WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«МАРТИРОСЯН КАРЕН МИНАСОВИЧ СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ И ВОСПРОИЗВОДСТВО СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»

На правах рукописи

МАРТИРОСЯН КАРЕН МИНАСОВИЧ

СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ И ВОСПРОИЗВОДСТВО

СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

09.00.11 – социальная философия на соискание ученой степени доктора философских наук

Научный консультант профессор, доктор философских наук С.А.Морозов КРАСНОДАР - 2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение…………………………………………………………………..............С.4-23 Раздел 1. Воспроизводство социокультурной сферы и социальные практики повседневности: методологические проблемы социальнофилософского анализа………………………

Социальная повседневность как сущностное основание социальной реальности…………………………………………………………………С.24-45 Социокультурные практики повседневности в процессах 1.2 .

воспроизводства социокультурной сферы: проблемы методологии социально-философского исследования………………………………………С.45-83 Раздел 2. Теоретико-методологический конструкт исследования процессов производства и потребления символического капитала в социокультурной деятельности ………

2.1. Социокультурная деятельность как предмет философского анализа...С.84-108

2.2. Особенности социально-философского исследования символического капитала: конструирование понятийного ряда ……………………………С.108-139 Глава 3 . Социокультурное производство и потребление символического капитала ………………………………………………………………………С.140-199 Социокультурное производство символического капитала 3.1 .

в современном обществе

3.2.Потребление символического капитала в структуре социальных практик………………………………………………………………………..С.167-199 Раздел 4. Символический капитал и креативность в воспроизводстве социокультурной сферы……………………………………………………..С.200-256 Производство символического капитала в современной культуре и 4.1 .

креативность…………………………………………………………………С.200-227

4.2. Потребление символического капитала в современной культуре и креативность………………………………………………………………….С.227-256 Раздел 5. Социально-философский анализ факторов интенсификации социокультурного потребления символического капитала в современном российском обществе ……………………………………………………….С.257-313

5.1. Диалектика глобализации и локализации в использовании символического капитала в процессах воспроизводства социокультурной сферы ……….С.257-283

5.2. Символический капитал как фактор и условие эволюции аксиологической компоненты современного российского общества ……………………………………………………………………С.283-313 Заключение………………………………………………………………….С.314-325 Список литературы…………………………………………………………С.319-388

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования Символическая сфера жизнедеятельности человека является одной из важнейших областей проявления индивидом своей социальности. Символика и символическое означивание выступают в качестве важнейших характеристик человеческой деятельности во всех сферах социальной активности: в социальноэкономической – это, прежде всего, денежные системы, являющиеся символическим выражением стоимости материальных и нематериальных производственных активов, отражающие различные формы товарно-денежных отношений между людьми и человеческими сообществами, репрезентация в коммуникациях между производителями и потребителями свойств товаров и услуг и отражение в доступной для восприятия форме потребностей людей и т.п.;





в социально-политической сфере – это, прежде всего, символические проявления различных форм власти и властных отношений, репрезентация деятельности государственных и муниципальных институтов, коммуникация между политическими элитами и обществом по поводу отражения и реализации в деятельности политической системы общества потребностей избирателей и предоставления политических услуг и т.п.; в социокультурной сфере – это, прежде всего, сохранение, развитие и передача социокультурного опыта в форме традиций, производство символических значений в рамках освоения людьми объектов материальной и духовной культуры, производства символических значений и впечатлений в досуговой деятельности и т.п .

Основной формой реализации потенциала ресурсов человека и человеческих сообществ выступает капитал в различных формах. Капитал представляет собой совокупность материальных, духовных и символически означенных объектов, отражающих социальные отношения людей в процессе жизнедеятельности и способствующий социальной дифференциации и интеграции акторов социальных процессов. Символический капитал является одной из древнейших форм капитала, созданной человечеством в качестве репрезентации места и функций социально-ролевых позиций акторов социальных процессов и знаково-символических объектов в социуме. Сфера культуры может в целом рассматриваться как символически-знаковая область человеческой деятельности .

Принимая во внимание распространение в современном мире средств массовой коммуникации и возрастание их роли в жизни современных людей, необходимо учитывать место и роль в их функционировании и развитии символического капитала. Символический капитал участвует в производстве смыслов и номинировании событий, формирующих картину мира в сознании современного человека. Поэтому изучение места и роли, функций символического капитала в воспроизводстве социокультурной сферы представляется насущной задачей современной социально-философской науки .

Степень изученности проблемы Попав в фокус исследовательских интересов, область обыденного со второй половины XX века устойчиво пользуется вниманием в социальном гуманитарном знании. Это явилось результатом гуманизации социального знания, когда в центре исследовательского интереса, в реальных обстоятельствах повседневной рутинной жизни, оказался человек. В трудах Д. Юма, Э. Гуссерля, А. Лефевра, М .

де Серто, А. Щютца, Г. Гарфинкеля, И. Гофмана, К. Гирца и др. разрабатываются методологические подходы к исследованию повседневности как социальнофилософской категории.1 Различные аспекты повседневности рассматривались и в работах отечественных философов – С. Н. Боголюбовой, В. Ю. Игнатова, Е. В .

Ковалевой, В. Д. Лелеко, Э.О.Леонтьевой, Е.Ю.Маловой, О. Ю. Марковцевой, Д .

Ю. Меркулова, И. А. Хренова и др.2 Юм Д. Трактат о человеческой природе, или Попытка применить основанный на опыте метод рассуждения к моральным предмета // Юм Д. Сочинения: В 2-х тт. Т. 2. М.: Мысль, 1996; Гюссерель Э.Логические исследова-ния .

Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философия. Философиякакстрогаянаука. Минск-М., 2000; LefebvreH .

EverydayLifeintheModernWorld. New York, 1984; de Certeau M. The Practice of Everyday Life. Berkeley - London, 1984; Щюц А. Смысловаяструктура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. М., 2003;

Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. Cambridge, 1987; ГофманИ. Анализфреймов. Эссе об организации повседневного опыта. М., 2004; Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни.М.,2000; Geerz C .

The Interpretation of Cultures.- New York, 1973 .

Боголюбова С.Н. Повседневность: феномен неявного знания: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 2009; Инговатов В.Ю.

Смысл существова-ния как взаимодействие социального и экзистенциального в человеке:

Согласно выводам, полученным названными учеными и их последователями, повседневность как социально-философская категория может характеризоваться такими чертами, как:

повторяемость, в том числе и циклическая;

1) закрытость пространств повседневной социальной деятельности;

2) консервативность, обусловленная как воспроизводством сложившихся 3) традиций, так и стремлением к минимизации рисков и возможных потерь;

общедоступность или усредненность форм социального бытия, 4) детерминируемая ценностями и нормами, доминирующими в данном социуме;

массовидность и приватность;

5) неминуемость реализации базовых потребностей социального бытия;

6) стереотипность и рутинность моделей поведения в схожих социальных 7) ситуациях;

центрированность физического пространства повседневности в локусах 8) дома, места работы и места проведения досуга.3 Как справедливо, на наш взгляд, полагает О.В.Сергеева «Моделирование повседневности может осуществляться также через экспликацию ежедневно повторяющихся дел и событий. Тогда повседневность — это сон, питание, гигиенические процедуры, ведение домашнего хозяйства, профессиональная деятельность, общение, получение информации, свободнее время».4 В рамках концепта повседневности, как показывают результаты научных исследований, необходимо различать «Рraxis» и «Praktiken», когда под «Рraxis»

понимается деятельность в широко смысле слова, а под концептом «Praktiken»

автореф. дис... канд. философс. наук. Барнаул,2002; Ковалева Е.В. Структуры повседневности России 90-х годов:

автореф. дис... канд. философс. наук. Ростов-на-Дону,2000; Лелеко В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре. СПб., 2002; Леонтьева Э.О. Философские основания кон-цептуализации социальной реальности: автореф. дис... канд. философс. наук. Томск, 2000; Малова Е.Ю. Повседневность: сущность и предмет изучения в гуманитарных науках // Совре-менные наукоемкие технологии. 2007. №7. С. 21-24; Марковцева О.Ю .

Повседневность как предмет социально-философского анализа: автореф. дис... канд. философс. наук. Ульяновск, 2003; Меркулова Д.Ю.

Проблематизация повседневности на основе классических философских концепций:

автореф. дис... канд. философс. наук. Самара, 2004; Пржиленская И.Б. Эволюция жизненного мира россиян в условиях трансформирующегося социума: автореф. дис…д-ра соц. наук. Ставрополь, 2008; Хренов И.А. Мир повседневности в социально-философской рефлексии: автореф. дис... канд. философс. наук. Тверь, 2007 .

Щавелев С.П. «Синяя птица» повседневности. - Курск: Изд-во Курского гос. мед. ун-та, 2002 .

Сергеева О.В. Синтез «информационного» и «повседневного» как предмет социологической рефлексии //Технологии информационного общества – Интернет и современное общество. Материалы VIII Всероссийской объединенной конференции. М.,2005. С.80 .

понимаются рутинизированные виды социального поведения. Повседневные социальные практики плодотворно изучались философами и социологами — Д .

Юмом, который ввел в научный оборот термин габитус (habitus), А. Шюцом, М .

Хайдегером, В. Вальденфельсом, Дж. Г. Мидом, И. Гофманом, Г. Гарфинкелем, П. Бурдье, Э. Фроммом, Э. Гидденсом, М. Арчер, Л. Эбботом, А. Плэнченом, У .

Эко, У. Беком, Т. Беннетом, Д. П. Штомпкой, отечественными исследователями — Ю. М. Резником Б. С. Ерасовым, А. А. Возмителем и Г. И. Осадчей, С. Ю .

Барсуковой, Л. Е. Душацким, И. Б. Пржиленской и др.5 В работах названных ученых были подробно изучены концептуальные основы повседневных социальных практик, выявлены их социальные детерминанты, представлены возможные основания их типологической классификации и т.п .

Социокультурная деятельность, как относительно автономная сфера человеческой деятельности, существующая наряду с социально-экономической и социально-политической сферами жизни общества, сравнительно поздно стала предметом научного анализа, причем она изучалась в отрыве от процессов социокультурного воспроизводства. В самом общем виде в рамках социальнофилософского подхода проблемы культурного воспроизводства затрагивались в Юм Д. Исследование о человеческом познании // Юм Д. Сочинения в 2 т. Т. 2 / Пер. с англ.; Примеч. И.С .

Нарского. М., 1996; Шютц А.Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. М., 2003; ХайдеггерМ. Бытиеивремя. М., 1997; Mead G.H. Mind, Self and Society: From the Standpoint of a Social Behaviorist. Chicago, 1962; Goffman E. Presentation of Self en Everyday Life. Garden City: Anchor, 1959;

Goffman E. Encounters: Two Studies in the Sociology of Interaction. Indianapolis, 1961; Goffman E. Stigma: Notes of the Management of Spoiled Identity. Englewood Cliffs, 1963; Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта. М., 2003; ГарфинкельГ. Исследованияпоэтнометодологии. СПб., 2007; Giddens A. Central Problems in Social Theory: Action, Structure and Contradiction in Social Analysis.London, 1979; Giddens A. The Constitution of Society: Outline of the Theory. Berkeley, 1984; Аrcher M. Culture and Agency. The Place of Culture in Social Theory. Cambridgе, 1988; Bourdieu P. Outline of a Theory of Practice.London, 1977; Abbot L. Quality and Competition.New York, 1955; Lach S. Economies of Sings and Space. London, 1994; Beck U. Risk Society: Towards a New Modernity. London, 1992; Bennett T., Watson D. (Eds). Understanding Everyday Life. Oxford, 2002; Штомпка П. В фокусе повседневная жизнь // Социологические исследования.2009 № 9. С.3-13; Вальденфельс Б. Повседневность как плавильный тигль рационально-сти // Социо-логос. Социология. Антропология. Метафизика / Сост., общ. ред .

и предисл. В.В.Винокурова, А.Ф.Филиппова. М., 1991; Резник Ю.М. Социальное измерение жизненного мира (введение в социоло-гию жизни).М., 1995; Резник Ю.М. «Социология жизни» как новое направление междисциплинарных исследований // Социологические исследования. 2000. № 9. С.3-12; Тощенко Ж.Т .

Социология жизни как концепция исследования социальной реальности // Социологические исследования. 2000. №

2. С.3-12; Ерасов Б.С. Социальная культурология. М.,2001; Возмитель А.А. Способы бизнеса и способы жизни российских предпринимателей. М., 1997; Возмитель А.А., Осадчая Г.И. Образ жизни в России: динамика изменений // Социологические исследования. 2010. № 1. С.17-27; Человек в процессе эпохальных социальных изменений: Материалы теоретико-методологического семинара. 3 октября 2007 г. / Под общей ред.Г. И. Осадчей .

М., 2008; Барсукова С.Ю. Сетевые обмены российских домохозяйств. Опыт имперического исследования. // Социологические исследования. 2005. №8. С.1-30; Душацкий Л.Е. Моделирование повседневности. Эмпирическая типология современности // Социологические исследования. 2006.№ 1.С.53-59; Коломиец В.П. Медиасреда и медиапотребление // Социологические исследования.—2010. № 2. С.58-66 .

работе Д.В.Лебедева и Г.В.Лебедевой, которые попытались дать обзор места культурного воспроизводства в классических социальных теориях Э.Дюркгейма и М.Вебера, феноменологической социальной теории П.Бергера и Т.Лукмана, теории структурации Э.Гидденса6 и небольшой статьи Н.А.Селиверстовой7. С позиций социологии П.Бурдье культурное воспроизводство изучал американский ученый Крис Дженкс.8 В середине ХХ века сфера досуга стала предметом научного анализа в работах французского социолога Ж.Р.Дюмадюзье, который исследовал индустрию досуга в массовом индустриальном обществе модерна.9 В российской науке социокультурная деятельность сформировалась как самостоятельное научное направление к началу 1980-х годов в рамках педагогической парадигмы, которая рассматривала социокультурную деятельность, как идеологически ориентированную воспитательную культурно-просветительскую деятельность .

Уже в новой России происходят существенные изменения, которые приводят к появлению под влиянием международно принятых в ЮНЕСКО формулировок в «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» в 1992 г. определения социокультурной деятельности, как «Деятельности по выявлению, сохранению, формированию, распространению и освоению культурных ценностей». В вузовских научных кругах были предприняты попытки выйти за рамки педагогической парадигмы, что нашло отражение в определении социокультурной деятельности в совместном учебном пособии Т.Г.Кисилевой и И.Д. Красильникова 1995 г., которые отнесли к области социокультурной деятельности «Деятельность по выявлению, сохранению, формированию, распространению и освоению культурных ценностей».10 Впоследствии, в рамках научной школы Московского государственного Лебедев Г.В., Лебедева Д.В. Проблема культурного воспроизводства в социальной теории // URL:http://www.eculture.ru/Articles/2006/Lebedev.pdf Селиверстова Н.А. Культурное воспроизводство: вопросы методологии и методики исследования // Знание .

Понимание.Умение.2012.№ 3. С.59-63 .

Jenks, C. Cultural Reproduction.New York, 1993 .

Дюмадезье Ж. Досуг как форма духовной деятельности. М., 1987 Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Основы социокультурной деятельности: Учебное пособие. М., 1995. С.5-6 .

университета культуры и искусств, возобладала педагогическая парадигма, что и нашло отражение в научных работах московской научной школы.11 В то же время в Петербурге сформировалась научная школа М.А.Ариарского и А.В.Соколова, рассматривавшая социокультурную деятельность в рамках социально-философской парадигмы.12 Исследуя различные аспекты сложного многоуровневого объекта социокультурной деятельности, ученые обеих научных школ внесли значимый вклад в развитие науки о социокультурной деятельности, обогатив представление о ней в рамках различных парадигмальных методологических подходов. Вместе с тем остались не проясненными многие социально-философские аспекты, прежде всего, проблемы социокультурного воспроизводства, генерирования и трансляции смыслов и значений в рамках социокультурной деятельности. Однако в этом случае авторы вынуждены были бы опираться на методологию семиотических исследований, которая осталась в их исследованиях за рамками предмета научных изысканий .

Важнейшим ресурсом социокультурной деятельности, как представляется, является символический капитал. Заслуга в его исследовании, вне всякого сомнения, принадлежит выдающемуся французскому философу П.Бурдье.13 В конце ХХ века П.Бурдье в работе «Практический смысл» впервые сформулировал концепт символического капитала.14 Рассматривая его как важнейшую форму нематериального капитала, П.Бурдье, вместе с тем, сосредоточил свой анализ вокруг проблемы: место символического капитала в социокультурном поле интеракций. Считая его универсальным видом капитала, П.Бурдье полагал, что Жарков, А.Д. Организационно-методические основы культурно- просвети-тельной деятельности: автореф .

дис.…д-ра пед. наук. Л.,1990. Ярошенко Н.Н. Социокультурная деятельность: Парадигмы, методология, теория:

Монография. М., 2000; Ярошенко Н.Н. Педагогические парадигмы теории социокультурной деятельности:

автореф. дис…д-ра пед. наук. М., 2000; Ярошенко Н.Н. История и методология теории социокультурной деятельности: Учебник. М., 2007; Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Социокультурная деятельность:Учебное пособие.М., 2001;Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Социокультурная деятельность: Учебник. М., 2004; Клюско, Е.М. Культурно-досуговая деятельность населения России (май 1945–1985 гг.): теоретико-методологический и исторический аспекты.3-е изд. М., МГУКИ, 2007 .

Ариарский М.А. Прикладная культурология. 2-е изд. испр. и доп. СПб.,2001; Ариарский М.А. Социокультурная деятельность как предмет научного осмысления. СПб.,2008; Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности. СПб., 2003 Bourdieu P. Deux imprialismes de l’universel // Faure C., Bishop T. (ed.) L’Amrique des Franais. Paris: 1992. P.149Bourdieu P. Sur le pouvoir symbolique // Annales. 1977. № 3. P. 405-441 .

Бурдье П. Практический смысл. СПб., 2001. С 234 .

роль символического капитала могут играть все другие формы капитала.15 Позднее, на идеях П.Бурдье была основана работа В.В.Радаева, посвященная различным формам капитала.16Потом выходили работы, посвященные, прежде всего, символическому капиталу в политической сфере жизни общества и территориальным брендам.17 Подводя итог проведенному аналитическому обзору, можно утверждать, что проблемы символического капитала в социокультурной деятельности пока еще не стали предметом углубленного социально-филосфского научного анализа .

Объект исследования – социокультурная деятельность как форма воспроизводства символического капитала в современном обществе .

Предмет исследования – роль и функции символического капитала в современном воспроизводстве символической сферы человеческого бытия в социокультурной сфере жизни общества .

Цель – выявление в рамках социально-философского анализа сущностных характеристик и функций символического капитала, как системной совокупности символических программ мышления, чувствования и поведения людей .

Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. Электронный журнал. 2002.№ 5.С.60[Электронный ресурс]// // URL:http://www.ecsos.msses.ru Радаев В.В. Понятие капитала, формы капитала и их интерпретация[Электронный ресурс]// Экономическая социология: электронный журнал. 2002. Т.3. № 4. С.20-32 // URL:http://www. ecsoc.msses.ru.;

Гравер А.А. Символические капиталы путинской России в мир-системе XXI века. Опыт изучения // Вестник Томского государственного университета. 2010. № 3 (11). С.99-118; Гофман А. Б. Мода и люди. Новая теория модного поведения. М., 1994; Нордстрем К., Роддерстрале Й. Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта. СПб., 2000; Ледяев В., Ледяева О. Многомерность политической власти: концептуальные дискуссии // Логос. 2003. № 4-5 (39). С.23- 32; Нестик Т. Труд, капитал, энергия // Восток // URL:http://www.situation.ru;

Мещеряков Т.В. Бренд территории как символический капитал // Креативная экономика. 2008. № 8(20). С.61-69;

Мещеряков Т.В., Тихонова Н.С. Территориальный брендинг. Мо-нография. СПб., 2008; Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М., 2003; Чайковский Д.В. Воспроизводство власти: к вопросу о символической легитимации власти // Известия Томского политехнического университета. 2011. Т.319. Вып.6. С.130-133; Блумер Г. Мода: от классовой дифференциации к коллективному отбору // Социальные и гума-нитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 11. Социология. Реферативный журнал.2008. № 2. С. 127–149; Максимович Д. Символический капитал власти и средства массовой коммуникации в информационном обществе: методология социальнофилософского исследования и социально-политические практики: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-наДону, 2011; Иванов М.М. Символический капитал работника как средство реализации карьеры: автореф .

дис...канд.соц. наук. М., 2011; Мещеряков Т.В. Бренд как коммуникативный капитал // Проблемы современной экономики.2011. № 1 (37) // URL: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3476; Демидова М.В. «Символический капитал»: социально-философский анализ // URL:http://sibac.info/; Lindh, G.; Dahlin, Einar. A Swedish Perspective on the Importance of Bourdieu's Theories for Career Counseling // Journal of Employment Counseling. 2000. Vol. 37. Issue 4 .

P.194-203; English J.F. The Economy of Prestige: Prizes, Awards, and the Circulation of Cultural Value. Cambridge London, 2005; Savage M., Warde A. Devine F. Capitals, assets and resources: Some critical issues // British journal of sociology. 2005.Vol.56.№1.P.31-47; Львофф Б. СМИ как пространство обращения капитала известности // URL //http://politlogia.narod.ru/TEMATIKA/info-polbnika/smi-kapital-isvesnost.htm;

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих взаимосвязанных исследовательских задач:

рассмотреть социальную категорию: повседневность как объект социальнофилософского анализа;

провести анализ социокультурных практик повседневности как объекта 2) социально-философского исследования;

исследовать методологические проблемы социально-философского анализа 3) социокультурной деятельности;

рассмотреть методологические проблемы социально-философского анализа 4) воспроизводства символического в сфере социокультурной деятельности и роль символического капитала в нем;

осуществить социально-философское исследование социокультурного 5) воспроизводства символического капитала в культурных индустриях;

проанализировать потребления символического капитала в социальных 6) практиках в процессе воспроизводства области символического в социокультурной сфере;

выявить взаимосвязи воспроизводства символического капитала и 7) креативности в социокультурной сфере в рамках социально-философской исследовательской парадигмы;

установить место и роль креативности и символического капитала в 8) реализации символических программ мышления, чувствования и поведения людей в рамках современной потребительской культуры;

произвести анализ детерминирующей роли современных процессов 9) глобализации и локализации в воспроизводстве символического в социокультурной сфере посредством символического капитала;

изучить роль символического капитала как ядра символической области в 10) воспроизводстве социокультурной сферы современного российского общества .

Теоретическую и методологическую основу исследования составили социально-философские концепции информационного общества, глобализации, модернизации, социокультурной деятельности, культурного воспроизводства и потребления, символического капитала, изложенные в трудах И.Валлерстайна, П .

А.Н.Чумакова,18 Робертсона, Л. Морено, развития современного информационного общества – труды П.Бергера, З.Баумана, У.Бек, М.МакЛюэна, социальной повседневности – К.Маркса, Э.Гуссерля, М.Хайдеггера, Э.Дюркгейма, А.Шютца19, социокультурной деятельности - Ж.Дюмадезье, П.Бергера и Т.Лукмана, М.А.Ариарского иА.В.Соколова, символического капитала – К.Маркса, П.Бурдье, Ж.Бодрийяра, В.В.Радаева20 .

В силу сложности и многоуровневости объекта и предмета исследования в диссертации были использованы социально-философские методы диалектического, системного, структурно-функционального и институционального, семиотического и герменевтического анализа .

Научная новизна диссертационного исследования определяется сформулированными задачами и заключается в следующем:

Уточнено понятие «повседневность» с учетом расширения границ 1) «повседневности» за счет рутинизации и «опривычивания» досугового времени и досуговых социальных практик; под повседневностью диссертант предлагает понимать ритмизированную структуру человеческого бытия в различных пространственно-временных социальных реальностях, включающую относительную стабильность темпоральности, социально-ролевых позиций акторов и коммуникативных взаимодействий в рамках усвоенного акторами смыслового дискурса в стабильном пространстве локуса;

Выявлена важность в современных социальных практиках факторов 2) новизны и возможности самореализации в символической области, дающие индивидам возможность варьировать степень анонимности и трансграничности социальных коммуникативных практик, преодолевать рутинность повседневности. Впервые латентный уровень сознания, его самые потаенные Валлерстайн И. После либерализма. М.: ЕдиториалУРСС, 2003; Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture.London, 1992; Чумаков А. Н. Метафизика глобализации: культурно-цивилизационный контекст. М., Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии.М.: Наука, 1991;Шютц А.Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. М., 2003; Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997 Маркс, К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 46, ч. 2. М., 1969; Bourdieu P. Homo academicus.Stanford, 1988 .

пласты способны реализовываться в «виртуальной жизни», тем самым обогащая реальный жизненный опыт информационно-сетевым социальным опытом как «виртуальных» идентичностей, так и реальной самоидентичности, вытесняя неповседневность на периферию современных социальных практик .

