WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«14(0^5*66 Николай Васильевич Национальная библиотека ЧР Л* (Г UVО-У jt* M.f г^ Й v (If HPOgP^ Нарышкин (Ма^отин) Николай В а с и л ь е в и ч у НЪо моя косная сторона Пода Казань ...»

-- [ Страница 1 ] --

иъо

Нарышкин (Махотин)

14(0^5*66 Николай Васильевич

Национальная библиотека ЧР

Л*

UVО-У jt*

M.f

г^ Й

v

(If

HPOgP^

Нарышкин (Ма^отин)

Николай В а с и л ь е в и ч у НЪо

моя косная

сторона

Пода

Казань

Слово

&уЦгл5. 5 V )

ББК84Р4. 0

УДК 882 L

Н28

Ч\э^ч\шс\лН tt.fc,

Нарышкин (Махотин) Николай Васильевич

Н28 Моя Посурская сторона. Поэма. - Казань: Изд-во «Слово», 2008.-160 с.+ 56 с. илл .

Николай Васильевич Нарышкин (Махотин) - профессор Казанского г о с у д а р с т в е н н о г о т е х н и ч е с к о г о у н и в е р с и т е т а ( К А И ) им. А. Н. Т у п о л е в а, Действительный Член Российской Академии Гуманитарных Наук (Академик), Академик Международной Гуманитарной Академии «Европа-Азия», член Союза писателей России, Почетный профессор Института культуры мира (ЮНЕСКО), известный подвижник и общественный деятель, публицист, краевед, заслуженный работник культуры Российской Федерации и Республики Татарстан, Почетный работник высшего профессионального образования России. Публиковался во многих газетах и журналах. Он автор более 400 работ .

В 1998 г. вышла из печати книга Н.В.Нарышкина (Махотина) «Махотин извоз», в 1ГУ99 Г. - «Мятущаяся Россия», в 2000 г. - «Священная Сура», в 2002 г. Кадышевский эпос», «Разговор Праведника с нечестивцем», в 2004 г. - «Русский дневник. Том 1», в 2006 г. - « Р у с с к и й дневник. Том 2», «Сад Отца. Этюды крестьянской жизни», «Зов земли предков», «Трудная жизнь Русского Крестьянина», «Алексей Степанович Хомяков», «Паломничество родного сына Святой Руси к Русским святыням и Русским святым», «Дороги и тропы жизни Российского Крестьянина», 2007 г. - «Русский дневник. Том 3», в 2008 г. - «Сквозь пелену времен .

Афоризмы», «Путями праведными к вершине жизни», «Сад Отца», 4-е издание .

Эти фундаментальные многоплановые книги тепло встречены общественностью России, земляками автора, тысячами его читателей и почитателей .

В периодической печати Москвы, Татарстана, Чувашии, Ульяновской области, Мордовии и других регионов России опубликовано только за 1998 - 2 0 0 8 гг. около пятисот книг, брошюр, статей, заметок, посвященных творчеству и подвижничеству Н.В.Нарышкина (Махотина). В 2003 г. вышли из печати книга «Паломник Русского духа. Жизнь, творчество, подвижничество Н.В.Нарышкина (Махотина)» и сборники с т и х о в, п о с в я щ е н н ы х Н. В. Н а р ы ш к и н у : Ларисы Т и м у ш е в о й « П о с в я щ е н и я Паломнику Русского духа Николаю Васильевичу Нарышкину (Махотину)» и коллектива авторов « В сиянии Кадышевского солнышка. Поэтический венок подвижничеству Николая Васильевича Нарышкина», в 2005 г. опубликована книга «Патриот земли Российской. О Н.В.Нарышкине», в 2006 г. - книга «Читая и слушая Н.В.Нарышкина», сочинения учеников школ .

Николай Васильевич Нарышкин - крупный знаток и исследователь философии, экономики, истории, культуры Русской Цивилизации и жизни Русского Крестьянина .

Имя Н.В.Нарышкина присвоено школе села Кадышева Карсунского района Ульяновской области. Н.В.Нарышкин - Почетный гражданин Карсунского района и села Кадышева этого района. В октябре 2006 г. в селе Астрадамовке Сурского района Ульяновской области открыт музей Николая Васильевича Нарышкина .

Николай Васильевич Нарышкин родился 12 июня 1938 г. на берегу Священной реки Суры, в старинном русском селении Кадыщеве-Покровском (коему 400 лет) Карсунского района Ульяновской области в трудовой крестьянской семье Василия Ивановича (1904-1985) и Анны Михайловны (1903-1990) Нарышкиных .





ISBN 978-5-98356-065-9 О Н.В.Нарышкин (Махотин), 2008 AA64SG6 1 Н/ШОНД/Ь БИБЛИОТЕК/, ЧУВАШСКОЙ есь этот мой юбилейный 2008 год каждую секунду, а их было где-то около 20 миллионов, в мыслях жил больше воспоминаниями о Родине, о Крае моих достославных Предков, о Посурье, для меня с Центром, конечно, в Русском Православном Кадышеве, водами Священной Суры омываемом и связанном водами этими с сотнями славущих селений на протяжении почти девятисот верст, селений, расположившихся по вольготным берегам сказочной красотой своей Суры .

Благословенный Посурский край, край моих Отцов и Дедов, - особая среда обитания, красотищей своей и природным изобилием на протяжении многих веков формировавшая уникальный по своему содержанию тип русского человека, отличавшегося духовным богатством своей неуемной во всем натуры и необычным богатством оригинальной культуры. Как ни странно, об этом мало чего су разного написано. Толковых исследований процесса становления и жития русского человека в огромном по территориальному охвату Посурском крае почти нет. Жаль! Обидно за забывающуюся нами громадную историю, творившуюся на протяжении многих веков сотнями духовно и материально здоровых посурских русских селений, во многих из них жило по несколько тысяч уникальных по своему восприятию Бытия человек .

Самой отличительной чертой людей русских обетованного Посурского края всегда, во все времена было трудолюбие, ярко проявившееся в сотнях необходимых для полнокровной деятельности ремесел. Овладение этими ремеслами помогало наращивать экономический потенциал селений Посурского края и сохранять самобытность Посурского Народа. Каждое Посурское русское селение имело свое особое лицо, одной из важных черт которого являлся речевой диалект народа этого селения, вбиравший в себя все красочное многообразие крестьянской жизни. В каждом селении были заметны у их жителей и специфические морально-этические нормы, созданные под влиянием православия, учитывающие традиции данной крестьянской общины. Нравственность людей русских сел еще в начале двадцатого века была в десятки раз выше, чем в нынешнее время. Можно сказать, большинство сельского населения бесовскими усилиями нынче вообще отторгнуто от морали и запихнуто в тинное болото безнравственности. Сейчас аморальному вандализму в разваливающихся посурских селах нет предела. Что это? Это великая беда, это великое социальное цунами.. .

Мне красотищу русских сел, еще окончательно не загубленную, посчастливилось видеть во времена моей молодости .

Какой была яркой эта красота в своем многообразном проявлении! Какие Люди - талантливые, трудолюбивые, охваченные здоровым русским патриотизмом, безумно влюбленные в свой Отчий край, милосердные, высоконравственные, веселые, жили в этом благодатном море деревенской Красоты! Для подпитки деревенской Красоты были мощные и чистые духовные родники, большинство которых било из глубин многотысячелетней Природной Среды, еще не изуродованной индустриальным монстром .

Каждое русское село, без всякого исключения, имело достаточно развитую культуру, культуру самобытную. Фундамент такой культуры - народные сказания, былины, легенды, ядреный фольклор, настоянный на крестьянской мудрости и бытующих в том или ином селении традициях. Одна из составляющих культуры любого русского села - песенность народа, его музыкальность, прежде всего гармонная и балалаечная .

Когда-то абсолютно все русские села пели и плясали. В каждом из них круглосуточно под трели соловьиные, под скворчиные песнопения, под лягушачьи симфонические мелодии окрест светлыми потоками лилась гармошечно-балалаечная в высшей степени оптимистическая музыка. Под эту музыку родились и росли дети, справляли свадьбы, провожали парней служить Отечеству в Армию, выполняли разные крестьянские работы, устраивали всякие празднования. В такой сладостной Крестьянской Купели в молодости своей и я, крестьянский сын, с наслаждением купался, пропитывал свою душу жаждой вдохновенной здоровой жизни. Без такой пропитки вряд ли я бы состоялся как писатель да и как полноценный гражданин Святой Руси, ее заступник.. .

Сердце кровью обливается при виде того, что бесовщина напоганила на Русской Земле, Земле моих православных предков. Эти нечестивые деяния бесов, оккупировавших бездуховной силой некогда могучие материально и духовно русские селения, я воочию наблюдаю в моем Поволжско-Посурском крае, когда совершаю паломнические поездки по нему. Когдато, хотя бы лет пятьдесят тому назад, социальная жизнь русских сел меня радовала, а песенно-музыкальная вызывала во мне трепет неохватного ликования и великой гордости за принадлежность к Русской Нации. Я, впрочем, и сейчас неимоверно горжусь своей этнической и генетической, своей духовной принадлежностью к Величайшему Русскому Народу, Народу, несущему в себе Будущее Человечества. Но сейчас меня, как и всех людей русских, страшно пугает избиение Русского Народа, выдавливание из его содержания мощнейших черт уникальной самобытности. От этого варварского процесса в моих жилах кровь стынет. Было время - была крестьянская община, образ жизнедеятельности жителей села в которой для меня до сих пор пленителен. Многое в ней с течением времени трансформировалось под наступлением на нее частнособственнического капиталистического монстра, многие ее традиции вероломно были убиты или изувечены колхозносовхозной системой, иначе - эволюция русской сельской общины была остановлена, прервана прежде всего насилием со стороны «цивилизации», оставив Русского Крестьянина-Коллективиста с голым таком перед барышником-индивидуалистом, коему Бытие Природной Поэзии, духовной Колыбели Русского Крестьянина, до феньки. Зловещее безразличие к Природе, к ее Красотам, к Крестьянской Духовности, рожденной ими, - чудовищное преступление современных землян, особенно той их части, которую направляют бесы, олицетворяющие собою силы зла .

Красотища Посурского привольного Божественного оазиса писалась Небесами в течение многих тысячелетий на громадном холсте, дарованном людям - обитателям околосурских сказочных мест, Богом, Творцом всего Сущего во Вселенной, одной из обителей разумных существ в которой Земля .

Красота земная в Посурском крае сродни, как мне кажется, красоте небесной. Главное, что роднит эти две Красоты, земную и небесную, - воля, неохватность в проявлении красоты, чистота Духа Бытия .

Не мешать бы человеку страстному проявлению Природной Красоты Великого Посурского края и полнокровной социальной гармонии его жизнелюбивых селений, тогда бы Посурье превратилось воистину в Земной Рай. Странные мы, люди, существа, Творец нам даровал Обитель для нашего самосовершенствования, а мы, неблагодарные, Обитель эту разрушаем и ползем, одуревшие, из Чертогов Райского Сада в апокалипсические норы. Пока мы, к счастью, не в норах, мы пока на перепутье. Шанс вернуться в Земной Райский Сад у нас еще есть. Для того чтобы этот шанс реализовать, нам, людям, надо осознать то, что мы творим с собой сами. Скорости нашего жизнедвижения сегодня стремительно возрастают, а с ними возрастает непонимание того, куда мы летим и на чем летим. На дороге, по которой мы, кувыркаясь, двигаемся, все сильнее и сильнее сгущается туман, путающий все ориентиры и вынуждающий нас ду рол омом переться по бездорожью, спотыкаясь о каждую кочку, обдираясь в кровь о каждую колючку .

А все-таки, несмотря ни на что, Посурье живет, более или менее живет разноплеменной народ посурский, зеленеют сурские луга, вовсю плещется забавница Сура, цветет шиповник, по утрам во дворах кудахчут куры, на дачное времяпрепровождение веснами из дальних теплых стран прилетают скворцы, горы Посурья все так же, как и тысячи лет назад, пахнут душицей, истомно нежной листвой шелестят на берегах Суры талы и ветлы, кичатся своими волшебными белыми нарядами нескончаемые березовые сады, весело возле своих нор-домиков попискивают суслики.. .

Окрест по всему Посурью Пахнет Русским Духом, везде чувствуются Запахи Великой Русской Старины, там и тут всюду, нестираемые в Памяти Следы наших Русских Достославных Предков, столетия славящих нашу Могучую Славянскую Самобытность, способную творить Дела Космического Масштаба. Это я с наслаждением замечаю, когда на Крыльях Духа паломничаю по родному Посурскому краю. Очередное счастье обняться с Отчим краем мне привалило в конце июляначале августа 2008 года. Целых семь суток (30 - 31 июля, 1 августа) я гулял по берегам Суры и ее окрестным долам, оврагам, холмам, лесам и их опушкам, дорогам и тропам, гулял по улочкам и переулочкам присурских селений: Кадышева (Покровского), Котякова, Карсуна, Б.Поселок, Вальдиватского, Сурского (Промзина), Алатыря, Иванькова, Языкова, Прислонихи и др. Во всех этих селениях, а им по несколько сот лет жизни, я с неописуемым волнением встречался с Историей в различных ее формах. Видел старинные церквушки, в коих Богу молились наши Деды и Прадеды, видел столетние школы, где когда-то давно за партами сидели предки нынешних жителей сел... Много чего довелось за семь дней увидеть .

Долго в раздумье стоял я в старом парке Языковых перед 180-летней Елью, по народному преданию, посаженной Самим Александром Сергеевичем Пушкиным в один из приездов к своему другу - гениальному поэту Николаю Михайловичу Языкову. Нынче Ель эта - божественный символ православного духа, проявившийся в поэтическом единении двух родных Сынов России, ее, России, Певцов, Патриотов и Пророков .

Ель, как в народе ее зовут - Ель Пушкина, - своеобразный Символ Русского Бессмертия. Это ведь на самом деле так, если хорошо и глубоко подумать. Сколько народу у Ели, благодатно живущей в Парке великих Языковых, за 180 лет ее жизни побывало. Наверное, не одна сотня тысяч! И все ведь Люди, кланявшиеся Великой Ели, получили от нее Благословение! Все они имели счастье прикоснуться к нестираемой Памяти о нашем чудесном Прошлом, в котором так мощно били из народных глубин чистейшие поэтические Родники .

Ель Пушкина в Усадьбе Языковых свидетельствует не о увядании нашей России, а о ее, России, Цветении, подтверждение чему нескончаемые ручейки детского смеха, стекающиеся со всех сторон Поволжско-Посурской Земли. Дети славят Память о дружбе двух Русских Баянов, поют песнь Русскому Бессмертию. Я каждый год, а годов таких десятки, бываю в Языковском Духовном Оазисе и, плененный его поэтической силой, долго-долго коленопреклоненно стою перед животворным Памятником Гениальной Русской Поэзии - Елью Пушкина и, наверное, также Языкова. Думаю: когда елочку эту Пушкин сажал, то Языков непременно ему помогал в ее посадке в Вечность. Очарование Ели прибавляет ее расположение на полугоре, покрытой коврами трав и цветов. В десятках метров от Красавицы пруд в каскаде других рукотворных прудов. Особенно вечерами Ель услаждают своим музыкальным кваканьем прудовые лягушки. А сверху полугорья из аллей чудных деревьев, еще помнящих гостеприимных Языковых и их гостей - Пушкина, Хомякова, Давыдова и сотен других, услаждают Душу Ели своим пением соловьи, скворцы и всякие другие райские птички. С окрестных белогрудых холмов, разодетых в лесные наряды, волшебными потоками в Парк Языковых с Елью в его эпицентре льются денно и нощно птичьи песнопения, без которых Русскому Человеку жизнь не жизнь. Я и представить не могу, как можно жить Русскому человеку на Белом Свете, не слыша пения Природы его Этноса. Русский человек без этого пожухнет, из него улетучится душа, в нем убьется поэтическое восприятие мира. Романтика языковско-пластовских живописных мест притягивает тысячи и тысячи паломников-россиян со всех сторон, не только Поволжско-Посурской стороны, нашей страны. Послушать шепот листьев поэтического парка, полюбоваться гладью его прудов, пройти по тропкам, кои помнят шаги Языкова и Пушкина, попить водички из целебных родников Языковского парка, послушать трели здешних соловьев, полюбоваться живописными кружевами облаков в надпарковом небе, походить по ласковой траве паркового нагорья, повосхищаться остатками (к сожалению, остатками!) архитектуры дворянских строений первой половины 19-го столетия, мысленно понаслаждаться мелодиями стихотворений из уст Поэтических Пророков - Пушкина и Языкова, понаблюдать за сиянием глаз сегодняшних юных поэтов стремится каждый влюбленный в Поэзию А.С.Пушкина и Н.М.Языкова .

Особенно жаждет быть в Языковско-Пушкинском Поэтическом оазисе Наша российская молодежь, она в нем реализует свое стремление к духовному Полету по историческому полю России в Будущее, в котором Россию ждет невиданный в человеческой истории Ренессанс. Молодежь, стремясь в Усадьбу Языковых, торопится напиться Животворного Духа из Языковско-Пушкинских Поэтических Родников. Для российской молодежи быть в Усадьбе Языковых, в гостях у Николая Михайловича, Поволжско-Посурского Соловья, - Праздник. Праздник, да еще какой! Бывающий в усадьбе Языковых ощущает в себе какую-то мистическую связь времен посредством Духа Пушкина и Языкова, поселившегося в этих местах навечно. Ей-ей, правду говорю! Такое ощущение я сам не раз испытывал!

Народ Карсунско-Заволжско-Посурской земли Боготворит Родину Великого Николая Михайловича Языкова и все что с нею связано. Народ любит в Н.М.Языкове все: и его искрометный поэтический Дар, и его неодолимый русский патриотизм, и его духовность, восходящую из славянских глубин, и его воистину народный образ жизни, и его дружелюбие, и его нетерпение к тем, которые хотят «преобразить, испортить нас И онемечить Русь...» (стихотворение «К ненашим») .

Понимая такую народную любовь к Русскому Поэтическому Гению-Патриоту, западнически настроенная «российская челядь» лет 170 насильственно не пускала Н.М.Языкова в Русскую Аудиторию. У западников типа... поперек горла встают вот эти строки, посвященные Н.М.Карамзину: «Нас, преданных чужбине, Красноречиво учит он (Карамзин. - Ник.Нарышкин) Не рабствовать ее презрительной гордыне, Хранить в душе родной закон, Надежно уважать свои родные силы, Спасенья чаять только в них, В себе, - и не плевать на честные могилы Могучих прадедов своих!»

Противникам России Николай Михайлович Языков в 30 - 40-х годах 19-го века устроил духовный бой, в котором он нанес им сокрушительный удар. Сила этого удара до нынешних дней продолжает детонировать, сотрясая сонмище нечестивцев, воровато жалящих Могучее Тело Русской Державы .

О многом русском я думал, полурастерянно 1 августа 2008 года гуляя по аллеям Парка Великих Сынов России - братьев Языковых, помнящего Русский Духовный Ренессанс, многих его творцов, следы которых волшебным образом еще сохранились на травяном покрове старинного Парка .

Гуляя по Парку, я очень сокрушался о том, что мы, русские, до сих пор еще не вернули в нашу духовную жизнь патриотическое литературное наследие Н.М.Языкова, А.С.Хомякова, М.П.Погодина, П.В. и И.В.Киреевских, Д.П.Ознобишина, К.С.Аксакова, С.П.Шевырева, П.А.Плетнева, всех славянофилов - великих Сынов России, любящих свое Русское Отечество до безумия .

Каждый раз гуляя по Языковскому парку, помнящему и Н.М.Языкова, и А.С.Пушкина, и Д.В.Давыдова, и А.С.Хомякова, и десятки других Светлых Умов православной России, я настойчиво думаю о необходимости воспитания нашей русской молодежи на Добрых Православных Традициях, истоки которых в Духовных Глубинах тысячелетней Русской Державы, созданной Промыслом Божьим для Вечности .

Слава Богу1 Остались еще на Русской Земле такие нетленные оазисы, ее духовные оазисы, как Усадьба Языковых!

Да хранит ее Всевышний и в будущих веках и как Источник нашей Исторической Памяти!

Другой яркой жемчужиной Поволжско-Посурской земли, осветляющей душу русского человека, является Пластовская Мекка в селе Прислониха Карсунского района Ульяновской области. Очередное паломничество я в нее совершил первого же августа 2008 года. Творец Мекки в Прислонихе великий русский живописец Аркадий Александрович Пластов (1893 — 1972). А.А.Пластов создал художественное Полотно Крестьянской Жизни в 20-м веке, Полотно грандиозного масштаба, состоящее из сотен Портретов Русских Крестьян, из сотен Картин, отражающих Жизнь Русской Деревни в ее многообразии. Надо быть очень русским Человеком, чтобы так проникновенно на Картинах-Шедеврах выразить Душу Русского Крестьянина. Бывая в прислонихинской Усадьбе Аркадия Александровича Пластова, я мысленно воссоздаю в Памяти Шедевры Мастера: «Колхозный базар», «Стрижка овец», «Колхозный праздник», «Купание коней», «Стадо», «Сентябрь. Картошку выпахивают», «Пастухи», «Фашист пролетел», «Суббота», «Трактористки», «Возвращение стада», «Гость с фронта», «Сенокос», «Жатва», «Базар», «Гумно», «Ярмарка», «Колхозныйток», «Осенний вечер», «Витя-подпасок», «Ужинтрактористов», «Весна», «Родник», «Юность», «Когда на земле мир», «Сбор картофеля», «Лето», «Летом», «Молодые», «Девушка с граблями», «Сентябрьский вечер», «Полдень», «В деревне. Кружка молока», «Мама», «Пастушонок», «Солнышко», «Зима. Стожок», «Мартовскоесолнце», «Слепые», «Бабье лето», «Рождество», «Из прошлого», «Первый снег».. .

А.А.Пластов - Русский Гений. А.А.Пластов - Гениальный создатель Живописной Энциклопедии Крестьянской Жизни в 20-м веке. Только уж очень Гениальный Художник мог создать такие правдивые Портреты-Шедевры Русских Крестьян времен Советской Эпохи. А.А.Пластов написал Грандиозный Портрет Бессмертия Русского Крестьянина .

Глубина Философии Живописца А.А.Пластова бездонна .

Аркадий Александрович Пластов — Гордость Русской Цивилизации. Бессмертная Душа Русского Народа .

Особенно хороши Портреты Русского Крестьянского народа. Всматриваясь в высоко духовные, добрые, светлые, умные Лица Пластовских Крестьян, я, зачарованный, вижу в них мне родные Лица Крестьян моего присурского Кадышева .

Какое великое Русское Достоинство, какая Мощь Русского Ума на портретах-шедеврах: косец Иван Тоньшин, кузнец Василий («В кузнице»), Петруха Гришин, старик Герасим Терехин, плотник Иван Фаддеевич Федотов, Иван Забродин, сторож Сергей Кукушка (Варламов), Иван Гуляев (инвалид), Роман Борисов, Афанасьевна, вальщик сапог Михаил Ларионович Янов, ветеринар Степан Платонович Щеглов, Михаил Сергеевич Янов, инвалид Отечественной войны Василий Ягошин, фронтовик Василий Бизяев, косцы на картине «Сенокос», жнец на картине «Жатва», Петр Григорьевич Черняев (с граблями), Афанасий Лысов, Иван Кузнецов-решетник, Матвей Иванович Кондратьев, печник Петр Гришин (Исаев), тракторист в картине «Ужин тракториста», Иван Хитров, кузнец Василий Лотин, Иван Батин, конюх лесничества Петр Тоньшин, Андрей Петрович Родин, Шарымова Екатерина Андреевна, тракторист Николай Шарымов, инвалид войны Иван Тимофеевич Шарымов.. .

Подобных шедевров в мировой живописи нет! И они уже, к сожалению, не появятся: крестьянской цивилизации, величайшей цивилизации человечества за всю его многотысячелетнюю историю уже нет, бесы на своем шабаше вынесли ей смертный приговор и поспешно привели его в исполнение .

Об этом я денно и нощно сокрушаюсь, ибо я дитя Крестьянской Цивилизации и ее мир, выраженный гениальным А.А.Пластовым, - мой мир и мир сотен миллионов русских людей, живших в этом мире многие столетия .

В Прислонихе Дом А.А.Пластова, его мастерская, Музей Гения поодаль от дороги-трассы Ульяновск - Саранск .

Метрах в сорока-пятидесяти от дома через лужайку Храм Богоявления, построенный по проекту Григория Гавриловича Пластова. Храм построен в 1884 году, а восстановлен в 1994 году. Храм деревянный, намоленный. Посетившему этот Храм путнику обязательно возвращаются утраченные силы. С 1994 года Богоявленский прислонихинский Храм я несколько раз в год посещаю. Молюсь в нем за Русь святую и за всех тех, кого воспел на своих художественных полотнах великий Пластов. «Дай Бог новых сил Людям Великой Русской Державы!» - повторяю я в молитве перед Образами Святых .

Село Прислониха, Родина Великого Гения Человечества Аркадия Александровича Пластова, еле держится после погромов сельского хозяйства России в 90-х годах бесовского 20-го века, но пока держится на плаву. В ней кое-что осталось от крестьянства, хотя былой крестьянской силы в селе не чувствуется. Мое Кадышево почти все добито, а Прислониха битью еще сопротивляется. Может быть, этому Добрый Дух Пластова помогает. Давно пора Прислониху с Усадьбой Пластова в центре сделать реальной, а не виртуальной мемориальной Зоной мирового уровня, охраняемой ЮНЕСКО, и стимулировать в ней и Материальную Жизнь, возможностей для этого полно.. .

Паломника в Пластовскую Мекку пленит и Природа, она прямо-таки завораживает каждого любующегося ею. Глаз не можешь оторвать от белогрудых холмов, украшенных цветочными нарядами, утопающих в волшебных запахах душицы, от лесных шапок на холмах. Становятся понятны истоки реализации великого таланта живописца А.А.Пластова .

Часто листаю, любуясь и наслаждаясь, альбом-каталог «Аркадий Пластов. Цветы». Он - чудо! Он - сказка! В этом альбоме каждая картина - Русская Сказка, добрая, обворожительная, светлая, мечтательная, волшебная, очень божественная, в полной мере выражающая красоты нашего ПоволжскоПосурского солнечного края .

Каждый Цветок, написанный Мастером, - поток Света Русской Души, взволнованной, вдохновенной, страстной, влюбленной в земные красоты и в сияние солнцем облитого неба. Как не волноваться, как не радоваться жизни при виде картин-сказок, волшебных импровизаций света и цвета: «Колокольчики и ромашки» (плантации ромашек на сурских лугах за Сурой радовали мою душу каждое утро моего Детства!), «Лесной букет» (разглядывая его, я вспоминаю сотни встреч с лесными цветами в окрестностях моего присурского Кадышева), «Сирень» (какой шедевр!), «Цветы с поляны», «Ирисы», «Жасмин и шиповник» (вот это чудо!), «Розы» (чувствуется, живописец писал шедевр этот с натуры в раю), «Подсолнухи» (живописец уловил тончайшую игру солнца с подсолнухами в огороде), «Георгины», «Колокольчики», «Лесные цветы», «Шиповник» (при виде этой Картины так и чудится неземной запах шиповника. На Сурских лугах, вокруг озер и в луговых чернях гектары зарослей шиповника). Аркадий Александрович Пластов, создавший изумительную серию картин, изображающих цветы Поволжско-Посурской земли, - чародей. Их бы надо, обязательно надо, хотя бы в форме репродукций поместить в каждой школе России. Пусть цветы эти помогают нашим российским детям незабвенно Любить свою Русскую землю, сотворенную для них их Дедами и Прадедами. Гуляя по Пластовскому Оазису, я не только мысленно перелистывал альбом Пластова «Цветы», я любовался разными цветами и травами, растущими окрест Усадьбы-Мекки. Как мне хорошо было в те сказочные минуты!

Душа моя радостно купалась в Бессмертии, созданном Пластовским Гением.. .

В этот же день 1 августа 2008 года, обретя крылья вдохновения в Языковском и Пластовском Духовных оазисах, я побывал на земле старинного русского селения Астрадамовка .

Астрадамовка стала мне родной с тех пор, как 14 октября 2006 года в ее средней школе открыли музей моего имени. Открытие такого музея для меня, скажу откровенно, было неожиданным. Скорее всего, это Промысел Божий. За что меня Господь так щедро наградил? Родным мне с 14 октября 2006 года стал Добрый Коллектив Астрадамовской средней школы. Коллектив духовно здоров, интеллектуально силен. Его жизнь, как мне кажется, подчинена следованию крепким традициям, формировавшимся сельчанами на протяжении веков .

В Астрадамовку из Прислонихи ехал мимо Языкова, через села Урено-Карлинское, Усть-Урень. От Усть-Урени крутой подъем в гору. С горы любовался окрестностями рек Суры и Барыша, селений - Сурского, Б.Кандарати, Белозерья, Б.Ключей, Усть-Урени. Такое приволье! Такая красота! Ковры лугов, лесов, полей, украшенные холмами, лесными полосами, поймами рек и речушек, околоозерными зарослями, дорогами асфальтовыми и грунтовыми. Радовали глаз и некогда большие русские села, возраст которых - многие столетия .

Каждое село когда-то имело свою особость, проявлявшуюся прежде всего в уникальной крестьянской культуре. Славные русские Люди жили в тех селениях! Они исправно ходили в Церковь, песни русские пели, водили хороводы, обихаживали огороды, разводили скот, на гумнах молотили хлеб, провожали призывников в армию служить, рожали детей, строили дома, косили траву, засевали поля. Было время!. .

С Усть-Уренской горы дорога на Астрадамовку живописная, щедро опоясанная полями, лесами сосновыми и лиственными. Вдоль дороги и справа и слева такая красотища! При виде березовых, сосновых, липовых, осиновых, дубовых палисадников душа начинает петь, а мозг фантазировать на темы русских сказок. Я то и дело выходил из машины и любовался лесными красотами. А воздух-то какой в августовском лесу!

Как легко здесь дышится! Человек ведь дитя Природы, ее родное дитя, и его жизнь один на один с компьютерным виртуальным миром - дорога к неминуемой деградации. Природа помогает своему дите-человеку жить с ней в гармонии, стать устойчивой личностью, обрести духовное равновесие, поддерживать физическую форму, подаренную ему самим Богом .

Таким образом я размышляю, когда бываю в лесу, на его полянах, на лугах, возле родников-ключей, на душистых плантациях холмов-гор, на хлебных полях, в оврагах, густо заросших ежевичником, боярышником, тальником, крапивой, малинником, черемушником. Об этом думал я по дороге в Астрадамовку, проезжая мимо березников, сосновых рощ, зарослей всякого кустарника, ягодных полян по опушкам леса, птичьих гнездовий, родниковых обителей, грибниц .

