WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

««Заполярье» № 10 2010 ЮБИЛЕИ: 65-летие Великой Победы 2 Алексей Коткин. Сульская мозаика (отрывок из повести) 3 Алексей Пичков. Божья искра Роберта Вылки 5 Роберт Вылка. Птичьи острова ...»

Содержание

Альманах ЛитО

«Заполярье»

№ 10 2010

ЮБИЛЕИ:

65-летие Великой Победы 2

Алексей Коткин. Сульская мозаика (отрывок из повести) 3

Алексей Пичков. Божья искра Роберта Вылки 5

Роберт Вылка. Птичьи острова 6

Георгий Суфтин. Литературное Заполярье 7

Любовь Царькова. Славное наследие 12

ОГУ «Этно–культурный центр

Ненецкого автономного МЫ В ИНТЕРНЕТЕ:

округа»

Ирина Коткина. Дневник ЧУМработницы 21 Праздники ЛитО Народное литературнотворческое объединение «Заполярье»

ФОЛЬКЛОР и ФОЛЬКЛОРНЫЕ ВАРИАЦИИ:

Анатолий Рожин. Переводы с ненецкого 11 Ирина Коваль. Девушка-радуга 24

Выпускающий редактор:

Е.И. Вергунова

СТИХИ И ПРОЗА:

Редакционный совет: Инга Артеева. Небо смотрится в землю 16 Елена Вергунова, Разноликая тундра Любовь Царькова, Отрезанный ломоть Лукерия Валей, Валерий Ледков. Песни 27 Инга Артеева, Сергей Тарабукин Из детства с любовью 28 Сергей Тарабукин, Ольга Пашун, История одного каламбура Валентина Пудовкина. Галина Тайбарей. Родом из тундры 31 Лукерия Валей. В тылу (фрагмент повести) 34 Игорь Лавриненко. Мы обязательно встретимся 39

Фотографии:

Владимир Орлов. О добром мышонке и старом орле 41 А.В. Царькова, Л.В. Царькова, Любовь Царькова. Антропологический фактор 42 И.А. Артеева, Л.А. Валей и др .



Олег Ягель. Стихи 43 Белая механика (эссе) Светлана Коныгина. Стихи 46

Николай Васильев и Инга Артеева:

На литературном мостике © ОГУ «Этно– культурный центр

–  –  –

30-е годы... Ре- А пример показался заразительным. Вскоре в дакция «Няръя- редакции появился управляющий окружной на вындер» в ту пушнозаготовительной конторой с рассказом пору помещалась «Шапка Ивана Матвеевича». Еще через неков нижнем этаже торое время пришел с ворохом литературных Дома Советов. Со- произведений председатель Нарьян-Марскотрудников мож- го горсовета… но было перечесть Наша газета не гнушалась литературного на пальцах одной творчества местных авторов. Мы печатали и руки. Не мудрено поэтому, что в редакции ке- рассказы, и стихи, и очерки, и зарисовки… росиновые лампы зажигались раньше всех и Вероятно, не все они были, как говорится, на гасли позднее всех. Нарьянмарцы знали, что уровне, да и уровень в ту давнишнюю пору в редакцию можно зайти в любой час, там был совсем не тот, что ныне, но тогдашние всегда есть люди – и шли к нам на огонек. наши читатели были довольны. Им газета Частенько заходил в нашу редакцию уп- нравилась, они ее охотно читали. Думаю, что равляющий конторой Госбанка Дмитриев. в этом немалую роль играли наши литераОн приносил статьи на самые злободневные турные страницы. Так уж повелось: всякого, темы и мы охотно печатали, потому что «фи- кто приходил в редакцию с рассказом или нансовый король Заполярья» хорошо знал и о стихотворением, встречали наши работники рыбных промыслах, и о заготовке пушнины, радушно и приветливо. А так как у меня к и о строительстве, которое в те годы развива- тому времени имелся некоторый литературлось бурно на берегах Печоры. Однажды он ный опыт – мои рассказы и стихи печатались появился у нас с объемистой рукописью, по- в больших газетах и журналах, то сотрудники дошел к столу как-то бочком, тушуясь, и, су- редакции всех начинающих поэтов и писанув рукопись, покраснел .

Это на него не было телей направляли ко мне, и у меня в округе похоже. стали завязываться литературный связи. ВозВот, посмотрите, может подойдет, – ска- никла обширная переписка с начинающими зал он, и не присел на стул, как обычно быва- авторами. Я следовал одному, на мой взгляд, ло, когда с увлечением развивал положения, единственно верному правилу: не делать нивысказываемые в статьях, потрясал сводка- каких скидок при оценке рукописи, кому бы ми, сыпал примерами. Нет, нынче он быстро она не принадлежала. Меня в редакции даже поднял воротник пальто, что-то буркнул на упрекали за прямоту и резкость при разбопрощание и исчез за дверью. Это поведение ре литературных произведений. Но вот инменя насторожило. Что с ним? Беру рукопись, тересно: обижающихся на резкий критичеспробегаю глазами, и все становится ясным. кий отзыв были редкие единицы, а приток Наш почтенный «банкир» приобщился к лите- рукописей в редакцию все увеличивался. И ратурному творчеству. Рукопись озаглавлена что хорошо – чувствовалось, что раскритикоДеревянная сопка». Это рассказ о том, как ванные начинают строже относиться к своим кочевой ненец-оленевод построил свой дом. литературным опытам, раз от разу рукописи Назавтра я пошел в Госбанк, чтобы перегово- становятся совершеннее .

рить с автором рассказа. Его не оказалось в Нарьян-Мар строился. Он рос на глазах .

кабинете. Я ждал его в редакцию целую неде- Над Белощельем в то лето носился запах смолю, но он не приходил. Случайно я увидел его листой сосны. Желтые коробки двухэтажных на улице, Дмитриев, заметив меня, поспешно многоквартирных домов поднимались на всем свернул за угол и исчез, растаял в тундровом пространстве от Печорского шара до Калюмареве. Когда «Деревянная сопка» появилась ша. Уже стали обозначаться главные улицы .

в газете, управляющий Нарьян-Марским гос- Конечно, Нарьян-Мар городом назывался еще банком прибежал в редакцию взволнован- так, условно, из чувства уважения. Но что он ный, растерянный. будет городом, виделось и в размахе строиЧто вы наделали! Ведь я принес только пока- тельства, и в почтительном труде морских пазать. Как я теперь людям на глаза покажусь?.. роходов, подходящих к причалу .

Стоило немалого труда успокоить его. Лето – пора отпускная. И у нас в редакции Читатели рассказ встретили благосклонно. летом было безлюдье. Поэтому всех нам очень

Т А К Н А Ч И Н АЛАСЬ ЛИТЕРАТУРА НАО

обрадовала телеграмма: едет новый работник. тор, поводя бородой и поправляя очки, – куда Новый, да еще столичный, из Москвы, – не вы поедете, ведь на первой же кочке свалишутки. И вот он прибыл. В редакцию зашел тесь с нарт и замерзнете в снегу. Тундра не застенчивый юноша. Слегка краснея, сказал: Тверской бульвар. Нет, нет, я детей в тундру

– Я буду у вас работать. отправлять не намерен, не могу. Без няньки Мы, считавшие себя закаленными поляр- детей в тундру не отпускаю!

ными волками, пожали плечами. Неказистый Ваня краснел и глядел исподлобья .

вид юноши, почти мальчика, в мешковатом, – Вы что же, меня за мальчика считаете?

не по росту, пиджаке, в сереньких хлопчато- Это, знаете… бумажных брюках, произвел на нас не лест- Но редактор был непреклонен. Меньшиков ное для него впечатление. же не унимался. Он страстно хотел видеть все

– Что же вы будете здесь делать? – прищу- собственными глазами – для этого он и ехал рясь, спросил Женя Уляшев. сюда, а не для того, чтобы сидеть в прокуренА все, что придется, – ответил юноша, ной редакции. В конце концов ему удалось улыбнувшись так хорошо и душевно, что уломать редактора. Приказ о командированаши тундровые сердца немного оттаяли. нии его в «Харп» был подписан и, воодушевДаже хмурый заведующий оленеводческим ленный, наш Иван натягивал на себя неуклюотделом Александр Кузнецов оторвался от во- же тобоки, малицу и совик и крепко жал всем роха своих бумаг и протянул руку. руки на прощание .

