WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Калмыцкий государственный университет» Институт калмыцкой филологии и востоковедения Кафедра ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Республики Калмыкия

_______

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Калмыцкий государственный университет»

Институт калмыцкой филологии и востоковедения

Кафедра калмыцкой литературы и журналистики

ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО КАЛМЫЦКОЙ

НАЦИОНАЛЬНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ:

ЛИТЕРАТУРА, ФОЛЬКЛОР, ИСКУССТВО

Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 25-летнему юбилею кафедры калмыцкой литературы и журналистики 18 апреля 2014 г .

Элиста 2014 ББК Ш5(2=Калм)-30я431+Ч106.313.1(2Рос.Калм)я431+Ш164.3я431 УДК 811.512.37:821.512.37:001.895:005.745 Т 650 «Традиции и новаторство калмыцкой национальной художественной культуры: литература, фольклор, искусство», региональная науч.практ. конф. (2014; Элиста). Региональная научно-практическая конференция «Традиции и новаторство калмыцкой национальной художественной культуры: литература, фольклор, искусство», посвящ. 25-летнему юбилею кафедры калмыцкой литературы и журналистики, 18 апреля 2014 г.

[Текст]:

материалы / редкол.: Б.К. Салаев [и др.]. – Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2014 .

– 367 с .

Печатается по решению редакционно-издательского совета ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»



Сборник содержит материалы региональной научно-практической конференции «Традиции и новаторство калмыцкой национальной художественной культуры: литература, фольклор, искусство», посвященной 25-летнему юбилею кафедры калмыцкой литературы и журналистики, включают доклады пленарного заседания, а также доклады и сообщения секций «Современные проблемы калмыцкого литературоведения и фольклористики», «Актуальные проблемы современной лингвистики» .

Сборник адресован широкому кругу читателей, интересующихся вопросами языка, литературы, фольклора, искусства, культуры и истории .

Редакционная коллегия:

Б.К. Салаев (отв. редактор), Е.Э. Хабунова, С.Н. Цеденова, М.А. Лиджиев, К.А. Эдлеева Материалы публикуются в авторской редакции © ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», 2014 © Авторы, 2014 Б.К. Салаев, Ректор ФГБОУ ВПО «КалмГУ»

г. Элиста

ХАЛЬМГ УТХ ЗОКЪЯЛЫН ТИКМ ХАЛЬМГ СОЙЛЫН,

ЭРДМ-СУРУЛИН, НОМИН КЕРГ-ЛД Хальмг ик сурулин хальмг утх зокъялын тикмин делгртин туунь кесг олн илин болзгта. дг цагт бидн хальмг утх зокъялын тикмин 25 илин нинь темдглнвидн. Болв шинлд хлхл, эн тикмин туу кезк элвг, байн ут туута мн. Экн трн болсарн хальмг утх зокъялын тикмин туу номт Я ков Иванович Шмидтын нернл бат холвата. Молч Я ков Иванович Шмидт мол келтнрин утх зокъялын болн келн судллна шинллт эклд, хамгин трнд кесг дурсхлмудла Европин номтнриг таньлдулсмн .

Яков Шмидтын хн рсд мол келтнрин сойлын, номин шинллтин лдвриг 1833-гч илд Хазна ик сурульд брдгдсмн. Хазна ик сурульд хальмг келн бичгин тикм секгдд, Александр Васильевич Попов, Алексей Александрович Бобровников Хальмг азрт ир олн зсн эрдм шинллн кдлмш кц бсмн. Хальмгудын амн зокъялын дврмд бич авад, бичмр дурсхлмуд, судр дегтрмд цуглулад, умшж таньлдад, келн болн утх зокъялын шинллт кесмн. Тнс авн Хазн балснд трн бол номин дегтрмд барас арсна хн хальмг утх зокъялын дурсхлмудар, келн зр, сойлар олн номтр соньмсмн. Тер лмдс авн эндр др кртл делкн молч номтнр эн дурсхлмудт тасрлтан угаар оньган тусхаад, ажглж шинлд, кесг олн дегтрмд, гллд нердсмн. дг цагт утх зокъялын дурсхлмуд кесг олн талын келнд орчулгд барлгдсн бн .





1855-гч илд Пиитр болсна ик сурульд Дорд згин шинллн дацгин уул деер хальмг болн мол келн, утх зокъялын тикм секгдсмн. Эн дацд Голстунский К.Ф., Позднеев А.М., Лыткин Г.С., Котвич В.Л., Владимирцов Б.Я., Поппе Н.Н. болн нань чигн утх зокъялын шинлчнр кдлсмн .

1929-гч илд Шарту балсна ик сурульд хальмг келн бичгин дацд хальмг келн, утх зокъялын болн тууин тикм секгдсмн. Эн дацгиг номт молч П.К. Пашков ардсмн. 1938-гч илд хальмг дац дрхн балсна ик сурулин лмд орсмн. 1941-гч илд хальмг дац эврннь лдврн Элст балнсд давулгдсмн. Мана шинлд хлсн цагин эргцд эн дацгиг болн тикмиг тгссн улс хальмг тачин трн тоомсрта сегтнр, биччнр, номтнр болсмн. лгрнь келхл, номтнр: Номто Очиров, Хара-Даван Эренджен, Ц-Д. Номинханов, Б.Б. Бадмаев, Д.А. Павлов, И.М. Мацаков, У.У .

Очиров болн нань чигн номтнр; биччнр дундас: Калян Сан, Манин Нимгр, Сусен Аксен, Басга Баатр, Эрнн Константин, Сн-Белгин Хаср, Нармин Морха, Кглтин Дава болн нань чигн ах ийн биччнр билгр асгд, темдгт твдгч илмдт «босхмин» хаалдан орад, ктрд, тууд мкрсн XX зун илмдин сойлын тууд байн кргин твцнь болсмн .

Хальмг улсин байн сойлын тууд ктрсн XX зун илмд ик чинртд тоолгдх звт. Альк халхарнь шинлвчн, эн цаг – хальмг улсин тууд ау ик темдгт цаг. 1957-гч илмдс авн хальмг улсин сойл, суруль-эрдмнь, номинь, келнь, утх зокъялнь шинс батрж делгрд, сарул о хаалдан орла .

Хальмг улс босхмин хаалдан орхларн эврннь эрдм-сурулян Сарпуль балсна багшнрин деед сурулин келн бичгин дацгин уул деер брдгдсн хальмг келн болн утх зокъялын гр эклсмн. Эн гиг номт Б.Б. Бадмаев ард толал, хальмг келн болн утх зокъялын тикмин ардач болсмн. Эн багшин деед сурулиг тгссн оютнр дундас бас олн номтнр, биччнр арсмн. Эннь: А.В. Бадмаев, Г.Ц. Пюрбеев, Н.Н. Убушаев, А.Л. Каляев, М.У .

Монраев, Р.П. Харчевникова, В.Д. Пюрвеев, Н.Ц. Биткеев болн нань чигн номтнр .

1964-гч илд Хальмг Танчд Хальмг багшнрин деед суруль секгдсмн .

Хнь 1970-гч илмдт багшнрин деед сурулин уулд мана хальмг ик суруль секгдд, эврннь эклцин тууан авсмн. Тер илмдт хальмг ик сурулин лмд урвн дац болн йисн тикм бсмн. Болв цугтаасинь хамгин ол чинрт келн бичгин дацгин хальмг келн болн утх зокъялын тикм болсмн. Эн цагас авн хальмг келн болн утх зокъялын тикм с, ргд делгрд йовсмн. Эннд хальмг улсин тууиг, сойлыг, келиг, утх зокъялын туск медг ккл ухата, ик дамшлтта номтнр, багшнр Б.Б. Бадмаев, У.У .

Очиров, Д.А. Павлов, И.М. Мацаков, М.Э. Джимгиров, А.Ш. Кичиков хальмг улсин шлгчнр С.К. Каляев, Д.Н. Кугультинов болн нань чигн улс заа йовсмн .

1988-гч илд хальмг келн болн утх зокъялын уул деер хальмг утх зокъялын тикм тогтсмн. Тикмин ах трн ардач хальмг улсин нерт бичч Кглтин Дава болсмн. 1989-гч илс авн 1990-гч ил кртл тикмиг филолог номин доктор, профессор А.Ш. Кичиков ардсмн. 1990-гч илс авн 2006-гч ил кртл тикмиг филолг номин кандидат, доцент А.В. Бадмаев ард кдлсмн. 2006-гч илс авн 2007-гч ил кртл тикмиг филолог номин доктор, профессор В.Д. Пюрвеев ардсмн. 2007-гч илс авн эндр др кртл тикмиг филолг номин кандидат, доцент С.Н. Цеденова ардана .

илмд ард-ардасн иирд, исд давна, утх зокъялын тикмин бдлжирл бас тер цагин аюлыг дахад игт кевр хвр одсмн. Эндр др тикмин кесн лиг аглад хлхл, эд мет бол медгдн. Эн цагин хуцанд тикмин багшнр номин лд шун кдлд, дамшлтан дллд, докторин, кандидатын цолан харсад эврннь хальмг утх зокъялын тикмин, хальмг ик сурулин, хальмг тачин нериг делкд туурулад йовсмн. Тедн тооас А.Ш. Кичиковин, М.Э. Джимгировин нерд онц темдглх кергт. дг цагт чигн кдлх дамшллта, цецн билгт номтнрин нерд бас сергд дкндкн заах кергт эннь: номтнр А.В. Бадмаев, В.Д. Пюрвеев, Б.А. Бичеев, Р.Б .

Дякиева, Е.Э. Хабунова, С.Г. Батырева, С.Н. Цеденова, В.Т. Сарангов, Н.Н .

Шарапова .

Урднь бийснь оютнрин тоод ор, хнь аспирантурт сур, кандидатск цолан харсад, ардаснь медрлт багшнран дахлдн бас нег ба наста й номтнр с: С.Н. Корнякова, М.А. Лиджиев, Б.Б. Горяева, М.А. Мукабенова, Д.В .

Бибилева, К.А. Эдлеева болн нань чигн улс. Зрмсинь эн номтнрас дг цагт КИГИ РАН-д, болн талдан чигн олн халхар лд кдлж йовна. Орч йин цагин туршарт хальмг дацгиг болн утх зокъялын тикмиг тгссн кесг й оютнр дг цагт ачта багшнр, дамшлта седклчнр, нерт биччнр, тоомстрта депутатнр, арта арлачнр, кндт ардачнр бол нерн туурлж йовна. Цуг эн тоот тикмин номтнрин, багшнрин кчн, клсн мн. Тегд хальмг утх зокъялын тикм хальмг тачин, хальмг ик сурулин, сойлын болн номин керг-лд туста ол чинрт л кцн ги келхл буру болшго .

2007-гч илд хальмг утх зокъялын тикм нерн соляд хальмг утх зокъялын болн амн зокъялын тикм болсмн. 2013-гч илс авн хальмг утх зокъялын болн журналистикин тикм ги нер авад лдн. Югад гихл, цагин бдл сольгдад, соньн кергллт тоотс арад, шин мерглтс секгдд, тикмин бдл чигн хврд йовна. Тер хврлтиг дах, ргд ардан цухрл угаар хальмг утх зокъялын тикм чигн делгр йовна. Багшнр чигн шин цагин компютерин эв-ар олзл кичлмдн соньн кевр давулна. дг цагт тикмд 3 доктор, 6 кандидат, 4 ах багш, 1 асситент кдл йовна. Эдн «Хальмг утх зокъялын тууиг», «Хальмг утх зокъялын шаллтын тууиг», «Дорд згин утх зокъялыг», «Хальмг утх зокъялыг дасхлна эв-ариг», «Утх зокъялын онлыг», «Утх зокъялын оршлыг», «рсн утх зокъялын тууиг», «Журналистикин онлыг», «Журналистикин тууиг», «азадын журналистикин тууиг» болн нань чигн кичлмдиг соньнр дасх, шин эв-ар олзл оютнрт заа гн. Дамшлт длхин тлд тикмин багшнр рсн, азадын орн-нутгудар йов, кесг номин чуулнд орлц, медрлн батрул авна. Эн туст чигн эдн рсн, азадын орн-нутгудын кесг сурульмудла, крлмдл бат заллда брн. Сл илмдт багшнр оютнрла хамдан рсн ном шинллн грантар урвн проект брткд кдлн. Тикмин номтнр эн цагин хуцанд утх зокъялын трмдр далн ар боть дегтрмд барас арсмн. Эн дегтрмдинь хальмг кел болн утх зокъял зааах багшнрт, ном судллах номтнрт болн хальмг келр, утх зокъялар, тууар, сойлар соньмсах улст тусхан хальдахнь мад уга .

Болв ашлад келхл, мана рд-хальмгин цецн ухана деежд иим тв келчксн г бдг биший «Урсхлта ол ик далаг цутхдг, ухан, эрдм, билг, мергн кнд тогтдг». Тегд чигн дг цагт, хтндн чигн тикмин шинлх, судллх, кех-кцх тоотс олн бн. Хальмг улсин амн зокъял, хальмг улсин утх зокъял, рд-хальмгин дурсхлмуд, мол келтнрин утх зокъялын ндснь болн трл злмдин седв ода чигн снр, гнр шаллгдад уга. Эн трмд эврннь клврт бхнь мад уга .

***

–  –  –

ХАЛЬМГ КЕЛН БИЧГИН ТУУ БОЛН ИРГЧ

Эндр др хальмг утх зокъялын тикм хрн тавн илин нин байриг темдглн. Угтах байр анцхн хальмг утх зокъялын тикмин онц байрин нр-наадн биш, энтн хальмг келн болн мол шинллн тикмин болн цуг хальмг ик сурулин ончта н ги келхл, буру болшго. Югад гихл, хальмг келн болн утх зокъялын шинллн ул деер мана хальмг улсин ндсни сойл, туу, за-брц тулата. Эн мерглин заллт мана хальмг ик сурульд байн ут туута болсн мн. Хальмг келиг, утх зокъялыг, амн гин зриг судллсн ах йин номтнр йс йдн эврннь гн медрлн, ухан тоолвран, улмллан лд йовсмн. дг цагт баахн наста эрдмтнр эн улмллан цааранднь делгрлн .

Мана медср онц хальмг келн бичгин тогтлна туу 1920-гч илмдс авн эклн. Чилгрт болсн хальмг советин негдгч хургт ик суруль брдх шиидвр арсн б. 1923-гч илд дрхн балснд хальмг багшнрин техникум секгдсмн. Тер техникумиг Б.Б. Бадмаев, Б.Ш. Болдырев болн нань чигн оютнр трн бол тгссмн. 1929-гч илд Шарту балснд ик сурулин ханьд хальмг келн, утх зокъялын болн тууин гиг секд, нерт молч, профессор Б.К. Пашковиг ардач бол твсмн. Трн оютнрин зерглнд Б.Ш. Болдырев, С.К. Каляев, И.М. Мацаков, Н.Ш. Ташнинов болн нань чигн бачуд орул авгдла. 1930-гч илд Д.А. Павлов, Б.Д. Муниев, Л.К. Каляев, Л.Ф. Сельвин, К.К. Бораев, У.У. Очиров, К.Э. Эрендженов, Г.М. Шалбуров эн гд ор суруль сурсмн. Тер цагт чигн трн хальмг келн болн утх зокъялын тикм секгдсмн. Энг номт, трн хальмгин профессор Б.Б. Бадмаев ардсмн. Чадврта, шамда, эрдм-билгт бачудыг дацдан цуглул, гн медрл, сурм заах кцл бсмн. 1933-гч илд хальмг гиг Шарту балснас дрхн С.М. Кировин нерт багшнрин институтын лмд орулсмн. Эклц, дунд сурульта бачуд цн болсн учрас оютнрин тонь кцц биш болсмн .

Тегд 1934-гч илд билгт бачудыг зуран сара багшнр белдллн курсмудт орул сурад, хннь хрн хойр кг институтын оютнрин тоод орулсмн. 1937-гч илд институтыг С.А. Кензеев, О.Д. Эрдниев, О.Б. Каруев, Э.Б. Букаев, У.О. Овшинов, М.У. Михайлов болн нань чигн билгт бачуд тгссмн. Эдн зрмснь хальмг тачд ик тоомсрта улс болсмн. 1938-гч илд дрхнд Хальмг багшнрин ик суруль (Калмыцкий учительский университет) тогтасмн. 1939-гч илд дрвн ил багшнрин институт секгдсмн. Тн ханьд «тууин», «келн бичгин», «физико-эсвин» урвн дац орсмн. 1941-гч илд Хальмг багшнрин ик суруль (Калмыцкий учительский университет) Элст балснд нд кдлсмн. ундл трхд, Трскн Харсгч Алдр дн болн Сиврр туулна цаг ирсмн. 1944-гч илд Хальмг багшнрин ик сурулиг (Калмыцкий учительский университет) болн багшнрин институт хойриг дрхн С.М. Кировин нерт багшнрин институтла негдлсмн. Арвн урвн илин хуцанд мана ик сурулин делгрлт зогсмн .

Хальмг улс Сиврс нд ирсн дару 1957-гч илд Сарпуль балсна багшнрин институтын келн бичгин дацгин ул деер хальмг г шинс брдсмн. Энг хальмгт биш, нам талдан чигн азрт ик тоомср эзлсн ах йин номтнр тгссмн: Г.Ц. Пюрбеев, А.Л. Каляев, А.В. Бадмаев, Н.Н. Убушаев, М.У. Монраев болн нань чигн улс. Эдн зрмснь ода хальмг институтд кндт номтнр бол кдлцхн. 1959-гч илд хальмг г Черкесск балсна багшнрин училищин ханьд ор секгдсмн. Хальмг келиг болн утх зокъялыг нерт номт А.Ш. Кичиков заа гдг б. Энд В.Д. Нуров, В.Л. Кирюхаев болн нань чигн оютнр суруль сурсмн. 1960-гч илд багшнрин училищ Элстр н, салу бол кдлсмн. 1964-гч жилд Элст балснд хальмг багшнрин институт секгдд, «келн бичгин», «физико-эсвин» болн «биологическ» гидг урвн онц дацта болсмн. 1970-гч илд хальмг багшнрин институтын ул деер хальмг ик суруль тогтад, дг цагт арвн дацта болад лд йовна. Иим адрута тууин хуцанд хальмг келн бичг делгр, сч-рг, хальмг тачдан нерт номтнриг, биччнриг, багшнриг болн сегтнриг белдсмн. Тегд эн туу XX зун илмдин сойлын тууд байн кргин твцнь болсмн. Эн цагин туу хальмг келн бичгин сойлд ау ик темдгт болдг .

дг цагт ндсни хальмг мерглт заллт салу дац бол делгрд, цааранднь с-ргд, институт бол тогтсмн. Эннд англь, моhл, китд, солh, твд келмдин мергл бн. Медрл, кичл заа гдг багшнр чигн мана хальмг эрдмтнр мн. Хальмг келн бичгин болн дорд згин институт Моhлын, Китдин, Солhин, Японь нутгудла бат залhлда бр снр кдлцхн. Эн туст институт Дорд згин заллтын керг-лн маш снр кцhд делгр йовна. Дорд згин келмд дас, шинл кесг соньн номин керг-лдврмд кцн. Дкд болхла, хальмг келн бичгин номиг цааранднь ргл ном хамгалдг ср тогтах кцл твл. Эн кцлиг кцhд, кесг баh йин эрдмтнр номин хаалд орна. Эн хоорнд эвр ндсни керг-лн мартх зв уга. Эн туст дг цагт хамгин hол кцл хальмг келн болн утх зокъял дасхлhна эв-арhин керг-л. Давсн цагин дасхлhна эв-арhар багшнр кел меддг сурhульчнриг, оютнриг сур йовла. дг цагт тер дасхлhна эвр-арh чинрн геесмн, орч йин баhчуд, эклц, дунд сурhулин сурhульчнр хальмг келн трц медхш. Тегд эдниг талдан дасхлhна эв-арhар дасх кергт. Эн триг хальмг институтын номтнр, багшнр хаhлх звт. Хальмг келн шинс босх, рглд хадhлх кергт. Эн туст мана ик сурhуль, хальмг институт hол заллтын чинрн бр, олнд тарха, хальмг келн иргчин тускар ухалх звт. Хальмг улсин авц-брцн, сойлан, тууан, эрдмн, мерглтн хадhл, цааранднь тллтин замар йовх кцл мана hарт бдг мн .

***

–  –  –

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ШКОЛЬНИКОВ

НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС), являясь принципиально новым документом для отечественной школы, ориентирует на достижение не только предметных образовательных результатов, но и, прежде всего, на формирование личности школьников, овладение ими универсальными способами учебной деятельности, обеспечивающими успешность в познавательной деятельности на всех этапах дальнейшего образования. ФГОС ориентирован на самостоятельность в планировании и осуществлении учебной деятельности и организации учебного сотрудничества с педагогами и сверстниками, способность к построению индивидуальной образовательной траектории, владение навыками учебно-исследовательской, проектной и социальной деятельности [4] .

Исследовательская деятельность – это один из методов обучения, в результате использования которого у школьников формируются универсальные способы учебной деятельности, что дает импульс к саморазвитию, к самоанализу, самоорганизации; значительно расширяется кругозор в предметных областях.Еще недавно решить эти задачи не представлялось возможным в силу отсутствия реальных условий для их выполнения при традиционном подходе к образованию, традиционных средствах обучения, в большей степени ориентированных на классно-урочную систему занятий .

Наибольшее распространение в практике «новой» школы получает не научно-исследовательская, а учебно-исследовательская работа, т.к. в учебном исследовании, по сравнению с научным, приоритетными являются образовательные, а не научные цели и задачи. Организация учебной исследовательской деятельности и развитие её основного компонента – исследовательских умений, которые не только помогают школьникам лучше справляться с требованиями программы, но и развивают у них логическое мышление, создают внутренний мотив учебной деятельности в целом – на сегодняшний день является одним из важнейших условий повышения эффективности учебного процесса [5] .

Целями учебно-исследовательской деятельности в области лингвистики и филологии являются обучение активному универсальному способу получения знаний и развитие языковой личности учащегося в процессе обучения .

Поставленные цели достигаются путем решения ряда задач учебноисследовательской деятельности школьников:

Сформировать у школьников осознание понятия «научное исследование» (в области русского языка и литературы);

Показать школьникам научное исследование как единую систему во взаимосвязи ее элементов;

Обучить основам научных методов;

Дать представление о научной логике, формах и методах научной аргументации и культуре рассуждения;

Пробудить интерес школьников к изучению проблемных вопросов, развить гибкость мышления, цельность восприятия, лёгкость генерирования идей и способность к их доработке;

Способствовать творческому развитию начинающих исследователей, развитию навыков самостоятельной научной работы;

Сформировать представление о различных видах письменных научных работ, обучить школьников основам оформления работы;

Научить школьников следовать требованиям к оформлению и презентации исследовательской работы и в соответствии с ними выполнять работу;

Способствовать приобретению опыта сотрудничества [1, 187] .

Данные задачи не могут быть решены помимо решения первичной по отношению к любой успешной деятельности задачи – формирования и развития умений и навыков учебно-исследовательской деятельности .

Исследовательская деятельность школьников возможна во многих учебных ситуациях, так как предполагает собой работу по самостоятельному добыванию знаний в отличие от традиционной учебной деятельности школьника, направленной лишь на понимание и усвоение знаний, передаваемых учителем .

Самостоятельное исследование – это способ систематического анализа различных аспектов поставленной проблемы и сбора значимой информации для ответа на собственные вопросы. Классическое научное исследование предполагает выдвижение проверяемой и воспроизводимой гипотезы, которая представляет собой обобщение, приложимое к частным случаям.

Работа основана на сборе данных и их статистическом анализе. Видимо, выдвижение гипотезы для школьника – задача вряд ли посильная, и поэтому исследовательская работа учащегося школы должна представлять собой работу по сбору и анализу данных, которые помогут ответить на поставленный проблемный вопрос. Любое исследование предполагает видение проблемы, заключенной в теме учебного занятия, самостоятельной работы и т.д. Следовательно, школьников следует учить тому, как из традиционной темы вывести проблемы, формулировать проблемные вопросы. Например, тема «Женские образы в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети» позволяет сформулировать проблемные вопросы «Зачем нужны образы женщин в социальнопсихологическом романе «Отцы и дети»?», «Почему в романе представлены такие разные женские типы?», «Как женские образы помогают раскрыть основную мысль автора?» и т.д. Тема «Тема любви в романе М.А. Булгакова»

может быть представлена вопросами «Почему в философском романе присутствует тема любви?», «Какую роль играет эта тема в романе?» и т.д .

Учащиеся должны понимать, что тема исследования всегда заключает в себе проблему, требующую разрешения. Подготовку к исследовательской деятельности можно начинать с того, что ученикам предлагается сформулировать проблемные вопросы к различным темам, при этом чем больше таких вопросов будет сформулировано, тем лучше. Учащиеся должны понимать, что любая тема, предполагающая исследование, заключает в себе несколько возможных вопросов. Среди вопросов, предложенных школьниками, наверняка окажутся такие, которые не могут быть названы проблемными (например, «Какие женские образы представлены в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети»?»). Анализ предложенных учениками вопросов тоже является частью работы по подготовке к исследовательской деятельности. Такая работа поможет ученикам понять, в чем разница между различными типами вопросов, увидеть проблему. Отвечать на вопрос – привычное для школьников действие, как правило, не вызывающее затруднений. Но формулировка вопроса не всегда оказывается простым делом, и этот этап в исследовательской деятельности обязателен .

Следующим шагом школьника-исследователя становится формулировка цели его исследовательской работы. Целеполагание – тоже один из тех видов деятельности, которые оказываются сложны для школьника, и эта работа может стать групповой (если исследовательская работа выполняется группой) или потребовать участия учителя .

Исходя из темы работы, формулируются ее задачи, а затем – способы выполнения каждой из них. Все это вместе должно привести к ожидаемому результату.

В общем виде схема исследовательской работы может выглядеть следующим образом:

Всякая работа учащихся, требующая ответа на вопрос проблемного характера, может быть построена как исследование. Так, работа по теме из курса русского языка «Категория состояния» может выглядеть так: Тема: «Категория состояния» .

Проблема: Можно ли считать категорию состояния самостоятельной частью речи?

Цель: Выяснить, является ли категория состояния самостоятельной частью речи .

Задачи: определить специфику наречия как части речи; определить специфику категории состояния как части речи; сопоставить грамматические значения наречия и категории состояния; определить совпадающие и не совпадающие признаки .

Способы: выписать определение наречия; выписать определение категории состояния; выявить различия в определениях и решить, существенны ли они; составить предложения с наречиями и словами категории состояния .

Сопоставить грамматические значения; составить таблицу признаков наречия и слов категории состояния. Результатом такой работы будет самостоятельный вывод учащихся о том, является ли категория состояния самостоятельной частью речи. Такая работа позволит школьнику понять не только то, в чем специфика данной части речи, но и особенности самостоятельной исследовательской работы .

Конечно, очень значимым результатом работы учителя в формировании навыков исследовательской деятельности является написание школьником серьезной исследовательской работы по русскому языку и литературе. Однако далеко не каждый учащийся по тем или иным причинам будет писать такую работу. Работа же в классе, построенная по принципу исследовательской деятельности, поможет обрести навыки такой работы всем ученикам .

Подобная деятельность формирует навыки самостоятельного мышления, позволяет школьникам проявить свои способности в полной мере .

Литература

1. Жильцова О.А. Организация исследовательской и проектной деятельности школьников: дистанционная поддержка педагогических инноваций при подготовке школьников к деятельности в сфере науки и высоких технологий. – М., 2007 .

2. Савенков А.И. Психология исследовательского обучения. – М.: Академия, 2005 .

3. Селевко Г.К. Современные образовательные технологии. – М.: Народное образование, 1998 .

4. Электронный ресурс. Режим доступа: www.standart.edu.ru

5. Электронный ресурс. Режим доступа: www.menobr.ru ***

–  –  –

Мана ирлд юн эс учрна, эн тоотын соньнинь бидн рн бх улстан медлхин тл нег келвр келх кевт кел гнвидн. Зуг мана ирл нег имр бхш, дл болхш. Зрмдн эврннь келсн гдн талдан к орул авх саам чигн харна, тер цагт бидн эврннь келсн гн кн зркнд крмр, кн седклд тусмар лавтрхаар кел гх звтвидн [Каляев 1986: 14] .

дг цагт кн болн эврннь келлндн ол оньган дагин гн. Югад гихл келлн yгaap хойр кн нег-негн медлц чадшго юмн. Келн угад белн уга гид кезн келчксн г эн туст йир схн ирлцн. Кн кеерл

– келн, келн кеерл – лгр гид бас нег келчксн г бн .

Хойр кн кндсн келнь кез чигн одан болна. лгрлхд, кн ундлан талдан кнд кргд, келхр седдг болхла, энн кех кндвр негн, кемр кн эврннь дотран бульглах байран медлх саната болхла, эн байринь талдан кн эртс медчкн, югад гихл иим кн бдл чигн, дунь чигн тас одан болна. Тегд чигн негнь эврннь дотрк мууан, эс ги, дотрк ундлан злхин кергт келлн эв-aphc олзл келн. Талдан эв-aphc олзл, талдан гмд олзл, байриннь тускар чигн кел болхмн. Кн дотр бх седкл, энн ухалах ухан – цугтан онц болна. Кн уурлна, эн ууран архларн кн бас шишл гмд, згс олзл келн. Тегд чигн кн дотрк ухаг бидн келлрнь мед авнавидн .