Исследование проблем методологии социокультурной деятельности 3) позволило выделить три доминирующих подхода к социокультурной деятельности: социально-философский – М.А.Ариарского - А.В.Соколова, социологический Ж.Дюмадюзье и его последователей, и социальнопедагогический, представленный работами Т.Г. Кисилевой и И.Д. Красильникова, Н.Н.Ярошенко, А.Д.Жаркова и др.; диссертантом предложено рассматривать социокультурную деятельность в рамках системного и институционального подходов к социокультурному воспроизводству, как системной совокупности социокультурного производства и социокультурного потребления .

На основании рассмотрения методологических подходов к воспроизводству 4) символической области в социокультурной сфере деятельности выявлена ведущая роль символического капитала, как важнейшей формы нематериальных активов, которая изначально существовала в человеческом обществе в качестве номинированного конвенционального означивания духовных и материальных объектов культуры и социальных практик. В условиях развития новых форм социокультурной активности индивидов, генерирования и распространения новых видов повседневных социокультурных практик, символический капитал становится одним из наиболее значимых ресурсов, как социокультурного производства, так и социокультурного потребления.

При этом возрастает роль медиативных посредников в цепочке воспроизводства в социокультурной сфере:

производитель – посредник - потребитель .

Социально-философское исследование специфики современного 5) воспроизводства в сфере социокультурной деятельности позволило вычленить в ней место и функции современных культурных индустрий, представляющих собой массовое производство материальных и духовных продуктов и услуг, основанное на генерации и ретрансляции символического капитала, встраиваемого в товар или услугу. Символический капитал, продуцируемый средствами массовой информации, обладает выделенным диссертантом свойством конструктивной дополнительности: он способен возрастать за счет аккумулирования дополнительного символического капитала из социокультурного контекста. Диссертантом выявлена и изучена важная особенность символического капитала — неприменимость к нему постулата убывающей доходности и детерминированность его внешним социокультурным контекстом .

Доказано, что стремление к максимизации возможностей использования 6) индивидуального и общественного символического капитала обуславливает выбор акторами социокультурной деятельности коллективных символических ресурсов, расширяющих индивидуальный символический капитал. Коллективные символические ресурсы больше по объему и возможностям конвертации, в противовес узко-групповым и индивидуальным символическим ресурсам. Они создают рациональные основания для формирования нового коллективизма и индивидуальной мультиидентичности, позволяющей актору социальных процессов использовать в различных социально-ролевых позициях ресурсы индивидуального, группового и коллективного символических капиталов .

Выявлены взаимосвязи различных аспектов воспроизводства 7) символического капитала в социокультурной деятельности. Как установлено диссертантом, в рамках креативного социокультурного производства символический капитал содействует решению триединой задачи: во-первых, генерированию качественно новых форм и содержания продуктов и услуг в социокультурной сфере – новые формы социокультурной активности продуцируют новые социальные практики, а новое содержание наполняет восприятие продукта или услуги с помощью социальных коммуникаций между производителями, посредниками и потребителями новым эмоциональным контекстом, что создает в совокупности новый символический капитал; вовторых, новые социальные паттерны переформатируют символический капитал производителей социокультурных продуктов и услуг, повышая, как правило, ценность его марки и формируя и поддерживая новые социальные практики; втретьих, за счет «опривычивания» новых социальных практик и изменения социокультурной активности людей, получающих дополнительные импульсы к накоплению и реализации символического капитала, символический капитал способствует позитивному поступательному развитию общества .

Установлено, что поиск источников индивидуальных и коллективных 8) конкурентных преимуществ в социокультурном воспроизводстве в современных развитых обществах ориентирован на креативные технологические и символические ресурсы, побуждающие производителей к удовлетворению потребностей конкурирующих потребительских сообществ, с одной стороны, и интеграции общества на основе распределенных символических ресурсов, с другой стороны. Это приводит, в конечном итоге, к формированию и развитию конкурентоспособных креативных потребительских сегментов, являющихся движущей силой современного развития и основывающих свои конкурентные преимущества на обладании коллективными символическими капиталами в сфере социокультурного воспроизводства .

Впервые выявлена специфика социальных детерминантов символического 9) капитала в процессах воспроизводства в социокультурной сфере современного общества. Символический капитал детерминирован, преимущественно, процессами локализации (национальным культурным наследием, национальной идентичностью, доминирующими национальными ценностными основаниями) .

Процессы глобализации, в первую очередь, вовлекают технологии, экономику, затем политику, и лишь в самую последнюю очередь – культуру; при раскрытии потенциала модных трендов глобальной массовой культуры происходит развитие процессов гибридизации современных технологий и архаических традиционных локальных культурных оснований или процессов глокализации; процессы локализации и глокализации актуализируют символический капитал, поддерживающий локальные и глобальные идентичности в мировом геокультурном пространстве. В силу этого символический капитал выступает одним из системообразующих оснований, как процессов глобализации, так и процессов локализации .

Символический капитал является одним из доминантных интегрирующих 10) оснований модернизационной коалиции в современном российском общества, позволяя актуализировать в духовной сфере общественной жизни символические ресурсы национального культурного наследия, символические ресурсы мирового сообщества, сетевые символические ресурсы и символические ресурсы формирующегося российского креативного протокласса. Современная российская коллективная социокультурная идентичность, опирающаяся на ресурсы национального и мирового символического капитала, порождает социокультурный резонанс, возникающей при синтезе традиционных и инновационных ценностей, гибридизации национальных ценностей и ценностей глобальной миросоциальный системы, который способен стать одной из движущих сил инновационной модернизации с использованием традиционных и гибридных ценностей без переформатирования национальной культурной матрицы, с наиболее полным использованием национального и мирового символического капитала .

Основные положения, выносимые на защиту Жизненный мир человека включает в себя как реальный событийный 1 .

пространственно-временной поток актов человеческой деятельности, так и потенциально возможные варианты развития событий, в том числе и прерывающих повседневность, т.е. содержит в себе все многообразие как реализованных, так и потенциальных сценариев человеческой активности в различных сферах воспроизводства - как в духовной, так и в материальной областях деятельности. Повседневность, являясь системным структурным элементом воспроизводства жизненного мира человека, находится в диалектическом единстве с неповседневностью, отражая поток непрерывности социальной жизни человека во времени и пространстве, прерываемый нарушением темпоральности, рутинности и цикличности социальных процессов явлениями неповседневности. Повседневность организована в рамках жизненного цикла морфогенезиса, морфостазиса и завершения социальных процессов воспроизводства социальной реальности, в том числе и в социокультурной сфере .

Анализ проведенных определений социокультурной деятельности 2 .

позволяет выявить три различно ориентированных методологических подхода к социокультурной деятельности в современных условиях: социальнофилософский, педагогическо-культурологический и культурологический (в рамках последнего социокультурная деятельность рассматривалась преимущественно в плоскости досуга, изучаемого в качестве социокультурного феномена). В социально-философской исследовательской парадигме изучаемой проблемы представляется целесообразным выделить системный и институциональный подходы, позволяющие исследовать место, роль и функции символического капитала в структуре воспроизводства символической сферы в социокультурной деятельности как доминантного ресурса социокультурной деятельности .

Представляется целесообразным в рамках структурно-функционального 3 .

подхода выделять в воспроизводстве социокультурной сферы социокультурное производство и социокультурное потребление, разделив социальное время в рамках социокультурного воспроизводства человека, вслед за В.И.Ильиным, на необходимое и свободное. При анализе ресурсов воспроизводства в социокультурной сфере приоритетными являются методология исследования домашнего производства Г .

С.Беккера - К.Дж.Ланкастера и методологический подход к различных формам капитала, разработанный в трудах Ж.Бодрийяра и П.Бурдье, поддержанный и развитый отечественными учеными во главе с В.В.Радаевым. Ядром ресурсов воспроизводства в социокультурной области выступает символический капитал. Символический капитал непосредственно зависим как от символического в культурном наследии, так и от символического, заключенного во внешнем социокультурном контексте, в котором происходит номинирование и оценка его символического содержания. Эволюция этого контекста и социально-санкционированных морально-нравственных ценностей, составляющих аксиологические основания данного социума в целом и его социальных полей в различных сферах человеческой деятельности – социальноэкономической, социально-политической и социокультурной, во времени предопределяет возможности сохранения, возрастания и снижения стоимости символического капитала .

В современном социокультурном воспроизводстве возрастает роль 4 .

различных форм символизации и эстетизации производимой продукции, что породило во второй половине ХХ века такой феномен, как «культурная экономика», отражающий процесс возрастания культурной компоненты в современной экономике, с одной стороны, и сближения социокультурных практик массовой культуры с индустриальным производством – с другой. Этот феномен объективно отражает процессы развития креативности в современном обществе, то есть способности трансформировать привычные алгоритмы повседневной социальной деятельности и создавать качественно новые модели товаров и услуг .

В современном социокультурном воспроизводстве возрастает роль 5 .

индустриальных форм его организации, что породило во второй половине ХХ века такой феномен, как культурные индустрии, отражающий процесс возрастания культурной компоненты в современной экономике, с одной стороны, и сближения социокультурных практик массовой культуры с индустриальным производством – с другой; этот феномен объективно отражал процессы развития креативности в обществе, то есть способности трансформировать привычные алгоритмы повседневной социальной деятельности и создавать качественно новые модели товаров и услуг. Это явилось следствием достигнутого относительного насыщения товарных рынков в развитых индустриальных странах, что потребовало новаторских подходов к развитию экономики и социокультурной деятельности, отражая высвобождение в повседневных социальных практиках времени для организации и проведения свободного времени. Качественно новым явлением современного социокультурного воспроизводства, возникшем на рубеже тысячелетий, можно считать появление креативных индустрий, как специфической разновидности культурных индустрий в рамках массовой культуры. Креативные индустрии создают и распространяют основанные на широком использовании символического капитала инновационные продукты, порождающие новые социокультурные практики и новые формы социальной дифференциации и интеграции в рамках потребительских сегментов креативных индустрий .

Важнейшим источником индивидуального, группового и коллективного 6 .

символического капитала выступает повседневное или обыденное знание, которое характеризуется исследователями как всеохватное, или включающее все актуальное в жизненном мире индивида как практическое, то есть ориентированное для непосредственной связи с реальными жизненными целями, или как нерефлексивное, то есть принимаемое на веру без системы доказательств, детерминированных общественной легитимностью. Поскольку каждый человек принадлежит к какой-либо социальной группе, то, принимая на веру некое знание, он должен соотнести сам факт принятия или отторжения с установленной для данного сообщества, к которому он принадлежит, верификацией легитимности – на уровне соответствия воспринимаемого знания – либо на религиозной основе убежденности в необходимости установления рамочно определенных границ допустимости на основании либо символа веры, либо на основе эмоционального принятия или отторжения, либо на основе индивидуально-ценностной картины мира. В таком случае, содержащийся в практическом или обыденном знании символический капитал получает подтверждение своей стоимости, либо лишается ее, в случае непрохождения фильтра легитимности. Роль медиатора, управляющего социальными знаниями человека об окружающем мире, выполняют средства массовой коммуникации: вопервых, в качестве сигнификационной системы, создающей и структурирующей область образов, наделяющая эти образы смыслами, и предлагающей модели их интерпретации массовой аудитории; во-вторых, в качестве референциальной системы, которая генерирует паттерны моделей поведения и предлагает их в качестве моделей поведения людей, составляющих целевые аудитории; в-третьих, в качестве репрезентационной системы, предоставляющей существующие в обществе или в иных социокультурных сообществах модели поведения и рефлексивно их номинирующей .

Креативные идеи социокультурных продуктов и услуг, воплощенные в 7 .

символическом капитале, могут быть объективированы: в предлагаемом социокультурном продукте или услуге; в рекламном сообщении о предлагаемом социокультурном продукте или услуге; в технологии продвижения и продажи социокультурного продукта или услуги; в формируемой в соответствии с сегментированием рынка идентичности потребительских сегментов. Поэтому креативный символический капитал является доминирующим в производственном сегменте, который формирует и инновационно-креативный потребительский сегмент .

Индивидуальное и коллективное потребление в процессе воспроизводства в 8 .

социокультурной сфере может рассматриваться как один из ресурсов конкурентоспособности сообществ, потому что, в том числе и в рамках потребительских практик, креативные социокультурные практики и инновационные модели потребительского поведения способствуют инкультурации в социум новых культурных образцов и ценностей, содействующих поступательному развитию социума, или их гибридизации с традиционными поведенческими моделями, культурными образцами и ценностями. Эти новые культурные практики и модели поведения способствуют приобретению обществом новых конкурентных преимуществ. Потребителями продуктов и услуг совместно с их производителями генерируется символический капитал потребления в рамках системы воспроизводства социокультурной сферы, который является доминантным среди других форм капитала применительно к процессам воспроизводства в социокультурной сфере. В современном сетевом потребительском обществе в основании взаимодействия субъектов лежит универсальный код сигнификации социальной сети. Этот код сигнификации предписывает потребителям модель поведения на рынке социокультурных товаров и услуг, где доминирует символическая стоимость, создаваемая символическим капиталом .

Современные глобализационные процессы ограничены рамками и 9 .

границами распространения и устойчивости к внешним воздействиям локальных культур и отражают общие процессы социального развития, связанные с конвергенцией и гомогенизацией современного мирового сообщества, с одной стороны, и дивергенцией и гетерогенизацией – с другой .

В современной миросистеме можно наблюдать различные основания глобализации, связанные с надгосударственными, наднациональными и надэтническими идентичностями – цивилизационными, идеологическими и религиозными. В этих условиях в процессах воспроизводства в социокультурной сфере возрастает роль символического капитала. При этом ценностные системы традиционных обществ, возникшие и сформировавшиеся в процессе исторического развития и аккумулированные в символическом капитале традиций и ритуалов, модернизируются или сменяются вновь сконструированными ценностями и ритуалами, опирающимися на символический капитал, определяя границы глобального и локального .

Современная ситуация в развитии российского общества характеризуется 10 .

возросшей ролью символического капитала в воспроизводстве и развитии социокультурной сферы. Если российский средний класс заинтересован в сохранении стабильности социально- политической системы и своего места и роли, прежде всего, в социально-экономической сфере, а социокультурной сфере отводит роль стабилизирующего основания социального развития с опорой на символический капитал национального культурного наследия, то формирующийся национальный креативный протокласс заинтересован в мобилизации символического капитала социокультурной сферы – единственной сферы жизни современного общества, где он обладает максимальными объемами этого капитала, способного сплотить модернизационную коалицию на основании синтеза национального культурного наследия и позитивных достижений глобальной миросистемы, и осуществить инновационную модернизацию российского общества, поддержав конкурентоспособность и преумножив роль России как одной из стран-лидеров мирового сообщества. Это позволяет рассматривать символический капитал как ядро социокультурной сферы современного российского общества .

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в теоретическом и прикладном социально-философском анализе природы, роли и функций символического капитала в процессах воспроизводства в социокультурной сфере жизни общества, исследовании социокультурной сферы жизни общества, как иерархически организованного системного многоуровневого образования, в котором социокультурное ядро, или габитус, выступает в качестве устойчивого центра системы социокультурного производства и потребления, а социокультурная периферия – как зона кросс-культурных взаимодействий с глобальной культурной миросистемой, в которой генерируются новые социокультурные практики, основанные, преимущественно, на формировании и функционировании символического капитала .

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что ряд положений и выводов, содержащихся в диссертационном исследовании, могут быть применены при разработке государственной и муниципальной культурной политики, направленной на развитие культурных индустрий, регулирование их деятельности, ориентации на решение задлач инновационной модернизации российского общества; результаты и выводы исследования могут быть использованы при разработке и реализации концепций политики «мягкой силы» как во внутренней, так и во внешней государственной культурной политике .

Материалы диссертации могут применяться в высших учебных заведениях при подготовке бакалавров и магистров по философии и социо-культурной детельности, в том числе при подготовке учебно-методических комплексов, учебных пособий, а также в программах дополнительного образования для работников государственных и муниципальных учреждений социокультурного профиля, работников культурных индустрий, активистов некоммерческих общественных организаций .

Апробация работы.

Результаты, полученные в ходе проведенного исследования, получили апробацию в научной и педагогической практике, в том числе:

Основные положения диссертационного исследования отражены в 40 научных публикациях общим объемом 59,7 п.л., в том числе в - 3 монографиях, 22 научных статьях, в15 статьях, опубликованных в ведущих научных журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией .

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, пяти разделов, разделенных на параграфы, заключения, списка литературы .

Раздел 1. Воспроизводство социокультурной сферы и социальные практики повседневности: методологические проблемы социально-философского анализа

1.1 Социальная повседневность как сущностное основание социальной реальности В современной социальной философии исследование социальной реальности в различных сферах жизни общества, включая и социокультурную область человеческой жизнедеятельности, особенно в свете трудов Э.Гидденса и Ю.Хабермаса, рассматривают социальную повседневность в качестве сущностной основы социального бытия. Одним из важнейших вопросов при этом является проблема воспроизводства социальной реальности, реализующейся в социальной повседневности .

Интерес к повседневности в современной социальной философии обусловлен так называемым «практическим поворотом» («practiceturn»), в результате чего в фокусе социально-философских исследований оказались рутинизированные обыденные социальные практики повседневной жизни людей.21 При этом обозначились три основных методологически различающихся подхода: 1) феноменологический, 2) этнометодологический, 3) символическоинтеракционистский. Феноменологический подход восходит к трудам Д. Юма и Э. Гуссерля. Этот подход базируется на изучении повседневной деятельности людей и получил в науке обозначение феноменологического. В методологической основе он, на наш взгляд, ассоциируется с известной «теоремой У.А.Томаса», согласно которой, если акторы определяют ситуацию как реальную, то она реальна по своим последствиям .

Второй — этнометодологический, обоснован в работах Г. Гарфинкеля и опирается на результаты этно-антропологических исследований повседневных социальных практик примитивных народов, живущих на стадии потестарных, то есть догосударственных, обществ.22 Третий — связан с именем автора теории фреймов Ирвинга Гофмана и его последователей и носит название символическо-интеракционистский. Наличие обширной литературы по проблеме, включая и защищенные в последние годы диссертации по философии и социологии, избавляют нас от необходимости детального анализа историографии данной проблемы.23 Батыгин Г.С.Социология повседневности: от «практики» к «фрейму» // Гофман И. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта: Пер. с англ. / Под ред. Г.С. Батыгина и Л.А. Козловой; вступ. статья Г.С .

Батыгина. М., 2003.С.3-12 .

Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. СПб., 2007 .

Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М., 2000; Вальденфельдс Б. Повседневность как плавильныйтигль рациональности // Повседневность. М., 1991.С.39-50; Лефевр А. Повседневное и повседневность // Социологическое обозрение. 2007.Т.6. № 3.С.33-36; Кунденко Я.Н.. Повседневность как реалия культурной действительности: автореф. дис…канд. философ. наук. Харьков, 1998; Ковалева Е.В. Структуры повседневности России 90-х годов: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов – на - Дону, 2000; Леонтьева Э.О. Философские основания концептуализации социальной реальности: автореф. дис…канд. философ. наук. Томск, 2000; Мнацакян М.О. Ингерализм, феноменология и национальный интерсубъективный мир повседневности // Социологические исследования. 2000.№ 3. С.84-90; Сыров В.Н. О статусе и структуре повседневности // Личность. Культура .

Общество.М., 2000. Т.2. Спецвыпуск. С. 147-159; Дьячков Е.А. Феноменология личности в условиях нетрадиционного общества: автореф. дис…канд. философ. наук.Ставрополь, 2002; Зайцев И.В. Маргинальность как социально-философская проблем: автореф. дис…канд. философ. наук. Омск, 2002; Захарченко М.В .

Типологическая интерпретация понятия традиции: автореф. дис…канд. философ. наук. СПб., 2002; Инговатов В.Ю. Смысл существования как взаимодействие социального и экзистенциального в человеке: автореф. дис…канд .

Как справедливо указывал Б. Вальденфельс, обыденную жизнь, функцию теорий обыденной жизни и определенных практических действий можно анализировать исходя из субъекта, из объективно существующего мира тел, из социальных отношений, из процесса языкового общения или из действий становящихся автоматическими.24 Повседневность является объектом изучения различных социальных наук: социальной философии, социологии, философской и социальной антропологии, культурологии, истории, этнологии, археологии, психологии, коммуникативистики и других наук .

Благодаря наличию защищенных диссертационных работ по философскому осмыслению формирования и развития феноменологической методологии, позволим себе сосредоточиться на основных вехах в подходах к осмыслению феномена повседневности .

Яркий представитель субъективного идеализма, английский философ Д .

Юм, одним из первых в философии обратился к анализу феномена повседневной, обыденной человеческой деятельности, как некоего пространственно-временного действия, детерминированного привычкой, потому что «привычка — это корень разума».25 Он рассматривал привычку как не поддающуюся рациональному философ. наук. Барнаул, 2002; Лелеко В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре. СПб., 2002;

Нестеров А.И. Мещанство как социальный феномен: Социально-философский анализ: автореф. дис…канд .

философ. наук. М., 2002; Емельянов А.В. «Человек гедонистский» как философская проблема: автореф. дис…канд .

философ. наук. Ижевск, 2003; Марковцева О.Ю. Повседневность как предмет социально-философского анализа:

автореф. дис…канд. философ. наук. Ульяновск, 2003; Меркулова Д.Ю. Проблематизация повседневности на основе классических философских концепций: автореф. дис…канд. философ. наук. Самара, 2004; Малова Е.Ю .

Повседневность: сущность и предмет изучения в гуманитарных науках // Современные наукоемкие технологии .

2007. №7. С. 21-24; Пушкарева И.Л. История повседневности: предмет и методы // Социальная история .

Ежегодник, 2007. М., 2008. С.9-54; Хренов И.А. Мир повседневности в социально-философской рефлексии:

автореф. дис…канд. философ. наук. Тверь, 2007; Полякова И.П. Проблема повседневности в философии ХХ века // Вестник ВГУ: Серия философия. 2009. № 1.С.96-108; Пржиленская И.Б. Эволюция жизненного мира россиян в условиях трансформирующегося социума: автореф. дис…д-ра. философ. наук.Ставрополь, 2008; Смирнова Н.М .

Социальная феноменология в изучении современного общества. М., 2009; Боголюбова С.Н. Повседневность:

феномен неявного знания: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 2009; Шляков А.В .

Бродяжничество как феномен культуры повседневности: автореф. дис…канд. философ. наук. Тюмень, 2009;

Боголюбова С.Н. Повседневность: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 2011; Смирнов А.В .

Концептуализация повседневности: исторический и методологический аспекты: автореф. дис…докт. философ .

наук. СПб., 2012 Вальденфельс Б. Повседневность как плавильный тигль рациональности. М., 1991. С.39 .

Юм Д. Трактат о человеческой природе, или Попытка применить основанный на опыте метод рассуждения к моральным предметам // Юм Д. Сочинения: В 2-х тт. Т. 2. М., 1996. С.230 .

осмыслению модель действия, выработанную человеком в ходе обыденной практики бытия индивида.26 Заслугой основоположника теории научного коммунизма К. Маркса в развитии философии, на наш взгляд, стало введение в научный оборот категории «практика», которая позволила ему преодолеть ограниченность материализма Л.Фейербаха. В противоположность фейербаховской трактовке практики, как чувственного созерцания социальной реальности, К. Маркс понимал под практикой «обработку природы людьми», деятельность в сфере материального производства и «обработку людей людьми», т.е. социально-преобразующую деятельность в сфере духовного производства.27 Как полагал К. Маркс, «совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика».28 Согласно ему, «общественная жизнь является по существу практической».29 Однако категория «практика», предложенная К.Марксом, далеко не тождественна категории «повседневность», которая включает, на наш взгляд, природно-социальный контекст, то есть наряду с «обработкой природы людьми»

эволюцию самой природы. Очевидно, под повседневностью в рамках деятельностного подхода К.Маркс понимал «все те обстоятельства, которые воздействуют на человека», видоизменяют «все его функции и виды деятельности».30К.Маркс выделил в повседневности область досуговой деятельности. Уже в античный период европейской истории философы обнаруживали глубокий интерес к сфере повседневности и досуга, однако досуговая деятельность занимала в философии довольно скромные позиции .

Хотя еще Аристотель писал, что «Вся человеческая жизнь, распадается на занятия Там же. С.230-231 .

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.3. С.1-4 .

Там же. С.2 .

Там же. С.3 Маркс К.Экономические рукописи 1857-1859 годов. Введение // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 46, ч. 1, с. 31 .

Подробнее см.: Кондрашов П.Н. Проблема повседневности в философии классического марксизма:автореф .

дис…канд. философ. наук. Екатеринбург, 2007 .

и досуг… а вся деятельность человека направлена частью на необходимое и полезное, частью на прекрасное…Ведь нужно, чтобы граждане имели возможность заниматься делами и вести войну, но еще предпочтительнее – наслаждаться миром и пользоваться досугом, совершать все необходимое и полезное, а еще более того — прекрасное. Досуг — неотъемлемая составная часть жизни человека в связи с потреблением благ, ощущением удовлетворенности, счастья, блаженства и т. п. Досуг не просто свободное время, а время, заполненное разнообразными занятиями: философским умосозерцанием, играми, упражнениями, забавами, вызывающими ощущение приятности и удовлетворения, искусством, музыкой, общением».31Тем самым Аристотель выступил против представления о досуге, как о сфере праздности, придав области досуга деятельностную интерпретацию .