– Ну-ну, значит, нашего полку прибыло. По возвращении он, не снимая тундровой Пойдемте, я покажу вас редактору. одежды, явился ко мне .

Бородатый и очкастый редактор Левин- – Ань здорово, луца хибяри! – торжественский, непрестанно поднося кулак к перено- но крикнул он. – Во! Видишь, говорить посице, потому что роговые его очки никак ненецки научился .

не могли удержаться на месте и сползали к – Вот тебе раз! Неужели на первой кочке не кончику носа – их приходилось поправлять, свалился с нарт?

– рассматривал гостя, как бы оценивая его. – Да я уже самостоятельно оленьей упряжИз Москвы, значит? В заводской много- кой управляю. Я уж айбурдать умею. Я уже тиражке работали? Гм… А что же вас потяну- тынзей кидать научился. Знай наших!

ло в такую даль, на Север? У нас ведь холод- За чаем он долго и увлекательно рассказыно, придется по тундре ездить, в чумах жить, вал о своих впечатлениях .

сырое оленье мясо есть. Не страшитесь? А, – Ты понимаешь, какой это хороший, честмолодой человек?.. ный, простодушный народ – ненцы. Как они Так появился у нас новый сотрудник – Иван тянутся к культуре, как жадно хотят все Меньшиков. Мы с ним подружились с первых знать. Нет, я просто в восторге от них, я влюже дней. Простота и непосредственность, блен в них. Книгу о них я напишу. Смейся, не любопытство к жизни, немножко наивная смейся, а напишу, вот увидишь .

восторженность и, наконец, почти детская – Ты сначала научись в газету заметки пибеспомощность в самых простых житейских сать, а потом уже о книгах толкуй, – съязвил делах – все было в нем так свежо и чисто, не- я. Это было с моей стороны жестоко и необвольно привлекало к нему. думанно. С заметками у Меньшикова получаМеньшиков часто заходил ко мне. Я был лось плохо. Секретарь их браковал нещадно рад гостю, мы подолгу болтали – я ему рас- и заставлял переделывать по пять раз. Ваня сказывал о тундре, он мне о Москве. наш пыхтел, правил, переделывал, а заметки В одну из таких бесед Меньшиков, смуща- шли в корзину .

ясь, признался, что хочет попробовать свои Не допив стакан, оставив совик и малицу, силы в литературе, что его сильно влечет Се- Ваня убежал к себе .

вер, что он хочет написать книгу о Севере, его После поездки в тундру Меньшиков написал людях, буднях Советского Заполярья. Скажу для газеты очерк. В очерке было много наивночестно, я иронически отнесся тогда к этим го, но он подкупал свежестью и взволнованномечтам юноши. Немало любителей северной стью. Он отличался от наших газетных матеэкзотики приходилось встречать, но что-то риалов и стилем. Все убедились, что у автора быстро они исчезали с заполярного горизонта. есть литературный задатки. Очерк был принят Молодой наш литработник рвался в тун- благосклонно. Редактор даже похвалил его, что дру, ему хотелось пожить с ненцами в их вообще делал редко. Иван скромно улыбался и чумах, ближе познакомиться с обычаями и в тот день был особенно ласков со всеми .

укладом кочевников. А в тундру его не от- В разгар пушных промыслов в редакцию пускали: очень уж он казался юным и плохо пришел управляющий пушнозаготовительной приспособленным к жизни. конторой. Наш заведующий тундровым отдеДа куда вам в тундру, – говорил редак- лом Саша Кузнецов обрадовался ему:

Георгий СУФТИ Н

– Статью о ходе пушных промыслов при- Долгими вечерами они сидели над рассказом, несли? Вот хорошо! слово за словом разбирали и обсуждали его .

Но перелистав объемистую рукопись, по- Я не помню, сколько времени они трудились жал плечами и возвратил ее автору. над ним. Но я очень хорошо помню, как сиял

– Не подходит. Не до рассказов теперь. наш Ваня Меньшиков, когда рассказ был заЗаготовки-то у вас на сколько процентов? На кончен. Стеша прочитала его на собрании .

двадцать пять? Об этом надо написать, а не о Все хвалили, многие растрогались. А Меньшишапке Петра Матвеевича какого-то… ков выступил с критикой .

Обескураженный автор поспешил спрятать – Стеша может лучше писать, – говорил рукопись. К нему подошел Меньшиков. он. – Стеша может научиться лучше писать .

– Разрешите посмотреть? Так пусть она учится. Пусть она не думает, Заведующий пушниной недоверчиво поко- что уже стала писательницей. До этого ей сился на него. еще далеко. Но она может и, стало быть, она

– Чего уж смотреть, раз не годится… должна .

Но рукопись дал. Когда у кружковцев после упорных трудов,

– Я прочитаю, товарищ. И мне бы потом после неудач и разочарований, наконец, пояхотелось с вами поговорить, – сказал Иван вились хорошие рассказы и стихи, мы затеМеньшиков. яли издавать литературный альманах. Нельзя Через несколько дней заведующий пушни- забывать, что это было тридцать лет назад ной пришел опять. Меньшиков утащил его в и это было, почитай, на самом краю земли .

дальний угол и о чем-то долго и горячо с ним Литературный альманах в тундре? Не беспочговорил. венная ли это затея?

Почта приносила в редакцию ежедневно Мы отобрали для альманаха рассказы, много писем со стихами, рассказами, а иной очерки, стихи. Ночи сидели над их доработраз почтальон вынимал из сумки толстенную кой и редактированием. Еще и еще раз подбандероль. Мы знали – в ней роман. Меньши- вергали критическому разбору в кружке .

ков охотно брал эти рукописи и, сколь бы они Наконец, сдали в печать. Даже наборщиков ни были безнадежны, не жалел труда на пере- увлекла идея выпустить заполярный альмаписку с их авторами. нах: они набирали его в нерабочее время,

– А не создать ли нам при редакции ли- воскресниками. На рыхлой газетной бумаге, в тературный кружок? – сказал мне однажды розоватой обложке, похожей на промокашку, Иван. – Стали бы коллективно разбирать про- эта книжка с названием «Заполярье» казалась изведения, чему-нибудь да научились бы! нам прекрасной. Мы послали ее в Москву и Литературный кружок оказался настоль- ждали, что получится .

ко популярным, что вскоре его занятия стало Как сейчас помню, прихожу в редакцию, трудно проводить в просторной комнате ре- у порога меня встречает Меньшиков. Руки в дакции. Кто только не приходил на наш ого- карманах, вид деланно хмурый, чуб на лбу нек, кто только не приносил на суд товарище- растрепался .

ской критики своих произведений! Радовало – Ну, поздравляю, – говорит загробным гои то, что среди наших кружковцев стали по- лосом, – вот телеграмма из Москвы. Расчехявляться ненцы. К нам ходили Иван Лагей- востили в пух и в прах .

ский, Ефим Соболев, Егор Талеев, Семен Но- Беру телеграмму. Действительно, из Москготысый. вы. ТАСС передает обзор нашего альманаха, На занятия в кружке часто ходила и мо- напечатанный в «Правде». Сердце захолонуло лодая ненка Стеша Ардеева. Она училась в – достукались, осрамились на всю страну .

педагогическом училище. В спорах наших Но тревога была напрасной – в обзоре нас она не участвовала, но слушала всегда вни- похвалили .

мательно. Ивану удалось узнать, что Стеша Успех окрылил. Взялись за подготовку втопишет рассказ. Он заговорил с ней об этом. рого альманаха. Меньшиков съездил в Москву Стеша вспыхнула, замахала руками. и заказал там обложку. Правда, средств у нас

– Да пустяки пишу, пустяки. Другим неин- было не лишек и обложка не блистала оформтересно. лением, но зато была яркая, с рисунком, изобМеньшикову с трудом удалось раздобыть ражающим северное сияние .

ее рукопись. Он ухватился за нее, как за клад, Вскоре про наш литературный кружок, про не давал Стеше покоя, заставлял ее переде- наши альманахи было напечатано несколько лывать, учил, рассказывал об элементарных статей в журнале «Литературная учеба» .

