WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«СЛАВЯНСКАЯ КУЛЬТУРА: ИСТОКИ, ТРАДИЦИИ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ XIX КИРИЛЛО-МЕФОДИЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Материалы Международной научно-практической конференции в рамках Международного ...»

-- [ Страница 5 ] --

и насилье творяху женамъ дулебьскымъ: аще поехати бяше обрину, не дадяше вьпрячи коня, ни волу, но веляше въпрячи 3, или 4, ли 5 женъ в телегу и повести обърена, и тако мучаху дулебы. Быша бо объре телом велици и умом горди, и потреби я Бог, и помроша вси, и не оста ни един обринъ. И есть притча в Руси и до сего дни: погибоша аки обри, их же несть ни племени, ни наследка» [6, c. 10] .

Притча острила ум, развивала воображение, давала урок нравственности, воспитывала эстетический вкус. Она свидетельствовала о незаурядном литературном мастерстве древних книжников, их высокой культуре слова, умении говорить лаконично, метко и образно.

Притча закладывала основы философии жизни, которая в Средние века базировалась на религиозном символизме, дуалистическом представлении о мире и человеческом естестве:

«От Бога дождь, а от дьявола ложь»; «Истина от земли, а правда с небеси»;

«Грешное тело и душу съело»; «Дух бодр – плоть немощна»; «Бойся смерти – не утащили бы черти» [2, c. 316,312,309]. Бинарность мышления – характерная черта средневекового человека, в сознании которого мир разделялся на земной и небесный, был полон контрастов: преходящее – вечное, греховное – добродетельное, безобразное – прекрасное, телесное – духовное и т.п .

Идея провиденциализма пронизывала приточную литературу Средневековья, напоминавшую человеку, что все в мире происходит согласно БожественТравников Сергей Николаевич 432 ному плану: «Животом и смертью Бог владеет»; «Аще бы не Бог, кто бы нам помог?» [2, c. 313,307]. Дуализм мировосприятия сказался на поэтике притчи, склонной к двучастному построению, основанной на контрасте системе образов, синтаксическому параллелизму и развитой антонимии .



Пословичная притча советовала человеку: «Не так жить, как хочется, а так жить, как Бог велит» [2, c. 320] .

Строгий иерархизм средневекового мышления и стремление к социальной гармонии привели к утверждению идеи такого устройства общества, когда каждое сословие выполняет роль, предписанную Богом: князь правит, духовенство отвечает за нравственное здоровье общества, крестьяне и ремесленники создают материальные ценности и т.д. Притча защищала подобное устройство государства, предупреждая о возможных негативных последствиях бунта против системы: «Не играй кошка с углем, обожжешь лапу»; «Виноват медведь, что корову съел; а не права и корова, что за поля ходила» [2, c. 320,311] .

Притча строится на аллегории, основанной на сближении явлений по их сходству. Конкретный, хорошо известный читателям бытовой или литературный образ приточник использует для выражения абстрактного понятия с целью религиозно-нравственного назидания. В притче события и герои внеисторичны, экстерриториальны и абстрагированы. Подобная отвлеченность позволяла писателю подняться до философского осмысления проблемы .

Приточники добивались максимальной смысловой прозрачности текста, поэтому обязательно раскрывали суть аллегории. Максим Грек, написав притчу о своенравном коне, в конце привел ее развернутое толкование: «Жестоковый конь, дерзостию избыв узды, оттряс от своих хребеть всадника. Он же прочее свободен бесится семо и овамо, легая, ржа и дерзко скача, дондеже бедный усрет сыроядца звери, утробы их наполнил есть своих мяс. Такожде и душа, разгордевшися имений множеством, помало мало отринеть Божий страх от сердца своего, сего же обнажена, не блюдется уже ни лжи, ни ротьбы, ни татьбы всякия, завидует, ярится и люте превозносится, и радуется зело губительным раздором» [2, c. 95] .

Структура классической средневековой притчи двучастна: в первой части приводился пример из жизни человека, природы или общества; во второй – давалось его религиозно-нравственное толкование. Так строилась, например, знаменитая притча Эзопа «О Конике, сиречь о Кузнечике, и о Муравле»: «Во время осени и зимы пшеница поспеющим муравли зимою от трудов своих питахуся. Коники же умирающе просиша у муравлей пища .

Муравли же рекоша к ним: «Чесо ради весною не собирали есте пищи?»

Они же рекоша: «Недосуг было, ибо в мусики играюще пехом». Муравли же восмеяшась, глаголюще: «Но аще в весненное время пелесте играюще, ныне, зимою, согревающе пляшете». Толк: Притча являет, яко не подобает

«ИСТИНА ОТ ЗЕМЛИ, А ПРАВДА С НЕБЕСИ...» ПРИТЧА КАК ЖАНР ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

никому же с небрежением всяко вещи жити, да некогда со скорбию бедст- 433 вовати будете» [2, c. 201] .

Создатели притч предпочитали телеологические сюжеты с предсказуемым, заранее известным концом. Подобная сюжетная схема соответствовала жанровой логике притчи, которая заставляла читателя не удивляться необычной истории, а задумываться над ее глубинным смыслом. Чаще всего приточники обращались к этологическим конфликтам, интересовались вечными темами жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти, добродетели и греха. Малый объем притчи требовал однолинейных сюжетов при соблюдении единства действия и резком ограничении количества персонажей. Сюжеты основной части, как правило, носили светский характер, но их истолкование имело религиозно-назидательный смысл. Так называемый «толк» в притче позволял читателю в бытовом увидеть бытийное .

Система образов притчи обычно моноцентрична или дуоцентрична, реже встречаются более сложные структуры. В качестве системообразующего принципа чаще всего выступает этико-антитетический. Герой притчи предстает как социальный или нравственный тип, персонифицированный порок или добродетель. Выделяя в образе типическое, общечеловеческое и вневременное, приточник опускал приметы индивидуального, личностного характера, поэтому жанр притчи пустил глубокие корни в литературах разных народов, легко преодолевая национальные и временные барьеры. Основные приемы создания приточного образа – прямая авторская характеристика, показ героя в действии, косвенная оценка его мыслей и поступков, даваемая другими персонажами .

В переходный период от Средневековья к Новому времени русская притча обретает черты барочной поэтики. Авторы произведений этого жанра осваивают стихотворную форму и, помимо религиозных, все чаще обращаются к светским темам, сюжетам и образам. Особый интерес представляют притчи, созданные ученым монахом и поэтом Симеоном Полоцким: его духовные притчи восходят к раннехристианской литературе и сочинениям отцов церкви («Жатва», «Оружие», «Слава», «Чтение»), в то время как светские притчи – результат знакомства автора с произведениями античных и средневековых западноевропейских писателей: Плиния Старшего, Плутарха, Иосифа Флавия, Вицента из Бове, Якопо да Варацце, Цезаря Барония («Эхидна», «Скорпий», «Тление», «Отчаяние»). Среди притч, написанных Симеоном Полоцким, выделяются философские, этологические и дидактические. Философские притчи сосредоточены в циклах «Четыре стихии», «Человек», «Талант», «Слава», «Смерть».

Чаще всего это небольшие по объему, имеющие афористическое звучание вирши, состоящие из 2-6 стихотворных строк:

Слава, яко ветр, скоро прилетает, яко дым, в гору идущь, исчезает [7, c. 152] .

Травников Сергей Николаевич 434 Этологические притчи, собранные в циклах «Нрав», «Совесть», «Гордость», «Сквернословие», «Похоть», «Мысль злая» и др., касаются вопросов религиозно-нравственного порядка.

Задача поэта – создать краткие по форме, емкие по мысли притчи-сентенции, которые бы легко запоминались, становились крылатыми выражениями:

Древо старое трудно пресаждати, такожде нравы старых изменяти [7, c. 138] .

Одна из главных примет этологической притчи – наличие сюжетов, мотивов, образов из книг Священного Писания.

Для православного человека нравственность была неотделима от веры, а вера предполагала соблюдение строго установленных нравственных законов:

Устам, яже тело приемлют Христово, зело неприлично есть скверное слово [7, c. 150] .

Третий комплекс притч, сконцентрированных в циклах «Учение» и «Юноша», посвящен проблемам воспитания и образования.

Поэт-просветитель считал, что религиозно-нравственные истины должны внушаться людям с детства, причем с использованием средневековых воспитательных мер:

Плевелы от пшеницы жезл тверд отбивает, розга буйство из сердец детских прогоняет [7, c. 150] .

Развитые притчевые сюжеты в творчестве Симеона Полоцкого встречаются редко («Жабы послушливыя», «Козли, иже зли», «Плиний о слонех нам то поведает»). Новеллистическая притча «Пиянство» основана на занимательном сюжете: «некий винопийца», вернувшись домой, спьяну вместо двух сыновей увидел четырех и обвинил жену в неверности. Чтобы доказать свою невиновность, она должна была по приказу мужа взять голыми руками раскаленный кусок железа. «Аще ты инем мужем не блужденна, сим не будешь огнем опаленна», - заявил пьяница. Мудрая женщина попросила мужа помочь ей – передать раскаленный в печи металл. «Винопийца», испытав сильную боль от ожога, сразу протрезвел.

Завершается притча моралью:

«Тако пьянство ум наш помрачает, - всяк убо того верный да гонзает» [8, c .

54-55] .

В литературе Нового времени судьба жанра сложилась по-разному: краткие притчи трансформировались в афоризмы, пословицы, поговорки, стали крылатыми выражениями. Притчи, имеющие развернутую сюжетную основу, послужили источником басенного творчества А.П.Сумарокова, И.И.Хемницера, И.И.Дмитриева, А.Е.Измайлова, И.А.Крылова. Философские и этологические притчи оказали влияние на духовные искания многих русских писателей-классиков. Ф.М.Достоевский в романе «Преступление и наказание» спроецировал евангельскую притчу об умершем и воскресшем Лазаре на судьбу Родиона Раскольникова. Л.Н. Толстой в позднем творчестве пытался подчинить художественную прозу законам приточной литературы, что отразилось в его «Азбуке» и «Народных рассказах». К жанру притчи, 435 придающему произведению особую философскую глубину и учительную силу, обращались А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь и Н.А. Некрасов, А.Н. Майков и К.Д. Ушинский, В.В. Быков и Ч.Т. Айтматов .

Литература

1. Добротворский С. Притча в древнерусской духовной письменности // Православный собеседник. – Казань, 1864. – № 3 .

2. Древнерусские притчи / Сост. Н.И. Прокофьев и Л.И. Алехина. – М., 1991 .

3. Ромодановская Е.К. Повести о гордом царе в рукописной традиции XVII–XIX веков. – Новосибирск, 1985 .

4. Ромодановская Е.К. Римские деяния на Руси. Вопросы текстологии и русификации: Исследование и издание текстов. – М., 2009. – С.132–186 .

5. Прокофьев Н.И. Древнерусские притчи и их место в жанровой системе литературы русского средневековья // Литература Древней Руси. – М., 1988 .

6. Повесть временных лет. – СПб., 2007 .

7. Симеон Полоцкий // Русская силлабическая поэзия. XVII–XVIII вв. – Л., 1970 .

8. Симеон Полоцкий. Избранные сочинения. – СПб., 2004 .

9. Тарковский Р.Б., Тарковская Л.Р. Эзоп на Руси. Век XVII. – СПб., 2005 .

–  –  –

«РУССКАЯ ТЕНЬ» ВАН АНЬИ Аннотация. Статья посвящена анализу произведений современного китайского автора Ван Аньи, относящийся к русской литературе. Она, с детства впитавшая русскую литературу, её дух, творчески переосмысливает русское наследие и реализует его в своих произведениях неявно, своеобразно .

Русская литература – это тень, стоящая за плечами Ван Аньи, это её невидимые, но очень сильные крылья. В её творчестве мы видим чеховские гуманизм, парадоксальность и краткость .

Ключевые слова: Ван Аньи; русская литература; культурная революция;

проблема .

В ан Аньи (кит. ) – современная китайская писательница; родилась в 1954 году. Ван Аньи признана на родине, она председатель шанхайского отделения значимой в китайской писательской среде организации – Союза китайских писателей, профессор, преподаватель Фуданьского университета .

Творчество Ван Аньи оценено несколькими престижными литературными премиями, в том числе премиями Мао Дуня (2000) и премией «Сон в красном тереме» (2012). Ван Аньи родилась в интеллигентной семье, она дочь драматурга Ван Сяопина и писательницы Жу Чжицзюань. Ещё в детстве Ван Аньи познакомилась с китайской и мировой классической литературой, в том числе с русскими книгами, которые любила её мать и передала эту любовь дочери: «Отцы и дети» И.С. Тургенева, «Анна Каренина» Л.Н. Толстого, «Детство» А.М. Горького, «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского и др. Девочка росла в атмосфере культурного и литературного многообразия, впитывала литературные знания вместе с прочитанными книгами. На 17-летие мать подарила Аньи книгу советской писательницы Веры Кетлинской «Мужество» о героическом строительстве Комсомольска-на-Амуре, которая была прочитана девушкой и произвела на неё значительное впечатление .

В годы «культурной революции» Ван Аньи пережила ссылку в сельскую местность, где имела возможность не только освоить тяжёлый деревенский труд, но и начать литературное творчество .

Произведения Ван Аньи изучаются в российском литературоведении, несмотря на то, что переводы её книг на русский язык пока немногочисленны .

Ю.А. Куприянова рассматривает роман Ван Аньи «Песнь о вечной печали»

с точки зрения отражения в нём истории Шанхая ХХ века [1, с.124-130];

М.В. Семенюк также интересуют романы Ван Аньи о Шанхае, сочетание 437 в них выдумки и реальности [2, с.16-25], Т.С. Комарова анализирует использование Ван Аньи устойчивых выражений (идиом) [3]. Жизни и творчеству Ван Аньи посвящена кандидатская диссертация Д.В. Львова (2007), в которой автор анализирует все вышедшие на тот момент произведения писательницы, отмечая, в числе прочего, и наличие влияния на её творчество русской литературы. В частности, относительно повести «Деревня Далючжуан»

Д.В. Львов отмечает, что она написана «с использованием полифонического типа художественного мышления» [4, с.15], а так как новатором в области создания полифонического романа является Ф.М. Достоевский, с творчеством которого была хорошо знакома Ван Аньи, исследователь делает вывод, что при написании данной повести китайская сочинительница опиралась на творческий метод именно этого писателя .

Начинала Ван Аньи как детская писательница, циклом произведений о Вэньвэнь – девушке из интеллигентной семьи, взрослеющей на глазах читателей. Юность Вэньвэнь проходит в контексте «культурной революции», и в происходящем с нею нельзя не увидеть автобиографической составляющей. Действительно, многие сюжеты и детали в произведениях о Вэньвэнь Ван Аньи берёт из событий собственной жизни .

Постепенно темы произведений Ван Аньи становятся более сложными, проходит становление и её стиль. В поздних, зрелых произведениях писательница пишет о своих современницах, о любви, как правило, несчастной .

С русской литературой произведения Ван Аньи связаны, на наш взгляд, в первую очередь, темой интеллигенции, её метаний, устремлений, её непростой жизни в обществе. В центре практически каждого произведения – интеллигент, мужчина или женщина. Например, повесть «Дядя» (1990) посвящена судьбе интеллигента, формирующегося в эпоху перемен. На Ван Аньи, регулярно обращающуюся к теме интеллигенции, несомненно, оказали влияние события юности, ссылка в деревню, где по замыслу идеологов «культурной революции» представители интеллигенции должны были отвлечься от своего «безделья» и начать «работать». Это восприятие труда интеллигента как «безделья» наложило отпечаток на всех творческих и культурных деятелей поколения Ван Аньи и заставляет её героев постоянно сомневаться в своей значимости, важности своего интеллектуального труда .

Ван Аньи пишет не только произведения большого объёма, она – мастер короткого рассказа, и именно такие произведения чаще всего переводятся на русский язык, и публикуются в различных журналах, антологиях, сборниках .

Сюжет рассказа Ван Аньи «Малыш», на первый взгляд, очень прост:

в торговом центре обнаружен ребёнок 2-3 лет, который, по-видимому, потерялся. Продавцы и прохожие обсуждают проблему и решают, что делать. Но в итоге появляются родители, которых, оказывается, ждал малыш, и забираЧжэн Гуанцзе 438 ют ребёнка. Автору удаётся в небольшом по объёму произведении поднять (и раскрыть!) несколько значительных проблем .

Проблема настоящей и мнимой доброты раскрывается посредством объяснения природы интереса окружающих к потерянному ребёнку: «Если бы по телевизору в последнее время не передавали постоянно про детей-сирот, люди скорее всего и не заметили бы малыша, сидевшего на лестнице». То есть люди оказываются добры не сами по себе, а потому, что в телевизионных передачах поднимаются гуманитарные проблемы .

Проблема отношения к необычным людям, отличающимся от большинства, проблема толерантности поднимается через описание «странностей»

малыша и отношения к ним наблюдателей. Поведение ребёнка, его мимика необычны: «Даже в тени козырька видно было, как загадочно двигаются глаза .

Быстро, беспорядочно, словно смотрят и на людей, и сквозь них. Вслед за глазами двигались нос, рот, щеки. Выражение лица было не заторможенным, а необычайно осмысленным», что позволяет окружающим тут же повесить на него ярлык: «Идиот!». Описание ребёнка полно загадочности: «Ходил он тоже весьма необычно, ступни двигались независимо от щиколоток. Он двигался в волшебном, неземном танце», и финал (объясняющее всё возвращение родителей) выглядит неожиданно, словно обманывает обещания, данные читателю, обещания чего-то странного .

Парадоксально звучит ещё одна проблема: реакции общества на массмедийную информацию. Автор как бы вскользь, комментируя ситуацию, упоминает, что после цикла передач в СМИ о хорошей жизни сирот, внимании к ним со стороны общества «родители, которые давно хотели бросить детей, да всё как-то сомневались, увидев по телевизору, как счастливо живут сироты, решили дерзнуть. С легкой душой оставляли они не нужных им детей на пороге приюта». Бесчеловечность, о которой автор говорит так обыденно, просто, становится от этого ещё более очевидной. Сила такого описания именно в простоте; эмоциональные, яростные выпады против недостойных членов общества не имели бы такого воздействия на читателя, как обыденные пояснения Ван Аньи .

Проблема отсутствия истинной доброты по отношению к сиротам, внешний характер заботы о них представляется нам самой важной в рассказе, она звучит в течение всего повествования. Люди не могут просто любить и жалеть: им нужны причины и обоснования, им нужно, чтобы их подтолкнули, объяснили, какие чувства они должны испытывать, в противном случае настоящих чувств не будет совсем: «Люди его жалели. Какой хорошенький идиот: и ручки, и ножки, и шейка такие красивые, а сочетается все неправильно. Никому-то он не нужен» .

Поражает мастерство автора, сумевшего в маленьком рассказе «ни о чём»

поднять такие сложные, глубокие, такие актуальные для общества проблемы .

Нам представляется явной глубинная связь рассказа Ван Аньи с рассказа- 439 ми А.П. Чехова, проявляющаяся и через умение найти актуальную тему в круговороте обычной жизни, и через способность поднять одновременно множество важных проблем, и через умение об ужасном рассказывать обыденно, и через гуманизм, и через парадоксальность сюжета и его развязки .

Чеховской является также краткость .

Русская литература – это тень, стоящая за плечами Ван Аньи, это её невидимые, но очень сильные крылья. Скорее всего, русская литература входила в творческую составляющую личности Ван Аньи и непосредственно, и опосредованно – через произведения тех любимых и читаемых ею китайских авторов, которые проникнуты духом русской книги – Лу Синя, Мао Дуня, Ба Цзиня, Ван Мэна… Невидимость русского влияния, его ненавязчивый, внутренний, глубоко скрытый характер и позволяет нам говорить о «русской тени» за плечами Ван Аньи .

Литература

1. Куприянова Ю.А. Отражение истории Шанхая ХХ века в романе Ван Аньи «Песнь о вечной печали» / Ю.А. Куприянова // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2015 .

Т. 14. № 4. С. 124-130 .

2. Семенюк М.В. Мираж и реальность в романах Ван Аньи о Шанхае / М.В. Семенюк // Вестник Московского университета. Серия 13: Востоковедение. 2014. № 2. С. 16-25 .

3. Комарова,Т.С. Синтаксическая роль чэнъюй в прозе Ван Аньи / Т.С. Комарова. URL: http://conf.omui.ru/content/sintaksicheskaya-rol-chenyuyv-proze-van-ani. – 02.02.2016 .

4. Львов Д.В. Жизнь и творчество современной китайской писательницы Ван Аньи: Автореферат дис. … канд. филол. наук: 10.01.03. СПб., 2007. 26 с .

–  –  –

К ВОПРОСУ О

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ

ПЕРЕВОДЧЕСКИХ СТРАТЕГИЯХ ПРИ

ПЕРЕВОДЕ ПОЭТИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ

КИТАЙСКОЙ ПОЭЗИИ

Аннотация. В данной статье анализируется значение поэтических образов, китайской поэзии, обобщаются методы и стратегии перевода поэтических образов с китайского языка на русский язык .

Ключевые слова: поэтический образ; лингвокультурологические переводческие стратегии .

В русском поэтическом словаре поэтический образ определяется как:

а) художественное изображение в литературном произведении человека, природы и отдельных явлений по знакам красоты;

б) как явление стиля, «где художественная мысль выражается при помощи различных поэтических средств – сравнения, метафоры, эпитета, метонимии, синекдохи, гиперболы, параллелизма, употребления и т.д.» [2, с. 91] .

Однако в современной науке пока не существует единого определения поэтического образа. Китайский учёный Ван Чанцзюнь считает, что «в результате проникновения эмоции в образ, возникает поэтический образ» [4, с. 21]. Известный китайский исследователь Ли Сяоцюань дает следующее определение: «поэтический образ является единым символическим отображением, которое создает поэт для выражения определенной эстетической мечты или своего личного чувства и мнения» [3, с. 4] .

Поэтический образ состоит из субъективной мысли и объективного предмета, являясь отражением мыслей и переживаний в описываемом пейзаже или событии. Когда субъективная мысль и объективный предмет органично соединяются, возникает единый поэтический образ. В китайской классической поэзии поэтические образы являются основными средствами поэтического 441 творчества и представляют собой важную форму выражения эстетического содержания, кроме того они имеют описательное, эмоциональное и эстетическое значения. Не случайно, китайский поэт Ян Лянь определил любой поэтический перевод как «попытку забраться на третий берег, отличный и от «берега» языка-источника, и от «берега» того языка, на который осуществляется перевод», так как в большинстве случаев оригинальный текст наполнен специфическими понятиями, которые или искажаются, или теряются при переводе. «Образно-поэтические средства русского языка никак не могут быть «сравниваемы» или «сопоставляемы» с соответствующими средствами китайского языка. Это фактически две различные лингво-поэтические системы, соединить которые – проблема далеко не ближайшего будущего» .

Теме китайско-русского перевода посвящены китайской поэзии древности и средневековье посвящены работы многих известных российских и китайских исследователей: И.С. Лисевича «Бамбуковые страницы, антология древнекитайской литературы, перевод с древнекитайского»; Л.Н. Меньшикова «О дотанской поэзии», «О поэзии периода Тан»; Тань Аошуан «Китайская картина мира: Язык, культура, ментальность», М.И. Басманов («Китайская классическая поэзия в переводах Михаила Басманова») и др .

Китайский ученый Би Юэ в своем исследовании условно выделяет три принципа, которые могут лежать в основе китайско-русского поэтического перевода:

• принцип русификации, когда переводчик максимально приближает, даже приспосабливает стихотворный текст оригинала к культурно-языковым моделям;

• принцип экзотизации, когда переводчик максимально сохраняет специфику языковой картины мира;

• принцип «золотой середины», когда переводчик русифицирует текст, не жертвуя при этом смысловой нагрузкой, и сохраняет экзотические элементы (топонимы, формулы вежливости, предметы быта, иные культурологические особенности) .

На основе данных типов лингвокультурологических переводческих стратегий нами проведен анализ стихотворения Ли Бо «Цзые» Летняя .

• Зеркальное озеро На сто раскинулось ли, И лотосы тихо Открыли бутоны свои .

Шантурова Галина Алексеевна 442 Красавица с лодки Цветы собирает легко, А люди досадуют — Озеро невелико .

Уплыла красавица, И не видать за холмом, Как входит она, Равнодушная, в княжеский дом .

(Перевод А. Гитовича)( http://mirpoezylit.ru/books/7380/53/) «На сто раскинулось ли», здесь переводчик использовал принцип экзотизации (экзотизация связана со спецификой китайского культурного контекста) и принцип «золотой середины». «Ли» является единицей измерении древнего Китая, в переводе сохраняется китайская мера длины «ли», экзотичная для русского читателя. Здесь переводчик использовал принцип экзотизации, сохранив образ оригинала «ли», дословно переведя поэтический образ. В оригинале поэт написал «» (триста ли), здесь «триста»

является приблизительным числом, поэт хотел выразить, что зеркальное озеро большое. В переводе «Зеркальное озеро, На сто раскинулось ли», переводчик использовал принцип «золотой середины», переводчик русифицировал текст, не жертвуя при этом смысловой нагрузкой, и сохранил экзотический элемент «ли» .

«» (Си Ши) – девушка из княжества Юэ эпохи Чуньцю (770–476 гг .

До н. э.), она является одной из четырёх известных красавиц – Чжао-цзюнь, Дяо Чань, Ян Юйхуань. Среди них Си Ши занимает первое место. Для русских читателей трудно понять эту закодированную информацию, так как они не обладают китайской культурно-исторической информацией, поэтому переводчик использовал принцип русификации, употребив лексему «красавица», что не повлекло за собой искажения текста оригинала. Последние предложение «» «в княжеский дом», также использован принцип русификации, « (Юэ Ван)» является историческим лицом, правителем Китая в периоде Чуньцю (770–476 гг. До н. э.) переводчик заменил имя «Юэ Ван» и использовал лексему «князь» .

«Лотос» ассоциируется русскими с Востоком, с Азии. В данном случае переводчик использовал принцип экзотизации, сохранив оригинал, дословно перевел поэтический образ и создал адеквантную атмосферу контекста .

Известный китаист-переводчик М.И Басманов, в частности, писал: «классическая поэзия Китая глубоко символична. Она изобилует традиционными образами, символизирующими устойчивые понятия, а также бесчисленными намеками, многообразными формами напоминаний о каких-либо фактах и событиях. Каждое стихотворение имеет, как правило, подтекст» [1, с. 350] К этому следует добавить, что кроме культурных доминант, требующих от переводчика на русский язык глубоких культурологических знаний, о чем 443 было сказано выше, китайский язык как иероглифический предполагает гораздо больший объём значений в меньшем количестве слов. Это, безусловно, создает определенные трудности поэтического перевода. Различие языков и культур неизбежно ведет к лингвокультурной адаптации текста китайской поэзии, которая может быть реализована переводчиком с помощью объединения принципов русификации, экзотизации и «золотой середины» .

Литература

1. Басманов М.И. Китайская классическая поэзия в переводах Михаила Басманова. М.: Эксмо, 2004. – 350c .

2. А.П.Квятковский. Поэтический словарь. – М.: Советская Энциклопедия, 1966. – 91с .

3..[J].2004:4 .

4..[M].:2000:21 .

<

–  –  –

ОБРАЗ ВОДНОЙ СТИХИИ

В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СТРУКТУРЕ

РОМАНА Г. СВИФТА «ПОСЛЕДНИЕ

РАСПОРЯЖЕНИЯ»

Аннотация. Образ моря, водной стихии имеет многозначный смысл в романе Г. Свифта «Последние распоряжения» (1996). Он выступает в качестве архетипической константы, воплощающей извечные законы бытия, в соотнесении с которыми Свифт предлагает решать актуальные проблемы современного английского общества .

Ключевые слова: аллюзия; архетип; бинарная оппозиция; водная стихия;

мифологизм; Г. Свифт; хронотоп .

О браз водной стихии является одним из центральных в литературе Великобритании, что обусловлено особенностями географического положения страны, а также судьбой английской цивилизации, сопряженной с покорением морских пространств. В этом смысле не стала исключением и современная английская литература, в которой можно отметить как продолжение многовековой традиции, так и новые тенденции в разработке данной темы .

Ярким примером в этом смысле может служить роман Грэма Свифта (род .

1949) и «Последние распоряжения» («Last Orders», 1996), отмеченные рядом престижных премий и признанные наиболее выдающимися произведениями прозаика. Роман отличается постановкой философских проблем, которые решаются заново в свете бытия человека в современном мире, что влечет за собой введение в художественную структуру символов .

Целью данной работы является выяснение природы и особенностей трактовки образа водной стихии в указанном произведении, определение его места и функции в системе художественного пространства .

Прежде всего, главные герои романа, выполняя предсмертную просьбу друга, совершают путешествие к морскому побережью, которое превращается в своего рода паломничество к истинным ценностям человеческой жизни .

В результате море как цель, к которой устремляются герои, оказывается ключевым образом, связанным с идейным содержанием романа .

