WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ Алматы, 2013 УДК 94 (574) ББК 63.3 (5 каз) 3-18 Моя семья МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА ПРЕДИСЛОВИЕ «Живя, умей всё пережить» Когда мой давний друг и коллега Сергей ...»

-- [ Страница 1 ] --

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ

И

ОТЧАЯНИЯ

Алматы, 2013

УДК 94 (574)

ББК 63.3 (5 каз)

3-18

Моя семья

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Живя, умей всё пережить»

Когда мой давний друг и коллега Сергей Михайлович

Манаков прислал мне книгу своей сокурсницы, то просил

об одном: прочитать и написать ему о своих впечатлениях .

Я открыла книгу, у которой пока не было названия, и прочитала: Марзия Закирьянова. От Сергея я знала о ней, хотя мы ни разу не встречались. Как часто произносилось это имя с восхищением! Тогда я ещё жила в дорогом и любимом городе – Алма-Ате... И не только: тридцать три года моей жизни прошли в Казахстане, рядом с народом, близким мне по духу, с понятной культурой и литературой .

Я изучила язык настолько, что переводила казахских поэтов. И вот теперь – новая встреча. Можно ли было надолго отложить чтение книги землячки? Её соавтором стал муж - Кайрат Закирьянов. И это имя тоже было на слуху. И все они – Сергей, Марзия и Кайрат – почти мои ровесники .

Сказать, что эта книга нужна каждому человеку, что она бесценна, – значит не сказать ничего. Живые, мудрые и пронзительные страницы, посвящённые скромной семье и родственникам, на самом деле с первых же строчек адресованы всем читателям. Это учебник жизни, и не только для тех, кто оказался в трудной ситуации .

Вы не найдёте здесь навязчивых нравоучений, скучных или раздражающих сцен. Всё рассказанное - о достойной жизни .

Увы, беда внезапно приходит к людям. Она неразборчива и всеядна. Она не ведает различий национальных, возрастных и прочих. Как встретит её человек? Захочет ли он жить дальше или согласится доживать отпущенные дни как придётся? А, может быть, он, как Анна Ахматова,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

даст себе твёрдую установку: «Надо снова научиться жить». На эти и многие другие вопросы авторы отвечают без бравады и притворства, искренне и честно, обнажая кровоточащие ссадины .

Марзия Закирьянова дала себе установку, научилась «снова жить» и научила своих близких жить и чувствовать по-новому, подарила новое ощущение жизни во всех её проявлениях. Кто-то, может быть, подумает высокомерно: а зачем мне знать о жизни инвалида? Я отвечу: книга не только об инвалидах. Прежде всего – это книга о преодолении себя и невыносимых, казалось бы, обстоятельств. И если даже беда обходит ваш дом стороной (и слава Богу), проблемы, которые пришлось решать авторам и героям книги, могут возникнуть в любой семье .

Вы поймёте, как ничтожно мало может сделать человек в одиночестве, и увидите, насколько важно понимание окружающих, поддержка близких, родителей и, конечно же, детей .

Как и чем может помочь семья тому, с кем случилось несчастье? Согласитесь, немногие способны выстраивать отношения там, где поселилось и начинает хозяйничать горе. Понадобитсянемало душевных сил, благоразумия, чтобы быть терпимым, великодушным, научиться прощать. Именно такой предстаёт перед читателем Марзия Закирьянова, сумевшая всех рядом с собой научить бескорыстию и любви .

Пересказывать содержание книги – дело неблагодарное .

Потому позволю себе выступить в роли рядового читателя. И моя жизнь не была безоблачной, и уж, тем более, сейчас не является таковой. Но при этом даже я поняла, читая это уникальное произведение: чтобы преодолеть невыносимые муки, человек должен обладать титанической силой. Тем не менее, всё написанное - для меня как читателя – абсолютно убедительно. Ведь и сама я,





МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

оглядываясь назад, порой не могу понять, каким образом выживала? Какая сила заставляла жить и удерживала в этой жизни? И только сейчас, читая книгу, я получила ответы на некоторые свои вопросы. Я словно «прожила»

эту книгу вместе с её авторами и героями - от первой до последней страницы, за что бесконечно благодарна и Сергею Михайловичу, и его друзьям. Я обнаружила много общего между собой и главной героиней. Работая над книгой, автор обращается к тем же писателям, к литературным образам, которые служили и для меня ориентиром в жизни. Поэзия Фёдора Тютчева, Чингиз Айтматов с его объяснением манкуртизма, рано умерший Лермонтов и даже упомянутые автором стихи, которые в пылу гнева прислал мне один юноша в студенческие годы:

Я не унижусь пред тобою .

Ни твой привет, ни твой укор Не властны над моей душою… Даже собака была в моей жизни, которую отравили злые люди.. .

Давно занимает меня и национальный вопрос. И не только занимает, но и беспокоит, особенно во время дискуссий на некоторых радиостанциях. Не раз я, как и Марзия., задумывалась и над разрушающей человека ревностью и завистью, благодаря Всевышнего за то, что свободна от этих монстров .

Пришлось мне неоднократно пережить предательство близких людей и отчаяние, абсолютную безвыходность положения инвалидов в 90-е годы. По полгода мы не получали пенсии. Я пила снотворное, чтобы не испытывать чувство голода наяву. Хочется думать, что больше никогда подобное не повторится. А помнить иногда всё же стоит, хотя бы для того, чтобы не стать манкуртами .

Эту книгу я прочитала на одном дыхании. Дорогие мои земляки, бесконечно родные люди, спасибо вам за

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

то, что подарили возможность снова пережить то давнее, незабываемое время. Читая вашу книгу, я находилась рядом с вами, вместе с вами заново проживала свою жизнь:

как жила в студенческих общежитиях, как моталась по частным квартирам, заглядывала с друзьями в недорогие кафе после стипендии, спешила на занятия, бродила по ночным улицам любимого города, посещала театры… А ещё сражалась с чиновниками-самодурами, рожала в трёхдневных муках своего единственного ребёнка, а когда он подрос, представьте себе, как и вы, размышляла над тем, как бы половчее дать взятку, чтобы устроить сына в ближайший детский сад .

Но как бы ни были трагичны события, о которых рассказывают авторы, читается книга легко. Написана она современным красивым русским языком. Стиль близок к классическому. Если отвлечься от реальных имён и конкретных событий, связанных с героями книги, произведение воспринимается как художественное .

Думаю, оно обязательно должно быть переведено на другие языки и, в первую очередь, на казахский. Это моё мнение, которое я никому не смею навязывать, но считаю, что книга должна стать доступной большему количеству читателей, потому что в ней прописаны (так и хочется сказать: с математической точностью) пути решения многих общечеловеческих проблем .

–  –  –

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Марзия Закирьянова:

МУДРАЯ, МУДРАЯ БОЛЬ… Эта книга адресована моим потомкам. Мне хочется оставить им историю счастливой женщины – их бабушки и прабабушки…

–  –  –

Немецкий философ и писатель Курт Воннегут, перефразируя восточную мудрость, сказал: «О Боже, дай мне силы преодолеть, что я могу преодолеть. О Боже, дай мне терпение вынести то, что я не могу преодолеть. И, о Боже, дай мне мудрости отличить первое от второго».. .

Именно так: не просто терпеть, а ПОЛНОЦЕННО ЖИТЬ в данности, которую не можешь преодолеть. Я хочу на своем примере показать, что, даже оказавшись в инвалидной коляске, нужно не просто существовать на земле, а любить и быть любимой, помогать мужу в его карьере, воспитывать детей и внуков, радоваться их успехам, строить, наконец, красивые и надежные дома .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

…1 августа 1991 года, после автокатастрофы, я навсегда поменяла привычный для меня образ жизни стала инвалидом-спинальником. В октябре 2012-го мне поставили еще один диагноз - последнюю стадию той самой болезни, от которой люди уходят стремительно быстро, иногда в считанные месяцы. И у меня начался очередной этап испытаний - борьба с онкологией. Не знаю, как ведут себя другие в этой ситуации, но для меня, трудоголика по натуре, спасением, как всегда, стала работа. В этот раз мыслям о смертельной угрозе я решила противопоставить свою книгу, которую давно рекомендовали близкие и знающие меня люди, но я сомневалась в нужности этой книги .

Хотелось бы, чтобы мои дети Бауыржан и Асель, внуки Тамерлан, Арслан, Томирис, Руслан и Донат, а потом и их дети и внуки, читая ее, чувствовали свою сопричастность к жизни Марзии Закирьяновой. А главное, чтобы жизнеописание их мамы и бабушки помогло им понять: каждая человеческая жизнь бесценна и поэтична, она интересна во всех ее проявлениях – даже в своей непредсказуемости. А еще я им всем и, конечно же, мужу, Кайрату Закирьянову, хочу признаться в любви. Ведь я стремилась стать счастливой, даже сидя в коляске, и стала ею - во имя любви к ним. И для самоутверждении в любой жизненной ситуации. Благодаря этому чувству моя жизнь стала такой богатой, насыщенной и яркой, что не только родные, но часто и я сама забываю о своей коляске .

В эту книгу я включила генеалогическое древо - и мое, и Кайрата, чтобы внуки знали о своих корнях .

Галия Шимырбаева, журналист, которая помогала мне писать ее, не раз допытывалась, для кого книга – для семьи или для публики. Мы с Кайратом долго спорили и в конце концов решили - как получится, так и будет .

Если книга будет интересна не только моим родным, но

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

и многим другим людям, значит, станет памятной не только для моей семьи, но и полезной для всех, а особенно для инвалидов-спинальников, в их повседневных поисках житейского счастья .

Я надеюсь, мой пример и мой опыт преодоления ударов судьбы поможет кому-то, например, избавиться от внутренних комплексов. И если у человека возродится погасшее было желание жить хорошо и с достоинством, я буду тоже счастлива. И поверю в то, что не зря тратила силы – в моем-то нынешнем непростом состоянии – на книгу. Признаюсь, иногда очень не хочется возвращаться памятью в прошлое, в те тяжелые времена… Но это, я чувствую, нужно многим. Ведь даже для собственной матери я стала примером. Шеше, моя теперь уже покойная мама, сильно болея, как-то сказала: «Марзия, айналайын, раз ты можешь терпеть, почему я не могу?»…

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

ЖИЗНЬ, КАК ИГРА,

В КОТОРОЙ ПОБЕДИТЕЛЬ НЕИЗВЕСТЕН

Поженившись, мы 12 лет мыкались без крыши над головой. Хозяйка снимаемого нами угла могла в любой момент зайти и сказать: «Ребята, собирайте вещички» .

Поэтому нашему счастью не было предела, когда мы получили отдельную комнату в студенческом общежитии Усть-Каменогорского пединститута .

Все семейство было заинтересовано в защите моей диссертации. Кандидаты наук в те времена были «белыми» людьми – получив звание доцента после защиты, они зарабатывали 320 рублей в месяц, рядовой же преподаватель - 125. И жена, освободив меня от мыслей о куске хлеба, все материальные заботы о семье взяла на

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

себя – устроилась программистом в престижный офис «Востокказгеологии» .

Когда я в 1987 году стал кандидатом наук, мы все еще обитали в общежитии. В очереди на получение квартиры стояли в «хвосте», но Ережеп Альхаирович Мамбетказиев, ректор нашего пединститута, руководствовался своими соображениями в жилищном вопросе.

Заявив однажды:

«Ну что из того, что подходит очередь вахтера? А если Закирьянов возьмет и уедет завтра в Алма-Ату?», он дал мне квартиру вне очереди. Я действительно был единственным специалистом по алгебре и теории чисел не только в Усть-Каменогорске - в Казахстане нас было всего двое или трое. В прежнем КазГУ им. Кирова кафедра задыхалась от нехватки преподавателей моего профиля .

Потом много было жалоб во все инстанции «о нарушении принципов социальной справедливости», но ректор сумел их погасить .

В общем, диссертацию я защитил, квартиру мы получили, проректором я стал, дети подрастали и радовали своими успехами. К этому времени я оказался среди самых приближенных к ректору людей. Ережеп Альхаирович требовал от нас, проректоров, чтобы мы находились на своих рабочих местах до тех пор, пока он сам пребывает в стенах вуза. А он работал допоздна, поэтому задерживаться вместе с ним до восьми-девяти вечера было нормой .

Однажды ко мне пришла делегация: коллегипроректоры заявили, что за весь месяц, который они по распоряжению ректора допоздна просиживают на работе, никого, кроме меня, он ни разу не вызвал. И мы по-джентльменски договорились: если кто-нибудь из них потребуется, то по моему звонку он через пять минут будет на работе - благо все, кроме меня, жили в центре города .

Всех гостей ректора, приезжавших из Алма-Аты,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

встречал я. А дома в это время меня ждала семья .

Поддерживая в больших вопросах, Марзия никак не могла смириться с издержками моей работы в мелочах. Она ворчала: почему так долго задерживаюсь?

В такие моменты я, бывало, с раздражением думал: «Как ты не понимаешь, что мой служебный рост способствует благосостоянию нашей семьи?» .

Ережепу Альхаировичу, человеку в хорошем смысле амбициозному, было тесно в Усть-Каменогорске: к началу 90-х всем было ясно, что в статусе ректора провинциального вуза, который его стараниями превратился в 1991 году из пединститута в университет, ему уже «тесно». И я тоже, как и мой учитель, человек не без амбиций .

–  –  –

К лету 1991 года мне, совсем еще молодому человеку, стремительно поднявшемуся по служебной лестнице из рядовых преподавателей до проректора, казалось, что

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

могу добиться гораздо большего, чем имею на данный момент. Я знал: если Ережепа Альхаировича заберут в Алма-Ату, на свое место он, скорее всего, рекомендует меня. Но даже маячившее в перспективе кресло ректора не очень прельщало. Это сейчас я понимаю, что лучше быть хорошим ректором, чем заурядным министром, которого забудут через год-два после ухода с должности, а тогда портфель казался мне непременным атрибутом успешной карьеры. Тем более в то время любому человеку не без способностей еще можно было пробиться к вершинам власти, не имея влиятельных знакомых и больших денег .

У моей жены появились свои планы. В началу 90-х, когда материальные и жилищные проблемы остались позади, она мечтала состояться как профессионал. Ведь Марзия не зря заимела в Усть-Каменогорске репутацию хорошего системного программиста. В Новосибирске, где она работала в вычислительном центре, пока я учился в аспирантуре, ее тоже высоко ценили. Она вполне могла бы заняться наукой, защитить кандидатскую. Сложись так - при ее аналитическом складе ума и блестящих организаторских способностях - Марзия, возможно, сегодня возглавляла бы какое-нибудь научное или учебное заведение. А детям, как и все родители, мы планировали дать хорошее образование в вузах Алма-Аты, Москвы или Питера .

ГОРОД, ОТКУДА ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Я недолго ходила на своих ногах по своей квартире:

в 1987 году мы ее получили, а через четыре года я «поломалась». И начала осваивать свое новое физическое состояние и новую жизнь .

…После аспирантуры мы поехали на родину Кайрата, хотя предлагались на выбор и другие города, в том

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

числе и мой родной Актюбинск. В пединституте, куда он устроился преподавать, нам дали большую – 17, 5 квадрата - комнату в студенческом общежитии. Четыре железные односпальные кровати, три встроенных шкафа, стол - вот и вся мебель. При первой же возможности мы купили кухонный стол, четыре табурета, белый буфет и еще, кажется, тумбочку. Из Новосибирска я привезла несколько купленных с рук книжных полок. Потом, когда мы как преподавательская семья заняли двухкомнатную секцию на третьем этаже, я сама сделала еще стеллаж для книг. И все равно для них не хватало места .

–  –  –

В собственную квартиру семья переезжала без меня. Мне как язвеннице профсоюз выделил путевку в санаторий. К моему возвращению из лечебницы Кайрат с помощью друзей уже и мебель собрал .

Это было, конечно, счастье - своя квартира! Вечерами,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

когда дети уже спали (они ложились ровно в половине десятого, это было железное правило до окончания школы), я обходила комнаты. Все не могла поверить, что эти просторные хоромы (85 квадратов!) - наши. Чувства, испытываемые при этом, были даже сильнее, чем в первый момент, когда я узнала, что мы наконец получили жилье. Тогда у меня просто стоял комок в горле - свобода!

Отныне, едва стрелки часов приближались к 10 вечера, не надо мчаться домой .

Приехав в Усть-Каменогорск, я не сразу нашла работу по специальности. В советское время город на востоке республики был очень сильно связан с Москвой. Такие гиганты цветной металлургии, как ВНИИцветмет, УМЗ, СЦК, ТМК, управлялись оттуда. И снабжение, начиная от питания, и подбор кадров - все здесь было другим. Иным был и принцип подхода к национальному вопросу: не говоря уже об инженерно-техническом составе, даже рабочие на заводах в основном были только славянской национальности .

Я не знаю, в чем заключался смысл такой политики .

Возможно, требовались более высокая квалификация и опыт или была установка сверху не поднимать национальные кадры. Второе более вероятно: хорошо подготовленные технические специалисты имелись и среди коренной национальности, но их под разными предлогами почему-то на эти предприятия не принимали .

Все это я сполна испытала на себе. Когда у Кайрата еще не было ученой степени и его зарплаты не хватало, я стремилась устроиться на высокооплачиваемую работу, которой была достойна: ведь в Новосибирском НИИ программных систем я за два года выросла до старшего инженера-программиста, к тому же прошла двухмесячное обучение в Ленинграде на факультете повышения квалификации. Но поиски работы в вычислительных

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

центрах предприятий были бесполезны - везде отказывали, несмотря на то, что программистов всюду не хватало. И я, чтобы не терять даром времени, устроилась в филиал Казахского политехнического института преподавателем высшей математики .

Позже мне удалось попасть в вычислительный центр «Востокказгеологии». Там я оказалась единственной казашкой среди русских, евреев, немцев. В этой уважаемой организации я работала до тех пор, пока не перешла в строительно-дорожный институт. К этому времени Кайрат уже защитился, стал проректором, то есть материальные проблемы более или менее были решены, а самое главное

– Асель пошла в школу рядом с домом. До этого мы из микрорайона КШТ (назван в честь расположенного там предприятия - комбината шелковых тканей), где получили квартиру, возили ее в садик с пересадками на двух автобусах, и я частенько едва успевала на работу .

Словом, если не считать мелочей, которые бывают в каждой семье, все у нас шло хорошо. Крыша над головой есть, дети растут, общаемся с друзьями. Я всегда была активной, заводной и отдых любила такой же - чтобы непременно в движении, и детей тоже приучала к этому .