Кн г келхлрн олн зсн г орул келн, тегд ямаран чигн келнд г орулсн гмд олар харна. Тер цагт ргмтр, модьрунар, крл, шогл кел болана. Тегд кн келлнд иим олн зсн гтр келгдсн гмд харна. Иим гмд нурл кн келлнд олзлгдсн деерн, урн угин литературт керглгдн .

Шог келлн ги бас йилгдн. Иим авцар нурл шогта, индт йовдлмуд келгдн. Баахн йовдлмудын тускар ргмтр келхл, бас индтр иим гмд сосгдна. Зрмдн шогта гмд урн гин дврин келнд харна, шогта гмд сергл инднд дурта дрин келнд нурл орна. Иим др хальмг олн улсин фольклорт бас харна, лгрл, келхл, Кеед гидг вгн туск тууль, эс ги хатуч эмгн туск ахр шог тууль .

Шог г yгaap чигн индт йовдлын тускар келгдн. Тер дотр кндврт, дврмдт шог г, шогта келлн дагин олзлгдна .

Индт, шогта келр келлн нег йовдл. Зуг хальмг келнд хорта чигн гмд бн. Иим гмдр утхин зрс давуар к мдр ал болхмн. Хальмг келнд харалмуд иим келр келгдн .

Зуг бидн эндр хальмг келнд иим авцс бас харна ги келхлрн, двр болн, кн келлн болн ода кр авцар келгдн, талдан кндврт ргмт авцар мтн келн ги шинл чадшговидн. Кн келлн кез чигн олн зсн болна. Кн ода ргмтр нег йовдлын тускар кел йовад, бд шогта келр нег индт йовдлын тускар келд оркна. Тер тоод бичгдсн дврмд чигн бас олн зсн авцар бичгдн. Heг келврт шогта, индт авцар бичгдсн гмд ол авч болана, терн деер зрм азртнь ргмт авцар чигн бичгдсн йовна .

Эн номин кдлмштн бидн индт, шогта кевр келгдсн йовдлмуд урн гин дврмдт, кндвр келлнд ямаран гмдр, ямаран эргцср дам келгддгин тускар шинлхр бнвидн. Эн эсвиг халхин тл Эрнн Константин дврмдиг шал, кергт лгрмдиг йил авч злвидн .

дг цагин хальмг келн туск шинллнд эн йовдлд хамгин трн бол оньган гч, энн тускар эврннь номин кдлмштн бич йовсн номт Г.Ц .

Пюрбеевиг темдглх кергт. Мол улсин келн сойлд индн докъялиг медлхин кергт ямаран гин са олзлгддгин тускар «Лексикон жестовулыбок в монгольской лингвокультуре» гидг соньн кдлмштн бич, индн шишл классификацин тускар келн [Пюрбеев 2008: 24]. Хальмг келнд иим докъяс я медл келгддгин тускар бас нег цкн кдлмш бхиг темглх кергт [Пюрбеев 2006: 106] .

Кесг дк индн, индн-наадн, инлдн, индт, инх, инлдх, шоглх гисн гмд индт йовдлмудыг зл бсн деер бас чигн биччин дврмдт олар тиим йовдл злх гин ниицлс болн келц гмд чигн харна, лгрлхд: тачкнад (очкнад) инх, элкн бр инх, элкн кштл инх, элкн хаттл инх .

Индн я тогтддгинь, тогтагч учр ямаранинь, ямаран эмоциональн бдлл холвата бхинь шинл хлхл, хамгин олар хардг индн бдлмдин тускар кел болхмн: цаан саната индн, наад брлн индн, уурта индн, бахан хантл инлн, байрта-бахта индн .

Тегд хамгин трнд «алан хадл» гидг романа учр-утхт эвр шишл орман эзлх индн, эс ги индт йовдлмуд. Тиим йовдлмуд дврин чинринь длл, шогта, сергл загин тускар кел, дрмдин акад бдлин эс ги игт кевр бийн брлн тускар, болх болшго юм келлн тускар кел, тергрн олыг инл йовдгинь злн .

Эврннь олн зсн кев-янзарн индн биччин дврт ончта эмоциональнэкспрессивн эв-ар бол арна. Тиим эв-ар бичч болна шишл авц умшачнрт медлн .

Бичч эврннь двртн олн дрмд злн. Эн дрмд нег-негнлрн дл болхш, зуг йоста бичч альк дрднь дуртаан, алькднь дургоан медлхш .

Др болнд дурго, эс дургоан медллго, бичч экспрессивн олн гт гмд олзл, тер дрмдин му-синь илдк чадна. Др болна дотрк ухаседклинь, др болна врцинь тв гмд ол авч медллн – биччин билгнь, биччин чадмгнь злн .

Келврин, ткин келлн айлнь бас онц болна. дврин келлн айлар бидн биччин медлхр бх ухаинь тодлнавидн. Кемр двр шогта болхла, эн дврт дамбрлгч айлн нурл сосгдна, кемр двр ргмт болхла, тернд буульсн, магтсн келлн айл бхинь медгдн. Heг дврт чигн келлн олн зсн айл харна. лгрл келхл, кемр дврин ол дурин бичкндк цагинь бичч злхлрн келлн нег зсн айл олзл бичн, эн ол др с-тлх дутм биччин олзлах келлн айлнь сольгдад йовна. Heг дврт индт чигн, зовлта чигн зург злх керг учрна, тер цагт биччин келлн айлнь чигн тас талдан болна .

Келн талдан авцсла урн угин авц дцлхл, эн авцд келн кр икр олзлдгинь згдн. Бичч гмдр дамул умшачин мн зург зурна, зуг эн зург умшачин зркиг авлсн деерн, умшачин седклд олн зусн уха серг, йоста цллт гх звт юмн .

«Бата маасхлз инд, чемш арад, герин барун завкд асхна шурулчксн Дорин хнд брдг ут улан мод ээмд авад, киитрсн улан шора рст-керст келрн ишк, мр лдд, ишкрн дуулад, хн тууад арв»[.х., 51] .

Деер ггдх лгр бичч кн эврннь дврмдтн олн зсн келн тогтацин байн зр олзл бичн ги маднд медлн. Тер дврмднь кевянзарн, даа йовх учр-утхарн йилрн. Тегд онц биччин бичлн авцин тускар мана хальмг келн болн келлн шинллнд нердгдсн зокъялмуд ода бийнь уга, зуг цааранднь мана номтнр эн схн сиилл, бичгдсн хальмг шлглнд, соньн дрмдтр чим бичгдсн нань чигн дврмдт оньган гч, килмл шал чадх ги ицгдн [Каляев 1986: 77] .

Тегд деер келгдсн индн бдлмдин дунд хамгин олар хардгнь, оллгч орм эзлдгнь цаан саната, седклт индн. Иим индн врцнь л седкл, сергл, нл уга за-бр, нл уга шог.

Энг иим лгрмдс з болхмн:

- Эдгх кн эмчнь эврн ирн гидг тер, - гид, Цаан Бата тал хлд, бахт инв [.х., 279] .

Сима Батаар зог кед, инд, ярлзад йовна [.х., 368] .

Эрднь мусг-мусг гид инн б, цаас бичд, Батад гв [.х., 179] .

- Трц кн уханд орш уга юмн энчн, мана кн арталч, – гид Вася бас маасхлзад инв [.х., 227] .

лгрмдин тооар хлхнь, дарук ормднь наад брлн индн арчана .

Эннь болхла чирднь эс ги ардаснь, медллго дглсн сана медлдг бдл болана. Иим инднд хорта дглн бдл бас з болхмн.

Иим лгрмд бас дврт харна:

Гелгд негн-негн талан хллдд, дораур чимклдд, эмкн зуулдв. Харчудин зрмснь ош-ош гилдд инлдв [.х., 107] .

- Цааран йовтн, ноосна зуугин нр арчана! – гилдд, чи ма хойрар наад брд, инлддг билс [.х., 209] .

- Шартуд бсн ккнчн здндчн орсн болхугов. Кел, кел, ямаран бх бээдлтэ ? Санадг болх! – гид Занда тачкнад инв [.х., 223] .

Бас нег олар хардг индн з болхла байрта-бахта индн. Иим индн романд арв ар лгрмдт харна. Тиим индн генткн, ямаран болвчн учртаар, зрмдн тас учр угаар чигн арна. Эн индн дагин сергл, байрта за-бр зл, сн-схн бдл дахулна.

Тегд энг злхин кергт лгрмдт оньган гхмн:

Орндг шухтнад, аагад одв. Цуар шууглдад инлдв [.х., 525] .

- Чичрдг айс цок гнв, – гид Кермн тачкн инд, Бата тал кркхн чиррн хлв [.х., 105] .

Цаста рк ккн дораас нудрад авв, хоюрн очкнад инв [.х., 519] .

- Чамас, Коля, шн авхв! – ги Буля Коля тал завдад, элк хатад инв [.х., 382] .

дврт бас кесг дк хардг зин тускар келхл бахан хантл индн. Эн индн оллгч темдгнь зогслт угаар, дууан чаа, хкрн б ош-ош индн. Иим индн эзнднь бат кишг, длл дурдна. лгрлхд, романд иим згс харна:

Тентл хан, эн дрвн шин меддг кн Энтл хаанад хама бх бил гид, олаан хартл ош-ош инд, йовднад бн [.х., 18] .

Ик-ба уга, кгшн - залу уга крнд инлдв [.х., 179] .

Хойр иньгнь Батаг эргд, орн деернь авч одад клврлд, онад, нднснь нульмсн артл инлв [.х., 417] .

Хойр ккн кнднь сосгдхш, таш-таш инлдснь тодрха сосгдна [.х., 515] .

Уурта индн тускар келхл, тиим йовдл харв чигн дала бишр хардгин тускар темдгл болхмн. Мадн нег цкн лгр харв. Номт В.Я. Пропп келср: «При злом смехе недостатки, иногда даже мнимые, воображаемые и присочиненные, преувеличенные, раздуваются и тем дают пищу злым, недобрым чувствам и недоброжелательству» (Пропп 1997: 158). Эн инднд уурта хкрлн, хорта кевр шогллн орман эзлн.

лгрлхд:

Нам хлхнь, мана шар толата хуцас маштг болдг бдлт, - ги Богзг дамбрл келд, очкнад инв [.х., 112] .

- Сн бол! Коочг амта квн орминь илд лдий? – гид Бата элк хатад инв [.х., 305] .

- Тиим келт улст дурта болхла, Шаркаг авад йов! – гид Цаста мини снс татад, хусргар инв [.х., 357] .

- Медгдн! Йорнь тачахугов, наадад мдр буян келгн болнт! – ги Чинн Ман тмкиннь yтahap тлгд ке пурунулад, дамбрл инв [.х., 175] .

дврт бийн наад бр индг тускар бас лгр ол авч болхмн:

Бата бийрн наад брд инлдхинь мед б, - ха-ха-ха! гид элк хатад инв [.х., 82] .

Бас нег индн зин тускар келхмн. Иим индн мел дагин гиш цогцмахмудын уйдлтар, чирин кндрлтр болн ндн хлцр дам тогтна:

Ана директр тал хлд, цуг бсн бийрн, чир-зсрн ээлтр инд, кзн сув [.х., 348] .

Ккн алг хар ндрн р медг-улг инд, ормдан суув [.х., 352] .

Ямаран адта домбр цокдг ккн! вр тиньгр, кез чигн ндрн инсн, ярлзсн йовна [.х., 105] .

Ашлад келхл, деер злгдсн лгрмдр дамад, индн олн зсн болсн деерн дврин урлг врцинь йил, умшачнрт др болна за-бриннь тускар цл гчхин тускар кел болхмн. Эн эдлвр олар олзлгд биччин келинь схрл, умшхд тааста болна гихл хар болшго. Тер дунд индн эмоциональн-экспрессивн эдлвр болсндан дврт кел нрллн функц даа йовна .

Ном з

1. Каляев А.Л. Стилистика. Калмыцкое книжное издательство. – Элиста, 1986. 141 с .

2. Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. Изд. второе СПб., 1997

3. Пюрбеев Г.Ц. «Смех» в калмыцком художественном тексте (по роману Константина Эрендженова «Береги огонь») // Теегин герл. Литературнохудожественный и общественно-политический журнал, № 5, 2006. - С. 106Пюрбеев Г.Ц. Лексикон жестов-улыбок в монгольской лингвокультуре .

Этнокультурная концептология и современные направления лингвистики // Материалы постоянно действующего семинара.- Элиста, 2008. – С. 24-27

–  –  –

БУМ ЭРДЭНЭ ТУУЛИЙН ОРШИЛ ХЭСЭГТ ХИЙСЭН АЖИГЛАЛТ

“Хангайн нурууны хойт зр болох Хан Ххй уулын баруун тал, увс нуурын зн мнт этгээдээр оршин суудаг баядууд хн амын талаар тдий л олон биш боловч баатарлаг туульсын талаар багагй уламжлалтай билээ” .

[1.12] Баяд туульч нар туулийг голдуу икэл болон товшуурын аянд дуулдаг .

Доор глэх “Бум эрдэнэ” хэмээх тууль нь баядын томоохон туулиудын нэг юм. Мн энэх туулийн оршил магтаалуудыг р хооронд нь харьцуулан зэхэд мн сонирхолтой байж болох хэмээсний днээс Уг туулийн даруй хэд хэдэн хувилбар бичигдэж тэмдэглэгдсэн байдгаас бид доор баядын алдарт туульч Мандиханы Парчины 1909 онд мажир бичээчээр бичлсэн хувилбар, 1925 онд баяд туульч У.Батаас Ленинградын их сургуулийн оюутан Цэрэндорж Номинхановын бичиж тэмдэглэсэн хуввилбар, мн 1967 онд туульч У.Батаас соронзон хальсанд акад. Ж.Цолоогийн бичсэн хувилбар, баядын туульч Р.Лхагваас П.Нотоогийн бичиж тэмдэглэсэн хувилбар зэргийн оршил хэсгийн туульсийн цаг болон алтай хангай нутгийн байр байц, гурван орон дрвн тивийн байр байцын талаархи дрслэлийг харьцуулан зэж байна. Туулийн Оршил магтаалд ертнцийн сэл, тний тогтоцын тухай домгийн ойлголт, туулийн йл явдалын Цаг еийн тодорхойлолт баатрын гарал сэл, тний бие эрхтэн, хувцас хунар эдлэл хэрэглэл, зэр зэвсэг, унаа хлэг, эхнэр ххдийн тухай, туулийн баатрын нутаг орон, ан ав, жимс ургамал, мал хрнгийг тодохойлсон олон жижиг элемент, мотив глэмж байдаг. Манай ахмад судлаачид энэ туулийг “Гэсэр”, “Жангар”, “Хан харангуй” туулиудтай эн тэнцэхйц том тууль болох хэмээн здэг билээ .

Баядын туульч Увхын Батаас Ц.Номинхановын 1925 онд тэмдэглэсэн “Бурхан хааны хвн балчир Бум-Эрдэнэ” туулийн эхлэл хэсгийн глэмжийг эрдэмтэн судлаач Ж.Цолоо, Э.Прэвжав нар судлан зээд: “нар сарны сэл, хмний ертнцийн сэл, газар дэлхий брэлдэн тогтож хн, тэнгэр штэх болсон соёл иргэншил, тр шашин ссэн цаг е, хугацааг хоёр галавын эхэн завсар дунд, гарах шар наран, орох шар нарны гэрэл, нарны хл мандан туяар байх ед юм гэнэ гэлээ гэж ээ. хоёрдугаар глэмж нь Алтай хангай нутаг, гуравдугаар глэмж нь: Доод, дунд, дээд гурван тив, дрвн тивийн нутаг орны мод, ургамал жимс идээн, дрвн хэлийн ан амьтан, жигртэн шувууд, аршаан булаг, гол мрн, анамал далай. Дрвдгээр глэмж нь: энэ их ргн их нутагт идээлэн ссн дрвн зсэм адал мал, эд хрнгийн магтаал, тавдугаар глэмж нь: олон бурхадын орд харш рг гэрийн магтаал” [8, 9] хэмээн ангилсан байна. Иймд бид рсдийн нхцл боломжид тулгуурлан оршил магтаалын дээрхи 5 хэсгээс эхний гурвыг хагалзуулан харьцуулж байна .

Дээрхи дрвн хувилбар “эрт урьд нгрсн, тв сайхан тмэн галавын сл, эдгээ ирээгй байх твшин сайхан мянган галавын эхэн завсарт гэж эхлэж байгаа ба “Эрт урьд цаг” нь тодорхойлон хэлэхйеэ бэрх “онцгой цаг” (Мелетинский 1976, 173) гэсэн санаа” [6, 182] бол нгрсн, тв сайхан тмэн галавын сл, эдгээ ирээгй байх твшин сайхан мянган галав хэмээх ойлголт нь “Их хлгний домогзйн ёсоор бол майдарын галав (самг .

Maitreya, твд. Byamspa) одоо ирэх буюу хний нас найман тмэн дрвн мянга хрэхэд, манай ертнцд залран ирэхээр завдан, Тшидийн оронд суж байдаг Майдар хэмээх бодисадваа буй гэж здэг”. [6, 184]. Тэгэхээр дээрхи “нгрсн галав”, “ирэх галав” гэдэг нь чухамдаа буддын шашны домогзй болон их хлгний ёстой холбоотой мэт боловч энэ нь звхн шлэглэлзй бадаглалзй, тхэн цаг еийн баримт болохоос биш буддын домогзйд гн гнзгий холбогдохгй гэдгийг судлаачид тодруулсан байна.

Энэх домгийн цагийн эхлэл хэсэг нь цаашлаад буддын шашны хлгний ёстой холбоотой гэдгийг улам тодруулж:

Нарны хл тогтон туяараад Найман тмэн насыг эхэлж Найман тмэн дрвн мянган Номын цогцыг номнож байхын нэгэн сайн цагт Тогтсон тр шажин гэлээ лоо хэмээсэн нь “их хлгний домогзйд байдаг хн “найман тмэн насыг гаслах тухай” болон “найман тмэн дрвн мянган номын цогцыг” номлох тухай гарч байгаа нь гарч байгаа нь ний мн монгол туулийн яруу найруулгаар глсэн “тгс дэлгэр тмэн ариун буянтай, твшин их жаргалтай, баян ргн, баатар дайч бат твшин цаг нэгэн сайхан цаг” гэдгийн агуулгыг тайлан глж байгаа юм” [6, 185] гэсэнтэй санал нэгтэй байна. ийнх дээрхи дрвн хувилбар дахь домийн цагийн тухай ойлголт р хоорондоо таарч байгаа нь нэг бол ндсэн архетип байгаа гэж таамаглаж болохоор байна. Гэвч звхн эхлэл хэсгээс нийг тодруулах боломжгй тул цааш ргэлжллэн зэх хэрэгтэй .

ргэлжллэн звэл оршил хэсгийн хоёрдугаар хэсэг буюу алтай хангай нутгийн байр байцыг глсэн магтаал нэгдгээр болоод дрвдгээр хувилбар хоорондоо бараг зргй харгаж байгаа бол туульч У.Батын хайлсан хоёр хувилбар хоорондоо зртэй байгаа нь ажиглагдаж байна .

Бага зэрэг тодруулан звэл туульч Р.Лхагва нь уламжлалыг алдалгй баримтласан болох нь хараглаж байгаа бол туульч У.Бат нь рийн уламжлалыг бтээлчээр эвдэн Алтай нутгийн тухай дрслэлийг Ххий нутгийн тухай дрслэлээр нэмэн баяжуулсан болох нь гуравдугаар хувилбараас шууд харагдаж байна. Тэрээр Алтай нутгийг Ххий нутаг хэмээн солин нэрлэсэн байна. Мн тний хайлсан “Бум Эрдэнэ” туулийн оршил хэсэг нэг болоод дрвдгээр хувилбартай харьцуулан зэхэд “Алтай хангайн” магтаал буюу хоёрдугаар глэмж нь ил тодорхой нарийн дрслэлтэй “Алтайн магтаал”-ын аястай уран яруу хэллэгтэй боловч 1967 оны хувилбарт тэр хэсгээ Хан Ххийн магтаал болгон хувиргасан байна .

нийг Парчин туульчийн хайлсан “Булган хангайн магтаал” хийгээд Лу Гний “Хан Ххйн магтаалтай мн харьцуулан зэх шаардлагатай юм .

Номзй

1. Аман зохиол судлал. Т7. УБ. 1972 .

2. Баяд ардын уртын дууны твэр. УБ 2011 .

3. Бурхан хааны хвн балчир Бум-Эрдэнэ. УБ 2009 .

4. Владимирцов Б.Я. Ойрад монголын баатарлаг туульс. "Монгол ардын баатарлаг туульсын учир УБ.,1966 .

5. Катуу Б. Бум эрдэнэ. УБ.,1985 .

6. Монгол аман зохиолын онол. УБ 2007 .

7. Неклюдов С.Ю. Героический эпос монгольских народов. М., 1984

8. Ойрад аман зохиолын сан хмргс. Т3. УБ 2009 .

9. Ойрад-Монголын баатарлаг тууль. Ред Б.Энхтвшин, Х.Сампилдэндэв УБ., 2011 .

***

–  –  –

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ КАЛМЫЦКИХ

НАЦИОНАЛЬНЫХ ВИДОВ СПОРТА

На протяжении веков монголоязычные народы культивировали «три игрища мужей»: борьбу, стрельбу из лука и скачки. Они входили в систему военно-спортивной подготовки дружинников кочевого войска. В наши дни в Монголии ежегодно проводится «Наадом», традиция проведения соревнований по национальным видам спорта возрождается в Бурятии («Сурхарбан») и Калмыкии («Джангариада») .

В Республике Калмыкия наиболее популярным национальным видом спорта является калмыцкая борьба. Ни один праздник на территории Республики Калмыкия не проходит без калмыцкой национальной борьбы. по Дейсвительно, национальная борьба – визитная карточка Калмыкии .

Калмыцкая национальная борьба «Бк брлдн», прошедшая долгий путь развития, является составной частью духовной культуры народа. Об этом виде спорта существуют народные изречения, многочисленные литературные источники, в первую очередь – калмыцкий героический эпос «Джангар».

В данном памятнике описываются поединки богатырей, приемы и техника борьбы:

–  –  –

В эпосе мы находим строки, описывающие технические приемы калмыцкой борьбы и защиты от них. Они свидетельствуют о значимости моральноволевой подготовки для участников поединков:

–  –  –

Многие путешественники и ученые в своих отчетах, очерках, публикациях описывали своеобразие калмыцкой национальной борьбы. Так, историк Павел Небольсин пишет: «Калмыцкая борьба представляет чрезвычайно любопытное явление, подобно которому мы в наши времена ничего не найдем у других соседних с калмыками племен. Это очень интересное подобие древних олимпийских игр, победа на которых венчает победителя славою неомрачимою и быстро разносящеюся по целому калмыцкому миру» [4, 114] .

Данный автор описывает борцовскую схватку следующим образом: «Борцы явились взорам народа полунагими: на них надеты были одни широкие, белые, далеко не доходящие до колен, шальвары. Они низко наклонились, коснулись пальцами обеих рук земли, отдали почесть владельцу и, умыв руки песком, стали медленно кружить по арене, шагая исполинскими шагами и сильно размахивая руками. Потом они остановились, уставились один против другого и старались друг друга ухватить рукой. Несколько томительных мгновений длился этот маневр: один схватывал противника за кисть правой рукой, тот вывертывал ее у него из пальцев и, в свою очередь, выжидал случая схватить его за пальцы или за плечо, или за часть одежды, в которую выгоднее всего было вцепиться. Наконец они схватились и друг на друге повисли, обманывая друг друга намерениями переменить позицию. Надо быть в душе художником, быть присяжным ваятелем или живописцем, чтобы уметь передать беспрерывные изменения в положении мускулов и в грациозности и изяществе поз, которые борцы принимают» [3] .

А. Дюма во время своего путешествия по Калмыцкой степи наблюдал национальную борьбу и даже сам вступил в поединок с князем Тюменем: «Но прежде чем схватиться в борьбе мы под аплодисменты зрителей сперва потерлись друг о друга в доказательство того, что по-прежнему остаемся лучшими друзьями на свете. Затем поединок начался. Князь имел большие привычки к подобным упражнениям, но я, очевидно, превосходил его в силе .

Впрочем, убежден, что князь вложил в борьбу всю свою учтивость, на какую только был способен. Через пять минут он упал, я упал на него. Плечи его коснулись земли: князь признал себя побежденным. Мы встали на ноги, снова потерлись друг о друга носами, и я получил патронташ из рук княгини»

[2, 421] .

В калмыцкой национальной борьбе «Бк брлдн» соблюдаются определенные правила, которые касаются как содержания данного вида спорта, так и ее внешней атрибутики. К последней относятся внешний вид участников, танцы, которые исполняются перед началом соревнования. Что касается внешнего вида борцов, то они должны иметь обнаженный торс и следующую форму одежды: брюки из плотной ткани, которые закатываются выше колен; борцовскую обувь (ранее – босые ноги); кушак (красного и синего цвета) .

Соревнования проводились по определенным правилам и традициям .

Выйдя на схватку, борцы, строя угрожающие гримасы, яростно вглядывались в лица друг друга, стараясь устрашить соперника. На арену выходило по очереди несколько пар борцов. Боролись на земле босыми, без рубах и головных уборов, с подвернутыми выше колен штанами, подпоясанными кушаками. Борцы опоясывались довольно туго, но с расчетом, чтобы под кушаками могли пройти руки. Зрители садились вокруг места, выбранного для поединков. Противники обхватывали друг друга так, чтобы обеими руками можно было держаться за кушак. Вслед за этим начиналась борьба, в которой применялись разнообразные приемы. Каждый старался силой оторвать своего противника от земли, а затем повалить его на спину или ударить о землю. Часто в качестве коронного приема применялся «подсад», при котором борец молниеносно садился, одновременно повалив партнера на землю, и стремился положить его на лопатки. Схватка считалась выигранной, если противник оказывался брошенным на землю. Борьба в прежние времена, как правило, проводилась по большим праздникам. Приглашались борцы из разных улусов и селений. О времени схваток сообщали народу заранее, и весь улус разделялся на две стороны болельщиков, каждая переживала за своих. Борцы выступали от своего рода, улуса, хотона или от определенного князя, нойона. К состязаниям готовились задолго: атлеты спали на коже, подложив под голову жесткие арканы, приучали себя к ударам, кидались на землю и кувыркались. Все это свидетельствует о системном характере данного вида национальной борьбы, существуют набор элементов, атрибутика, приемы, порядок, некоторые из которых имеют символический или ритуализированный характер .

Что касается распространения данного вида спорта среди населения, то массовые соревнования по калмыцкой национальной борьбе стали проводиться только в советское время. Самый первый турнир с участием лучших борцов республики был проведен в рамках спортивной олимпиады в 1935 году, в программу которой входили также конные и верблюжьи скачки и другие виды спорта. В соревнованиях участвовали известные в то время борцы Басанг Комушев, Санджи Мучкаев, Балтык Инджиев и другие. Начиная с того времени в Калмыкии стали проводиться районные, городские и республиканские соревнования. Сегодня благодаря «Джангариаде» и борцам можно говорить о возрождении национальной калмыцкой борьбы .

Несколько лет назад в столице республики была открыта «академия борьбы имени прославленного калмыцкого борца Тула Балдашинова. Большим авторитетом пользуются соревнования, проводимые в Академии, которые собирают признанных борцов Южного федерального округа. Планомерная работа по популяризации национальной борьбы способствует физической активности молодежи, приобщению через спорт к национальной культуре .

В наше время содержание поединков не изменилось, незначительные изменения коснулись внешней атрибутики. Перед началом поединка проводится традиционная разминка: под темпераментную мелодию калмыцкой домбры и саратовской гармошки борцы танцуют короткий зажигательный танец, причем одной из особенностей судейства является – определение лучшего в танце, и по решению судейской коллегии данный борец может получить один выигрышный балл. При встрече равных соперников, это преимущество может быть определяющим и поэтому некоторые борцы танцуют как заядлые профессионалы. Если борцы танцуют примерно одинаково, то балл не присуждается. Борца покрывают тканью, ведут по кругу в свой угол и только потом снимают с него покрывало. Перед началом схватки противники становятся друг против друга в середине ковра и обмениваются рукопожатием друг с другом, а также с судьей на ковре, обслуживающим эту встречу. Этот ритуал означает: я уважаю соперника, судейский корпус и согласен с правилами калмыцкой национальной борьбы. Правила борьбы просты. Борьба начинается с обоюдного «крестового» захвата за кушак. По ходу поединка борец имеет право менять захваты (за кушак, за кушак и штанины, за штанины и т.д.). Перед поединком судья и каждый из борцов имеет право проверить правильность завязывания кушака (кушак не должен болтаться, но и не быть слишком затянутым, под него должны проходить руки соперника для осуществления захвата). Судья, бросив жребий, определяет, кто из борцов первым осуществляет захват. Традиционно осуществление захвата происходит в высокой стойке, спины борцов выпрямлены, и они находятся близко друг к другу. Далее спортсмены занимают исходное положение, судья при этом накладывает свои руки на спины атлетов и спрашивает каждого о готовности к схватке. Одновременный свисток и отрыв рук судьи от спины атлета является сигналом к началу схватки. В калмыцкой национальной борьбе разрешаются захваты за пояс, штанины, части тела, кроме захватов руками ног. Из технических действий разрешены действия ногами: подножки, подсечки, зацепы, обвивы, отхваты и подхваты. В стойке осуществляются броски, различные сваливания и сбивания. В «Бк брлдн» борьбы в партере нет. Цель борьбы – заставить соперника коснуться спиной или лопатками ковра. Выиграть схватку борец может также в результате победы по баллам, за каждое результативное техническое действие ему присуждаются выигрышные баллы (от одного до трех). Касание ковра третьей точкой (коленом, рукой) оценивается в один балл. Бросок, в результате которого борец упал на бок или живот, оценивается в два балла. Три балла присуждается за технически правильно выполненный бросок с большой амплитудой. Приемы могут выполняться как с падением, так и без падения. Продолжительность схватки – 5 минут. Если в течение данного времени борцы не набирают выигрышных баллов или они равны, то поединок продолжается еще 3 минуты .