Образ моря выступает и как часть художественного пространства (при это оно наделено реальными географическими координатами: это пирс курортного города Маргейт, графства Кент), и как мотив, объединяющий 445 потоки сознания нескольких героев (почти у всех героев с морем связаны какие-то воспоминания), и как художественная деталь, раскрывающая внутреннее состояние героя (в сцене разговора Эми и Рея об их будущем после смерти Джека повторяется деталь: «она все глядит молча туда, на воду», «она снова переводит взгляд на реку» [1, 28], которая передает попытку героини разобраться в хаотичном потоке своих мыслей и чувств), и как лейтмотив повествования (автор использует ряд устойчивых выражений, содержащих слово вода: «С тех пор как нам всем было по сорок, много воды утекло, верно, Рэй?» [1, 19]) .

Также образ моря получает неоднозначную трактовку, которая отражается в двух контрастных эпиграфах к роману. Первый из них является цитатой из произведения 1658 года Сэра Томаса Брауна «Захоронения в урнах» и вводит мотив смерти как главного итога человеческой жизни. «Второй эпиграф принадлежит автору (Джону А. Гловеру-Кайнд) популярной песни, впервые опубликованной в 1907 году» [4, 160], и напоминает о морском побережье как о курортном месте для отдыха, забав, удовольствий. Разным море предстает и в воспоминаниях отдельных героев. Для Вика, служившего на флоте во времена Второй мировой войны и работающего в похоронном бюро, море ассоциируется со смертью: «Каждый в своей каюте, и всех потихоньку несет к смерти» [1, 147]. Также и Мэнди Блэк вспоминает о гибели своего отца в море. Напротив, для Эми и Джека Доддс морское побережье напоминает о юности, любви. Не случайно Джек мечтает в конце жизни купить домик в Маргейте, где он с Эми провел медовый месяц. Именно там, по его мнению, он сможет обрести последнее пристанище, своего рода обетованную землю .

Для Лени морской курорт и есть Страна Грез, как обещает реклама Маргейта, недоступное развлечение. Не был у моря и Рей, бывший сослуживец Джека, но все же оно имеет для него особый смысл: «Этот запах сразу напоминает что-то знакомое, напоминает морской берег, хотя я то никогда на побережье не бывал. … Оно пахнет, как сама память, словно ты угодил в вершу для омаров» [1, 311]. В сознании Винса поездки к морю связаны с первой влюбленностью, волнующей и незабываемой: «Салли, должно быть, пахнет так с ног до головы, даже в местах, скрытых от твоего взгляда. Он был как запах морского берега, как загадка побережья, куда ты еще не попал» [1, 80]. Таким образом, символ моря приобретает амбивалентный смысл, связанный как с положительными, так и отрицательными сторонами жизни, с ее лучшими проявлениям, счастьем и неизбежным концом, трагедией .

Море как архетипическая константа противопоставляется в художественном пространстве романа городу. Главные герои в основном лондонцы, как и сам автор. Город определяет их образ и ритм жизни, сознание и язык .

Из привычного, замкнутого пространства герои направляются во внешний мир, и данная сюжетная схема восходит еще к традиционному сказочному повествованию, средневековому рыцарскому роману. Кроме того, море Шанина Юлия Александровна 446 выступает в одном ряду с другими архетипическими константами (дорога и храм), которые вызывают в сознании читателей ассоциации как с мифами, так и с произведениями мировой литературы. Сравнение машины Винса, оказавшейся в эпицентре непогоды с катером («Мы все сидим какое-то время молча, с выключенным двигателем, а дождь заливает стекла, словно мы на катере в открытом море» [1, 205]), позволяет сопоставить путь героев с путешествиями Ноя или Одиссея. Посещение героями Кентерберийского собора отсылает нас к «Кентерберийским рассказам» Д. Чосера и уподобляет описываемое паломничеству. Также мотив дороги можно воспринять и как отсылку к произведениям Ч. Диккенса, Т. Гарди, В. Вульф, У. Фолкнера и другим [2, 217] .

Эти параллели заостряют внимание на новаторстве произведения Г .

Свифта, который переворачивает традиционное романное повествование, где целью морского путешествии являлось возращение, достижение земли. Как сказано в самом тексте романа: «Это было как морское путешествие, только наоборот. То есть вместо ожидания и надежды увидеть землю ты катил по этой самой земле весь в нетерпении — когда же оно покажется. Море» [1, 91]. Авантюра современного героя не заканчивается обретением дома, семейного благополучия: в финале автор оставляет своих героев на берегу моря, где они ощущают себя «на краю, хотя ты и так на краю, в другом смысле, и знаешь это. Не куда приходит дорога, а откуда она уже не ведет дальше, потому что утыкается в болото. Конец пути, конец пирса» [1, 298]. Они не возвращаются в пространство знакомого, привычного мира, а остаются один на один с водной стихией, воплощающей тайный смысл всего бытия .

Автор также вступает в спор и с романтической литературной традиции, с которой читатель невольно проводит параллель благодаря сцене развеивания праха над морем, пребывания героев на морском побережье. Как справедливо отмечают исследователи, описание похорон Джека намеренно лишено романтического ореола [3, 241], оно сопровождается бытовыми подробностями, элементами натурализма. Набережная совершенно лишена привлекательности: «Но здесь нет ничего, кроме огромных каменных плит, уложенных вплотную друг к другу, — все они корявые, щербатые, в ямины налилась вода, — и низкого гранитного парапета, вроде бордюра на тротуаре, почти совсем разбитого, да еще ветра, брызг и дождя» [1, 316]. Старая дамба представляет собой «ржавую железную конструкцию, торчащую из воды ярдах в трехстах» [1, 318]. Во время самого импровизированного ритуала похорон «Вик говорит: «Вытрите руки насухо», — и сам вытирает свои платком, и мне ясно зачем. Это чтобы Джек не прилип к нам, чтобы часть Джека не осталась на наших руках» [1, 318]. Современный писатель не может разделить романтического порыва к возвышенному, идеальному в отрыве от реальной обыденности .

В финальной сцене образ моря вновь выступает в контрасте с простран- 447 ством, преображенным человеком: друзья Джека прибывают не на дикий пляж, а развеивают его прах с пирса, окруженного городской застройкой .

Вид «разбухшего серого моря» [1, 293], напоминающего «цвет одиночества, цвет мокрого праха» [1, 309] противоречит празднику жизни курортного города: «Нам видны Марин террас и вереница увеселительных заведений, мимо которых мы ехали, — они подмигивают нам огоньками, как маленькие игрушечные домики, словно пытаются сказать: эй, мы здесь. А за ними, на фоне бледной полосы в небе, вырисовывается чертово колесо и горка» [1, 316] .

Контраст похорон Джека и бесконечного карнавала в Маргейте создает эффект трагической иронии по отношению к жизни современного человека, которая совершенно отторгнута от осознания основополагающих категорий бытия:

любви, рождения, жизни и смерти. Находясь в пограничном пространстве между вечным и суетным, герои переживают катарсис, духовное прозрение .

В этом смысле символическое значение приобретает указание на то, что сквозь пелену дождя герои замечают, как «вдалеке, у самого горизонта со стороны берега, брезжит какая-то узенькая полоска» [1, 316]. Им открывается несовместимость современной цивилизации потребления, погруженной в погоню за удовольствиями, и извечных основ существования. По мнению автора, путь современного Ноя все же может завершиться очищением и спасением .

Для этого он должен строить свою жизнь не в перспективе сиюминутных развлечений и забот, а осознавая конечность своего существования, что заставит его вернуться к истокам, базовым ценностям жизни и любви .

В результате проведенного анализа можно сделать вывод о том, что образ моря, водной стихии имеет многозначный смысл в романе Г. Свифта .

Он сопровождается рядом художественных деталей, которые придают ему мифологический подтекст, и море оказывается в ряду других архетипических констант, на основе которых строится художественное пространство романов .

Море выступает как часть макромира мироздания, противопоставленного более узкой сфере жизни отдельного человека. В этой системе координат море воплощает извечные законы бытия (нерасторжимое единство жизни и смерти, конца и начала, хаоса и порядка, природы и цивилизации, творения и разрушения), которые не поддаются рациональному осмыслению человека .

Но только в соотнесении с ними, по мнению Свифта, возможно решение актуальные проблемы современного английского общества .

Философские проблемы смысла человеческой истории, жизни и смерти, поставленные в романе, являются извечными для литературы. Но для писателей ХХ века они приобретают особую актуальность в связи с разрушением традиционных систем ценностей, которое происходит под воздействием катастрофических событий прошлого столетия и предчувствием новых потрясений. Использование архетипических констант в построении Шанина Юлия Александровна 448 художественного пространства выполняет несколько функций. Во-первых, это один из распространенных в литературе ХХ века приемов широкого обобщения, который позволяет упорядочить представление об окружающем мире, кажущимся слишком сложным и запутанным для современного человека. Во-вторых, архетипический символ моря вызывает у читателя целый ряд мифологических и литературных ассоциаций, но возникающая в связи с этим многозначность отнюдь не является проявлением постмодернистской игры смыслов, как утверждают отдельные исследователи. Апелляция к культурной памяти читателя дает возможность рассмотреть поставленные проблемы с учетом духовного опыта человечества, а также позволяет обнаружить исключительность бытия современного человека, оказавшего перед необходимостью заново определить ценности и ориентиры в жизни .

Поэтому море, водная стихия – это не пространство, в котором происходит испытание или приключения героя, как это было в литературе XVIII века, не романтический символ свободы, а скорее сфера, столкновение с которой позволяет героям обнаружить истинное основание жизни: хаос и законы жизни и смерти перед которыми человек испытывает бессилие, но вместе с тем постоянно пытается противостоять. В этом извечном стремлении человека утвердить жизнь и порядок посреди изменчивого, текучего бытия писатель и видит смысл как общечеловеческой истории, так и отдельной человеческой жизни .

Литература

1. Свифт Г. Последние распоряжения: Роман/пер. с англ. В. Бабкова. М.:

Издательство Независимая Газета, 2000. – 320 с .

2. Шанина Ю.А. Обряды перехода и экзистенциальная проблематика в английском романе последней трети ХХ века//Вестник Башкирского университета. 2014. Т. 19. № 1. – С. 121–131 .

3. Feigel, Lara, Harris, Alexandra. Modernism on sea: art and culture at the British seaside. Oxford: Peter Lang, 2009. – 272 р .

4. Malcolm, David. Understanding Graham Swift. Columbia, South Carolina:

University of South Carolina Press, 2003. – 238 p .

–  –  –

РУССКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНИИ:

«ЧТО ДЕЛАТЬ?» Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО

В НЕМЕЦКОЙ КРИТИКЕ

Аннотация. Статья посвящена истории активного и противоречивого романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?» в немецкой критике XIX–XX веков .

Ключевые слова: Н.Г. Чернышевский; «Что делать?»; восприятие; Германия .

С удьба книг – важная мета не только в биографии писателя, но и в истории духовной жизни всего человеческого сообщества. Сервантес писал своего «Дон Кихота» как пародию на рыцарские романы, а создал неумирающий образ безрассудно-отважного идеалиста, покоряющего нас своим прекраснодушием и бескорыстием. Гёте думал, что выплескивает на страницы «Страданий юного Вертера» боль своего сердца – а предреволюционная Франция прочитала роман как призыв к борьбе за утверждение достоинства унижаемого «третьего» сословия. Н.Г. Чернышевский, 190 лет со дня рождения которого отмечается в этом году, намеревался романом «Что делать?» (1863) дать ориентир передовой молодежи России – а вызвал живые и противоречивые отклики во всей Европе, особенно в Германии Прежде чем познакомиться с трудами великого русского демократа, немецкая общественность узнала о Чернышевском как о благородной и подвижнической личности, жертве царистского произвола, – и произошло это в конце 60 - начале 70-х годов XIX века. В 1875 году в г. Лайбахе вышла большая книга Ф. Целестина «Россия со времени отмены крепостного права», в которой Чернышевский назван «главой русского радикализма», одним из вождей молодежи России (ему посвящено 25 страниц), и изложено содержание ряда его работ. В том же году в иллюстрированном журнале «Нойе вельт» («Neue Welt»), редактируемом известным социал-демократом Вильгельмом Либкнехтом, появилась статья «Заживо погребенный» с портретом Чернышевского [2: 211] .

К этому же времени относятся и нападки на теоретические и художественные труды Чернышевского. Так, в 1871 году царский агент Д.К. ШедоФерроти (псевдоним балтийского барона Фиркса) опубликовал пасквиль, направленный главным образом против романа Чернышевского «Что делать?», и распространил те устрашающие россказни о русских «нигилистах», которые были подхвачены позднее другими публицистами и монархической прессой Германии [10: 598] .

Якушева Галина Викторовна 450 В начале 80-х годов XIX века проявился активный интерес немецкой читающей публики к русской литературе. В эти годы в Германии переводятся «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, «Война и мир», «Анна Каренина», «Власть тьмы» Л.Н. Толстого – и, в числе первых русских книг, роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?». Впервые это произведение было переведено на немецкий язык в 1883 году. Уже в 1890 году осуществилось второе издание книги. В 1885 году видный деятель международного рабочего движения Август Бебель в социал-демократической газете «Нойе цайт» («Neue Zeit») выступил с подробной рецензией на это произведение Чернышевского («Идеалистический роман»). А в 1892 году по прямому указанию Бебеля в беллетристическом приложении к «Нойе цайт» – журнале «Нойе вельт»

появился новый перевод романа «Что делать?», выполненный австрийской социалисткой Эммой Адлер, поскольку Бебель счел, что в переводе 1883 года И.А. Брокгауза слишком много пропусков .

И с самого начала этот роман Чернышевского, как и другие его труды, постепенно становившиеся доступными в переводах немецкому читателю, был предметом споров и разногласий, своеобразно преломляющих борьбу различных социальных сил внутри самой Германии. Так, «Что делать?» было сразу же высоко оценено Августом Бебелем .

К. Маркс, которому имя Чернышевского становится известным с конца 1867 года, собирал материалы о жизни и деятельности русского революционера, намереваясь написать работу о нем, способствовал публикации за границей его произведений (в том числе первого зарубежного издания романа Чернышевского «Пролог» в Лондоне в 1877 году) [5: 138] .

Показательным для определенной части тогдашней немецкой социалдемократии были приводимые современным исследователем М. Вегнером суждения о романе «Что делать?» Роберта Швейхеля, выступавшего в «Нойе цайт». Критик находил фигуры романа Чернышевского слишком схематичными, неправдоподобными. Справедливо признавая свойственное Чернышевскому, как и другим крупным русским писателям, стремление воплотить в конкретных формах свой эстетический идеал, возникший под влиянием тесной связи с народом, Швейхель, однако, разделял распространенное на Западе заблуждение, что нигилизм составляет существенную часть духа русской литературы. [19: 127] .

В 1885 году появилась книга известного либерального литературоведарусиста Эугена Цабеля «Очерки современной литературы России». Примечательно, что в специальной главе, посвященной роману Чернышевского «Что делать?», Э. Цабель отмечает принципиальную разницу между героями Чернышевского, верящими в светлое будущее человечества, в позитивные нравственные ценности, и «настоящими» героями-нигилистами (например тургеневским Базаровым), прокламирующими тотальное отрицание .

РУССКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНИИ: «ЧТО ДЕЛАТЬ?» Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО В НЕМЕЦКОЙ КРИТИКЕ

При этом по его мнению, Чернышевский – «чисто теоретическая натура, 451 кабинетный ученый, который обозревает мир с высоты собственной библиотеки и хотел бы насильственно втиснуть явления действительности в определенные догмы» [20: 223]. Чернышевский, утверждает Цабель, полностью пренебрегает художественной формой, и с эстетической точки зрения его роман – «ряд столь же наивных, как и в своей частоте утомительных атак против всего, что называют вкусом, художественной фантазией и писательским даром...» [20: 225]. Отказывая Чернышевскому не только в таланте, но и в самостоятельном философском и социальном (здесь Цабель усматривает у Чернышевского всего лишь заимствование идей Фурье) мышлении, единственно психологически интересной признает исследователь линию развития Веры Павловны от «домашнего убожества» к трудящейся женщине. Однако с явной насмешкой говорит Цабель о «фантастических» провидениях в снах Веры Павловны, в заключение квалифицируя автора романа как «посредственного наблюдателя и знатока людей, без следа оригинальности» [20: 236] .

Так литературовед обнаруживает не только недостаточное знакомство с историей русской литературы и с общеевропейской традицией просветительского философского романа, но и слабое знание духовной и социальной атмосферы изучаемой им России второй половины XIX века, ибо анализ свой Цабель заключает недоуменным вопросом: как могла все же эта книга так сильно повлиять на русское общество?

Примером полемически провокационного исследования стала и объемная книга Александра фон Рейнхольдта «История русской литературы от истоков до новейшего времени». Определяя Чернышевского как «талантливого экономиста и критика, которого за радикальные взгляды и мощный голос трибуна называют русским Робеспьером» [15: 672], Рейнхольдт, однако, явно преувеличивает влияние Дж. Милля на Чернышевского ( вполне в духе своего заключения, что Россия никогда не выходила за рамки эклектики в философии [15: 805]) и представляет читателю русского литератора как автора «антиэстетических сочинений» (видимо, поэтому диссертация «Эстетические отношения искусства к действительности», до сего дня – о чем я могу судить по личному опыту общения с зарубежными магистрантами и стажерами нашего института, привлекает интерес молодежи Запада, не названа Рейнхольдтом среди наиболее значительных трудов Чернышевского) .

А. Рейнхольдт отдает должное блестящему стилю, богатейшей сатирической палитре и разящей остроте критики Чернышевского, которая ставит его в один ряд с Белинским и Герценом. Констатируя, что роман «Что делать?»

был долгое время «евангелием» русской молодежи, Рейнхольдт считает, тем не менее, что книга эта едва ли может претендовать на что-либо иное, как быть лишенным всякой поэзии и художественности воплощением социальной тенденции [15: 673] .

Якушева Галина Викторовна 452 Идентифицируя понятия «реализм» и «нигилизм», А. Рейнхольдт утверждает основными требованиями русских реалистов эмпирическую науку, социализм в аграрной теории, свободу совести, равенство полов, неприятие эстетики и чистой поэзии и утилитаризм в литературе [15: 716]. Главными представителями такого «реализма» в журналистике немецкий ученый называет Н.Г. Чернышевского, М.А. Антоновича и Д.И. Писарева .

Выводом изо всех этих посылок следует заключение, что Чернышевский был «гениальным публицистом, но плохим беллетристом», который «своим известным романом «Что делать?»... скорее навредил делу реализма, чем послужил ему» [15: 717]. Ведь герой его романа (точнее «социальноморального трактата») Рахметов есть «небылица», ибо «идеал, который он должен представлять, недостижим», это «никоим образом не живое существо, но миф, созданный в кабинете» [15: 718]. Жаль, что этот русист, как и ряд других, не знал, что все основные персонажи романа имели своих реальных прототипов – в том числе и Рахметов в лице саратовского помещика Бахметьева, отдавшего часть своего состояния Герцену на нужды русской революционной печати .

В этой связи сошлемся на изданную в ФРГ «Историю русской литературы»

видного датского русиста Адольфа Стендер-Петерсеиа, где говорится: «.. .

новые люди, которых он (Чернышевский. – Г. Я.) изобразил, были вовсе не продуктом фантазии» [18: 350]. Также и западногерманский ученый из Тюбингена Вильфрид# Шефер, которого отнюдь нельзя заподозрить в симпатиях к Чернышевскому, признает, что герои романа «Что делать?» в большинстве своем срисованы с живых людей из окружения Чернышевского [16: 1141] .

В те же самые годы немецкая социал-демократия, как и русская революционная общественность, именно у Чернышевского брала политические уроки конкретной социальной борьбы .

«Именно Чернышевский сыграл в духовном развитии многочисленных немецких социалистов выдающуюся роль», – говорится в воспоминаниях Карла Каутского [11: 455]. Именно Чернышевский, признавал Каутский, помог глубже понять «русские дела», именно через него Каутский почувствовал то великое значение, которое Россия, ее политика, ее социализм имели для всего международного социалистического движения [11: 456] .

Огромное впечатление производила на немецкую социал-демократию, наряду с судьбами Кондратия Рылеева, Михаила Лермонтова, юного Достоевского, В.Г. Короленко и многих других русских писателей, личная позиция Чернышевского, самоотверженного и непоколебимого в своей верности идеалам .

В 1888 году Клара Цеткин в статье «Русские студентки», особо отметив социальную значимость русской литературы, конкретизирует свою мысль на примере романа «Что делать?», ставшем «альфой и омегой русской моРУССКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНИИ: «ЧТО ДЕЛАТЬ?» Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО В НЕМЕЦКОЙ КРИТИКЕ лодежи», оказавшем огромное влияние на целое поколение, которое, но 453 ее словам, «можно причислить к самому благородному и мужественному поколению всех времен» [21: 370] .

Автор либерально-ревизионистского журнала «Социалистише монатсхефте», находясь под влиянием русского религиозно-идеалистического публицистического сборника «Вехи», Роман Стрельцов объявил Чернышевского, а также Герцена и Белинского всего лишь «интеллигентиками» (пренебрежительное немецкое «Intelligenzler»), далекими от интересов народных масс, занимавшихся простым повторением идей западноевропейских ученых, – идей, для действия якобы абсолютно неприменимых [5: 143] .

Первая мировая война, спровоцировав взрыв шовинизма и монархических сил внутри кайзеровской Германии, проложила свою демаркационную линию в немецком литературоведении, четкость которой становилась особенно заметной в отношении к русской литературе. Ожило наследие Виктора Хена, утверждавшего еще в 1858 году, что «из России не придет иной эры, кроме эры жестокости и разрушения», Эрвина Бауэра, возведшего шовинизм в доктрину и считавшего, что именно немецкая культура подарила русским школу мышления и ведущие идеи, упрекающего русский социальный роман, реалистическую новеллу и натуралистические очерки в том, что они содержат «добрую порцию яда», который приведет государственный и общественный организм «с дьявольской уверенностью материализма, нигилизма и анархии к убожеству» [5: 144] .

Это было направление, которое продолжили впоследствии главный идеолог немецкого фашизма Альфред Розенберг в «Мифе XX века», известный русист Пауль Эрнст, вся шовинистически-монархистская критика русской литературы (Ф. Дукмайер, Т. Шиман, А. Бартельс), активизировавшаяся в период между двумя мировыми войнами и во время них .

Атмосфера шовинистического угара в Германии 1910-х годов сказалась, к сожалению, и на некоторых солидных, либерального толка русистах, заметно «поправевших» в течение Первой мировой войны. Характерна в этом смысле эволюция крупного специалиста по русской литературе, берлинского профессора, Александра Брюкнера. В изданной в 1909 году «Истории русской литературы», несмотря на замечание о «художественной слабости» романа Чернышевского «Что делать?», Бркжнер признает, что роман этот написан «с неоспоримым талантом и замечательным темпераментом» [8: 398], что было это произведение для своего времени «откровением», и справедливо усматривает противостояние Чернышевского нигилизму в образе Рахметова, давшего молодежи тот идеал, который она тщетно искала в тургеневском Базарове. В отличие от упоминавшегося выше А. Рейнхольдта, А. Брюкнер трактует здесь образ Рахметова не как некую вымышленно-аскетическую фигуру, но с пристальным проникновением в суть его, видя в Рахметове 454 человека мощной воли, небывалой духовной и физической силы, титана мысли, в глубине души которого дремали, «как и у самого Чернышевского», эстетическое чувство, потребность в радости общения, шутка и смех, подавляемые сознательно ради высшей цели .

В 1919 году в новой «Истории русской литературы» А. Брюннер оценивает «Что делать?» уже иначе, заявляя, что целью Чернышевского здесь была идеализация «нигилистов», свободных от всяких предрассудков предвидящих все печальные последствия своих действий и, тем не менее, дающих всем своим стремлениям свободный ход». И далее: «Он (Чернышевский. – Г. Я.)

– позитивист и материалист, что у русских всегда объединяется понятием «реалист»; естественно, утилитарист, даже его эстетика в основе своей чисто утилитарна; искусство служит у него только просветительству, иллюстрации процессов, происходящих в природе и человеке; это ограниченное понимание искусства было еще больше сужено его последователями» [9: 112] .

В то же время Роза Люксембург в программной статье «Душа русской литературы» (1918) с восторгом говорит о Белинском, Герцене, Чернышевском и Добролюбове, отмечая их широкое воздействие на науку и беллетристику, характеризуя их как ведущих представителей русского освободительного движения. С самого начала 20-х годов леворадикальные пресса и издательства Германии активно печатали русскую революционную критику, в том числе произведения Чернышевского. Газета «Роте фане» посвятила столетию со дня рождения Чернышевского, великого «утопического социалиста» и «революционного демократа», обширный материал, в котором подчеркивалось, что «дело Чернышевского, для которого Маркс находил слова величайшего уважения, перешло в руки того единственного класса, который видит выход из рабства капитализма и является творцом нового общества» [5: 146, 147] .

Фрида Рубинер в статье «Писатель в социальной революции», опубликованной там же в том же году, Чернышевский назывался «учителем народа». В те же годы в журнале «Унтер дем баннер дес марксизмус» анализировались исторические сочинения Чернышевского. Традиции Чернышевского живо чтились пролетарско-революционными немецкими писателями, обогащавшими его идейным и эстетическим опытом свои собственные художественные произведения .

Приход к власти фашизма сделал господствующим в официальном литературоведении Германии 30-х годов - начала 40-х годов взгляд на русскую литературу как выразительницу «художественного рефлекса» «неполноценной» нации, а русские писатели трактовались как «дети народа-варвара, народа-раба, не знающего, что такое свобода и гуманность» [5: 147]. В эти годы имя Чернышевского, как и других представителей революционной демократии в России, почти полностью исчезает со страниц изданий гитлеровского рейха .

В восточной Германии начиная с 1945 года, усилиями Г. Лукача, В. Дювеля, 455 М. Вегнера и других исследователей продолжалась разработка образа Чернышевского – выдающейся и оригинальной личности, художника и критика, мыслителя и революционера [6: 118]. В 1953 году под редакцией Вольфа Дювеля в Берлине публикуются отдельной книгой избранные эстетические и литературно-критические сочинения Чернышевского. Годом позже Вольф Дювель вновь издает диссертацию Чернышевского, в подробном предисловии к которой отмечает живую связь его борьбы и трудов, так же как и у Белинского и Добролюбова, с классовой борьбой в России 40-60-х годов XIX в., а в философском плане констатирует не только родство Чернышевского и Фейербаха, но и тот факт, что революционный демократ Чернышевский сумел шагнуть дальше немецкого (мыслителя во взгляде на общественное разлитие .

Это же издание предваряет большая статья. Георга Дьёрдя Лукача «Введение в эстетику Чернышевского», где подчеркивается, что Чернышевский видел задачи искусства не в репродукции действительности, а в том, чтобы «объяснять» и «давать суждение»; анализируется полемика Чернышевского с идеалистической эстетикой и утверждается, что материалист Чернышевский поставил последнюю «на ноги», дав эстетическим проблемам новое освещение, выдвинув тезис об общеинтересном в жизни как основном содержании искусства. Особенно подробно останавливается Лукач на понятии «трагического» в эстетике Чернышевского, полагая, что «трагическое» у Чернышевского снимается принципом «разумного эгоизма», провозглашенным в романе «Что делать?» [13: 37-99] .

Обстоятельный, аргументированный и острополемический анализ философских, социально-политических и эстетических взглядов и трудов Чернышевского был дан Г. Лукачем в статье о международном значении русской демократической критики, написанной к 50-летию со дня смерти Чернышевского (1939 г.) и вышедшей в ГДР в книге «Русский реализм в мировой литературе» (1949 и 1952 г.) .

В ней Г. Лукач говорит о публицистическом стиле Чернышевского, ставшем столь продуктивным в литературе XX века, о полемической самоиронии автора «Что делать?», типологически сближаемой Лукачем с парадоксализмом Б. Шоу; о роли размышлений, которым Чернышевский отвел решающую роль в художественном выявлении человеческой индивидуальности,– как это на более высоком уровне таланта происходило у Гёте и Толстого, Бальзака и Достоевского, в «интеллектуальном» романе Томаса Манна .

Подчеркивая особую значимость произведения Чернышевского для воспитания поколений русских революционеров (что, по мнению Лукача, сопоставимо с воздействием романов Руссо в XVIII веке на воспитание Марата, Робеспьера и др.), Г. Лукач объясняет масштабы влияния романа Якушева Галина Викторовна 456 прежде всего тем, что в нем высвечены частные судьбы и духовная жизнь с точки зрения высокой моральной позиции, отвечавшей прогрессивным устремлениям общества .

Находя в романе «Что делать?» проявление утопического социализма и просветительского «культа разума» (теория «разумного эгоизма»), Г .

Лукач в то же время отмечает оптимистический взгляд Чернышевского на природу человека. Это обстоятельство, а также теплота, деликатность и такт в отношениях между героями романа «Что делать?» (типическими и одновременно идеальными образами), противостоят, по мысли Лукича, «психологической тонкости» декаданса (ведущей к изъявлению спонтанного бруталитета и моральной неполноценности) не как недостаток художественности, а как принципиальная мировоззренческая позиция Чернышевского, не приемлющего нигилистического аморализма .

При всей прямолинейности отождествления Г. Лукачем глубин человеческой психики с непременным аморализмом, нельзя не отметить здесь своевременного прозорливого отмежевания Чернышевского от нигилизма, к которому с конца ХХ столетия на Западе все чаще причисляют безоговорочно всех русских революционных демократов .

