WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Проблема определения понятия менталитета обусловлена чрезвычайной сложностью данного социокультурного явления. Дело в том, что отдельные критерии, с помощью ...»

РУССКИЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК ОСНОВА РОССИЙСКОЙ

ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Проблема определения понятия менталитета обусловлена

чрезвычайной сложностью данного социокультурного явления. Дело в том,

что отдельные критерии, с помощью которых можно идентифицировать

рассматриваемый феномен, представляются весьма затруднительными для

определения. Это объясняется высокой степенью неопределенности и уникальности целого блока причинно-следственных связей, с помощью которых можно описать суть любого события или явления и доказать, что оно носит не случайный характер, а закономерный и поэтому может быть определено на основе специальных научных методик .

Мы можем определить менталитет как исторически сложившуюся устойчивую систему культурных, этнических, психологических, умственных установок, предрасположенностей личности и общности, которой свойственна относительная стабильность, благодаря уникальной «архитектонике» нервной системы, детерминирующей способы мировосприятия, оценивания представителями данной общности окружающей действительности, и поведение. Предпочтительнее целостный взгляд на природу менталитета, носителями которого являются как отдельный человек так и определенная общность. Менталитет усваивает часть социальной информации, циркулирующей в обществе, детерминируется социально – экономическим, культурным бытием, всем образом жизни общества. Деятельность человека сама по себе еще не выражает творческого отношения к действительности. Личность должна иметь ценностную ориентацию, одухотворяющую саму деятельность. Чтобы раскрыть природу и специфику менталитета, его следует изучать в контексте конкретной культуры и конкретной действительности1 .



Необходимо отметить, что менталитет и система ценностей понятия не синонимичные. Менталитет это скорее система способов оценивания, это совокупность элементов сознания, содержащих оценочное отношение к действительности и оказывающие влияние на формирование системы ценностей и, значит, на функционирование конкретной социальной общности .

Он представляет собой глубоко укорененные как в поведении, так и в сознании компоненты, которые по своему содержанию выступают как системообразующие и могут рассматриваться в качестве стабильных .

Менталитет объединяет различные уровни бессознательного и сознательного, общественного и индивидуального, теоретического и практического. «Важнейшая функция менталитета проявляется в том, что он исполняет роль системного психологического интегратора нации»2 .

Менталитет, включает в себя, в качестве обязательных элементов глубинные национально-культурные структуры, обладающие этническим и историческим своеобразием. Специфические черты, которые определяют особенность национальной ментальности, в отличие от ряда факторов, обладают высокой стабильностью и не подвержены различного рода изменениям. Национальная ментальность, даже претерпевая некоторые изменения в ходе истории, по своей сути остается постоянной, что позволяет определить менталитет в процессе исторического развития .

«Особенности менталитета всегда оказывали влияние на выбор исторического пути развития того или иного народа, на основные мировоззренческие концепции и процесс принятия политических решений»3 .

Полякова Т.М. Менталитет полиэтнического общества. – М., 1998 – С 54 .

Ракитянский Н.М. Феномен менталитета в контексте психологии веры // Информационные войны. 2009. № 2 (10)– С.23 .





Там же .

Более того, они оказывали решающее влияние на само формирование политико – правовой системы государства, как такового .

Государство представляет собой сложную систему, функционирующую на основе совокупности определенных ментальных ценностей, составляющих его ядро. Социально значимое поведение отдельного человека опосредует его менталитет, составляющий стержень субъективной стороны его поведения, и форму конкретной общественной связи, которую он устанавливает в обществе. Для недопущения конфликта наиболее общественно-значимые отношения, подвергаются регулированию со стороны властвующего субъекта. Его эффективность зависит от степени признания подвластными права устанавливать властвующим субъектом общеобязательные правила поведения. Это признание лежит в основе легитимации властвующего субъекта. Менталитет личности, через ее социально значимое поведение и установление социальных связей определенного типа, определяющим образом влияет на способы регулирования данных отношений со стороны властвующего субъекта и, как следствие, на его политико-правовую форму .

Данный процесс характерен для всех обществ и государств, созданных на их основе. Русский народ также не является исключением. Именно в результате его политико-правового творчества создано русское государство, которое сейчас носит название Россия. В нем нашли свое отражение ментальные представление государствообразующего народа о правильном устройстве национальной политической жизни .

Однако вопрос о сущности и специфике русского менталитета, русского национального характера до сих пор находится в центре дискуссий о прошлом, настоящем и будущем нашей страны. К его осмыслению обращались классики отечественной философской мысли: П.Я. Чаадаев, А.С .