Вслед за Аристотелем значение сферы досуга как области развития личности отмечал Р. Декарт, писавший, что «Свобода и досуг… этими двумя вещами я обладаю в такой полноте и ценю их в такой степени, что нет в мире монарха, который был бы настолько богат, чтобы купить их у меня»32.Р.Декарт акцентировал внимание на личностном характере области досуговой деятельности. Венцом человеческой деятельности считал досуг и А.Шопенгауер.33 К.Маркс определил досуг как сферу свободной деятельности, «не определяемой подобно труду под давлением той внешней цели... осуществление которой является естественной необходимостью или социальной обязанностью».34 Немецкий философ Э. Гуссерль, развил философскую концепцию Д. Юма, введя в научный оборот понятие «повседневного жизненного мира» – Lebenswelt, в котором различаются неотрефлексированное повседневное бытие, опирающееся на привычные формы жизнедеятельности индивида, Аристотель. Политика //Аристотель. Сочинения. В4-х т.-Т.4. М.,1983. С.616-617 Декарт Р. Собрание сочинений: в 2 т. – Т. 1. – М., 1981. – С. 153 Шопенгауэр А. Введение в философию; Новые паралипомены; Об интересном: Сборник / Пер. с нем. М., 2001 .

Маркс К.Теория прибавочной стоимости. (IVтом капитала) // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т.26, ч.III. -М., 1964. С.211 .

ориентированные на выживание и онтологическую безопасность, и мир стремлений на основе рефлексии индивида и принципах этики – Bestrebung нем.).35Э.Гуссерль («стремлений» сформулировал основные принципы человекоразмерной» методологии, связывающей человеческое сознание с его характеристиками.36 телесными и интерсубъективными Жизненный мир предстает в рефлексии Э. Гуссерля неким универсумом смыслов или феноменов, что послужило основанием считать его научную школу феноменологической .

Повседневность он связывает с видимой и осознаваемой человеком действительностью, как подлинным естественным бытием.37 Такая позиция Э .

Гуссерля относительно определения границ жизненного мира опиралась, на наш взгляд, на доступный ему экзистенциалистский опыт, который еще не сталкивался с проявлениями иных реальностей, связанных с миром виртуальных времени и пространства .

Развивая философские подходы к повседневности Э.Гуссерля, его ученик — М. Хайдеггер выделил в рамках феноменологической методологии новую категорию — Existenz («существование» – нем.) или бытие человеческого существования, не поддающееся философскому познанию на основе лишь рационального подхода, ориентировав его на познание уникальной человеческой природы. Повседневное бытие человека реализуется в Dasein (т.е. «в реальной повседневной практике человека в данный отрезок времени и в данном локусе»).38 Но придавая повседневности вектор развития, М.Хайдеггер отмечает: «Само бытие, к которому здесь бытие может устанавливаться, так или этак, и всегда каклибо устанавливается, мы называем экзистенцией…».39 При этом М.Хайдеггер Гуссерль Э. Логические исследования. Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философия. Философия как строгая наука. Минск - М., 2000 .

Амиров Д.Ю. Релевантность метода социальной феноменологии в исследовании обыденного политического сознания // Материалы XIII научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону».Т.2. Общественные науки. Ставрополь, 2009.С.56-58 .

Гуссерль Э. Логические исследования… С.573 .

Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М., 1993. С.317 .

Там же. С.319 .

разделяет понятия «повседневности» и «Dasein»: «…Dasein есть «собственная»

сущность, иначе — «собственность», которая связана не с модусами человеческого существования (обладанием, принадлежностью и т.п.), но непосредственно с самим этим существованием и мерой его подлинности».40 Повседневность М.Хайдеггер определяет как Alltglichkeit des Daseins — ежедневность проявления здесь-бытия конкретного индивида. М. Хайдеггер полагает, что раскрытие человеком своей экзистенции реализуется посредством практики.41 Об этом подробно пишет в своей работе В.К. Суханцева.42 Немецкий социолог и социальный философ, сторонник деятельностного подхода, М. Вебер полагал, что между харизмой и традицией находится «выхолощенная повседневность».43 Он относил повседневность к профанному и рациональному началу, основанному на повторяющихся действиях, сложившихся исторически и опосредованных социокультурными традиционными практиками .

Повседневность как совокупность рутинных практик рассматривал и последователь Э. Гуссерля, австрийский философ и социолог, эмигрировавший в 1939 г. в США, А. Шутц (А.Шютц). Он изучал социальную реальность, попытавшись интегрировать методологические подходы Э. Гуссерля и М. Вебера в концепте «социальная реальность», под которой он понимал «всю совокупность объектов и событий внутри социокультурного мира как опыта обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью среди себе подобных и связанных с ними отношениями интеракций.Социальная реальность — это мир культурных объектов и социальных институтов, в котором все мы родились, внутри которого мы должны найти себе точку опоры и с которым мы должны наладить взаимоотношения».44 Повседневность он рассматривал в качестве Там же.. С.13 .

Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С. 64-68 .

Суханцева В.К. Хайдеггер: к онтологии обыденности // Фiлософськi доследження. 2003. Вип. 4.С.7-15 .

Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С.628 .

Шютц А.Формирование понятия и теории в общественных науках // Американская социологическая мысль. М.,

1994.С.485 .

первичного уровня Lebenswelt (жизненного мира), воплощающего человеческий опыт, сформировавшегося на основе трудовых практик и порождающего рутинные действия в рамках дихотомии мы/мы в противоположность взаимодействию с социальным окружением в рамках дихотомии мы/они. Концепт Lebenswelt (жизненного мира) раскрывал интенциональный характер отношения человека к окружающему миру, противопоставленный А.Шютцем научной рефлексии: «…в повседневной жизни здоровый, взрослый и вполне сознательный человек обладает…знанием автоматически».45 А. Шютц обозначил системообразующие элементы повседневности в качестве особых форм социальной реальности: 1) трудовая деятельность; 2) уверенность в существовании объективного мира; 3) напряженное отношение к жизни и рискам, возникающим в обыденной повседневности; 4) особое переживание рутинного времени; 5) специфика личностной определенности действующего индивида, ощущающего эмоциональную связь своей личности с социальности.46 прошлым опытом предшественников; 6) особая форма Интересно, что А.Шютц не включил в повседневность досуговую деятельность, хотя она как вид повседневной реальности занимает важное место в жизни человека.47 Это обстоятельство было учтено Н.Элиасом .

Значителен вклад в развитие методологии исследования повседневности (Alltgslichkeit, Alltageschichte), противопоставлявшейся неповседневности (NictAlltag) видного немецкого ученого Н. Элиаса. В послевоенное время Н.Элиас значительное внимание уделил изучению повседневности и повседневных социальных практик людей.

Стремясь к выявлению границ концепта повседневность, Н.Элиас выстраивает несколько пар соотнесения этого понятия с теоретически предполагаемыми исследователем оппозиционными дихотомическими значениями:

Шютц А. Проблема рациональности в современном мире // Шютц А. Смысловая структура повседневного мира:

очерки по феноменологической социологии. М., 2003. С. 172; Shutz A. On Phenomenology and Social Relations .

Chicago, 1970;

Shutz A. On Phenomenology and Social Relations.P.236-239 .

Аванесова Г.А. Культурно-досуговая деятельность: теория и практика организации. М., 2006; Ариарский М.А .

Социокультурная деятельность как предмет научного осмысления. СПб., 2008 .

Обыденность, повседневность праздник, праздничный день;

1. versus

2. Повседневность жизни общества (рутинное повторение ежедневных обстоятельств) versus небудничные, экстраординарные сферы общественного существования;

3. Повседневность, как рабочие будни трудящихся versuscферы жизни людей, живущих дивидендами, в роскоши, не занятых участием в производстве;

Повседневность, как жизнь народа, массы населения жизнь 4. versus высокопоставленных и могущественных персон, символических лиц, фигур — королей, принцев, президентов, членов правительства, членов парламента, народных вождей, демагогов, лидеров экономики и пр.;

5. Повседневность, выступающая синонимом событийной сферы ежедневной жизни, versus события, освященные авторитетом институциональной власти;

6. Повседневность как частная, приватная жизнь, наполненная тем, что имеет отношение к досугу, семье, любви, детям и протекающая в приватных сферах, versus публичная жизнь, протекающая в общественных сферах, главным образом, профессиональная (отметим, что повседневность, в концепции Н.Элиаса, включала досуг). Позднее отечественный исследователь Л.Г. Ионин исключил досуг из области повседневных социальных практик. Под досугом мы, вслед за М.А. Ариарским и А.В. Соколовым, понимаем «часть свободного времени, используемого для товарищеского общения, потребления ценностей духовной культуры, прогулок, развлечений» и других форм деятельности, «обеспечивающих отдых и дальнейшее развитие личности»;48 в то же время нельзя согласиться ни с М.А. Ариарским, ни с А.В. Соколовым, считающим досуг нерегламентированным видом деятельности — досуговая деятельность также может быть регламентирована, однако, спонтанность и нерагламенированность или регламентированность не меняют самой сути феномена досуга; как справедливо, на наш взгляд, указывает Е.М. Клюско, основными признаками досуговой деятельности являются то, что эта деятельность, во-первых, может Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности. СПб., 2003. С.95;Ариарский М.А. Исходные понятия социокультурной деятельности. СПб., 1996. С. 32 .

быть только результатом свободного выбора занятий, во-вторых, является экзогенной по своей природе, в-третьих, осуществляется не с целью получения дохода);49

7. Повседневность, как сфера естественного, спонтанного, нерефлексивно, истинного переживания и мышления, сфера рефлексивного, versus искусственного, придуманного, не спонтанного переживания и мышления, в особенности научного;

Повседневное сознание, как синоним идеологически наивного, 8 .

непродуманного, спонтанного, зачастую, ложного мышления и переживания правильное, истинное, подлинное, научное отрефлексированное versus, мышление .

50 Н. Элиас в своей статье «О понятии повседневности» предвосхищает, на наш взгляд, ряд выводов, сделанных в контексте теории критического реализма М. Арчер.51 Как писал в этой связи отечественный исследователь Л. Г. Ионин, «важно чему противопоставляется повседневное, рутинное, обыденное. Оно противопоставляется: а) как будни – досугу и празднику; в этом случае мы называем повседневность буднями; б) как общедоступные формы деятельности – высшим специализированным формам, например, работа официанта противопоставляется работе космонавта; тогда под обыденностью и повседневностью мы понимаем общедоступные формы деятельности; в) как жизненная рутина – мгновениям острого психологического напряжения, приключения, тогда повседневность – это жизнь как обычно; г) как действительность – идеалу, тогда под повседневностью мы понимаем просто действительность».52 Клюско Е.М. Культурно-досуговая деятельность населения России (май 1945–1985 гг.): теоретикометодологический и исторический аспекты. М., 2007. С14; Аминов С.Р. К вопросу о культурно-досуговой деятельности как социологической категории // Вестник ВЭГУ. 2012. № 2 (58).С.12 .

Элиас Н.О процессе цивилизации. Социогенетические и психогенетические исследования. М., 2007 .

Арчер М. Реализм и морфогенез // Социологический журнал. 1994. № 4. С.47-56 .

Ионин Л.Г. Парадоксальный сон. Статьи и эссе. М., 2005.С.289 .

Н. Элиас, на наш взгляд, по-своему раскрыл природу динамики повседневности, связав «обстоятельства», которые изменяются, с динамикой межсубъектных отношений индивидов.53 В конце 1940-х годов ХХ века Й. Хейзинга, изучая повседневные социальные практики, отметил, что в изучении досуговых социальных практик доминируют оторванность от иных областей человеческой деятельности и социокультурного контекста, формализм, что предопределено подходом к досуговой деятельности как вспомогательного и вторичного явления по отношению к сфере повседневных трудовых практик.54 П. Бергер и Т. Лукман в работе «Социальное конструирование реальности .

Трактат по социологии знания» представили свою модель социальной реальности, демонстрируя, как индивиды конструируют окружающую их реальность, которую они называют наивысшей реальностью (parexcellence), а затем сформированная ими реальность начинает воздействовать на индивидов, обретая власть над ними .

По существу, на наш взгляд, это было преломлением на новой научной базе известной теоремы психолога У.А.Томаса: «Если люди определяют ситуации как реальные, то ситуации реальны по своим последствиям»55. Индивид начинает воспринимать сконструированную повседневность как единственно возможную реальность, которая репрезентирована через номинирование и придание повседневным практикам нормативных смыслов в сфере «Dasein» .

Сконструированная повседневность приобретает статус должного порядка, в рамках которого упорядочена и организована жизнь сообщества, к которому принадлежит индивид: «Повседневная жизнь представляет собой реальность, которая интерпретируется людьми и имеет для них субъективную значимость в качестве цельного мира».56 Поэтому инновации необходимым образом связаны с Арчер М.Ф. Реализм и морфогенез. С.342 .

Хейзинга Й. HomoLudens. Статьи по истории культуры. М., 1997 .

Thomas W., Znanietski F. The PolishPeasant in Europe and America: Vol. 1–2. Chicago, 1958; Луков А.В. Следствия «теоремы Томаса» в условиях становления инфор-мационной цивилизации // Знание. Понимание.Умение. 2006. №

4. С.220-222 .

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995. С.38 .

модернизацией и эволюцией повседневности, хотя их темп и вектор изменений детерминируются самой повседневностью.57 В качестве субъекта повседневности может выступать, как отдельный индивид, так и любая социальная общность: люди «считают мир повседневной жизни само собой разумеющейся реальностью». Субъектами повседневности могут быть и жизнь придворных французского королевского двора, и немецких ремесленников, и российских крестьян. В дискурсе повседневности важнейшее место, на наш взгляд, занимает пространственно-временной локус мира повседневности, сконструированный индивидом. Как отмечал Б. Вальденфельс, «Человек должен изобретать порядок, создавать свой мир».59 Согласно справедливой, по нашему мнению, точке зрения Б. Вальденфельса, «в повседневности господствует смесь того, что не поддается объединению и всегда отделено друг от друга. …Грозящая в этом месте патология распада жизни на сепаратные области может быть остановлена только тогда, когда есть место обмена, и обмен мнениями - место, где различные сферы «перекрещиваются и переплетаются», а вертикальные и горизонтальные соединения образуют «состояние смеси», которому не грозит очистительное разделение».60 Как писал М. Мерло-Понти необходимо включить в анализ повседневности дискурса.61 жизненного мира (Lebenswelt) и теорию Жизненный мир повседневности, по мнению М. Мерло-Понти, следует исследовать с позиции отчужденного наблюдателя, в результате чего жизненный мир повседневности можно будет структурировать и сделать его предметом объективного анализа:

«Восприятие есть именно акт такого рода активности, в которой невозможно разделить сам по себе акт и объект, на который он направлен. Восприятие и Там же .

Там же .

Вальденфельс Б. Повседневность как плавильныйтигль рациональности // Социологос: Социология, антропология, метафизика. М., 1991. Вып. 1. С. 42 .

Вальденфельс Б. Повседневность как плавильныйтигль рациональности…С.47;

Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. 1945. СПб., 1999 .

воспринимаемое по необходимости имеют одну и ту же экзистенциальную модальность, ибо мы не сможем отделить от восприятия то осознание достижения самой вещи, которым оно обладает или, точнее, которым является. Не может быть и речи о том, чтобы сохранить достоверность восприятия, отвергая достоверность воспринимаемой вещи».62По мнению М. Мерло-Понти, «настоящее не замкнуто в самом себе и выходит за свои пределы по направлению к будущему и прошлому».63 Сформулированные П. Бергером, Т. Лукманом, Б. Вальденфельсом и М .

Мерло-Понти концептуальные положения о границах жизненного мира позволили нам осознать поливалентность жизненных миров индивида, наметить возможные пути исследования множественной реальности, как сложного многосоставного социального явления, выработать методологию подхода к различным сферам повседневности, включая и область досуговой деятельности, противопоставленной прерыванию повседневных социальных практик неповседневными социальными практиками. Впрочем, неповседневные социальные практики несводимы к праздничным интеракциям — они могут относиться к экстремальным социальным интеракциям, выпадающим из рутинного ряда социальной повседневности .

Один из основоположников этнометодологического подхода к повседневности Г. Гарфинкель рассматривал повседневность как сформулированную и реализуемую людьми систему обыденных практик, которые выступали в качестве нормативных границ поведения людей. Нарушение сложившихся установок повседневного поведения вызывало в экспериментах Г .

Гарфинкеля негативные эмоциональные оценки и приводило к определенным действиям со стороны окружения испытуемых, направленных на восстановление привычного порядка.64 Тем самым Г. Гарфинкель подтверждал в своих

Там же. С.475 .

Там же. С.531 .

Гарфинкель Г. Исследованияпоэтнометодологии.СПб., 2007. С.23-46 исл .

эмпирических исследованиях роль социального конструирования повседневности в жизни людей .

Развивавшая методологический подход Г. Гарфинкеля А. Хеллер рассматривает повседневность, как сферу формирования и реализации в обыденной жизни обычаев в различных сферах духовной деятельности, прежде всего в сфере лингвокультурных норм и практик.65 Она интерпретирует повседневность, как сферу «реальности в себе», которая включает: 1) правила и нормы обычного языка и его употребления; 2) правила и предписания для использования и манипуляции объектов, в первую очередь созданных руками человека; 3) правила и нормы человеческого общения, так называемые обычаи .

Причем эти правила и нормы взаимосвязаны, поскольку дают необходимый смысл только в контексте друг с другом. Идеи А. Хеллер были развиты и дополнены другими историками (в частности, П. Боршайдом), и в результате был сделан вывод о том, что повседневность – это мир всех людей, в котором должны исследоваться не только материальная культура, питание, жилье, одежда, но и повседневное поведение, мышление и переживания .

Неотъемлемой частью повседневности является сфера досуга. В середине ХХ века французский ученый Ж. Дюмазедье — один из основоположников науки о социокультурной деятельности, выделил в массовой культуре индустриального общества эпохи модерна «цивилизацию досуга». Как полагал Ж. Дюмазедье, досуг следует рассматривать в качестве неотъемлемого системного элемента повседневности в качестве «совокупности занятий, которым личность может предаваться по доброй воле, чтобы отдыхать, развлекаться, развивать свою информацию или образование, свое добровольное социальное участие, – после выполнения профессиональных, семейных и общественных обязанностей». 67 Ж .

Дюмазедье выделил триединство функций досуговой деятельности – рекреационную, развлекательную и личностного саморазвития .

Heller A. Can Everydey Life be Endangered? // Heller A. Can Modernity Survive. Padstow,1990. P.46-67 .

Idem.Р.46 Дюмазедье Ж. На пути к цивилизации досуга // Вестник Московского университета. Серия 12. Социальнополитические исследования. 1993. № 1. С. 87 .

В 70-е гг. ХХ века интерес к повседневности проявился в философскоантропологических работах П. Бурдье и К. Гиртца. К. Гиртц, рассматривал культуру, как «стратифицированную иерархию структур, состоящих из актов, символов и знаков». Декодировка этих актов, символов и знаков, образующих повседневные типизированные людские практики, «интерпретация паутины значений», которую сам индивид сконструировал, выступает у К. Гиртца способом познания.68 П. Бурдье стремится к преодолению противопоставления субъективного и объективного в познании, имея в виду, что они «сами противостоят способу практического познания, положенного в основу обыденного опыта социального мира».69 Поэтому в центре внимания П. Бурдье находится именно практика, как центральное звено неотрефлексированного социального опыта. Развивая это методологическое основание своего научного анализа, П. Бурдье сформулировал теорию габитуса, стремясь рассматривать его как «присвоенное внешнее», «инкорпорированное в тело» и «ставшее внутренним». Сам он называет свой подход «конструктивистским структурализмом».70 Габитус порождается объективно существующими в повседневной жизни социокультурными структурами и воспроизводит их в ментальной и поведенческой сферах деятельности человека.71 П. Бурдье определял габитус как своего рода программу «в том значении, в каком о программе говорят в информатике».72 Габитус является как практикой предшествующих поколений, так и практикой ныне живущего поколения. Наряду с этим он генерирует новые практики, отражающие динамику окружающих социальных и природных Гиртц К. Интерпретация культур. М., 2004 .

Бурдье П. Практический смысл. Отв. ред. пер. и послесл. Н.А.Шматко. М.-СПб., 2001. С.48 .

Mahar C., Harker R., Wilkes C. The basik theoretical position // An Introduction to the Work of Pirre Bourdieu: The Practice of Theory. New York, 1990. P.24 .

Waters M. Modern Sociological Theory. London, 1994. P.12 .

Бурдье П. Социология политики. М., 1993. С. 123 .

условий.73 Тем самым П. Бурдье, вслед за названными авторами, существенно расширил границы жизненного мира, придав им многоуровневый и системный характер .

Подобно П. Бурдье, британский ученый Э. Гидденс во главу угла своего методологического подхода к анализу социальной реальности поставил социальную практику: «Социальные практики, разворачивающиеся в пространстве и времени являются источником образования и субъекта, и социального объекта».74 В рамках структуралистского конструктивизма Э .

Гидденс выдвинул идею диалектического двуединства деятельности и структуры:

«Структура не является чем-то «внешним» по отношению к индивидам: будучи своего рода отпечатками в их памяти и, проявляясь в социальной практике, она представляется скорее «внутренней», нежели внешней (как это считал Дюркгейм) по отношению к их деятельности».75 Тем самым, по мысли Э.Гидденса, деятельность индивида в сообществе протекает в рамках порожденных этим сообществом структур, содержащихся в форме моделей поведения в сознании конкретных людей. Э. Гидденс исходит из аналитической первичности «социальных практик» относительно общественных систем, что позволяет концептуализировать социальную жизнь, как сплетение повседневных практик, непрерывность существования индивидов в конкретных контекстах.76 Поэтому знание об окружающем их социальном мире индивиды приобретают с помощью обыденного мышления повседневной жизни. В то же время повседневная жизнь латентна в традиционном смысле этого слова, т. е. сохраняет традиции и подает нам идеологию, завуалированную здравым смыслом, олицетворяя одновременно спонтанность и застой.77 ЛавоР.С.Этнокультурная дисперсия ассирийцев в глобализирующемся мире: диссер. …д-ра философ. наук .

Ставрополь, 2009. С.62 .

Гидденс Э. Устроение общества. Очерк теории структурации. М., 2003.С.17 .

Там же. С.70 .

Фурс В.Н. «Критическая теория позднего модерна» Энтони Гидденса // URL: http://knowledge.isras.ru/-01furs.html .

Бойм С. Общие места: Мифология повседневной жизни.М., 2002 .

Британская исследовательница представитель реалистического направления в философии – профессор Уорквикского университета в Великобритании М. Арчер призывает различать морфогенезис и морфостазис .

Если в морфогенезисе повседневная реальность детерминируется предшествующими структурами культуры («причиняющей силой предшествующих культурных форм»), то в морфостазисе они, приобретая известную автономию, сами являются детерминантами этих структур, в результате чего прежние структуры замещаются новыми, возникшими в морфостазисе под влиянием реально действующих факторов, реализуемых в человеческой деятельности. Как пишет М. Арчер, «предсуществование и автономность означают прерывания в процессе структурирования/реструктурирования, который можно понять только путем аналитического различия между — «до» (фаза 1), «во время» (фаза 2) и «после»

(фаза 3), что отнюдь не должно отрицать непрерывности человеческой деятельности, необходимой для длительного существования всего социального».78 Таким образом, М. Арчер сформулировала представление о прерывности непрерывного процесса повседневной жизни, имеющего циклическую природу .

Автор теории фреймов И. Гофман, видный представитель сложившегося в ХХ веке в социальной антропологии направления символического интеракционизма, рассматривал повседневность «не как обособленную сферу жизни, противостоящую другим сферам, а лишь как один из возможных миров», который можно трансформировать с помощью изменения поддерживающих пространственно-временные ритмы повседневности ритуалов (например, переформатировав социальные роли акторов в социальном взаимодействии).79 Фактически, во всех трех направлениях исследования повседневности, все перечисленные нами теории исходят из одного общего положения, что Archer M. S. Realist social theory: the morphogenetic approach. Cambridge - NewYork, 1995. P.76 .

Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М., 2000 С. 681 .

повседневность предстает перед нами лишь как один из сосуществующих здесь и сейчас миров, в которых человек реализует различные социально-ролевые сценарии. С учетом развития концепта, «виртуальная реальность» - это, на наш взгляд, обретает особый смысл, поскольку в настоящее время виртуальная реальность трансформировалась в обыденную повседневность в ряде сообществ, придав мифологии, присутствующей в обыденном мышлении, новые импульсы развития .

Событие в потоке повседневности, как вычленяемая в процессе рефлексии пространственно-временная цепь происходящего, может быть осознано, на наш взгляд, лишь при определенной автономизации сознания наблюдателя, когда можно выделить некую прерывность в непрерывном потоке повседневного бытия .