Сигналом для окончания схватки является удар в гонг. По окончании схватки объявляется победитель, и судья на ковре поднимает его руку вверх в знак победы. После этого соперники вновь обмениваются рукопожатием между собой, судьей на ковре и боковым арбитром.

Данный ритуал означает:

я согласен с результатом поединка, судейством и уважаю результат борьбы .

Таким образом, в наши дни активно используется педагогический потенциал «Бк брлдн», одного из ярких элементов национальной культуры калмыков. Работа по сохранению и распространению этого вида спорта будет способствовать не только укреплению физического здоровья молодежи, но и его патриотическому воспитанию .

–  –  –

ЗАКЛИЧКИ В ДЕТСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ КАЛМЫКОВ

Проблема изучения детского обрядового фольклора калмыков остается актуальной и на сегодняшний день, поскольку в традиционной культуре калмыков детский фольклор имеет свою специфику, выраженную в поэтике и формах бытования. Дети приучались с малых лет жить в гармонии с окружающим миром, ребенок с самого детства включался в обрядовую жизнь, был участником детских подвижных игр .

В образцах калмыцких закличек-дуудлгуд, которые записаны в полевых экспедициях, дети обращаются к природе и природным стихиям. Следует отметить, что материалов по данному виду народного творчества в научной литературе встречается крайне малое количество. Образцы закличек восходят, по-видимому, к обряду вызывания дождя. Жизнь человека, занимающегося земледелием, зависела, прежде всего, от дождя и водных источников .

Но природа не всегда угождала земледельцу. Засуха была бичом, губила его урожай, лишала прожиточного минимума, и тогда он прибегал к магическим действиям .

Важное место в земледельческих обрядах калмыков занимают обряды вызывания дождя. Функция этих обрядов – обеспечение благоприятных условий и предотвращение засухи, которая губит посевы. Калмыки в целях вызывания дождя произносили соответствующие заклинания – это, прежде всего, обращение к дождю. С раннего детства калмыки обучали своих детей взаимодействию с природой, которая их окружала и которая, порой, была враждебна по отношению к ребенку. Краткие стихи, произнесение которых якобы вызывает дождь, восходят к более сложным обрядам. Многократные повторения закличек-призываний как бы отводили стихию. В детских закличках важную роль играют звуковые и ритмические повторы, где главным было обращение к природным стихиям – дождю, граду. Цель детских закличек-предохраненение посевов, урожая от стихии .

Хур-хур нааран йов .

Мндр-мндр цааран йов .

Дождь, дождь – сюда, Град, град – туда .

Дети призывали приход праздника Урюс Сар кратким призыванием: «рс, рс, рсич!» – «Приходи быстрее, праздник Урюс!» Заклинания, записанные в детской среде и связанные с календарной обрядностью, говорят о том, что дети были непременными участниками обрядов [2, 50]. В последнее время в полевых условиях было записан ряд текстов закличек .

–  –  –

По традиции калмыки с детства заучивали названия звезд. Они должны были непременно знать основные созвездия. Астрономические названия связаны с общемонгольской традицией: Алтн асн (Золотой Кол; монг. Алтн Гадас – Золотая Коновязь) – Полярная звезда; Долан Бурхн(Семь Божеств) – Большая Медведица; Цолмн (Утренняя звезда) – Венера; ТегринУйдл (Небесный Шов) – Млечный Путь; название урвнМарл (Три Марала) носит созвездие Орион [1, 44-49]. По поверьям калмыков, моление, совершенное Венере (Цолмн), способствовало деторождению. Полярная звезда (Алтн асн)

– у монгольских народов это неподвижный центр неба, верхняя точка космической оси, вокруг которой происходит круговращение небесного свода .

–  –  –

В текстах закличек отражен кочевой мир калмыков, природа степи, с которой они жили в полной гармонии. Тексты, которые сопровождали природные явления (напрмер засуху) детям их действиям принадлежала одна из главных ролей. Тексты, сопровождавшие обрядовые действия, имели магический характер .

Литература

1. Омакаева Э. У. Культ созвездий и планет // Этнокультурная лексика монгольских народов. Улан-Удэ, 1989. С. 44–49 .

2. Танкиев А. Х. Реликты магического обрядового фольклора у ингушей // Магическая поэзия народов Дагестана. – Махачкала, 1989. - С. 50; Ганиева А. М. Роль магических функций в обрядовой поэзии лезгин// Магическая поэзия народов Дагестана. – Махачкала, 1989. - С. 218 .

***

–  –  –

СЕМАНТИКА ОБРАЗНЫХ СЛОВ В КАЛМЫЦКОМ ЯЗЫКЕ

Образные слова в современном калмыцком языке рассматриваются в составе изобразительных слов. В лингвистической литературе они известны под такими названиями, как ономатопоэтические, подражательные, звукоподражательные, дескриптивные, картинные, звукоизобразительные слова .

Но большинство авторов делит этот разряд на две группы: звукоподражательные и образные .

В первых грамматиках монгольских языков изобразительные слова рассматривали в составе междометий. В «Грамматике калмыцкого языка» А .

Попов выделяет восклицательные и звукоподражательные междометия [6, 204]. А. Бобровников в своей «Грамматике монгольско-калмыцкого языка» в разделе «Частицы» рассматривает междометия и звукоподражательные слова. В разделе междометий встречаются слова, которые можно отнести к образным [1]. В.Л. Котвич в разделе «Междометия» выделяет восклицания, звукоподражательные слова и образные предложения. «Образные выражения служат для «картинного обозначения» мерных или быстрых движений, блеска, нагромождения и вообще разного рода явлений, привлекающих к себе внимание» [3, 345] .

В более поздних работах большинство ученых включают образные слова в состав изобразительных и отмечают, что они выражают понятия, тесно связанные со зрительными впечатлениями [8; 4; 5; 7]. Итак, образное слово – это сплав, гамма понятий, образ мыслимой сути предмета, явлений, символа, рожденный совокупным действием разных органов восприятий и соединенный чувством. Это продукт обобщения всех органов мышления, чувств, выражающих образные представления предмета, действия или явления .

Семантика образных слов в калмыцком языке довольно обширна и разнообразна. Б.Б. Манджикова отмечает, что «характеризуя то или иное явление, состояние, положение, образное слово отражает конкретно те свойства, которые присущи именно этим предметам и явлениям, а не взяты со стороны .

Здесь играет главную роль характерность признака, его эмоциональность, образность, конкретность» [4, 185] .

Таким образом, образные слова калмыцкого языка по их семантическим признакам можно разделить на следующие группы .

1) Образные слова, выражающие внутреннее и внешнее состояние человека (поза, характер движения, мимика лица). Например:

Дав гих, дав-дав гих «мгновенность, внезапность действия». Дала илhн дав ги сууhад медлв (.) – Дала Джилган тут же придвинулся ближе и стал докладывать.; Дрк, дрк, ээ-аав мини! Авч одв, – гид, х салькнд нульмад, г арад, даб-даб гид делссн ар дееврин двр хошл бчиг татад, герин ргн бсс бон б герин эзн Цаан келв (Э.К.). – О, боже, батюшки мои! Сносит! – сказав так, Цаан плюнув в сторону пыльной бури, чтобы отпугнуть злых духов, ухватилась за веревочный пояс и стала стягивать бьющуюся на ветру кошму кибитки;

Гилс гих «бросить быстрый взгляд». Тарн шар гергн Бата тал гилс хлчкд, цаасиг секд умшв (Э.К.). – Полная светлая женщина, бросив взгляд на Бату, открыла документы и стала читать .

Маасхлзх «добродушно улыбаться». вгн Дорур хлчкд, кесгтн маасхлзад инн (.А.). – Посмотрев на Дорджи, старик долго улыбался .

Чим-чим гих «ощущать ноющую боль». Чим-чим гид мчмднь халу дрх бдлт (Э.К.). – Все тело ноет, видимо у него высокая температура .

К данной семантической группе можно отнести и слова, способные приобретать переносный смысл. В.Э. Очир-Гаряев выделяет их в отдельную группу. Например: агдих «сморщиться, сжиматься», перен. «выразить недовольство своим взглядом, внезапно переменить свое настроение»; ирзх «о чем-либо обнаженном, выступающем, имеющем зубья, острые выступы», перен. «смеяться, оскалив зубы»; хурлзх «вихрить, кружить (о ветре)», перен .

«беспокойно бегать, носиться, создавая видимость занятого человека» [5, 156] .

2) Образные слова, передающие движение тела человека и животных, их походку, бег. Например:

Зел-зел гих «бегать, носиться без дела». Сни дуусн нр гид зелзел гид гл (Э.К.). – Всю ночь веселилась на празднике, бегала без дела .

кс гих «спешно идти». кс гид оцл кк алзндан крд ирв (.). – Он поспешил к своему Сивко .

Шус гих «стремительно двигаться». Зарла харсн улс машинс буулдана гисн зг олн дунд шус гид одв (.А.) – Весть о том, что из машины выходят судимые люди, стремительно разнеслась .

Совр-совр гих «ехать рысцой». Хойр мрнд татсн тергн совр-совр хатрад рдд йовна (Э.К.) – Две лошади, запряженные в телегу, едут рысцой .

Для образной характеристики походки человека в калмыцком языке употребляются следующие слова: гед-гед, гедс-гедс гих «идти, выпрямив спину, периодически откидывая голову то вперед, то назад»; нгдс-нгдс гих «идти, сгорбившись», миитр-миитр гих «идти, переваливаясь с ноги на ногу» .

3) Образные слова, передающие вид, форму предмета, явления и процессы окружающей действительности. Например:

Крид згдх «виднеться вдали (темным силуэтом)». Кармга Эрнн садта влз крид згдд бв (Э.К.). – Вдали виднеется зимняя стоянка с садом Эрендженова Кармыга .

Бархлзх «темнеть, грозно выдвигаться». Генткн хар лн бархлзад, ал цклд, отру крнд хур шаргад орна (Э.К.). – Вдруг тучи потемнели, засверкала молния, загремел гром, пошел сильный дождь .

Сер-сер салькта, бр-бр хурта (.). – С легким ветерком, с мелким моросящим дождем .

4) Образные слова, выражающие цвето-световые впечатления. Например:

Цс-цс гих «сверкать, поблескивать». ал цклн цс-цс гид згдв (КРС). – Сверкнула молния .

Цс-цс гих «ярко блеснуть». Холас хлсн кнд: киитн хар салькнд, квн цокад дольгалах, кк тегсин кстсн усна дольган мет «цс-цс»

ги двлснь згдн (Э.К.). – Кажется, что ковыль подобен набегающей морской волне, которая ярко поблескивает вдали .

Таким образом, образные слова представляют собой обширный пласт лексики, семантика которых разнообразна. Они широко используются в художественных произведениях, эпосе «Джангар» и разговорной речи .

Конкретность образных слов осуществляется на основе какого-нибудь характерного, заметного признака, что позволяет ярче представить процесс отражения реальной действительности .

Литература

1. Бобровников А. Грамматика монгольско-калмыцкого языка. – Казань, 1849 .

2. Грамматика калмыцкого языка. Фонетика. Морфология. – Элиста, 1983 .

3. Котвич В.Л. Опыт грамматики калмыцкого разговорного языка. – Ржевнице у Праги, 1929 .

4. Манджикова Б.Б. О семантике образных слов // Глагол и отглагольные формы современного калмыцкого языка. – Элиста, 1979. – С. 181-186 .

5. Очир-Гаряев В.Э. Изобразительные слова в современном калмыцком языке // Вопросы теоретической грамматика калмыцкого языка. – Элиста, 2002. – С. 148-158 .

6. Попов А. Грамматика калмыцкого языка. – Казань, 1847 .

7. Рассадин В.И. Очерки по морфологии и словообразованию монгольских языков. – Элиста, 2008 .

8. Шагдаров Л.Д. Изобразительные слова в современном бурятском языке. – Улан-Удэ, 1962 .

<

–  –  –

КАЛМЫЦКИЙ НАРОДНЫЙ КОСТЮМ:

ТРАДИЦИОННАЯ ЭСТЕТИКА ЦВЕТА

Предметом исследования является народный костюм, своеобразная область калмыцкой традиционной культуры. Рассмотрение костюма в плоскости эстетического анализа является новационным в обращении к материалу, выступавшему ранее в исследованиях, прежде всего, как исторический или этнографический источник. Исторический этногенез народа, оформленный в традиционных элементах костюма, заключен в органичной целостности его ансамбля, выступающего знаком этноса в пространственных и временных параметрах бытия .

Историческое отделение этнических предшественников современных калмыков, западных монголов от восточных «халха» завершилось окончательной перекочевкой ойратов на запад, в Европу. Здесь в новых условиях оформляется новая этническая общность «калмыки», самобытная традиционная культура калмыков. Исходным в процессе этногенеза калмыков необходимо считать 1437 год – время появления официального названия народа .

Это зафиксировано указом Тогона-тайши о ношении западными монголами красной кисти на головном уборе .

Отметим, событие, описанное в хронике «Чингис-наме», также указывает на социально-сакральное значение цвета, и в частности, белого в традиционной культуре монгольских народов. После смерти чингизида Джучи произошел спор между двумя его старшими сыновьями Ордуи-Иченом и Батыем, не хотевшими уступить престол другому. Для разрешения спора они отправились к Чингис-хану. Тот, принимая царевичей, велел поставить белую юрту с золотым порогом для Батыя, и синюю с серебряным – для Орду. Таким образом, спор решился в пользу Батыя. Связь белого цвета с сакрализованным центром имеет древние истоки представлений о личности правителя, избранника Неба, кагана (хана) и проявлялась в период празднеств и церемоний. В социально мифологическом плане монгольский хан воспринимался как наместник божества на земле, и как таковой отвечал за регулярность природных ритмов и за благосостояние всего общества в целом. Вот почему верховный правитель играл такую важную роль в церемониале Нового года, именно на него возлагалась миссия возрождения времени .

Хорошо изученная на материале архаичных и традиционных обществ «цветовая самоидентификация, как и других знаков системы культуры, в языке отражает глубинную архетипическую потребность человеческих сообществ к выделению себя из ряда подобных, и утверждению своей «самости»» [5, 154]. Последнее становится этнодифференцирующим признаком культуры калмыцкого народа, назвавшего себя «улан залата хальмгуд» .

Красный верх калмыцкого головного убора необходимо воспринимать своеобразным актом исторического самосознания этноса. Здесь определяются ценностнообразующие ориентации бытия Человека в Природе и общественной среде, формируются традиционные константы этнической культуры .

Характер взаимоотношения Человека и Природы в калмыцкой традиционной культуре создает основу построения антропоморфного образа Природы. Последнее составляет самобытную художественную выразительность калмыцкого народного костюма. Природное окружение в восприятии кочевника – это вселенная, которую он одухотворяет в процессе самопознания .

Человек и его духовный мир представляет собой микрокосм в макрокосмосе бытия. Традиционная культура калмыков имеет выраженный гелиоцентрический характер. Этим определяется солярная система бытия номадов. В народном костюме это фиксируется в обязательном круглом верхе головного убора, мужского и женского, независимо от возраста калмыка. Таковой является красная кисть или пышный махор (в женской шапке «халмаг»), символизирующие солнце, источник Жизни во вселенной кочевника .

Отметим, добуддийские верования «хара шаджин» калмыков, обозначаемые «черной верой», в конечном итоге были поглощены буддизмом, воспринятым ими еще в западной Монголии. Калмыки, принявшие в качестве вероучения жёлтошапочный буддизм в тибетской традиции, не могли выделить жёлтый, как этническое самоназвание, отведя значению этого цвета религиозную нишу, общую для всех монголоязычных народов. Этим объясняется строгий запрет ношения желтых одежд мирянами, желтый выступает знаковым цветом буддизма .

Традиционное цветовидение выступает своеобразной «областью психобиологического опыта» [6]. У монголов, «чья мать – золотое солнце, а отец – серебряный месяц» древние архетипы мироощущения выражены так же в самоназвании народа, обозначенные цветом. Синий цвет как символ верности, вечности и постоянства, ассоциирован с Вечным Синим Небом, прародителем монгольского народа. Культ Неба во многом определяет традиционное мировосприятие монголов. Не случайно синий цвет традиционно считается мужским цветом, преобладающим в будничной одежде калмыка [2, 9]. В сопоставительном ряду этнической цветовой семантики отмечаем: в калмыцкой орнаментике с солнцем ассоциирован больше не «жёлтый – золотой» цвет монгольской традиции, а скорее красный «улан», цвет огня и цвет жизни. Так, в героическом эпосе «Джангар» о деянии богатыря говорится: «он целил прямо в «красную основу жизни», или «спасти драгоценную красную основу жизни» [3, 204]. Традиционная система цветовидения монголов в процессе этногенеза калмыков претерпевает кардинальные изменения, трансформируясь в новых ландшафтных и этнокультурных условиях бытия. Фиксируются изменения в формировании калмыцкого народного костюма, его цветовой семантики. Изначально были «синими» монгольские корни культуры «красноверхих калмыков», обозначивших себя в процессе исторического этногенеза «улан залата хальмгуд». Перевод этого этнонима известным джангароведом А.Кичиковым образно трактуется как «дети Солнца» [4, 8] .

Эстетическое в калмыцком народном костюме являет собой характерные особенности, связанные, прежде всего, со спецификой народной ментальности и степенью этнической «выделенности», находя выражение в национальном самосознании. Калмыцкий костюм как явление народного творчества в его художественно-стилевых признаках создавался по законам красоты, самобытно понимаемой этносом. Последнее характеризуется универсальной эстетической категорией Прекрасного. Процесс формирования народного костюма во многом обусловлен морально-этическими нормами породившего его этнического общества. Костюм в его материальном выражении является средоточием знаков художественной культуры народа в утилитарной, этнической и эстетической характеристиках. Народный костюм, как художественное произведение, выступает метазнаком национальной культуры, символом более высокого наполнения и более широкого предметного значения, чем обычные знаки, строящие образ» [1, 199] .

Исторически сложившийся ансамбль костюма выступает в качестве этнодифференцирующего элемента культуры народа. В сравнительном анализе выявляется не только родовое его начало, характерное для культуры монгольских кочевников, но и этнические особенности традиционных форм калмыцкого костюма. Последний выступает средоточием традиций в пространственных параметрах культуры этноса. Последовательно рассматривая структуру костюма, есть возможность выявить составляющие этнической специфики предмета. Костюм выступает в полноте символической характеристики, обозначаемой в конструктивных деталях, орнаментальном декоре и, в частности, символической выразительности цвета атрибутов. Таково сакральное значение верха народной одежды, выражаемое в семантике головного убора. С ним связана этническая самоидентификация калмыков, обозначающих себя этнонимом «улан залата хальмгуд» .

–  –  –

ИСКУССТВО И КУЛЬТУРА. ИЗ ОПЫТА ИЗУЧЕНИЯ

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА КАЛМЫКИИ

Развитие мировой художественной культуры во многом обусловлено внутренними для художественной жизни общества факторами. Искусство изоморфно культуре, находясь в ее эпицентре. Это - микрокосм, в котором, как в капле воды, отражается культурный макрокосм, где происходит диалог разных культур и традиций .

Искусство выполняет миссию «самосознания культуры», фиксируя процесс становления культуры. Углом преломления объективной реальности, способом её трансформации в художественную реальность, детерминированным характером культуры, является стиль изображения. Это художественный язык культуры, её «пароль», концентрирующий образную память предков. В противостоянии времени сохраняется духовный опыт поколений, превращаясь в орган культурной памяти. Искусство, являясь подсистемой культуры со специальным содержанием, вместе с тем относительно самостоятельно. Изменения ее способствуют преобразованию художественной культуры в целом. Отсюда методологический треугольник в изучении искусства, в понимании того, как в истории человечества реально взаимодействуют два процесса – развитие культуры и искусства, осуществляя связь в цепи «культура - художественная культура – искусство» .

Изменения культуры фиксируются в изменении соотношения основных её слоев: материального, духовного и художественного. Это определяется современными социальными процессами, обуславливающими грандиозные кросс-культурные контакты в поисках вселенского диалога, изучение которого предполагает применение методологических принципов исследования взаимоотношения художественных культур Запада и Востока [3]. Таким образом современное бытие человека ставит под вопрос сохранение суверенности национальных культур, предполагая их слияние в образовании общепланетарной универсальной культуры. Но происходит это далеко не сразу, этническое самосознание творческой личности этому противостоит в обращении к художественным традициям этнической культуры .

В художественных образах современного искусства выражается материальная и духовная суть традиционной культуры Калмыкии. Произведение искусства выступает художественным образом в органичной целостности содержания и формы - символической значимости культуры этноса. Культурологический аспект исследования изобразительного искусства в евразийском пространстве закономерно предполагает выявление его художественных традиций .

Развиваясь в системе традиционной культуры, калмыцкое искусство последовательно проходит стадии развития: мифопоэтическую, каноническую и динамическую, соотносимые с этапами исторического развития общества – родоплеменным номадическим, феодальным и современным. Традиции формируют архетипическое ядро культуры в художественном образе, дальнейшую канонизацию формы и современную ее трансформацию в народном декоративно-прикладном, буддийском и современном изобразительном искусстве. В исторической реконструкции искусство исследуется как знак (символ, образ, язык) и средство выражения культуры традиционной художественной. Искусство, являясь, таким образом, изобразительным кодом культуры, дает реальную возможность исторической реконструкции, обуславливающей ее этническое своеобразие в совокупности евразийских художественных традиций .

Их взаимодействие происходит в пространстве диалога культур Запада и Востока. Уникальную культуру, вобравшую ценности и нормы этих географических зон цивилизации, представляет собой Россия. В условиях совместного проживания в пределах общего государства и связанных с этим неизбежных культурно-языковых, демографических, бытовых и иных переплетений на уровнях культуры русского и других народов возник неповторимый феномен российской (евразийской) цивилизации .

В процессе его изучения обоснована самоценность срединного между Европой и Азией мира, представляющего собой целостность, органично встроенную в мировую цивилизацию. Теория явилась поворотным моментом в развитии отечественной науки, открыв в ней новое направление, рассматривающее этногенетические и этнокультурные процессы на территории исторической Евразии XIX-XX вв. в контексте современной геополитики России [5, 9-36] .

Географическая двуединость России не могла и не может не оказывать определяющего воздействия на культурный процесс. В его анализе необходимо принимать во внимание цивилизационные, территориальные и этнические системообразующие факторы – комплексно и во взаимосвязи этнокультурной преемственности развития [4, 38-41]. В современном обществе «фактором стабильного существования и развития является осознание им собственной идентичности. Модель государственного устройства должна быть результатом собственного внутреннего развития. Поэтому понятие «менталитет» может играть объединяющую, структурирующую роль в обосновании единой национальной идеи в этнически многообразной России» [6, 60-61] .

Евразийская ориентация, универсально приемлемая в параметрах российской идентичности, обусловлена развитием культуры. В русле глубинных механизмов сохранения и развития художественной культуры функцию ее самосознания несет искусство. Искусство, сопряженное с мировоззрением творческой индивидуальности, выражает в целом современный культурный процесс. С точки зрения социологии личность следует рассматривать как устойчивую и самоизменяющуюся систему взаимодействия человека с обществом – в контексте «привнесенности» его активного начала в социальную жизнь. Фактором формирования личности, проецируемой в творческой деятельности, является культура данного общества .

В основе формирования общечеловеческой цивилизации лежит всевозрастающая интенсивность различного рода связей: коммуникационных, политических, экономических, и конечно, культурных. Возникает интенсивная глобальная взаимосвязь, когда культурные образцы, научные достижения, произведения искусства, новые формы социальной и политической жизни транслируются и усваиваются по всему цивилизационному пространству .

Вместе с тем, сводить этот процесс к унификации культурных норм, способов видения мира нельзя. Любой этнос или социальная группа принимает из системы общекультурных человеческих связей то, что соответствует их духовному настрою и уровню развития. Возникает мощная тенденция к сохранению собственной идентичности, национальной культуры .

Примером может служить современное изобразительное искусство Калмыкии, представленное совокупной творческой деятельностью художников .

В осмыслении его этнических особенностей, сложившихся в системе традиционной культуры, естественно опереться на исследования Л.Н.Гумилева [2]. Евразийская теория этнокультурогенеза фундаментально необходима в исследованиях культуры, и в частности, номадической в происхождении .

Достижения естественных наук привлекаются к исследованиям гуманитарным, а именно историческим и культурологическим. Комплексный подход обуславливает необходимую полноту изучения этноса и его художественной культуры, и в частности, искусства в системе культуры .

Исторический формационный тип традиционной номадической культуры обусловил появление особой системы мировидения, измеряемой категориями символической насыщенности. Создаваемая в искусстве «картина» или «модель мира» несет выраженные локальные особенности культуры этноса в осмыслении пространства. Религия, мировоззренческий аспект культуры, рассматривается Л.Гумилевым в качестве «своеобразного индикатора этногенеза», а искусство - «кристаллизованной пассионарностью» этноса. Естественно в этом русле рассматривать искусство в значении его творческого потенциала, как код и своеобразную форму выражения самосознания этноса, органично взаимосвязанного с конфессиональным характером культуры .

Процесс этногенеза обусловлен солнечной активностью, уподобляемой энергии, «плавящей разнородные этнические образования и этносы», гармонически сопряженные с ландшафтом. Действительно, традиционная культура ойратов-калмыков гелиоцентрична: этноним «улан залата хальмгуд» означает красную кисть головного убора в народном костюме - символ Солнца. Энергетическая концепция объемлет необычную евразийскую судьбу калмыцкого этноса. Этногенез рассматривается источником развития культуры, следовательно, и искусства, важнейшей части культуры [1, 87-91]. Идея взаимосвязи процесса этногенеза и этнической специфики культуры народа – важный ориентир в изучении изобразительного искусства Калмыкии .

История и художественное наследие Калмыкии сложилось в культурном перекрестье Европы и Азии, пространстве взаимодействия разных традиций .

Традиционная культура ойратов Центральной Азии, принесенная в начале ХVII века из Джунгарии в прикаспийские степи, в процессе адаптации этноса к новым условиям обитания многое теряет и в то же время заимствует из культуры народов, составивших в разные периоды его истории широкий круг этнокультурного общения. Утрачивается то, что не соответствует постоянно меняющимся условиям бытия народа, усваивается многое, что помогает традиционной культуре, приспосабливаясь к иной среде, выжить и развиваться далее, обретая новые свойства. В системе традиционной культуры формируется и развивается изобразительное искусство калмыцкого этноса. Традиция – это всегда метаморфоза, старое и новое являются постоянными полюсами функционирования традиции. Живая восприимчивость, а не консерватизм этноса к новому культурному влиянию, жизнеспособность культуры в конечном итоге определяет этническую самобытность калмыцкого изобразительного искусства .

Закономерно выражая ментальность этнической культуры, калмыцкий художник выходит за пределы этнического мировосприятия личности в осмыслении себя и мира. Его творческое наследие родилось на перекрестье художественной культуры, соединяющем реалистические основы изображения европейского искусства с традиционным мировидением Азии. Оно питаемо истоками традиционной культуры. Для культуры буддизма характерно философское мировоззрение, оптимистическое отношение к жизни и смерти, и в целом – к мирозданию. Человек живет в единой Вселенной, где бытие и небытие взаимно переходят, обуславливая друг друга. Его интересуют вечные истины, к которым каждый из нас рано или поздно приходит .

Деятельностное отношение к миру, стремление к созданию абсолюта и постижению сущности, потребность стереть разрыв между реальным и идеальным, - фундамент творческого желания преобразовать мир. Автор в создаваемой им художественной форме говорит о том, что его волнует, он ясно видит и отображает драматизм Бытия. Европеизация мышления и пристальный интерес к ценностям восточных культур – вот оппозиции, определяющие поле современного развития художественной культуры России в целом и ее многочисленных национальных форм, одной из которых является искусство Калмыкии. Такова евразийская парадигма развития творчества, во многом характерная не только для национального, но и российского искусства в целом. Художественная культура как социальное образование, базирующееся на опыте совместной жизнедеятельности общества, неотрывна от индивидов, ее созидающих .

Сегодня цивилизация в пафосе активного преобразования действительности привела к глобальным тупикам развития (загрязнение окружающей среды, угроза термоядерного конфликта, истощение энергетических ресурсов и т.д.). В древней культуре буддизма с ее опорой на принцип толкования мира, как «лучшего из возможных» для человека, существует идея гармоничного бытия изначально данной природной и социальной среды. Выражение противоречий современного мира несет этническое мироощущение, самобытно интерпретирующее наследие мировой художественной культуры. Ее своеобразную формулу можно найти в изобразительном искусстве Калмыкии, сложившемся в активном евразийском диалоге культур, определившем пути формирования калмыцкой художественной культуры ХХ столетия .

Литература

1. Батырева С.Г. Этнокультурогенез калмыков в свете теории Л.Н.Гумилева /Материалы конференции «Л.Н.Гумилев. Теория этногенеза и исторические судьбы Евразии. Материалы конференции.Т.2. СПб., 2002 .

2. Гумилев Л.Н. Искусство и этнос //Декоративное искусство СССР .

1970, 1; Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990 .

3. Каган М.С., Хилтухина Е.Г. Методологические принципы изучения взаимоотношения художественных культур Запада и Востока /Искусство в системе культуры. Л., 1987 .