И хотя к выходным у меня, как всегда, скапливалась куча домашних дел, все равно старалась в субботу или воскресенье совершать с ними вылазки на природу .

Асельке было всего три годика, когда я нашла ей малюсенькие лыжи. На речке Комендантке, что протекала у Студенческого городка, была лыжня рядом с пединститутом. И я, бывало, спозаранку напеку пирожков, приготовлю обед, а утром - всей семьей на лыжи. «Востокказгеология» часто нанимала автобусы для выезда сотрудников за город. Зимой народ катался с горок, а весной, летом и осенью шумно веселился на пикниках .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

В Алма-Ате я много каталась на коньках, а в УстьКаменогорске, где с катками было хуже, - реже, но детям все равно купила коньки. Мне было важно, чтобы они и физически тоже развивались. Поэтому, когда Бауыржан, помимо строительства самолетов, кораблей и яхт на станции юных техников, увлекся еще и таэквондо, я только обрадовалась. Правда, переживаний это стоило больших. Оттуда он всегда возвращался часов в девятьдесять вечера, а я волнуюсь, не отхожу от окна. Сейчас сама себе удивляюсь - как отпускала ребенка одного на тренировки?

Сын Бауржан Дочь Асель

Не могу сказать, что очень много в тот период занималась детьми, но их учебу всегда держала под контролем. Часто люди думают, что учителя всему научат

- и знания дадут, и основы нравственности. Я убеждена, что это неправильно. Родители должны быть в курсе, что

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

происходит в душах и чем заняты мысли их чад. Чтобы узнать это, не нужно много времени. Кайрат тоже немало времени проводил с детьми, играл с ними, беседовал, но общая, в первую очередь, духовная наполненность жизни шла от меня .

Прибегу вечером с работы - дети уже дома. И если, допустим, ужин не готов, я призывала их на помощь .

Младшей даешь в руки картошку - пусть моет, старшему

- нож, чтобы он ее чистил. Бауыржан, кстати, лет в семь уже научился готовить: бывало, приезжаю домой на обед - он радостно сообщает, что сам пожарил картошку .

Тремя парами рук не только быстрее, я делала это со специальной установкой: пока вместе занимались ужином или прибирали в комнатах, расспрашивала, что происходит в школе .

Мои вопросы заставляли детей задуматься и вспоминать

– какую тему проходили на уроке? Получалось, еще не садясь за домашние задания, они повторяли то, что было на занятиях в школе. Но это была не менторская проверка, а беседа близких людей, где есть место и улыбке, и смеху, и шуткам. Чтобы расспросы не проходили в одностороннем порядке, я частенько рассказывала им про свою работу .

У детей, с которыми разговариваешь серьезно, как со взрослыми, меньше пустого баловства и капризов, а главное, сохраняется внутренняя связь с ними .

С мужем у нас тоже постоянно шло духовное общение .

Не сказать, что у нас была абсолютная идиллия – у обоих взрывные характеры, но мы были семьей. Бывало, занимаюсь хозяйством, а он пересказывает мне только что прочитанную книгу. Нередко, чтобы купить книжную новинку, уговаривал меня отдать последнюю «трешку»

в кошельке. А я ведь, хотя и не меньше мужа увлекалась книгами, думала еще и о детях, и о нем, кстати, тоже: одним чтением сыт не будешь. Кайрат же о бытовых проблемах не особо задумывался в те годы. Да, были любовь, огромная

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

привязанность к семье, но тревоги и беспокойства о том, во что она одета, чем питается, пришли к нему много позже .

Он, можно сказать, повзрослел только после пятидесяти, когда понял наконец, что семья нуждается в его внимании .

Правда, насчет квартиры я молчу: это целиком заслуга Кайрата. Ережеп Альхаирович Мамбетказиев, ректор вначале пединститута, а потом Восточно-Казахстанского госуниверситета, по достоинству оценил талант Кайрата

– и как преподавателя, и как менеджера .

Нас объединяло и до сих пор объединяет то, что ни я, ни он не терпим фальши ни в чем - ни в отношениях, ни в выражении мыслей. Тамерлан, наш старший внук, в очередном своем стихотворении, посвященном дню нашей свадьбы, правдиво написал, что «любили вы друг друга, ругаясь вновь и вновь». Да, мы часто спорим. Дело в том, что у меня всегда на все свой взгляд, и я все вещи логично, как математик, раскладываю по полочкам .

Поэтому-то мне никогда не бывает скучно - всегда найдется, над чем поразмышлять. Это могут быть и маленькие проблемы бытового характера, а могут быть и глубокие – нравственные, духовные и моральные .

К последним относятся наши взаимоотношения с родственниками. Я никогда не ругалась с Кайратом изза своей родни. Зато из-за своей муж бился со мной, как с врагом. Может быть, потому, что я по своей привычке говорила все, что думаю, в лицо .

Когда я умирала после аварии в реанимации, меня спас младший брат Кайрата – Талгат. Потом, когда мы с ним горячо дискутировали о разных жизненных ситуациях, родня мужа упрекала: ты должна прощать ему все, сама ведь говоришь, что обязана ему жизнью. Конечно же, я ему благодарна, я преклоняюсь перед профессионализмом тогда совсем еще молодого врача. Но это не означает, что я должна соглашаться со всеми его словами и поступками .

Но я отвлеклась от нити моей жизни. К началу 90-х

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

уже серьезно подумывала о защите диссертации. Если посвящать себя вузовской деятельности (я же последние годы работала на кафедре высшей математики в строительно-дорожном институте), надо иметь ученую степень. Возраст, конечно, уже не позволял копать в глубь математики, как это делал Кайрат. Почувствовав в свое время, что у него больше научного потенциала и жизнь его связана именно с вузовской деятельностью, я благоразумно уступила ему первенство в этом плане .

Мне, достаточно крепкому инженеру-программисту, всегда удавалось найти хорошо оплачиваемую работу .

Во всяком случае, на мою зарплату мы могли достойно жить – и книги покупать, и детей поднимать. Потом, когда получили и обустроили квартиру, а Кайрат, защитившись (доказанная им теорема вошла в математические энциклопедии), стал проректором, я позволила себе перейти на работу, где зарплата поменьше, зато для семьи оставалось больше времени .

Так вот, когда я решила заняться наукой, мне предложили взять темой кандидатской методику преподавания математики или же заняться акмеологией

– новой тогда наукой, изучающей вопросы развития и профессионального совершенствования человека. Я уже и литературу подбирала, и детально планировала, как буду совмещать диссертацию с работой, заботами о семье, поездками в Москву или Санкт-Петербург, к научному руководителю… …Такой я шагнула навстречу августу 1991 года, который безжалостно разделил мою жизнь надвое – до и после трагедии .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Ремарка мужа – Кайрата Закирьянова:

НАВСТРЕЧУ БЕДЕ

Все рухнуло в один день - 1 августа 1991-го. В апреле того года нас покинул мой отец. Прожив трудную, полную лишений и невзгод, но при этом яркую и насыщенную на людей и события жизнь, перед кончиной он попросил, чтобы на его могиле возвели величественный мазар с устремленным ввысь голубым воздушным куполом .

В родном селе Караткуль. Рядом родители Кайрата, сестренки Жанна и Шолпан и сын Бауржан Бывая в командировках по Казахстану, я присматривался к мусульманским кладбищам .

Возвращаясь однажды из Семипалатинска через городок Чарск, увидел необычной формы мазар. По описаниям он был похож на тот, который хотел для себя отец. Я выяснил у местных имя мастера – Николай Шухов. Нашел его и

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

договорился о строительстве надгробного памятника на конец июля. Как только в университете закончился прием документов от абитуриентов, мы с Марзией и детьми приехали в Караоткель, мою родную деревню, чтобы отдать последний долг отцу – уложить на его мазар кирпичи от нашего имени. Пробыли недолго - всего дватри дня, и заторопились домой, в Усть-Каменогорск. 1 августа из Москвы должен был приехать мой коллега, друг и наставник нашего ректора, профессор Жданов. Он хотел побывать на озере Маркаколь, и я собирался его сопровождать. Можно было уехать рейсовым автобусом, поймать в конце концов попутку, но я сделал то, за что Марзия до сих пор меня упрекает: позвонил хорошему знакомому - зампреду райисполкома Александру Ивановичу Федосову. Он охотно откликнулся на просьбу обеспечить транспортом. Как откажешь проректору? Да и мне тоже надо было «выпендриться» в глазах родни - как же, теперь я большой человек .

Мы с Кайратом помогаем маме в ремонте дома .

Это было всегда во время отпусков .

Я этой глиной мажу стены дома .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

И мы двинулись навстречу беде. Водитель райисполкомовского уазика, оказывается, был совсем неопытный, всего неделю назад получил права. Я сидел рядом с ним, а жена, дети и две дочери Федосова – сзади. Проехали поселок Таинты, до города оставалось километров 80, когда начал накрапывать мелкий дождь .

Вскоре на узкой дороге замаячила стоявшая у обочины хлебовозка. И надо же было такому случиться: когда уазик стал объезжать эту злополучную хлебовозку, ее водитель вдруг надумал выйти из кабины. Возникла опасность наезда, и наш новичок круто взял влево. А там – склон со скользкой от дождя травой, машину стремительно понесло в кювет… Очнулся я оттого, что кто-то бил меня по щекам, и отчаянного голоса дочери: «Папа, папа!». Я был весь в крови, боль навалилась такая, что хотелось тут же, сию минуту умереть. Марзия лежала поодаль, на ней – ни капли крови, но она не подавала признаков жизни. Мы стали приводить ее в чувство. Вроде очнулась, что-то забормотала. Нам и в голову не могло прийти, что у нее поврежден позвоночник. Вызволили ее из-под обломков и поволокли к трассе, я стал ловить попутку .

И опять-таки судьба! Если бы остановилась машина, следовавшая в областной центр, участь моей жены была бы другой. Ноги у Марзии в то время еще шевелились, и если бы ее сразу прооперировали, она наверняка встала бы на ноги. Но ни одна из следовавших в Усть-Каменогорск машин не остановилась. Самым сердобольным оказался хозяин «жигуленка», следовавшего в обратную сторону. Я попросил отвезти нас в ближайшую больницу – поселок Асубулак. Устроили Марзию на заднем сидении, я, положив ее голову к себе на колени, сел рядом, дети, Бауыржан с Аселей, – впереди, рядом с водителем .

В поселковой больнице сделали обезболивающий

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

укол, я позвонил Талгату, младшему брату, работавшему врачом-реаниматором в областной больнице. Вертолет за Марзией не смог прилететь из-за дождя и брат примчался вместе с хирургом на «скорой». Но запасов крови у них было мало и делать операцию они не рискнули .

В этой больнице мы провели всю ночь. Утром наконец прилетел вертолет, на операционный стол областной больницы Марзия попала вечером. Безжалостная судьба опять оставила слово за собой: хирург - то ли пьяный, то ли после крепкого похмелья - гайки на пластинах, скреплявших сломанные позвонки, закрутил не так. На следующий день у Марзии вся спина вздулась – пластинки отошли. Еще одна операция, вторая, третья… В отличие от жены я очень скоро – дней, наверное, через десять – уже знал истинное положение вещей. Наши хирурги вызвали коллег из столичного нейрохирургического центра. Приехавший из Алматы светило, осмотрев жену и изучив снимки, вызвал меня, чтобы сообщить: я должен быть готов к тому, что моей супруге отныне предстоит приспосабливаться к жизни инвалида-колясочника. От доктора я вышел как в тумане .

Позвонил Женису Садыкову, декану медицинского факультета, недавно открывшегося на базе нашего университета. Он и слышать не хотел, что активная, деятельная, спортивная Марзия никогда уже не сможет ходить. Успокаивал меня, говорил, что современная медицинская наука ушла далеко вперед, вот-вот чтонибудь придумают… Марзие про ее диагноз я не сказал. Узнала она об этом месяца через четыре - «просветил» наш «советский»

доктор. Проводя осмотр на дому, участковый невропатолог как обухом по голове двинула: «Какое там встать, женщина, научись хотя бы обслуживать себя». Меня в тот момент дома не было, но я представляю, что пришлось пережить

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

моей жене. До этого ее вела надежда. А в тот вечер, едва я вошел домой, она сказала ровным, абсолютно бесцветным голосом: «Не хочу больше жить» .

Зато я не сдерживался в эмоциях - кричал, что умереть легче всего, но кто будет поднимать детей на ноги, что будет со мной?! И Марзия взяла себя в руки, хотя депрессия, в которую она впала, не ушла. Я чувствовал это, хотя внешне она свое подавленное, глубоко спрятанное состояние ни в чем не проявляла .

Первое, что сделала жена - велела купить билеты на обратную дорогу сестре. С того часа, как Марзия отказалась от помощи родных, для нее начался отсчет абсолютно новой жизни…

Я ВЫКАРАБКАЛАСЬ С ТОГО СВЕТА

После аспирантуры Кайрат продолжал ездить в Новосибирск к своему научному руководителю .

Некоторые моменты, над которыми он бился, доказывая свою теорему, я быстро просчитывала на электронной машине. Вообще, работа программиста очень интересная и азартная, но вместе с тем и нелегкая.

Кроме знания компьютерных языков, здесь нужны еще логика и умение анализировать, иначе безжалостная машина любые твои ошибки просто выплевывает, словно давая понять:

учись, дорогая, дальше. И ты все время находишься как бы в непрестанной борьбе с самим собой и с думающим железом .

Такой контроль выматывал, домой я добиралась в изнеможении. Но присесть и отдохнуть хотя бы 15 минут было некогда. По двум нашим общежитским комнатам к вечеру будто Мамай прошел: со столов свисают покрывала и одеяла. Это Асель с соседскими девочками играла в домики. А у Бауыржана гостили его друзья… Ложилась поздно. Быт у советских женщин был

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

тяжелый. На дворе время глобального дефицита, стирать и штопать детские колготки и маечки приходилось каждый день, а еще надо на день вперед наготовить еды. А в половине шестого утра уже на ногах, в семь нужно выйти из дома, чтобы успеть к восьми на работу. Я и ушла-то из вычислительного центра «Востокказгеологии», чтобы пораньше приходить домой .

В строительно-дорожном институте, куда устроилась преподавать, пришлось заново вспоминать азы высшей математики – и матанализ, и аналитическую геометрию, и теорию вероятности. Кстати, в первый год на кафедре математики СДИ для меня не нашлось места, и я преподавала на подготовительных курсах элементарную математику .

Помню, незадолго до той роковой аварии Кайрат должен был ехать проверять стройотряды, которые были организованы весной 1989 года после землетрясения в Восточном Казахстане. Я ему напомнила: когда в 1975-м выходила за него замуж, он обещал, что через пять лет оденет меня в соболиную шубу, а через десять – весь мир положит к моим ногам. А ведь прошло уже не пять – 15 лет .

«Раз нет ни того ни другого, покажи хоть свой Восточный Казахстан», - попросила я мужа. В этом отказать он мне не смог и летом 1990 года мы всей семьей тронулись в первое наше большое путешествие .

Однажды в степях Тарбагатайского района наша машина остановилась возле родника. Там уже стоял грузовик, вокруг которого собралось много молодых ребят. Один из них подошел ко мне: «Марзия Нуртазовна, здравствуйте!». Я сразу узнала его, это был пареньафганец» с моих подготовительных курсов. Такие, как он, заметно отставали в математике и все-таки очень хотели получить образование. Зная, через какой ад в Афганистане

– кровь, страх и смерть – прошли эти мальчишки, я с ними занималась особо .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Я со студентами Усть-Каменогорского строительно-дорожного института

Многие преподаватели, чтобы не возиться, снисходительно ставили им «троечку», а я настойчиво заставляла их постигать логику математики. И в то же время меня трогало их старание. Потому, да простят меня другие мои студенты, чувствуя, что тот опыт, который они получили на страшной войне, стоит многих высших образований, на экзаменах делала «афганцам» какието поблажки. Парень, который встретился нам возле степного ручья, был признателен мне («Вы были очень строги, но потом мы благодарили вас за это»), а я ему: до сих пор та оценка моего труда и усилий звучит как высшая похвала .

Тем летом мы проехали по всем районам Восточного Казахстана. Природа этого края изумительна! Летом я всегда брала от нашего профсоюза путевки на Бухтарминское водохранилище. Добирались до места когда на автобусах, когда на катерах. В те времена зоны отдыха были необустроенными - в пустых домиках ничего

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

нет, кроме кроватей с матрасами, и отдыхающим почти все, даже еду на десять дней, приходилось везти с собой .

Но мелкие бытовые неудобства в те счастливые годы не омрачали нашего семейного отдыха. Днем купаемся, гуляем по горам, собираем ягоды, грибы, ну и дрова, конечно. Вечером у костра готовим еду, а из ягод - дикой смородины и малины – варенье к чаю с дымком .

Дети подкладывают дровишки в костер, а наш певучий папа поет нам песни. Между прочим, когда Кайрат меня завоевывал, одним из его преимуществ перед другими моими поклонниками стала, наверное, его способность петь: сама я не пою, поэтому к людям поющим у меня очень трепетное отношение. В половине десятого укладываем детей спать, а сами до часу ночи сидим у костра на берегу Бухтарминского «моря». Разговариваем, читаем друг другу стихи .

Какие же это были восхитительные дни! Вспоминаю их и сердце наполняется радостью до сих пор. Мы – молодые, влюбленные, а рядом самое главное наше счастье – дети .

Очень больших и тесных компаний в то время у нас не было. Когда в 2011-м Кайрат снимал фильм про нашу семью, он говорил, что нам никогда не скучно друг с другом, всегда есть что обсудить и о чем поговорить. И это правда. Вот рассказываю сейчас об этом, а сама будто снова у того костра: искры летят в темное, усыпанное звездами небо, а мы сидим, обнявшись, рядышком .

Это было на Бухтарме, а летом 90-го мы поехали на Рахмановские ключи. Многие называют КатонКарагай второй Швейцарией. Но в Европе природа тронута человеческой рукой, а в Катоне – первозданная, божественная красота! Заснеженную вершину горы Белуха, которую так любят покорять альпинисты, видно даже с Рахмановских ключей, в чьих горячих радоновых ваннах мы купались тем незабываемым летом. В них даже здоровому человеку долго сидеть нельзя, а теперь, даже

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

если удастся попасть туда снова, эта сторона жизни для меня уже закрыта – радон мне противопоказан .

А потом был Маркаколь. Если бы я заранее знала, как трудно придется добираться до этого озера, о красоте которого слагали легенды, наверное, отказалась бы .