Утверждая в заключение, что публицисту со стилевой манерой Чернышевского надо обязательно быть личностью, чтобы его произведение стало литературным событием, Г. Лукач обращает внимание на то, с какой прямотой выразил Чернышевский в романе «Что делать?» свою индивидуальность.

«Без сомнения, – пишет Лукач, – мир литературы стал бы без этого романа беднее:

ему недоставало бы автопортрета чистого человека и великого революционера, написанного с деликатной мудростью и тонкой откровенностью» [14: 129] .

В Федеративной Республике Германии, согласуясь в этом с рядом других литературоведов Запада, многие авторы лишают Чернышевского оригинальности и объявляют русского мыслителя всего лишь последователем западноевропейских вульгарных материалистов, нигилистом и отрицателем эстетики .

Таково, например, мнение профессора Вильгельма Леттенбауэра, который в своей «Истории русской литературы», изданной в 1955 году, утверждает, что «со своими обширными познаниями» рационалист Чернышевский не смог усвоить ту «высшую культуру», с которой еще были связаны русские «идеалисты 40-х годов», и, словно вторя полузабытым формулировкам Э .

Цабеля и А. Брюкнера, пишет о сугубо утилитарном, пропагандистском подходе Чернышевского к искусству, о том, что роман «Что делать?» – «катехизис нигилистов», – «никакой литературной ценности не имеет» [12: 212] .

Аналогичный вывод делает западногерманские исследователи Вильфрид Шефер и Бернхард Кюпперс, которым противостоят стремлением к объективности Адольф Стендер-Петерсен и Вольф Генрих Шмидт. Последний, желая вырваться за пределы устоявшихся в западном буржуазном литератуРУССКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНИИ: «ЧТО ДЕЛАТЬ?» Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО В НЕМЕЦКОЙ КРИТИКЕ роведении ложных представлений о русских «нигилистах» и, в частности, 457 о Чернышевском, в своей книге «Нигилизм и нигилисты. Анализ методов типизации в русском романе второй половины XIX века» отмечает многозначность понятия «нигилизм», самую различную трактовку последнего философами,, социологами, историками литературы различных ориентаций .

Ставя перед собой задачу исторически конкретного анализа русского нигилизма, В.Г. Шмидт приходит к ряду плодотворных выводов. Так, он отклоняет традиционные для буржуазных литературоведов упреки «нигилизма»

в «абстрактности» и «утопичности», уверяя, что в концепции «новых людей»

была заложена достаточно четкая программа пути от идей эмансипации женщины, через развитие новых форм человеческих отношений, к уничтожению всех «духовных и моральных» отношений зависимости и подчинения между людьми, что сводилось к утопии, но словам исследователя, только в условиях «угнетающего общества». Интересен спор Шмидта с теми многочисленными оппонентами, которые обвиняли «нигилистов» – называя здесь одним из первых Чернышевского – в полном отрицании эстетики, эстетической глухоте и т. п. Исследователь доказывает, что русские «нигилисты» отрицали не эстетику вообще, а эстетизм, доминирование эстетической позиции в области философии, где должна господствовать аналитика, безучастность искусства в период общественных потрясений, абсолютизацию возможностей эстетического воздействия, и уверяет, что некоторые крайности их выводов обусловлены остротой общественно-литературной борьбы того времени, стремлением утвердить искусство, рождающееся из моральных предпосылок и общественных задач [17: 18] .

В 60–70-е годы ХХ века, в связи с возрождением анархистских, крайне нигилистических, ультралевых тенденций в Западной Европе (особенно среди молодежи) появились попытки морально и социально оправдать эти тенденции, возводя, в частности, их родословную к русским «нигилистам»

XIX века, словно не замечая высокого идеализма «новых людей» романа Н.Г. Чернышевского, красноречиво отвечающих на извечный русский вопрос заглавия. Вопрос, всколыхнувший и духовную жизнь Германии, «великой немецкой нации», как ее называл Чернышевский, прекрасно знавший и немецкий язык, и историю, и культуру страны, столь долго, трудно и неразрывно идущей с нашим Отечеством по извилистым дорогам мировой цивилизации .

Литература

1. Дювель В. Чернышевский в немецкой рабочей печати // Лит. наследство .

М., 1959. Т. 67. С. 163-205

2. Козовой М. Н.Г. Чернышевский и вопросы исторического развития Германии. Киев, 1959 .

3. Сигрист А.С. В погоне за антиистиной (Современная западная русистика о Чернышевском) // Русская литература в оценке современной зарубежной критики. М., 1973. С. 85-148 Якушева Галина Викторовна 458 4. Травушкин Н.С. Друзья и враги в Германии // он же. Чернышевский в годы каторги и ссылки. М., 1978. С. 102-109 .

5. Якушева Г.В. Чернышевский в немецкой критике (1870-1945) // Н.Г. Чернышевский: Статьи, исследования и материалы. Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1983. Вып. 9. 168 с. С. 133-148 .

6. Якушева Г.В. Изучение Чернышевского в ГДР и ФРГ. 1945-1980. // Н.Г. Чернышевский: Статьи, исследования и материалы. Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1987. Вып. 10. 184 с. С. 118-136 .

7. Якушева Г.В. 300 лет вместе. Россия и Германия: Тернистый путь сближения // Рус. язык за рубежом. Спецвыпуск «Русистика Германии». М.:

Гос. ин-т рус. яз. Им. А.С. Пушкина, 2017. С. 83-89 .

8. Brcker A. Geschichte der Russischen Literatur. Aufgabe. Leipzig, 1909 .

9. Brcker A. Russiesche Literaturgeschichte. Bd.1-2, Bd. 1. Berlin und Leipzig, 1919 .

10. Dwel W. Geschichte der klassischen russischen Literatur. Berlin und Weimar, 1965 .

11. Kautsky K. Erinnerungen und Errterungen. Gravenhage, 1960 .

12. Lettenbauer W. Russische Literaturgeschichte. Frankfurt / Main-Wien, 1955 .

13. Lukacs G. Einfhrung in die sthetik Tschernyschewskijs // N.G. Tschernyschewskij. Die sthetischen Beziehungen der Kunst zur Wirklichkeit .

Berlin, 1954. Ss. 37-99 .

14. Lukacs G. Der russische Realismus in der Weltliteratur. Berlin, 1949 u.1952 .

15. Reinholdt A. von. Geschichte der russischen Literatur von ihren Anfngen bis auf die Neueste Zeit. Leipzig, 1886 .

16. Schfer W. “Was tun?” // Lexikon der Weltliteratur. Bd. 1-2 / Hrsg. Von gero von Wilpert. Stuttgart, 1968 .

17. Schmidt W. Nihilismus und Nihilisten. Untersuchungen zur Typisierung im russischen Roman der zueiten Hlfte des neunzehnten Jahrhunderts; Reihe “Forum Slavicum”. Bd. 38. Mnchen, 1974 .

18. Stender-Petersen A. Geschichte der russischen Literatur. Bd. 1-2. Bd. 2 .

Mnchen, 1957 .

19. Wegner M. Deutsche Arbeiterbewegung und russische Klassik. 1900-1918 .

Berlin, 1971 .

20. Zabel E. Literarische Streifzge durch Russland. Berlin, 1885 .

21. Zetkin K. Die russische Studentinnen // Die Neue Zeit. Stuttgart. 6 Jg. 1888 .

–  –  –

ДАЛЬ В. И. – МОРСКОЙ ОФИЦЕР Аннотация. Статья посвящена короткому периоду жизни Владимира Ивановича Даля (1801–1872), связанному со службой в морском флоте России .

Именно в этот период начинается литературная деятельность В.Даля и его работа над широко известным «Толковым словарём живого великорусского языка» .

Ключевые слова: В.И.Даль; морской флот России; адмирал А.С. Грейг, литературная деятельность .

И сследователи жизни и творчества В.И. Даля главное внимание уделяют его деятельности как русского писателя, этнографа и лексикографа, собирателя фольклора, автора широко известного 4-х томного «Толкового словаря живого великорусского языка». Однако некоторые этапы его жизни недостаточно освещены. В частности, это относится к первому периоду жизни Владимира Даля, связанному со службой в военно-морском флоте России .

Восполнить этот пробел – задача данной статьи, которая продолжает серию публикаций о выдающихся сыновьях России [3, 4] .

Владимир Даль родился 10 (22) ноября 1801 г. в местечке Лугань (ныне Луганск, Украина) в семье обрусевшего датчанина Иоганна Христиана (Ивана Матвеевича) Даля и обрусевшей немки Марии Христофоровны Фрейтаг .

В конце XVIII века Екатерина II пригласила отца Владимира Даля, известного специалиста по иностранным языкам (он владел 14-ю европейскими языками), в качестве придворного библиотекаря. Однако вскоре он окончил медицинский факультет Венского университета и стал работать в России врачом сначала в кирасирском полку в Гатчине, потом по горному ведомству в Петрозаводске и на Луганском чугунолитейном заводе [7] .

Детство Владимира Даля прошло в городе Николаеве, куда в 1805 году на службу по морскому ведомству перевели главу семейства. Владимир получил хорошее начальное домашнее образование, которым в основном занималась его мама, свободно владевшая пятью языками, игравшая на фортепьяно и замечательно певшая. Большую роль в формировании личности Владимира и всех его сестёр и братьев (у Владимира было две сестры и три брата) сыграла домашняя атмосфера, наполненная любовью к слову, литературе. Уроки и математики и рисования ему давали учителя Штурманского училища [5] .

Должность главного доктора Черноморского флота и пожалованное в 1814 году за верную службу России дворянство позволили И.М.Далю определить сыновей по морской части за казённый счёт. Летом 1814 года в 13-летнем 461 возрасте Владимир Даль вместе с младшим братом Карлом поступил в один из лучших в стране Морской кадетский корпус.

Их различали по номерам:

Даль 1-й и Даль 2-й .

Учиться в корпусе было сложно. Кадет Владимир Даль привыкал к морской жизни, строгой военной дисциплине, учился жить по колоколу. Преподаватели были как хорошие – плохие, так и просто глупые. Корпус был известен своим оркестром, который приглашали играть на балах. Кадетов по субботам учили танцевать мазурки, полонезы. Но в памяти В. Даля о годах, проведённых в Морском корпусе, даже накануне смерти остались «одни розги». Он боялся розог, был старательный и аккуратный. В. Даль был один из немногих кадетов, которых за пять лет учёбы не высекли ни разу. Но если поротые ученики писали восторженные воспоминания о корпусе, то примерный кадет В.Даль терпеть не мог это учебное заведение. В целом годы учёбы в Морском корпусе он позднее считал «убитыми», прожитыми без пользы. Впечатления об учёбе в Морском корпусе легли в основу первой повести В. Даля «Мичман Поцелуев, или живучи, оглядывайся» [1] .

В корпусе В. Даль подружился с будущим начальником Морского музея в Санкт-Петербурге Д.И. Завалишиным, связавшим свою судьбу с движением декабристов [8, c. 33]. Теплые и дружественные отношения он поддерживал с Новосильским И.М. – в последствие директором департамента иностранных вероисповеданий, а потом цензором; Синицыным Н.И. – потом в течение 11 лет директором Ришельевского лицея в Одессе, с будущим героем Синопа и Севастополя, адмиралом Нахимовым П.С. [2] .

В возрасте 15 лет, в 1816 г., Даль получил чин гардемарина, который в то время считался офицерским. В числе 12-ти лучших гардемаринов кадетского корпуса на парусном бриге «Феникс» он совершил учебное плавание не по Финскому заливу, что было обычным делом, а к дальним берегам – в Швецию и Данию. Позднее Владимир Даль так описывал свои чувства в связи с этим походом: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я Отечество моих предков, моё Отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же парах убедился, что Отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков. Немцев же я всегда считал народом для себя чужим» [5] .

Учащиеся Морского кадетского корпуса получали хорошее образование .

В программе было 26 предметов. При выпуске сдавали экзамены по 18 дисциплинам, среди которых астрономия, навигация, география, геодезия, фортификация, механика, иностранные языки и другие. При этом от учёбы в корпусе по его словам «в памяти остались только розги» [5] .

Весной 1819 г. В. Даль блестяще заканчивает Морской корпус: он выпускается 12-м по старшинству из 83 выпускников, и в звании мичмана направляется на Черноморский флот в Николаев .

Именно в это время, в марте 1819 г., Даль записывает самое первое слово из многих тысяч слов и словосочетаний, которые впоследствии составили Борисенко Владимир Иванович 462 «Толковый словарь живого великорусского словаря». Произошло это во время поездки мичмана Даля на паре почтовых лошадей из Петербурга к месту службы. Ямщик на зимней дороге в Новгородской губернии, пытаясь утешить продрогшего молодого офицера, сказал, указывая на пасмурное небо, «замолаживает». А на вопрос Даля, что это значит, объяснил: «небо пасмурнеет» [5] .

На Черноморском флоте мичман В. Даль служит на 44-х пушечном фрегате «Флора», который летом 1820 г. участвовал в трёхмесячных учениях, а затем на бриге «Мингрелия» и других кораблях «крейсировал» по Чёрному морю. В частности, он ходил в Измаил, в Одессу, в Севастополь и в далёкую русскую крепость на абхазском берегу Сухум-Кале .

Во время службы на Черноморском флоте В. Даль пишет одноактные комедии «Невеста в мешке, или билет в Казань» (1821 г.), которая была поставлена в Николаеве, и «Медведь в маскараде» (1822 г.) [2]. Как и в кадетском корпусе, он сочиняет стихотворения. В Николаеве он становится известным сочинителем [6, с. 51] .

Литературная деятельность В.И. Даля в Николаеве привела к серьёзному испытанию для молодого офицера. Он был обвинён в сочинении пасквильных писем на командующего Черноморским флотом адмирала А.С. Грейга .

Связано это было с тем, что широкое распространение получили слухи, связанные с неблагополучными хозяйственными делами флота, а также личной жизнью А.С. Грейга (считалось, что адмирала компрометировала его гражданская жена, дочь мелкого торговца из Николаева). С сентября 1823 по апрель 1824 гг. В.И. Даль находился под арестом по подозрению в сочинении стихотворения «С дозволения начальства», задевавшем личную жизнь главнокомандующего Черноморским флотом [6, с 53] .

В Николаеве В. Даль был предан военному суду и приговорён к лишению чина, а также службе матросом в течение шести месяцев. Однако Морской аудиторский департамент в Петербурге не только отменил приговор, признав достаточным наказанием пребывание Даля под судом и долговременный арест, но и присвоил В. Далю следующий чин лейтенанта, а также перевёл его для дальнейшего прохождения службы на Балтийский флот, в Кронштадт, т.е. оправдал его. Окончательно дело В.Даля было завершено в апреле 1859 года, когда император Александр II издал распоряжение с указанием «не считать дальнейшим препятствием для получения наград и преимуществ …» дело о «сочинении пасквилей» мичманом Далем [6, с.58-59; 9, с.148-152] .

Летом 1824 года В. Даль прибыл на Балтийский флот. В Кронштадте В. Даль служил на берегу, выполняя, неинтересные и неприятные обязанности. Должность, предложенная Далю, не позволяла содержать семью (мать и младшего брата, поселившихся в Дерпте), а к тому времени он оставался единственным кормильцем в семье после смерти отца в 1821 г. Такая служба перестала увлекать Даля. Он подавал прошения о переводе с флота то в артиллерию, то в инженерные, то в простые армейские части, но эти рапорты ДАЛЬ В. И. – МОРСКОЙ ОФИЦЕР удовлетворены не были. После полутора лет службы в Кронштадте он подал 463 в отставку с 1 января 1826 года и, переехав в Дерпт, поступил на медицинский факультет университета, тем самым продолжая дело отца .

Профессионально с морем у В.И. Даля было связано 12 лет жизни, с 1814 по 1825 год. Пять лет заняла учёба в Петербургском морском корпусе. Семь лет В. Даль служил на флоте, сначала – на Черноморском, потом – на Балтийском. Он не добился успехов на этом поприще, но именно во время военной службы началась многолетняя работа, закончившаяся созданием всем известного Словаря. В.И. Даль ушёл в отставку, так как чувствовал «необходимость в основательном учении, в образовании, дабы быть на свете полезным человеком» [6, c. 46] .

Литература

1. Владимир Иванович Даль (1801–1872 гг.) // URL: http://blagovest.cofe .

ru/Lichnost/Vladimir-Ivanovich-Dal-1801-1872-gg (Дата обращения 23.11.2017)

2. Владимирова Л. С родным чувством // URL: http://moloko.ruspole.info/ node/7813 (дата обращения 23.11.2017)

3. Борисенко В.И. «Казарский. Потомкам пример» //Актуальные вопросы изучения духовной культуры в контексте диалога цивилизаций: Россия – Запад – Восток. Материалы международной конференции «Славянская культура:

истоки, традиции, взаимодействие. XVII Кирилло-Мефодиевские чтения», 24 мая 2016 года. – М. – Ярославль: Ремдер, 2016. – с. 172–177 .

4. Борисенко В.И. Командующий Черноморским флотом адмирал А.С. Грейг // Актуальные вопросы изучения духовной культуры в контексте диалога цивилизаций: Россия – Запад – Восток. Материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XVI Кирилло-Мефодиевские чтения». ФГБОУ ВО «Государственный институт русского языка им. А.С.Пушкина». 2015. С. 149–157 .

5. Дерягина З.С. Владимир Иванович Даль. К годовщине кончины // URL:

http://pravme.ru/favor/2016-10-05-vladimir-ivanovich-dal-k-godovschine-konchiny .

html (дата обращения 25.11.2017)

6. Порудоминский В.И. Даль. Серия «ЖЗЛ» – М.: Молодая гвардия, 1971. – 384 с .

7. Порудоминский В.И. Страницы из жизни В.И.Даля // URL: http://www .

bibliotekar.ru/Prometey-5/2.htm (дата обращения 25.11.2017)

8. Третьякова И.А. Музеи Военно-Морского флота России в XIX-XX вв.: история создания, становления и развития: Дис…канд. историч. наук .

Москва, 2007. – 262 с .

9. Шигин В.В. Герои забытых побед. М.: Вече, 2010. – 432 с .

–  –  –

ГЕРОИ РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ

АНЕКДОТОВ:

КРОССКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Аннотация. В статье проводится сопоставительный анализ героев анекдотов трех тематик русской и английской культур. Выявляются общие и национально-специфические черты юмора .

Ключевые слова: юмор; шутка; кросскультурный анализ; шутки о школе, о персоналиях; этнические шутки .

Ю мор – явление и универсальное, и уникальное. Постулат об уникальности юмора не требует объяснения и доказательств. Иначе не существовало бы кросскультурных барьеров в области юмора, вызванных непониманием шуток одних наций другими .

Разобрать все нюансы тематик юмора в одной статье не представляется возможным, поэтому мы рассмотрели особенности английских и русских шуток в трех самых популярных областях: школьная тематика, шутки по национальному признаку, шутки о персоналиях. При анализе были выявлены как общие, так и специфичные черты .

1. Школьная тематика В России данная тематика включает в себя анекдоты о сфере образования в целом: от школы, учителей и учеников до университетов, студентов и преподавателей. Поле деятельности позволяет описать комичные стороны всего учебного процесса. Среди главных героев анекдотов про школу – Вовочка и «Марь Иванна» – собирательные образы типичного хулигана-ученика и среднестатистического учителя. В России анекдоты про Вовочку существуют довольно долгое время, но, тем не менее, не теряют своей актуальности:

герой меняется вместе с изменениями жизни городского общества, но его психологический портрет не изменяется, как не меняется и его популярность. Антагонистами мальчика выступают его учителя и родители, реже, одноклассники (отличница Машенька) .

— Вовочка, ты почему так мелко пишешь? — Чтобы ошибки были не так заметны, Марь Иванна .

*** На уроке истории в школе: — Вовочка, когда закончилось средневековье?

— Когда появился Интернет, Марья Ивановна .

В английском юморе Вовочке соответствует Little Johnny (Малыш Джон- 465 ни). Джонни – это маленький мальчик, который любит задавать смущающие вопросы и имеет очень простой способ мышления. Иногда он оказывается не по годам развитым в вопросах полового созревания, тогда как в других случаях, наоборот, очень невинен. Иногда Джонни появляется в анекдотах со своей подругой, которую обычно зовут Сюзи. Своими вопросами Джонни также ставит в неловкое положение родителей и учителей, но при этом в английских шутках личность учителя не называется. Это связано, возможно, с традицией этикетных форм, но также с не посягательством на личные данные, личную жизнь и статус учителя .

Teacher: «Little Johnny, give me a sentence using the word, ‘geometry.’»

Little Johnny: «A little acorn grew and grew until it finally awoke one day and said, ‘Gee, I’m a tree.’»

Мы видим, что анекдоты про Вовочку и Джонни имеют диалогичную структуру и чаще всего вопросно-ответную форму. Такая форма шуток наиболее типична и очень частотна для английского юмора .

2. Этнические шутки .

У русских более широкая география для шуток по национальному признаку. Это, конечно, связано с масштабами и многонациональным населением страны, а также тем, что большое количество шуток покрывает и постсоветское пространство. Героями русских анекдотов часто выступают представители малочисленных народов бывшего СССР (эскимосы, чукчи, евреи и т.д.). Отдельный пласт юмора – одесский юмор, армянское радио. Очень распространены сюжеты с участием трех национальностей (напр., русский, американец и немец/француз) .

Традиционно англичане же шутят в первую очередь над своими ближайшими соседями: ирландцами и шотландцами. «Англичанин, ирландец и шотландец» – это начальная фраза популярной в Ирландии и Соединенном Королевстве категории шуток. Участвующие страны могут отличаться, хотя обычно они ограничены теми, кто находится в Ирландии и Великобритании, и число вовлеченных людей обычно составляет три, иногда четыре человека .

В Ирландии персонажей иногда называют «Пэдди англичанин, Пэдди шотландец и Пэдди ирландец» (Paddy the Englishman, Paddy the Scotsman and Paddy the Irishman). В зависимости от того, кто рассказывает анекдот, одна национальность представляется в выгодном свете, а другие страны «страдают»

в соответствии с национальными стереотипами. Например, в Англии шутка обычно основывается на том, что ирландец является глупым, шотландец – скупым, а англичанин же находит способ посмеяться над собеседником, демонстрируя превосходство. Примечательно, что в Шотландии и Ирландии англичанин обычно будет целью насмешки. Иногда, когда шутка требует четырех человек, к выше описанным героям присоединяется валлиец .

Бродецкая Ульяна Владиславовна 466 3. Литературные герои, исторические личности Среди персонажей, о которых шутят русские – известные всем герои книг и мультфильмов, «детских» анекдотов: Винни-Пух и Пятачок, Буратино и его друзья, Крокодил Гена и Чебурашка. Большое количество шуток о героях фильмов, об исторических и политических деятелях, имена которых стали нарицательными .

Штирлиц – этот персонаж стал самым знаменитым образом разведчика в советской и постсоветской культуре. Для анекдотов про Штирлица характерны каламбуры, игра слов, очевидность слов и действий. Обязательными клише такого типа анекдотов являются крылатые фразы «Штирлиц знал, что лучше всего запоминается последняя фраза», «Штирлиц никогда еще не был так близок к провалу» и др .

В дверь кто-то вежливо постучал ногой .

– Безруков! – догадался Штирлиц .

Поручик Ржевский – является героем цикла анекдотов, обычно фривольных – на сексуальную, алкогольную и «каламбурную» тематику; собирательный образ гусара с вульгарными замашками в аристократической среде .

Вместе с ним героями этого цикла являются Наташа Ростова, Полковник и др .

Наташа Ростова на балу в офицерском собрании:

– Ужас, как здесь душно! Поручик Ржевский, может быть, что-нибудь откроем!

– С превеликим удовольствием! Мадам, вам шампанского или коньячку?

Еще один герой – Чапаев. Его имя получило широкую известность и популярность после выхода романа «Чапаев» Д. Фурманова и одноименного фильма. Несмотря на то, что роль Чапаева в Гражданской войне была признана преувеличенной, он продолжает оставаться одним из самых известных красных командиров и героем бесчисленного количества анекдотов вместе с ординарцем Петькой и пулеметчицей Анкой .

Вопрос к армянскому радио:

– Кто из великих философов сказал, что в одну реку нельзя войти дважды?

– Чапаев!

В Англии не распространены шутки об известных личностях. Ведь даже о Шерлоке Холмсе и Докторе Ватсоне больше русских шуток, пытающихся показать пародию на тонкий английский юмор, нежели собственно английских. Но среди героев встречаются английские джентльмены, сэр Джон и сэр Генри. Англичане могут шутить даже про свою королеву и королевскую семью (естественно, что шутки в их адрес от представителей других культур крайне не приветствуются) .

Why is England the wettest country?

Because the queen has reigned there for years!

Это лишь некоторые особенности, которые мы выделили. В дальнейших планах провести кросскультурный анализ тематик и особенностей английГЕРОИ РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ АНЕКДОТОВ: КРОССКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ ского юмора с привлечением большего количества тем и сфер употребления 467 шуток с целью выявить области коммуникативных неудач .

Литература

11. Барский Л. А. Анатомия английского юмора. М.: Дрофа, 2012. 251 c .

12. Горностаева А.А. Ирония как компонент английского стиля коммуникации. М.: Маска, 2013. 240 с .

13. Шмелева Е. Я., Шмелев А. Д. Русский анекдот. М.: Эгмонт, 2002. 143 c .

–  –  –

ИНДИВИДУАЛИЗМ И КОЛЛЕКТИВИЗМ

В СОЗНАНИИ РУССКИХ И ЕВРОПЕЙЦЕВ

Аннотация. В данной статье авторами рассматриваются особенности функционирования понятий «индивидуализм» и «коллективизм» в сознании и языке русских и европейцев. Обращается внимание на то, что для русского мировоззрения характерен коллективизм, понимаемый как способность объединяться ради достижения поставленной цели. Русский коллективизм не подразумевает подавления личности обществом, не требует от человека только умения работать в команде и не отрицает возможности индивидуального делания тогда, когда это эффективно .

Ключевые слова: индивидуализм, коллективизм, система ценностей, общество, мораль, конформизм, солидарность .

М ногие авторы отмечают коллективизм русского народа, так, например, Ю. А. Вьюнов отмечает, что главной чертой русских является соборность, заключающаяся в приоритете общих, коллективных интересов, целей над личными. По его мнению, соборность высоко оценивается в России и является одной из национальных ценностей [1; 2]. Считается, что русское сознание скорее будет стремиться присоединиться к общему мнению, к большинству, нежели остаться в оппозиции, русские люди считают, что большинство всегда право. Многие психологи и социологи отмечают, что русский человек верит в то, что «единство нас спасет». С этим связывают и то, что русские люди легко могут делать что-либо «за компанию», из общего азарта. Однако сегодня происходит некоторая трансформация ценностей индивидуализма и коллективизма, изменяется их соотношение в организационной культуре современной России, в результате чего ориентация на ценности индивидуализма занимает более высокие позиции, причем как ценности индивидуализма, так и ценности коллективизма адаптируются к современным условиям жизни. Это отмечают социологи в своих исследованиях, проводимых с целью изучения изменений в системе ценностей россиян, обусловленных социокультурными трансформациями двух послед- 469 них десятилетий. Среди них стоит выделить социологическое исследование «Самоидентификация россиян в начале XXI века», проведенное в 2001 году Институтом социологического анализа и ВЦИОМом под руководством Т .

Кутковец, отмечающие фундаментальное изменение ценностных приоритетов жителей России; исследования уровня коллективизма, проводимые в 2000 году А.Л. Темницким при поддержке Программы «Межрегиональные исследования в общественных науках» Министерства образования Российской Федерации; исследование «Граждане новой России: кем себя ощущают, и в каком обществе хотели бы жить?», проведенное ИКСИ РАН совместно с Московским представительством Фонда им. Ф. Эберта (Германия) в 2004 году. Данные этих опросов показывают, что самоидентификация сотрудников современных российских организаций четко маркируется через ценностную альтернативу индивидуализма и коллективизма. Отмечается, что для современных работников характерен и индивидуализм, и коллективизм, выбор между ними зависит от конкретной ситуации, возникающей в организации .

Похожие данные получают и в ходе ассоциативных экспериментов, так, А.Д. Палкин утверждает, что «на основании многолетних исследований пришли к следующему выводу: тогда как вплоть до начала XX века русская культура была преимущественно коллективистской и демонстрировала многие признаки развития и роста (…). Русская культура уже давно не коллективисткая культура. Это культура с доминирующей индивидуалистской составляющей, которая со временем только укрепляет свои позиции. (…) Известно, что коллективизм свойственен большинству восточных культур, индивидуализм – большинству западных. Следовательно, русский менталитет в своем «метании» между Востоком и Западом к началу XXI века сделал выбор в пользу Запада» [6, с. 8–9] .

Однако чтобы ответить на вопрос, почему в последние годы произошёл значительный сдвиг сознания россиян в сторону ценностей индивидуализма, следует понять, что именно подразумевается под понятиями «коллективизм»

и «индивидуализм» в русской и европейской (куда мы также включаем американскую и некоторые развитые в технологическом отношении азиатские) культурах .

В европейской философии понятие «индивидуализм» сформировалось среди английских политических философов Нового времени (Дж. Локк, Д .