4. Мыльников А.С. Российская цивилизация: «Другая формула»

/Л.Н.Гумилев. Теория этногенеза и исторические судьбы Евразии. Материалы конференции. Т.2. СПб., 2002 .

5. Павлинская Л.Р. Сибирь-Россия-Евразия /Л.Н.Гумилев. Теория этногенеза и исторические судьбы Евразии. Материалы конференции. Т.2. СПб., 2002 .

6. Путилова Л.М. Российский менталитет в перспективе развития отечественной социологии / Тезисы докладов и выступлений на II всероссийском социологическом конгрессе. Российское общество и социология в XXI веке:

социальные вызовы и альтернативы. Т.1. М., 30сентября-2 октября 2003 года .

*** <

–  –  –

КАЛМЫЦКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ФОЛЬКЛОР

Калмыки, в прошлом – кочевники, отразили в афоризмах хозяйственнотрудовую деятельность, морально-этические нормы поведения и социальный быт. Загадки сохраняют красочность языка, кратки, способствуют легкому запоминанию и передаче их без особых изменений. Под влиянием различных социальных изменений вносятся новые элементы в традиционные тексты, сохраняет своеобразие речевого творчества безымянных сказителей, рассказчиков .

По тематике калмыцкие загадки во многом совпадают с загадками других народов. В них есть то, что было близко и понятно народу, что было связано с его бытом и жизненными преставлениями, а также нашли отражение трудовые навыки кочевого народа. Загадки служат дополнительным материалом для изучения этнографии калмыцкого народа, дают сведения представление о кибитке, ее убранстве, утвари, о промыслах и средствах труда и т.д. В них мы видим отражение материальной и духовной культуры калмыков в разные времена. В основе калмыцкой загадки – метафорическое изображение того, о чем говорится в ней. Их содержание несложное: человек, кибитка, домашняя утварь, природа степи .

Разновидность загадки – трехстишья (триады) – три явления, три предмета, три качества, обладающих одной общей особенностью. Загадка-триада состоит из двух частей. Первая – представляет собой вопрос, вторая же часть

– это отгадка, она более сложна по композиции и наблюдательности .

Загадки нередко оказываются необходимыми компонентами сказок, легенд, преданий и устных рассказов, вбирая в себя общее их содержание, и формулируя его предельно сжато и доходчиво. Поэтика калмыцких загадок специфична. Большинство из них представляет собой метафорическое описание предметов или явлений по их внешнему сходству. Например, лампадка уподобляется цветку, растущему в маленьком озере: баахн нуурт бадм цецг в маленьком озерке – цветок - лотос; камни очага или треножник уподоблены старухам, греющим свои бока - урвн эмгн элкн ээ .

Основной прием построения загадок - это скрытое сравнение одного предмета или явления с другим и очень часто посредством параллелизма.

В загадках встречаются эпитеты, которые выражаются простым определением:

ндр шар ккн рн асхн уга гек - (колодезный журавль) [3, 257] .

Тематическое разнообразие калмыцких загадок, богатый поэтический мир, особенности раскрытия идеи и образов свидетельствуют об их общности с афористическими произведениями других народов. Калмыцкий язык, несмотря на близость к языкам других монгольских народов, обладает своими специфическими чертами и особенностями. Стиль калмыцких загадок в своей основе соответствует афористическим жанрам монголоязычных народов, а также обладает неповторимым национальным своеобразием. [6, 137] Первые публикации калмыцких народных сказок связаны с именем Б .

Бергмана, посетившего калмыцкие степи в начале 19-го века. Известны также калмыцкие народные сказки Юльга - издание 1866 г., в котором есть такие сюжеты, известные на русском языке, как "Кошка, собака и заколдованный камень", «Два брата-мышонка», «Почему у совы нет ноздрей». Традиция исполнения сказок у калмыков передавалась из поколения в поколение вместе с ритуалом устного воспроизведения того или иного сюжета. Сказки как жанр были открыты и в некоторой степени описаны благодаря научным устремлениям русских и немецких ученых, а также любителей фольклора .

Впервые имя исполнителя калмыцкой сказки - туульчи - встречается у профессора К.Ф. Голстунского. Традиция обозначения в своих записях сказок только имен сказителей сохранилась дальше в сборниках Г. Рамстедта, в записях Номто Очирова, которые производили фольклорные изыскания более чем через полстолетия после К.Ф. Голстунского. Говоря о фольклорной традиции калмыков этого периода, Номто Очиров отмечает, что «устная народная литература становится все беднее и беднее как по внешней красоте, так и по внутреннему содержанию». [2, 52] Гипербола как изобразительное средство особенно характерна для сказок .

Преувеличиваются сказителем сила и мощь богатыря, а также его коня, вооружения. Богатырь в сказке динамичен, преодолевает для достижения своей цели множество препятствий .

На современном этапе сказки, как и другие виды устного народного творчества калмыков, переживают период угасания. Становится редкостью запись большого количества сказок у одного сказителя. Удается записать только разрозненные сказочные сюжеты, в которых слабо проявлена былая красочная поэтика. Сказка между тем и сегодня является неотъемлемой частью духовных ценностей калмыков, богатейшим источником народной мудрости, дошедшим до нашего времени .

Калмыцкая художественная литература возникла на базе богатого национального фольклора .

После Октябрьской революции в калмыцкой литературе появляются новые имена. Ее зачинатели были Х. Кануков (1883-1933 год) и Н. Манджиев (1905-1936 год). В середине 1920-х годов в литературу пришло много молодежи: С. Каляев (родился в 1905 году), А. Сусеев (родился в 1905 году), Х .

Сян-Белгин (родился в 1909 году) и др. В это время, ведущее место занимала поэзия, посвященная героям революции, гражданской войны и радости победы, первым росткам новой жизни, нерушимой дружбе братских народов .

Конец 1920-х начало 1930-х годов в Калмыкии характеризуются дальнейшим ростом литературы. В ней появились новые имена Б. Басангов (1911год), Г. Даван (1913-1937 год), Ц. Леджинов (1910-1942 год), К. Эрендженов (родился в 1912 году). Поэты стремятся к реалистичной передаче событий, создают первые духовные или эмоционально богатые образы современников: С. Каляева, Сян-Белгина .

В осмыслении исторического прошлого народа, в изображении коллективизации успешно выступили прозаики: Н. Манджиев, Б. Басангов, К. Эрендженов .

Высоким гражданским пафосом, глубоким патриотизмом была отмечена литература военных лет. Особое значение в эти годы приобрели малые формы: стихи, рассказы, очерки, публицистика .

Заметных успехов достигла в Калмыкии детская литература, сатира, и юмористика .

Будучи совсем молодой, новая калмыцкая литература еще не успела дать большого количества оригинальных произведений. В этом отношении калмыцкая литература пошла по совершенно естественным причинам по одному пути развития с литературами тех национальностей Союза, у которых письменность появилась лишь недавно. Главную массу литературных произведений на калмыцком языке составляют переводы с русского языка. Среди них лишь очень немногие могут быть отнесены к тому, что является литературой в точном смысле слова. Издано некоторое количество пособий - букварей для детей и взрослых, книг для чтения типа хрестоматии, учебников политграмоты и т. д. Выходит газета «Хальмг нн». Начало калмыцкой художественной литературы было положено в 1928 выходом в свет журнала «Мана келн» (Наш язык), в котором помимо статей политического и экономического характера дается значительное количество стихотворений и художественной прозы .

Сегодня подавляющее большинство писателей Калмыкии пишет на русском языке. В этом ничего предосудительного нет, ведь самое главное - талантливо созданное произведение. В современной российской литературе работают национальные писатели, пишущие не только на родном, но и на русском языках - это буряты Баир Дугаров и Алексей Гатапов, горноалтаец Бронтой Бедюров, ногаец Иса Капаев, чеченка Лула Куни, аварец Магомед Ахмедов, балкарец Муталип Беппаев, удмурт Вячеслав Ар-Серги, калмычки Валентина Лиджиева и Римма Ханинова. Эти и многие другие имена во многом определяют лицо современной поэзии России. Их талант и подвижнический труд должны быть оценены страной, но пока государственные премии России в области литературы не присуждаются писателям из национальных республик .

И в быту, и в литературе калмыцкий язык не главенствует. Выросло поколение, не знающее родного языка, а ведь калмыцкий язык - один из красивейших, лексически богатых языков мира. Его угасание тревожит не только писателей и учёных, но и всё калмыцкое общество. Сегодня предпринимаются различные способы возрождения родного языка, но проблема его востребованности остаётся пока не решённой. Она должна быть в зоне внимания и федеральных властей, ведь Россия - многонациональная страна. Сокращено до минимума теле- и радиовещание на калмыцком языке, а ведь это важнейшие современные технологии пропаганды языка и культуры. Ч. Айтматов сказал: «Каждый народ хочет быть не только сытым, но и вечным, а бессмертие народа в его языке». Тема возрождения калмыцкого языка муссируется десятилетиями, но пока что безрезультатно .

Литература

1. Будаев Ц.Б. Загадки монгольских народов. Улан-Удэ, 1980 .

2. Избранные труды Номто Очирова / Российская Академия, Калмыцкий институт гуманитарных исследований РАН. - Элиста, 2002 .

3. Калмыцкие народные загадки / сост. Н.Ц. Биткеев. - Элиста, 1993 .

4. Калмыцкое устное народное творчество / сост. Н.Ц. Биткеев. - Элиста, 2007 .

5. Кичиков А.Ш., Исследование героического эпоса «Джангар». - Элиста, 1976 .

6. Устиева И.С. Жанровая специфика калмыцких народных загадок // Вестник Адыгейского Государственного университета. Серия 2. Филология и искусствоведение. Выпуск № 3. 2010 .

***

–  –  –

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ

ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ

(НА МАТЕРИАЛЕ ЗООНИМОВ) Сопоставительное изучение фразеологизмов разносистемных языков представляется важным, поскольку именно фразеология является ценнейшим источником сведений о культуре, стереотипах народного сознания, отражающих представления того или иного народа о морали, привычках, обрядах, становясь достоянием языкового сознания .

Многие наименования животных стали устойчивыми метафорами, обозначающими свойства и качества человека. Данная статья посвящена сопоставительному лексикографическому анализу некоторых зоонимов на материале русских и китайских фразеологизмов. Один и тот же зооним в разных языках может иметь и положительную, и отрицательную символику .

К наиболее широко употребляемым зоонимам в русском и китайском языках относятся домашние животные: собака и бык .

В России собака одновременно является символом презрения и преданности. Положительную коннотацию имеет собака в следующих устойчивых словосочетаниях: «собачья верность», «и собака старое добро помнит», «собака человеку неизменный друг», «без собаки зайца не поймаешь», «на чужбине и собака тоскует» [1, 136]. В китайском языке собака также предстает как верный и преданный друг человека. Это видно на примере следующих выражений:, (er bu xin m chu, gu b xin ji pn) – ‘Сын не может не любить свою мать за то, что она не красива, и собака не может не любить своего хозяина за то, что он живет в бедности’;

(qunm zh lo) ‘служить кому-то как собака и лошадь’ в значении ‘служить кому-либо верой и правдой’ [2, 156] .

Однако выражений с такой положительной оценкой собаки очень мало .

Гораздо чаще мы встречаем фразеологизмы с зоонимом «собака» в его отрицательной коннотации. Например, в русском языке существуют такие выражения, как «злой, как собака», «псу под хвост», «собачий сын», «вешать собак на кого-либо», «собака не сене» [4, 143]. Отрицательное отношение китайцев к собаке прослеживается в таких выражениях, как: (gu q) ‘низкопоклонство’, ‘подхалимство’, (gutu) воришка, (gu mng) ‘собачья жизнь’, ‘жалкое существование’, (gu n hozi) ‘собака ловит мышей’ (заниматься посторонним делом, браться не за свое, совать нос в чужие дела), (gu ynkn rn d) ‘смотреть на людей глазами собаки’ (определять свое отношение к людям в зависимости от их могущества и богатства), (to gu) ‘спасать свою собачью шкуру’, (gu hnjin) ‘мошенник’, ‘негодяй’, ‘предатель’, (zugu) ‘приспешник’, ‘прихвостень’, (gutuzi) букв. ‘собачья нога’, в значении приспешник, лакей, прихвостень, холуй; (gutu jnsh) ‘стратег с собачьей головой’, в значении ‘горе-советчик’; (gu zu t bu ch xingy) ‘во рту собаки не вырастут бивни слона’ в значении ‘от такого негодяя доброго слова не услышишь’; (guyogu ) ‘собака кусает собаку’ (внутренние раздоры); (zun gu dng) ‘пролезать в собачью конуру’ (услужничать влиятельному человеку); (gu zhng rn sh) ‘нахальничает собака, потому что благо хозяин у нее с положением’ (притеснять, обижать людей); (gu dn bo tin) ‘дерзко творить беззакония’; ‘не знать удержу в наглости’; (gujtioqing) ‘загнанная в угол собака и на стену полезет’; (lngxngufi) ‘волчья натура’, ‘собачье нутро’, ‘дьявольский характер’[2, 157-160] .

Таким образом, сопоставительный материал демонстрирует то, что в русском и китайском языках «собака» имеет сходные символические значения .

Образ быка как в китайском, так и в русском языках служит для обозначения здорового, сильного, трудолюбивого, а также упрямого человека. Например, в русском языке мы встречаем выражения ‘здоров, как бык’, ‘упрямый, как бык’ [5, 152]. В китайском языке мы видим сходные значения в следующих выражениях: (nipq) ‘бычий характер’ (упрямый, строптивый характер); (ni bzi) ‘шея быка’(упрямство, упрямец);

(lo hungni) ‘старый бык’ схожа со значением русской идиомы ‘рабочая лошадка’; (zu ni zu m) ‘быть быком, являться лошадью’ (быть рабом); (nim de shnghu) ‘жизнь коровы и лошади’ (‘рабское существование’, ‘рабская жизнь’); (lo ni l p ch) ‘старый бык тянет разбитую повозку’, в значении ‘работать медленно и плохо’ [2, 176] .

Следующие фразеологические выражения показывают, что слово бык в китайской культуре имеет и отрицательное значение.

Например:

(chu nip) ‘надувать бычью шкуру’ (хвастаться);

(zunnijiojin) ‘залезать в кончик бычьего рога’ (понапрасну тратить силы); (nigushshn) ‘бычий демон и змеиный дух’ в значении ‘низкий человек, дрянь’; (nigushshn) ‘вся нечисть’, ‘темные силы’; (nitummin) букв. ‘бычья голова и лошадиная морда’, в значении ‘отвратительный’, ‘мерзкий’; (nitu bdu m zu) букв. ‘голова быка не соответствует морде лошади’, в значении нести чушь, невпопад, не к месту, ни к селу, ни к городу [3,88] .

Приведенные примеры и их анализ позволяют утверждать, что словосочетания, содержащие в своем составе зоонимы, содержат как универсальные черты, обусловленные общностью восприятия образов животных, так и специфические характеристики, обусловленные экстралингвистическими факторами. Таким образом, рассматривая и анализируя фразеологические единицы с зоонимами в русском и китайском языках, мы выявили сходства и различия в семантике и мировосприятии. Специфика фразеологизмов с компонентами собака и бык отражают специфику мировосприятия их носителей .

Литература

1. Жельвик В.И. Человек и собака (восприятие собаки в разных этнокультурных традициях) // Советская этнография, 1984, №3. – с. 135-143 .

2. Новый китайско-русский словарь / А.В. Котов. – 4-е изд., М.: Рус. яз. – Медиа; Дрофа, 2008 .

3. Русско-китайский словарь пословиц и поговорок, Пекин: Коммерческая печать, 2005 .

4. Фразеологизмы в русской речи: словарь-справочник / сост. Н.Б. Баско .

– М.: Флинта: Наука, 2002 .

5. Яранцев Р.И. Русская фразеология словарь-справочник: ок.1500 фразеологизмов. – 2-изд., стереотип. – М.: Рус.яз., 2001 .

***

–  –  –

Эти полные душевной щедрости и поэтически нежные слова принадлежат народному поэту Калмыкии, нашему земляку Хасыру Бикиновичу СянБелгину. Ярким примером национальной культуры калмыцкого народа - является творчество Х. Сян-Белгина. Он был поэтом, настоящим, от Бога. Он не писал – он пел, и его песня была сладка и неповторима. Нам, современникам выпала благородная миссия донести до потомков его мысли, чувства, образ жизни и мироощущения. Целью моей работы является – на примере творчества Х. Сян-Белгина показать духовное наследие старшего поколения калмыцкого народа. Предметом исследования стали жизнь и творчество поэта. Материалом исследования стало организация и деятельность литературного школьного музея имени народного поэта Калмыкии Х. Сян-Белгина .

Истоки его поэзии – в народном слове. Его отличала высокая требовательность к себе и своему творчеству. Но главное в его творчестве – он значительно расширил звуковой рисунок калмыцкого стиха .

Х. Сян-Белгина трудно переводить, потому что его стихи изящные, образные, построены на аллитерационном созвучии, тончайших ассоциациях. У него было самобытное поэтическое мышление и мастерство. Им владела и вела по жизни одна страсть – любовь к степным просторам .

–  –  –

И в жизни, и в поэзии все было именно так. И имя его будет жить долго, ибо любовь и степь – категории вечные. Х. Сян-Белгин - поэт, умеющий с большой художественной силой выразить душу родного народа, передать в замечательной поэтической форме неяркую и скупую красоту родной степи, воспеть исторический подвиг степного народа .

–  –  –

В строчках этих кредо поэта, его точка опоры. Нелегкий и сложный путь прошел Х. Сян-Белгин. Его стихи и поэмы отличает философская глубина содержания, высокий полет вымысла в сочетании с метко найденными подробностями быта. Детство Х. Сян-Белгина прошло в калмыцком хотоне «Харан Худг». Отец его, искусный сапожный мастер, был популярным в округе певцом, славился острым языком. Поэт позже вспоминал, что поэтический дар он унаследовал от отца, у которого любовь к слову сочеталась с твердым, независимым характером. Уже первые поэтические произведения выражали отношение Хасыра Бикиновича к жизни, прославляли человека труда, ощутившего радость свободной жизни. Успех окрылил его. Он много работает и в 1933 году издает свою первую книгу рассказов «Шулмусы», а в 1934 году книгу стихов «Дорога» и очерк «Пастушок» на калмыцком языке .

Событиям гражданской войны посвящен рассказ – быль «Красный хотон» .

Создан он на основе действующих событий, и во многом автобиографичен .

В мальчике Санджи – многое от самого автора, в числе действующих лиц красный военком Отхонов Ходжа реальное историческое лицо, герой гражданской войны в Калмыкии. И вся остальная проза поэта правдива и жизненна. У каждого настоящего поэта есть тема, которой он остается верен всю жизнь, она накладывает отпечаток на его творчество. Для Х. Сян-Белгина таковой является тема родной степи. На земле, пожалуй, не было еще поэта, который не пытался бы описать родную землю, сказать о своей любви, но далеко не каждому суждено стать певцом родной земли, передать в художественно-образной форме то главное, что составляет понятие – Родина. Только тот поэт достоин этого высокого звания, кто сумел понять и донести до читателя красоту родной земли так, как понимает ее народ, т.е. выразить веками сложившиеся у народа представление о Родине. Для Х. Сян-Белгина образ степи – образ Родины. Поэт ощущает постоянную связь с родной землей, себя он мыслил ее частицей и хранителем обычаев степного народа, продолжателем его добрых дел. И действительно, все его творчество – это песня. Прекрасная, нежная, немного грустная и иногда чуть-чуть бесшабашная, степная песня. Степь для поэта – источник вдохновения, она помогает ему слагать песни и выступает их строгим судьей. Поэзия Х. Сян-Белгина глубоко народна. Народность является неотъемлемым качеством его творчества, пронизывает его. Более пятидесяти лет служила людям добрая и щедрая муза Х. Сян-Белгина. Он прошел сложный путь от полуграмотного юноши-калмыка в первоклассного поэта, певца родной земли. Х. СянБелгина отличала умение понять запросы времени, правильно оценить явления, происходящие в мире, дать им свою поэтическую интерпретацию .

Именно эти качества позволили ему постоянно быть в авангарде калмыцкой литературы, внести весомый вклад в ее становление и развитие. Андрей Джимбеев вспоминает о Х.Б. Сян-Белгине: «Хасыр Бикинович был человеком очень открытым. Всегда говорил, что думает. Даже после того, как поплатился за свое свободомыслие. В Магадане он оказался в 1937 году из-за своей басни, где рассказывалось о начальнике – верблюде и секретаре - козе .

Конечно, в этом увидели политическую подоплеку и отправили его в лагерь .

На их долю выпало много испытаний. Сян-Белгин перед смертью говорил, что все надоедает. Даже жизнь, когда она долгая и тяжелая, как у него. Болел он часто: сильно подорвал здоровье за время репрессий. Умер зимой. Стояла лютая стужа, даже погода скорбила в тот день». [3]

–  –  –

В подстрочниках его стихов, как россыпи алмазов, густо сверкали самобытные образы, от них веяло запахом степных трав и детской изумрудной сказкой. Он умел находить слова, которые навсегда врезались в память. Редкий дар даже для поэта. Он жил в стране, которая называется «поэзия» и данность этого мира была для него иллюзией и тщетой. До самой смерти он сохранил детскую непосредственность восприятия мира, не утратил небесного дара удивляться. И когда он шел по улицам Элисты, казалось, ангелы что-то нашептывают ему на ухо, а небо распахнуло дверь в немыслимые высоты, и Бог склонил свое лицо над Хасыром. Он жил в другой системе ценностей, и свыше ему была дарована связь миров и звеньев вечно бегущего времени. Он видел то, что не может уловить человеческий глаз, ощущал изменения мира, происходящие в немыслимо короткие мгновения. Все стихи он наговаривал на улице, пробуя на вкус каждое слово. А вернее – вслушивался в неясный шепот неба, отслаивая для себя, от потока информации эпитеты и сравнения, мысли и темы. Не каждому поэту дан такой дар. Хасыру – было дано. Только тело его жило в этом материальном мире, душа и сердце – в поднебесье» [3] - писал Б. Бюрчиев. «Многие пытались примерить на себя рубашку Хасыра Сян-Белгина, но не всем она пришлась по плечу…» [2]- писал профессор КГУ А.Ш. Кичиков. Х. Сян-Белгин – блестящий знаток устного творчества. Многие его стихи и поэмы овеяны фольклорной мудростью, воплощают немеркнувшие сказовые традиции.

Чутко слыша природу своего дара, поэт, обращаясь к буйному ветру, сказал:

Ты напрасно летел, Если только хотел Звать меня, В край иной! [7, 5] О наследии Сян-Белгина профессор КГУ А.Ш. Кичиков говорил: «Творчество Х.Б. Сян-Белгина надо воспринимать как фольклорноэтнографическую память народа. В нем дух сказочного, героического эпоса .

У Сян-Белгина есть удивительная поэма-сказка «Мазан» - легендарноэпическая биография выдающегося полководца Мазана. Посмертно память героя обросла сказками, легендарными деталями. Х.Б. Сян-Белгин бережно сохранил легенду и представил нам и в поэтической обработке. Кстати, он переводил сказки Пушкина на калмыцкий язык. В нескольких словах определить своеобразие этих переводов невозможно, ведь на фольклорную поэтику Пушкина он смотрит глазами калмыка. Пушкинские сказки в его переводе надо читать не только для того, чтобы знать Пушкина, сколько для того, чтобы знать калмыцкий язык. Трудно переоценить значение его творчества – он находил исторические прототипы, работал с летописным материалом, дополняя создавал полные образы, то есть извлекал их из небытия. Сегодня Х.Б. Сян-Белгин еще не прочтен. В Синьцзяне проживает много родственников Мазан-баатра, героя не столько калмыцкого народа, но и башкирского. Там, в провинции Китая, имя Мазан-баатра свято. Считаю необходимым перевод произведений Х. Сян-Белгина на «Тодо бичиг» с тем, чтобы китайские калмыки познакомились с его наследием и оценили поэта по достоинству» [2]. «Сян-Белгин относится к людям, чья жизнь после ухода не прекращается. Не только творчеством он заслужил благородную память потомков, он был человеком высокой чести, с богатым жизненным опытом .

Наследие Сян-Белгина необходимо переосмыслить, понять и донести до потомков. Могучий талант Сян-Белгина ещё не оценён, каждая строка его – золотое наследие. Мы в неоплатном долгу перед писателем, поэтом, особенно сегодня, в период национального возрождения» [1] - так писал народный поэт Калмыкии А.Г. Балакаев. «Познавайте истинную красоту родного языка! Любите и берегите его! Изучайте народное творчество – сказки, пословицы, поговорки; читайте произведения народных писателей и поэтов Калмыкии; учите наизусть прекрасные стихи Хасыра Сян-Белгина!»- говорил на юбилее Х. Сян-Белгина А.Г.Балакаев [1]. Наши ученики подробно изучают жизнь и творчество поэта, готовят постановки отрывков из его произведений. Эти инсценировки всегда пользуются шумным успехом у односельчан и гостей села .

Литература

1. Балакаев А.Г. Хальмг улсин кеерл // Хальмг нн, 19 сентября 1994 .

2. Бембеев Т.О. Дайте вспыхнуть поэзией мне! // Советская Калмыкия, 21 сентября1977 .

Бюрчиев Б. Говори, память //Известия Калмыкии, 26 сентября 2004 .

3 .

Глинин Г.Г. Поэта настоящего прозренье. - Элиста, 1972 .

4 .

Кукарека Г.Г. Млечный путь Хасыра // Хальмг нн, 6 сентября, 2011 .

5 .

Сян-Белгин Х.Б. Библиографический указатель. – Элиста, 2009. – 122 с .

6 .

Сян-Белгин Х.Б. Тридцать тополей. – М.: «Современник», 1974. – 102 с .

7 .

Хуншаева Г. В музее великого земляка //«Авангард», 28 июля 2009 .

8 .

***

–  –  –

ХАЛЬМГ УТХ ЗОКЪЯЛ ДУНД СУРУЛЬД ДАСХЛН .

ХАЛЬМГ КЕЛН БОЛН УТХ ЗОКЪЯЛЫН БАГШНРИН ДАМШЛТАС

Трскн келн улсин эркн н уга билг, хальмг улсин чилшго ик зр .

Хальмг келн-мтн эвр ут туута, ндст, эвр за- авъяста. дг цагт трскн келн снр меддгнь, хальмгаар келдгнь ба. Тер учрар эндрк дрин ол тр - хальмг келн мартлго, дорас сч йовх йнрт ба-бичкнсн авн келинь дасхх кергт. Хальмг утх зокъялын кичлмд трскн кел делгрллнд ик тусан кргн, юад гихл хальмг улсин урн г йир байн .

Хальмг амн гин зр авад хлхл: хурц, мергн лгрмд болн тлврт туульмуд, йрлмд болн дуд, делкд нер туурсн ут туульмуд болн хамгин эркн деень- мана баатрльг ккл двр - «ар» мн. Амн гин зр кн келх гиг кеерлн, улм байулна. Олн мтн цецн ухан, хурц келн лгрмдт, йрлмдт, тлврт туульмудт, магталмудт згдн. Тиим байн герсн лдсн вкнрт бидн ханлтан ргх звтвидн. Тедн лдсн байн зр мана кдлмшт, сурульчнрин кел ргллнд нкд болна. Сурульчнр амн гин зриг негдгч классас авн арвн негдгч класс кртл дасцхана .

Хальмг утх зокъялын нилч нл болшго йир ик. Хальмг биччнрин ирлин болн длтин хаал сч йовх бачудт лгр болад йовснь лавта .

Тедн дврмдр дамулад, хальмг улсин байн туула, амн-гин зрл, авъясмудла сурульчнриг таньлдулнавидн. Кичлин мн багш кесг кдлмш кцн. Хальмг биччнрин, шлгчнрин зокъялмудыг умшад, шалад, аулнь арад, оллгч зл-санаинь илдк злнвидн. Сурульчнр дассн дврмдин учр-утх мед авна, чеер эврннь уха-санаан келж чадна .

Кичл болнд багшнр дг цагин эв-арс олзлад, эн цагин некврмдр кичлн соньн кевр давулх звт. Мана школын багшнр кичлдн компьютерн эв-арс ргнр олзлна, сурульчнр чигн эврн интернетс, дегтрин сагас дцл материал ол авад, презентац кен. Цуг эн тоотс мана кдлмшиг кцмт кен. Мана школын сурульчнр тачин болн балсна мараст, срт, олимпиадт орлцад, нрлгч орм эзлн .

Хойр илин туршарт мана школ «Хальмг кел рк-бл болнд, гер болнд»

гидг акцд орлцана. Хальмг кел делгрлхин тл школд олн-зсн марас, наадд, биччнрл харлн, утх зокъялын гиичлр, айслул умшлна марас, биччнрин нд нердсн конференц давулнавидн. Эн керг-лдврмдт сурульчнр дуран гд орлцна. Нрлгч орм эзлсн сурульчнр кндллн ашгар ачлгдна .

Эн хойр илд Саин Босян, Балакан Алексейин, Бадмин Сертрин, Нуура Владимирин, Инин Лиин, Хоньна Михаилын нд нердсн керглдвмд давулгдла. Келхд, Хальмг улсин нерт бичч Нуура Владимирин нд нердсн утх зокъялын асхн болв. Эн харлтд Нуура Владимир болн биччнрин ниицн ардач Элдш Эрднь ир, сурульчнрла кндвр давулв .