Не знаю, как сейчас, но тогда благоустроенных дорог еще не было – лишь горные да изрядно разбитые проселочные. Порой казалось, что наша «Нива» не едет, а ползет вертикально. Боже, как было страшно! Но когда мы, поднявшись, приехали в деревеньку Урунхайку, все наши страхи были вознаграждены царящим вокруг земным раем: посреди гор с белоснежными вершинами величественно раскинулась гладь озера!

По календарю еще лето – стоял август, а там уже холодно, ни о каком купании не могло быть и речи. Но встречавшие нас начальник милиции Зайсанского района Зарылхан Мухамедиев и его жена Арай организовали рыбалку на озере. Подружившись с этой замечательной четой, позже мы провели вместе много радостных минут. До сих пор, хотя и живем в разных городах, наши отношения сохранили прелесть и чистоту молодости .

Зарылхан, Арай и их дети МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Такой хрустально-прозрачной воды, как в Маркаколе, я не видела нигде. Ни в Темире, речке моего детства, ни в Бухтарме. Высвечивался каждый камешек на дне, и ни одна проплывающая мимо рыба – а они шли косяками – не оставалась незамеченной. А вокруг звенящая тишина, сверкающая гладь безбрежного озера и где-то вдали чернеет лес .

На это озеро стоило приехать еще и для того, чтобы познать вкус ухи из только что выловленного ускуча или форели. Потом мы ходили в лес. Ягод там было столько, что ногу поставить негде – приходилось ступать прямо по ним .

Мне это напомнило Новосибирск, где мы с друзьями часто совершали велосипедные походы с ночевками в палатках и тоже собирали ягоды и грибы.

Но там почти все места исхожены человеком, а здесь было даже немножко боязно:

в этих непуганых краях звери очень близко подходили к человеку .

Велисопедные прогулки в окрестностях Новосибирска. Рядом Ира, Женя и Галия (1978 г.)

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Кстати, когда мы после рыбалки пристали к берегу, увидели шалаши и небольшую группу людей. Обратили внимание на несколько деревянных бочонков. В них и на них сушились ягоды, грибы, копченая рыба. Оказалось, три друга из Алма-Аты (один из них, насколько помнится, работал в санатории «Алатау») каждый год приезжали в отпуск на Маркаколь. Сиденья в своих «Волгах», кроме водительского, убирали - все заполнялось дарами природы. Этих алмаатинцев ни берег турецкий, ни Африка не прельщали, озеро Маркаколь для них было самым вожделенным местом для отдыха. Мое же восхищение этим краем было настолько велико, что на следующий год мы обязательно решили снова всей семьей приехать сюда .

Но до следующего лета случилось немало событий .

Главное из них – отец Кайрата сильно занемог. В ноябре он лег в больницу, а в апреле его не стало. После того как в последние дни июля водрузили купол на могиле отца, мы должны были вернуться в Усть-Каменогорск, и через день-другой тронуться на Маркаколь. Вместе с нами собирались ехать московские друзья нашего ректора

– Степан Иванович Жданов со своим сыном и Федор Иванович Лобанов. Наслышавшись наших рассказов, они тоже захотели увидеть заповедные места Восточного Казахстана .

… Я помню тот день даже по минутам. Мы торопились засветло добраться до города, чтобы успеть закупить провиант. Еще я собиралась по пути заглянуть в пригородную Самсоновку, где находилась наша дача, там уже все поспевало. Кайрат перед отъездом еще раз поехал с ребятами на могилу отца, а я занималась мелким ремонтом дома, где оставалась его мама. Уходя, Кайрат велел мне позвонить зампреду Самарского райисполкома, чтобы посланная им машина заехала за нами к двум часам дня .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Не могу сказать про предчувствие, но мне почему-то очень не хотелось этого делать. «Пусть Марат (старший брат мужа) довезет нас до автостанции, оттуда поедем рейсовым автобусом», - уговаривала я, но Кайрат настаивал на звонке, и я не стала спорить. Зампред Федосов, как назло, оказался на месте.. .

Потом был обед со строителями. Мастеру, возводившему мазар, когда он присел на завалинку покурить, я сказала, садясь в машину: «Спасибо, Николай, мы поехали, не поминайте лихом». До сих пор не могу объяснить, почему у меня вдруг вырвалось это не присущее мне выражение .

В дороге была памятная остановка у родника. Разве могла я подумать, что спускаюсь по тропинке к воде на своих ногах в последний раз? Снова тронулись в путь .

Дорога была крутой, и я, взяв Асель на колени, крепко прижала к себе. Я ведь выросла в степных краях, и горные серпантины меня всегда пугали. Когда они закончились и пошла прямая дорога, отсадила дочку .

Стал накрапывать мелкий дождик, впереди показался фургон, на котором развозят хлеб. Он остановился, дверь хлебовозки открылась – из кабины выходил человек. Наш водитель, боясь на него наехать, крутанул руль, и наша машина кубарем полетела с высокого шоссе под откос… Сам момент падения у меня стерся из памяти – сработали, наверное, защитные силы организма .

…Очнулась на короткий миг – меня затаскивали в какую-то машину. Ехали по ухабам, меня трясло, видимо, было очень больно – время от времени я слышала свои стоны и дочкин голос. Асель плакала и кричала кажется, водителю: «Осторожнее, осторожнее! Моей маме больно!». Когда нас привезли в больницу, хирург или невропатолог, проверяя чувствительность, провел какимто инструментом по ступням ног. Я их чувствовала. Он велел: «Пошевелите пальцами». Шевельнула… Потом - все, отключилась. Нет, помню еще один момент .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Я лежала на каталке в коридоре или в палате. Кайрат, склонившись надо мной, зовет: «Марзия, Марзия… Не теряй меня, я быстро сбегаю, узнаю – как дети, они здесь, у родственников» .

Потом муж рассказывал, что в бессознательном состоянии я всё повторяла: «Кайрат, не уходи от меня, не уходи. Если ты уйдешь, я умру» .

У него самого был компрессионный перелом позвоночника, но пока со мной не определились, он оставался на ногах. Утром прилетел санитарный вертолет, но я этого уже не помню. Ночью меня оперировали. Говорят, вся операционная была залита кровью: подвыпивший хирург, делая операцию, задел крупную артерию. Кайрат в это время ходил под окнами больницы и, убежденный тогда атеист, просил у Всевышнего: «Пусть выйдет из больницы хоть какая, лишь бы осталась живой!». «Зачем не просил, чтобы вернулась домой прежней, а не в коляске?»

- полушутя-полувсерьез укоряла я потом. «А я боялся:

попрошу больше - а вдруг не будет ничего» .

Две недели, что провела в реанимации, я была в коме, без сознания. Почти все органы отказали – жила на искусственном дыхании, с искусственной почкой .

Меня спас Талгат, брат Кайрата. Врач-реаниматолог, он работал в другой больнице, но ко мне его пустили .

Увидев мое мраморное лицо и заострившийся нос, поднял всех на ноги. Снова сделали рентген, обнаружили, что два сломанных ребра вонзились в легкие, и открылось легочное кровотечение. Помню, как было больно под правой подмышкой - там копались и шерудили чем-то острым… Из легких выкачали около двух литров крови. А если учесть, что во время операции случилась большая кровопотеря, я по всем канонам должна была покинуть этот мир. Врачи и сами говорили, что я выкарабкалась с того света .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Во время почти двухнедельного беспамятства ко мне «приходила» моя покойная бабушка. Когда она вошла, я увидела себя лежащей на высокой каталке откуда-то сверху, точнее, с верхнего угла. Ани, одетая в длинную ночную рубашку, со свечой в руке обошла меня справа, и, не замкнув круг с левой стороны, направилась к выходу .

Это было так явно, что утверждать, будто это был сон, язык не поворачивается. Это видение было у меня перед тем, как очнуться в реанимации .

Ани

Когда у меня совсем недавно умерла мама, тоже было видение. 18 декабря 2012 года я проснулась в пять утра от удушья. Приподнялась на руках, чтобы отдышаться .

Кайрат проснулся и с тревогой спросил: «Марзия, что случилось?». А я ему говорю: «У шеше упала температура тела до 32 градусов». «О чем ты говоришь? Кто тебе сказал? Тебе позвонили из Темира?». - «Нет». - «Тогда, может быть, приснилось?». - «Нет, это был не сон». Говорю, а сама лихорадочно соображаю, откуда мне все это пришло в голову. Чуть отдышалась, мне измерили давление,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

температуру, сахар, я выпила воды и немного успокоилась .

Мы подумали, что это лихорадочное состояние от лекарств: после очередного курса химиотерапии не прошло и недели .

Но в восемь утра зазвонил телефон. Я уже знала: сейчас сообщат о смерти моей мамы. А потом я узнала, что в тот ранний предутренний час, когда я проснулась от удушья, она умирала .

–  –  –

УДЕРЖАТЬСЯ НА ЗЕМЛЕ

Память возвращает меня к тому дню, когда я пришла в себя после аварии. Едва Кайрата пустили в реанимацию

– он лежал наверху с компрессионным переломом и сотрясением мозга – я, еще не успев собраться с мыслями после долгого беспамятства, попросила принести подаренный кем-то красивый косметический набор и книгу избранных стихов Тютчева. Сама не знаю, что заключалось в первой просьбе - ярко выраженное женское

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

начало или потребность чувствовать себя обычным земным человеком. А вот Тютчев был не случаен – я восхищаюсь глубиной и мудростью этого поэта. Когда мне бывало особенно тяжело, я даже выписывала некоторые его строчки и вывешивала на кухне, где провожу много времени. «День пережит и – слава Богу!» - сказал поэт .

Эти простые слова были мне очень дороги, они так соответствовали моему внутреннему душевному настрою .

Ведь таких состояний – лишь бы перетерпеть этот миг – было много. Еще мне не раз помогал роман «Унесенные ветром». Любимое выражение Скарлетт: «Об этом я подумаю завтра», в те времена я очень часто примеряла на себя .

Это очень хорошая психологическая установка: когда сейчас, сию минуту не можешь принять решения, потому что тонешь в сомнениях, или, умирая от боли, не хочешь жить, перемещаешь всю тяжесть момента на потом, на завтра. И, глядишь, уже все не так мрачно, как всего мгновение назад .

«Унесенные ветром» я читала уже взрослой, но этим методом - «подумаю завтра» - пользовалась еще в детстве .

Если не могла решить задачу, делала себе установку и ложилась спать, а подсознание в это время работало – и ответ приходил ночью .

Когда я попросила Кайрата принести томик Тютчева, то еще, конечно, не до конца понимала, что произошло со мной и что ждет меня впереди. Я помню те дни в мельчайших подробностях, но описывать их тяжело. Гдето далеко, подсознанием чувствовала, что произошло нечто страшное. Родственники вздыхали, отводили глаза и подсовывали книги по теме, врачи потихоньку намекали, что мое выздоровление – небыстрое дело .

Это очень страшное ощущение – половины тела как будто нет, вернее, оно словно залито цементом. Все время

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

хотелось поднять ноги и стряхнуть эту тяжесть, а ничего не стряхивалось, ничего не уходило. Плюс нарушение функций всех тазовых органов, нарушение работы кишечника и почек. Возле моей больничной койки все время стоял какой-то штатив .

Кайрат, когда ему консультант из Алма-Аты сообщил, что я никогда не смогу ходить, долго не мог зайти в палату. Он боялся, что, встретившись с ним глазами, я пойму – теперь мне бороться не за что. Его тети, следящие за всем новым в науке врач Рауфа-апай и Хурма-апай, нашли в журнале «Наука и жизнь» статью Дикуля, где он рассказывал о том, что у него тоже была парализация, но он разработал аппарат для тренировок. Благодаря ему он вернулся на цирковую арену. А еще Дикуль утверждал, что человеческий дух может преодолеть все .

Потом нашли статью «Со дна жизни», где молодой врач Леонид Красов рассказывал о том, как он, катаясь на горных лыжах, ударился спиной о пень большого дерева и его парализовало. Подняться на ноги, несмотря на разработанную им самим методику, он так и не смог, и передвигался на коляске. Я стала приучать себя к мысли, что, возможно, и мне тоже придется жить так же. Но мое сердце, мое сознание, моя душа, каждая клеточка моего существа восставали против этого. Были и рыдания, и истерические крики – НЕ ХОЧУ!

Я пролежала в больнице с 1 августа по 23 октября 1991 года, и все это время родственники были рядом. Когда с нами случилась беда, мама в ту же ночь выехала в УстьКаменогорск. Она взяла на себя все заботы по дому и уходу за детьми. Благодаря ей, Кайрат, надев корсет, уже через месяц вышел на работу, но обязательно трижды в день приезжал ко мне. С тех пор так и повелось: если я лежу в больнице, то он приезжает завтракать, обедать и ужинать ко мне в палату .

Назия, моя сестра, оставив семилетнего сына с мужем,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

приехала из Алма-Аты с двухлетней дочкой. Торым, другая моя сестра, примчалась из Актюбинска, потом она вообще уволилась с работы, чтобы быть рядом. Они с Жанной и Алманией, сестрами Кайрата, сменяя друг друга, сутками дежурили возле меня. Переворачивали, расправляли постель, чтобы не было ни единой складочки, иначе моментально образовывались пролежни, помогали с туалетами, которые непонятно как, но надо было совершать – кишечник отказал, а вместе с ним и желудок, и печень, и почки, даже руки тоже почему-то перестали двигаться... Я не могла есть, и мне чуть ли не силой впихивали в рот огурец, намазанный черной икрой .

Вычитали где-то, что это якобы помогает вылечить желудок и восстановить истощенный организм .

Проблемы со здоровьем случаются у всех. Однако человеку с поломанным позвоночником в тысячу раз труднее их разрешать. И меня тоже могут упрекнуть в излишнем натурализме, но тогда на чаше весов стояла человеческая жизнь - чьей-то жены и дочери, а главное, матери двоих детей, которых еще предстояло выпускать в большую жизнь .

… Любому человеку, оказавшемуся в таком состоянии, надо разобраться: ради чего теперь жить? Когда я узнала, что уже не встану на ноги, опять все разложила по полочкам: раз мне суждено жить, то надо что-то делать. А жить ради кого? Ради детей, естественно. Для меня самые главные вопросы бытия всегда стояли так: рождением и смертью ведают некие высшие силы, человек не вправе решать их по-своему, иначе это отзовется на судьбах детей и близких, и им придется отрабатывать совершенный тобой грех .

Я приходила в отчаяние, когда представляла, как моим детям придется признаваться в том, что их мама покончила жизнь самоубийством. И вот еще что меня

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

удерживало на земле: я подумала, что раз я отказываюсь нести свою ношу, то это проявление даже не слабости, а протест против Бога. Потому и ответ на вопрос: «Зачем мне такая жизнь?» был прост и одновременно сложен .

Затем, что нужно поднять детей и сохранить семью .

Но как это делать?.. Ведь первое время не я детям, а дети помогали мне. И еще: раз нельзя умереть, я должна жить в новом положении достойна - как здоровые, не хотела жалости, я сказала себе: «буду жить как все и встану в ряд здоровых людей». Оказалось это можно осуществить .

В конце августа 91-го мы отправили домой Назию, а в начале мая 1992 года, поблагодарив за помощь, - и Торым .

Только мама оставалась еще у нас, она была с детьми, пока мы два месяца были на реабилитации в Крыму, в Саках .

В сентябре и она тоже отправилась домой в Темир, где ее ждал внук Ахмет, а то все переживала, что сынишка брата пошел в первый класс, а ее нет рядом .

И вот мы остались одни. Дети категорически отказались от услуг домработницы и других помощников по дому. Я к тому времени научилась сама пересаживаться с кровати в коляску и потихоньку, шаг за шагом, вместе с детьми заново училась управляться с домашним хозяйством .

Свои первые шаги я делала, обливаясь семью потами .

Никого дома нет, а мне надо к приходу детей приготовить обед, а я не могу дотянуться до пакета с картошкой .

Найдешь палку, изловчишься, наклонишься. Один раз чуть из коляски не вывалилась .

А уборкой квартиры я занималась так: между подножками коляски ставила ведро, внутрь швабру с тряпкой - и давай елозить ею по полу. Мне это даже доставляло удовольствие - я физически не переношу пыль и беспорядок. Мебель старались расставлять так, чтобы я и в коляске могла добираться до каждого уголка .

Никаких особых приспособлений в нашей квартире не было: я принципиально отказалась от них, не хотела,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

чтобы здесь что-то напоминало моим детям больницу. О моей инвалидности напоминала разве что коляска. И то они к ней быстро привыкли, скоро даже и перестали ее замечать .

Я все это рассказываю к тому, что если человек захочет что-то сделать, он будет делать. А для того, чтобы захотеть, нужно понимать - другого выхода все равно нет. Нежелание стать своим близким обузой, похожей на неподъемный чемодан без ручки, придает силы .

Так мы потихоньку налаживали наш быт. Однажды, когда вдруг поменялась погода и меня одолевали боли, я прилегла. А Бауыржан с Аселей решили сварить борщ .

Они провозились целый день, а вечером за столом дети сказали: раньше, когда ели приготовленный мамой борщ, никогда не думали, как это, оказывается, трудно .

Но ничего, мои дети, в конце концов, научились готовить многие блюда .

Август, 2013 г. С детьми Бауржаном и Асель .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

В начале 90-х из-за границы вместе с хорошим хлынул и негатив: проституция, пьянство, наркотики. Многие своих детей не смогли отгородить от этого. Мне это удалось, потому что мы жили интересами друг друга – они помогали мне, а я им. Пока учила их хозяйствовать по дому – чистить, мыть посуду, мы беседовали обо всем на свете, и я была в курсе всех их дел. Да и некогда было им отвлекаться – из обычных школ они перешли в лицей .

Так же общалась и с Кайратом. Он очень поздно приходил домой, я, признаюсь, пережила немало горьких минут из-за этого, но всегда встречала мужа неизменной улыбкой и накрытым к ужину столом. И до, и после аварии я всегда его поддерживала, заботливо расспрашивая, что у него происходит на работе. Мы говорили обо всем на свете, исключением была только одна тема - ревность .

После его слов: «Марзия, если я буду сидеть возле тебя, кто нас будет кормить?», я стала на многие вещи смотреть более сдержанно. Мне, эмоциональному человеку, у которого часто чувства перехлестывают через край, это далось нелегко. Много раз я плакала, не зная, где и с кем он сейчас, и все же вера в него была сильнее .

…Мы с Кайратом 37 лет вместе, из них больше 20 лет я в коляске, но он боготворит меня. «Как вы сумели сохранить интерес друг к другу?!» - не перестают удивляться жены друзей мужа. У казахов есть пословица - «хорошая жена и из никчемного мужичонки сделает мужчину, а плохая - и батыра сравняет с землей». Поэтому секрет прост: я всегда радовалась успехам мужа, рассказывала о них детям, потом внукам, ну и всем нашим друзьям, конечно. А он, зная это, хотел в моих глазах выглядеть преуспевающим, поэтому и шел всегда вперед .

