мой пріятель П. М. Б о г а е в с к і й, изрядно запустившій в с зачеты, долженъ былъ во что-бы то ни стало сдать богословіе. Полис т о в а в ъ конспектъ, поразспросивъ, о чемъ спрашиваетъ батюшка, онъ отправился на экзаменъ посл вечера, проведеннаго г д - т о шумно и в е с е л о. На вопросъ о с в о й с т в а х ъ Божіихъ, Богаевскій сталъ что-то молоть очень возвышенное и очень непонятное. Однако, онъ говорилъ громко и увренно, тараща свои выпуклые глаза на экзаменующаго священника .

Отецъ Сергіевскій молча слушалъ его и воспользовавшись пау з о й в ъ неудержимой рчи о т в ч а ю щ а г о, спросилъ:

— О т к у д а вы все это знаете, господинъ с т у д е н т ъ ?

— Изъ откровенія Б о ж ь я г о, господинъ профессоръ! — послдовалъ убжденный о т в т ъ .

— В ы бы лучше изъ моей книжки, — невозмутимо отвтилъ Сергіевскій, ставя «удовлетворительно» .

На д р у г и х ъ к у р с а х ъ н а с ъ встрчали новые профессора. В ъ т годы юридическій ф а к у л ь т е т ъ М о с к о в с к а г о Университета не бли­ сталъ свтилами. Ни Ковалевскаго, ни Муромцева уже не было сре­ ди профессуры. Были способные и знающіе профессора, к а к ъ напримръ Гамбаровъ. Но у него установилась репутація лниваго профессора. Н е р с е с о в ъ барабанилъ свой к у р с ъ торговаго и в е к с е л ь наго права б е з ъ свякаго интереса и к ъ предмету и къ слушающимъ его скороговорку. Интересенъ былъ не столько профессоръ, сколь­ ко его д в хорошенькія дочки, кажется почти каждое утро в с т р чавшіяся мн по дорог в ъ университетъ, въ Армянскомъ переулк .

Уголовное право читалъ Колоколовъ. К у р с ъ его состоялъ изъ множества разнообразнйшихъ теоріи по в с м ъ вопросамъ у г о л о в ­ наго права. О н ъ безпощадно расправлялся со всми теоріями, ино­ гда остроумно, иногда совершенно бездоказательно. Колоколовъ былъ б е з ц в т е н ъ, с к у ч е н ъ и н е у в л е к а т е л е н ъ. У него была репута­ ція Д о н ъ - Ж у а н а. Глядя на него и слушая его монотонное чтеніе, лишенное искры Божіей, видя его темное пенснэ, скрывавшее е г о гла­ з а, не врилось в ъ правильность прочно установившейся репутаціи .

А между тмъ факты были неоспоримы .

А. С. А л е к с е в ъ читалъ государственное право. Этотъ профес­ соръ имлъ свои иесомннныя достоинства. Ф. Ф. Кокошкинъ, его ученикъ, вспоминаетъ о немъ съ большимъ уваженіемъ. Но л в о е студенчество не могло ему простить того, что онъ замстилъ ушедшаго «по независящимъ обстоятельствамъ» M. М. Ковалевскаго и согласился читать к у р с ъ сокращенный, изъ котораго, по словамъ обвинителей, были исключены т части, которыя могли волновать умы и порождать безсмысленныя и несбыточныя мечтанія .

А. С. А л е к с е в ъ аккуратно и д о б р о с о в с т н о излагалъ свой к у р с ъ. Подробно развивалъ теоріи М о н т е с к ь е - Р у с с о, д о б р о с о в с т ­ но давалъ систематическій матеріалъ по преподанной) программ .

Д л я студента вообще этого было достаточно. А для желающихъ бо­ л е подробно ознакомиться съ предметомъ или отдльными вопросами, двери его кабинета были постоянно открыты. На экзамен у А.С. А л е к с е в а со мной произошелъ забавный случай .

Я былъ занимающимся студентомъ. По государственному прав у работалъ и пользовался указаніями А. С. А л е к с е в а. К у р с ъ его зналъ и не очень безпокоился передъ экзаменомъ. За нсколько дней до экзамена вижу во с н, что мн попадается 2 1 - ы й билетъ по государственному праву. Сонъ запомнился и утромъ первымъ моимъ движеніемъ было посмотрть по программ, что это за 2 1 - ы й билетъ. Оказался это Комитетъ министровъ. Билетъ легкій. Посмотрлъ и перешелъ к ъ штудированію в с е г о курса .

В ъ день экзамена опять снится мн 2 1 - ы й билетъ. Иду в ъ у н и верситетъ. В ъ большой словесной аудиторіи долженъ происходитъ экзаменъ. О т ъ к о г о - т о сильно пахнетъ валеріановыми каплями .

В х о д и т ъ А л е к с е в ъ. Р а с к л а д ы в а е т ъ передъ собой веромъ билеты .

Начинается экзаменъ. В ы з ы в а е т ъ меня. Мы знакомы. Раскланиваемся. Поднимаю руку, чтобы в з я т ь билетъ. Р у к а направляется к ъ пра­ вому концу в е р а и к а к ъ - т о сама переходитъ к ъ лвому концу и беретъ третій билетъ съ края. Поднимаю билетъ, п е р е в о р а ч и в а ю.. .

2 1 - ы й. Я поблднлъ и издалъ какой-то з в у к ъ не то недоумнія, не то смущенія. А л е к с е в ъ вопросительио смотритъ на меня — «Можетъ быть перемнить?» — « Н т ъ, н т ъ ! », заявляю я, отходя на скамью, чтобы готовиться .

Г о т о в и т ь с я мн не пришлось. 2 1 - ы й билетъ я зналъ хорошо. Но пока отвчалъ с т у д е н т ъ, вызванный передо мной, я погрузился в ъ размышленія о странномъ с л у ч а съ 2 1 - ы м ъ билетомъ. Нечего и говорить, что экзаменъ прошелъ блестяще .

Студенческіе годы пролетали съ неимоврной быстротой. Курсы, профессора, экзамены, семинаріи, рефераты, доклады, сочине­ нія — все это, смнялось, чередовалось и сплеталось съ жизнью, ко­ торая шла в н с т н ъ университета, часто связанная съ нимъ, а ча­ сто далекая отъ него, даже в ъ противорчіи съ нимъ. В ъ студенче­ скіе годы произошли новыя встрчи, образовались новыя связи и привязанности .

Мой большой д р у г ъ, которому я весьма многимъ былъ обязанъ в ъ первые годы моей студенческой жизни, H. Н. Х а р у з и н ъ, былъ в ъ центр неболыного кружка с т у д е н т о в ъ, которые съ чрезвычайнымъ увлеченіемъ и серьезностыо принялись за изученіе этнографіи и о б ы ч н а г о права. H. Н. Х а р у з и н ъ, студентъ юристъ, еще со старшихъ к л а с с о в ъ гимназіи пристрастился къ этнографіи. Р а б о тая подъ руководствомъ профессоровъ В. Ф. Миллера, Д. Н. Анучина, онъ занялъ в ы д а ю щ е е с я положеніе среди этнографическаго отдла О б щ е с т в а любителей естествознанія, антропологіи и этно­ графіи. Е г о работы по этнографіи, его большой трудъ, изслдованіе о Лопаряхъ, привлекли вниманіе. Большія средства, затраченныя имъ на изданіе Этнографическаго Сборника, передали ему в ъ руки большое научное и хозяйственное дло по изданію этого у ч е наго журнала. Е г о брату А л е к с ю Николаевичу принадлежалъ тоже очень солидный трудъ по этнографіи — это изслдованіе КиргизъБ у к е в с к о й орды. H. Н. Х а р у з и н ъ привлекъ къ своей работ рядъ с т у д е н т о в ъ. В ъ ихъ числ оказались мой братъ Павелъ Ивановичъ, П. М. Богаевскій, В. В. Кандинскій, впослдствіи Солодовниковъ, Е. О. Ш а р к о и др. В ъ этомъ к р у ж к принялъ живое участіе и я, что дало мн возможность совершить нсколько интересныхъ этнографическихъ поздокъ в ъ Т а м б о в с к у ю г у б. и въ Эстляндію. Р а б о ­ т а по этнографіи такъ захватила насъ, что нкоторые почти прервали свои занятія в ъ университет и только съ опозданіемъ на годъ, или боле того, окончили университетъ. Братъ Павелъ Ивановичъ заболлъ, вышелъ изъ университета и окончилъ Ярославскій Демидовскій Лицей .

Съ работой по этнографіи связаны воспоминанія объ интересныхъ в е ч е р а х ъ, проведенныхъ мною у художника Николая Авенировича Мартынова. О н ъ не столько былъ и з в с т е н ъ к а к ъ х у д о ж ­ никъ, сколько какъ учитель рисованія. Кто, кто только не учился у него изъ нашего поколнія: т у т ъ были и молодыя двушки съ талантомъ и б е з ъ всякаго таланта, т у т ъ были студенты и профессора, и люди в с я к а г о званія и положенія в ъ о б щ е с т в. Проф. Сверцевъ, зоологъ — рисовалъ у него птицъ. Д р у ­ гіе приходили научиться у него техническому рисованію. Среди послднихъ былъ и я, который въ к а ч е с т в рисовальщика долженъ былъ х а т ь въ этнографическую экспедицію на Кавказъ, съ проф .

В. Ф. Миллеромъ во г л а в. Мн нужно было выправить мое рисованіе, что и заставило меня обратиться къ Н. А. Мартынову, проживавшему тогда въ В а г а н ь к о в о м ъ переулк, въ дом кн. Д о л г о р у к о в ы х ъ. Какъ ни разнохарактерна была компанія у ч е н и к о в ъ Марты­ нова, собиравшаяся у него по вечерамъ, но в с безъ исключенія бы­ ли чрезвычайно удовлетворены этими вечерами .

Пока я вырисовывалъ акантовые листья или р а с т у ш е в ы в а л ъ орнаменты съ гипса, а другіе рисовали и писали, что имъ полагалось, подъ руководствомъ Николая Авенировича, его дочь играла на роял или читала в с л у х ъ письма Крамского или другія вещи, имющія отношеніе къ и с к у с с т в у. Время пролетало незамтно. Настроеніе создавалось превосходное, помогавшее работать. Эти вечера были большой и свтлой радостью и память о нихъ и миломъ т і и к о л а Авенирович сохранилась на долгіе годы .

Кружокъ Харузина былъ интересенъ и по работ, которую онъ производилъ, и по тмъ людямъ, которые связаны были съ этой ра­ ботой. В ъ дом Х а р у з и н ы х ъ на Собачьей площадк, в ъ большомъ особняк съ мезониномъ, собиралось по средамъ интересное, д о ­ вольно разнообразное, общество. Семья Х а р у з и н ы х ъ, к у п е ч е с к а г о происхожденія, была очень одаренной. Марія Михайловна Х а р у з и ­ на принимала у себя друзей и знакомыхъ своихъ сыновей. Три сы­ на — Михаилъ, Алексй и Николай — в с очень способные, в с съ интересомъ работали въ области науки. Старшіе, Михаилъ и Алексй, длали административную карьеру. Михаилъ состоялъ чиновникомъ о с о б ы х ъ порученій при кн. Ш а х о в с к о м ъ, Эстляндскомъ г у б е р н а т о р ; онъ рано умеръ. А Алексй дослужился до должности товарища министра внутреннихъ д л ъ и при его участіи были произведены знаменитые выборы в ъ 3 - ь ю Г о с у д а р с т в е н н у ю Д у м у. Ни­ колай Николаевичъ остался в р е н ъ н а у к и продолжалъ работать по этнографіи до самой своей весьма ранней смерти. Ему дятельно помогала его сестра В р а Николаевна, которая посвятила свою жизнь служенію н а у к и памяти своего брата, посл его смерти .

Съ ними у брата Павла Ивановича и у меня установились добрыя, дружескія отношенія .

У Х а р у з и н ы х ъ по средамъ мы встрчали профессоровъ А. П .

Б о г д а н о в а, Д. Н. Анучина, И. И. Янжула, Н. П. Стороженко, А. Н .

В е с е л о в с к а г о, хранителя Историческаго М у з е я кн. Щ е р б а т о в а, В. Н .

Сизова, Оршникова. Изрдка появлялся M. М. Ковалевскій. Постоянными постителями средъ были участники кружка Николая Ни­ колаевича, молодые этнографы, среди которыхъ были Н. Я. Я н ч у к ъ, В. В. Каллашъ и др. Б ы в а л ъ тамъ завсегдатаемъ нашъ д р у г ъ съ мо­ л о д ы х ъ л т ъ, В л. Ив. Арандаренко, который впослдствіи женился на Е л е н Николаевн Харузиной .

Х а р у з и н с к і я среды проходили не очень весело. Однако, нерд­ ко среди профессоровъ з а в я з ы в а л с я интересиый разговоръ объ иск у с с т в, о литератур. Интересны были разсказы о лтнихъ экскурсіяхъ по Кавказу Миллера. Ш у м е н ъ и говорливъ былъ Янжулъ .

Остроуменъ и язвителенъ В. Н. Сизовъ. Марья Михайловна Х а р у зина, уже старая женщина, съ рыжевато-оранжевыми волосами, бы­ ла со всми изысканно д ю б е з н а и съ особой восторженной похвалой отзывалась на в с я к у ю доблесть или смлый поступокъ. Она жи­ ла в ъ г р е з а х ъ, окружая себя фантастическими образами рыцарей .

Эту слабую струну Маріи Михайловны знали и охотно разсказывали что-нибудь героическое, «рыцарское». Когда разговоръ оживлялся в ъ гостиной и в ъ центр его оказывался кто-либо изъ м а с т и т ы х ъ, профессоровъ, около котораго образовывался тсный кружокъ слушателей, Марья Михайловна брала меня подъ руку и вела в ъ залу .

Я уже зналъ, что будетъ слдовать дальше .

— Ну, милый Николай Ивановичъ, спойте «Иль на щит, иль со щ и т о м ъ » !

Я отнкивался, ссылался, что не в ъ г о л о с, у к а з ы в а л ъ на Е. О .

Шарко, который любилъ попть при публик. Но все было безуспшно. Рояль открытъ. У рояля у ж е сидитъ постоянная наша аккомпаніаторша Марія Александровна и беретъ первые аккорды Глинковскаго «Прости, корабль в з м а х н у л ъ крыломъ, з о в е т ъ труба моей д р у ж и н ы ». Я начинаю пть «рыцарскій романсъ». Марія Ми­ хайловна довольна. Ей особенно нравится, какъ «на ста я з ы к а х ъ сто пвцовъ запоютъ и з а и г р а ю т ъ ». А заключительная фраза «иль на щит, иль со щитомъ!», произнесенная съ особымъ выражені­ емъ, приводитъ ее в ъ полный в о с т о р г ъ. Она апплодируетъ и гово­ ритъ, что у меня к а к ъ - т о по особенному выходитъ эта заключитель­ ная фраза .

Слдомъ в ы с т у п а е т ъ Е. О. Ш а р к о. У него большой репертуаръ .

Г о л о с ъ у него н с к о л ь к о с у х ъ, слегка деревянный. Но поетъ онъ охотно. На з в у к и рояля изъ гостиной в ы х о д я т ъ дамы. Величественная Е в г е н і я Викторовна Миллеръ, съ пышнымъ, в ы с о к о поднятымъ в ы сокимъ корсетомъ, бюстомъ. Она часто смется. Но смхъ ея не отражается на ея красивомъ и холодномъ л и ц : оно о с т а е т с я почти неподвижнымъ. А. К. Сизова живо на все реагируетъ и в с т а в л я е т ъ свои замчанія по поводу п р о и с х о д я щ а я в ъ з а л .

Иначе проходили в е ч е р а в ъ кабинет Николая Николаевича .

Т у т ъ раскрывалась его- очень одаренная и г л у б о к а я натура. Б о л ь шіе и широкіе планы набрасывалъ онъ б у д у щ а г о развитія этногра­ фическаго отдла, б у д у щ и х ъ этнографическихъ изслдованій Р о с ­ сіи. Онъ торопился работать, боясь опоздать, п р е д ч у в с т в у я, что жить ему недолго. К а к а я - т о т р е в о г а не оставляла его. Воспитанный, владющій собой, онъ временами впадалъ в ъ прострацію и безсиліе .

Чувство неудовлетворенности не покидало его, несмотря на боль­ шой, признанный у с п х ъ в ъ н а у к. Много в е ч е р о в ъ мы провели съ нимъ в ъ его кабинет. Наши разговоры касались самыхъ разнообразныхъ предметовъ. Только не было в ъ нихъ политики. Н а с ъ сближало взаимное ч у в с т в о большой пріязни.

В ъ минуты усталости и душевнаго упадка, которыя часто случались съ нимъ, онъ в д р у г ъ встряхивался и, обращаясь ко мн, г о в о р и л ъ :

— Ну, жердочка ( т а к ъ меня звали за мою х у д о б у и р о с т ъ ), спой «Знойной мы степью идемъ» .

И я исполнялъ арію Олоферна изъ Юдифи, подражая Корсову, который мастерски исполнялъ ее, сопровождая выразительной иг­ рой. Иногда Николай Николаевичъ просилъ исполнить «Три карты»

изъ Пиковой Дамы .

Т а к ъ наши бесды объ этнографіи, о жизни, объ окружавшихъ людяхъ, перемежались съ пніемъ изъ оперъ. Ему все чаще требовалось возбуждеиіе, которое онъ сталъ находить в ъ вин .

Онъ умеръ сравнительно в ъ ранніе годы, отъ общаго перерож­ денія внутреннихъ органовъ. Смерть эта опечалила многихъ. О н ъ умеръ, не у с п в ъ осуществить своихъ плановъ. Вспоминая объ этой рано прервавшейся, очень одаренной жизни, лица знавшія его, отмчали в ъ его с у д ь б р о к о в у ю роль интенсивнаго развитія умственныхъ и д у х о в н ы х ъ силъ у представителей недостаточно подготовленныхъ къ этому напряженію сословій. В ъ данномъ с л у ч а, это было первое поколніе стараго к у п е ч е с к а г о рода, которое вступило въ интеллигентскую среду и заняло в ъ ней видное положеніе .

Но напряженіе сыграло в ъ с у д ь б одного изъ самыхъ даровитыхъ представителей семьи, в ъ с у д ь б Николая Николаевича, фатальную роль .

Шумно и в е с е л о проходили вечера у Оизовыхъ. Небольшая квартира наполнялась и профессорами и «молодежью» изъ театральнаго училища. В ъ этой семь совсмъ не было тихаго промежутка времени, пока собирались гости. Ш у м ъ и гамъ, х о х о т ъ, восклицанія, начинались разомъ при появленіи гостей. Впрочемъ, здсь гости почти не переводились и каждый в е ч е р ъ кто-либо з а ходилъ посидть, поболтать, справиться о чемъ нибудь, разсказать к а к у ю - н и б у д ь театральную н о в о с т ь. А в ъ вечера, когда приглашали гостей, з д с ь бывалъ настоящій улей. Ш у м ъ, возгласы, перекрикиваніе д р у г ъ д р у г а, шутки, споры не смолкали. На в с х ъ нападало к а к о е - т о в о з б у ж д е н і е. Одинъ только Алексй Николаевичъ В е с е л о в ­ скій оставался величественнымъ и великолпнымъ. В ъ черномъ сюр­ т у к, застегнутомъ на в с пуговицы, онъ поглядывалъ на шумную толпу гостей своими всегда нсколько мутными, слегка на выкат глазами и витіевато р а с к а з ы в а л ъ что-то изъ области литературы или театра, к а к ъ - б ы не принимая участія въ общемъ оживленіи. Н. И .

Стороженко шутилъ и заливался заразительнымъ смхомъ. Что-то громко д о к а з ы в а л ъ Я н ж у л ъ. О чемъ-то торопливо жужжалъ Ермил о в ъ. Заливался самъ и смшилъ окружающихъ Макоимъ Ковалевскій. Иногда появлялись Пьеръ Бобо ( Б о б о р ы к и н ъ ), Джаншіевъ, Угримовы, Булдинъ, Изучевскій. В с е это говорило и шумло разомъ, на в с голоса. На стол у ж е стояло красное вино. Ученики театраль­ наго училища, а среди нихъ были и пожилые люди, напр. Носовъ и У х о в ъ, быстро приходили в ъ настроеніе. Начинались разсказы, спо­ ры, декламація, пніе. Парамоновъ в ы з ы в а л ъ дружный х о х о т ъ. Смшила Турчанинова. Поотдаль держалась Серафима Нечаева, немно­ го позировавшая и подражавшая зиаменитой Федотовой. Милая, съ прелестными лучистыми глазами, тонкая и длинная Нина Шерваль, Х а р и т о н о в ъ, Подаринъ, Грибунина, все будущіе артисты Малаго Т е ­ атра — в с были т у т ъ и в с вносили что-то отъ своихъ малыхъ или значительнымъ дарованій. В с м ъ было хорошо на этихъ вечерахъ и всякій находилъ въ нихъ что-то для себя .

Признаться, я никакъ не могъ попасть в ъ общій восторженноразгульный т о н ъ университетской Татьяны. Чего т у т ъ не хватало у меня — темперамента, удали, у в л е ч е н і я ? Д у м а ю, что все это было у меня не в ъ меньшей мр, чмъ у другихъ, но именно в ъ дни Т а ­ тьяны это не обнаруживалось. Что-то отталкивало отъ такой формы празднованія дня р у с с к а г о просвщенія. Даже рчи еще трезвыхъ профессоровъ со столовъ Эрмитажа, среди возбужденной толпы полупьяныхъ и пьяныхъ с т у д е н т о в ъ, остроуміе Ф. И. Плевако — не увлекали, не поднимали настроенія. Было к а к ъ - т о неловко, немиожго стыдно и служителей Эрмитажа, и извощиковъ. А Стрльна, Яръ съ пьяными рчами, съ лазаньемъ на пальмы, купаньемъ в ъ бассейн для рыбъ, было — непріятно. Старался быть веселымъ, пилъ водку и шампанское, слушалъ рчи, самъ произносилъ рчи. А на ду­ ш становилось все боле мутно и не по с е б. Очень пришлась по сердцу извстная статья Толстого о Татьяниномъ дн, напечатанная в ъ Р у с с к и х ъ В д о м о с т я х ъ. П о ч у в с т в о в а л ъ еще большую неловкость посл этой статьи и пересталъ бывать на Татьяниномъ д н .

В ъ университетскіе годы в ъ нашей семь еще боле процвтала музыка. У насъ появилиеь д в консерваторки, Женицка Михайлова и Александра Е м е л ь д а о в а - Щ е л о к о в а, впослдствіи, по сцен, Р о с т о в ц е в а. Каждое воскресенье пнье не смолкало. Сначала это были институтскіе романсы на сантиментальные с л о в а : « У в ы, з а в я ли эти розы», а потомъ, по мр развитія консерваторокъ, з а з в у ч а ло настоящее пніе. Александра Емельянова, в м с т съ братомъ Сашей, играли безъ устали в ъ четыре руки. Р е п е р т у а р ъ ихъ увеличивался съ каждымъ годомъ, а успхи в ъ техник исполненія превосходили всякія ожиданія .

Университетъ, его профессора, ученые диспуты, новый методъ работы, бездны знаніи и мудрости, пріоткрывающіяся в ъ его пре­ красной библіотек, попытки научной работы, все это вовлекало не сразу, но сила притяженія университета становилась все значительн е по мр прохожденія его к у р с о в ъ. Какъ подавляющее большин­ ство студентовъ, я не стремился выбрать одну изъ дисцишщнъ для спеціальнаго изученія. Работалъ по большинству предметовъ, не от­ давая явнаго предпочтенія какому либо изъ нихъ. Сочиненіе писалъ по уголовному праву. Исторію русскаго права, гражданское право изучалъ, увлекшись обычнымъ правомъ и спеціально интересуясь этнографіей. Работалъ и по финансовому праву и политической экономіи. Общее настроеніе, которое слагалось и крпло въ университет — это было настроеніе бодрости, нкотораго изумленія и р шимости.. .

Бодрость — внушало соприкосновеніе съ сокровищемъ знанія, неизсякаемые кладези котораго вотъ т у т ъ, в ъ этомъ храм науки, в ъ нашемъ Московскомъ Университет .

Изумленіе — вызывало то, что все боле обнаруживалось, какъ все у насъ въ Россіи недавно началось, какъ еще молодо все то, что кажется безспорнымъ, к а к ъ молода наша новая культура и к а к ъ на это безспорное ополчается реакція .

Ршимость слагалась все крпче — стать в ъ дальнйшей рабо­ т на защиту этого безспорнаго. А безспорными казались и идеи права, и принципы туманности и либерализма. Эти формальные термины заключали в ъ с е б опредленно сложившіяся убжденія, в ъ которыхъ исключались насиліе и произволъ, укрплялась идея права, прочно связанная съ принципами морали, отвергались привиллегіи классовъ. Міръ внутренній и вншній рисовался основаннымъ на усовершенствованіи людей, на эволюціи, на любви къ ч е л о в ч е с т ву и на торжеств правды. Это не была выработанная программа жизни. Это были скорй настроенія, характерныя для того времени .

А что у насъ все т а к ъ недавно — по истин поражало. Помню наши разговоры по пути изъ университета съ моимъ другомъ А. Д .

Солодовниковымъ о реформахъ Александра II. В д ь все это, в с « в е ­ ликая реформы», происходили за семь и четыре года до моего рожденія, не безъ нкоторой гордости говорилъ, я называя ему 1868 г о д ъ моего появленія на с в т ъ. Первая текстильная фабрика в ъ Россіи оказалась открытой, когда отецъ моего собесдника уже былъ юношей. Пвца эпохи великихъ реформъ, Г р. А в. Джаншіева, маленьк а г о, горбатаго, неизсякаемаго разсказчика интереснйшихъ подробностей объ этой эпох, мы постоянно встрчаемъ въ семь Сиз о в ы х ъ, у которыхъ я даю уроки маленькому Леди .

А вопросы пасифизма? Т а к ъ было ясно, что война — пережи­ т о к ъ варварства, что- войны больше не можетъ быть въ условіяхъ к у л ь т у р н ы х ъ завоеваній. Р а з с у ж д е н і я гр. Комаровскаго, читавшаго международное право, были такъ безспорны, трактаты и договоры казались т а к ъ всесильны .

К у р с ъ административнаго права открывалъ грандіозныя перспек­ тивы в ъ области устройства жизни в ъ городахъ. Учрежденія г о ­ рода Москвы, которыя мы осмотрли подъ руководствомъ проф .

И. Т. Т а р а с о в а, показали, к а к ъ недавно Москва стала освобождаться отъ архаическихъ учрежденіи Приказа Общественнаго Призрнія и стала обзаводиться учрежденіями европейскаго типа .

В е з д намчались новыя, обширныя практическія задачи. В с е требовало приложенія силъ, знанія и к у л ь т у р ы. Т р е в о г а, хорошая т р е в о г а ощущалась, когда думалось, какъ много предстоитъ работы во в с х ъ областяхъ жизни Россіи и какъ х о ч е т с я пріобщиться къ этой работ .

А защита принициповъ С у д е б н ы х ъ У с т а в о в ъ Александра И, судебная д я т е л ь н о с т ь в ъ соотвтствіи съ этими Уставами — и это плняло и казалось стоющимъ, чтобы этому длу можно было посвятить жизнь. Д о в о л ь н о частое посщеніе с у д е б н ы х ъ засданій в ъ зданій М о с к о в с к и х ъ С у д е б н ы х ъ Установленій плняло торжественностью и стройностью формъ нашего с у д а. В. М. Д у х о в с к о й, читавшій уголовный процессъ, хорошо истолковывалъ Судебные У с т а в ы Алек­ сандра II .