Сурульчнр биччин шлгд айслул келд, олна оньг авлв. Биччнр бичкддин сурврмудт хр гд, эврннь шлгдн умшцхав. Иим керглдврмд сурульчнрин билг-кргнь рглн, биччнрин дврмдл, тууин халхста таньлдулна .

Хальмг улсиг Сиврр туугдсна ашута 70-гч илин нд нердсн олн лдврмд давулгдла. Мана школд эн тууин ашута цагт нердсн утх зокъялын асхн болв. 8-гч классин сурульчнр тер цага тууас ахрар кел, цуг ккдиг таньлдулв, дкд Буджала Егорин «дн тлтн, хальмгуд!» гидг поэмр наад злв .

Эн трр школд кгмч, шлгч Эрднин Андрейин «Дарлнд эс даргдсн»

гидг поэмин презентац болв. Андрей Баерхаевич эврннь дегтрин тускар, тууврт бсн цагин тускар ккдт кел гв .

Дкд сурульчнрин конференц болв. Ккд «Киитн Сиврт слв», «ашута илмд», «Аавм нанд лгр», «ашута дрмд давтгд бич згдтх» гидг трмдр кдлмшн харсцхав .

ил болн школд хальмг туульсин, тегдин, хальмг дууна марас давулгдна .

2012-гч илд байрта йовдл учрв, югад гихл барас шин хальмг утх зокъялын дегтрмд арв. Эн даслурмуд кесг илс нааран барлгдад уга бил .

Шин дегтрмд олзлад, кичлмдн давулхд амр болв, ккд чигн шин дегтрмдр соньмсна. Дегтрмдин трвчин багд мана школын хойр багш орлцла, эннь - Джимбиева С.Б. болн Манджиева Э. Б-Г. Тегд цуг багшнрин нерн деерс дегтрин трвчнрт ханлтын блн гн кел, амул схн ирл дурданав .

***

–  –  –

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ КАЛМЫЦКОГО НАРОДА

Жизненный уклад калмыцкого народа формировался веками. Определялся он в основном трудовым ритмом жизни. Существовали в народе и свои нравственные критерии, свой неписаный кодекс вежливости и культурного поведения людей – народная этика .

У калмыков существует давным-давно установившийся обычай – с уважением относиться к пожилым людям, старшим товарищам и гостям. На этот счет есть поучительные калмыцкие пословицы: «Старшего брата уважай на аршин, а младшего – на вершок», «У человека есть старшие, а у шубы - воротник» («Кн ахта, девл захта» .

Эти моральные правила исполнялись из поколения в поколение и выражались в следующем:

1. Когда старший по возрасту или гость собирались в путь, то молодые готовили их в дорогу и седлали коня .

2. Когда пожилой человек заходил в дом, то молодые люди поддерживали его и открывали перед ним дверь .

3. Раньше старшего по возрасту или пожилого молодой человек не входил в кибитку и не садился .

4. Когда разговаривали старшие, младшие не вступали в разговор .

5. На свадьбах, праздниках, новосельях и в других торжественных случаях благопожелания первыми произносили более старшие по возрасту, а потом – остальные .

6. Сноха при свекре не должна была снимать головной убор и быть босиком .

7. Младшие должны были слушаться старших, не имели права вступать с ними в пререкания, повышать в их присутствии голос .

8. Пожилым уступали дорогу. Здесь нужно заметить, что особого уважения удостаивались со стороны окружающих беременные женщины. Если молодая женщина, допустим, невестка, была беременная, то даже свекор уступал ей дорогу, говоря при этом: «Проходи, дорогая! У тебя две души, два сердца!»

9. Был в нашем народе и такой хороший обычай – молодым водку не пить, а при старших – особенно. Парни и девушки обходились без крепких напитков: танцевали, пели и играли в различные, интересные игры, устраивали марhан (конкурсы). Если кто-либо напивался допьяна, это было позором. Такого молодого человека долго обсуждали, а он стыдился за свой поступок .

Поэтому пожилые, умудренные опытом люди предупреждали всегда молодежь: «Водка разрушает все, кроме собственной посуды» («рк ааас линь цугтнь кчдг»). Эта поговорка не теряет своего поучительного значения и сейчас .

10. Неприличным считалось вообще всякое любопытство: подглядывание, подслушивание .

У калмыков, как и у всех народов, было множество традиционных обычаев и обрядов. Некоторые из них оставались почти неизменными, а другие с течением времени устаревали, забывались и исчезали .

Многие обычаи пришли из глубины веков, в них сказывались и тяга простого народа к украшению своего быта, и его нравственно-эстетические идеалы, и древние суеверия. Так, например, было так заведено, да и сейчас многие придерживаются этого, все делалось по направлению движения источника жизни – солнца – слева направо (зв эргд) .

Также наряду с уважением и почитанием у калмыков имеется этика воздержания, которая также переходит из поколения в поколение и дошла до наших дней. Сегодня даже маленькие дети знают их, а для тех, кто не знает, надо рассказывать и учить. Это в народе называется му йор .

Вот некоторые из них:

1. Не кушай грязными руками .

2. Не дерись .

3. Младшего по возрасту не обижай .

4. Не груби старшему .

5. Не лги, Не воруй, («Худл келж - ухата болх уга, хулха кеж - байн болх уга» «Солгав умнее не будешь, своровав, богаче не станешь») .

6. Держать руки за спиной (нуран рх)

7. Скрещивать руки на груди (элкн теврх)

8. Подпирать руками подбородок (шанаан тшх)

9. Стоять подбоченившись (свн тшд зогсх)

10. Сидеть на корточках (нохашлад суух)

11. Обхватывать руками колени (вдгн теврх) Хотя практика нравственности имеет много форм, все-таки в основе их всех лежит этика воздержания от десяти недобродетелей (арвн хар нл):

1. Лишение жизни живого существа: от убийства насекомого до убийства человека (м таслх)

2. Воровство (хулха кех)

3. Сексуальный проступок: разврат ((цалд йовдл, хуульглhн)

4. Ложь: обманывать других словами и действиями (худл келх)

5. Злословие: вносить распри и раздоры (шрн г)

6. Грубость: оскорблять других (хатхн г)

7. Пустословие: вести разговоры о глупостях под влиянием желаний и прочих скверн (цальн г)

8. Зависть: думать – «вот было бы это моим», желать что-либо, принадлежащее другому (хорта седкл)

9. Злонамеренность: желание причинить вред другим, большой и малый (хонхлах седкл)

10. Ложные взгляды: представлять несуществующим нечто существующее (буру зл) Для достижения высшего знания этикета необходимо порвать эти оковы и в противоположность этим десяти недобродетелям существует десять добродетелей, следование им и есть практика нравственности .

Арвн цаан буйн (10 добродетелей) .

1. Милосердие (рш седкл)

2. Доброта (буйнч седкл)

3. Нравственная чистота (шагшавд)

4. Непреследование (ш некдго)

5. Вежливость (жлн седкл)

6. Чтить святое писание (бурхна номд штх)

7. Сдержанность в эмоциях (брмч седкл)

8. Верить в истинность религии (бурхна номд иткх)

9. Правда (нн г болх)

10. Не лишать жизни (м таслшго) .

Нужно заботиться не только о своем благе, но и о благе всех живых существ. Также как и ты сам, все живые существа омрачены страданием. Но хотя живые существа и не желают страданий, они не знают, как избавиться от них, и хотя они желают счастья, они не знают как обрести его. Поскольку сами существа не в состоянии сделать это, ты сам должен помочь им освободить живых существ от страданий и утвердить их в состоянии счастья .

Живя в человеческом сообществе, мы должны разделять страдания с нашими согражданами и проявлять сострадание и терпимость не только к тем, кто нам дорог, но и к нашим врагам. Это – показатель нашей толерантности .

Мы должны показывать пример своими делами, ибо нельзя надеяться убедить других в ценности просто словами. Мы обязаны жить в соответствии с теми высокими принципами честности и самопожертвования, следования которым мы требуем от других .

И в заключении несколько положений нравственного этикета жизни:

1. Никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она .

2. Серьезность – путь к бессмертию. Легкомыслие – путь к смерти. Легкомысленные подобны мертвецам. Избегайте легкомыслия, чуждайтесь страсти, ибо лишь серьезный и вдумчивый достигает цели .

3. Одно полезное слово, услышав которое становятся спокойными, лучше тысячи речей, составленных из бесполезных слов .

4. У того, кто почтителен и всегда уважает старших, возрастают четыре дхаммы: жизнь, красота, счастье, сила .

5. Все дрожат перед наказанием, все боятся смерти – поставьте себя на место другого. Нельзя ни убивать, ни побуждать к убийству .

6. Плохие и вредные дела делать легко, то же, что и хорошие и полезные дела делать трудно .

7. Кто добрым делом искупает сделанное зло, тот освещает этот мир, как луна, освобожденная от облаков .

8. Говори правду, не поддавайся гневу: если просят – пусть о немногом – дай .

И не было, не будет и теперь нет человека, который достоин только порицаний или только похвалы .

Пусть это выступление будет напоминанием о настоятельной необходимости не забывать те общечеловеческие ценности, которые объединяют всех нас в единую семью людей на этой планете .

–  –  –

КАЛМЫЦКАЯ СКАЗКА ИЗ «КАПИТАНСКОЙ ДОЧКИ»

А.С.ПУШКИНА В СВЕТЕ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ

Как известно, в повести А.С.Пушкина» «Капитанская дочка» приведет текст калмыцкой сказки, которую Пугачев рассказывает Гриневу:

- Слушай" - сказал Пугачев с каким-то диким вдохновением. - "Расскажу тебе сказку, которую в ребячестве мне рассказывала старая калмычка. Однажды орел спрашивал у ворона: скажи, ворон-птица, отчего живешь ты на белом свете триста лет, а я всего-на-все только тридцать три года? Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты пьешь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орел подумал: давай попробуем и мы питаться тем же. Хорошо. Полетели орел да ворон. Вот завидели палую лошадь; спустились и сели. Ворон стал клевать, да похваливать. Орел клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону: нет, брат ворон; чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст!

- Какова калмыцкая сказка?" .

Эти строки пушкинской повести стали настоящей загадкой и для исследователей творчества А.С.Пушкина. В комментариях к «Капитанской дочке»

вопрос о фольклорных источниках этой сказки обходится молчанием. Не удалось до сих пор обнаружить подобного сюжета и в калмыцком сказочном фольклоре. Вместе с тем, если предполагать, что сюжет этой сказки не услышан от калмыков, а сочинен Пушкиным, то возникает вопрос о том, какие именно фольклорные материалы, доступные в первой трети XIX века, могли подсказать автору «Капитанской дочки» основные элементы конструкции сказочного сюжета и набор его персонажей. Кроме того, возникает вопрос, почему именно Пушкин называет сказку калмыцкой, хотя среди героев повести калмыки отсутствуют, но имеются представители других народов, в частности, башкиры. Обратим внимание, что в рукописи повести при песне «Не шуми, мати, зеленая дубровушка», уитированной также в повести «Дубровский», указана страница сборника, откуда Пушкин взял ее текст, [1, 538] Итак, в случае, если мы обнаружим основания для того. чтобы признать этот сказочный текст принадлежащим традиции народов Поволжья и Приуралья, мы сможем считать его одним из первых образцов записи калмыцкого сказочного фольклора, что было бы значимо и для пушкиноведения, и для калмыцкой фольклористики .

Косвенным свидетельством аутентичности этого сказочного текста, предполагающей, что эта сказка могла быть услышана Пушкиным, оказывается повествование о встрече В.И.Даля с Пушкиным: «- Хотите, я расскажу вам сказку? – вдруг спрашивает Пушкин. – Расскажу так, как услышал. Пушкин, весело щеголяя, пересыпает речь татарскими словами. Видно, в самом деле сказку узнал недавно: проезжая по местам пугачевского восстания, он слушал песни татарские, калмыцкие, башкирские, казацкие. (Через три года Даль прочитает в «Капитанской дочке»: Пугачев с Гриневым едут из Бердской слободы в Белогорскую крепость; по дороге Пугачев рассказывает сказку об орле и вороне, которую слышал от старой калмычки.)» [2, 150При отсутствии прямых параллелей, которые могли бьы быть доступны по записям, для исследования проблемы предсталвяется целесообразным обратиться к характеристике персонажей сюжета – Орла и Ворона в животном эпосе и мифологиях народов Евразии. Стоит сказать, что роли Орла и Ворона в этом повествовании иные, чем в известной басне Эзопа (II, 6), (ворон подсказывает орлу, как съесть черепаху: есть переложение этой басни А.П.Сумарокова) .

Русские сказки, где присутствуют орел и ворон, явно не имеют отношения к калмыцкой сказке об орле и вороне: в них и орел и ворон, имеют иные сюжетные функции. Пример – русская сказка «Орел и ворона» (орел судит ворону, обижа.щую других птиц) [3, 86] .

Не связаны с интересующим нас сюжетом и иные русские сказки (Суд орла над вороной (СУС 220А – АА 220*В [4, 88 и сл.]. В указателе мотивов С.Томпсона, где мотивы «Пища птиц» занимают довольно заметное место, не обнаруживается ничего похожего. Пока нет указаний на сходные сюжеты и в прекрасном справочнике Ю.Е.Березкина [5]. В татарском, башкирском, казахском фольклоре аналогии к этой сказке также не выявлены .

В то же время имеется уже довольно много литературы об Орле и Вороне как о фольклорных персонажах, причем и об орле и вороне по отдельности, и ситуациях сюжетного взаимодействия этих птиц-мифологических и сказочных персонажей (см.[6, 179 и сл., 192 и сл.]: в числе проичх сюжетов известен сюжет о том, как ворон и орел имеют одну жену [6, 28]. Функции орла и ворона в наше время хорошо изучены по материалам мифологичесеких текстов. Исследователи констатируют: «Противопоставление Орла и Ворона характерно для некоторых североамериканских индейских, североазиатских (в особенности якутских) и австралийских мифов. У индейцев хайда, цимшиан (и некоторых других) в Северной Америке известно деление на фратрии Орла (или волка) и Ворона (что подтверждает тотемический характер соответствующих мифов). У тлинкитов фратрия Йеля связывается с вороном, фратрия Канука – с Орлом (или волком). По мифу хайда, Ворон, украшавший птиц в своём доме, устал и оттого сделал Орлу плохой клюв. Обратная ситуация представлена в юкагирском предании, согласно которому чёрный цвет Ворона объясняется тем, что его клевал Орел. Дуалистический миф якутов противопоставлял светлое божество Хомпорун Хотой – прародителя людей и Орла главе верхних злых духов Хара Суорон – прародителю воронов и той части якутов, чьим тотемом некогда был ворон. С Орлом были связаны белые шаманы, с вороном – чёрные. Подобное соотнесение Орла и ворона как полярно противопоставленных двоичных социальных и мифологических классификационных символов характерно для северного ареала Евразии и Америки. То же архаическое противопоставление Орла и ворона обнаруживается в социальной символике и мифах Юго-Восточной Австралии, где различались фратрии Клинохвостого Орла и Ворона. Такое противопоставление Орла и Ворона облекается в форму дуалистического мифа» .

[7, т.2., 259-260] .

В ходе полевой работы по изучению и собиранию эвенского фольклора в 1980-е годы нам удалось познакомиться с несколькими вариантами сказок о том, как ворона выбирает себе товарища или супруга по пище. Кроме этого, нам удалось записать сказку об орле и вороне, чрезвычайно близкую к пушкинскому тексту [8] – информант не владел русским языком и Пушкина, соответственно, не читал. Разумеется, здесь нельзя исключать позднейшей интрузии, хотя на вопрос о том, знает ли рассказчик что-либо о Пушкине, мы получили ответ «Да, Пушкин – доктор, в больнице работает» (там действительно работал врач А.Б.Пушкин) .

Таким образом, сказка об орле и вороне, представляющая различия пищевого кода птиц и, в конце концов, укладывающаяся в комплекс этиологических сюжетов о том, почему те или иные животные и птицы не живут вместе, в принципе могла существовать в фольклорной традиции тунгусоманьчжурских народов. Эта традиция имеет много общего со сказочной традицией монголоязычных народов, причем как в истоках – в том числе в системе жанров, так и среди позднейших заимствований (так, например. Сказки о Царцаа Намжил) [9]. Нельзя исключать того, что единственный вариант сказки об орле и вороне, хорошо укладывающийся в фольклолрономифологические представления о вороне восточносибирских народов, дожил до конца XX века в эвенов Охотского побережья .

Но даже если и считать эвенскую сказку об орле и вороне пересказом сюжета, почерпнутого из пушкинской повести, в нашем распоряжении остается достаточно много характтеристик данного сюжета, демонстрирующих его фольклорную аутентичность для устных традиций Центральной и СевероВосточной Азии и органичность для репертуара сюжетов, связанных с животными и птицами. К их числу относятся 1) широкая представленность орла и ворона в мифах и сказках: 2) оппозиция «орел-ворон» в нарративах и культуре (считается, что разграничение фратрий орла и ворона связано с тем, что обе птицы играли роль тотемов); 3) широкая распространенность мотивов пищевого кода в сказках о животных и птицах; 4) мотив долгожительства ворона. Думается, не последнюю роль в аутентичности данного сюжета для фольклра степных народов и его соотнесения с калмыцким этносом является упоминание о павшей лошади (выбор объектов среди пищи ворона в мифах и сказках, согласно текстам и сюжетам, достаточно широк). Таким образом, у нас есть основания считать, что сказка, рассказанная Пугачевым по сюжету «Капитанской дочки», могла быть услышана Пушкиным во время его путешествий по местам Пугачевского восстания, и можно с уверенностью говорить о том, что она была услышана у калмыков. Таким образом А.С.Пушкин может считаться одним из первых собирателей калмыцкого сказочного фольклора .

Литература

1. Томашевский В.Б. Примечания // Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в 10 тт. Том 6. - М., 1978 .

2. Порудоминский В. Даль. - М., 1971 .

3. Орел и ворона // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. - Т .

1. - М., 1984 .

4. Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка. / Сост .

Л.Г. Бараг и др. - Л., 1979 .

5. Березкин Ю.Е. Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам. Аналитический каталог // http://ruthenia.ru/folklore/berezkin/

6. Мелетинский Е.М. Палеоазиатский мифологический эпос. Цикл ворона. - М., 1979. .

7. Иванов Вяч. Вс., Топоров В.Н. Орел // Мифы народов Мира, Т. 2. 2-е изд., - М., 1991. - С. 258-260 .

8. Полевые записи автора, 1980-1988 г., С. Гижига Северо-Эвенского района Магаданской области (необработанные магнитозаписи) .

***

–  –  –

Тема «Пушкин и калмыки», несмотря на то, что она была предметом специального рассмотрения в книге А.И. Суржок [1], не только не исчерпана в исследованиях литературоведов-пушкинистов и специалистов по истории и этнографии калмыков, но с течением времени обретает новые перспективы .

Одна из таких перспектив – это интертекст, прямые цитаты и разнообразные реминисценции пушкинских строк о калмыках, а также стихотворные отклики на тексты поэта.[2] Один из привлекательных сюжетов в границах этой темы – это слова «друг степей калмык» из стихотворения «Памятник». Ограничимся одним примером с цитатой из поэмы А.Т.Твардовского «По праву памяти»: «Это еще не оцененное в полной мере, на века сделанное обвинение сталинизму .

Классически отлитые строчки пушкинской пробы: "Любой судьбе будь благодарен И только славь, как он велик, Хотя б ты крымский был татарин, Ингуш иль друг степей калмык."» (Кондрашов Ст. Мы слышим в вечности друг друга // Известия, 1995, 21 июня). Еще пример цитаты из Пушкина: «Читатель нынче ко всему привык. Не изумив нисколько нашу прессу, Один писатель («друг степей, калмык») Пятнадцать суток посулил Дантесу». Петровых Мария. Стихотворения). В сердце звучало впитанное с молоком матери: И назовет меня всяк сущий в ней язык, И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус, и друг степей калмык. Так Россия ли это, если "гордый внук славян" кликушествует: "Пушкин - это не ваш писатель"? А друг степей калмык только-только возвращен из дальней ссылки». Свирский Гр. Заложники (Ветка Палестины, 1). Эти строки в разное время цитировали А. Фет, М. Салытков-Щедрин, Вл. Соловьев, А. Амфитеатров, И. Анненский, А. Воронский, Г. Гребенщиков, И.А. Ильин, А. Ладинский, а в более позднее время - В. Аксенов, А. Битов, Е. Булычев, Дм. Быков, М. Жванецкий, А. Житинский, В. Конецкий, В. Пикуль, А. Синявский, В.Ч ивилихин и даже Н. Щаранский .

Многократно цитировались фрагменты пушкинского «Путешествия в Арзрум» где поэт рассказал о встрече с девушкой-калмычкой. Мы находим их и у Б. Житкова («Александр Сергеевич Пушкин»), и у В. Солоухина («Камешки на ладони»), и у Татьяны Толстой («Сюжет»). Однако не слишком широко известна поправка С.М.

Бонди к одному из пушкинских текстов, содержащую авторемнисценцию и к стихотворению «Калмычке» («Прощай, любезная калмычка…»), и к «Путешествию в Арзрум»: «Пользуюсь случаем исправить курьезную ошибку, находящуюся в этом месте во всех изданиях:

«Многие, сближая мои коллекции стихов с черкесским негодованием, подумают, что не всякий и не везде имеет право говорить языком высшей истины». У Пушкина сказано: «сближая мои калмыцкие нежности с черкесским негодованием...» – намек на описание его ухаживаний за калмычкой». [Бонди С.М. Черновики Пушкина М., 1970. С. 67] .

Строки из стихотворения Пушкина «Калмычке» воспроизведутся разными авторами в прозе разных жанров – от романа до публицистики и газетных статей:

«-А я училась в Саратовском университете. Кроме того, я не калмычка, я болдырка. - А кто такая болдырка? - Женщина, у которой мать калмычка, а отец русский. - Ты красивая, - нерешительно произнес Веня. - Еще бы! Ты знаешь, как о наших женщинах Пушкин написал? - Разумеется, - улыбнулся Якушев и ослабевшим голосом продекламировал:- «Прощай, любезная калмычка…». Семенихин Генн. Новочеркасск кн. 3 .

Особенно часто строки этого стихотворения цитируются в произведениях, в которых речь идет о Пушкине: «Пушкин оглядывает Россию, будто он иностранец. В прозе и в стихах ("Прощай, любезная калмычка!") безо всякой романтики рассказывает он о встрече с женщиной, в которой с сожалением не обнаруживает ничего ни от француженки, ни от англичанки». Дружников Ю. Досье беглеца .

«– А что ж вы хотите?! Старость, как справедливо заметил Сен-Жон Перс,

- это сарказм Бога. –Но ведь ей сейчас… –Ну и что? К столетию Пушкина в степях отыскали ту самую калмычку… Помните, «Прощай, любезная калмычка…»? –Шутите? –Факт. Почитайте Бартенева! –Да я вроде читал… –Эх вы, вроде!». Поляков Ю. Гипсовый трубач, или конец фильма. «Финн и тунгус читают их и переводят. Калмычка, о которой поэт писал: Ты не лепечешь по-французски, Ты шелком не сжимаешь ног… – ходит в шелковых чулках и в шелковых платьях, читает по-французски и танцует на балах, и когда она стоит на крыле самолета, чтобы прыгнуть с парашютом, окидывая вольным глазом широкую свою родину, она может повторить слова поэта: О нет, мне жизнь не надоела. Я жить люблю, я жить хочу!.». Каверин В. Эпилог. Интересно тонкое наблюдение М.Л. Гаспарова: «Автопародия у Пушкина в «Оде Хвостову» стих «А ты глубок, игрив и разен» копирует собственное «К морю»: «Как ты, могут, глубок и мрачен». А из стиха «Прощай, свободная стихия» получилось «Прощай, любезная калмычка»; Гаспаров М.Л. Записи и выписки. Этими цитатами пользуются и современные романисты, ср. «Очко двинулся с места, бормоча: –Прощай, любезная калмычка… Твои глаза, конечно, узки, и плосок нос, и лоб широк, ты не лепечешь по-французски… – Хохотнул.– Узки-то узки…» Акунин Б. Любовник Смерти; «–Вот чудеса, калмычка по-французски понимает! – не унимался адъютант». Веденский Валер. Старосветские убийцы. Встречается такая цитата и в газетных статьях: «Одна из патриотических газет изобразила А.С. Пушкина, полуторапудовой тростью сокрушающего мышцу Б.Н. Ельцину, Е.Т. Гайдару, А.Б. Чубайсу и даже И.М. Хакамаде, - в последнем случае сокрушение производится, очевидно, со словами "Прощай, любезная калмычка!". Соколов М. Их Пушкин. Известия, 1999, 5 июня .

Наиболее интересными для исследования интертекстуальности вокруг произведения А.С.Пушкина являются поэтические реплики пушкинских образов. Приведем фрагмент стихотворения Я.Смелякова «Любезная калмычка»: «Курить, обламывая спички, Одна из тягостных забот. Прощай, любезная калмычка, Уже отходит самолет. Как летний снег, блистает блузка, Наполнен счастьем рот хмельной. Глаза твои сияют узко. От наслажденья красотой». Трудно определить, в какой мере пушкинский текст повлиял на замысел стихотворения А.Кушнера «Калмычка ты, татарка ты, монголка! О, как блестит твоя прямая челка! Что может быть прекрасней и нелепей? Горячая и красная, как степи», в котором также присутствует пушкинская топика .

Картина жизни калмыков – видимо, не без влияния Пушкина, в данном случае - основоположника традиции, представлена во второй части стихотворения Н. Туроверова «Задонье»: понятно, что автор был прекрасно знаком с бытом калмыков: «Четвертый день сижу в кибитке. В степи буран. Дороги нет. Четвертый день мне на обед Плохого чая крошит плитки Калмык в кобылье молоко. И кипятит с бараньим жиром. Метель, метель над целым миром. Как я от дома далеко. Делю скуду зимовника В плену задонской непогоды. О, эти войлочные своды. И дым сырого кизяка, – … Занесена, заметена Моя теперь снегами бричка. Дымит очаг, поёт калмычка. И в песне просит гилюна Трубить в трубу, пугать буран, – Без корма гибнут кобылицы, – А я дремлю и мне всё снится Идущий в Лхассу караван По плоскогорьям в Тибете, Туда, где сам Далай Лама. Там тот же ветер, снег и тьма .

Метель, метель на целом свете. Туроверов Н. Задонье, 2. 1930. Здесь наряду с пушкинской темой присутствует и отсылка к Блоку (ср. Ветер, ветер, на всем Божьем свете» («Двенадцать») .

Один из самых заметных откликов на пушкинские строки - это стихотворение поэта-эмигранта второй волны Ивана Елагина (1918-1987), открывающееся пушкинским эпиграфом. Приведем его полностью:

–  –  –

В этом стихотворении налицо разнообразные инверсии: действие из степей XIX века перенесено в послевоенную Европу XX века, и героиня его – та же калмычка, но уже не девушка из традиционной кибитки, а скорее эмигрантка первой волны, адаптировавшаяся к западноевропейской культуре выразительный отклик на перемены в жизни калмыков XX века – однако же в точности по пушкинским представлениям. Кроме этого, стихотворение И .

Елагина превосходит по точности воспроизведения и по приводимому в нем пушкинского текста все иные поэтические и прозаические отклики на стихотворение «Калмычке», столь ярко маркирующее этнические коды в творчестве Пушкина .

–  –  –

Хальмг улсин амн гин билгин крд ончта орм эзлхинь – йрлмд .

Кн ирлд юн эс учрна – цуг эн йовдлмуд зл, медл, чадм гмд ол авч, кн тер йовдлыг цл, батлад, йрлмдт орулна. Кн, малын, эд-таврин олн зсн юмна снь кнд олзта-туста болтха гид, кеерлд келчксн гиг йрл ги нерд мн. Йрлмд ирлд дсн схн тоотынь кнд нерд, седклинь байрул, эн тоотыг делг, элвг болх сана орулна .

Йрлиг хальмг улс эврннь схн, цецн келн грн чим, гн ухаан орул келн .

Йрлмд олн зсн болна: шин брин, шин хувцна, квн гер авхла, ккн хрд архла, нилх трхл, кен чигн н кцхл болн нань чигн .

Зулла болхла, хальмгуд олн зсн йрлмд твн: зулын йрл, зулын цд твдг йрл, зулан ргхл твдг йрл, нас авхла твдг йрл, Окн Тегрт нердсн йрл .

Зул – хальмг улсин сн байрта др. ил болн Зул болдг др дл болхш .

Зрмдн Зул кр сарин слр болна, зрмдн бар сард болна. Зул шин ил ирсиг медлн .

Хальмгуд Зулан ке, илд нег дк хамдан насан авна. Югад гихл, эн дрт Зуква бурхн насан авсмн. Тиигд эн дриг хальмг улс ончтаар темдглн. Насан авсн дрл цуар нег-негн йрн .

Тиигд, зулын йрлмд олн зсн болна. Йрл йрлс одан, йилрн .

лгрнь, Зулын йрл:

–  –  –

Эн деер дурдсн Зулын йрлмд нег-негнснь невчк йилрн. Негдгч йрлд «шин илин лз цаан хаалнь хальд, хуучн ил буган авч йов», ги келгдн. Хойрдгч болн урвдгч йрлмдт болхла, «буур ил арч, ботхн ил ор», ги келгдн. Болв чигн цуг йрлмдтн хальмгуд «цуар сн-схн б, амул эдл, ут нас насл», ги нег-негн йрн. Дкд болхла, йрлмдин эцст хальмг улс Деед Олн Бурхдас, Делкн Цаан Аавас, Окн Тегрс амрч-ир йовхиг сурна .