Конечно, абсолютно безоблачной жизни не бывает, у всех есть нервы, мы все устаем, накопленное раздражение выплескиваем на самых близких. И мы тоже порой спорили К сожалению, радость от триумфа мужа на следующее утро была омрачена смертью моей мамы – шеше. Она умерла неожиданно – отек легких унес ее за два дня, а я так надеялась, что она увидит весну и лето. Шеше была уже слабенькой, все больше лежала в постели, но сердце работало хорошо, аппетит тоже был. Меня успокаивают, мол, уход старого человека, умершего в кругу детей и внуков, - это праздник. Наверное, но не для меня, эта потеря всегда будет разрывать мое сердце. Моя шеше была для меня образцом материнства: всю свою жизнь она отдала нам, детям .

Как плохо я себя ни чувствовала, все же решила поехать на ее похороны. Все были против – после «химии» тяжелая .

Чтобы не подцепить инфекцию, нужно избегать всех лишних контактов, но не в этом случае…

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ОПУСТИТЬ РУКИ… ЧТОБЫ

ОНИ ОТДОХНУЛИ, И - СНОВА В БОЙ!

Если ноги не ходят, нарушаются функции всех органов .

Наш организм устроен так, что надо обязательно двигаться .

Вот почему полезны занятия физкультурой и спортом. У спинальников застойные явления накапливаются годами, поэтому делать упражнения просто необходимо. А это всегда – преодоление боли, но иначе невозможно жить .

Я еще лежала в больнице после перелома, когда врачи предупредили: в моем положении самое опасное – пролежни, поэтому надо каждые три часа переворачиваться. Не передать словами животный страх перед этой процедурой – казалось, если шевельну спиной, она опять поломается, сместится и станет еще хуже, чем сейчас. В больнице-то еще ничего, я тогда жила на обезболивающих, но сознание тем не менее посылало сигналы: это опасно .

Есть специальные техники переворачивания, чтобы не повредить позвоночник: обычно три человека берутся кто за бедро, кто - за плечи, кто - за ноги, и по команде «раз, два, три» резко поднимают и переворачивают больного. Это тяжело, это трудно, это страшно, но необходимо, иначе подпишешь себе смертный приговор .

И я, зная об этом, едва только проходили три часа, звала своих помощников, чтобы поменять положение теперь уже непослушного мне тела. После моей выписки в палату поступила женщина, тоже попавшая в аварию, бухгалтер из деревни Самсоновки. Потом я неоднократно ложилась в нейрохирургию, медперсонал был тот же, что и в первый раз, и мне рассказали, что Мария (так звали ту женщину) умерла через четыре месяца от пролежней. Она не смогла преодолеть страх и отказывалась переворачиваться .

Походы в туалет – эти интимные процедуры – самые

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

тяжелые эпизоды в жизни колясочника-спинальника .

Из-за парализации (после повреждения спинного мозга) нижней части тела возникает недержание мочи .

А вы представляете состояние совсем еще нестарого человека, который недавно был абсолютно здоров, а теперь, к своему ужасу, имеет такие проблемы? Стыдно и горько до слез, но ничего не можешь поделать с этим теперь уже самопроизвольным процессом. Литературы по этому поводу нет. По крайней мере, за те годы, что я передвигаюсь на коляске, ни один врач не предложил ни одного варианта решения проблемы. Пишут, что нарушаются функции тазовых органов, и ни слова о том, как жить человеку с нормальной головой и поломанным позвоночником .

И я сама отчаянно искала выход. Первые пять-шесть лет, чтобы улучшилась иннервация, тренировала тонус мочевого пузыря. Я мечтала о восстановлении мышц этого органа, но и по сей день этого полностью не произошло. Могу лишь констатировать, что сам процесс стал подвластен мне: благодаря упражнениям я стала чувствовать периоды, когда нужно бежать в туалет. Но если прозевала момент – не обратила внимания или забыла

– организм ждать не станет. Мне было страшно неловко перед мужем и детьми, когда они становились порой невольными свидетелями моего нечаянного «позора» .

Об истинном положении вещей я узнала, только попав из больницы домой. А сколько проблем было с остаточной мочой! Разработанного мною тонуса мочевого пузыря поначалу не хватало, чтобы вытолкнуть все без остатка, оставалось от 250 до 400 граммов урины .

Сейчас я состою на учете у доктора Людмилы Александровны Редько в клинике, называемой в народе совминовской .

Она отчасти помогла мне восстановить деятельность почек и мочевого пузыря. Очень серьезный и думающий врач –нефролог, она неформально относится к своим пациентам и обязанностям. Может быть, я и жива по сей день благодаря усилиям этого доктора. Ездить по миру и строить дома, если бы не она, я бы уж точно не смогла .

Когда я лежала там из-за почек, на каждом обходе мне врачи пытались убедить поставить цистому, это такой катетер, который напрямую – трубочкой в мешочек – выводит урину из мочевого пузыря. Я категорически отказывалась. Сидя в коляске, не чувствую себя инвалидом, но если мне поставят цистому - все, для меня жизнь закончится .

И я преодолела эту проблему: научилась ходить по малой нужде так, чтобы выводилась вся остаточная жидкость .

Не верили, проверяли – и выходило не больше столовой ложки. Я хочу сказать спасибо Людмиле Александровне .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Но летом 2011 года я сломала ногу и снова утратила способность выводить остаточную урину. В Корее, побывав на консультации у уролога-нефролога, прошла обследование. Больше всего я боялась, что пойдет обратный выброс, то есть по мочеточнику жидкость станет уходить в почки. Но специальная аппаратура показала, что этого нет. А это очень важно для инвалида-спинальника:

мы умираем в основном от двух недугов – пролежней и отказа почек, когда идет общая интоксикация организма .

С большим туалетом проблемы начались еще в реанимации. Пытались, оказывается, делать клизмы, когда я была еще без сознания. Результат – нулевой .

Перевели в обычную палату – и опять клизмы. Минуло уже 18 дней, а кишечник все еще «заперт». Он ведь тоже был парализован, и кишки лежали без движения, поэтому вода из клизмы, заливаясь, тут же выливалась обратно .

Тети Кайрата, Рауфа-апай и Соня-апай, тоже врачи, когда ситуация со стулом дошла до предела, влив 14 клизм, стали делать механический массаж кишечника и выдавили-таки из меня пробку .

Мы отмечаем дни рожденья Бауржана и Светы в родном Усть-Каменогорске

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Потом медсестра Раиса Александровна (имена людей, оказавших мне реальную помощь в жизни, я запомнила навсегда) сказала: «Марзия, когда мы готовим больных с сильной атонией кишечника к операции, применяем бисакодиловые свечи, они хорошо помогают» .

Со временем мы решили делать большой туалет через день. Ежедневно тяжело, а если через два или три дня, то идет интоксикация организма. Этот график у меня по сию пору. Все мои близкие знают: если у Марзии туалетный день, она, пока не освободит кишечник, никуда не выйдет .

Это правило, закон, которому я следую неукоснительно .

Если с малым туалетом еще можно решить проблему, то как справиться с большим, когда в самом неподходящем месте начнутся позывы? Поэтому еще с вечера пью разные слабительные травы, с утра ставлю свечки и делаю очень много упражнений. Кстати, в этом плане мне очень помог один народный целитель .

Когда мы переехали в Алматы, наши друзья по университету, шокированные тем, что я оказалась в таком положении, пытались чем-то помочь. Однажды они привезли на дачу, где мы тогда жили, обладателя шестого дана, знатока йоги Кажимукана-ага. Первое, о чем я его просила, - не о том, чтобы встать на ноги, а помочь решить туалетные проблемы .

Сейчас я как-то приноровилась, но первые годы могла с раннего утра до двух часов ночи делать до изнеможения упражнения, а кишечник все не опорожнялся. Кажимуканага научил меня специальным йоговским упражнениям, и процесс пошел намного лучше. Это особенно помогло, когда занималась строительством: в туалетные дни я выезжала на объект не позже 11. При моем диагнозе это огромное достижение .

Когда мой туалетный день идет хорошо, все радуются .

Когда он протекает тяжело, я замолкаю, и все сразу насупливаются. Нет, я не жалуюсь, но все видят, что мне

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

плохо, и все знают, отчего это. А ведь любят, чтобы я была веселая, болтала, смеялась, ругала, готовила, подавала, накрывала, чему-то учила, что-то рассказывала…

–  –  –

Почему в туалеты заходят не толпами, а поодиночке?

Потому что такие интимные вещи, как опорожнение кишечника и мочевого пузыря, человек проводит наедине с собой. А тебе, если ставить клизму, кто-то должен помогать. Это так угнетает нервную систему, так невыносимо тяжело психологически... Но я, преодолевая стыд и неудобство, все же говорю об этом. Это пригодится тем людям, которые, оказавшись в таком же положении, не знают, как жить с такой бедой. Между тем решение этой физиологической проблемы – уже 50 процентов успеха в жизни инвалида-спинальника. Причем пути

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

приспособления у каждого человека свои. Спинной мозг уникален, он может быть ушиблен, порван и поврежден в разных местах, поэтому, наверное, невозможно описать какие-то общие методики .

Памятный случай, сильно повлиявший на мою жизнь, произошел, когда я была уже дома. Мы тогда искали разные пути, как облегчить мою участь. Врачи посоветовали садиться на резиновое судно – сидя, всегда легче справиться с большим стулом: когда лежишь, кишечник расслабляется и перестает работать. Однажды мне «приспичило». Но дома я этого не могла сделать – вотвот должны были прийти гости, к Кайрату тогда много людей приходило. И мы с Аселей пошли к соседке Фатиме .

Они переехали к родственникам в Кабардино-Балкарию, и их квартира была абсолютно пустой. Она оставила ключи нам и просила присмотреть за квартирой .

Сесть-то я села, все прошло успешно, приподнимаюсь, а как судно-то вытаскивать? Рядом только маленькая девочка, дочке тогда было всего 11 лет. Боже мой, в каком я была отчаянии! Меня душили рыдания. «Лучше не буду жить, чем так мучиться! Боже, забери меня!» захлебывалась я слезами. В чувство меня привел плач Асели: «Мамочка, мамочка! Я все для тебя сделаю. Сейчас будешь чистенькая. Только не говори так, пожалуйста!» .

Рыдания моей девочки отозвались в моем сердце такой болью, что, как бы горько и тяжело ни было, я запретила себе плакать .

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

ПАМПЕРСЫ, КАК В МАТЕМАТИКЕ: УСЛОВИЕ

НЕОБХОДИМОЕ И ДОСТАТОЧНОЕ

Чтобы успешно вписаться в общество и не быть обреченным на мучительную смерть, инвалид-колясочник

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

должен решить ряд необходимых для жизни задач. Вопервых, научиться ходить самостоятельно по малой и большой нужде. Во-вторых, обрести помощь семьи .

Помимо прочего, это подразумевает и материальную поддержку. Хорошо, у Марзии есть я и дети, в которых она так много вложила. Не думаю, что дорогой для нас человек смог бы выстоять, оказавшись со своей проблемой один на один.. .

И, в-третьих, а это уже глобально, потому что это проблема уже общества, а не личности, - крайне желательно обратить внимание людей на проблемы спинальников .

Работая в администрации Президента, в 1996 году я впервые за всю историю суверенного Казахстана устроил встречу инвалидов-колясочников с первым лицом страны .

Среди них был Александр Вагнер - инвалид-спинальник, переплывший в свое время Балхаш, совершивший на коляске марш из Москвы по всем республикам СНГ, за этот свой поступок он был удостоен ордена «За мужество» за №5 из рук Президента России Бориса Ельцина. Я был с ним хорошо знаком, Саша часто приезжал к нам на дачу .

К сожалению, сегодня его нет в живых: не сложились отношения в семье, и он добровольно ушел из жизни .

И опять же – чтобы заняться общественной деятельностью или даже просто «выходить в люди» должен быть транспорт. У нас же никто не думает о том, как передвигаться по городу. За рубежом большинство автобусов и такси оборудованы пандусами – подъемниками для коляски. А у нас не то что вызвать специальное такси

– инвалид не может позволить себе те же памперсы. У Марзии была подруга, тоже колясочница. Она умерла от того, что на пенсию в 20 тысяч тенге (столько получал в нашей стране до недавних пор инвалид первой группы, сейчас – немногим больше) не могла позволить себе вызвать такси, чтобы поехать в больницу .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Вот она, горькая правда: чтобы просто жить, не говоря об излишествах, нужно решить материальные вопросы .

К счастью, у меня есть возможность помочь жене, но как быть другим, полумиллиону казахстанских инвалидовколясочников?

В математике есть такое понятие – необходимое и достаточное условие. Когда его нет, инвалид не может вписаться в социум и реализовать свои планы, личные, профессиональные и общественные. Например, улучшить жизнь других инвалидов, добиться появления пандусов в общественном транспорте, организовать клубы занятости по интересам, чтобы не замыкаться в четырех стенах, или, чтобы почувствовать себя нужным другим, как моя жена, заняться строительством домов и спортивных баз. А еще у Марзии куча друзей, и она, как мать Тереза, каждого успокаивает, проводя уйму времени за телефоном. У нее появилась знакомая, которая после неудачной операции оказалась в коляске. Так вот, тетя Фатима, пообщавшись с ней, находит в себе силы жить дальше .

Но все это – и качественное лечение, и активная общественная деятельность, повторяю, упирается в финансы. Я ведь, любя и жалея жену, не только рыдаю, слыша от врачей неутешительные диагнозы. У Марзии многие компоненты сложились потому, что я смог ей обеспечить материальную поддержку, чтобы она могла передвигаться по миру. Сейчас, когда жена проходит лечение в Сеуле, я беру с собой ухаживающую за ней медсестру и крепкого парня-спортсмена, который заносит коляску с ней в салон самолета, сажает на операционный или процедурный стол. Только так Марзия может думать о чем-то ином, кроме болезни и связанных с ней физиологических процессов .

Когда жена оказалась прикованной к коляске, первое, что я сделал, - нашел хорошего тренера – Станислава

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Савельева. Каких только он приспособлений не придумал для нее, мы даже заказывали ей протезы, на которых она пыталась встать .

В конце концов жена поехала в Германию. Лечение было рассчитано на 60 дней, но честные немцы, изучив историю болезни, в первые же дни сказали, что на ноги они ее не смогут поставить и что еще не поздно вернуть деньги, но Марзия, отказавшись от них, попросила помочь вмиг рухнул. В голове бесконечно крутились одни и те же вопросы: «Как жить дальше?! За что мне это?!» .

Родственники и друзья, чтобы вселить хоть какую-то надежду, подсовывали разную литературу на эту тему .

Я еще и не представляла степени своей инвалидности, казалось, пройдет немного времени и встану на ноги, а мне уже принесли журнал «Наука и жизнь», где знаменитый тяжелоатлет Валентин Дикуль рассказывал о том, как был обречен сидеть в коляске, но сумел подняться благодаря неимоверной работе над собой .

После аварии я две недели провела в реанимации.

А когда перевели в обычную палату, толком еще не осознавая, в каком я оказалась положении, сказала почему-то мужу:

как мы себя будем вести, так нас и будут воспринимать окружающие .

Из больницы меня выписали с пролежнями на крестце, которые заработала еще в реанимации. Мама и сестры пытались их обрабатывать, но они же не медики. Помощь пришла в лице чудесного человека Загилы, жены Рашида Жакупова, троюродного брата Кайрата. Она работала в роддоме, что в двух кварталах от нашего дома. Загила кинулась мне на помощь, хотя до этого мы общались не так тесно. Мороз не мороз (а в Усть-Каменогорске они под 45 градусов, да еще и с буранами, сбивающими с ног), она после тяжелого ночного дежурства шла ко мне, чтобы сделать перевязки. Сначала ежедневно, потом

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

– через день. И так восемь месяцев – с октября по май .

Ее бескорыстное служение другому человеку я считаю врачебным подвигом .

–  –  –

В Саках, куда мы поехали весной 1992 года, раны окончательно зажили и, слава Богу, больше не открывались. Сегодня я хочу сказать Загиле: еще раз спасибо тебе и за то, что спасала меня, и за наше бесшабашное молодое веселье. Из врача и пациента мы превратились с тобой в близких подруг. Помнишь, как на горке Чечек, что вблизи Усть-Каменогорска, встречая однажды Новый год, мы танцевали и били хрустальные бокалы от избытка чувств?

…При всей своей прагматичности я до сих пор сумасбродна и романтична. Как-то, лет пять-шесть назад, спонтанно собрала подружек. Мы засиделись допоздна, но расставаться все равно не хотелось. И я, заявив:

«Девчонки, тряхнем стариной. 50 – еще не возраст», в

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

ей максимально приспособиться к жизни .

В построенных ею домах мы сразу предусмотрели пандусы – с улицы можно заехать в дом, просторные туалеты и ванные комнаты, а в доме, где сейчас живет сын с семьей, есть еще и лифт .

В клинике г. Байроит (Германия, 1995 г.) Рядом переводчица Роза и инструктор Анита .

«КОНЧАЙ БОЛЕТЬ,

НАМ СКУЧНО БЕЗ ТЕБЯ»

Многие, оказавшись в моем положении, озлобляются .

В Усть-Каменогорске, где прошли первые годы после инвалидности, тоже были такие ребята. Один из них признавался, что ему хочется взять автомат и всех ходячих расстрелять. Такая была злость на все человечество. А у меня наоборот – чтобы человек выжил в этих условиях, хочется помочь ему и поддержать. Разве забудешь

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

час ночи потащила их на Чимбулак. Абай, мой верный помощник, «поднял» нас на джипе на вершину. Кругом горы и звезды, которые, кажется, можно достать рукой .

Три взрослые бабы, мы веселились, как в юности: нарушив величественную тишину гор, слушали Высоцкого и Пугачеву – моих любимых певцов, открыли захваченное из дома вино и пили за них. Договаривались, что такие ночные безумства повторим еще, но, увы, - вскоре меня сразила болезнь, и теперь подружки ждут не дождутся, когда я вылечусь и начну их снова тормошить. Так и говорят: «Кончай болеть, нам скучно» .