В этот раз астрадамовская дорога всколыхнула во мне память о ее прошлом. Многие века дорога эта была грунтовой, асфальтом покрыли ее совсем недавно, каких-то десятка четыре лет назад. Дорога не одно столетие являлась торговой артерией, связывающей Астрадамовку с сотнями селений Поволжско-Посурской земли. Можно представить, какой деловой гвалт на ней стоял и днем, и ночью, и зимой, и летом, и в слякоть, и в пургу... Вереницей тянулись по ней взад и вперед, в Астрадамовку и обратно, обозы с разным товаром. Астрадамовка была когда-то, особенно в 19-м веке, важным торговым центром Поволжско-Посурского края, да пожалуй, и всей России. Товарооборот этого центра был громадным. Астрадамовку хорошо знало и мое присурское Кадышево, его народ туда регулярно ездил на обильный товарами базар. Бывали, о чем свидетельствуют семейные предания, на астрадамовском базаре и мои деды и прадеды. Разговоров об этом я много слышал от своей бабушки Анисьи Архиповны и от мамы Анны Михайловны. Культурно-экономическая связь двух великих селений Посурской земли - Кадышева и Астрадамовки давнишняя, ей не менее двухсот лет. Поэтому-то меня, наверное, и тянет в Астрадамовку.. .

2 августа 2008 года путь держал в знатный город Алатырь, что на левом высоком берегу Священной Суры. Алатырь живет громаду лет. Ему в этом году 456 лет!

Моя любовь к Алатырю особая, она объясняется тем прежде всего, что этот град своей Великой Историей оплодотворил как историю моего Кадышева, так и истории тысяч других селений Посурского края .

Люблю Алатырь за неисчерпаемость родников православной культуры. Родники его питали и питают море Русского Посурского Духа. Я постоянно скучаю по Алатырской Святой Обители - Свято-Троицкому Мужскому Монастырю, основанному по милости царя Ивана Грозного между 1533 и 1584 годом. Божественному великолепию этого Духовного Чуда на Посурской земле в Алатыре восхищается, молясь, каждый, кто его видит, входя в его Врата. Имея такие Святыни, как Алатырский Свято-Троицкий монастырь, Россия обеспечила себе Бессмертие в грядущих веках и тысячелетиях .

К Свято-Троицкому монастырю влечет меня что-то Необыкновенное, для человеческого ума непостижимое. Какаято величественная Духовная Сила, ниспосланная Богом в эту Обитель Посурской Земли, заполняет ее и осветляет душу всех, кто в Обитель с молитвой входит. Я всякий раз это на себе испытываю. У меня особым уважением пользуются монахи, люди Богом избранные, надежные, Хранители и Заступники Веры Православной и Русской Истории. Я каждый раз, хотя порой и мысленно, коленопреклоненно стою перед православным монашеством, которому Святая Русь нынче очень обязана своей национальной стойкостью, сохранностью своих священных православных традиций. Православное монашество совершает величайшие усилия по сохранению на Русской Земле Православного Божественного Духа. Каждый из монахов велик по-своему, это обязан русский человек осознать и осмыслить. Обо всем этом я думал всю дорогу, пока ехал на машине из родного Кадышева через древнее Котяково, через старинный Карсун, через Б.Поселки и Вальдиватское, мимо Кандарати и Б.Ключей, через Сурское (Промзино, коему от рождения несколько столетий, а может, и тысячелетий), Студенец, мимо бывалых русских сел Княжухи и Ждамирова... Полно всего, связанного с Историей Алатыря и его православных святынь, переворошил в своей памяти, до предела наполненной разными фактами, фамилиями, легендами, былинами, датами, биографиями.. .

Ехал я в Алатырь по приглашению администрации города на Праздник, посвященный 456-летию Алатыря. Выступил перед участниками фестиваля «Звучи, Российская глубинка!»

Такие фестивали здесь проводятся ежегодно, впечатления от них хорошие. Тысячи алатырцев и гостей в этот праздничный день торжествовали. Весь город пел и плясал. Лица людей светились радостью общения. Во всем блеске предстали перед ними российские таланты. По улицам Алатыря - потоки поющих и танцующих россиян, радостно купавшихся в живительном Русском Духе. Думал я: «Как все-таки нам, людям русским, нужны такие теплые праздники!»

В этот же день в городской Алатырской библиотеке встретился с творческой интеллигенцией Алатыря. В Алатыре много ярких талантов - поэтов, художников, краеведов, музыкантов, работников сферы культуры и образования, музейщиков.. .

Беседовать с ними всегда интересно. Они неплохо знают культуру и историю своего Посурского края, и многие из них часть этих знаний воплощают в литературных работах - книгах, брошюрах, статьях, музейных и школьных экспозициях, рефератах, докладах, уроках по краеведению, выступлениях на краеведческих конференциях... Аудитория, с которой я встретился в Алатырской городской библиотеке, была хорошо сведуща о животрепещущих социально-экономических и культурнонравственных проблемах в современном российском обществе .

В своих вопросах и выступлениях присутствовавшие в зале Алатырские интеллигенты не только констатировали факты наличия всяких этих проблем, но и предлагали свои оригинальные пути их решения. Подобные дискуссии, участником одной из которых я был в Алатырской городской библиотеке, яркое свидетельство того, что нынешнее Российское общество понимает суть происходящих в нем сложных процессов и готово немедленно конструктивно и эффективно это понимание решать .

Люди в Алатыре без всякого завихрения, они просты в общении, их суждения лишены голых абстракций и излишних эмоций, суждения эти опираются на опыт, на практику жизни .

нщионлльнля Ret 566 БИБЛИОТЕК/1

ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Алатырцы, как я заметил, народ добротолюбивый, милосердный и сердечный, приветливый, предупредительный, наделенный характером, свойственным во все времена русскому присурскому человеку. В алатырцах, как и во всех сурчанах, напрочь отсутствует высокомерие, чванливость, вертлявость .

Они люди основательные, живут своим трудом, обходятся без вороватости, без социально-экономического аферизма. Это, конечно, им в условиях всеобщего обазаривания и разбазаривания обходится дорого, но они не могут принять спекулятивный образ жизни. Таков уж мой Посурско-Алатырский Русский Человек!. .

Вся великая Посурско-Алатырско-Промзинско-Кадышевско-Котяковская История прошла перед моими глазами на высоком околоалатырском берегу Суры, когда я, влюбленный в реку моего Детства, любовался ее неохватными вдоль и вширь легендарными Воеводскими лугами, помнящими Дружины Строителей Поволжско-Посурских селений Богдана Матвеевича Хитрово. Видения этого всякий раз встают передо мною во время встреч с Лугами Истории моего Посурского Русского Народа. Воеводские луга — огромное Богатство, коего сегодня во всех европах не сыскать! К сожалению, о чем я всегда сокрушаюсь, это богатство, исчисляемое миллионами пудов отменного сена, пропадает, пропадает так же, как и на Котяковских, Кадьплевских, Кирзятских, Сурских (Промзинских), Полянских, Сарских, Иваньковских присурских лугах. Луговое присурское сено способно и сегодня, как это было в предыдущих столетиях, прокормить миллионы голов домашних животных, напоить целебным натуральным коровьим молоком все население городов и сел Поволжско-Посурского края .

Вот так я думал, бывший зоотехник и потомственный русский крестьянин, чьи корни глубоко в посурекой земле, о полнокровной жизни тысяч присурских сел, загубленной бесовщиной за каких-то пару десятков лет. Воеводские луга стонут от своей беспомощности позвать на свои сладкоягодные поляны косца, им, как я узрел, больно от своей ненужности людям.. .

Глядя с высокого Алатырского берега в ясные, бездонные, добрые Глаза Воеводских сурских лугов, коим наверняка не один десяток тысяч лет, я, конечно же, думал о богатейшей, но абсолютно заблудившейся в чащобе жутких проблем православной Святой Руси. Воеводские луга испускали от себя в мою сторону свет надежд на Русское Бессмертие, но в этом животворном свете обстоятельного ответа на пути решения проблем к нашему Национальному Бессмертию не было. Пути эти предстоит еще найти, а это в бесконечном бездорожье не так просто.. .

Что меня беспокоило в эти минуты свидания с Воеводскими лугами, распростертыми окрест на десятках тысяч гектаров? Я на них не увидел ни людей, ни домашних животных, стада которых еще десять лет тому назад вольготно паслись .

Не увидел я ни одного скошенного и убранного в ометы участка лугов. Пугали взор громадные заросли бастыльника, «украшенные» нескончаемыми кочками-кучами.. .

Такая же боль у меня за совсем запущенные кадышевские присурские луга, кормившие добротным сеном когда-то до ста тысяч голов мелкого и крупного скота. Страшная луговая беда-проблема во всем Иосурском крае. Ее чудовищные размеры сегодня, пожалуй, никого не волнуют. Разрабатываются верхами виртуальные аграрные проекты, а эффективное использование приречных лугов где в них? Что же мы проектируем? Почему и под чью диктовку мы отказываемся от величайшего изобилия своих Даров Природы? Почему?

Глядя на бесхозное отношение к Природе, к ее очень нужным Людям дарам, невольно повторяешь то и дело частушку:

«Мы не сеем и не пашем, мы валяем дурака, с колокольни.. .

машем, разгоняем... облака». Как мудр наш народ!!! Только мудрость эту власти всячески пытаются не замечать, стараются ее завиртуалить. Так им спокойнее на форумах балясничать .

Второго же августа с группой друзей посетил рождественский скит, своеобразное подсобное хозяйство алатырского Свято-Троицкого мужского монастыря, километрах в десяти от Алатыря. В этом скиту человека, посещающего его, все восхищает. Если бы наше российское аграрное производство так функционировало, как функционирует хозяйство скита, то в стране нашей было бы изобилие продукции животноводства и растениеводства. Имеются же возможности достичь в России аграрного изобилия?! Бывая в Рождественском скиту, видишь такие возможности налицо, воочию в них убеждаешься .

Высшим аграрным начальникам страны взять бы да и широко распространить опыт хозяйствования на земле монахов Свято-Троицкого монастыря, а то эти самые начальники опыт разыскивают, рыща в дебрях компьютерной паутины, в виртуальном бездушном мире .

В трапезной скита монахи нас угостили сметанкой, творожком, медком, кваском... Такой вкусной пищи в мирских столовых, конечно, не отведаешь, если что подобное и ноешь, то разве только в избе зажиточного крестьянина, умеющего работать на земле.. .

Чем особенно удивляет нас, прежде всего тех, кто хорошо знал колхозно-совхозное производство и был внутри него, Рождественский скит? Он нас удивляет своею ухоженностью! Он нас удивляет порядком в каждом уголке его территории, в каждом хозяйственном помещении! Он нас пленит высокой культурой быта! Восхищают нас своею духовностью и человеческие отношения живущих в скиту! Вот бы все это теперь уже бывшим колхозам и совхозам Советского Союза!

Они бы и сегодня твердо стояли на земле и процветали бы. В скиту, как я заметил, нет тунеядцев, нет лодырей, нет расхитителей его добра, нет рвачей, тем более нет богохульников, а в колхозах и совхозах, особенно в последние, предапокалипсические годы, их было изобилие, они-то и предопределили апокалипсис колхозно-совхозной системы .

Мне кажется, а я кое-что знаю и кое в чем основательно разбираюсь, такие социально-экономические и духовные Предприятия, как Скит Алатырского Свято-Троицкого монастыря, могут быть надежным прообразом одной из эффективных моделей жизнедеятельности на земле, представлять специфическую форму кооперации. Однако к этому надо подходить с умом, эволюционно, без всяких стремительных революций, жестокие методы которых ведь и убили русское село, выдавили из него настоящего Крестьянина. А ведь до 30-х годов 20го века Русский Крестьянин обладал такой силищей умственной, физической и нравственной, что своим умением Работать на земле посрамлял всяких американских и европейских сельскохозяйственных рабочих! Было время... Теперь нас, лишенных интереса работать на земле, все посрамляют. В Храме Рождественского скита я молился, просил Господа Бога вернуть нам, потерявшим разум, волю к возрождению былого могущества Русского Села, помочь Руси справиться с разкрестьяниванием, благословить народ Русский вернуться в село, на землю-кормилицу.. .

О Русском Крестьянстве, о Русской Крестьянской Культуре, о печальной Судьбе Русского Села я мучительно больно размышляю всюду: по дороге, куда бы я ни ехал и ни шел, дома, в квартире - и за обеденным столом, и за письменным столом; среди мужиков родного Кадышева и других селений России; в студенческой аудитории; на собраниях ученых; при встречах с разного рода чиновниками; в православных храмах, где перед образами Святых Молюсь за Россию, за ее многострадальный Народ, бесами брошенный на мучения. Нынешняя судьба Русского Крестьянина — моя нестерпимая боль. Получается, что помочь ему некому, а самому униженному и оскорбленному, ловко обманутому, политиками-аферистами лишенному материальной базы, обворованному подняться с колен не в силах. В заброшенных селах, а их десятки тысяч корчатся по Российскому неоглядному Пространству, заброшенные старики-крестьяне, заброшенные крестьянские избы, заброшенные поля, луга, леса, огороды, сады, разгромленные бывшие фермы, склады, изуродованные остатки машинно-тракторного парка, изувеченные сельские дороги, брошенные на п р о и з в о л судьбы дети-изгои, обществом не востребованные, бродящие по развалинам некогда могучих сел с чувством своей ненужности. Об этих невыносимых страданиях Русского Крестьянства на форумах всяких политики стараются не говорить, их больше интересует судьба жуликов-олигархов, захватчиков российских крестьянских земель, и всевозможных валютчиков-аферистов, отпетых барышниковзлодеев. Вот такие думы у меня после 7-дневной поездки по хиреющим селениям и заросшим бастыльником бывшим колхозно-совхозным полям.. .

Настроение душевное мне поднимала самопроизвольная жизнь населения Поволжско-Посурской флоры и фауны .

Симфония природной среды нашего солнечного края пока еще жизнеутверждающая. Вот эта Симфония и бодрила меня, настраивала мою душу на оптимистический лад, вселяла Веру в наше Бессмертие. Наша Русская Природная Красотища пленит меня вот уже 71-й год. Мне всегда казалось и сейчас кажется, что добрее Русской Природы, населяющих ее неохватную Посурскую Обитель букашек, жучков, птичек, муравьев, рыб, ежей, ужей, лягушек, мушек, сусликов, сурков, енотов, бобров, кузнечиков, пчел, ос, лис на Белом Свете нет. А как приветлив растительный мир Посурья! Глядишь на него не наглядишься! Каждого вступающего в этот мир Тепло охватывает. Его березы, сосны, тополя, яблони, вишни, пахучие и цветущие плодово-ягодные кустарники, луговые оазисы, украшенные сотнями волшебных цветов, ягодные поляны на опушках лесов, таинственные овраги, долы, ущелья, белогрудые холмы, одетые в наряды из нагорной душицы, родники-ключи с целебной, живительной водой, реки, речки, ручьи, речные яры, луговые озера, укутанные кустами смородины, шиповника, ежевичника и украшенные кувшинками-лилиями, луговые черни человека чаруют, уносят его в мир сказок, былин, басен, в мир наших этнических истоков .

Краше нашего Посурья на всей Земле не сыщешь! Так начинает утверждать каждый побывавший на его волшебных просторах. Придет время, я в этом не сомневаюсь, на Посурской живописной земле откроются сотни санаториев, домов отдыха, в которых будут отдыхать, блаженствуя, тысячи и тысячи россиян. Посурье же - Рай Земной! Зачем же россиянам рай искать в далеких странах, усердно загаженных индустриальной цивилизацией. Флора и фауна одних только Воеводских лугов фору даст всем америкам, европам, африкам и азиям! А околокадышевский посурский оазис разве не волшебный мир сказок?! Зачем же нам, людям русским, за сказкой, сломя голову, бежать в заморские страны?

Богатства Посурской земли неисчерпаемы. Они залог продовольственного благополучия не только народа Посурского края, но и других смежных с ним республик, краев и областей. Надо только совсем немного - по-хозяйски богатством этим распорядиться. Следовало бы создать Посурский природно-хозяйственный аграрный комплекс и найти эффективную форму управления им. Я серьезно говорю! Это не утопия, это реальный путь к поискам материального благополучия. Не вечно же над нами будет довлеть бесхозяйственность, угрожающая окончательно убить Русский Этнос в самом центре Русской Державы, в Посурье, расположившемся вокруг реки Суры почти на 900 километров. Сколько громадных возможностей таит в себе природно-экономический потенциал Посурского края!

Лет тридцать, наверное, мечтаю о том, как бы создать Энциклопедию Посурского Края, охватившего собою Ульяновскую область (Симбирскую губернию), Пензенскую область, Мордовию, Чувашию, Нижегородскую область (Нижегородскую губернию). Создание грандиозного труда такого характера единственно во что упирается - в деньги. Нужны источники его финансирования, нужны координаторы-подвижники .

А все-таки главное: нужна высокая Инициатива при помощи властей, необходимо официальное Учреждение (Институт), скажем, в Алатыре, являющемся в течение 4 с половиной веков Мощным Форпостом Русского Духа, Русской Культуры во всем Посурском крае. Материал для Энциклопедии Посурского края громаден, большинство его даже на поверхности, требуется лишь обобщение материала в виде сотен, а то и тысяч толковых статей, написанных толковыми Людьми, в которых в Посурье недостатка нет. Сбылась бы эта моя мечта!

Алатырь притягивает народ со всей округи своей умиротворенностью, целебным для Русской Души православным Духом, исходящим из Алатырских монастырей и церквей, героическим Прошлым наших Русских Дедов и Прадедов, Священной Сурой, своими живительными водами омывающей Форпост Святой Руси. Алатырский народ, как и весь народ посурских селений, дружелюбен, простодушен, талантлив, физически и духовно красив, трудолюбив, бесхитростен, лишен алчности, миролюбив, привержен добрым русским традициям, музыкален. Такую добрую характеристику алатырцам я имею основания давать, так как с Алатырем и алатырским народом в дружбе много десятилетий. За долгие годы теплых дружеских отношений мы стали своими, родными. Алатырцы насквозь пропитаны, как и я, самобытными традициями русской культуры, которые последовательно культивируют в разных формах и на разных уровнях. На содержание русской культуры огромное влияние оказывают действующие православные храмы и конечно их служители. Церковные служители благотворно влияют на нравственную атмосферу жителей Алатыря и его многочисленных гостей .

И еще важная черта характера алатырцев - любовь к Т РУДУ. °ни всегда славились сноровкой, смекалкой, мастерством, умением жить только за счет труда. Мастеровые люди алатырцы! Ремесла, коими они владеют более 450 (!) лет, не счесть! И сегодня они удерживают жизнь города на плаву .

Когда-то в жизни алатырского народа важное место занимала сурская пристань. Столько товару она перелопачивала! С нею находились в тесной связи другие знатные сурские пристани - Промзинская, Котяковская, Болынеберезняковская, Кунеевская, пристани в селах Норецком, Мурзицах, Нандикове, Курмыше... В «Историко-статистическом описании Симбирской губернии» (изд. в 1868 г. в Симбирске) об экономическом значении Суры в середине 19-го века сказано: «Как ни велико значение Волги для Симбирской губернии, но река Сура едва ли не должна быть признана более важною... Из сурских пристаней особенно известна Промзинская. Важность судоходства по Суре заключается собственно в том, что река эта, протекая по плодородной и хорошо населенной местности, открывает самый дешевый спускаемый по течению путь для сбыта местных произведений. Суда по Суре сплавляются очень скоро: от Промзина Городища до Васильсурска считается около 400 верст, и это расстояние при благоприятной погоде проходят 8 - 1 0 дней...»

Жить только трудом, а не аферами - Кредо посурского народа во все времена и эпохи. Мошенничество у сурчан в почете никогда не было. Об этом свидетельствует социально-экономическая История Народа великого Посурского края .

Жить только трудами праведными настойчиво учила сурчан наша Православная Вера. Всякого рода жулье в жизни посурской чувствовало себя ой как неуютно!. .

Духовный мир алатырской земли меня, часто очень уставшего от жизненных дорог, всякий раз оздоравливает, щедро добавляет в меня живительные соки родного мне Посурского Отчего Края, края моих отцов, дедов и прадедов... Мне, бродившему по Древнему присурскому Граду, коленопреклоненно посещавшему его Святыни, постоянно мерещилось мое присутствие на алатырской земле даже в прежних веках. Уж очень родное постоянно оказывалось вокруг меня. Всегда мне хотелось и сейчас хочется встретить на улицах Алатыря, в его православных Храмах моих предков-кадышан! Сомнений нет, и в прежние века кадышане являлись завсегдатаями на алатырской земле, многие из них трудились на алатырской пристани, многие в Алатырь и через Алатырь по Суре сплавляли плотами лес из верховий Посурья, многие доставляли товары разные, особенно часто кадышане паломничали в алатырские православные Храмы, чтобы в них помолиться, крестить своих детей.. .

Особо близко довелось мне с Алатырем познакомиться в 60-х годах двадцатого века, в годы моей учебы в Казанском государственном университете. Тогда несколько раз в году я навещал своих родителей, а с 1964 года еще и моего маленького сынишку, жившего до 4-летнего возраста с ними, в присурском селе Кадышеве. Лучшим романтическим путем к родным пенатам летом был путь через Алатырь, откуда я на моторке по Суре доставлялся на правый кадышевский берег, метрах в двухстах от моего Отчего Дома, всегда пахнувшего пирогами, щами с наваром, мочеными в предыдущую осень яблоками, свежеиосоленными груздями, огурцами только что с огорода, сиренью из палисадника, свежевыкаченным липовым медом и всякой другой сельской снедью.. .

Моторка из Алатыря вверх по Суре в сторону Кадышева тащилась нехотя, то и дело причаливая к берегам посурских сел Иваньково, Сара, Засарье, Барышская Слобода, Полянки, Сурское, Черненово, Болтаевка. Народ весело сходил на берег, а моторка двигалась, не торопясь, дальше. 12 часов ее движения по Суре от Алатыря до моего родного Кадышева - пребывание в сказке. Сказочность околосурскому миру придавали прежде всего берега Суры, щедро украшенные природой зарослями писаных красавиц Ветел и вальяжных Тополей, веселых талов. За зарослями прибрежными - луга, луга, луга, покрытые травами, а по травам - душистые ягоды клубники, призывно улыбавшиеся нам, плывущим на речном добром суденышке-труженике. Такие сказочные путешествия по Священной Суре разве можно забыть! Я даже во сне их чуть не каждую ночь вижу!

И что я постоянно с особой теплотой вспоминаю, так это целомудренную чистоту Священной Суры еще в 60-х годах прошлого века, когда мне посчастливилось по несколько раз каждое лето совершать путешествия по ласковым водам моей Суры. В те путешествия мы из Суры пили чистейшую воду, в Суре в то время все население присурских селений купалось .

А рыбы-то всякой какое обилие в Суре водилось! А какими богатствами обладали присурские заливные луга!. .

Плавания по Суре вниз и вверх, от Алатыря до Кадышева и обратно, разве можно забыть! Они были не только восхитите льно-сказочными, наполненными всякими счастливыми приключениями, но и целебными, за 12 часов плавания все поры тела и мозга пропитывались живительным сурским духом. Какой энергией тот Дух Суры обладал! Мой организм и сейчас чувствует добрую силу воздействия Сурского Духа .

Дух этот ведь дарит мне не только Вдохновение, но и даже Озарение, то и дело тащит меня к Памяти о Величайшем Прошлом Великого Посурского Народа .

Во время плавания по Суре для меня каждый островок с живописной кочкой на нем, каждая коряга, напоминающая собой скульптурное изваяние Эрзи или Леонардо да Винчи, казались каким-то волшебным откровением Божественной Природы. А плеск сурной воды за кормой пароходика-моторки возбуждал во мне музыкальные мелодии благодатного Посурского края. Было время, когда плотогонов и речников на плоскодонных баржах по всей акватории Суры от Пензы до Васильсурска приветствовал колокольный звон православных храмов, коих было в присурских селах сотни. Они были и в Васильсурске, и в Курмыше, и в Ядрине, и в Порецком, и в Алатыре, и в Иванькове, и в Бар. Слободе, и в Саре, и в Полянках, и в Промзине, ныне Сурском, и в Кадышеве, и в Котякове, и в Сурском Остроге (ныне Первомайск)... Особым великолепием славился Храм села Сурский Острог Инзенского района Ульяновской области, который я посетил 9 августа 2003 года. Своим былым духовным и физическим величием Храм этот потряс меня, хотя он сегодня и пребывает пока в состоянии разрушения, к которому его привели бесы, глумившиеся над русскими святыми в 20-м веке по всему Историческому Полю Великой Русской Державы. В Храме стены облупились, штукатурка с них обвалилась, настенной иконописи нанесен непоправимый урон. На всякого входящего ныне в продуваемый со всех сторон Храм с одной из его стен с укором смотрит наш Величайший Святой Серафим Саровский, чей Образ настенный даже тот страшнейший вандализм не смог разрушить. Храм величественно красуется на высоком берегу села Сурский Острог и всем проплывавшим и сейчас проплывающим по Суре хорошо виден. А звон его колоколов в былые времена был отлично слышен по огромному посурскому пространству на десятки километров вдоль и вширь .

Да, могуча История Священной Суры и ее прибрежных Русских селений! Невосполнимые фрагменты нашей Сурско-Посурской Истории трагически сказываются на Русском Этносе Посурского края.. .

Путешествия по водам Суры особенно в июньско-июльское время являли пассажирам пароходиков и лодок сказочные Шедевры луговых сенокосов. Вот это были воистину русские сурские сказки! В мир этих сказок современная русская молодежь, живущая в селениях Посурья, уже не попадает. В сенокосную пору на луговых душистых полянах Околосурья сенокосов теперь нет, тотальная бесхозяйственность лишила их жизни. Это же трагедия! Да еще какая трагедия!

По этому страшному поводу седовласые сурчане ой как сокрушаются.. .

Было время, в несколько сот лет, прерванное бесовскими реформами 80 - 90-х годов 20-го столетия, когда богатства присурских лугов кормили сотни тысяч голов домашних животных. Летом с лугов Присурья лилась окрест Величественная Сенокосная Симфония. Все лето население луговых сел пребывало в праздничном настроении. На лугах все пело, плясало, играло, жужжало, трещало, попискивало, квакало, стрекотало, шелестело, сладко пахло, ржало, звенело, скрипело, гудело, тарахтело... А какая картина Жизни — купание лошадей на Суре? Во время купания ребятишки заливались смехом от неописуемого наслаждения, лошади заливались веселым ржанием, а рыбы плескались от счастья быть соучастниками сенокосного праздника.. .

Сенокосников подкрепляли щедро околоозерно-луговые ягоды: ежевика, клубника, смородина.. .

Поднимаясь на пароходике от Алатыря вверх по Суре до Кадышева и спускаясь от Кадышева до Алатыря, вместе с пассажирами суденышка мы то и дело купались в Суре. Веселья у сурчан было хоть отбавляй! Сколько я от них за двенадцать часов пути песен, частушек, шуток и прибауток, мудрых мыслей переслушал! А сколько они мне всяких посурских историй, баек, сказок поведали за время пути по Суре! У народа каждого присурского селения была своя изюминка рассказа, своя оригинальность его донесения до слушателя. Люди, плывшие на речном пароходике, всякими байками обогащали свое представление о прошлом и настоящем особом посурском мире, а мир этот ах как широк, как неохватен! Пассажиры рассказывали часто взахлеб, боясь не успеть, о житьебытье в своих родных селах, отличавшихся друг от друга особой оригинальностью, с оригинальными людьми в каждом из них. Слушаешь, бывало, рассказы сурчан-попутчиков и никак не наслушаешься. А юмора-то, юмора-то в тех байках сколько было!. .

Много раз наше уютное суденышко причаливало и к Иваньковскому берегу... Иваньково всегда тянуло меня к себе .

Это ведь старинное русское присурское село с мощной экономикой. Так было до 90-х годов прошлого столетия. Сегодня от былой мощи села мало чего осталось, лишь рожки да ножки. Такая неожиданная беда постигла практически все селения Великого Носурья. Однако Иваньково, село-красавец, и ныне к себе влечет. Влечет к себе прежде всего густо настоянным на былинной истории Русским Духом, хранящейся Посурской Святыней - Свято-Троицкой Церковью. В СвятоТроицкой Церкви особенное Убранство, представленное великолепием Иконописи, смотрящему с благоговением на нее она раскрывает перед ним Святые Тайны Небес. Так мне казалось, когда я согбенно переступил Порог Храма 3 августа 2008 года. Не знаю, к сожалению, кто расписывал этот чудесный Свято-Троицкий Храм, но художник, без сомнения, не только очень талантлив, он страстно верующий человек, наделенный доверием небес создавать в Храме такую высокую Инокопись, которая Возвеличивает Жизнь Небесную и Земную в их Божественном Единстве. Какое счастье быть прихожанином Такого Православного Храма! Какое же горе лишиться возможности постоянно бывать в церкви. В 30 - 70-е годы прошлого столетия такое горе постигло практически все посурское население, почти все церкви в присурских селениях были или разрушены, или закрыты для прихожан. Русскому православному народу некуда было сходить помолиться перед Образами Святых. Русскому человеку быть в Лоне Церкви необходимость. Без объятий с церковью Русский человек жухнет, остается без нравственной подпитки. Было время, когда заутреня и вечерня для православного человека являлись органической частью его жизни. Посещение и заутрени, и вечерни формировало мироощущение Русского Человека, его Образ жизни, его поведение в быту и общине. И сегодня, особенно сегодня (!), спасение Русской Души в Молитве. Это истина! Но для того чтобы постигнуть такую истину, человек должен совершить духовный подвиг. Человеку необходимо перестроить свое сознание, оказавшееся под тлетворным влиянием бесовщины. В Молитве спасение Святой Руси.. .

Выйдя из Стен Иваньковской Свято-Троицкой церкви, я, всматриваясь в лица его домов, пахнувших былым довольством, неспешно пошел по улицам села Иваньково на встречу с Иваньковской Сурой на крутой ее берег-холм. Сура, везде Сура. Она всюду, на протяжении девятисот верст, предстает перед посетившим ее человеком писаной красавицей. Как же я горячо Люблю тебя, моя Сура!

И с Иваньковского сурского крутого берега-холма, как и с Алатырского берега или с Кадышевского берега, или с берега бывшего уездного города Котяков, или с Никольской Горы в Сурском (Промзине), или с холма, по коему раскинулось село Сурский Острог, или с берега в окрестностях села Беловодья, Сура, Моя Сура, смотрится сказочно живописно. Так бы и не отрывал взгляд от этой Божественной Посурской Живописи! Это тебе не интернет.. .