рндн босад, Зулын ц чанна. Тегд Зулын цд твдг йрл бас твн:

–  –  –

Эн йрл келхлрн, эрк биш «ц шигн болвчн – идни дее, цаасн нимгн болвчн – номин клгн, ги гмдс эклн. Югад гихл, хальмг ц кндт хотд тоолгдна. Хальмг ц ст, давста, затьта, тоста, хальмпрта болдг. Дкд хальмг ц амтта, тааста, какнсн, зандрсн болна .

Дкд хальмгуд зул ргл, бас онц йрл твн:

–  –  –

Йрл келлн – эн схн хальмг авъяс. Тиигд йрлн келд, бурхндан зальврад, амрад-ирд бцхй!

Хальмгуд дагин Зулан ке, кгшдн тевч, нег-негн йр, седклиннь байрлулж йовтха!

–  –  –

О РОЛИ АНТРОПОНИМИКИ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

В. ШУГРАЕВОЙ Литературная ономастика, в частности антропонимика, относится к слабоизученной области калмыцкого языкознания. Имеется ряд публикаций Л.Б. Олядыковой, Р.П. Дораевой, М.У. Монраева и др., в которых затрагиваются вопросы, касающиеся семантики антропонимов, их классификации, структурные особенности. Однако такие вопросы, как мотивы выбора имени и какие личные имена наиболее активны и востребованы у мастеров поэтического слова, не рассматриваются. Исследование литературной (поэтической) антропонимики требует решения ряда задач, связанных, по мнению В.В. Виноградова, «с подбором имен, фамилий, прозвищ в художественной литературы» [2, 38]. Многие считают, что поэтонимы имеют большие функциональные возможности. Они выполняют номинативную, коммуникативную, различительную и др. функции. Можно выделить разряд «говорящих имен», имена – характеристики и определить их роль в создании художественного образа .

В данной статье сделана попытка выявить, чем руководствуются авторы художественных произведений калмыцких писателей при выборе личных имен. В этой связи вашему вниманию предлагается нескольких поэтических произведений В. Шуграевой, в которых антропонимы выполняют, на наш взгляд, важную роль. В одном из ранних сборников стихов «Мини балсна уульнц» («Улицы моего города») В. Шуграева выразила свое отношение к названиям улиц города Элисты, к людям, имена которых тесно связаны с историей, культурой и судьбой калмыцкого народа. Люди ее поколения знали, как восстанавливалась наша столица Элиста после реабилитации калмыцкого народа (1957). В. Шуграева – живой свидетель того, как заброшенная и осиротевшая калмыцкая степь оживала на ее глазах, как она наполнялась новой жизнью. Наше поколение выросло на детских произведениях Корнея Чуковского, Льва Успенского, калмыцких детских писателей Эрнеста Тепкенкиева, Веры Шуграевой, Егора Буджалова и др .

Выбор имени собственного во многом зависит не только от самого автора, но и от замысла произведения, благозвучия, сочетаемости антропонима, его значения и эстетики восприятия. Выбирая имена, писатель создает «некую систему – систему именования» [7, 47]. Эти имена отражают ценные сведения историко-культурного характера, но в тоже время выполняют различительную и опознавательную функции. Об этом красноречиво свидетельствуют поэтические строки В. Шуграевой, творчество которой отражено в ее стихах, поэмах .

Середина 60-х г.г. прошлого столетия – начало творческого пути В. Шуграевой. Она многие годы работала редактором, затем главным редактором Калмыцкого книжного издательства. В этот период она общалась со многими писателями старшего поколения (С. Каляев, А. Сусеев, К. Эрендженов и др.). Знакомилась с их творчеством, училась у них, у мастеров художественного слова .

В ее произведениях активно используются имена героев гражданской войны, Великой Отечественной войны (1941-1945гг.): Оки Городовикова, Эрдни Деликова, Тамары Хахлыновой, Юры Клыкова, Володи Косиева. Молодое поколение, как считает В. Шуграева, должно знать прошлое своего народа, во имя чего они отдали свою жизнь .

В произведениях В. Шуграевой отражены отношения двух поколений: отцов и детей, которые пережили Великую Отечественную войну и страшную депортацию калмыков в Сибирь. Особенно они звучат в ее поздних поэтических и прозаических произведениях .

Известно, что, выбирая имена, писатель создает «некую систему – систему искусственного именования» [7, 47]. Но эти имена отражают реальную действительность. Скажем, подбор имен в стихотворении «Басга звр»

(«Муки Басанга») .

Личные имена поэтических произведений, в отличие от прозаических, имеют свои особенности. Выбранное имя должно рифмоваться, соответствовать построению стихотворной формы. Созвучие начала и конца стихотворных строк, типичное для стихосложения монголоязычных народов .

Особое место в творчестве В. Шуграевой занимают произведения, посвященные детям, и здесь ярко проявилась способность автора в выборе личных имен, потому что знание семантики антропонимов облегчает автору работу над художественным текстом. К таким поэтическим произведениям можно отнести ее стихотворения «Басгин звр», в котором говорится о том, что главный герой Басанг в поисках друзей знакомит нас со многими мальчиками, живущими недалеко от него. Так, например, по словам Басанга, с мальчиком Дорджи трудно дружить, он хвастлив, а вот Манджи непомерно упрям. Церен прекрасный мальчик, однако, склонен к скандалам, ссорам. Так, перебирая всех своих друзей, он все-таки задумывается: с кем же дружить?

Самое трудное – ответить на вопросы детей. В небольшом стихотворении В.Шуграева ставит проблему взаимоотношений подростков, формирования их характера. В данном случае нами осуществлен перевод-пересказ поэтических строк «Басгин звр» .

–  –  –

Об увлечениях мальчика говорится в стихотворении «Саврин эрдм» («Увлечения Савра»), что этому нужно учить детей с малых лет. Савр доволен, у него есть коньки, которыми он оставляет серебряные следы на льду. Стальные прочные коньки по желанию мальчика рисуют красивые замысловатые узоры. Савр умеет это делать .

–  –  –

А вот в стихотворении «Концерт белдлн» («Подготовка к концерту») пятилетняя Эльза любит петь калмыцкие песни. В детском садике готовится концерт и тот, кто займет первое место, премируется телевизором. Поэтому Эльза готовится к этому детскому мероприятию. В стихотворении показано как маленькая девочка серьезно подходит к своему первому выступлению .

Самое трудное – это ответить на вопросы детей .

В этом небольшом стихотворении показано, как родители Эльзы помогают ей .

В сборнике «Аавин авдрас» («Из сундука дедушки») в стихотворении «вкин зург» показан образ дедушки. И маленькая Байрта часто рисует портрет своего дедушки .

В поэзии В. Шуграевой используются такие имена, как Эрдни, Ока, Басанг, Дорджа, Савр, Нарма, Кермн, Байрта, Саглара, Бадма, Айта. Как видим, антропонимикон поэтессы состоит в основном из санскритско-тибетских имен и исконно калмыцких. Семантика их положительная, они легко делится на слоги, что очень важно при стихосложении О творчестве В. Шуграевой писали А. Джимбиев, М. Джимгиров, Д. Насунов, Р. Джамбинова, З. Килганова, А. Салдусова, Д. Балакаева, Г. Кукарека. Р. Хонинова и др .

Таким образом, антропонимикон Веры Шуграевой свидетельствует о том, что автор к выбору личных имен относится продуманно и взвешенно. Они благозвучны, семантика положительная и соответствует замыслу писателя .

Литература

1. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. – М.: Наука, 1980 .

2. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. – М.:

Изд-во АН СССР, 1963 .

3. Митрошкина А.Г. Бурятская антропонимика. – Новосибирск, 1987 .

4. Монраев М.У. Калмыцкие личные имена. Семантика. – Элиста, 2012 .

5. Никонов В.А. Имя и общество. – М.: 1965 .

6. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. Фонология и морфология. – М.: Наука, 1973 .

7. Шойбонова С.В., Шулунова Л.В. Ономастика художественного произведения. – Улан-Удэ, 2009 .

8. Шуграева В.К. Мини балсна уульнц. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 1971 .

***

–  –  –

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ ПОДХОД КАК СРЕДСТВО ПОСТИЖЕНИЯ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПРИ ИЗУЧЕНИИ КАЛМЫЦКОЙ ПРОЗЫ

В СРЕДНИХ КЛАССАХ

В методике преподавания литературы одним из продуктивных путей, формирующих у подрастающего поколения гуманистические, ценностные ориентации, позволяющих воспитать "человека культуры", является этнокультурный (культурологический) подход .

Академик Г.Н. Волков в своей книге «Педагогика любви» пишет: «В современной жизни огромна роль художественной литературы в сохранении, развитии и распространении идей и опыта народной педагогики. Это объясняется тем, что в литературных произведениях отображаются и народные традиции воспитания, и передовые идеи, и опыт педагогической науки. Они тесно переплетаются, выступают в синтезе, постоянно происходит, так сказать, диффузия педагогических знаний. Так научная педагогика становится народной, а народная педагогика питает, обогащает, оплодотворяет педагогическую науку» [1, 151]. Эти слова относятся и к калмыцкой литературе, потому что в ней представлены лучшие традиции народной педагогики .

Обозначенный аспект наиболее целесообразен при изучении прозаических произведений калмыцкой литературы 60-90 годов ХХ века, которые обладают обширным этнокультурным потенциалом .

В рамках культурологического подхода при изучении калмыцкой прозы наиболее приемлемыми представляются следующие пути разбора произведений: проблемное изучение с выходом на интерпретацию текста с использованием этнокультурного комментария и сравнительно-сопоставительный анализ с русской литературой и произведениями народов России, ориентированные на выявление глубинных общечеловеческих ценностей .

Проблемное рассмотрение произведения строится на связи вопросов, каждый из которых решается в противоборстве разных мнений, что позволяет отчетливее обнаружить позиции учеников, а также способствует преодолению эмоциональной сдержанности учеников в этом возрасте, развития адекватного восприятия литературного произведения. Такой путь анализа дает возможность при изучении калмыцкой прозы 60-90 годов ХХ века концентрировать внимание вокруг идейных, нравственных и эстетических вопросов .

Используя проблемный анализ, желательно формулировать тему каждого урока с помощью цитат, взятых из текста, так как это, во-первых, вызывает интерес, во-вторых, направляет внимание учащихся на ключевые эпизоды, которые будут рассмотрены на уроке. При изучении произведения в проблемном ключе могут использоваться следующие виды анализа: пообразный и "вслед за автором". Например, проблемный вопрос "В чем смысл гуманизма повести Балакаева "Три рисунка"? " позволяет раскрыть основную проблему повести - проблему нравственного выбора героя и его мотива. Автор учит размышлять и искать ответы на вечные вопросы бытия: Иметь или быть? Каким быть? Как жить?

Для истолкования фольклорно-мифологической основы произведений, бытовых реалий, национально-этических норм поведения и этикета, характеризующих образ жизни калмыка, и объяснения образно-выразительной речи героев необходимо использовать этнокультурный комментарий. Однако его привлечение целесообразно в тех случаях, когда нераспознавание той или иной фольклорной традиции становится препятствием для понимания центральных образов и мотивов произведения, его композиции, позиции автора. Комментирование символического пласта текста должно раскрывать лишь ключевые для понимания художественного произведения фольклорномифологические образы, сюжеты и мотивы, их латентные смыслы. Содержание этнокультурного комментария обусловлено этапами изучения произведения. Комментарий может быть предварительным, сопутствующим и обобщающим. Если предварительный комментарий знакомит с неизвестными реалиями и фактами, то сопутствующий комментарий помогает анализу произведения, системы образов, а итоговый позволяет обобщить наблюдения и приблизить учащихся к пониманию вечных, нравственных проблем. К примеру, повесть "Сын охотника" К. Эрендженова раскрывает тему "человек и природа", в основе которого ценности народной экологии. На каждой странице повести мы видим, как взаимодействие человека и природы меняет поведение человека. И старшее поколение семьи строго следит, чтобы дети относились к природе в соответствии с духовными ценностями, чтобы не нарушалась гармония человека и природы. Например, запрещено охотиться в полнолуние, нельзя убивать божью тварь ради баловства, делать запасы из дичи .

Традиционно прием комментирования используется для расшифровки архаического пласта художественного произведения. Однако внимание учащихся может направляться не только на архаический пласт повествования, но также на отдельные современные социокультурные реалии. При изучении современной прозы использование фактов кризисных явлений в реальной действительности позволяет актуализировать проблематику, приблизить учащихся к пониманию содержания текста, полнее воспринять идею произведения .

Использование этнокультурного комментария позволяет учащимся не только уяснить смысл произведения, но и выйти к глобальным проблемам человечества ХХI века - сохранение языка, культурного наследия народов, связь поколений .

Предлагается несколько способов введения этнокультурного комментария: индивидуальные задания, коллективные творческие работы учащихся, раскрывающие интересные факты, слово учителя, работа со словарем .

Следующий путь, позволяющий реализовать этнокультурный подход к изучению современной прозы калмыцких писателей - сравнительносопоставительный анализ, в основе которого лежит взаимосвязанное изучение родной и русской литератур .

При выработке ведущих видов сравнительно-сопоставительной работы при изучении произведений калмыцкой прозы, мы опирались на классификацию методиста С. А. Зинина [2,78].

При анализе текста, по нашему мнению, наиболее целесообразны следующие виды и приемы работы:

внутритекстовые сопоставления (сравнение образов, соотношение эпиграфа и идейного замысла произведения, сопоставление элементов композиции);

межтекстовые сопоставления (сравнение художественного произведения и его перевода, сопоставление разных произведений по жанровым, проблемным и другим признакам, художественный образ и биографические источники его прототипа);

интерпретационные сопоставления (различные критические интерпретации, сравнение читательских оценок произведения, сопоставление биографии писателей применительно к проблеме) .

Для проведения сравнительно-сопоставительного анализа в 5-9 классах избираются произведения, знакомые учащимся при изучении русской литературы. При разборе произведения родной литературы привлечение аналогичного по тематике, проблематике или по другим признакам художественного текста иной литературы помогает полноценному пониманию идеи произведения и дает возможность выявить общность произведений (нравственной коллизии, художественной ситуации, сюжета, основного мотива, сходства героев) .

Сопоставление в рамках культурологического аспекта, по нашему мнению, позволяет решить ряд образовательных задач (постижение идеи произведения, выявление авторской позиции и т.п.), способствует развитию речи учащихся и дает представление об общности литературного процесса .

К примеру, при изучении отрывка из романа "Мудрешкин сын" А.АмурСанана (7 класс) целесообразно введение межтекстового сопоставления, которое базируется на основе сравнения двух образов разных произведений романа "Мудрешкин сын" А.Амур-Санана и повести "Детство" М. Горького .

Сравнительная работа на основе сопоставления двух произведений писателей возможна после выявления ведущих коллизий и раскрытия центральных образов повести. Через сопоставление образов Алеши и Антона учащиеся приходят к выявлению общности основной темы и проблематики произведений разных литератур .

Таким образом, этнокультурный подход позволяет решить ряд образовательных и воспитательных задач (постижение идеи произведения, выявление авторской позиции и т.п.), способствующих развитию речи и аналитических способностей учащихся, а также нравственно-эстетическому воспитанию .

–  –  –

ОБ ОРОНИМАХ ПРИЮТНЕНСКОГО РАЙОНА

Материалом данного исследования послужил топонимический материал, собранный нами в ходе экспедиции по Приютненскому району .

Географическая особенность района состоит в том, что на его территории находятся Ергенинская возвышенность и Кумо-Манычская впадина. Этим можно объяснить немалое количество оронимов и гидронимов в топонимии района .

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года в районе проживают 55,64% русских, 31,20% калмыков, 5,94% даргинцев, 1,99% чеченцев, 5,23% представителей других национальностей. Несмотря на преобладание русского населения в районе, большинство географических названий составляют калмыцкие, что свидетельствует о том, что ранее на этой территории проживали в основном калмыки. Топонимы тюркского происхождения нами не были выявлены .

В ходе экспедиции нами были зафиксированы как известные топонимы (отмеченные в реестре географических названий), так и малоизвестные, забывающиеся микротопонимы, как правило, официально не зарегистрированные .

В данной статье мы рассматриваем калмыцкие и русские оронимы Приютненского района. Этот вид топонимов представляет собой собственные названия объектов положительного и отрицательного рельефов местности .

Положительный рельеф района передается географическими терминами хамр ‘утес’, тола ‘курган’, бугор, отрицательный рельеф – терминами сала ‘балка’, зуух ‘русло’, балка .

Некоторые оронимы, обозначающие положительный рельеф в калмыцкой топонимии образуются от соматизмов. К ним относятся хамр (букв. нос) и тола (букв. голова) .

Хамуры имеются в каждом районе Калмыкии, где проходит Ергенинская возвышенность. Это Кетченеровский, Малодербетовский, Яшкульский, Приютненский, Ики-Бурульский, Сарпинский районы. Сама возвышенность тянется от Волгограда до Арзгира. По всей этой территории имеются вытянутые с востока на запад возвышенности (калм. шиир), восточный край которых обрывист и называется хамр ‘утес, мыс’, западный край пологий. Некоторые хамуры имеют свои названия мнк хамур ‘южный хамур’и Ардк хамр ‘северный хамур’ в Сарпинском районе; Чолун хамр ‘каменный утес’, Цаада хамр ‘утес Цагады’, нчн хамр ‘сиротливый или одинокий утес’, Маштг хамр ‘низкий утес’ в Ики-Бурульском районе и т.д. В Приютненском районе также имеется ороним Хамур, который, не имея специального названия, именуется географическим термином .

В Калмыкии имеется большое количество (более тысячи) курганов в виде земляных насыпей, которые являются погребальными памятниками. Эти географические объекты называются тола .

В Приютненском районе имеется также немало курганов. К сожалению, не все их названия старожилы помнят .

урвн тола ‘три кургана’ находятся в 12 км. к востоку от пос. Нарта .

Русскоязычное население, в том числе и современные калмыки называют их Три брата. Называть рядом стоящих курганов братьями характерно для русских топонимов .

Таратын тола, курган. Находится в 1 км к северу от пос. Ульдючин .

Происхождение названия местные жители не могут объяснить. Однако, в названии четко прослеживается суффикс родительного падежа -ын, имеющий значение принадлежности, и можно предположить, что рядом с курганом могли находиться пашня или огород, отчего местность жители могли называть Трт ‘засеянный, засаженный’, где трн ‘посев’ и суффикса обладания -т. И курган, находящийся в этой местности тогда уже могли назвать Тртин тола ‘курган, относящийся к местности Трт. Со временем слово возможно потеряло калмыцкое произношение, поскольку на письме передавалось русскими буквами .

Калмыцкий бугор. На самом деле это не природный бугор, а рукотворный курган, который находится между поселками Доценг и Приютное. Калмыцкое название никто уже не помнит. И калмыки и русские называют его Калмыцким. Старожилы говорят, что этот курган служил границей между калмыцкой и русской территорией пастбищ. Русские называли его так, потому что он находился на территории калмыков. Сейчас жители пос. Доценг считают это место сакральным, почитают его, проводят рядом с курганом религиозные ритуалы, делают подношения божествам .

Войтов курган расположен рядом с прудом Годжур, в 9 км от села Воробьевка. Название произошло от имени богатого в тех краях человека Ивана Войтова, который жил неподалеку от кургана .

К оронимам, обозначающим отрицательный рельеф, относятся географические термины сала ‘балка’, зуух ‘русло’, балка .

Балки чаще всего имеют одно название с речкой, протекающей по ее дну .

Название обычно передает качество воды, например, горькая, сладкая, прозрачная и т.д. Однако со временем старые названия стали забываться и небольшие сухие балки уже называются по именам людей, проживающих рядом .

ашун Сала, балка с одноименной пересыхающей речкой. Переводится как ‘балка горькая’. Вероятнее всего, название произошло от качества воды в реке. Устье реки находится в 52 км по правому берегу реки Наин-Шара .

Самтын сала. Переводится как ‘балка Самты’. Название произошло от имени человека. Находится в 12 км. к востоку от пос. Нарта .

Келк сала, балка в Приютненском районе. Это название местные жители не смогли объяснить, и нами дан примерный перевод как ‘связующая балка’ от келк ‘связка’. Находится в 3 км к юго-западу от поселка Ульдючины .

Можно также предположить, что название балки могло произойти от цветка келк цецг ‘лилия степная’, который мог в большом количестве произрастать в нем (Ср. Орадг сала в Малодербетовском районе, название происходит от произрастающей в балке травы орадг ‘вьюн’). Ранее в данной местности проживали люди рода келкяхн. Вероятно название рода произошло от названия местности .

Балка Захарова, Балка Будкова, Балка Гайдамакина. Эти балки находятся южнее пруда Годжура рядом с местностью Шагардык .

Ворожбина балка отходит от реки Аншары и проходит по южной окраине села Воробьевка .

По сведениям информантов названия этих балок произошли от имени владельцев земель или людей, проживавших рядом .

Балка Жусты находится между с. Воробьевкой и местностью Шагардык .

Происхождение названия балки трудно определить. Можно предположить, что в данном случае произошло сращение калмыцких слов, одно из которых уста ‘с водой’. Это могло быть названием речки, протекавшей по ней .

Балка Секлета расположена рядом с Ремонтненским районом Ростовской области в 5 км от местности Шагардык. Сейчас нам трудно предположить от какого слова произошло это название. Просматривается традиционный для топонимов суффикс обладания -та. Однако само слово секл в словарях мы не нашли. Информация давалась пожилой русской женщиной, которая не смогла дать разъяснений по поводу происхождения топонима. Видимо, название сильно изменилось под влиянием русского произношения .

Балка Шулуста находится в 11км на запад от пруда Годжур. Название этой балки, вероятнее всего, произошло от калмыцкого прилагательного шулун ‘быстрый’ и существительного усн с падежным суффиксом обладания та ‘c водой’ т.е. с водой, имеющей быстрое течение. Должно было произноситься как «Шулун Уста», но со временем калмыцкое название местным русским населением стало восприниматься как одно слово .

Рядом с прудом, которого все называют «Тридцаткой» (в 30 км. от Элисты по трассе в сторону с. Приютное) находятся две балки Большая Мергень и Малая Мергень. Вероятнее всего раньше балки назывались по-калмыцки Ик Мергн и Ба Мергн, что в переводе обозначает ‘Большой выступ’ и ‘Малый выступ’. Слово мргн обозначает выступ, обрывистый край хамура .

Рядом с поселком Манц, в 1,5 км от него к востоку находится большая круглая балка, которая называется Ик Кнд ‘Большая гулкая’. А в 0,5 км к югу от поселка находится круглая балка меньшего размера, которая называется Бичкн Кнд ‘Малая гулкая’ .

Рядом с пос. Манц проходят также балка Гришкин сала ‘балка Гришки’, Буурла сала ‘балка Бурулов’, Мадын сала ‘балка Мангатов’. Названия Буурла и Мадын, вероятнее всего, обозначает рода местных жителей, которые кочевали на территории балок .

Апеллятив зуух сейчас уже мало кто может объяснить. Большинство информантов предполагает, что этот термин обозначает ямку для очага. Однако, этот термин хорошо известен в Монголии как русло пересыхающей реки. Только один информант, проживающий в пос. Манц подтвердил это значение. В современном калмыцком языке это значение уже забыто и не употребляется. Это еще раз подтверждает предположения лингвистов, что названия, связанные с водными объектами, являются наиболее древними. На территории района имеются балки Улан Зуух и Хар Зуух с одноименными речками .

Улан Зуух, речка. Переводится как ‘красное русло’. Берет начало в 7,5 километрах к юго-востоку от посёлка Лола. Впадает в реку Западный Маныч. Прилагательное улан ‘красное’ присутствующее в названии, возможно обозначает цвет грунта .

Хар Зуух, речка. Протекает недалеко от пос. Нарта. Слово хар имеет несколько значений. Основное и наиболее часто употребляемое значение – ‘черный’. В данном топониме прилагательное имеет значение ‘прозрачный, чистый без примеси’. Название можно перевести как ‘прозрачное русло’, имея в виду чистую воду в реке. Старожилы говорят, что река когда-то, протекающая по территории района была очень чистой и в ней водилось много рыбы .

***

–  –  –

ОПИСАНИЕ ВНЕШНЕГО ВИДА ЖИЛИЩА БОГАТЫРЕЙ

В ЯКУТСКОМ «ОЛОНХО» И В КАЛМЫЦКОМ ГЕРОИЧЕСКОМ

ЭПОСЕ «ДЖАНГАР»

Впервые сравнительное рассмотрение якутского эпоса с калмыцким было осуществлено И.В. Пуховым в материале Всесоюзной научной конференции, “Джангар” и проблемы эпического творчества тюрко-монгольских народов 17-19 мая 1978 г. Элиста, вып. М. 1980, с.88-96. В своей статье “Описание богатырского похода в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири и калмыков” он отмечает, что описания героической борьбы против иноземных врагов в якутском Олонхо несколько общирней и якутский эпос более мифологичен: “в калмыцком “Джангаре”, подвергавшихся со временем серьезным изменениям, перебравших в позднейшие времена различные модификации – вплоть до отражения социальных отношений, социальной борьбы, отразивших борьбу народов против нашествия иноземных сил, испытавших гнет чужих и своих поработителей, описания короче, если можно так выразиться, компактнее, чем в якутских олонхо” (89). Далее И.В. Пухов констатирует, что описания в якутских Олонхо неизмеримо шире, больше, ввиду того, что он более его архаичен и сохранил древнейшие мифологические черты .

Данная статья посвящена сравнительному изучению описаний внешнего вида жилища богатырей в якутском «Олонхо» и героическом эпосе калмыцком «Джангар». В таком аспекте исследования не проводились, наша работа представляет собой первую попытку в данной области .

Исследование базируется на материале якутского героического эпоса «Олонхо» (Верхоянского и Момского улусов) и калмыцкого героического эпоса «Джангар» (Малодербетовский список 1862г.) .

Теоретической базой для выявления и исследования традиционных формул, типических мест послужили труды российских фольклористов: А.Н .

Веселовского, В.М. Жирмунского, П.Д. Ухова, Е.М. Мелетинского, Б.Н .

Путилова, В.М. Гацака, Н. Рошияну, В.Я. Проппа, Е.Н. Кузьминой. В При изучении поэтико-стилевых особенностей калмыцкого героического эпоса «Джангар» и якутского «Олонхо» мы также обращались к трудам калмыцких ученых (А.М. Кичикова, Э.Б. Овалова, Н.Ц. Биткеева, Н.Б. Пюрвеевой, Е.Э. Хабуновой и т.д.) и якутских исследователей (Васильева Г.М., Илларионова В.В, Петрова Н.Е., Петровой Т.И., Афанасьева Л.А. и т.д.) .

В героическом эпосе уделяется важное место описанию жилища богатырей. В эпическом тексте подробно указывается место сооружения богатырского жилища, характеризуются материалы, используемые в его построении и т.д .

В качестве жилища в якутском эпосе «Олонхо» упоминаются: ураhа (чум), юрта (балаан), кыстык дьиэ (зимник), сайылык (летний дом). В калмыцком эпосе Джангар жилище богатыря описываются в виде дворца, который характеризуется величием и красотой .

Размеры дворца. При описании размеров дворца в якутском «Олонхо»

указывается количество саженей «тоус былас уоралаах» (девять саженей маховых), «сэттэ былас туоралаах» (семь саженей маховых), в калмыцком героическом эпосе «Джангар» протяженность горной цепи к примеру, (длина дворцового сооружения) сравнивается с двенадцатью горными вершинами «аръвн хойр уул». Высота богатырского жилища «Олонхо» также измеряется саженями “с бэчээтинэй рдктээх” (Высотой в три сажени печатных) .

Как видно из примера в якутском «Олонхо» упоминается число три “с” «с бэчээтинэй рдктээх» (Высотой в три сажени печатных). В калмыцком эпосе «Джангар» в обозначении высоты ханского дворца тоже упоминается это число “Хотуруас уру ууту” (не достигая до небес сложенных в трое пальцев) .

Сравнительный анализ описаний жилища в якутском и калмыцком эпосах показал, что в эпических текстах встречаются аналогии. В указании места нахождения дворцовых сооружений жилища богатырей сооружаются в долине “Туналаннаах дьуодьатыгар” (Долины ее светозарной), “Шикерлиин ре дундъ” (Посреди Шикерлюгской долины) .

Немаловажно, что в сравниваемых описаниях подчеркивается главенствующая позиция ханского дворца: «В центре великой долины», “Шикерлиин ре дундъ” (Посреди Шикерлюгской долины) .

Описания эпического жилища в «Олонхо» и «Джангаре» изобилуют упоминания материалов, используемых в строительстве. Так в якутском эпосе «Олонхо» балаган богатырей снаружи отливается серебро: “р кмс дьлгэлээх/Балаан дьиэлээх буолан кэбиспит” (Отливающим серебром оказался/Дом его, такой вот балаган). А ханский дворец в калмыцком героическом эпосе «Джангар» представлен злато-желтым (алтнъ шаръ) .

Узнали что эпическое богатырское жилище соорудили из деревьев “Тоус былас уоралаах/Сэттэ былас туоралаах/с бэчээтинэй рдктээх/р кмс дьлгэлээх” (В длину на девять саженей маховых/В ширину на семь саженей маховых/Высотой в три сажени печатных), и в калмыцком эпосе этот материал детализирует: “Арвън хойър тэнгесиин ниилелhенде/Алтън Шаръ бше дэлдлегсен” (При слиянии двенадцати морей/Злато-желтый дворец соорудили) .

Как видно из текста «Олонхо» в строительстве богатырского жилища широко используются материалы растительного происхождения: «бэрэбинэ»

(бревна), «кырыс» (дёрн), «туос» (береста), «тиит» (лиственница) .