Юм). При этом изначально понятие «индивидуализм» подразумевало не обособление человека от общества, а необходимость ограничить давление на отдельного человека со стороны других людей. То есть в этом значении понятие «индивидуализм» можно соотнести с русским понятием «независимость», которое включает в себя самостоятельность суждений, свободу принимать собственные решения, что сочетается с уважением к другому человеку и его мнению .

Маркина Наталья Алексеевна 470 С развитием общества индивидуализм в Европе начинает пониматься как тип мировоззрения, абсолютизирующий значение отдельной личности в её противопоставлении человеческим общностям. Современные западные идеологи провозглашают основным правом человека право на жизнь и собственную уникальность. Для индивидуалиста жизнь индивидуума священна .

Однако абсолютизация отдельной личности неизбежно приводит к противопоставлению человека окружающему обществу как средству подавления человеческой самобытности. Ярким примером может служить следующее высказывание Х. Мураками: «Я считаю, что индивидуальность каждого человека превосходит всякие категории и общие соображения» .

В противовес индивидуализму понятие «коллективизм» в европейской культуре часто имеет отрицательную коннотацию. Коллективизм в понимании европейцев — это или признак общественно-политической системы, при которой жизнь отдельного человека — ничто или почти ничто (в качестве примера обычно приводятся такие явления восточной культуры, как камикадзе и харакири самураев в Японии или шахиды на мусульманском Востоке) или сугубо экономическая необходимость, не имеющая ничего общего с нравственными категориями. Такой коллективизм европейцы понимают не через призму высокой морали и особого отношения к человеку, а как некоторую общую прибыль, экономическую и социальную. Противоречие между осознанием необходимости подчиняться законам общества и стремлением поставить отдельного человека выше него приводит к конфликту интересов внутри человека, одним из последствий которого является высокий уровень конформизма в западном обществе. Многочисленные психологически и социологические исследования приводят к парадоксальному результату, заключающемуся в том, что в индивидуалистических обществах процент конформистов выше, чем в обществах, традиционно считающихся коллективистскими. Издание «Коммерсант. Власть» приводит описание следующего эксперимента, поставленного исследователем Соломоном Эшем в США .

Участникам эксперимента предлагали сравнить длину двух линий. Перед этим несколько «подсадных» давали в их присутствии неправильные ответы. Выяснилось, что американца довольно легко заставить не поверить своим глазам. Если четыре-пять человек уверенно делали заведомо неверное утверждение, 68% американцев с ним соглашались. Среди европейцев процент конформистов оказался чуть ниже, но тем не менее был достаточно высок — от 40 до 60% в разных странах. В культурах, которые традиционно считаются более коллективистскими (например, в Японии), конформистов было всего 20%, а среди эскимосов Канады таких не нашлось вообще .

Подобные эксперименты проводились и в России. В документальном фильме «Я и другие», снятом в СССР в 1971 г., мы встречаем описание следующего психологического эксперимента. Ученикам одного из классов средней школы было предложено сделать один выстрел в тире. Каждый испытуемый мог стрелять в одну из двух мишеней. При выстреле в левую

ИНДИВИДУАЛИЗМ И КОЛЛЕКТИВИЗМ В СОЗНАНИИ РУССКИХ И ЕВРОПЕЙЦЕВ

мишень испытуемый получал рубль, который мог потратить на собственные 471 нужды. При выстреле в правую мишень рубль падал в копилку, предназначенную для сбора денег на нужды класса. На мишенях выстрелы предыдущих учеников обозначались огоньками так, чтобы их мог видеть каждый испытуемый. Однако, в соответствии с условиями эксперимента, на левой мишени всегда горело значительно больше огоньков, чем на правой (16-17 против 2-3). Таким образом, создавалось впечатление, что подавляющее большинство учеников предпочитали выигрывать деньги на личные нужды .

Однако результаты эксперимента показали, что 80% испытуемых выстрелили в правую мишень, хотя были уверены, что их позиция не разделяется большинством одноклассников .

Но означают ли результаты этого и подобных психологических экспериментов, что русский коллективизм приводит к уменьшению ценности отдельной личности, полному подчинению интересов отдельного человека интересам большинства? Удачно высказывался по этому поводу В.В. Владимиров: «Понятие коллективизма в западном понимании этого слова обычно противопоставляется индивидуализму. Не так в России. Здесь коллективизм означает взаимопомощь и взаимовыручку, а также умение сотрудничать при служении одному общему делу. Но это совершенно не умаляет значения отдельной личности и не отрицает возможности индивидуального делания тогда, когда это эффективно. В современном русском языке для обозначения такого комплекса качеств существует иное, более подходящее слово, чем коллективизм: солидарность» [6, с. 108-109] .

Классик отечественной педагогики А.С. Макаренко писал о коллективе следующее: «Коллектив — это свободная группа трудящихся, объединённых единой целью, единым действием, организованная, снабжённая органами управления, дисциплины и ответственности» [4, с. 13] .

Осознание ценности общего труда находит отражение и в русских пословицах и поговорках, например: «В одиночку не одолеешь и кочку», «Один в поле не воин», «Что одному не под силу, то легко коллективу». В настоящее время также фиксируются новые крылатые выражения на тему важности коллективного труда. Ярким примером является следующее высказывание, активно тиражируемое в интернете в качестве мема: «Почему в русском языке нельзя сказать ‘я победю’ или ‘я побеждю’? Потому что наши предки привыкли говорить: ‘МЫ победим!’» .

Таким образом, коллективизм в понимании русского человека — это исключительно способность людей объединяться для совместного труда, достижения общей цели. Эта способность всегда высоко ценилась в русском обществе. Русский коллективизм ни в коем случае не означает подавления человеческой индивидуальности, наоборот, предполагает максимальное раскрытие способностей каждого человека в процессе совместной работы .

Понятие «индивидуализм» в русской культуре, наоборот, имеет резко отрицательное значение. «Философский словарь» так определяет этот терМаркина Наталья Алексеевна 472 мин: «индивидуализм — принцип противопоставления личности коллективу, подчинения общественных интересов личным» [9, с. 165]. Следует отметить, что и в современном обществе сохраняется понимание индивидуализма как эгоизма. Так, в одной из публицистических статей мы встретили следующее рассуждение автора, описывавшего общественно-политическую ситуацию в России в 1990-х годах: «... как результат — эгоизм и эгоцентризм людей, которые, наконец, дорвались до формальной свободы, то есть до произвола отдельной личности...» .

Почему же в XXI веке политологи и социологи отмечают рост индивидуализма в традиционно коллективистском российском обществе? Современные общественно-политические и социологические исследования дают ответ и на этот вопрос. В.В. Петухов отмечает, что «российский индивидуализм — это индивидуализм людей, столкнувшихся с тяжёлыми проблемами выживания»

[7, с. 63]. Подобную точку зрения высказывает и Л.И. Никовская: «Современное российское общество можно рассматривать как крайне индивидуалистическое в том смысле, что граждане все силы тратят на решение проблем выживания своей семьи, понимая, что в этом жестоком мире каждый за себя и выживает сильнейший» [5, с. 670] .

Таким образом, можно утверждать, что для русского мировоззрения характерен коллективизм, понимаемый как способность людей сообща выполнять важную работу, объединяться ради достижения поставленной цели. Русский коллективизм не подразумевает подавления личности обществом, требуя от человека только умения работать в команде и способности отказываться от стремлений, способных нанести вред обществу, в котором он живёт. Отмечаемый современными социологами рост индивидуализма в российском обществе в последние 30 лет вызван исключительно общественно-политическими и экономическими причинами, а не так называемым «поворотом на Запад» мировоззрения русского человека .

Литература

1. Вьюнов Ю.А. Русский культурный архетип. Страноведение России .

Учебное пособие. — 3-е изд., стер. — М.: Флинта, 2017 .

2. Вьюнов Ю.А. Слово о русских. — М.: ИКАР, 2002 .

3. Липатов А.А. Правильное общество / А.А. Липатов, А.Б. Купрейченко, А.И. Громова, Х. Шрадер. — СПб.: Питер, 2015 .

4. Макаренко А.С. Сочинения в 7-ми томах. — Т. 7. — М.: Изд-во Академии педагогических наук РСФСР, 1957 .

5. Никовская Л.И. Особенности консолидации российского общества (на основе анализа различных срезов общественного сознания) // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 11 / Отв. ред .

В.И. Герасимов — Ч. 3. — М., 2016. — С. 668–675 .

6. Палкин А.Д. Россия и Япония: динамика нравов. — М.: Наталис, 2010 .

ИНДИВИДУАЛИЗМ И КОЛЛЕКТИВИЗМ В СОЗНАНИИ РУССКИХ И ЕВРОПЕЙЦЕВ

7. Петухов В.В. Политическая активность и гражданская самоорганизация 473 россиян // Общественные науки и современность. — 2002. — № 6 .

8. Фенько А. Миф о русском коллективизме. — Коммерсант. Власть. — 18.11.2002 .

9. Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. — М.:

Изд-во политической литературы, 1963 .

–  –  –

ИЗ ИСТОРИИ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ:

ГЕНИЙ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ОБОРОНЫ

ЭДУАРД ИВАНОВИЧ ТОТЛЕБЕН

Аннотация. В статье рассматривается деятельность выдающегося военного инженера и государственного деятеля Эдуарда Тотлебена. Автор исследует роль Тотлебена в развитии российской фортификации XIX века .

Ключевые слова: война, фортификация, военный инженер, оборона, крепость, орудие .

О дним из следствий петровских реформ стало массовое привлечение иностранцев на службу России. Немцы, голландцы, французы и итальянцы переселяясь в чужую для них страну, реализовывались в новом Отечестве во всех социальных сферах, вносили существенный вклад в развитие российского государства. Российские немцы как этнос сформировались из выходцев из многочисленных германских государств. В науке, на военной и гражданской службе их влияние было значительным. Свой след в истории России оставили Ф.Ф. Беллинсгаузен, И.Ф. Крузенштерн, Д.И. Фонвизин, Ф.П. Врангель и многие другие. Одним из знаменитых представителей российских немцев является Эдуард Иванович Тотлебен, которого военные историки называют гением севастопольской обороны .

Тотлебен принадлежал к старинному дворянскому роду Тюрингии, представители которого еще в XVIII веке переселились в Курляндию и занялись коммерцией. Эдуард Иванович родился 8 мая 1818 года в Митаве. Он был пятым из семи детей купца второй гильдии Иоганна Генриха Тотлебена. Вскоре после его рождения семья переехала в Ригу. Первоначальное образование мальчик получил в пансионе доктора Гюттеля, лучшем учебном заведении Риги. Эдуард с детства увлекался изучением крепостных укреплений, строил модели редутов. Заметив наклонности сына, отец отвез его в Петербург, где в 1832 юноша был принят в Главное инженерное училище. Учился он весьма успешно, однако из-за болезни сердца он был отчислен из училища, так и не окончив полный курс наук .

В 1838 году Тотлебен получил назначение на должность дежурного офицера в Рижской крепостной команде. Отсюда, весной 1839 года его перевели в гренадерский саперный батальон, а летом следующего года назначили поручиком в учебный батальон саперов, расположенный под Санкт-Петербургом в Красном Селе. Здесь Тотлебен познакомился с выдающимся 475 русским инженером-генералом Карлом Андреевичем Шильдером, который в дальнейшем сыграет значительную роль в его судьбе. Оценив знания и талант молодого офицера, Шильдер поручил ему заняться разработкой трубной контрминной системы. Будучи по воспитанию истинным лютеранином и трудоголиком Тотлебен с неистовым рвением приступил к работе и сделал ее блестяще. Достигнутые им результаты побудили императора Николая I отдать приказ продолжать начатые опыты в более крупных размерах в Киеве при 2-й саперной бригаде. За свои труды Эдуард Иванович был удостоен двух орденов — Святого Станислава и Святой Анны третьей степени, а в мае 1845 года его произвели в штабс-капитаны .

Весной 1848 года Тотлебен был командирован на Кавказ, где он занимался инженерным обеспечением боевых действий отряда Князя АргутинскогоДолгорукова. Боевое крещение Эдуард Иванович получил под Гергебилем, где ему было поручено построить брешь-батарею. В течение пяти суток Тотлебен лично командовал саперами под сильным ружейным и картечным огнем противника. За активное участие в боях при взятии Сальты, Гергебиль, Ахты и других опорных пунктов горцев он был удостоен чина капитана и награжден орденом Святого Владимира четвертой степени. После столь успешной деятельности на Кавказе, Тотлебен еще некоторое время служил адъютантом у Шильдера в Варшаве, но в 1851 году был переведен в Петербург, где был назначен начальником инженеров Гвардейского и Гренадерского корпусов. Он руководил практическими работами гвардейского саперного батальона во время лагерных сборов .

Талант Тотлебена как военного инженера наиболее полно раскрылся во время Крымской войны 1853 - 1856 годов. В ходе Дунайской компании он вновь поступает под командование Шильдера, возглавившего инженерные работы при осаде Силистрии. Сын Шильдера, военный историк, написавший в дальнейшем биографию Тотлебена, отмечал: «Тотлебен не обладал умом теоретика, это был по преимуществу ум - практик… Он умел с необыкновенным искусством пользоваться обстоятельствами» [4, с.261]. Под огнем турецких батарей Эдуард Иванович совершил ряд блестящих рекогносцировок и выработал план атаки укреплений при Калафате, а после тяжелого ранения генерала Шильдера, Тотлебен принял заведование всеми работами по осаде Силистрии. 7 июня весь фронт передового укрепления Араб-Табия был взорван. К сожалению, это не имело положительных последствий и 11 июня по приказу главнокомандующего осада с крепости Силистрия была снята. За мужество и героизм Тотлебен был награжден орденом Святого Георгия четвертой степени и представлен к званию полковника .

Тем временем разведывательные данные говорили о предстоящей высадке неприятеля в Крыму, и в августе 1854 Эдуард Иванович был направлен Куприна Ирина Викторовна 476 в Севастополь под командование князя Меньшикова. Произведя осмотр фортов и береговых батарей, Тотлебен представил свои соображения по их укреплению, однако его предложение было отклонено. Меншиков не верил, что союзники Турции появятся в Крыму, и лишь когда войска неприятеля уже высадились, началась лихорадочная работа по подготовке обороны Севастополя. Тотлебен расширил укрепления на Северной стороне и почти заново создал оборонительную линию на южной стороне. Нужно отметить, что возведенные на северном форте укрепления носили скорее декоративный характер: насыпи были так низки, что едва прикрывали пешего. Не хватало орудий. Тем не менее, высланные неприятелем на рекогносцировку офицеры были введены в заблуждение «декорацией» Тотлебена, и донесли о многочисленных земляных укреплениях русских. Из-за этого сообщения англофранко-турецкие войска, подступившие к Севастополю, решили отказаться от открытой атаки города и перейти к осаде .

12 сентября инженер-подполковник Тотлебен был назначен заведовать всеми оборонительными работами. Ему предстояла нелегкая задача: сделать из Севастополя неприступную крепость. Работа шла круглосуточно. На ближайших к городу укреплениях была выставлена артиллерия; главные пункты обороны соединялись траншеями, а между ними ставились дополнительные батареи. Все подступы к городу получили сильную фронтальную и фланговую оборону пушечным и ружейным огнём .

В конце января, получив новые подкрепления, союзники решили перенести главную атаку на Корабельную сторону против Малахова кургана, и Тотлебен сосредоточил все внимание на его укреплении. За короткое время здесь были возведены батареи, обеспечивавшие перекрестный огонь. Активно велась подземная контрминная борьба. Новым словом в фортификации стала созданная Тотлебеном разветвленная система ложементов – передовых окопов и редутов, приспособленных к рельефу местности. Они обеспечивали усиление ружейного огня, затрудняли противнику ведение осадных работ, а главное – стали, по выражению самого Тотлебена, «ушами и глазами обороняющихся» [5, с.167]. Первые же бомбардировки Севастополя показали силу этих укреплений. Тогда противник обратился к подземной войне и задумал взорвать 4-й бастион. Однако и здесь Тотлебен его предупредил, создав на подступах к городу сеть минных галерей. Потерпев неудачу, союзники были вынуждены вернуться к осадным работам. Тотлебен планировал создание более широкой контрминной системы перед Малаховым курганом и разработал план перекрестной артиллерийской обороны местности, но осуществить это ему не удалось. При спуске с Малахова кургана, Тотлебен был тяжело ранен и впоследствии был вынужден оставить Севастополь. Несмотря на свое болезненное состояние, Эдуард Иванович продолжал помогать советами сменившим его инженерам, однако никакие наставления не смогли заменить

ИЗИСТОРИИРОССИЙСКИХНЕМЦЕВ:ГЕНИЙСЕВАСТОПОЛЬСКОЙОБОРОНЫЭДУАРДИВАНОВИЧТОТЛЕБЕН

его личного присутствия на бастионах, и дело быстро двигалось к развязке. 477 Севастополь был взят противником .

После падения Севастополя Тотлебен выехал в Симферополь, а оттуда был переведен в Николаев для организации работ по усилению его обороны .

Задача эта была выполнена в кратчайшие сроки и уже в начале ноября Николаев, стратегическое значение которого было крайне важно, превратился в основательно укрепленный лагерь. Объяснительная записка Тотлебена по вопросу об укреплении Николаева представляет одну из наиболее ценных его научных работ. В ней изложены основные идеи, которые в дальнейшем легли в основу русской фортификационной школы. Тотлебен рассматривает значение фортов, как главных опорных пунктов ближнего боя, указывает на необходимость иметь систему фортов с промежуточными артиллерийскими позициями, к которым должны подходить железные дороги, рассказывает какие орудия выгоднее поставить на линиях обороны .

Вернувшись в конце 1855 года в Петербург, Тотлебен возглавил работы по усилению Кронштадтских укреплений. Однако военные действия, ожидавшиеся на Балтийском море, так и не состоялись, война закончилась .

Эдуард Иванович отправился за границу для лечения. Параллельно с этим он занимался изучением состояния инженероного дела в Германии и Франции .

В 1859 году Тотлебен был назначен главой Инженерного департамента .

При активной поддержке военного министра Милютина, Эдуард Иванович реорганизовывал инженерное дело с учетом влияния нарезного оружия и новых способов ведения войны. В 1862 году Тотлебен представил военному министру доклад «Общий обзор состояния крепостей Империи…», который впоследствии послужил руководством при реализации работ по усилению наших оборонительных линий. Под руководством Тотлебена разрабатывались и осуществлялись планы работ по развитию оборонительных сооружений и перевооружению всех крепостей от Прибалтики до Черного моря. Он был инициатором обучения саперному искусству личного состава пехоты, кавалерии и артиллерии. А после введения закона о всеобщей воинской повинности Тотлебен руководил реорганизацией инженерных войск .

Много времени Эдуард Иванович уделял Инженерному училищу и академии: внимательно следил за учебными программами, просматривал проекты старшего курса, и каждый год выступал перед офицерами с лекциями об артиллерийском вооружении наших крепостей .

Во многом благодаря его поддержке в Севастополе был создан музей в память событий Крымской войны [1, с.59] .

Труды его были оценены по достоинству и в 1869 году он был удостоен высшего инженерного чина - звания инженер-генерала. Государь постоянно оказывал Эдуарду Ивановичу знаки милости, он был награжден многочисленными орденами и наградами: орденом Св. Анны 1-й степени, орденом Куприна Ирина Викторовна 478 Св. Владимира 2-й степени, орденом Св. Александра Невского и многими другими .

Вновь Тотлебен отличился во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Назначенный руководить осадными работами под Плевной с сентября 1877 года, он стремился добиться капитуляции крепости, организовав ее полную блокаду. Создав шесть участков линейного обложения Плевны, Тотлебен организовал пояса укреплений, дороги для маневра, улучшил систему снабжения осадных войск и проложил линии телеграфа. Под его руководством умело расставленная артиллерия методично разрушала крепостные сооружения города. После того, как кольцо блокады стиснуло турецкий гарнизон, в городе начались болезни и голод. В ноябре Плевна пала .

В дальнейшем Тотлебен командовал Рущукским отрядом, а после окончания войны всей оставшейся в Болгарии русской армией. Он организовывал ее возвращение домой, а также эвакуацию больных и раненых. За свои военные заслуги Тотлебен был награжден орденами Святого Георгия 2-й степени и Святого Андрея Первозванного, получил титул графа .

В 1879 году Эдуард Иванович стал членом Государственного совета, и временно занимал пост одесского генерал-губернатора и командующего войсками Одесского военного округа. В 1880 году Тотлебен получил новое назначение на пост виленского, ковенского и гродненского генерал-губернатора и командующего войсками Виленского военного округа. Однако в этом качестве он прослужил недолго, усилившаяся болезнь не позволяла ему всерьез заниматься государственными делами. В 1882 году Тотлебен был вынужден выехать за границу для лечения, но недомогания его усиливались, и 19 июня 1884 году он скончался в местечке Зоден близ Франкфурта-на-Майне. Тело его перевезено было в Ригу для погребения на Петровском лютеранском кладбище, но через несколько месяцев, по наставлению императора, его прах был перевезен в Севастополь и захоронен на Братском кладбище, рядом с могилами других героев Крымской войны .

Личность Тотлебена, его деятельность настолько многогранна что сложно говорить о ней в каком-то одном аспекте. Блестящий русский генерал, военный инженер, прекрасный организатор и государственный деятель, он сумел принести много пользы Отечеству. Его идеи и деятельность открыли новую страницу в развитии русского военно-инженерного искусства. Современники называли Тотлебена «русским Вобаном», в честь знаменитого французского фортификатора, крепости которого были объявлены Всемирным наследием человечества; а известный бельгийский инженер Анри Бриальмон признавал Тотлебена самым замечательным инженером XIX века .

Литература

1. Третьякова И.А. Музеи Военно-Морского Флота России в XIX–XX вв.:

история создания, становления и развития: Дис…канд. историч. наук. Москва, 2007. - 261 с .

ИЗИСТОРИИРОССИЙСКИХНЕМЦЕВ:ГЕНИЙСЕВАСТОПОЛЬСКОЙОБОРОНЫЭДУАРДИВАНОВИЧТОТЛЕБЕН

2. Третьякова И.А. Севастопольские исторические традиции: прошлое 479 и настоящее. // Материалы I Всероссийской (заочной) научно-практической конференции (с международным участием), том 2. – Нефтекамск: РИО ООО «Наука и образование», 2014. С. 103-109 .

3. Федоров Е.С. Эдуард Иванович Тотлебен // Новый часовой: Русский военно-исторический журнал. 2000. № 10., С. 237 - 244 .

4. Шильдер Н. К. Граф Эдуард Иванович Тотлебен, его жизнь и деятельность: в 2 т. Репринтное издание 1885–1886 гг. Том 1. СПб.: Альфарет, 2016. - 656 с .

5. Шильдер Н. К. Граф Эдуард Иванович Тотлебен, его жизнь и деятельность: в 2 т. Репринтное издание 1885–1886 гг. Том 2. СПб.: Альфарет, 2016. - 788 с .

–  –  –

К ВОПРОСУ О ТОПОНИМИИ

МОСКОВСКИХ И ПЕКИНСКИХ УЛИЦ

Аннотация. Данная статья посвящена сравнению, анализу и составлению классификаций русских и китайских топонимов – на примере городов Москвы и Пекина .

Ключевые слова: Moscow toponym; Peking toponym; classification

Т опоним – имя собственное, название любого географического объекта:

реки, озера, моря, города, села, горы, острова, улиц и площадей в городах и селах и т.п. Все эти названия изучает наука «топонимика». Как известно, термин «топонимика» происходит от греческих слов «место» и «название» .

Топонимика, являясь разделом ономастики, изучает происхождение и значение географических названий. Имея тесную связь с географией, историей, культурой, топонимы, определенным образом, являются хранителями лингвокультурной информации. В современной науке топонимы стали предметом исследования известных российских ученых в области, лингвокультурологии, лингвострановедения, межкультурной коммуникации (М.Н. Аникина, В.И. Белая, Е.Л. Березович, Н.Ж. Бирилло, В.Д. Бондалетов, Е.М. Верещагин, М.В. Горбаневский, О.А. Леонович, В.П. Нерознак, В.В. Ощепкова, Г.Д. Томахин, В.Д. Черняк, А.Б. Шабанова и др.). В работе известного российского ученого В.В. Молчановского топоним определяется как хранитель и трансформатор историко-культурной информации об этносе: «Национально-культурный компонент семантики топонимов отличается особой страноведческой репрезентативностью, богатством культурно-исторических ассоциаций» [2, с. 5] .

Существует много различных классификаций топонимов (В.П. Семенов-Тянь-Шанский, А. М. Селищев Н.В. Подольская, Е. М. Черняховская, О.Ф. Рипецкая, А. В. Суперанская и др.). Многие ученые связывают эту проблему с тем, что номинацию географических объектов нельзя рассматривать только как чисто лингвистический процесс, а следует учитывать 481 лингвистический, со- циолингвистический, исторический и лингвокультурологические аспекты. Необходимо отметить, что московская и пекинская топонимика являются открытой системой, постоянно изменяющейся за счет наименования новых объектов и переименования уже существующих .

На основе семантической классификации, предложенной А.М. Селищевым в его работе «Из старой и новой топонимии»[3, с. 45-96], нами был проведен анализ московской и пекинской городской топонимки, представляющей собой особую ономастическую общность и обладающую огромным культуроведческим потенциалом .

Принципы классифицирования московских топонимов .

1. Географический принцип: а) физико-географический принцип: названия по рельефу, характеру почв и др. физико-географическим особенностям местности. (Арбат ул., Балчуг ул., Валовая ул., Вражские переулки, Глинистый пер., Песчаная ул.); б) историко-географический принцип: названия улиц, связанные с историческим названием местности, названия по городским местностям; вошедшим в городскую черту деревням, селам( Астрадамская ул., Воробьевское шоссе, Воронцово Поле ул., Девичьего Поля ул., Измайловская ул., Масловка ул., Ходынская ул.) .

2. Градостроительный принцип: а) названия по градостроительным особенностям (расположение, облик, характер) улицы (Верхняя ул., Нижняя ул., Коленчатая ул., Косой пер., Кривоарбатский пер., Кривоколенный пер., Последний пер.); б) названия по городским поселениям и слободам выраженного профессионального, этнического признака, названия по ремесленным и др. поселениям и слободам (Басманные ул., Бронные ул., Гончарная ул., Доброслободская ул,Кожевническая ул., Мясницкая ул., Садовническая наб., Таганская ул., Тверская-Ямская ул.); в) названия по поселениям инородцев (Грузинские ул., Маросейка ул., Немецкая ул., Новохохловская, Полтавская ул., Старопанский пер., Татарские улицы, Хохловский пер., Шведский тупик.);

г) названия по военным поселениям и слободам(Девятая Рота ул., Зубовская пл., Казачий пер., Лучников пер., Матросская Тишина, Матросский пер., Солдатская ул., Уланский пер.); д) названия, происходящие от названий дорог (трактов, шоссе), ведущих из Москвы в иные населенные пункты и местности (Аминьевское шоссе, Бутырская ул., Волоколамское шоссе, Красносельская ул., Можайское шоссе, Ордынка Большая и Малая ул., Тверская ул.) .

3. Объектный принцип: а) названия, связанные с церковными и монастырским объектами (Богоявленский пер., Борисоглебский пер., Николопесковский пер., Петроверигский пер.); б) названия по домовладениям, домовладельцам(Астаховский пер., Балакирев пер., Берсеневская наб.);

в) названия, связанные с природными объектами (Вспольный пер., Дубовая ул., Остоженка ул., Коровий брод) .

Шантурова Галина Алексеевна 482 4. Мемориальные наименования: Гоголевская пл., Скобелевская пл., Долгоруковская ул .

Следует отметить, что исторически наиболее продуктивным в Москве был объектный принцип, значительную часть в котором занимали наименования по домовладельцам и церквям (монастырям), далее следуют градостроительный и историко-географический принципы .

Принципы классифицирования пекинских топонимов .

1. Географический принцип: а) названия, представляющие географические понятия – названия рек, гор, стороны света ( – досл. «улица единых озер», – досл. «северный пруд» – досл. «заднее море», – досл. «улица набережная»;б)названия, связанные с историческим названиям местности ( – досл. «тихое озеро», – досл. «яма семьи Сунь»,

– досл. «мост города лошадей», – досл. «тихий мост») [1, с.193] .

2. Градостроительный принцип: а) названия, показывающий облик, характер улицы ( – досл. «хутун. хвост собачки», – досл .

«хутун. штаны», – досл. «хутун банка», – досл. «хутун карман», – досл. «вонючий хутун»); б) названия по городским поселениям и слободам выраженного профессионального, этнического признака: названия по ремесленным и др. Поселением и слободам( – досл. «хутун .

гроб семьи Шан», – досл. «хутун. доуфу Чжэнь», – досл. «хутун горшок Лю») [4]; в) названия по другим поселениям и местностям ( – досл. «Сучжоу хутун», – досл. «Шаньси переулок»,

– досл. «Сычуань лагерь») [5] ;г) названия, отражающие обозначения учреждений ( – досл. «улица Чжунгуаньцунь» (прим. Чжунгуаньцунь – рынок электроники в Пекине) – досл. «улица спортивных залов» – досл. «улица выставок») .