Причем адекватно это событие может быть интерпретировано только с учетом фонового контекста, о значении которого говорил еще И. Гофман. Этот фоновый контекст может детерминироваться, по нашему мнению, технологическими средствами, существующими лишь в социальном мире и раздвигающими границы повседневности для человека. При этом, если рутинная ныне практика работы в сети Интернет отграничивает, как и экран игровой приставки, виртуальную реальность рамкой, выявляющей условность происходящего в виртуальном мире, то специальные сенсорные средства (игровые перчатки, шлем с датчиками, 3-D графика) способны погрузить человека в мир виртуальности так же, как и в мир повседневности. В этой связи примечательна характеристика, данная И .

Гофманом игре в шахматы: «Игра в шахматы содержит два принципиально различающихся основания: одно полностью принадлежит физическому миру, где происходит пространственное перемещение материальных фигурок, другое относится непосредственно к социальному миру противоборствующих в игре сторон».80 В работах современных философов наблюдаются разнообразные концептуальные подходы к понятию «повседневность». И. Т. Касавин и С. П .

Гофман И. Анализ фреймов.С.84 .

Щавелев, например, настаивают на различении понятий «повседневность»

(Alltglichkeit) и «жизненный мир» (Lebenswelt). Согласно их точке зрения, повседневность — это более узкая, фрагментарная, функциональная область, а жизненный мир — предельно широкий горизонт социального бытия, интегральная структура мира.81 По мнению П. Г. Любимова, повседневность как пространственновременной локус с присущей ему темпоральностью каждого человека является лишь частью его же жизненного мира. В отличие от повседневности, основывающейся на повторяющейся ритмической темпоральности в рамках динамических стереотипов, жизненный мир человека намного богаче, так как потенциально содержит в себе различные варианты развития событий, в том числе и нарушающих повседневность. Концепт «жизненный мир», взятый в своей системной целостности, содержит в себе все многообразие как реализованных, так и потенциальных сценариев человеческой жизни. Жизненный мир представляет собой некое множество жизненных миров. Каждое «I» в социальноролевой форме реализуется одновременно в различных параллельных жизненных мирах, обладающих специфическими свойствами (например, мир мужчины, мир отца, мир преподавателя философии, мир любителя классической музыки и т.п.) .

Эти жизненные миры могут находиться в различных отношениях – подчинения, пересечения, соподчинения, противоположностей и т. д. Каждый жизненный мир содержит в качестве своих основных частей сферы повседневности и сферы неповседневности. На основании сказанного выше можно утверждать, что повседневностей, как и неповседневностей, столько же, сколько и жизненных миров.82 Как считает Е. В. Золотухина-Аболина, повседневность характеризуется повторяемостью, стереотипностью, а также связанной с ними понятностью происходящего как для самого индивида, так и его социального окружения Касавин И. Т., Щавелев С. П. Анализ повседневности. М., 2004. С.414 .

Любимов Г. П. Понятия «жизненный мир» и «повседневность» // Научная рациональность и структуры повседневности: Тезисы научной конференции. СПб., 1999. С. 127–128 .

(концепт «me»). В основе коммуникативного взаимодействия индивида с окружающим его социумом лежит структурированная номинированность вещного мира и деятельности, что является необходимым условием успешной коммуникации, потому что жизнь понятна в силу своей стереотипности .

Поведенческие модели, основанные на стереотипизированных ментальных и поведенческих схемах, создают условия для успешного социокультурного взаимодействия.83 Понятие повседневности, сформулированное Л.Г. Иониным, повторило в целом, на наш взгляд, основные положения концепции А.Шютца, правда, сформулировано оно было в рамках энциклопедической статьи, что уже предполагает изначально, согласно жанру, известную обобщенность содержащихся в ней понятий.84 Специфика каждого мира повседневности определяется фундаментальными принципами соответствующего жизненного мира, но не сводится к ним, поскольку жизненный мир содержит в себе большой инновационный потенциал, который в принципе не может содержаться в мире повседневности. Исходя из этого, как утверждает М.П.Шубина, повседневность направлена на сохранение и поддержание уже апробированного опыта, она консервативна и эволюционна. 85 Повседневность — это общая для нас всех реальность, которая существует в постоянно возобновляемой коммуникации людей, и ее составляющие – человеческие смыслы. Главнейшим сущностным свойством человека является его субъективность, которая, находясь внутри, интенционально направлена вовне, стремится выйти наружу. Повседневность человека — это и есть его внутренний жизненный мир, объективированный вовне. Социальный мир, в котором мы живем,согласованно конституируется действующими людьми.86 Золотухина-Аболина Е.В. Философия обыденной жизни (экзистенциальные проблемы). Ростов на-Дону, 1994 .

С.33-34; Золотухина-Аболина Е.В. Повседневность: философские загадки. М., 2005 .

Ионин Л.Г.Повседневная культура // Культурология ХХ век. Энциклопедия. Т. 2. СПб., 1998. С.124 .

Шубина М.П. О понятии и природе повседневности // Известия Уральского государственного университета .

2006. № 42. С. 55-62 .

Там же. С.62 .

Как полагает Т.Б.Мойсеева, посвятившая проблеме повседневности кандидатскую диссертацию,87под повседневностью следует понимать сферу эмпирической жизни человека, характеризующуюся связью с практической деятельностью (не только трудовой, но и досуговой), прагматичностью, коммуникативностью, персонификацией, интерсубъективностью, повторяемостью, стереотипностью, понятностью и т.п. Принимая в целом определение повседневности Т.Б.Мойсеевой, нам хотелось бы обратить внимание на важность включения в данное определение понятия темпоральности и прерывности непрерывного потока событий, о котором столь подробно писала еще М.Арчер. С другой стороны, множественность жизненных миров индивида позволяет нам ставить вопрос о конгломеративном характере пространственновременных характеристик повседневности .

Основными функциями повседневности, согласно точке зрения Т.Б.Мойсеевой, являются сохранение, выживание, воспроизводство человека, общества и культуры в целом. Жизненный мир же состоит из повседневности и неповседневности. Но именно повседневность обеспечивает стабильность общества и трансляцию социокультурного опыта, в то время как область неповседневности ответственна за инновации и социокультурные изменения.88 Такая трактовка неповседневности представляется излишне расширенной. Сама повседневность содержит практическое поле для инноваций, потому что инновации являются опривычиванием нового. В то время как неповседневность содержит и рутинно повторяющиеся социальные практики — например, традиции и ритуалы, закрепленные в праздничных действиях и церемониях .

В недавно защищенной кандидатской диссертации С.Н.Боголюбовой, занимавшейся проблемой исследования повседневности с социальнофилософских позиций, автор пришла к выводу, что в социальной теории понятие «повседневности» не тождественно понятию «жизненного мира». В то время как

Мойсеева Т.Б. Информационные технологии как средство трансформации повседневной жизни человека:

философско-антропологический анализ: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 2008 .

Мойсеева Т.Б. Повседневность: философско-антропологический аспект // Гуманитарные и социальные науки .

2008. № 2. С.21-28 .

концепт «жизненный мир» «означает всю совокупность культурных воздействий, получаемых человеком вне сферы теоретизирования, то «повседневность»

указывает, прежде всего, на область повторяющихся коммуникаций и смыслополагания, которое осуществляется в рамках отношений интерсубъективности».89 Согласно точке зрения С.Н.Боголюбовой повседневность необходимо рассматривать, прежде всего, как сферу коммуникации и смыслопорождения.90 В свою очередь И.А.Хренов, посвятивший феномену повседневности кандидатскую диссертацию, понимает под повседневностью «форму действительности, где материальный мир существует как предметная данность сквозь призму ежедневного восприятия. Повседневность охватывает бытийную сторону человеческой жизни в ее простоте, каждодневности, будничности – сюда входит и «домашний очаг», и работа, – то окружающее, которое зафиксировано человеком как нечто конкретное, неизменное».91 Можем в этой связи заметить, что исключение досуга из повседневности представляется неоправданным, и сводить его к рутинно повторяющимся интеракциям вряд ли возможно .

На основании всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Жизненный мир человека включает в себя как реальный событийный пространственно-временной поток актов человеческой деятельности, так и потенциально возможные варианты развития событий, в том числе и прерывающих повседневность, т.е. содержит в себе все многообразие как реализованных, так и потенциальных сценариев человеческой активности в различных сферах воспроизводства - как в духовной, так и в материальной областях деятельности .

2. Повседневность, являясь системным структурным элементом воспоизводства жизненного мира человека, находится в диалектическом Боголюбова С.Н. Повседневность: феномен неявного знания: автореф. дис…канд. философ. наук. Ростов-наДону, 2009. С.8 .

Там же. С.13 .

Хренов И.А. Мир повседневности в социально-философской рефлексии: автореф. дис…канд. философ. наук .

Тверь, 2007. С.5 .

единстве с неповседневностью, отражая поток непрерывности социальной жизни человека во времени и пространстве, прерываемый нарушением темпоральности, рутинности и цикличности социальных процессов явлениями неповседневности. Повседневность организована в рамках жизненного цикла морфогенезиса, морфостазиса и завершения социальных процессов воспроизводства социальной реальности, в том числе и в социокультурной сфере .

3. Представляется необходимым дополнить концепт «повседневность» с учетом расширения границ «повседневности» за счет рутинизации и «опривычивания» досугового времени и досуговых социальных практик;

под повседневностью диссертант предлагает понимать ритмизированную структуру человеческого бытия в различных пространственновременных социальных реальностях, включающую относительную стабильность темпоральности, социально-ролевых позиций акторов и коммуникативных взаимодействий в рамках усвоенного акторами смыслового дискурса в стабильном пространстве локуса .

Повседневность подкрепляется мыслительно-коммуникативными фреймами, стереотипами, схемами, ритуалами и реализуется в повседневной деятельности индивидов .

1.2 Социокультурные практики повседневности в процессах воспроизводства социокультурной сферы: проблемы методологии социально-философского исследования Социально-философское осмысление воспроизводства социокультурной сферы, общества как сложной многоуровневой саморазвивающейся социальной системы в рамках системно-функционального подхода, предполагает исследование повседневных социокультурных практик как деятельностного основания процессов воспроизводства материальной и духовной культуры.92 Методологически важным, на наш взгляд, представляется указание современного немецкого ученого А. Реквитца на необходимость различать в концепции повседневных социальных практик двух понятий «Рraxis» и «Praktiken». Слово «Рraxis» употребляется в немецком языке в качестве метафорической замены термина «деятельность», противостоящей в категориальном аппарате социально-философской литературы термину «сознание». Понятие «Рraxis», впервые употребленное К.Марксом в знаменитых «Тезисах о Фейербахе», является метафорической заменой термину «деятельность», в противопоставление понятию «сознание». Термин «Praktiken»

отражает рутинизированные типы поведения, состоящие из взаимосвязанных элементов: «типов телесной активности, форм ментальной активности, «вещей» и их использования, фонового знания в форме понимания, ноу-хау, эмоциональных состояний и мотивационных знаний».93 В значении деятельность термин «Рraxis»

использовался европейскими неомарксистами при толковании и развитии марксизма в работах А. Грамши, Д. Лукача, С. Карильо, В. Роше и др .

Одним из первых концептуальное понятие «практики» в повседневности попытался выделить А. Шютц. Он отмечал в этой связи, что «Из многообразных влияний традиции, привычек и из предшествующих размышлений человека формируется совокупность его переживаний. Ясные и различимые переживания сочетаются со смутными догадками. Предположения и предрассудки пересекаются с достаточно убедительными свидетельствами. Мотивы, средства и BourdieuP., Passeron J.C. Reproduction in Education, Society and Culture. London, 1990. P.56-68;JenksC .

CulturalReproduction. NewYork, 1993; Лебедев Г.В., Лебедева Д.В. Проблема культурного воспроизводства в социальной теории // URL: http://www.e-culture.ru/Articles/2006/Lebedev.pdf ;Михайлова И.Г. Искусство как основа социокультурного воспроизводства // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. 2008.№2.С.67-44;

Хронопуло С.М., Совершенный О.В.,Веряскин М.П. Концептуальные проблемы культурного воспроизводства и прогнозирования в формировании институциональной среды российского рынка // Вестник Адыгейского государственного университета. 2013. №3 // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kontseptualnye-problemy-kulturnogovosproizvodstva-i-prognozirovaniya-v-formirovanii-institutsionalnoy-sredy-rossiyskogo-rynka; Jger М.М. A Dynamic Model of Cultural Reproduction //URL: http://www.researchgate.net/profile/Mads_Jaeger Reckwitz A. Toward a Theory of Social Practices. A Development in Cultural Theorizing // European Journal of Social Theory. 2002.№ 5 (2). Р.250 .

цели, а также причины и следствия связываются друг с другом при отсутствии ясного понимания их реальной связи». 94 М. Хайдеггер выделял в обыденной или усредненной повседневности «экзистирующее присутствие» субъекта, в рамках которого он различал «наличное», то есть совокупность орудий и технической «оснастки»

человеческого бытия, куда входят предметы повседневного материального обихода, позволяющие реализовывать бытие индивида в пространственновременном континууме. Наряду с этим он указывал и на совокупность навыков, направленных на решение практических задач с помощью «оснастки»95 — совокупность навыков, «оснастки» и практических задач, которые характеризуют «делание» повседневности или практику.96 Следовательно, согласно точке зрения М. Хайдеггера, раскрытие человеком своей экзистенции, своего социального существования происходит именно через практику .

Представитель феноменологического направления в социальной философии Б. Вальденфельс подчеркивал роль социальных практик в конституировании повседневности. Во-первых, обыденная жизнь не существует сама по себе, а возникает в результате процессов «оповседневнивания» (Veralltglichung), которым противостоят процессы «преодоления повседневности»

(Entalltglichung)». Во-вторых, повседневность – это дифференцирующее понятие, которое отделяет одно явление от другого, а границы и значения сфер повседневности и неповседневности изменяются в зависимости от места, времени, среды и культуры. В-третьих, повседневность социальных практик для одних субъектов может являться неповседневностью социальных практик для других субъектов, в зависимости от их места и роли в социально-иерархической структуре общества.97

Шютц А. Проблема рациональности в современном мире // Шютц А. Смысловая структура повседневного мира:

очерки по феноменологической социологии.- М.: Социо-Логос, 2003. С.172 .

Хайдеггер М. Бытие и время. - М.: Социо-Логос, 1997. С. 64-69 .

Там же. С.66-69 .

Вальденфельс Б.Повседневность как плавильныйтигль рациональности С. 40 – 41 .

Предтечей символического интеракционизма в развитии западной философской мысли стало направление прагматизма. Это направление отличалось существованием в его рамках многочисленных течений и направлений, объединенных, однако, общим методологическим основанием в анализе реальности.98 Сторонники этого философского направления полагали, что «реальность активно создается лишь когда мы действуем в мире и по направлению к нему».99 Опираясь на научный фундамент прагматизма, американский ученый Дж. Г .

Мид создал свою теорию символического интеракционизма, сосредоточившись на динамике взаимодействия актора и внешнего мира. Он рассматривает действие как самую примитивную единицу. Для этого он расчленяет действие на 4 диалектически взаимосвязанных фазы, выделив в качестве исходной фазы импульс или непосредственный чувственный стимул. Поскольку в окружающей индивида среде существует множество стимулов, индивид, как правило, имеет возможность выбора стимула и его восприятия. После чего, наступает фаза манипуляции и обдумывания у человека, которая завершается четвертой стадией — потреблением. «Именно присутствие альтернативных возможностей будущей реакции в определении настоящего поведения в любой заданной извне ситуации и их прорабатывание с помощью механизма центральной нервной системы…решающим образом разграничивает интеллектуальное поведение человека и поведение, основанное на рефлексе, инстинкте и привычке».100 Центральном пунктом размышлений Дж. Г. Мида становится концепт «самости», в который он включал способность индивида быть одновременно субъектом и объектом. Причем Дж. Г. Мид рассматривал «самость» как результат процессов социализации индивида, выделяя два ее уровня — «I» и «me».101 Его понимание «самости» является, пожалуй, ключевым, на наш взгляд, для Jonas H. Pragmatism and Social Theory.Chicago, 1993 .

Hevitt J.D. Self and Society: A Symbolic Interactionist Social Psychology.3 rd. ed.Boston, 1984. P.8 .

Mead G.H. Mind, Self and Society: From the Standpoint of a Social Behaviorist. Chicago, 1962. P.98 .

Idem.P.175, 267 .

осознания детерминированности повседневных социальных практик индивидов, в результате чего индивид способен «сознательно приспосабливаться» к социально санкционированным сообществам, к которым он сам принадлежит, и к его нормам».102 Дж. Г. Мид определил социальный институт как «жизненный обычай сообщества».103 Он ввел в научный оборот понятие «эмерджентности», которое означало в его работах нечто большее, чем совокупность элементов его составляющих, как обозначение принципиально нового.104 И. Гофман, отталкиваясь от идей Дж. Г. Мида, концептуализировал драматургический подход, основанный на понимании социального «Я» (I)» как результата театрализованного взаимодействия между исполнителем и публикой .

В своих работах в этой области И.Гофман значительное, если не центральное место, уделил социальным ролям и их драматургии.105 В этих работах одной из ключевых категорий, на наш взгляд, является социальное соответствие:

«Взаимодействующие должны проявлять ситуационное соответствие…практическое знание того, как вести себя в социальных ситуациях». 106 Существенным, по нашему мнению, для изучения повседневных социальных практик в научном наследии И.Гофмана является его теория фреймов. Под фреймами И.Гофман понимал «схемы интерпретаций», позволяющих индивиду «воспринимать, опознавать и обозначать» жизненные ситуации, в которые он оказывался вовлечен. Фреймы выступают как схемы организации повседневного жизненного опыта индивида. Значительное место И.Гофман уделил ритуалам, которые во многом детерминируют поведение Idem.P.134 .

Idem.P.264, 376 .

Idem.P.41, 198 .

См. Егоработы: Goffman E. Presentation of Self en Everyday Life. Garden City, 1959;Goffman E. Encounters: Two Studies in the Sociology of Interaction. Indianapolis, 1961; Goffman E. Stigma: Notes of the Management of Spoiled Identity.Englewood Cliffs, 1963 идр .

Manning Ph. Erving Goffman and Modern Sociology.Stanford, 1992.P.78-79 .

Snow D. Frame Alignment Processes, Micromobilization and Movement Participation // American Sociological Review.1986. V.51. P.464 .

индивида, направляя и ограничивая его.108 Вместе с тем И.Гофман, на наш взгляд, вышел за рамки дюркгеймовского понимания «элементарных форм религиозной жизни», указывая на случаи игнорирования установленных и санкционированных правил и норм в повседневной практической жизни людей .

Символические интеракционисты, однако, не избежали критики за преувеличение роли повседневной жизни и повседневных социальных практик, за избыточное внимание к скоротечности, эпизодичности и мимолетности.109 В работах Г. Гарфинкеля, И. Гофмана и П. Бурдье была развита теория, так называемых, фоновых социальных практик. В известной степени связующим звеном между работами Дж. Г. Мида и И.Гофмана явились работы Герберта Блумера, активно обратившегося к таким категориям как статусная позиция, социальная роль, обычай, коллективное представление, социальная норма, ценности и др.110 Согласно позиции Г. Блумера, «I» «означает всего лишь то, что человек может быть объектом собственного действия…, т.к. он действует в отношении самого себя и направляет себя в своих действиях в отношении других на основании своеобразного объекта, которым он выступает для самого себя».111 Последователь А. Шютца, основатель нового научного направления — этнометодологии, Г. Гарфинкель112 сосредоточил свое внимание на исследовании социальных практик как важнейшего элемента социологического феномена повседневности. Г. Гарфинкель полагает, что рациональные черты сообщения реализуются в повседневной практической деятельности людей, действующих в соответствии с означиванием их действий и ожиданиями других участников действия.113Как писал в этой связи один из соратников Г. Гарфинкеля Р.А .

Гилберт, в рамках этнометодологии исследуются социальные практики, которые ГофманИ. Анализфреймов .

Meltzer B., Petras J., Reynolds L. Symbolic Interactionism: Genesis, Varieties and Criticisms.London, 1975. P.85 .

Blumer H. The Methodological Position of Symbolic Interactionism // Blumer H. Symbolic Interactionism.- Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1969. P.3 .

Idem.P.12 .

ГарфинкельГ. Исследованияпоэтнометодологии .

Тамже. С.9-16 .

изучаются как «практически отработанные действия, в результате которых производится то, что воспринимается ими как большая структура организации или малая структура взаимодействия личности».114 М. Хайдеггер в одной из своих ранних работ «Бытие и время» указывал, что «экзистирующее присутствие» субъекта в повседневности предполагает наличие совокупности орудий и технического снаряжения, т.е. предметов повседневной жизнедеятельности человека и социальной практики по использованию индивидом этой «оснастки» повседневного бытия.115 Э. Гидденс, создавший структурационную теорию, высказал мнение о том, что акторы социальных процессов творят историю при обстоятельствах, «которые сами не выбирали, но с чем непосредственно сталкиваются, которые даны им и унаследованы от прошлого».116 Э. Гидденс считал основным предметом социальных наук «социальные практики, упорядоченные во времени и пространстве».117 В концепции Э. Гидденса повседневные социальные практики понимаются как рекурсивные. Они постоянно воспроизводятся, а не порождаются социальными акторами: «…с помощью тех средств, которые помогают им выражать себя в качестве акторов. В этих действиях и их посредством агенты создают условия, которые делают эти действия возможными».118 Э.Гидденс понимает под термином структура «то, что придает форму социальной жизни». Э.Гидденс, рассматривая социальные институты как социальные практики, пытался классифицировать социальные практики по четырем сферам деятельности: символической, политической, экономической и правовой.119Причем, согласно точке зрения Э.Гидденса, «момент создания Hilbert R.A. The Classical Roots of Ethnomethodology: Durkheim, Weber and Garfinkel. ChapelHil, 1992.P.193 .

Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С.64-68 .

Giddens A. Central Problems in Social Theory.P.18 .

Гидденс Э. Устроение общества. С.7 .

Тамже. .

Giddens A. Central Problems in Social Theory.P.218, 301 .

действия есть также момент воспроизводства социальной жизни в условиях повседневного существования».120 Полемизируя с Э.Гидденсом, британский философ М. Арчер подвергла критике его теорию с позиции теории систем.121 М. Арчер обращает внимание на то, что структуры по времени предшествуют структурируемой деятельности, и если в результате деятельности возникает структура, то она рамочно определяет уже последующую деятельность. Исходя из относительной автономности культуры и социальных практик, М.Арчер пишет: «…поскольку любое социокультурное действие, в какой бы момент истории оно не происходило, помещено в контекст бесчисленных взаимосвязанных теорий, убеждений и представлений, возникших прежде этого действия и …оказывающих на него обуславливающее влияние».122 П.Бурдье попытался «заново ввести в рассмотрение практику агента, его изобретательность и способность к импровизации» в рамках социальных практик повседневности, определяемых габитусом, т.е. ментальными и когнитивными структурами, посредством которых индивиды осуществляют повседневную практическую деятельность и играют определяемые габитусом социальные роли .

Он выделил в качестве предмета анализа в социальных практиках и поведенческие стратегии агентов, которые не противоречат габитусу. Исходя из представления о том, что существует значимая корреляция между социальными позициями и диспозициями занимающих их агентов, П. Бурдье полагает возможным говорить о медиаторе между габитусом и полем, то есть сетью отношений между объективными позициями агентов и/или социальных институтов. Этим медиатором-проводником и выступают социокультурные практики.123 Гидденс А. Устроение общества.С.25-26 .

Archer M. Culture and Agency.The Place of Culture in Social Theory. Cambridge, 1988 .

Idem.P.XIX; Бурдье П. Практический смысл. С.93-94 .

Бурдье П. Практический смысл. С. 94, 110 .

Как следует из сказанного нами выше, в социально-философских исследованиях явно обозначились три методологически различных подхода – Э .

Гидденса, М. Арчер и П. Бурдье, которые рассматривали социальные практики с различных сторон. Если Э. Гидденс уделил преимущественное внимание структурированию общества и его институтов социальным практикам, а также явлению «эмерджентности», преодолевающему повседневность, то уже М. Арчер сосредоточила свое основное внимание на предопределенности социальных практик предшествующими структурами, различая морфогенезис и морфостазис, а П. Бурдье, в свою очередь, подчеркнул роль габитуса в формировании социальных практик, а на их основе — социальных институтов .

На особое значение повседневных перфомативных языковых практик обратил внимание еще британский философ Дж. Остин, выделив особую категорию высказываний, которые являются частью повседневного поведения индивидов: «употребление этих предложений является частью поступков или действий». 124 В этой связи, развивая концепцию Дж. Остина, австрийский ученый Л .

Витгенштейн предложил обозначать выявленное Дж. Остином коммуникативное явление как «форму жизни», то есть специфическое проявление рутинизированных коммуникативных ситуаций, которые начинают определять поведение индивидов.125 В свете вышесказанного представляется интересной попытка Э. Гидденса сформулировать исследовательскую методологию, которая смогла бы выявить и описать суть современного общества. Выделяя значимые характеристики современного общества, Э. Гидденс полагает, что в современном мире господствуют системные тенденции, преобладающие над нашей способностью изменять мир. И, следовательно, деятельность институциональных структур доминирует над деятельностью агентов или индивидов, реализующих в ОстинДж. Как совершать действия при помощи слов? // Остин Дж. Избранное. М.: Прогресс-Традиция.1999. С .