При описании опорных столб в якутском «Олонхо» использованы числительные «тоус уон тоус» (девяноста девять). А ставка в калмыцком «Джангаре» «минhн» тысячи. В рассматриваемых эпосах большое место занимают описания, характеризующие прочность, основательность и монументальность сооружения .

В описании детализируются отдельные фрагменты строения, упоминается материал, используемый мастерами: слоновая кость, клыки львов, глянцевая алая краска, китайский лак, сандал (прочнейший, алый, твердый, одиноко выросший), чистое серебро, золото .

В якутском «Олонхо» коновязь является неразрывной частью описания внешнего вида богатырского жилища .

В эпосе подробно описываются размеры орнаментика, формы. Из описания коновязи следует, что коновязь сооружается из бревна (сосны, лиственницы), украшается узорами, символическими рисунками в виде орла (бар кыыл), кроншнепа (курааччы), кукушки (кээ) .

А в калмыцком эпосе «Джангар» описание коновязи встречается в другом контексте, связанном с выездом богатыря в поход .

Таким образом, в описании внешнего вида жилища богатырей в якутском «Олонхо» и калмыцком «Джангар» присутствуют как общие элементы, характеризующие тюрко-монгольской эпосоведческой традиции в целом, так и наблюдаются специфические черты, свойственные национальным эпосам .

Литература 1. «Джангар» и проблемы эпического творчества тюрко-монгольских народов. М.,1980. Всесоюзная конференция по джангароведению. Элиста, 1978 .

2. «Джангар» Малодербетовская версия – сводный текст, перевод, вступительная статья, комментарии, словарь А.Ш. Кичикова – Элиста:

КалмГУ, 1999. – 272 с .

3. Илларионов В.В. Искусство якутских олонхосутов. – Якутск: Кн. издво, 1982. – 127 с .

4. Муома олохолоро: олохолор. – Дьокуускай: Бичик, 2004. – 240 с .

(Саха Боотурдара: 21 т.; Т.4). Момские олонхо. – Якутск: Бичик, 2004. – 240 с .

5. Пухов И.В. Якутский героический эпос олонхо: Основные образы. – М.: Изд-во АН СССР, 1962. – 256 с .

6. Томская Д.А. «чгэй дьгйээн, Куаан Ходьугур» («Прекрасный дьгйээн, Непослушный Ходьугур»). Ин-т гуманитар. исслед. И проблем малочисл. народов Севера СО РАН. Сев.-Вост. федерал. ун-т им. М.К .

Аммосова. Ин-т “Олонхо”. Аркт. гос. ин-т искусств и культуры. – Якутск:

ИГИ и ПМНС СО РАН, 2011. – 376 с .

***

–  –  –

СЮЖЕТЫ КАЛМЫЦКОГО ФОЛЬКЛОРА

В ЦИКЛЕ РАССКАЗОВ А. ЯВИЧА «КАЛМЫЦКАЯ СТЕПЬ»

Среди писателей, отразивших в своем творчестве калмыцкую тему, есть те, которые побывали в наших краях. Это и Август Ефимович Явич (1900 – 1979) – прозаик и журналист, участник двух войн: Гражданской и Великой Отечественной. В 1920–1930-е годы писатель много ездил по стране, и увиденное послужило материалом для новых рассказов и повестей. Сам он называл себя «оголтелым журналистом, без устали мотавшимся по стране», «забирался в глушь – в калмыцкие степи, на тагильские прииски, в Верхнечусовские Городки на Урале в таежные поселки на Алдане...» [1] .

Пребывание А. Явича в степной республике в середине 1930-х годов отразилось в цикле «Калмыцкие рассказы», опубликованном в 1940 году в журнале «Октябрь» (№ 6-7), а годом позже отдельным изданием в Москве под названием «Калмыцкая степь». Цикл составляют 8 рассказов: «Эренцен и его машина», «Свадьба», «Эльзете», «Камзол, или История одной девушки», «Гибель богов», «Сказки доброго Сеткюр-бурхана», «Последнее кочевье», «Глоток воды». В них, по словам литературного критика Ю. Рюрикова, «запечатлены колоритные нравы калмыков, выведены своеобразные люди с особым укладом жизни и особенным мировосприятием» [6, 5] .

Для исследования калмыцкой темы в русской литературе в аспекте рецепции и репрезентации инонациональной культуры «Калмыцкая степь» интересна и тем, что в ней есть автобиографический компонент. В частности в трех рассказах («Эренцен и его машина», «Последнее кочевье», «Глоток воды»), где повествование ведется от первого лица (т.е. рассказчика, являющегося одним из участников событий), узнаем факты из жизни писателя. Так, из первого произведения известно, что рассказчик приехал в калмыцкие степи с определённой целью: «Я изучал быт и нравы кочевников, а Эренцен возил меня по степи, в которой знал, по его выражению, “каждую норку суслика”»

[9, 760]. Чужого языка приезжий не знал. «Я поблагодарил и протянул им (всадникам. – Д.И., Б.Г.) папиросы. Тогда они сошли с коней, чтобы поболтать. Я изъяснялся по-калмыцки больше улыбками и жестами, поэтому позвал Эренцена…» [9, 761]. В «Последнем кочевье» знакомый калмык оставался для рассказчика проводником в неизвестном ему мире: «Шофер Эренцен дремал в тени машины, я разбудил его, нуждаясь в переводчике» [9, 790] .

В «Глотке воды» рассказчик дал понять, что участвовал в Гражданской войне: «Когда-то я уже видел эти звезды. Это было в августе 1919 года. Я лежал раненный среди высокой степной травы, полной прохлады и влаги. А звезды сверкали над степью, над которой еще не рассеялся пороховой дым .

И мне начинает казаться, что я теперь лежу не в калмыцкой степи, а в уральской и умираю не от жажды, а от раны» [9, 793].

Молодой Август Явич на фронт пошел добровольцем, воевал против Мамонтова, Шкуро, Врангеля:

«Я носился по фронтам в кожаной куртке и галифе из хаки. Мне необходимо было стать старше хоть на год. Бойцы могли ослушаться комиссарамальчишки...» [цит. по: 1]. Как подчеркивает Е. Войскунский, «всей своей романтической душой Явич принял революцию. Он защищал ее с винтовкой в руках, служил ей пером журналиста» [1] .

В остальных пяти рассказах повествование ведется от третьего лица (не персонифицированного повествователя). Таким образом, в цикле рассказов образ автора представлен в двух формах: автора-рассказчика и автораповествователя. Открывает цикл «Эренцен и его машина», закрывают «Последнее кочевье» и «Глоток воды», т.е. автобиографический компонент образует кольцевую композицию .

Как долго писатель был в Калмыкии, какие улусы (ныне – районы) посетил за это время, нам пока неизвестно, кое-что можно предположить на основе его рассказов. Так, из «Глотка воды» узнаем, что он пробыл в степном краю два месяца: «Я был зол на весь мир; желчно перечислял я, точно обиды, все невзгоды и лишения, доставшиеся мне за два месяца» [9, 794]. В рассказе «Последнее кочевье» уточнен месяц: «В сентябре ночи холодные … а нам предстояло ночевать в степи» [9, 792]. Автор изучал быт и нравы калмыков, вероятно, Приволжского улуса, существовавшего в 1921–1923 и 1930–1944 годах в составе Калмыцкой автономной области, позже Калмыцкой АССР. О вероятности посещения Приволжского улуса говорят некоторые ландшафтные зарисовки: разлившаяся река, оставившая кладбище на другой стороне, лодка, прибрежные осока и камыш, сосны, шакалы; и люди («вперемешку калмыки с русскими») .

«Сказки доброго Сеткюр-бурхана» были рассказаны автору старым чабаном Мучке. Из нескольких строчек, которыми заканчивается рассказ, можно понять, что сказки были услышаны у костра в степи, и когда закончилась история, то «рождался новый день» [9, 789] .

Сказки доброго Седкюр-бурхана представляют собой пять сюжетов объединенных «рамкой» .

Калмык Санджи должен принести Сеткюр-бурхана, при этом жрец наказывает ему ни говорить, ни улыбаться, ни плакать, ни смеяться, в противном случае бурхан «уйдет», поэтому Санджи молча залезает на дерево, молча берет бурхана и кладет его в мешок .

По дороге Сеткюр-бурхан поет «песню» о глупом и неблагодарном Очире, которому хотелось прослыть умным, и он, оклеветав своего спасителя пастуха Дорчжи, убивает его. После того как Санджи невольно вздыхает, Сеткюр-бурхан исчезает, и Санджи снова идет за ним .

В следующий раз Сеткюр-бурхан рассказывает сказку о женщине, которая убила окровавленного лисенка, росшего вместе с ее сыном, но, кинувшись в кибитку, увидела своего ребенка и возле него растерзанную змея .

«Какое несчастье!» – восклицает Санджи и Сеткюр-бурхан исчезает .

Найдя Сеткюр-бурхана в очередной раз, Санджи нетерпеливо ожидает, когда заговорит бурхан. Сеткюр-бурхан коротает время, рассказывая «веселую сказку» о сварливой и злой жене, которая избавилась от мужа, столкнув его в колодец, и, бросившись на зов свирели, увидела пастуха, нижняя часть тела которого была изъедена страшными язвами. Санджи смеется и бурхан исчезает .

Безропотно Санджи возвращается за Сеткюр-бурханом, который укорив его за доброе и глупое сердце, рассказывает о «великой мудрости». По доносу гелюнга Цебека Бата, певший мятежную песню о голодном пастухе, был схвачен. Когда по приказу нойона сжигали живьем на костре пастуха Бату, кто-то вдруг запел его песню о верблюде, который плачет по ночам… Заливаясь слезами, Санджи в восемнадцатый или двадцатый раз идет за бурханом, который рассказывает про враля. Однажды Арчжи-Бурчжи-хан призвал худульчи и повелел рассказать семьдесят одну небылицу. Санджи не выдерживает и смеется, Сеткюр-бурхан скрывается. Много раз возвращался Санджи за бурханом, который наконец воскликнул: «Неужто тебе не жалко своей жизни?» – «Нет, – ответил Санджи, не жалко… Всю жизнь я буду ходить за тобой. А когда умру, мой сын пойдет…»

«Так вот и ходит до сих пор калмык Санджи, не в силах оторваться от источника мудрости и знаний доброго Сеткюр-бурхана», – такими словами закончил сказку чабан Мучке .

К сожалению, А. Явич скупо обрисовал нам портрет сказочника, отметив лишь его пожилой возраст и глухой голос. Можно предположить, что сказки были рассказаны чабаном на калмыцком языке, а автор воспринимал и возможно фиксировал их уже в переводе на русский, так как в следующем рассказе написано: «Шофер Эренцен дремал в тени машины, я разбудил его, нуждаясь в переводчике» [9, 790] .

Рассказанные добрым Сеткюр-бурханом сказки даны в «обрамлении» .

Термин введен в научный оборот Павлом Александровичем Гринцером в работе «Древнеиндийская проза (Обрамленная повесть)» для обозначения повествовательных произведений, обладающих определенной композиционной структурой: «рамкой» и так или иначе «вставленными» в нее (иногда и друг в друга) сюжетами [3, 3-5] .

В приведенном рассказе обрамляющий сюжет неполный. Повествование начинается с того, что калмык Санджи по велению жреца должен принести Сеткюр-бурхана, при этом не объясняется для чего. В данном «обрамлении»

как и в обрамляющем сюжете литературного памятника монгольских народов «Сиддиту кр» («Волшебный мертвец») персонажи древнеиндийской «обрамленной повести» «Двадцать пять рассказов Веталы» заменены, но сохранена общая структура обрамляющего сюжета: некто посылает царевича за Веталой, и Ветала раз за разом рассказывает царевичу сказки .

Отмечая схожесть индийских «обрамленных повестей» с родственными им образцами монгольской словесности, Ц. Дамдинсурэн и С.Д. Серебряный пишут: «Нечто противоположное произошло с другим индийским «обрамленным сборником» – «Двадцатью пятью рассказами Веталы», который у монгольских народов превратился также в «обрамленный сборник», известный под названием «Волшебный мертвец». Если «Панчатантра» дошла до монголов без обрамления, лишь в виде отдельных сюжетов, то от «Двадцати пяти рассказов Веталы», монголы взяли, напротив, лишь общую структуру обрамления, переосмыслив ее и наполнив другими сюжетами» [4, 137] .

Сюжет о женщине, убившей зверька, имеет варианты в калмыцком фольклоре и восходит к памятнику ойратской литературы «Сиддиту кр»

(«Волшебный мертвец»). В сказке «Царица Энгетю-Наран» вариант этого сюжета вставлен в рассказ попугая, который своей историей предотвратил расправу над царицей [2, 97-107] .

Сюжет о сварливой и злой жене напоминает историю о неблагодарной жене брахмана из «Панчатантры» Пурнабхи. П.А. Гринцер пишет: «Так, в «Панчатантре» жена брахмана, ради которой муж пожертвовал половиной своей жизни, не только изменяет ему с хромым калекой, случайно встретившимся ей по дороге, но и сбрасывает мужа в колодец» [3, 155] .

Последний сюжет, рассказанный Сеткюр-бурханом, представляет собой незаконченный вариант «72 небылиц». Однако в нем присутствует мотив, который не встречался ранее нам в других вариантах [8, 9-16; 8, 80-89; 9] .

Мотив счета звезд явился сюжетообразующим. Не досчитав одной звезды, которых согласно буддийским каноническим сочинениям «Ганджур» и «Данджур» одиннадцать тысяч, герой отправляется на ее поиски. Следует подчеркнуть, что образ хана Арчжи-Бурчжи, призвавшего к себе худульчи, заимствован из памятника монгольской литературы в жанре «обрамленной повести» – «Арджи-Борджи» .

Что касается, первого сюжета, рассказанного Сеткюр-бурханом, то он, на наш взгляд, может быть отнесен к коротким устным рассказам, которые толкуют значение той или иной пословицы (Верно сказано: дурак никогда не простит умному, что он умный, и доброму, что он добрый) [9, 783] .

Четвертый сюжет развивает социальную тематику против феодальной знати и духовенство. Мотив наказания пастуха, видимо, воспринят А. Явичем в соответствии с его мировоззрением, вряд ли сказитель подразумевал именно сжигание живьем, так как огонь для калмыков, как и всех монголоязычных народов, священен .

В целом, говоря о художественной реализации фольклоризма в цикле рассказов «Калмыцкая степь» А. Явича, можно отметить философскую и психологическую интерпретацию фольклорной образности калмыцкого народа .

Фольклорные сюжеты, включенные в произведение писателя, позволяют проследить взаимодействие литературы и фольклора в калмыцкой традиции, «судьбу» обрамления в сказочном жанре калмыков .

Литература

1. Войскунский Е. Август Явич. Фрагмент из книги воспоминаний // Электронный ресурс. Режим доступа:

[http://www.informprostranstvo.ru/N123_2009/sudba]

2. Волшебный мертвец / Пер., предисл. и примеч. Б.Я. Владимирцова. – Пб., 1923; Изд. 2-е. М., 1958 .

3. Гринцер П.А. Древнеиндийская проза (обрамленная повесть). – М., 1963 .

4. Дамдинсурэн Ц., Серебряный С.Д. «Обрамленные повести» в Индии и у монгольских народов // Литературные связи Монголии. – М., 1981. С. 130Калян А. Кел ргллн дегтр. – Элст: Хальмг дегтр арач, 1994 .

6. Рюриков Ю. Люди у слома времен // Явич А.Е. Избранное: Андрей Руднев: Роман; Повести; Рассказы / Вступ. статья Ю. Рюрикова. – М.: Худож .

лит., 1987. С. 3-10 .

7. Хальмг туульс. – Элст: Барин гер «Герл», 2009 .

8. Хальмг туульс. I боть. Элст: Хальмг дегтр арач, 1961. 220 х .

9. Явич А.Е. Калмыцкая степь // Явич А.Е. Избранное: Андрей Руднев:

Роман; Повести; Рассказы. – М.: Худож. лит., 1987. С. 760-799 .

***

–  –  –

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СООТВЕТСТВИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЭСТЕТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ФОЛЬКЛОРА

(НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕВОДА КАЛМЫЦКОЙ СКАЗКИ "ХВ"

НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК)

Удивительно многообразна палитра калмыцких народных сказок. В силу своей художественной и исторической ценности на протяжении многих лет она привлекала внимание зарубежных и отечественных ученыхфольклористов. Начиная с XVIII века, исследователи, собиратели и любители народного фольклора совершали экспедиции в калмыцкие степи с целью изучения калмыцких народных сказок. Они считали своей обязанностью обращаться к ним в своих трудах. В народных сказках отражались многовековые страдания народа. Следы мировоззрения предков калмыков кочевников, обычаи, традиции нашли отражение в калмыцком фольклоре и в частности в калмыцких сказках. Сказки для нас важны как материалы для характеристики народа .

Перевод фольклора с языка носителя на другие языки играет огромную роль в культурном развитии человечества. Благодаря таким переводам люди знакомятся с жизнью, бытом и историей разных народов .

Перевод калмыцких сказок на английский язык расширит круг читателей, познакомит зарубежную общественную и научную аудиторию с оригинальными произведениями калмыцкого народнопоэтического творчества .

Для того чтобы сделать полноценный перевод, переводчику приходится преодолевать целый ряд трудностей .

Отличительной чертой сказки является образно-эмоциональное воздействие на читателя, что достигается путем использования огромного количества разнообразных языковых средств, от эпитета (красочное определение) и метафоры (переносное значение) до ритмико-синтаксического построения фразы .

Следовательно, при переводе сказки в целях сохранения образноэмоционального воздействия оригинала на читателя переводчику необходимо стремиться передать все нюансы формы произведения. Поэтому на первый план выходит воспроизведение особенностей формы и содержания подлинника .

Целью данной работы является выявление художественно-эстетических особенностей калмыцкой волшебной народной сказки «Хв» и изучение способов их передачи на английский язык .

В данной статье мы сравниваем оригинальный и переводной тексты, а также выявляем особенности передачи художественно-эстетических средств калмыцкой народной сказки «Хв» .

В процессе перевода мы столкнулись с некоторыми трудностями, связанными с особенностью семантики языковых единиц и различия картин мира, создаваемых каждым языком для отражения внеязыковой реальности .

С точки зрения функциональной и коммуникативной направленности принято различать три вида перевода: художественный, общественнополитический (общий) и специальный .

Объектом художественного перевода является художественная литература: проза, поэзия, фольклор. Поэтому к этому виду мы относим перевод данной сказки. Отличительной чертой художественного произведения является образно-эмоциональное воздействие на читателя, что достигается путем использования огромного количества разнообразных языковых средств. Следовательно, при переводе художественного произведения в целях сохранения образно-эмоционального воздействия оригинала на читателя нам нужно будет постараться передать все нюансы формы произведения. Поэтому в данном случае на первый план выходит воспроизведение особенностей формы и содержания подлинника .

Для оформления эстетической информации в художественном тексте используются следующие средства: эпитеты, метафоры, сравнения и т.д .

Например, «экр иньг»/ «Dear friend»/ «Дорогой/ милый друг»; «нарта орчл»/ «sunny world»/ «солнечная вселенная/мир», «ирлт тег»/ «Beautiful steppe»/ «прекрасная/счастливая степь»; «батта иньгд»/ «good/ close friends»/ «крепкие друзья». Рассмотренные нами примеры можно отнести к так называемым «постоянным эпитетам», которые довольно широко распространены в калмыцком народном творчестве. К эпитету «Экр иньг» мы подобрали эквивалентное ему в английском языке «Dear friend», что полностью передает его значение «Дорогой/ милый друг». «Батта иньгд» означает крепкие, хорошие друзья, при переводе был найден относительный эквивалент «good, close friends»/ «хорошие, близкие друзья», который сохраняет смысл калмыцкого выражения, но имеет некоторые отличия .

Под фразеологизмом следует понимать семантически свободное сочетание слов, которое производится в речи как нечто целое с точки зрения смыслового содержания. Следует отметить, что подавляющая часть фразеологии многих языков принадлежит к различным функциональным стилям и обладает экспрессивной окраской. Национальным своеобразием отличаются даже стилистически нейтральные фразеологизмы, которые могут приобретать экспрессивное значение в контексте .

Основная трудность при переводе фразеологических единиц заключается в том, что ни один словарь не может предусмотреть всех возможностей использования фразеологизма в контексте .

К фразеологизмам относятся крылатые слова и выражения, пословицы, а также идиомы – такие выражения, отдельные элементы которых для нас бывают неощутимы. Признаком фразеологизмов является то, что они используются нами как нечто целое, монолитное, при невнимании к их отдельным частям .

В тексте сказки мы встретили следующий фразеологизм: «Хчл харулх»/ «Execute, kill»/ «Казнить». Слово «хч» переводится с калмыцкого языка как «ножницы», но смысл данного фразеологизма никак не связан с ножницами, верным его значением будет «казнить, подвергнуть смертной казни». В английском языке ему соответствует глагол «execute» .

Фразеологизм «эмгн усн-цасн»/ «the old woman burst into tears»/ «старуха залилась слезами». В данном случае мы не нашли в английском языке абсолютного эквивалента со словами вода и снег, который мог бы передать значение того, что «старуха заливается слезами». Поэтому мы перевели его, используя походящее по смыслу выражение «burst into tears», соответственно означающее «заливаться слезами» .

При переводе фразеологических единиц необходимо соблюдать стилистическую и жанровую однородность с фразеологической единицей подлинника, искать фразеологическую единицу, которая характерна для аналогичного окружения в языке перевода .

Например, калмыцкие «гер буулх» и «гер-мал болх», переводятся как «marry»/ «жениться». У калмыков слово «гер»/ «house»/ «дом» связано с женитьбой потому, что в прежние времена молодой семье ставили новую кибитку (сборно-разборное, покрытое кошмой жилище), родственники дарили кошму, а также делали подарки деньгами и скотом. В итоге у них появлялся свой дом, и образовывалось небольшое стадо, которое составляло основу благополучия молодой семьи .

Лексические единицы языка источника, не имеющие в языке перевода соответственного эквивалента, именуются безэквивалентной лексикой. При этом «безэквивалентность» не следует понимать, как полное отсутствие в языке перевода средств для передачи значения данной лексической единицы языка источника. Такие средства, как правило, имеются, и подобные слова находят те или иные эквиваленты .

Существует несколько способов передачи безэквивалентной лексики .

1. Транслитерация или транскрипция (полная или частичная), непосредственное использование данного слова, которое на письме изображается буквами ПЯ, а в устной речи произносится согласно произносительным правилам этого языка. Достоинством транслитерации как способа перевода безэквивалентной лексики является ее надежность. Транслитерируя слово, обозначающее нечто малознакомое, недостаточно изученное и понятное носителям языка перевода, переводчик, по сути дела, передает лишь его звуковую оболочку. Содержательная сторона слова раскрывает только через контекст. Тем самым переводчик избегает толкования нового понятия и связанного с этим риска неверной интерпретации. Недостаток транслитерации как переводческого приема состоит в том, что механическая передача безэквивалентного слова не способна достаточно полно раскрыть содержание нового понятия, которое может либо остаться вообще непонятным для многих получателей текста, либо будет лишь приблизительно понято из контекста .

Этот недостаток транслитерации может компенсироваться примечаниями переводчика, помещенными в скобках или вынесенными в сноски. Например: «ширдг»/ «shirdyk (a felt mattress)/ «ширдг (войлочный матрас)» .

2. Создание нового или сложного слова, или словосочетания для обозначения соответствующего предмета на основе на основе элементов и морфологических отношений, уже существующих в языке. В основе это перевод описательный, он может применяться одновременно с другими способами передачи безэквивалентной лексики .

3. Использование слова, обозначающего нечто близкое (хотя и не тождественное) по функции к иноязычной реалии, т.е. уподобляющий перевод, уточняемый в условиях контекста, а иногда граничащий с приблизительным обозначением .

4. Гипонимический или обобщенно-приблизительный перевод при котором слова исходного языка, обозначающие видовое понятие, передается словом переводящего языка, называющим родовое понятие .

Такой способ как транслитерация довольно широко распространен. Но не всегда введение в обиход слова, созданного таким способом, необходимо и оправдано. Создаваемые без необходимости слова засоряют язык перевода .

Однако достоинство транслитерации как способа перевода безэквивалентной лексики является ее надежность. Транслитерируя слово, обозначающее нечто малознакомое, недостаточно изученное и понятное носителям языка перевода, переводчик избегает толкования нового понятия и связанного с этим риска неверной интерпретации. Неспособность транслитерации достаточно полно раскрыть содержание нового понятия, компенсируется примечаниями переводчика в скобках или вынесенными в сноски .

Например: «дем-дер»/ «material help (when somebody’s relatives give their help before his/her marriage»/ «материальная помощь, оказываемая родственниками перед свадьбой». Данное слово относится к национальным словам-реалиям обозначающим явление, которое присуще только культуре калмыцкого народа. «Дем-дер» - в калмыцком языке оно означает некую материальную помощь. Когда кто-либо собирался делать свадьбу, все родственники оказывали ему материальную поддержку – деньгами, скотом, кошмой для кибитки. Поэтому мы выбрали описательный, разъяснительный перевод, чтобы наиболее полно раскрыть суть описываемого слова .

Калмыцкая волшебная сказка «Хв» начинается с инициальной формулы «Кезн б» (Было это давным-давно), обозначающей давность событий .

В английском языке мы нашли эквивалент данной формулы, использовав одну из наиболее распространенных формул английских сказок «Once upon a time», которая переводится «Однажды» .

Таким образом, качество перевода сказки определяется адекватностью, или полноценностью. Полноценность перевода означает исчерпывающую точность в передаче смыслового содержания подлинника и полноценное функционально-стилистическое соответствие ему .

Для достижения адекватности при переводе текста с одного языка на другой на другой, переводчик должен использовать эквивалентные соответствия в языке, на который делается перевод. Среди имеющихся языковых средств нужно найти эквиваленты, которые будут адекватными оригиналу .

В теории и практике перевода существует двоякое понимание эквивалента. Очень часто под эквивалентом понимают любое соответствие слову или словосочетанию подлинника в данном конкретном контексте, или, другими словами, любое правильно найденное соответствие данной единице перевода. Эквивалентом является равнозначное соответствие, как правило, независящее от контекста .

Эквиваленты играют роль катализаторов в процессе перевода. Их значение очень велико, особенно при устном переводе. Именно эти единицы перевода, имеющие постоянное соответствие в родном языке, прежде всего, проясняются в сознании переводчика и помогают ему понять значение окружающего контекста и всего высказывания в целом, даже если оно содержит незнакомые ему слова .

Для калмыцкой волшебной сказки характерны следующие устойчивые словосочетания: «Ээ аав хойр»/ «Mother and father»/ «Мать и отец»;

«Квн ккн хойр»/ «The boy and the girl»/ «Юноша и девушка»; «Гергн залу хойр»/ «A wife and her husband»/ «Жена и муж (вдвоем)». В английском языке таких устойчивых выражений мы не нашли. В данном случае «хойр»

выступает в роли союзного слова, и в то же время указывает на количество – «двое», «вдвоем». При переводе мы передали главное значение таких выражений, что их было двое, с помощью союза «and»/«и». Словосочетания такого типа отсутствуют в английском языке, чаще употребляются такие выражения как «Mother and father», «husband and his wife» .

Название сказки «Хв» можно перевести как – судьба, доля, счастье. Но для того чтобы из нескольких значений выбрать более подходящее, нам нужно рассмотреть само содержание сказки. «Happiness» будет наиболее правильным переводом слова, так как основная мысль сказки в том, что счастье – это просто жить и радоваться тому, что есть .

При переводе таких слов как «арсн»/ «argsn»/ «кизяк», «тош»/ «togsh»/ «тогш» мы использовали такой способ передачи безэквивалентной лексики, как транслитерация. Калмыцкие слова, даже будучи записанными, с помощью английского алфавита, остаются калмыцкими словами и не теряют своего национального колорита. «Арсн» на русский язык можно перевести как «кизяк», высушенный коровий помет, использовавшийся как топливо. Для калмыков в те времена такие занятия, как сбор кизяка, выделка кожи, изготовление войлока являлись традиционными «гергнь арсн рд, арсан идлдд … б»/ «his wife gathered argsn (dried dung used as fuel), made dressing»/ «его жена собирала кизяк, выделывала кожу» .

Практически в каждом языке используются слова, имеющие постоянное эмоциональное значение, при помощи которых человек выражает свои чувства: радости, равнодушия или негодования. Рассмотрим междометия как одну из категорий слов эмоционального значения. Обладая свойствами не характерными для других частей речи, междометия являют собой особый пласт лексики, без которых не обходится разговорный язык. В калмыцком языке наблюдается склонность к употреблению восклицаний и образных выражений, в виду чего имеется большое количество междометий. В подтверждение этому мы обнаружили в сказке «Хв» следующий пример: «Ялав, шулуд, рн нег нкд авад, хойраинь ктлд авч ир»/ «Oh! Hurry up! Take with you one assistant, go and bring them! » / « Ой-ой-ой! Поторопись! Возьми с собой одного помощника, иди и приведи их!». В данном случае восклицание «ялав» выражает чувство негодования, нам удалось передать в переводе это эмоциональное значение с помощью такого распространенного восклицания как: « Оh! »/ «Ой-ой-ой» .

Изменение порядка слов при переводе явилось одним из наиболее часто встречающихся случаев изменения структуры калмыцкого предложения при передаче его содержания на английском языке .