На Иваньковском сурском берегу встретил группу пожилых мужиков, уже пенсионеров, коренных жителей Иванькова, его старожилов. Они пришли встречать из стада своих коров. Мы охотно разговорились. Тема разговора теперь везде одна — судьба России, Русского села, Крестьянина. Иваньково, как и мое Кадышево, как и Котяково, как и Бар .

Слобода, как Сурское, как и тысячи других Русских Сел, переживает острейший материальный, социально-нравственный и этнический кризис. Село катастрофически обезлюживается. Работы в селе нет, да и работать-то некому. Приемлемых для сельской молодежи экономико-организационных форм деятельности нет, вот она и бежит, сама не зная куда. А поля пахать некому... А животноводством и птицеводством заниматься некому... Коров и то в Иванькове осталось десятка два, говорили мне мужики. Коровам ведь сено нужно, много сена, а заготавливать его некому. В селе почти все население - старики.. .

От нас, сидевших на бугре, метрах в трехстах через большой овраг-дол - огромный заброшенный сад, способный прокормить жизненно важными для человека фруктами тысячи людей. Фрукты никто не собирает, они все гниют. Даже в своих садах иваньковцы фрукты почти не собирают - собирать-то некому, а если вдруг кое-как и соберут, то девать собранные фрукты некуда. Вот такая сверхстранная штука получается, суразных объяснений происхождения которой нет .

В долу, по коему лениво поднимались в гору к Иванькову коровы, резвились, падая, прыгая, кувыркаясь, площадно матерясь, совсем молоденькие, вдрызг пьяные или обкуренные наркотой сельчане, которым по делу-то не кувыркаться и валяться, подражая свиньям, по оврагам, а заниматься трудом праведным, трудом крестьянским, формирующим благородный образ человека. А они, спившиеся в 20 - 30 лет, как говорят старики, уже пропащие люди. Это же, дорогие мои россияне, наше будущее. Вот мы на сурском высоком берегу в некогда богатом традициями Русском селе Иванькове, любуясь Сурой и ее окрестностями, поглядывая с болью в сердце на откровенное свинство пьяной молодежи, судили да рядили о жизни в русском селе, о его призрачных перспективах. Куда мы тащимся, заблудившиеся в социальных дебрях русские люди? настойчиво спрашивали меня иваньковские старики, всю свою жизнь отдавшие работе на земле, кормившие родным хлебом весь народ Русской Державы .

Можно ли нам, россиянам, сдержать катастрофический социально-экономический, правовой и демографический оползень на Русское село, на Русского Крестьянина, остатки его, хотя и жалкие, в селах имеются, на многотысячелетнюю Крестьянскую Культуру, бережно хранившую в себе добрые русские традиции?.. Можно ли остановить невиданный в Истории Русской Державы беспредел социально-экономического и политического Безумия? Можно и очень нужно! Скорее нужно, нужно в этом направлении действовать стремительнее и решительнее, утверждаю я, 42 (!) года читающий курс Политической экономии и всю жизнь постигающий тайны бытия Русского Крестьянства, хорошо знающий Русское Село не понаслышке. Моя судьба прошлая, настоящая и будущая - Судьба моего Русского Народа и его коренной основы - крестьянства, постоянно бесовскими силами мордовавшегося... Для того чтобы остановить Гигантский оползень на Россию, на Русскую Деревню, в нас, в людях русских, Силы духовные, интеллектуальные, физические еще есть, бесы их окончательно из нас еще не выдавили. На сдерживание мрачного оползня-монстра, одиозного продукта темных сил, необходимо немедленно осознанно мобилизовать все, абсолютно все добрые национальные возможности, центральной из которых является неодолимое желание (а оно в Народе нашем пока есть!!!) сохранить для грядущих веков крайне тревожной, малоуправляемой Информационной Цивилизации Русскую, уникальную по своему Духовному Содержанию Нацию живой и здоровой, способной вести в Доброе Грядущее все народы Земли. В ближайшие годы нам, русским, необходимо прежде всего подняться с колен, на кои нас, наивных, очень доверчивых, бесы-нечестивцы ловко и быстро, без всякого нашего сопротивления, толкнув, поставили .

Мы, русские, привыкшие видеть абсолютно всех добрыми и порядочными, подлого бесовского натиска не выдержали. Уж больно все в 90-х годах прошлого 20-го века происходило вероломно и стремительно, наш Иванушка не успевал осознавать творившуюся вокруг трагедию.. .

Владеть такой Территорией, какой ныне владеет Россия, с проживающим в ней 130-миллионным разноплеменным населением надо с Умом. С большим Умом! При этом следует учитывать, что нам, людям Русским, все завидуют: и свои, и чужие. Всем хочется отвалить для себя какой-нибудь лакомый кусок Русской Территории. Отвалишь кусок или кусище, напичканный до предела природными богатствами, и живи не тужи, ренты до скончания всех веков хватит. Желание расширяться за счет России, большое желание есть и у Европы, и у Азии, и у Японии, и Америки. Наши правители про это, наверное, знают?. .

О многом я, обеспокоенный нынешней и будущей Судьбой России, Русского Народа, Русского Села, размышлял на живописных, первозданных берегах моей Суры, ставшей ныне почти ненужной тем, коих она столетиями вспаивала и вскармливала, помогала на Ноги встать. Стоя на берегу Суры в Кадышеве, в Алатыре, в Сурском (Промзине), в Иванькове, я мучительно думал о невостребованных нынешним поколением сурчан колоссальных богатствах Суры и околосурских территорий. Россия, наша Россия, богатая, очень богатая Держава, а вот распоряжаться богатством этим никак не научится. Почему? Потому что нам, живущим в природном изобилии, удовлетворить свои физические потребности и подножного корма хватает, а раз так, то зачем всякие другие источники удовлетворения потребностей, на них ведь какие-никакие усилия нужны, а подножный корм дарма дается. К эффективным трудовым действиям нас, россиян, никто и ничто не подстегивает. Мы довольствуемся тем, что у нас под ногами .

Под ногами-то всего полно остается, другому какому-нибудь европейцу или японцу на весь век хватило бы, а мы, щедрые, природные остатки затаптываем. Вот так и живем, хлеб с квасом жуем!. .

3 августа 2008 года встретился с Сурой, с Великой Святыней на ее левом берегу Никольской горой в Сурском, до 20-го века именовавшемся Промзином. Кому и зачем потребовалось это переименование? Промзино сегодня, как и пять столетий (а может быть, и много тысячелетий!) назад, живет, но живет слабо, народ без работы, бедствует, горько переживает за вдруг оказавшуюся свою ненужность... Что и говорить: жухнет некогда богатейшее селение Посурского края, селение, славившееся не только на всю Посурско-Поволжскую землю, но и на всю Россию, даже Европу, своей знатной Пристанью, которой ныне и в помине нет, о которой молоденькие сурчанепромзинцы и слыхом не слыхали. А когда-то промзинцы своей пристанью на судоходной реке Суре гордились, как гордились тем, что в их селе есть такая Русская Святыня, как Никольская Гора, со святыми родниками, бьющими из-под нее .

Гордостью Промзина (Сурского) была и большая мельница .

Сегодня она пребывает в состоянии разрушения. Много чего полезного для жизни промзинцев не стало. Маловато стало гордости у многих промзинцев-сурчан за Великую Историю своего Великого Промзина, патриотизм ведь ныне не в почете, людей-россиян склоняют исповедовать глобализм и прочие «измы».. .

В моей объемистой книге «Священная Сура» (изд. в 2000 году) есть очерк «Селения великого русского Посурья», в котором я пишу: «Каждое русское носурское селение имеет свою уникальную Историю, действующие лица которой творили Доброе Дело на своей Священной Земле... Русские Люди Творцы Великой Истории Посурья, горячо и нежно всегда любили свой стрижино-ласточкиновый, васильково-ландышевый, духом священной Суры орошенный Отчий край, свою поэтическую живописную Посурскую Родину. Эту негасимую Любовь к Земле своих Досточтимых Отцов и Дедов они завещали и нам - всем своим потомкам... Мы обязаны знать каждую черточку Истории своего селения, своего рода и племени, своей семьи. Мы обязаны знать свои Родовые Истоки и постоянно помнить о своих Генетических Корнях. Без Исторической Памяти нас на этой земле нет!..» По-моему, лучше я и сегодня не скажу.. .

О Промзине (Сурском) я в свое время создал Очерк «Легендарное селение Великого Русского Посурья. Историко-экономический и духовный очерк. - Казань, 2007 год», в котором привожу слова из «Энциклопедического словаря» Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона (изд. в 1898 г.).

В томе 25м этого словаря вот что сказано о Промзине (ныне Сурском):

«Промзино - Городище - село Симбирской губернии, Алатырского уезда. Жителей 4852; 2 школы, больница, аптека, почтово-телеграфное отделение, ссудно-сберегательная касса .

Свое название Промзино получило от находящихся здесь остатков городища... Значительная пристань на реке Суре. В 1859 - 1862 годах ежегодно в среднем отправлялось 1.584907 пудов товару... Кустарные промыслы, производство бумажных и льняных тканей, вязание чулок и варежек. Много ремесленников. Значительная торговля. Гостиный двор...»

Посурский край с его легендарными селениями Пензой, Котяковом, Кадышевом, Промзином (Сурском), Барышской Слободой, Сарой, Иваньковым, Алатырем, Ядриным, Курмышем, Васильсурском имеет Великую Историю, в которой Великие Жизни Великих Людей, великие факты, великие даты .

Об этом, вглядываясь с Никольской Горы в присурскую даль, уж в который раз я напряженно и озабоченно размышлял .

Перед моими глазами в сказочном сиянии лесолуговые просторы с шапками холмов посредине. Околосурье с Сурой богато уникальной флорой и фауной. И чего, и кого только в сказочных живописных посурских оазисах не водится?! Оазисы эти кишмя кишат всяким животно-растительным населением, зверьми и травами диковинными, диковинными пташками, букашками, бабочками, всякой ползучей тварью - змеями, лиственными деревьями, кустарниками, соснами и елями, а в Суре и в многочисленных озерах, речушках - рыбами вроде стерлядки, язя, щуки, линя, окуня, карася, пескаря, налима, сома, плотвы, леща.. .

Люблю я волшебные пейзажи родного моего Посурского края! Для меня, для моей русской души нет ничего милее пейзажей этих, способных околдовать всякого, кто в их плену окажется. И ведь надо же так необычно-красиво Посурью вырядиться! Прямо-таки как на свадьбу собралось!

Чудо и все!!!

Если немножко пофантазировать, стоя на промзинской Святой Никольской Горе, то сквозь пелену прошлых времен, вглядываясь в различные росписи околопромзинского пейзажа, можно заметить и справа, и слева, и впереди очертания множества дорог, троп, просек, некогда соединявших в единое целое десятки присурских сел, поселков, лесных кордонов, хуторов... Справа жил, вовсю денно и нощно трудясь на земле, народ русский в селах Черненово, Кирзять, а за Кирзятским сосновым бором, за заливными сурскими лугами на правом берегу Суры кипела жизнь в моем Кадышеве (Покровском) .

Слева, километрах в пяти от Промзина - Полянки, за Полянками - Барышская Слобода, напротив которой устье реки Барыш, на Барыше круглосуточно работало с десяток мельниц. За Барышской Слободой вниз по Суре село Сара, после Сары, опять по левому берегу Суры, раскинулось зажиточное село Иваньково. Впереди, к востоку от Промзина, невдалеке богатые русские села Белый Ключ и Лава со своей тайгой, левым крылом примыкающей к правому сурскому берегу. По тракту от Промзина через Б.Ключ, Кандарать, Белозерье, Вальдиватское, Станичное, Большие Поселки, а потом уж Карсун на Барыше. Все это я мысленно, вороша в памяти массу прочитанного книжного и газетного материала, представил. Какая все-таки в этих чудесных местах была емкая, наполненная трудами праведными Русская Жизнь! Ж и з н ь, совершенствовавшая Человека от Земли, от сохи, питавшая его надежды, дающая Радость Бытия. Сегодня жизнь эту заменил интернет, способствующий довольствоваться не радостями от единения с Живой Природой, а больными фантазиями из виртуальной жизни, из жизни механической. У Человечества всегда были крайности! В одну из них оно и сегодня впало.. .

Вглядываюсь в Суру. Сура, заметив это, поплескивает мне водичкой и помахивает со своих берегов горькими лопухами и игривыми талами. Под Горой невдалеке святые Никольские Родники, призывающие к себе попить целебной водички, особенно в мае, в День Николы, тысячи паломников со всех сторон России, а нередко даже и из-за рубежа. Я, очень верующий православный человек, бываю на Николу на Святой Горе и пью воду из Святых Родников почти каждый год на протяжении всей моей жизни, в детстве в Никольские Места, в Промзино, ходил с бабушкой Анисьей Архиповной пешем из нашего Кадышева. Оно всего в 17 верстах от Промзина. А где-то с 60-х годов приезжаю на Святую Гору помолиться из Казани, почти за 400 километров от Сурского (Промзина). Всего этого требует моя русская душа, ей обязательно несколько раз в году надо соединяться с живительным Воздухом Отчего Края.. .

Виделись мне с вершины Никольской Горы, к сожалению, в мечтаниях только, русские фольклорные праздники на поляне берега Суры, в нескольких сотнях метров от Горы. В 50 - 60-х годах 20-го века там ежегодно проводились развеселые праздники песни, собиравшие не только весь промзинскосурский народ, но и людей из многих сел Карсунского и Сурского районов, из ближайших сел Мордовии и Чувашии. Во время учебы в зоотехникуме в 1953 - 1957 годах в этих праздниках я тоже с удовольствием принимал участие. На праздниках песни на луговой подгорной поляне в окрестностях Сурского, с его северной стороны, стояло такое веселье! Плясали, пели, заразительно смеялись, а то и хохотали все их участники. На праздник люди приходили в лучших нарядах из семейных сундуков. А гармошек с балалайками сколько было!

А частушки какие ядреные молодежь выплясывала! Вот на таких праздниках люди и самореализовывали свои таланты в многотысячной разновозрастной толпе. Разгоряченный праздником народ купался в Суре, показывая и тут свою удаль, только пловецкую .

Фольклорные русские праздники широко бытовали во всех русских селениях Посурья. Реализовались они, конечно, в разных формах, часто были и приурочены к праздникам церковным, например к престольным: к Рождеству, Пасхе, Троице, Масленице... Фольклорные мотивы слышались в сенокосных песнопениях, в песнопениях во время уборки урожая, на свадьбах, во время проводов молодежи на службу в армию... Особенно щедро было исконно русское село на устный фольклор. Его золотые залежи я еще застал в своем присурском Кадышеве в послевоенные 40 - 50-е годы 20-го века .

Значение русского фольклора для самобытной России огромно. Это всегда понимало большинство образованных россиян.

В «Симбирских губернских ведомостях» 14 апреля 1837 года было опубликовано следующее «Обращение...», подписанное Великими П.Киреевским, Н.Языковым, А.Хомяковым, в котором они возбужденно, тревожно писали:

«Желая сохранить остатки нашей народной Поэзии, особенно Песни и так называемые Стихи, мы собрали в течение нескольких лет и приготовили к печати большое их количество. Опыт нам показал, что необходимо спешить (это ведь сказано еще в далеком 1837 году, 170 лет тому назад! - Ник. Нар.) с собиранием этих драгоценных остатков старины, приметно исчезающих из памяти народа с переменою его нравов и обычаев, что важно и в этом деле общее участие всех дорожащих спасением нашей своенародной словесности от конечного ее истребления и что для полного издания Песен и Стихов необходимо, чтобы они были записаны везде, где это возможно...»

Кстати, в сем Труде принимал участие А.С.Пушкин! Мы, грешники, заблудшие в потемках нескончаемых социального лабиринта, все свое родное стали забывать, особенно такая забывчивость нас постигла в 20-м веке, не отпускает нас из своих дьявольских тисков и сегодня. Русскому человеку становится душно от антидуховного смога.. .

О необходимости возрождения фольклорных праздников на Русской Посурской Земле я начал говорить, обращаясь к разной аудитории, и писать в разных изданиях давно, активно, наверное, с 60-х годов. Особенно я мечтал начать проводить такие праздники в моем присурском Кадышеве, в Махотином заулке, на Долгой Горе, на которой в былые времена летними теплыми вечерами собиралась вся молодежь села. Об этом мне постоянно сказывала моя мама Анна Михайловна, жившая в родной семье Галушиных до 18 лет недалеко от Долгой Горы, на маленькой улочке Скрипинке. Теперь на Долгой Горе, ставшей Поклонной, стоит семиметровый Православный Крест, воздвигнутый моими стараниями, как Символ Вечности Кадышева ( Покровского).. .

Есть ли в Посурье, как и на всей Русской Земле, условия для Возрождения Фольклорных песенно-плясовых праздников? Конечно есть! Только скорее и настойчивее надо начать этими условиями пользоваться. Для таких начинаний в России, в каждом ее населенном пункте, в городе и селе, имеется громадное количество учреждений культуры. Они по своему статусу обязаны это делать, но большинство из них, к сожалению, не делают. Для того чтобы Русская Держава достигла своего Ренессанса, ее народу надо не только страстно, увлеченно Работать, но и по-русски задорно веселиться. Об этом ведь говорит вся Мощная История Фольклора Русского, в котором мы находим добрые наставления о том, как нам, русским, жить сегодня и завтра.. .

У России, как бы мы друг с другом, славянофилы и западники, ожесточенно ни спорили, свой особый путь движения по Полю Истории в Будущее, как, например, у тех же японцев и китайцев, и индийцев... У Русской Цивилизации была и своя отлаженная Экономическая Система, о чем я рассуждаю в спецкурсе для студентов «Экономика Русской Цивилизации». Та система для своего времени была эффективной, аферизму в ней места не было. Зато она обеспечивала поддержку Духовности в народной среде, развитию институтов Нравственности, хотя и запоздалому по разным причинам национальному, культурному и литературному процессу. Экономика Русской Цивилизации в том виде, в каком она пребывала примерно до конца 18-го века, в сегодняшний экономический процесс полностью, конечно бы, не вписалась, но отдельные ее алгоритмы могли бы успешно прижиться .

Мы ведь Русские, у нас своя История, свои национальные корни, свои обычаи, свои привычки, Традиции свои, в нас имеются свои особенности, непохожести на другие народы, у которых, безусловно, есть непохожести на нас свои. Эту непохожесть нашу, русскую, в нынешнее время из нас отбойным молотком выкорчевывают, и мы этому мало сопротивляемся. Попробовали бы бесы этот прием на китайцах или японцах использовать.. .

За тысячу (!) лет жизни России, постоянно подвергающейся штормовым политико-экономическим и социальным атакам, ее Песенность никогда не угасала. Я верю в то, что и в нынешнее бесовское время Песенность из Русской Души не улетучится. Мы, россияне, еще Споем!. .

Вера в нашу неубиенность во мне каждый раз укрепляется в Священном Духе Промзинской Никольской Горы на фоне грандиозного Посурского Природного Живописного полотна, созданного Кистью Самого Бога. Мой Русский Народ, молясь, омываясь целебной водой из Святых Родников, верит в свое Духовное исцеление, и я как часть этого Народа тоже Верю. К своему окончательному исцелению от заразной болезни безнравственности мы, россияне, объединенные Православной Верой, подаренной нам Богом более тысячи лет тому назад, должны идти соборно.. .

С Никольской Горы вижу: мало чего материального осталось в Сурском от древнего Промзина, не сияет небесной красотой и старинный православный храм, бесами в прошлом веке он был разрушен, не увидел я на сурских улицах и былой промзинской умиротворенности. Вглядываясь в Миражи Прошлого, я так и не увидел, а уж очень хотелось увидеть, базарно-околобазарной канители едущих, идущих на промзинский знаменитый базар и с базара крестьян окрестных деревень. Базар этот уж лет 40 как умер, а со смертью самого базара исчезли и базарники. Вот так!. .

С Никольской Горы, а Гора-то ведь Святая, я видел, как с материальной гибелью русских сел на закуску бесам, так сказать, на окончательное убиение села, гибнут русские сельские школы. Это жесточайший беспредел! По сути дела, если нет в селе школы, а это ведь, кроме учеников Коллектив Сельских Интеллектуалов, учителей, - нет в нем культуры, а без культуры нет движения в Будущее, есть шанс свалиться в овраг первобытно-общинного строя. Всякие байки-убаюкивания об эффективности некой урбанизации школ - нелепица, созданная больным разумом. Пребывая в духовном комфорте Никольской Горы, я предчувствовал ужасы общего дискомфорта, вызванные текущей и последующей деструкцией сложившейся системы школьного образования. И чего только за предыдущие двадцать лет не разрушили, чего только не исковеркали?

Теперь торопливо, без всякой оглядки взялись за школу .

Несусветная канитель со школьным «реформированием» отвлекает учительский корпус от главного его дела - основательной учебы учеников, от передачи ученикам своих фундаментальных знаний, на основе которых ведь свершилась в СССР, в России научно-техническая революция и идет трансформация ее в революцию информационную. Кто остановит этот произвол с выдавливанием школ из полуживых русских селений? Кому нужны «реформы» по окончательному уничтожению сельской интеллигенции, ее изъятию из культурного процесса русского села? Лишь наивные, очень наивные люди могут поверить, что «реформы» школы на селе для села благо, что без этого «блага» невозможно повысить качество образования. Все это галиматья, да и только! А кто «реформаторы»? Какая цель у этой белиберды с «реформированием» школ? Прикрываются-то они прогрессом, а на самом деле - схемы, схемы, схемы без реальной начинки. Говорят эти белибердеры-реформаторы и о необходимости какой-то экономии на сваливании в кучу сельских школ. А триллионы долларов от продажи нефти куда идут? Не только же на строительство нескончаемого числа супермаркетов и на организацию супертусовок! Стоял на Святой Никольской Горе, Божественной Хранительнице Русского Духа, и мучительно, очень мучительно думал: в какую страшную бездонную западню Россия, моя Россия, попала.. .

От мрачных мыслей меня, стоявшего на вершине Никольской Горы, отвлекла торопливо плывшая вверх по Суре, кудато в сторону моего Кадышева, лодка-моторка. Лодка на Суре теперь уж, в начале 21-го столетия, невидаль. А когда-то по Суре столько всяких лодок, барж, плотов плыло взад и вперед! Жизнь Суры, на Суре и в Суре била ключом! Счастливейшие времена были для посурского народа! Сейчас в Посурье почти все застыло, в краю, некогда трудовым шумом до отказа переполненном, стоит пугающая тишина. Пугает своим безмолвием и моя Сура, бывшая одной из самых оживленных торговых дорог в центральной части Российской Державы.. .

Многие мои кадышане еще до 60-х годов прошлого столетия на лодках плавали в судоходное время на промзинский (в Сурское) базар и по другим делам. Это ведь сейчас всюду на машине, а тогда - на лошадке и где возможно - на лодке .

Лодку я любил! У нас была отменная лодка-долбленка, изготовленная мастером-лодочником - беловодским мордвином .

В нашей семье та лодка служила добрым подспорьем в решении хозяйственных дел. На ней в Половодье из-за залитых сплошь полой водой лугов, из-под боровых шишек (холмов) мы с тятей пеньки на дрова возили, а из-под Ершишных яров, что километрах в трех от нашего дома вниз по Суре, разделанный нами на дрова чернодуб на лодке свозили вверх по Суре на ее берег недалеко от нашего дома. Лодка многому чему служила: в сенокосную пору на ней сенокосники, мужики, бабы, молодежь, переправлялись на луга; почти все лето и осень всю я на своей лодке плавал то вверх, то вниз по Суре рыбачить; лодка потворствовала и нашим ребячьим забавам куда только, в какие только сурские места я со своими друзьями-мальчишками и девчонками на своей любимой лодке не плавал. На лодке мы, ребятня, сказочно время проводили: с нее ныряли в ласковую сурную воду; зацепясь за ее борта, мы сладостно бултыхались. Возможности лодки позволяли нам подплыть к любому месту, песчаному пляжу или яру, или сплошь заросшему островочку, и заняться охотой: из яров высучать стрижиные яйца или мед земляных пчел, а поднявшись на берег, покрытый душистой луговой травой и плантациями луговой клубники, лакомиться вдосталь неописуемого вкуса ягодой. Отойдя на десятки метров подальше от берега, мы забирались в околоозерные кустарники и за обе щеки уписывали ежевику, смородину, шиповник, походя, с озерной поверхности мальчишки для девчонок лилии-кувшинки собирали. А запахи-то шиповника, божественно цветущего, как нас дурманили! В какие только романтические путешествия они нас не отправляли. Какие только любовные надежды они нам не дарили. Это были сказочные мгновения поэтического полета еще молоденькой души!. .

Моя лодка, вспоминаю ее с благодарностью я, помогла мне, мальчишке, скрупулезно исследовать живописные берега Суры вверх до Беловодья (по воде до этого села от нашего лодочного причала, поди, километров десять), вниз вплоть до Алатыря, а это километров пятьдесят, не меньше. Особенно любил я на своем надежном судне сновать в акватории между Кадышевом и Сурском (Промзином). Сколько на этом чудном пространстве я всего перевидал до этих снований, речных путешествий, мною еще не виденных. Каждая букашка, каждая бабочка, каждая птичка, каждый зверек, жучок каждый, каждый кустик на экзотической кочке, каждый писаный красавец островок-оазис для меня были открытием. На лодке я постигал тайны Су рекой Вселенной. Особенно любил я наблюдать Жизнь стрижей, ласточек, куликов, земляных пчел .

Мириады стрижей, ласточек, куликов вытанцовывали замысловатые пируэты над Сурой, а пчелы своим жужжанием поддерживали непрерывность симфонической музыки, исходящей от яров Суры, тогда казавшихся мне живыми. А уж рыба-то, рыба чего только не вытворяла, плескаясь вокруг мерно плывущей по поверхности реки лодки! Тогда-то во время речных путешествий я и нагляделся на забавные проказы судака, линя, щуки, устраивавших игрища по песчаной отмели Суры. Вот это были концерты: птички пели, пчелы, шмели жужжали, лягушки квакали, рыбы плескались, в береговых палисадниках ветлы, тополя, талы, крапива дурачились похлестыванием друг друга сочными, пропитанными живительным соком листьями .

А уж какое наслаждение я, подросток, крестьянский сын, испытывал, слушая лягушачьи квакания о вечности, о неубиенности земной жизни, о радостной лягушачьей жизни в гостеприимных водах Суры и ее луговых озер. Слышались мне в лягушачьих оптимистических мелодиях звуки Вселенной. Моя лодка-долбленочка послушно маневрировала от одного берега к другому в поисках новых экзотических мест, своими природными таинствами будораживших мое воображение. Особенно притягивали меня к себе коряжьи селения, любимые пристанища многопудовых сомов. Сомы неустанно в межкоряжье шевырялись, что магически сказывалось на моем воображении. Как-то выйдя из лодки на песчаную площадку под одним из каршевных яров, густо заселенных коряжьим чернодубом, я заметил метрах в десяти от себя странное шевеление, кое то усиливалось, то затихало. Любопытство, как всегда бывает у ребятишек, взяло верх над страхом, и я, таясь и прижимаясь к изрытому стрижиными гнездами яру, начал подкрадываться к шевелящемуся предмету. И вдруг, о Господи, предмет этот, приняв очертания гигантской рыбины, начал шлепать по воде, сотрясая все окружавшие его коряжьи постройки. В эти волшебные минуты у меня страха не было, я испытывал счастье видеть такой природный факт, которого мне, семилетнему мальчишке, еще не доводилось встречать. Этот предмет, оказавшийся сомищем, поводил, поводил усищами и не спеша, как и полагается дородному существу, ушел в глубины Суры. Я же, довольный увиденной новой картиной сурского бытия, слегка полакомившись медом из земляных ульев, вскарабкался по яру на травянистый луговой берег Суры и принялся трапезничать клубникой, ежевикой, смородиной, другими ягодами, сладкими плодами, обильно висевшими на ветках околоозерных кустарников. В процессе трапезы были добрые встречи с ужами, ежами, енотами, лягушками, с другими жителями сказочного лугового оазиса. Подкрепившись, я ловко спускался с яра к своему верному судну, брал весло, отталкивал им лодку от берега и продолжал посурское путешествие. Подобные путешествия в летние месяцы совершались мною почти ежедневно после того, как я выполнял необходимые семейные работы, порученные мне родителями, ушедшими на колхозную уборочную.. .

Стоя в начале августа 2008 года на Никольской Горе, я продолжал старательно воспроизводить в памяти Былое, проведенное мною на Суре. Кто-то совершал кругосветные путешествия, а я, потомственный сурчанин, совершал путешествия кругосурские, утоляя жажду постижения порой внешне закрытых таинств земной жизни.. .

В памяти я воспроизводил полно всяких эпизодов из моей детской жизни в живописных природных чертогах Суры .

Особенно ярко являлись мне картины сурской жизни в Половодье, когда река Сура превращается в Сурское море. Сурское море во всем своем великолепии предстает перед всем, что живет, почти каждую весну в моем Кадышеве. Река Сура шириной в пятьдесят-сто метров заливает водой таящих снегов все широченное пространство лугов, озер, черней от правого высокого кадышевского берега вплоть до боровой гряды желтобрюхих шишек-холмов. А это 3 - 5 километров. В Половодье у кадышан, несколько дней, а то и недель лицезревших природотворное сказочное море, на них щедро дышавшее животворным, целебным духом, всегда было счастливейшее время. Оно, время половодского стояния, преображало кадышевский народ, омолаживало его, дарило ему светлые надежды .

Многие кадышане, у коих добрые лодки были, по полой воде, преодолевая многокилометровое пространство, по разным делам к сосновому бору плавали. Были и те, кто в полой воде, закрывшей собою озера, заводи, а не только луга, рыбачили, ловили много всякой рыбы. В этом промысле кадышевских мужиков принимал участие и мой Тятя, а с ним и я. Рыбы ловили полно! Нередко на островках, не залитых водой высоких местах лугов, поздними вечерами мужики варили уху .