законах литературного творчества. Стеша по- В кружке возникла мысль написать для верила ему. Она приходила в редакцию, сади- ненцев рассказ на их родном языке. До той лась у стола Меньшикова и терпеливо ждала, поры еще не было литературного произведекогда он разделается со своими заметками. ния на ненецком языке, не существовало и Георгий СУФТИ Н ненецкой грамматики. Надо было написать – Ничего, что не садится Степан, ничего .

рассказ с простым сюжетом и слогом, близ- Зато он ненцам красную звезду привез, слово ким к строю ненецкой речи, доступным для светлое сказал. Про мою жизнь, про ненцев перевода. Нелегко было найти переводчика, книжка говорит. Эко дело было ли когда? Не способного взяться за это дело. И все же мы было. Вот то и главное. А встал – не встал, верискнули. лика забота… Я написал текст. За перевод взялись Иван Павлович Выучейский, ненец, бывший кочев- Тридцать лет прошло с тех пор, как в даленик, учитель по образованию, заведовавший ком Заполярье возник литературный кружок в ту пору окружным отделом народного обра- и стал выходить альманах. И приятно знать, зования, и Михаил Антонов, тоже учитель, хо- что кружок этот жив до сих пор, хотя многих рошо владевший ненецким языком. При на- из его первых участников нет в живых. Погиб добности приглашали чуть ли не всех ненцев, во время Отечественной войны Иван Меньживших в Нарьян-Маре. шиков, и имя его высечено на мраморе при Так мучительно долго шел перевод. Когда входе в Центральный Дом литераторов в Може Иван Павлович Выучейский написал пос- скве, погиб Александр Кузнецов, скончалась леднее слово: валкада (все тут, конец), все Стеша Ардеева, нет Ивана Лагейского, Ивавздохнули с облегчением. на Выучейского, память о ком увековечена Набор книги был тоже не из легких. Дело в обелиском на центральной площади Нарьянтом, что в то время для ненецкого языка был Мара. Иные разъехались по другим краям. А принят латинизированный алфавит. А читать в редакции «Няръяна вындер» по- прежнему по-ненецки никто из наборщиков не умел. Да занимаются заполярные литераторы, обсужи латинский алфавит знал только один набор- дают стихи, рассказы, очерки, спорят, мечщик – Павел Быков, который и взялся за на- тают, работают. И хорошо работают! В альбор. Литеру за литерой ставил он в верстку, манахе «Заполярье», вышедшем три года тому слепо следуя оригиналу. Можно представить, назад, участвовало десятка два авторов. В как долго шел набор небольшой книжечки. большинстве это давнишние заполярные жиИ вот она готова. Для обложки подобрали тели. Пять ненцев выступили со стихами и старое клише – фотоснимок чума. Набрали рассказами .

заголовок «Няръяна нумгы» – «Красная звез- Далеко за пределами Заполярья знают мода». Книжка пошла в печать. лодого ненца Василия Ледкова. Его стихи С первым же, полученным из печатной ма- печатаются в журналах, в газетах, выходят шины экземпляром мы все скопом поехали в отдельными книжками. Хорошие, звонкие тундру. На читку собрались колхозники олене- стихи пишет Алексей Пичков, живущий в Тиводческой артели «Едэй илебц» («Новая жизнь»), манской тундре. Ненцы знают своих молодых приехали и из соседних колхозов «Няръяна прозаиков Кима Вэркойда (Хатанзейского) тёня» («Красная лиса») и ПНОК (первый ненец- и Александра Канюкова. Тянутся к перу Юз кий оленеводческий колхоз). Читал Выучей- Хыльма, Ян Хыльма, Николай Тайбарей, Влаский. Слушали с исключительным вниманием. димир Ледков. В оленеводческих стойбищах, Лишь изредка раздавались возгласы: на рыбацких участках, в новых тундровых

– Те! поселках звучат на ненецком языке напевные

– Тида! стихи. Ненцы читают рассказы и очерки, наЗначит, все хорошо, дело идет складно. Но писанные не заезжими авторами, а ненцами только Выучейский успел произнести послед- же. А русские литераторы, живущие в Запонее слово: валкада (конец), один из ненцев лярье, помогают ненецким авторам, работапривскочил, хлопнув ладонями по коленкам. ют вместе с ними дружно и плодотворно .

– Вот беда – беда! Какое смешное дело получается .

Мы были смущены. Ведь рассказ отнюдь не юмористический. Что же ему смешным показалось?

– В чем дело? Где смешное? – спросили почти все вместе .

– Да как же! Степан-то встал, потом опять встал и еще раз встал. А не садился… Посмотрели: боже мой, ведь это правда!

При переводах и переделках не заметили как получилась такая несуразица. Загоревали. Но нас успокоил хозяин чума Василий Канюков .

Он сказал:

ФО Л Ь К Л О Р

–  –  –

Нарядились березки в мониста, Желтый ветер танцует лучисто, И какая-то белая птица Плачет в голос пронзительно чисто, Чтобы после всю зиму мне сниться .

Небеса синевой тяжелеют, Потемнела река, а над нею Поразвесили платья туманы .

Неуютно, как будто болею.. .

Впрочем, осенью это не странно .

–  –  –

одиннадцатиклассниками, были ими очарованы, как и те – настоящими живыми писателями. Васильеву и Сальникову, как впервые побывавшим в НАО, мы подарили на прощание «рассказ в стихах»

об их тундровых приключениях .

А недавно Андрей Сальников прислал нам новый номер «Вологодского Лада», где целый раздел с красочными фотографиями был посвящен Ненецкому округу и «заполярцам». К тому же, мы с удовольствием лицезрели в журнале нашу ЧУМотеку, наших старшеклассников, в общем, себя, любимых .

Поздравляем «Заполярье» с очередным Днем рождения и желаем не замерзнуть в творческом полете на просторах родного Ненецкого края, желаем,чтобы визиты Музы были регулярными, а Пегас навсегда поселился в литературном ненецком стойле рядом с оленем по кличке Графоман .

–  –  –

Их жены верные и сильные Работу в чуме управляют, Покуда Сальников с Васильевым Аргиш в дорогу снаряжают .

Как флаги, на ветру пеленки,

А в люльках дети так красивы:

Смешные рыжие девчонки, Мальчишки с бородою сивой .

–  –  –

С олнце ласковое – золото разлитое. Струит- то куда-то вдруг за холмы скроется. И не усся свет ярче яркого, дрожит воздух – чище пел Нарэй руки протянуть, слова найти, как чистого. Вздыхает земля – чудо расчудесное, вздрогнула всем телом стройным, трепетным ковер, бисером расшитый. душа-девушка, обернулась, руки вскинула и

– Бабушка, бабушка! Я по берегу босиком, превратилась в радугу разноцветную. По всему и по траве, и по пригоркам! А земля теплая- небу дугой раскинулась: красный да оранжетеплая! вый, желтый да зеленый, синий, фиолетовый .

– Ох! Обманет тепло весны! Нарэйко, не бро- – Узнай меня, милый, разгляди в каждом сай пимы свои. Утром над стадом дыхание ту- дне своем, в каждой ночи. Ни у кого ничего маном клубится. Холод по ночам стоит, не не расспрашивай. Сам взлядись, сам заметь отступает. меня. Тогда сойду с небес девушкой круглолиНо радостно и светло на душе у юноши. Вес- цей. Возьмешь меня, черноглазую, в жены .

на будоражит ум, будит мысли, рисует ска- – Вижу, узнаю тебя, девушка-радуга! Ты – зочные мечты. Детство ворвалось в юность и цвет первых листочков ивы клонящейся, цвет смотрит открытым взором, удивляется: «Я ли жизни, цвет весны долгожданной! С каждым это? Зоркий глаз не пропустит птицу, твердая днем ты ко мне приближаешься .