Наши посиделки с друзьями

И второй человек из тех трудных первых лет – массажист от Бога Станислав Петрович Савельев. Он начал приходить ко мне еще в больнице, а потом прибегал к нам на КШТ на лыжах. Как он возился со мной! Каждый день по часу, по два, а, бывало, и по три, делал точечный массаж, пытаясь разбудить клетки спинного мозга. Не

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

получилось, но благодаря золотым рукам Станислава Петровича пролежни заживали быстрее. Он помогал не только мне: изо дня в день в те трудные годы, какими были 90-е, оказывал бескорыстную помощь и бабушкам, у которых болели руки и ноги. Лет пять-шесть назад я встречалась с ним последний раз, но потом наша связь прервалась… Таких ситуаций – чтобы один человек посвящал себя другому – теперь, по-моему, уже и не бывает .

…После выписки время от времени у меня продолжали брать анализы и все еще пичкали лекарствами. В декабре, через четыре с лишним месяца после перелома, я стала интересоваться, как и чем меня лечат. Я ведь думала, что уколы и таблетки – это лечение. А оказалось, что они просто снимают боль .

Я сказала, что мне не нужно обезболивание такой ценой

– жить с этим всю жизнь. Но, отказавшись от лекарств, не могла заснуть от боли. К счастью, в то время начали крутить сериал «Санта-Барбара». И вот я, лежа (тогда я больше лежала, чем сидела) смотрела его, а, укладываясь спать, чтобы отвлечься от боли, прокручивала в голове последнюю серию и вообще вспоминала только хорошее из прошлой жизни .

Оказалось, люблю очень природу - раньше как-то об этом не задумывалась. Самые приятные воспоминания как я обустраивала свою дачу в Усть-Каменогорске. Устав, присаживалась на пригорке, а там такое раздолье! Вдали лес, холмы, речка.. .

А сейчас между курсами химиотрепапии меня спасает мой сад, который я очень люблю .

Когда мне бывает очень тяжело после курсов химиотрепаии, мы с Кайртом гуляем по нашему саду. Я очень люблю цветы и деревья. В моем саду особым рядком стоят магнолии. Среди них есть магнолия, названной именем

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

моей внучки – Томирис, есть магнолия Тамерлан в честь старшего внука, магнолия Чингисхан появилась у нас, когда монголы выбрали Кайрата членом Академии Чингисхана с вручением ему одноименной премии. Мы эти деньги потратили очень разумно: купили магнолию – и назвали ее именем великого полководца. Последние два года я очень ждала весны, чтобы увидеть, как зацветут мои любимые сорта тюльпанов, а за ними начнется и цветение всего сада. Мне всегда интересно наблюдать за этим процессом. Он мне напоминают то, как растут мои внуки .

Это ожидание помогло мне вытягивать время и преодолевать боль. Как жаль, что ухаживать за своим садом я уже не могу. Мне сейчас помогает это делать садовник Лера Герцен и Нурканат Акедилов, мой помощник

–  –  –

Думала, никогда больше не увижу такую красоту, а увидела еще больше: научилась и в коляске ездить по всему миру. Мы с Кайратом и внуками побывали на

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Канарских островах, на острове Бали, на курортах Турции, Кипра, Египта, Китая, Арабских Эмиратов, увидели Гонконг, Сингапур, Париж, Прагу, Рим, Венецию, Стамбул, Москву… А муж, активизируя меня на борьбу с болезнью, напоминает, что я еще не побывала в Америке, Австралии, Японии…

–  –  –

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Чуть позже стала курить. Это связано не только с болью, но еще и с физиологией - трудно было отправлять большую нужду. Курящая подруга как-то сказала: без сигареты вообще не захожу в туалет, попробуй. До этого я покуривала в студенческих компаниях, но это было баловство, а когда поломалась, то вообще об этом забыла .

Когда же первый раз в новом своем положении прибегла к сигарете, действительно, быстрее, чем обычно, справилась с проблемой .

Вначале курила через день, потом как-то решила бросить. Воздерживалась три дня и… не смогла. Но меня это крепко задело: ничтожная сигарета оказалась сильнее меня. Я почти год задавала себе вопрос: почему я хочу, но не могу бросить курить? Что хорошего в этом занятии для меня?

И когда в очередной экономический кризис цены вновь взлетели, моей пенсии, чувствую, стало не хватать на сигареты. Я как-то сбросила сыну на пейджер (тогда еще мобильных не было) сообщение: «Захвати сигареты». А он забыл. Я расстроилась, но ничего ему не сказала. Через три дня муж с дочерью заметили, что я не курю. А я для себя решила: значит, судьба - и подоражали сигареты так, что не могу себе позволить, и сын забыл купить… Впервые в коляску я отважилась сесть только после Нового года. После неудачной операции, как я уже говорила, во мне поселился животный страх: казалось, стоит только шевельнуться, и я поломаюсь еще раз, поэтому первое время садилась в коляску в корсете .

Это целая отдельная история, как я первый раз приехала на кухню и вместе со всеми пила чай. «Ты снова среди нас»,

- заплакала тогда моя мама. Этот день мне запомнился тем, что я сама вымыла тарелку после себя .

Это было очень трудно. Долгое лежание пластом в кровати не прошло бесследно. Хотя был мало-мальский

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

массаж, но руки все равно плохо слушались. Еле-еле дотягиваюсь до крана, не хватает сил повернуть его, пот льет с меня… Позже научилась делать все это ловка .

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

Я ТЕБЯ НИКОМУ НЕ ОТДАМ,

ДАЖЕ СМЕРТИ Даже в той ситуации я умом понимал: пусть Марзия в коляске, но другой жены у меня не будет никогда. Как прагматичный человек я думал не только о себе, но и о детях. Если бы не она, неизвестно, кем бы стал Бауыржан .

Многие дворовые приятели сына сидели за решеткой, стали наркоманами. Он уцелел только потому, что рядом была мать, которая вела с ним долгие разговоры, а он ей бесконечно доверял .

У меня, как и сейчас, все амбиции и честолюбивые планы разом вылетели из головы, когда с женой случилось несчастье. Способен был думать только об одном – как спасти самого родного мне человека, с которым сросся плотью и кровью. Возможно, я не вписываюсь в вековые традиции, идущие от предков: жен у них было много и они ими особо не дорожили. Поэтому кочевник, оказавшись перед выбором - спасти кровных родственников или жену

- выбирал первых. Утрату родителей и единокровных братьев уже не восполнишь – они даны Богом, а жену можно найти другую .

Очнувшись через несколько дней от шока, когда как безумный бродил вокруг больницы, я понял, что теперь материальным достоянием семьи должен заниматься я сам, раньше это было на ее плечах. И первое, что сделал,

- нашел 50 тысяч долларов, чтобы отправить жену на лечение в Германию. Сегодня я хочу вспомнить добрым

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

словом своего друга, президента Усть-Каменогорского титано-магниевого комбината Багдата Шаяхметова. Он очень помог моей семье в первые годы после трагедии и вновь первым протянул руку помощи сегодня, когда мы снова оказались в отчаянном положении. Сейчас он очень болен, и вся наша семья молится, чтобы ему помогли его аруахи и Господь Бог .

Для многих наш с Марзией союз после той аварии казался выходящим из ряда вон событием. Кругом полно красивых женщин и девушек, жаждущих, подозреваю, быть рядом с еще молодым (нам с Марзией было тогда по 36 лет), но уже стремительно двигающимся по карьерной лестнице человеком – проректор, ректор, сотрудник администрации Президента, снова ректор, теперь уже алматинского вуза. И если бы я вдруг оставил семью, для

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

многих это показалось бы естественным шагом. Как же?!

Преуспевающий мужчина и жена-инвалид?

–  –  –

Кажется, актриса Любовь Полищук сказала в какойто передаче, что настоящая любовь – это слияние умов, сердец и плоти. И любовь, по ее словам, не родится, когда нет одной из этих составляющих. А Марзия после аварии была уже, конечно, другой, но моя любовь к ней, самому дорогому мне человеку, осталась – причем, во всех трех измерениях. Я вижу в ней в первую очередь жену-друга, мать моих детей, бабушку моих обожаемых внуков и партнера во всех моих деловых начинаниях .

Не знаю, как распорядится судьба, но я мечтаю дожить с Марзией до глубокой старости .

Ну, а когда говорят, что мужчины любят только здоровых и красивых, в этом тоже есть доля правды. Я

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

полюбил ее вначале просто как очень яркую, красивую девушку. Потом, когда мы подружились, я, как любой деревенский парень, ценящий в девушках расторопность и хозяйственность, заметив, какая она тщательная даже в немудреном общежитском быту, сказал однажды: «Я тебя никому не отдам, из тебя получится хорошая жена» .

В общем, я полюбил ее вначале сердцем, а потом головой .

Сколько угодно случаев, когда парень влюбляется в красивую девушку, женится на ней, а через месяц они разбегаются, потому что в ней не оказалось чего-то иного, присущего не невесте, а жене, будущей матери твоих детей .

Как писал Маяковский: «Инцидент исчерпан любовная лодка разбилась о быт» .

ПРЕОДОЛЕНИЕ: ШАГ ЗА ШАГОМ - К ЦЕЛИ

В мае 1992 года мы поехали в Крым, в реабилитационный центр города Саки. Мне там сразу велели: снимай корсет, будем создавать его из мышц. Оказавшись без него, первое время валилась из стороны в сторону как ванька-встанька .

Это уже потом я «вставала на ноги» раньше всех

- в шесть утра, когда весь дом еще спит. Одевалась, умывалась, быстро завтракала и – руки в ноги – бежала руководить очередными стройками. Но первые шаги по осуществлению поставленной задачи – всё буду делать сама, не хочу быть своим детям обузой – я училась делать в Усть-Каменогорске, где тогда жила наша семья .

Есть специальные, научно разработанные методики и техники, по которым, не прилагая больших усилий, инвалиды-спинальники без посторонней помощи легко переворачиваются, пересаживаются из кровати в кресло и обратно. Но этой технике надо или специально обучиться, или приловчиться самому, постигая ее наугад, по наитию .

Я, например, приспосабливалась вначале самостоятельно .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Позже этой методике меня научили в Германии, в клинике города Байройта .

А в самом начале мне очень помогала Асель, дочка .

Десятилетняя девочка научилась ловко и быстро переворачивать меня. Бауыржан, ему тогда было 15, носил меня на руках в ванную комнату и занимался самой тяжелой работой по дому, Аселя стирала и гладила папины рубашки, убирала в квартире, оба научились великолепно готовить. Кто-то скажет, что у моих детей было трудное детство, а они просто не хотели, чтобы в доме появился чужой человек - домработница .

Я планирую строительство своего первого дома по улице Ходжанова (2002 г.) Мои дети разом тогда повзрослели. Когда дочка пошла в первый класс, мы жили в микрорайоне КШТ - самом густозаселенном районе города. В её школе через дорогу от нашего дома было 11 первых классов, по 40 детей в каждом .

Аселя в своем классе была первой, но однажды я заметила, что дочь стала задавать какие-то уж очень простые для

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ее возраста вопросы. И тогда сказала мужу: я буду жить для детей, но не они для меня – ребенку нужна сильная школа. Кайрат не соглашался, мол, дочка может прибегать на переменках, чтобы помочь мне, но я настаивала, и со второй четверти Аселю перевели в лучший в УстьКаменогорске лицей. Ездила она туда сама, пересаживаясь с одного автобуса на другой. Правда, время от времени мы пользовались привилегиями, которые стали появляться у Кайрата по мере продвижения по карьерной лестнице, в первую очередь служебной машиной - Аселю привозил домой папин водитель .

В прежней школе дочка привыкла к пятеркам, и я боялась, что, получив плохие оценки в лицее, где требования гораздо выше, ребенок потеряет желание учиться. Поэтому я подготавливала ее: «Первое время будут четверки и даже тройки, но не расстраивайся, потом втянешься и снова будешь первой, я помогу тебе» .

Так и получилось. Один из предметов ей вообще пришлось нагонять - его в прежней школе просто не было, но к концу года дочка вернулась к привычному ей высокому уровню .

Бауыржан и Аселя были главным смыслом моей жизни .

Раз я их родила, я должна была их поднять и сделать людьми. Прошло совсем немного времени и они перестали замечать, что мама на коляске. Когда Кайрат задерживался на работе, Аселя всегда была рядом со мной. В один из таких долгих мучительных вечеров она вспомнила: «Мама, ты раньше выглядывала из окна детской и звала нас: «Дети!

Аселя, Бауыржан, идите ужинать». Мы прибегали, ты с порога командовала: «Быстренько мыть руки», а на столе столько вкусного». И разрыдалась. Моей девочке, недавно даже не умевшей держать в руках нож, приходилось теперь самой не только готовить, но и за мамой ухаживать .

Это был мощнейший стимул к действию – «шаг за

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

шагом» я стала возвращаться к прежней жизни. Когда дети приходили из школы, не они маму, а, как и раньше, мама кормила их обедом. Для этого мне надо было поставить себя на место детей и Кайрата и, мгновенно почувствовав, не только предупреждать, но и убирать негативные моменты из их жизни .

ЗАКРУЖИЛАСЬ БЫ В ВАЛЬСЕ

Однажды Кайрат позвонил домой и велел срочно собираться на банкет в резиденции акима области. Банкет давали в честь Ережепа Альхаировича Мамбетказиева, который впервые после назначения его Министром образования приехал в Усть-Каменогорск .

В кабинете у ректора ВКГУ с бывшим Председателем Гособразования СССР Г. Ягодиным, акимом ВосточноКазахстанской области А. Бектемисовым и Министром образования РК Е. Мамбетказиевым На втором плане зам. акима области Н. Аверьячкина и ректор КазНТУ Е. Шайхутдинов, (1994 г.)

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Первая мысль – не поеду! Трудно собраться – это одно (сейчас можно поехать в салон красоты и быстренько привести себя в порядок, а тогда всё приходилось делать самой - и маникюр, и прическу), так еще отчаянно стеснялась – не освоилась психологически бывать «на людях» в новом моем состоянии. Да и сидеть долго не могла – очень болела спина. А тут такое высокое общество!

Для жены новоиспеченного ректора это целое испытание .

Но Кайрат настаивал, и пришлось подчиниться. Приехали, а все уже за столом. Порог в зал высокий, на коляске не проедешь, и меня занесли на руках. Все вскочили, министр, аким, их жены кинулись ко мне здороваться, поздравлять с назначением мужа .

Тогда мне и в голову не приходило копаться в чувствах, а недавно я спросила Кайрата: «Почему ты так сильно хотел, чтобы я вместе с тобой была на том банкете? Это же принесло столько хлопот».

Поначалу он злился и вообще не хотел отвечать, но, чувствуя, что не отстану, сказал:

«Это была минута триумфа не только для министра, но и для меня тоже – я его ученик и преемник. Хотелось, чтобы рядом со мной был самый близкий человек, с которым мы вместе шли к этому. А еще я хотел, чтобы ты, бывая на балах и приемах, быстрее «вошла в строй» и чувствовала себя полноценным человеком» .

С тех пор на всех важных мероприятиях (даже если плохо себя чувствую) мы вместе: он продолжает настаивать на этом. Так было, когда развернулась война вокруг академии спорта и оппоненты поливали Кайрата грязью во всех СМИ. Я, стиснув зубы (слухи о якобы похождениях мужа очень задевали), старалась везде его сопровождать .

Думаю, за мной внимательно наблюдала не одна пара глаз, а я только улыбалась и влюбленно смотрела на мужа .

...Нам друг с другом никогда не бывает скучно – даже молчать вместе интересно. Хотя дети и говорят: «Как мама скажет, так и будет», никто в нашем союзе не

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

доминирует. Естественно, когда находимся на «тропе войны», то каждый начинает жить сам по себе, но мы, как чаши, которые наполняются водой, ждем, кто быстрее перельется. Кайрат обычно первым делает шаг: «Хотя я не считаю себя виноватым, все равно извини-прости» .

А я снова возвращаюсь к теме ссоры: «Как ты мог?!» .

Мне обязательно надо, чтобы он все-таки признал свою неправоту. Вот так и миримся, потому что физически не можем не общаться друг с другом .

…Мечтать, как говорится, не запретишь. Если бы вдруг случилось чудо и я бы снова стала прежней, как до аварии, - с легким и послушным телом, первое, что сделала бы – закружилась с Кайратом в танце. В юности мы с ним не пропускали ни одного танцевального вечера в университете или в общежитии. Правда, еще «на берегу»

договаривались, что ни с кем, кроме него, не танцую парные танцы .

Мой любимый танец – это, конечно, вальс. Многие неправильно его танцуют, этот благородный танец из-за неправильных шагов выглядит у них как беспорядочное суетливое мельтешение, а я – ох, как я любила это! – делала широкие свободные па. Сейчас, если позволяет самочувствие, танцую на вечеринках, поворачивая колеса в разные стороны, двигая руками и плечами, шевеля бедрами. Это, конечно, не полноценный танец, но друзья любят, когда я вместе с ними в одном кругу .

ПОЕЗДКИ: ТЕХНИКА ПЛЮС СНОРОВКА

Когда мы переехали в Алматы, это стало уже привычным - бывать на всех балах и приемах, которые устраивали здешние акимы (сейчас я с благодарностью вспоминаю Виктора Вячеславовича Храпунова – он приглашал меня на все новогодние балы). И всюду я

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ощущаю доброжелательное и уважительное отношение к себе. Надеюсь, это не связано с тем, что я там, как правило, единственный человек в коляске. Очень лестным было приглашение от акима Астаны Имангали Нургалиевича Тасмагамбетова на празднование 15-летнего юбилея столицы. Конечно же, я не могла отказаться от поездки, тем более что за нами любезно закрепили машину, и я смогла увидеть Астану во всей ее красе. Об этом я давно мечтала, да как-то все не получалось .

На праздновании 15-летнего юбилея г. Астаны, 2012 г .

Поездки – это большая часть нашей с Кайратом жизни .

Первое долгое путешествие – уже в коляске - было в Крым, в город Саки. Помню, от одной только мысли, как же я буду садиться в самолет, брала оторопь, мне было страшно. А оказывается, даже 20 с лишним лет назад это было вполне возможно. В аэропорту есть специальные медслужбы,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

их сотрудники – крепкие ребята – заносят пассажира с ограниченными возможностями в салон на руках или везут на маленькой, узкой коляске. По прибытии на место предупрежденная стюардессой аналогичная медслужба другого аэропорта помогает пересесть в собственную коляску, а в ней чувствуешь себя уже увереннее .

Первые годы – самые тяжелые в жизни колясочника, твердо решившего не замыкаться в четырех стенах .

Ты еще не умеешь самостоятельно пересаживаться из коляски в машину и тебя нужно поднимать. Потом, когда научишься управляться со специальной доской для спинальников – попой ловко скользишь по ней с одного сиденья на другое, затем подтягиваешь руками ноги, - эта проблема отпадет.