Политика в ъ ея чистомъ вид и техническихъ дйствіяхъ не з а нимала в ъ то время п е р в е н с т в у ю щ а г о мста. Вспоминая свои настро­ енія того времени, я сказалъ бы, что относился к ъ той категоріи лю­ дей, которые ршительно отвергали всякія насилія, откуда бы они ни исходили, отъ власти или отъ т х ъ, кто боролся съ властью. Р а з ршеніе в с х ъ вопросовъ казалось на п у т я х ъ общей, большой ра­ боты для в с х ъ, в ъ повышеніи у р о в н я к у л ь т у р ы, в ъ просвщеніи народныхъ массъ, в ъ уравненіи правъ в с х ъ живущихъ в ъ Россіи, в проведеніи въ общественной жизни принциповъ права и справед­ ливости. На этихъ путяхъ видлось и разршеніе вопросовъ, вытек а ю щ и х ъ изъ классоваго неравенства .

В ъ такихъ настроеніяхъ покидалъ я нашъ Московскій Универ­ ситетъ. Д у м а ю, что это былъ основной тонъ нашего университета того времени. Гуманизмъ и либерализмъ — в о т ъ что было в ъ основ университетскаго преподаванія того времени, что обввало эти аудиторіи, что составляло д у х ъ и д у ш у этого храма истиннаго просвщенія .

Первоначальное предположеніе о медицинскомъ ф а к у л ь т е т, по­ сл окончанія юридическаго, исчезло б е з ъ слда. Юридическій ф а ­ культетъ основательно заполнилъ интересы и вниманіе. У ч а с т і е в ъ жизни сказывалось все опредленне, склонности и свойства д о с т а ­ точно опредлились. В о т ъ почему, б е з ъ колебанія, я отвтилъ от­ рицательно И. И. Янжулу на его предложеніе быть оставленнымъ при его к а ф е д р .

Польщенный его предложеніемъ, я отвтилъ ему, что на профессорское д л о я смотрю, какъ на священнослуженіе в ъ храм, бо­ жествомъ котораго является наука и знаніе. Д л я этого жреческаго служенія нужно особое призваніе, котораго я въ с е б не нахожу .

Иванъ Ивановичъ ухмыльнулся, вскинулъ на меня свои зеленые гла­ за въ з о л о т ы х ъ о ч к а х ъ и с к а з а л ъ :

— Ну, это вы преувеличиваете! Какой же я, напримръ, ж р е ц ъ ?

Р а з в я похожъ на ж р е ц а ? !

И дйствительно, толстый, съ громаднымъ отвислымъ животомъ, съ тыквообразной лысой головой, онъ вовсе не походилъ на жреца въ томъ идеальномъ храм, о которомъ я говорилъ; онъ скоре походилъ на Ф а л ь с т а ф а .

Государственные экзамены мы сдавали в ъ Государственной Комиссіи, подъ предсдательствомъ КіевскагО' профессора Ренненкампфа. Это была вторая Г о с у д а р с т в е н н а я Комиссія со времени введенія новаго университетскаго у с т а в а. Экзамены прошли хорошо. В ъ ре­ зультатъ* ихъ, дипломъ студента первой степени. Это новая терминологія новаго у с т а в а, с о о т в т с т в у ю щ а я прежней степени кандидата правъ. Прежнее названіе намъ больше нравилось .

Иду съ однимъ изъ пріятелей получать дипломъ. Г о в о р я т ъ, ди­ пломъ в ы д а е т ъ ректоръ университета, Н. П. Б о г о л п о в ъ. Идемъ к ъ нему. Боголповъ в с т р ч а е т ъ любезно. Д а ж е что-то врод улыбки появляется на его лиц. Освдомляется, к у д а мы предполагаемъ по­ ступить. О к а з ы в а е т с я, оба подаемъ заявленіе о зачисленіи кадидатами на судебныя должности при Московскомъ Окружкомъ Суд .

Боголповъ передастъ намъ дипломы, жметъ руки и говоритъ на прощанье:

— Ж е л а ю дослужиться до генеральскихъ чиновъ .

Пожеланіе Боголпова в ы з ы в а е т ъ полное недоумиіе. Уже это­ го-то мене в с е г о ожидалъ я, покидая Московскій Университетъ. Ни­ когда о генеральскихъ чинахъ не помышлялъ, слушая лекціи по римскому праву и по другимъ предметамъ. Что-то чужое и холодное почувствовалъ я в ъ этомъ пожеланіи, такъ не гармонировавшемъ съ общимъ настроеніемъ .

Окончаніе университетскаго курса, конецъ М о с к о в с к а г о Уни­ верситета, вызвало во мн настроенія меланхолическія. Т а к ъ быстро промелькнули эти четыре университетскіе года. Т а к ъ мало забралъ я изъ этихъ сокровищъ, которыя предлагались н а м ъ : бери, захватывай возможно больше, бери в с е. Потомъ некогда б у д е т ъ. И вотъ я у х о ж у. В ъ р у к а х ъ дипломъ первой степени. Сокровища замкнулись, а вмсто нихъ — пожеланіе дослужиться до генеральскаго ч и н а.. .

ГЛАВА ВТОРАЯ

МОСКОВСКІЙ ОКРУЖНЫЙ СУДЪ

Окончивъ университетъ, получивъ изъ р у к ъ Н. П. Б о г о л п о в а дипломъ, я представить его при своемъ прошеніи в ъ Московскій Ок­ ружный С у д ъ. Просилъ о зачисленіи меня в ъ кандидаты на с у д е б ныя должности, а самъ, продолжая ч у в с т в о в а т ь себя свободнымъ, в ъ тотъ же день у х а л ъ въ Р е в е л ь догонять своихъ сотоварищей, отправленныхъ Этнографическимъ отдломъ О б щ е с т в а любителей естествознанія, антропологіи и этнографіи в ъ Эстляндскую г у б е р нію, для изученія тамошнихъ о б ы ч а е в ъ и, в ъ частности, артельнаго устройства рыболовныхъ промысловъ .

Поздка въ Эстляндію была очень интересна и дала нкоторый ч іматеріалъ, доложенный нами в ъ Этнографическомъ О б щ е с т в. На мою долю выпали, помимо собиранія свдній по олредленной про­ грамм, зарисовки типичныхъ жилищъ эстонскихъ крестьянъ, пред­ метовъ изъ хозяйственнаго быта, у з о р о в ъ и вышивокъ и т. п. Матерьялы эти съ иллюстраціями были в ъ свое время напечатаны в ъ трудахъ Этнографическаго отдла О б щ е с т в а любителей е с т е с т в о ­ знанія, антропологіи и этнографіи. Мы объхали у з д ы Ревельскій, Везенбергскій и Вейсенштейнскій, вкдли интересный водопадъ Я г о валь, побывали в ъ Гапсал. На одномъ изъ крайнихъ мысовъ, в д а ю щихся в ъ Балтійское море, к у д а мы явились для изслдованія р ы бачьихъ артелей, насъ приняли за г у б е р н с к и х ъ чиновниковъ, явившихся производить ревизію. Оказалось, что мстные жители не столько занимались рыбной ловлей, сколько контраб^ндой. Наше положеніе оказалось довольно труднымъ. Пришлось отступить пе­ редъ агрессивно настроенной толпой, которая ршила защищать се­ бя отъ непрошенныхъ гостей .

Пока я занимался интересными изслдованіями и, при содйствіи и любезной помощи губернатора, князя Ш а х о в с к о г о, р а з ъ з жалъ по Эстляндіи съ подорожной и на заявленіе «opuset valmis»

получалъ лошадей, надъ моей головой собиралась первая служебная гроза .

В ъ М о с к в меня хватились, т а к ъ к а к ъ Предсдатель Суда, Ф. П .

И в к о в ъ распорядился прикомандировать меня к у д а - т о, г д не х в а тало кандидатовъ. Меня вызвали в ъ канцелярію Предсдателя. В ъ Р е в е л ь полетли телеграммы, требующія, чтобы я немедленно в е р нулся «на с л у ж б у ». В ъ простот душевной я еще никакъ не счи­ талъ себя чиновникомъ на с л у ж б, еще меньше казалось мн, что я началъ службу съ проступка и самовольной о т л у ч к и.. .

Пришлось спшно в о з в р а щ а т ь с я въ М о с к в у. Секретарь Пред­ сдателя Суда, Финиковъ, качалъ головой и говорилъ, что Пред­ сдатель Суда И в к о в ъ т р е б у е т ъ, чтобы я немедленно явился къ н е ­ му. Провинившійся, не имющій что представить в ъ свое оправда­ ніе, я явился к ъ Ивкову. Большой кабинетъ, громадный столъ; в ъ глубокомъ кресл маленькій ч е л о в ч е к ъ съ сдыми, бобрикомъ подстриженными волосами и черными, острыми, сердитыми глазами .

— А х ъ, это вы т а к ъ прекрасно начали вашу с л у ж б у ! Д а вы знаете, что в ы надлали! Самовольно, б е з ъ разрушенія... Слова чеканныя, острыя какъ его глаза, гнвно и неудержимо слдовали одно за другимъ. Э т о былъ форменный разносъ .

— Ну, что вы с к а ж е т е ? В а ш ъ проступокъ я не могу такъ оста­ вить .

Что я могъ сказать гнвному Предсдателю, который имлъ в с основанія негодовать и к о р и т ь ? М н оставалось только повиниться и неожиданно для себя я добаівилъ, что поздка въ Эстляндію оказалась очень интересной. Это добавленіе плохо вязалось съ условіями разноса .

И в к о в ъ вскинулъ на меня еще гнвный и, в ъ то же время н ­ сколько удивленный в з о р ъ. Секунду поколебался, разнести еще или помиловать .

— Какъ вы г о в о р и т е ? П о з д к а была интересна? Г д - ж е в ы были и что длали?

Я разсказалъ о з а д а ч а х ъ поздки и о томъ, что удалось полу­ чивъ. Острые глаза Ивкова пріобрли совсмъ другое выраженіе .

Умные и проницательные, они слдили за моимъ разсказомъ какъ бы изучали .

— Ну, х о р о ш о ! Это интересно. Я в а с ъ командирую в ъ I V гражданское отдленіе, къ Н. И. Покровскому. Только помните, что вы теперь не вольная птица, а кандидатъ на с у д е б н ы я должности. Это н а л а г а е т ъ обязанности .

Черезъ полгода я сдавалъ экзаменъ на старшаго кандидата. В ъ экзаменаціонной комиссіи предсдательствовалъ И в к о в ъ. По окончаніи экзамена имъ были сказаны по моему адресу комплименты и отмчено было, что вся комиссія осталась особенно удовлетворена моими отвтами. А мн казалось, что отвты мои были самые про­ стые, не представлявшіе ничего особеннаго .

Четвертое отдленіе М о с к о в с к а г о Окружнаго Суда не было в ъ числ выдающихся отдленій по своему составу. Тамъ не было круп­ ныхъ юристовъ. Знаменитый Эсперъ Николаевичъ Сумбулъ былъ въ 5-омъ отдленіи. Къ нему за консультаціей ходили не только изъ нашего отдленія, но и самъ предсдатель И в к о в ъ. Значительне д р у г и х ъ былъ членъ суда Ягелло. Предсдательствовавшій в ъ отдленіи Н. И. Покровскій, в ъ сдомъ парик, скрывавшемъ его огромную лысину, былъ мягкій, добрый ч е л о в к ъ, но уже утомлен­ ный годами и службой. Р а б о т а по составленію опредленій суда почти цликомъ передавалась кандидатамъ, ч т о было для нихъ х о рошей школой. Присутствіе в ъ с у д е б н ы х ъ з а с д а н і я х ъ вводило насъ въ технику процесса. Особой радостью было спшно приготовить проектъ опредленія суда по длу, в ъ которомъ выступалъ С. А .

Муромцевъ. Е г о статная, красивая фигура, его величественно посаженная голова привлекали наше общее вниманіе. Мы любовались имъ, съ жадностью слушали его с у д е б н ы я рчи, а исполнить его просьбу доставляло истинное у д о в о л ь с т в і е. Сразу з а в о е в а л ъ мою симпатію только что получившій з н а ч е к ъ присяжнаго повреннаго А. Р. Ледницкій, пришедшій заказать мн копію опредленія по д лу Дмитріевыхъ .

Пройдя гражданскія отдленія, я былъ командированъ, для о з накомленія со слдственнымъ производстомъ, къ судебному слдователю С. И. Т р у с о в у. Это былъ хорошій судебный дятель, очень почтенный ч е л о в к ъ, съ неизгладимымъ отпечаткомъ провинціала .

В ъ бытность старшимъ кандидатомъ, я пристрастился къ с у д е б нымъ защитамъ и охотно здилъ на «казенныя защиты» съ в ы з д ными сессіями Окружнаго Суда. На эти сессіи тогда вызжало 1-ое отдленіе Окр. Суда, во г л а в котораго стоялъ старикъ П. С. Кларкъ .

Это былъ суровый, раздражіітельный старикъ, не любившій, когда ему «затягивали» дла .

Д о с т а л о с ь мн отъ него однажды в ъ выздной сессіи у Троицы .

Я былъ командированъ в ъ к а ч е с т в казеннаго защитиика. В с д л а съ присяжными засдателями проходили очень плохо. Ни одного оправдательнаго приговора, даже не давали снисхожденія. С о с т а в ъ присяжныхъ засдателей изъ простыхъ мщанъ и крестьянъ ока­ зался какъ никогда суровымъ. Товарищъ прокурора, В. В. Ц у б е р биллеръ, также ивъ кандидатовъ — т о р ж е с т в о в а л ъ. Молодые з а ­ щитники недоумвали и досадовали. В ъ состязаніи съ товарищемъ прокурора, своимъ же сократомъ, в ъ судебномъ процесс в с е - ж е былъ нкоторый элементъ спорта: — кто к о г о !

Посл одного изъ особенно н е у д а ч н ы х ъ дней, когда в с мои дла провалились, а товарищъ прокурора проявлялъ даже явную небрежность, зная напередъ, что присяжные выыесутъ обвинительный приговоръ, я за обдомъ со старыми чиновниками канцеляріи выздной сессіи, подлился своей печалью. В д ь совсмъ не такъ про­ х о д я т ъ дла в ъ д р у г и х ъ м с т а х ъ.

Одинъ изъ этихъ стариковъ, Проиинъ, много лтъ вызжавшій съ сессіей, с к а з а л ъ :

— У Троицы такъ в с е г д а бываетъ, когда въ с о с т а в присяжн ы х ъ оказывается этотъ старый бородачъ .

— Кто такое, какой б о р о д а ч ъ ?

— Д а этотъ старикъ Горскій, профессоръ Академіи. Онъ в ъ совщательной комнат грозитъ мужикамъ, что они отвтятъ на страшномъ с у д, если б у д у т ъ оправдывать всякихъ мошенниковъ .

У ж ъ если царскій прокуроръ обвиняетъ, значитъ виноватъ. И крышк а ! А этихъ молокососовъ, т. е. в а с ъ то, защитниковъ, и слушать не стоитъ .

Судебный приставъ, охракявшій тайну совщательной комнаты, подтвердилъ слова Пронина — самъ, дескать, слышалъ .

Я былъ пораженъ. В с принципы с у д е б н ы х ъ у с т а в о в ъ оказа­ лись нарушены. Какой у ж ъ при этихъ условіяхъ состязательный про­ цессъ, когда грозятъ загробной отвтственностью .

Вспомнилъ лицо этого старика, ученаго профессора Академіи .

который неизмнно попадалъ въ составъ присяжныхъ и избирался ихъ старшиной. Вспомнилъ его недобрые глаза и ироническое вы­ раженіе, когда защита приводила, казалось, неопровержимые доводы в ъ пользу обвиняемаго. Т а к ъ это в о т ъ что з н а ч и т ъ ! В о т ъ г д причина нашихъ н е у д а ч ъ у Троицы!

На слдующій день первое дло мое — кража съ пожара. В с предварительныя формальности процесса проходятъ быстро, гладко .

Скороговоркой П. С.

Кларкъ, не дожидаясь и не ожидая отвта, ста­ витъ обычный в о п р о с ъ :

— Стороны не имютъ отводовъ по списку присяжныхъ з а с дателей ?

Я, подавляя волненіе, заявляю, что' имю отводъ .

— В ы ? Имете о т в о д ъ ? — Багровый, недоумвающій и негодующій Кларкъ уставился на меня и переспрашиваетъ:

— В ы, имете о т в о д ъ ?

Вниманіе в с е г о зала на ми. Очевидно для в с х ъ, я длаю ка­ к у ю - т о огромную безтактность. Ч у в с т в у ю себя очень неловко. Но отступленія н т ъ. Подхожу къ столу и вычеркиваю фамнлію Горскаго .

Кларкъ испепеляетъ меня своими маленькими, ставшимн злыми, презлыми глазками. Горскій в ъ с о с т а в ъ присяжныхъ не попадаетъ .

И онъ, и многіе изъ публики понимаютъ в ъ чемъ дло .

Процессъ проходитъ нервно. Кларкъ не скрываетъ своего раздраженія. Прокуроръ подтягивается. В ъ з а л ч у в с т в у е т с я особое на­ пряженіи Д л о довольно простое. И пожаръ былъ, и кража была, но обстанока т а к о в а : всмъ міромъ тушили и в с м ъ міромъ тащили .

Прокуроръ и защитникъ обмнялись рчами. Моя задача была отвергнуть квалифицирующій признакъ. Резюме Кларка было су­ рово и далеко не безпристрастно. Обвиняемому приходилось плохо .

Какъ только присяжные засдатели удалились в ъ с о в щ а т е л ь ную комнату, а судьи ушли в ъ свой кабинетъ, Кларкъ грозно по­ звалъ меня въ комнату судей .

— Какъ вы смли отвести Г о р с к а г о ? Д а вы знаете, что это т а ­ кое?

Старикъ сердился и киплъ и говорилъ явныя н е с о о б р а з н о с т ь — Но это мое право, указанное въ з а к о н.. .

— Какое такое п р а в о... Правомъ нужно пользоваться не т а к ъ... — Старикъ кипятился все больше .

Но объясненіе наше кончилось скоро. Присяжные засдатели совщались недолго. О т в т ъ б ы л ъ : «Да, виновенъ, но не во время пожара, и заслуживаетъ снисхожденія» .

В ъ з а л пронесся в з д о х ъ облегченія. Это ршеніе, не погашавшее правъ обвиняемаго, сводило дяніе на простую кражу .

Посл этого дла и я и мой товарищъ по защит, А. С. Спиридоновъ, неизмнно отводдоіи Г о р с к а г о. Ршенія присяжныхъ стали много снисходительне и боле отвчающими жизненнымъ и бытовымъ условіямъ. Теперь настала очередь прокурора негодовать и сердиться. Роли перемнились .

Помню одно изъ первыхъ д л ъ, доставившее мн много в о л ­ ненія и, въ конечномъ с ч е т, большую радость .

Опять выздная сессія съ Кларкомъ. На этотъ разъ въ Коломн .

Обвиняется крестьянииъ Г л а з о в ъ в ъ поджог, отъ котораго с г о р ла почти вся деревня. Д л о большое, много свидтелей. Ознакомленіе со слдственнымъ производствомъ в ъ М о с к в д а е т ъ довольно безспорную картину. В с улики, в с показанія свидтелей противъ Глазова. Сижу надъ дломъ, длаю выписки» изъ показаній свид­ телей. Готовлюсь. Пишу защитительную рчь и ч у в с т в у ю, какъ все разсыпается, какъ моя защита строится на песк, к а к ъ всякія с о мннія въ пользу обвиняемаго исчезаютъ при дружномъ напор свидтелей — это о н ъ ! Онъ намъ грозилъ. Е г о видла Анютка, какъ онъ крался!

Д л о изучено.. Составленъ въ воображеніи образъ обвиняемаго .

Написана и хорошо в ы у ч е н а защитительная рчь .

В ъ Коломн прошу свиданія съ Глазовымъ. Б о ж е ! отъ моего представленія о невинной жертв человческой ненависти и к л е в е ты — ничего не остается. Передо мной большой, угрюмый, черный мужикъ съ опущенной головой, съ потупленными глазами. В ъ глаза не глядитъ.

На в с вопросы одинъ о т в т ъ :

— Знать не знаю. Вина не моя. Не поджигалъ .

Больше ничего отъ него не могъ добиться. Послдняя надеж­ да р у х н у л а. Обвиняемый в ъ поджог не располагаетъ къ с е б. Отъ моей защитительной рчи остаются разрозненные клочки .

На с л д у ю щ е е утро засданіе суда. Мое волненіе достигаетъ большого напряженія. Ж а л ю, что похалъ на защиту. Какой я защ и т н и к ъ ! Что буду г о в о р и т ь ? А прокуроръ Газенвинкель иметъ репутацію злого и краснорчиваго прокурора. Нахожу большой ошибкой с у д а, что по такимъ болынимъ и отвтственнымъ дламъ посылаютъ неопытныхъ кандидатовъ .

Изъ комнаты судей посылаютъ узнать, кто изъ кандидатовъ бу­ д е т ъ защищать Г л а з о в а. Д л о считаютъ серьезнымъ. А х ъ, Ты Г о с ­ поди! Ч у в с т в у ю себя, вроятно, такъ же скверно, какъ и Г л а з о в ъ .

Но длать н е ч е г о .

— С у д ъ идетъ! Прошу встать, — провозглашаетъ судебный приставъ .

В х о д я т ъ Кларкъ, старикъ А: И. Григоровичъ и мстный узный членъ Окружнаго Суда, Золотаревъ. За ними т о в. прок. Газенвин­ кель. Назначается к ъ слушанію дло Г л а з о в а. В в о д я т ъ обвиняемаго подъ стражей. Г л а з о в ъ такой же угрюмый, суровый и непріятный, Я занимаю мсто передъ нимъ. Б е з н а д е ж н о раскладываю на сто­ л свою тетрадь, в ъ которой выписаны показанія свидтелей. Сую подъ тетрадь написанную рчь, ч у в с т в у я къ ней отвращеніе. Впадаю в ъ безразличіе и лишь смутно сознаю в с е, что происходитъ .

Свидтели, односельчане Г л а з о в а, явились разряженными, слов­ но на праздникъ. И з б г а ю т ъ смотрть на Г л а з о в а. Обвинительный актъ не сложенъ. З а г о р л о с ь съ краю деревии, в т е р ъ подхватилъ пламя. Сгорло столько-то д в о р о в ъ. Свидтели? показали, что подж о г ъ Г л а з о в ъ, его alibi не установлено, а потому и т. д. Сви­ дтели показываютъ дружно и к а к ъ - т о особенно легко. Никто какъ Г л а з о в ъ, другому некому. Онъ давно грозилъ, что спадетъ деревню .

Оживаю и посл прокурора начинаю допрашивать свидтелей .

О к а з ы в а е т с я, Глазова давно деревня не взлюбила. Съ міромъ Гла­ з о в ъ не в ъ л а д а х ъ. Разорился и сталъ самымъ бднымъ, угрюмымъ, нелюдимымъ. Міръ сталъ опасаться его, ожидая крестьянской мести .

А т у т ъ пожаръ! Никто, какъ Г л а з о в ъ !

Т а к ъ допрашиваю я свидтелей. А изъ допроса прокурора в ы ­ ходитъ д р у г а я картина. Слышали, какъ грозилъ спалить, видли, к а к ъ бродилъ и таился, исчезъ, когда разгорлось и т. д. Газенвин­ кель произноситъ короткую рчь. В с е ясно, все в н сомнній. Про­ куроръ к о н ч а е т ъ. Но что же я б у д у г о в о р и т ь ? В с е спуталось. Аргументы прокурора т а к ъ убдительны. Мысль растерянно обращаетея к ъ подготовленному плану, к ъ заученной рчи, но тотчасъ с ъ ужасомъ отметается и отъ плана, и отъ заготовленной рчи .

— Господинъ защитникъ, ваше слово — о б р а щ а е т с я п р е д с датель .

Т у т ъ впервые я испыталъ т а и н с т в е н н у ю работу подсознатель­ наго, ощутилъ невдомые д о с е л психическіе процессы .

В с я растерянность моя исчезла, к а к ъ только я долженъ былъ начать говорить. Не связанныя до сихъ поръ обрывки мыслей и впечатлній быстро уложились в ъ к а к у ю - т о систему, откуда-то в з я ­ лись слова, образы, сравненія, сопоставленія. Какъ-то неожиданно для меня самого аргументы прокурора обратились противъ н е г о .

Увлекаясь все боле и отдаваясь потоку н о в ы х ъ о б р а з о в ъ и мы­ слей, я говорилъ, что это месть не Г л а з о в а односельчанамъ, а односельчанъ Г л а з о в у. Т о н ъ свидтелей только подтверждаетъ мое ут­ вержденіе. Неожиданно для себя замчаю, что и Кларкъ и Григо­ ровичъ повернулись ко мн и с л у ш а ю т ъ съ небывалымъ внимані­ емъ. Вижу лица присяжныхъ засдателей. Вижу и ч у в с т в у ю, что они не только слушаютъ, но и с о ч у в с т в у ю т ъ. Е щ е б о л е неожидан­ но для себя пытаюсь объяснить угрюмость и нелюдимость Г л а з о в а — разорившагося, затравленнаго и всми отверженнаго. Ч у в с т в у ю, что к а к ъ - т о помимо себя и в ъ полномъ противорчіи съ тмъ, что было мною подготовлено, я овладлъ новымъ матерьяломъ, переработалъ его внутренне и этотъ переработанный матерьялъ самъ о б лекся въ словесную форму .

Этотъ новый для меня процессъ былъ легокъ и радостенъ. О н ъ былъ тмъ радостне, чмъ мучительне было все то, что ему пред­ шествовало. Ч у в с т в о в а л о с ь у ч а с т і е в ъ отысканіи правды и содйствіе въ ея обртеніи. Резюме Кларка было кратко. О н ъ подчеркнулъ мои доводы .

Я сидлъ радостный и еще взволнованный. Присяжные удалились на совщаніе. М е н я позвали в ъ комнату судей. Иду. А н а в с т р ч у мн Кларкъ, судьи и Газенвинкель. Ж м у т ъ руку и поздравляютъ съ прекрасной р ч ь ю .

Г л а з о в ъ былъ оправданъ .

А когда къ нему подошла его жена съ ребенкомъ на р у к а х ъ, когда ребенокъ протянулъ ему р у к и, лицо Глазова просвтлло, у г ­ рюмость исчезла безъ слда. Я оказался правъ и в ъ опредленіи психологіи этого угрюмаго ч е л о в к а .

Этотъ у с п х ъ не исцлилъ меня, однако, отъ волненій, предшествовавшихъ публичнымъ выступленіямъ. Замтилъ, что в ы с т у ­ пленіе всегда у д а ч н е, когда ему предшествуетъ наиболе острая тревога и возбужденіе .

Потомъ пошли командировки по исполненію обязанностей г о ­ родского судьи, с у д е б н а г о слдователя. Новая работа интересовала все больше. Появился в к у с ъ к ъ ней и у в р е н н о с т ь в ъ своихъ сил а х ъ. Наряду съ этимъ — знакомство съ провинціей, съ захолустьемъ, г д исправника Перфильева называли «трешницей», по минимальному размру в з я т о к ъ, которыя онъ бралъ, г д жандармскій полковникъ Грушевскій в о з б у ж д а л ъ политическое дло по оскорбленію В е л и ч е с т в а противъ пьяненькаго мужичка, спросившаго с е б в ъ трактир водки — «на в с е г о л ы с я к а » ! При этомъ онъ щелкнулъ по прилавку серебрянымъ полтинникомъ, на которомъ изображенъ былъ профиль Александра III, обладавшаго, какъ извстно, боль­ шой лысиной .

Наши у з д ы Московской губерніи, даже в ъ то не столь отдаленное время, были мало благоустроены. Ко мн в ъ Можайск при­ вели однажды буйнаго сумасшедшаго, спалмвшаго деревню. Онъ в ъ теченіе многихъ лтъ сидлъ на цпи в ъ темномъ ч у л а н. Сорвавшись съ цпи, онъ сжегъ деревню. Бывали и аграрные безпорядки, в ъ которыхъ бабы играли п е р в е н с т в у ю щ у ю роль. Черноглаз а я молодая крестьянка подняла цлый б у н т ъ изъ-за покосовъ. В с я волость пошла за Катериной* Комаровой защищать свои покосы .