18 .

Витгенштейн Л. Избранные работы. Пер. с нем. и англ. М., 2005. С.231-416 .

повседневной жизни различные социальные практики, детерминированные их социальными ролями.126 Э. Гидденс обращает внимание на то, что в формирующемся современном информационном обществе, «видимая форма»

места действия скрывает дистанцированные отношения, которые определяют его характер».127 Согласно концепции Э. Гидденса, разрушение прежних пространственновременных отношений, определявших деятельность социальных акторов и вектор развития социальных практик, ведет к качественным изменениям в социальном мире. В современном информационном обществе, на наш взгляд, в этой связи возникает возможность структурирования и изменения социума глобальной информационной сетью Интернет, формирующей новые информационносоциальные сети. Не менее важным аспектом для современного социального развития является, на наш взгляд, погружение в контекст мировой истории, который позволяет аккумулировать накопленный мировой опыт и превратить его в дополнительный властный ресурс .

Наконец, по мысли Э. Гидденса, происходит отрыв социальных отношений от локальных контекстов взаимодействия и их реструктуризация в континуумах.128Это неограниченных пространственно-временных является следствием доминирования в современном мире определенных детерминирующих явлений: во-первых, господства символических знаков (прежде всего денег) во взаимодействиях людей и институтов, которые не только отражают стоимость имеющихся ресурсов в распоряжении взаимодействующих акторов, но и обеспечивают дистантный обмен стоимостями; во-вторых, резко возросшей роли экспертных систем в жизни современных обществ .

Происходящая в современном обществе глубокая дифференциация различных сфер деятельности, обусловленная лавинообразным возрастанием массы информации, приводит к необходимости выделения в современной деятельности Гидденс Э. Устроение общества.С.201 .

Там же. С.19 .

Там же. С.21 .

(например, в области государственного управления) различных экспертных аналитических структур, позволяющих осуществлять углубленный анализ различных сфер социальной практики, ограниченных в объеме информации .

Причем Э. Гидденс предлагает разделять эти экспертные системы на: 1) технические, которые определяют различные технологизированные области деятельности индивидов (например, протоколы используемых в государственном управлении операционных систем, обеспечение безопасности передаваемой и хранящейся информации и т.п.) и 2) профессиональные, которые связаны с аналитикой поступающей и имеющейся информации, а также принятием решений .

Еще одним важным фактором современного развития, согласно методологии Э. Гидденса, является его рефлексивность. Как отмечает Э .

Гидденс, в современном обществе «социальные практики постоянно исследуются и преобразуются в свете поступающей информации об этих практиках, таким образом, существенно изменяя свой характер».129Говоря о современном обществе как об «обществе высокой современности», он отмечает отчуждение современного общества от повседневной жизни за счет возрастания в нем роли абстрактных систем, что при снижении индивидуальных рисков ведет к возрастанию глобальных рисков для общества в целом. Эти риски связаны с проникновением рефлексивности внутрь личности, в результате чего личность превращается в рефлексивный проект, выстраивая свои социальные практики по индивидуальной траектории, в которой может и не оказаться места социально санкционированным ценностям, нормам и институтам.130 В этой связи основатель современной теории рисков — У. Бек пишет, что «вновь образованные социальные отношения и социальные сети теперь нужно выбирать индивидуально; социальные связи тоже становятся рефлексивными, так что

Там же. С. 38 .

Там же. С.32, 98 .

должны устанавливаться, поддерживаться и постоянно обновляться самими индивидами».131 Это уже новая индивидуализация общества, обусловленная отныне не дифференцирующим общество разделением труда (как в эпоху модерна под влиянием индустриального развития), а особой атомизацией бытия индивида, опирающейся на выбор социальных ролей и вызванной потенциальной множественностью параллельных сфер существования индивида в различных возможных реальностях: 1) повседневного реального пространства, 2) измененного реального пространства, 3) патологического реального пространства и 4) виртуального реального пространства .

Под «реальным пространством» мы условимся понимать окружающую нас биоантропоморфную реальность, сложившуюся в результате взаимодействия результатов биологической и социальной эволюции и воспринимаемую естественными органами чувств человека, в которой и протекает повседневная жизнь индивида, реализуемая в обыденных и эмерджентных социальных практиках, организованных матрицей памяти и реакциями, поддерживающими состояние человека в обыденной норме.132 Под «измененной реальностью» условимся понимать окружающий мир, воспринимаемый измененным состоянием мозга, в качественно отличном от обыденного состояния и раскрывающим латентные возможности мозга.133 Под «патологическим реальным пространством» мы понимаем окружающий нас мир, воспринимаемый индивидом под управлением патологически ориентированной матрицы сознания.Впрочем, в настоящей диссертации мы ограничиваемся рассмотрением реального и измененного пространственно-временных континуумов, ориентируясь только на социальнофилософские аспекты исследования .

Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М., 2000. С. 97 .

Бехтерева Н.П. Магия мозга и лабиринты жизни. М.-СПб., 2010 .

Там же. С.207-250 .

Реальное пространство, в рамках которого проходит деятельность индивида в современном обществе в условиях всеохватывающей информатизации, приводит к информатизации сознания, в результате чего человек с помощью использования информационных технологий значительно увеличивает объемы потребляемой информации, изменяет организацию мыслительных процессов, активизирует познавательную деятельность и расширяет ее возможности. Однако в результате этого индивид попадает в своего рода зависимость от информационных технологий. А это, в свою очередь, ведет к изменению повседневных социальных практик, возрастанию объема операторской деятельности, изменению характера межличностного общения.134 Коммуникативное пространство Интернета стратифицировано на две принципиально различные части – киберпространство и пространство пользователей, или же пространство ламеров и юзеров. В киберпространстве превалирует киберидеология индивидуализма, идеология индивидуальных достижений и индивидуального успеха. Пример многих лидеров сегодняшней компьютерной и программной индустрии убеждает юное поколение кибернетчиков, что успех на этом поприще присущ, прежде всего, ярко выраженным талантливым индивидуалистам. Вместе с тем сам коллективный и массовый характер компьютерной индустрии актуализирует в сознании кибернетчиков идеи корпоративизма и некой клановости. Это, на наш взгляд, обуславливается персонализированным отношением в среде Интернетпользователей к любимым маркам в молодежной среде кибернетчиков, поскольку так велико персонализированное отношение к своей фирме, к своей марке, к лэйблу любимого производителя и т.п. Впрочем, это нисколько не мешает социальной мобильности ламеров и юзеров .

В этой связи весьма интересным представляется нам исследование Г. И .

Лыскина. В ней автор обратил внимание на то, что в рамках сообществ разработчиков компьютерных программ с открытыми кодами (т.н. ламеров) Жилкин В.В. Информатизационное сознание // Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения Социальные процессы в современной России: традиции и инновации. М., 2007.Т.2. С.59 .

существует двухуровневая модель организации интеракций:1) иерархический принцип взаимодействия акторов при управлении проектами в рамках группы и

2) сетевой принцип – между разработчиками. При этом двухуровневая система не является барьером для социальной мобильности, в рамках которых любой участник проекта имеет возможность перейти из страты разработчиков в страту архитекторов проекта.135 При усовершенствовании программного обеспечения многие юзеры пополняют ряды ламеров, предлагая им свои находки и новшества в написании программ .

Однако, не только информационные технологии оказывают воздействие на современные социальные практики. Важнейшим социальным детерминантом социальной повседневности является, на наш взгляд, в современном обществе, так называемая, «культурная экономика». Как отмечает американский исследователь С. Леш, «происходящая глобализация массовой культуры потребления придает особое значение символизации товаров и процессу их потребления в деле понимания экономической жизни и формирования идентичностей».136 экономических Эта символизация формирует особую витальность человека в условиях динамично изменяющейся глобальной окружающей среды, стремясь адаптировать его к новым социальным ролям и ценностям, способам регуляции своего поведения и деятельности в разнообразной обстановке. Значительно возросла роль досуговых практик в повседневности, что обусловлено тремя факторами: во-первых, появлением новых технологий организации повседневного досугового времени – например, компьютерных интерактивных игр, не требующих выхода за рамки пространственно-временного континуума повседневности; во-вторых, в связи с возрастанием сложности и интенсивности поведневной трудовой деятельности и сокращением времени на домашнее обслуживание, в связи с развитием технологий бытового сервиса и технологий создания продуктов быстрого приготовления, высвобождающих время в пользу организации досуга в пространстве повседневности и Лыскин Г.И. Социальная структура виртуальных сетевых сообществ.С.12 .

Lach S. Economies of Sings and Space.London, 1994.P.57 .

сокращением отпускных периодов – время релаксации переносится из неповседневности в повседневность; в-третьих, в связи с возрастанием роли эмоционального компонента в жизни современных людей .

Американские ученые Л. Эббот и А. Плэнчон показали возрастание эмоциональных факторов в повседневных социальных практиках потребителей.137Как полагает Л. Эббот, люди, как самостоятельно действующие агенты социальной жизни, «желают обрести в качестве вознаграждения — переживания. Что считать вознаграждением — вопрос индивидуального решения;

оно меняется в зависимости от вкусов, стандартов, верований и целей, и эти изменения сильно зависят от личности индивида и культурной среды».138 При стремлении к выплескиванию своих личных эмоций в окружающую среду, в сообщество себе подобных, с точки зрения социальной идентификации, как это может показаться и парадоксальным, возрастает значение индивидуализации в символизации эмоций, подчеркивающих значимость индивида среди себе подобных в условиях размытости иерархической организации социально-сетевых сообществ. Сформированное индивидом эмоционально окрашенное сообщение, нацеленное изначально на создание определенного впечатления во внешней среде, начинает восприниматься получателями как существующая реальность, как цепочка логично вытекающих друг из друга фактов, поскольку совпадает с моделью ожидаемого описания события у реципиента. В этом случае такой message создает впечатление, что за отдельными словами и фразами вырисовывается система, а за связью внешне несовместимых понятий стоит определенный принцип. Как справедливо полагает С. Московичи, человек «имеет особенность быть привлеченным и соблазненным упорядоченным представлением о мире, который его окружает».139 Эта проекция человеческой индивидуальности вовне была в свое время еще подмечена знаменитым русским религиозным философом отцом Павлом Abbot L. Quality and Competition.New York, 1955. P.40; Planchon A. Saturation de la consummation.Paris,1974 .

P.133; НикитинЛ. Связиизрелищ // Эксперт. 2004.№ 23 (424). С.40 .

Abbot L.Quality and Competition.P.41 .

МосковичиС. Вектолп. М., 1996. С.191 .

Флоренским, писавшим, что сотворение культуры основано на производстве смыслов, то есть «проекция вовне творческих недр человеческого существа, построющих и все его собственное эмпирическое бытие – его тело, его душевную жизнь».140 В свою очередь, Е. Майминас обратил внимание на то, что каждый структурный срез сложной системы (к которой можно отнести и многосоставное российское общество) имеет свои связи переменных в отношении элементов, образующих в совокупности единство в многообразии.141 Современные многосоставные общества основаны на конкурентных и кооперативных взаимодействиях различных социальных групп, дифференцированных по интересам на основе различий по культурным, этноконфессиональным, социально-классовым, идеографическим и иным признакам. Придавая символизирующее значение артефактам и вещам, включенным в социальные практики повседневности, эти социальные сообщества нуждаются, на наш взгляд, и в самоидентификации, окружая себя различными материальными и духовными символами, тем самым манифестируя свою принадлежность к тому или иному социальному слою .

В условиях глобализации мирового развития и трансформации российского общества происходит дальнейшее развитие процессов урбанизации, выражающееся в практически малоконтролируемых процессах роста мегаполисов, являющихся реальными центрами формирования новых социальных практик, основанных на глобальной массовой культуре. Это обусловлено, на наш взгляд, постоянным размыванием традиционных сегментов населения за счет волн новых переселенцев-искателей счастья в центрах сосредоточения ресурсов и возможностей, за счет массового притока трудовых мигрантов из стран с иными культурными традициями. В результате чего различными диаспорами формируются т.н. этнокультурные анклавы, которые вынуждены уживаться с уже Флоренский П.А. Культ, религия, культура // Богословские труды. Т.18.1977. С.102 Майминас Е. Информационное общество и парадигмы экономической теории // Вопросы экономики. 1997. №11 .

С.92 .

существующими сообществами, а основой их взаимодействия является именно космополитическая глобальная массовая культура .

В социальном плане явление массовой культуры, по нашему убеждению, связано с процессами урбанизации и информатизации общества, а также усложнения его структуры и увеличения числа коммуникационных потоков, в которые вовлечен каждый человек. Если во времена Аристотеля античный полис представлял собой «единство непохожих», т.е. единство многообразия, создающее в процессе взаимодействия новое социальное качество — городское сообщество, то современный мегаполис является уже многосоставным, конгломеративным сообществом, которое постоянно изменяется под воздействием миграционных потоков. В результате чего возникает, на наш взгляд, большая проблема социализации людей, представляющих собой различные субкультуры той или иной национальности и разнообразные национальные (этнические) культуры, а также проблема их адаптации и выработки приемлемых стандартов поведения и приспосабливания их к мультикультурной среде социума .

По мнению Б.С.Ерасова, массовая культура дает этому многообразию людей «пригодные представления о необходимых стилях поведения, образе жизни, карьере, отношениях между людьми, путях реализации своих стремлений и т.п.».142 Однако из этого вовсе не вытекает, что люди следуют этим стандартам поведения .

Современные мегаполисы, как специфические узлы глобальной социальной сети людей, ориентирующиеся на инновационные повседневные витальные практики, являются источниками формирования огромного количества сосуществующих друг с другом пространств – коммерческого, рекреационного («пространство желаний»), социального, культурного, семейного, спортивного и прочего. Каждое из этих пространств является продуктом той или иной формы контроля за информацией, коммуникациями, знаниями, ценностями и т.п.».143 Ерасов Б.С. Социальная культурология.М., 2000.С.411 .

Макарычев А.С. Глобальное и локальное: меняющаяся роль государства в управлении пространственным развитием // Политическая наука. 2003. № 3. С.25 .

Всякий переход от одной сферы социального бытия к другой сопровождается, на наш взгляд, переходом из одной социальной квазиреальности в другие. Символические формы отражения пространства выступают здесь в качестве транзитивного поля, облегчающего переключение нашего сознания во множество социальных квазиреальностей или в измененные формы сознания.144Социально-символический контекст дает человеку возможность определить собственные ориентации относительно иных субъектов социальной реальности и способствует выстраиванию социальных дистанций и ориентаций других, относительно данного человека как субъекта социальной реальности – т.н. «развеществление контекста» приводит к диверсификации пространства и выстраиванию многоуровневой иерархии артефактов, символов и субъектов социальной реальности и квазиреальности.145 Как полагает известный итальянский философ У. Эко, современный человек существует в избыточно насыщенном информацией социальном пространстве и времени. Для снятия информационной избыточности явления постмодернистской глобальной массовой культуры (в которых снижены интенции исходящие от самого субъекта) призваны формировать принципы нарратива избыточности, предлагая человеку готовые модели поведения, образа жизни, освоения витального пространства.146 Как справедливо писал об этом Э.Фромм, «на самом деле людям только кажется, что это они принимают решения, что это они хотят чего-то, в то время как в действительности, они поддаются давлению внешних сил, внутренним или внешним условностям, и вынуждены «хотеть» именно то, что им приходится делать».147 При этом видимая и осознаваемая индивидами индивидуализация, на самом деле «означает лишь рыночную зависимость во всех измерениях жизни .

Возникающие средства существования — это изолированный массовый рынок, не осознающий себя (и массовое потребление домов, обстановки и предметов Сивиринов Б.С. Социальная квазиреальность или виртуальная реальность? // Социологические исследования .

2003. № 2. С.12 .

Иванов Д.В. Критическая теория и виртуализация общества // Социологические исследования. 1999.№ 1.С.35 .

Eco U.The role of the reader. Bloomington, 1979. P.120 ФроммЭ. Бегствоотсвободы. Минск, 1998. С.249 .

повседневного использования типовой разработки), а также мнений, привычек, установок и стилей жизни, запущенных и привитых средствами массовой информации. Иначе говоря, индивидуализация подвергает людей внешнему контролю и стандартизации, неизвестных в анклавах родовых и феодальных субкультур».148 С другой стороны, изменяющиеся социальные практики оказывают еще не вполне осознанное воздействие, описанное в отечественной и зарубежной науке, на систему ценностных ориентаций как отдельных людей, так и сетевых сообществ, формирующихся под влиянием информатизации сознания отдельных индивидов, повсеместного распространения информационных технологий и радикальных изменений в коммуникационных системах, которые основаны на горизонтальных слабо стратифицированных коммуникациях.149 Стратификация информационно-сетевых сообществ в киберкультуре обладает, на наш взгляд, целым рядом важных свойств:

1. Она изначально жестко не задана и в ее основе лежит киберкомпетентность .

2. Социальное клеймирование, в котором возвышающих терминов (типа «хакер», «босс», «спец») удостаиваются лишь лица, принадлежащие к высшим иерархическим группам, а уничижительных (типа «ламеры» и т.п.) — к низшим группам .

3. Определенные «касты» и «кланы» киберкультуры, где бы они не находились, в принципе готовы хотя бы к минимальным контактам друг с другом. Также велика и возможность мобильности рядовых членов кланов в смысле перехода их в другую (более высшую) касту или клан кибернетчиков;

4. Неустойчивость статусов представителей киберкультуры. Чтобы занять доминантные позиции в среде кибернетчиков или получить не менее престижный титул «спеца», необходимо, прежде всего, доказать свою компетентность в той или иной компьютерной или Интернет сфере, свою удачливость и профессионализм. Кроме того, факторы, обычные для «офБек У. Общество риска.С.132 .

Там же. С.62 .

лайн» субкультур (такие как наличие покровителей из числа вышестоящих, длительность пребывания в «тусовке», наличие финансовых избытков и т.п.), для киберкультуры тоже значимы, но занимают все-таки вторые роли .

5. Отсутствие строгой субординации в отношениях между «верхами» и «низами» .

«Верхи» как правило, в силу очень острой конкуренции между «тусовками» и «кланами» не могут беспощадно эксплуатировать «компетентные» низы, т.е. в случае серьезных расхождений участники сообщества с легкостью покидают их и мигрируют в другие сообщества;

6. Наличие у «верхов» кибернетчиков определенных обычаев, условных знаков, табу, привилегий и т.п.;

7. Высокая мобильность статуса, что косвенно подтверждается тем, что за какойнибудь год человек может по несколько раз менять свой «никнейм» .

Важно иметь в виду, что, как и во всех человеческих субкультурах, испытывающих очень жесткое давление конкуренции и высокой социотехнической динамики, происходит дрейф и киберсообществ в направлении вертикальной стратификации.150 В условиях физического дефицита реального времени, особенно в мегаполисах, социальное время индивида начинает подменяться виртуальным, позволяющим менять темпоральность событий по индивидуальному усмотрению индивида. Нельзя сбрасывать со счетов и воздействие темпоральности социальной жизни мегаполисов на социальное время провинции, располагающей гораздо меньшими ресурсами. Учитывая центричность организации социальной жизни в России, концентрацию ресурсов в столицах (Москве и, в меньшей степени, Санкт-Петербурге), необходимо принимать во внимание столкновение столичной темпоральности бытия с провинциальной. При этом провинция, на наш взгляд, в большей степени склонна ориентироваться на виртуализацию взаимоотношений со столицами, предъявляющим завышенные требования и ожидания к более бедным ресурсам (включая и человеческие), провинциалам .

Васюков И. Село Компьютеррово и его обитатели (Законы жизни компьютерной и Интернет-культуры) // URL:http:// www. flogiston.ru .

Социальное время и пространство виртуального мира качественно отличны от реального социального времени и пространства. Даже режим так называемого «реального времени», используемый при коммуникации, называется «симулякр»

реального времени, потому что виртуальная идеальная коммуникативная среда «размещает» во времени все по-иному. В виртуальном социальном времени допустимы точные копии ситуации с неограниченным числом повторений, чего нельзя достичь в актуальной реальности .

Кроме того, не существует и социального топоса в виртуальной реальности в точном смысле этого слова, так как топоса у виртуальной реальности в точном значении этого слова нет. Социальное пространство виртуальной реальности располагается повсюду, где есть технические возможности доступа в Сеть .

В этой связи значимое место, на наш взгляд, начинают занимать симулятивные компьютерные игры и информационно-цифровые формы коммуникации, включая и вновь сформированные формы досуга, позволяющие замещать повседневную реальность виртуальной. «Виртуальная реальность, являясь внутренним состоянием субъекта, может быть вызвана внешними причинами и внешними обстоятельствами…или внутренними причинами (например, внутренними ощущениями, соматическим состоянием и т.п.). Вместе с тем, виртуальные состояния могут быть вызваны как независимыми источниками, так и собственными рефлективными источниками посредством «самовозбуждения». Стало быть, виртуальная реальность субъекта способна к саморазвитию и на собственной базе, на основе саморефлексии (состояния психики субъекта)».151 Следует учесть и пcиxoдинaмичecкиe структуры (те черты или качества личности, которые проявляют себя в виде peaкции нa стимулы), развивающиеся в пpoцecce онтогенеза чepeз регулярное пoвтopeниe и подкрепление, которые пocтeпeннo закрепляются в видe паттернов и субличностей. Субличности как психодинамические структуры имеют собственные характеристики, стремятся к Корсунцев И.Г. Философия виртуальной реальности // Виртуальная реальность: философские и психологические проблемы. М., 1997. С.44 .

независимому существованию и стараются удовлетворить собственные пoтpeбнocти и жeлaния посредством самой личности. Субличности исполняют функцию инструментов самовыражения личнocти, своеобразных линз личности.153 Следовательно, наряду с множественностью и динамикой идентичности в виртуальном пространстве можно говорить о протекающих параллельно процессах развертывания структуры собственной личнocти и саморефлексии породивших их потребностей.154 Как отмечают современные исследователи, роли и значения глобальной информационной сети Интернет и его функционирование обуславливает появление новых видов социальных практик, которые меняют привычные формы работы, образования, развлечения, общения и организации быта, создавая конкурентные преимущества в различных сферах повседневной жизнедеятельности людей.155 Однако, в Сети продолжают существовать, но уже в новых формах и традиционные социальные практики. По мнению В.Л.Силаевой:

«Большинство Интернет-сообществ имеет свои традиции, которые приходят из реальной жизни или формируются посредством долгого общения в Сети. Так, например, традиционными на форумах, в блогах и чатах стали совместные встречи Нового года, празднование виртуальных свадеб и дней рождения (для пользователей, проводящих большую часть своего времени в Интернете) или апостериорное выкладывание фотографических и текстуальных отчетов о прошедших событиях (для пользователей, проводящих меньшую часть своего времени в Интернете). Традиционным стало почитание памяти умерших (в реальной жизни) блоггеров, в сообществе livejournal.com даже есть виртуальные кладбища».156 Интернет как коммуникативное пространство вырос, как известно, из американского военного проекта APRANET. В нем отсутствовала иерархия, и Pуффлep М. Игры внутри нac. М., 1998. С. 22-23 Там же. С.24 .

Интернет-форум как вирутальный аналог психодинамической группы // URL:

http://www.spacewoman.ru/999.html .

РадкевичА.Л.СоциальныеИнтернет-практики россиян в условиях формирования информационного общества:

автореф. дис…канд. соц. наук. М., 2009. С.3 .

Силаева В.Л. Интернет как социальный феномен // Социологические исследования. 2008. № 11. С.106 .

каждый сегмент обладал своей автономией. Интернет как специализированная коммуникативная среда унаследовал эти черты APRANET. Интернет обладает целым рядом свойств, способствующих, на наш взгляд, трансформации мирового информационного пространства: во-первых, он обладает мультимедийностью, т.е .

способностью объединять в однородную среду разнородную по форме репрезентации информацию (текст, аудио- и видеозаписи, графику); во-вторых, Интернет характеризуется интерактивностью, т.е. способностью превращать пользователя из пассивного объекта воздействия в активного субъекта диалога, полилога, его автора и соавтора; в-третьих, сегментированием в соответствии с избираемым на данный момент пользователем профилем самоидентификации; вчетвертых, «многосторонностью», т.е. сосуществованием различных сред синхронной и асинхронной, индивидуальной, групповой и массовой; в-пятых, особенность использования Интернета «снимает» за счет гипертекста логику письменной структуры текста, превращая Интернет-тексты в специфический феномен преодоления пространственно-временной организации текстуальной письменно организованной информации (любопытно, что Интернет положил начало и гиперлитературе – одним из первых гиперроманов стал «Полдень»

М.Джойса, содержащий 539 страниц и 951 ссылку; одним из наиболее ярких произведений российской гиперлитературы, основанном на коллективном соавторстве, подобно анонимным средневековым нарративным текстам, стал роман Р.Лейберова «Роман»);157 в-шестых, сама организация информации в Интернете преодолевает ограниченность индивидуального сознания и формирует основания для генезиса и развития надиндивидуального постсознания.158 Кроме того, Интернет способствует, на наш взгляд, трансформации форм выражения человеческой религиозности. Благодаря возможности участия в различных Интернет-сообществах, верующий человек обретает «вторую религиозную идентичность». Помимо того, что он является членом реальной приходской общины, чаще всего территориальной или связанной с кругом его URL:http://www. cs.ut.ee /~roman_1/ hiperfiction/ Епанова Ю.В. Интернет-репрезентации идентичности в контексте перфомативной теории Дж.Батлер // Вестник Сам ГУ. 2009. № 1(67). С. 87-88 .