Вот это была уха! За ухой шли нескончаемые разговоры - от степенных, толковых, рассудительных до бестолковых и фольклорно-развеселых. Частенько парни, с устатку хватившие стаканчик другой горячительного, пускались в пляс с приговорами, с исполнением ядреных кадышевских заквашенных на густом юморе частушек. Вот это было веселье! Оно приводило в неистовство весь боровой живой мир: лоси начинали реветь, кабаны хрюкать, а филины бубукать. Откуда ни возьмись, утки истошно закрякали. Лягушки, было задремавшие, усаживались где только было можно на кочки и начинали развеселившимся рыбакам своими ансамблями подквакивагь. Послушать концерт кадышан на островке устраивались еноты, ондатры, бобры, ужи, а возле островка - щуки, сазаны, сомы, лещи и разная рыбья мелочь. Сосновый бор для поддержания вдохновения веселившихся на острове старательно поддувал хвойный воздух. Божественное освещение на околокадышевское Сурское море, на сказочном острове которого от дневных рыболовецких трудов отдыхали кадышевские мужики, посылала с небес ласково улыбавшаяся Луна. Все это происходящее меня пропитывало, пропитывало основательно, на многие десятилетия, формировало мое мировоззрение, мои взгляды на земной природный мир, на людей, живших и созидающих в этом мире. Моя Сура всегда старалась укрепить мою Любовь к Отчему краю, к краю Отцов и Дедов, сделать эту Любовь нестираемой, не виртуальной, не мнимой, а реальной, негасимой.. .

От Суры всегда можно было ждать неожиданных сюрпризов, уж на подарки-то Сура была щедра: то рыболовам сома пудов на шесть подарит, то благосклонно преподнесет щуку на три пуда, нередко дарила в сети рыбака по центнеру стерлядки; был случай, это при мне, в начале февраля в шести крыленах, поставленных в заготовленные лунки, один кадышевский мужик поймал тонну налима, по десять пудов в каждой крылене. Меня, мальчишку, Сура постоянно одаривала добротными пескарями. На одном из сурских перекатов топталкой я налавливал пескарей по ведру, а то и по два. Кишмякишела всякой рыбой Сура под Ершишными и Каршевными ярами, первые - километрах в двух от северного конца Кадышева, вторые - километрах в четырех-пяти. В ярах гнездилось несметное количество стрижей, а пчелами устраивалось множество земляных ульев. Под ярами, обычно в коряжнике, вольготно обитала рыба - многопудовые сомы, немаленькие щуки, стерлядки, окуни.. .

Под обетованным кадышанами Ершишные и Каршевные яры больше подростки на заманчивую рыбалку ходили в ночь, с тем чтобы на утренней зорьке начинать удить. Вот это была романтика! Ранним утром из-за Лысых гор, обливая всю округу волшебным светом, торопливо собирается восходить на околокадышевское Посурье Солнышко; всюду поют, щебечут, насвистывают, особенно старательно-вдохновенно со стороны лугов, птички; заботливо квакают и в Суре, и в луговых озерах лягушки; накуковывают свои малоразборчивые мелодии в боровых чернях кукушки; на Прогоне, рядом с кадышевской улицей Скандаловкой, гомон провожавших в стадо коров, овец и коз людей; по всей поверхности сурской воды сплошное бульканье рыбы... И вот начинается клев, а с ним наслаждение, посещение радостного чувства причастности к чему-то необыкновенному. Во время всякой всячиной налюбуешься .

И чего только сказочного не посетит твою молоденькую головушку! Ты же несколько часов пребываешь в настоящей, реальной, а не в выдуманной сказке!. .

Удя по раннему утречку иод Каршевными ярами, любил я слушать чудесную лиственную музыку ветел, тополей, ив, осокорей, лип, талов, в изобилии росших в оазисе противоположного, правого, берега Суры. Симфонии растительного мира околосурского оазиса чаровали меня, звали на крыльях вдохновения к полету в красоты Будущего. В те волшебные часы о чем только я не мечтал! Моим мечтам не было предела, для них все границы были открыты.. .

Природа есть природа, она суть всего Бытия, что является бесспорным, а человек - украшение Бытия, без которого Бытие неминуемо поблекнет, а то и пожухнет. Вот так я обычно думаю, видя всякие, большие и маленькие, даже малюсенькие, коллизии между Природой и человеком, позабывшим свое место в круговороте Мироздания. О коллизиях между Человеком и Природой, в последнее время нарастающих, я думаю всегда. Как не думать об этом, если оно грозит нам нашей гибелью. О том, что мы, люди, только гадим, а за собой не убираем, свидетельствует изрядно испорченный за какие-то десятилетия окружающий нас природный мир. Последние пятьдесят лет, особенно в эти годы, мы, те, кого вспоила и вскормила Сура, безжалостно относились к ней, к Божественной Суре. Дошло даже до того, что мы стали травить эту красавицу Природы ядохимикатами, дьявольскими испражнениями так называемой индустрии. Отравляя Суру, мы отравляли ей принадлежащий уникальный сказочный природный мир .

Люди, как мне кажется, озверели совсем, подрубая сук, на котором вольготно восседали несколько тысячелетий. Не парадокс ли это? Конечно парадокс, дьявольский парадокс!

Однажды, это было лет сорок тому назад, воды Суры так отравили, что началась массовая гибель не только рыбы, но всей посурской флоры и фауны. Тогда летом, в сенокосную пору, кадышевский народ, в обеденный перерыв пришедший на Суру купаться, был свидетелем страшного зрелища: по Суре вверх брюхом плыло штук двадцать килограммов по сто еле живых, почти уже мертвых отравившихся осетров .

Осетры на протяжении столетий поднимались с Волги в верховья Суры на нерест. А на этот раз, как оказалось, они поднялись на смерть, уготовленную каким-то пензенским химическим заводом-убийцей. У сотен людей, смотревших на это трагическое зрелище, на глазах были слезы бессилия. После этого случая несколько лет запрещали из Суры брать воду и в летнюю пору в Суре купаться. Сказочную реку, жемчужину России, небесами украшавшуюся тысячелетиями уникальными живописными природными полотнами, группа жалких нелюдей, окопавшаяся в заводике-гадюшнике, чуть было не погубила. И никто за преступление это, насколько я знаю, не был расстрелян или в крайнем случае никто не получил пожизненный срок отсидки в колонии строгого режима. Люди присурских селений, а людей этих было сотни тысяч, из Суры постоянно пили воду, в Суре купались, в Суре сотнями пудов рыбу ловили, считавшуюся деликатесной по всей России. Сурская стерлядь, как всем, наверное, известно, подавалась к царскому столу. Полакомиться сурской стерлядочкой стремились в былые времена купцы, дворяне, чиновники разные со всей России. Сегодня стерляди в Суре очень мало водится, чему много причин, главные из которых, бесспорно, экологического характера. Всю уникальную флору и фауну Посурского края еще можно воспроизвести. Для этого, кроме воли Бога, нужна воля цивилизованного, высоконравственного, с осознанной гражданской Позицией Человека. Вот и все! Весь вопрос в том, когда эта человеческая воля начнет проявляться, как бы не было поздно .

Сура!.. Одна из Святых обителей Русского Православного Духа, Небесами уготованная в качестве благодатного Дара Посурскому Этносу. Сура - очень гостеприимная река, во все времена ее щедрот хватало на всех .

Посурский народ во все века заботился о своей кормилице и поилице Суре. Сура, как и все реки, пользуясь главенством на своей пойме, постоянно стремилась изменить русло .

В пятидесятых годах прошлого столетия старики-кадышане, некоторым из которых было под сто лет, рассказывали о работах по укреплению левого берега Суры в районе Кадышева с тем, чтобы она не прорвалась в сторону заливных плодородных лугов и не отняла у кадышан жизненно важные для них луговые площади. На сотни метров по песчаному берегу мужики ставили надежные плетни из талов. Плетни эти в полую воду заливало, и они становились надежным укреплением, сдерживавшим напор воды в сторону от русла, к лугам.. .

Где-то до конца пятидесятых годов речники вели каждое лето работы по очистке русла Суры от карш (карч), коряжника, мешавшего проходу плавсредств. В те годы Сура оставалась еще судоходной, и люди старательно ухаживали за ней.. .

Во все времена считалось неприличным выбрасывать в Суру, кормилицу и поилицу, разный мусор, нечистоты всякие. За чистотой Суры люди следили, они ее поддерживали. А сегодня что творят с Сурой?!

Во многих местах бывшую очень судоходную реку Суру без всяких особых причин взяли да и запрудили какими-то бетонными глыбами, имитирующими мосты. Вот это дикость!

Вот это варварство! И ведь за эти сверхуголовные преступления, насколько я сведущ, никто не ответил. Подумайте только, дорогой мой читатель-сурчанин, группе каких-то проходимцев взять да и задушить восьмисоткилометровую артерию Священной Суры, Центральной Реки России. Вот это варварство! Вот это дикость так дикость1 Куда это мы, хомо сапиэнс, прем? В какое очередное сатанинское болото тащимся?. .

Во Вселенной по имени Посурье самой любимой для меня Планетой является Планета Кадышево. На этой планете мое Начало, на ней жили поколения моих предков. В Кадышеве Жил и Живет мой дорогой, самый дорогой на свете народ. Так уж Всевышнему было угодно, что Кадышево оказалось в центре особо Сказочного Природного Оазиса, питаемого живительным Духом Священной Суры. Без Суры нет кадышевской истории, нет Биографии творца этой истории народа. Постоянно наяву и во сне мысленно встречаюсь с моим кадышевским народом, народом умным, во всем смекалистым, талантливым, милосердным, очень простодушным, дружелюбным, воистину с Народом Славянским, Русским Народом. Я не мыслю свою жизнь без единения с Кадышевским Народом, без его душевного тепла, неустанно согревающего меня.. .

Каждое посещение Кадышева для меня праздник. Стараюсь, чтобы такие праздники у меня были почаще, хотя бы раз пять в году. Без них мне не хватает воздуха, в мое сознание никак не пробьется вдохновение, в душе неудовлетворенность .

Свои посещения родного Кадышева всегда начинаю с посещения в первую очередь Кладбища, усыпальницы моих Предков, Родителей моих, моей Люсеньки, сотен моих друзей-кадышан - творцов Кадышевской Истории. Так было и 30 июля 2008 года, в день семилетия со дня кончины моей Людмилы Михайловны. Перед поминками, собравшими человек тридцать моих родных и близких, мы с отцом (священником) Василием, с рядом наших друзей побывали на Кладбище, помолились, поклонились всем усопшим.. .

В Кадышеве, уезжая и приезжая туда-сюда, гостил почти неделю, с 29 июля по 5 августа 2008 года. К скорби моей, рушится стало мое родное село. И в моем Кадышеве поселилась заброшенность. Дома некогда основательных мужиков пустеют, а, опустев, разваливаются. Потомственных кадышан в селе не остается. Поля и луга не обрабатываются, у них нет хозяев. Конечно, больно мне все это видеть, тем более на фоне живописного кадышевско-околокадышевского природного ландшафта, людьми покинутого. Великое присурское селение Кадышево - часть гигантской российской трагедии, постигшей деревню в последние двадцать-тридцать лет. Социальный смерч, громивший русские села, и сегодня окончательно еще не ослаб. От него продолжают исходить новые угрозы.. .

Возвращаясь с Кладбища, от тех, кто в разное время покинул этот земной мир, я долго стоял на вершине Церковного извоза и жадно вглядывался в лик легендарного Русского Селения Кадышева, коему не менее 400 лет. Четыре века Истории уникального Русского Селения! Вижу, как оно сегодня одряхлело. С его территории стерлись или почти стерлись когда-то народообильные улицы: Ветродуевка, Низовка, Чекеревка. Очень осиротел Махотин заулок. А как опустели Гребни, Кульковка, Табачница, улицы, еще до 40-х годов прошлого века густонаселенные знатными кадышевскими крестьянами?

С 1939 года не бьют колокола кадышевского Покровского Православного Храма, разрушенного бесами. Самоликвидировалось и околохрамовое кладбище. На этом святом месте теперь сельский Дом культуры. Вот так бывает.. .

Сильно поредели дома на четырехкилометровой улице, тянувшейся от центра села к югу чуть не до соседнего некогда уездного села Котякова. Большинство населения этой части Кадышева - старики и старушки, доживающие свой земной век в полуразрушающемся родном селе. Было время, когда в селе жили около пяти тысяч человек в полутора сотнях домов, а нынче в нем доживает около трехсот тех людей, коим уж некуда деваться. Они, по сути дела, молча, терпеливо влачат жалкое существование, смиряясь с тем, что с ними бесы вытворяли с конца 80-х годов прошлого столетия. Они, ворча, говорят: «Куда деваться, если нам такое житье уготовано». А ведь еще тридцать лет назад в Кадышеве было около ста автомобилей грузовых, комбайнов, тракторов, а при них более ста механизаторов. Дойное стадо коров в кадышевском колхозе насчитывало голов пятьсот. В личных хозяйствах кадышан дойных коров имелось не менее трехсот. Были в селе добротные коровники, свинарники, овчарни, конные дворы. Поля ежегодно засевались, луга косились, а сено в ометы складывалось. Все трудоспособное население Кадышева обязательно работало. В селе непрерывно строились добротные дома с не менее добротным подворьем, рассаживались плодово-ягодные сады, а при садах обзаводились пчельниками. Процесс наращивания качественной сельскохозяйственной продукции до конца 80-х годов 20-го века был достаточно интенсивен. У народа Советского Союза интерес к Деревне нарастал. И вдруг - полный обвал всего, что связано с сельским хозяйством в разных его формах. Люди из села ринулись в крупные и малые города, в райцентры, и там их встретил тот же обвал, если не хуже, сдетонированный либеральными «реформами» дельцов-«политиков», выучеников мирового бесовского отродья. Мое Кадышево, как и сотни других сел Великой России, превратилось в колдобины, в рытвины, в ухабы, в мочажину, в бастыльник. Такое обезображивание Русского Села компьютерами не поправишь. Здесь нужен Мужик, Русский Крестьянин! Его, Мужика этого, надо вернуть на землю во что бы то ни стало .

Средства массовой информации, день и ночь зудя про виртуальные «реформы» на селе, реальную Жизнь все больше и больше обезлюживающего села, покрытого густыми зарослями бастыльника, материально напрочь обескровленного, не показывают, скорее всего, это делать им не позволяют сексуальные программы и программы всяких ужастиков, отвлекающие людей от желания питаться здоровой пищей с отечественных полей и ферм. А может быть, что еще тут скрывается.. .

В начале августа моего юбилейного 2008 года я жадно, сгораемый ностальгией, всматривался в лик родного Кадышева не только с Церковного извоза, его вершины, но и с Долгой Горы, выпятившейся над Махотиным заулком, в котором испокон веков жили мои Родители, мои Дедушки и Бабушки .

Моя Долгая Гора и теперь под покровом семиметрового Поклонного Креста, воздвигнутого несколько лет тому назад моими стараниями, в которых участвовали сотни кадышан, чьи корни в этих благословенных местах. В десятках метров от Горы, справа, росли, благоухая, могучими своими телами сдерживая оползень холмов, знаменитые своей красотищей Махотины тополя. А вперед от тополей, к западу, наш Нарышкин Махотин огород, рядом с которым с северной стороны с 30-х годов примерно до начала годов 70-х 20-го века располагался Конный двор. В Махотином заулке даже во времена моей молодости вовсю кипела жизнь, сегодня для ее кипения основы нет, из нескольких десятков домов сейчас в этом заулке осталось пять, из них три нежилые, уже обветшавшие. Цока меня как-то утешает то, что еще живет Сад Отца, наш Сад1 На улицах Низовке и Чекеревке лет пятьдесят назад проживало человек по семьдесят, сегодня живут единицы людей .

Берега Суры по всей округе густо заросли тополями, талами, лопухами, крапивой, загородив проход к реке. А когда-то здесь были десятки лодочных пристаней и мест для купаний. Очень голосистой являлась вся территория северного конца моего Кадышева, природной средой которой я любуюсь с Долгой Горы, а теперь - тишина, людская безголосица .

Махотин извоз, любимец мой Извоз, с западной части Долгой Горы, внизу. И он теперь молчит1 А почти до 80-х годов прошедшего века Махотин извоз был важнейшей транспортной и пешеходной артерией, соединявшей воедино разные части мощного присурского селения Кадышева. На протяжении веков (!) Жизнь Махотина извоза была круглосуточной, непрерывной во все времена года, в любую погоду .

За его фантастической жизнью я с рождения своего наблюдал в окна нашей избы. Интереснейшими фактами жизнедеятельности Извоза для меня являлись спуски и подъемы по нему лошадиных повозок, станцией для которых был соседний с нашей усадьбой Конный двор. Мелодии ржаний лошадей, приветливых или сердитых, до сих пор в моих ушах. Я, глядя на извоз, не успокаивался даже поздним вечером до тех пор, пока не спускался по извозу с тяжелейших полевых лошадиных работ мой любимец Сокол, невероятно трудолюбивая лошадь, терпеливо сносившая все невзгоды, то и дело валившиеся на нее. Трудолюбивой и терпеливой была и лошадь Сонька. И с ней мы были друзьями. Друзей-лошадей на соседнем Конном дворе у меня было много. С каждой лошадью я старался ласково обращаться, каждой лошади я старался чем-нибудь потрафить. Лошади на мою детскую приветливость отвечали взаимностью .

С Долгой Горы Махотина заулка тогда же, в первых числах августа 2008 года, как и в другие предыдущие дни, месяцы и годы моего пребывания на этом Священном месте, я старался воспроизвести в памяти сторожку Конного двора, всегда, бывало, укрытую полусгнившей черной соломой и пропахшую дегтем, кожаной сыромятной сбруей, дымом табака-самосада, мужицким потом, самогонным перегаром, ядреным матом, неустанным гомоном, пересоленным кадышевским фольклором, заквашенным на шутках, прибаутках, побасенках. В этом-то деле кадышевские мужики были уж спецы! В свободное от книгочтения время я старался обязательно посетить сторожку или, как ее все называли, конюховку. В ту пору, в послевоенное время, когда не было ни радио, ни телевизора, ни интернета, наша конюховка являлась своеобразным информационным центром колхозно-крестьянской жизни кадышан. Информационный центр - конюховка - старался давать такую информацию, без которой жизнь кадышевского народа пожухла бы, стала бы серой, раздражающей людей, привыкших о каждом все знать сполна. После получения конюховской информации кадышанин должен был ее основы довести до каждого, с кем там или тут встречался. От такой информации зависело принятие кадышанином должных решений, касаемых его действий, его пребывания в социально-психологической среде села. Мужики, посетившие конюховку, пока всего не наслушаются и пока вдоволь не выговорятся, из нее не выходили. От такого их никто не мог сдвинуть, порядок есть порядок, ворчали мужики, не нами он заведен и не нам его отменять. Все соглашались.. .

Завсегдатаи клуба-конюховки знали абсолютно все и про всех: кто у кого родился, кто женился, кто помер и собрался помереть, кто с женой подрался, кто с перепоя пузом всю ночь страдал, кто вот уж третьи сутки от запора мучается, кто к кому из города в гости приехал, у кого картошка уродилась с детскую головку, у кого моль сожрала последний полушубок, какая баба неряха, кто вторую неделю в бане не мылся, у кого тыквы с кадушку пятиведерную величиной, в какой семье бабы распутницы вплоть до седьмого колена, у кого в роду были дураки, чьи семьи испокон века воровством славились, в какой семье парня в армию не берут из-за того, что у него моченедержание, в какой семье лодырь на лодыре, как солить огурцы, чтобы они до нового урожая не раскисли, какую закуску надо есть для того, чтобы от литра выпитого перегона не свалиться под стол, чем завлечь ту или иную девку, кто умеет из бабы злой дух изгонять, кто может ворожить и угадывать почти дарма будущее, кто хороший печник, какая баба умеет квас ядреный готовить, после выпитых трех кружек которого похмелье как рукой снимается, у кого в породе были усилки, которые ударом кулака с ног сшибали полугодовалого быка, в чьей семье были мужики, поднимавшие за один угол сруб пятистенного дома, кто без закуски за один присест может выпить четверть (три литра) самогонки, которая аж горит, только поднеси к ней спичку.. .

В конюховке частенько проводилось что-то вроде форума или симпозиума, как правило, на кем-то заданную заранее тему. От дебатов, разворачивавшихся на подобных форумах, я, мальчишка-дошкольник, не имевший другой информации, аж обалдевал. Вспоминаю некоторые темы собраний в конюховке. Одна баба, считавшаяся среди кадышан достаточно умной, открыв конюховское сооружение, считавшееся дверью, от скрипа которой все разом вздрагивали, прямо с порога леденящим душу голосом выдала небывалую в нашем селе новость о том, что конюху Н.Н. с соседнего конного двора сделали в райбольнице такую операцию, на какую московские хирурги не решились бы: конюху Н.Н. для сохранения ему жизни вынуждены были вырезать... полсердца, после чего тот мужик быстро пошел на поправку. Ошарашенные такой новостью мужики разом проговорили: «Да!..» Потом у них начался чес - у кого на голове, у кого на спине, у кого в штанах... И пошел невиданный и неслыханный гомон, сдобренный солидными порциями ядреного мата. Через какое-то время по поводу той операции было уточнение: конюху Н.Н. не полсердца удалили, а вырезали часть легкого .

Было и такое брожение умов кадышан в конюховке. Рьяно, с мужицким запалом, говорили конюховцы о возможностях многотысячелетнего пребывания на Часовенской горе, стоящей верстах в четырех к востоку от кадышевской улицы Ветродуевки, рядом с Пузихой, бывшей когда-то лесом, а с начала двадцатого столетия ставшей нолем, Ноева. Ковчега. От богомольных кадышан, среди них была и моя Божественная бабушка Анисья Архиповна, я с пеленок слыша;! утверждение о том, что Ноев Ковчег после того, как Всемирный потоп стал спадать, остановился на Горе, ныне именуемой Часовенской .

За тысячелетия он углубился в грунт этой горы, там, в горе Часовенской, и хранится. Спор мужиков о реальности присутствия Ноева Ковчега на околокадышевской Часовенской Горе ни к какому результату не привел. Каждый остался при своем мнении, которое определялось степенью наличия у того или иного мужика фантазии. Эти сказочные разговоры вокруг Ковчега на Часовенской Горе несказанно будоражили мое детское воображение.. .

Как-то в конюховке один из очередных споров мужиков чуть было их до драки не довел. Спорили о чудище невероятно громадных размеров, якобы с незапамятных времен живущем в луговом озере Глубоком, расположившемся в двух верстах от левого берега Суры рядом с сосновым бором. У каждого мужика в споре была своя система доказательств. Некоторые утверждали, что они сами, проходя ранним утром по тропе между боровой шишкой (холмом) и Глубоким, видели это страшилище, буйствовавшее в водах озера. Один мужичишка, считавшийся среди сельчан отъявленным болтуном, даже божился, что он, как-то плывя на утлой лодчонке по Глубокому, как говорят, нос к носу с озерным чудовищем столкнулся. С тех пор с испуга теряет память, а иногда с ним случаются и припадки. Мужикам, набившимся в конюховке, ничего не оставалось, как принять и эту сомнительную версию.. .

Много баек в клубе-конюховке я в детстве наслушался об оборотнях. Байки про оборотней так меня околдовали, что я ночами боялся из избы на крыльцо выйти. Воображение конюховцев рисовало оборотней то в образе лошади, то свиньи, то собаки, то умершей давным-давно старой бабы, слывшей по селу чернокнижницей. Вечером, наслушавшись всякой всячины про оборотней, я расстояние в сто метров от конюховки до своей избы летел как ошпаренный под лошадиный хохот, свиной визг, лай псов человечьим голосом.. .

В конюховке-клубе много я получал от кадышан поучительных, нравоучительных сведений, связанных с четырехсотлетней историей нашего Великого присурского селения Кадышева (Покровского). Мужики, особенно пожилые, постоянно вели разговор о добрых народных традициях, своеобразных духовных опорах, на которых твердо стоит кадышевская цивилизация. От завсегдатаев сторожки Конного двора в нашем Махотином заулке впритык с плетневой городьбой нашего картофельно-тыквенно-огуречного огорода я много всего полезного узнавал о кадышевских семьях, о биографиях не только тех, кто жил в то время в Кадышеве, но и о тех, кто по разным причинам в разные годы покинул родное село. В Конюхове я слышал про тех кадышан, кто прославил Кадышево на века. Абсолютное большинство разговоров в конюховке были степенные, серьезные, особенно для нас, молодых и молоденьких, очень поучительные.. .

В раннем детстве у меня сложились теплые дружеские отношения с лошадьми Конного двора в Махотином заулке .

Все лошади этого двора были рабочие, их труд был неизмерим. Трудились они и ночью и днем, на отдых им отводилось мало времени. Кормом, овсом и сеном, болыю-то тоже не очень баловали. Лошадям даже поржать-то вдоволь не было времени, знай только одну каторжную работу в необузданном колхозном хозяйстве. Все лошади позволяли мне с ними забавляться: то забраться на них и сесть верхом, то ласково их погладить, то сопроводить лошадок из конюшника к водопойной колоде, то сенцом, потаясь, их побаловать... У каждой лошади было свое имя: Сокол, Сонька... Если я по какой-то причине к лошадям не появлялся, они заметно проявляли по этому поводу беспокойство, выражавшееся в том, что лошади, слегка ржа, клали свои головы на плетнево-таловую городьбу и огромными бездонными ласковыми глазами смотрели в ту сторону, откуда должно свершиться мое явление. При моем явлении добрые лошадки общим ржанием приветствовали меня. Я каждую из них по очереди обнимал и одаривал детскими поцелуями. Зимой лошади жили в холодном, продуваемом всеми ветрами с полураскрытой соломенной крышей несуразном Конном дворе. Летом после работы лошади паслись вдоль дворьев по всему селу, что являлось для них и веселым гуляньем, и дополнительным питанием свежей травой.. .

Вплоть до 50-х годов 20-го века в селах Советского Союза, России, гужевой транспорт был основным. Вклад лошадей в социально-экономическую жизнь сел был неоценим. За это я бы лошади памятники по всей России поставил. Все грузы в селах переправлялись в нужное место гужевым транспортом. В Кадышеве в годы моей молодости работы на лошадях были круглосуточными. Куда ни глянь, по всему семикилометровому селу стояли или двигались лошади, запряженные зимой в дровни (сани), летом - в телеги, тарантасы, роспуски... Лошади, тащившие всякие повозки, и днем и ночью доставляли кадышевскому народу из леса дрова и стройматериалы, с лугов - сено, на мельницу - зерно, с мельницы - муку.. .

Много чего делали доброго для кадышан лошади. Без лошади не обходились сенокосы на лугах, уборочные на полях. В Кадышеве до 1930 года было около тысячи семей, и практически каждая семья имела минимум одну лошадь. С организацией в селе колхозов появились Конные дворы, куда скопом согнали всех лошадей крестьян. С этого времени жизнь лошадей в резервации - Конных дворах, стала невыносима .

Почти такой же беспросветной стала жизнь и у кадышевского колхозного народа, бежавшего из родных Пенатов кто куда, в разные чужие края. А в начале 21-го века докатились до того, что и бежать уж из села нашего некому - всех кого можно было давным-давно выдавили. Что сельскому мужику нынче делать? Столбовой, неподвижный вопрос, на который и отвечать-то мужику никто не собирается. Ему намекают: выкручивайся как можешь.. .

Особая боль у меня за кадышевские заливные луга, заросшие бастыльником, усеянные огромными кочками. Луга, раскинутые на сотни гектаров, теперь стали никому не нужны. Четыреста лет, с начала 16-го века, на лугах этих траву косили, убирали ее в сено, сеном кормили до ста тысяч голов разного скота, а последние десять лет про них и думатьто никто не думает. Это же ужасная трагедия! Каждый год четыреста лет подряд, до начала 21-го века, через Суру к сенокосу деревянный мост строили, теперь на луговой берег не на чем перебраться: моста нет, лодок нет, а уж про паром, когдато ходивший через реку, и говорить нечего. В общем, и в Кадышеве за пятнадцать перестроечных лет создали сатанинский продукт перестройки .

А какая ведь тоска у кадышан, живущих ныне и вне Кадышева, и в нем, по сенокосам на присурских лугах! О таких разливанных луговых праздниках уж, видимо, и мечтать нам нечего. Все предпосылки для их организации бесовское отродье выкорчевало, оставив народу вместо праздников тягостные, серые, унылые будни.. .

Когда-то в сенокосное время весь кадышевский народ попраздничному выходил на луга, памятуя поговорку «Один день год кормит». Люди к сенокосу готовились особо, из сундуков лучшие наряды вынимали, всякие пьянки прекращали, сенокосные орудия труда - косы, грабли, вилы, в порядок приводили, на всякий случай гармошки настраивали, огородную продукцию в достатке готовили, исправность лошадиной сбруи проверяли.. .

Все кадышевско-сурские луга, площадь которых тянулась на семь километров между сосновым бором и левым берегом Суры, целый месяц наполнялись с раннего утра, часов с пяти, до позднего вечера разновозрастным народом. В сенокосную пору всем хватало дел: мальчишки верхом на лошадях копешки к ометам свозили; женщины молодые и старые траву растру шали и сено согребали в валки; мужики косили траву, а потом подсохшую в сено копнили и стоговали. Были среди сенокосников и свои кашевары, готовившие для них к полудню обед. Особо праздничным настроение у людей, работавших на сенокосе, было во время обеда. Наработавшись косой, вилами, граблями, они с аппетитом уписывали из домашних блюд наваристый суп и параллельно вдавались в шумные разговоры, как правило, комментировавшиеся шутками, прибаутками, побасенками, фрагментами ядреных частушек, подначками, кое-кто слегка забиячнил. Иногда сенокосники - бабы, мужики, парни и девки, передохнув, вернув себе силы, пускались в пляс с приговором, отчего даже лошади пускались в ржание-хохот, а мириады жаворонков и стрижей над головами сенокосников начинали неистовый многоголосый птичий галдеж, к которому, я думаю, не без радости присоединялись со своим кваканьем лягушки всех соседних с сенокосной луговой поляной озер. Как было хорошо в те минуты и людям, и птицам, и лягушкам, и лошадям, и всему звериному луго-озеро-лесоборовому царству. Вот это была Настоящая Жизнь!

Такую Жизнь вряд ли сможет смоделировать компьютер даже в ближайшие тысячелетия. Зря мы так поспешно, необдуманно кичимся возможностями компьютеризации, способной якобы пренебречь Природой, заменить ее на какие-то модели, сконструированные в будущем искусственным интеллектом! Тут мы, люди, чего-то не то городим!. .

На сенокосе всякое случалось. Разные сюрпризы Природа преподносила кадышевским сенокосникам, например неожиданные проливные дожди с сотрясавшим все вокруг громом и невероятно ослепительными молниями, при виде которых аж дух захватывало и сердце куда-то от испуга пряталось. Особенно бабы, крестясь, испуганно причитали: «Господи, спаси и сохрани нас, грешников, от такой страшной напасти!