рука не выпустит тынзей, уверенная поступь День – дела неотложные, забот не сосчитать, в ногах». на завтра не откладывать. А вечер – вокруг «Хее! Хее! Хее!» – далеко слышится над тун- теплого очага, с песнями печально– протяждрой. ными, да разговорами про жизнь кочевую, про Вдруг туча черной тяжелой птицей полете- перемены весенние. Только всматривается ла, заслонила солнышко ласковое, смыла золо- Нарэй то в небо вечернее, то в тихую озерную то разлитое, птички-кулички смолкли, спря- заводь. Видит он синеву бесконечную. Фиолетались. Золотые нити прошили землю, небо, товую кромку льда подтаявшего. Это цвет глуударили в чум, как в бубен. бины, цвет тайны влекущей. Радуется Нарэй:

– Нарэй! Нарэй! Где ты? «Узнаю тебя!»

Младшие братья-сестры спрятались от дож- Искры улетают в небо. Сучья превращадя в чуме. Тепло им на оленьих шкурах. Лишь ются в пепел, отдавая свое благодатное тепло Нарэя поблизости не видно, далеко от стойби- людям .

ща ушел, не слышит. Но нет тревоги ни у отца- Красные угли мерцают в темноте .

матери, ни у бабушки старой. Тундра – дом Отец пошевеливает их железным прутом, родной. У Нарэя чуткое сердце и добрый нрав. постукивает. Что алая полоска зари, что жарТаким бог Нум счастье дает, удачу. Не надо кие угли родного очага! Узнаю любовь в кажбеду манить беспокойством. дом дне своем, в каждой ночи! Она везде, где Первый весенний дождь – грузный, но ско- жизнь и вера в доброе. Сладкая нега разлирый. Прошелся серебром, ушел в духмяный вается по усталым мышцам Нарэя, клонит в ягель – и нет его! Свежо и чисто! сон, на мягкие оленьи шкуры. Где ты, девушВдруг видит Нарэй: у ручья девушка сидит. ка-– душа, надежда-радуга?

Не видал он женских одежд краше! По голубо- Летом олень не стоит на месте, снова тянет му сукну – тесьма красная, по зеленому – ярко- его к Северу, к морской соли. Как не искал желтая, ленты горят оранжевым да фиолето- Нарэй свою девушку в тяжелой дороге, как не вым. кликал над сопками седыми, как ни просил Подняла девушка лицо свое смуглое, да так сияющее небо вернуть его счастье – так и не посмотрела на Нарэя, что сердце его так и дождался ответа .

дрогнуло. То не взгляд был, а нежная музы- Отец в чуме родню собирает, ведет совет, ка, песня дивная. То не песня была, то – меч- принимает решение. Пришла пора искать для та Нарэя сказочная. Да и не просто мечта, а Нарэя невесту. Конец лета, близится осень .

счастье. Вот уже сват берет в руки дорожный посох, у Вот оно! Улыбкой на лице у парня светится! чума готовы парты .

И не простое счастье то, а любовь прекрасная. – Нарэй! Нарэй! Пора ехать!

Самая первая. Не посмеет Нарэй противиться решению .

Но жизнь – это загадка вечная. Трудно по- Как сказали отец-мать, так и будет. Юность нять ее. Сколько живешь, столько и удивля- со временем мужает, по закону жизнь порой ешься: то покажется оленихой благородною, сурова .

–  –  –

Ж енщина шла мне навстречу и улыбалась .

И столько радости было в ее улыбке, что я растерянно оглянулся назад. Двор, который я пересекал, являл обычную картину летнего предзакатного часа. Люди, как вода после дождя, растекались по тротуарам, отстаиваясь на скамейках у подъездов .

На тропинке с сияющей женщиной мы были одни .

В каждом дворе, знаете ли, разбегаются в разных направлениях такие тропинки и являются непременными атрибутами забетонированных колодцев. Как линии судьбы на руке, не для таких ли встреч они появлялись?

Я спешил через плавающие в истоме и неге Постепенно образ девочки тускнел, все дальщебечущие дворы на так называемый «Брод- ше уходили школьные годы, а вместе с ними вей», где в это время уже начиналась совсем – первая любовь. И потому никакого потряседругая жизнь.

Людей через дневные пороги ния я не испытал от неожиданной встречи, а вынесло на плес вечерней улицы, где они по- только неловкость от чувства какой-то вины сле трудового дня умиротворённо «дышали за себя, что и позволило ей заговорить первой:

воздухом». Под руку прогуливались женщины, – Что, Серёжка, не узнаёшь?

волнующими изгибами тел притягивая взгля- И при первых же звуках знакомого низкоды фланирующих тут же мужчин, жаждущих ватого голоса я вдруг отчетливо увидел нашу случайных знакомств и острых ощущений. школу и себя среди разноцветной и жизнераЭто была не Тверская в нынешнем понима- достной деревенской поросли .

нии: «прошвырнуться по Бродвею» имело тог- Вся школа ждёт в коридоре звонка на урок .

да совсем другой оттенок. Улица была сценой Первого сентября именно ждет, так как потом в театре жизни, на котором все талантливо он всегда будет заставать врасплох. Справа от играли первое действие пьесы, ничего не зная входа три класса, и осеннее солнце заливает о ее финале. их тёплым светом, избыток которого, во всю Вот на такой вечерний моцион и несли меня ширину распахнутых настежь дверей, выноги, когда я поймал взглядом эту улыбку. Я ливается в коридор и тремя яркими прямоутоже расцветил лицо и сделал стойку. Но тут гольниками застывает на полу. Средний класс с удивлением узнал в ней свою бывшую одно- – пятый, и мы с друзьями сидим на диване классницу. Если бы не карие с прищуром глаза рядом с учительской как раз напротив него .

под темными бровями, я никогда не признал Ждём звонка, ждём линейку и ждём четвербы в этой эффектной женщине угловатую ше- тые классы из соседних деревень, которые стиклассницу. Уже после школы я долго бессо- продолжат учёбу в нашей семилетней школе .

знательно искал на лицах молодых женщин эти У нас, пятиклассников, к ним особый интерес:

милые черты, надеясь на случайную встречу. нам учиться вместе .

Не раз в толпе в радостном изумлении, засты- В очередной раз открывается входная дверь, вал я перед незнакомой женщиной, приняв её и в коридор заходят три девочки и два мальпо ошибке за свою первую любовь. чика и тут же попадают под прицел десятков Все они реагировали по-разному, но более любопытных глаз. Это пришли зареченские .

проницательные, через секунду увидев на По одёжке новеньких тогда не встречали, моём лице растерянность и явное разочарова- потому что не было у родителей средств одение, догадывались, что их приняли за другую, вать детей с иголочки. Зато, не один раз обгочто нежность, на миг накрывшая их с головой, ревшие на летнем солнце, прокаленные на пепредназначалась не им и чисто по-женски ске и обдутые всеми ветрами; с весны до осени априори завидовали чужой любви. морёные во всех водоёмах, они были красивы Сергей ТАРАБУКИ Н здоровой природной красотой. И оценивали Но это ровным счётом ничего не значило: мы мальчишки сверстников исключительно по все тогда еще могли смотреть в глаза прямо .

физическим данным: сильнее я его или нет? Только читать не умели .

Наши деревенские девчонки были нам ско- Каждый раз, вспоминая потом ее глаза, я рее боевыми подругами, нежели объектами видел в них удивление и вопрос:

поклонения и обожания. В детских играх мы – Почему ты? Вон, сколько кандидатов!

без смущения охапками приносили им цветы И не узнаю: кем я был для нее на самом деле .

для венков, но попробовал бы кто-нибудь про- Летом она с родителями переехала на новое тянуть девочке, естественно, один цветок из местожительство .

этой охапки, и обидное для каждого мальчиш- То ли по забывчивости, может, за ненадобки слово «жених» надолго приставало к нему. ностью, но моё сердце она с собой не забрала, Наивные. Развеется детский пух ребячества, расколдовала меня и отпустила, как говорити, влюбившись, они будут готовы подарить ся, с Богом .

женщине все цветы земли, но могут так и не К седьмому классу все заметно повзрослестать её женихом. ли, оперились. У девочек округлялись формы, Не зная, куда идти, пятеро топчутся у вы- и на переменах мы под руками ощущали их хода. Я же с замирающим сердцем смотрю упругие выпуклости. Идеализм плавно перехотолько на одну из них. В груди – холодок, как дил в материализм .