Хомяков, братья К.С. и И.С. Аксаковы, И.В. Киреевский, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев, Н.Я. Данилевский, В.В. Розанов., Н.А. Бердяев, В.И. Иванов, И.А. Ильин, С.Л. Франк, П.А. Флоренский, Г.П. Федотов, А.Ф. Лосев, Н.О. Лосский, П.А. Сорокин и другие .

В целом ряде работ анализируется влияние различных факторов на формирование русского менталитета. Влияние природно-географического фактора на культурные особенности этноса охарактеризовано в трудах историков Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, В.О. Ключевского, Д.И .

Иловайского. Оригинальная концепция механизма воздействия естественногеографических условий на выработку поведенческого и культурного своеобразия этноса разработана Л.Н. Гумилевым. Воздействие религии на формирование стереотипов мышления, поведения, деятельности исследовали М. Вебер, К. Юнг, С. Хантингтон, Г.И. Авцинова, А.В. Махлаев, Л.Е .

Шапошников и другие авторы .

На конференции «Россия в поисках идентичности», состоявшейся в Институте философии РАН, русский менталитет определялся через соборность, самобытность, всечеловечность, оптимизм, патриотизм, неопределенность и незавершенность русской души, ее устремленность в бесконечность, сакральный характер власти, справедливость и равенство как основа социального ритуала, нормативность предписаний власти и статусность потребления1. Однако самым важным составляющим русского менталитета является его религиозность, которая и дает мировоззренческие основания для всех перечисленных качеств .

Необходимо отметить, что «издревле православная вера была не только стержнем социального и политического единения народа, она была той основой, на которой формировались такие особенности русского национального менталитета как соборность и государственность. Именно православие укрепляло не только вертикальные связи между элитой и народом, оно же связывало людей и в горизонтальные общности, постепенно Социологические исследования. 1992. № 11. – С. 143-148. .

образуя … российское государство»1. За тысячу лет своего существования Православный русский народ в России создал то, что с полной уверенностью можно назвать «православной цивилизацией»2. Православие предполагает и сакрализирует для человека системы жизненных ценностей, аккумулируя в себе социально значимые для человека нормы, установки и ценности, составляющие его менталитет. Важно и то, что оно формирует наиболее законченную форму мировоззрения, так как дает исчерпывающие ответы на все ключевые мировоззренческие вопросы и, прежде всего, о смысле человеческого существования, его жизненной цели, которая и обуславливает дальнейшую жизнь человека .

После принятия христианства в качестве государственной религии на Руси в 988 году, мировоззренческие основы Православия стали оказывать огромное влияние на формирование русской ментальности. Этот процесс коснулся не только правящей элиты, но со временем проник в толщу народного сознания и овладел им. Произошло это не одномоментно .

Продолжительность периода превращения мироощущения, формируемого православием, в конкретно политико-правовые формы охватывает период примерно с конца IX по XV вв. Фактически Русское государство стало логическим завершением начинаний св. Константина, перенесшего столицу из Рима в Византию и основавшего новое царство, и Юстиниана, закрепившего его в новой правовой форме .

Как пишет А.С. Панарин «христианская страстность неприятия всего греховного и несправедливого» требовала от государственных деятелей нового государственного строительства «на началах правды». Православный максимализм, по выражению этого автора, требует «по настоящему сильного государства – и по критериям внутренней сплоченности, и по критериям внешнеполитической мощи»3 .

Ракитянский Н.М. Феномен менталитета в контексте психологии веры – С. 25 .

Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. – М., 2003 .

Панарин А.С. Православна цивилизация в глобальном мире. – С. 215 .

На решение этой задачи направлены все размышления и большое количество обращений и поучений духовных лиц светским правителям. Именно в них наиболее ярко проявляется связь конкретных политико-правовых форм с русской религиозной ментальностью. К наиболее ярким произведениям православных мыслителей того времени относятся «Память и похвала князю Русскому Владимиру» - Иакова мниха, «Чтения о Борисе и Глебе» - преподобного Нестора, «Стязание с латиной» митрополита киевского Георгия, «Слово о терпении, и о любви, и о посте», «Слово о вере Христианской и о латинской»- Феодосия Печерского, «Послание к князю Владимиру» - митрополита киевского Никифора, «Поучения» - Моисея Новгородского и Григория Белгородского, «Послания»

- Симона и Поликарпа, «Слово» - Даниила заточника и многие другие1 .

Особое место в этом ряду занимает «Слово о законе и благодати»

первого русского митрополита Илариона. Автор этого документа поставил целый ряд вопросов, которые разрешались на протяжении многих веков и в какой-то мере не утратили своего значения и до сегодняшнего дня. В «Слове»

выявлялись проблемы законности происхождения верховной власти, юридического статуса ее носителя, реализации им властных полномочий в законных пределах, ответственности правителя за управление страной и народом. Особое внимание древнерусский мыслитель и политический деятель сосредоточил на одной из вечных проблем: соотношении права и нравственности .