общения, он становится членом сообщества по интересам, разбросанного по всего миру, в котором формируются межличностные связи, ведутся дискуссии по различным теоретическим и религиозно-общественным вопросам .

Зачастую, эта виртуальная религиозная жизнь гораздо разнообразнее и больше соответствует духовным и интеллектуальным запросам индивидуума, чем реальная приходская община, представляющая собой разновозрастную конгломерацию, преимущественно старше возрастную и низко социальностатусную, в то время как религиозные Интернет-сообщества объединяют людей более молодого возраста и более высокого социального статуса. Впрочем, по данным социологических исследований, лишь 20% россиян использовали Интернет в качестве источника информации религиозного характера.159 В случае с православием виртуальное сообщество не может заменить человеку участия в церковных службах и таинствах, поэтому он вынужден вести «двойную» религиозную жизнь, другие же религии более свободно относятся к выполнению совместных обрядов. Вместе с тем, участие в Интернет-форумах на религиозные темы является важным направлением современной катехизаторской политики Русской Православной Церкви. По мнению зам.председателя Синодального Отдела внешних церковных связей Московской Патриархии, протоиерея Всеволода Чаплина, «Интернет - это находка для православного интеллектуального пространства, потому что Интернет - это СМИ для бедных .

Именно в силу этого, удельный вес православной мысли, православной информации, православного общения в Интернете гораздо выше, чем на телевидении и в газетах… У нас каждую неделю появляется несколько десятков серьезных текстов на религиозно-общественные темы, и большая их часть, наверное, 9/10 из них, публикуется именно в Интернете».160 Православный сегмент Рунета появился в 1996 году, однако благословение Патриарха Алексия II было получено годом позже, когда открылся официальный Баранников В.П., Матронина Л.Ф. Динамика религиозности в информационном обществе // Социологические исследования. 2004. № 9. С.7 Чаплин В., протоиерей. Единственный способ обеспечить церковный авторитет в сети - качество работы тех, кто делает церковные интернет-ресурсы // Справочник-путеводитель «Православный Интернет». М., 2004. С. 24 сайт Московской Патриархии. В 1998-м православный сегмент насчитывал около 150 сайтов, а на сегодняшний день их более 2,5 тысяч .

Как подчеркивает в статье «WWW-обозрение Василины Орловой» журнал «Новый мир» (за 2006 г., № 5), православные сайты можно разделить на 4 группы. Первая группа — это «официальные» или представительские сайты Русской Православной церкви (РПЦ), к которым В.Орлова относит официальные сайты Московского Патриархата, пресс-службы РПЦ, Церковного научного центра «Православная энциклопедия», Синодальной комиссии и других управляющих синодальных органов, официальные сайты епархий (например, можно выделить сайты Архангельской и Холмогорской епархии, Екатеринодарской и Кубанской епархии,163 Ставропольской и Владикавказской епархии164), сайты храмов и учебных заведений, включая и сайт Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, предоставляющий возможность дистанционного обучения.165 Вторая группа сайтов – это сайты православных журналов. Одним из наиболее популярных поисковых ресурсов является, возникший как Интернетстраница Сретенского ставропригиального монастыря, ставший одним из самых посещаемых ресурсов раздела «Религии» любой поисковой системы — сайт «Православие.Ру» (www.pravoslavie.ru). Среди различных сайтов и электронных версий журналов православного профиля выделяются: журнал для широкого круга читателей «Фома» (http://www.fomacenter.ru/), журналы богословской направленности «Альфа и Омега» (http://ao.orthodoxy.ru/), «Православная беседа»

(http://www.pravbeseda.ru/), сайт православного информационного агентства «Русская линия» (http://www.rusk.ru/) .

Третья группа сайтов относится к православным электронным библиотекам и каталогам православных информационных ресурсов: «Православное христианство: каталог, рейтинг, поиск» (http://www.hristianstvo.ru/), «Искомое»

URL: // http://www.hristianstvo.ru/orthorus/rustemples/rusdiotempl/tdiobryan/ URL://http://www. arh-eparhia.ru/ URK:// http://www.orthodoxkuban.com.ru/ URL: //http://www.stavropol-eparhia.ru/ URL:// http://pstbi.ru .

(http://iskomoe.ru/) и др. Среди других электронных ресурсов этой группы выделяется, созданная при московском храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке электронная православная библиотека «Благовещение» (http://www.wco.ru/biblio/), «Христианство в искусстве: иконы, фрески, мозаики» (http://www.icon-art.info/) и др .

Четвертая группа сайтов – так называемый, «живой Интернет», в том числе Интернет-магазин при храме Благовещения Пресвятой Богородицы«Омега»

предлагает книги, иконы, диски, кассеты, (http://www.wcomega.ru/lavka/), календари, игры и т.п .

Существуют и православные сайты Интернет-знакомств, например, в эстонской зоне Интернета – сайт православных знакомств «Любовь»

имеющий следующие услуги: «Брачное агентство»

(http://ljubov.ee), «Друзья христиане» (www.cross.tv.start.beta), клуб (www.emocentre.com), знакомств для православных «Светелка» (http://www.cofe.ru/blagovest/svet), православный форум «Доброе слово» (http://www.dobroeslovo.ru/) и др. В этой группе сайтов представлены и персональные Интернет-страницы - страница алтарника Михаила Сычёва (http://ort-ms.narod.ru),домашняя страница звонаря Евгения Волкова (http://www.zvonarhome.orthodoxy.ru/) и др .

Это бурное развитие происходило при неизменной поддержке священноначалия Церкви. Важным информационно-поисковым ресурсом РПЦ стал сайт «Православное христианство.ru». Специальный сайт «Православие в веб-разработчиков.166 Интернете» представляет сообщество православных Информативен и сервер, посвященный богослужению РПЦ – «Литургия.ру».167 Наряду с электронной библиотекой и теологическими ссылками, имеется ссылка на прямые трансляции богослужений посредством сайта кафедрального собора Храма Христа Спасителя (http://www.xxc.ru/).В разработке сервера активное участие приняла православная общественность прихода церкви св. Иоанна Предтечи (Чесменской) .

URL: http://news.orthonet.ru/?cat=community&item=f70e01cd87cc1f3b2c79dd461848be66 .

URL: http: //www.liturgy.ru/ Во время пастырского визита на Украину, летом 2010 г., Святейший Патриарх РПЦ Кирилл в интервью украинскому телеканалу «Интер» высказал мнение, что социальные сети возрождают эпистолярный жанр, что позволяет дисциплинировать мысли. Однако он высказался против бездумного времяпровождения в Сети и подчеркнул, что мысли, высказанные духовенством в социальных сетях, должны быть мыслями церкви. Он призвал духовенство активно участвовать в онлайновой жизни, но предупредил священнослужителей о большой ответственности во время такого общения. 168 Еще в мае 2010 г. в Издательском совете РПЦ был проведен «круглый стол», посвященный внутрицерковным конфликтам. Как отмечали участники дискуссии, обмен мнениями в Интернете и, в частности, в блогах, зачастую превращается в «свару, стеб, осмеивание церковной жизни, настоящую злобу» .

Очевидно, теперь нарушители правопорядка в Сети будут подвергаться Церковному суду, положение о котором принял июньский Архиерейский собор РПЦ 2010 г. Руководитель пресс-службы Московской патриархии, священник Владимир Вигилянский признался, что видит в блогах и «живых журналах» (ЖЖ) «некую почву, удобрение, которое рождает конфликты». Согласно его точке зрения, «злоба просто разлита в этой блогосфере, где в разных видах, и скрыто, и открыто, присутствуют как минимум 500 священнослужителей».169 Одной из форм реализации потенциала Интернет-пространства в рамках сообщества верующих Русской Православной Церкви является возможность дополнительного доступа к религиозным святыням. Например, можно упомянуть Интернет-проект «Явить миру Сийское сокровище» (http://www.jfap.ru/projects), который предполагает создание Антониево-Сийской монастырской электронной библиотеки и создание виртуальной модели Антониево-Сийского монастыря .

Проект был подписан 28 сентября 2004 года в Архангельске между Российским комитетом Программы ЮНЕСКО «Информация для всех»

и Архангельской областной научной (URL://http://www.jfap.ru/projects)

URL://http://www.lenta.ru. news .

URL://http://www.hro.org/misc/jquery .

библиотекой им. Н. А. Добролюбова. Авторы проекта и служители монастыря считают, что воссоздание визуального образа архитектуры монастыря и публикация его на компакт-диске и на сайте позволит значительно расширить круг потенциальных пользователей электронного ресурса Активно пользуется Интернетом и современный исламский мир, а также протестанты, буддисты и др. Стать членом мусульманской общины или приверженцем неопротестантских и восточных культов можно, не отходя от компьютера и никогда не встречаясь с единоверцами в реальности. В качестве подтверждения этого факта можно привести слова главного редактора «Независимого исламского информационного канала «Ислам.ру» Рената Мухамедова: «Мусульманами люди становятся в силу своих убеждений и искренней веры. На сайте же они могут оставить свои данные, чтобы таким образом сообщить миру о своем решении. Кроме того, есть здесь и исключительно религиозный аспект: согласно Шариату, желательно, чтобы при принятии Ислама присутствовало два мусульманина. Для кого-то в современных условиях это затруднительно, например, если человек, желающий стать мусульманином, живет в местности, где нет последователей Ислама или он еще с ними не готов познакомиться по каким-то причинам». На сайте «Ислам.ру»

существует рубрика (кнопка) «Я принимаю ислам», нажатие которой, по мысли авторов сайта, равносильно публичному произнесению формулы: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мохаммед - пророк Его».170 Ряд сайтов, хотя таковых и немного, посвящены деятельности буддистских общин в России. К таковым относятся: Ассоциация «Буддизм в Интернете»

«Калмыцкий Портал» (http://harada.ru/), петербургский (http://buddhist.ru/), «Буддизм Алмазного пути» (http://www.buddhism.ru/), на котором присутствует ссылка на книжный Интернет-магазин Dharma-Shop (http://www.dharma-shop.ru/), реализующий как основные буддийские книги, так и ритуальные культовые предметы, а также московский «Тибетский Дом в Москве» (http://tibethouse.ru/), Лученко К.В. Интернет и религиозные коммуникации в России // Интернет-журналистика. Электронный научный журнал факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова.2008.№ 1 // URL:http://www .

msu.ru/edocs/4.html .

«Фонд Далай-Ламы — международная организация за этику и мир»

(http://russia.dalailamafoundation.org/links/) и др .

Свойства виртуальных времени и пространства Интернета, особенности формирования информационно-сетевых сообществ, способствуют распространению как квазирелигий, так и глобальной сектантской культуры. По справедливому замечанию Н.Карра, «С момента своего появления Веб стал вместилищем квазирелигиозных устремлений. Собственно, почему бы и нет? Для тех, кто искал трансцендентального пробоя, выхода за пределы вещественного мира, Сеть представляет собой чуть ли не готовую землю обетованную. В Интернете же мы все бестелесны - символы, общающиеся с символами посредством символов. Ранние тексты, посвящённые метафизике Сети (авторами многих из них оказались люди, так или иначе связанные с постшестидесятническим движением NewAge или испытавшие его влияние) пропитаны ощущением грядущего духовного высвобождения. Переход в киберпространство описывается как процесс личного и общественного раскрепощения, путешествия, которое освободит нас от традиционных ограничений нашего разума, сообществ, самой нашей физической оболочки. Мы становимся «сетянами», свободно парящими в некоем пресветлом, чуть ли не ангельском мире».171 Как показывает социальная практика, в Интернете доминирует бестелесность или сконструированная телесность в форме «аватара», который идентифицирует визуальный образ, наделяемый сконструированными личностными характеристиками. В результате утверждается редукция личности к ее семиотическим манифестациям. Интернет формирует произвольную связь между «реальной» и «виртуальной» личностями с помощью анонимности «ников» или псевдонимов. В Интернете, на наш взгляд, может конструироваться поливариантная «виртуальная личность», имеющая множество различных характеристик и индивидуальных маркеров идентификаций для различных коммуникативных ситуаций и информационно-сетевых сообществ. Важным и Карр Н. Бездушность Веб 2.0 // «Компьютерра».21.11. 2005 .

еще не вполне осознанным явлением является возможность полностью или частично симулировать активность виртуальной личности, используя компьютерные программы (что связывает виртуальную личность с искусственным интеллектом и миром робототехники) .

У. Спенгеманн, исследуя жанр автобиографии от блаженного св.Августина до Ф.Кафки, указал на модусы самоописания: исторический, философский и поэтический. Каждый модус сконструирован на основе определенной процедуры или социоконструктивной методологии: исторический — на основе самообъяснения, философский — самоанализа, поэтический — самовыражения .

Все эти стратегии используются для презентации личности в Сети.173 Например, «curriculumvitae» –– неизменный атрибут для размещения в информационносоциальных сетях принадлежит на самом деле историческому модусу и представляет собой самопрезентацию в социально значимых терминах этапов развития и достижений личности. Философский самоанализ используется для экспериментальных или игровых сетевых проектов, изучающих взаимоотношение между онлайновым и оффлайновым «Я» и проблему «Я» в целом. В блогах или Интернет-дневниках, превалирует модус самовыражения. Однако, в связи с активным социальным конструированием «виртуальной личности», как справедливо указывает Е.Горный, необходимо ввести четвертый модус — самоконструирования.174 В этой связи, на наш взгляд, следует обратить внимание на Livejournal (ЖЖ

– «живой журнал») и Liveinternet — массовые блог-платформы для размещения онлайновых дневников, которые располагают программно заданным стандартным набором функций: возможностью публикации записей, их комментирования читателями, создание «френдлент» (индивидуального библиографического перечня сервиса пользователей, интересных для самих пользователей), а также важнейшую платформу современной блогофсеры Twitter .

Spengemann W. C. The forms of autobiography: Episodes in the history of a literary genre. NewHaven - London, 1980 .

Idem .

Горный Е. Онтология виртуальной личности // URL: http://www.netslova.ru/gorny/selected/ovl.html .

Свойства, присущие виртуальной среде, такие как нематериальность, бестелесность и пластичность, позволяющие создание образов, форм и значений, уподобляют ее человеческому уму и, в особенности, такому его проявлению, как воображение: «Киберпространство – это имя, которым мы наделяем человеческое воображение, когда получаем к нему доступ через модем».175Е.Горный обоснованно, с нашей точки зрения, отмечает принципиальное различие между творческим актом в мультимедийной коммуникационной среде Интернета и в других творческих средах (искусство, литература и т.п.): в виртуальном пространстве сконструированные персонажи «виртуальных личностей» могут взаимодействовать между собой, образуя информационно-сетевые сообщества «виртуальных личностей».176 Мир виртуально осуществленного желания с развитием мультимедийных технологий раздвигает границы «оцифровывания» реальности, а внедрение Интернет-технологий не только на производстве, но и в повседневности делает из него необходимого и вполне реального медиума любого коммуникативного акта, любого поступка, любой повседневной социальной практики.177 В процессе интерактивной деятельности в глобальной информационной сети Интернет не только расширяется социальный опыт и развивается социальная компетентность, но и реализуются такие существенные потребности, как самореализация личности, самоидентификация ее с референтными группами, стремление разделить социально-сетевые ценности и получить моральнопсихологическую поддержку. Под самоидентификацией здесь и далее понимается «процесс выбора человеком той или иной идентичности, а также процесс формирования этой идентичности».178При этом важное значение, на наш взгляд, для нее приобретают факторы новизны повседневных социальных практик, дающих возможность варьировать степень анонимности и трансграничности Sinha I.The Cybergypsies: A Frank Account of Love, Life and Travels on the Electronic Frontier. London: Scribner,

1999.P.130 .

Горный Е. Онтология виртуальной личности .

Соколов Б.Г.Рай гиперпространства // Образ рая: от мифа к утопии. Серия «Symposium». Вып. 3. СПб., 2003 .

С.149-151 .

Пантин В.И.Политическая и цивилизационная самоидентификация современного российского общества в условиях глобализации // Полис. 2008. № 3.С.29 .

социальных коммуникативных практик. Впервые в человеческой истории социализация индивидов в глобальном трансграничном пространстве начинается в столь раннем возрасте. Возникает явление множественности повседневных виртуальных социальных практик, когда впервые латентный уровень сознания, его самые потаенные пласты способны реализовываться в «виртуальной жизни», тем самым обогащая реальный жизненный опыт информационно-сетевым социальным опытом как «виртуальных идентичностей», так и реальной самоидентичности .

Проблемы самоидентификации в сети, самопрезентации и последующий социально-коммуникативный статус в Интернете приобретают в жизни современного человека значимое место. Именно поэтому мы и наблюдаем в настоящий момент глобальную персонализацию Интернета, основным инструментом которой являются разнообразные социальные ресурсы.179 Однако мультимедийная природа Интернета предоставляет индивиду возможность экспериментировать со своей личностью и создавать виртуальный образ или сетевую идентичность сообразно своим желаниям. А ограниченный пока технологическими параметрами сенсорный опыт виртуального пространства вести себя иначе, чем в реальности:180 «Интернет дает индивиду средства выступает еще одним элементом компьютерной культуры, способствующим понятию об идентичности как о множественности. В Интернете люди способны «Я».181 создавать себя, перемещаясь в нескольких Параллельно с конструированием собственной виртуальной личности человек создает образ собеседника, который в реальности почти всегда существенно отличается от действительного, т.к. недостающую информацию он просто домысливает, ориентируясь на свой персональный опыт.182 Спиридон (Баландин), игумен. Жизнь в социальных сетях // URL: http:// www.http://www.w3c.org/TR/1999/REChtml401 .

Громова В.М. Конструирование идентичности в интернет-дискурсе персональных объявлений:автореф.дис..канд.философ.наук. Ижевск, 2007 .

Turkle S. Life on the screen: identity in the age of the Internet. NewYork, 1995.P. 178 .

Барлас Т.В. О «параллельных реальностях»: размышление психолога и Интернет-пользователя // URL:http://www.psyjournal.ru/j3p/20080401/ Информационно-социальные сети Интернета облегчают категоризацию индивида в различных информационно-сетевых сообществах в соответствии с выбранными им идентичностями. Информационно-сетевая самоидентификация, как в реальном, так и в виртуально сконструированном образе позволяет человеку непрерывно углублять свое собственное внутреннее содержание под воздействием общения в информационно-сетевых сообществах. Тем самым мы получаем возможность критики и последующей корректировки собственных убеждений .

Информационно-сетевые сообщества становятся важнейшим фактором формирования общественного мнения, развития гражданских инициатив, синергии ресурсов, разрушая монополию институционализированных средств массовой информации и органов государственной власти на информацию и способы публичной репрезентации личного и общественного мнения. Тем самым они участвуют в формировании мега-информационно-сетевого сообщества как нового сегмента формирующегося информационного общества .

Как и в жизни, в информационно-сетевых сообществах существуют Интернет-этика (netiquette), допускающая мягкие формы ненормативной лексики, словесные войны в чатах и на форумах (flamewars), девиантные формы поведения (например, троллинг, т.е. намеренно конфликтное поведение, выражающееся в противопоставлении себя информационно-сетевому сообществу). Как правило, такое поведение обусловлено тем, что человек с неопределенной идентичностью и слабыми интеллектуальными возможностями предпочитает быть лучше сетевым провокатором (т.н. «троллем»), чем занимать низкие коммуникативностатусные позиции. Своим поведением «тролли» пытаются спровоцировать хаос в информационно-сетевых сообществах, к которым серьезно относятся сторонние наблюдатели .

Виртуальная реальность особым образом воздействует и на психику индивидов в повседневной практической деятельности в контексте так называемого «эффекта потока», т.е. полной поглощенностью своей деятельностью. Согласно данным Ш.Теркла, Интернет-пространство рассматривается многими его участниками как место проживания, переживания и сопереживания, напоминая эффект, возникающий при обращении к художественным текстам и образам вне зависимости от форм их репрезентации – в виде литературных произведений, кинофильмов, телесериалов и т.п.

Такой опыт «потока» обладает следующими характеристиками:

Требования задач воспринимаются как соответствующие умениям;

1 .

2. Субъект испытывает чувство контроля своих действий и окружения;

3. Требования к действиям ясны, существует быстрая обратная связь;

4. Концентрация внимания достигается без субъективных усилий;

5. У субъекта присутствует ощущение слияния действий и их осознания, т.н .

некое самозабвение .

Не случайно компьютерные хакеры подчеркивают сходство своей деятельности с медитацией, экстазом, слиянием с объектом деятельности. Хакеры широко применяют методы социальной инженерии, уделяя повышенное внимание манипулированию людьми и созданию программируемой модели поведения человека, о чем свидетельствует содержание хакерских сайтов .

Хакеры, связанные с кибер-преступностью, используют и целенаправленно формируют факторы, способные привести к сознательному или неумышленному соучастию в разрушении систем информационной защиты организации, такие как: 1) неудовлетворенность сотрудника (сотрудников) социальным статусом или материальным положением; 2) формирование политико-идеологических, нравственных, религиозных, бытовых ориентаций, противоречащих установкам фирмы; 3) создание экстремальных ситуаций на личностном (семейном, сексуальном, финансовом и т.д.) уровне; 4) давление на людей путем шантажа или обмана; 5) имитация ранговых различий с целью получения необходимой информации; 6) воздействие на психофизические и физиологические системы организма с использованием гипноза, психотропных препаратов, наркотиков и т.п.184

Turkle S. Life on the Screen.Р.38 .

Скородумова Б. Указ.соч. С.75 .

Аналогичное восприятие коммуникативной деятельности в сети Интернет испытывают геймеры и просто люди, не мыслящие свою деятельность вне глобальной информационной сети.185 Общей чертой, объединяющей различные типы личностных изменений под влиянием присутствия в Интернете, на наш взгляд, является ощущение присутствия в виртуальной реальности .

С другой стороны, нельзя не отметить и опасность возникновения своеобразной психологической зависимости от присутствия в глобальной Сети или Интернет-аддикции.

Присутствие в информационно-социальных сетях или геймерских пространствах способно полностью поглощать личность субъекта, вытесняя на периферию повседневности иные социальные практики.186Согласно наблюдениям К.С.Янга, «25% Интернет-зависимых пользователей или аддиктов, приобрели свою зависимость в течение полугода после начала работы в Интернете, 58% – в течение второго полугодия, а 17% – вскоре по прошествии года».187 Наиболее распространенными Интернет-аддикциями, выявленными у пользователей Интернета, являются следующие:

1. Зависимость от компьютера — пристрастие к играм, программированию или другим видам повседневных социальных практик, постепенно занимающих доминантное положение в повседневных социальных практиках индивида;

2. «Информационная перегрузка», т.е. компульсивная навигация по www, поиск в удаленных базах данных;

3. Компульсивное применение Интернета, или компьютерная игромания, т.е .

патологическая привязанность к азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам, опосредствованным Интернетом;

4. Зависимость от «кибер-отношений», т.е. от социальных применений Интернета: от общения в чатах, групповых играх и телеконференциях, что Смыслова О. Психологические последствия применения информационных технологий // URL: http:// www .

flogiston.ru/ Янг К.С. Диагноз: Интернет-зависимость // Мир Internet.2000. № 2. С. 24-29 .

Там же; Войскунский А.Е. Психологические исследования феномена Интернет-аддикции // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы, (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М., С. 251-253 .

может в итоге привести к замене семьи и друзей, имеющихся в реальной жизни, виртуальными партнерами;

5. Зависимость от «кибер-секса», т.е. от порнографических сайтов в Интернете, от обсуждения сексуальной тематики в чатах или специальных телеконференциях «для взрослых» и т.п.188 В ходе исследования были обнаружены проблемы в плане принятия своего физического «Я»: в той или иной мере более 60% пользователей дискриминируют собственную телесность. Именно это негативное отношение к физическому компоненту своего образа «Я» и дает наибольший вклад в проблемную самооценку личности .

Эмоциональная сфера этих людей, как правило, характеризуется неустойчивостью и депрессивными реакциями. Большинство из них страдает от чувства одиночества, дистанцированности от окружающих и ощущают изначальную невозможность добиться понимания со стороны других людей. Из этого делается вывод, что структура и содержание идентичности Интернетзависимых пользователей существенно отличается от структуры и содержания идентичности тех пользователей, которые не склонны к Интернет-зависимости.189 Вместе с тем нельзя не принять во внимание множественность идентичностей в современном Интернет-пространстве одного индивида, что коррелирует, на наш взгляд, с понятием «сконструированной множественной идентичности» населения крупных европейских мегаполисов, открытым и исследованным Л.Морено или, как ее определяет сам автор, с понятием «космополитический локализм».190 При этом нельзя согласиться с предположением Ш.Теркла о преобладании расщепленной доминантной идентичности в Интернете, т.к. Интернетпространству преимущественно свойственна именно множественная идентичность.191 Войскунский А.Е. Психологические исследования феномена Интернет-аддикции.С.252 .