перед прыжком в воду, а потом – восторг от А девочку я больше не увижу, как и мнособственной смелости. Отбросив условности, я гих из нашего класса. Но всех помню. Только с неизъяснимым волнением протягиваю ей тот узнаю ли?

самый цветок из охапки. Мысленно. Но и этот – …Не узнаёшь? – донеслось откуда-то извиртуальный жест заметят ревнивые глаза далека .

сверстников, и молчаливый радостный вопль Стряхнув оцепенение, я снова увидел себя разнесётся по всей школе: «Жени-их!» И два рядом с нею, кивнул, а через секунду уже увегода я буду нести крест записного «жениха», ренно ответил:

только тяжести его не почувствую. И Голгофы – Конечно, узнаю .

не будет, а будет только прикосновение – пер- И вместо приветствия мы какое-то время с вое, к какой-то благодати, святости даже. улыбкой разглядываем друг друга. Мне даже Но вот она (остальных я просто не замечаю) показалось, что она сейчас тоже видит нашу с чьей-то подсказки идет в наш класс, на мгно- школу, ребят и, чтобы через память перекивение замирает в дверях в ореоле света, и тень нуть мостик из прошлого в настоящее и оконот нее ложится на светлый прямоугольник на чательно избавиться от ощущения неловкости, полу. Ах, будь солнце ниже, тень удлинилась бы я спрашиваю ее:

и отпечаталась на стене рядом со мной! Шаг – – А ты помнишь?. .

и девочка растворяется в нежных солнечных Но она не дает договорить мне, а как-то лучах бабьего лета. Тень тоже исчезает, но с буднично и уже без улыбки признается:

этого момента всегда незримо будет рядом со – Нет, Серёжка, из нашей школы я никого мной. А девочка сама будет источником све- не помню .

та, вокруг которого закружатся, как мотыльки, 2009 г .

все мальчишки с пятого по седьмой классы .

В то время о душе, ауре и прочих тонких материях я ничего не знал, и незнакомое чувство, потрясшее меня, принял за любовь. И ошибся. Это была не любовь в классическом понимании, а производная от неё – влюблённость: без ревности, измен, разочарований .

С тех пор я и живу с этим чувством и смотрю на мир влюблёнными глазами, как в школе на ту девочку .

Меня она никак не выделяла из общей массы, словно и не ходил я в её «женихах». Мы даже никогда не разговаривали наедине .

Лишь когда она обращалась ко мне с вопросом или с просьбой, смотрели в глаза друг другу .

П Р ОЗА

–  –  –

Заскрипел снег, послышалось фырканье оле- ей, какой будет сегодня день, и по большому ней, и мы с мамой вышли на крыльцо. Остано- секрету, как взрослой, сообщает мне свои навив аргиш, дядя привязывал быков. блюдения .

Смотри, Халинако, твои любимые олени Получив от нее важный для меня ответ, я черной масти (Сэри” хабт) уже ждут тебя, сосредоточенно думаю, макая в чай кусковой дядя, весело улыбаясь, посмотрел на меня, ты сахар. Ищу слова о погоде, удаче. Ловлю кажуже готова ехать? дое слово, сказанное дядей Петром и зятем Мне хотелось сказать: «Да, да», но слова не Иваном. Из их разговора узнаю, кто поедет находили дороги. И я лишь мотнула головой в сегодня на дежурство в стадо .

знак согласия. – За продуктами в поселок сегодня поедут Интересней и любимей для меня были олени из соседнего чума Мехэла с Марьей. Можно черной масти. Но и оленей других мастей я лю- им поручить, Некуля, купить постное масло .

бовно называла по-своему: «Нянь Хабт – быки, Халинако его любит, – дядя хитро посмотрел любящие хлеб; Навага Хабт – быки, любящие в мою сторону. Я счастлива, не забыли и про навагу; Сэр” Хабт – быки, любящие соль». меня .

Мы с мамой поздоровались с дядей. Смущен- – Проверить капканы на песцов, может, поено улыбаясь, я подошла к нашей упряжке, ко- дут молодые пастухи, Петро и Егорко? – спраторую дядя всегда приводил для нас с мамой. шивал дядя зятя Ивана .

Раздувая ноздри и выпуская клубы пара, олени Из разговора мы узнали, что мама с Марьей потянулись шершавыми губами к моей руке, – нябако поедут за ерником, который вчера прося лакомства. нарубил нинеды – зять. Я тихонько подошла к

Нянь, нянь, я угощала свежим хлебом оле- маме и шепотом спросила:

ней– авок. – Можно мне поехать с ними? – хоть и тихи Я всегда с интересом наблюдала, как мама были мои слова, дядя их расслышал .

общается с упряжными оленями. Тихо, не- – Конечно, возьмите. Пусть поедет с вами .

спешно она подходила к ним, гладила, направ- Она давно уже не выезжала из стойбища. Поляла упряжь, разговаривая с ними, как бы все- может собрать ивняк– сушняк на растопку .

ляя уверенность успешной поездки, дороги. И Эти слова меня обрадовали .

я чувствовала комфортность от единства оленя Снова собрала все свои мысли и отпила горяи человека. чий сладкий чай с хлебом, намазанным сливочПосле долгой оседлой жизни в няпое меня ным маслом. Я внутренне готовилась – каким ожидала интересная увлекательная жизнь в же будет сегодня мое слово? Оно должно быть настоящем чуме. Я готовилась к большим пере- кратким, уверенным, чтоб легко легло на сердменам! це и душу. Красивым, чтобы оно сопутствовало ездоку в долгой дороге, и ему было тепло и Доброе напутствие радостно от услышанных важных слов, сказанных мной .

С раннего детства ненавязчиво учили нас в Мысли мои уже были далеко в тундре. И тут я чуме в дорогу отправляться с добрым словом, вспомнила, Иван Тайбари, веселый шутник намыслью. шего стойбища, наверняка придет в наш чум За вечерним или утренним чаем взрослое на- за добрым словом в дорогу. А может, это доброе селение чума, переговариваясь, обращалось слово нужнее мужчинам нашего чума?

ко мне, маленькой девочке, ожидая, какое же Женщины со сноровкой убрали чайную посуслово скажу на дорогу? Ощущение значимо- ду в латбэй4. Подмели латы гусиным крылом .

сти поднимало во мне особые чувства. В этот Безмолвно помогая мужьям одеться в дорогу .

момент я любила всех. По разговорам мамы Не принято в нашем народе громко и многознала, что каждая травинка, комар, овод, жук, словно выражать свои чувства и мысли, лишь как олень и человек, тоже хотят жить под вы- весело переглядываются. Нам, малышам, их соким небом и солнцем. В тундре может жить язык пока непонятен, только душой я чувчеловек, который не переступает через главное ствую, – мы одна большая семья .

слово «хэвы». Так я в чуме узнавала главные Замужние женщины одели мужей и детей в слова. Сколько было мне лет, не помню, но как добротные одежды. Мы с мамой одеваемся несегодня вижу, ищу слова важные и главные о спеша, я берегу добрые слова в дорогу .

погоде и удаче для близких мне людей. Вот широко распахивается вход нашего чума, Тихо шепчу маме на ушко: «С какой стороны это входит Мехэла. Его рыжая борода и усы посегодня дует ветер? А в небе высоки ли обла- крылись инеем. Добродушный, он напоминал ка? Не крутилась ли у огня наша собака Падё?» Деда Мороза, которого мы видели на картинке .

Мама встает очень рано, когда все еще досма- Он старший брат тети Парасковьи, жены моего тривают утренние сны. Выйдя первой на ули- 4 Латбэй – специальный ящик для чайных принадлежцу, она определяет по приметам, известным ностей Галина ТАЙБАР Е Й дяди, всегда тихой и собранной. Зовут его Ме- А если мне захочется чихнуть? Он не улетит, хэла Вэсаку, Мехэла Старик, хотя он выглядит не испугается? Я с тревогой посмотрела на моложаво. маму .

– Халяко, тюку яля эдалёва недав хурка Захочешь чихнуть, кашлянуть, уткнись ноэгу? (Какой сегодня будет моя дорога?) – Мех- сиком в мох, как олененок, тогда не услышит .