Становой бжалъ отъ Катерины. Началось дло, кончившееся, къ счастью, ничмъ .

Мой старшій братъ, Павелъ Ивановичъ, одновременно со мной былъ кандидатомъ на с у д е б н ы я должности. Онъ работалъ въ камер прокурора, исправлялъ обязанности городского судьи в ъ Твери .

Потомъ былъ слдователемъ в ъ Подольск, Московской губерніи .

О н ъ в е с ь отдался своему д л у. Мы подшучиваліи надъ нимъ, надъ его серьезностью, и воспвали его в ъ стихахъ, которые безъ конца росли по мр того, какъ онъ д а в а л ъ новые поводы своими неожиданными выходками, проистекавшими отъ безмрной доброты, чи­ стоты сердца и разсянности .

Посвящено ему было стихотвореніе подъ названіемъ « Д е н ь Каидидата». В ъ этихъ стихахъ изображенъ былъ трудовой день кандидата. Тамъ были, между прочимъ и такія с т р о ф ы :

–  –  –

Это были шутки надъ братомъ Павломъ Ивановичемъ. Онъ д а ­ валъ много поводовъ для нихъ своими своеобразными манерами, большой непрактичностыо, изъ-за которой часто попадалъ в ъ просакъ и въ смшное положеніе. Но по с у щ е с т в у, именно нашъ Паша меньше в с е г о могъ-бы быть объектомъ шутки и, тмъ мене, насмшки .

Онъ не плылъ по теченію. О н ъ мучительно отыскивалъ смыслъ, цль, содержаніе жизни и свое мсто в ъ ней. Е щ е съ гимназическихъ л т ъ онъ строго и точно опредлилъ свой д о л г ъ, и ни на шагъ не отступалъ отъ его выполненія. Это было — в р н о с т ь принципамъ, з а в т а м ъ, традиціямъ, служеніе людямъ во имя Х р и с т а, по­ давленіе личныхъ влеченій, если они противорчатъ «врности» и мшаютъ « с л у ж е н і ю ». Нчто аскетическое, подвижническое было въ немъ, во всемъ уклад жизни, который онъ самъ создалъ для себя. В ъ о с н о в его жизнепониманія было г л у б о к о е религіозное ч у в с т в о. Чувство это онъ стремился укрпить не только в ъ молитв, на которой онъ по долгу простаивалъ, но и в ъ чтеніи твореній отцовъ Церкви и р у с с к и х ъ д у х о в н ы х ъ писателей. Е г о письменный столъ былъ заваленъ томами д у х о в н ы х ъ книгъ. О н ъ не только чи­ талъ, онъ работалъ надъ чтеніемъ и, главнымъ образомъ, надъ со­ бой. Работа была не легка. В ъ своемъ чрезмрномъ напряженіи она довела его до глубокаго нервнаго разстройства. Пришлось в м шаться отцу, к а к ъ врачу, и предписать полный и продолжительный отдыхъ. Покорный, онъ подчинился требованія) отца, прескъ и свои занятія этнографіей. Безропотно смотрлъ, какъ его этнографическіе матеріалы сложены были в ъ ящикъ и отправлены в ъ каретный сарай. Покорился и тому, что творенія с в я т ы х ъ отцовъ былде в о з вращены священнику Андрею Григорьевичу Полотебнову и въ биб­ л і о т е к а Послушно у х а л ъ в ъ з а г о р о д н у ю санаторію д-ра О г а н о вича. Прервалъ работу в ъ университет. Но остался врнымъ с е б и обртенной имъ истин, которую онъ и пронесъ черезъ в с ю свою жизнь. В р а в ъ Б о г а, в р н о с т ь русскому православію, служеніе лю­ дямъ — в о т ъ что было обртено имъ в ъ его мучительныхъ иска­ ніяхъ. По призванію онъ долженъ былъ-бы стать у ч е н ы м ъ, в н сомннія могъ бы стать незауряднымъ профессоромъ. Впослдст­ віи онъ и сталъ преподавателемъ права на к у р с а х ъ Полторацкой въ М о с к в. Но в ъ т молодые годы онъ находилъ нужнымъ быть на работ в ъ самой жизни. О н ъ сталъ судебнымъ дятелемъ, руководясь в с е той-же идеей служенія людямъ. Былъ членомъ Мо­ сковскаго Окружного Суда по гражданскому отдленію. Карьера с у д е б н а я его в о в с е не прельщала. Онъ в о о б щ е не искалъ и не желалъ созданія положеній и у с п х о в ъ. Свой опытъ судьи претворялъ в ъ спеціальныхъ докладахъ в ъ Юридическомъ О б щ е с т в и съ увлече* ніемъ работалъ по нсколькимъ соціальнымъ вопросамъ. Онъ му­ чительно переживалъ судьбу «дтей подмостковъ». С у д ь б этихъ дтей было посвящено н с к о л ь к о его печатныхъ статей. Писалъ онъ и по вопросу защиты труда, защиты рабочихъ в ъ н к о т о р ы х ъ особо опасныхъ для здоровья производствахъ. Особенно много души и у в л е ч е н ь я отдалъ онъ изданію д в у х ъ сборниковъ подъ названі­ емъ «Свободная с о в с т ь ». Около этихъ сборниковъ и сложился тотъ к р у ж о к ъ лицъ, о к о т о р ы х ъ упоминаетъ Андрей Блый в ъ своихъ воспоминаніяхъ, посвящая брату Павлу Ивановичу нсколько отрокъ пріязни и уваженія. О н ъ говоритъ, что « в ъ т годы П. И. Астровъ старался естественно сочетать устремленіе к ъ эстетизму съ моральнымъ, сверкающимъ пафосомъ; э т о т ъ - т о пафосъ насъ влекъ къ н е ­ му. «Впослдствіи «астровская» общественность вылилась в ъ к а д е тизмъ; и мы съ ней разошлись ( « а р г о н а в т ы » держались гораздо л в й ) ; но д р у ж е с к і я отношенія съ П. И. Астровымъ сохранили н а ­ долго мы» ( « Э п о п е я », № 2, стр. 1 5 7 ) .

Этотъ к р у ж о к ъ образовался значительно поздне того време­ ни, о которомъ записываю сейчасъ, подчиняясь хронологической послдоватльности событій изъ жизни нашей «Семьи». Можетъ быть къ этому к р у ж к у б у д у щ и х ъ « А р г о н а в т о в ъ » в е р н у с ь в ъ послдующ и х ъ записяхъ. Сейчасъ лишь упомяну, что в ъ него входили: Анд­ рей Блый, С. М. С о л о в ь е в ъ, П. К. Б а т ю ш к о в ъ, М. А. Эртель, Эллисъ ( Л. Л. Кобылинскій), х у д о ж н. И. А. Астафьевъ, Шкляревскій, Грифцовъ, Ф. А. Степунъ и др. Частымъ постителемъ этого кружка былъ Г. А. Рачинскій, иногда П. Г. В и н о г р а д о в ъ. Нердко по­ являлась извстная в ъ М о с к в антропософка Христофорова и др .

Это былъ кружокъ молодыхъ поэтовъ, э с т е т о в ъ, искателей. Братъ Павелъ Ивановичъ не былъ ни эстетомъ, ни поэтомъ. Искателемъ тоже трудно было его назвать, ибо для себя онъ давно обрлъ правду и оправданіе жизни. Но эти талантливые люди привлекали его вниманіе горніемъ, возможностями, которыя таили в ъ с е б ихъ несомннныя дарованія. Они же цнили в ъ брат Павл Иванович самоотверженную врность чему-то такому, что не укладывалось в ъ узкія рамки у с т а н о в л е н н ы х ъ программъ, патентованныхъ схемъ и «хорошаго тона» в ъ областяхъ д у х а и мысли. Склоненъ ду­ мать, что не совсмъ врно о б ъ я с н я е т ъ А. Блый причину расхожденія « а р г о н а в т о в ъ » съ «астровской о б щ е с т в е н н о с т ь ю ». По его мннію, причина эта была в ъ томъ, что «астровская общественность в ы ­ лилась в ъ кадетизмъ, а аргонавты держались гораздо л в й » .

Братъ Павелъ Ивановичъ не былъ кадетомъ. Къ тому же политическія темы не входили в ъ интересы кружка, собиравшагося в ъ дом брата. Не думаю, чтобы мое участіе в ъ партіи к. д. могло окрасить в ъ к. д. цвтъ « а с т р о в с к у ю о б щ е с т в е н н о с т ь » .

Подтвержденіе этихъ мыслей н а х о ж у в ъ только-что присланныхъ мн (1 марта 1934 г., а мои записи относятся къ і ю л ю - а в г у с т у 1931 г о д а ) интресныхъ страницахъ одного изъ пылкихъ у ч а с т н и к о в ъ этого к р у ж к а. Это Л. Л. Кобылинскій-Эллисъ с в и д т е л ь с т в у е т ъ о моемъ брат Павл Иванович. Е г о свидтельскія показанія я над ю с ь использовать в ъ дальнйшемъ изложеніи, т а к ъ к а к ъ они пред­ ставляются мн чрезвычайно цнными для пониманія д у х о в н ы х ъ ис­ каній и всей жизни моего брата. З д с ь же, в ъ связи съ мимоходомъ брошенными замчаніями Андрея Б л а г о, отмчу нсколько штрих о в ъ изъ характеристики Павла Ивановича, данной Эллисомъ .

В о т ъ какими словами Эллисъ опредляетъ положеніе Павла Ивановича въ кружк, собиравшемся «въ небольшой, скромно-серьезной гостиной Павла Ивановича» .

«Свойства Павла Ивановича сдлали его сосредоточіемъ наше­ го кружка. В с шли къ нему охотно и уже не покидали е г о. Онъ сумлъ объединить самыхъ разнообразныхъ лицъ. Е г о роль в ъ н а ­ шемъ к р у ж к, подготовившемъ незамтно и нечаянно почву для позднйшаго крупнаго культурнаго начинанія, основанія издатель­ ства « М у с а г е т ъ » и для работы «Пути», была роль крупной, д у х о в ­ но объединяющей, свтлой и стойкой личности, о с н о в а которой состояла не въ созданіи цнностей, могущихъ быть отдленными отъ самой личности, создавшей ихъ, но в ъ излученіи этой самой лич­ ности... Онъ былъ «единяющимъ морально и религіозно с в я з у ю щимъ н а ч а л о м ъ »... « О н ъ испускалъ тихій, ясный с в т ъ, озаряя другихъ».. .

«Трудно разсказать о в с х ъ безчисленныхъ вопросахъ, идейныхъ разногласіяхъ, гармоническихъ аккордахъ и тревожныхъ иска­ ніяхъ, о всей симфоніи д у ш е в н ы х ъ движеній, прозвучавшей въ на­ шемъ к р у ж к. Отдльныя рчи, слова, доклады з а б ы в а ю т с я, но не­ забвенной навсегда остается та д у х о в н а я атмосфера, свободная, искренняя, безкорыстная, ищущая правды, ревнивая, уногда слишкомъ горячая, но чуждая всякой лжи внутренней и фальши вншней, она не исчезнетъ и пребываетъ н а в с е г д а. Эта д у х о в н а я атмосфера царила въ небольшой скромно-серьезной гостиной Павла Ивановича .

« В с я сущность его личности и его пути заключалась въ тревожномъ и серьезномъ исканіи внутренняго примиренія трехъ началъ, а именно: 1) совершенно цльной религіозности (церковности и догматической и с т и н ы ), 2) общественности въ д у х мирной и г у манной эволюціи и 3) к у л ь т у р ы ( н е только вншне традицирующей, но т в о р ч е с к о й ). Онъ искалъ прежде в с е г о синтеза догматической правды съ дятельной л ю б о в ь ю » .

Эллисъ вспоминаетъ, какъ однажды Павелъ Ивановичъ, Андрей Блый и онъ шли тихой, зимней ночью по Новинскому бульвару, б е с д у я о нашемъ « А р г о ». Полузадумчиво, словно въ б е с д съ самимъ собой, Павелъ Ивановичъ с к а з а л ъ : «Какъ все дло просто, его можно выразить двумя словами. В д ь нашъ идеалъ будущаго можетъ быть названъ ясно и точно. Т о т ъ ликъ, который намъ всмъ лредносится, к а к ъ живое воплощеніе синтеза, есть ликъ к у л ь т у р ­ наго праведника, святого б у д у щ а г о !... » .

Этими выдержками изъ свидтельскаго показанія одного изъ участниковъ кружка моего брата Павла Ивановича, пока я ограни­ чусь .

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

съъздъ МИРОВОЙ Моя общественная служба началась довольно для меня неожи­ данно, Я былъ избранъ въ Московскіе Мировые Судьи на дополнительныхъ выборахъ д о б а в о ч н ы х ъ судей, осенью 1894 года. Я былъ еще слишкомъ молодъ и не имлъ за собой никакихъ з а с л у г ъ, что­ бы разсчитывать на избраніе мировымъ судьей, да еще въ с о с т а в такого суда, какъ московскій. Однако, выборы прошли съ полнымъ успхомъ. Московская Городская Дума удостоила меня избраніемъ московскимъ судьей. Отношу это исключительно за счетъ моего от­ ца, имя котораго, какъ московскаго доктора, было достаточно популярно въ то время .

В ъ В е р б н у ю субботу въ церкви Межевого Института отецъ встртилъ С. И. Печкина, предсдателя М о с к о в с к а г о Създа Мировыхъ судей, освдомился у него о предстоящихъ выборахъ Д о б а ­ в о ч н ы х ъ Судей и т у т ъ же было ршено, что я выставлю свою кандидатуру на эту должность. Къ тому времени я кончалъ свой кандидатскій стажъ и уже нсколько разъ исполнялъ обязанности г о ­ родского судьи и судебнаго слдователя .

Службы этой я не искалъ, довольно равнодушно ожидалъ на­ значенія на какую-либо с у д е б н у ю должность въ провинціи. Когда же выяснилась возможность баллотироваться на должность мирового судьи, я вспомнилъ жизненный с о в т ъ нашего учителя математики, П. А. Ф а л е в а, который, однажды, в ъ связи съ неудачно списанной задачей по тригонометрі.и, сказалъ мн: «Господинъ Астровъ, предоставьте все своему т е ч е н і ю » .

В о т ъ и т у т ъ я предоставилъ в с е своему теченію. Никакихъ предвыборныхъ хлопотъ не продлалъ. Никого не просилъ. Представился предсдателю Създа, подалъ в ъ Г о р о д с к у ю Д у м у нужные документы и, по с о в т у С. И. Печкина, отправился к ъ Л. В. Любенков у проситъ его разршенія посщать его камеру и приглядться к ъ работ мирового судьи .

Л ю б е н к о в ъ ласково меня принялъ и охотно допустилъ к ъ з а ­ нятіямъ в ъ его канцеляріи. Тамъ уже занимался молодой пом. прис .

повр. И. И. Шейманъ, который, к а к ъ оказалось, тоже собирался баллотироваться в ъ добавочные Мировые Судьи .

Р а б о т а у Л. В. Л ю б е н к о в а оказалась исключительно интересной. А его б е с д ы съ нами — откровеніемъ. Если, какъ мн каза­ лось, я зналъ Судебные У с т а в ы, научился понимать и примнять матеріальное право во время занятій в ъ университет и, особенно, в ъ годы кандидатства, то посл р а з г о в о р о в ъ съ Львомъ Владиміровичемъ мои знанія оказались такими маленькими и ничтожными, что становилось ж у т к о. Но это ч у в с т в о оторопи, благодаря все тому-же Л ь в у Владиміровичу не уничтожало, не парализовало, а побуждало скорй переучиться, скорй у з н а т ь то, что ускользало раньше. Л ю ­ б е н к о в ъ подходилъ к ъ У с т а в а м ъ и к ъ матеріальному праву не съ формальной стороны, хотя требовалъ точнаго знанія и соблюденія формы, а со стороны внутренняго смысла, самой идеи У с т а в о в ъ и права. Занятія у него требовали большой работы. А когда эта рабо­ та была произведена, ршенія его стали казаться такими цльными, простыми, логически необходимыми, такими ясными, что первоначальныя растерянность и оторопь исчезали и получалась нкоторая у в ренность в ъ с е б ( о, конечно, не с а м о у в р е н н о с т ь ! Это состояніе было в с е г д а чуждо м н ), проистекавшая отъ знакомства съ дломъ .

Уроки Любенкова были драгоцнны. Он^и были многообразны и да­ леко не ограничивались техникой дла мирового судьи. Это былъ большой общественный работникъ, типичный русскій либералъ то­ го времени. Это былъ ч е л о в к ъ высокіихъ моральныхъ требованій и своеобразно умный ч е л о в к ъ. В с т р ч а съ нимъ на первыхъ шагахъ общественной работы была болынимъ счастьемъ. А его ласковость в ъ обращеніи съ людьми поражала и плняла. Только значительно поздне эта ласковость обращенія съ людьми оказывалась выработанной манерой и нкоторыми воспринималась, какъ нчто искус­ ственное |и неискреннее. Но первыя соприкосновенія съ нимъ поражали своей непринужденностыо, простотой и искренностью. В о в с я ­ комъ с л у ч а, эти вншніе пріемы обращенія съ людьми облегчали работу у него и длали пріятнымъ общеніе съ нимъ .

На работ у Л ю б е н к о в а в ъ Пречистенской камер я очень сблизился съ И. И. Шейманомъ, который оказался недюж|иннымъ по сво­ имъ способностямъ. Съ нимъ на долгое время у меня сохранились добрыя, дружескія отношенія. Съ нимъ в ъ одинъ день мы оказались избранными на должность д о б а в о ч н ы х ъ М и р о в ы х ъ Судей .

Московскій С ъ з д ъ Мировыхъ Судей за Москва-ркой, у Б .

Каменнаго моста, занималъ в ъ наше время д в у х э т а ж н о е каменное зданіе, расположениое в ъ частд у с а д ь б ы Винно-Соляного двора. Ф а садъ зданія выходилъ на М о с к в а - р к у. Передъ нимъ, немного с л ва, сіялъ своимъ золотымъ куполомъ храмъ Христа-Спасителя, нын снесенный большевиками, а нсколько праве — величественный Кремль съ соборами, Иваномъ Великимъ, царскимъ дворцомъ, з у б чатыми стнами и башнями. Изъ оконъ С ъ з д а особенно была вид­ на красавица Водовзводная-Свиболовская башня .

Помщеніе С ъ з д а не имло ничего характернаго. Д в а обширныхъ с у д е б н ы х ъ зала в о второмъ э т а ж ; между ними широкій к у луаръ съ большимъ портретомъ государя Александра II во в е с ь ростъ. Около портрета столъ — юридической консультаціи при­ сяжныхъ повренныхъ. Слва отъ в х о д а по лстниц, пріемная н е премннаго члена и его кабинетъ. Должность непремннаго члена занималъ, чуть-ли не съ самаго введенія мировыхъ с у д е б н ы х ъ у с т а ­ н о в л е н а в ъ М о с к в, старикъ П. П. Строевъ. Типичная фигура старозавтнаго чиновника и в ъ то же время хранителя формъ и традицій с у д е б н ы х ъ у с т а в о в ъ и, в ъ частности, традицій М о с к о в с к а г о Ми­ рового С ъ з д а. Неторопливый, со скрипуч[имъ голосомъ, достаточ­ но упрямый и формально требовательный, онъ исправно велъ не очень сложный механизмъ по распредленію с у д е б н ы х ъ д л ъ по отдленіямъ и составамъ С ъ з д а, и по назначенію в ъ очередь этихъ длъ, выдавалъ содержаніе судьямъ, былъ хранителемъ цнностей .

Рядомъ съ его кабинетомъ, кабинетъ предсдателя с ъ з д а, Серг я Ивановича Печкина. Благообразный, совсмъ сдой, невысокаго роста, съ небольшой круглой бородкой и гладкой прической на проборъ, со свтлыми и ласковыми глазами, Сергй Ивановичъ былъ хорошій юристъ и, можетъ быть, еще лучшій бытовой судья. О н ъ сначала былъ судьей Я у з с к а г о у ч а с т к а, потомъ долгое время предсдателемъ С ъ з д а. О н ъ былъ прекрасный предсдатель С ъ з д а, и судебныхъ засданій. Е г о любили и цнили и судьи, и населеніе Москвы. О н ъ съ большимъ достоинствомъ представлялъ С ъ з д ъ и въ Московской Д у м, когда давалъ объясненія в ъ частныхъ с о в щаніяхъ г л а с н ы х ъ, и в ъ министерств юстиціи в ъ с л у ч а я х ъ, когда приходилось отстаивать независимость М о с к о в с к а г о С ъ з д а .

Московскій С ъ з д ъ нерушимо хранитъ з а в т ы С у д е б н ы х ъ У с т а ­ в о в ъ Императора Александра II и соблюдалъ московскія традицій .

И в о в н Московскій С ъ з д ъ имлъ свои отличительныя черты. Т а к ъ напр., въ отличіе отъ Петербургскаго С ъ з д а, судьи в ъ с у д е б н ы х ъ засдаиіяхъ М о с к о в с к а г о С ъ з д а были в ъ судейскихъ мундирахъ и, по заведенному обычаю, мундиры эти были не з а с т е г н у т ы на в с пуговицы, тогда какъ Петербургскіе судьи засдали во фракахъ. По сохранившейся съ дореформенныхъ временъ привычк, на столахъ судебныхъ засданій долгое время не было заведено бюваровъ съ промокательной бумагой. Вмсто нихъ, около массивныхъ чернильницъ стояло бронзовое блюдечко съ такой же ложечкой. Блюдечко было д о в е р х у полно тончайшимъ пескомъ, которымъ присыпали с в жія чернила написанныхъ ршеній. Старые судьи неизмнно при­ сыпали пескомъ свои писанія и ловкимъ движеніемъ стряхивали песокъ съ листа бумаги, иногда в ъ сторону, а иногда с е б на колни .

Къ концу судебнаго засданія столъ покрывался слоемъ тонкаго пес к у. Это была традиція. Но не только в ъ песочницахъ Московскій С ъ з д ъ соблюдалъ свои традицій .

Мировой С у д ъ былъ в в е д е н ъ в ъ М о с к в 1 7 - г о мая 1886 года .

Э т о т ъ с у д ъ сразу з а в о е в а л ъ расположеніе и довріе населенія, при­ н я т ь былъ имъ и былъ признанъ. Случилось это не потому, что в с судьи оказались особенно выдающимися юристами или исключительными людьми. Произошло это оттого, что самъ с у д ъ, его доступ­ н о с т и туманность, его гласность, близость къ населенію были д й ствительно на большой в ы с о т и несравнимы съ недавнимъ судомъ «полнымъ неправды черной», крючкотворства и взяточничества. Но­ вые судьи усвоили д у х ъ новаго суда и сами внесли въ новый судъ свою преданность длу, свой энтузіазмъ, и своей волей воплотили д у х ъ С у д е б н ы х ъ У с т а в о в ъ въ новыя формы суда. Основнымъ пра­ виломъ М о с к о в с к а г о С ъ з д а, традиціонно передававшимся отъ ста­ рыхъ судей къ молодымъ, было правило в ъ простыхъ словахъ в ы раженное Л. В. Л ю б е н к о в ы м ъ : «помни», говорилъ онъ молодому, вступающему с у д ь, «что ты для идущихъ къ т е б в ъ камеру за правдой, а не о;н|ц для т е б я » .

Конечно, по разному творили с у д ъ московскіе судьи; индивиду­ альность каждаго сказывалась в ъ отправленіи правосудія. Но и за индивидуальными чертами судьи, в с е же всегда ч у в с т в о в а л о с ь н ­ что незыблемое, надежное и гарантирующее, если не объективную правду, то правду житейскую. Это незыблемое было — Судебный У с т а в ъ Императора Александра И .

Носителями добрыхъ традицій М о с к о в с к а г о С ъ з д а, охранителями е г о «добрыхъ нравовъ» и достоинства суда и судьи, были уже названные Л. В. Л ю б е н к о в ъ и С. И. Печкинъ. Изъ нихъ первый былъ наставникомъ судей и высокимъ моральнымъ авторитетомъ .

Среди московскихъ судей нашего времени были чрезвычайно яркія индивидуальности и очень интересные люди .

Вспоминаю милаго, шумно-болтливаго старика Г. Н. Кругликова, неудержимаго въ своей живости и подвижности. Населеніе его у ч а с т к а ( Х а м о в н и ч е с к а г о ) любило е г о. Къ нему шли за с о в томъ не только по судебнымъ дламъ. Самыя интимныя, семейныя дла несли къ нему не для судебнаго разбирательства, а для с о в та. Какъ къ с в я щ е н н и к у - д у х о в н и к у, шли къ нему, чтобы онъ посов т о в а л ъ, у с о в с т и л ъ, сказалъ — можно ли выдавать дочку замужъ за т о к о г о - т о. Добрый, ласковый, привтливый, сердечный, говорливыи, /иногда крикунъ, о н ъ былъ на своемъ судейскомъ к р е с л — отцомъ роднымъ .

Когда в ъ его камер слушалосъ дло, почему-то затрагивавшее интересы мстнаго населенія, его камера была переполнена н а ­ родомъ. Т у т ъ были и заинтересованные исходомъ д л а : к а к ъ - т о Г е ­ оргій Николаевичъ разршитъ сложное дло, которое волновало публику? Были и просто любопытные, которые знали, что с у д ь я с у метъ подчеркнуть бытовыя стороны спорнаго дла и докопаться до самаго с у щ е с т в а бытовой правды. Когда нервъ дла оказывался обнаруженнымъ, все в ъ камер приходило в ъ в о з б у ж д е н і е. Т у т ъ в с — и истецъ, и отвтчикъ, и свидтели, самъ судья, да и в с я публика, начинали шумно реагировать на раскрывшееся с у щ е с т в о дла. Поднимался общій гомонъ, среди котораго громче в с х ъ раздавался голосъ судьи. В с я камера у ч а с т в о в а л а в ъ этомъ своеобразномъ су­ договореніи. Если искъ оказывался по ч е л о в ч е с т в у несправедливъ, в с начинали у с о в щ е в а т ь истца: — Д а б у д е т ъ т е б ! В д ь г о в о ­ ритъ т е б господинъ с у д ь я — б р о с ь ! Ну и брось, чего д у р а к а в а ляешь! — раздавался внушительный с о в т ъ изъ публики .

Изъ д р у г о г о у г л а неслась шутка и язвительныя замчанія по адресу истца. Д л о было ясно.

Г о л о с ъ «народа» умолкалъ тогда, когда истецъ сдавался и, махнувъ рукой, г о в о р и л ъ :

— Б у д ь по вашему, господинъ с у д ь я ! А ты у меня смотри, впе­ редъ не попадайся, — обращался онъ к ъ отвтчику .

Если же истецъ былъ непреклоненъ, то судья, по у к а з у Е г о Императорскаго Величества, отказывалъ ему въ иск при общемъ одобреній камеры, а лавочніикъ л з ъ в ъ карманъ, доставалъ д в у гривенный и з а я в л я л ъ :

— Копію пожалуйте. Я этимъ судомъ не доволенъ .

Кругликовъ переживалъ каждое дло, которое несла ему сама жизнь. В ъ этой жизни онъ принималъ самое непосредственное у ч а ­ стіе. В с я к о е дло было его собственнымъ дломъ. Это ч у в с т в о в а ли и тяжущіеся. В о т ъ почему Хамовническій у ч а с т о к ъ, в ъ бытность Кругликова судьей этого участка, стоялъ на первомъ мст по чи­ слу мировыхъ сдлокъ. Онъ былъ по истин «Мировымъ» Судьей. А когда ему не удавалось убдить по его мннію неправую сторону, онъ и самое ршеніе длалъ, по живости своего нрава, частью житейскаго процесса и живого спора, в ъ которомъ принималъ непо­ средственное участіе. Т а к ъ, тщетно у б ж д а я н к у ю Амалію Карловиу заплатить разнощику за купленныя яблоки, онъ в ы н у ж д е н ъ былъ написать ршеніе, присуждающее съ нея, что полагалось въ пользу истца.