Чудова Н.В. Особенности образа Я «жителя» Интернета // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М.,С. 269-270 .

Moreno L. ‘Multiple identities and global meso-communities’/L.Moreno // Lachapelle, G., Paquin, S. (eds.), Mastering Globalization. Oxon, 2004. P.127-140 .

Turkle S. Op.cit.P.221-223 .

Именно явление урбанистской множественной идентичности и порождает возможность расщепления доминантной идентичности в среде второго поколения мигрантов в странах Западной Европы, сформировавшихся на основе доминантной коллективной радикальной религиозной идентичности. Их семьи приехали в Великобританию, Францию, Германию, Нидерланды, Бельгию и Испанию в поисках лучшей жизни, однако, в силу анклавизации мест расселения и сепаратизации рынка труда, они сохранили свою культурную обособленность .

Второе же поколение мигрантов подверглось уже вторичной радикализации, на что явственно указывают взрывы на мадридском вокзале 11 марта 2004 года и в лондонском метро 7 июля 2005 года. Причем внешне эти радикальные экстремисты были абсолютно лояльными европейскому образу жизни.192По оценке Г. Вейманна — автора работы «Террор в Интернете», в 2006 г .

действовало свыше 4800 радикальных исламских сайтов, которые пропагандировали идею ненависти к Западу, способствуя формированию коллективной идентичности потенциальных террористов.193 Таким образом, можно заключить, что такие явления, как множественная идентичность современных мегаполисов и расщепленная доминантная идентичность современных радикальных течений в религиозных конфессиях, порождают в целом, на наш взгляд, реальные проблемы формирования государственной и гражданской идентичности. А Интернет-пространство способно стать, подобно газете в «галактике Гутенберга» МакЛюэна, «коллективным пропагандистом и организатором деструктивных сил «в галактике Сети» М.Кастельса .

С другой стороны, Интернет-пространство позволяет преодолеть разобщенность различных частей этноса, устранив демиургов-посредников в лице харизматических персон политических и культурных элит, преодолевая архитипические основания мифологизации и опираясь на гибридные и Post J. Psychological Operations and Counter-terrorism // Joint Force Quarterly. 2005. № 37.Р. 105-110 .

Weimann G. Terror on the Internet: The New Arena, the New Challenges.Washington, 2006 .

неотипические формы коллективного бессознательного.194 Эти новые формы, однако, в гораздо меньшей степени устойчивы, в силу большей индивидуализации и автономности личности в современную эпоху. Поскольку создаваемые сообщества т.н. неокланы («neo-tribe» - термин был предложен французским ученым М. Маффесоли) виртуальны, то при столкновении с реальностью они могут достаточно легко терять свою устойчивость.195 Впрочем, видимо, на наш взгляд, вопрос об их устойчивости во многом определяется уровнем развития информатизации жизни современных людей. У. Вилбор предложил рассматривать личную коммуникацию и Интернет-коммуникацию как взаимосвязанные и пересекающиеся формы взаимодействия. Согласно ему, отношения реальных и виртуальных коммуникаций можно рассматривать в контексте сообществ, поскольку онлайновые коммуникации не могут не опираться на опыт, полученный ими в реальной жизни, и наоборот.196

На основании всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Анализ проведенных определений социокультурной деятельности позволяет выявить три различно ориентированных методологических подхода к социокультурной деятельности в современных условиях:

социально-философский, педагогическо-культурологический и культурологический (в рамках последнего социокультурная деятельность рассматривалась преимущественно в плоскости досуга, изучаемого в качестве социокультурного феномена) .

2. В социально-философской исследовательской парадигме изучаемой проблемы представляется целесообразным выделить системнофункциональный и институциональный подходы, позволяющие исследовать место, роль и функции символического капитала в структуре воспроизводства символической сферы в социокультурной деятельности, как доминантного ресурса социокультурной деятельности .

ЛавоР.С. Этнокультурнаядисперсияассирийцеввглобализирующемсямире:автореф. дис…д-рафилософ. наук .

Ставрополь, 2009. С.26-27,31-32 .

Keleman M., Smith W. Community and its virtual promises: A critique of cyberlibertarian rhetoric// Information, Communication & Society.2001. Vol. 4. №. 3.P. 370-387;

Пипенко М. Особенности репрезентации субкультурных идентичностей в Интернете //URL:

http://www.regioncentre.ru/generation/scienceaboutyouth .

3. Необходимо особо отметить важность в современных социальных практиках факторов новизны и возможности самореализации в символической области, дающие индивидам возможность варьировать степень анонимности и трансграничности социальных коммуникативных практик, преодолевать рутинность повседневности и стабильности социально-ролевых позиций. Впервые латентный уровень сознания, его самые потаенные пласты способны реализовываться в «виртуальной жизни», тем самым обогащая реальный жизненный опыт информационносетевым социальным опытом как «виртуальных» идентичностей, так и реальной самоидентичности, вытесняя неповседневность на периферию современных социальных практик .

На основании изложенного в первом разделе диссертации, можно сформулировать следующие выводы:

Жизненный мир человека включает в себя как реальный событийный пространственно-временной поток актов человеческой деятельности, так и потенциально возможные варианты развития событий, в том числе и прерывающих повседневность, т.е. содержит в себе все многообразие как реализованных, так и потенциальных сценариев человеческой активности в различных сферах воспроизводства - как в духовной, так и в материальной областях деятельности .

Повседневность, являясь системным структурным элементом воспоизводства жизненного мира человека, находится в диалектическом единстве с неповседневностью, отражая поток непрерывности социальной жизни человека во времени и пространстве, прерываемый нарушением темпоральности, рутинности и цикличности социальных процессов явлениями неповседневности. В повседневности выделяются необходимое и свободное (досуговое) время и, соответственно, необходимая и свободная (досуговая) деятельность .

Повседневность организована в рамках жизненного цикла морфогенезиса, морфостазиса и завершения социальных процессов воспроизводства социальной реальности, в том числе и в социокультурной сфере .

Представляется необходимым дополнить концепт «повседневность» с 3 .

учетом расширения границ «повседневности» за счет рутинизации и «опривычивания» досугового времени и досуговых социальных практик; под повседневностью диссертант предлагает понимать ритмизированную структуру человеческого бытия в различных пространственно-временных социальных реальностях, включающую относительную стабильность темпоральности, социально-ролевых позиций акторов и коммуникативных взаимодействий в рамках усвоенного акторами смыслового дискурса в стабильном пространстве локуса. Повседневность подкрепляется мыслительно-коммуникативными фреймами, стереотипами, схемами, ритуалами и реализуется в повседневной деятельности индивидов .

4. Анализ проведенных определений социокультурной деятельности позволяет выявить три различно ориентированных методологических подхода к социокультурной деятельности в современных условиях: социальнофилософский, педагогическо-культурологический и культурологический (в рамках последнего социокультурная деятельность рассматривалась преимущественно в плоскости досуга, изучаемого в качестве социокультурного феномена) .

В социально-философской исследовательской парадигме изучаемой проблемы представляется целесообразным выделить системный и институциональный подходы, позволяющие исследовать место, роль и функции символического капитала в структуре воспроизводства символической сферы в социокультурной деятельности как доминантного ресурса социокультурной деятельности .

Необходимо особо отметить важность в современных социальных 6 .

практиках факторов новизны и возможности самореализации в символической области, дающие индивидам возможность варьировать степень анонимности и трансграничности социальных коммуникативных практик, преодолевать рутинность повседневности и стабильности социально-ролевых позиций. Впервые латентный уровень сознания, его самые потаенные пласты способны реализовываться в «виртуальной жизни», тем самым обогащая реальный жизненный опыт информационно-сетевым социальным опытом как «виртуальных» идентичностей, так и реальной самоидентичности, вытесняя неповседневность на периферию современных социальных практик .

Раздел 2. Теоретико-методологический конструкт исследования процессов производства и потребления символического капитала в социокультурной деятельности

2.1. Социокультурная деятельность как предмет философского анализа Социокультурная деятельность — одна из наиболее динамично развивающихся сфер человеческой деятельности в современном обществе .

Именно в рамках социокультурной деятельности происходят процессы воспроизводства социокультурной сферы жизни общества.Развитие социокультурной сферы как важнейшей системообразующей сферы жизнедеятельности социальной системы, воспроизводство социокультурной сферы, развитие индивидуальной и коллективной творческой деятельности, направленной на самореализацию личностного потенциала человека и творческих коллективов, становление и развитие с начала 1990-х гг. ХХ в. социальной педагогики, а с начала 1980-х гг. ХХ в. — культурно-досуговой деятельности — все это привело к востребованности в рамках парадигмы педагогических наук направления «социокультурная деятельность» .

Хотя первоначально социокультурная деятельность стала рассматриваться как самостоятельное научное направление в социологии в работах французского ученого Ж.Р. Дюмазедье, изучавшего «индустрию досуга» в обществе модерна .

Под социокультурной деятельностью Ж.Р. Дюмазедье понимал осознанную, направляемую, организованную и планируемую деятельность по адаптации к культуре всех слоев населения. Видимо, то, что это был французский ученый, занимавшийся вопросами аккультурации, было следствием первой волны массовой миграции алжирцев во Францию и попытка инкорпорации инокультурных мигрантов во французское общество с целью смягчения разрыва.197Методология наметившегося цивилизационного подхода к социокультурной деятельности Ж.Р. Дюмазедье доминировала в западной науке и послужила одним из оснований определения социокультурной деятельности ЮНЕСКО в рекомендациях «О международной стандартизации статистики государственного финансирования деятельности в области культуры», принятых на XXI-й сессии ЮНЕСКО в Белграде, в октябре 1980 г. В этих рекомендациях под массовой работой в «социокультурной области» понималось «содействие развитию общинных центров и самодеятельности, церемониям и мероприятиям, связанным с религиозными, этическими убеждениями, подготовкой кадров, вспомогательными мероприятиями».198 В советской России и соответственно в советской науке социокультурная сфера рассматривалась, прежде всего, как воспитательно-просветительская деятельность по первичной социализации населения. Известный специалист в Дюмадезье Ж. Досуг как форма духовной деятельности. М., 1987.С.16-27 .

О международной стандартизации статистики государственного финансирования деятельности в области культуры. Рекомендации, принятыеXXI сессией ЮНЕСКО в Белграде. Париж, 1981 .

области социокультурной деятельности Ю.Д. Красильников обратил внимание на то, что понятие социокультурная деятельность в начале XXI века употреблялось в трех аспектах: во-первых, как социальная практика, интегрирующая все многообразие профессий, необходимых для реализации функций социокультурной сферы; во-вторых, как исторически сложившаяся отрасль научных знаний, отнесенная ее создателями и их последователями к педагогическим наукам; в-третьих, как учебная дисциплина, обладающая определенной логикой и внутренней структурой.199 К началу 1980-х годов в российской советской науке сложилось целое направление культурно-просветительской работы, где социокультурная наук.200Культурнодеятельность включалась в сферу педагогических просветительская деятельность рассматривалась как важное средство идеологического воспитания населения. Хотя, наряду с педагогическими науками, социокультурная деятельность иногда становилась и предметом специализированных социологических исследований, главным образом, по проблемам социологии культуры.201 Понятие «культурно-досуговая деятельность» вводится в научный оборот в российской науке с начала 1980-х годов, а в конце 1980-х - начале 1990-х гг. из западной науки в советскую педагогическую науку и практику проникает и начинает развиваться направление «социальная педагогика», ориентированная на работу с детьми и подростками во внеучебное время по месту жительства.202 В «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» 1992 г .

под культурной деятельностью понимается «деятельность по сохранению, созданию, распространению и освоению культурных ценностей» (ст.3) .

Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Социокультурная деятельность: Учебник. М., 2004. С. 37 Андреева, М.С. История культурно-просветительной работы в СССР. Ч. 2. /Культурно-просветительная работа в СССР: учеб. пособие /Под ред. Т.А. Ремизовой. М., 1974 .

Культурная деятельность: Опыт социологического исследования. М., 1981 .

Коржева Э.М. Актуальные проблемы свободного времени в интерпретации французских социологов //Франция глазами французских социологов. М., 1990С. 218—231; Культурно-досуговая деятельность: перспективы развития и проблемы регулирования. Свердловск, 1991; Жарков А.Д. Организационно-методические основы культурнопросветительной деятельности: автореф. дис.…д-ра пед. наук. Л.:ЛГПИ,1990; Жаркова Л.С., Жарков А.Д., Чижиков В.М. Культурно-досуговая деятельность: Теория, практика и методика научных исследований. М., 1994;

Стрельцов Ю.А. Культурология досуга: Учебное пособие. 2-е изд. М., 2003 .

Наряду с этим, в вузовских научных кругах делаются попытки выйти за рамки педагогической парадигмы, что нашло отражение в определении социокультурной деятельности в совместном учебном пособии Т.Г.Кисилевой и И.Д. Красильникова 1995 г., которые отнесли к области социокультурной деятельности социальную активность акторов по выявлению, сохранению, формированию, распространению и освоению культурных ценностей.203 В 1990-е годы происходил процесс переосмысления объекта, предмета и функций различных дисциплин, развивалось стремление отчасти к расширению, а отчасти — к смещению предметной области социокультурной деятельности, в которую казанским ученым Н.Ф. Максютиным было предложено отнести социокультурную деятельность в направлении социальной работы с маргинальными группами населения, которая осуществлялась с помощью культурно-досуговых средств.204 Попытка интегрировать различные подходы к определению социокультурной деятельности была предпринята орловским ученым А.С.Ковальчуком, ограничившим пространство и время социокультурной деятельности досугом, и полагавшим, что социокультурная деятельность представляет собой совокупность отношений и деятельности, реализуемых специфическими формами, методами и средствами на основе интересов индивидов, реализуемых в сферах культурной жизни, взаимодействии и общении людей в их свободное время.205 В рамках сложившейся педагогической парадигмы и развивающейся системы социально-педагогических технологий Н.Н.Ярошенко относил к социокультурной деятельности совокупность педагогических технологий, обеспечивающих трансформацию культурных ценностей в регулятив социального Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Основы социокультурной деятельности: Учебное пособие. М., 1995 .

Максютин Н.Ф. Гармония. Система. Специфика формы: Избранные лекции по курсу «Социокультурная деятельность». 2-е изд. Казань, 2003 .

Ковальчук А.С. Социокультурная деятельность Орел, 1997 .

взаимодействия, а также совокупность технологий, реализующих социализирующие воспитательные процессы.206 К педагогической парадигме возвращаются в итоге исканий 1990-х в начале нового века и другие ученые Московского государственного университета культуры и искусств — Т.Г. Кисилева и И.Д. Красильников, которые предложили понимать под социокультурной деятельностью социально-педагогическую и социокультурную среду обитания человека, пути и формы активного воздействия на эту среду и на активное функционирование в ней индивидов,207 а позднее уточнили это определение и предложили рассматривать социокультурную деятельность в качестве обусловленного исторически и педагогически целенаправленного и социально востребованного процесса, ориентированного на трансформацию культуры и культурных ценностей в объект взаимодействия индивида и социальных групп в интересах развития каждого члена общества.208 В результате были усилены педагогическая и культурологическая составляющие определения в ущерб социологической, что было связано, с одной стороны, с развитием и уточнением теоретического аппарата культурологии и стремлением представителей науки социокультурной деятельности максимально расширить культурологическую составляющую, а с другой - усилением педагогических парадигмальных оснований данного определения, что свидетельствовало о завершении конституирования социокультурной деятельности в научную специальность в педагогической сфере .

Социально-педагогическая ориентация московской научной школы исследования социокультурной деятельности не помешала питерской научной школе развивать социально-философское направление изучения социокультурной деятельности, восходящее в своих методологических основаниях к социологическим работам Ж.Р.Дюмадезье. В этой связи уместным представляется отметить работы петербургских ученых — М.А. Ариарского и А.В.Соколова .

Ярошенко Н.Н. Социокультурная деятельность: Парадигмы, методология, теория: Монография. М., 2000;

Ярошенко Н.Н. Педагогические парадигмы теории социокультурной деятельности: автореф. дис…д-ра пед. наук .

М., 2000; Ярошенко Н.Н. История и методология теории социокультурной деятельности: Учебник. М., 2007; ср.:

Стрельцов Ю.А. Социальная педагогика: Учеб.пособие. М., 1998 .

Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Социокультурная деятельность:Учебное пособие. М., 2001 .

Киселева Т.Г., Красильников Ю.Д. Социокультурная деятельность: Учебник. М., 2004 .

М.А.Ариарский под социокультурной деятельностью понимал «Обусловленную нравственно-интеллектуальными мотивами общественно целесообразную деятельность по созданию, освоению, сохранению ценностей культуры,209а А.В.Соколов рассматривал социокультурную деятельность в качестве «культурной деятельности социальных субъектов по: а) созданию культурных ценностей (творчеству); б) развитию способностей индивидов и обслуживанию их творческой деятельности; в) коммуникации, т.е. распространению, сохранению и общественному использованию всех видов культурных ценностей».210 А.В.Соколов различал социокультурную деятельность, во-первых, как «культурную деятельность социальных субъектов (профессиональных и непрофессиональных социальных групп, вплоть до общества в целом) по созданию культурных ценностей (творчеству), во-вторых, как деятельность «по развитию способностей индивидов и обслуживанию их творческой деятельности», в-третьих, как деятельность в форме коммуникации, «то есть распространению, сохранению и общественному использованию всех видов культурных ценностей»,211 и индивидуальную социокультурную деятельность, под которой он подразумевал «культурную деятельность индивидуального субъекта».212 Последнюю А.В.Соколов подразделял на: а) самореализацию личности — деятельность по «созданию культурных ценностей», б) саморазвитие физического и духовного потенциала личности — «индивидуализацию личности», в) деятельность по социализации личности.213 Выводя основание разведения предложенной классификации А.В.Соколов считал, что между социокультурной деятельностью и индивидуально-культурной деятельностью существует принципиальное различие: индивидуально культурная деятельность — «это духовная деятельность социализированной личности, которая осуществляется в психическом пространстве», и поэтому она Ариарский М.А. Прикладная культурология. 2-е изд. испр. и доп. СПб., 2001. С.16; Ариарский М.А .

Социокультурная деятельность как предмет научного осмысления. СПб., 2008. С.17-24 .

Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности. СПб., 2003.С.18 .

Там же .

Там же .

Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности.С.18 .

относится к психологическим понятиям, а социокультурная деятельность – «это духовная деятельность социальных субъектов, осуществляемая в социальном пространстве», поэтому она относится к социологическим понятиям.214 Представляется, однако, что подобное противопоставление носит искусственный характер. В психическом пространстве можно выделить как индивидуальное психическое в бытии индивида, так и коллективное, например, коллективное бессознательное, индивидуальное этнокультурное и коллективное этнокультурное, индивидуальное и коллективное политическое сознание. Однако это не отменяет принадлежности и индивидуального и коллективного к психическим и социальным пространствам.215Ведь культура представляет собой «форму трансляции социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного мира культуры, но и культурных ценностей, образцов поведения».216 Как справедливо, на наш взгляд, полагает В.Н.Костюк,в современном обществе ярко проявился феномен социально-информационного пространствавремени, где в диалектическом проявлении субъект-объектных отношений в пределах этого социально-информационного пространства-времени происходит обособление индивидов и социальных институтов, а в основе «лежит…взаимодействие огромного числа принимающих самостоятельное решение индивидуальностей».217 В результате чего в этом, приобретшем новые качества пространстве-времени, возрастает роль самоорганизации и саморазвивающихся структур, формирующих в новых условиях развития социокультурной сферы жизнедеятельности общества «спонтанный порядок»

воспроизводства социокультурной сферы.218В этой связи можно отметить, что современные ученые прямо указывают на значимость индивидуальной внеинституциональной социальной активности для социокультурной Там же. С.19 .

Юнг К.Г. О психологии бессознательного / К.Г.Юнг // Юнг К.Г. Собрание сочинений .

Психологиябессознательного. М., 1994. С.91 .

Raven B.H. Social influence and power // Steiner I.D., Fishbein M.(Eds.). Currentstudiesinsocialpsychology. NewYork,

1965. P. 376 .

Костюк В.Н. Информация как социальный и экономический ресурс. М., 1997. С.33 .

Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибкисоциализма. М., 1992. С.138-140 .

деятельности: новая гетерогенность мировой культуры в условиях глобализации мирового культурного пространства «основано в большей степени на взаимосвязях и в меньшей – на автономии».219 Как справедливо отмечает И.С.Семененко, «В современном мире функции трансформации творческого опыта в общедоступный культурный продукт постепенно переходят к соответствующим технологиям. Символы социокультурной идентичности теперь формируются либо за пределами культурного наследия, либо путем перерождения узнаваемых культурных образов в продукт массового потребления. Так возникают гибридные культурные формы, образующие видимое пространство «глобальной культуры». 220 В этой методологической парадигме, стремящейся интегрировать социокультурные и социально-психологические системные элементы, продуктивный «конструктивистский структурализм» в рамках исследовательской парадигмы французского исследователя П.Бурдье, был введен в научный оборот концепт габитуса как системной совокупности диспозиций длительных, транспортабельных структур, предрасположенных функционировать в качестве принципов, которые порождают и организуют практики и представления:

«Объективно «регулируемые», но не являющиеся продуктом подчинения правилам, они могут быть коллективно оркестрованы, не будучи продуктом организующего действия какого-либо дирижера».221 Концепт габитуса П.Бурдье позволяет интегрировать социокультурное и социально-психологическое в единое социокультурное пространство/время. В этой связи плодотворным видится замечание Дж.Бентли о том, что габитус является промежуточной переменной между субъективным осознанием индивидом своей социокультурной идентичности и объективно существующими социокультурными структурами и институциями.222 И хотя Дж.Бентли ведет речь преимущественно об этно-культурной области, тем не менее его концептуальный Clifford J. The Predicamet of Culture. Cambridge, 1988.P.17 .

Семененко И.С. Глобализация и социокультурная динамика: личность, общество, культура //Политические исследования. 2003. № 4.С.8-9 .

Bourdieu P. The Logik of Practice. Stanford,1990. P. 53 .

Bentley G.C. Ethnicity and practice / C.G. Bentley// Comporative Studies in Sosiety History. 1987. V.29. № 1. P.40 подход к габитусу, как нам представляется, может быть без ущерба для изначального смысла распространен на всю социокультурную сферу жизнедеятельности общества. Да и сама этническая и культурная идентификация «происходит только через сферу сознания, путем усвоения кода культурного в процессе социализации индивида», что позволяет говорить о синкретизме социально-психологического и социокультурного.223 Индивидуальная и коллективная социокультурная идентичность выступает в качестве интегрирующего начала звеньев триады «личность-обществокультура», причем в современном глобализирующемся динамичном обществе процесс самоидентификации непрерывен и выражается в постоянном конструировании и смене жизненных смыслов индивидом, который стремится адаптировать их к окружающей социокультурной реальности.224На это обратил внимание З.Бауман, подчеркнувший перманентность процесса самоидентификации индивида в глобализирующемся мире.225 Социальная динамика современных форм коллективности социокультурного бытия или «текучая современность» в концептуальном подходе З.Баумана приводит к тому, что «каждый исторически образующийся коллектив…по-своему воспринимает, воображает, оценивает, любит и ненавидит объективно текущую обстановку, условия своего бытия, само это бытие».226 В этой связи следует обратить внимание на понимание культуры в рамках структурно-функционального подхода Р.Мертоном, как «организованной совокупности нормативных ценностей, управляющих поведением, характерным для членов определенного общества или группы». Причем социальная структура общества, способствующая опредмечиванию социокультурной деятельности в области, как материальных, так и духовных артефактов или продуктов культуры, справедливо понималась Р.Мертоном как «организованная совокупность Карлов В.В. Этнонациональная рефлексия и предмет этнологии // Этнографическое обозрение. 2000. № 4 .

С.13 .

Семененко И.С. Глобализация и социокультурная динамика.С.9 .

Бауман З. Индивидуализированное общество.М., 2002. С.176 .

Шпет Г.Г. Сочинения. М., 1989. С.479 социальных отношений, в которых по-разному участвуют члены общества или группы». Тем самым он рассматривал культуру и социокультурную сферу как системную совокупность индивидуальной и коллективной деятельности.227 Причем, следует иметь в виду, что социальное взаимодействие в социокультурной сфере происходит в соответствии с распределением социальных ролей в обществе в целом и в его отдельных сегментах и коллективах, их образующих, или, выражаясь словами Р.Дарендорфа, императивно координированными ассоциациями.228 В конечном итоге, даже структурно обусловленные ориентации действий отдельных индивидов, занимающих определенные позиции и по выраженным внешним признакам атрибутируемые и опознаваемые как социально-психологические, «не обладают никаким психологическим смыслом или последствиями» — они принадлежат уровню социально-философского или (в трактовке Дарендорфа) социологического анализа.229На роль индивидуальных ресурсов человека в социальных взаимодействиях, в рамках социокультурных групп, обратил внимание и Р.Коллинз.230 В конечном итоге, даже если принять в качестве методологического основания разграничения социокультурной деятельности и индивидуальнокультурной деятельности, доминирование социального или психологического, на чем настаивал А.В.Соколов, придется признать, что в практике социальных исследований, как показывает международной научный опыт, такое разделение не приемлемо. Как писал в этой связи В. Бакли, «Зачастую мы замечаем в социологии тенденцию настаивать на том, что называется «аналитическим разграничением» между личностью (предположительно с внутричерепным содержанием), символьными системами (культурой) и моделями социальных отношений (социальными системами), хотя реальное творчество сторонников Merton R.K. Social Theory and Social Strukture. New-York, 1968.P.216 .