Многие водители-спинальники сами управляются и с коляской, если она складывающаяся:

садятся на водительское место, а на освобожденное от сиденья пассажирское перетягивают коляску .

Все это я специально рассказываю для людей, которые впервые решились куда-то поехать, но страшатся путешествия. Ведь и сейчас, как и 20 с лишним лет назад, на улицах очень мало колясочников. В основном это те, кому очень тяжело жить, и они то подаяние просят, то что-то подбирают. Если же говорить в целом об обществе, то его менталитет начинает все-таки потихоньку меняться. В общественных местах появляются, пусть и не совершенные, но пандусы. А с другой стороны, все чаще встречаешь здания, где лестницы на этажи - снаружи, а не в подъезде. Лифта, естественно, нет, а мне, допустим, нужно попасть на второй этаж. Добираюсь обычно на задних колесах: перемещая центр тяжести на них, на каждой ступеньке вместе с помощником синхронным рывком поднимаем коляску. Это достаточно легко, нужно лишь наработать технику и сноровку. Но в последнее время часто болят руки, и хочется, чтобы впереди кто-то

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

подстраховал, если ступеньки узкие или скользкие .

А люди ведь разные. Один, видя, что мы приноравливаемся к лестнице, спешит с помощью издали, другой, увидев нас, разворачивается и уходит. Третий, не обращая внимания на просьбы о помощи, проходит мимо .

За границей тоже все люди разные, но там все-таки больше стараются помочь – придержать дверь, подать руку… Все зависит от общей культуры общества, а поступки общества определяются поступками отдельных людей .

Первые годы после аварии я подумывала о создании реабилитационного центра, хотела заняться общественной деятельностью, чтобы добиться от властей внимания к таким, как сама. Может, там и биться не надо было, а просто заявить о себе. Но, просчитав ситуацию, я поняла, что даже этим в моем положении трудно будет заниматься. У меня двое детей-подростков, а рядом – ни помощников, ни машины. А детей я не могла отвлекать на себя, не имела права. Они и без того были сверхзаняты – школа, уроки, работа по дому, а тут еще маме-общественнице придется помогать. И я решила от этих мыслей отказаться .

…Вся моя жизнь была положена на то, чтобы вырастить детей, сохранить семью и свое «я». С этой задачей я, слава Богу, справилась. Мне, может, даже было легче, чем другим мамам, не потерять духовной связи с детьми, потому что у нас был общий быт. Руки, пока они занимались домашней работой, заняты, но уши-то у них (а у меня – рот) были свободны .

Вечером подключался папа – он рассказывал нам о своих успехах и неуспехах, и мы продолжали жить общением друг с другом. Будь я здорова, может быть, дети потихоньку отдалились бы и зажили своей жизнью, но мне надо было все время помогать. Пересадить, поехать куда-то со мной – этим занимался Бауыржан, помочь

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

одеться – с готовностью подбегала Аселя. Словом, в период взросления, как и в раннем детстве, дети были рядом со мной. И сейчас мы тоже сохранили дух семьи, хотя и живем раздельно .

–  –  –

ЧЕРЕЗ НЕ-МО –ГУ!

Когда у меня после аварии отказал желудок и полностью исчез аппетит, родственники предложили ввести раздельное питание. Помню, как сестра (об этом я уже рассказывала), намазав на зеленый огурец черную икру, пихала его мне в рот. Отчаявшись накормить, спрашивали, что бы я хотела съесть. Вспоминаю, что же я любила? Говорю то-то, и мне тут же несут, а я пробую – не идет, и все тут! Никогда не подозревала раньше, какое это, оказывается, ужасное состояние – полное равнодушие к еде. Поэтому сегодня я считаю, что лучше иметь аппетит, чем не иметь его .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Потом, когда желудок вроде бы наладился, все было направлено на нормальную работу кишечника – в рационе должно быть больше овощей, фруктов, клетчатки (грибы, особенно вешенки, капуста, огурцы) и поменьше мучного .

Тогда сахарного диабета у меня еще не было, и я позволяла себе всё и сколько угодно, тем более, что проблем с лишним весом тоже не имела, а если он и появлялся, легко его сбрасывала. Но когда наступил период гормональных изменений, то и не заметила, как набрала вес. Поэтому всех людей, не только женщин, призываю в переходном периоде следить за своим питанием - отныне от лишних килограммов нелегко будет избавиться .

А что касается гигиенических процедур … что о них рассказывать? Научилась. У меня механическая коляска 400-й модели, где внизу дерматин, так что воды она не боится, когда нужно привести себя в порядок. Везде, где бы я ни жила - в квартире или в своих домах, ставила простой душ без всяких изысков, но с низким поддоном, чтобы было удобно въезжать прямо в коляске. В ванну, правда, боюсь сама пересаживаться, прибегаю к помощи домашних .

Сейчас много разных техник, их можно легко найти в Интернете. Но к мысли о том, что я должна научиться все делать сама – нужно прийти. Вначале думала, что мне кто-то должен показать это, но ведь у всех степень травм разная, поэтому всех нюансов не предусмотришь. Сегодня кровать такая, завтра – другая, где-то она ниже, а гдето – выше, и получается, что нужно включать смекалку и мозги – как удобно будет лично вам, и, не испортив, не поломав и не травмировав себе ничего, вы должны пересесть на нее из коляски. Конечно, первые разы, пока вы не приноровитесь, рядом должна быть страховка – здоровый человек, иначе можете упасть и поломать себе что-нибудь .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Мне еще в Германии сказали, что у спинальников кальций быстро вымывается и кости становятся хрупкими. Значит, в рационе, кроме клетчатки, должны быть молочные продукты, в первую очередь, творог .

Ноги, которые вы теперь не чувствуете, нужно оберегать, не давать на них сильную нагрузку, чтобы не сломались, не опираться на них, например. То есть всегда нужно контролировать положение, в котором они находятся. Если раньше это делалось бессознательно, инстинктивно, то теперь половину своего тела вы должны контролировать головой, ну и руками, конечно .

Как я выезжала из дома в город? В Германии, где лечилась весной 1995 года, мне дали доску – очень тонкую, прочную и гладкую. Один ее конец ставишь под попу на коляску, а другой – туда, куда требуется – на сиденье машины или на кровать, и скользишь себе в нужном направлении, а затем подтягиваешь руками ноги. Но чтобы пользоваться этой доской, надо хотя бы один раз посмотреть, как это делает другой человек, – в Интернете или же с записи на диске .

Я всегда была противницей напичканных электроникой колясок, потому что всегда считала и считаю, что при такой гиподинамии, как у меня, если еще и руки перестанут работать, то вообще все органы придут в негодность. И поэтому устала - не устала, болят - не болят руки – всегда сама кручу колеса. Конечно, когда выезжаю в город или на природу, рядом друзья, Кайрат, дети. Когда строила дома или путешествовала по миру, - помощники .

…Вся моя жизнь – проявление характера, заложенного в детстве. Читая патриотические книги, видя перед собой учителей, которых безмерно уважала, отца-фронтовика, я училась перешагивать через собственное не-мо-гу .

Но если раньше делала это с целью воспитать характер, то потом у меня появилась четкая мотивация. Почему я, например, отказалась от обезболивающих препаратов?

Подумала и пришла к выводу: если из-за них посажу печень

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

начнутся еще большие проблемы со здоровьем. Я не могла принимать даже успокаивающие таблетки, потому что вместе с нервной системой у меня успокаивался и кишечник, и тогда появлялись громадные проблемы с туалетом. И валидол тоже не могу сосать, потому что это сразу расслабляет гладкую мускулатуру, в том числе и кишечника. И без того парализованные кишки, в которых нет перистальтики, перестают работать вообще, и в организме накапливаются отходы жизнедеятельности .

ФРАУ Я САМА

Лет пять-шесть после аварии я отчаянно билась, пытаясь восстановить иннервацию спинного мозга: до изнеможения таскала себя то на костылях, то на аппарате Дикуля, то крутила велосипед... А Кайрат ходил по многим предприятиям Усть-Каменогорска в поисках денег для моего лечения за границей. В 1995-м они, наконец, были найдены, и я поехала на два месяца на реабилитацию в Германию, в город Байройт .

Главный врач клиники для спинальников беседовал со мной 45 минут. Когда обмолвилась своему инструктору по лечебной физкультуре: «Так неудобно, профессор столько потратил на меня времени», Анита засмеялась: «Если бы ему было неинтересно беседовать с тобой, ты бы даже и не заметила, как через две минуты оказалась за дверью. А он, когда ты вышла, сказал: «Надо же, какая у нас состоялась высокопрофессиональная беседа» .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

В клинике г. Байройт (Германия, 1995 г.) А дело в том, что я к этой встрече основательно подготовилась: у меня были вопросы, на которые я не могла найти ответа в Казахстане. Например, как спинальнику устранить застой в организме? Ведь каждая

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

наша клеточка должна двигаться, чтобы организм мог нормально функционировать, иначе в нем накапливаются шлаки .

Ответ я получила такой: лечебная физкультура и бассейн. Это все очень трудно было организовывать, тем более у нас, в провинциальном городе, да еще в те непростые времена, какими были 90-е. И сейчас это тоже нелегко, но все же, если человек захочет создать эти условия, он найдет выход: обратится за помощью к друзьям, к родственникам. Не смогут помочь они, нужно идти в благотворительные организации. Сейчас много всяких сообществ создается: люди, у которых одна беда, объединяются. Есть интернет-сообщества, где также можно найти и друзей, и помощников .

…В бассейне я не плаваю только последние два года из-за пролежней. А вообще - очень люблю воду, до травмы чувствовала себя в ней как рыба – ныряла, прыгала, плавала разными стилями .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Однажды, отдыхая на Кипре, мы поспорили: кто дольше продержится в воде без воздуха. У меня получалось задерживать дыхание до двух с половиной минут .

Иностранцы, видя меня распластанной на воде, даже подплывали потрогать – жива ли .

То, как я первый раз после перелома решила поплавать, заслуживает отдельного рассказа. Мы жили еще в УстьКаменогорске, когда Кайрат решил свозить меня на Бухтарминское водохранилище. Сначала просто катались на катере, потом ребята-моряки на руках вынесли меня на берег, где мы устроили пикник. Я так хотела купаться, что они одели на меня спасательный жилет и выпустили в воду. Поплыла, загребая руками, брассом. Плыла-плыла, и вдруг, сколько бы ни двигала руками, камыши как стояли на одном месте, так и стоят. Отчаявшись сдвинуться с места, закричала: «Все, больше не могу!». И тут же раздался голос Кайрата: «Я тоже не могу, отпускаю!». Оказывается, он боялся, что утону, и, пока вода не дошла до плеч, шел следом, держа меня за ноги (я же их не чувствую). Когда

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

отпустил, я сама добралась до камышей и заставила снять с меня жилет – он мне мешал .

–  –  –

Позже научилась прыгать в воду с бордюра бассейна прямо из коляски, приводя в изумление отдыхающих вокруг людей. Хотя для спинальников - тех, кто, не боясь, ездит на коляске отдыхать по всему миру (в основном иностранцы), это естественный процесс, многие из них так натренированы, что сами могут выйти из воды .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

Во время очередного путешествия (Сингапур, 2008 г.)

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

В первом построенном мною доме есть только баня, но мы ею мало пользуемся - всем некогда. В том доме, где с Кайратом живем сейчас, я построила маленький бассейн с пандусом, где могу купаться, когда рядом никого нет .

ЖАЛОСТЬ – ТУПИКОВЫЙ ПУТЬ

Везде есть люди, открытые сердцем к чужой беде, их надо просто найти. А если считать себя несчастным и только жаловаться, как тебе плохо, и весь окружающий мир тебе должен, наверное, ничего не получится .

Недавно в передаче Малахова «Пусть говорят»

рассказывалось о том, как женщина подобрала 14-летнего русского мальчика, попавшего в Турции в аварию. Ему отшибло память, и она, имея свои проблемы - нет жилья, трое собственных детей, с мужем разошлась, - стала вытаскивать чужого ребенка из беды. Подключила к этому и сыновей, и бывшего мужа .

Я изначально старалась делать все сама, и это вызывало уважение у окружающих – в первую очередь у детей и мужа. В Германии меня называли «Фрау Я Сама».

Когда приставленная ко мне сиделка кидалась с помощью:

«Давай, я тебе сделаю это, помогу с тем-то», говорила:

«Нет, я сама». И она терпеливо ждала, когда «фрау Я Сама», пусть корчась, но сама пересядет в коляску, чтобы ехать на тренировки или в бассейн. Почему я так делала? Потому что боялась растерять с таким трудом приобретенные за три предыдущих года навыки и техники, которые изобретала сама. Это хорошо, если вы оказались в какихто реабилитационных центрах, где специально учат - так лучше ставить руку, а так – ногу, а вот так легче поднять попу, а если нет, то нужно приспосабливаться самому .

Мне моя самостоятельность досталась слишком большой ценой, чтобы полагаться на других. Я, видимо,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

от природы такой человек, который любит испытывать свои силы. Может быть, эта черта характера позволила преодолеть депрессию после тяжелой травмы и начать жить заново .

В Байройте я просыпалась от тех же болей, что и дома .

Чтобы отвлечься, читала, сидя на террасе, захваченные из дома книги. На дворе тогда стояла весна: на деревьях лопаются почки, птицы поют, а кругом такая непривычная для меня обустроенная жизнь. Вообще, о двух месяцах, проведенных в Германии, у меня остались теплые воспоминания. Я ведь и не ожидала, что смогу когданибудь выехать из Казахстана .

Поехала без Кайрата, он не мог меня сопровождать, у него на работе в то время были сложности. Нанятая им переводчица – преподаватель немецкого языка в ВКГУ – в какой-то момент бухнула мне в лицо: «Все в университете знают о вашем положении - вы многого не можете себе позволить». Это когда постарше становишься, понимаешь, что люди не могут без этого – чтобы не обсудить и не обсосать жизнь семьи, где один из супругов оказался в беде, а тогда это отозвалось в душе такой саднящей болью .

У нашего человека вообще немножко странный менталитет. Бывало, ездишь по базару или по магазину, и мои же соотечественницы, с виду такие разодетые, бросали на казахском, думая, что я не понимаю (я внешне мало похожа на казашку): «А эта-то что здесь потеряла» .

Как меня это обижало! Что же это получается – человеку в коляске нельзя бывать там, где ходят здоровые люди, потому что я загораживаю им дорогу?! Эти люди почемуто не думают, что тоже могут оказаться в таком же положении .

В западных странах такого отношения я не встречала. В Германии, кстати, я научилась подниматься по ступенькам, и там обычно, издали завидев человека в коляске, бегут, чтобы помочь .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

В этой стране я приобрела много друзей. Сиделки вывозили меня в супермаркеты и парки. Переводчица Роза и ее муж Валера в субботу и воскресенье, когда не было процедур, знакомили с городом. Для меня стало открытием, что я, оказывается, могу тоже гулять. Там много колясочников разъезжало вместе с сопровождающими .

Психологически будь ты немец, казах или русский, - все мы одинаковы, нам всем тяжело, все бы отдали, чтобы встать на ноги. Однако социальная помощь у них сильнее развита и в материальном смысле их спинальникам, конечно же, намного легче, чем нашим. Да и менталитет у них другой .

Они уже тогда, в 95-м, если в семье есть инвалид, одного из его родственников оформляли ухаживающим за ним .

А у нас ведь как? Если ты стал инвалидом, то надо, рыдая, показывать, какое горе с тобой случилось. У них это не принято. Вспоминаю немецкую девочку Ани, которая, прыгая с вышки в бассейн, сломала шейные позвонки .

Каждый день упакованную в корсет 12-летнюю пациентку клиники навещали родственники - родители, бабушки, дедушки и тети. «У нас все хорошо, - твердили они хором .

– Скоро мы сядем в коляску». В свободное от визитов родственников время девочку, которая не могла двинуть ни рукой, ни ногой, тоже ни на минуту не оставляли одну

- то приходит массажист, то тренер по ЛФК, то, чтобы не было пролежней, назначается обтирание .

При таком всеобщем положительном настрое там, конечно, много случаев, когда люди поднимаются. У нас даже сейчас нет того уровня ухода за спинальниками, который был в Германии в середине 90-х .

После общения с такими же спинальникамиинвалидами в крымских Саках и в немецком Байройте у меня изменился взгляд на мою новую жизнь. Можно жить не унывая и в коляске.

Это моя глубокая убежденность:

любой человек в любом положении может жить так,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

чтобы никто на него не смотрел с жалостью. Последнее

– тупиковый путь. Будут жалеть месяц, год от силы, но потом даже для родного человека превращаешья в ношу .

Но я, повторяю, никогда не хотела быть обузой ни для детей, ни для мужа, ни для матери. Это и заставило меня шевелиться и не только умываться-одеваться, готовитьстирать, но и строить дома .

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

У МЕНЯ ДВА ДОМА:

МОЙ СОБСТВЕННЫЙ И ВЕСЬ МИР

Я горжусь нашим Президентом и достижениями своей страны. Когда я проводил международную конференцию в академии спорта и туризма, ко мне приехали более 30 ректоров спортивных вузов со всего мира. После окончания форума я специально повез их в Астану, чтобы похвастаться нашей столицей .

В музее спорта КазАСТ, 2000 г .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Скоро забудут, да что там, уже забыли, что СанктПетербург был построен на костях, крови и страданиях тысяч людей. Но Астана разве так строилась? Да, конечно, не всем хватает фешенебельного жилья, есть богатые и есть бедные, но такое расслоение существует везде .

Что я хочу этим сказать? Да самую обычную на первый взгляд, мысль: величие человека воспринимается по его делам. Может, то, что сделано в масштабах страны, и несравнимо с тем, что сделала Марзия, но ведь любое государство состоит из маленьких ячеек, называемых семьей. И чем она крепче, тем сильнее государство .

–  –  –

Марзия, кроме того, что построила большой дом для семьи сына (он, я думаю, будет нашим семейным очагом

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

на многие-многие годы), возвела небольшой дом, где мы сейчас с ней живем, так еще и отгрохала великолепную горнолыжную базу для академии .

Мы взялись строить первый наш дом, имея в кармане всего три тысячи долларов, но это не испугало ее. Когда я говорю, что квадратный метр спортивной базы обошелся академии в 500 долларов, никто не верит, потому что в Алматы, если речь идет о госзаказе, объектов себестоимостью ниже 1000 долларов за квадратный метр фактически нет – больше половины средств разворовывается еще до начала строительства .