эла с озорной улыбкой спрашивает меня. Мох, действительно, оказался мягким и неСердце мое встрепенулось: жным. И в ямке, что сделала мне мама, я поСаввов, савов! ани сава яля эгу. (Хоро- чувствовала себя уютно и тепло. Расставили шо, хорошо! Хорошими будут и день, и дорога), силки .

– выпалила я поток добрых слов. Вокруг все за- Ждать будем .

улыбались, одобрительно поддержали мои сло- А мне так хочется спать, веки закрываются ва. А дядя Петр сетует: сами. Мысленно заставляю себя открыть глаХалинако, сегодня, надевая совик, не успел за, чтобы мама не видела, как сон одолевает первым услышать твои слова в дорогу. Дядя с меня .

любовью посмотрел на меня. Помощница, смотри! Летят!

– Слишком скоро ты пришел, Мехэла, – он Кре! Кре! странные звуки нарушили ночперевел взгляд на вошедшего. Я с удивлением ную тишину. Я зашевелилась, стараясь понять, и гордостью поглядывала на маму, ища одоб- откуда они .

рения. Тише. Они уже близко .

Вниманием взрослых мы не были обделены. Мы притаились. Громкое хлопанье крыльев Так сообща нас воспитывали в тундре. К сло- окончательно отпугнуло мой сон. Восхищенвам ребенка взрослые относились серьезно, по- но наблюдаю за черной птицей сензя. Мохнаэтому мы чувствовали себя защищенными и на тые лапки увязли в глубоком снегу, раскрыв одном уровне со взрослыми. хвост веером, важно подняв голову, глухарь издал звук, похожий на «креканье». Красное оперенье вокруг глаз украшало его. Стройный Охота на глухаря и грациозный, глухарь звал на поединок своего соперника. Вдалеке послышался ответный Наше стадо паслось на зимних пастбищах в звук, второй, третий. Их пение разносилось в лесотундре Республики Коми. весеннем воздухе и приближалось к нам все Все стойбище готовилось в дальнюю дорогу. ближе и ближе .

Подходила пора ямдать на весенние пастбища. И тут я увидела еще одного глухаря, и еще, Была последняя декада апреля. Мужчины чаще и еще. Они опустились на землю недалеко от находились в стаде. В чуме оставались одни первого. Креканье раздавалось по всей поляне .

женщины, старики и дети. Моя мама хорошо Птицы то грациозно приближались, то отходизнала эти места и заранее присматривала, где ли друг от друга, издавая однообразные звуки, можно будет ставить силки на глухаря. Допол- которые, вероятно, были свадебной песней. Занительная провизия пополняла рацион нашего вораживающие грациозные движения танца питания. После вечернего чая мама сказала: заставляли забыть обо всем .

Доченька, сегодня покажу большую птицу. Вновь раздался свист крыльев, и на край поЯ удивленно посмотрела на нее: ляны, ближе к деревьям, опустились две самМама, птицу Минлей? ки сибиця. Танец больших птиц обрел новую О железной птице слышала не раз, когда тун- окраску. Движения стали более быстрыми, а дровый люд собирался в нашем чуме послушать песни звучали громче и чаще. Соперники покасюдбабц, ярабц или сказку. зывали свое превосходство .

Моя мысль радостно полетела вперед: «Я уви- Заглядевшись на танец, я незаметно для себя жу большую птицу!» уснула. Проснулась уже в чуме. Красивая черХаляко, будем ставить силки. Увидишь, ная птица лежала в передней части чума. Мама, как красиво танцуют и поют эти птицы– сен- улыбаясь, глядела на меня. Красивое зрелище, зя. Иногда мы их называем пя’ лук. А Минлей– увиденное накануне, надолго осталось в моей птица бывает только в сказке. памяти .

Всю дорогу мы разговариваем о будущей охоте .

Глухарь птица осторожная. Заметит нас и улетит, тихий голос мамы придавал мне уверенность и силы идти .

Мама, я большая, вдруг он увидит меня?

Будешь осторожной, не увидит. Я приготовила местечко, где нам будет удобно ждать и наблюдать .

Птицы долго не прилетали .

– Слава Богу! А мы так перепугались. Дума- а!» долго еще стоит в ушах. Хатева хватается ли, как долго он будет нас мучить, страху на- за голову, силится закрыть уши, но попытки пускать. Спасла ты нас от верной гибели. Спа- тщетны. Картины боевых действий назойливо сибо тебе, дорогая, за твой подвиг. лезут в голову. В конце концов он в изнемоМарья– сватья, я в честь этого случая хочу жении набрасывает на карабин свою ветхую подарить тебе отрез на передник. К празднику малицу. Так он всякий раз останавливал видесошьешь, все же приятно будет. А хочешь, вон ния жуткой его жизни на фронте .

Миколке рубашку сшей, нарядный будет хо- На передовой, в минуты затишья, не выдить, – Павла протянула женщине небольшой ходили из головы семья, олени: как они там?

сверток. Справляются ли с оленями без него?

– Спасибо тебе, сватья, за подарок. – поблагодарила ее Марья, светло улыбнувшись. – Не Однажды он очнулся в большой яме. Сколько себе, дак Паруку что-нибудь сошью. он так пролежал, неизвестно. Болела голова, затекшая нога не повиновалась, на нее нельзя Волнение в стойбище по поводу нагрянувше- было ступить. Он стал массировать ее руками, го дикого песца улеглось. Все занялись своими и спустя некоторое время все же ее жизненные повседневными делами. А Хатеву вновь посе- силы были восстановлены. Глотнув из фляжки тили размышления, без которых он теперь не жидкости, он окончательно пришел в себя. Помог и дня себе представить. тряс головой, силясь освободиться от гнетущей Находиться в стойбище, в тиши своего чума тишины. Что это, бои закончились? Или он в то время, когда другие оленеводы – со всеми контужен? Встав на ноги, огляделся по сторобойцами, не жалея жизни, борются там, дале- нам. В воздухе пахло гарью. Никого не было ко от мирных мест, со злейшим врагом, было видно поблизости. Не было рядом его упряждля Хатевы немалой пыткой. Угрызения сове- ки. «Ушли, оставили одного», – промелькнула сти не давали ему покоя, несмотря на то, что мысль. – Вот так, взяли и оставили, не нужен обстоятельства сами способствовали тому, что стал... Обычно санитары тщательно осматриполучилось. вают воронки и всевозможные углубления. Или И вот оно, его укрытие, куда он вынужден их не стало? Что бы это значило?»

был спускаться с наступлением дня. Отодви- Дело шло к ночи, нужно было искать людей, нув латы – доски, служащие полом в чуме – упряжки. В такт мрачным мыслям, он зашагал он свободно протискивался между ними и вперед, куда, казалось ему, нужно было идти .

спускался по веревочной лестнице в вырытое Шел он долго в полумраке, до тех пор, пока не углубление. стало совсем темно. Передвигаться дальше не Это была своеобразная землянка, где можно было смысла .

было передвигаться. Через широкие щели лат Вздремнув под кустом, он встал, огляделся проникал, хоть и куце, дневной свет. по сторонам. Светало, начинался новый день .

В полумраке были видны лежащие рядом по- «Может быть, днем лучше увижу», – в надежде житки: вещевой мешок с провизией, карабин, думал Хатева. Но так и не встретил на своем малица, деревянный ящик из-под продуктов, пути ни одной души .

служащий ему столом, на котором стояла же- «А, что, на самом деле, тишина такая стоит лезная армейская кружка и фляжка воды. или все же уши заложило?» – недоумевал ХатеНа карабин он не смел поднять глаз. Каждый ва. Тут он вспомнил дедовский метод «открыраз при виде его он возвращался в то недавнее вания ушей», прижав пальцами правой руки время, проведенное на Карельском перешей- крылья носа, в таком положении он с силой ке, где шли бои. Оленно-лыжный батальон, в выдохнул так, что отдалось в ушах, было такое полной боевой готовности доставленный туда ощущение, что воздух выходит через уши. Поиз Ненецкого округа, поредел. Нужно было сле нескольких процедур заложенность ушей беспрестанно возить на передовую линию сна- слегка прошла, слух обострился. Он слышал ряды, отвозить в госпиталь, что располагался шорох деревьев, даже то, как где-то словно в здании школы одного из населенных пун- надломилась ветка, от чего он слегка вздрогктов, раненых. нул. Оправившись, порадовался в душе тому, И сейчас, как наяву, ему слышатся взрывы, что может слышать. Выходит, его все-таки грохот снарядов, не умолкающих ни на ми- слегка контузило .