Dahrendorf R. Class and Class Conflict in Industrial Society. Stanford, 1959. P.165 .

Idem.P.175 .

Collins R. Conflict Sociology: Toward an Explanatory Science.New York, 1975. P.295-299 .

таких различий показывает, что оно вводит в заблуждение, либо зачастую непригодно на практике».231 Очевидно, методологический подход А.В.Соколова имел своим источником теорию автопоэзийных систем Н.Лумана, утверждавшего, что индивид не является частью общества, потому что, если в парадигме автопоэзийной теории рассматривать индивид как биологический организм и как носителя сознания, он носит в обоих ипостасях внешний характер по отношению к обществу, основанному на коммуникациях. Под психической системой Н.Луман понимал индивидуальное сознание. На основании подобного методологического подхода Н.Луман выделял параллельно существующие и взаимосвязанные социальные и системы.232 психические Причем под обществом Н.Луман понимал «всеобъемлющую социальную систему, включающую все прочие социальные системы».233Н.Луман настаивал на отграниченности различных подсистем в рамках дифференциации подсистем, в том числе психической и социокультурной .

Однако, как справедливо считал Р.Манч, подсистемы в рамках общей глобальной социальной миросистемы имеют тенденции не только к размыванию границ между ними, но и к взаимопроникновению как результат процессов фузии в противоположность процессам диффузии.234 Если принять точку зрения подавляющего числа психологов, рассматривающих культуру в качестве опосредующей переменной в социальнопсихологическом пространстве на основе логико-эмпирической парадигмы психологии (в рамках данной научной парадигмы культура определяется как «комплекс заданных определенными стандартами переменных» или как «воплощение коллективного использования природных и человеческих ресурсов для достижения желаемого результата»),235 то придется отвергнуть результаты таких научных направлений, как культурная психология и кросс-культурная Buckley W. Sociology and Modern Systems Theory. Englewood Cliffs, 1967. P.101 .

Luhmann N. The Differentiation of Society. New York, 1982. P. 230; ср.:Luhmann N. Social Systems: Outline of a General Theory. Stanford, 1995 .

Luhmann N. Die Gesellschaft der Gesellschaft.2 vols. Frankfurt-am-Main, 1997. S.78 .

Munch R. The Interpretation of Microinteraction and Macrostruktures in a Complex and Contingent Institunional Orders// Alexander J.C. et al (tds.) The Micro-Macro Link.Berkeley, P.319-336 .

Kim U., Park Y.-S., Park D. The challenge of cross-cultural psychology: The role of indigenous psychologies // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2000. V.31. P. 67 .

психология, которые рассматривают культуру и поведение личности,— это неразрывно связанные составляющие единого социального феномена, где социокультурное и социально-психологическое пространства взаимоинтегрированы и образуют синкретическое единство.236Сама же культура может рассматриваться с позиций социальной философии как триединство факторов, предшествующих деятельности акторов социокультурной системы, как их детерминанта и как результат этой деятельности в рамках процессов воспроизводства социокультурной сферы.237 Модернизируя социально-философский подход к системному анализу, В.Бакли обратил внимание на необходимость понимания социокультурных систем как «совокупности элементов или компонентов, которые прямо или косвенно образуют причинную сеть так, что в любой определенный период времени каждый компонент более или менее стабильно соотносится, по крайней мере, с несколькими другими».238 Причем акторы социокультурных систем, согласно концептуальному подходу В.Бакли, обладают самосознанием как промежуточным механизмом между получаемой актором информацией из окружающей среды и выбором способа реагирования и вариантов действий в ответ на полученную информацию.239 Именно в процессе действий отдельных акторов, согласования их противоречивых интересов, «возникают некоторые относительно устойчивые согласования и договоренности», приводящие к возникновению относительно стабильных социальных структур. 240 Рассмотренные позиции отечественных и зарубежных исследователей побуждают обратиться к концептуальным определениям социокультурной системы. А.В.Соколов под социокультурной системой понимает «исторически сложившуюся совокупность субъектов (творцов и пользователей культурных ценностей), учреждений, средств и методов, служащей для осуществления Miller J.G. Theoretical issues in cultural psychology // Berry J.W., Poortinga Y.H., Pandey J. (Eds.) Handbook of crosscultural psychology.V.1. Theory and metgod.Boston, 1997. P.88 .

Berry J.W. On the unity of the field of culture and psychology // Adamopoulos J., Kashima Y. (Eds.) Social psychology and cultural context. Thousand Oaks, 1999. P.7-15 .

Buckley W. Sociology and Modern Systems Theory.P.41 .

Idem.P.100 .

Idem.P.160 .

деятельности».241Причем социокультурной А.В.Соколов отождествляет социокультурное пространство с социокультурной системой — социокультурная система « это то социальное пространство, в рамках которого реализуется»

социокультурная деятельность.242 По мнению А.В. Соколова, сущностные функции социокультурной системы соответствуют операциям культурной деятельности – «созидание, хранение, распространение культурных ценностей», то есть процессы воспроизводства культуры.243Однако такая характеристика в известной степени противоречит определению функции, как «совокупности действий, направленных на удовлетворение потребности или потребностей системы»244 и методологии теории систем наиболее яркого представителя школы культурного детерминизма Т.Парсонса и его последователей М.Паульсена и К.Фельдмана.По мнению Т.Парсонса, «социальная система состоит из множества индивидуальных акторов, взаимодействующих друг с другом в ситуации, имеющей, по крайней мере, физический аспект и аспект внешней среды;

акторов…чье отношение к обстоятельствам (и друг другу в том числе) определяется и осуществляется в соответствии с системой структурированных культурой коллективных символов».245Основными функциями системы являются 4 основных функции: 1) Adaption – адаптации, или приспособления к внешней среде; 2) GoalAttainment- целедостижения, или способности системы определять свои первичные цели и достигать их; 3) Integration – интеграции, или способности координации взаимоотношения системообразующих элементов, в том числе таких функциональных императивов, как система личности, система культуры и поведенческий организм; 4) Latency - латентная функция, или поддержка и возобновление культурных образцов, создающих и формирующих мотивацию и поддержку и мотивацию самих индивидов, включая и выработку и ретрансляцию Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности.С.19 .

Там же .

Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности…С.19 Rocher G.Talscott Parsons and American Sociology[Text] /G.Rocher.- New York: Bames and Noble, 1975. P.40 .

Parsons T.The Social System[Text] /T. Parsons.– Clencoe: Free Press, 1951.P.5-6 .

ценностных образцов и мотивации по их воплощению в социальную действительность.246 Возвращаясь к теоретику социальных систем В.Бакли, отметим, что в основе его методологического подхода лежит анализ внутрисистемных отношений между системообразующими элементами: «Интересующий нас вид систем можно описать как совокупность элементов или компонентов, которые прямо или косвенно образуют причинную сеть так, что в любой момент времени каждый компонент более или менее стабильно соотносится, по крайней мере, с несколькими другими».247 При этом в социокультурные системы, в отличие от механических и органических систем, основаны на социально-коммуникативных связях и могут быть охарактеризованы как негантропийные, то есть способные к разнообразию возможных вариантов реакций на разнообразие внешней среды и способности к продуцированию новых структур.248 Попытку выработать единую методологию в подходе к изучению действия и структуры предпринял основатель структурационной теории Э.Гидденс, утверждавший, что «нельзя говорить о том, что структура «определяет» действие, или наоборот.249Он попытался интегрировать различные теоритические подходы к индивидуальным акторам социальных процессов и социальным системам, сосредоточив внимание на социальных практиках, реализуемых во времени и пространстве на основе диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности деятельности и структуры.250Исходя из этого, Э.Гидденс дает определение структуре, которую он рассматривает как «структурирующие свойства, благодаря которым заметно схожие социальные практики могут существовать в различные промежутки времени и пространства, и которые придают им системный вид»,251 где структуры понимаются как совокупности практик. Однако в последующем Parsons T.The Social System...P.227, 319; Parsons T., Platt G. The American University[Text] /T.Parsons, G.Platt.Cambridge (Mass.): Harward University Press, 1973; Paulsen M.B., Feldman K.A. Toward a Reconceptualization of Scholarship: A Human Action System with Functional Imperatives // Journal of Higher Education. — 1995. — V.66.— P.615-640 .

Buckley W. Sociology and Modern Systems Theory.P.41 .

Bailey K.D. Social Entropy Theory. Albany, 1990 .

Giddens A. The Constitution of Society: Outline of the Theory of Structuration. Berkeley, 1984. P.219 .

Indem.P.2 .

Giddens A. The Constitution of Society.P.17 .

ученые на основании изучения эмпирического материала пришли к выводу, что хотя «структура и действие взаимозависимы (и, таким образом, глубоко проникают друг в друга), но отчасти это автномные и отделимые сферы».252 С точки зрения эволюции социокультурных систем и их пространственновременной динамики, особое значение приобретает методологический подход к культуре М.Арчер., которая реализует его в рамках научной теории морфостазиса .

Согласно точке зрения М.Арчер, «Культура есть продукт человеческой деятельности, но в тоже время в нее встроена всякая форма социального взаимодействия», а «структурные свойства социальных систем являются одновременно средством и результатом практик, которые рекурсивно организуют друг друга».253 Важнейшей методологической работой, посвященной проблемам исследования социокультурных систем и их функций являются работы известного французского ученого П.Бурдье.

Прежде всего, для исследуемой нами проблемы наибольший интерес представляет работа П.Бурдье «Социология социального пространства».254 В ней П.Бурдье сформулировал концепт «социального поля»:

«Социальное поле можно описать как такое многомерное пространство позиций, в котором любая существующая позиция может быть определена, исходя из многомерной системы координат, значения которых коррелируют с соответствующими различными переменными. Таким образом, агенты в них распределяются в первом измерении — по общему объему капитала, которым они располагают, а во втором — по сочетаниям своих капиталов, т. е. по относительному весу различных видов капитала в общей совокупности собственности».255 Социальное пространство П.Бурдье понимает как «пространство отношений», столь же реально, как географическое «которое пространство, перемещения внутри которого оплачиваются работой, усилиями и в особенности временем (идти снизу вверх — значит подниматься, карабкаться и Layder D., Ashton D., Sung J. The Empirical Correlates of Action and Structure: The Transition from School to Work // Sociology.№ 25. P.447-464 .

Archer M. Culture and Agency: The Place of Culture and Social Theory. Cambridge, 1988. P.77-78 .

Бурдье П. Социология социального пространства / Пер. с фр. Н.А. Шматко. М.-СПб., 2007 .

Там же.С.16 .

нести на себе следы и отметины этих усилий). Дистанции здесь измеряются также временем (например, временем подъема или преобразования — конверсии)».256Согласно точке зрения П.Бурдье,социальное пространство конституируется ансамблем подпространств или социальных полей.257 В рамках этого концептуального подхода П.Бурдье, социокультурное субпространство социального пространства или социокультурное поле находится на стыке культурного и экономического полей, являясь одновременно неотъемлемой частью каждого из них. Если рассматривать социальноэкономическую сторону социокультурного поля, то, в конечном итоге, к экономическим аспектам социокультурной деятельности можно применить разработанную в середине прошлого века Г.Беккером и К.Ланкастером теорию домашнего производства.258 Исходя из вышесказанного, можно предположить, что, опираясь на разработки отечественных и, в большей степени, зарубежных ученых, следует анализировать функции социокультурной подсистемы или социокультурного поля, не выходя, впрочем, за рамки общей методологии и принципов системного анализа.259При этом, как справедливо заметил известный российский социолог Н.И.Лапин еще в самом конце ХХ века, слабость «парсоновской парадигмы заключалась в избыточной ее абстрактности, которая снизила возможности ее операционализации при решении практических задач и проведении эмпирических исследований».260 Н.И. Лапин полагает, что «В терминах социокультурного подхода мы получаем такой вариант структуры социального действия индивида: действие находится на пересечении рефлективной и коммуникативной осей, каждая из которых сопряжена с одной из четырех функций: жизнеобеспечение, целеполагание, идентификация, взаимодействие …Каждая из этих функций, в Там же. С.18 .

Тамже. С. 53-54 .

Becker G.S. A Theory of the Allocation of Time// The Economic Journal. 1965. September. P.495-517; Lancaster K.J. A New Approach to Consumer Theory // The Journal of Political Economy. 1966. Vol.74. April. P.132-157 .

Соколов А.В. Феномен социокультурной деятельности.С.19 .

Лапин Н.И. Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры // Социологические исследования.2000. № 7. С.6 .

свою очередь, сопряжена с одной из групп жизненных потребностей человека:

витальной, смысложизненной, социализационной, интеракционистской».261 Каждая из функций обращена как к субъекту, так и к объекту (объектам) социального действия/взаимодействия. В индивиде, как субъекте действия, она актуализируется посредством социально-психологических структур самоидентификации личности (в том числе бессознательное), ценности и нормы, социальные статусы и роли, потребности и интересы, стимулы и мотивы, собственно активность и ее результаты, восстановление жизненного ресурса человека и его удовлетворенность.262 Функция жизнеобеспечения, по мнению ученого, включает, воспроизводство как системную совокупность процессов производства, обмена и распределения материальных благ. Как нам представляется, однако, ее содержание необходимо дополнить содержательно производством, обменом и распределением духовных благ, потому что в основе различных видов благ выступают их различные превращенные формы в виде капитала. На это обратил в свое время внимание П.Бурдье.263 Функция целеполагания включает, как считает Н.И.Лапин, формирование и реализацию смысложизненных потребностей человека. Она детерминируется как усвоенными человеком в процессе социализации морально-нравственными нормами и нормами права, так и общественными нормами и ценностями, санкционированными отдельными сообществами (например, этнокультурными, корпоративными и т.п.), так и государством, государственными институтами и обществом в целом .

Функция идентификации реализуется в самоидентификации человека с санкционированными семьей и обществом социальными моральнонравственными нормами, усваиваемыми человеком в процессе социализации и позволяющие ему решать задачи жизнеобеспечения и социальной коммуникации Там же. С.7 .

Лапин Н.И. Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры.С.8 .

Bourdieu P. The Forms of Capital // Handbook of Theory and Research for the Sociology of Education. NewYork, 1984 .

Р.241-258 .

с другими индивидами, группами, сообществами и обществом в целом, и посредством социально-ролевой дифференциации быть интегрированным в мезои макро- социальные группы и в общество в целом.264 С точки зрения методологии системного анализа социокультурная система включает как социальные институты, так и внеинституциональные элементы, являющиеся акторами социокультурных процессов и социокультурной деятельности. В то время как социальные институты действуют в установленных законами и нормативно-правовыми актами рамках, деятельность внеинституциональных элементов социокультурных систем детерминирована рамками общегражданских законов, нормами самоуправления и моральнонравственными нормами, санкционированными тем сообществом, к которому они принадлежат. Их деятельность регулируется не индикативными, а косвенными методами, например, с помощью финансовой или общественной поддержки институциональных акторов социокультурной системы. Конечно, границы между институциональной и внеинституциональной подсистемами не является абсолютно непроницаемой. При определенных обстоятельствах может произойти институционализация внеинституциональных элементов и, наоборот, деинституционализация институционализированных акторов социокультурной подсистемы. Например, любительский коллектив может получить полупрофессиональный статус народного коллектива. А государственный музей может превратиться в силу экономических обстоятельств в общественный .

На обратимость социетальных процессов, в частности в период трансформаций, обратил внимание и Н.И.Лапин.265Согласно позиции Н.И.Лапина, общество представляет собой большую самодостаточную социокультурную систему, «возникающую и изменяющуюся в результате взаимодействий homoactivus; ее функции и структуры обеспечивают балансируемое удовлетворение противоречивых потребностей, ценностей и интересов субъектов деятельности, входящих в эту систему, а их подвижный баланс осуществляется Лапин Н.И. Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры. С.7-9 .

Там же. С.11 .

через совокупность социетальных процессов».266Таким образом, можно признать методологический подход Н.И.Лапина к анализу социокультурной системы наиболее плодотворным в современных социальных науках .

Деятельность человека в современных социальных практиках реализуется в рамках таких взаимосвязанных характеристик как открытость, универсальность, свобода, сознание, целеполагание, носителем которых выступает коллективный и социальной деятельности.267 В рамках данного индивидуальный субъект методологического подхода к деятельности «теория деятельности, с точки зрения ее использования в различных областях социальной практики, выступает как инструментальная система проектирования и программирования. Эта работа связана с созданием конкретных проектов на основе теоретического видения ближайшего шага развития практики, одновременно с построением особого типа теорий, выявляющих принципы созданияподобных проектов».268 Социальные практики людей реализуются в личной и семейной жизни, учебной, профессиональной и досуговой деятельности.Под повседневными досуговыми социальными практиками понимается рутинная деятельность индивидов, совокупность навыков и привычных способов обращения с другими людьми, вещами, символами, характерными для данной культуры в данный момент времени.269 Они могут реализовываться в периоды досугового времени .

К. Маркс под свободным временем человека, или досугом, понимал время, которое необходимо человеку «...для образования, для интеллектуального развития, для выполнения социальных функций, для товарищеского общения, для свободной игры физических и интеллектуальных сил...».270 Свободное от основной и дополнительной работы время связано с двумя принципиально различными видами социального времени: временем, затрачиваемым на ведение домашнего хозяйства, которое может превратиться в Лапин Н.И. Социокультурная трансформация России: либерализация versusтрадиционализация [Текст] / Н.И.Лапин // Журнал социологии и социальной антропологии. 2000. Т.3. № 3. С.33 .

Давыдов В.В., Громыко Ю.В. Теория деятельности и социальная практика: доклад на III Международном конгрессе по теории деятельности // URL: http://www.situation.ru/app/j_art_973.htm Там же .

Волков В. О концепции практик(и) в социальных науках // Социологические исследования. 1997. №6. С. 9-24 .

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 274 дополнительное рабочее время, ориентированное на дополнительные формы заработка (приусадебное хозяйство, ремесленное и художественное творчество), а может быть направлено на саморазвитие личности в индивидуальной и коллективной формах и рекреацию.271П.А. Сорокин справедливо полагал, что социальное время дифференцировано для различных обществ и социальных слоев.272 Можно согласиться с В.И.Ильиным, предложившим подразделять социальное время на необходимое и свободное: «Социальное время делится на необходимое и свободное. Они различаются способом их переживания .

Свободное время тратится в соответствии со свободным выбором. И то, и другое время могут заполняться самым разнообразным содержанием…труд по собственной воле, труд, приносящий удовольствие, заполняет и формирует свободное время». Однако в свободном времени, как нам представляется, целесообразно выделять досуговое время.273 В таком подходе имеется, как нам представляется, рациональное зерно .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«Кен Лоуч — обладатель "Золотой пальмовой ветви" (из журнала "Обсерватория культуры" / НИЦ Информкультура РГБ. – № 5 / 2006. – С. 64 67). Творческая жизнеспособность, упорство, тихая непоколебимость, юмор и крайняя серьезность — Кен Ло...»

«А.в.Суворов БОЛЬШАЯ СКАЗКА 1. ВВЕДЕНИЕ В условиях слепоглухонемоты воображение, как и все остальные человеческие способности, часто оказывается глубоко недоразвито. Проявляется это всего очевиднее в ситуативности, узкой специализированности воображения. Это значит, что воображения хватает специально и только...»

«CATALOGO FONDO RUSSIA BIANCA (in alfabeto cirillico) Общество Русской библиотеки в Милане было создано в начале двадцатого века, как культурный центр, объединяющий членов русской общины в Милане. Значительная часть русско...»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ, МОЛОДІ ТА СПОРТУ УКРАЇНИ ––––––––––––––––––––––––– ДНІПРОПЕТРОВСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ імені ОЛЕСЯ ГОНЧАРА ЛІТЕРАТУРА В КОНТЕКСТІ КУЛЬТУРИ Збірник наукових праць Випуск 22 (2) Київ Видавничий дім Дмитра Бураго УДК 82. 088 (082) ББК 83 Я5 Л 64 Рекомендовано до друку вченою...»

«Выражаем благодарность Иву Франкьену, заместителю председателя Правления Музея русской культуры (Сан-Франциско, США); Лидии Ивановне...»

«Annotation В этом издании впервые в отечественной литературе по фитотерапии даются сведения о противопоказаниях лекарственных растений. Рим Ахмедов, автор широко известной книги "Одолень-трава", рассматривает более трёхсот растений с их побочными...»

«КРИТЕРИИ И МЕТОДИКА ОЦЕНИВАНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ОЛИМПИАДНЫХ ЗАДАНИЙ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭТАПА ВСЕРОССИЙСКОЙ ОЛИМПИАДЫ ШКОЛЬНИКОВ ПО ПРЕДМЕТУ "ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА" I . ТЕОРЕТИКО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ Задания объединены в 3 группы: 1. Задания в закрытой форме. Правильно выполненные задания этой группы о...»

«"Книга. освещает наше личное движение к истине". М. Пришвин СВЕТЛЯЧОК №1 (46) Январь 2015 года 01.01.2015 Юбилеи "БИБЛИОТЕЧНОЕ ВРЕМЯ: без пяти 100" В 1919 году по предложению дежурного железнодорожной станции Андрея Федоровича Кравца в Андреаполе была открыта народная библиотека, фонд которой пополняли передовые люди города. С тех по...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общая характеристика основной образовательной программы 4 высшего образования по направлению подготовки 15.03.01 Машиностроение 2 . Характеристика профессиональной деятельности выпускника по 6 направлению подготовки 15.03.01 Машиностроение 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 6...»

«Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2016. – № 8 (138). В.Я. Бунин ; Государственный дважды орденоносный институт физической культуры им . Лесгафта. – Л., 1981. – 24 с.3. Жуков, Г.К. Итоги всесоюзного конкурса юных / Г.К. Жуков // Теннис : Ежегодник. – Москва : Физкультура и спор...»

«Дабаева Ирина Прокопьевна Русский духовный концерт в отечественной культуре XIX – начала XX века Специальность 17.00.02 – музыкальное искусство Диссертация на соискание ученой степени доктора искусствоведения Ростов-на-Дону – 2017 Оглавление Введение..4 Часть I. Духовный концерт как жа...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Центр формирования фондов и каталогизации документов ИЗДАНО В Ч...»

«Администрация города Нижний Тагил УПРАВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ОБРАЗОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ РАЗВИТИЮ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ ПРИКАЗ № 1443 ПРИКАЗ № 76 ПРИКАЗ № 173 от 30.07. 2014г.от 31.07. 2014г.от 30.07. 20...»

«Пояснительная записка Рабочая программа начального курса географии составлена на основе: федерального государственного образовательного стандарта общего образования; требований к результатам освоения основной образовательной программы основного общего образования, пре...»

«Московский государственный университет путей сообщения ПОИСК Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура Выпуск № 4 (45) Август — сентябрь Москва УДК 008 ББК 71 П 71 Редколлегия журнала: А.Л. Маршак (глав...»

«ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ О КУЛЬТУРНО – ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 1. Приоритетные направления деятельности учреждения в отчетном году. Одним из основных направлений деятельности МБУК "ДК "Дубитель" в текущем 2014 году являлось участие в реализации проекта Управления культуры, спорта и молодёжно...»

«Аннотация к рабочей программе по географии (6 класс) Рабочая программа учебного предмета "Физическая география" для 6 класса составлена на основе следующих документов: Федеральный компонент государственного стандарта основного...»

«ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ Комиссия по науке и образованию Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт социальных наук Вторая научная конференция молодых исследователей-социологов Прибайкалья Городская культура, молодежная культура и...»

«Univerzita Mateja Bela v Banskej Bystrici FILOZOFICK FAKULTA РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ПАМЯТНИКАХ, ТЕКСТАХ, МЕТАФОРАХ ЛАРИСА НИКИФОРОВА, ЛЮДМИЛА МЕШКОВА (РЕДАКТОРЫ-СОСТАВИТЕЛИ) Vysokokolsk uebnica Belianium Bansk Bystrica © Kolektv autorov Русская культура в памятниках, текстах, метафорах Vysokokolsk uebnica/ уч...»

«В.А. Тишков ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ Оренбург В.А. ТИШКОВ ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ публикации из журнала "ЭТНОПАНОРАМА" 1999–2011 гг. ОРЕНБУРГ – 2011 УДК 323.1 ББК 66.5 (2Рос) Т – 47 Тишков, В.А. Е...»

«Общественная Организация "Международный Фонд Апсны" www.fondapsny.org ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Общественная организация "Международный фонд Апсны" основана в марте 2015 года, учредителями: Сенером Гогуа, Дауром Аршба, Славой...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.