Пришло, поди, светопреставление!» Гром гремел с такой силой, что казалось, земля проваливается под ногами, озера выплескиваются на луга, а сосновый бор весь валится с шишекхолмов. Лошади, поливаемые проливным дождем, прижавшись к ометам, на всю эту несусветицу в отличие от нас, людей, своими большими все понимающими умными глазами смотрели спокойно, даже, как мне казалось, торжественно-приподнято и немножко с лукавинкой. На лугах стоял такой частокол из молний, сквозь который ни одно живое существо не могло протиснуться. Казалось, что от ежесекундных вспышек молнии все вот-вот вспыхнет и мгновенно испепелится. В такую страшнейшую грозу испуг, конечно, у каждого сенокосника был, многие от него дрожмя дрожали, кого-то и колотун бил, у когото случалась и истерика. Как не пугаться, когда в такую грозовую погоду над головой, казалось, даже небеса разверзались, в их утробе такая мешанина из переполненных водой туч, молний и громов творилась, аж волосы дыбом вставали и даже сознание помрачалось. Стихия есть стихия! Она почти всегда неожиданна, вероломна, бывает и разрушительна .

Что касается меня, я грозовую погоду с ливнем, молниями и громом люблю с раннего кадышевского крестьянского детства. Такая погода бодрит меня, очищает мою душу от всяких ненужностей, поэтизирует ее, зажигает в ней факел вдохновения. Так уж, видимо, я устроен. Много раз грозовая погода меня застигала врасплох то на лугах, то в лесу, то в поле, то в лодке на Суре, то на Лысых, Чигиришных, Елховых горах, я с ней встречался один на один и никогда, впрочем, не пасовал .

Нередко даже блаженствовал от таинственных, необузданных игрищ природы. Пребывая в этой грозовой природной стихии, я постигал какую-то особую жизнь, чем-то, хотя бы внешне, напоминающую Сотворение Мира.. .

А что после буйства грозы на лугах, где какой-то час назад стоял сплошной гром, сверкали молнии, лил дождь как из ведpa? Ничего особенного. Как обычно, набирало оборот сенокосное жизнедвижение. Скошенная трава начинала подсыхать, пролитые дождем насквозь валки сена раструшались, иногда и копешки сена для просушки раскидывались по сторонам, недокошенные участки травы начинали скашивать. Короче говоря, крестьяне не любили лодырничать, они всегда, в любых ситуациях, находили себе дело... Через два-три часа про похождения стихии даже забывали. Таков наш крестьянин!. .

С сенокоса народ нашего северного конца Кадышева переправлялся через Суру обычно вброд по ее перекату под Каюковым огородом. Мужики, сняв штаны, а бабы, подняв до подбородка подол платья, готовясь к переходу, каждый раз причужали, устраивали какое-нибудь оригинальное веселье с приплясами и выкрутасами, сопровождавшимся частушками местного сочинительства. Над Сурой разносился, залетая во все присурские огороды и в открытые окна изб, гомерический хохот, вызванный потехой на песочном берегу реки. Многие от охватившего их смеха кувыркались по песку. Стоял такой задорный смех, от которого даже лошади не могли удержаться, - так ржали, что рыба начинала прыгать из воды. Шедшие по Махотину извозу с иасьбы коровы, услышав сильнейшие потоки смеха, плывущие из-за Суры, с другого ее берега, останавливались, пытаясь уловить в потоках этих родные звуки своих хозяев... Сенокосники, перейдя переправу, выходили на кадышевский берег Суры и с ходу приступали к решению уже семейных дел на огороде, во дворе, в избе: поливали водой овощные культуры, доили коров, кормили кур, топили печки, в которых на скорую руку чего-нибудь варили или жарили.. .

Сквозь пелену ушедшего в Вечность времени с Долгой очень родной мне Горы, помнящей всех моих родичей, я не мог не заметить усердную работу кадышан на своих огородах. Огородная жизнь - особая жизнь. В ней было больше поэтического, чем физического. Если что приносило счастье в трудной жизни Русского Крестьянина, так это Огород - спаситель не только от голода, но и от часто безысходного их положения .

Сколько было Огородных Оазисов внизу, в окрестностях Долгой Горы, у крестьян Махотина и Семенова заулков, улиц Низовки и Чекеревки! На месте нынешних пустырей, заросших бастыльником, крапивой, репейником, колючкой, видятся мне богатые продукцией Огороды Махотиных, Нарышкиных, Семеновых, Шилиных, Латышовых, Есенковых, Сугробовых, Редькиных, Слеповых, Егоровых, Агафоновых, Парамоновых, Комлевых, Каюковых, Серовых, Трушеных, Глазистовых, Карташевых, Перцевых, Лобановых, Гладковых, Сучилиных, Лутиных, Бочкаревых, Пячиных, Ганьчевых, Навдаевых, Коротеных, Зюлиных, Седовых, Соколовых... Это ведь какая-то сотая часть Кадышева (Покровского)! В Кадышеве насчитывалось более тысячи изб (домов), и при каждом доме обязательно был огород. Теперь пока еле теплится огородов, наверное, менее сотни. Они ни в какое сравнение не идут с огородами, которыми крестьяне владели и которые заботливо возделывались до 80-х годов 20-го века. За какие-то 1 5 - 2 0 лет огородничество в Кадышеве пожухло, о его необходимости народ стал забывать. Огурцам, дыням, свекле, тыквам, помидорам, картошке, моркошке, брюкве (грухве), капусте, редиске со своего огорода сельский житель начал предпочитать африканские бананы, американскую картошку, европейские огурцы, пропитанные гербицидами и пестицидами и прочей химической гадостью .

Наш огород, огород моих Родителей, отличался от многих других огородов своей ухоженностью. С гор, окружавших наш огород, любо-дорого было смотреть. Люди, особенно те кадышане, кои стали жить в городах и приезжали к родным во время отпуска, часами любовались не только Сурой и околосурскими природными красотами, но и нашим огородом с 1959 года и садом при нем. Великолепие Усадьбы моих Родителей пленило собой не одно поколение кадышан и их гостей .

Особенно притягивал к себе добрых людей наш сад о шестидесяти яблонь разных элитных сортов, о кустах тридцати вишни, о десятках кустов смородины. Было много в саду деревьев сливы, росли в изобилии кусты крыжовника. В саду меж деревьев стояли до двадцати ульев, из которых заботливые пчелы с раннего утра до поздней ночи то за Суру на луга или в боровые черни, то через горы, стоящие над нашим садом, торопливо летали на медосбор, за взятком. Жизнь в нашем огороде и саду была сказочной. К сожалению, такой, какой она была наиболее яркой на протяжении двадцати пяти лет, с 1959 по 1985 год, ее уже не вернуть - нет в живых тех, кто эту жизнь поддерживал сказочной. Нет Тяти, он умер в 1985 году, нет Мамы, ушедшей из земной жизни в 1990 году. Без них и сад, и огород осиротели. Они стали какими-то понурыми, даже птичьи симфонии их мало веселят.. .

Как можно забыть наш огород, на пятнадцати сотках которого (вторые пятнадцать соток с 1959 года были заняты садом) при благоприятных условиях в некоторые годы родилось до трехсот неохватных руками тыкв (вкус пареной в русской печке тыквы до сих пор стоит в моем рту), еще с этих соток нарывали до трехсот пудов картошки. А на помидорных грядках сколько добра собирали! Огород полностью обеспечивал нашу семью луком, огурцами, морковью, сахарной свеклой, капустой, подсолнечными и тыквенными семечками.. .

Никаких овощей заботливые крестьяне в магазине не покупали. Впрок, на всю зиму и весну, до нового урожая в дубовых кадушках, хранившихся в погребе, крестьяне солили огурцы, помидоры, капусту, грузди, мочили яблоки. У заботливых крестьян огородной продукции хватало вдоволь на весь год, нехватки в ней не было .

Крестьянскую душу радовали ряды подсолнечника, посаженные вдоль огородной тропы, радовали запахи картофельной ботвы, не знавшей где-то до семидесятых годов агрессии колорадского жука. А какой целительный аромат исходил от огуречных грядок! Огородные запахи, смешавшиеся с запахами столетних тополей, дородно стоявших в Заманихе, под горой, бодрили Человека, пропитывали его живительным воздухом, давали достаточные силы для нелегкой крестьянской работы.. .

Многие кадышане, не имевшие других, побочных заработков, скажем, от валяльного промысла, жили только огородом. Огород в военные и послевоенные годы спасал народ села от неминуемой голодной смерти. Многие крестьяне на огороде выращивали не только овощные культуры, но и просо, иногда гречиху, даже рожь и пшеницу. Обычно этим культурам отводилось по сотке-две. В страшнейшие 1941 - 1950 годы такая структура огородных посадок и посевов являлась необходимостью. Обеденный стол надо было как-то многообр а з и е с тем, чтобы люди поддерживали свою жизнеспособность. И народ продержался до лучших времен, когда стал есть хлеб вдоволь .

Все эти сложнейшие перипетии Бытия народа присурских селений встают передо мною постоянно, где бы я ни был. Мысленно я ищу, ищу мучительно ответы на трудные вопросы, заданные практикой жизни. То, что мы, двигаясь вперед по разнообразным дорогам жизни, непрерывно плутаем, я убеждаюсь на примере очень неровного социально-экономического развития Посурского края. Население края жило и живет в крайнем напряжении, то и дело шарахаясь из стороны в сторону. Оно что-то важное для обеспечения нормального хода жизни и находит, но тут же теряет, заблудившись снова на перекрестках социально-экономических дорог. В жизни народа присурских селений, как и всех селений России, нет даже относительной стабильности, которая позволила бы ему не дрожать за свою судьбу и судьбу своих детей и внуков в будущем. Вот что меня и весь мой народ беспокоит! Мы оказываемся заложниками каких-то малопонятных нам сил, пытающихся ослабить нашу веру даже в самих себя, веру в возможности жить спокойно и хорошо, безбедно жить, жить трудом праведным.. .

Хоть мы и продекларировали устами «реформаторов», что желаем жить при капиталистическом рынке, широко используя рычаги бизнеса, но пренебрегать возможностями государственного регулирования не имеем права. Возможности государственного регулирования, как практика хозяйствования последних двадцати лет показала, необходимо использовать для создания условий эффективного хозяйствования на земле. Надо помочь селу вернуть в него Крестьянина, без которого село окончательно погибнет. Не надо с космической быстротой плодить в России мегаполисы. В вопросах расселения народа не надо ставку делать на них, губя традиционное расселение людей в десятках тысяч сел (деревень), хуторов, станиц, поселков. Мегаполисы проблему продовольственного обеспечения россиян не решат, это даже дураку понятно. В жизни людей, даже тех, которые переселятся на другие планеты, и обеспечение продовольствием - проблема не вторичная, а первичная. Кто будет с этим спорить?! Это же аксиома .

Селу сегодня необходимы прежде всего мощная материально-техническая база и люди, способные реализовать ее возможности. Миллиарды долларов, полученные от продажи национальной нефти, надо не в «черные дыры» пихать, а направлять на возрождение российского села, способного полностью обеспечивать потребности населения России в продовольствии. Возрождением российского села необходимо заниматься всем миром, а не передавать село на съедение разного рода «бизнесменам»-аферистам. Доходы от интенсивного развития сельскохозяйственного производства должен (!) получать в первую очередь Крестьянин, а не спекулянт-посредник. Спекулянт-«бизнесмен» жаждет только наживы, а не процветания села. Если не ограничить, а то и совсем исключить алчность разных дельцов, паразитирующих на земле, то они полностью из нее все соки высосут и разбегутся кто куда - и ищи-свищи их. К Российской земле требуется отношение сыновнее, а не пасынковое. Для россиян-патриотов земля — Мать, а не мачеха, как считает сонмище нечестивцев-антипатриотов. Так, как я, думает 99 процентов россиян, но думы эти властями никак не востребуются .

Власти прислушиваются к тому одному проценту, который не думает так, как думает большинство населения России. Что же делать? Просить власть пройтись по территории заброшенных тысяч сел и послушать плач Русской земли.. .

Вот еще что совсем скоро потеряет сельчанин — умение работать на земле, формировавшееся на протяжении многих столетий. В полуразрушенных селах остались единицы тех, кто умеет косой траву косить; грабли и вилы деревянные сенокосные смастерить; косу пробить и наточить; телегу или сани сделать; правильно на огороде картошку и овощи посадить; капусту и огурцы впрок посолить; в русской печи хлеб или пирог испечь; яблоки мочить; топор на топорище насадить; кузнечным делом заниматься; столярничать; валенки валять, валенки подшить; швейной иглой пользоваться; корзину (зобню) из талов (ивы) сплести; лошадь в телегу или сани запрячь; корову подоить; русскую печь из кирпича сложить; за пчелами ухаживать; гусей разводить; окна застеклить; крышу дома покрыть; кадушку и бочку смастерить; омет сена по всем правилам поставить; зерновые культуры на поле посеять; сад (яблони, вишню, сливу) рассадить; резные наличники смастерить; лошадь подковать; технически исправным трактор или комбайн содержать; полусгнившее или сгнившее крыльцо отремонтировать; входную дверь в избу устроить.. .

Все это не только ностальгия по прошлому здоровому деревенскому быту, а и мечта об основательной сельской жизни, опирающейся на умение работать на земле. Без умения все основательно делать, что необходимо в крестьянской жизни, не будет и Сельской Семьи, без которой нет Села.. .

Без традиционного села с Мужиком во главе одни лишь животноводческие комплексы - индустриальные свинарники, коровники, овчарни (хотя они и нужны), продовольственную проблему не решат. Индустриальные продовольственные комплексы не решат задачу оптимального размещения по всей территории России сельскохозяйственных предприятий с работоспособным необходимым населением рядом с ними. Непродуманное создание комплексов нанесет окончательный удар по селу. Комплексы эти нуждами села заниматься не станут, у них возникнет полно своих проблем. Создание индустриальных комплексов в животноводстве и растениеводстве отрицать глупо, они нужны, но их функционирование должно происходить в органической связи с селом. Инфраструктурой села кому-то же надо заниматься! Бизнес-комплекс станет заниматься только тем, что ему выгодно, ему как воздух необходим барыш. А какой барыш приносят объекты, например, социальной инфраструктуры? Хотя без них нет и села. Каким же образом сельчанину удовлетворять свои культурные и духовные нужды? Кто им будет строить и ремонтировать дороги, школьные и клубные здания, помещения библиотек, больницы, пансионаты для престарелых и тяжелобольных жителей села? Ну где-то, скажем, комплекс и взвалит на себя такую обузу, но ведь эти проблемы необходимо решать не в десятках селений определенного региона страны, а в сотнях тысячах населенных пунктов громадной территории России. Главное, что меня беспокоит, - комплексы вряд ли хотя бы приближенно решат задачу возвращения на землю Крестьянина, без которого не станет села и не решатся тысячи разных социально-экономических, психологических, духовных, нравственных, культурных, этнических проблем, традиций. Для нашей страны, для России нашей, такая ситуация, сложившаяся неожиданно молниеносно, - трагедия. Великая территория России обязательно, это закономерность, должна иметь повсюду опорные пункты ее здоровой жизнедеятельности - села, поселки, города, хутора, населенные людьми, умеющими и желающими не спекуляцией заниматься, а трудиться: выращивать хлеб, содержать коров, другой домашний скот; варить сталь; производить машинную технику; лечить людей; учить детей; пробивать окна в информационно-электронную эпоху - на площадку, с которой мы ступим на территорию других планет... Вот так! И никак по-другомуI Надо тем, кто старается хоть как-то сельскохозяйственному производству помочь, почаще быть в селах, особенно в тех, кои совсем недавно были материально богатыми, а сегодня от них одни головешки и догнивающие пеньки остались. Надо наконец-то понять суть происходящего на селе! Люди, вы слышите меня?.. Разрушенное село, особенно русское, вернуть к уровню хотя бы конца 80-х годов трудно, очень трудно, на издевательство над селом бесы сил не жалели, но реанимировать его необходимо. Вначале реанимировать, поставить на ноги, затем окончательно сделать наше село жизнеспособным .

Вот о чем я мечтаю больше всего.. .

И в Кадышеве, и в Сурском - Промзине, и в Карсуне, и в Алатыре, и в других селениях Посурского Края, и в Казани где бы и когда бы я ни был, в мою память являются счастливые походы с тятей и мамой на ягодные, грибные и прочие промыслы в сказочные окрестности присурского Кадышева:

в лес, в бор, на околокадышевские белошапковые горы, на лесные поля-поляны, в долы и овраги, на луга и на их озера, к Нижней и Верхней заводям, к Ершишным и Каршевным ярам, в Луки и к Каменнику... В раннем детстве все эти походы мне казались особо фантастическими, забавными, щедро вводившими меня в новые, доселе неизвестные миры. Про каждое место, где бы нам ни доводилось быть, Родители и Бабушка Анисья Архиповна рассказывали такие былинные истории, от которых у меня аж дух захватывало. Под Лысыми горами, уверяли меня они, был бивак самого Стеньки Разина, а на Часовенской горе хранится до сих пор Ноев Ковчег, ио Большому Долу проходила из Симбирска Москова дорога, а по Бурлацкой тропе кадышевские мужики на Волгу бурлачить отправлялись. Дорогой, по коей мы шли к месту назначения к грибной или ягодной поляне, Бабушка и Родители сказывали всего полно про Баркову гору, про лесную поляну Семироднички, про Пузиху и Кондакову, про Сомову и Козлиху .

На Барковой горе будто бы живет целое поселение леших, а в Семиродничках в ветхой землянке с незапамятных времен якобы стоит на молитве как лунь седой старик-отшельник.. .

Все эти побасенки мною воспринимались как очень серьезные, правдивые истории. Начиненный ими, я продолжал фантазировать, сочинял и для себя, и для друзей красочные рассказы, в которых появлялись уже мною представленные герои .

Для подтверждения выдуманного в реальной жизни, в реальных событиях я старательно повторял и повторял маршруты походов с родителями в лесные чащобы, на опушки леса, под Чигиришны, Елховы и Лысы горы, стал потихонечку отправляться и один, стараясь испытывать себя на психологическую прочность. В меня начал пробиваться Мужик!

Как не любить полевую дорогу, замысловато тянувшуюся меж посевов ржи или пшеницы, или овса, или гречихи, или гороха?! По краям дороги с обеих сторон - ромашки, васильки, незабудки... Над головой - неустанно поющие жаворонки... А вглубь от дороги - неоглядные нивы, упиравшиеся с восточной стороны в гряды холмов-гор, покрытых лиственными лесами... Казалось мне, что я не иду, а плыву в терпком живительном духе родной природы. Живописные картины природы - это и созревающие хлеба, и зеленеющие леса, и манящие к себе запахами клубники, душицы и развеселыми голосами родников Чигиришные, Лысые, Елховые горы, Часовенская, Барковая, Свальная горы, и Ларишный, Пузишный, Чигиришный, Липовый овраги, и Большой дол, и Леса-поля Козлиха, Кузнечиха, Лариха, Пузиха, Кондакова, Сомова.. .

Сколько таинств открывалось передо мною во всех этих волшебных оазисах нашей Посурской земли! Те таинства казались мне никогда не исчерпаемыми и до конца непостижимыми. Ведь природа сотворяла их многие миллионы лет с участием всех сил Мироздания, но без участия человека. Во всем своем неохватном содержании природотворение для человека непостижимо, не постигнет технологию природотворения человек и через миллионы лет. Технология эта доступна только Творцу всего сущего в Безбрежном Космосе. С таким умозаключением нормальный человек вряд ли будет спорить.. .

Полевая дорога в окрестностях присурского Кадышева — одна из дорог на Большак моего движения в Будущее .

Первые ориентиры этому движению давала мне полевая дорога, по которой я ступал в основном в теплом окружении своих Родителей, своей Бабушки Анисьи Архиповны и сотен других мудрых, умных, добропорядочных, деловых кадышан, на протяжении многих лет уже постигавших тайны мира.. .

Полевая дорога - мой исход из Природного, Натурального Мира в Мир Индустриальный, Искусственный, торопливо, часто с колоссальными ошибками, просчетами создающимся, метущимся в лабиринтах Мироздания человеком .

Природный мир ведь предполагает Здоровую Эволюцию, а мир Искусственный - революцию, о результате которой человек лишь строит догадки .

Зловещие тени ядовитой части Индустриальной Цивилизации на полевой Кадышевской дороге, в то время окруженной девственной природой, в годы детства и ранней молодости мне доводилось встречать частенько. Однажды в расцвете лета мы с Тятей неторопливо в сопровождении интеллектуально развитого пса Сигнала направлялись в Большой дол по грузди. Окружавшая наш путь природа нас радовала. Полученной радостью мы друг с другом делились. И вдруг то, что мы в полкиломегре впереди увидели, нас повергло в шок .

Перед нашими глазами тянувшаяся несколько километров полоса молодого березника предстала пожелтевшей на фоне за ней ярко зеленеющих лесов. Подойдя ближе, мы увидели кучи неряшливо наваленных повсюду гербицидов и прочей ядовитой дряни. Первым пробу из одной кучи снял Сигнал .

Чуточку лизнув белое ядовитое вещество, пес заорал и одурело понесся к речке с целью избавить морду и пасть от ядовитой пудры. Пес с небольшим отравлением ядохимикатами справился, а вот березник нет: несколько десятков гектаров леса погибло. Был случай этот где-то в 60-х годах 20-го века .

С тех пор каких чудовищных размеров такая пагуба уродовала природу России на всей ее территории, ущерб, нанесенный природе, исчисляется десятками триллионов рублей за какието последние 50 лет. Казалось бы, человек из этого должен сделать нужный вывод, но нет, он продолжает природу уничтожать, прибавив к прежним методам уничтожения новые, более изощренные. Скоро, наверное, он в издевательствах над природной средой в полную силу станет использовать интернет и нанотехнологии, и еще чего-нибудь бесы ему подскажут.. .

Я застал то время, с ним совпали мои детские и юношеские годы, когда, например, из Суры воду пило все население присурских сел, а сел тогда было сотни; в знойную пору во время работ в поле или в лесу жажду утоляли из калужин, колдобин, из колеи от тележных колес, заполненных дождевой водой. Пригодной для питья была вода луговых озер .

Плоды шиповника, смородины, ежевики не были поражены «индустриальными» болезнями. Дожди являлись целебными и для человека, и для всего растительного и животного мира .

Такого масштаба эпидемий леса, бора, трав и в помине не было .

Здоровье леса, трав, всей флоры и фауны поддерживалось Силами Природы, созданными для этой цели сотни миллионов лет тому назад .

У природы был специальный механизм, способствующий ее самовоспроизводству в здоровом виде. Эпоха ничем не обузданной индустриализации этот механизм вывела из строя .

Это трагедия Земли, с которой неразумное человечество сегодня не желает справиться.. .

Издевательство над Природой всюду, в какой бы уголок, например, Посурской земли, мы ни заглянули. Это факты. Я их подтверждаю своими многочисленными поездками по территории Посурского края, в его селения, на берега и луга Суры, на луговые озера, на заросшие бастыльником бывшие колхозные и совхозные поля, в лиственные леса и сосновые боры.. .

Бесчинства в отношении к природе со стороны людей ныне достигли апогея. Издевательства над природой сегодня некому остановить. Потребительство к природе приняло чудовищные формы... Надежды на интернет в этом величайшем процессе отношений между человеком и природой абсолютно иллюзорны. Виртуальный и реальный миры слишком противоположны в понимании Сути Бытия, подаренного Человеку Богом для его стремления к Устроению Райской Жизни на Земле - Космическом Корабле, носителе Содержания одного из Вселенских миров.. .

Человечество, опьяненное прогрессом, по пути к информационной Эпохе слишком запуталось в каждодневном решении бесконечного ряда жизненно важных задач и только поэтому допускает очевидные трагические перекосы в своем движении. Главное из таких перекосов - потребительско-издевательское отношение к Природе, родившей и сформировавшей хомо сапиенс, то есть всех нас 6,5 миллиарда человек, ныне живущих на Земле и ставших по отношению к ней обыкновенными пиявками. Наглядевшегося на природную среду, за каких-то 50 лет превратившуюся в свалку индустриальных испражнений, поневоле начнут глодать мрачные мысли-видения, поневоле посетят невеселые, тревожные думы о возможном конце света, коим нас пугают темные силы ада.. .

Люди, все 6,5 миллиарда, должны подчинить себя оптимистическим Желаниям Природы, не вступая с нею даже в мельчайший конфликт, вместе создавать и поддерживать на земле райские условия для среды проживания. Это обязаны понять абсолютно все человеки... Пример. Понадавали в России людям земельные участки для садово-огороднической деятельности, и вся территория вокруг городов сразу же превратилась в сплошную мусорную свалку, озера с хрустальночистой водой - в ядовитые жижеотстойники, опушки лесов и лесные поляны - в игровые площадки для «элитного» народа, луга рек и речушек - в непроходимые заросли сорной травы... Как с этим безобразием бороться? Законами и воспитанием. У нас и того, и другого в должной мере нет. Как раньше надеялись, так и сейчас продолжаем надеяться на авось. Авось обойдется, думаем мы. Однако авось не всегда обходится и кончается положительным результатом, нередко следует трагедия.. .

Способен ли Россиянин, Русский Человек, справиться с решением глобальных природоохранных и продовольственных проблем, возникших в нашей стране во второй половине 20-го столетия и резко обострившихся в начале третьего тысячелетия? Я, десятилетия много читавший литературы в этой области знаний и непрерывно анализирующий прочитанное, постоянно изучавший отечественную и мировую практику хозяйствования, категорически, решительно утверждаю: да, эти проблемы мы способны решить! Я верю в это. Без веры в способности Человека, которыми его Сам Бог наделил, остается нам, безвольным людям, подняв от бессилия руки, ждать апокалипсиса. Даже те люди, которые пока живут в полуразрушенных селах, ныне, к несчастью, лишенных напрочь необходимой для работы на земле материально-технической базы, и то продолжают настойчиво верить в Возрождение Села и эффективного Крестьянского Уклада Жизни, верить в Возвращение Разумного отношения Человека к Природе. Мы всетаки пока еще хомо сапиенс .

Нам надо вернуть самим себе здоровую Природу, особых средств для ее лечения не требуется, нужна лишь Негасимая Любовь к ней. Вернувшаяся к нам Здоровой Природа и начнет во всю силушку человеколечение, избавит нас от множества недугов, мешающих нам, людям, сосредоточиться только на Созидании, на получении от Земной Жизни Радостей во много крат больше, чем мы сегодня получаем от больной и измученной нами Природы. По-другому я рассуждать не могу .

Ведь есть логика в этих рассуждениях. Есть в мыслях моих и здоровое содержание, из которого можно создать здоровую конструкцию.. .

Нельзя не вспоминать постоянно грибообильные и ягодообильные, пока еще остающиеся первозданными кадышевские леса и луга, хотя дьявольский топор браконьера изрядно леса покалечил, а бесхозяйственность замусорила луга бастыльником .

Кадышевские грибники и ягодники все лето на протяжении 400 годов за грибами и ягодами ходили и в Верхний лес, опоясывающий село сказочными рощами, чащобами, палисадниками в четырех-пяти километрах от него, и в сосновый бор, по шишкам-холмам тянувшийся по всей западной границе сурских заливных лугов, и на луговые поляны, и в околоозерные заросли смородины, шиповника, ежевичника, боярышника, черемухи, рябины.. .

Жители северного конца Кадышева грибы больше собирали на Пузихе, в четырех километрах к востоку от села, на Ларихе, смежном с Пузихой лесополе, в Семиродничках, недалеко от Ларихи, на Кузнечихе и в Козлихе, раскинувшихся по Лысым горам к северу и востоку, и обязательно в Чигирихе, устроившейся внизу восточной части Чигиришных гор, любезно ее защищающих от северных ветров.. .

Особенно я любил бродить в поисках груздей, белых грибов, подберезовиков, подосиновиков, волженок, рыжиков, сыроежек, свинороек по Чигиришным оврагам, долам, нагорьям, заросшим березами, дубами, осинами, липами и папоротником .

Расстояние до Чигиришных мест от Нижней речки, пересекающей две улицы - Щелкан и Ветродуевку, всего километра два. Все грибники ходили по обочине поля Болота, ставшей доброй грунтовой дорогой, мимо расписанных стрижиными гнездами, сурковыми и сусличными норами белогрудых Чигиришных гор, из-под которых били ключи-родники. И я с зобней на плече тоже в Чигириху ходил по этой дороге. Счастливейшими были те путешествия! В жаркий день из каждого родника пил живительную водичку. Из отвесных яров гор доставал маленькие, с детский кулачок, земляные домики пчел, лакомился хранившимся в них медом. Утолял аппетит стрижиными яйцами из высученных мною гнезд, которых по остовам гор-холмов было видимо-невидимо. На подошвах гряды гор (холмов), густо заросших ягодником, лакомился вдосталь ароматной клубникой, а на поле, засеянном горохом, за обе щеки трескал горох. Два километра пути проходил часа за три-четыре. Из дома выходил обычно вместе с родителями, они - на колхозные работы, а я - в Чигириху по грибы, часов в семь утра, а возвращался домой как правило на закате солнышка всегда с полной корзиной (зобней) белых грибов и груздей невероятно удовлетворенным щедротами кадышевско-чигиришной природы. Бывало, попадал под ливневый дождь, обычно сопровождавшийся грозами, громом и молнией. Такая обычная для посурских мест стихия меня не пугала, ее проказы я выдерживал стоически, никогда не хныкал, жалобами родителям не докучал. Представьте себе: пятилетний мальчишка, застигнутый ливнем в лесу в двух километрах от села, с зобней, полной грибов, весь насквозь промокший, идет по размытой дождем дороге под оглушительные раскаты грома, в сплошном непрерывном сиянии молний и не хнычет, считая, что так надо. В такие ситуации в военные и послевоенные годы попадало все сельское население от мала до велика. Люди работали день и ночь, без всяких выходных и без ссылок на непогоду. И маленькие, и старенькие наряду с трудоспособными людьми старались посильным трудом заработать себе кусок хлеба, а в селе - запастись продуктами леса, рек и озер, луговых ягодных полян и околоозерных кустарников. Народ мобилизовал себя на спасение от голодной смерти. Такая мобилизация - великая битва Человека за продолжение своей жизни на Земле.. .

Родители меня очень Любили, берегли от всяких жизненных напастей, потому и бездельничать, лодырничать, заниматься всякими непотребными делами не позволяли. Низкий поклон Им, Тяте и Маме, за Это! Низкий поклон всему старейшему и старому поколению Россиян за то, что они больше жизни любили свою Россию, и за то, что не спекулировали возможностями своей Родины, а работали на ее материальное, культурное и духовное могущество.. .