3. Объектный принцип: а) названия, связанные с религией ( – досл. «переулок Ворота буддийского монастыря», – досл. «храм спящего Будды», – досл. «Храм луны», – досл. «улица Нюцзе» (прим. Нюцзе – место проживания большого количества мусульман); б) названия по домовладениям, домовладельцам( – транс. «переулок Сань Бао», – транс. «деревня Ли», – досл. «странная деревня»,

– транс. «Хоу хутор» ; в)названия, представляющие природные объекты – названия деревьев, цветов, животных ( – досл. «улица цветочный парк» – досл. «улица акаций» – досл. «ослиный переулок»);

г) названия, связанные с едой и напитками ( – досл. «лапшичный переулок» – досл. «переулок баранины»

– досл. «переулок доуфу», – досл. «улица яблоневый сад»); д) названия, связанные с зодиакальным знаком года рождения: улицы юйту (яшмовый заяц), цинлун (китайский зеленый дракон) .

4. Мемориальные наименования: – досл. «улица Чжан Цзычжун», 483

– досл. «улица Чжао Дэнюй» – досл. «хутун статссекретарь Вэнь» .

Нами составлена сопоставительная таблица топонимов Москвы и Пекина .

Названия Москва Пекин по рекам, прудам, холмам Яузская ул., ул. Хоухай и урочищам Синичкина ул. ул. Бэйхай по бывшим здесь слободам Сущёвская ул., ул.Чэгунчжуан, и селениям Бутырская ул. ул.Гуанчжуан связанные с родом занятий Мясницкая ул., хутун Цайшикоу, большинства жителей Поварская ул. хутун Иньвань по званиям, должностям Просвирнин пер., пер. Шайго Лю, или роду занятий отдельных Аптекарский пер. пер. Доуфу Чжэнь жителей по тем или иным примеча- Дворцовая ул., ул. Гулоу, тельным объектам Банковский пер. ул. Юнхэгун по собенностям расположе- Полевая ул., хутун Куцзы, ния или конфигурации Набережная ул. хутун Гоувэйба по характеру местности Болотная ул., хутун Чоу Грязная ул .

по домовладельцам Турчанинов пер., переулок Сань Бао, Хитров пер. переулок Ши Наш анализ позволяет сделать следующий вывод: наиболее продуктивный прицип наименований обеих столиц - это объектный принцип. Однако, в пекинских топонимах присутствуют названия, связанные с едой и напитками, а также с зодиакальными знаками, в то время как в московских топонимах широко распространены названия, происходящие от названий дорог (трактов, шоссе), ведущих в иные населенные пункты и местности. Эти различия говорят о том, что являясь определенным продуктом языка, истории и культуры, топонимы сохраняют в своем содержании культурно-исторические, социальные и эстетические особенности этноса .

Литература

1. Балашова В. П. Годонимы китайского языка как объект изучения в современной топонимике // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2017. – Т. 37.– С. 191–194. – URL: http://e-koncept.ru/2017/771269.htm .

2. Молчановский В.В. Лингвострановедческий потенциал топонимической лексики русского языка и его учебно-лексикографическая интерпретация .

Дисс.канд.педагог.наук.– М., 1984. -201с .

3. Селищев А.М. Из старой и новой топонимии // Избранные труды. – М.:

Просвещение, 1968. – С. 45–96 .

Шантурова Галина Алексеевна

484 4.http://wenku.baidu.com/view/6d293380ec3a87c24028c42f.html

5. https://wenku.baidu.com/view/e696231255270722192ef79c.html5

–  –  –

МНОГОЯЗЫЧИЕ КАК СОВРЕМЕННАЯ

ТЕНДЕНЦИЯ ЯЗЫКОВОГО

ОБРАЗОВАНИЯ: ИЗ ОПЫТА РОССИИ

И ЕВРОСОЮЗА Аннотация. Рассматривается новое образовательное направление – мультилингвальное образование, призванное исследовать, систематизировать и дать практические рекомендации относительно специфики организации учебного процесса в условиях соизучения трех и более языков в учебном заведении. Проводится сравнительный анализ опыта внедрения данного направления в России и Евросоюзе .

Ключевые слова: мультилингвальное образование, соизучение трех и более языков, Россия, Евросоюз .

У величение количества изучаемых языков за период обучения в разных типах образовательных учреждений России (два – три иностранных языка наряду с родными языками обучающихся) влечет за собой существенные изменения в образовательной среде. Как результат осмысления лингвистических, психологических и педагогических вопросов изучения трех и более языков одновременно (двух – трех иностранных и родного, в нашем случае, русского, языка) появилось новое научно-методическое направление, которое, в общем и целом, принято называть мультилингвальным образованием или мультилингвальным обучением (МО). Оно призвано исследовать, систематизировать и дать практические рекомендации относительно специфики организации учебного процесса в условиях соизучения трех и более языков в учебном заведении .

Точного определения МО нет, как нет и согласия ученых относительно названия данного образовательного направления в целом. В России его называют также билингвальным, полилингвальным, либо транслингвальным [4] .

В целом, концепция МО в России только складывается. Страны Евросоюза раньше столкнулись с вопросами организации учебного процесса в условиях многоязычия и имеют более систематизированный опыт мультилилингвального обучения .

Малых Людмила Михайловна 486 В Евросоюзе, в основном, функционируют два термина, аналогичные МО: «multilingual education» и «plurilingual education / approach» [12]. Это деление основано на достаточно распространенном мнении, что «мультилингвизм» отражает ситуации, когда разные языки сосуществуют в обществе, но не пересекаются. Общество при этом представлено преимущественно монолингвами, владеющими на достаточном уровне только своим родным языком. «Плюралингвизм» отражает такую языковую ситуацию, когда один человек владеет несколькими языками и свободно переключается между ними по необходимости [14, с. 79 ]. С другой стороны, в материалах Евросоюза отмечается, что оба понятия входят в более широкую область многоязычия (мультилингвизма), поэтому в большинстве политических документов и научных публикациях используются термины, основанные на понятии «мультилингвизм» как более широком: multilingual education, multilingual policy, pedagogy of multilingualism и т.д. [11]. Соответственно, и в этой статье мультилингвальное образование рассматривается как наиболее общепринятый термин, включающий разные направления реализации политики многоязычия в учебном процессе .

В Евросоюзе МО представлено несколькими образовательными моделями:

обучение языковых национальных меньшинств, традиционно проживающих на данной территории («old» minority languages), как своему, родному языку, так и языкам государственным (standard languages); обучение всего населения страны нескольким престижным языкам межнационального общения (prestigious international languages); обучение мигрантов, наряду с местным населением, языкам самих мигрантов наряду с государственными и иностранными языками, пр. (более подробно см. [13]) .

В России складывается похожая ситуация. Наиболее структурированными и достаточно хорошо описанными моделями МО являются: этнолингводидактика, направленная на обучение естественных билингвов полиэтнических регионов России языкам и культурам народов европейских стран (школа проф. Н.В. Барышникова, г. Пятигорск [1]), обучение школьников и студентов второму иностранному языку с опорой на первый иностранный и родной языки учащихся (Б.А. Лапидус [6], И.Л. Бим [2] ), обучение мигрантов из стран СНГ русскому как второму языку для проживания в России и обучение иностранных студентов русскому как языку иностранному [3] .

Что касается задач МО, в Европе целью МО является превращение школ в многоязычную среду, в которой как на занятиях, так и во внеурочное время постоянно используются несколько языков (минимум, один родной и два других: «mother tongue + two»). У учащихся за годы обучения должна сформироваться так называемая многоязычная компетенция (multilingual competence), подразумевающая способность читать, писать, понимать, говорить на нескольких языках с разной степенью совершенства [9] .

Следует отметить, что в России, в отличие от Евросоюза, задачи МО 487 не оформлены на уровне официальных документов. В экспериментальных данных отдельных образовательных учреждений отмечается, что целью МО должно стать формирование мультилингвальной личности учащегося [7, с .

38], способной к критическому осмыслению событий, выходящих за границы конкретной профессиональной ниши, быстро адаптироваться к новым обстоятельствам, положительно относиться к переменам и сотрудничеству, партнерству ради мира, а обучение языкам должно стать школой познания и самопознания, многоголосия, открытости миру, рефлексивности, свободы, развития и саморазвития .

В научный обиход введено понятие «многоязычная (межъязыковая) коммуникативная компетенция» [5], которая не является суммой знаний конкретных языков и не является простой суммой коммуникативных компетенций в изучаемых языках, но представляет собой «единую, сложную, асимметричную конфигурацию компетенций и предусматривает владение системой лингвистических знаний и метакогнитивными стратегиями, понимание механизмов функционирования языка и алгоритмов речевых действий, а также развитую познавательную способность» [Там же] .

Обобщая основные цели МО и особенности его развития в России и Евросоюзе, можно утверждать, что принципиальных различий между ними нет. Многоязычие и поликультурность провозглашены в качестве значимых принципов системы национального образования. В стратегическом плане многоязычие становится как культурологической, так и экономической категорией, поскольку богатство языкового опыта человека помогает ему не только развить свое общечеловеческое сознание, но и свободнее интегрироваться в общемировую систему профессиональных и деловых отношений [8]. Миссия мультилингвального образования заключается в создании условий для сохранения и поддержки языкового и культурного разнообразия, формирования многоязычия отдельной личности, способной к преодолению национальных стереотипов, менее конфликтной, не так резко судящей о конфликтных ситуациях политического характера, более контактной, способной выполнять виды деятельности, требующие совместных усилий [10, с. 481] .

При этом для решения поставленных перед МО задач, по мнению ученых России и ЕС, занимающихся дидактикой многоязычия, требуется изучить и решить ряд важных вопросов организации процесса соизучения нескольких языков, к которым относятся: специфика тестирования уровней владения изучаемыми языками, внедрение многоязычия на ранней ступени обучения языкам, подготовка педагогических кадров, способных обучать многоязычных учащихся с большей отдачей, интенсификация учебного процесса за счет правильного подбора последовательности изучаемых языков, система приемов для переноса знаний, умений, навыков, компетенций из одного Малых Людмила Михайловна 488 изучаемого языка в другой и пр. Не менее важным является и разработка системы подходов к соизучению языков, которые отличаются от подходов, традиционно используемых в обучении иностранному языку .

Литература

1. Барышников Н.В. Методика обучения второму иностранному языку в школе. М.: Просвещение, 2003. 159 с .

2. Бим И.Л. Концепция обучения второму иностранному языку (немецкий язык после английского). М.: Вентана-Граф, 1997. 30 с .

3. Вагнер В.Н. Методика преподавания русского языка англоговорящим и франкоговорящим на основе межъязыкового сопоставительного анализа:

Фонетика. Графика. Словообразование. Структуры предложений, порядок слов. Части речи. М.: Владос, 2001. 383 с .

4. Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Вопросы образования: языки и специальность». 2015, № 5. Тематический выпуск «Современные тенденции билингвального образования». Евдокимова Н.В .

Концепция формирования многоязычной компетенции студентов неязыковых специальностей: автореф. дис. … докт. пед. наук. Ставрополь, 2009. 44 с. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ceninauku.ru/page_17873.htm .

5. Лапидус Б.А. Обучение второму иностранному языку как специальности. М.: Наука, 2001. 148 с .

6. Малых Л.М., Жукова А.В. Модель мультилингвального образования в полиэтническом регионе (на базе общеобразовательного учреждения):

коллективная монография. Ижевск: Издательский центр «Удмуртский университет», 2016. 208 с .

7. Селиванова Н.Ф. Обучение французскому языку как второму иностранному в средней школе [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// nauka-pedagogika.com/pedagogika-13-00-02/ .

8. Bangma I., Riemersma A. Multilingual Early Language Transmission [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://eacea.ec.europa.eu/LLP/project_reports/ documents/comenius/all/com_mp_504186_melt.pdf .

9. Bekerman, Z., Shaadi, N. Palestinian-Jewish bilingual education in Israel // Journal of Multilingual and Multicultural Development. Nova Scotia. 2003. P .

473–484 .

10. Challenges of Multilingualism. Final Report [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.cordis.europa.eu/docs/publications/1243/124376831-6_ en.pdf .

11. Civil Society Platform on Multilingualism [Электронный ресурс]. Режим доступа: europa.eu›rapid/press-release_IP-09-1574_en.pdf .

12. Language Rich Europe. Trends in Policies and Practices for Multilingualism in Europe [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://englishagenda .

britishcouncil.org/sites/default/files/attachments/lre_english_version_final_01.pdf .

13. Lytovchenko N.A. A Multilingual Approach to Foreign Language Teaching 489 // Англістика та американістика. Вип. 12. 2015. С. 78–82 .

–  –  –

АНАЛИЗ ПРИЁМОВ ПЕРЕВОДА НА

МАТЕРИАЛЕ ТЕКСТОВ «СТРАТЕГИЯ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

ДО 2025 ГОДА»

Аннотация. В представляемой работе рассматривается определение переводческого приёма, даётся оценка, анализ приёмов перевода. Проводятся исследование на примере аутентичных текстов официального делового стиля .

Ключевые слова: приём, метод, перевод .

С точки зрения В.Н. Комиссарова, перевод – это вид языкового посредничества, при котором на ПЯ создается текст, коммуникативно-равноценный оригиналу. Коммуникативная равноценность проявляется в его отождествлении рецепторами перевода с оригиналом в функциональном, содержательном и структурном отношении[2,45]. В теории перевода многие исследователи (И. И. Ревзин, В.Ю.Розенцвейг, Л. С. Бархударов, С. А. Семко и др.) рассматривают перевод как преобразование или межъязыковую трансформацию .

Известный российский ученый и переводчик Р.К. Миньяр-Белоручев дает следующее определение приемам перевода: это – « переводческая операция, направленная на разрешение какой-то проблемы и предполагающую типизированную однотипность осуществляемых переводчиком действий» .

В данной работе нами приведен анализ приемов перевода материалов текстов «Стратегия социально-экономического развития Республики Мордовия до 2025 года», размещенных на официальном сайте правительства Республики Мордовии. В своей работе мы опирались на теорию перевода, предложенную представителем школы лингвистической теории перевода В.Н. Комиссаровым .

Рассмотрим приёмы перевода, которые были нами применены 491 в данной работе .

Лексические добавления Лексические добавления подразумевают использование в переводе дополнительных слов, не имеющих соответствий в оригинале. В некоторых случаях для того, чтобы правильнее и понятнее передать смысл оригинала, переводчику необходимо ввести несколько дополнительных слов в текст. Причины этого связаны с синтаксическими, морфологическими, стилистическими и лексическими различиями языков. поэтому при переводе с русского языка на китайский часто используется приём добавления слов .

Например:

1) «Производство строительных материалов, где также выделяются два направления, имеющие межрегиональное значение — цементное, в котором безусловным лидером в Приволжском федеральном округе является ОАО «Мордовцемент», и кирпичное (ООО «Рузаевский завод керамических изделий», ЗАО «Саранский завод керамических изделий», ОАО «Кирпич силикатный») и др.»

Перевод: — “” “”“” “” В переводе добавлено слово “”(цемент и кирпич), которые отсутствуют в тексте .

2). «Во многом экономические успехи Мордовии последних лет связаны с активной политикой региональных органов власти, которая заключается во внедрении новых инструментов стимулирования экономической активности на территории региона» .

Перевод:

В переводе добавлено слово “”(вести), чтобы точнее передать мысли подлинника .

Во всех случаях употребления дополнения слов, от переводчика требуется одно: быть более осведомленным в сфере темы исходного текста. Необходимо понимать, “что” хотел сказать автор исходного текста и “почему” он сделал именно так, зная это, можно перевести текст максимально адекватно и понятно для читателя .

Опущение слов Опущение представляет собой операцию, обратную добавлениям. Приём опущения слов предполагает игнорирование в процессе перевода некоторых семантически избыточных слов, которые не несут важной смысловой нагрузки, и их значение возможно комплексно восстановить при переводе. Самым Шантурова Галина Алексеевна 492 традиционным примером семантической избыточности является употребление парных синонимов, которое часто проявляется во всех стилях письменной речи русского языка. Однако, в китайском языке это исключается. В этом случае используется прием опущения .

Безусловно, этот приём находит применение не только при переводе парных синонимов, имеются и другие избыточные элементы.

К примеру:

«Именно в данных секторах происходит формирование холдинговых структур («Талина», ООО «Мордовзерноресурс», «Мордовцемент»), совершающих производственную экспансию в другие регионы; .

Перевод: “”“ ”“” В русском языке широко употребляются словосочетания “глагол + (отглагольное) существительное”, которые передают одно значение. Обычно значение такого словосочетания, главным образом, несёт существительное, а глагол играет только вспомогательную роль. При переводе на китайский язык мы опускаем глагол, и переводим существительное глаголом .

В данной фразе, если бы мы буквально переводили “происходит формирование холдинговых структур”, то мы бы получили перевод “”, что не соответствует грамматическим нормам китайского языка. Поэтому переводчик сократил глагол “происходит” и переводит это предложение как “” .

В итоге, использование приёма опущения позволяет переводчику грамматически правильно оформить текст и сохранить смысл оригинала .

Замена частей речи Перевод с одного языка на другой невозможен без грамматических трансформаций. “Грамматические трансформации – это в первую очередь перестройка предложения (изменение его структуры) и всевозможные замены — как синтаксического, так и морфологического порядка. Грамматические трансформации обуславливаются различными причинами — как чисто грамматического, так и лексического характера, хотя основную роль играют грамматические факторы, т. е. различия в строе языков. ” [2,с.54 ] Замены частей речи является самым распространенным видом морфологической трансформации. В результате языковых различий между китайским и русским языками, в ходе перевода обычно возникает необходимость замены частей речи оригинала, то есть существительное не всегда переводится как существительное, глагол не обязательно переводится как глагол, имя прилагательное не всегда переводится как имя прилагательное. Морфологической трансформации чаще всего подвергается имя существительное. Типичной заменой при переводе с русского на китайский является замена отглагольного существительного на глагол.

Например:

Подлинник: при участии Министерства экономики Республики Мордовия и Торгово-промышленной палаты создана автономная некоммерческая организация «Инвестиционная корпорация Мордовии», чьей основной задачей 493 является привлечение в регион инвестиций, организация эффективного диалога между инвестором, органами власти и финансовыми учреждениями .

Перевод:

“” При переводе заменяется имя существительное (организация диалога ) глаголом (организовать диалог ) .

Замена членов предложения Замена членов предложения приводит к перестройке его синтаксической структуры. Такого рода перестройка происходит и в ряде случаев при замене части речи. Например, замена существительного глаголом сопровождалась заменой определения обстоятельством. «Во многом экономические успехи Мордовии последних лет связаны с активной политикой региональных органов власти, которая заключается во внедрении новых инструментов стимулирования экономической активности на территории региона» .

Перевод:

В переводе заменяется определение “”(экономические) обстоятельством “”(в отношении экономики) .

В заключении следует отметить, что при переводе с русского языка на китайский язык основная трудность состоит в передаче смыслового содержания русского текста. Перейти от одного языка к другому переводчику существенно может помочь использование приемов перевода .

Литература

1. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М., 1993 .

2. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М.: Изд .

«Высшая школа», 1990. -С. 1-20 .

3. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. Учебное пособие .

М.: Изд. «ЭТС», 2002 .

4. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Пособие по переводу с английского на русский язык. М.Высш. Шк., 1973 .

5. Швейцер, А. Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты. М.:

Наука, 1988 .

–  –  –

РУССКИЙ ЗАСТОЛЬНЫЙ РЕЧЕВОЙ

ЭТИКЕТ В АСПЕКТЕ РУССКО-КИТАЙСКОЙ

МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Аннотация. Для достижения успешной межкультурной коммуникации (МКК) застольный речевой этикет (ЗРЭ), как элементарные правила и манера речевого поведения за столом, имеет большое значение. В данной статье анализируется русский ЗРЭ в аспекте русско-китайской МКК. Целью настоящего исследования является углубление анализа русского ЗРЭ и эффективное содействие успешной русско-китайской МКК .

Ключевые слова: застольный речевой этикет; застольный тост; межкультурная коммуникация .

П онятие «межкультурная коммуникация» (МКК) часто трактуется как адекватное взаимопонимание участников коммуникации, принадлежащих к разным национальным культурам [1, c. 26]. Являясь одним из подтипов коммуникации, модель МКК не только включает такие необходимые элементы структурной модели, как отправление информации, получение информации, каналы передачи информации и т.д., но и обладает специфическим элементом структурной модели, обусловленным культурными различиями .

На основе коммуникативной модели, предложенной американским исследователем У.Шраммом и с учётом национальных особенностей китайский учёный Гуань Шицзе выдвинул свою модель МКК, в которой процесс МКК состоит из кодирования, передачи информации через каналы и расшифровки [5, c.

36]:

Главным звеном данной модели МКК являются различия культур. В зависимости от степени культурных различий коммуникантов реальная передаваемая информация может изменяться или совпадать с исходной информацией. Это называется «изменением информации» (девальвация, ревальвация, метаморфоза восприятия информации) или «совпадением информации» (тождество восприятия информации) .

На основе модели МКК нами проведен анализ русского застольного речевого этикета (ЗРЭ) в аспекте русско-китайской МКК. Мы рассматриваем ЗРЭ как правила речевого поведения, принятые данной группой людей при вербальной коммуникации за столом. Такие правила проявляются с помощью застольных речевых жанров. По мнению китайского ученого Ма Яньли, главным застольным речевым жанром является застольный тост [3, c. 12] .

Являясь ведущим этикетным застольным речевым жанром, тост имеет большое значение в русской и китайской культурах. В русской культуре существует большое количество тостов, посвящённых разным застольным ситуациям, а китайский тост обычно связывается лишь с официальными застольными ситуациями: дипломатическим банкетом, свадебным банкетом и т.д .

Некоторые формулы тостов в русской и китайской речевых культурах могут совпадать и не вызывают недоумение у межкультурных коммуникантов, например:

• тост, адресованный новобрачным: желаю сладкой любви, счастливой совместной жизни на сто лет;

• тост, адресованный деловым людям: больших успехов на работе или успешной карьеры в своём деле;

• тост, адресованный детям: успехов в учёбе;

• тост, адресованный пожилым людям: желаю Вам долгих лет, здоровья и счастья;

• универсальные пожелания в любой застольной ситуации: желаю крепкого здоровья, семейной счастья, пусть все Ваши дела идут на лад и т.д .

Во всех этих случаях наблюдается тождество восприятия информации .

Шантурова Галина Алексеевна 496 Однако следует отметить, что в процессе исследования было выявлено, что русский и китайский тосты во многом отличаются, так как они подвергаются влиянию разных языковых устройств, национальной психологии и культурных традиций. Остановимся на особенностях русских тостов, которые могут привести к неполному восприятию информации носителем китайской культуры .

Известно, что русский и китайский языки относятся к разным языковым семьям, русский язык — флективный, а китайский — изолирующий. Это означает, что в китайском языке отсутствуют развитые морфологические категории, которые есть в русском. В русском языке основной единицей морфологии и синтаксиса является словоформа, тогда как в китайском нет словоизменения, поэтому понятие словоформы не актуально.

Как особенности русского языка могут влиять на образование тоста? Приведём примеры:

Давайте выпьем за ЛОСЯ! Чтоб хотеЛОСЯ, могЛОСЯ, богатеЛОСЯ и так далее. За ЛОСЯ! [2, c. 181] .

Тост, конечно, шуточный, но по смыслу очень жизнеутверждающий .

Лось — это парнокопытное млекопитающее, самый крупный вид семейства оленевых. Но в данном случае пить за лося — это шутливый молодёжный жаргон, «тост за всё хорошее». Поскольку китайский язык не имеет морфологических изменений, для китайцев такая игра слов непонятна. К тому же, при переводе тост теряет шутливый характер. Таким образом, тост воспринимается неадекватно, происходит девальвация восприятия данного тоста .

Выпьем за 109 статью Конституции! (Обычно вопрос: А про что она?) А какая разница. Главное, она женского рода! [4, c. 20] .

Выпьем, друзья, за нее — за Удачу и за него — за Успех! [2, c. 142] .

В грамматике русского языка род — категория, представляющая распределение слов и форм по классам, выделяют такие виды грамматического рода, как мужской, женский, средний и общий. В свою очередь китайский язык не имеет рода. Русские произносят первый тост, поднимая бокалы в честь женщин, то есть, данный тост адресован женщинам. При расшифровке данного тоста китайцам не удаётся ассоциировать слово «статью» с женщинами, прерывается последовательность связей, возникает коммуникативная неудача .

Во втором тосте удача и успех находятся в синонимичных отношениях, отличаются лишь грамматическим родом. С какой целью в одном тосте повторяются слова с одним и тем же значением? Тот, кто произносит данный тост, намерен акцентировать и удвоить свои пожелания (за удачу и за успех), адресованные и женщинам (за неё) и мужчинам (за него). Китайцы вряд ли могут понять такую имплицитно-выраженную речевую информацию, содержащуюся в данном тосте .

Так же «изменение информации» может быть вызвано национальной психологией, которую китайский учёный Чжао Аиго относит к решающим факторам, влияющим на данное речевое поведение, и рассматривает в ка- 497 честве составной части общественного сознания. Она реальна, проявляется в поступках и поведении людей и групп, опосредуя все формы их сознания .

Например, такой тост как:

«Выпьем за честных и скромных людей! Тем более, что нас осталось так мало...» [4, c. 78], будет совершенно недопустим для китайцев .

Находясь под сильным влиянием конфуцианства и даосизма, придерживаясь принципов скромности, во время общения китайцы не склонны характеризовать качества другого человека, уже не говоря о том, чтобы высоко оценивать свои личные качества. Во время совместной трапезы русских и китайцев произнесение такого тоста обязательно неприятно удивит китайцев и вызовет смех у русских .

Русские тосты многочисленны, разнообразны, выделяются тосты весёлые, умные, шутливые, лирические, иронические и игривые.

Например:

Первый тост: до свидания! Так как трезвыми мы с вами сегодня больше не увидимся! [2, c. 11] .

Водка - наш враг. Но кто сказал, что мы боимся врагов?! [2, c. 181] .

Лучше идти, чем бежать. Лучше стоять, чем идти. Лучше сидеть, чем стоять. Лучше лежать, чем сидеть. Но лучше умереть, чем лежать. Так выпьем за подвижный образ жизни! Предлагаю потанцевать! [4, c. 74] .

В китайской застольной практике тосты, содержащие комический элемент, встречаются редко, и если китайцы не адаптируются к русской культуре, находясь за столом с русскими, они обычно чувствуют себя дискомфортно .

По «Большому толковому словарю по культурологии» под культурными традициями имеется в виду социальное и культурное наследие, передающееся от поколения к поколению и воспроизводящееся в определенных обществах и социальных группах в течении длительного времени. На основе вышеизложенного можно предполагать, что культурные традиции оказывают влияние на ЗРЭ, в частности, застольный тост, и в свою очередь ЗРЭ служит выразительным способом передачи культурного наследия из поколения в поколение.

Приведём нижеследующие примеры:

Каждый выпитый стакан — это гвоздь, забитый в наш гроб. Будем же пить так, чтобы этот гроб не развалился! [2, c. 182] .

Мы рождаемся с криком, а умираем со стоном. Так выпьем же за то, чтобы наша жизнь прошла со смехом! [4, c. 177] .

Носитель китайской культуры, конечно, может понять денотативное значение данного тоста, но ему это никак не может приятно слышать, так как в китайской культуре при произнесении тоста упоминание смерти считается неприличным и неуважительным .

Русские тосты часто отличаются выраженной гендерной направленностью. Среди русских тостов выделяются тосты за мужчин и женщин. Тост за женщин считается обязательным элементом застолья. Например, Шантурова Галина Алексеевна 498 Вы прекрасны, словно роза, Только разница одна: Роза вянет от мороза, Вы же, прелесть, — никогда! За Вас! [2, c. 279] .

В русских тостах, адресованных женщинам, часто выражаются комплименты, похвалы женщинам, высоко ценятся природная красота и хорошие качества женщин. Китайские женщины могут принять такой тост за попытку сближения отношений .

Тосты за мужчин, как правило, выдержаны в шутливой тональности:

Настоящий мужчина — это мужчина, который точно помнит день рождения женщины и никогда не знает, сколько ей лет. А мужчина, который никогда не помнит дня рождения женщины, но точно знает, сколько ей лет — это её настоящий муж. Так поднимем бокалы за настоящих мужчин! [2, c. 72] .

Если во время застолья русские женщины произносят такие тосты, присутствующие русские мужчины это воспринимают как лёгкие шутки, а китайские мужчины будут смущены от чувства неуважения. Так обнаруживается метаморфоза восприятия информации в процессе русско-китайской МКК .

В заключение, рассмотрев застольный ритуал как особую форму общения, устанавливающую между коммуникантами не только дружеские связи, но и диктующую необходимую форму коллективного поведения, следует отметить особую роль застольных речевых жанров, ведущим из которых является застольный тост. Застольный тост в МКК следует рассматривать в плоскости языкового и культурного сознания .

Литература

1. Верещагин Е.М., Костомаров В. Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного – 4-е изд. – М.:

Русский язык., 1990. – 246 с .

2. Лещинская Л.В., Малышев А.А. Тосты и поздравления на все случаи жизни: Аделант; Москва, 2009 .

3. Ма Яньли, Застольный ритуал и концепт «застолье» в китайской и русской лингвокультурах [Электронный ресурс]: Диссертация канд. филолог .

наук: 10.02.20.– М.: РГБ, 2005 .

4. Серов И.Л. Большая книга тостов, а также здравиц, спичей, пожеланий и поздравлений, Минск: Попурри, 2000. - 189 с .