А Марзия сполна использовала те небольшие деньги, которые имелись у академии, потому что сама моталась по базарам и закупала материалы, сама ездила на юг Китая, в знаменитый Гуанчжоу, за оборудованием, сама составляла смету, сама нанимала рабочих и сама с ними рассчитывалась… Вроде, это не великое дело в общепринятом понимании, но за всем, что происходит в нашей семье, тоже стоит она. Она построила нашу семью. То, что наш сын сегодня доктор PHD, занявший недавно пост ректора академии спорта, а дочь - кандидат юридических наук, ведущий доцент национального университета Кыргызстана, – тоже ее заслуга. Теперь она мечтает, чтобы ее старшие внуки Тамерлан и Арслан учились в Кембридже. И они будут там учиться, потому что смысл такой перспективы им объяснил человек, которого они уважают больше всех на свете, их самый близкий друг – апашка .

ВСЕВЫШНИЙ ПРОДОЛЖАЕТ ИСПЫТЫВАТЬ МЕНЯ…

Строила спортивную базу и достраивала гостиницу я вместе со своим помощником Абаем Акедиловым .

Владимир Алексеевич Шестопалов, один из сотрудников академии спорта, ближайший помощник Кайрата, не

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

устает сейчас благодарить: «Марзия, спасибо вам за Абая .

Такой был неорганизованный, а вы из него человека сделали» .

А я считаю своим долгом всем молодым людям, волею случая попавшим в мой дом, помогать определиться в жизни. А Абай – очень надежный человек, он, можно сказать, мой старший сын. Я без него как без рук .

Абай Акедилов со своей семьей

Первое время это происходило так. Приедем, бывало, в какой-нибудь офис, и я, чтобы он не тащил меня на пятый этаж, прошу: «Абай, сбегай, посмотри прайсы, может, мы здесь и не будем покупать металл». А он потопчетсяпотопчется у дверей и возвращается: «Марзия-апай, пойдемте вместе» и, хватаясь за коляску, возит меня по этажам. Но таким неуверенным он был только вначале, а сейчас уже сам заправский прораб, которому палец в рот не клади. Он и придумал для спортивной базы название «Каймар» - по начальным слогам наших с Кайратом имен .

А история строительства базы похожа на настоящую эпопею. Кайрат потому и ходил за мной два года с уговорами взяться за стройку, что никто из подрядчиков,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

сколько ни объявляли тендеров, не брался – денег было мало. Может, и я бы тоже не взялась, если бы не Абай. Ему доверили управлять худо-бедно, но уже почти достроенной гостиницей, при которой обязательно должна быть спортивная база. «Апай, все, что скажете, буду делать, второй раз повторять не придется, только, пожалуйста, организуйте процесс», - взмолился он однажды .

Мы закончили строительство горно-лыжной базы «Каймар»

Кайрат просил, чтобы я за малые деньги – так, чтобы квадратный метр обошелся не больше 500-600 долларов,

- построила в горах сейсмоустойчивую базу «под ключ». И я построила. Правда, воевала с ним за каждую копейку – говорила, что не буду позориться, возводя сарай .

Первые два месяца, чтобы сэкономить академии деньги на специалистах, я день и ночь сидела за составлением сметы. Строитель, к счастью, попался хороший. Ертай – выпускник физического факультета КазГУ, оказался очень

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ответственным человеком .

Руководили стройкой мы с Абаем, конечно, вдвоем, но поскольку вся ответственность в первую очередь лежала на мне, я велела помощнику фотографировать каждый этап строительства. Когда объект был готов, мы все снимки - в том числе и всего того, что находится под землей, - вывесили в спортивном зале. По расчетам Института сейсмологии, база должна выдержать 10-балльное землетрясение .

Горно-лыжная база «Каймар» в Талгарском районе Алматинской области

Строительство домов для семьи Закирьяновых - тоже особый этап в моей жизни. Когда Бауыржан женился, а Асель вышла замуж, я вдруг оказалась как бы не у дел .

У меня на этой почве началась депрессия – я похудела и почернела. Света, сноха, приехав как-то, испугалась: «Что с вами, мама?»

А у меня просто исчез стимул жить дальше. Я Кайрату так и сказала: «Сына и дочку тебе родила, из-за твоей занятости сама их фактически и воспитала. Удочку в руки

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

- чтобы сами зарабатывали себе на хлеб – тоже дала, у них не по одному диплому в кармане, женила и выдала замуж .

И тебе помогла: от студента ты стал дважды ректором, был заместителем акима, поработал в аппарате Президента .

При этом ты ни разу не отказывался, не говоря уже о делах, даже от каких-то развлечений, например, от бань или охоты из-за того, что у тебя жена больна (я принципиально не позволяла себе упрекать его, если ему хотелось ходить куда-то, даже если плохо себя чувствовала). А теперь, когда вы все пристроены, мне вроде и жить незачем. Просто сидеть и ждать тебя с работы я не могу» .

И он мне говорит: «Ты – молодец, все сделала ради нас, Закирьяновых, вот только дом еще не построила» .

Эти слова меня привели вначале в изумление, потом – в возмущение, но задели за живое. Переждав, когда я выговорюсь, муж напомнил, что ради меня ходил в акимат с просьбой выделить землю под строительство. Нам ее дали, но она простаивала, потому что мы и в финансовом плане не шиковали, и заняться стройкой было некому .

Кайрату некогда, дети вначале были заняты учебой, потом зажили своей жизнью .

Муж убедил меня: чтобы Бауыржан не таскал меня с третьего этажа на прогулки, нам нужен хотя бы маленький домик. Разговор был в октябре 2001 года, а с ноября я начала разрабатывать с помощью специалистов план будущего дома, а потом и строить. Этот дом поднял меня .

Я спозаранку вставала и уезжала. На всех строительных базарах стала своей. Денег, как всегда, отчаянно не хватало, а хотелось, чтобы все получилось хорошо, потому и торговалась за каждый гвоздь. Несколько раз ездила с помощниками в Китай за материалами. Когда въехали, сама удивлялась, - неужели это моих рук дело?

Потом купила за бесценок деревянный сруб в КатонКарагае и построила для нас с Кайратом домик поменьше .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Мне хотелось, чтобы Бауыржан со Светой, пока я сама могу справляться по дому, пожили без нас. До этого мы с невесткой в мире и согласии прожили под одной крышей 11 лет .

Когда мы въехали в этот маленький дом, болезни одна за другой стали преследовать меня. Вначале я сломала на отдыхе в Индонезии правую ногу, потом от передозировки лекарствами у меня случился токсический удар по печени, после этого – гепатит, который спровоцировал диабет .

Когда почувствовала себя лучше, мы поехали отдыхать в Турцию, где, неаккуратно переворачиваясь, сломала левую ногу. Она никак не заживала, появились пролежни, и в 2012 году мы поехали в Сеул, где уровень медицины высокий, а цены по сравнению с другими странами ниже. Там мне на второй же день поставили четвертую неоперабельную стадию онкологии .

–  –  –

МОИ ПОМОЩНИКИ

Обычно больные люди очень капризны. Часто они требуют, чтобы помощники или сиделки сами чувствовали и понимали свои обязанности. И когда те неуклюже пытаются помочь, больной начинает орать: руки, мол, растут не из того места. А между тем взаимоотношения между колясочниками и их помощниками – это целый раздел психологии. Больной должен быть терпелив:

отодвинув на второй план и боль, и раздражение от недопонимания, обязан объяснить и научить. Перед ним находится человек, который пришел ему помочь, неважно

– за деньги или по зову сердца, но он не знает, как это сделать .

Если за деньги, то это обычно молодые люди, мало что видевшие в жизни. Они бывают разные. Одни – терпеливые и добрые от природы - готовы учиться, чтобы облегчить твою участь. Но даже среди сердобольных не все выдерживают – им это просто не под силу. Есть и такие помощники, которые изначально не чувствуют своего подопечного. Не скрывая цели – подзаработать, они представляют работу сиделки легкой: подумаешь, подать стакан воды или лекарство. Но это не так: работая с больным человеком, надо быть и альтруистом .

В моем случае те, кто выдерживает мои требования и остается со мной, получают большую жизненную школу .

Это и азы построения семейной жизни, и медицины, и рачительного ведения домашнего хозяйства, и готовки .

Не буду скромничать, я, к примеру, отличная кулинарка .

Умею готовить вкусно и простые блюда, и изысканные .

Это у меня от бабушки. По-моему, и моя единственная внучка Томирис имеет склонность к этому. Она уже сейчас говорит, что будет ресторатором .

А еще молодые помощники проходят со мной основы духовности и нравственности. Я не устаю говорить с ними на темы добра и зла. Раз уж мне пришлось жить в замкнутом пространстве, я как педагог и просто как более старший по возрасту человек, не ожидая вознаграждения за свой труд, обязана научить их тому, что умею и знаю сама. Всякое общение, даже если два человека не связаны трудовым договором, на мой взгляд, должно быть взаимовыгодным. Такой вид отношений в любой сфере – и в бизнесе, и даже в семье - самый сильный и крепкий. Как только это равновесие нарушается, начинаются склоки и предательства .

Поэтому-то наши отношения с Абаем, моим помощником, переросли из деловых в дружеские. Мы с ним работаем больше 10 лет. Он недавно сказал, что, оказывается, за эти годы ни разу не держал на меня обиды, несмотря на мой авторитарный характер. «Если вы за чтото наезжаете на меня, значит, был прокол с моей стороны .

Я это принимаю, у меня нет внутреннего сопротивления и недовольства. Сейчас, когда мы не так сильно связаны

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

работой, но вы просите о чем-то, я вначале думаю, что поручу это другому, а потом и сам не замечаю, как за все берусь сам. Оказывается, я просто не могу не выполнить то, о чем просите вы» .

Абай приехал из Кызылорды мальчишкой, который все свои проблемы решал с помощью кулаков. Теперь он уважаемый и серьезный человек, хозяйственник, каких поискать. На каждый мой звонок Абай отвечает тревожным: «Что-то случилось?». Привык, что я попусту беспокоить не буду, и очень боится, что меня не станет .

Помимо человеческой дружбы, мы ведь связаны еще и общей работой. Мы с ним построили вместе не один объект

- сработались, как говорится. Если ругаюсь, значит, на это есть причина. Вначале он не признает свою неправоту, но когда я все раскладываю по полочкам, соглашается без лишних слов. Я и в самом деле попусту ни его, ни кого-то другого не дергаю. И как бы иной раз ни довлела, все же последнее слово оставляю за самим человеком .

Асем, племянница мужа, пожив с нами, тоже сказала:

«Тетя Марзия, за год, что я провела с вами рядом, я получила столько, сколько не получала за 18 лет своей жизни» .

ВСТРЕЧА НА ВСЮ ЖИЗНЬ, КОТОРОЙ МОГЛО И НЕ БЫТЬ

Вернусь к началу 90-х, когда в наш дом вошла беда .

Итак, я отказалась от обезболивающих таблеток и запретила себе говорить родным о том, что у меня болит, иначе были бы бесконечные стенания. Перед этим сама себе задала вопрос: а что они могут сделать, чтобы мне не было больно? Ни-че-го! Зато от бесконечных жалоб быстро устанут даже очень любящие люди. «Или терпи, или… что-то делай с собой», - сказала я себе .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

На помощь пришла любимая поэзия. Кайрат до сих пор не перестает удивляться, что в больнице, едва придя в сознание, первое, о чем я его попросила, – томик Тютчева .

Каждый раз, когда бывало особенно больно и душе, и плоти, я читала божественные строчки Изумруд Кулиевой:

–  –  –

Вообще мне музыка и поэзия помогают преодолеть отчаяние, депрессию и боль Особенно я люблю казахские кюи - домбра для меня – священный инструмент .

Мне было и удивительно, и радостно, когда в Астане на юбилее столицы, на сцену Конгресс-холла вышел Дмитрий Хворостовский и запел романс на слова моей любимой поэтессы так, словно его голосом пела моя собственная душа:

Я хочу быть твоею музыкой, Песней твоей не спетою, Твоей затаенной мукою, Мечтами твоими светлыми .

–  –  –

Осенью 2012 года исполнилось 37 лет, как мы с Кайратом вместе. День нашей свадьбы – 30 октября совпал с первым курсом химиотерапии в клинике в Сеуле .

Меня многие спрашивают, как за эти годы мы сумели сохранить не только семью, но и чувства. А ведь я могла и не приехать в Алма-Ату, и мы с Кайратом никогда бы не встретились. Дедушка хотел, чтобы я училась в Москве, но когда мой старший брат уезжал учиться в столицу, мы договорились, что письма мне он будет писать на открытках с видами Алма-Аты. И я, еще ни разу не побывав там, влюбилась в этот город .

Я поехала сюда вместе с одноклассницей, которая

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

собиралась поступать в Талгаре в медучилище. Мне, девочке из маленького районного городка Темир, в большом городе все было чужим. Чтобы сдать документы в университет, я объездила полгорода. Встречные, словно сговорившись, советовали: садись на любой троллейбус и доедешь до своего КазГУ. Господи, где я только не побывала, пока сдавала документы, - в микрорайонах, у цирка, на первой Алма-Ате. Потом, блуждая между математическим факультетом и главным корпусом, добиралась обратно .

Телеграмму «Ура! Поступила!» я отбила родным гораздо позже, чем другие. Хотя экзамены сдала, но по баллам балансировала на грани. Половина набравших столько же прошли по каким-то другим показателям, остальные, среди них и я, могли оказаться за бортом. А для меня было бы позором вернуться обратно .

Я студентка КазГУ, 1971 г .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

На собрании декан факультета Маруан Надирханович Сагитов велел некоторым из недобравших баллы не уезжать домой. Он сказал, что часть поступивших поедут учиться в Москву, Новосибирск и другие крупные города, а на освободившиеся места зачислят нас. Были еще две недели томительного ожидания. Терзаемые отчаянием и с едва теплившейся надеждой мы каждый день обивали порог деканата. Какое же это было счастье, когда декан вышел к нам и, поздравляя, пожал каждому из нас руку!

г. Алма-Ата, роща Баума. Декан мехмата КазГУ М. Сагитов поздравляет меня, занявшую 1-ое место на традиционном кроссе .

Рядом Секретарь партбюро Г. Шерьязданов Нам, приехавшим из провинции, очень сложно было нагонять многие предметы, и мы день и ночь пропадали в читальных залах. Но я все равно занималась спортом, не пропуская ни одной тренировки, а еще меня избрали в комсомольское бюро факультета и студсовет общежития, где мы до хрипоты драли глотки на ниве беспокойной

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

общественной работы. В студсовете я отвечала за санитарию. Как только появлялась с тетрадкой в коридоре, некоторые выключали свет в комнате и закрывались. Зато на моем этаже была идеальная чистота - я проверяла пыль в самых невероятных местах. По моему представлению могли выселить из общежития, но, будучи строгой до жути, я никогда этого не делала, предпочитала биться до тех пор, пока мои требования не выполнялись .

А Кайрат увидел меня задолго до этих событий – в абитуриентскую еще пору. Придя устраиваться в общежитие, заметил меня в коридоре и влюбился, по его словам, с первого взгляда. Я же его даже не заметила, да и потом толком не знала, что у нас на курсе есть какой-то Закирьянов .

Мы учились в параллельных группах, но он жил в одной комнате с ребятами из моей группы, а я с девочками из его группы. Приходил к ним якобы спросить о заданиях на семинарские занятия, а сам надеялся, что дверь открою я .

В нашем общежитии жили студенты биофака, философско-экономического факультета и мы, мехматовцы. Всем в читалке не хватало мест, девочки из нашей комнаты, пока дежурный мыл пол и готовил ужин, занимались в холле общежития. Кайрат, замечая меня среди них, тащил, оказывается, своего друга Виталия Блошицына: «Пошли, там Марзия сидит». А я и тогда не замечала его влюбленных взглядов .

Первый год он так и не решился признаться в особых чувствах ко мне. Но однажды, когда я коротко подстриглась, Кайрат чуть не разлюбил меня. Об этом мой будущий муж рассказывал мне во время второго захода .

Этот заход тоже произошел очень странно. После первого курса мы работали в разных стройотрядах. После второго работали вместе. Я тогда дружила с мальчиком, учившимся курсом старше, - Валерой Головиным .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Наши друзья Виталий, Сергей и Володя в гостях у нас на даче

Мы все жили в большом спортивном зале, закуток для девочек, штукатурщиц и поваров (нас было мало - всего пять-шесть человек) отгородили большой плащ-палаткой .

Чтобы успеть приготовить завтрак, повара вставали рано, ложились поздно. Когда они отдыхали, остальные, чтобы не мешать им, разбредались вечерами кто куда. Играли во дворе в шахматы или просто болтали. Вместе работая, обедая за одним столом, отдыхая, мы как-то стали ближе друг к другу. Не помню, с чего или с кого это началось, но мы с Кайратом стали именовать себя мужем и женой, хотя рядом был мой «официальный» парень – Валерка. «Эй, муж» или «эй, жена», - обращались мы обычно друг к другу .

Сейчас невольно думаешь, что, наверное, и вправду слово материально, хотя тогда это говорилось без всяких на то оснований и задних мыслей, по крайней мере, у меня их не было .

Из стройотряда мы вернулись в Алма-Ату к первому

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

сентября, но занятия перенесли на гораздо более поздний срок, потому что еще не вернулись с целины комбайнеры .

Многие уехали домой, а у меня на дорогу уходило много времени, и я решила остаться. И вот помню, как однажды, собравшись идти в читалку, я увидела спускающегося по лестнице навстречу мне Кайрата.

Обычно худенький, он выглядел таким поправившимся, что я даже опешила:

«Кайра, что с тобой?!». А он тоже, оказывается, съездил домой, где и набрал килограммы на маминых пирогах .

Шутка за шуткой - и, видимо, с этого момента все и началось. Он стал захаживать к нам в комнату, оказывать мне знаки внимания. Но я все воспринимала в шутку, просто не могла относиться к нему всерьез .

Потом пришли ноябрьские праздники. Хотя я родилась 6 ноября, но отметила день рождения накануне вместе с одной девочкой, родившейся в тот день. После этого все разъехались по домам, я осталась в комнате одна. Кайрат состоял в ОКД – оперативной комсомольской дружине, помогавшей милиции в праздничные дни поддерживать порядок в студенческих общежитиях. И вот 6 ноября он заходит ко мне в комнату. А я сижу за длинным раздвижным столом (после вчерашней вечеринки мы его еще не успели собрать) и рассматриваю альбом с фотографиями родных и друзей. Мне хотелось плакать, было горько и обидно, что в свой день рождения я одна .

Он встал у другого конца этого длинного стола и вдруг заявил: «Ну как мне тебе сказать? Это не шутка – я официально признаюсь тебе в любви». В голосе было столько искреннего отчаяния, что я, кажется, наконец услышала его .