О б ъ я в и в ъ, по у к а з у Е г о Императорскаго Величества свое ршеніе, онъ тмъ же голосомъ д о б а в и л ъ :

— Любите, Амалія Карловна, яблочки покушать, любите и денежки платить .

Кто изъ судей умлъ ч у в с т в о в а т ь бытъ и понималъ этотъ с в о е образный московскій красочный бытъ, тотъ становился любимымъ и популярным судьей. И какъ были дороги и необходимы эти су­ дьи, равные для в с х ъ, судьи, для к о т о р ы х ъ не существовало ни к л а с с о в ы х ъ привилегій, ни классовой правды. Правда была одна для в с х ъ. И если эта правда не была оторвана отъ жизни, она была понятна и была принята .

Полную противоположность Кругликову, по вншности, по т о ну и пріемамъ, представлялъ собой судья Т в е р с к о г о участка, П. С .

Г о н ч а р о в ъ. Это былъ баринъ въ полномъ смысл этого слова. И осанка у него была барская, и голосъ зычный, властный, былъ барскій. Одинъ глазъ его немного косилъ. П. С. Г о н ч а р о в ъ обладалъ прирожденнымъ юморомъ. Однимъ словечкомъ умлъ онъ опредлить все с у щ е с т в о иногда весьма запутанныхъ отношеніи, однимъ словомъ, интонаціей, выраженіемъ лица умлъ поймать и подчеркн у т ь фалынивую ноту въ отношеніяхъ судящихся. Иногда это слов е ч к о было настолько мтко и создавало такое неожиданное коми­ ческое положеніе, что вся камера разражалась неудержимымъ смхомъ. Сраженный «словечкомъ» невозмутимо спокойнаго и величественнаго судьи, обвинитель путался, сбивался и проваливался. Д ­ ло оказывалось ршеннымъ однимъ мткимъ словечкомъ судьи .

Только одинъ глазъ П. С. немного косилъ и легонько шевелился тонкій у с ъ, выражая участіе судьи въ общемъ настроеній радости по поводу добытой жизненной правды. Замчательно, что люди не обижались на П. С. за его иронію, вроятно подчиняясь х у д о ж е с т ­ венной сил его тонкаго, истиннаго юмора .

Когда молодой кандидатъ на судебиыя должности» собнрался баллотироваться на должность Мирового судьи, или студеитъ юристъ приходилъ узнать, г д онъ могъ бы поучиться процессу въ с у д первой инстанціи, — мы давали такой с о в т ъ : У Печкина поучитесь образцовому веденію судебнаго процесса, у Л ю б е н к о в а — судеб­ ной эт.ик, у Г о н ч а р о в а •— жизненной правд .

Московскій С ъ з д ъ моего времени ( к о н е ц ъ 8 0 - х ъ и начало 9 0 - х ъ г о д о в ъ ) представлялъ собою дружную семью людей, любящихъ свое дло, в р у ю щ и х ъ в ъ высокіе идеалы С у д е б н ы х ъ У с т а в о в ъ. Москов­ скій С ъ з д ъ умлъ перерабатывать и отшлифовывать входящихъ въ него н о в ы х ъ людей. Они, или уходили изъ С ъ з д а, или усваивали его традицій и становились настоящми московскими судьями, отличительной чертой которыхъ были: независимость, самостоятельности преданность идеямъ С у д е б н ы х ъ У с т а в о в ъ и ч у т к о с т ь въ жизненной правд. Если и были диссонансы въ общей гармоніи Московскаго С ъ з д а, то они в с е - ж е были исключеніемъ и не портили общаго вы­ с о к а г о тона работы московскихъ судей .

Б ы л ъ старый ч у д а к ъ H. Н. Каринскій — лнивый, уже у с т а в шій отъ работы. Про него разсказывали, какъ онъ подлавливалъ своихъ кліентовъ, в е д я съ ними хитрую борьбу. Е г о камера была на Новинскомъ б у л ь в а р. Нердко по бульвару провозіили х о р о ­ нитъ на В а г а н ь к о в о м ъ кладбищ в о е н н ы х ъ въ в ы с о к и х ъ ч и н а х ъ .

Похоронная процессія сопровождалась военной музыкой. При з в у кахъ похороннаго марша вся публика высыпала на улицу. Камера пустла. Этимъ пользовался старикъ с у д ь я. Поспшно в ы з ы в а л ъ сто­ роны по гражданскимъ дламъ и по частнымъ обвиненіямъ и, з а неявкой сторонъ, исключалъ дла изъ очереди или прекращалъ и х ъ .

Покойника съ музыкой провозилиі на кладбище. Публика в о з в р а ­ щалась въ камеру, гд разсыльный объявлялъ, что в с дла прекращены, а судья у х а л ъ домой .

Жестокій, злой іи раздражительный былъ П. И. Панинъ. Е г о приговоры были всегда чрезмрно строги, а пріемы разбиірательства совсмъ не походили на общіе пріемы московскихъ судей. Однаж­ ды, онъ приговорилъ къ длительному аресту мужиченка, пріхавшаго изъ деревни на базаръ —- за оскорбленіе коннаго полицейскаго, н а х о д и Е ш а г о с я при исполненіи своихъ обязанностей. Оскорбле­ ніе оказалось въ томъ, что сани раскатились на поворот и-задли грядкой за ногу лошади, на которой сидлъ полицейскій .

Московскій С ъ з д ъ былъ школой для начинающихъ о б щ е с т в е н ­ ныхъ дятелей. Черезъ эту школу прошли многіе видные члены Московской Городской Думы. Среди нихъ H. Н. Щ е п к и н ъ, братья Г у ч к о в ы. Почти в с наиболе видные дятели М о с к в ы были почетными судьями. Т у т ъ были кн. А. А. Щ е р б а т о в ъ, Д. Ф. Самаіринъ, кн. В. М. Голицынъ. Былъ и столтній старецъ Г р у д н е в ъ, бывшій на Дворцовой площади в ъ день декабрьскаго возстанія .

Связь С ъ з д а съ Московской Думой была органическая и крпкая. Московскій С ъ з д ъ былъ гордостью М о с к о в с к а г о Городского Общественнаго Управленія. М о с к о в с к а я Дума, избирая свой С ъ з д ъ, своихъ судей, берегла ихъ. Поэтому мы не чувствовали цротиворчія между принципомъ несмняемости судей и выборнымъ нача­ ломъ. Московская Дума, какъ правило, переизбирала своихъ судей, и никогда не покушалась на ихъ самостоятельность. Однако, это право переизбирать судей давало возможность отмчать общественную оцнку дйствій судей. Т а к ъ, упомянутый Панинъ всегда проходилъ очень плохо. Однажды, одинъ старый судья былъ забаллотированъ въ у ч а с т к о в ы е судьи и избранъ добавочнымъ, за проявленную имъ безтактность во вн сз^дебныхъ отношеніяхъ .

Судьи жили дружной семьей. Сближала ихъ общая работа, об­ щее преклоненіе передъ Судебными Уставами. Сближали и дисииплинировали общія собранія судей и авторитеты отдльныхъ лицъ .

Не послднюю роль в ъ д л сближенія играли и общіе обды в ъ юбилейные дни и ежегодный обдъ 17-го мая, в ъ день открытія Мировыхъ Судебныхъ Установленій въ М о с к в. Эти обды были шумны, веселы и часто интересны. Они оправдывали въ полной м­ р мнніе одного иностранца, который изумлялся обычаю р у с с к и х ъ с ъ д а т ь д в а обда подрядъ, одинъ стоя, другой сидя. Обдали обыч­ но в ъ Эрмитаж, на Трубной площади. Обильная з а к у с к а у стола, з а с т а в л е н н а г о всевозможными -явствами.

Чего, чего т у т ъ не было:

рыбы, балыки, окорока, з а к у с к и холодныя и горячія, всевозможныя водки. Дйствительно, это былъ цлый о б д ъ, вкусный, разнообразный и неограничениый въ предлахъ потребленія. Случилось од­ нажды т а к ъ, что одинъ изъ моихъ друзей, невмру налегшій на з а ­ куски и предварительную выпивку стоя, весь настоящій обдъ дол­ женъ былъ пропустить, просидвъ въ убориой, прикладывая къ ви­ скамъ мокрое полотенце и н ю х а я нашатырь .

Но такія несчастья случались рдко. Посл закуски переходили въ блый колонный залъ Эрмитажа, разсаживались за громадный столъ, установлеиный покоемъ и тогда начинался настоящій обдъ .

Недолго о б д ъ проходилъ в ъ тишин. Г у л ъ и шумъ голосовъ ста­ н о в и т с я все громче, какъ только былъ с ъ д е н ъ супъ съ пирожками .

Г у л ъ усиливался, ибо в с говорили, усвшись со своими пріятелями .

Но вотъ подаютъ шампанское. С т у к ъ ножа о стаканъ. Водворяется тишина. Изъ центра стола поднимается пресдатель Създа, С. И .

Печкинъ. Посл оффиціальнаго тоста, онъ произноситъ рчь о Су­ д е б н ы х ъ У с т а в а х ъ. Сергй Ивановичъ говоритъ хорошо, спокойно, высоко поднимая брови въ наиболе патетическихъ мстахъ. Онъ в ы с о к о цнитъ Судебные У с т а в ы, преклоняется передъ его создателями, вспоминаетъ работу московскихъ судей въ первые годы в в е денія Мирового С ъ з д а въ М о с к в. Р ч ь С е р г я Ивановича слуша­ ютъ съ глубокимъ вниманіемъ, съ полнымъ сочувствіемъ. Судьи лю­ бятъ своего предсдателя, а рчь его въ полномъ созвучій съ ихъ настроеніями. Ему долго и много апплодируютъ. По обычаю, в с идутъ съ нимъ чокаться и цловаться. Сергй Ивановичъ доволенъ .

Онъ красивъ и благообразенъ. Глаза его молодые и веселые, а серебрянная сдина такъ идетъ къ его хорошему лицу. Посл рчи предсдателя становится еще шумне. О б д ъ вступаетъ въ новую стадію .

Мы, молодые судьи, сохранившіе еще должную свжесть, просимъ Л. В. Л ю б е н к о в а сказать слово. Онъ высокій, нсколько сгорбленный, сдой, съ дл/инной бородой и х а р а к т е р н ы х ъ продолговатымъ лицомъ р у с с к а г о стараго, умнаго мужика, съ маленькими, свтлыми глазками и съ прической по мужицки, немного въ кружокъ и скобку — сегодня серьезенъ и мало разговорчивъ. Онъ отнкивается, не х о ч е т ъ говорить, показываетъ рукой на шумную компанію, сидящую за столомъ, какъ бы желая сказать, что ужъ поздно го­ ворить, ибо настроеніе поднялось на высокіе г р а д у с ы. Однако, его уговорили. Стучатъ о тонкое стекло. В о д в о р я е т с я тишина. В с поворачиваются въ сторону Любенкова, который уже поднялся. Онъ преобразился. Лицо серьезно, выраженіе почти сурово. Онъ т а к ъ непохожъ на старика съ ласковыми глазами и ласковыми словами .

Любенковъ опытный ораторъ. Т у л ь с к о е земское собранін хорошо знаетъ силу его рчи и блескъ ораторскаго и с к у с с т в а. Сегодня и голосъ у него з в у ч и т ъ по иному, чмъ обычно. З в у ч а т ъ с у р о в ы я нотки. Л ю б е н к о в ъ старый либералъ русскаго типа. Е г о рчь построена ловко. Слова обычныя, а сказаны такъ, такимъ тономъ и съ такимъ выраженіемъ, что значеніе ихъ становится новымъ, н е обычнымъ. Тема его рчи — покушеніе на Судебные У с т а в ы, у г р о ­ за мировому суду, опасное торжество реакціи. В ъ его словахъ и тон слышатся г н в ъ и суровое осужденіе. Залъ затихъ, ни з в у к а .

В с слушаютъ въ сосредоточенномъ молчаніи .

— Общественныя учрежденія должны отстоятъ свои права и право имть свой с у д ъ, — заканчиваетъ Л ю б е н к о в ъ свою с у р о в у ю и сильную рчь .

Ему долго и много апплодируютъ. Съ нимъ чокаются. Онъ уже прежній, ласковый и улыбающійся .

Д а л е слдуютъ вольныя рчи. Говорятъ старые судьи, г о в о ­ рятъ гласные Д у м ы. Мы, молодые судьи, пробуемъ силы, в ы с т у п а я съ рчами на общественныя темы. Наконецъ рчи: изсякли. Пора переходитъ къ третьей части вечера .

Появляются ломберные столы и любители усаживаются за карты. Остальные образуютъ кружки и начинаются разговоры на са­ мыя разнообразныя темы, подбодряемыя коньякомъ и ликерами .

Къ концу вечера Гончаровъ становится опаснымъ для г Ь х ъ, кто попадается ему на я з ы к ъ. Онъ по прежнему величествененъ и осанистъ. Но г а л с т у к ъ с ъ х а л ъ на сторону, запонка выскочила изъ намокшей рубаішки. Громовымъ голосомъ онъ поноситъ аршинниковъ и толстосумовъ, тыкая пальцемъ въ купеческихъ сыновъ, играющихъ вндную роль въ Городской Д у м. Звонкимъ смхомъ з а л и в а е т с я H. Н. Щепкинъ, разсказывая разныя происшествія изъ практики об­ щественной работы. А Костя Дерюжинскій уже начинаетъ пть аріи изъ итальянскихъ оперъ. Это настоящій пвецъ, удачно дебютировавшій на сцен Московскаго Большого Театра, не ставшій п в цомъ и з ъ - з а тяжелой болзни. Ему аккомпанируетъ Ф. Д. Селивачевъ, худой, суровый, съ длинными черными усами .

На звуки арій итальянскихъ оперъ выходитъ изъ-за карточнаго стола С. И. Печкинъ и дождавшись окончанія пнія Дерюжинскаго, поправивъ пенснэ, заложивъ руки в ъ карманы, начинаетъ — «La donna е m o b i l e... » .

У него больше увлеченія, чмъ умнія, больше крика, чмъ голоса, и полное отсутствіе слуха. Но в с довольны его исполненіемъ. А больше в с х ъ онъ самъ. Сговариваются хать. за г о р о д ъ .

Иниціаторъ этихъ поздокъ все тотъ же Г о н ч а р о в ъ, Вендрихъ и Прнклонскій .

В ъ одинъ изъ такихъ вечеровъ 17-го мая произошла страшная московская Х о д ы н к а. Слухъ о томъ, что произошло на Ходынскомъ пол, зрлище того, что мы увидали на улицахъ Москвы, разогнали и хмль и в е с е л о с т ь .

Старая реакція стремилась уничтожить Моровой С у д ъ. Ей не у д а л о с ь этого сдлать во всей полнот ея замысла. Зато большевики выполнили эту работу съ полнымъ у с п х о м ъ. Судъ по Судебнымъ Уставамъ они уничтожили и создали пародію на с у д ъ, создавъ органы классовой расправы .

Кажется, никто.изъ судей не пошелъ на службу к ъ большевикамъ по ихъ «судебному в д о м с т в у ». Г о р ь к у ю участь всей русской интеллигенціи раздлили и они. Многіе изъ нихъ погибли жертва­ ми классовой расправы. Кн. А. С. Кропоткинъ умеръ отъ разрыва сердца в ъ тюрьм, когда его вызвали «съ вещами по г о р о д у ». Г о ­ ворятъ, его вызвали, чтобы выпустить изъ тюрьмы. На ю г, посл эвакуаціи. Врангеля, были зврски убиты Мировые судьи Озеровъ и Андреевъ. По слухамъ, А. Н. В о л к о в ъ оказался епископомъ жив о ц е р к о в ц е в ъ въ М о с к в. О с у д ь б моего брата Владиміра Иванови­ ча — ниже .

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

СМЕРТЬ ОТЦА

За эти годы въ нашей семь произошли большія перемны. Се­ мья выросла и въ этомъ процесс роста стала выдлять изъ себя самостоятельныя новыя семьи. Эта «отсадка» молодой поросли производилась бережно и съ сохраненіемъ возможно боле т с н ы х ъ отношеніи съ корнями семьи. Это было такъ естественно и просто, такъ какъ не было никакихъ центробжныхъ стремленій у отдльиыхъ членовъ нашей семьи .

Первымъ обзавелся семьей нашъ младшій братъ Владиміръ Ива­ новичъ. Къ тому времени онъ уже окончилъ юридическій факуль­ тетъ, отбылъ воинскую повинность въ первой батаре артиллерійской бригады, расположенной в ъ Покровскихъ казармахъ, и женился на красивой д в у ш к, бывшей съ нами въ дальнемъ с в о й с т в черезъ нашу маму Юлію Михайловну. Е щ е будучи вольноопредляющимся, въ семь своего б у д у щ а г о т е с т я, полковника В о л к о в а, онъ ударилъ подвыпившаго офицера, который позволилъ с е б ка­ кую-то выходку, показавшуюся брату В о л о д задвшей достоинст­ во его н е в с т ы. Д л о затушили. Оно не имло послдствій. Пьяненькій офицеръ больше не появлялся в ъ семь В о л к о в ы х ъ. В с к о р отпраздновали свадьбу и Екатерина Васильевна или милая Катюша, какъ мы стали ее называть, вошла в ъ нашу семью. Молодую чету устроили в ъ мезонин въ нашемъ дом, к у д а вела скрипучая л с т ­ ница съ забжными, покатыми ступеньками. К у х о н ь к а въ новомъ жиль оказалась такой крохотной, что приходилось нагибаться, ч т о ­ бы пройти въ нее. В ъ этой боле чмъ скромной и далеко не барской обстановк сложилась новая семья .

В о л о д я поступилъ в ъ Канцелярію Московской Городской Думы и сталъ однимъ изъ помощниковъ городского секретаря, которымъ былъ в ъ то время извстньвд в ъ М о с к в Н. И. Б а б а е в ъ .

В с к о р женидся братъ Саша на дочери извстнаго математика, профессора и директора М о с к о в с к а г о Техническаго Училища, Алекс я Васильевича Лтникова, В р А л е к с е в н .

Семья Л т н и к о в ы х ъ — большая и многочисленная, была свое­ образной семьей. Нкоторые ея члены унаслдовали несомннную талантливость покойнаго отца, А. В. Лтникова. Выдающейся по даровитости, образованію и культурности была старшая дочь, Е к а терина А л е к с е в н а. Яркими дарованіями отличался единственный сынъ в ъ семь, Владиміръ. О н ъ с ъ раннихъ л т ъ поражалъ своими математическими способностями. Умственный трудъ былъ для него л е г о к ъ, память — изумительна. Но, кажется, надо всмъ преобладали его музьгкальныя способности. В ъ д т с к и х ъ г о д а х ъ онъ уже достигъ большого мастерства в ъ игр на роял. Зналъ музыку тео­ ретически и самъ композиторствовалъ. Е щ е в ъ годы гимназіи обнаружилась его страстная натура. Уже тогда, подросткомъ, онъ создав а л ъ свой собственный міръ исканій и ощущеній. Но надъ всми его дарованіями тяготли непреодолваемыя имъ меланхолія и угрюмость. Что-то неодолимо тяжелое было в ъ немъ, у г н е т а ю щ е е и *дав я щ е е. Непокидающая его угрюмость т а к ъ не шла къ его вншности, къ его яркому румянцу на щ е к а х ъ, к ъ его голубымъ глазамъ, къ его волнистымъ, поразительнымъ по красот, золотистымъ волосамъ. В ъ немъ было какое-то неизживаемое внутреннее противорчіе, которое т а к ъ подчеркивалось его вншностью. Ш у т я его называли, особенно в ъ д т с т в «херувимомъ», а въ глубинныхъ переживаніяхъ онъ былъ «демониченъ», к а к ъ также говорили о немъ, отчаявшись вывести его изъ состоянія злобнаго возбужденія или мрачнаго угнетенія. Онъ искалъ спасенія самого себя въ музык, в ъ р а б о т, отдаваясь женщинамъ, которыхъ привлекалъ этотъ г о лубоглазый мальчикъ съ суровой мрачностъю. О н хотліи спасти его отъ мрака, соблазняя великой радостью жизни. О н ъ отдавался имъ, но становился все мрачнй и в с е глубже уходилъ в ъ неодолимую безнадежность. Е г о пытались лчить. Онъ съ презрніемъ отвергалъ совты и издвался надъ предлагавшимся ему режимомъ и надъ тми, кто его предлагалъ. О н ъ пристрастился къ алкоголю .

Сталъ злоупотреблять эфиромъ. В с е чаще слышали мы отъ него логически построенную теорію самоубійства. Часами просиживалъ онъ за роялемъ. И жутки были его импровизаціи. Казалось, д у х ъ безграничнаго отчаянія в л а д л ъ имъ. Борьба шла в ъ немъ великая, борьба за уничтоженіе ч е г о - т о, что стенало, молило о пощад, издавало вопли отчаянія и погибало въ безобразныхъ судорогахъ. И надо всмъ торжествовала ж г у ч а я ненависть. Громомъ разрушенія и проклятіями заканчивалась безумная импровизація Володи Лтникова .

— Володя, да что съ т о б о й ? Это тебя к у д а у н о с и т ъ ! — г о в о ­ рилъ ему братъ Саша .

— Какой ты талантлиівый, Володя, — говорилъ ему я. — У т е б я это записано?

— Займись же по настоящему музыкой, брось свою д у р ь. В о з ь ­ ми себя в ъ руки. Т ы губишь себя и свои таланты, — говорили ему разомъ мы, потрясенные его импровизаціей. А онъ сидлъ, опустивъ свою к у р ч а в у ю голову, о с т а в а я с ь еще во власти жестокаго очаро­ ванія. Устремивъ свой неподвижный в з о р ъ куда-то внизъ и жадно затягиваясь двумя папиросками сразу, онъ вяло и нехотя б р о с а л ъ :

— Я сжегъ это в с е ! В с е это ни къ ч е м у !

Злоупотребленіе эфиромъ давало свои т я г о с т н ы я и роковыя послдствія. Временами онъ былъ к а к ъ безумный и все чаще сталъ г о ­ ворить о самоубійств. Братъ Володя и Саша нердко проводили съ нимъ цлыя ночи, опасаясь, что онъ приведетъ въ исполненіе свое намреніе .

И вотъ въ его настроеній наступила перемна. Онъ бросилъ пить. Подтянулся. Онъ к а к ъ - т о внезапно, со всей своей мрачной и тяжелой страстностью, у в л е к с я Юліей Ц. Это была молодая д ­ вушка немного старше его. Е е нельзя было назвать красавидей .

Но она была неотразима всей фигурой, лицомъ и особенно выраже­ ніемъ большихъ темныхъ г л а з ъ. Хорошаго роста, съ мужественной походкой и движеніями, темная брюнетка съ темно-матовымъ, ч у т ь желтоватымъ цвтомъ выразительнаго и умнаго лица, съ большимъ, открытымъ мужскимъ лбомъ, гладко причесанными волосами, Юлія Васильевна Ц. выдлялась изъ в с х ъ своихъ сверстницъ. Что-то сильное, властное, непреклонное было во всей фигур, въ выраже­ ніи холодныхъ глазъ, въ волевой складк г у б ъ. Е е нельзя было не замтить. Е я появленіе среди людей сразу ч у в с т в о в а л о с ь по той сдержанности, которая невольно сообщалась самымъ разудалымъ и беззастнчцвымъ молодымъ людямъ. Она скоре стсняла своимъ присутствіемъ, чмъ оживляла. А реплики ея, вопросы, были в с е г д а заострены, часто язвительны, иногда высокомрны. Но ею нельзя было не любоваться. А когда чье-либо удачное слово или интересный разсказъ привлекали ея вниманіе, она преображалась. Слегка наклонившись впередъ, она внимательно слушала разсказъ, не сводя глазъ съ разсказчика. По мр возрастанія интереса къ разсказу, лицо ея оживлялось, исчезала холодная надменнность, глаза пріобртали изумительную глубину и особый блескъ, губы пріоткрывались, лицо озарялось улыбкой, которая красила все лицо .

— Экая красавица эта Юлія Ц., — говорили т, кто былъ постарше. — А в д ь къ ней не подойдешь, к а к ъ къ другимъ, такимъ холодомъ о б л а с т ь, з а х о л о д и т ъ !

И дйствительно, кончился разсказъ и съ нимъ потухало и просвтленное выраженіе лица. Глаза становились холодные, надменные; снова появлялась властная складка около г у б ъ. И опять Юлія Ц. стновилась неприступной, отчужденной, холодной, непріятной. Семья Ц. какъ то грубо и властно вторглась въ семью Лтников ы х ъ. Вторглась, поработила и наложила свою тяжелую руку на бо­ л е податливую семью Л т н и к о в ы х ъ. Старикъ Ц., вдовецъ, съ боль­ шимъ количествомъ в з р о с л ы х ъ дтей, выдающійся ученый профес­ соръ — женился на Екатерин А л е к с е в н Лтниковой, дочери его сверстника и сотоварища по п р о ф е с с у р. Старшій сынъ Ц. женился на другой дочери Лтникова. Отецъ и сынъ оказались женатыми на д в у х ъ сестрахъ. Это вторженіе семьи Ц. в ъ Л т н и к о в с к у ю семью производило тягостное впечатлніе .

Настала очередь новаго осложненія между двумя родами, изъ которыхъ одинъ оказался властнымъ и покоряющимъ, а другой мяг­ кимъ, уступчивымъ и порабощеннымъ .

Володя Лтниковъ со в с е ю неукротимостыо повлекся къ Юліи Ц. Повидимому, и его захватила тяжелая страсть. Что-то жуткое ч у в с т в о в а л о с ь в ъ соприкосновеніи этихъ д в у х ъ одаренныхъ, страст­ н ы х ъ и тяжкихъ людей. Володя кореннымъ образомъ измнилъ свои привычки. Но настроеніе его не становилось легче .

Внезапно Юлія Ц. у х а л а в ъ П е т е р б у р г ъ м тамъ поступила на Высшіе Ж е н с к і е Курсы. Володя остался в ъ М о с к в. Наступило злов щ е е молчаніе. В с е притаилось. Володя умолкъ и не выходилъ изъ своего кабинета. Мать Володи, добрая, привлекательнаго вида, ко­ гда-то на рдкость красивая, теперь очень пожилая женщина, на цыпочкахъ подходитъ к ъ дверямъ кабинета сына и въ щелочку подглядываетъ, что д л а е т ъ ея Володя. Она была въ вчной т р е в о г .

Воспользовавшись однажды его отсутствіемъ, она унесла изъ его кабинета револьверъ, унесла разные подозрительные склянки и пузырьки. Володя длаетъ видъ, что не замтилъ похищеній, но озабоченъ, и в ъ свою очередь, потихоньку отъ матери, шаритъ в ъ ея комнатахъ, в ъ б л ь и... находитъ унесенный у него револьверъ .

Томительно т я н у т с я дни, недли. Мои братья, Саша и Володя, стараются у г а д а т ь настроеніе и намренія Володи, не оставляютъ его. Онъ молчитъ и кажется даже спокойнымъ .

Внезапно приходитъ извстіе изъ Петербурга, что Юлія Ц. пропала. А ч е р е з ъ день газеты сообщили, что на взморь обнаруженъ трупъ молодой двушки, оказавшейся Юліей Ц .

В ъ тотъ же день Володя застрлился .

Окончивъ Т е х н и ч е с к о е Училище, братъ Саша в с к о р поступилъ на машиностроительный заводъ в ъ Рязани. Нсколько лтъ онъ пробылъ на з а в о д а х ъ в ъ Рязани и в ъ Мытищахъ, а впослдствіи сталъ профессоромъ т о г о - ж е М о с к о в с к а г о Техническаго Училища .