Перед старшим поколением Русского Народа, по отношению к моему возрасту, я всегда преклонялся — и в детстве, и в зрелом возрасте. Перед кадышевскими стариками я без их позволения никогда не сидел, старался, как это было возможно, выражать им почтение. Перед старшими людьми вульгарно себя не вел. Всему этому меня учили родители. Родители меня еще учили: старшим по возрасту не хамить; над нищими, калеками и душевнобольными не насмехаться, а стараться кому милостыню подать, а кому руку помощи протянуть; в кошек, собак, птичек, лягушек камнями не бросать, из рогатки в них не стрелять; чужого без разрешения хозяина не сметь брать; спекуляцией, одним из наиболее греховных «дел», не заниматься; Господа Бога не хулить; с хороших людей пример брать; в семье старшим во всем быть помощником; вина не только в рот не брать, но и не нюхать;

сквернословие - грех великий; всегда и во всем оказывать высокое почтение Родителям, всему старшему родному поколению; не сметь никогда ослушиваться своих Родителей; поддерживать необходимый порядок в доме (избе), во дворе, в огороде, в саду; следить за чистотой своей души и тела своего;

очень уважительно вести себя по отношению к соседям по дому; не бегать (не ходить) по полевым и огородным посевам, беречь труды землепашца; во избежание пожара не баловаться с огнем в избе, в сарае, на сеновале, в лесу, возле стогов сена на лугах; не кричать на домашних животных и не хлестать их чем ни попадя; не учиться сутяжничеству; прилежно выполнять всякую работу; настойчиво стараться учиться и грамоте, и всякому полезному делу, без которого в жизни не обойтись; не подвергать себя опасностям, где это не требуется;

уважительно относиться к людям любой национальности, по возможности у каждого перенимать лучшее из жизненного опыта; гордиться своей родиной - Россией, своим древним селом присурским Кадышевом, своим родом и племенем, своими Родителями; стараться познать поучительные уроки крестьянской жизни; не забывать великие традиции своего великого народа, своей благородной семьи; не забывать хронологию своей семьи, стараться знать биографию своих Отцов и Дедов;

постоянно посещать Кладбища, на коих покоятся ушедшие из Земной Жизни в Вечную Родственники, Друзья и Знакомые, молиться за них; знать сказки русские, былины, народные предания, песни и частушки русские, передавать их из уст в уста, не хулить и свой русский народ, и народы, с которыми ты бок о бок живешь века; в лихую годину вставай на защиту своего Отечества - Святой Руси; с детства до глубокой старости презирай лихоимцев, пагубников Русской Души; с омерзением относись к ворам и насмешникам над самобытной Крестьянской Русской Культурой; в любых, даже очень сложных, жизненных ситуациях храни святую честь Русского Человека; не кокетничай с ненавистниками твоего благородного Русского Народа; учись распознавать сатанинский облик зла, стараясь умно противопоставить ему Добро, памятуя, что Добро всегда являлось для Русского Человека Путеводной Звездой;

живи только трудами праведными, жизнь за счет спекуляции, обмана, «удачных» афер, маклерства, сутенерства, это «жизнь», точнее, игра, не русского человека, о чем свидетельствует вся история тысячелетней жизни православного русского человека; относись с глубоким почтением и к конюху, и к землепашцу, и к плотнику, и к валяльщику, и к огороднику, и к уборщице, и к трактористу, и к агроному, и к доярке, и к пастуху, и к слесарю, и к сапожнику... Ведь они - подлинные творцы блага на Земле; не паясничай перед юродивыми, Бог тебя за это легкомыслие может наказать; любую работу делай как для себя: надежно, добросовестно. Родительские заветы я никогда не забывал. Всю свою 70-летнюю жизнь старался следовать им.. .

Особое место в моем воспитательном процессе занимала очень набожная моя бабушка Анисья Архиповна, в девичестве Махотина. Бабушка, оставшаяся вдовой в 37-летнем возрасте, вырастила троих детей: Наталию, Матрену, Василия (моего отца Василия Ивановича). Сколько я ее помню, она умерла в 50-м году 20-го века, когда мне было 12 лет, бабушка непрерывно молилась, соблюдая все религиозные ритуалы. Бабушка Анисья Архиповна знала множество Библейских сказаний, с которыми щедро делилась со мной при любой возможности. Внушала мне содержание заветов Святого Писания - Ветхого Завета, Нового Завета. Особенно старательно разъясняла мне Евангельские Заповеди. Моя божественная бабушка формировала во мне Православного Христианина .

Сама она являла собою пример человека высоконравственного, по-крестьянски очень трудолюбивого. Бабушка отличалась обостренным чувством высокого милосердия и миролюбия .

Она старалась вложить в меня те качества, которыми обладает Настоящий Человек. С ее стороны я никогда не слышал в свой адрес каких-либо окриков, навязчивых нравоучений, угроз. Говорила она тихо, спокойно, но настойчиво. В те годы, 40-е годы 20-го века, в моем родном присурском Кадышеве было несколько cor стариков и старушек такого возраста с 70 до 100 лет, как моя бабушка Анисья Архиповна. И все они, как Анисья Архиповна, были набожными, с очень высокими православными моральными устоями, отличными семьянинами, влюбленными в Крестьянскую Жизнь. Уж плохому младшее поколение кадышан, включая их детей, внуков и правнуков, они не учили. Кадышевская молодежь в окружении и под добрым началом стариков и старушек проходила важные для них Университеты, пожалуй, поважнее, чем нынешние университеты - учебные заведения. Ведь в тех Крестьянских Университетах, как Кадышевский, послушная сельская молодежь проходила Науку Жизни. Не зря Русское село щедро поставляло Русской Державе маршалов, генералов и адмиралов, ученых, писателей, конструкторов космических систем, государственных чиновников разного уровня, инженеров во все сферы народного хозяйства, агрономов, зоотехников, ветеринаров, сельских и городских механизаторов, врачей, учителей, слесарей, доярок, садоводов, пчеловодов... Из сельской молодежи по сути дела формировались отменная Армия и ВоенноМорской Флот. Село со своим морально здоровым населением испокон веков было твердыней Российской Державы. А сегодня что является твердыней России? Такой вопрос постоянно мучит российский народ. Люди давно ждут ответа на него и никак не дождутся. А может быть, криминальный капитализм, сварганенный бесами впопыхах, - «твердыня» России? Демократы-«реформаторы», страны разрушители, старались внушить доверчивым людям как раз то, что ими предложенный «капитализм» (по мнению большинства населения страны - исчадие ада) и есть гарантия мощи Государства Российского. Поди разберись со всем этим!. .

В русской глубинке, в селе, больше присурском, я стараюсь найти ответы на уйму вопросов, заданных самой нынешней жизнью. Я стараюсь всем скопом даже «реформаторов»

90-х годов не винить. Не все же они Россию умышленно разваливали, были и те, кто способствовал этому развалу в силу полной некомпетентности в происходящих «преобразованиях». Жулья тогда было полно, множество ублюдков стремилось оторвать от России куски ее материально-финансового тела, были и те, кто от тела сам ничего не сдирал, а, стоя в сторонке, ждал, когда ему кинут уже отодранное... Все это было, кто станет сегодня противное утверждать... Сегодня Россию, а в ней и промышленность, и сельское хозяйство, надо торопиться Возрождать. К этому нас приперло. На шаляй-валяй у страны совершенно нет времени.. .

Люблю я смотреть на околокадышевские окрестности с Анашкина бугра. Я это совершаю с раннего детства. И, бывало, как только приезжаю в Отчий Дом на каникулы или в отпуск, то через часок-другой иду на Анашкин бугор, с которого любуюсь улицей Гребнями, Лобановым заулком, Ганьчевым (Сугробовым) проулком, мостом через Суру, улицей Низовкой с десятком домов, заливными лугами, с озерами Промзюком, Боровой Сотавкой, Рассховицей, Ближней и Дальней заводями на них, сурскими песками по правому берегу Суры и ярами по ее левому берегу, луговыми чернями под боровыми шишками-холмами, сосновым бором, стаями птиц над Сурой и ее лугами, Агафоновыми ветлами, под которыми лодочная пристань... В нескольких метрах от меня, стоящего на бугре, возле дома на скамеечке, сколько я помню, всегда отдыхали заулочные люди: Анашкины, Латышовы, Шилины, Нарышкины, Ганьчевы, Муратовы и еще кто-нибудь. С восторгом мною наблюдаемое мужики и бабы, старики и старушки не без удовольствия комментировали, сопровождая комментарии подробным экскурсом в прошлое, из которого, как правило, всплывали новые для меня исторические факты нашей кадышевской истории. Восхищение растителыю-животным природным околокадышевским миром всегда усиливалось присутствием возле беседовавших на скамейке заулочных людей лошадей с соседнего Конного двора, прибывших из стада коров, овец и коз, пока не гулявших в стаде поросят, телят .

Бродили, поклевывая что-то съестное, десятка четыре кур во главе с дородными петухами. С Анашкина бугра я не без наслаждения наблюдал размеренную заулочную жизнь. По всему Кадышеву таких бугров где-то до 80-х годов было сотни .

Каждое такое место являлось уникальным, потому что оно собирало народ определенного заулка или определенной части какой-то улицы, имевших свои особые традиции. С каждого места-бугра был свой вид на живописное полотно окрестностей села. На каждом месте прибывшие на него жители соседних домов сотворили свое информационное поле, подающее такие новости, которые интересуют именно эту группу собравшихся. В те годы почти не было радиоприемников, в домах еще не появился телевизор, а уж об интернете и говорить нечего - он даже в фантазиях отсутствовал, газет и журналов также почти не было, поэтому источник информации был один - люди, больше пожилые, беседующие друг с другом на бревне или скамейке, все знающие друт о друге и о других сельчанах. Это была одна из форм сельского просветительства - продукта коллективистских отношений, который капиталистический индивидуализм никогда и знать не знал. Теперь все это средства массовой информации заменяют, хотя им до понимания анатомии сельской жизни ой как далеко. И вряд ли возможно так приблизиться, чтобы разглядеть душу Крестьянина .

Я никогда не призывал и сейчас не призываю к патриархальным формам жизни даже на селе. Я лишь твердо уверен в том, что многие традиции, на которые опиралась крестьянская Жизнь, и ныне служили бы ее прочной Опорой. Прежде всего Духовные Традиции, без которых Россия никогда не встанет с колен .

Было бы ужасно глупо, нелепо было бы, если бы профессор политэкономии, 42 (!) года читающий ее курс, в преддверии электронно-информационной эпохи призывал людей пересаживаться с космического корабля на телегу, запряженную в Савраску, и еще глупее было бы, если современный академик и профессор, представляющий закономерности развития социально-экономических систем, призывал бы мириться с процессом стирания в обществе (где народ питается хлебом, молоком, мясом, овощами) Крестьянского Мира, а с ним - с уничтожением основ этого Мира. Не так ли? В моих суждениях нет никакой патриархальщины, как могут считать недалекие в умственном плане мои воинствующие (с чем и с кем?) собеседники. Я очень хочу одного: сохранить для будущих веков традиции самобытной России!. .

Во время многочисленных ежегодных поездок по селам Посурского края я встречаюсь с сотнями людей, старых, очень старых, молодых и очень молодых. Все они живут в условиях деревенской жизни и знают эту жизнь не понаслышке. И какой бы по форме и по содержанию она ни была, им ее приходиться принимать такой, какая она есть. Деревенскому народу, крестьянам, во все времена надо было приспосабливаться к требованиям трудового процесса на земле, а в последние годы особенно, тем более после господствовавшей в сельском хозяйстве колхозно-совхозной системы, ныне почти полностью разрушенной. Крестьянину приходится самостоятельно искать выходы из катастрофического положения, в которое его бесы заталкивали в течение 20 лет, начиная где-то с конца 80-х годов 20-го века .

Какое настроение я уловил у крестьян? Настроение патовое, безысходное. Государство практически его оставило один на один с самим собой, бросило в ничем не обуздываемую стихию жестокого рынка.. .

Я настойчиво, порой навязчиво, спрашивал у трудоспособных крестьян: есть ли у них желание работать на земле, растить хлеб, откармливать скот, доить коров, засаживать огород, разводить пчел, заниматься садоводством? Они единогласно мне отвечали: охота, охота, охота... Но неохота, говорили они, заниматься сельскохозяйственным производством задарма, как бывало в 40-х годах прошлого столетия в большинстве посурских колхозов. Такое уж тогда было время: война, послевоенная разруха, торопливое создание ракетно-ядерного щита, говорил я своим собеседникам. Они, соглашаясь в этом со мной, ворчали: «Тогда мы безропотно бесплатно ишачили на колхозно-совхозных землях, понимая трудности государства, а по прошествии 60 лег, в условиях невиданного размаха торговли с капиталистическим Западом нефтью, газом, другими природными ресурсами страны, за что выручаем сотни миллиардов долларов, почему опять бесплатно должны работать и на кого теперь-то ишачить?» Чем мне оставалось парировать? Нечем!. .

Нежелание ишачить на новых хозяев барышников-бизнесменов - своеобразный протест крестьян, ныне называемых сельчанами. Они или бегут из деревень с земли, которая сотни лет кормила их предков, или, опустив руки, остаются на родной земле, идут в безостановочный пьяный загул, в перерывах от которого, чтобы не умереть с голода, запасают что-нибудь из подножного корма. Напившись бражки, самогона или какой-нибудь бормотухи, устроившись на бревнышке возле бесхозного домика, поддатые мужики и бабы, бывшие в колхозе трактористами, комбайнерами, доярками, севцами, агрономами, зоотехниками, инженерами, ветеринарами, кузнецами, плотниками, семеноводами, ахая, охая, матерясь, крича, подвизгивая, вспоминают те уж не так далекие времена, когда у всех жителей села была работа, и главное, у всех был повышенный интерес к крестьянской жизни. Каждый из них был на виду у общества, коему они были очень нужны, ведь без доярки коровы останутся недоянными, а без тракториста - поля незасеянными, без ветеринара - домашний скот нелеченый... Так было!

Люди и сейчас хотят работать, они истосковались по ней .

Но общество в лице государства, «построившего» криминальный капитализм, напрочь отторгло их от родной земли .

Зачем? По-моему, оно само этого не понимает... Кто усердно вытаптывает Крестьянство, крестьянскую культуру? Комуто, какой-то бестии, это, видимо, выгодно! Если кто и сможет как-то ответить на этот вопрос, то это барышник, смекалистый бизнесмен-спекулянт. Для барышника-бизнесмена судьба крестьянина - обыкновенная пустышка. Ему нужна наполненная долларами кубышка и все... Барышника-спекулянта, дельца-афериста не интересует Судьба Русского Села с его неразрешимыми самими крестьянами проблемами. Барышнику и будущее великой Русской Крестьянской Культуры до феньки. Барышник-спекулянт живет стяжательством, а не созиданием, на созидание ему наплевать, наплевать и на мучения тех, кого он обчистил. Сельский народ понимает все это, но преодолеть в одиночку не в силах. Ему помощь всех добрых сил страны требуется. Крестьянин в одиночку что и делает, то это всего лишь капля в море необходимых в селе крестьянских дел. Крестьянин в одиночку бессилен поддержать инфраструктуру родного села, бессилен остановить тотальное закрытие сельских школ... Разве есть у нынешнего крестьянина Осмысление громады д о б р ы х дел 80-летней жизни. Д у м ы Великого Русского Крестьянина и Воина Василия Ивановича Нарышкина, сражавшегося с супостатами на фронтах Великой Отечественной войны 1941. 1945 годов, в с в о е м Р о д н о м л ю б и м о м С а д у 9 мая 1985 года. Фото Н.В.Нарышкина .

О н и в л ю б в и и счастье п р о ж и л и 60 лет вместе, р о д и л и шестерых детей, п о с а д и л и в е л и к о л е п н ы й сад, с о з д а л и в с а д у п ч е л ь н и к, делали л ю д я м т о л ь к о Д о б р о, ж и л и т р у д а м и п р а в е д н ы м и, Б о г а не г н е в и л и. На снимке потомственные Крестьяне Посурского края, Знатные люди п р и с у р с к о г о села К а д ы ш е в а ( П о к р о в с к о г о ) В а с и л и й И в а н о в и ч ( 1 9 0 4 и А н н а М и х а й л о в н а ( 1 9 0 3 - 1990) Н а р ы ш к и н ы з и м о й 1985 года .

Фото Н.В.Нарышкина .

А н н а М и х а й л о в н а и В а с и л и й И в а н о в и ч Н а р ы ш к и н ы возле крыльца своего Кадышевского дома. Село присурское Кадышево, Махотин заулок, я н в а р ь 1985 года. Ф о т о Н. В. Н а р ы ш к и н а .

–  –  –

Ж и в о п и с н ы е Посурско-Иваньковские окрестности. Ф о т о А.А.Макеева .

силы для того, чтобы поддержать в рабочем состоянии хотя бы грунтовые дороги, а уж о дорогах, покрытых асфальтом, крестьяне многих сел и не мечтают. Вот так! Доперестроились.. .

Особенно грустно каждый раз мне становится при подъезде к легендарному посурскому селению Котяково. Оно ведь когда-то было уездным городом, одной из знаменитых пристаней на Суре. В Котякове кипела жизнь еще в 40 - 50-е годы. В этом селении до 80-х годов прошлого века насчитывалось несколько сотен крестьянских крепких хозяйств. Печальным символом окончательно загубленного перестройкой села являются догнивающие бревна стен здания старинной церкви. Стоит это разрушающееся здание православной церкви в нескольких метрах от дороги, соединяющей Котяково с Кадышевом. Мимо него в течение года проезжают и проходят тысячи человек, назолясь на дьявольское глумление над святыней котяковской земли. На месте, где стояла знатная котяковско-сурская пристань, кормилица Котякова и многих смежных с ним селений, даже нет никакого памятного знака, вместо знака обваливающийся крутой берег Суры. Все-таки чего-то очень важного нам, русским, не хватает, если мы так небрежно относимся к памятным историческим местам своего народа. От такой мысли сердце стынет и кошмары прут в голову. По делу-то в таких селениях, как Котяков или Кадышево, должны быть созданы мемориальные комплексы, увековечивающие былую жизнь их народа. Получается, что масштабным увековечиванием великой Жизни Русской Глубинки заниматься некому, все занялись самоперестройкой .

Больно от обиды за пренебрежение к нашему Великому Прошлому, за беспамятство о Великих Делах наших достославных Отцов и Дедов. Больно.. .

В начале августа 2008 года я несколько раз проездом останавливался на высоком Котяковском берегу Суры, на том самом месте, где в прежние времена располагалась богатейшая пристань. За Сурой, на противоположном берегу, пленяющем своей природной красотой, как и везде по Суре, безлюдно. Одни лишь ветлы с талами о чем-то таинственно перелистываются. А еще лет пятнадцать назад на пологом песчаном берегу в летнюю пору стада коров, голов пятьсот, блаженствовали в речном освежающем воздухе, время от времени заходя по брюхо в сурную воду. В последние годы такой идиллии и в помине нет, она, растворясь, ушла в прошлое .

Слева от того места, с которого я любовался околокотяковским Живописным Оазисом, где была богатая торговая и лесоперевалочная пристань, наверное, столетия подряд каждый год, как и в Кадышеве, как и в Беловодье, как и в Саре, как и в Иванькове, да почти в каждом присурском селе, в Котякове через Суру строился к сенокосу надежный деревянный мост, по нему на сенокос шли котяковцы и в нужное время на луговые пастбища переправлялся скот, и сено всего по этому мосту в летнюю пору на телегах и на машинах возили. В последнее время мост в Котякове не возводится, так же как и во всех селениях Посурья. Ненужность их объясняется прежде всего полной заброшенностью сурских лугов и почти полным отсутствием в селах скотины, коя нуждалась бы в траве и сене. Мосты через Суру, было время, придавали крестьянской посурской жизни какой-то особый колорит, круглосуточное мостовое звучание радовало душу сельчанина, настраивало ее на оптимистический лад. Рабочий настрой моста в селе не оставлял равнодушным никого: ни старика, ни младенца, ни подростка, ни мужиков, ни баб. Движение по мосту через Суру радовало всех. Сейчас все нрисурские села такая радость покинула. Ведь одно дело слушать гул самолета, грохот автомобилей по разбитой сельской проселочной дороге, визг из дьяв о л ь с к и х г л о т о к р а д и о п р и е м н и к а, вопли м у ж и к о в, нажравшихся денатурата, другое - мерное постукивание досок моста под тележными колесами, резвое ржание лошадей, тащивших по мосту воз с луговым сеном, деловые голоса сенокосников, переходящих мост в основном утром и вечером на сенокос и с сенокоса. В летнюю пору на мосту, под мостом, вокруг моста все наполнялось детскими голосами: мальчишки и девчонки купались в Суре, с моста ныряли в ее ласковую воду, под мостом устраивали всякие забавные игры. Сейчас по всей Суре не слышно шума мостового, потому что нет когда-то радовавших души посурских людей мостов. Может быть, они бы появились вновь, да некому их строить - мостостроителей не стало. А если бы мосты через Суру появились, то бы и присурские луга ожили, хотя бы немного. Конечно, все это размышления сурчанина-мечтателя, а как же жить без мечты?.. Жизнь без мечты — омертвение ее души и вялый процесс деградации мозга. По-другому и не скажешь. Человек в любом возрасте должен мечтать. Мне вот летом 2008 года, в июне месяце, 12-го числа, исполнилось семьдесят лет, а я не перестал мечтать, наоборот, во мне усилилась Мечта о возрождении Земли Посурской, моего Кадышева, о преображении Священной Суры, о восхождении Посурья с его великим народом в Райские Земные Сады. Я мечтаю!. .

Я мечтаю о том золотом времени, когда прекратится спекулятивно-лихорадочное состояние нашей российской экономики, когда наш народ станет работать всласть, когда в нем одержит победу высоконравственный православный дух. Я мечтаю о возрождении былой славы в советские времена нашей промышленности и о возрождении русского Крестьянства. Какое ведь счастье меня всего охватывало, когда в советско-колхозные годы по всему околокадышевскому восточному пространству на тысячах гектаров полей шла Уборочная. По морю желтых нив величаво шествовали караваны зерноуборочных комбайнов, а по полевым дорогам взад и вперед двигались вереницы грузовых автомобилей к комбайнам на погрузку зерна и от комбайнов на мощный механизированный ток, ныне разграбленный местными мародерами. Стоявший воздух над зерновыми полями был щедро пропитан созиданием. Вот это и есть Поэзия Бытия! Вот это и есть Сладкая жизнь Крестьянина!

В Уборочную пору все Кадышево пребывало в радостных Заботах о запасе самого дорогого на Земле - Хлеба .

Отсюда и светлые лица Крестьян, и песни, и ядреный, настоянный на причастности к созиданию смех. Жизнь бурлила вовсю! Ныне виднеющиеся с Лысых, Чигиришных, Елховых гор заросшие бурьяном поля у каждого знающего их иными в душе возникает горечь уныния. Человеческое сознание отказывается воспринимать увиденное за правду. Такое страшное состояние кадышевских полей человеческий мозг видит впервые за сотни лет жизни села. И это называется перестройкой?! .

В тяжелом положении ныне Русское Крестьянство. Вот о чем болит моя душа и души всех Крестьян, оказавшихся на своей родной земле чем-то вроде, страшно даже произносить, изгоев... Страшно и то, что нынешнее поколение сельчан, потомков бывших Великих Землепашцев, мало что ведают об истории своего селения, в котором века Жила Мудрость,^ а с нею в обнимку - Поэзия, Песенность. Некогда великие Работяществом, Смекалкою, Умом, Степенностью, Достоинством людей Русских околосурские селения вроде Кадышева, Котякова, Сары, Сурского (Промзина), Кандарати, Белозерья, Иванькова завалены историческим беспамятством. Под этими завалами тысячи легенд, баллад, сказаний, сказок, песен, фактов, вплетенных в многосотлетнюю историю Русских Сел. Даже если мы и освободим биографии сел от завалов беспамятства, то уже, к сожалению, в полной мере биографии эти не воспроизведем. Например, всякий раз на Лысых горах, в четырех верстах к северу от моего Кадышева, мне мерещится, это я даже вижу постоянно во сне в своей казанской квартире, что Кадышево в былые времена было совсем рядом с западной частью Отрогов Лысых гор, в сотнях метрахв от них, а не в четырех верстах, как сегодня. Какие доказательства? Официальных нет, но есть намеки на это в сказаниях кадышевского народа и крупицы фактов в старинных архивных источниках. Почему же село лет сто-двести назад отодвинулось от Лысых гор на четыре версты к югу? Скорее всего, этому способствовали надвигающиеся на село присурские песчаные буруны, огромные их следы до сих пор остались. В начале 20-го века кадышевский барин Б.В.Балабин, царствие ему Небесное, в качестве защиты от этих бурунов уже отодвинувшегося от них Кадышева посадил березник, замененный в начале 50х годов прошлого столетия сосняком. Рукотворный сосновый бор до сегодняшнего дня стоит на страже почти пустующей улочки Скандаловки от эрозии.. .

Легендами утверждается, правда, есть и некоторые исторические свидетельства, что под Лысыми горами где-то в конце 60-х годов 17-го века (?) располагался важный бивак Степана Разина. Место для такого военного привала было выбрано прекрасное. Кругом леса, кишевшие дичью, ягодные поляны по горам, речка, увитая кустарниками смородины, ежевики, черемухи, малины, в воде которой полно гольцов, рыбы деликатесной. По горам плантации клубники, а из-под гор бьют ключи целебной воды. По горам проходила стратегическая дорога Симбирск - Москва, по которой день и ночь круглый год шли обозы с разным товаром, табуны лошадей, а осенью отары курдючных овец из Сибирских краев. В Большом долу можно было укрыть целое войско.. .

Были ли разинцы в Кадышеве, на этот счет прямых свидетельств нет, есть догадки, кои сквозь пелену времен проливают скудный свет на этот интереснейший факт в жизни наших далеких дедов и прадедов. Все-таки этому факту более 340 годков. Устная память не в силах все сохранить, а письменная по дороге в настоящее вся растерялась. В Кадышеве, к сожалению, не было своих Нестеров-летописцев .

Жаль!. .

В Кадышеве, а оно стоит на правом берегу Суры, до середины 50-х годов прошлого века считавшейся судоходной, являющейся важной торговой артерией в центре России, было две православные церкви. Очень хочется мне воспроизвести события церковной службы в моем родном селе. Как, наверное, ликовала душа кадышанина! А какие потоки божественной колокольной музыки и церковных песнопений разливались по околокадышевской посурской округе! В эти потоки попадали души тысяч людей, проплывавших на речных судах, плотах мимо Кадышева по Суре. Все это формировало Русскую Православную Личность, отличающуюся удивительной Самобытностью!

Самобытность Русского Человека имеет колоссальное содержание, в котором есть и непритязательность. Непритязательность ни в коем случае не умаляет высоких достоинств человека, наоборот, она их усиливает. Русский Человек, особенно крестьянин, Прост, Добр, Бесхитростен, Непривередлив, по-другому — Непритязателен. Может быть, в условиях базарно-рыночной бесноватости, охватившей в 90-х годах 20-го века Россию, Непритязательность и тормознула Русскому Человеку безумный бросок в омут рыночной распущенности. Может быть... Самобытность Русского Человека в отсутствие в нем и такого тотального порока, как наглость, без которой, как мы убедились в последние годы, солидного барыша не сделаешь. В Русском Человеке нет и съедающей душу жадности, такой, как, например, ростовщической. На жадности воздвигнут такой омерзительный по своей сущности способ производства, как капиталистический .

Он по природе своей криминален. И вот народу, лишенному жадности, навязывают желание заниматься экономическим жульничеством и забыть про свою самобытность. Я, помоему, тут не переборщаю.. .

В содержании Самобытности Русского Человека такая важная ее составляющая, как Совестливость. Такого высокого чувства совестливости вряд ли можно встретить в человеке Запада, живущем по капиталистической «морали». Очень близко общаясь на протяжении десятилетий с народом селений Посурья, я его совестливость встречал на каждом шагу .

Православному Человеку совестливость вводила в сознание Церковь, этот процесс поддерживала и прежде всего здоровая часть крестьянской общины. Община всяких хапуг, рвачей, хамов, деляг, насмешников, лицемеров, желающих поживиться за чужой счет, не воспринимала как людей, она их воспринимала как нелюдей, как какой-то нечеловеческий субпродукт, как выродков добропорядочных Людей села. Я чистую правду говорю.. .

В моем родном Кадышеве несовестливых людей было очень мало, единицы на тысячи человек. Я всю свою 70-летнюю жизнь Высоко Чту своих Родителей, Маму и Тятю, Анну Михайловну и Василия Ивановича, особенно за их Совестливость. Совестливостью они воспитывали и меня. Их совестливость не позволяла проникать в нашу Семью бесовским поделкам-порокам. В мире нашей Семьи, где господствовала Совестливость, мне было счастливо жить. В нашем Доме чего-то пугающего мою душу я никогда не встречал. Совестливость моих Родителей до сих пор ведет меня по непролазным дорогам Бытия .

Совестливый человек воровать не станет, не станет он и надругиваться над слабым человеком. Совестливый человек не станет и плохо дело делать, не станет лодырничать, паразитировать, глумиться над Родиной, уходить от ее защиты, хапать не ему принадлежащее, не им заработанное. Совестливый Человек живет только своим Трудом. Ему чужда такая зараза, как спекуляция, - одна из основ нетрудового «бизнеса».. .

Примером Совестливого Человека был мой Тятя - воин, Крестьянин, Валяльщик, Русский Богатырь Ума Василий Иванович Нарышкин. Он безропотно пошел в 1941 году защищать свое Родное, Единственное для него Отечество. На колхозных бесплатных работах он трудился всегда усердно, плохо работать ему совесть не позволяла. В общем-то вся его Великая Жизнь являлась примером Совестливости. По-другому истинно православный Человечище поступать в жизни не мог. Его Совестливость не позволяла покинуть свой Отчий Край, смотаться в какие-нибудь города, втянуться в их индустриальный ритм. Он беззаветно любил свое Кадышево, в земле которого покоятся все его Предки, что в течение четырех веков своим потом поливали кадышевскую землю. Свою Любовь к Кадышеву Тятя и Мама передали мне, и я как могу стараюсь ему служить.. .

Ярчайшая черта Самобытности Русского Человека Коллективизм. Русский Человек органически во все времена стремился жить в коллективе. Он по природе своей коллективист, в отличие от человека Запада, по природе индивидуалиста .

О коллективистском начале в образе жизни Русского Крестьянина говорит сама история крестьянства. Без коллективизма вряд ли бы произошло становление Великих Русских сел с их общинным содержанием. Большинство общественно важных работ в селе делалось сообща. В селе сообща формировалась производственная и социальная инфраструктура. Люди вместе, всем селом строили церкви, школы, возводили и содержали другие общественные постройки. Например, строительство здания церкви в селе Кадышеве (Покровском) вели всем миром. Каждая кадышевская семья, а их, семей, в то время было более тысячи, приняла участие в этом необходимом для народа села деле. Все, кто имел лошадь, а лошадей имело большинство дворов, совершили по три ездки за кирпичом на стройку в Промзино (Сурское), там был знатный кирпичный завод. Руководил строительством Кадышевского Храма Николай Митрофанович Махотин, родной дядя моей бабушки Анисьи Архиповны. Николай Митрофанович являлся церковным старостой, а до этого — сельским старостой .