нуту. Взрыв! И нет чьей-то упряжки, взрыв Проголодавшись, он снял с плеча вещмешок

– и нет другой... Затем раскатистое «Ура– а– и порывшись в нем, достал небольшой ломоть

–  –  –

Где полярная ночь укрывала снега, И ложился туман, словно серый кафтан, Там в июле цветут на Печоре луга, И колышется в тундре цветов океан .

Синевою наполнен небесный шатер, Мир, как белый песец, изменяет окрас – Превращая снежинки в цветочный ковер, Может сам по себе, а быть может для нас .

–  –  –

Женечке *** Вчера? А может быть сегодня?

Нет, завтра, лучше послезавтра, Судьба подарит мне коня И вдаль от городов огня Умчит по ледяной дороге!

К вершинам звезд меня доставит!

Жаль – на бревенчатом пороге Оставит маленького сына.. .

Но на бревенчатый порог В тот миг, когда наступит срок, Положит дольку апельсина.. .

–  –  –

Орки, как «злая» раса, стали популярны родов (например, бедуинов или монголов), и подземных дворцах. На севере Британии в романах фэнтези и играх, построенных часто в сочетании с элементами культу- есть несколько больших скал, о которых суна их основе, зачастую как отдельная от ры индейцев, а в игре Warcraft III некоторые ществуют легенды – будто бы это и есть гоблинов раса. Традиционное описание орка лидеры орков даже напоминают самура- тролли, застигнутые солнечным светом .

в современных произведениях фэнтези за- ев и носят имена, похожие на японские. В мифологии тролли бывают не только гиметно отличается от гоблинов Толкиена и Среднестатистический орк выглядит, как гантами, похожими на орков, но и маленьпроисходит, в основном, из правил настоль- очень сильное существо, противостоять кими, похожими на гномов существами, ных игр D&D и Warhammer. Орков описыва- которому может только очень сильный и обыкновенно живущими в пещерах (таких ют как высоких, сильных, воинственных искусный воин–человек. троллей обычно называли лесными). ДетаТролли (швед. Troll, мн.ч. Trollen) – Легенсуществ с оливково–зелёной кожей, боль- ли образа троллей в фольклоре сильно зашими клыками и плоскими, как у обезьян, ды о троллях зародились в Скандинавии. висят от страны. Иногда они описываются носами. Их часто наделяют варварской Согласно легендам, они пугали местных по–разному даже в одной и той же легенде .

культурой и стереотипной атрибутикой жителей своими размерами и колдовством. Чаще всего тролли – уродливые существа, викингов или представителей кочевых на- По другим поверьям тролли жили в замках от 3-х до 8-ми метров ростом (иногда моФЭ Н Т Е З И <

–  –  –

*** Смогла я пойти по воде, Касаясь босыми ступнями Поверхности тёмных глубин, Не глядя, далёко ль брега .

Студёная водная гладь Нисколько меня не пугала, Ступила на остров крутой, Что был посредине её .

Увидела: люди стоят И ждут с обреченностью лодку, Которая может легко Доставить на берег иной .

–  –  –

Улеглись метели, вьюги и бураны, Хлопьями ложится новогодний снег .

Шумным фейерверком, огненным фонтаном Отмечаем вехи – времени пробег .

Год прошел, вдогонку увязался новый;

Шапка на затылке – видно, что спешит… С Т И ХИ

–  –  –

Друг от друга не отдаляемся, стараемся быть шутить. Не было такого, чтобы он на кого-то вместе… хотя бывает, от нужды и отдаляемся. ругался. Вот такой братишка Елисей. Причем, Сестры – Маша и Ольга – сейчас прилетают в он родился в тундре, даже есть место, названтундру лишь на летние каникулы. Маша посту- ное в честь его – Елисейкино место на полуостпает в педколледж. Ей будет трудно адаптиро- рове Канин на реке Табров. Он у нас истинный ваться к городской жизни. Я даже знаю, что оленевод в нашей тундре .

она будет чувствовать – печаль и одиночество .

Конечно, будет вспоминать о нас… Конечно, Старший брат Василий немного странный будет плакать и вспоминать мимолетные мину- и причудливый. Склонен к меланхолии, говоты счастья в семье. рит неспеша, медленно и еще тихо. Но очень Сестра Мария заменяет нашу маму. Помо- интересно рассказывает смешные истории .

гает готовить, шить. Она очень трудолюбивая. Долго рассказывает, его хочется слушать дальБольше всего любит работу, старается делать ее ше и дальше. Ростом не ахти какой, видится в аккуратно и добросовестно. нем беспомощность. Я иногда смотрю на него Однажды семьей ужинали. Я задал сестрам с жалостью. Сейчас он не работает, хотя когда вопрос: что думают они о своем будущем? Пока ему было 17 лет, был в тундре пастухом, но в ответ висел между небом и землей, Ольга от- какой– то непонятной ситуации вину свалили ветила прямо: «Я буду чумработницей и жить на него. В 19 лет пошел в Армию, отслужил в буду в тундре». В семье у нас нет такого, чтобы Мурманске моряком, вернулся в тундру. Он не насильно заставлять делать какую– нибудь ра- любит без дела дома сидеть и проводить день боту или учиться – ехать на далекое расстоя- впустую. Обязательно что-то делает и доделыние, причем, не по своей воле. Выбираем свое вает работу до конца. Просится в стадо, но его будущее самостоятельно. Живем, как заблаго- почему– то на работу не берут. Сейчас болтаетразумится. ся, куда ветер занесет. Бывает, что– то плохое сделает. Даже язык не поворачивается, чтобы *** наругать его. Нет, лучше помолчать. Читает Елисей, Елисей, любопытный человек. Ког- редко .

да стал взрослым, стал относиться серьезно к жизни своей. трудолюбив. Очень рассудителен. Мама, она у нас самая любимая в семье да В разговорах – всегда идет на принцип, его и папа тоже. Всегда радуются и всегда вместе .

трудно в чем-либо убедить. В оленеводстве стал Друг от друга на далекие расстояния не отдаляочень рано работать, с пятнадцати лет был пас- ются. Любят собак очень сильно. Самая старшая тухом бригады № 4. Наш бригадир Геннадий в семье – это мама Раиса Михайловна. Сейчас Латышев больше всего доверяет пастуху Ели- она вышла на пенсию, но работает чумработсею. У Елисея есть собака Бурик, как полагает- ницей в тундре. Вся семья держится на ней .

ся, правая рука пастуха. Какой хозяин, такая Одевает, накормит, зашьет, даже даст немного по характеру собака. Пример такой. Елисей денег на расходы. Смотрю на нее, но характер любит очень много сладкого и, конечно, вкусно в ней выявить очень сложно, он какой-то даже поесть. И Бурик тоже любит вкусно поесть да загадочный. Все члены семьи, мы очень переплюс конфеты .

живаем за маму. Но не говорим о чувствах, о Если хозяина тронуть или повалить, то Бу- том, как к кому относимся. Эти чувства выяврик придет на помощь, может даже укусить. ляются в поведении. Но сказать? – нет! Такой Когда ловим оленей в стаде, Елисея ставят с уж народ – ненцы. Если долго не было кого– то собакой на край, чтобы олени широко не раз- в семье, то стараемся не прибегать к объятьбегались. Помню, когда Бурик не откликнулся ям или словам «я скучал». Лишь здороваемся на зов хозяина, Елисей решил проблему просто: рукопожатием. Или на словах. Боимся больше укусил ухо у сотаки Бурика. Теперь Бурик слу- всего близкого прикосновения: возникает нешается отлично. Но Елисей так может не толь- ловкость, покраснение. Робкие мы, ненцы. Или ко с братьями меньшими, но и с безобидными другой пример – плакать. Дома мы не плачем, олешками. Учил Елисей, бил нового передового это не наша черта. Все это – телячьи нежности олешка – трудно их научить сразу. Передовой и у нас как такового нет. Наверное, кто подумаего не слушался, все влево да влево. А Елисею ет, что мы – темное царство в глуши в области надо, чтобы направо. Надо сильно работать чувств. Нет, ошибаетесь. Мы лишь только мысвожжой и длинным трехметровым хореем. Это ленно это все про себя говорим примерно так: «Я тебе, Елисей, не собака Бурик, а олень, с кото- за тебя очень сильно переживаю». Это тоже не рым надо усердно и кропотливо работать рука- говорим. Лишь только передаем своим взглядом ми, а он, как у собаки, укусил ему ухо, причем, и все .