Позднейшие мыслители Руси в своих произведениях не только обращались к идеям «Слова о законе и благодати», но подчас и использовали словесные формулы, с помощью которых практически дословно воспроизводились те или иные образные схемы .

С течением времени осмысление политико-правовых основ православной государственной власти перестало быть прерогативой Златоструй. – М.: 1990 .

исключительно духовенства. Постепенно над предназначением власти и ее источником стали задумываться государственные деятели той поры. Они положили начало теоретического осмысления и последующего практического воплощения трактовки высшей государственной власти, которая впоследствии была названа самодержавной. В самодержавной идее государственной власти неразрывно переплелись высокое духовнонравственное содержание, некий «категорический нравственный императив», и определенная политико-правовая форма, в которой воплотилась эта властная формула. Но это слияние происходит при явном приоритете нравственности, которая касается как власти вообще, так и ее носителей .

В эпоху Ивана IV сложилась не только в определяющих своих чертах форма государственно-самодержавной власти, но и возникло идеологическое обоснование ее. «Возвеличивание же царской власти не было просто «утопией», - утверждал В.В. Зеньковский, - а было выражением мистического понимания истории»1. Эта «доктрина» стала базовым элементом всей русской идеологии власти. На русском политическом сознании уже в ранней своей актуализации сказался мощный христианскоправославный импульс, определивший то содержание и те ракурсы, которые в дальнейшем могли видоизменяться по форме, но никогда по существу. Так, мистическая категория «царь» приобретает вполне самостоятельное значение. Его служение приравнивается к церковному служению и ограничивается пределами Верховного Закона. «Рассматривая правовую систему Московской Руси, - пишет А.М. Величко - мы, по аналогии с публичными и гражданскими правами поделили их на сферу позитивного, формально-правового регулирования и сферу нравственного регулирования .

Последняя, или сами идеальные условия государственности, в меньшей степени подвергаются какому-либо формально-правовому влиянию, место которого занимает право, Божий Завет, Священное Писание. Не признавать Зеньковский В.В. История русской философии. Ч. 1-4. – Л., 1991. – С. 49 .

эти источники правовыми, значит грешить против совершенно очевидных фактов, которые заключаются в том, что они включают многочисленные нормы, содержащие все элементы правовой системы. Кроме того, будучи понимаемы большинством населения, они и реализуются как нормы правовые, содержащие определенную санкцию за их нарушение»1 .

Вся идеократическая конструкция самодержавия зиждилась на христианских постулатах, определявших основы всего царского предания .

Это было не просто «русским государственным мировоззрением», но именно народным властевосприятием, отражающим его глубинные ментальные представления. Говоря об этой исторической очевидности, Г.П. Федотов писал: «Народ относился к царю религиозно. Царь не был для него личностью или политической идеей. Он был помазанником Божьим, носителем божественной силы и правды»2 .

При анализе политико-правовой составляющей русского менталитета необходимо учитывать два момента .

Во-первых, его некую двухвекторность. Большая его часть устремлена в сферу «Божьего царства», к вечным ценностям, а меньшая к явлениям временного мира. Поэтому русские православные люди предпочитали ту форму политико-правового режима, который максимально давал возможность сконцентрировать усилия на решении главной проблемы – спасения вечной души. Тогда как решение второстепенных вопросов, к которым и относились явления политического порядка, они делегировали государю. Этот факт определил склонность русской ментальности к авторитарным политическим режимам. Данный выбор сознательного и свободного ограничения своей политико-правовой «гордыни», может сделать только великий и сильный духом народ. Однако, именно благодаря этому ментальному качеству в русской истории стали возможны такие роковые Величко А.М. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур. – СПб., 1999. – С .

182 .

Федотов Г.П. Изучение России. // Соч. в 2т – СПб., 1991. Т.1. – С.128 .

фигуры как Алексей Михайлович и Петр Алексеевич Романовы .

Во-вторых, неверно трактуется русская форма государственного устройства – самодержавие. Это объясняется тем, что к данному явлению применяются научный инструментарий созданный в рамках другого менталитета. Так совершенно необоснованно отождествляются понятия «абсолютизм» и «самодержавие». Между тем, речь здесь идет не столько о лексических конструкциях, сколько об онтологии предмета. В то время как «самодержавность» отражала идеократический, христианско-православный принцип властеустроения, то «неограниченность» подчеркивала, лишь политические полномочия верховной власти. Только с позиции формального права Россию и можно воспринимать как «абсолютную монархию» .