5.. [М]1996 .

Xiao Weihuan, G.A. Shanturova

RUSSIAN TABLE VERBAL ETIQUETTE IN THE ASPECT OF

THE RUSSIAN-CHINESE INTERCULTURAL COMMUNICATION

Abstract. Table verbal etiquette, as the elementary rule and the manner of speech behavior at the table, is very important to achieve successful intercultural communication. The article analyzes the Russian table verbal etiquette in the aspect of the Russian-Chinese cross-cultural communication. The purpose of this study is to deepen the analysis of the Russian table verbal etiquette and effectively contribute to a successful Russian-Chinese intercultural communication .

Key words: table verbal etiquette; table toast; cross-cultural communication .

Третьякова Ирина Анатольевна 499 канд. ист. наук, доцент Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина, Москва, Россия IATretiakova@pushkin.institute

БИОГРАФИЯ ЯНА НАГУРСКОГО

В СТРАНОВЕДЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

РОССИЙСКО-ПОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Аннотация. Статья посвящена русско-польскому первооткрывателю северных воздушных просторов Яну Нагурскому, совершившему первый в Арктике полет вдоль западного побережья Новой Земли. Особое внимание уделено биографии летчика и его роли в становлении полярной и морской авиации .

Ключевые слова: Арктика, авиация; полярники; экспедиция; первая мировая война .

В последние годы межэтнические отношения стали важнейшей частью нашей повседневной жизни, что диктует необходимость создания правильно организованного и продуктивного межкультурного взаимодействия, способного предотвратить возможные конфликты на межнациональной почве. В такой ситуации перед наукой и образованием остро стоят сложные задачи: во-первых, исследовать корни, проявления, формы, виды культур разных народов и их контактов и, во-вторых, научить людей терпимости, уважению, пониманию других культур [4.5, с.59]. В этой связи будет полезен сравнительно-сопоставительный анализ исторического или страноведческого материала в целях освещения национальных особенностей развития, или, напротив, общих свойств и процессов. Приведем конкретный пример .

Отношения России и Польши имеют трудную и противоречивую историю, которая своими корнями уходит вглубь веков. Россия и Польша — это страны, которые имеют общую границу, но соседские отношения не всегда были дружественными и зачастую омрачались соперничеством и враждой .

Особенно это касается противостояния между Речью Посполитой и Русским Царством. И современные отношения двух стран во многом страдают из-за политических противоречий и далеко не мирной риторики. Но были в нашей истории и периоды дружбы, взаимопомощи и взаимопонимания .

И были люди, которые жили и работали в рамках этих отношений. В этой связи хотелось бы обратить внимание на такую историческую личность как Ян Иосифович Нагурский, имя которого известно только небольшому кругу специалистов и любителей, занимающихся историей полярной авиации .

А ведь именно этот человек первым проложил путь в небо суровой Арктики .

Третьякова Ирина Анатольевна 500 Ян Нагурский (в русском варианте Иван Иосифович) родился 8 февраля 1888 г. в семье мельника в небольшом польском городке Влоцлавек. Любопытно, что именно здесь родился и будущий лидер Белого движения Антон Иванович Деникин. После окончания гимназии Ян работает то переписчиком в суде, то учителем в сельской школе, чтобы собрать нужную сумму для продолжения обучения. Затем он уезжает в Варшаву для завершения своего образования. Получив аттестат зрелости, поступает в Одесское юнкерское пехотное училище, которое заканчивает с отличием в 1909 г. и получает право выбора распределения. Нагурский выбирает местом своей службы далекий Хабаровск, где зачисляется в состав 23-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. Далее следует учеба в Высшем инженерном училище Санкт-Петербурга, где одновременно с занятиями в училище он осваивает летное дело во Всероссийском аэроклубе. Свой первый полет молодой авиатор совершил на самолете конструкции братьев Райт. Именно в аэроклубе судьба сведет его с будущей легендой российской авиации П. Н. Нестеровым, чью знаменитую петлю он повторит на своем гидросамолете в недалеком будущем. В июне 1912 г. Яна Нагурского зачислили в авиационный отдел офицерской воздухоплавательной школы, по окончанию которой он получил звание военного летчика. Далее следует направление в 29-ю Бакинскую пограничную бригаду, где были сформированы авиационные отряды для охраны протяженных границ Российской империи .

В 1912 г. В. А. Русанов, Г. Л. Брусилов и Г. Я. Седов совершили отважные и трагические экспедиции к Северному полюсу. Все они пропали без вести в полярных широтах. По инициативе Русского Географического общества Совет министров дал указание морскому министерству провести их поиски. Организационные работы проводились в Главном гидрографическом управлении Морского министерства под непосредственным руководством М.Е. Жданко. Именно он впервые поставил вопрос о привлечении к поискам пропавших полярников авиации. [3, c. 246] .

Нагурский подал рапорт, предлагая свои услуги в качестве пилота. Его вызвали в Главное гидрографическое управление к Жданко, где ему задали вопрос о возможности применения самолетов в Арктике. После некоторых колебаний авиатор заверил, что самолеты могут быть использованы в полярных условиях .

Началась многомесячная и тщательная подготовка к полетам в Арктике .

Нагурский не имел полярного опыта и вступил в переписку с Амундсеном .

Мало того, что опыт полета в условиях крайнего севера отсутствовал, но и машины тогда не отличались надежностью и не были приспособлены к северным температурным условиям. Нагурский принимает решение использовать для этой цели самолет «Фарман» .

В мае 1914 г. Нагурского послали во Францию для закупки самолета и снаряжения. Месяц провел он в цехах заводов фирмы «Фарман», лично наблюдая за сборкой машины. Параллельно с изготовлением «Моррис-Фармана», 501 Нагурский контролирует постройку «Генри-Фармана», предназначавшегося для полетов летчика П.В. Евсюкова в восточной Арктике .

После 18 тренировочных полетов самолеты были разобраны, упакованы в ящики и доставлены в Норвегию, где их погрузили на барки «Герта»

и «Эклипс», арендованных российским правительством. 30 июня 1914 г .

суда в сопровождении Нагурского и механика Е.В. Кузнецова взяли курс на Александровск-на-Мурмане, куда прибыли 19 июля. На следующий день девять ящиков с самолетом Нагурского перегрузили на вспомогательное судно «Печору», которое отбыло на Новую Землю и 3 августа вошло в губу Крестовую на западном побережье Северного острова. Нагурскому и сопровождающему его технику-мотористу, матросу 1 статьи Кузнецову предстояло сгрузить ящики с разобранным самолетом. Судовые шлюпки не были приспособлены к транспортировке грузов таких больших габаритов, но, соединив попарно шлюпки и сделав из них подобие катамарана, за два дня Нагурский и Кузнецов перевезли самолет на сушу .

Сборка самолета с перерывами продолжалась более 14 ч., и 7 августа она была завершена. Но с суши гидросамолет не мог подняться в воздух, и тогда Нагурский с Кузнецовым соорудили из бревен скат и осторожно спустили авиалодку на воду .

8 августа 1914 г. в 4 часа 30 минут утра из губы Крестовой Нагурский и Кузнецов первыми в истории человечества поднялись в небо Арктики. Они полетели на север, вдоль западного побережья Новой Земли на высоте не более 1500 метров. Время первого полета человека в небе Арктики заняло 4 ч. 20 мин., а его протяженность — 420 верст. В воздухе приходилось ориентироваться по береговой линии и по компасу. Кроме поиска пропавшей экспедиции, Нагурский проводил ледовую разведку .

Полеты Нагурского изобилуют опасностями: снежные бури, туманы, поломки, труднейшие посадки на воду. И все это в открытой кабине! Но Нагурский не сдается и продолжает полеты. При облете острова Панкратьева, он замечает избушку, совершает посадку на лед и обнаруживает в доме металлическую трубу, составленную из пустых консервных банок, в которой оказался рапорт Г. Я. Седова в Морское министерство. Георгий Яковлевич сообщал, что из-за сложнейших ледовых условий он не смог на своем судне «Святой мученик Фока» подобраться к Земле Франца-Иосифа и, оставив судно в 15 км к югу от острова Панкратьев, с частью экипажа перешел в избушку на зимовку, приказав остальным следить за сохранностью «Фоки» .

К рапорту прилагался дневник экспедиции. Так, удалось найти следы одной из трех пропавших экспедиций .

Нагурский намечает маршрут следующего полета – теперь уже в сторону Земли Франца-Иосифа и на остров Рудольфа. На этот раз Нагурский в полет Третьякова Ирина Анатольевна 502 отправляется один из-за болезни механика. По пути он попал в полосу тумана. Корпус самолета стал быстро обмерзать, крылья, тросы, одежда летчика покрылись инеем. Несмотря на суровые условия, Нагурский продержался в воздухе около двух часов и лишь облетев полуостров Литке, совершил посадку у острова Панкратьев. Вечером того же дня Нагурский взял курс на север, к мысу Нассау. На этот раз отказал мотор. Летчику удалось спланировать на воду, после чего гидроплан взяли на буксир высланные с судна шлюпки. В рапорте Нагурский указал, что поломка произошла по вине завода-изготовителя .

Дальнейшие поисковые работы были прерваны Первой мировой войной .

Капитан «Андромеды» Поспелов принял решение о прекращении экспедиции и откомандировал Нагурского и Кузнецова в Санкт-Петербург .

В начале сентября судно возвратилось в Архангельск, откуда Нагурский отбыл в Санкт-Петербург. В столице летчик составил рапорт в Главное гидрографическое управление, где отчитался о проведенных на Новой Земле полетах. В своем рапорте Ян Иосифович выделил главный результат экспедиции: «Летать в арктических странах хотя и тяжело, но вполне возможно, и авиация в будущем может оказать гидрографии большую услугу в следующих случаях: при рекогносцировке льдов, в открытии новых земель, нахождении и нанесении на каргу подводных преград, препятствующих судоходству. С высоты хорошо видны все рифы, банки, отмели. Фотографии сверху могут дать точные данные для исправления и дополнения карт». В конце рапорта летчик излагает план воздушного освоения Арктики с базированием на острове Рудольфа Земли Франца-Иосифа .

Морской министр И.Г. Григорович лично следил за поисковыми работами .

В свое время благодаря его участию были произведены захоронения останков моряков с броненосца «Петропавловск», погибшего в русско-японскую войну [1,6]. Позже морской министр Григорович докладывал царю: «Военный летчик, поручик по Адмиралтейству Нагурский, участвовавший в экспедиции… представил отчет о своих полетах, первых полетах на гидроаэроплане в высоких широтах Северного Ледовитого океана» [3, с. 246] .

В 1915–1916 гг. в журналах «Воздухоплавание» и «Записки по гидрографии» вышли публикации с подробным описанием полетов Яна Нагурского и анализом возможностей применения авиации в полярных исследованиях .

Генерал-лейтенант М. Е. Жданко, выпустил брошюру, в которой он доказывал перспективность развития воздухоплавания [3, c. 246] .

Но Первая мировая война на два десятилетия отодвинула реализацию идеи авиационного освоения северного региона. Ян Иосифович участвует в боевых действиях над Балтикой, охотится за немецкими транспортами, совершает разведывательные полеты. Его имя часто упоминается в боевых донесениях 1915–1916 гг. Во время одного из воздушных боев над водами Рижского залива гидросамолет Нагурского был подбит, но ему вместе с механиком 503 удалось выпрыгнуть. Два часа они продержались на воде в спасательных поясах, пока случайно оказавшаяся поблизости русская подводная лодка не подобрала их. О том, что летчика сбили, узнали все сослуживцы Нагурского, а вот о последовавшем затем счастливом спасении стало известно немногим .

Поэтому-то и утвердилось мнение, будто Нагурский погиб в 1917 г .

Октябрьскую революцию Нагурский встретил в Петрограде. Знаменитый авиаконструктор И.И.Сикорский звал его покинуть Россию и перебраться в Америку, но Нагурский отказался. Он отправился к родителям в Польшу, откуда в Россию, охваченную революционной смутой, уже не вернулся. Чтобы не участвовать в войне с Россией Нагурский утаил от властей свое воинское звание и поступил на работу на сахарный завод. Затем переехал в Варшаву, работал в конструкторских бюро сахарной и нефтяной промышленности .

Пережил Вторую мировую войну и продолжал работать инженером-конструктором. В 1955 г. он присутствовал на лекции известного польского полярного исследователя Ч. Ценкевича, который упомянул о «давно забытом пионере авиации русском летчике Иване Нагурском». Тогда Нагурский встал и объявил, что он вовсе не умер. Этот случай широко освещался в польской прессе, и Нагурский стал известным человеком [2] .

В 1956 г. Нагурский прилетел в Россию — впервые за почти 40 лет .

В Москве он встретился с полярными летчиками Б.Г.Чухновским, М.В. Водопьяновым, М.И. Шевелёвым и М.А. Титловым. Чухновский был первым советским авиатором, совершившим полеты в Арктике после Нагурского — десятилетием позже, в 1924 г. В Ленинграде Нагурский познакомился с Верой Валерьевной Седовой, вдовой Георгия Седова, чью экспедицию он пытался отыскать в 1914 г .

По совету Ценкевича Нагурский описал в двух книгах свои полярные полеты и службу во время Первой мировой войны. Легендарный летчик и пионер русского воздухоплавания, основатель полярной авиации умер 9 июня 1976 г. в возрасте 88 лет в Варшаве. За заслуги в общественной и литературной деятельности его наградили орденом Возрождения Польши .

В честь Яна Иосифовича назван мыс Нагурского в северной части острова Земля Александры в архипелаге Земля Франца-Иосифа .

Литература

1. Борисенко В.И. Адмирал И.К. Григорович и захоронение останков офицеров с броненосца «Петропавловск» //Гуманитарное знание: особенности, исторические и современные проблемы: сборник научных трудов по материалам I Международной научно-практической конференции. НОО «Профессиональная наука». 2016. С. 76-81 .

2. Гальперин Ю. Воздушный казак Вердена: Повесть-хроника. – М.: Мол .

гвардия,1981. – 336с .

Третьякова Ирина Анатольевна 504 3. Третьякова И.А. «Его Превосходительству Михаилу Ефимьевичу Жданко…». – Актуальные вопросы изучения мировой культуры в контексте диалога цивилизаций: Россия - Запад - Восток Материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XVIII Кирилло-Мефодиевские чтения». 2017. – С. 256-263 .

4. Третьякова И.А., Куприна И.В. Особенности методики преподавания дисциплины «Страноведение России» у иностранных студентов (на опыте преподавания дисциплины в Государственном институте русского языка им .

А.С. Пушкина). - Вестник Орловского государственного университета. Серия: новые гуманитарные исследования. Федеральный научно-практический журнал. № 1, 2015. – С. 194-196 .

5. Третьякова И.А. К вопросу о роли «Страноведения России» в обучении иностранных учащихся. - Человеческий капитал. №6 (102), 2017. С.59-61 .

6. Третьякова И.А. «Отдавая дань последним заслугам…». – Морской сборник. – № 10. – 2006. – С. 70-72 .

–  –  –

К ВОПРОСУ О ПРАГМАТИЧЕСКОМ

АСПЕКТЕ ПЕРЕВОДА (НА ПРИМЕРЕ

ЭТИКЕТНЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ

РУССКО/КИТАЙСКОГО

И КИТАЙСКО/РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

Аннотация. В данной работе рассматривается вопрос о прагматическом аспекте перевода (на примере этикетных слов и выражений русско/китайского и китайско/русского языков), предметом настоящего рассмотрения является приветствие, обращение, прощание, даётся анализ более точных вариантов перевода .

Ключевые слова: прагматика; этикетные слова и выражения; перевод .

Р ечевой этикет мы понимаем как систему устойчивых формул общения, предписываемых обществом для установления речевого контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности соответственно их социальным ролям и ролевым позициям относительно друг друга, взаимным отношениям в официальной и неофициальной обстановке (Словарь «Языкознание», 1998) .

Отличаясь определенной национально-культурной спецификой, связанной с обычаями, нравами, эстетическими вкусами народов, речевой этикет рассматривается многими учеными как объект лингвострановедения и прагматики. Трудности, с которыми сталкиваются носители китайского языка в процессе межкультурной коммуникации, обусловлены не только прагматично-языковой и коммуникативной необычностью, лингвокультурной безэквивалентностью, но и связаны с национально-культурной спецификой функционирования единиц русского речевого этикета, а также с проблемами понимания передаваемой информации из-за некачественного перевода .

Наряду с сопоставлением различных языковых систем, в процессе перевода Шантурова Галина Алексеевна 506 происходит сопоставление разных культур, производится прагматическая адаптация исходного текста, учитывающая социально - культурные, этнопсихологические и др. различия.

Основные требования, которые предъявляются к результату перевода, являются:

• текст перевода и оригинала должны выполнять одну и ту же доминантную функцию;

• коммуникативный эффект, производимый текстом перевода на своего получателя, должен быть примерно таким же, как и коммуникативный эффект, производимый текстом оригинала .

Прагматическому аспекту перевода посвящены многие исследования известных российских ученых (М. В. Малащенко, А. В. Анисимова, Е. В .

Дворак и др.). В этих работах исследуются лингводидактические основы обучения прагматическим аспектам перевода, «рассматриваются вопросы языкового посредничества, осуществляемого с помощью таких лингвистических понятий, как переводческая эквивалентность и возможность достижения адекватности при переводе текста».[1, с.1 ] Рассмотрим с позиции прагматического аспекта перевода некоторые формулы русско/китайского речевого этикета .

Приветствие .

В данном контексте мы рассматриваем приветствие как действие конвенционального характера, т.е. не передающего информацию, а только осуществляющее социальное взаимодействие коммуникантов, «приветствие причисляется к контактивному типу речевых действий» (Формановская, 1998). Китайский ученый Ли Сичан относит приветствие «к тем элементам этикетных слов и выражений, которые в первую очередь предназначены для маркирования социальных отношений, устанавливаемых в рамках коммуникативного акта».[2, с.16] Как в русском так и в китайском языках существуют такие нейтральные приветственные выражения, как «здравствуйте», «здравствуй», «доброе утро», «добрый вечер», «»(здравствуйте), «»(здравствуй), «»(доброе утро), которые не вызывают никаких затруднений при переводе. Следует отметить, что «добрый вечер!»() редко употребляется в китайском языке, а выражение «добрый день!»() полностью отсутствует. Также и в китайском, и в русском речевом этикете существуют такие типичные этноспецифические приветствия, как «/»(ты/вы покушал(и)?), « /»(куда идёшь/идёте?), «как здоровье?», «как дела?», «сколько лет, сколько зим». В данном контексте буквальный перевод предполагает коммуникативные ошибки, так как при дословном переводе и русский, и китайский коммуниканты будут испытывать определенный дискомфорт. В этом случае для того, чтобы была достигнута коммуникативная цель, чтобы избежать коммуникативных ошибок, переводчик должен рассматривать рабочий текст с позиции прагматического аспекта перевода .

Обращение .

Являясь языковой универсалией, обращение исполняет важнейшие общественные функции: устанавливает речевые контакты и регулирует социальные взаимоотношения. В китайском обществе на первом месте традиционно стоит семья, затем общество и человек, поэтому обращаться в процессе коммуникации непосредственно по имени могут только друзья или родственники. К собеседнику, к коллеге следует обращаться только по фамилии с добавлением различных обращений. Например, — директор Чэнь, — юрист Лю. — секретарь Ян. Сначала идет фамилия, а затем слово обращения. Следует заметить, что в русском речевом этикете крайне редко наблюдаются обращения по названию профессии и должности .

Родственное обращение в Китае гораздо сложнее, чем в Росси. Известный китайский исследователь Цуй Силян в своих работах обращает внимание на то, что система обращений китайского языка очень сложная. В отличие от русской культуры, в китайском кругу семьи и родных исключаются обращения по именам, так существует определенное культурное табу на собственные имена родственников. Так например, у родственников по линии матери и по линии отца в китайском языке разные обращения: родители отца называются «» (дедушка) и «» (бабушка), родители матери — «»

(дедушка) и «» (бабушка). В отличии от русского обращения «сестра», «брат», в китайской культуре следует указывать прилагательные «старший»

или «младший». Обращение «» (старший брат), в конкретной ситуации мы можем перевести как брат, братец, браток, старина и др. Обращение — «»(«старшая сестра») не имеет буквального перевода, поэтому требует учета контекста .

Прощание .

Формула прощания рассматривается многими исследователями как первоначальная основа этики. Содержательно прощание противопоставлено приветствию и является заключительным актом общения. В китайском и русском языках это нейтральные конструкции «до свидания», «»(до свидания), «пока», «»(пока), которые могут быть переведены буквально .

Формулы прощания в китайском языке имеют ряд ограничений, например, пожелание «! — Попутного ветра!» ни в коем случае не может быть использовано при пожелании счастливого полета при авиационном путешествии. Большинство китайских прощаний в своем составе имеют иероглиф «» () («встречать, видеть»), т.е. прощаясь, китайцы говорят о будущей встрече. В русском языке мы можем использовать при переводе «до встречи». Буквальный перевод «», «», означает «идите медленно», «идите осторожно», что может восприниматься как коммуникативная неудача .

Таким образом, можно с достаточной определенностью сказать, что в процессе перевода этикетных слов и выражений русско/китайского и китайско/ Шантурова Галина Алексеевна 508 русского языков мы сталкиваемся с сопоставлением не только различных языковых систем, но и сопоставлением разных культур. Прагматическая адаптация позволяет нам в этом случае добиться оптимального варианта прагматической, семантической и стилистической адекватности .

Литература

1. Анисимова А. В., Дворак Е. В. К вопросу о переводческой эквивалентности и некоторых прагматических аспектах перевода. Иркутск, 2016. - 1с .

2. Ли Сичан. Русский речевой этикет в прагматическом и лингвострановедческом аспектах с точки зрения носителя китайского языка. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук .

М., 2001. - 16с .

3. Формановская Н. И. Коммуникативно-прагматические аспекты единицы общения. М., 1998. - 291с .

–  –  –

К ВОПРОСУ О ПРИЕМАХ ПЕРЕВОДА

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ

(С РУССКОГО НА КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК)

Аннотация. Безэквивалентная лексика в качестве культурного кода отражает особенности культуры и быта жизни любого народа, это является квинтэссенцией и трудностью понимания в процессе межкультурной коммуникации. В настоящей статье рассматриваются приемы перевода безэквивалентной лексики с русского на китайский .

Ключевые слова: безэквивалентная лексика; приемы перевода; межкультурная коммуникация .

В русском языке безэквивалентная лексика (БЭЛ) составляет 6%-7%, и является неотьемлемой частью русской культуры. В связи со своей спецификой БЭЛ представляет определенные трудности в процессе перевода с русского языка на китайский. Вследствие специфики разных языков приемы перевода во многом зависят от оригинального и переводного языка, то есть между любыми двумя языками не существует абсолютно одинаковых приемов перевода, то есть приемы перевода зависят не только от разных языков, но и от типов оригинальных текстов .

Данная статья посвящена исследованию приемов перевода безэквивалентной лексики с русского на китайский язык. Известный российский исследователь В. Ф. Щичко в работе «Китайский язык – теория и практика перевода» выдвинул свое мнение о приемах перевода между русским и китайским языками в разных типах оригинальных текстов. Например, В.Ф. Щичко считает, что основной прием перевода с русского на китайский язык или наоборот является переводом на уровне слов и словосочетаний .

Кроме этого, он отмечает такие приемы перевода, как транскрипция, калькирование, описательный перевод, приблизительный перевод, функциональный аналог и совмещенный перевод (транскрипция и калька, транскрипция и пояснение, калька и пояснение) .

Шантурова Галина Алексеевна 510 Опираясь на исследования Щичко, рассмотрим использование приемов перевода в отношении безэквивалентной лексика русского языка .

К безэквивалентной лексике относят слова, которые не имеют точного перевода на тот или иной иностранный язык. Безэквивалентная лексика отличается от соответствующих иноязычных слов главным образом тем, что отражает специфику национальной культуры данного народа, являясь, по существу, представителем национальной культуры. Лингвисты считают, что существование БЭЛ обусловлено проблемой лакунарности в межкультурной коммуникации. Под лакунами понимается отсутствие лексической единицы в одном языке при ее наличии в другом [4: 19-20] .

Рассмотрим некоторые приемы перевода БЭЛ с русского на китайский язык. Учитывая особенности русского и китайского языков, национальнокультурное значение русской БЭЛ, мы использовали определенную переводную стратегию и выдвинули некоторые приемы перевода БЭЛ с русского на китайский язык .

Транслитерация .

Как всем известно, китайские слова состоят из иероглифов. Поэтому, в процессе перевода с русского на китайский язык часто употребляется прием «транслитерация». Это точная передача знаков одной письменности знаками другой письменности. Можно сказать, такой прием перевода во многом сохраняет специфику оригинальных слов, и их произношение, и их форму. Говоря о транcлитерации, мы имеем ввиду формальное побуквенное воссоздание исходной языковой единицы с помощью алфавита переводящего языка, т.е. своеобразную звуковую имитацию. Но необходимо отметить, что такой прием перевода может потерять оригинальное значения БЭЛ, когда мы переводим на китайский язык. Ведь русской БЭЛ в сфере китайской культуры нет никакого аналога, и для китайцев БЭЛ, вообще, является культурной лакуной. Но по мере развития общения двух культур такие лакуны постепенно исчезают, и слова, переведенные c помощью приема транслитерации, начинают играть важную роль в межкультурной коммуникации. В результате такие переводные слова становятся адекватными аналогами русской БЭЛ в китайском языке .

Например: сарафан – (са-ла-фань, это транскрипция по произношению китайских иероглифов); балалайка – (ба-ла-лай-кацинь, «цинь»- это китайский иероглиф, который означает музыкальный инструмент.); хлеб – ле-ба, обозначает русский хлеб в китайском языке, широко употребляется на северо-востоке Китая); платье – пу-ла-ти); квас – кэ-ва-сы) Описательный перевод .

Хотя транслитерация широко употребляется в процессе перевода БЭЛ с русского на китайский язык, приходится признать то, что прием транслитерация только сохраняет в переводных словах основное произношение 511 и форму оригинальных БЭЛ в русском языке. Для продуктивного же перевода русской БЭЛ на китайский язык переводчики во многих случаях применяют «описательный перевод», чтобы китайские читатели поняли значение русской БЭЛ. Описательный прием перевода употребляется во время перевода такой русской БЭЛ, как историзмы, слова старого быта, явления и понятия современной общественно-политической и социально-экономической жизни .

Например: вече – собрание горожан древней Руси);

изба – (деревянный домик); щи – (суп с капустой); рассольник – рыбный или мясной суп с солеными огурцами);

губернатор – руководитель области РФ) .

Приблизительный перевод .

Приблизительный перевод часто употребляется при переводе русской БЭЛ .

Но необходимо отметить, что русская БЭЛ, переведенная с помощью приема «приблизительного перевода», обязательно имеет общее фоновое понятия в другой культуре, то есть, хотя такая БЭЛ и не имеет аналога в китайской культуре, но обязательно существует приблизительное переводное слово в китайском языке, так как по мере развития глобализации фоновые понятия постепенно становятся международными общими понятиями .

Например: субъекты федерации – субъекты федерального устройства в России); День народного единства – российский праздник народного единства); Конституционный суд – дословный перевод) .

Функциональный аналог .

Этот прием широко используется при переводе русских фразеологизмов на китайский язык. Фразеологизм является представителем национальной культуры, а чтобы русские фразеологизмы легче были приняты китайскими читателями, лучше их заменить функциональными аналогами в китайском языке. И такой прием перевода эффективно заполняет культурные лакуны .

Например: бить челом – коснуться земли всем телом); золотые руки – у человека умелые руки и все может сделать); семь пядей во лбу – умнее всех); кожа да кости – слишком худой, как кожа обвертывает кости); как грибы после дождя – как побег бамбука после дождя) .

Калькирование .

Калькирование – это перевода реалии народной культуры с сохранением семантического содержания. Эти слова вообще отсутствуют в китайской культуре. Например: Дед мороз – дословный перевод: старик мороза); Снегурочка – дословный перевод: девушка снега); жарптица – огненная птица); домовой – бог-покровитель в доме);

Баба-яга – злая баба) .

Шантурова Галина Алексеевна 512 В заключение следует отметить, что приемы перевода БЭЛ с русского на китайский язык в определенной степени устраняют лексические лакуны между двумя языками. Можно с уверенностью утверждать, что использование различных приемы перевода БЭЛ с русского на китайский язык не только способствует культурному общению, но и содействует расширению лексического запаса носителя китайского языка .

Литература

1. Бакашева Н. С. К проблеме перевода бэзэквивалентой лексики // Актуальные вопросы филологических наук материалы IV Международной научной конференции. 2016. — 61–64 с .

2. Влахов, Флорин. Непереводимое в языке. М., 1980. — 6 с .

3. Иванов А. О. Безэквивалентное и непереводимое в переводе в свете современной лингвистической теории // диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Лениград, 1984 .

4. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира. — Воронеж: Изд-во «Истоки», 2003. — 59 с .

5. Шульгина М. С. Безэквивалентная лексика в переводах рассказов Исаака Башевиса-Зингера // Петербургский • Институт • Иудаики. 2015 .

6. Щичко В. Ф. Китайский язык – Теория и практика перевода .