Коллективизм помогал крестьянам выживать в тяжелые для Отечества времена, в войны, в годы стихийных бедствий, массового голода и разных лихолетий. Вместе как-то лучше переживали периоды страшнейших эпидемий. Когда рядом были участливые, сердобольные друзья, соседи, легче переносилось и личное горе. Беспомощным, больным, одиноким старикам всегда было кому подать кружку воды или помыть их в бане. А вдове, оставшейся на руках с кучей детишек, село уж обязательно помогало то крышу дома починить, то сарай переделать, то дровец на зиму заготовить, то огородишко вспахать, то сено с лугов привезти. Вот что такое коллективизм, чем Россия жила тысячу лет и чем она свое могущество крепила!!! Западу нравился и нравится индивидуализм. Ну и пусть его народ живет по «норам», только не надо индивидуализм вместе со спекулятивным рыночным мышлением тащить на Почву России. Зачем стремиться уродовать наше Историческое Бытие, наше коллективистское православное мышление? Зачем в нас, в русских, насильственно внедрять свой, западный, образ мыслей? Зачем? Мы века жили как коллективисты, а вы как индивидуалисты. Живя как коллективисты, по самобытным законам развития, мы тысячу лет неплохо жили, храня от непрерывных нашествий супостатов Великую Русскую Державу. Мы и культуру самобытную сохранили коллективно, мы и в науке в самобытной стране, исповедующей Коллективизм, сделали величайшие открытия, многие из которых пионерские, уникальные и недостижимые для других стран с индивидуалистским поведением. Мне, очень русскому человеку, так рассуждать непросто. Половодье индивидуалистических идей, капиталистических помыслов, охватило массу интеллектуальных и околоинтеллектуальных слоев населения. Этому, без сомнения, в полной мере содействуют интернет, средства массовой информации, давно страдающие западническим бизнес-недугом. Здоровый, глубоко осмысленный Русский Патриотизм, много лет направленно мордовавшийся, только-только начинает проклевываться. В широкой аудитории такому патриотизму почти нет места. Если и появляется, то тут же шельмуется и со злом выталкивается .

Зато прозападный «патриотизм» уж сколько десятилетий с пеной у рта приветствуется. Все эти мои размышления, конечно, надо осознать, привлекая для этого и Историческую Память, до конца у нас пока не вышибленную, и реальное житие простого, его 99 процентов, Русского народа в реальных, а не в виртуальных условиях.. .

Бродя по загубленным супостатами русским селам Великого Посурского Края - Кадышеву, Котякову, Русским Горенкам, Беловодью, Ростислаевке (Ребровке), Красносурску (Погибелкам), Новосурску, Болтаевке, Кирзяти, Черненову, Полянкам, Саре, Иванькову и другим, я, опустив голову, боясь встретиться глазами с одинокими еле идущими по селу стариками, бывшими знатными колхозниками, кавалерами орденов и медалей за труд на земле, с отчаянной тревогой в мыслях задавал вопрос то ли себе, то ли еще кому: «Куда мы, русские крестьяне, тащимся, в какую сторону нас бес несет?»

Ответа от себя не услышал. А от тех, от кого зависит судьба русской деревни, от правителей разного уровня, и подавно не дождаться. Как же теперь крестьянину быть?. .

Тысячу раз утверждал и сейчас утверждаю: «Без села с его колоссальными возможностями вдоволь накормить Народ Российский не может быть и города, создающего индустриальную мощь, а значит, не будет Сильной, способной решать и внутренние, и внешние задачи Державы». Разве не так? А раз так, почему же село продолжает вытаптываться, а крестьяне из села продолжают выдавливаться? Реформирование, понимаемое как закрытие, или, точнее, прикрытие сельских школ, окончательно сотрет село. Разве на нет?

Если гак, то почему же дуром стремительно взялись за закрытие (уничтожение) селообразующих учреждений — школ?

Это безобразие — умышленное или вовсе не осознанное?

Денег нет. А куда идут миллиарды долларов, вырученных за продажу нефти? Разве не насытились фантастическими 6арышами олигархи и теперь запустили липкие лапы в скудный карман сельского образования? Необходимо нашему обществу понять: школа в селе в перспективе таит в себе возможности наращивания населения села. Без школы остатки населения побегут из села. Неужто «реформаторам» этот простенький вывод не понятен?

Проблемы села необходимо решать в совокупности: и школы не закрывать, и медицинское обслуживание сельчан улучшать, и техникой в нужном количестве крестьян обеспечивать, и дороги строить, и морально сельский народ поддерживать, подчеркивая Великую Значимость их труда для Судьбы Отечества, нашей России. Селу сегодня нужна серьезная материально-техническая база, основанная скорее всего на кооперативных принципах хозяйствования. Надо бы скорее, чем скорее, тем лучше, воскресить идеи великого русского ученого Александра Васильевича Чаянова, убитого бесами в 1938 году. В 80-х годах прошлого столетия А.В.Чаянова реабилитировали, пообещав во всех учебных заведениях нашей страны его научное наследие изучать, а изучив, внедрять в практику сельскохозяйственного производства. «Реформируемая»

Россия в аграрном секторе экономики пошла «другим путем»путем массовой ликвидации колхозно-совхозных предприятий и создания вместо них мыльных ОООООО... Конечно, в некоторых регионах путем невероятных усилий Умных политиков-хозяйственников колхозы и совхозы удалось трансформировать в немыльные ООО... но это все-таки факты единичные, а не массовые, массово же происходило почти стихийное, часто и умышленное, разрушение колхозов и совхозов, экономически даже не просто сильных, а могучих. Там, где были могучие колхозы и совхозы, могуче жили и села, народ этих сел был занят работой. В большинстве российских регионов, в том числе и в Посурском, подобного могущества теперь и днем с огнем не сыщешь. Ведь в каждом колхозе и совхозе России, а их было десятки тысяч, имелись нужные для поддержания нормальной жизни в хозяйстве, в селе предприятия, на которых или круглогодично, или сезонно было занято много жителей села. Теперь такие предприятия в большинстве сел России за последние пятнадцать лет ликвидированы, а работавшие на них люди мигрировали, точнее, убежали в разные места, где они могли устроиться на работу. Бизнесу с первых же дней его формирования в российской экономике невыгодно возиться с селом, там барыша молниеносно не получить, для его получения необходимы определенные реальные производственные усилия, финансовые вложения, да и время требуется. Сегодня реабилитацией сел и одни лишь индустриальные комплексы в растениеводстве и животноводстве заняться не в силах, нужны громадные усилия всего государства, нужны и современные кооперативные хозяйственные механизмы. Село все это ждет не дождется.. .

Что касается меня, писателя и профессора политической экономии, потомственного русского крестьянина, чьи глубокие корни в земле посурской, то я верю в Возрождение Русского Села, в том числе и в Посурском крае. А вот верят ли в это нынешние жители вытоптанных в последние 20 лет из русских сел?

Недавно своим студентам прочитал спецкурс «Экономическое учение А.В.Чаянова и современность», в котором привел пророческие слова великого Русского Гражданина из его книги «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации: «В грозный час, когда окажутся бессильными все методы предпринимательства, когда экономический кризис и удары организованного противника будут сметать наши сложные предприятия, для нас возможен единственно верный путь спасения, неизвестный и закрытый капиталистическими организациями, - путь этот: переложить тяжесть удара на плечи того Атланта, которым держится вся наша работа, да в сущности и все народное хозяйство нашей Родины, — на плечи русского крестьянского хозяйства. Эти плечи смогут выдержать всякую тяжесть, если... если только захотят подставить себя...» (Подч. мною. - Ник. Нарышкин.) Слова эти сказаны, правда, давно, еще в 20-х годах прошлого века, когда крестьянство составляло около 80 процентов населения страны, но они все равно актуальны и сегодня. Если наш Великий Народ поверит в свое Возрождение и в Возрождение Села, то он, воспрянув духом и пропитав этот дух верой в свою неубиенность, укрепит мощь Российского Государства, а с нею реанимирует Русское крестьянство и поднимет с колен Крестьянскую Культуру. В том, что мы победим социальную неряшливость и экономическую расхлябанность на селе, у меня сомнений нет, ведь у нас другого хода нет. Нам необходимо срочно укрепить основы сельской жизни, вернуть сельчанам Добрые Традиции, формировавшиеся веками, а растрепанные за какие-то десятилетия .

Все то, о чем я порой тревожно, даже сердито рассуждаю, апробировано, проверено мною на суждениях сотен толковейших людей, больше крестьян, живущих в селах Посурья по правому и левому берегу Суры на протяжении не менее ста километров от Алатыря в Чувашии до Сурского Острога (Первомайского) в Ульяновской области, в ее Инзенском районе .

За десятилетия моих поездок по родному Посурскому Краю я участвовал в сотнях бесед с людьми разных возрастов юношами, людьми среднего возраста, со стариками, с народом разных национальностей и разных специальностей. В эти же годы я исходил сотни километров по улицам, переулкам сел, городов и поселков, побывал во множестве крестьянских домов, побродил по лесам и лугам околосурья. Я старался понять проблемы русских посурских селений, так сказать, изнутри. Гуляя по природным оазисам Отчего края, я только и думал о жителях этого края, коим Бог даровал такое великое счастье общения с живописной, живительной Природой .

Как-то я, катаясь на машине по гряде и в окрестностях Елховых гор, заглянул в один из их долов, в котором в былые времена собирал грибы. Одну из сторон дола занимает Вишневая гора, поверхность которой при первом взгляде казалась покрытой огромной вишневого цвета шалью. Так выглядела щедрая плантация дикой вишни, настоящее природное чудо .

Откуда ни возьмись, перед нами предстал древнего вида, обросший как леший, с седыми волосами старик с большой зобней на плечах и здоровенной дубинкой-посохом в руке. Скрипучим голосом поздоровался, скинул зобню, достал из нее сверток с провизией и начал разговор, первоначально сводившийся больше к вопросам: откуда мы, кто мы, зачем мы тут.. .

И я ему задал вопрос: «Откуда ты, дедушка, вроде бы не из Кадышева, я и мои спутники кадышевских всех знали?» Старик начал обстоятельно все и обо всем рассказывать, подробно комментируя каждый факт, каждую фразу из своего рассказа. Оказалось, что он нам, кадышанам, сосед, из села Болтаевка, которая километрах в пяти от Кадышева, а от Лысых гор, поди, в двух. А годков мне, как-то даже весело выговорил дедушка, больше девяноста. Я ведь, ребята, продолжал старик, давно живу, пережил и Первую мировую войну, даже воевал на ней, и Гражданская война меня изрядно потрепала, и в коллективизацию всякое было, воевал и в Отечественную .

В лихолетья всякое перенес: и голод, и холод, и за самогонку два года отхлопал на лесоповале. Двое детей погибли на фронте в Великую Отечественную, двадцать лет вдовцом живу, потихонечку вожусь в своем крестьянском хозяйстве, слава Богу, ноги еще ходят, только вот глаза начали отказывать.. .

Такая богатейшая биография старика-Крестьянина меня подзадорила на добрый и очень теплый диалог с ним .

Я: Ну как, дедушка, Болтаевка-то живет?

Дедушка: Как тебе сказать, скорее не живет, а доживает, так же доживает, как твое Кадышево, как и Кирзять, некогда славящаяся совхозом - конным заводом, как и все другие села по всему Среднему Посурью. Наша Болтаевка вся бурьяном заросла, а дороги - ни проехать, ни пройти, одни кочки да колужины. Дома, много ведь в Болтаевке и кирпичных старинных домов, заброшены, которые без крыш стоят, которые без окон и дверей. Те, кто пока остались жить в Болтаевке, без работы, особенно молодежь. Такое ведь положение во всех русских селах, какое ни возьми .

Я: Да, дедушка, к сожалению, куда ни глянь, везде один разор. Такое нашим предкам и во сне не приснилось бы. Проезжал я несколько раз вашу Болтаевку. Кругом дебри! Не село, а ветлово-тополино-крапивно-репьевая роща. Осенью или ранней весной, в непогоду в село не въедешь и не выедешь из него. Наверное, и в Болтаевке был же когда-то порядок?

Дедушка: А как же! Был конечно. До 80-х годов прошлого века всегда был. В селе же хозяин имелся: колхоз, сельсовет. Сейчас никого нет, одни дряхлые, ветхие старики, ветлы, тополя, березок есть маленько .

Я: А поля-то не засеваются?

Дедушка: Кому их засевать, кому обихаживать, кому с них урожай собирать? Все, кто еще стоит на ногах, из Болтаевки убежали в разные стороны. Здесь прожить стало невозможно .

Я: И луга не косятся?

Дедушка: Сейчас косу никто не пробьет и не наточит. И окосье сделать никто не умеет .

Я: Дожили.. .

Дедушка: Дальше некуда... Все это, как я понимаю, называют перестройкой, так твою.. .

Я: А бизнесмены-то в Болтаевке не народились?

Дедушка: Говорят, есть с парочку, каким-то спиртом, что ли, торгуют, разрази их громом .

Я: Дедушка, а почему бизнесмены Болтаевку-то на ноги не поставят? Как Вы думаете?

Дедушка: Зачем им с бастыльником возиться и на полях и огородах пачкаться, они вон нефтью торгуют, получают огромные барыши, от которых вот-вот лопнуть могут. Для того чтобы они и вправду не лопнули, приезжают их врачевать заморские банкиры, говорят, родня «нашим» еб... хам.. .

Я: Их, дедушка, олигархами величают, величают олигархами за то, что они всеми «делами» в стране верховодят, сторожат «демократию», «реформы» по компьютерам отслеживают, с народным ожирением по телевизорам борются, за организацией политических тусовок следят, за строительством яхт стоимостью в десятки миллионов долларов наблюдают, в лондонах и парижах резиденции-дворцы бывших императоров покупают... А Вы, дедушка, тут со своей Болтаевкой, как я с Кадышевом.. .

Дедушка: Де-ла так де-ла... Занесло нас, простофилей, так занесло, без спасательного круга не выплывешь.. .

Я: Выплывем, дедушка, даже без спасательных средств со стороны Запада обойдемся. Только время нужно.. .

Дедушка: Время-то время, а вот у меня его не остается, помирать скоро. А я хоть одним глазком перед смертью хотел на возрожденную, воскресшую Болтаевку глянуть. Не придется, видно .

Я: Скучаете, дедушка, по старым болтаевским временам?

Дедушка: А как же! Конечно скучаю, как еще скучаю .

Ведь это была огромная, трудами праведными насыщенная жизнь, честная жизнь. .

Я: Болтаевка ведь являлась селом на всю посурскую округу славущим. Болтаевцы веревками снабжали речные суда сурские и волжские .

Дедушка: Во все времена болтаевцы были трудягами. Да еще какими! Кадышево славилось отменными валяльщиками, таким знатным ремеслом в совершенстве владел его народ, а народ Болтаевки вил веревки и, как положено крестьянам, также занимался сельским хозяйством. О достатке болтаевцев свидетельствуют отменные кирпичные дома, большинство которых построено еще в позапрошлом веке, сто с лишним лет тому назад. У многих были сады. Было много скотины. Некоторые рыбачили. Так что у болтаевцев дела шли хорошо и колхоз для них не являлся помехой, наоборот, он помогал людям заполнять сусеки хлебом. Село Болтаевка отличалось от многих сел и тем еще, что в нем всегда был должный порядок. Такого дорожного безобразия, какое сегодня творится на почти обезлюженных улицах села, в Болтаевке никогда не было. Болтаевка всегда была селом ухоженным, в зелени ветел и тополей утопающим, целебным воздухом Суры овеянным, добрыми, веселыми людьми славящимся. Хороший народ был в нашей Болтаевке, ничего не скажешь. И сейчас у нас в селе люди хорошие есть, но их, людей-то, мало, в основном старики и старушки обветшалые, болезнями измученные, тоской но доброму прошлому страдающие, одиночеством напуганные, всякими властями забытые. Я с некоторыми из них нередко выхожу на берег Суры, наслаждаюсь ее духом, любуюсь увитыми зеленью ветел, тополей, талов, разного кустарника берегами Суры, когда-то заполненными болтаевским народом, особенно в сенокосную пору. Сура везде Сура! Она красива живописными пейзажами и в твоем Кадышеве, и в Промзине, и в Саре, и в Алатыре, и в Васильсурске .

Я: Дедушка, а Вы, наверное, во многих присурских селениях бывали?

Дедушка: А как же! В большинстве присурских сел бывал. Бывал сотни раз и в вашем Кадышеве, в нашем сеседнем огромном селе, бывал много раз в селах километрах в ста выше Болтаевки и почти во всех посурских селах вниз по течению Суры, вплоть до ее устья, где расположен Васильсурск, говорят, он был в свое время знатным городом, славящимся на всю Россию. Возле Васильсурска, как я помню, течет река Волга, ведь Сура в тех местах в нее впадает. В моей молодости Сура была рекой судоходной. В весенне-летне-осеннюю пору Жизнь на Суре ни на минуту не прекращалась: непрерывно вверх и вниз по ней шли баржи с разным товаром, вниз к Волге двигались плоты леса из верховий Суры. А уж лодок-то всяких взад и вперед сколько сновало! Короче говоря, Сура жила своей рабочей жизнью, как могла помогала людям.. .

Я: К востоку от Болтаевки ведь неплохие и лиственные леса, продукция которых, наверное, пополняла довольствие болтаевцев .

Дедушка: А как же! Сколько я помню, народ нашего села из леса не выходил. В теплую пору там шла заготовка впрок грибов, груздей, ягод всяких, дров на зиму. На опушках леса сено заготавливали, трава росла обильно. Крестьяне время даром не теряли, постоянно повторяя: «Летом день год кормит». Нынче даже в ягодно-грибную пору в лесу человеческого голоса не услышишь, а раньше по всему лесу непрерывно раздавалось: «Ау!.. Ау!.. Ау!..» Вот нонче я везде шатаюсь и никого, кроме вас, и то случайно, ни кадышевских, ни болтаевских, ни кандаратских не встретил. Гуляя по лесам, я с тревогой заметил их повальную вырубку. Вижу всюду груженые лесом мощные «КАМАЗы». Куда они его прут? Куда-то прут.. .

Об этом знают, думаю я, только эти, как их так твою... пиз.. .

мены. Нам они о своих лесных аферах никогда не скажут .

Если сказать, то им придется с народом барышом делиться, ведь лес-то пока народный .

Я: Да уж! Ни одно около лесное село от лесовывоза дохода не имеет, по-моему. «Бизнесмен»-пройдоха денег на сельские нужды и не собирается отстегивать, какой ему прок от такого «отстегивания». Одним словом, лесной разбой в разгаре. Колхозно-совхозную технику в 90-е годы прошлого века разбазарили, теперь взялись за лес и землю, скупаемую «бизнесменами» -олигархами .

Дедушка: Ну и дела! А что на них, пройдох, разве никакой управы нет?

Я: Нет, дедушка! Они ведь по нынешним понятиям не воруют, а «бизнесом» занимаются .

Дедушка: Какой это, так твою... бизнес, это же натуральная спекуляция, за которую раньше на долгие годы в лагеря отправляли .

Я: Дедушка, дорогой мой, поймите, двадцать-тридцать лет назад за спекуляцию, ныне безнесом называющуюся, пятнадцать лет тюрьмы давали, а теперь орденами награждают да в органы верховной власти выдвигают. Время такое! Рыночным называется.. .

Дедушка: Все это вроде все понимают, даже я, кому под сто лет, немножко кумекаю, а процесс разбазаривания страны все продолжается и продолжается... Раньше в селах-то хоть что строилось, народ что-то получал, на что-то надеялся, о чемто мечтал, а сегодня айда круши, поценнее что воруй и продавай. А мы ведь, народ русский, воевали на фронтах Великой Отечественной и в тылу страдали с надеждой не на то, что ныне творится. Мы надеялись на благополучие не пиз...ов, а всего простого народа-труженика, трудами праведными живущего.. .

Я: Понимаю Вас, дорогой наш человечище, и стараюсь хоть как-то понять тех, кто эту развалюху на селе устроил .

Дедушка: Ну поймешь, а дальше что?

Я: Не знаю.. .

Я с дедушкой беседую, а в это время дол, пристанище нашей доброй беседы, музыкой птиц, пчел, бабочек, стрекоз, трепетным шумом трав, вишен, берез, дубов, лип, осин все наполнялся и наполнялся. Грибные запахи, запахи вишни, клубники, других ягод плыли в долу, поднимаясь вверх над Лысыми горами. Послеполуденное солнышко все живое и нас, конечно, щедро грело, как-то еле заметно забавлялось с нами .

Мириады райских птиц, чей дом в окрестностях Вишневой горы, на забавы солнышка отвечали чудесным пением, а пчелы - сказочным жужжанием, бабочки - божественными танцами, от которых пьянилась моя голова .

Такая вокруг благодать!

Лежа на полугоре под вальсирующими вершинами берез на сцене, сотканной из облаков, нарядно плывущих по небу над пространством Лысых гор, я испытывал такое умиротворение, которое поднимало мою душу на облачную сцену. Трава, на которой я лежал, дышала на меня волшебными запахами, возбуждающими сказочные грезы. Лицо ласкали разноцветные бабочки, слух радовали своим жужжанием пчелы, прыжками по траве удивляли меня кузнечики и стрекозы, а грибные, клубничные, вишневые запахи дразнили мой аппетит. Лесная дорога звала в Кадышево, где я в то лето обрел себе временную пристань. Мой собеседник, дедушка из соседнего с Кадышевом села, из Болтаевки, обласканный духом родной ему и мне Природы, задремал, демонстрируя нам на своем добрейшем русском лице полное умиление от сопричастности миру посурской Природы. Стараясь его не беспокоить, я, поднявшись, пошел в вишневую плантацию, низкие кусты вишни которой были сплошь усеяны красноватыми кисло-сладкими ягодами изумительного вкуса. Под жужжание пчел, шмелей, стрекотню разных букашек, под ласковые обворожительные улыбки лесополевых цветов, под напевы, казавшиеся мне светло-лирическими, скворцов, соловьев, жаворонков, под стрекотню откуда ни возьмись появившихся сорок и карканье полчищ ворон я принялся уписывать за обе щеки дикую вишню... А вокруг вишневой плантации пошумливал густо-зеленой пахнувшей вечностью листвой лес, к красоте и чистоте которого у меня с раннего детства любовь. Уж больно хорошо дышится, думается и мечтается в Лесу!

Набуздавшись в охотку живительной вишни, я вошел в лес, с которым, поди, лет двадцать не встречался. Лес встретил меня умеренной прохладой, задумчивостью, грибами, брусникой, костяникой, встретил со всякой живностью: ужами, ежами, змеями, букашками, жуками, птичками, чьи гнезда устроены на всех деревьях и во всех кустарниках... Собрав с десяток коренастых белых грибов, надышавшись лесным воздухом, налюбовавшись экзотикой посурского леса, я вернулся к биваку, и снова продолжилась беседа между мною и Болтаевским дедушкой .

Я: Ну, дедушка, и красотища здесь на Елховых горах!

Дедушка: Я ею около девяти десятков лет любуюсь и все никак не налюбуюсь. Каждый раз места эти кажутся мне все красивее и красивее. Какое-то волшебство да и только!

Побыв здесь, все тревоги меня оставляют. И жизнь моя мне кажется вечностью, временем неубиенной .

Я: Побывав во многих сторонах России нашей, насмотревшись всяких живописных мест, я, однако, остаюсь пожизненным пленником посурской природной красоты. У нее какая-то сразу малоуловимая нежность, берущая тебя в плен постепенно и навсегда. Бывая в нашем посурском сказочном краю, я этой сказочностью любуюсь и утром ранним, когда Природа восходящим солнышком будится, и вечером, во время величавого ухода солнышка на ночлег. Восхищаюсь жизнью посурской Природы я всюду: и на берегах Суры, и около луговых озер, и с боровых шишек над кадышевскими лугами, и с Тарасовой горы, что выпятилась над кадышеве кой улицей Балчуга, и с Никольской промзинской горы, и с Красного Яра, к которому прижалась Старая Сура, озеро кадышевских заливных лугов северо-западной их части, и с Чурашевского поля, рассевшегося на Лысых горах, и с Алатырского крутого сурского берега, являющегося волшебной смотровой природной площадкой на Воеводские луга, и с моста через речку Чеберчинку, протекающую недалеко от восточной части села Кирзяти мимо соснового бора, и с Часовенской горы, величаво стоящей подле леса Пузиха километрах в четырех к востоку от Кадышева, и по дороге в сосновом бору, соединяющей русское село Кадышево с мордовским селом Налитовом (ныне Пуркаевом), и на кадышевском поле Козлиха, и от речки, игриво бегущей па встречу с Сурой возле каменника мимо Борковой, Часовенской, Свальной, Плечистой гор, йот Прогона, большой поляны сразу за северным концом кадышевской улицы Скандаловки, поляны, украшенной волшебными цветочками огоньками-гвоздичками, и на поляне Семиродничков, окруженной со всех сторон лиственным лесом, где в далекую старину жил старик-пустынник, богоугодный человек, день и ночь молившийся Богу, и с Каршевных Яров, тянувшихся километра на полтора по левому сурскому берегу между Кадышевом и Болтаевкой, и с берега Суры возле села Беловодья.. .

Дедушка: И впрямь божественны наши посурские места!

В Посурье везде, в каждом его уголке, все сказочно красиво .

Такую красотищу надо всем миром беречь, чтобы и наши внуки и правнуки ею любовались, ею воспитывались, ее очарованием наслаждались. Молю Господа Бога сохранить нашу Посурскую Благодать для будущих поколений сурчан, для наших потомков .

Я: Одно дело городской мир, другое — мир сельский, с рекой, с лесом, с полевыми и лесными цветами, с нагорной душицей, с кувшинками на озерах, с шиповником вокруг них, с сурчиными норами по белопузым горам и сусликовыми - по возлегорью, с луговыми полянами клубники и жаворонками над ними, со стрижиными норами в ярах Суры, с запахами хвои с бора, с ветлами и тополями вдоль сельских улиц, с петушиным криком по ночам и лаем собак, с лебедиными стаями высоко в небе, с бульканьем рыбы в реках и озерах, с васильками по обеим сторонам полевых дорог, с плантациями ромашек вдоль заводей, с пением скворцов по веснам, и трелями соловьиными в майско-июньские ночи, с ежами в яблоневых садах, с ужами в береговых зарослях озер и рек, с масштабным кваканьем лягушек в своих ансамблях, с накуковыванием кукушек в лугоборовых чернях, с бубуканьем филинов, просящих у кого-то на зиму шубу, с ржанием лошадей и мычанием коров, с пьянящими запахами картофельной ботвы на огородах, со щами, сваренными в русской печке, с деревенским квасом, с тележным скрипом, с голосяными русскими песнями, с балалайкой, с русскими прибаутками, с сучьими свадьбами, с коровьим молоком в глиняных горшках, с солеными груздями и мочеными яблоками.. .

Дедушка: Ты правильно толкуешь. Конечно, свои прелести есть и у города, и у деревни. В деревне полно, к сожалению, бытовых трудностей, зато полным-полно и разных достоинств. Человек многие тысячелетия, а то и все миллионы лет, живет в обнимку с Природой, а город он узнал не так уж давно. Город-то ему понравился, а все равно его тяга к деревне, ближе к Природе, всегда остается. В этом у него необходимость... Ты, добрый человек, на все эти труднейшие вопросы, поставленные самой жизнью, где ответы находишь?

Я: Прежде всего, дедушка, ищу их в Библии, в Святом Писании и еще в трудах научных разного толка, написанных за длинную Историю Цивилизации, и конечно, больше мыслью копаюсь в Человеческом Опыте, которого на Земле колоссальные залежи, и безусловно, мне помогают находить ответы на вопросы Бытия вот такие беседы, как эта с Вами .

Спасибо, дедушка, за разговор со мною! Дай Вам, Бог, здоровья, а с ним и сил больших еще на десятилетия!

Солнце, слегка раскрасневшись от натуги греть Землю Посурскую целый день, приближаясь к закату, начало нетерпеливо намекать нам на то, чтобы мы потихоньку собирались в путь в сторону Кадышева. Ослушаться требований Светила мы не могли и покатились на машине от Елховых гор мимо восточного конца Лысых гор, невдалеке от Каменника, по песчаной дороге между Сосняком (Березником) и Луками, затем по душистому цветами-огоньками мигающему Прогону в Кадышево. Проехав Кадышевом, точнее, его улицей Скандаловкой, с километр, мы заехали на Долгую гору, к Поклонному Кресту, от него я, крестясь, поклонился Родному Дому, Родительской Усадьбе и их Саду. Немного постояв на Долгой горе, полюбовавшись с нее обширными околокадышевскими окрестностями, Кадышевом, родным мне Махотиным заулком, Махотиным извозом, Махотиными тополями, улицей Чекеревкой и Низовкой, Агафоновыми ветлами на месте бывшей нашей лодочной пристани, околоозерными луговыми оазисами, шишками-холмами, на коих больше сотни лет сосновый бор устроился, мы поехали по улице Горе к церковному извозу, по которому спустились в нижние улицы Кадышева, где было мое доброе пристанище у очень добрых Людей. Солнце зашло за бор, почему-то возбудив луговых лягушек, которые дружно заквакали, лягушкам завторили в лугоборовых чернях кукушки, вне плана заорал во дворе петух, чем вызвал несносное кудахтанье кур. Пес Шарик, благостно усевшись возле ворот двора, начал обозревать территорию, которую как законный ее хозяин он станет ночью охранять .

Всю ночь, вместо того чтобы глубоко спать после такого, хотя и интересного, но и трудного путешествия, я грезил во сне. Как и много раз до этой ночи, проведенной в Отчем Крае, в родном Кадышеве, я во сне посетил вновь старинное мое село с тесно прижавшимися друг к другу избами, покрытыми в большинстве своем добротными соломенными шапками-крышами, с огородами, огороженными плетневой городьбой, с дымящимися трубами по утрам и вечерам, с плетневыми сараями, полными скотины, с Сурой, по берегам которой сплошь всякие лодки, больше долбленки, и ходивший взад и вперед, то туда то сюда, кадышевский народ, разного возраста и разного облика, каждый человек которого мне был знаком. Мне всегда множество ночей казалось, что во сне, это вовсе не мистика, я перемещаюсь во времени всей жизни Кадышева с 1600 года, с момента его основания, до начала 21-го века и в процессе перемещения встречаюсь и общаюсь с теми кадышанами, которые жили в тот или иной период в течение последних четырехсот лет. Во сне, как правило, я брожу по Кадышеву то в одном веке, то в другом, то в одном году того или иного века, то в другом, то летом, то весной, то осенью, но никогда не оказываюсь в Прошлом Кадышева зимой. Во сне частые встречи с моими Родителями, с женой Люсенькой, с кем-то из предков, даже с теми, с которыми я никогда не виделся, ибо они жили, казалось мне, задолго до моего рождения. Все встречи с кадышанами прошлых времен теплые, радостные, долгожданные, иногда таинственные, со скрытым сном содержанием. Во сне какая-то сила воспроизводит для меня крестьянский быт кадышан той или иной эпохи, быт, естественно, патриархальный, но мне кажущийся очень уютным .