Братъ Павелъ Ивановичъ — уже судебный слдователь в ъ г о ­ род Подольск, Московской г у б. Онъ женатъ на Александр Ми­ хайловн Цвтковой, дочери извстной въ М о с к в дятельницы по народному образованіи), Елизаветы Ивановны Цвтковой. Е г о судебная работа проходитъ среди большой культурной работы, среди исканій правды на земл и согласованія правды Божьей съ правдой человческой .

Отпочковавшіяся семьи продолжали крпко и дружно держать­ ся связанными д р у г ъ съ другомъ, не отрываясь отъ основного корня въ розовомъ домик в ъ Б. Казенномъ переулк .

Семья вся собиралась каждое 1-ое октября в ъ дом отца. Это день перезда изъ М е ж е в о г о Института въ свой домикъ, въ Б. Ка­ зенномъ переулк. В ъ этотъ день, или в ъ одинъ изъ ближайшихъ дней, у насъ на дому служили молебенъ съ водосвятіемъ и съ акафистомъ Покрову Божіей Матери. О т о в с ю д у съзжались молодыя се­ мьи съ внуками и внучками къ д д у ш к на молебенъ .

Молебенъ проходилъ благолпно и трогательно. Прекрасныя слова акафиста, обращенія к ъ Всптой Матери: «Призри на сми­ реніе души моея, покрый мя всемощнымъ омофоромъ Твоимъ, да избавлюся отъ в с х ъ бдъ и напастей, и в ъ часъ кончины моея, о Всеблагая, предстани м н... » — произносятся священникомъ, старичкомъ Далицинымъ, съ особымъ ч у в с т в о м ъ и проникновенностью .

Отецъ стоитъ на к о л н я х ъ. Молитва з а х в а т ы в а е т ъ его. Е г о ліицо просвтлено, но во всей его фигур ч у в с т в у е т с я утомленіе, а в ъ глазахъ печаль и покорность .

В н у ч а т а, а ихъ уже много, стоятъ поодаль, у зеркала, передъ бабушкой, которую они в с з о в у т ъ «баба Ю л я ». В с братья т у т ъ и ихъ жены. В с я семья в с б о р. Бросается въ глаза что отецъ к а к ъ то очень постарлъ и сдалъ. Съ нкоторымъ трудомъ поднимается съ к о л н ъ .

Посл молебна пьемъ чай. Столъ раздвинутъ на в с в с т а в н ы я доски. В с я семья едва помщается за этимъ столомъ. Марья Ивановна, тоже постарвшая, она в ъ нашей семь съ очень давнихъ поръ, неизмнно разливаетъ чай. Сколько чая было выпито при ея непосредственномъ участіи! В д ь она занимается этимъ дломъ съ самаго начала нашихъ гимназическихъ л т ъ. Отецъ растроганъ. У него слезы на г л а з а х ъ. Онъ шутитъ съ внуками. Онъ говоритъ намъ, что лтомъ собирается създить в ъ родныя мста, в ъ Т а м б о в с к у ю губернію .

— Х о ч у създить проститься съ родными мстами, — г о в о ­ ритъ онъ съ печальной улыбкой .

Мы в с привтствуемъ это ршеніе и протестуемъ противъ цли поздки. Не проститься, а повидать родныя мста и людей, отдохнуть, набраться силъ и т. д. Однако, мы ч у в с т в у е м ъ, что отецъ правильно опредлилъ смыслъ своей поздки .

Послднее время онъ сталъ прихварывать, скоре уставать. Ча­ сто в о з в р а щ а е т с я отъ « б о л ь н ы х ъ » самъ изнеможенный и очень печальный. О н ъ по прежнему д я т е л е н ъ. Неизмнный участникъ живой работы Я у з с к а г о попечительства о б д н ы х ъ. По прежнему у него больные и, онъ у нихъ. Т а к ъ съ утра и до вечера. По преж­ нему « Р у с с к і я Вдомости» и газета « В р а ч ъ » составляютъ его по­ стоянное чтеніе. Но силы его замтно слабютъ и падаютъ .

Р ш и в ъ х а т ь в ъ Т а м б о в с к у ю г у б., онъ оживился и сталъ д ятельно готовиться къ этой поздк. Списались съ родными, у с т а новили маршрутъ, отовсюду получили радостныя письма непремн­ но побывать, не забыть, з а х а т ь и т. д. Почти во в с х ъ у з д а х ъ Тамбовской г у б. оказались родные, родственники, д р у з ь я и лица, ко­ торыя «по гробъ жизни» общали не забыть то доброе, что сдлалъ для нихъ Иванъ Николаевичъ .

И в о т ъ лтомъ поздка состоялась. Вдвоемъ съ Юліей Михайловной отецъ совершилъ задуманное имъ путешествіе. Тамбовской г у б., село Личины встрчало его радостно и радушно, съ выраже­ ніемъ признательности за в с е, что онъ сдлалъ, и признанія дла его жизни. А это д л о — было помощью людямъ въ ихъ бд, въ ихъ г о р и страданіяхъ. Эта поздка оказалась, дйствительно, з а вершеніемъ круга, завершеніемъ его жизненнаго пути .

Растроганный, душевно удовлетворенный, онъ вернулся въ Мо­ с к в у. В с к о р онъ занемогъ своимъ обычнымъ недомоганіемъ око­ ло Р о ж д е с т в а. На этотъ разъ такъ онъ и не поправился. Онъ боллъ около года. Какъ докторъ, онъ сознавалъ свое положеніе .

Исполнялъ в с е, что- требовали отъ него товарищи и друзья-врачи, а самъ готовился в ъ новый путь, съ котораго уже не возвращаются .

Около него неотлучно была врная его спутница, наша вторая мать, Ю л і я Михайловна. Лто они провели въ Сокольникахъ, на дач. В ъ тотъ годъ осень была на диво красочная и золотая. В ъ подмосковныхъ Сокольникахъ, несмотря на ихъ заселенность, есть у г о л ки совершенно очаровательные, а широкія проски мстами про­ ходятъ подъ сводомъ золото-желтыхъ и красныхъ кленовъ, прониз а н н ы х ъ солнечными лучами. Прогулки отца по любимымъ его дорожкамъ становились все рже. Наконецъ, он вовсе прекратились .

Врачи избгали называть е г о болзнь, но не подаваліи никакихъ на­ деждъ. Повидимому, это была саркома легкихъ .

Отецъ безропотно принялъ сложившееся положеніе. Онъ самъ врачъ. Иногда, в ъ отсутствіе врачей, просилъ Юлію Михайловну дать ему аппаратъ съ гуттаперчевыми трубочками для выслушиванія сердца и л е г к и х ъ. В с т а в и в ъ концы т р у б о ч е к ъ себ въ уши и приложивъ чашечку, съ которой были соединены трубочки, к ъ сво­ ей груди, онъ долго съ напряженнымъ вниманіемъ, выслушивалъ себя. Е г о спокойно-покорное выраженіе лица не мнялось, только становилось сосредоточенне и печальне. Тяжело в з д о х н у в ъ, онъ отдавалъ приборъ Юліи Михайловн, закрывалъ глаза и оставалася такъ, молчаливый и сосредоточенный. Слеза скатывалсь изъ-подъ его закрытыхъ в к ъ .

Онъ подзывалъ Юлію Михайловну, бралъ ее за р у к у, долго и нжно гладилъ эту руку и, в з д о х н у в ъ, г о в о р и л ъ :

— На в с е воля Б о ж і я ! Ю л я, скоро к о н е ц ъ. Передемъ в ъ М о с к ­ ву, домой. Тамъ х о ч у умереть .

Онъ утшалъ маму, которая едва сдерживала слезы. Усаживалъ ее поближе къ с е б и говорилъ ей, какъ ей нужно устроитъ свою жизнь, когда его не б у д е т ъ .

— Д т и в с на н о г а х ъ, они тебя любятъ. Т ы ихъ вынянчила .

Они т е б б у д у т ъ опорой .

В ъ М о с к в состояніе отца стало у х у д ш а т ь с я. Онъ съ печаль-, ной улыбкой встрчалъ своихъ коллегъ врачей. Благодарилъ ихъ за заботу и говорилъ, что нужно готовиться къ концу .

Впрочемъ, кажется, я уже г о т о в ъ, — говорилъ онъ В а р н а в Евфимовичу Игнатьеву, врачу Константиновскаго М е ж е в о г о Инсти­ тута, который з а б г а л ъ къ нему « у т р у ш к о м ъ », какъ онъ говорилъ, и просиживалъ до вечера .

Отецъ охотне велъ бесды и слушалъ тихіе разговоры свя­ щенника Андрея Григорьевича Полотебнова. Эти разговоры и напутствія «въ путь ходящимъ», были ближе его д у ш в р у ю щ а г о христіанина. Однажды, когда отцу было особенно томительно кто-то изъ близкихъ ему людей предложилъ призвать Іоанна Кронштадскаго, чтобы онъ «помолился» .

Іоаннъ 'Кронштадскій в с к о р пріхалъ къ намъ. Мн не нравились приготовленія къ его пріему. Я не с о ч у в с т в о в а л ъ, раздляя общее недоброжелательное отношеніе интеллигенціи къ этому, сдлавшемуся популярнымъ, батюшк. Дорогой портвейнъ опредленной марки, которую только и пьетъ батюшка, цвты, особыя груши, которыя батюшка любитъ, ритуалъ пріема его — все это было сообщено спеціалистами и антрепренерами отца Іоанна. В с е это ме­ ня настраивало враждебно .

Отецъ, в ъ подушкахъ, сидлъ на диван, лежать ему было тяжко, казался безучастнымъ, не замчая невольной суетни и приготовченій .

В о т ъ съ улицы дали знать — « д е т ъ ! » .

Засуетились. В с вышли къ воротамъ встрчать отца Іоанна .

Я остался одинъ съ отцомъ. О н ъ подозвалъ меня. В з я л ъ за руку и произнесъ ч у т ь слышно: — «Я знаю, что умираю. Я г о т о в ъ. Но тяжко мн». .

Я припалъ к ъ его р у к .

А изъ залы раздался рзкій, громкій и какъ бы повелвающій голосъ:

— А г д больной?

Съ этими словами, произнесенными рзкимъ тономъ, такъ не соотвтствующимъ тишин, окружавшей умирающаго, отецъ Іоаннъ быстро вошелъ в ъ кабинетъ отца .

Рзкій тонъ, шелковая муаровая ряса, кресты и яркія ленты на груди — все это опять мн не понравилось .

— Что, нездоровъ, б о л е н ъ ? Ну, ніичего, поправишься. Б о г ъ милостивъ. Ну, помолимся. А какъ твое имя?

И это было сказано рзко, г р у б о, даже съ ноткой какъ-бы нкотораго недрброжелателъства. М н обидными показались и тонъ и манера этого священника .

Начался краткій молебенъ. Отецъ Іоаннъ служилъ скороговоркой. Но вотъ онъ опускается на колни, распростирается и на­ чинаетъ громко молиться .

Что это была за молитва! Что произошло съ отцомъ Іоанномъ и со всми нами, сказать я не сумю и сейчасъ, когда съ того време­ ни прошло боле 35 л т ъ, а я помню в с е, какъ будто это было в ч е ­ ра. Молитва его была поистин в д о х н о в е н н а. Это былъ призывъ к ъ Б о г у, сліяніе съ нимъ, просьба о милосердіи и помощи, и пламен­ ная вра, что д у ш, готовящейся и уже идущей, тамъ уготовано мсто упокоенія, тамъ, куда устремляются в с души, свершившія свой жизненный путь .

Я г л я н у л ъ на отца. Онъ былъ в е с ь просвтленъ, онъ какъ то выпрямился в е с ь. Глаза его широко открылись. Казалось, онъ ви­ дитъ и путь, и шествіе, и мсто упокоенія. Молитва чудная, неслыханная по тону и по проникновенно, кончилась .

Отецъ Іоаннъ всталъ съ к о л н ъ. Благословилъ отца широкимъ крестнымъ знаменіемъ и поспшно у х а л ъ .

Отецъ долго оставался подъ обаяніемъ этой чудесной молитвы и долго сохранялъ просвтленное настроеніе д у х а .

Однако, разрушеніе организма продолжалось. Иногда по утрамъ, зайдя къ нему проститься передъ отъздомъ в ъ С ъ з д ъ или камеру Прсненскаго участка, которую я получилъ в ъ завдываніе посл смерти А. А. Арнольди, я находилъ отца лежащимъ на полу .

Томясь ночью и не находя с е б мста, онъ просилъ маму постлать ему т ю ф я ч е к ъ на полъ и в ъ изнеможеніи оставался на немъ .

Ему становилось все х у ж е и х у ж е. Ясно было, что дни его соч­ тены. Я просилъ освободить меня отъ разбора въ камер и замнить меня добавочнымъ судьей. Но судьи в с были заняты. 6-го октября 1896 года въ большой т р е в о г похалъ я в ъ свою камеру, оставивъ отца в ъ великомъ томленіи.

Во время разбора длъ ко мн подошелъ мой разсыльный Василій и шепотомъ с к а з а л ъ :

— По телефону изъ у ч а с т к а приказано Вамъ передать, что В а ш ъ батюшка померли .

В ъ день похоронъ нашъ переулокъ запрудили, пришедшіе его проводить. Когда изъ воротъ дома мы выносили гробъ и несли его в ъ церковь Воскресенія въ Б а р ы ш а х ъ, слышно было какъ въ тол­ п говорили: — «Это нашъ докторъ Иванъ Николаевичъ, царство ему небесное. Добрый былъ баринъ!» .

Это хитровскій народъ, жители у г л о в ъ и подваловъ, коечнокоморочныхъ квартиръ и ночлежекъ пришли проводить « с в о е г о доктора» .

Схоротшли отца въ Алексевскомъ монастыр, тамъ, г д с х о ронена была и наша мама Елизавета Павловна .

Часть третья

ГЛАВА ПЕРВАЯ

МОСКОВСКАЯ ГОРОДСКАЯ ДУМА

–  –  –

Это было 34 года тому назадъ. Я былъ тогда еще молодъ. На этихъ страницахъ вспоминаю, к а к ъ началась моя общественная ра­ бота .

В ъ ма 1897 года я избранъ Секретаремъ Московской Городской Думы (оффиціально должность эта н а з ы в а е т с я Городской С е к р е т а р ь ), избранъ противъ воли, при моемъ энергичномъ сопротивленіи и даже при о т к а з отъ баллотировки. Я былъ совершенно удовлетворенъ своей работой мирового судьи. Съ нкотораго рода презрніемъ относился къ тмъ, кто бросалъ с у д е й с к у ю работу ради «карьеры», какой бы то ни было и г д бы то ни было. «Карьеризмъ» — развнозначило съ безпринципностью. Уходить изъ судей — казалось измнять длу ради тщеславія или улучшенія своего матерьяльнаго положенія. В с е это казалось недостойнымъ судьи. Е с ­ ли мое сопротивленіе было всетаки сломлено, то только потому, что старикъ Л. В. Л ю б е н к о в ъ однажды, видя, к а к ъ я тяжело переживаю положеніе, в ъ которомъ очутился нежданно-негаданно, по­ сл того какъ стали требовать, чтобы я шелъ в ъ Г о р о д с к у ю Д у м у вмст съ кн. В. М.

Голицынымъ, только что избраннымъ М о с к о в скимъ Г о р о д с к и х ъ Головой, сказалъ мн в ъ одну изъ средъ, посл судебныхъ засданій в ъ С ъ з д :

— Что это ты, ясочка, з а г р у с т и л ъ ? Т а щ у т ъ тебя на большое общественное дло. А ты упираешься. Нельзя такъ. Мало ли что пріятно. Иди, иди. Т а к ъ нужно. Приходи ко мн в ъ в о с к р е с е н ь е .

Ты что-то давненько у меня не былъ. Мы поговоримъ .

В ъ в о с к р е с е н ь е я былъ у Л ю б е н к о в а. Онъ у в е л ъ меня въ свой длинный узенькій кабинетикъ, чтобы намъ не помшали.

Усадилъ въ кресло и н а ч а л ъ :

— Ну, разсказывай. Почему ты не х о ч е ш ь идти въ Думу съ Голицынымъ?

И не д а в ъ мн докончить моихъ соображеній о томъ, что я по­ любилъ дло судьи, что городского дла не знаю, что купеческая Д у м а меня совсмъ не интересуетъ, Л ю б е н к о в ъ сталъ говорить о томъ, что такое общественное дло, каковы его задачи и какъ не­ обходимо именно въ М о с к в это общественное дло развить и по­ ставить на надлежащую в ы с о т у .

— Ты будешь тамъ не одинъ. Тамъ Николка Щепкинъ. Горяченекъ онъ. Но способный, талантливый. А Московская Дума, вотъ она к а к а я ! Какія у нея были г о л о в ы ! Орлы! Чаркасскій, Чичеринъ!

Иди, иди. Князю Голицыну нужна помощь. Онъ хорошій, но сла­ бый. Ему будетъ трудно. Помоги ему. Нтъ, не отказывайся. Иди!

Т а к ъ надо .

По мр того, какъ Л е в ъ Владиміровичъ развивалъ свои мысли, я ч у в с т в о в а л ъ, что моя сопротивляемость слабетъ и разрушается .

Мои основанія къ отказу, казавшіяся такими безспорными, утра­ чивало, свою убдительность даже въ моихъ собственныхъ глазахъ .

Какой то новый порядокъ мыслей сталъ овладвать мною. В ъ немъ растворялись мои недавнія соображенія. Что-то жутко заманчивое глянуло изъ-за сгрой, смутной неопредленности, которой пред­ ставлялось мн общественное дло, творимое въ красномъ, доволь­ но неуклюжемъ дом на Воскресенской площади, дло боле высмиваемое газетами, чмъ поощряемое. М о т и в ы : мн хорошо з д с ь, я не х о ч у уходить отъ пріятнаго для меня дла и отъ пріятныхъ для меня людей — поблекли и оказались слабыми и неубдительными .

Д а ж е к а к ъ - т о было неловко вспоминать, не то что ужъ выдвигать ихъ на первое мсто .

Общественный долгъ. Общественное дло. В о т ъ что стало передо мной во всемъ своемъ значеніи и увлекательности въ этомъ тсиенькомъ кабинетик Л. В. Л ю б е н к о в а .

— Мировой судья — это первая ступень общественнаго слу­ женія, говорилъ Л. В. Л ю б е н к о в ъ. А тамъ —- гласный земскій или городской. Передъ ними не только техническія, хозяйственныя дла. Большое культурное общественное дло, нужное для наро­ да, для Россіи. Тамъ шире. И хорошо, что ты станешь Секретаремъ Московской Думы, да еще при мягкомъ Голицын. В с е ты заберешь в ъ свои руки. Ты съ характеромъ и съ волей. Вліяніе твое будетъ большое. Иди, иди. Не сомнвайся больше. А со създомъ ты не порвешь. Ты нашъ. Мы т е б я любимъ. Самъ насъ не забывай. Да ты и не з а б у д е ш ь. И хорошо, что ты сопротивляешься. Ишь, какъ упираешься. Не то что Мишка Приклонскій. Т о т ъ х о ч е т ъ. Тому судъ надолъ. А ты не бросаешься. Значитъ б у д е т ъ хорошо. Иди же, иди .

Уходилъ я отъ Любенкова, грастерявъ в с свои доводы, вся моя ршимость и сопротивляемость исчезли. В с е, на чемъ, думалось, я твердо стоялъ, какъ на гранит, оказалось размытымъ. Я очутился на песк. Новыя, загадочно манящій перспективы открылись передо мною. Но между ними стояли люди, съ которыми сопрягать свою судьбу мн все же не х о т л о с ь .

Я пошелъ къ моему большому пріятелю И. И. Шейману, съ ко­ торымъ мы в ъ одинъ день были избраны добавочными мировыми судьями въ М о с к в. Это было в ъ 1894 году. Съ т х ъ поръ мы были неразлучны. В ъ С ъ з д надъ нами подтрунивали и называли н а с ъ insparables, а то и попросту — «ну вотъ, можно начинать з а сданіе: Аяксы и д у т ъ ! » .

И. И. Шейманъ былъ человкъ большихъ способностей и тон­ каго, аналитическаго ума. Онъ быстро овладлъ дломъ судьи и, пользуясь постояннымъ руководствомъ Л. В. Любенкова, который очень его оцнилъ, сталъ однимъ изъ выдающихся судей по знанію, умныо разобраться в ъ сложныхъ юридическихъ положеніяхъ. Это былъ образованный, начитанный ч е л о в к ъ, продолжавшій читать и учиться. Онъ любилъ и с к у с с т в о, былъ настоящимъ -европейцемъ .

Мы съ нимъ близко сошлись и, к а к ъ говорили наши судьи, дополняли д р у г ъ друга свойствами своихъ х а р а к т е р о в ъ. Иванъ Ивановичъ былъ мн близокъ многими своими чертами. А особенно привлекала меня къ нему какая-то печаль в ъ его глазахъ и во всемъ его тон, когда мы оставались вмст, безъ постороншіхъ. Трудно бы­ ло объяснить эту присущую ему печаль, мало замтную на людяхъ, но составлявшую основу его с у щ е с т в а .

Иванъ Ивановичъ былъ в ъ полномъ к у р с моихъ переживаній .

Онъ былъ на моей сторон и не х о т л ъ, что бы я уходилъ изъ судей .

Мы должны были съ нимъ начать одну работу по пересмотру Наказа Мировымъ Судьямъ, что предлагалъ намъ С. И. Печкинъ. Иванъ Ивановичъ раздлялъ и мое не очень восторженное отношеніе к ъ судьямъ, которые сами стремились въ Г о р о д с к у ю Управу и настаивали на томъ, чтобы я шелъ вмст съ ними. Среди этихъ судей былъ Н. К. фонъ Вендрихъ, М. И. Приклонскій и С. Д. Л е б е д е в ъ .

Два послднихъ быпи приглашены Голицынымъ на должность членовъ Городской Управы. Приклонскій былъ способный ч е л о в к ъ, но никакъ не отличался ни тонкостью к у л ь т у р ы, ни образованіемъ. По с у щ е с т в у это былъ ч е л о в к ъ безъ в с я к и х ъ принциповъ. Это была грубая натура, большой циникъ. В ъ С ъ з д его сдерживало и облагораживало вліяніе Любенкова, котораго онъ побаивался и мнніемъ котораго дорожилъ. Особенно радоваться компаніи Приклонскаго не приходилось .

Е щ е мене интересна была фигура Л е б е д е в а, лниваго и безличнаго человка. Старикъ Вендрихъ составлялъ для князя Голицына «кабинетъ». Самъ онъ въ Управу не шелъ. Это онъ, по поручекію князя и вмст съ нимъ, велъ со мной настойчивые переговоры .

Н. К. фонъ Вендрихъ былъ старый судья и давній гласный Гор .

Д у м ы. Ф и г у р а типичная и колоритная. У него нечего было искать йдеологій, г л у б о к и х ъ размышленій и принципіальныхъ обоснованій дла судьи иди общественнаго д л а. У него дйствія предшеТвовали слову и иногда, казалось, они опережали даже и мысль. Это былъ ч е л о в к ъ импульса, очень пристрастный и предвзятыхъ симпатій и антипатій. Ему не нужны были деклараціи. Ему нужны были дйствія, которыя онъ оцнивалъ съ точки зрнія своихъ настрое­ ній и в к у с о в ъ. Горе тому, кто вмсто правлльныхъ дйствій подставлялъ красивыя слова. Т а к о г о преступника онъ сначала испепелялъ своими острыми, жгучиоди, сверкающими глазами, а потомъ разражался пучками вылетавшихъ изъ него н е с в я з н ы х ъ, отличительныхъ словъ. Онъ былъ грозой помощниковъ присяжныхъ повреиныхъ, дерзавшихъ свое незнаніе прикрывать празцными словами. Е г о боялись даже старые адвокаты и часто отказывались отъ длъ у Ми­ рового Судьи Александровскаго у ч а с т к а, каковымъ былъ грозный фонъ В е н д р и х ъ .

Этотъ то Вендрихъ и настаивалъ на томъ, чтобы я шелъ въ Д у му. Е г о главный аргументъ б ы л ъ : «нужно помочь Князю». Но какъ я буду помогать, когда я не знаю д л а ! Д о в о д ы Вендриха скоре укрпляли мою позицію и я упорно продолжалъ отказываться. Но, посл разговора съ Л. В. Любенковымъ, онъ усмотрлъ во мн ко­ лебанія. Немедленно сообщилъ объ этомъ князю Голицыну и, по­ сл ожесточеннаго и послдняго сопротивленія, оказаннаго мною князю в ъ его кабинет в ъ дом Полякова, на Б. Никитской улиц, князь просилъ меня в с е - ж е цридга на засданіе Думы, назначениое для в ы б о р о в ъ, и тамъ дать мой окончательный о т в т ъ. Передъ з а сданіемъ князь в е л л ъ мн сказать, что онъ умоляетъ меня не снимать моей кандидатуры, иначе онъ долженъ будетъ уйти въ отставку. Что мн было д л а т ь ?

Я присутствовалъ при томъ, к а к ъ М о с к о в с к а я Дума почти единогласно избрала меня на должность Городского Секретаря. Я вид л ъ, какъ считали шары в ъ моемъ ящик, слышалъ с т у к ъ падающихъ на лотокъ шаровъ и, мн х о т л о с ь крикнуть — «да что вы тамъ д л а е т е ? В о в с е не х о ч у я баллотироваться к у д а бы то ни бы­ л о ». —• Но я этого не крикнулъ. Т а к ъ судьба моя была ршена .

Съ острой болью я простился съ моей камерой Прсненскаго судьи, со Създомъ, съ судьямйі и вступилъ в ъ красный неуклюжій домъ на Воскресенской п л о щ а д и * ) .

*) Этотъ домъ пюстроенъ въ 1892 году по весьма неудачному во всхъ отношеніяхъ проекту архитектора Чичагова. Къ сожалнію, былъ забракованъ, кажется изъ-за дороговизны, прекрасный проектъ проф. Резанова, о которомъ В. В. Стасовъ отзывался съ восторгомъ — проектъ въ стил русской архитектуры ХП вка .

В. В. Стасовъ, въ Нов!остяхъ 1887 г. отъ 25 января № 24, негодуетъ Ж у т к о было. Люди новые. Первыя в с т р ч и не особенно привтливыя, за исключеніемъ стариковъ, сторонниковъ Найденова, сре­ ди нихъ членъ управы, Колоховскій, которые разсчитывали во мн, молодомъ, найти поддержку. В ъ Городской Канцеляріи, начальни­ комъ которой я оказался, леденяще холодный пріемъ. И. Д. Город­ ского Секретаря В. П. Преображенскій — философъ, литераторъ, прикрывъ ротъ рукой, сощурившись, острыми глазками слдитъ за моими неувренными шагами. Старшій помощникъ Г о р. Секретаря, С. П. Ю н г ф е р ъ, дловито изысканно вжливъ и строго формаленъ .

Изъ за двери до меня долетаютъ громкіе г о л о с а :

— А что, новый Городской Секретарь появился? Смлый моло­ дой ч е л о в к ъ ! Б е р е т с я за такое д л о ! Ну, посмотримъ .

Это А. А. Шиловъ и H. М. Г о р б о в ъ в ъ сосднемъ кабинет Т о варища Городского Головы. Это оппозиція новому Городскому Г о л о в и новой Городской У п р а в .

Начинается новая жизнь, новая работа среди н о в ы х ъ людей .

И во г л а в всего князь В. М. Голицынъ. Меня съ нимъ с в я з ы в а ю т ъ давнишнія воспоминанія, еще дтскія .