Для английского и калмыцкого языков характерен относительно строгий (прямой) порядок слов. Сказуемое всегда следует после подлежащего, но в структуре предложений калмыцкого языка сказуемое всегда находится в конце. Поэтому при переводе приходилось изменять порядок слов в предложении. Например, «Квн ндн аньв»/ «The boy closed his eyes»/ «Мальчик закрыл глаза». В данном случае порядок слов в оригинальном тексте не может быть сохранен в переводе в силу различия функций порядка слов в калмыцком и английском языках. «Нег дл адуч адуан тууад, далаас услхар крч ирн»/ «One midday the horse-herd had brought the herd to the ocean shore to water them»/ «Однажды в обед табунщик пригнал лошадей к берегу океана, чтобы их напоить», для того чтобы определить порядок слов в переводе, мы должны выяснить, в какой связи было сказано это калмыцкое предложение. В данном случае из контекста было ясно, что смысловым центром высказывания является повествование о том, что «адуч адуан тууад, услхар крч ирн»/ «табунщик пригнал табун, чтобы напоить»/ «the horse-herd had brought the herd … to water them» .

Финальная формула сказки «Хв» звучит следующим образом:

«…кезнс нааран ирд бв»/ «…and they live happily up to now»/ «…и они живут счастливо до наших дней». Калмыцкие волшебные сказки обычно оканчиваются словами «амрад, ирд бв», а английские «happy, happily» .

Для волшебных сказок всех народов мира характерно счастливое завершение сказки, которое повествует о дальнейшей счастливой жизни героев .

В данной статье мы сравнили оригинальный текст сказки «Хв» и его перевод, а также изучили особенности передачи художественно-эстетического содержания калмыцкой народной сказки в англоязычной трансляции .

Исследование перевода калмыцких сказок на английский язык приобретает особенную актуальность в связи с тем, что интерес их носителей к самобытности своей словесной культуры возрастает из года в год, историкокультурологическая репрезентативность достоверных сведений о разных сторонах этнической истории народа диктует необходимость внимательного отношения к воспроизводимым при переводе национально-культурным реалиям. Такой подход может избежать ложных обобщений и сомнительных предположений об этнической истории .

Сравнив оригинальный и переводной текст, мы выявили, что обычные явления, действия, диалоги, описания на английский язык передаются в полном объеме .

Анализ двух текстов дает основание утверждать, что сложности возникают при передаче безэквивалентной лексики передающей национальные реалии, которые обозначают объекты материальной культуры, явления жизни, быта, духовной культуры народа. Передать весь фон своеобразной жизни калмыцкого народа для англо-говорящего населения было весьма трудно, так как возникал ряд трудностей при передаче устойчивых выражений, формул, словосочетаний, связанных с этническими реалиями и с кочевым бытом калмыков .

Литература

1. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика. СПб., 2008 .

2. Алимов В.В. Теория перевода. Перевод в сфере профессиональной коммуникации. М., 2006 .

3. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М., 1975 .

4. Басангова Т.Г. Сандаловый ларец. Калмыцкие народные сказки. Э., 2002 .

5. Биткеев Н.Ц. Калмыцкий фольклор. Э., 1985 .

6. Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М., 1978 .

7. Горяева Б.Б. Финальные формулы калмыцкой волшебной сказки.// Джангар в евразийском пространстве ( к 200-летию первой публикации калмыцкого героического эпоса «Джангар»). Материалы международной научной конференции. Э., КГУ, 2004 .

8. Джимгиров М.Э. О калмыцких народных сказках. Э., 1970 .

9. Канкаев Э.П. О художественно-изобразительных средствах калмыцких волшебных сказок.// Проблемы современного калмыковедения. Э., КГУ, 2001 .

10. Комиссаров В.Н. Теория перевода. М., 1990 .

11. Копанев П.И. Вопросы истории и теории художественного перевода .

М., 1972 .

12. Мелетинский Е.М. Герои волшебной сказки. Происхождение образа .

М., 1958 .

13. Народные сказки Британских островов. Сборник./ Сост. Дж. Риордан .

– М.,1987 .

14. Оконов Б.Б. Фольклор в общей системе литературного образования в калмыцкой национальной школе. Э., 2001 .

15. Омакаева Э.У., Бадмаева С.С. Сказка как текст: структура и семантика (на материале сказок монгольских народов).// Молодежь Калмыкии в науке .

Сборник научных трудов. Э., 2004, вып.1, стр.75-85 .

16. Попович А. Проблемы художественного перевода. М., 1980 .

17. Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. Исторические корни волшебной сказки. М., 1998 .

18. Сарангов В.Т. Калмыцкое народное поэтическое творчество. Сказки .

Учебное пособие. Э., 1998 .

19. Сарангов В.Т. О калмыцкой народной волшебной сказке.// Калмыцкая народная поэзия. Э., 1984 .

20. Солодуб Ю.П., Альбрехт Ф.Б., Кузнецов А.Ю. Теория и практика художественного перевода. М., 2005 .

21. Хальмг туульс. Калмыцкие народные сказки. Ред. Буджалов Е.А. Э., 1979 .

***

–  –  –

ОСОБЕННОСТИ ФОНЕТИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Еще в 1886 году С.К. Булич в своих исследованиях «Заимствованные слова и их значения для развития языка» указывает, что заимствования представляют собой могучий фактор развития языка, способствующий его совершенствованию .

В современное время этот вопрос получает еще большое распространение, что связанно с оживлением интереса к изучению контактирования языков .

Теория языковых контактов открывает новые перспективы исследования иноязычных единиц на уровне взаимодействия и взаимообогащения различных языковых систем .

Поскольку живой язык – явление постоянно развивающееся, то в язык приходит что-то новое, исчезает ненужное, лишнее, причем с одной стороны, языковой материал сопротивляется внедрению чужеродных элементов, а с другой, в действие вступают факторы, благоприятствующие воздействию извне. Когда на том или ином уровне структуры языка возникают "пустые клетки" в результате каких-либо изменений, язык стремится заполнить их с помощью различных средств, в том числе и с помощью заимствований .

Китайский язык относится к языкам изолирующего типа. Структурные особенности китайского языка в некоторой степени препятствуют проникновению в него иноязычной лексики. Кроме того, Китай на протяжении многих столетий был изолирован от западного мира и ограничивался лишь контактами со своими непосредственными соседями - маньчжурами, монголами, индусами, народами Тибета и Северной Кореи, что также повлияло на появление иностранных слов в языке. К трудностям проникновения заимствований можно также отнести особенности китайского иероглифического письма. Но несмотря, ни на что, в настоящее время в китайском языке существует большой пласт лексики, заимствованной из других языков .

Особенно вырос интерес к иностранным заимствованиям за последние десятилетия и даже за последние годы. Интерес к проблеме заимствования объясняется, во-первых, значительным увеличением удельного веса терминов в лексике китайского языка, что вызвано развитием наук и специальных отраслей знания, во-вторых, расширением межъязыковых контактов в связи с возрастанием межгосударственных связей и отношений .

Процесс заимствования не является отрицательным фактором, наоборот, он обогащает язык, делая его более емким, выразительным. Входя в китайский язык, иностранные лексические единицы подвергались переоформлению в соответствии с внутренними законами его развития, они изменяли звуковой состав в соответствии с его фонетической системой, если они имели в своем составе звуки, не характерные для китайской фонетической системы. Только в результате такого переоформления они могли прочно войти в китайский язык .

Фонетических заимствований в китайском языке немного. Из санскрита заимствовано около 200 слов. Из тибетского, маньчжурского, монгольского языков, а также и западных языков в общей сложности китайский язык заимствовал около 900 слов .

При фонетическом заимствовании () воспроизводится внешняя форма, звуковая оболочка иностранного слова. Рассмотрим сначала несколько слов, заимствованных из санскрита и бытующих в китайском языке в течение многих столетий. Это так называемые ранние заимствования .

Например: futuo - Будда lama - лама, weiduo - Веда, aluohan - алохань shijia mouni - Шанья-Муни .

В первые десятилетия 20 века, с распространением марксистской идеологии в словарном составе китайского языка появились такие общественнополитические термины как: makesi zhuyi - марксизм ( makesi - Маркс +, заимствованный суффикс «-изм», идея, доктрина) makesi liening zhuyi - марксизм-ленинизм ( makesi - Маркс + liening - Ленин + суффикс «-изм», идея, доктрина ) shehui zhuyi ( shehui - социум + суффикс «-изм», идея, доктрина) ziben zhuyi ( ziben -капитал + суффикс «-изм», идея, доктрина) и др. Еще один исторический факт, результатом которого стало появление новых иноязычных слов - китайско-японская война. В связи с полувековым оккупационным периодом (вплоть до конца второй мировой войны) в китайский язык (особенно на Тайване) проникло немало слов из японского языка. Японизмы представляют совершенно уникальный вид заимствования, поскольку по своей структуре идентичны исконной китайской лексике, например: changhe - случай, changsuo - место, shouxu формальность; Ученые отмечают, что в китайском языке, достаточное число слов представляют собой опосредованные или вторичные заимствования .

Другими словами, такие иноязычные слова, которые проникли в китайский язык не прямым путем, а через лексику других языков. Большинство такого рода заимствований проникли в китайский язык через английский. Например, при заимствовании слов biza «пицца» (ит. pizza) и madela jiu «мадера» (фр. Madeira) итальянский и французский языки - это лишь языки - оригиналы, языком - источником этих слов является английский. Немалую группу в словарном фонде китайского языка составляют слова, пришедшие в него из русского, и по вполне объяснимым причинам: Китай и Россия - ближайшие соседи, имеющие одну из самых протяженных в мире общую границу, при таком тесном «соседстве» языковые контакты между двумя странами неизбежны, но число слов, заимствованных китайским языком из русского на сегодняшний день не так велико, в основном это национальные реалии -названия блюд, напитков, элементов культуры, истории, например: lieba - хлеб; kewasi - квас, kefeier

- кефир, futejia - водка, buershiweike - большевик, duma - Дума и пр .

Большинство современных заимствований пришли (и приходят) в китайский язык, прежде всего, из английского языка в его американском варианте.Эти слова разнообразны по своей семантике и относятся к политике, экономике, финансам, компьютерной технике, коммерческой и многим другим областям: - Word Pad (где -писать иероглифы, - доска, плита), yintewang - Интернет (фонозапись англ. Inter + сеть), disike диско ( disco), benteng - Пентиум ( Pentium), ku - крутой (cool), bite - бит (bit), kafei кофе(coffee), keke какао(cocoa), shafa софа; диван(divan,sofa), youmo юмор(humour), moter модель; натурщик(model) и мн.др. Некоторые из них были заимствованы для наименования новых понятий, тогда как заимствование других слов говорит лишь о погоне за языковой модой. Среди современной китайской молодежи считается престижным украшать свою речь английскими словами. Так слово baibai (от англ. bye-by, «до свидания») в молодежном сленге вытесняет исконное zaijian .

Что касается иноязычных слов повседневной тематики, они наиболее разнообразны. Это названия продуктов питания - qiaokeli pai (шоколадные пирожные «choсopiе»), sinikesi (Snickers), kekoukele - кока-кола, fenda - фанта, названия транспортных средств aodi - Audi, bashi (автобус, от англ. bus), - Бенц (нем. Benz);

одежды - Т- t-xu (тенниска, от англ. t-shirt), jiake - жакет (от англ .

jacket), bangqiu yundong mao - бейсболка (от англ. base-boll: бейсбол + спорт + шапка), bijini - бикини (от фр. Bikini); названия брэндов, журналов, например: ADIDAS - LOREAL - oulaiya,SONY - suoni NOKIA - nuojiya, MOTOROLA motuoluola, OLEY - aolanyou, ELLE- yili, AVON SIEMENZ - ximenzi, VICHY - NIKE - и мн.др .

Особенности фонетической структуры китайского языка создают известные трудности для заимствования иноязычной лексики. Однако следует согласиться с мнением И.Д. Кленина о том, что «первоосновой невосприимчивости китайского языка к звуковым заимствованиям является иероглифический характер его письма, закрепление за отдельными слогами определенных значений. Иначе говоря, для китайца каждый слог, обозначенный тем или иным иероглифом, является не только фонетической, но и смысловой единицей. Использование иероглифов для записи звуковых заимствований, так или иначе, ведет к потере ясной внутренней матировки термина, возникшего в иноязычной среде. Вследствие этого он становится трудным для понимания, запоминания и даже для произношения»

***

–  –  –

РЕАЛИЗАЦИЯ ИДЕИ ВЗАИМОСВЯЗАННОГО ОБУЧЕНИЯ

ВИДАМ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УМК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

В последнее время в республике предпринимается немало усилий по возрождению и развитию калмыцкого языка: создан Общественный совет по развитию калмыцкого языка при главе РК, увеличивается число национальных классов и групп в школах, детских садах, издаются учебники на калмыцком языке, проводятся конкурсы на знание родного языка, акции, педагоги показывают высокий класс на конкурсах профессионального мастерства на федеральном уровне. И тем не менее острота проблемы все-таки сохраняется и коренного перелома не произошло. Мне, как учителю с большим опытом работы, преподававшему родной язык, понятна актуальность и драматизм положения. На мой взгляд, в данной ситуации надо обратиться к своим истокам, большое внимание руководства республики, ученых, учителей калмыцкого языка и общественности должно быть направлено семью .

Вместе с тем, педагоги в школах не сидят, сложа руки, на уроках калмыцкого языка и литературы используя новые технологии обучения и воспитания. Одним из средств оптимизации обучения является взаимосвязанное овладение школьниками видами речевой деятельности на уроках калмыцкого языка. Термины «речевая деятельность» и «виды речевой деятельности» часто встречаются в психологической и методической литературе по проблемам обучения языкам. Согласно принятому в современной методике определению, речевая деятельность - это активный, целенаправленный, опосредованный языковой системой и обусловленный ситуацией общения процесс передачи или приема сообщения .

Основными видами речевой деятельности являются:

- говорение;

- слушание (аудирование);

- чтение;

- письмо .

Эти виды речевой деятельности рассматриваются как основные виды взаимодействия людей в процессе общения или коммуникации .

В современном учебном процессе актуальна идея взаимосвязанного обучения видам речевой деятельности. Взаимосвязанным многие методисты считают такое обучение, в процессе которого происходит одновременное формирование четырех основных видов речевой деятельности. Таким образом, одновременность означает, что каждое новое умение, рассматриваемое как самостоятельный вид новой деятельности, развивается с самого начала обучения и развитие одного вида речевой деятельности способствует развитию других и облегчает овладение ими .

Одновременное взаимосвязанное обучение видам речевой деятельности в рамках одной учебной единицы (занятия, цикла занятий) не исключает того, что для более эффективной организации учебного процесса и большей управляемости им может быть определена та или иная последовательность в работе над слушанием, говорением, чтением и письмом. Подобная схема показывает, над развитием какого вида речевой деятельности ведется работа в начале урока (цикла уроков), какой вид речевой деятельности доминирует на том или ином этапе урока (цикла уроков), какой вид стоит на втором, третьем и четвертом месте. Важно подчеркнуть, что последовательность видов речевой деятельности, представленная в виде рабочей схемы, не может быть универсальной, она всегда будет обусловлена целями и задачами обучения, особенностями того или иного этапа, характером учебного процесса и т.д .

Необходимым условием взаимосвязанного обучения видам речевой деятельности является общий языковой материал. Общим называют специально отобранный лексико-грамматический материал, который, будучи включенным в один вид речевой деятельности, с определенной частотой и в иных формах встречается в других видах речевой деятельности. При этом необходимо установить рациональное соотношение между общим материалом и тем, который обслуживает рецептивные виды речевой деятельности .

Далее методически важной и практически значимой для взаимосвязанного обучения является также организация специальной серии упражнений. При взаимосвязанном обучении видам речевой деятельности эти упражнения направлены, прежде всего, на формирование умений, общих для слушания, говорения, чтения и письма. Обучение всем видам речевой деятельности на уровне презентации учебного материала осуществляется на общем материале одного текста-полилога, при использовании специфических для каждого вида упражнений .

Введение учебного материала, т.е. его презентация, состоит из четырехкратного предъявления текста-полилога, как это предлагается в методике Г.А. Китайгородской. Каждое предъявление имеет определенную цель, последовательность и характерные особенности .

Цель первого предъявления - знакомство с содержанием нового текстаполилога, местом и временем действия, его участниками, развитием основных событий. Учащиеся слушают учителя и стараются понять общее содержание текста - этап обучения аудированию .

Цель второго предъявления - максимальное обеспечение непроизвольного запоминания нового учебного материала и частичное введение его в устную речь учащихся. Для этого этапа введения характерны хоровое проговаривание всего текста фраза за фразой за преподавателем, «разыгрывание» и «проживание» его содержания. Преподаватель использует всевозможные приемы, способствующие запоминанию текста: фразы рифмуются, пропеваются на знакомые мелодии, при необходимости переводятся на русский язык, членятся, ритмизируются, «простукиваются», «протопываются», используются в ситуациях, требующих разной эмоциональной окраски (удивления, радости, сожаления, огорчения и т.д.). На этом этапе широко используется наглядный материал, а также лингвистический, страноведческий и социокультурный комментарий, особенно это важно при введении этнокультурного материала. Учащиеся вступают в устное диалогическое общение этап обучения говорению и аудированию .

Цель третьего предъявления - закрепление нового учебного материала путем его опознания и соотнесения звукового образа со зрительным. На этом этапе происходит активная аналитическая деятельность обучаемого: он впервые получает печатный текст и проговаривает его пофразно вслед за учителем. Работая, таким образом, над текстом, учащийся одновременно овладевает навыками художественного чтения, анализа языковых средств текста и использованных в нем грамматических явлений, поиска смысловых связей в тексте и т.д. - этап обучения чтению .

Цель четвертого предъявления или «музыкального сеанса» - закрепление на фоне релаксации учебного материала. Перед сеансом учащимся дается установка на мышечное и физическое расслабление, на слушание музыки и текста. Во время чтения текста-полилога учителем перед учащимися ставится задача на узнавание учебного материала, который был уже «проигран»

учащимися - этап обучения аудированию .

При этом следует отметить, что установленная последовательность обучения разным видам речевой деятельности в рамках одного урока условная, например, выполнение задания к тексту для чтения немыслимо без его устного обсуждения и реакции на высказывания других учащихся. Последовательный процесс овладения видами речевой деятельности предполагает лишь доминирование одних над другими на разных этапах урока .

По утверждению Корнусовой Б.Э., «Смысл взаимосвязанного обучения видам речевой деятельности заключается в том, что разные виды речевой деятельности положительно влияют друг на друга и что, упражняясь в развитии того или иного вида речевой деятельности, не следует противопоставлять его другим, например, устную речь письменной или чтение слушанию, тем более обучать им изолированно». Аудирование, говорение, чтение и письмо имеют общие и специфические механизмы их формирования и функционирования, в результате чего эти виды речевой деятельности оказываются не только взаимосвязанными, но и взаимообусловленными. Успешность в овладении одним видом (например, аудированием или чтением) не сопровождается таким же успехом в овладении другими (например, говорением или письмом) и, наоборот, если учащийся хорошо говорит, это не всегда значит, что он так же хорошо читает и пишет. Тем не менее, принимая во внимание взаимосвязанность этих видов речевой деятельности, о них приходится говорить раздельно, т.к. обучение любому из них предполагает использование разного учебного материала, развитие разных механизмов и требует разных систем упражнений .

Успешность формирования коммуникативной компетенции в аудировании обеспечивается соблюдением следующих требований:

1) строгого отбора текстов для аудирования с учетом уровня развития у учащихся умений и навыков аудирования, степени трудности аудиотекста, его соответствия интересам, речевому и жизненному опыту учащихся, познавательной и коммуникативной ценности, информативности текста;

2) правильной организации презентации аудиотекста: до прослушивания текста снимаются лексико-грамматические трудности, процесс слушания предваряется коммуникативным заданием, используются различные виды опор и различные источники аудирования, текст предъявляется в соответствующем этапу обучения темпе и при адекватном количестве предъявлений;

Формирование коммуникативной компетенции в говорении будет успешным, если:

1) содержанием обучения устной речи является учебный материал, обеспечивающий формирование всех компонентов коммуникативной компетенции: лингвистической, социолингвистической, дискурсивной, социокультурной, социальной и стратегической компетенции;

2) обучение говорению проводится в ходе выполнения подготовительных языковых и речевых упражнений, учебно- и реально-коммуникативных заданий .

Формирование коммуникативной компетенции в чтении будет успешным, если средства обучения будут включать:

1) тексты для обучения разным видам чтения (просмотровое, поисковое, ознакомительное, изучающее);

2) разные виды и жанры текстов, отобранные с учетом объема, логикокомпозиционной структуры, сложности языкового материала, коммуникативной полноты и тематической «приближенности»;

3) текстотеку, ориентированную на практические цели обучения (вербальные и невербальные, знаковые вербальные и невербальные, невербальные и незнаковые, печатные и звучащие тексты и информация);

4) целесообразную систему упражнений, включающую предтекстовые, притекстовые и послетекстовые задания .

Успешность формирования коммуникативной компетенции в письменной речи зависит от:

1) содержания обучения письму на начальном этапе, который должен включать учебный материал для обучения графике, орфографии, записи и письменной речи как виду речевой деятельности;

2) системы упражнений, неотъемлемыми компонентами которой должны быть предваряющее письмо коммуникативное задание-установка и коммуникативное задание к собственно письменной речи, для которой заданы адресат, тема и речевые клише .

Раньше чтение было основным видом деятельности на уроках родной литературы.

Важность этого вида речевой деятельности объясняется тем, что чтение – это путь к получению информации из разных этнокультурных источников; Учитывая специфику обучения школьников чтению по-калмыцки, мы использовали наиболее эффективные виды работ:

1) словесное рисование по прочитанному;

2) составление текста из данных частей;

3) пересказ текста по ключевым словам и сочетаниям слов;

4) пересказ текста по данным вопросам;

5) определение структурных элементов текста;

7) угадывание пропущенных в тексте слов;

8) различение существенной и второстепенной информации .

Развитие коммуникативной компетенции в аудировании, говорении, чтении и письменной речи находятся в прямой зависимости от содержания обучения видам речевой деятельности и системы упражнений для развития умений и навыков .

Взаимосвязанное обучение видам речевой деятельности в полной мере – задача необычайно сложная. Учебник в этой связи выступает организационным ядром системы, ее стержнеобразующим фактором .

Таким образом, несмотря на огромный опыт написания различных учебников по родному (калмыцкому) языку, перед учеными-лингвистами и методистами-практиками стоит задача разработки учебников нового поколения, в которых отразились бы современные подходы к обучению калмыцкому языку. Именно этим объясняется устойчивый интерес к обновлению учебника .

Современный учебник по родному языку, обеспечивающий развитие калмыцкой речи, учитывающий взаимосвязанное обучение видам речевой деятельности, научную, образно-наглядную, эмоционально-насыщенную информацию становится настоятельной задачей сегодняшнего дня. Учебник родного языка требует пристального внимания в содержательном плане, учета особенностей сегодняшнего школьника, его приоритетов, тенденций современного оформления детской книги. Это позволит повысить мотивацию и создать устойчивый интерес к предмету .



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«УДК 792.2.071.2 Державин М. ББК 85.334.3(2)6-8 Державин М. Д36 Художественное оформление Г. Федотова Фотография на переплете: © Михаил Гутерман, А. Поддубный, а также архива Государственного бюджетного учреждения кул...»

«АСТРАХАНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА Министерство культуры и туризма Астраханской области Астраханская областная научная библиотека им. Н.К. Крупской Астраханская государственная картинная галерея им. П.М. Догадина ВТОРЫЕ РЕПИНСКИЕ ЧТЕНИЯ 28 октября 2...»

«Культура и текст №2, 2013 http://www.ct.uni-altai.ru/ Blum-Kulka, S. Learning to say what you mean in a second language: A study of the speech act performance of learners of Hebrew as a second language // Applied Linguistics, 3(1), 1982. – P. 29-59. Cl...»

«Департамент культуры и национальной политики Кемеровской области Администрация города Кемерово Кемеровский областной краеведческий музей Музей-заповедник "Красная Горка"БАЛИБАЛОВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы седьмой научно-практической конференции, посвященной 95-летию городского статуса Кемерово Июнь 2013 г. Кемерово Примула ББК Т3...»

«Фонд социально-культурных инициатив Министерство образования и науки Российской Федерации Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Министерство внутренних дел Российской Федерации Министерство обороны Российской...»

«-,.,~. н.н.диков НАСКАЛЬНЫЕ. ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙ ЧУКОТКИ ( ПЕТРОГЛИФЫ ПЕГТЫМЕЛЯ) -' АКАДЕМИЯ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Северо-Восточный компленсный н а учно -и сследоват е льский ин с титут 'o'J N I...»

«1 Пояснительная записка Рабочая программа дисциплины ОГСЭ.05 "Русский язык и культура речи" предполагает выполнение обучающимися заочной формы обучения контрольной работы. Зачтенная контрольная работа служит основанием для допуска обучающихся к дифференцированному зачету по дисциплине. Проверку (рецензирование) контрол...»

«Мир русского слова. 2007, № 4. С.11-15. Лингвокультурная идентичность Homo Loquens © В.В. Красных (МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия) Современная научная парадигма часто определяется как антропологическая, поск...»

«Администрация города Нижний Тагил УПРАВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБРАЗОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ РАЗВИТИЮ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ ПРИКАЗ № 1443 ПРИКАЗ № 76 ПРИКАЗ № 173 от 30.07. 2014г.от 31.07. 2014г.от 30.07. 2014г. Об утверждении административного регламента предоставления муниципальной услуги "Зачисл...»

«УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И ТУРИЗМА ХАРЬКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ВЫДАЮЩИЕСЯ СПОРТСМЕНЫ ХАРЬКОВЩИНЫ Рекомендательный библиограф...»

«А. В. Ляхович (СПбГУ) ИзобрАженИе героя в "гАндокИ" белло кАгАрА в контексте трАдИцИонной хАусАнской словесностИ1 Характер изображения героя в хаусанской словесной культуре связан с такими понятиями, как конфликт, роль, образ и тип. Исследователи устной традиции отмечают явление стандартизации. ак, по наблюдению В.Я. Проппа2, в р...»

«Вариант 14 Часть 1. Ответами к заданиям 1–20 является цифра, или последовательность цифр, или слово (словосочетание). Запишите ответы в поля справа от номера задания без пробелов, запятых и других дополнительных символов. 1 Запиш...»

«Министерство культуры Хабаровского края Краевое государственное бюджетное научное учреждение культуры "ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА" ИЗДАНО В ХАБАРОВСКОМ КРАЕ Библиографический указатель 2015 год ЕЖЕГОДНИК Хабаровск ДВГНБ ББК 91.11(2Рос 55) И 361 Редакционная коллегия: Редактор-составитель И. В. П...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский государственный университет им. А.М. Горького" Факультет искусствоведения и культурологи Кафедра музееведения и прикладной культурологии Т.М.Трошина "Современный интерактивный музей как пространство толер...»

«1944–1945 Магнитогорская хоровая капелла имени С. Г. Эйдинова (1944) Магнитогорская хоровая капелла была создана в 1944 г. Основным составом молодого коллектива стал женский вокальный ансамбль из первых выпускников Магнитогорского музыкального училища. музыкальных пр...»

«151 КУЛЬТУРА ВОПРОСОВ НА УРОКАХ РУССКОГО ЯЗЫКА В В ВОСЬМИЛЕТКЕ В ВЕНГРИИ М. В а р р о С т р е т ь е й ч е т в е р т и XIX в е к а и д о наших дней в о п р о с являетс я п р е д м е т о м научных исследований. З д е с ь мы не б у д е м к а с а т ь с я. и с т о р и и...»

«Рабочая программа по литературе 7-9 классы Место учебного предмета в учебном плане Согласно федеральному государственному образовательному стандарту основного общего образования предмет "Литература" входит в предметную область "Филология". Как часть образовательной области "Филология" учебный предмет "...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ Стр. I. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ 3 1. Общие сведения об образовательной организации 3 1.1. Организационная культура и система управления ВУЗом 4 1.2.Планируемые результаты деятельности, определенные программой развития ВУЗа 8 1.3.Анализ внутренней среды в...»

«усхваляваны, нервовы, празмерна паспешжюы' — schweratmend (лгтар. якг задыхаецца); воцатна-юслы (твар) (аказшнатзм) — sauerlich 'кгслы' (нейтральнае слова); малаадукаваны — ungebildet 'неадукаваны'. Часта перакладчык звяртаецца да гша-гшерашм1чнага спосабу...»

«А.Г. Дугин В ПОИСКАХ ТЕМНОГО ЛОГОСА ФИЛОСОФСКОБОГОСЛОВСКИЕ ОЧЕРКИ l%“*= `*=дем,че“*,L o!%е*2 УДК 1/14 ББК 87 Д 80 Печатается по решению кафедры Социологии международных отношений социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Рецензенты: д. ф. н. Ю.М. Солонин, д.ф.н. В.И. Верещагин Редактор к. ф. н....»

«170 Вісник ХДАДМ ИССЛЕДОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ИКОНОГРАФИИ АНГЕЛОВ В ЭПОХУ БАРОККО Федосеенко А.И., ст. преподаватель Харьковский национальный автомобильно-дорожный университет Аннотация. Рассмотре...»

«Церковное искусство А.В. Захаровa ИЗОБРАЖЕНИЯ ГРУПП СВЯТЫХ В ХРАМАХ КАППАДОКИИ ЭПОХИ МАКЕДОНСКОЙ ДИНАСТИИ В статье рассматривается вопрос о том, как и когда в византийской монументальной живописи складывается традиция изображать святых по чинам или тематически подобранным груп...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.