Если неограниченная власть монарха по западноевропейскому образцу имела формальные нормативно-правовые обоснования, которыми и утверждалась, то «самодержавность» православного Царя, не имея прецедента в западном праве, формально-публичным способом никогда не устанавливалась. Являясь титульным предикатом царско-императорской власти, самодержавная санкция обосновывалась лишь в первой статье первого тома Свода Законов, где говорилось, что власти монарха повиноваться не только за страх, но за совесть «сам Бог повелевает» .

Инозаконный повелительный императив, как в целом и все теологическое толкование власти оказалось за пределами понимания и изучения современной науки о государстве, которая ни в какой форме не признает метафизическую обусловленность общественных явлений .

Западноевропейские либерально-правовые теории «естественных прав народа» и «общественного договора», которые приобрели в XIX веке форму мировоззренческих догматов, оказывались беспомощными при обращении к православно-русскому историческому материалу и, прежде всего, политикоправовому, пронизанному сакральной интенцией .

Форма национально-государственного самосознания, олицетворяемая понятием «самодержавие», являла тип политико-правовой составляющей русского православного менталитета, существовавшего параллельно с западным католическо-протестанским, исходной доминантой которого являлись формулы римского права. Начиная с Петра, в русском государственном правотворчестве все время взаимодействовали две тенденции, две системы политико-правового сознания. Одна, построенная по европейским лекалам, и вторая, опиравшаяся на национальную традицию, исторически сложившиеся представления и нормы. Русское православно – консервативное сознание, вознесенное над социально рыночной идеологической стихией, одновременно было, как бы парализовано своей инозаконной обусловленностью .

Либеральные политологи «положительными аргументами»

опровергали отечественный исторический опыт, сформировавший специфические формы русского национального менталитета. Они попросту не придавали данной историко-психологической фактуре никакого значения .

Тут в очередной раз и проявлялось то «духовное бесчувствие», невосприятие «русскими европейцами» символов и идей, находившихся за пределами рационального объяснения. Здесь вступал в действие безусловный и абсолютный закон веры, неведомый позитивистскому сознанию. Формула М.О. Гершензона: «ключ к истории идей всегда лежит в истории чувства», со всей своей убедительностью раскрывала неисторичность либерального мировосприятия, которое «историей чувства» не интересовалось1 .

В настоящее время политическая наука не использует термин «самодержавие» .

Складывается ощущение, что данное политико-правовое явление кануло в прошлое. Однако необходимо помнить, что элементы национальной ментальности, породившие его, обладают высокой степенью стабильности и присущи русскому народу в настоящее время. Поэтому он ждет от власти проявления конкретных качеств, присущих «самодержавному» устройству: справедливости, силы, решительности, Флоровский Г.В. Пути русского богословия. – Париж., 1937. – С. 245 суверенности. Игнорирование данного факта отдалит властные структуры от своего естественного социального основания, снизит степень их легитимнности и, как следствие, степень управляемости социальными

Похожие работы:

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы. Картофель (Solanum tuberosum L.) принадлежит к семейству Solanaceae и является важнейшей сельскохозяйственной культурой. Российская Федерация занимает ведущие позиции по объемам производства картофеля (http://faostat.fao.org). Потери урож...»

«Руководство по ремонту и регулировке всех японских 25-03-2016 1 Глотавший и опустелый некроз понтует. Неразмышляющий картуш это сакраментальный минует, но случается, что красневший шутник будет...»

«202 Context and Reflection: Philosophy of the World and Human Being. 2018, Vol. 7, Is. 2A УДК 130.2 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Эстетика Ермолова Анна Алекса...»

«Пояснительная записка Рабочая программа курса географии 5 класса "Введение в географию" составлена на основе Программы Е.М. Домогацких, который подготовил ее в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандарто...»

«Утверждена решением Ученого совета от 31.08.2015 протокол № 1 ОСНОВНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ – ПРОГРАММА СПЕЦИАЛИТЕТА Специальность 38.05.02 Таможенное дело Направленность программы...»

«Глава 11. Российская модель абсолютизма второй половины  XVIII века  I. Причинно-следственные связи А) Причины формирования политики "Просвещённого абсолютизма" в России Идеология Просвещения строилась, как известно, на основе секулярного миропонимания. Ее утверж...»

«Бюллетень Никитского ботанического сада. 2008. Вып. 96 51 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНТЕРКАЛЯРНЫХ ВСТАВОК ПРИ ВЫРАЩИВАНИИ САЖЕНЦЕВ ГРУШИ В ПИТОМНИКЕ В.В. СЕНИН, кандидат сельскохозяйственных наук Институт орошаемого садоводства им. М.Ф.Сидоренко УААН Введение В питомниках Украины саженцы груши выращивают главным образом прививкой промы...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.