Князь В. М. Голицынъ, такой торжественный и красивый в ъ своемъ камергерскомъ мундир в ъ церкви Межевого Института. Мы, дтьми, любуемся имъ. Мы хорошо знали в ы с о к у ю, величественную княгиню Софью Николаевну, которая появлялась в ъ церкви Меже­ вого Института, становилась у праваго клироса со всми своими дтьми, тремя мальчками и двумя двочками. Иногда съ ними явля­ лась старушка бабушка, Луиза Трофимовна. А кн. Владиміръ Михайловичъ становится поодаль. В с я эта семья была к а к ъ бы изъ дру­ гого міра. Это были первоосновы отношеніи к ъ Голицыну. Теперь по поводу того, что проектъ зданія Московскрй Городской Думы, составленный проф. Ал. Ив. Резановымъ, былъ оставленъ безъ вниманія и на заключеніе Московскаго Археологическаго О-ва предъявлены были планы и фасады для новой Думы, проектированные архитекторами В. П. Карневымъ, Д. Н. Чичаговымъ и Терскимъ .

По словамъ Стасова проектъ Резанова былъ великолпенъ, высоко талантливъ, полный самюстоятельной оригинальности, в ъ стил превосходной архитектуры XVII вка. Проектъ былъ сочиненъ въ начал 7 0 - х ъ годовъ. Пять широкихъ аркадъ, идущихъ въ вышину всело зданія, сквозь три этажа, составляютъ главный корпусъ и, наклонившись кверху, с ъ двухъ сторонъ, подъ карнизъ, накрыты, какъ внцомъ, выгнутою русской изразчатой кровлей со сквознымъ гребнемъ вверху. По угламъ строенія — многоэтажныя башенки, изъ которыхъ каждая, сама по себ взятая, есть пре­ красное художественное сіозданіе. «Это лучшее созданіе Резанова. У насъ былъ бы прекрсный домъ Думы, достойный стоять на ряду если не съ капитальными ратушами Европы, то по крайней м р съ лучшими и талантливйшими между ними» .

Проектъ Резанова былъ разсчитанъ на другое мстк в ъ Москв .

онъ избранъ Городскимъ Головой въ Москв и я долженъ быть его ближайшимъ сотрудникомъ .

Кандидатура кн. Голицына была выдвинута посл тщетныхъ упрашиваній и уговариваній К. В. Рукавишникова принять избраніе на новое четырехлтіе.

Рукавишниковъ упорно отказывался:

усталъ, запустилъ свои коммерческія дла, больше не х о ч е т ъ. Купеческая Москва остановила свой выборъ на княз Голицын, подчеркивая этимъ свою независимость отъ Петербурга, свою самостоятельность въ сужденіи и выбор: Москва иметъ свое мнніе и Петербургъ ей не указъ. Голицынъ былъ въ Москв губернаторомъ и снискалъ общія симпатіи и расположеніе къ с е б в с х ъ к р у г о в ъ М о с к в ы. Онъ былъ простъ, л а с к о в ъ и обходителенъ со всми. Е г о благородная, изящная красивая наружность пріятна была москвичамъ. Особенно дамы были очарованы княземъ Голицынымъ .

«Нашъ к н я з ь Владиміръ Михайловичъ, наше красное солнышк о ! », — такъ называли его московскія дамы .

Князь Владиміръ Михайловичъ ч е л о в к ъ просвщенный, дворянской к у л ь т у р ы, либерально настроенный ч е л о в к ъ, никогда не былъ чиновникомъ и бюрократомъ. Т е х н и ч е с к о е дло управленія, со всми мелочами и формализмомъ, было ему скучно и чуждо. Онъ не скрывалъ, что мало интересуется этой стороной дла. Если онъ былъ «представительнымъ» губернаторомъ на М о с к в, то какъ чиновникъ министерства внутреннихъ длъ онъ былъ весьма слабъ и мало отвчалъ требованіямъ Петербургскимъ канцелярій. Г о в о ­ рятъ, что за время губернаторства кн. Голицына на М о с к в, о немъ накопилось в ъ Петербург цлое д о с ь е, которое н а з ы в а л о с ь : « Д ­ ло Голицынскихъ к у р ь е з о в ъ ». Е г о происхожденіе и связи, связи его жены Софьи Николаевны, урожденной Деляновой, защищали Голицына и заставляли терпть на посту Московскаго губернатора .

Но в о т ъ, однажды, терпніе Петербурга изсякло. Какой-то слу­ жебный промахъ Владиміра Михайловича переполнилъ чашу департаментскаго терпнія. Петербургская бюрократія отомстила ему ра­ зомъ за в с его прегршенія и за «досье Голицынскихъ к у р е з о в ъ » .

О н ъ былъ назначенъ губернаторомъ въ Черниговъ! Изъ Москвы въ Ч е р н и г о в ъ ! Это была явная административиая кара. Никого не у б ж дали лидемрныя завренія, что въ Чернигов губернаторъ боле независимъ, чмъ в ъ М о с к в, гд ему приходится все время считать­ ся съ генералъ-губернаторомъ. За ч т о ? Москва не знала за своимъ губернаторомъ прегршеній. Петербургская демонстрація по отно­ шенію къ князю Голицыну была принята недоброжелательно. Мо­ сква стала на сторону Голицына. Злоязычія, начавшіяся было по его адресу, у с п х а не имли и быстро смолкли. Голицынъ в ъ Чер­ ниговъ не похалъ. В ы ш е л ъ в ъ о т с т а в к у, сложилъ придворное з в а ніе и сталъ «простымъ смертнымъ», сойдя съ правящаго Олимпа .

Это еще боле понравилось М о с к в. М о с к о в с к о е к у п е ч е с т в о охот­ но называло его «Нашъ К н я з ь » .

Съ этого времени кн. В. М. Голицынъ еще больше входитъ в ъ общественную жизнь М о с к в ы. М о с к о в с к а я Городская Д у м а выбираетъ его почетнымъ мировымъ судьей. Е г о выбираютъ на почетныя должности въ разныя благотворительныя и просвтительныя учрежденія. А въ 1897 г о д у Московская Дума выбрала его Город­ скимъ Головой. Это была контръ-демонстрація Москвы по адресу Петербурга .

— В ы, петербургскіе чиновники, не умете цнить хорошихъ людей. Вамъ они не н у ж н ы. Ну, а мы ихъ любимъ, цнимъ, ими дорожимъ. Они намъ н у ж н ы .

Т а к о в ъ былъ смыслъ избранія кн. Голицына на должность Мо­ сковскаго Городского Г о л о в ы .

Онъ былъ, дйствительно хорошій ч е л о в к ъ. Отъ него не нуж­ но было требовать того, чего онъ не могъ дать. Но онъ самъ по себ являлся большой цнностыо, будучи в с е г д а и во всемъ благо­ роднымъ, чистымъ, безукоризненнымъ джентельменомъ, к у л ь т у р ­ нымъ, прекрасно настроеннымъ человкомъ. Онъ былъ баринъ в ъ своемъ глубокомъ с у щ е с т в. Баринъ культурный, достаточно про­ свщенный, понимающій н е д у г и русской жизни и охотно прислушивавшійся къ провозглашеніямъ прогрессивиыхъ и либеральныхъ идей и раздлявшій ихъ. Но внутренній міръ его не былъ исчер­ паетъ работой, которую требовало управленіе или веденіе большого хозяйства. Не даромъ у него была своя «святая с в я т ы х ъ », недоступ­ ная никому. Д а ж е жена его и дти не смли входитъ к ъ нему в ъ кабинетъ въ опредленный часъ дня. О н ъ запирался в ъ своемъ к а ­ бинет и велъ свою запись, в ъ которую заносилъ событія и факты текущей жизни, свои размышленія. Запись эта велась изо дня в ъ день и должна представлять весьма цнный историческій матеріалъ .

Г д теперь эти записи?

Какъ губернаторъ онъ, можетъ быть, плохо «управлялъ» в в ренной его попеченію губерніей, т а к ъ же и городскимъ головой онъ мало интересовался, а иногда явно тяготился длами по управленію городскимъ хозяйствомъ, засданіями управы, в ъ которыхъ онъ предсдательствовалъ, засданіями комиссій, в ъ к о т о р ы х ъ ему приходилось присутствовать. Именно присутствовать, ибо о б ъ я с н е ній отъ имени управы онъ не давалъ никогда, предоставляя длать это товарищу городского головы Ив. Ал. Л е б е д е в у, или с о о т в т с т вующему члену управы, или мн .

Но зато онъ былъ незамнимымъ представителемъ города во в с х ъ весьма разнообразныхъ с л у ч а я х ъ, т р е б у ю щ и х ъ достоинства вн нняго и внутренняго. Онъ былъ чудеснымъ предсдателемъ думскихъ засданій. А что особенно было важно — онъ своимъ при­ сутствіемъ в ъ Московской Д у м и У п р а в, сообщалъ всему т о т ъ благородный, высокій тонъ, который такъ былъ необходимъ тому общественному длу, которое длалось в ъ М о с к в и которое нуж­ но было съ достоинствомъ оберечь отъ недоброжелательнаго, ча­ сто явно враждебнаго отношенія со стороны Петербурга .

П о с л Городского Г о л о в ы Н. А. А л е к с е в а съ его бурно-пламенной и кипучей д я т е л ь н о с т ы о, посл длового и формально подтянутаго управленія К. В. Рукавишникова, управленіе котораго Найд е н о в с к а я группа ехидно называла « р у к а - В и ш н я к о в а », намекая на большое вліяніе крупнаго московскаго коммерсанта А. С. Вишняков а, — князъ Голицынъ давалъ совершенно новый и своеобразный типъ Головы въ М о с к в. Сопоставляя его съ двумя его предшествен­ никами, Голицына находили не дловымъ, не дятельнымъ, его упрекали даже въ равнодушіи къ городскому длу, в ъ отсутствіи иниціативы. Эти обвиненія со стороны противниковъ имли основаніе только формальное. Онъ не былъ дльцомъ, казался всегда сдержаннымъ, не в с т у п а л ъ в ъ горячіе споры и пререканія изъ-за того или иного вопроса городского хозяйства, охотно уступалъ своимъ оппонентамъ. Но это в о в с е не значитъ, что онъ былъ равнодушенъ къ длу. Если прежніе головы сами были источниками иниціативы, часто эгоистической и тщеславиой, и трудно мирились съ чужой иниціативой, то кн. Голицынъ предоставлялъ широкую иниціативу другимъ, своимъ сотрудникамъ, не стсняя никого, часто поищряя д р у г и х ъ, в ы з ы в а л ъ иниціативу среди г л а с н ы х ъ. При немъ общест­ венная работа развивалсь можетъ быть больше, чмъ при его предшественникахъ. Гласные Д у м ы получили возможность выдвигать но­ вые и новые вопросы, не боясь, что в с т р т я т ъ сопротивленіе и недоброжелательство, можетъ быть нчто врод зависти со стороны Г о л о в ы. Тмъ печальне было, что образовавшаяся въ Д у м оппозиція недоброжелательно отнеслась къ князю, а то большинство, которое его поддерживало представляло въ общемъ довольно с рую «домовладльческую» массу .

Мн было очень досадно и обидно, что группа гласныхъ, сразу ставшая въ оппозицію къ кн. Голицыну и къ его У п р а в, увлеченная борьбой и преслдованіемъ н к о т о р ы х ъ довольно у с т а р л ы х ъ и л нивыхъ членовъ Управы, сводившая счеты съ группой Н. А. Найденова, который неизмнно поддерживалъ князя Голицына — не з а мчала высокополезной и хорошей стороны въ дятельности кн .

Голицына, травила его и потшалась надъ его беззащитностью въ х о з я й с т в е н н ы х ъ д л а х ъ. Къ сожалнію еще большему для меня, од­ нимъ изъ самыхъ неукротимыхъ оппонетовъ князя Голицына былъ и талантливый H. Н. Щ е п к и н ъ, не мирившійся съ кажущимся равнодушіемъ князя. Щ е п к и н ъ, товарищъ городского головы при Р у к а вишников, отказался занимать эту должность при к н я з Голицын, вышелъ изъ состава Управы, и во в с е о р у ж і и знанія городского дла вошелъ въ оппозиціонную группу, которую в с к о р стали называть «Торговый домъ Б р а т ь я Г у ч к о в ы, Щ е п к и н ъ, Мамонтовъ и К » .

В ъ о с н о в этой оппозиціи лежало нескрываемое недоброжелательство къ тмъ группамъ думскихъ г л а с н ы х ъ, которыя выдвинули кандидатуру кн. Голицына въ Городскіе Головы. Это была г р у п ­ па Н. А. Найденова, царившаго тогда и въ Биржевомъ Комитет и въ Купеческомъ О б щ е с т в. У Найденова былъ тяжелый нравъ и тяжелая рука. Самъ очень умный, знающій с е б цну, не ломавшій шапки передъ сильными міра, онъ любилъ показать свою силу и вліяніе. Маленькій, сухенькій, съ рысьими, бгающими глазками и всегда покачивающейся изъ стороны в ъ сторону головой, онъ г о ­ ворилъ отрывочными словами, не повышая голоса. Выраженіе глазъ замняло ему интонаціи. Казалось, его не столько слушали, сколь­ ко были п р и к о в а н ы к ъ его глазамъ. Онъ говорилъ, а глаза его свидтельствовали, что онъ не д о п у с к а е т ъ возраженій. Зависвшее о т ъ него московское купечество безпрекословно исполняло его приказанія. Т а к ъ было въ комерческихъ д л а х ъ. Т а к ъ было и при в ы ­ борахъ в ъ Г о р о д с к у ю Думу, в ъ Биржевой Комитетъ, въ Купеческое Общество. Диктатура Найденова въ д е в я н о с т ы х ъ г о д а х ъ тяготила многихъ. Стали образовываться среди купечества группы, дерзавшія выступать противъ него. Т а к ъ служилась группа А. С. Вишнякова (впослдствін осиователя Московскаго Коммерческаго И н с т и т у т а ), которая имла противъ себя и старо-кредитнаго Общества группу Шильдбаха, и Найденовскую группу. Оппозиція князю Голицыну в ъ Д у м сложилась изъ недавняго окруженія К. В. Рукавишникова. Она била по Найденову, а попадала в ъ Голицына .

Группировки гласныхъ того времени, ч у ж д ы я какихъ либо по­ литическихъ признаковъ, были, однако, предтечами группировокъ, которыя образовались въ начал наступившаго столтія и получили явно выраженныя политическія очертанія. Но в ъ этихъ н о в ы х ъ группировкахъ произошли довольно неожиданныя перемщенія отдльныхъ лицъ: изъ оппозиціи в ъ реакцію, и изъ г л у б о к и х ъ ндръ купеческой Москвы — въ р е в о л ю ц і ю.. .

Значеніе оппозиціи того времени было благодтельно въ томъ отношеніи, что она о к а з ы в а т с ь постояннымъ стимуломъ к ъ работ городской управы. Она не давала ни отдыха, ни срока. На оппозицію ворчали, на нее негодовали, отъ нея много страдали самолюбія отдльныхъ лицъ, но она торопила и улучшала работу город­ ского управпенія. Благодаря ей, М о с к о в с к о е Городское О б щ е с т в е н ­ ное Управленіе стало в с к о р всероссійской консультаціей по г о ­ родскимъ дламъ .

Не б е з ъ смущенія вошелъ я въ небольшой кабинетъ Г о р о д с к о ­ го Секретаря. Письменный столъ съ протертымъ по борту з е л е ­ нымъ сукномъ противъ кресла свидтельствовалъ о долгой и напряженной работ. Противъ стола — желтый книжный шкафъ съ «законами». Небольшой узенькій диванчикъ у большого окна, в ы ходящаго на узкій, длинный дворъ, отдлявшій зданіе Думы отъ Г у б е р н с к а г о Правленія. На с т н у кресла телефонъ № 102 - 47, и большой фотографическій портретъ въ черной рам бывшаго Г о ­ родского Секретаря Николая Ивановича Б а б а е в а .

Б а б а е в ъ былъ многолтнимъ Секретаремъ Московской Город­ ской Д у м ы. Д у м а неизмнно и единогласно избирала его на эту должность. Смнялись Городскіе Головы, смнялись составы Город­ скихъ Управъ, а Н. И. Б а б а е в ъ оставался на своемъ посту, хранитель традицій Московской Думы, связь прошлаго съ настоящимъ, непремнный участникъ работы в с х ъ думскихъ комиссій, знавшій все прошлое, бережно относившійся къ творимому настоящему и б е з з а в т н о преданный родной М о с к в. В с, безъ различія направленій и группировокъ, гласные, в с составы Управъ, в с Городскіе Головы относились къ Н. И. Б а б а е в у съ величайшимъ уваженіемъ .

Б е з ъ него не предпринималось ни одно новое начинаніе, не принималось ни одно важное ршеніе. В ъ его лиц была прочная связь между Думой и Городской Управой, въ составъ которой по закону Городской Секретарь не входилъ, связь между враждовавшими группами г л а с н ы х ъ. О н ъ былъ добрый и мудрый совтчикъ въ общест­ венномъ д л, которое любилъ и которому служилъ съ б е з з а в т ной преданностью. Н. И. Б а б а е в ъ умеръ отъ разрыва сердца на ра­ бот, в ъ самомъ зданій Д у м ы, когда онъ в е л ъ д л о в у ю бесду съ Городскимъ Головой Рукавишниковымъ. Этого большого работни­ ка съ почетомъ схоронили на кладбищ Алексевскаго монастыря .

Временно, до н о в ы х ъ в ы б о р о в ъ, его замнилъ В. П. Преображенскій .

М н, новичку въ городскомъ д л, совершенно неопытному, пришлось замстить такого крупнаго знатока городского дла, какъ Н. И. Б а б а е в ъ, который былъ живой лтописью и энциклопедіей городского дла. Лично я схранилъ отъ соприкосновенія съ Николаемъ Ивановичемъ чарующее впечатлніе. Мн пришлось обра­ титься къ нему за разъясненіями по поводу условій выборовъ ми­ р о в ы х ъ судей. Къ нему я шелъ за справками и указаніями. Когда я входилъ в ъ его кабинетъ, для меня ясно было, что иду безпокоить человка, который долженъ сдлать мн одолженіе, давая разъясненія и указанія. А когда я выходилъ отъ него, мн казалось, что это я сдлалъ ему одолженіе и доставилъ ему удовольствіе тмъ, что пришелъ къ нему за справками. Т а к ъ ласково, радушно в с т р тилъ онъ меня, такъ подробно разсказалъ не только объ условіяхъ баллотировки, но и о работ мирового судьи, и о С ъ з д въ качеств почетнаго мирового судьи. Это привтливое обхожденіе съ приходящими къ нему высоко цнилось в ъ Никола Иванович всми и длало его особенно популярнымъ въ М о с к в - Своимъ обхожденіемъ съ «просителями», а ихъ было в с е г о очень много, Николай Ивановичъ осушествлялъ на д л одинъ изъ существеннйшихъ принци­ повъ общественной р а б о т ы : общественныя учрежденія для населе­ нія, а не населеніе для учрежденіи. Это было правиломъ и д у х о м ъ работы Николая Ивановича .

В х о д я въ его кабинетъ уже Городскимъ Секретаремъ, я вспом­ нилъ мою первую в с т р ч у съ Николаемъ Ивановичемъ в ъ этомъ са­ момъ кабинет, вспомнилъ основное правило его общественной ра­ боты — и, в з г л я н у в ъ на портретъ Б а б а е в а, ршилъ, что этому пра­ вилу буду стараться слдовать и я .

Работа в ъ Московской Городской Д у м не терпитъ о с т а н о в о к ъ .

Съ перваго же дня я оказался вовлеченнымъ въ потокъ т е к у щ и х ъ длъ. Забравъ н о в ы х ъ пассажировъ поздъ покатилъ дальше, потряхивая, погромыхивая, иногда ровно и гладко, б е з ъ особой тряски, иногда съ сильными толчками, весьма мало з а б о т я с ь о томъ, к а к ъ ч у в с т в у ю т ъ себя эти пассажиры. О покинутомъ С ъ з д уже не при­ ходилось с о ж а л т ь : некогда было! Новыя задачи, новыя з а б о т ы, но­ вы? неожиданные широкіе интересы, новыя трудности заполнили и дни, и даже ночи. Работа поглотила в с е г о. Работа, связанная съ друіими людьми, зависящая отъ нихъ, отъ ихъ ршеній, и въ то же время вліяющая на эти ршенія — стала у в л е к а т ь. Общее дло, дло общественнаго интереса, дло ради удовлетворенія «пользъ и нуждъ о б щ е с т в е н н ы х ъ », какъ говорилъ з а к о н ъ — раскрыло свои бездонныя глубины. Конца-краю не было этой работ, этимъ пользамъ и нуждамъ, этимъ потребностямъ населенія, вопіющимъ, взывающимъ и неудовлетвореннымъ. Методы этой работы оказались совершенно иными, чмъ все то, что приходилось длать до сихъ поръ. Работа в ъ Окружномъ С у д, в ъ камер мирового судьи, въ засданіяхъ С ъ з д а мировыхъ судей -— оказалась такой маленькой по сравненію съ тмъ, что длала М о с к о в с к а я Д у м а и М о с к о в с к а я Городская Управа. Тамъ тоже жизнь и человческія нужды, человческія отношенія, живые люди. Но роль судьи, его работа была лишена того непосредственнаго творчества, которое такъ радовало въ широкой общественной работ. Тамъ примненіе нормъ закона къ индивидуальнымъ коллизіямъ правъ и интересовъ, иногда очень запутаннымъ и сложнымъ, болзненнымъ для людей, в о в л е ч е н н ы х ъ въ эти коллизіи, иногда не разршимымъ «справедливо» указаніемъ закона. Тамъ участіе в ъ жизни — со стороны, в н ея потока, какъ нкій маленькій регуляторъ этого потока. З д с ь — работа в ъ самой г у щ жизни. З д с ь — свобода иниціативы, мысли, иногда у в л е к а тельнйшія рчи на темы широкаго общественнаго интереса та­ кихъ людей, какъ С. А. Муромцевъ, кн. А. И. У р у с о в ъ, В. М. Пржевальскій, проф. В. И. Г е р ь е, В. М. Д у х о в с к о й. Постановка н о в ы х ъ цлей и задачъ во в с х ъ областяхъ интереснйшаго дла, которое называлось — далеко не охватывающимъ в с е г о сложнаго содержанія и внутренняго смысла, — словомъ «городское х о з я й с т в о » .

В ъ т времена, а это были годы на р у б е ж д в у х ъ в к о в ъ, X I X и X X столтій, М о с к о в с к о е Городское Управленіе, продолжая ра­ боту предшествовавшихъ л т ъ, широко развивало свою дятельность по муниципализадіи городскихъ предпріятій, Городское благоустройство стало замтно у л у ч ш а т ь с я, Городской бюджетъ, къ началу X X столтія выражался въ сумм у ж е 13.145.056 руб. (1900 г. ) .

Продолжались работы по расширеніи) городского водопровода, на­ чиналась постройка городской канализаціи, городъ выкупалъ зна­ менитую московскую « к о н к у », разсматривались интересные проекты московскаго метрополитена и московской окружной. дороги, в о ­ просы связанные съ постройкой н о в ы х ъ желзнодорожныхъ путей, с в я з ы в а ю щ и х ъ М о с к в у со всми концами Россіи .

А в ъ д р у г и х ъ о б л а с т я х ъ выдвигались и разршались вопросы объ общедоступномъ и всеобщемъ обученіи въ городскихъ школахъ, о вншкольномъ и ремесленномъ обученіи, о приведеиіи городскихъ больницъ в ъ соотвтствіе съ новыми требованіями науки и съ за­ просами увеличившейся нужды населенія. В ъ области обществен­ ной благотворительности укрплялась и развивалась работа город­ скихъ попечительствъ о б д н ы х ъ. Благотворителы-юсть изъ дла частнаго и личнаго милосердія стала на твердую почву обществен­ наго дла. Городская статистика ставила с е б все новыя и новыя задачи по у ч е т у городского населенія. Городское Управленіе совершенствовало методы своей работы, искало н о в ы х ъ людей для вы­ полненія своихъ з а д а ч ъ .

Словомъ, у меня голова шла кругомъ, когда я все глубже в с т у палъ Е Ъ этотъ л с ъ, казавшійся непроходимымъ и дремучимъ. Од­ нако, в ъ этомъ л с у уже были проложены тропинки, въ немъ прокладывались широкія дороги, намчался довольно стройный планъ разработки его. А освщеніе предпринимаемой работы въ комиссіяхъ, в ъ общихъ з а с д а н і я х ъ Д у м ы гласнымъ съ такимъ талантомъ, к а к ъ H. Н. Щ е п к и н ъ —• длало задачи увлекательными и участіе въ общей работ радостнымъ .

На этой работ пришлось воочію убдиться въ наличіи д в у х ъ началъ русской жизни, бывшихъ в ъ глубокомъ противорчіи д р у г ъ съ другомъ, часто в ъ непримиримой б о р ь б.

Эти д в а начала были:

общественная работа и бюрократическій произволъ. Для насъ, зан я т ы х ъ практической работой въ М о с к в, это б ы л о : Москва и Пе­ т е р б у р г а, а в с к о р это стало — Р о с с і я и П е т е р б у р г ъ. В ъ общей работ Городского Управленія роль Городского Секретаря — была значительная. Е г о вліяніе на э т у работу могло осуществляться раз­ ными способами. Оно могло быть прямое и непосредственное, в ъ порядк в ы с к а з ы в а н і я мннія, подкрпленнаго ссылками на законы, на разъясненія Сената, на постановленія Думы и установившуюся практику, на создавшіеся прецеденты. Оно могло выражаться въ тактическихъ в о з д й с т в і я х ъ на оппозицію или Управу, когда в з а имныя отношенія между ними, особенно заострялись. Наконецъ, на Городскомъ Секретар нердко лежала обязанность улаживать тренія, возникавшія между органами Городского Управленія и органами мстной власти. Переговоры съ непремннымъ членомъ Особаго по Городскимъ дламъ Присутствія, которымъ былъ в ъ т о время сухой, формальный, немного готолевскаго типа чиноівникъ В. В. Петровъ. Городской Секретарь былъ въ то же время первымъ редакторомъ докладовъ, вносимыхъ в ъ Г о р о д с к у ю Д у м у. Но кром т о г о, Городской Секретарь своимъ образомъ дйствій и поведеніемъ могъ разжигать страсти, которыя в с е г д а готовы в ы р в а т ь с я наружу в ъ ра­ бот многихъ, но онъ могъ и вносить умиротворяющее начало в ъ это соприкосновеніе людей, столь различныхъ по происхожденію, воспитанію, по к у л ь т у р, развитію и пониманію о б щ е с т в е н н ы х ъ з а ­ ла чъ .

Я всми силами старался упражнять методы второго рода: умиротвореніе, объединеніе усилій для достиженія общихъ цлей. Это мое стремленіе было скоро замчено и ко мн стали отиоситься съ довріемъ и. сторонники князя Голицына, и его талантливая оппозиція, и Управа съ громаднымъ количествомъ служащихъ р а з н ы х ъ спеціальностей, т а к ъ называемый «третій элементъ», и органы надзора за дятельностью Городского Управленія в ъ лиц М о с к о в с к а г о губернатора, непремннаго члена О с о б а г о по городскимъ дламъ Присутствія, и Канцелярія губернатора .

В о т ъ довольно неожиданная для меня оцнка моего образа дйствій со стороны городскихъ служащихъ. Одна очень почтенная старая служащая Московской Городской Управы, М. П. В а т с о н ъ, уже івъ эмиграціи писала мн ( 3 - г о марта 1922 г.