–  –  –

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ:

ОТ ЕВРАЗЭС К ЕАЭС

Аннотация. В статье рассматриваются особенности интеграционных процессов в СНГ, дается обзор объединений государств, возникших в результате этих процессов, выделяются основные этапы формирования Евразийского экономического союза .

Ключевые слова: СНГ; интеграция; Евразийский экономический союз .

В 2016 г. Содружество Независимых Государств отметило 25-летие своего образования. О создании этой региональной межгосударственной организации президенты России, Украины и Белоруссии от имени трех государств-учредителей СССР объявили 8 декабря 1991 г. Одновременно они констатировали, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование» [11]. Так, на месте некогда мощной сверхдержавы появилось 15 суверенных государств, образовавших постсоветское пространство. В состав СНГ вошло 12 бывших советских республик. Для них ликвидация СССР, эта «крупнейшая геополитическая катастрофа» ХХ века [8], стала потрясением. В резко изменившейся внутриполитической и международной ситуации между ними стали складываться новые межгосударственные отношения, сопровождавшиеся как интеграционными, так и дезинтеграционными процессами .

Процесс распада СССР с самого начала был достаточно противоречивым, в большинстве советских республик существовали силы, выступающие против разрушения союзного государства. Поэтому интеграционные настроения в новых государствах появились почти одновременно с образованием СНГ, которое можно считать первой интеграционной организацией на постсоветском пространстве .

Однако развитие интеграционных процессов в Содружестве с самого начала столкнулось с такими проблемами, как существенные различия в структуре экономик и степени их реформирования, социально-экономическом положении, в геополитической ориентации государств-участников. Свобода выбора и уровень их социально-экономического и военно-политического взаимодействия обеспечивались основополагающими документами СНГ .

514 Они не наделяют эту межгосударственную организацию в целом, либо ее отдельные исполнительные органы наднациональными полномочиями, не определяют механизмы реализации принимаемых решений. Форма участия государств в СНГ практически не налагает на них никаких обязательств. Так, в соответствии с Правилами процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «любое государство может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не должно рассматриваться в качестве препятствия для принятия решения» [10]. Это позволяет каждому государству выбирать подходящие формы участия в Содружестве и направления сотрудничества .

Сразу после образования СНГ наибольший прогресс с точки зрения дальнейшей интеграции постсоветского пространства наблюдался лишь в военно-политической сфере. В мае 1992 г. Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали Договор о коллективной безопасности, к которому в 1993 г. присоединились Азербайджан, Грузия и Белоруссия [3] .

На его базе в мае 2002 г. была создана полноценная международная организация – Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая стала одним из центров интеграционных процессов на пространстве СНГ .

К 1993 г. общее социально-экономическое и военно-стратегическое пространство бывшего СССР распалось окончательно. 22 января 1993 г. был принят Устав СНГ, в котором подчеркивалось, что «Содружество служит дальнейшему развитию и укреплению отношений дружбы, добрососедства, межнационального согласия, доверия, взаимопонимания и взаимовыгодного сотрудничества между государствами-членами» [13]. Устав положил начало процессу создания нормативной базы межгосударственных отношений в Содружестве .

В первые годы существования СНГ Россия, проводившая прозападный внешнеполитический курс, не препятствовала развитию центробежных процессов на постсоветском пространстве. Политика России в отношении СНГ стала меняться лишь в 1993 г., когда Совет Безопасности РФ утвердил Основные положения концепции внешней политики РФ. В этом документе одной из главных задач российской внешней политики было объявлено «налаживание устойчивых позитивных взаимоотношений со странами «ближнего зарубежья» в целях преодоления дестабилизирующих дезинтеграционных процессов на территории бывшего СССР, обеспечения здесь приоритетных военно-политических и экономических интересов России» [6]. Однако попытки российского руководства запустить интеграционный процесс ни к чему не привели. Новые государства, в т.ч. и Россия, в это время были заняты, прежде всего, решением многочисленных внутренних проблем, проведением демократических и рыночных реформ [1, с. 15] .

В 1994 г. со своим проектом евразийской интеграции выступил и Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он предложил создать Евразийский союз государств на качественно новой, прагматичной и взаимовыгодной экономической основе, в который бы вошли наиболее подготовленные 515 к углубленному сотрудничеству независимые государства Содружества .

[5, с. 10]. Это предложение было услышано и поддержано не сразу, т.к. на постсоветском пространстве в то время преобладали дезинтеграционные процессы, связанные с укреплением странами СНГ национальной независимости и суверенитета. Идея «нового объединения» была поддержана только Россией и Беларусью. В январе 1995 г. Казахстан, Беларусь и РФ подписали Соглашение о Таможенном союзе (ТС) [4]. Это Соглашение трех государств образовало интеграционное ядро, которое и в настоящее время является движущей силой интеграционных процессов на постсоветском пространстве .

Однако Таможенный союз 1990х годов так и не заработал .

С середины 1990-х гг. в России и в ряде других странах СНГ получила развитие концепция разноскоростной или разноуровневой интеграции. Так, в Меморандуме Совета глав государств СНГ «Основные направления интеграционного развития Содружества Независимых Государств» от 21 октября 1994 г. подчеркивалось: «Сохранение возможности разноскоростного движения в Содружестве, многовариантность форм участия в его деятельности позволит гибко учитывать интересы партнеров, их возможные особые позиции, продвигаться по пути углубления интеграции между теми странами, которые готовы к более тесному взаимодействию в различных сферах» [7] .

А в Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях, подписанном в 1996 г. указывалось, что «участники Договора, признавая возможность разноуровневой интеграции в рамках Содружества Независимых Государств, могут подписывать двусторонние и многосторонние соглашения, обеспечивающие более продвинутые интеграционные отношения в политической, экономической и иных областях» [2] .

С появлением и реализацией этой концепции Содружество вступило в качественно новый этап своего развития – начался переход к реальной интеграции на основе совпадающих интересов государств-участников .

На постсоветском пространстве стали возникать и функционировать ряд интеграционных экономических объединений: Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество (1994 г.), Союзное государство Беларуси и России (1999 г.), международная организация ГУУАМ в составе Грузии, Узбекистана, Украины, Азербайджана и Молдовы (2001 г.) .

Интеграция на постсоветском пространстве проходила в сложной геополитической обстановке. В 2000 г., с приходом нового руководства, Россия взяла курс на усиление своего политического и экономического влияния на пространстве СНГ. За это присутствие ей пришлось конкурировать с США, ЕС, КНР, Турцией, которые к этому времени усилили здесь свое влияние и создавали реальную альтернативу интеграционным инициативам России .

США и их союзники стремились и стремятся «воспрепятствовать объединиЧуднов Владимир Петрович 516 тельным тенденциям в Содружестве и прежде всего восстановлению единства какого-либо из его новых государств с Россией, а тем более образованию в любой конфигурации нового реального союза» [1, с. 15] .

В мае 2000 г. В.В. Путин предложил преобразовать Таможенный союз, созданный в 1995 г., в новую международную экономическую организацию .

10 октября 2000 г. президенты Беларуси, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана создали интеграционную структуру – Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), которое в 2000-е годы стало самым успешным интеграционным объединением на постсоветском пространстве. Главной целью ЕврАзЭС было более тесное сотрудничество государств-членов на основе унификации нормативной базы и согласования процессов структурной перестройки экономики. В то же время была ускорена совместная работа по формированию правовой базы Единого экономического пространства (ЕЭП). В августе 2006 г. на Межгосударственном совете ЕврАзЭС было принято решение о создании Таможенного союза в составе трех государств, готовых к этому, – Беларуси, России и Казахстана. Киргизия и Таджикистан заявили о намерении присоединиться к формированию ТС и ЕЭП по мере готовности их экономик [5, с.12] .

Второй этап интеграции начался в октябре 2007 г., когда президенты интеграционной «тройки» подписали Договор о создании Единой таможенной территории и формировании Таможенного союза. Ускорению интеграции способствовал мировой финансово-экономический кризис 2008 г. Государства были вынуждены искать новые формы сотрудничества, идти на сближение национальных экономических стратегий [5, с.12-13] .

Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России начал действовать с 1 января 2010 г. На его территории были установлены единый таможенный тариф и единая номенклатура внешнеэкономической деятельности, единое правовое поле в сфере технического регулирования, стали действовать Таможенный кодекс и Комиссия Таможенного союза. С 1 июля 2011 г., когда был полностью снят таможенный контроль на внутренних границах, ТС заработал в полную силу [4, с. 7] .

В декабре 2010 г. на саммите ЕврАзЭС в Москве были достигнуты договоренности о создании Евразийского экономического союза на базе будущего Единого экономического пространства Белоруссии, Казахстана и России .

В октябре 2011 г. на очередном саммите ЕврАзЭС был подписан договор о создании зоны свободной торговли в рамках СНГ. В ходе саммита В.В .

Путин объявил о начале реализации планов по созданию Евразийского союза. Накануне в статье, специально написанной для газеты «Известия», он заявил, что «создание Евразийского союза, эффективная интеграция – это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха 517 и процветания» [9] .

В ноябре 2011 г. руководители стран ТС подписали Декларацию о евразийской экономической интеграции, в которой заявили о переходе к следующему этапу интеграционного строительства – Единому экономическому пространству, основанному на нормах и принципах ВТО и открытому для присоединения других государств. Президенты также подписали Договор о Евразийской экономической комиссии, которая приступила к работе 1 февраля 2012 г .

1 января 2012 г. вступили в силу договоры, формирующие правовую основу ЕЭП – рынка с унифицированным законодательством, свободным передвижением товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В основе ЕЭП лежали согласованные действия в ключевых областях регулирования экономики: в макроэкономике, сфере конкуренции, в области промышленных и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, энергетики, тарифов естественных монополий [4, с. 7] .

29 мая 2014 г. в Астане в ходе заседания Высшего Евразийского экономического совета президенты государств-членов ТС и ЕЭП подписали Договор о создании Евразийского экономического союза. 10 октября 2014 г. к ЕАЭС присоединилась Армения, а 23 декабря 2014 г. – Киргизия [4, с. 8-9] .

Евразийский экономический союз начал функционировать 1 января 2015 г. Эта новая международная организация региональной экономической интеграции свидетельствует о последовательной и успешной трансформации постсоветского пространства на рыночных экономических принципах с сохранением политической независимости и сложившегося культурного своеобразия суверенных государств .

Литература

1. Быков А.Н. Перспективы евразийской интеграции: российские и зарубежные оценки // Российский внешнеэкономический вестник. – 2013. №4., С. 14 – 30 .

2. Договор между Российской Федерацией, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Киргизской Республикой об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях (подписан в г. Москве 29.03.1996) [Электронный ресурс] – URL: http://docs.cntd.ru/document/1901125

3. Договор о коллективной безопасности (Ташкент, 15.05.1992) [Электронный ресурс] – URL:

http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=126

4. Евразийская экономическая интеграция: цифры и факты (первое полугодие 2015 г.) [Электронный ресурс] – URL:

http://eec.eaeunion.org/ru/Documents/EEC_dig_facts1.pdf Чуднов Владимир Петрович 518 5. Евразийский экономический союз. Вопросы и ответы. Цифры и факты – М.: ООО «УП ПРИНТ», 2014. – 216 с .

6. Из «Основных положений концепции внешней политики Российской Федерации» от 23 апреля 1993 года [Электронный ресурс] – URL: http:// uchebnik-online.com/131/1174.html

7. Меморандум Совета глав государств Содружества Независимых Государств «Основные направления интеграционного развития Содружества Независимых Государств» от 21 октября 1994 года [Электронный ресурс] – URL: http://docs.pravo.ru/document/view/16654241/14107338/

8. Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ от 25 апреля 2005 г. [Электронный ресурс] – URL:

http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/22931

9. Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия – 2011. – 03.10 .

10. Совет глав государств Содружества Независимых Государств [Электронный ресурс] – URL: http://www.cis.minsk.by/page.php?id=194

11. Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (8 декабря 1991 года, г. Минск) [Электронный ресурс] – URL:

http://www.cis.minsk.by/page.php?id=176

12. Соглашение о таможенном союзе (20 января 1995 г.) [Электронный ресурс] – URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3954

13. Устав Содружества Независимых Государств (22 января 1993 года) [Электронный ресурс] – URL: http://www.cis.minsk.by/page.php?id=180

–  –  –

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФИЛОЛОГИИ:

КОНЦЕПЦИЯ ПРОЕКТА И ОБЗОР

ИСТОЧНИКОВ ОТ ДРЕВНЕЙ РУСИ

ДО КОНЦА XVIII ВЕКА

Аннотация. В статье предлагается проект создания истории русской филологии на материале тех филологических («словесных», языковых, риторических, литературоведческих) дисциплин, которые реально описывались и преподавались в русской науке и педагогике. На этапе подготовки такого проекта должен быть предложен план исследования и источники, которые должны быть описаны и изучены, начиная с Древней Руси по конец ХVIII столетия .

Ключевые слова: филология, словесные науки, словесность, грамматика, риторика, язык, речь, слово .

И стория русской филологии должна писаться как история русских филологических дисциплин, которые реально существовали на территории Древней Руси, а затем России в виде рукописной или печатной литературы с соответствующим составом авторитетных ученых и педагогов, которые формировали историю отечественной филологии. При этом будем иметь в виду, что филология не является только «совокупность наук, изучающих культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве» [8, с. 852], но имеет собственный предмет как наука о культурной эволюции правил создания, передачи, хранения и воспроизведения текстов в жизни общества .

План такого исследования должен включать определенные этапы развития русской филологический мысли, описание трудов и основной терминологии наиболее авторитетных ученых-филологов, чье творчество создавало оригинальную отечественную филологическую культуру.

На наш взгляд, такое исследование должно включать, по крайней мере, следующий материал (наша цель – показать основной состав источников, причем вынужденно ограничиваем объем рассмотрения концом XVIII века):

1. Основные филологические (словесные) дисциплины Древней Руси – грамматика и риторика. Сочинение «О осми частех слова» – главный источник грамматических сведений. Риторика (риторикиа и риториа) и витийство (вариант ветииство, многочисленные синонимы типа благоречие и добро- 521 словие) существуют лишь как упоминание об этих науках, но в основном пишут о риторах и ветиях – писателях и ораторах. Термин поэтика (хотя в научной литературе говорится прежде всего о «поэтике Древней Руси») в сочинениях Древней Руси отсутствует. Трактат «О образех» византийского писателя Георгия Хиробоска (6-7 века) в рукописном «Изборнике» Святослава (1073) в равной степени может быть отнесен как к поэтике, так и к риторике, поскольку классификации тропов и фигур речи относятся к обеим наукам .

2. Словарную лексикографическую традицию формируют лексиконы и азбуковники – памятники древнерусской лексикографии. Как пишет Л.С .

Ковтун, старшие из словарей, выполненных в типе азбуковников, относятся ко времени не ранее второй половины XVI в. Начальный этап сложения азбуковников связан с преобразованием разнородных по содержанию сборников XV–XVI вв. в сборники тематические. Значительной частью многих из них оказались обширные словари с алфавитным расположением статей .

Азбуковникам предшествовали четыре более ранних типа лексикографических трудов: словари-ономастиконы, словари символики (приточники), словари славяно-русские и словари-разговорники. Словари-ономастиконы ко времени сложения азбуковников прошли путь от небольших перечней, глосс к библейским текстам, объяснявшим названия мест и личные имена («Речь жидовьскаго языка», «А се имена жидовьская русьскы толкована» и др .

XIII–XIV вв.), до трехъязычного лексикона с филологической ориентацией («Толкование именам по алфавиту» Максима Грека) [4; 5] .

3. Первые учебники по грамматике создаются в конце XVI – начале XVII веках: «Грамматика» Лаврентия Зизания 1591 года и «Грамматика» Мелетия Смотрицкого 1619 года. Первый древнерусский трактат о филологических науках «Сказание о седми свободных мудростех» включает сведения о трех «науках» (именно этот слово, а не «художество» или «хитрость» используется при представлении наук в виде прекрасных женщин-«мудростей», говорящих от своего лица о сущности своей науки). Эти науки составляют тривиум мудростей: грамматику, риторику, диалектику. Основной грамматикой на протяжении всего XVII века оставалась «Грамматика» Мелетия Смотрицкого, единственным учебником риторики (до петровских времен)

– «Риторика» 1620 года, диалектика (логика) изучалась по «Диалектике Иоанна Дамаскина», частично переведенной уже в XI веке, а полностью – не позднее XIII века. «Диалектика Иоанна Дамаскина», как пишет о ней Н.К .

Гаврюшин, была на протяжении веков основной «философской книгой»

на Руси – к настоящему времени она известна более чем в 150 списках [3] .

Первая русская «Риторика», представляющая собой перевод с добавлениями неизвестным учителем-писцом латинской «Риторики» Филиппа Меланхтона, известна в 36 списках – см. ее публикацию [1] .

Владимир Иванович Аннушкин 522 4. Время петровских преобразований во всех сферах жизни связано с фундаментальными изменениями в русском языке. Считается, что это начало формирования русского литературного языка, когда изменился алфавит, появилась массовая печать (основа для профессионального научного и художественного творчества), в общественно-речевой практике вводятся нормы нового речевого этикета, иными словами, язык как средство взаимодействия людей существенно меняется. Тем не менее, мы не обнаруживаем серьезных грамматических трудов. Лишь в 1731 году В.Е. Адодуров составил краткий очерк русской грамматики на немецком языке под названием «Элементы русской грамматики», участвуя в подготовке немецко-латинско-русского лексикона Э. Вейсмана. В 1738–1741 гг. он создал пространную русскую грамматику, которая сохранилась частично в русском списке, частично в переводе на шведский язык М. Гренинга. В.Е. Адодуров впервые заявил о фонетическом принципе русской орфографии, подчеркнул условный характер как произносительной, так и орфографической норм, первостепенное значение придавал «общему употреблению» как критерию языковой правильности [11] .

5. Общественно-речевая практика петровского времени отражена в рукописных риториках как теоретических трудах, формировавших норму создания грамотной литературной речи. Создание основных рукописных риторик, читавшихся и переписывавшихся на протяжение всего XVIII в., удивительным образом сконцентрировано в период с конца XVII в. по 1710 г.. Объяснение этому феномену мы видим в тенденции к созданию учебников нормативной риторики именно в периоды общественно-стилевых преобразований в жизни общества, когда оно нуждается в предложении новых содержательно-стилистических правил общения. В это время написаны “О риторической силе” Софрония Лихуда (пер. Козмы Афоноиверского) (1698 г.), Риторика Михаила Усачева (1699 г.), “Риторическая рука” Стефана Яворского (1698 г., пер. Федора Поликарпова — 1705 г.), несколько риторик Андрея Белобоцкого (до середины первого десятилетия XVII в.), Риторика Козмы Афоноиверского (1710 г.), Старообрядческая Риторика в 5-ти беседах (1706–1712 гг.). Каждое из этих сочинений имеет свои задачи и содержательно-стилистические особенности. Так, сочинение Софрония Лихуда “О риторической силе” вместе с богословскими толкованиями происхождения “слова” при необыкновенной стилевой выразительности охватывает все ситуации политической и семейной речи, ясно указывая, как надо развивать те или иные темы. «Риторика» Михаила Усачева тяжеловесна в толковании отдельных разделов (ср. 29 общих мест в 1-ой книге), но оригинальна в объяснении вопросов обучения ритора:

в “науке” человек сначала “удивляется”, а затем “в разум” принимает учение .

Исключительно популярны были риторики Андрея Белобоцкого — прежде всего потому, что стремились к универсальной полноте в охвате описываемых предметов: люллианские сочинения претендовали на универсальное знание о любой вещи. В “Науке проповедей” Белобоцкого были изложены 523 все компоненты содержания различных тем церковной речи, а в “Краткой риторике” объяснены основные богословские понятия (Бог, Богородица, пророки, ангелы, святые и т.д.). “Риторическая рука” Стефана Яворского оригинальна краткостью и выразительностью примеров, а в посвящении, адресованном И.А. Мусину-Пушкину, прославляются “учение”, Москва — “жилище муз” и, конечно, “московский орел” Петр Великий, насаждающий науки в своем отечестве. Вершиной риторической украшенности стала «Книга всекраснаго златословия» Козмы Афоноиверского, грека, изучившего славено-российский язык настолько, что во множестве его “прикладов”

-примеров воплотились современные и исторические реалии русской жизни, были предложены ясные определения риторической терминологии. Наконец, обучение проповеднической речи ставила целью Риторика в 5-ти беседах, созданная в Выголексинском старообрядческом общежительстве — старообрядцы не только переработали терминологию современных им риторик, но и снабдили описание собственными идеологическими примерами (см. об этих сочинениях и их частичную публикацию в кн. [2]) .

6. Дальнейшее теоретическое развитие русской филологической мысли следует связать с личностью В.К. Тредиаковского, который первым заговорил о «чистоте» русского языка. Именно В.К. Тредиаковскому принадлежит честь утверждения данного термина в русской науке, а как будет показано ниже, именно «чистота русского языка» станет целью создания Словаря Академии Российской, которым будет руководить Е.Р. Дашкова. Начиная говорить о «совершенстве российского языка», В.К. Тредиаковский сокрушался о трудностях в «рассуждении чистоты нашего языка», а затем показывал, где же нужны будут «чистота, красота и желаемое по том его совершенство» [10] .

Именно здесь в тексте В.К. Тредиаковского мы обнаружим ту последовательность наук, которая будет предложена в Предисловии к Словарю Академии Российской. Состав же наук описывался В.К. Тредиаковским следующим образом: «дело идет … и о грамматике, доброй и исправной, … и о лексиконе, полном и довольном, … и о риторике, и о стихотворной науке» .

Характерно, что многие авторитетные филологи-поэты говорили о пользе перевода (об этом будет писать впоследствии А.П. Сумароков в «Эпистоле о русском языке), но первым о «чистом переводе степенных старых и новых авторов» заговорил именно В.К. Тредиаковский .

В 1745 году В.К. Тредиаковский в «Слове о витийстве», произнесенном в Академии наук, утверждал объединяющую роль филологии как искусства речи для всех «наук и знаний». Вся «филология» толковалась им как «токмо что элоквенция», а все науки и художества «токмо чрез элоквенцию говорят»

[2 с. 161] .

7. М.В. Ломоносовым фундаментально описаны две «науки»: «Российская грамматика» и риторика в «Кратком руководстве к красноречию» [6; 7] .

Входила ли логика по мысли М.В. Ломоносова в «словесные науки» – вопрос Владимир Иванович Аннушкин 524 спорный. Терминология логики частично входит в риторику, например, приступая к «правилам о изобретении доводов», он считает должным «истолковать части и сложение оных из логики» [Там же, с. 154)]. Выяснения требует вопрос о месте «поэзии» (не поэтики!) или «стихотворства» в ломоносовской классификации. Предлагая проект Московского университета, М.В. Ломоносов записал должности двух профессоров: оратории и поэзии, но граф И.И. Шувалов оставил должность лишь одного – профессора красноречия (элоквенции). Именно эту должность и будут отправлять в дальнейшем Н.Н. Поповский и А.А. Барсов, а сама кафедра будет называться кафедрой красноречия .

Уточним терминологию ломоносовских «словесных наук». Термин «красноречие» имел отношение к 3-м запланированным книгам и соответственно «наукам»: Риторике («учению о красноречии вообще»), Оратории (учению о прозе) и Поэзии (учению о стихотворстве). Красноречие в самом общем смысле, если такое сопоставление корректно, составит в будущем науку и искусство словесности (и вот почему «труды в словесных науках», как верно замечено в Приложении к тому VII полного собрания сочинений, включают также литературную практику [6, с. 890]; Риторика – «учение о красноречии вообще» – будет соответствовать общей риторике (которая рассматривает «правила» и для прозы, и для поэзии, ср. ломоносовские стихотворные примеры в руководстве); Оратория составит в будущем раздел частной риторики как учения о разных видах прозы; Поэзия будет соответствовать поэтике .

8. Следующим серьезным преобразовательным этапом в истории русской филологической мысли должен быть назван период создания «Словаря Академии Российской» 1789-1794 гг., которым руководила президент Российской Академии наук Е.Р. Дашкова. К «достижению» целей Академии предлагалось «сочинить Российскую грамматику, Российский словарь, Риторику и правила стихотворения» [9, I, 14]. Перечисляемые «предприятия» четко указывали на систему наук, существовавшую в XVIII веке: грамматика как «основание словесных наук», риторика (в Словаре больше внимания уделяется слову «ветийство») и «стихотворение» (т.е. наука о творении = создании стихов) – так утверждался приоритетный поиск национальных синонимов даже к классическим названиям наук: вместо риторики – ветийство, вместо пиитики – стихотворение. Такова была методология творчества создателей Словаря, творчески создававших новые идеи и слова с опорой на национальные культурно-мыслительные традиции .

Одна из таких идей – предложение нового слова «словесность», которое впервые появляется и определяется именно в Словаре Академии Российской .

До этого времени говорилось только о «словесных науках» (М.В. Ломоносов) и именно в Словаре Академии Российской впервые вводилось слово словесность в гнезде «слово» в следующих значениях: – «1) Знание, касающееся до словесных наук. Силен в словесности; 2) Способность говорить, 525 выражать» [9, V, с. 536].) .

9. Термину словесность было суждено стать основным термином филологической науки и литературной публицистики, начиная с 1801 года – времени воцарения Александра Благословенного. Наступал период расцвета русской словесности, понимавшейся как совокупность всех родов, видов и жанров национальной речевой культуры. Преобразования в университетской жизни с введением нового Университетского устава 1804 года, создание Царскосельского лицея в 1811 году, воодушевление после победы в Отечественной войне 1812 года готовили новый период в истории русской филологии, который был связан как с расцветом риторики, так и с дальнейшей ее критикой, предложениями создать новую «Науку о Слове» (И.И. Давыдов, К.П. Зеленецкий). Эти научные теории и концепции достойны самого внимательного рассмотрения .

Литература

1. Аннушкин В.И. Первая русская «Риторика» XVII века. Текст. Перевод .

Исследование. М., Добросвет, Черо, 1999. – 362 с .

2. Аннушкин В.И. История русской риторики. Хрестоматия .

2-е изд., испр. и доп. – М., 2002 .

3. Гаврюшин Н. К. «Изборник» Святослава 1073 г. и «Диалектика» Иоанна Дамаскина // Сов. славяноведение. 1983. № 4. С. 94—96; Он же. Книга диалек¬тичный глубины… // Современные проблемы книговедения, книжной тор¬говли и пропаганды книги: Междувед. сб. науч. работ. М., 1983. Вып. 2 .

С. 95—100; Он же. Первая российская «Логика» // Альманах библиофила .

1983. Вып. 15. С. 238-242 .

4. Ковтун Л. С. Лексикография в Московской Руси XVI-начала XVII в. — Л., 1975 .

5. Ковтун Л.С. Древние словари как источник русской исторической лексикологии. Л., 1977 .

6. Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Полн. собр .

соч. – Т.VII. – М., Л., 1952. – С. 89–378, 805–839 .

7. Ломоносов М.В. Российская грамматика // Полн. собр .

соч. – Т. VII. – М., Л., 1952.– С. 389–578 .

8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Словарь русского языка. 18-е изд., стереотип. М., 2005 .

9. Словарь Академии Российской 1789–1794: В 6 т. Репринтное издание .

/ Гл. ред. Г.А. Богатова. – М., 2004 .

10. Тредиаковский В.К. Речь, которую в Санкт-Петербургской Императорской Академии наук к членам бывшего российского собрания во время первого их заседания марта 14 дня 1735 года о чистоте российского языка говорил В.Т. // В.К. Тредиаковский. Сочинения и переводы как стихами, так Владимир Иванович Аннушкин 526 и прозою. Издание подготовила Н.Ю. Алексеева. Санкт-Петербург, Наука,

2009. С. 145-150 .

11. Успенский Б.А. Первая русская грамматика. на родном языке: (Доломоносовский период отечественной русистики) / Институт русского языка АН СССР. — М.: Наука, 1975. — 232 с .

–  –  –

ОБУЧЕНИЕ МОСКОВСКИХ ШКОЛЬНИКОВ

РЕЧЕВОМУ ЭТИКЕТУ

И КУЛЬТУРЕ ОБЩЕНИЯ

Аннотация. В статье рассказывается о межведомственном проекте для московских школьников «Московский экскурсовод» и об особенностях реализации дополнительной общеразвивающей программы «Речевой этикет и культура речевого общения» в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина .

Ключевые слова: дополнительное образование школьников, речевые компетенции, проект «Московский экскурсовод» .

С овременная школа использует значительный спектр образовательных технологий и методик для всестороннего развития школьников. В каждой образовательной организации одновременно реализуется несколько проектов по разным направлениям (техническим, естественно-научным, гуманитарным) для реализации потребностей обучающихся в развитии .

Особое место занимают проекты, в реализации которых принимают участие сразу несколько организаций. Примером такого проекта может служить межведомственный проект «Московский экскурсовод». Цель проекта заключается в развитии личности, владеющей ценностями московской культуры, способной к творческой самореализации через овладение общекультурным, углубленным и профессионально-ориентированным уровнем освоения экскурсионного метода познания окружающей среды .

Основными задачами

проекта являются:

• Формирование всесторонне развитого, грамотного, обладающего зрелой гражданской позицией москвича – полноценного гражданина своей страны .