Много раз во сне счастливо встречался с любимым родным братом Ваней, рано ушедшим из земной жизни. Ваня умер в 1968 году в возрасте 41 года. Славным человеком мой брат был, обладал выдающимися инженерными способностями и разными другими талантами. Все кадышане, знавшие Ивана Васильевича, любили его, восхищались его человечностью, способностью ценить крестьянский труд. Бывая в храме, я всегда молюсь за упокой своих Родителей, своей жены Людмилы Михайловны, за упокой брата Ивана, братьев двух Николаев, сестер Марии и Екатерины, умерших в детском возрасте от болезней, за упокой всех предков своих, своих друзей, всех кадышан. Молюсь за Святую Русь Прошлую, Настоящую, Будущую. Молюсь за Вечность Святой Руси.. .

Наверное, я грежу о Кадышеве, о моем кадышевском народе и во сне, и наяву потому, что Люблю Кадышево, Люблю размышлять о фактах его Великой 400-летней Истории, Люблю Народ Кадышевский, творца этой Истории. Непрерывно грежу об моем Отчем Крае потому, что всегда восхищался и сегодня продолжаю восхищаться делами Отцов наших и Дедов наших и традициями, пропитанными Добром и Делом, формировавшимися нашими Предками на протяжении всей их посурской жизни. Через грезы во сне и наяву я хочу вернуть в нашу Память Великие Жизни Великих Крестьян .

Они ведь не умерли, они лишь переместились в Другую Жизнь, где действуют Законы Бессмертия. У меня сомнений нет, что из той Жизни они нам помогают Жить в Земной Жизни, направляют нас по Дороге к Бессмертию.. .

Где бы ни был, в каком присурском селении ни знакомился с жизнью его народа, я обязательно бываю в садах .

Садоводством крестьяне занимались извечно, но приливами и отливами: то сады интенсивно рассаживали, занимаясь их старательным уходом, то, правда иногда, забывали про них, не удостаивая их своими заботами. Об этом я сужу на примере своего присурского Кадышева. Старики-кадышане, коих уже нет в живых, царствие им небесное, в беседах мне рассказывали о плодороднейших садах в Кадышеве в дореволюционное время, до 1917 года. Яблонево-вишнево-сливовых садов, славившихся урожаем фруктов, в то время были сотни .

Фрукты кадышевских садов по осени везли на базары в Промзино, в Астрадамовку, в Карсун, на своем базаре продавали, впрок заготавливали .

После 1917 года вплоть до 60-х годов 20-го века в России была сплошная пертурбация, которую, естественно, не избежало великое присурское селение Кадышево с его достижениями в сельскохозяйственном производстве, в том числе и в садоводстве. По разным причинам за 35 - 40 лет, с 1917 года по 60-е годы, большинство садов погибло. Которые погубили лютые морозы, которые по объективным причинам вырубили сами хозяева .

К садоводству и пчеловодству в Кадышеве, как и во многих других селах Посурского края, вернулись в 60-е годы 20го столетия. С этого времени большинство основательных крестьян начало рассаживать сады, а в садах - заводить пчельники. Лучшим садом в Кадышеве, я тут не преувеличиваю, стал сад моих Родителей, Василия Ивановича и Анны Михайловны .

В 90-х годах, годах «перестройки», почти все кадышевские сады остались сиротами, их владельцы или сбежали кто куда, или, постарев, физически одряхлели, и сад для них явился обузой. Сердце стынет от увиденного: обильно плодоносивших сотни садов, среди которых есть большие, сотках на 1 5 - 2 0, заброшены, фрукты с яблонь, вишен, слив, ягоды со смородины, малины, крыжовника никто не собирает, садовые площади заросли сорной травой, бастыльником, репейником, крапивой, кустарником. Фрукты и организациям, «реализующим» плоды садов, и «бизнесменам» не нужны, они стараются их завозить из далеких-далеких стран, африканских и американских, а свое национальное богатство сотнями тысяч тонн пропадает. Почему???

Лет десять тому назад я написал эссе (повесть) «Сад Отца». Эссе опубликовано в ряде моих книг, например в книге «Священная Сура», осенью 2008 года вышло четвертое, расширенное издание книги «Сад Отца», в которую, естественно, вошло опять это эссе. «Сад Отца» тепло встречен нравственно здоровой читательской аудиторией, особенно сельской, живущей в Посурском крае .

Так получилось, что это художественно-публицистическое произведение прочитал известный российский ученый, академик, директор Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства Иван Михайлович Куликов. Академик И.М.Куликов «Сад Отца»

оценил положительно, чем оказал мне высокую честь. Я в адрес его знаменитого института послал многие свои книги, в том числе три тома «Русского дневника», в которых повествуется о жизни современного русского села, Русского Крестьянства, о русской крестьянской культуре, о проблемах, остро возникших в этой наиважнейшей сфере современной России .

В ответ на мои посылки книг Институт садоводства и питомниководства подарил мне ряд интересных, полезных для всего населения, и сельского, и городского, а не только для ученых-аграрников, книг! Я тут же, отложив на время в сторону свои важные дела, начал знакомиться с этими бесценными сочинениями-монографиями, из содержания которых бьет мощная мысль исследователей Садоводческого Дела России.

Читая и листая книги Р.П.Кудрявца «Энциклопедический словарь-справочник садовода», И.М.Куликова «Организационно-экономические основы эффективного ведения садоводства», «Красное яблоко», З.А.Метлицкого и О.З.Метлицкого «Яблоня», С.В.Иванова «И.В.Мичурин и его наследие», И.В.Казакова и С.Н.Евдокименко «Малина ремонтантная», Л.А.Принева «Сады цвели века», я думал:

«Сколько же Умных, невероятно Талантливых Людей хранит в себе наша Россия». Даже пока в спешке прочитанные и просмотренные эти Труды восхищают своим богатым содержанием, опирающимся только на Опыт самого автора Труда и всех тех, кто служил и служит благороднейшему Садоводческому Делу. И еще что меня восхитило-потрясло: «несмотря на всякие социально-экономические и политические пертурбации в ненастные 90-е годы 20-го столетия, порядочные, совестливые Люди, подлинные Российские Патриоты, свои любимые работы не побросали и достигать свои благородные цели праведными путями не прекратили. Всем им низкий Поклон за самоотверженный труд во благо Российской Державы!

Написанное мною в «Саде Отца» - результат многодесятилетних размышлений о судьбе России, о Русском Крестьянстве, о Русской Деревне, о своем Великом Русском Роде, соединившем Семейства Нарышкиных, Махотиных, Галушиных, Старковых, Егоровых.. .

Сад моих Родителей, Анны Михайловны и Василия Ивановича, для меня являлся не просто местом, на плодовых деревьях которого фрукты росли, он являлся Духовной Отдушиной, Живительным Источником, укреплявшим мои силы. Наш Сад воплощал в себе все, что обычно находят в музыке, в поэзии, в живописи... Величественная Садовая Симфония меня, уставшего от непрерывных будничных тревог, вводила в мир грез, в мир светлой мечты. Не мечтать о светлом будущем в саду нельзя. Казалось мне, садовый воздух элексир жизни, без которого человеческая душа пожухнет, из нее улетучится стремление к Радости, к Песенности. Ведь вовсе не зря, если подумать, сад притягивает к себе птиц, особенно певчих - скворцов, соловьев, пчел, существ поистине фантастических, разборчивых в выборе мест своего обетования. Только в садах можно встретить особой красоты бабочек. Редко встретишь человека, который в саду будет охалиться, в саду люди даже как-то непроизвольно, почти незаметно для себя песни напевают, а в беседах друг друга щедро шутками одаривают. Сад есть не только материальное выражение, но и духовное, своеобразное чистилище души.. .

Сколько тысячелетий, сколько нескончаемой череды эпох живет Человечество, и всегда, с античных и более поздних времен, в нем тяга к Саду. Без Сада жизнь человека сумерки. Жилище без Сада пасмурно, вызывает в человеке тревогу.. .

Заглянем к В.И.Далю в его Грандиозный Дворец Русских слов, в Словарь живого русского языка: «Сад - участок земли, засаженный стараньем человека деревьями, кустами, цветами, с увитыми дорожками и разного рода и вида затеями, украшениями. Сад бывает плодовый или потешный, для прогулок...» Несколько строк, а какой глубокий смысл!

Глубина смысла в словах: «стараньем человека», «разного рода и вида затеями».. .

В «Полном церковно-славянском словаре» Г.Дьяченко (Москва, 1993 год) есть такие значимые толкования слов «сад», «садовник», «садоделатель», «садовие»: «садитель - садовник;

садоделатель - садовник; сад - растение, куст, даже дерево;

благословенный израильский народ Валаам сравнивает с цветущими и плодоносными садами, наполненными обильною водою; садовие - все растущее на земле» .

Каждое лето с 1961 года по год 1985 мы с Тятей, с садовником, садителем, садоделателем, усевшись за столиком в нашем саду под кронами яблонь, в соседстве с пчельником, вели добрые беседы о саде, о его жизни, о пользе сада для человека, об уроках нравственности, которые Сад человеку преподает, о флоре и фауне Сада.. .

Содержанием одной из наших бесед я часто делюсь со слушателями в разных аудиториях, фрагменты той беседы на многих страницах моих книг. Как правило, разговор всегда провоцировал я каким-либо вопросом к Тяте, мудрейшему из мудрейших, вечному Труженику. Ту беседу я начал следующим вопросом к Отцу: «Тятя, очень хотелось тебе Создать такой сказочный Сад?»

Отец: Очень, сынок, хотелось. О рассаживании сада я мечтал с раннего детства. Эта мечта у меня, сироты, растущего с 4 лет без отца, зародилась при виде садов у богатых мужиков. Столько в тех садах было яблок, груш, слив, вишни! Фруктовые деревья аж ломались, не выдержав навалившегося на них сладкого многопудового груза. Как хотелось мне при виде всего этого поесть фруктов садовых! С такой мечтой жил около 60 лет, вплоть до 1959 года, но реализовать ту великую для меня мечту не было возможности: множество причин не позволяло мне обзавестись своим садом .

Я: А почему, Тятя, такие возможности появились именно в 1959 году?

Отец: В семье, сынок, стал наклевываться более или менее сносный достаток, без которого хороший садик не посадишь. Такое большое дело, как рассаживание сада и последующий уход за ним, требует значительных затрат, материальных и финансовых. Ты служил в Военно-Морском Флоте, и затраты на тебя временно отпали. Мне и твоей маме стали платить колхозную пенсию, хоть и небольшую, всего по двенадцать рублей, но все-таки кое-что. Появились более высокие, чем до этого, доходы от валяльного промысла, от валки сапог. Мы, колхозники, обрели больше свободы на работах в колхозе .

Короче говоря, появился тот самый шанс, который я всю жизнь ждал .

Я: И вы с Мамой решили действовать, создавать своеобразный рай на своей огородной земле .

Тятя: Воистину, сынок, рай! Под садовый рай мы отвалили пол-огорода, целых пятнадцать соток. Под садовую площадь сначала огородили тесовым забором. Для кадышан это невиданная роскошь. Такого наше село еще до этого не видывало с дореволюционных времен. Тесовой изгородью огораживали свои сады только очень богатые мужики .

Я: А потом какие вы муки испытали при подготовке огородной площади под сад .

Тятя: Мук никаких не было, было лишь наслаждение от реализации нашей мечты. Мы с матерью целиком впряглись в такую работу, которая нам приносила удовольствие. Только начались заботы по подготовке площади для сада, а нам он уже виделся цветущим и плодоносящим .

Я: А сколько, поди, физических усилий у вас с Мамой было затрачено для того, чтобы создать вот этот чудесный благодатью пропитанный Сад?

Тятя: Одного навоза с бывшего соседнего с нами Конного двора, наверное, тонн сто, а то и больше, мы вдвоем перечалили под рассаживаемые фруктовые деревья и ягодные кустарники. Но ничего, как видишь, трудовые затраты окупились сполна. С плодоношением сада нас не покидает чувство нашей вечности .

Я: Даже так, вас нежно окутало волшебное чувство вечности, то есть бессмертия?

Отец: Так, сынок, так! Сад разжег в нас во много раз желание жить, отодвинул в сторону неминуемый конец земной жизни. В наших душах с рождением сада расцвело неумолкаемое песнопение .

Я: С рождением сада в 1959 году вы, пятидесятилетние, стали другими?

Тятя: Конечно другими. К нам вернулась молодость с ее возвышенно-поэтическим пониманием земной красоты. Из сада его окружающие горы, улицы, околосурские просторы с бором во главе казались помолодевшими, с ликами посветлевшими .

Я: Тятя, наш сад не просто сад, а Явление, необычное Явление в четырехсотлетнем присурском селе Покровском, Кадышеве тож. Как это Явление воспринял кадышевский народ?

Тятя: Кадышане в большинстве своем явление сада в нашей усадьбе, в Махотином заулке, в трехстах метрах к югу от Долгой горы, почти под кроной дородных Махотиных тополей, на подошве гряды холмов-гор, на которых улица Гора, восприняли восторженно-приветливо. На полугоре за садом ежедневно каждое лето полно глазеющих на наш сад. Особенно любуются садом гости кадышан .

Я: Вот и сейчас я вижу по горе кучки сидящих людей, коих притягивает живопись сада .

Тятя: Пусть любуются. Я пойду угощу их яблочками .

Я: Тятя, а скворцы и соловьи, другие птички небесные, частые гости в саду?

Тятя: Они, сынок, не гости, а хозяева. Все теплое время, весной, летом, осенью, птиц в саду согни, а то и тысячи. Птичье пение нескончаемое, как и нескончаемо жужжание пчел. Такую божественную музыку они создают, которую, наверное, человек никогда не наслушается! Особенно эта музыка светила по утрам, при восходе нашего кадышевского солнышка, любимца птиц, пчел, бабочек, яблонь, вишен, слив, крыжовника, смородины. И солнышко, чувствуя такую пылкую любовь к себе, садовый мир щедро поливает живительным теплом .

Отец, встав из-за садового столика, начал не спеша, сияя добрейшей крестьянской улыбкой, как обычно, обходить свой садовый поэтический оазис. Он не обделил вниманием ни одну из шестидесяти разносортных яблонь, ни одну из сорока вишен, ни один куст малины. С каждым своим творением творец, мой Великий Отец, общался ласково. Потоки нежной любви исходили от творца на свои детища. С какой-то яблони отец бережно срывает показавшееся ему особенно хорошим яблоко, откусывает от него и, довольный вкусом, начинает мне рассказывать историю той матери-яблони, родившей плодчудо. Ведь все деревья и кустарники в саду, приносимые отцом из питомников, все им вместе с моей мамой рассаживались, за всеми они терпеливо ухаживали, и поэтому им, Тяте и Маме, был хорошо известен характер каждого дерева, кустика каждого. Мои Родители, они же Родители сада, хорошо знали, чего ждать от той или иной яблони, от той или иной вишни, от того или иного куста смородины. Каждое путешествие по саду, а их было сотни и сотни, мне приносило несказанную радость, такую радость, какую я не испытывал даже при посещениях театров, галерей, парков разных. Потому что сад не трансформация Божьей благодати, а непосредственно сама Его Благодать .

Как всегда после невероятно увлекательных путешествий по Саду, мы подошли к садовому колодцу, ведром зачерпнули из него водички и, утолив ею жажду, усевшись на околоколо дцевые чурбаки, продолжили беседу .

- Тятя, — начал беседу я, — а что было бы с Человечеством, если бы оно в каждом уголке Планеты Земля рассадило сад и в этом саду продолжило бы свое земное жизнедвижение?

Отец: Человечество стало бы другим, менее порочным, в нем было бы неизмеримо меньше зла, чем в его досадовый период. Люди бы стали нравственно чище, благороднее, добрее, менее авантюрнее и агрессивнее, чем ныне. Народам стало бы не до междуусобиц, не до войн, убивающих самую здоровую часть Человечества. Всеземной сад очистил бы человечество от скверны, от бесовских пороков, жадно подтачивающих его здоровье. Здоровое человекотворение и садотворение это, сынок, одно и то же, оно Богу угодное .

Я: Все земной Сад... А разве, Тятя, это для человечества достижимо?

Отец: В этом и сомневаться не надо. Мы, сынок, люди, созданные Богом, призваны им на нашу планету Творить, созидать, а не разрушать. Разрушение - дело сатаны, противника Бога. Разрушитель, в какой бы кафтан он ни вырядился, выполняет злую волю сатаны и его сатанят. Мы же, люди православные, обязаны, слушаясь Бога, сады рассаживать, объединив затем все их в единый Общемировой Сад .

Я: Аргументы твои, Тятя, очень веские и обоснованные, с ними нельзя не согласиться. А вот как их реализовать? Возможно ли это сделать в ближайшей перспективе, в скором времени?

Тятя: Аргументы в пользу мирового садотворения вполне реальные. А для того чтобы их воплотить в жизнь, необходимо только одно - нужна воля всех людей Земли. Землянам требуется осознать свою силу, способную победить мировое зло, выражающееся в создании общечеловеческой Твердыни — Всеземного Сада. Люди есть люди, у них нет другой задачи, кроме одной: создание Рая - Сада на Земле. Невыполнение такой задачи подтолкнет апокалипсис .

Я: Не хотелось бы конца света от рук человека. У человека есть надежная альтернатива - создать всемирный Сад и жить, нескончаемо делая Добро, в этом Саду .

Отец: Без сада у бесовских сил в их липких лапах уж больно много территории, на которой беспредел. Чем скорее мы создадим Сад на весь земной шар, тем скорее изгоним бесовщину отовсюду. В мировом Саду не останется места для тьмы, в нем нескончаемо станут литься потоки животворного света .

Я: О том сказочном времени, когда человечество станет жить в Едином для всех Саду, можно судить по жизни нашего вот этого сада, которым мы с восхищением в эти минуты любуемся. Вон как соловьи натреливают! А как нажужживают садовые обитатели пчелы! А как нам с каждой яблони улыбаются краснощекие яблоки, а с каждого вишневого дерева рдеющие румянцем вишни! А воздух-то, воздух-то какой живительный. Что особо меня каждый раз пленит в нашем саду необыкновенная умиротворенность, смывающая с души тревоги города, в котором свирепствует индустриально-информационный монстр, пока не поддающийся обузданию .

Отец: Вон как птички-то радуются садовой жизни! Во всех кустах смородины, а их двадцать, соловьиные гнезда, полно гнезд под крышами садовых построек, бани и амбара и в скворечниках скворцов. Каждый куст смородины, крыжовника, малины, каждое дерево яблони, вишни, сливы являются для птичек певчих сценой. Слышь, как заливаются! Нескончаемы полеты пчел садового пчельника за взятком в благодатные околокадышевские места с цветущими на них живописными оазисами. Как хорошо, сынок, живется и дышится, когда все это волшебство Природы видишь!

Я: Вот смотри, Тятя, как заливаются песнопением на вершине антоновки два скворчика. Все время, пока мы беседуем, они старательно для нас поют, создают нам веселую ауру .

Тятя: Эти певцы, похоже, - семья. Я их уж не первый год слушаю и все с одной и той же яблоневой сцены. Почему-то именно эту яблоню они облюбовали. И каждую весну, прилетев из теплых краев, они на правах хозяев сразу же занимают свое излюбленное место на этой антоновке. Других претендентов на него я никогда не видел. И у птиц, оказывается, есть свой этикет!

Я: А соловьи-то что вытворяют! Весь смородинник натреливает. Какое волшебство! Ну разве кто-нибудь может так божественно-проникновенно, мелодично, страстно петь, как наш русский, из нашего сада, соловей! Тятя, так и кажется мне, что эти наши соловушки и скворчики стараются нас, вот тут сидящих и беседующих под яблоней, соединить с чем-то нам неведомым, космическим .

Тятя: Пожалуй, сынок. Я всегда об этом думаю. Какая-то такая связь все же есть. Эти божественные птички для нас стараются по воле Добрых сил Неба. Они нас с чем-то нам неведомым соединяют. Мне в силу разных причин не доводилось, к сожалению, посещать театры и слушать в них именитых певцов и певиц. Я бы с радостью послушал живой, а не в записи голос Лемешева, Козловского, Михайлова. Не удалось. Зато удается каждое лето слушать таких гениальных теноров, как соловьев, скворцов, других птиц вот в этом саду .

Их пением я тут уж вволю наслаждаюсь. Радостное жужжание пчел, довольных работой по сбору взятка, также мне приносит несказанное удовлетворение.. .

Нашу добрую беседу прервало беспокойное жужжание пчел возле одного из ульев. Отец, быстро поднявшись со скамейки, деловито проговорил: «Похоже, сынок, пчелы вон в том крайнем к горе улье задумали роиться. Пошли посмотрим». Подойдя близко к улью, мы убедились в роении его пчелиного населения. Пчелиный шум нарастал. Рой, дружно поднявшись над яблонями, сел на вершину одной из них, самой высокой. Быстро схватив роевню, висевшую на стене амбара, соблюдая все тонкости технологии, подсказываемые отцом, я забрался по лестнице на яблоню, ноли л из специального насоса водой пчел, топтавшихся над яблоней, и начал их ссыпать в роевню. Поставив роевню в мшаник - полуподвал в горе, являющийся жилищем для пчел в зимнее время, мы с Тятей, оба довольные неожиданным приплодом, по живописной тропе пошагали по садовому оазису, то и дело восклицая от увиденных и услышанных его сказочных достоинств, выраженных то невероятно большой величины яблоком, то обилием вишни на том или ином вишневом кусту, то новым для нас коленом соловьиного пения, то сказочными пируэтами птиц над соседней Долгой горой, то почему-то усиленным ритмом делового полета пчел в сторону Суры, на ее луга, то симфоническими звуками обильной листвы соседних с садом Махотиных тополей, то порывистыми запахами малины из кустов малинника, то запахами меда из садовых пчелиных ульев, то трескотней сорок, по-хозяйски запятившихся на тесовую изгородь сада, то неожиданным появлением в саду сонмища всякого цвета бабочек, то звуком кукушки, откуда-то заглянувшей в наш сад. Благодать-то, благодать-то какая!» — то и дело восклицали мы, гуляя по живописному рукотворному саду Великих Русских Крестьян.. .

Вечерело. Солнце готовилось на ночлег куда-то за сосновый бор, раскинувшийся по желтобрюхим шишкам-холмам .

На Суре усиливался плеск рыбы. Все сильнее птичья канитель. Ускорялись и полеты пчел. В это время один за другим в нашем саду начали появляться кадышане, больше заулочные. После трудового дня каждому хотелось окунуться в купель умиротворенности нашего сада, подышать живительным его духом, угоститься фруктами или ягодами, порассуждать о событиях в природном или человеческом мирах. В таком живописном оазисе думается лучше, в думы меньше приходят сумрачные мысли, больше мыслей возвышенно-оптимистических. Старики, явившиеся в сад, тут же вдались в воспоминания о прежней жизни и о своих садах в ней. Молодежь говорила о жизни в будущем. Мне было невероятно интересно слушать и тех, и других. Диалог между стариками и молодыми был мирным, хотя изредка в нем появлялись и повышенные тона: от стариков - поучительные, от молодых - нигилистические. Каждый отстаивал свое: старик - уже ушедшее в прошлое, молодой человек - пока очень призрачное будущее .

В этой беседе последнюю точку ставить никому не удавалось .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«Untitled Document Page 1 of 8 Станислав Савицкий ДАДАИЗМ И СЮРРЕАЛИЗМ В НЕОФИЦИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ ПОЗДНЕГО СОЦИАЛИЗМА PDF Рассматривая оппозицию свое-чужое на материале культуры позднего социализма, мы используем метод рецепции – анализа восприятия одно...»

«ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК Скаков А. Ю. 2011б. Абхазия в  эпоху античности: страна на перекрестке культур и  коммуникаций  // Авидзба В. Ш. (ред.). Материалы Первой Международной научной конференции, посвященной 65-летию В. Г. Ардзинба. Сухум: Абхазски...»

«П Ш П Н Е Б О М МОНГОЛИИ С /" & р А п А *\Л, Л Ю *€ ^А*ЛЛ,МсАс Scan&OCR Иркутская ОГУНБ им. И.И. Молчанова-Сибирского. 2017 ки Ю рий Лы хин ПОД НЕБОМ МОНГОЛИИ (страна и люди в путевых записках) палата_ 88^ Государственное бюджетное учреждение культуры Иркутской облагиая государственная укк’сарседанзй научная библиотека им....»

«ISSN 1993-3959 ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И МИР Российский междисциплинарный журнал социально-гуманитарных наук Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Свидетельство о регистрации...»

«Департамент культуры и национальной политики Кемеровской области Государственное учреждение культуры "Кемеровская областная научная библиотека им. В.Д.Федорова" Отдел прогнозирования и развития библиотечного дела Сохранность библиоте...»

«I. Пояснительная записка Дополнительная общеобразовательная общеразвивающая комплексная программа "Истоки" по содержанию относится к художественной направленности. Программа состои...»

«научная жизнь КузнецовА.М. Международныйсеминар"Этническаяполитикаи невоенныеаспектыбезопасности"воВладивостоке . Некоторыеитогииперспективы1 TheInternationalworkshop "Ethnicpolicyandnonmilitaryaspectsofsecurity"inVladivosto...»

«1 РЕКОМЕНДАЦИИ по проведению мероприятий в образовательных учрежденияхорганизациях Российской Федерации, посвященных 70 -й годовщине Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 год...»

«Серия "Антология пермской литературы" — лауреат премии Пермского края в сфере культуры и искусства (номинация "Литература") за 2013 год Издание сборника избранных произведений "Сильнее и жизни, и смерти" Анатолия Григорьевича Гребнева и подготовка его электронной версии в рамках проектов "Пермская библиотека" (www....»

«ГОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Институт филологии и журналистики Русская устная речь Материалы международной научной конференции "Баранниковские чтения. Устная речь: русская диалектная и разговорнопросторечная культура общения" и межвуз...»

«Рубец Мария Владимировна Восприятие и языковая картина мира (на материале китайского языка) Специальность 09.00.01 Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель Доктор философских наук Гер...»

«УДК 22/28; 21:172. 3;21;009:008; 21.009: 37 ПОЗНАВАТЕЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ АКТИВНОСТЬ И СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX в. © 2016 Т. Н. Арцыбашева профессор кафедры культурологии, доктор культурологии, доцент e-mail: arhont5@yandex.ru Ку...»

«ЧЕТВЕРТИЧНЫЙ ПЕРИОД (СИСТЕМА) – Q Название четвертичные породы (как и третичные) было предложено в 60-х годах XVIII в. итальянским ученым Ардуино для обозначения новейших образований Северной Италии наносов...»

«Мобилизованная этничность: этническое измерение политической культуры современной России, 2000, В. А Ачкасов, Сергей Александрович Бабаев, 5935970015, 9785935970017, Издво Санкт-Петербургского философского общества, 2000 Опубликовано: 18th...»

«В.Ю.Васькова, Т.М. Метласова Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского УДК: 8.81 РОЛЬ НЕВЕРБАЛЬНЫХ СРЕДСТВ ОБЩЕНИЯ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ УСПЕШНОЙ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ Статья посвящена выявлению роли невербальных средств обще...»

«Администрация (исполнительно-распорядительный орган) муниципального района “Куйбышевский район” Калужской области ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2.06.2015 г. № 293 О внесении изменений в постановление администрации МР "Куйбышевский район" "Об образовании на территории муниципального района "Куйбышевский район" избирательных у...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ СССР ВСЕСОЮЗНЫЙ МЕТОДИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ ПО УЧЕБНЫМ ЗАВЕДЕНИЯМ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ ТИПИЧНЫЕ НЕДОСТАТКИ ПОСТАНОВКИ РУК И ПРИЕМОВ ИГРЫ НАЧИНАЮЩИХ СКРИПАЧЕЙ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ МОСКВА —1979 Работа В. Д. Бычкова "Тип...»

«Театральный кружок "Живая классика" Учебно-тематический план Руководитель: Смирнова М.А. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Особенности театрального искусства – массовость, зрелищность, синтетичность – предполагают ряд богатых возможностей, как в развивающеэстетическом воспитании детей, так и в организации их...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФАКУЛЬТЕТ НАЛОГИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ Кафедра философии КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ по дисциплине МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВ...»

«ТУРИСТСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ МИРА: ГЕОКУЛЬТУРНЫЙ ПОДХОД В мировой статистике туризма чаще всего выделяют шесть крупных туристских регионов (макрорегионов): 1) Европа; 2) Ближний и Средний Восток, 3) Азиатско-Тихоокеанский регион; 4) Южная Азия; 5) Африка; 6)...»

«170 ISSN 0201-7997. Сборник научных трудов ГНБС. 2015. Том 140 УДК 631.526:631.527 ОСНОВНЫЕ ИТОГИ СЕЛЕКЦИОННОЙ РАБОТЫ КРЫМСКОЙ ОПЫТНОЙ СТАНЦИИ САДОВОДСТВА ПО СЕЛЕКЦИИ И СОРТОИЗУЧЕНИЮ СЕМЕЧКОВЫХ И ЯГОДНЫХ КУЛЬТУР Р.Д. БАБИНА, Н.А. ЛИТЧЕНКО, З.И. АРИФОВА, П.Г. ХОРУЖИЙ Никитский ботанически...»

«ЭПОХА РАННЕГО МЕТАЛЛА И БРОНЗЫ Тутаева И. Ж. Металлические бритвы эпохи поздней бронзы Восточной Европы1 Резюме. В статье рассматривается пробTutaeva I. Zh. Metal razors in the Late лема функционального определения бритв Bronze Age of Eastern Europe. The paper эпо...»

«Управление идеологической работы, культуры и по делам молодежи Бобруйского горисполкома Учреждение культуры "Централизованная библиотечная система г.Бобруйска " г.Бобруйска" Центральная городская библиотека им. М.Горького Отдел библиотечного маркетинга Городская библиотека...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МУК "ЦБС" С.И. Чехова "15" января 2015г. Информационный отчет за 2014год Соломбальская библиотека №5 им. Б.В. Шергина МУК ЦБС г. Архангельска ул. Беломорскойфлотилии, дом 8 контактныете...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.