) :

«Не знаю, имли ли В ы ясное представленіе о той тяжелой атмосфер, в ъ которой приходилось служащимъ работать, о томъ унизительномъ положеніи, которое приходилось имъ т е р п т ь ? Я при­ шла в ъ. У п р а в у еще при Городскомъ Г о л о в Н. А. А л е к с е в ( р а н ь ­ ше я была городской учительницей, но Ив. Ал. Л е б е д е в ъ призналъ меня неподходящей къ его требованіямъ и в ы с т а в и л ъ ). И в о т ъ, к о ­ гда мы переходили во в н о в ь выстроенное зданіе Думы, я отъ слу­ жащихъ услыхала, что Н. А. А л е к с е в ъ, устраивая новоселье, в ы разился т а к ъ : «надо же эту сволочь ( с л у ж а щ и х ъ ) напоить шампанскимъ». И служащіе пошли на это новоселье. Этотъ фактъ необы­ чайно характеристиченъ для того времени. Много пршгровъ, х а рактеризующихъ отношеніе к ъ служащимъ и отношеніе послднихъ къ своему положенію, можно было бы привести, но думаю д о в о л ь ­ но напомнить Вамъ, что Д. Д. Д у в а к и н ъ не подавалъ руки своему же брату, врачамъ, и почти не отвчалъ на низко отвшиваемые ему поклоны. В ы и кн. В. М. Голицынъ измнили это отношеніе:

своимъ обращеніемъ со служащими заставили и д р у г и х ъ измнить его, да и самихъ служащихъ заставили п о ч у в с т в о в а т ь себя по иному. В ы были « л у ч ъ свта в ъ темномъ царств» и Ваше появленіе в ъ нашей сред вызвало то измненіе, за которое, я полагаю, служащіе и должны относиться къ Вамъ съ великой любовью. И предс т а в ь т е, кром В а с ъ и кн. В. М. Голицына, я никого не могу ука­ з а т ь, кто бы относился къ служащимъ, к а к ъ равный к ъ равному» .

Т а к ъ опредлилось мое новое положеніе въ Московской Д у м .

Конечно, это произошло не сразу. Нкоторое время происходило взаимное ознакомленіе и взаимное изученіе. В ъ мой кабинетъ заходили старые городскіе дятели «посмотрть» на новаго Николая Ивановича (покойнаго Б а б а е в а звали тоже Николаемъ И в а н о в и ч е м ъ ) .

Заходилъ старикъ кн. А. А. Щ е р б а т о в ъ — почетный гражданинъ города М о с к в ы, первый всесословный Городской Голова въ М о с к в по положенію 1862 г.. Заходилъ посмотрть, познакомиться и ска­ з а т ь нсколько л а с к о в ы х ъ словъ. Заходилъ съ львиной сдой грпвой и острыми, живыми, н а с к в о з ь пронизывающими глазами знамени­ тый городской дятель, изслдователь и историкъ городского хозяйства города М о с к в ы, Митрофанъ Павловичъ Щепкинъ.

Этотъ пронизывалъ глазами н а с к в о з ь, желая у г а д а т ь, узнать, проврить:

«годится или не годится новый Николай И в а н о в и ч ъ ? ». Черезъ н ­ сколько времени мн дано было знать, что Митрофанъ Павловичъ, ознакомившись съ нсколькими работами новаго Николая Иванови­ ча — с к а з а л ъ : « г о д и т с я ! » .

В ъ самые первые дни моего появленія въ Д у м, когда я былъ еще в е с ь объятъ смущеніемъ, зашелъ ко мн гласный Думы Вл. А .

Абрикосовъ, к о т о р а г о я зналъ давно. Я приподнялся, чтобы поздороваться съ нимъ. Но онъ в о с к л и к н у л ъ :

— Н т ъ, сидите, сидите, пожалуйста! Мн хочется посмотрть .

Я съ недоумніемъ смотрлъ на него. В л. Ал.

окинулъ взгля­ домъ кабинетъ, прищурилъ глаза, какъ разсматриваютъ картину, постоялъ секунду, потомъ быстро' подошелъ ко мн, крпко пожалъ руку и сказалъ:

— Поздравляю! Очень х о р о ш о ! А онъ еще о т к а з ы в а л с я !

В. А. Абрикосовъ на д у м с к у ю работу смотрлъ больше съ эсте­ тической точки зрнія. В ъ думскія засданія здилъ, какъ в ъ т е ­ атръ .

Приходили и гласные, предсдатели Комиссій, старые гласные — живая хроника Москвы. В ъ р а з г о в о р а х ъ в ъ кабинет и въ думскихъ преніяхъ вырисовывались интересные типы москвичей. Т у т ъ были представители тошфй европейской к у л ь т у р ы и красочные представители московскаго коренного быта, кряжи, крпо сидвшіе в ъ самомъ материк старой Москвы. Казалось, никакія бури и ураганы не выкорчуЮтъ этихъ кряжистыхъ москвичей, корни которыхъ вросли в ъ самую г л у б ь исторіи М о с к в ы .

При ц е н з о в ы х ъ выборахъ в ъ Д у м у, гласными были домовладльцы, купцы и фабриканты. К р у г ъ избирателей былъ сильно сокращенъ Городовымъ Положеніемъ 1892 года. На в с ю М о с к в у, с ъ ея населеніемъ в ъ начал столтія 1.174.673 ( п о 3 1 - о е января 1902 г о д а ), избирателей, заносимыхъ в ъ избирательные списки, было в с е ­ г о около 8 т ы с я ч ъ. А участіе в ъ в ы б о р а х ъ г л а с н ы х ъ принимало немного боле 3 тысячъ ч е л о в к ъ * ) .

По степени образованія избиратели, участвовавшіе в ъ в ы б о р а х ъ по личному праву, давали довольно печальную картину. Т а к ъ, в ъ начал столтія, на 4.563 избирателя ( п о личному п р а в у ), с ъ выс­ шимъ образованіемъ было в с е г о 4 7 5 ч е л о в к ъ, со среднимъ — 620, съ низшимъ — 1200, с ъ домашнимъ — 1393, в о в с е неграмотныхъ — 183, остальные грамотны, но не получили систематическаго о б ­ разованія. Эти довольно плачевныя цифры т р е б у ю т ъ разъясненія в ъ томъ смысл, что категоріи лицъ с ъ домашнимъ образованіемъ б ы ­ ли совершенно исключительные по степени к у л ь т у р ы, широкаго раз­ витія и в ы д а ю щ а г о с я ума люди. Э т о были по преимуществу купцы старшаго поколнія, по возрасту отцы нашего поколнія. Они не имли оффиціальныхъ дипломовъ у ч е б н ы х ъ заведеній, но часто б ы ­ ли весьма просвщениыми людьми, иногда широкой европейской культуры, сдлавшими для М о с к в ы весьма много. Какъ на примръ такого стараго московскаго дятеля съ домашнимъ образованіемъ можно было бы у к а з а т ь на умнаго, стараго П. И. Санина, долгіе годы бывшаго московскимъ гласнымъ. И з ъ боле молодого поко­ лнія можно было бы назвать очень даровитаго, очень много знающаго во в с х ъ областяхъ М. В. Ч-елнокова, съ ч е с т ь ю несшаго обя­ занности Московскаго Г о р о д с к о г о Головы в ъ тяжкіе годы великой войны .

В ъ своемъ цломъ составъ г л а с н ы х ъ Московской Думы в ъ к о н ц прошлаго и в ъ начал ныншняго столтія представлялъ в е с ь ­ ма красочную картину. Это, конечно, не были представители всей Москвы. Далеко нтъ. Приведенныя цифры показываютъ, какое ничтожное число населенія города было представлено городскими гласными. Громадное большинство населенія М о с к в ы лишено было избирательныхъ правъ. Но т а к о в ъ былъ законъ, носившій в ъ обиход названіе «Новаго Городового Положенія» по отношенію к ъ с т а рому, каковымъ считалось Город. Положеніе 1870 года .

И тмъ не мене, Московская Д у м а была весьма разнообразна по своему личному составу. Можетъ быть эта неоднородность, р а з ношерстность е я состава и была одной и з ъ причинъ того., что он а не косгенла в ъ недланіи, а напротивъ того, несмотря на крайне *) Число избирателей, внесенныхъ въ списки въ 1909 г. было — 8151, а лриняло участіе въ выборахъ — 3689; въ 1913 г. — 9431, а участвовало въ выборахъ — 3407. Замчательно, что по Гор. Положенію 62 г. число городскихъ избирателей было 13.240, а по Горі. Полож^ 70 г. это число возросло до 20.000 .

ограниченныя средства, постоянно проявляла дятельное исканіе способовъ возможно полне отвтить на запросы жизни, на нуж­ ды населенія, на новыя теченія в ъ областяхъ «городского хозяйств а », которое было вврено ея заботамъ и попеченію .

А эти исканія были т р у д н ы. Иногда наталкивались или на пря­ мое, а чаще на пассивное сопротивленіе со стороны властей предержащихъ. Г о р о д о в о е Положеніе ограничивало не только к р у г ъ из­ бирателей. Оно ставило т с н ы я рамки в ъ работ Городской Управы, подчиняло эту работу неусыпному контролю администраціи. А эта послдняя иногда весьма безцеремонно вмшивалась какъ въ р шенія городскихъ д л ъ, т а к ъ и в ъ дло приглашенія на городскую с л у ж б у н у ж н ы х ъ людей. Неутвержденія городскихъ служащихъ ста­ ли обычнымъ явленіемъ в ъ періодъ, о которомъ идетъ р ч ь. Г о родская Управа, преобразовавъ дло управленія медико-санитарной частью, пригласила стать во г л а в санитарнаго отдла извстнаго общественнаго дятеля и общественнаго врача, Михаила Ильича Петрункевича. Это былъ просвщенный и талантливый врачъ, ко­ торому по р у к и по способностямъ была бы большая работа по его спеціальности в ъ такомъ центр, какъ М о с к в а. Однако, М. И .

Петрункевичъ не былъ у т в е р ж д е н ъ начальствомъ. Это была явная «политика», но осуществляемая не Городскимъ Управленіемъ, а властью, которая карала М о с к в у з а свои счеты съ Тверскимъ земствомъ и преслдовала обоихъ братьевъ Петрункевичей за ихъ земс к у ю работу, з а ихъ либерализмъ. Михаила Ильча не утвердили в ъ должности з а в д у ю щ а г о Врачебно-Санитарной частью гор. Мос­ к в ы. А когда спрашивали: «въ чемъ д л о ? Почему его не утверди­ л и ? », слдовалъ о т в т ъ : « Д а в д ь это братъ, знаете, того самаго П е т р у н к е в и ч а »... А вина «того самаго» была в ъ томъ, что онъ ока­ з ы в а л с я «живымъ центромъ русской либеральной мысли» ( Д у р н о ­ г о ) и «не д а в а л ъ покоя бюрократіи» ( Г о р е м ы к и н ъ ) .

Неутвержденія служащихъ слдовали одно за другимъ. Но это в о в с е не значило, что Городское Управленіе отыскивало неблагонадежные элементы и стремилось заполнить свои кадры революціонерами. Совершенно наоборотъ. Политическія тенденціи Москов­ скаго Городского Общественнаго Управленія того времени были с о ­ вершенно иныя. Но объ этомъ ниже .

Трудности работы Гор. Управленія были также и въ томъ, что в ъ его распоряженіи были очень ограниченныя средства, увеличить которыя Д у м цензоваго состава в ъ т времена было довольно труд­ но. Надзирающая администрація не была склонна поощрять особо интенсивное развитіе городского д л а : чмъ спокойие, тмъ л у ч ­ ше, тмъ меньше хлопотъ. Были бы выполнены обязательные расходы по содержанію полиціи, в о й с к ъ, мстъ заключенія и др. г о с у дарственныя повинности, а до остального администраціи дла не было .

Составъ г л а с н ы х ъ Московской Думы былъ дйствительно разнообразенъ и в ъ своихъ сочетаніяхъ довольно интересенъ .

Если гласные Думы знакомились съ новымъ Николаемъ Ивано­ вичемъ и изучали новаго Городского Секретаря, то и онъ съ великайшимъ интересомъ, любопытствомъ, а иногда и увлеченіемъ, н а блюдалъ и изучалъ это собраніе преинтересиыхъ москвичей. Каж­ дый въ своемъ род представлялъ не только себя самолично, но свою среду, колоритную, в к о в у ю, свой в к о в о й бытъ, со своими стародавними преданіями, привычками и строго соблюдаемыми обычаями .

А обычай эти и уклады были разные для разныхъ частей М о с к в ы .

Коренные жители Замоскворчья совсмъ были особенными. О б ы ­ ватель Рогожской, Таганки, Преображенскаго не былъ похожъ на жителей С у щ е в а. М щ а н с к а я часть совсмъ не то, что Л е ф о р т о в о, что Хамовники. В с эти «части» города были особенныя, какъ бы сами города со своими нравами и причудами, особенностями, бы­ томъ, даже занятіями. Москва «интеллигентная» населяла А р б а г ъ и Пречистенку съ лабиринтомъ ихъ переулковъ. « Г о р о д ъ » М о с к в у С і t у — исключительно большія торгово-промышленныя предпріятія и банки. Замоскворчье — старозавтное московское к у п е ч е с т во, въ недавнемъ прошломъ типы О с т р о в с к а г о ; Р о г о ж с к о е — старообрядцы; Сущево — ямщики; Хамовники — ломовые извоз­ чики и т. д. А московскіе ямщики — особый народъ, со своимъ с а моуправленіемъ, хранящіе свои стародавнія сословныя учрежденія и традицій! А ремесленники съ ихъ Ремесленной Управой съ Игн .

Алек. Александровымъ во г л а в, со своими цеховыми устройствами!

А мщане — со своими учрежденіями и сословными организаціями — безправные, «непривилегированные», стремящіеся выправить свое положеніе, стать, « к а к ъ и д р у г і е », и в ъ то же время не могущіе о т д латься отъ своей срости и воепитанной приниженности. Купеческое сословіе имло свое самоуправленіе по своимъ сословнымъ дламъ, имло своего купеческаго старшину, которымъ въ то время былъ небольшой, худенькій, довольно безцвтный, однако съ высшимъ образованіемъ С. А. Булочкинъ. Но для обще-московскаго в с е с о словнаго дла московскіе купцы и фабриканты, мщане, ремеслен­ ники, ямщики входили в ъ Д у м у. Къ тому времени московское купечество уже ярко выдлялось в ъ Д у м двумя поколніями. Т у т ъ были отцы, в ъ большинств съ «домашнимъ» или среднимъ обра­ зованіемъ; многіе изъ нихъ окончили московское нмецкое учили­ ще P e t e r - S e h u l e в ъ Козьмодемьянскомъ переулк на П о к р о в к .

Т у т ъ были и дти, уже прошедшіе университетъ по разнымъ факультетамъ и другія высшія учебныя заведенія .

В ъ Д у м одновременно засдали иногда цлые купеческіе клан ы : отцы, дядья, сыновья и племянники, иногда одновременно д а ­ же внуки. Родъ и з в с т н ы х ъ московскихъ жертвователей «благотворителей» Бахрушиныхъ постоянно имлъ в ъ Д у м одновременно н сколькихъ представителей р а з н ы х ъ поколній. Старики благотЕорители, Василій и Александръ Алексевичи Бахрушины, почетные граждане города Москвы въ воздаяніе за ихъ непрерываемыя, в ъ интересномъ план осуществлявшіяся пожертвованія, ихъ сыновья Вла­ диміръ и Алексй Александровичи Бахрушины, изъ которыхъ Алек­ сй — извстный создатель Театральнаго М у з е я в ъ М о с к в. Впо­ слдствіи, представитель третьяго поколнія, талантливый историкъ Сергй Владиміровичъ Бахрушинъ. Кром нихъ засдали въ Д у м Константинъ и Николай Петровичи Бахрушины. Изъ нихъ одинъ отличался р а з в только своей чрезвычайной толщиной, а другой — молчаливостью. Одно время в е с ь этотъ родъ з а с д а л ъ въ М о с к о в ­ ской Д у м, являя интересную картину крпкой семьи, крпко свя­ занной съ общественной работой, давшей М о с к в, въ смн по­ колній, рядъ индивидуальностей и рядъ благотворительныхъ учреж­ деніи .

Интересную семейную группу представляли Г у ч к о в ы. Одно­ временно гласными Думы были Иванъ Ефимовичъ Г у ч к о в ъ со сво­ имъ братомъ Федоромъ Ефимовичемъ и пріобртшіе большую изв с т н о с т ь сыновья перваго,, Николай Ивановичъ и.Александръ Ива­ новичъ Г у ч к о в ы. В ъ то-же время состоялъ гласнымъ ихъ младшій братъ Константинъ и, короткое время, Ф е д о р ъ .

Т у т ъ были названные уже братья Николай и Александръ Найд е н о в ы. И з ъ нихъ старшій, Николай Александровичъ, издатель изв с т н а г о альбома М о с к о в с к и х ъ церквей, державшій в ъ свое вре­ мя московское купечество в ъ полномъ подчиненіи .

Отецъ, сынъ и дядя Вишняковы. Изъ нихъ Александръ. Семено­ вичъ Вишняковъ одинъ изъ основателей Московскаго Коммерческаг о Института, и старикъ Николай Петровичъ, уже в ъ преклонныхъ г о д а х ъ ставшій недурнымъ художникомъ и музыкантомъ. Два бра­ та Абрикосовыхъ и др .

В с е это коренныя московскія семьи, крпко связавшія себя съ московскимъ о б щ е с т в е н н ы х ъ дломъ. О н были какъ бы непремнными членами Московскихъ Д у м ъ, званіе г л а с н ы х ъ переходило изъ рода въ родъ. Семья Г у ч к о в ы х ъ, изъ которыхъ Николай Ивановичъ былъ избранъ в ъ конц 1905 года Городскимъ Головой, имла и въ прошломъ еще Городского Г о л о в у. В ъ 1859 году въ М о с к в былъ Головой Ефимъ Федоровичъ Г у ч к о в ъ. Семья эта оказывается свя­ занной съ городскимъ дломъ не только въ Россіи. Одинъ изъ в о с ­ ходящихъ по роду матери, которая была француженкой, былъ мэромъ одного изъ городковъ Франціи .

Среди г л а с н ы х ъ были и потомки бывшихъ на М о с к в Город­ скихъ Г о л о в ъ — Ляминъ, Т р е т ь я к о в ъ, Р у к а в и ш н и к о в ъ. Были и крупные, предпріимчивые промышленники,, были и крупные дятели торгово-промышленнаго міра, и общественные дятели .

Не стало больше московскаго купечества. Е г о старый бытъ съ темными сторонами Замоскворчья нашелъ отраженіе в ъ комедіяхъ Островскаго. Не нашли отраженія в ъ литератур другія черты это­ го интереснаго «сословія», давшаго такія крупныя имена, к а к ъ Алексевы (Станиславскій), Боткины, Бахрушины, Морозовы, Т р е т ь я к о вы, Щ у к и н ы, Солдатенковы, Сабашниковы, Якунчиковы, Лепешкины, Мамонтовы и множество д р у г и х ъ. Среди этихъ именъ мы в с т р чаемъ и выдающихся р у с с к и х ъ женщинъ — Варвара А л е к с е в н а и Маргарита Кирилловна Морозовы, В. И. Фирсанова, Е. С. П т у х о в а .

Но в ъ основ Московская Дума была довольно срой. Ч е л о в ческая масса, составлявшая гласныхъ Московской Думы, была в ъ общемъ инертной массой, состоявшей иногда изъ очень трудолюби­ выхъ, благонамренныхъ людей наштучшихъ побужденій, но мало культурныхъ и привыкшихъ смотрть на общественное дло, на сложное хозяйство Москвы, какъ на собственное маленькое дло .

Методы управленія городскимъ дломъ, по ихъ мннію, т же са­ мые, что порядокъ управленія собственными фабриками, булочными, трактирами и постоялыми дворами .

Московская Д у м а имла свои строгіе нравы, свои обычай, отступать отъ которыхъ было невозможно. Т а к ъ, далеко не в с глас­ ные могли свободно говорить в ъ Д у м. Право «выступать» в ъ Д у ­ м нужно было пріобрсти. Пустой болтовни Д у м а не терпла. Н е осторожный выступатель изъ молодыхъ встрчалъ такой суровый пріемъ, такіе недоброжелательные взгляды, Дума обдавала его т а ­ кимъ ледянымъ холодомъ, что надолго отучала смльчака отъ по­ пытокъ выступить, не заслуживъ вниманія Д у м ы .

Замчательно, что в ъ Московской Д у м нужно было у м т ь г о ­ ворить, чтобы слушали. Отмчалось всми, не б е з ъ своеобразнаго удовлетворенія, что даже такіе неподражаемые корифей краснорчія, какъ знаменитый Ф. Н. Плевако или, поздне, Н. П. Шубинскій, никакъ не могли найти надлежащаго тона, чтобы говорить в ъ Д у ­ м, чтобы овладть ея вниманіемъ и сочувствіемъ. Видно было, к а к ъ эти избалованные ораторы сами чувствовали, что нашу Д у м у они не з а х в а т ы в а ю т ъ, что она холодна къ ихъ пафосу, что ихъ рчи пролетаютъ мимо нея, не з а д в а я, а часто в ы з ы в а я скептическія улыбки. Адвокаты недоумвали, раздражались, поднимались на са­ мыя вершины своего краснорчія и явно для себя и для в с х ъ в н е млющихъ — проваливались.. .

А слдомъ за ними какой нибудь А. П. Максимовъ, конфетный фабрикантъ съ Алексевской улицы в ъ Рогожской, на своемъ с в о е образномъ я з ы к произносилъ рчь «изъ н у т р а », пересыпая ее неподражаемымъ юморомъ и мстными с л о в е ч к а м и... и его в с слу­ шали, одобрительно кивая головой на п р о с т а я хозяйственныя мы­ сли, которыя онъ в ы с к а з ы в а л ъ, и ухмыляясь на его незатйливыя шутки и мткія словечки. О н ъ зналъ, что его слушаютъ, и л е г о н ь ко, к ъ общему удовольствію, зажмуривъ глаза, задвалъ раздосадованнаго з л а т о у с т а .

— Г д у ж ъ намъ съ суконнымъ рыломъ д а в ъ Калашный рядъ, г д у ж ъ намъ т я г а т ь с я съ знаменитыми адвокатами. И х ъ вся Россія с л у ш а е т ъ ! А мое дло пропть! А тамъ разсвло или не разсвло — судите сами .

И этотъ рогожскій ораторъ, самъ сравнившій себя съ птухомъ, былъ близокъ настроенію многихъ гласныхъ. Къ нему относились съ благодушіемъ и у в а ж е н і е м ъ : знали, что только онъ одинъ прочитываетъ в с ю массу печатныхъ матерьяловъ, которыми, в ъ вид докладовъ, отчетовъ, смтъ — снабжали гласныхъ Городская Канцелярія и Городская Управа. Этотъ рогожскій ораторъ, со своимъ несравненнымъ, яркимъ, образнымъ языкомъ, имлъ часто большій у с п х ъ въ Д у м, чмъ лучшіе ораторы и златоусты. Максимовы были непобдимы, когда затрагивались вопросы быта, обычая, коренного интереса изъ избирателей .

Но бывали и скучнйшіе, бездарные и малограмотные мстные Мирабо, которые изводили Д у м у своими пространными рчами. Ими тяготились, ихъ мало слушали, но имъ давали говорить, признавая ихъ мстными авторитетами. Среди нихъ былъ, считавшій себя в ы дающимся ораторомъ, мщанинъ, косой Н. А. А л е к с е в ъ. Онъ заводилъ свою рчь издалека, оснащая ее цвтами краснорчія и иностранными словами. Становясь в ъ позу обличителя, ядовито требо­ валъ объясненій отъ Управы, будучи на страж интересовъ пославшаго его в ъ Д у м у Лефортовскаго населенія. Это были интересы сво­ ей колокольни. Но онъ былъ в с е г д а на страж ихъ. Ж а л у я с ь однаж­ ды на то, что его районъ еще не иметъ канализаціи, онъ патетически заявилъ, что Управа обслуживаетъ только центръ города что несправедливо, чтобы только изъ центральныхъ частей «городскіе эксперименты текли на колониціонныя поля», к о г д а окраины т о ­ н у т ъ в ъ грязи и остаются бездоходными около зловонныхъ город­ скихъ с в а л о к ъ .

Были и гласные, которые сверкая алмазами на перстняхъ, въ минуты, когда администраціей нарушались права города, предлагал и : «испросить уединенцію у Е г о Императорскаго Величества, Г о ­ сударя Императора, и доложить ему с у щ у ю правду» .

Были простодушные старики, которые считали необходимымъ ( в ъ первые мсяцы своей дятельности еще съ непривычки к ъ думскимъ порядкамъ) по каждому докладу подниматься, требовать сло­ ва и заявлять:

— А я по докладу № такому-то — н т ъ, не согласенъ .

Произнеся эту формулу, или противоположную по смыслу: «да, с о г л а с е н ъ », старичекъ садился, при общехмъ недоумніи .

Гласный В а в и л о в ъ, изъ С у щ е в а, любилъ аргументировать свои рчи, произносимыя безаппеляціоннымъ тономъ, сочно произносимыми словами: «Сама собой р а з у м е т с я ! ». А гласный П. А. Р а б о т кинъ почему-то часто вставлялъ в ъ свои рчи два французскихъ с л о в а : dos dos, придавая этимъ словамъ какой то особый смыслъ и значеніе .

Баньщикъ съ Мщанской, коротконогій, съ сизымъ носомъ М а лышевъ, на предвыборномъ собраніи в ъ трактир Б у б н о в а, кланяясь составителямъ кандидатскихъ списковъ, просилъ оказать ему ми­ лость, записать его в ъ списки и избрать в ъ гласные на новый срокъ .

— Прошу в а с ъ, господа почтенные, изберите меня в ъ Г р а д с к у ю Думу гласнымъ, чтобы при отлучк изъ дому могъ сказать ж е н, что узжаю молъ, въ Д у м у, дла опчественныя ршать .

И Малышеву оказывали милость 'и н с к о л ь к о разъ подрядъ избирали гласнымъ. В ъ Д у м у онъ показывался не часто, хранилъ глубокомысленное молчаніе, голосовалъ со своими, по у к а з к .

На выборы г л а с н ы х ъ, производившіеся по шести частямъ, на которыя былъ раздленъ городъ, являлся весьма разнообразный по составу избиратель. По второму избирательному о к р у г у, в ъ с о с т а в ъ котораго входили Арбатъ и Пречистенская полицейскія части — избирателями являлись представители интеллигенціи — профессора, адвокаты. Иногда интеллигенціи приходилось считаться съ шумной, срой толпой избирателей Хамовнической части. Это были содержатели постоялыхъ д в о р о в ъ, д в о р о в ъ д л я извозчиковъ, трактирщики, мстные мщане. Ими руководили гласные, присяжный повторен­ ный Ф. Ф. Воскресенскій и А. С. Ш м а к о в ъ, ведшіе непримиримую борьбу съ прогрессивными теченіями в ъ Гор. Д у м. Замоскворчье, Р о г о ж с к а я часть, С у щ е в о — давали сраго избирателя. Являлись старозавтные, патріархальные старцы съ длинными, сдыми бородами, в ъ длиннополыхъ с ю р т у к а х ъ, а то и р у с с к и х ъ поддевкахъ, в ъ сапогахъ бутылками. Среди этихъ старцевъ, нарочно приведенныхъ для баллотировки, прохаживались взволнованные, озабоченные, крас­ ные, потные кандидаты, претендующіе на избраніе. Это мстные т у з ы, ведущіе борьбу, кто изъ тщеславія, кто и з ъ - з а мстнаго ин­ тереса .

— У ж ъ ты, Иванъ Трофимовичъ, поддержи, шарокъ то свой по­ ложи мн направо. А я у ж ъ, когда б у д у в ъ Д у м, безпремнно переулочекъ къ твоему дому вымощу. Не в с е же в ъ грязи топнуть .

Ужъ окажи поддержку. А то в о н ъ к а к ъ Приваловъ с т а р а е т с я !

А въ это время Приваловъ, какъ опытный демагогъ, произно­ ситъ рчь, окруженный внимательными слушателями. О н ъ тоже г о ­ воритъ о замощеніи окраинъ, о с в а л к а х ъ нечистотъ, которыя подступаютъ к ъ жилью. Но его рчь уже боле общаго характера. В ъ ней ч у в с т в у е т с я увренный тонъ многолтняго гласнаго, не сомнвающагося въ своихъ силахъ .