• Стимулирование разработки новых туристических маршрутов и уникальных тематических квест-маршрутов, выявление интересных экскурсионных объектов современного мегаполиса .

Павличева Елена Николаевна 528 О масштабности проекта может говорить и количество участников. В реализации проекта участвуют 24 школы, 7 колледжей, 11 музейных площадок, Центр экстренной психологической помощи Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Ассоциация гидов-переводчиков, экскурсоводов и турменеджеров, Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина .

Проект предполагает организацию уникальных по формату мероприятий для московских школьников на городских площадках столичных музеев, а также разработку маршрутов по интересным уголкам столицы под руководством опытных наставников .

Предполагается, что в ходе проекта, участники познакомятся с азами профессиональной экскурсионной деятельности. Это не только удовольствие, но и труд, связанный с необходимостью овладения новыми знаниями и умениями .

Проект реализуется в соответствии с дополнительной образовательной программой «Московский экскурсовод». Программа рассчитана на детей от 14 лет, проявляющих интерес к туристической и сопутствующим отраслям .

Она предназначена для школьников, которые хотят лучше узнать историю своего города, стать частью московских культурных событий, а также давно мечтают, чтобы туристы увидели столицу именно их глазами. Слушатели программы всегда находятся в центре событий, они овладевают основами делового этикета, учатся уверенно держаться, работая с большими группами людей, исполнять ключевые роли при приеме как российских, так и иностранных делегаций. Участие в данной программе позволяет московским школьникам стать профессионально ориентированными, подготовиться к взрослой жизни, быть персональными экскурсоводами для ребят в своей образовательной организации .

Для участников программы проводится практика под руководством профессиональных гидов-экскурсоводов по разработанным школьниками маршрутам на русском или иностранных языках в зависимости от того, какой язык участия в программе выбран. Участие в проекте предусматривает долгосрочный формат взаимодействия .

Значительная часть программы посвящена культуре речи будущих экскурсоводов. Данный модуль реализует Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина .

Специально для данного проекта сотрудниками Института была разработана дополнительная общеразвивающая программа «Речевой этикет и культура речевого общения», объем программы 24 часа .

Цель реализации данной программы: познакомить школьников с такими понятиями, как «поведение», «речевое поведение», «этикет», «речевой этикет», «вежливость», «толерантность», «эмпатия», «культура речевого 529 общения», «норма»; рассмотреть этикет внешнего вида, этикет поведения и речевой этикет; основные коммуникативно-семантические группы (КСГ) единиц речевого этикета (ЕРЭ), паралингвистические особенности этикетного поведения, способы амортизации и погашения агрессии с помощью ЕРЭ;

проанализировать частотные ошибки, связанные с неправильным употреблением ЕРЭ, с нарушением максим вежливости .

С сентября 2017 по март 2018 года в стенах Института Пушкина учащиеся 8–10 классов из 24 московских школ получают знания по речевому этикету, необходимые и обязательные для деятельности, которая связана с проведением экскурсий. После прохождения обучения на очном и дистанционном этапах школьники овладеют правилам эффективного речевого поведения и обогатят свою речь разнообразными этикетными формулами .

Программа реализуется с применением электронного образования и дистанционных образовательных технологий. Часть занятий проходят в очном режиме, а часть с использованием ресурсов портала «Образование на русском» .

Участие в проекте, обучение по дополнительной общеразвивающей программе, безусловно, увеличивает нагрузку на школьников. И проведение части обучения в дистанционном формате позволяет решить ряд проблем с загруженностью обучающихся, устранить транспортные и территориальные вопросы без снижения качества обучения. А получить консультацию или ответ на интересующий вопрос можно на аудиторном занятии. Обращает на себя внимание тот факт, что дети с удовольствием работают с материалами в электронном формате. Имея современные гаджеты, они изучают материалы образовательного портала в любом удобном месте и в удобное время .

На первом занятии, когда преподаватели знакомят школьников с ресурсами портала «Образование на русском», они вместе с преподавателем открывали нужные страницы и выполняли задания в режиме онлайн .

Отзывы о данном режиме обучения были самые положительные .

В результате освоения программы школьники получают знания о коммуникативных компетенциях, связанных с деятельностью в составе группы:

соблюдение этикетных норм, корректность, умение уходить от конфликтов .

Учатся применять полученные знания в деятельности, связанной с проведением экскурсий; владеть культурой речевого общения .

На практических занятиях осваивают основные правила этикетного поведения, знакомятся с единицами речевого этикета, обогащают свою речь разнообразными этикетными формулами. Изучают этикетную роль интонации, а также невербальных средств общения: жестов, мимики, телодвижений и т.д .

Учатся правилам эффективного речевого поведения и владением техниками ухода от конфликтов, примирения .

В настоящее время обучение по программе «Речевой этикет и культура речевого общения» прошли 638 московских школьников. Если в дальнейшем Павличева Елена Николаевна 530 жизнь выпускника программы не будет связана с профессией экскурсовода, знания, полученный в ходе обучения по данной программе обязательно будут востребованы и в других сферах деятельности. Речь почти семисот подростков стала интереснее и грамотнее .

Надеемся, что дополнительная общеразвивающая программа «Речевой этикет и культура речевого общения» адресованная школьникам будет востребована и после завершения проекта «Московский экскурсовод» .

–  –  –

ПРОВЕДЕНИЕ ПЕРВЫХ УРОКОВ

НА ПОРТАЛЕ «ОБРАЗОВАНИЕ

НА РУССКОМ» В РАМКАХ

ПОДГОТОВИТЕЛЬНОГО ФАКУЛЬТЕТА

Аннотация. В данной статье рассматриваются вопросы, связанные с организацией занятий на портале «Образование на русском» для слушателей подготовительного факультета. Особое внимание уделяется проблемам использования данного электронного ресурса. Приводятся результаты опроса слушателей подготовительного факультета по работе с порталом. Даются рекомендации по организации первых уроков на портале «Образование на русском» .

Ключевые слова: смешанное обучение, портал «Образование русском», подготовительный факультет, трудности при работе с порталом, рекомендации проведения первых занятий на портале .

О дной из важнейших составляющих образовательного процесса в 21-м веке является повсеместное использование современных информационных технологий. Такая работа уже стала неотъемлемой частью обучения и на подготовительном факультете Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина .

Следует отметить, что работа с информационными технологиями предполагает смешанное обучение, т.е. комбинирование традиционной и дистанционной форм обучения. Смешанное обучение представляет собой такое «обучение, для которого характерно сохранение общих традиционных Литвинова Илона Вячеславовна 532 принципов построения учебного процесса с включением элементов интернет-обучения» [1, с. 281] .

Для более продуктивного освоения иностранными слушателями подготовительного факультета (далее – ПФ) Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина русского языка как иностранного таким «элементом интернет-обучения» на всех уровнях обучения является интернет-портал «Образование на русском» (https:// pushkininstitute.ru/), созданный на базе Института русского языка имени А.С .

Пушкина. Преподаватели ПФ курируют работу иностранных слушателей во время работы на данном интернет портале .

Рассмотрим подробнее, каким образом возможно организовать первые занятия на портале «Образование на русском» на подготовительном факультете на элементарном уровне (А1) .

В целом занятие может включать три этапа работы: 1) регистрация на портале «Образование на русском», знакомство с интерфейсом портала и организация правильной навигации на портале; 2) основная часть, включающая

а) работу с лексикой и грамматикой и б) работу, направленную на формирование коммуникативной компетенции в разных видах речевой деятельности;

3) заключительная часть. Остановимся подробнее на каждом этапе занятия .

Начинается занятие с регистрации, которая требует от преподавателя детального объяснения, подкрепленного наглядным материалом в виде презентации или непосредственной демонстрации хода регистрации с помощью проекционной доски. Необходимым условием полноценного использования портала также будет являться знакомство слушателей со списком инструментов личного кабинета пользователя, позволяющих организовать эффективную работу с ресурсами портала. В некоторых случаях (когда система позволяет) в ходе регистрации можно прибегнуть к переводу на родной язык слушателей или язык-посредник .

На следующем (основном) этапе внимание сосредоточивается на разделе «Учить русский», который предлагает слушателям следующие направления:

1) вводный фонетико-грамматический курс; 2) интенсивный курс русской речи, 3) русский язык в упражнениях, 4) спецкурс «Разговоры с русскими»,

5) итоговое тестирование .

Каждый из этих модулей предлагает широкие возможности отработки навыков и умений практически во всех видах речевой деятельности и аспектах языка, предлагая большое разнообразие типов упражнений как тренировочных, так и речевых .

Поскольку обучение на подготовительном факультете предполагает включение дистанционных форм работы в традиционное обучение, то преподаватель волен выбирать необходимые модули и организовывать работу в произвольном порядке, координируя ее в соответствии с учебником (в данном случае – «Дорога в Россию» часть 1) .

Более рациональным, на наш взгляд, представляется использование 533 ресурсов портала не с первых занятий в классе, а тогда, когда у слушателей уже есть некоторые представления о фонетическом строе русского языка .

Поэтому фонетический модуль может использоваться по усмотрению преподавателяи включаться в дистанционные занятияпо мере необходимости. На подготовительном факультетевозможно использовать этот модуль в качестве сопроводительного курса или же при постановке отдельных звуков, работе с интонационными конструкциями и др., в том числе и при самостоятельной работе .

Если говорить о работе с грамматическим материалом («Русский в упражнениях»), то она может быть дополнительным источником по формированию грамматических навыков и умений на этапе закрепления и тренировки пройденного материала.Такая работа начинается после знакомства слушателей с предложно-падежной системой русского языка .

Надо отметить, что модуль «Русский язык в упражнениях» имеет довольно хороший потенциал для формирования и развития грамматических навыков и умений и усвоения грамматических форм.Так, работа с предложным падежом существительных и местоимений на портале включает большое количество тренировочных упражнений, например: задания на выделение (выделите в предложениях слова в предложном падеже, выделите предлоги «в (во)»

и «на» соответствующими цветами.), впечатывание (впечатайте окончания, впечатайте предлоги, послушайте текст. Впечатайте предлоги и окончания.), упражнение на подстановку ответов к рисункам (где находятся вещи? Ответьте на вопрос), задание на перенос (перенесите словосочетания к соответствующему вопросу), задания на распределение элементов по группам (распределите слова по типам склонения), упражнения на замену элементов (Некрасиво, когда одни и те же слова всё время повторяются. Замените выделенное слово местоимением в аналогичной форме), задания на продолжение высказывания (Выберите подходящее продолжение предложения) .

В то же время встречаются комбинированные задания, направленные на формирование грамматических и аудитивных навыков (послушайте текст .

Впечатайте предлоги и окончания, послушайте фразы. Выделите формы местоимения, отвечающие на вопрос «о ком?». Выберите подходящее местоимение. Постарайтесь выполнить задание, не обращаясь к звуку) .

Перед началом выполнения упражнений дается своего рода объяснение нового материала в виде примеров предложений с подробным грамматическим комментарием (Прочитайте предложения.Посмотрите комментарии) .

Безусловно, работа на портале в условиях подготовительного факультета должна проводиться под руководством преподавателя, объясняющего и дополняющего грамматические комментарии и формулировки заданий, а также необходим непосредственный контрольнад выполнением заданий .

Литвинова Илона Вячеславовна 534 Говоря о формировании коммуникативной компетенции в разных видах речевой деятельности, стоит отметить, что в распоряжении преподавателя и студента имеются разнообразные виды заданий и упражнений в таких модулях, как: интенсивный курс русской речи, спецкурс «Разговоры с русскими», интерактивные авторские курсы .

Так, например, работа по аудированиюи говорению может быть организована с помощью интерактивного авторского курса Н.В.Виноградовой «Волшебные слова». Она будет включать: 1) активизацию знаний слушателей по теме «Приветствие в русском языке» (Что мы говорим, когда видим/ встречаем друг друга?), 2) просмотр видеофрагментов, содержащих в себе формулы приветствия; примеры их употребления в разных речевых ситуациях; 3) самостоятельное выполнение заданий на закрепление нового материала; 4) использование данных формул в речи – составление и разыгрывание диалогов в ситуации «Официальное/неофициальное приветствие» .

Проделанная работа будет способствовать формированию не только навыков и умений аудирования, но иговорения (развитие диалогической речи). В то же время у слушателей есть возможность услышать аутентичную русскую речь в отрывках советских и российских фильмов, познакомиться со страноведческим материалом .

Однако на практике мы сталкиваемся с рядом проблем при проведении занятий такого типа .

Первая проблема появляется уже в начале урока при регистрации слушателей на портале. Успешно зарегистрироваться на портале удается примерно половине студентов. Причиной тому служит отсутствие доступа к электронной почте слушателя, в то время как другая часть слушателей не может получить уведомление о регистрации. Чтобы избежать данных трудностей, следует завести аккаунт российской электронной почты, что занимает достаточно много времени .

Следующая трудность, которая следует после регистрации – это навигация по сайту. Слушателям достаточно проблематично найти нужный курс для обучения (в нашем случае А-1), несмотря на то, что интерфейс портала «Образование на русском» можно перевести на 9 языков. Задача преподавателя – сориентировать слушателя с помощью проекционного экрана .

Иногда возникают проблемы технического характера, а именно некоторые модули или задания недоступны для работы. Устранение данной проблемы преподавателем также замедляет работу группы на уроке .

И последним пунктом, который затрудняет работу на занятии, а тем самым забирает время, являются комментарии к упражнениям. Данная установка на выполнение заданий изобилует научными терминами и сложными конструкциями, выходящими за пределы усваиваемого уровня (А1). Функция объяснения грамматических правил и формулировок заданий остается за преподавателем .

Все перечисленные выше трудности замедляют процесс обучения на 535 первых уроках, поэтому не весь запланированный материал можно освоить за весь урок. Однако со временем учащиеся привыкают к работе на портале, и обучение тем самым идет быстрее и продуктивнее .

Нами был проведен опрос слушателей, чтобы выяснить, как они оценивают данный ресурс по заданным критериям: эффективность, наглядность, возможные трудности при работе и др .

Опрос проводился в интернете при помощи приложения Google формы .

В опросе приняли участие три учебные группы в количестве 26 иностранных слушателей из таких стран, как Венесуэла, Вьетнам, Индонезия, Китай, Сирия. Респондентам было предложено ответить на 4 вопроса, один из которых был с единичным выбором и 3 вопроса со множественным выбором ответа. Помимо предложенных вариантов учащиеся могли в свободное поле вписать свой ответ .

Данные опроса представлены в следующих графиках:

Литвинова Илона Вячеславовна 536 Подводя итоги, добавим, что несмотря на трудности, встречающиеся при работе с элементами интернет-обучения, в частности с порталом «Образование на русском», иностранные слушатели ПФ имеют возможность формировать речевые навыки и умения. А это в свою очередь способствует активному развитию языковой, коммуникативной и межкультурной компетенции .

Литература

1. Азимов Э. Г., Щукин А. Н. Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). – М.: Издательство ИКАР, 2009. – 448 с .

–  –  –

ПРИМЕНЕНИЕ РОЛЕВЫХ ИГР И

ПРОЕКТНОЙ ТЕХНОЛОГИИ С ЦЕЛЬЮ

ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ

КОМПЕТЕНЦИИ У ИНОСТРАННЫХ

УЧАЩИХСЯ Аннотация. В данной статье рассматривается вид уроков на основе сценарного подхода с использованием проектной технологии и технологии ролевой игры с целью формирования коммуникативной и социокультурной компетенций у инофонов .

Ключевые слова: русский язык как иностранный, проектная технология, ролевые игры, коммуникативная компетенция, социокультурная компетенция .

В настоящее время одним из основных принципов преподавания иностранных языков является ознакомление и приобщение учащихся к культуре других стран. Это делает процесс обучения намного привлекательнее, так как помогает учащимся более точно и адекватно понять носителей данной культуры, тем самым вступать в полноценную коммуникацию с ними. Именно поэтому происходит постоянный поиск различных технологий обучения иностранному языку (в нашем случае русскому), которые способствовали бы формированию у учащихся социокультурной компетенции .

Мы предлагаем способы работы на уроке с использованием таких технологий как ролевая игра («форма организации коллективной учебной деятельности на уроке, имеющая своей целью формирование и развитие речевых навыков и умений в условиях, максимально близких к условиям реального общения») и проект («самостоятельная планируемая и реализуемая на иностранном языке работа», которая основана «на моделировании социального взаимодействия в малой группе в ходе учебного процесса»). [1, с. 264, с. 226] На наш взгляд, данные технологии помогают включить учащегося в реальный процесс коммуникации и сформировать у него социокультурную компетенцию .

Такого типа уроки рассчитаны на иностранных слушателей – представителей разных культур и разного возраста, владеющих русским языком на уровне А2-В1 по шкале Совета Европы и предназначены для курсового обучения .

Однако они могут быть использованы и на подготовительном факультете, так как лексика и речевые интенции, изучаемые на уроке, взяты из «Программы Белихина Елена Николаевна 538 по РКИ. Первый сертификационный уровень» и соответствуют программе подготовительных факультетов, раздел «Говорение». [3] Целью таких уроков является формирование и развитие коммуникативной и социокультурной компетенций учащихся; пополнение страноведческих знаний, связанных с самыми разными темами, касающимися жизни и культуры россиян, а также скорейшая социокультурная адаптация иностранных учащихся в условиях языковой среды .

Каждый урок рассчитан на 6 часов, но при необходимости, время занятия можно увеличить. Такие уроки должны быть четко структурированы и включать в себя несколько микротем, связанных с темой занятия. Этапы уроков следует логично выстраивать в целостный процесс .

На занятиях отрабатываются различные речевые стереотипы, необходимые учащимся для решения коммуникативных задач: приветствие, стимулирование разговора, напоминание, выяснение мнения собеседника, согласие / несогласие, совет, приглашение, предложение и др. В уроке отсутствуют готовые диалоги для чтения и их неосмысленного воспроизведения в речи .

Учащимся даются лишь речевые интенции, из которых им следует самим разыграть диалог (см. рис.2). В уроках такого типа нет целенаправленной работы с грамматическим материалом. При необходимости грамматические конструкции отрабатываются в устной форме во время диалога между учащимися. Однако присутствуют элементы аудирования, например, прослушивание песни .

Данные уроки рекомендуется проводить не каждый день, а с интервалом в неделю после изучения определенных грамматических тем, так как для умения выражать свои мысли необходимо понимать в целом языковую систему изучаемого языка со всеми ее многоплановыми и многоуровневыми взаимосвязями .

Для успешного проведения данных занятий требуются компьютер, проектор, проекционный экран. Эти уроки выполняются в программе MS Power Point. Презентация, подготовленная в Power Point, облегчает работу преподавателя и помогает продемонстрировать материал, помогающий сформировать представление учащихся о предмете .

Приведем примерную структуру такого урока .

1. Начало урока. На проекционном экране первый слайд с названием темы; преподаватель инициирует полилог со студентами, задавая вопросы на заявленную тему .

2. Знакомство с новой лексикой. На экран выводятся новые слова с иллюстрациями, помогающими семантизировать новую лексику .

3. Ввод речевых стереотипов. На слайде предложены некоторые речевые стереотипы, которые читаются преподавателем и уточняются в случае непонимания их слушателями .

4. Отработка речевых стереотипов. Преподаватель задает определенную ситуацию, распределяет роли между студентами, и они начинают решать коммуникативные задачи, а преподаватель следит за правильностью упо- 539 требления лексики и грамматических конструкций .

5. Работа над проектным заданием. На экран выводятся названия всех изученных микротем с тем, чтобы студенты еще раз от начала и до конца повторили изученную лексику, в игровой форме или в форме проектной презентации закрепили полученную информацию .

6. Прослушивание песни и просмотр видеоклипа. Обучающиеся слушают песню и просматривают видеоклип; читают текст песни, а преподаватель делает необходимый лингвокультурологический комментарий, где это необходимо; еще раз звучит песня, и обучающиеся вместе с преподавателем подпевают .

Отметим, что пункты 2, 3 и 4 составляют одну из микротем, которых в ходе занятия может быть несколько.

Так, в урок «Путешествие в СанктПетербург» авторы включили шесть микротем:

1) «Путешествие в моей жизни

2) Покупка билета на поезд

3) Погода в Санкт-Петербурге

4) Собираемся в путешествие – собираем чемодан!

5) Достопримечательности Петербурга

6) Слушаем и поем русскую песню!» [2, с.111] Как видим, слушателям предлагается полноценное путешествие с заданным алгоритмом: купить билет в кассе вокзала, собрать чемодан, найти нужный поезд, проехаться в вагоне с попутчиками, найти жильё в городе, познакомиться с достопримечательностями Петербурга, побывать на тематической экскурсии .

Рассмотрим четвертую микротему. На этом этапе слушатели «отправляются» на вокзал, чтобы поехать в Санкт-Петербург. На слайде они видят вокзал и табло с информацией о прибытии и отправлении поездов (см .

Рис.1). Преподаватель включает аудиофайл с сообщением о посадке на поезд .

После прослушивания сообщения слушателям нужно ответить на вопросы:

какой поезд; во сколько отправляется; у какой платформы находится; откуда начинается нумерация. После обсуждения преподаватель выводит текст на экран и включает аудио с сообщением, чтобы слушатели еще раз могли прослушать и просмотреть его .

Рис. 1 «Началась посадка на фирменный поезд № 38 Москва – Санкт-Петербург отправлением в 23 часа 59 минут с платформы номер 5. Нумерация вагонов с хвоста поезда» .

Белихина Елена Николаевна 540 На следующем слайде учащиеся видят перрон, поезд и проводника, стоящего около вагона. (см. Рис. 2) Преподаватель обращает внимание на профессию проводника и его функции в поезде, а также на речевые интенции, которые обычно говорит проводник .

Рис. 2

Проводник:

- Здравствуйте! Ваш билет и паспорт, пожалуйста!

- У вас 7 место, нижнее. Проходите, пожалуйста!

- Провожающие есть в поезде? Просим провожающих выйти из вагона .

- До отправления поезда осталось 5 минут .

- Приготовьте ваши билеты, пожалуйста .

- Чай, кофе? Вам с сахаром или без?

Далее преподаватель задает вопрос учащимся: «Чем можно заниматься в поезде?» Фотографии, размещенные на слайде, помогут им справиться с задачей. (см. Рис. 3) Также они могут рассказать о поведении людей в транспорте в своих странах .



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
Похожие работы:

«Пояснительная записка.1.Введение Программа по физической культуре для 9 класса разработана в соответствии: с требованиями федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (Федеральный госуда...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛ...»

«Научный руководитель профиля магистратуры к.и.н., доцент Ушакова В. Г. Гендерные исследования в контексте социологического образования Профиль "Гендерные исследования" был разработан в процессе международного сотрудничества в 2004 и открыт в 2005 году, является первым и единственным авторским в государственных университетах России. Проб...»

«В. Н. Топоров ПЕТЕРБУРГСКИМ ТЕКСТ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Избранные труды Санкт-Петербург "Искусство-СПБ" УДК 821.161.1 ББК 83.3Р Т58 Федеральная целевая программа "Культура России" (подпрограмма "Поддержка полиграфии и книгоиздания России") Реда...»

«еженедельник Тюменский край №31 (548) 17 августа Достоверная и актуальная информация об общественно-политической жизни Тюменской области В НОМЕРЕ: Малышка из Сумкино одержала победу на "Чемпионате ползунков" 3...»

«Г.П. Ивановская СОЦИОПРАГМАТИЧЕСКИЙ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ КРИТЕРИИ ВЫБОРА СРЕДСТВ ОБЪЕКТИВАЦИИ ДИРЕКТИВНЫХ РЕЧЕВЫХ АКТОВ Директивные речевые акты (ДРА) подразделяются на три типа: 1) прескриптивные, т.е. предписывающие выполнение действия;2) ре...»

«КОЖАЕВА СВЕТЛАНА БОРИСОВНА АНТИНОМИЯ САКРАЛЬНОГО-ОБЫДЕННОГО И ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ В ЗАПАДНОЙ И РУССКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ 17.00.02. -музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Нижний Новгород 2004 Работа выполнена н...»

«Краевое государственное автономное учреждение культуры "Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края" КУЛЬТУРА, ИСКУССТВО, БИБЛИОТЕЧНОЕ ДЕЛО: СОБЫТИЯ, ФАКТЫ, ЦЕЛИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИНФОРМАЦИОННО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Выпуск 1 Красноярск 20...»

«Г.А.Фролов (Казань) Русская классика в инонациональном (Т.Манн) литературном зеркале В мировой литературной жизни роль инонационального обмена, интеркультурного диалога огромна. Эта проблема вновь и вновь актуализируется, становится доминантной для современного культурно...»

«УПРАВЛЕНИЕ ПО КУЛЬТУРЕ АДМИНИСТРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ГОРОД САРАТОВ" МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ДЕТСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ № 10" Дополнительн...»

«В. П. АДРИАНОВА-ПЕРЕТЦ Задачи изучения "агиографического стиля" Древней Руси Исследования общественного строя и духовной культуры Древней Руси, методологической основой которых является марксизм-ленинизм, всегда учитывают особую роль религии в эпоху, когда христианская цер­ ковь "явля...»

«н. ва е рий марц кла эпигра 1 м о в ы л еп е р е в о д ы и а л с с и к о в м м ы aeterna toronto м. valeri martialis epigrammata 2 M. VALERI MARTIALIS EPIGRAMMATA ducenti epigrammata obscena selecta aeterna torontini mmxii м. валерий марциал эпиграммы 3 М. ВАЛЕРИЙ МА...»

«Министерство культуры Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ" Факультет народной культуры Кафедра народного инструментального творчества и оркестрового дирижирования УТВЕРЖДАЮ Зав.кафедрой народного инст...»

«5ВОК1М1К РКАС( Р1Ш20Р1СКЁ РАКИЬТУ ВИМЁИ5КЁ Ш1УЕК21ТУ 8ПГО1А М1И0КА РАСЫЦГАТ15 РН1Ш50РН1САЕ иМУЕКЗГТАТО ВКШЕЫ515 X 6, 2003 ГАЛИНА БИНОВА ЭРОТИКА И ЛИТЕРАТУРА РУССКОГО МОДЕРНИЗМА "Серебряный век" едва ли не единственная в русском искусстве пора, когда быстро формировалась культура вольного эроса, а эротическое ис­ кусство выступило свобо...»

«Японская культура уникальна тем, что ее в едином устремлении совершенствуют и Женины и Мужчины со своими все же разными творческими потенциалами = Живыми капиталами: К.И.ШИЛИН Г И М Н ЖИВОЙ МАТЕМАТИКЕ ЖИВАЯ МАТЕМАТИКА ТВОРЧЕСТВА ЖИЗНИ ЖИВОЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОСТОКО-РУССИИ ЭНЦИКЛОПЕДИ...»

«А.М. Новиков Д.А. Новиков МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Рекомендовано Редакционно-издательским советом Российской академии образования к использованию в качестве учебно-методического пособия Москва – 2010 ББК Ю 25 УДК 1:001 Н 73 Новиков А.М., Новиков Д.А. Методология научного исследования. – М.: Либроком. –...»

«1. Цели освоения дисциплины Основной целью курса является повышение исходного уровня владения иностранным языком, достигнутого на предыдущей ступени образования, и овлад...»

«1 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебная рабочая программа по литературе для 9 классов составлена на основе Программы предметов регионального компонента Литература Смоленщины, Смоленск, Траст-И...»

«Муниципальное дошкольное образовательное учреждение "Детский сад " Теремок" ст. Буранная Цикл бесед О здоровом образе жизни. для детей средних групп Подготовила : Дьяконова А.М. Цикл бесед о здоровом питании для детей средней группы Беседа № 1. Тема: "Что мы делаем, когда едим?" Цель: Ознакомить детей с назначе...»

«XX ФЕСТИВАЛЬ НОВОГО ИТАЛЬЯНСКОГО КИНО N.I.C.E. ОТКРЫВАЕТСЯ В МОСКВЕ С 4 по 9 апреля 2017 года в Москве пройдет XX Кинофестиваль нового итальянского кино N.I.C.E . За шесть дней зрители смогут увидеть новинки итальянского кинематографа и обсудить лент...»

«Вестник угроведения № 4 (11), 2012 УДК 94(47)+330; 339.1 А.Г. Киселев К вопросу о различиях модернизационных перемен на севере и юге Западной Сибири на рубеже XIX-XX веков Аннотация. В статье поставлен вопрос о сравнении хозяйственно-культурных перемен, изменений в массовом...»

«Кузнецова Евгения Владимировна Институт связей с общественностью как феномен культуры Специальность — 09.00.13 — религиоведение, философская антропология, философия культуры Диссертация на соискание...»

«ВОЛЕЙБОЛ ! Москва "Физкультура, образование и наука" *** Допущен в качестве учебника для институтов и академий физической культуры. Под общей редакцией профессора А.В.Беляева, доцента М.В.Савина Под общей редакцией профессора Беляева А. В. и доцента Савина М.В. В67 Волейбол: Учебник для высших учебных з...»

«Каргина Ирина Михайловна СИНТАКСИЧЕСКАЯ НЕПОЛНОТА В СЛОЖНОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2011/11/54.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу....»

«Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ) Научная библиотека Лебедько Мария Григорьевна Биобиблиографический полнотекстовый указатель научных трудов Составитель: библиограф Н. А. Суханова Последнее обновление: октябрь, 2012 г. Владивосток От составителя Хр...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.