очень сильно, даже у бедного оленя в ухе что-то Папаша – Василий Николаевич Бармич .

хрустнуло. Смешной и забавный. Папа, когда наденет саПри беседе Елисей всегда вежлив и любит поги больше по размеру, рваную малицу и доГригорий БАРМИ Ч потопную довоенную шапку-ушанку, проявля- …Когда смотрю на маму, папу, Елисея, Вается в нем бедность и беспомощность. Он у нас силия, Ольгу, появляется жалость. В своих мысв семье оптимист, к нам относится почти рав- лях говорю так: «Как хочется вам всем помочь, нодушно. Но «братьям меньшим» больше всего отдал бы все на свете, чтобы вы были счастлиуделяет внимание. Особенно Торику. Малень- вы и, как всегда, рады за меня, что есть я. А кая собачка лохматая, цвет шерсти оранже- мне ничего не нужно, а лишь одно, самое дравый с белым. Торик – любимчик в нашей семье. гоценное, дорогостоящее, на это ничего не проКаждый день сидит на коленях у кого-либо. менять – это моя драгоценная семья .

Собак хватает, целых четыре: Торик, Мось- Я, Бармич Григорий Васильевич. Кто я? Инка, Бурик и Нерка – самая лохматая у нас. Цвет тересно бы знать и сейчас узнаем, кто я такой .

черный, немного белых пятнышек. Когда свет Родился в деревне Снопе. Отучился лишь 11 падает на Нерку, то в шерсти появляется блеск. классов. Продолжить учебу – не получилось из– Нерка из собак самый культурный пес. Следит за социальных проблем. Семья наша не очень за своей шерстью, всегда чистенький, аккурат- богато живет. Деньги почти все уходят на еду, ный. Ходит тише мыши. В семье мы больше редко покупаем вещи, денег не хватает .

всего хвалим Нерку. Какой я? Склонен почти к меланхолии. ПоЕсть еще Моська. Он уже старый, отработал жалуй – странный и даже загадочный. И нрав в свои молодые годы, да и сейчас немного ра- разный бывает, как у хамелеона. Себя трудно ботает. Хозяин у него – папаша Василий Ни- описать, какой я на самом деле. Люблю много колаевич. Считай, у него две собаки – Торик и читать. В жизни много чего повидал интересМоська. А у Нерки хозяин Василий Бобриков. ного. В семье отличаюсь от всех .

Правда, только хозяин не работает, а лишь от- Рад, что живу в тундре. В глубине души дыхает. Скучает он по работе своей, чтоб гнать чувствую полную свободу. Тундра и просторы оленей или подгонять, кто отстает от стада. – это все свобода и свобода. И еще раз свобоУ Моськи года уже подошли. Все время хри- да. Тяжко одному было в городе.

Ночами думал пит, когда спит, а то может и храпеть как че- лишь только о доме и о семье, спрашивая себя:

ловек. Помню такой случай. В бригаде, в своей Как там они живут? Скорее бы летние каникупалатке я остался один, а родители, сестра и лы и – домой, к себе на родину, к просторам .

братья уехали в деревню. Со мной остался и Потрогать оленей за уши, крепко их обнять. Да, Моська за компанию, чтобы не быть одному, обнять и сказать: «Как я по вам соскучился, эта чтобы не было скучно. На улице стало темнеть. встреча – не сон, а на самом деле» .

Было холодно, минус тридцать, может, даже Зимой, когда нахожусь в деревне, то чувство больше. Попил чаю, лампу сбавил и лег спать. тревоги не покидает меня. Это разрывает мое Светила луна, разделила свое одиночество с сердце. Я бегу туда, где тихо, спокойно моей нами. Моська тоже прилег возле меня. Я смот- душе. Не выношу общество, где много людей. А рел, как лунный свет падает на мое одеяло. Было так надо привыкать: куда денешься от шумноскучно, на душе тоска. Не мог даже уснуть. Все го общества?. .

думал: если бы не было родителей, я бы не смог жить без них. Когда они уехали, жизнь потеря- Вот такая моя небольшая семья Бармич .

ла смысл. Ничего не хотел, лишь одно думал: Я этой фамилией горжусь .

скорее приехали бы домой. С этой мыслью я уснул. Через час проснулся и услышал: кто– то возле меня храпит как человек. Стало страшно .

Когда посмотрел на Моську, у меня от души отлегло. Вот Моська может даже напугать: ходит по палатке, как смерть, медленно ноги перебирает. И тихо, не спеша, ползет. Если подозвать ближе, сказать «Таля, Моська», ждать его целую вечность. Он хорошо играет на наших нервах .

Но жизнь без собак скучна, собаки в нашей семье были всегда .

Семья небольшая. Фундаментальная основа и смысл жизни – олени. Что мы без них? Олени дают нам смысл жизни, радость. Хорошо, что я родился и живу в тундре, веду кочевой образ жизни. Но необходимость учиться, только не знаю пока, на кого, отдалит от своей земли .

Одиночество и тоска среди города…

В О С П И Т А Н ИЕ ИСКУССТВОМ



Похожие работы:

«MI4HVCTEPCTBO KYIbTYPbI PO OTEOY BO JII4TEPATYPHbIIT I4HCTI4TYT KIM. A. M. IOPbKOIO Vraep44arc BeHHbrx HayK LM, l-lapeea llporpauMa BcryrrrrreJrbH;nffMeHa B acrrupaHrypy @uroco S vrfl' orLrKa, peJrrrrr4 oBeAeHue HarrpaBJre :r^ue 47...»

«ОПИСАТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ о развитии физической культуры и спорта в муниципальном образовании "Город Можга" за 2014 год 1. Организационная работа. На территории муниципального образования "Город Можга" структурой, исполняющей полномочия органов местного самоуправл...»

«РАЛЛИ ГИД ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! УВАЖАЕМЫЕ СПОРТСМЕНЫ И ЗРИТЕЛИ! Д ОтОт имени Департамента физической культуры имени Департамента физической культуры От имени Российской Автомобильной Федераи спорта города Москвы на приветствую Вас "...»

«SLOBOZANS’KIJ NAUKOVO-SPORTIVNIJ VISNIK УДК 796.06.009.12.061.237(477.54) ISSN (Ukrainian ed. Print) 1991-0177 2016, № 6(56), с.120-124 doI:10.15391/snsv.2016-6.021 Маркетинговый анализ конкурентоспособности...»

«Центр коммуникативных исследований Воронежского ГУ Центр теории и практики речевой коммуникации Ярославского ГПУ Кафедра межкультурной коммуникации Российского ГПУ им. Герцена Коммуникативные исследования Продолжающееся научное издание Воронеж...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра государственного управления и кадровой политики УТВЕРЖДАЮ Проректор...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СПбГУ) Институт философии Кафедра Этики Зав. Кафедрой этики Председатель ГАК,...»

«САКРАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ И РЕЛИГИОЗНЫЙ ТУРИЗМ И. В. Гурова Киев, Украина Сакральная география – понятие, которое сравнительно недавно сформировалась на пересечении географической науки и культурологии. Как отрасль геокультурологии, своим предметом она имеет не географическое пространство с его тра...»

«Бюллетень Никитского ботанического сада. 2009. Вып. 99 69 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СОРТИМЕНТА ЯБЛОНИ И ПЕРСИКА В.К. СМЫКОВ, доктор сельскохозяйственных наук; А.В. СМЫКОВ, кандидат сельскохозяйственных наук Никитский ботанический сад – Национальный научный центр Введение Промышленный сортимент плодовых...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.