Избирателей в ы з ы в а ю т ъ по алфавиту в ъ большой думскій залъ, г д длинными рядами на о с о б ы х ъ подставкахъ разставлены избирательные ящики с ъ ярлыками, обозначающими имя, отчество и фамилію баллотирующихся, с ъ отверстіемъ для руки избирателя и съ двумя отдленіями, чернымъ и блымъ — неизбирательнымъ и избирательнымъ. Выборы происходитъ чинно, степенно, въ полной тншин. Избиратели, сопровождаемые иногда спеціально приглашенными студентами, иногда торговыми смотрителями, проходятъ вдоль избирательныхъ ящиковъ, получаютъ для каждаго ящика шаръ и таинственно опускаютъ его в ъ ящикъ. У нкоторыхъ в ъ р у к а х ъ з а писочка. Это значитъ — в р е н ъ своей групп и избираетъ только т х ъ, кто у к а з а н ъ руководителемъ. А бывали и такіе простецы, ко­ торые, получивъ шаръ, отходили на нкоторое разстояніе отъ баллотировачнаго ящика и, прицлившись, бросали шаръ в ъ дырку. Пу­ скай самъ скатится к у д а Б о г ъ велитъ. Не сразу такой избиратель понималъ, что отъ него требовалоеь .

Попавъ в ъ Д у м у, большинство «простыхъ» гласныхъ молчало и голосовало з а своими вожаками или, впослдствіи, за излюблен­ ными руководителями, лидерами своихъ группъ .

А такихъ блестящихъ руководителей думской работы въ Мос­ ковской Д у м было много. В ъ Д у м у охотно шли выдающіеся москвичи. Изъ состава московскаго просвщеннаго купечества и москов­ ской передовой интеллигенціи и сложилась та большая культурная сила, которая создала т а к ъ много выдающихся цнностей в ъ Моск­ в, для Москвы и для ея населенія; создалась та работа, которая ставила М о с к о в с к о е Городское Управленіе во г л а в в с х ъ город­ скихъ управленій Россіи .

Эта сила выростала изъ стараго быта, который крпко еще держался в ъ глубинахъ московскихъ темныхъ у г л о в ъ, но уже смнялся новыми слагавшимися привычками, вкусами и стремленіямъ которые еще не достаточно оформились, еще не осознали себя въ должной мр. Новый слагавшійся бытъ еще не окрпъ. Онъ долженъ былъ подвергнуться испытанію, чтобы опредлить свою жизненность. И испытаніе это наступило с к о р е, чмъ было нужно .

Среди группы талантливыхъ руководителей городскаго дла М о с к в ы нужно прежде всего назвать нын покойнаго, убитаго боль­ шевиками H. Н. Щ е п к и н а * ) и обоихъ братьевъ Г у ч к о в ы х ъ. В ъ то время, конецъ 9 0 - х ъ и начало 1 9 0 0 - х ъ годовъ, эти три лица составляли д р у ж н у ю группу хорошихъ пріятелей, которые являлись какъ бы живыми двигателями городского дла, будучи в ъ то же время в ъ оппозиціи. Имъ принадлежала прогрессивная иниціатива въ го­ родскомъ д л, они, иногда очень больно, стимулировали нсколько медлительную и недостаточно яркую Управу. Они были въ центр городского дла въ т годы. Ихъ вниманіе было сосредоточено по *) О Щепкин см. мою статью въ сборник «Памяти погибшихъ». Парижъ, 1930 г .

преимуществу на хозяйственной сторон дла, в ъ широкомъ смысл слова. Финансы, смты, городскія предпріятія, самый порядокъ в е денія дла — в о т ъ что поглощало ихъ энергію. H. Н. Щ е п к и н ъ в е л ъ большую работу по подготовк устройства городского электрическаго трамвая, въ с о т р у д н и ч е с т в съ инженерами А. Л. Линевымъ и Е. Я. Шульгинымъ. Московскій трамвай въ значительной мр обя­ занъ ему своимъ превосходнымъ устройствомъ .

Не вмшиваясь в ъ борьбу оппозиціи съ Управой, принимали большое участіе в ъ городскомъ д л выдающіеся москвичи того времени: С. А. Муромцевъ, В. И. Герье, В. М. Д у х о в с к о й, В. М .

Пржевальскій, П. Г. В и н о г р а д о в ъ, в ъ короткое время пребыванія гласнымъ успвшій провести и осуществить обширный планъ общедоступности начальнаго образованія в ъ М о с к в, А. И. Геннертъ, обычный защитникъ Управы в с х ъ с о с т а в о в ъ, H. Н. Перепелкинъ, Л. Н. Сумбулъ. Лица, вносившія в ъ д у м с к у ю работу иниціативу, часто оказывались гласными «по довренностямъ» отъ учрежденіи .

Эти «довренности» открывали путь в ъ Д у м у не домовладльцамъ и не купцамъ. Они вносили большое оживленіе в ъ работу Д у м ы .

Участіе С. А. Муромцева въ Московской Городской Д у м отмчено мной в ъ стать, помщенной в ъ Сборник, посвященномъ его памяти. Муромцевъ велъ большую работу в ъ Д у м. В е л ъ ее со свойственнымъ ему изящнымъ педантизмомъ. Онъ предсдательствовалъ въ Комиссіи по организаціоннымъ вопросамъ и по изданію обязательныхъ постановленій Городской Д у м ы. Т у т ъ онъ проявлялъ великое мастерство тонкой юридической работы. Е г о доклады, ко­ торые онъ самъ писалъ, представляли иногда шедевры юридическаго построенія, а его рчи в ъ Д у м, в ъ поясненіе или в ъ защиту с в о ­ ихъ докладовъ, были блестящими лекціями изъ области административнаго права или на тему о задачахъ общественной работы. Е г о прекрасная, величественная фигура, его красивый г о л о с ъ, его часто очень оживленное слово приковывали вниманіе Д у м ы. Е г о слушали в с — старые и молодые гласные, арбатскіе и рогожскіе гласные .

В с м ъ было пріятно и радостно послушать Муромцева, в ъ которомъ такъ гармонически сочетались красота и величественность вншнія съ глубиной мысли. О н ъ прививалъ Московской Д у м изысканные нравы аиглійскаго парламента. Е г о рчи были образцомъ парламентскаго краснорчія: ни одной рзкости в ъ самыхъ жгучихъ преніяхъ никогда отъ него не было слышно. Оружіемъ, уничтожающимъ противника, была логика, неопровержимая аргументація, а иногда тон­ кій юморъ, который замнялъ Роландовскій ударъ, на который онъ, конечно, былъ способенъ. Однако, выдержка, дисциплина давали ему возможность блестяще обнаружить, какъ нужно вести борьбу съ противникомъ въ общественномъ собраніи. Е г о обращеніе къ противнику, невжественному и безтолковому, горячащемуся и г о ворящему завдомый вздоръ, со словами: «почтенный ораторъ, мой уважаемый оппонентъ, достоуважемый гласный», уничтожали мстнаго Мирабо, но придавали всему безукоризненный тонъ. Это были превосходные уроки общественности. Не ошибусь, если скажу, что гласные москвичи в ъ подавляющемъ большинств гордились, что в ъ в ъ ихъ сред Муромцевъ, тотъ самый, который былъ профессоромъ М о с к о в с к а г о Университета, который по «независящимъ», к а к ъ тогда говорили, обстоятельствамъ в ы н у ж д е н ъ былъ уйти в ъ отставку, сталъ адвокатомъ и съ большимъ интересомъ работалъ в ъ Д у ­ м, рдко пропуская ея засданія .

А Муромцевъ самъ говорилъ, что работа в ъ Д у м его интерес у е т ъ, она является подготовителъной работой к ъ боле широкой работ, которую когда-то русскимъ людямъ придется производить у ж е не только для М о с к в ы, а для всей Россіи. Онъ говорилъ это, засиживаясь иногда въ моемъ кабинет и разсказывая, какъ технически выполняетъ онъ в с я к у ю работу. Выдержка его, педантическая точность въ каждой детали работы — поражали. У него можно бы­ ло научиться не только римскому праву, не только юридической нау к, не только общественному длу, но и тому, к а к ъ нужно было длать это дло и какъ, добиваясь точности и ясности формъ, мож­ но было обезпечить с у щ е с т в о дла. Муромцевъ частенько затрагивалъ в ъ своихъ разговорахъ въ моемъ кабинет самыя широкія и разнообразныя темы, далеко выходящія за предлы д л ъ его Комиссій и задачъ Городского Управленія. Онъ затрагивалъ иногда темы политическія и, казалось мн, что ему доставляло удовольствіе находить во мн с о з в у ч н ы я настроенія. Взаимное довріе между нами росло и перешло в ъ добрыя личныя отношенія, которыя мн были очень дороги .

Муромцевъ очень живо интересовался вопросами, касавшимися коренныхъ улучшеній города М о с к в ы. Б у д у ч и европейцемъ, онъ х о т л ъ дать М о с к в такое устройство, которое сдлало бы изъ нея современный европейскій городъ, сохраняя, однако, ея своеобразіе и историческую красоту. Поэтому онъ съ особымъ интересомъ изучалъ проекты большихъ переустройствъ Москвы. Проектъ Балинскаго Р я з а н о - У р а л ь с к о й ж. д., М о с к о в с к а г о метрополитена, боль­ шого проспекта М о с к в ы — все это останавливало вниманіе и онъ с ъ головой уходилъ в ъ обсужденіе в с х ъ сторонъ интересовавшаго его дла .

Впослдствіи — предсдатель Государственной Думы — онъ вспоминалъ о нашей совмстной съ нимъ работ в ъ Московской Д у ­ м и вновь повторялъ, что работа в ъ Организаціонной Комиссіи Мос­ ковской Городской Д у м ы очень помогла ему при составленіи его первоначальнаго проекта Наказа Государственной Д у м ы .

Обычно Муромцевъ блестяще проводилъ свои доклады в ъ Д у ­ м. О н ъ былъ незамнимымъ творцомъ и редакторомъ мстнаго закона, которымъ являлись Обязательныя Постановленія Городской Думы. Но, однажды, онъ потерплъ полное крушеніе и докладъ его, который онъ защищалъ съ горячностью, провалили при шумномъ восторг заполнявшей эстраду публики. Д о к л а д ъ былъ объ изданіи обязательныхъ постановленій о коровникахъ, содержимыхъ в ъ черт города М о с к в ы. Проектъ обязательнаго постановленія, составленный Муромцевымъ, былъ довольно скроменъ. Онъ не требовалъ г о л ландскихъ усовершенствованій. О н ъ требовалъ только элементарной чистоты, стоковъ и свта. Проектъ в ы з в а л ъ цлую бурю. Коровники со в с х ъ окраинъ города, провдавъ о проект, завопили, бро­ сились к ъ гласнымъ своего у ч а с т к а. Гласные взволновались, броси­ лись к ъ своимъ лидерамъ, къ гласному Ф. Ф. Воскресенскому, оппонировавшему всякому предложенію, откуда бы оно ни исходило, во имя идей одному ему понятныхъ. Это было воплощеніе «особаго мннія» по каждому вопросу .

Воскресенскій, Найденовъ и в с гласные, связанньіе корнями съ интересами домовладльцевъ, горячо приняли подъ свою защиту интересы коровниковъ. Проектъ обязательнаго постановленія о б ъ я вленъ былъ нарушающимъ священныя права собственности, обоз в а н ъ былъ соціалистическимъ и непріемлемымъ для Московской Думы. Наступилъ день разсмотрнія проекта обязательнаго поста­ новленія о коровникахъ. Гласные оказались в ъ небываломъ колич е с т в. Торжественность и возбужденіе были написаны на лицахъ гласныхъ, которые должны были вступить въ борьбу и состязаніе съ самимъ Муромцевымъ. Эстрада для публики в ъ большомъ Д у м скомъ зал была переполнена людьми в ъ ч у й к а х ъ, какими то бабами в ъ к о в р о в ы х ъ шаляхъ, людьми, которые никогда на думскихъ засданіяхъ не показывались .

Произошелъ бой. Муромцевъ спокойно и в с к о защищалъ свой проектъ. Но сопротивленіе явнаго большинства было настолько ожесточенно, настолько злобно, что Сергй Андреевичъ не выдержалъ и обрушился грозной филиппикой на своекорыстную защиту част­ наго интереса в ъ у щ е р б ъ общаго д л а. Но большинство было сплоченное. Д о к л а д ъ Муромцева былъ поддержанъ десяткомъ-двумя г л а с н ы х ъ, близкихъ Муромцеву. Громадное же большинство докладъ о коровникахъ провалило .

Извстный в ъ М о с к в профессоръ В. И. Герье — былъ ста­ рымъ гласнымъ Московской Городской Д у м ы. В ъ большомъ д у м скомъ з а л, который еще не имлъ неуклюжаго амфитеатра послднихъ л т ъ, когда гласные еще сидли на простыхъ « в н с к и х ъ стульяхъ» рядами, охватывающими большой столъ Городской Управы, покрытый краснымъ сукномъ, В. И. Г е р ь е, изъ четырехлтія въ ч е тырехлтіе занималъ в с е г д а одно и то же мсто в ъ первомъ ряду стульевъ, на правомъ у г л у управскаго стола. Къ концу столтія, уже в ъ очень преклонныхъ г о д а х ъ, Владиміръ Ивановичъ в ъ длин­ номъ черномъ сюртук, съ пачкой думскихъ докладовъ подъ мышкой, являлся б е з ъ опаздыванія в ъ каждое засданіе Думы. Онъ имлъ очень много з а с л у г ъ передъ Думой, в е л ъ большую работу, будучи безсмннымъ предсдателемъ Комиссіи о пользахъ и н у в д а х ъ об­ щ е с т в е н н ы х ъ, черезъ которую приходили в с просьбы учрежденіи и организаціи, обращавшихся к ъ Д у м за пособіями. Ему съ В. М .

Д у х н о в с к и м ъ * ) Москва обязана созданіемъ своихъ городскихъ попечительствъ о б д н ы х ъ. Къ нему в с относились съ большимъ почтеніемъ. Знали и цнили его замчательную настойчивость по устройству и веденію знаменитыхъ сначала К у р с о в ъ Герье, а потомъ В ы с ш и х ъ Ж е н с к и х ъ К у р с о в ъ Г е р ь е. В о о б щ е, это была очень замтная фигура въ М о с к в и в ъ Московской Д у м. Это былъ одинъ изъ почтеннйшихъ г л а с н ы х ъ. Одно время онъ даже былъ Предсдательствующимъ въ Д у м при разсмотрніи отчетовъ о дятельности Управы. В с е г д а сухой, часто готовый обидться или напасть на возражающаго, В. И. Герье рдко у ч а с т в о в а л ъ в ъ общихъ разговорахъ в ъ к у л у а р а х ъ Д у м ы, держался в ъ сторонк, являя собой законченн у ю индивидуальность, не ищущую сліянія съ другими и вносящую в ъ общественное дло то, что онъ находилъ нужнымъ. Эта нкоторая отчужденность его осложняла отношенія съ нимъ. А его ино­ гда скептической, иногда саркастической улыбки и рдкихъ, но колюкихъ репликъ побаивались даже опытные и смлые думскіе ораторы .

Е г о рчи в ъ Д у м никогда не были особенно пространны. Он все­ гда были хорошо аргументированы, в с е г д а дловыя, иногда язвительныя, но безъ ц в т о в ъ краснорчія, чаще сухія, какъ и онъ самъ .

Но особенно дорого было в ъ нихъ то, что каждый отдльный, разбираемый имъ случай связывался съ основными принципами общест­ венной работы .

В ъ Московской Д у м эти принципы очень оберегались. Отъ нихъ не отступали. Это длало работу Московской Думы устойчивой, яс­ ной и понятной для населенія. Цензовая Дума утрачивала свою замкнутость и изолированность отъ населенія,ибо принципы ея ра­ боты не были в ъ противорчіи съ интересами населенія. Напротивъ того, они въ полной мр совпадали съ его пользами и нуждами .

Лучшіе и наиболе талантливые гласные, имена которыхъ уже бы­ ли названы мной, оберегали эти принципы и продолжали традицію Московской Городской Думы, корни которой были заложены давно и которая офармливалась в ъ годы кн. Щ е р б а т о в а, кн. Черкасскаго, Б. Н. Чичерина, при участіи М. П. Щепкина, Н. С. Четвернкова, Ив. А к с а к о в а и др .

С у щ е с т в о традицій Московской Думы сводилось къ тому, что Д у м а д л а е т ъ не чисто хозяйственное дло, а большое обществен­ ное дло, нужное для всей М о с к в ы, для всего населенія города .

*) Ему обязано населеніе Москвы широко поставленнымъ обслдованіемъ моечно-ночлежныхъ квартиръ .

Московская Дума никогда не забывала, что Москва — сердце Р о с ­ сіи и что ея работа нужна для Россіи, связанной съ нею д у х о в н ы ми и матерьяльными узами. М о с к о в с к а я Д у м а строго берегла свое достоинство и независимость, отдавала должное С. Петербургу, не фрондпровала передъ нимъ, исполняла свой долгъ, указанный в ъ з а к о н, но жила своею жизнью, создавала и берегла свои нравы и свой московскій у к л а д ъ. Б у д у ч и цензовой, поневол считаясь съ интресами класса, который былъ в ъ ней представленъ, она в е л а в н к л а с с о в у ю работу для в с х ъ, Московской Д у м врило населеніе .

Ворчала пресса на ея медлительность, на то, что она не обращаетъ М о с к в у в ъ цвтущій садъ, в ъ городъ со в с м ъ благоустройствомъ европейской цивилизаціи. Но и она цнила работу Д у м ы. А граждане Москвы несли ей свои пожертвованія, отдавали свои капиталы и имущества, завщали свои средства, зная, что М о с к о в с к а я Д у м а выполнитъ ихъ волю свято.. И Москва пользовалась сложной стыо учрежденіи благотворительныхъ и просвтительныхъ, имющихъ цлыо также и глубже идти навстрчу общимъ иуждамъ всего на­ селенія. Б у д у ч и цензовой, Московская Дума длала работу, кото­ рая все боле и боле пріобртала характеръ демократическій. В ъ этомъ з а с л у г а крупныхъ о б щ е с т в е н н ы х ъ дятелей, къ которымъ перешло лидерство въ работ Московской Д у м ы .

Работу въ Московской Д у м мы привыкли называть о б щ е с т в е н ­ ной работой. Старые думскіе кряжи не любили этого новаго терми­ на. «Какая тамъ общественная работа, просто работа в ъ предлахъ, точно у к а з а н н ы х ъ в ъ з а к о н ». Не удовлетворялись этимъ терминомъ и т, кто стремились к ъ полному и широкому переустройству об­ щественныхъ учрежденіи на широкихъ демократическихъ началахъ .

Такимъ образомъ « О б щ е с т в е н н а я Д у м а » нашего времени, на р у б е ж д в у х ъ столтій, оказалась переросшей узкія одежды, скроенныя ей городовымъ положеніемъ 1892 года. Е я с о с т а в ъ былъ оторваннымъ отъ толщи населенія, ей не хватало правъ, не было въ ея распоряженіи надлежащихъ средствъ, чтобы развернуть дло в ъ должномъ размр. Но тмъ не мене работа ея шла, развиваять и совершенствуясь. Сложилоеь съ теченіемъ времени т а к ъ, что мой ма­ ленькій кабинетъ Городского Секретаря сталъ нкоторымъ центромъ, в ъ которомъ сосретотачивались мннія, пожеланія, выраженія н е ДОЕОЛЬСТВІЯ гласныхъ разныхъ направленій, членовъ Управы, слу­ жащихъ и даже постороннихъ Д у м лицъ, которыя обращались к ъ Д у м или къ Управ съ просьбами, жалобами и разными ходатайствами о пособіяхъ. Говорили о б ы к н о в е н н о : «Не х о ч у безпокоить кня­ з я », или « с ъ Управой вашей не договришься, одинъ посылаетъ къ другому, у ж ъ я вамъ разскажу свое д л о ». В с к о р мн пришлось быть какъ-бы буферомъ между оппозиціей и Управой. Б р а т ь я Г у ч ­ ковы, Щепкинъ часто изливали мн свое недовольство на Управу, указывали на свои намренія. Иногда мы совмстно устанавливали согласительный планъ дйствій. В с к о р мой кабинетъ сталъ дйствительнымъ центромъ, в ъ которомъ разговоры шли на самыя раз­ нообразныя темы. Это стало особенно замтно, когда Московская Д у м а вступила на путь такъ называемой политики .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Похожие работы:

«Д В И Н В "И С ТО РИ И И Е О С Х В А Л Е Н И И В Е Н Ц Е Н О С Ц Е В " Х О С РО В Т О Р О С Я Н В богатой исторической литературе средневековой Грузии "История и восхваление венценосцев" зани...»

«ЖЕНСКАЯ ТЕМА В ТВОРЧЕСТВЕ ТЮРКСКИХ ПОЭТЕСС МИХРИ ХАТУН (XV ВЕК), ГАЗИЗЫ САМИТОВОЙ (XX ВЕК).TRK ARLER MHR HATUN (XV. YY.) VE GAZZE SAMTOVA (XX. YY.) ESERLERINDE KADIN THE TOPC OF WOMEN N THE WORKS OF TURKC FEMALE POETS MHR HATUN (XV the CENTURY) AND GAZZA SAMTOVA (XX the CENTURY). Алсу...»

«VISC 2016 Vrds EKSMENS KRIEVU VALOD Uzvrds (MAZKUMTAUTBU IZGLTBAS PROGRAMMS) 9. KLASEI Klase Skola SKOLNADARBALAPA 1. daa Прочитай первый фрагмент из рассказа М. Гелприна "Свеча горела". Выполни зад...»

«БИП-ИНСТИТУТ ПРАВОВЕДЕНИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ Гродно ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "БИП-ИНСТИТУТ ПРАВОВЕДЕНИЯ" ГРОДНЕНСКИЙ ФИЛИАЛ кафедра теории и истории права (г. Минск), кафедра теории и истории права Гродненского филиа...»

«довдвдъ оопЦФЗПН*зпмльр1 Ш Ш Ъ Ц Ш З Ь зъаъмачФР ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР Общественные науки П. М. Мурадян Григор Нарекаци в грузинской литературе XVIII века В XVII—XVIII веках, в связи с умножением армянского населения в Грузии, грузинские писатели возобн...»

«Муслимова Алсу Флюровна Дидактическая эффективность сетевого планирования в самостоятельной работе студентов средних специальных учебных заведений Специальность 13.00 01 Общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание учен...»

«А.М. Яковлева ТВ и Сеть как производители феномена politics sexy Статья посвящена politics sexy – весьма неординарному и достаточно специфическому явлению конца ХХ–начала XXI века – феномену сексуализированной политики (sexy – англ.: 1. сексуальный, эротичный; 2. привлекательный, модный; 3. классный,...»

«Казанский государственный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского ВЫСТАВКА НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ с 25 по 31 октября 2008 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы "Руслан". Матери...»

«ВОПРОСЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНЕРЦИЯ: ОПЫТ РЕФЛЕКСИИ В. П. Макаренко1 В  статье рассматриваются различные аспекты анализа политической оппози ции: проблема когнитивнополитической дистанции исследователя от политиче с...»

«История западных исповеданий Архимандрит Августин (Никитин) ШМАЛЬКАЛЬДЕН В ИСТОРИИ РЕФОРМАЦИИ Статья посвящена истории написания и анализу одной из основных вероучительных книг Евангелическо-Лютеранской Церкви — "Шмалькальденским статьям" (или "артикулам"; 1537 г.). Автор "Шмалькальденских статей" —...»

«Струг истории АЛЕКСАНДР НИКИТИН (1956–2005) историк, православный писатель, автор книги "Исследования и очерки к биографии А. В. Суворова".Достопамятные русские святыни: Остров Северной Фиваиды (К истокам христианского пустынножительства на Русском Севере) Имя некогда процветавшего арабского городка Луксо...»

«2    Содержание: Введение 3-13 Глава 1. Теоретические и историко-правовые основы упрощенных производств в гражданском судопроизводстве 14-137 § 1.1. Правовая природа и место упрощенных судебных производств в гражданском и арбитражном пр...»

«Ml Лидеры национально-демократической партии "Алаш ", избранны е на Всеказахском курултае в июле 1917 г., А хм ет Байтурсы нов, Алихан Букейханов, М иржакып Д улатов. А с ы л б е к о в М. Ж., С ентов Э. Т. Алихан БУКЕЙХАНобщественно-политический деятель и ученый ШР С.Торайгыроа атындагы ПМУ-д академик С.Бейсембаев атындагы гылыми Алматы...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ" И.Э. МАРТЫНЕНКО ПРАВОВОЙ СТАТУС, ОХРАНА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Монография Гродно 2005 УДК 719:349 ББК 79...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "СИМВОЛ НАУКИ" №6/2016 ISSN 2410-700Х УДК 31 Миронова Юлия Андреевна рядовой полиции Краснодарского университета МВД России Абросимова Юлия Александровна Преподаватель кафедры экономики, бухгалтерского учета и аудита Краснодарского университета МВД Рос...»

«Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2017. № 2 (37) ЭТНОЛОГИЯ Р.И. Бравина Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН ул . Петровского, 1, Якутск, 677027, РФ Е-mail: bravinari@bk.ru НОВАЯ СТАРАЯ ГИПОТЕЗА О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯКУТОВ (к 100-летию этнографа, фольклориста и кра...»

«В память о Мейбл (1896–1966), Этель (1892–1974) и Грэге (1900–1992) THE LOST WORLD OF BYZANTIUM JONATHAN HARRIS YALE UNIVERSITY PRESS NEW HAVEN AND LONDON ДЖОНАТАН ХАРРИС ВИЗАНТИЯ ИСТОРИЯ ИСЧЕЗНУВШЕЙ ИМПЕРИИ Перевод с англи...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА КАЛИНИНГРАДА СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 50 Рассмотрена на педагогическом совете "Утверждаю" Протокол № от / В. И. Гулидова/ Дирек...»

«Семинарское занятие 11. Великая отечественная война: мифы и реальность План занятия 1. СССР накануне войны.2. Цена победы. Темы сообщений 1.1. Особенности тоталитаризма в СССР. 1.2. Экономика СССР 30-х – начала 40-х гг.1.3. Внешняя политика СССР 30-х – начала 40-х...»

«ГУМАНИТАРИЙ ЮГА РОССИИ СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО УДК 314.06 М.К. Горшков, M.K. Gorshkov, Ф.Э. Шереги F.E. Sheregy РОССИЙСКАЯ МОЛОДЕЖЬ: RUSSIAN YOUTH: ORIGINS ИСТОКИ И ЭТАПЫ AND STAGES OF СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО SOCIOLOGICAL STUDY ИЗУЧЕНИЯ Статья подробно анализирует исThe article analyzes in detail the hisторию социолог...»

«449 Современные проблемы археологии России. Том I. Материалы Всероссийского археологического съезда (23-28 октября Новосибирск, 2006) Новосибирск, Издательство ИАиЭ СО РАН, 2006 А.В. Поляков Санкт-Петербург, Институт истории мате...»

«О системе А.А. Вишневский Профессор кафедры канонического права предпринимательского права факультета права Государственного университета — Высшей "Каноническое право никогда не представляло школы экономики, собой завершенную правовую систему" кандидат юридических Рене Давид 1 наук В статье исследуются особенности системности в каноническо...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКОЕ ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО НАЦИОНАЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО "ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ" В.Б. МАЗУР МАРШРУТЫ ЖИЗНИ (записки геолога) НИА–Природа Москва – 2000 В.Б. Мазур. Маршруты жизни (записки геолога). – М.: НИА– Природа, 2001. – 380 с. Автор книги, жанр кот...»

«Икона "Григорий Богослов" конца ХV в. из собрания Ростовского музея. Реставрационные заметки Н.Ю.Бачурина В отделе реставрации ГМЗРК была завершена реставрация иконы Григорий Богослов 1. Эта икона входит в состав деисусного чина 2, представленного в экспозиции древнерусского искусства Ростовского музея. История этих икон публиковалась А....»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.