А до этого признания произошло еще одно событие .

Одна из девочек-старшекурсниц, с которыми мы были в стройотряде, на посиделках накануне моего дня рождения стала подшучивать над Кайратом: «Говоришь, что любишь Марзию, а сам даже не смеешь к ней приблизиться. Слабо

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

тебе ее поцеловать?». Я смеялась вместе со всеми, но опять была очень спокойна. Все знали, что у нас с Валеркой Головиным роман .

Он, кстати, уезжая домой в Отрар, предлагал мне поехать с ним. Но я, честно говоря, в глубине души эти отношения тоже не воспринимала всерьез. Пылкой любви с высокими чувствами, как я сейчас понимаю, между нами не было .

Так, юношеское увлечение, хотя Валерка был настроен серьезно, все пытался заводить разговор о будущих детях, а мне даже не хотелось обсуждать с ним эту тему .

Но в тот момент, когда старшекурсница Алма донимала Кайрата, между мной и моим парнем никаких размолвок, то есть «развода» не было. Поэтому, когда Кайрат, заломив мне руки за спину, поцеловал, я восприняла это как неслыханное нахальство. Вырвалась, отхлестала его по щекам, потом, разревевшись, убежала .

АХ, ЭТО ЖЕНСКОЕ ЧУТЬЕ!

Когда он зашел ко мне в комнату, я обиженно потребовала: «Уйди, Закирьянов, видеть тебя не могу» .

А через секунду, услышав отчаянное признание в любви, я как-то по-новому взглянула на стоявшего передо мной парнишку. Нет, это не был какой-то расчет, сработало присущее почти каждой женщине поразительное, не поддающееся логике чутье: он – моего поля ягода, с ним можно шагать по жизни, не боясь, что тебя оставят на полпути .

Я судила об этом не по его отношению к себе. Это было само собой – начало романтической любви, когда любое неосторожное слово может обидеть, а любое желание понравившейся девушки беспрекословно исполняется .

Кстати, по этому поводу тоже есть история .

После того признания мы часто проводили время

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

вместе. Однажды пьем в комнате у мальчишек чай, и я, не такая уж сладкоежка, в 11 часу вечера вдруг заявляю:

«Вот бы шоколадку сейчас». Когда Кайрат куда-то исчез, я и не обратила на это внимания. Но через какое-то время он постучал ко мне в комнату и вызвал в коридор. Держа руку в кармане, спрашивает: «Знаешь, что я принес?». И вытаскивает оформленную в виде подарка шоколадку «Аленка». Он, оказывается, из микрорайона, где находилось наше общежитие, съездил на такси в центр города в «Столичный», единственный в городе гастроном, который работал до полуночи .

На студенческой пирушке

Подруги часто задают мне вопрос: как я всегда умудряюсь быть интересной для мужчин, для своего мужа, в частности? Думаю, в любой женщине в первую очередь привлекает искренность, жизнерадостность, женственность и кокетливость. Однако кокетливость не завлекающая, не провоцирующая, а такая – игривая, немножко с огоньком, но это, видимо, дается от природы .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Кайрат до сих пор эмоционально не воздержан, на него быстро нападает «псих». А в те годы, когда наши с ним отношения только зарождались, был безумно ревнив .

Из-за этого я несколько раз пыталась с ним расстаться. У некоторых ревность бывает даже красивой, а у Кайрата

– безобразная. Увидев, как кто-то ему малознакомый на ходу мне бросил: «Привет! Как дела?», мог схватить за руку, а то и за нос, и больно скрутить .

Мне бывало очень обидно в такие минуты. По природе я человек улыбчивый, легко общающийся с мужчинами, но никогда даже в голову не приходят какие-то грязные мысли .

Да, мне интересно флиртовать, кокетничать, мне кажется, не будь этих качеств – и ты уже не будешь чувствовать себя женщиной. Но Кайрат домысливал то, чего не могло быть никогда .

В студенческом общежитии с Раей Улдановой и Наташей Кудрявцевой

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Когда мы собирались пожениться, девчонкиоднокурсницы даже осуждали меня немного: это как, мол, нужно любить, чтобы терпеть такую сумасшедшую ревность. Да я и сама была в больших сомнениях продолжать ли с ним отношения дальше? После очередной сцены мое терпение, казалось, лопнуло окончательно .

«Все! Я больше не могу! - заявила я ему. - Давай расстанемся, пока не поздно. Ты, кажется, собирался ехать домой, вот и не задерживайся, отвыкай от меня» .

Он уезжал из общежития, расположенного на пересечении улиц Жандосова и «Правды», его КазГУ в годы нашего студенчества арендовал у института народного хозяйства. Когда вернулся через две недели, университет успел вернуть его хозяевам, переселив нас в общежитие на Виноградова, 88 .

Кайрат прилетел из Усть-Каменогорска ночным рейсом. Пробежавшись по общежитиям в разных концах города, еле-еле узнал, где я живу, и в шесть утра уже стучал в мою дверь. Кроме учебы я занималась спортом, у меня была куча общественных нагрузок, и вечером, едва голова касалась подушки, я мгновенно отключалась .

Поэтому на его стуки обычно выходили девочки. Они даже возмущались: «Аухинова, приходят к тебе, а вставать приходится нам» .

В этот раз я проснулась сама. Открываю – стоит он .

Сухо поздоровалась и замолчала: я решила идти до конца в своем решении расстаться с ним. Он мне сообщил: «А я женюсь». «Поздравляю, пригласишь на свадьбу?». Конечно».

Теперь мы молчали оба, потом он продолжил:

«Потому что ты будешь невестой». - «Здрасьте! Я вообще не собираюсь с тобой больше встречаться» .

Вот так он сделал мне предложение, от которого сердце не выпрыгнуло из груди. Я хотя и полюбила Кайрата всей душой, но его недоверие просто убивало. Ведь даже

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

перед свадьбой, когда и кольца, и фата, и платье были уже куплены, мы выясняли отношения. Однажды от злости я все это выкинула в коридор со словами: «Забирай! Не будет никакой свадьбы! Не хочу ни видеть, ни слышать тебя» .

Но вот наконец мы торжественно поднимаемся по лестнице алматинского Дворца бракосочетаний. Звучит песня Хасангалиева «Адем-ау» (ее мы с тех пор считаем своей свадебной), кругом радостные лица наших друзей, а у меня дрожат и подгибаются коленки. Нет никакого ощущения радости и счастья, лишь страх, тревога и мучительно стучащий в голове вопрос: «Что я делаю?! А, может, прямо сейчас взять и сбежать? Но как? Гости уже приглашены, родители приехали…» .

–  –  –

После того как я села в коляску, его ревность, может, стала чуть меньше, но она никуда не ушла, просто

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

приобрела более интеллигентные формы, прилюдных «концертов» по крайней мере не стало .

Весной 1992 года в реабилитационном центре в крымском городе Саки мы встретили парня воинаафганца». У него тоже были проблемы с ногами - он то ездил на коляске, то ходил на костылях. На процедурах солдат всегда почему-то оказывался рядом со мной, но мы никогда не разговаривали. Как-то, выйдя из лифта, «афганец» направился в другую сторону, и я стала рассказывать Кайрату его историю, услышанную от других больных. «Он на тебя неровно дышит», - не дослушав, неожиданно выдал мой муж. Парень и в самом деле, видимо, проявлял ко мне интерес, но это мне подсказывала женская интуиция, а как об этом узнал Кайрат?!

Однажды в Киргизии на свадьбе дочери наших сватов один из именитых гостей все крутился и крутился вокруг меня. За столом он постарался сесть рядом .

Замечая недовольные взгляды Кайрата, я решила их любезно представить друг другу.

Но только я начала:

«Познакомьтесь, мой муж…», как гость мгновенно отреагировал: «Подумаешь - муж!». Потом посыпались комплименты, и неизвестно, чем бы дело закончилось, если бы настойчивого ухажера где уговорами, а где и силой не отвели на другой конец стола .

Мужчина, когда он серьезно влюбляется, старается завоевать женщину. И мне кажется, если она соответствует его вкусам, что бы потом ни случилось, ему очень тяжело отказаться от своего выбора. Кайрат и сейчас говорит, что, впервые увидев, как я накрываю на стол в общежитии, он понял, что я буду хорошей женой. Я и в самом деле с детства очень хозяйственная, деловитая, большая аккуратистка и любительница кулинарии. Но этому никогда не поздно научиться. А вот если делать это без души, все теряет смысл .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Честное слово, мне неудобно, когда муж сравнивает меня с экранными красотками - и всегда в мою пользу .

Ведь и я его тоже полюбила таким, какой он есть. Даже и не знаю, в какой момент поняла, что он, в ту пору далеко не самый привлекательный среди моих поклонников так, неприметный, задиристый парнишка, стал мне очень дорог .

Случались у меня влюбленности и до него, но без пылких чувств – голова была забита все же больше учебой, чем любовью. Потому и с Валерой Головиным мы расстались спокойно, он хоть и пытался упрекать меня, но, честно говоря, без особой трагедии в голосе .

Когда я приехала в Алматы уже поломанной, Валера работал в КазГУ. От кого-то услышав, что я теперь передвигаюсь в инвалидной коляске, он, оказывается, прибежал к Зине Назарбековой, моей однокурснице: «Ты слышала?!». Но сам так и не решился позвонить мне или приехать. Уже потом я сама нашла его, но встретиться не предложила. Что я могла сказать ему? А какие слова нашел бы он? Это было еще время отчаяния и глубокогоглубокого одиночества. Как я из него выбиралась - тема отдельного разговора .

ОДИНОЧЕСТВО - ЭТО КОГДА ИХ МНОГО, А ТЫ ОДНА

А из этого чувтсва глубокого одиночества мне помог выбраться мой Бася - шарпей, которого мне подарил Кайрат на Новый год. Прошло всего три дня как он принес его мне как этот махонький щеночек – я все боялась, что он попадет под колеса моей коляски – потащил халат в мою спальню. Преодолел полпути, потом силы оставили его, и он, бросив халат, направился в спальню и лег возле моей кровати. Это означало, что из множества людей,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

крутившихся возле него, он выбрал хозяина – меня. То, что маленькое существо сделало это без каких-то расчетов и выгод, сняло с моей души ледяную корку вселенского одиночества .

Собака, которую подарил мне муж, была такой же единоличницей в отношении меня, как и он сам. Всем своим поведением подросший Байсункар, Бася, как мы его называли, доказывал свою преданность – всегда возле меня, никого к коляске не подпускает, у Кайрата на руке остался даже след его зубов в форме буквы «Ц». Он потом шутя хвалился перед друзьями, что Баська предрекает ему царское будущее .

–  –  –

Моего Басю отравили, когда мы переехали в первый из двух построенных мною домов. До этого его воровали .

Это тоже была такая трагедия! И дети, и Кайрат, придя с работы, снова и снова прочесывали дачный поселок, а меня душили рыдания .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Стоял конец октября, пора было переезжать в городскую квартиру. Все вещи собраны, десятый час вечера, а мы все тянем время, все ждем - вдруг Бася вернется, а здесь, на холодной даче, никого нет .

И тут Бауыржан, собирая жалюзи на веранде, поворачивается ко мне: «Мама, кажется, Баська пришел» .

Прислушались – вроде тихо. А через некоторое время явно слышимый звук – кто-то скребется в дверь. Открыли … Баська! С огромной цепью на шее, весь избитый, обессиленный настолько, что лаять не мог .

Баси не стало весной лет шесть тому назад. Он лаял очень густо, оглушающе громко. Возможно, соседи, чтобы заглушить этот лай, отравили его. Хотя нет, не буду грешить на кого-то, не знаю, как это случилось. Просто однажды Бася не смог подняться. Мы с Кайратом повезли его в ветеринарную клинику, где и поставили диагноз отравление. Это было утром, днем мы съездили проведать моего друга, потом договорились с доктором, что приедем ближе к ночи .

Но часов в шесть вечера мне стало как-то неспокойно, я позвонила Кайрату. Обычно он раньше семи-восьми вырваться с работы не может, а тут как-то быстренько собрался, и мы помчались. Заходим в клинику – Бася лежит под капельницей. Мы к нему: «Бася! Бася!». Он приподнял голову и... рухнул. Ждал нас – мой Бася умер у нас на глазах .

Похоронили мы его в окрестностях Талгара. Рядом с этим местом я потом строила спортивную базу «Каймар»

и достраивала гостиницу для академии спорта и туризма .

В этот день шел проливной дождь, как будто сама природа вместе со мной безутешно оплакивала Басю .

С той поры я понимаю собачников, с пеной у рта защищающих своих питомцев: к ним начинаешь относиться как к членам семьи. После смерти Баси, сколько муж ни предлагал, я так и не завела другую собаку, вот нужно бы, а не могу – они для меня все чужие .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

ТО, ЧТО ОНА МОЯ СУДЬБА,

Я ПОНЯЛ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Я сделал себя сам, однако своей жизнью подтверждаю тезис: за каждым успешным мужчиной стоит великая женщина .

Не могу сказать, что с первого семестра мы с Марзией были вместе. Ничего подобного! Любовался ею издали, приблизиться не хватало духу .

Я сдавал после школы документы в Новосибирский государственный университет, но недобрал полбалла .

Тогда экзамены в ведущих вузах Союза начинались на месяц раньше, чем во всех остальных. Это делалось для того, чтобы сильные абитуриенты имели возможность поступить в другие вузы .

Тогда я приехал в Алма-Ату и подал документы на мехмат КазГУ. Мой троюродный брат Назиф Хисамиев, человек очень практичный, сказал мне: «Ты поживи пока у меня, но возьми направление в общежитие. Иначе потом могут сказать: абитуриентом ты у нас не жил, значит, и теперь обойдешься без нашей крыши». Тогда на самом деле студенты получали общагу через одного, многие жили на частных квартирах .

Я взял направление, комендант показала мне комнату, я застелил кровать, распрощался с ребятами, вышел в коридор и… увидел там свою судьбу. Она, разговаривая с кем-то, живо жестикулировала. Потом, сдавая экзамены, я несколько раз приходил в общежитие в надежде увидеть ее, но не повезло ни разу .

Мы поближе познакомились, уже став студентами. Она, правда, поступила на другую кафедру. Практичная во всем (в нашем доме она лихо чинит розетки и утюги), Марзия

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

выбрала вычислительную математику, а я - кафедру алгебры и теории чисел .

Единственную за все годы «тройку» в зачетке я получил на экзамене по теоретической механике, которую читал нам сам декан факультета Маруан Надирханович Сагитов .

Когда у нас с Марзией стали складываться отношения, я старался ни на минуту не оставлять ее .

Это был третий курс, начало нашей любви. Мы тогда сменили общежитие и переехали на Жандосова, 57. В прежнем жили на разных этажах, у нее было другое окружение. А тут – этаж один, друзья после совместного стройотряда – общие, и мы стали чаще встречаться в тесных компаниях. Вот тогда наши отношения и начали оформляться. Ту «тройку» я потому и получил, что это был самый разгар нашего с ней романа .

И после занятий мы всегда были вместе, и даже на самой главной на курсе лекции я находил время пообщаться с ней – что-то говорил, писал записки… Она мне замечаний не делала, зато постоянно «возникал» декан: «Закирьянов, встань», «Закирьянов, ты мне мешаешь». «Закирьянов, покинь аудиторию»... Я его понимаю: сам потом семь лет был лектором. Когда кто-то из студентов не слушает, кажется, что он плюет тебе в душу .

Попробуй сегодня найти пару, которая не начала интимные отношения еще до свадьбы, а мы с ней хотя и не расставались ни на минуту в течение двух лет, мужем и женой стали после регистрации и печати в паспорте. Нет, я-то, конечно, был не против, но она крепко держалась моральных принципов, заложенных в ее семье .

Каюсь, я собственник, пораженный патологической ревностью. Понимаю, почему Марзия даже собиралась разводиться со мной. Если кто-то здоровался с ней или, не дай Бог, говорил комплимент, я тут же устраивал допрос с пристрастием. Что скрывать, грешен…

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

КАК ЖАЛЬ, ЧТО ДЛЯ СВЕКРОВИ Я НЕ СТАЛА ДОЧЕРЬЮ

Я счастливо вышла замуж, но горечь – почему же родители мужа так беспечно отнеслись к его женитьбе – осталась на всю жизнь. Мой отец умер в мае 1980 года, а я, его любимая дочь, вышла замуж пятью годами раньше. И за эти годы он ни разу не побывал на родине моего мужа в статусе свата. Но мои родители ни разу не упрекнули за это ни меня, ни Кайрата .

Нет, и свекор, и свекровь были хорошими людьми .

Не будь они такими, откуда бы взяться моему мужу:

все, с кем ему приходится иметь дело, отмечают его порядочность. Но вот прошло много лет, а мне до сих пор удивительно, что, не желая плохого своему сыну и мне тоже (Кайрат поступил так, как хотел бы любой родитель:

его избранница – девушка из добропорядочной казахской семьи), они пренебрегли вековыми традициями. Не догадались приехать не то что засватать, но и просто позвонить или черкнуть письмецо моим родителям:

обстоятельства, мол, не позволяют, а потому давайте встретимся на свадьбе наших детей. А я родом из исконно казахских земель, где обычаи свято почитаются. В наших краях вся округа должна знать, что в этот дом приехали сватать девушку. Это доказательство того, что она выходит замуж как положено, а не абы как .

А ведь все большое, по-настоящему человеческое начинается с малого. Когда тяжело болели сначала свекор, а потом свекровь, я беспрекословно выполняла долг невестки – была рядом с ними. Так меня научили в моей семье и так должно быть: таковы обычаи нашего народа – уважение и почитание старших .

Все братья Кайрата женаты на русских, и я (грешна перед покойной свекровью) иронизировала: «Мамка,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

ну что вы так расстраиваетесь? Это же хорошо, не надо придерживаться «старорежимных традиций», можно сыграть свадьбу по-простому, без сватовства, лишь бы молодые были счастливы» .

Что интересно, когда выходили замуж ее дочери, свекровь уже не отмахивалась: «Да что с нас спрашивать?

Мы, уроженцы Восточного Казахстана, - шала-казахи», она настаивала, чтобы все прошло по-людски. «Как мы ее проводим в дом мужа, так ее там и примут», - говорила она. И добавляла многозначительно: кыздын жолы жiнiшке (буквальный перевод - тропинка девушки узка) .

Мать Кайрата в то время была уже наслышана о случаях, когда родители невесты, приехав на свадьбу, устроенную стороной жениха, в тот же день уезжали обратно, оскорбленные «шалаказахским» приемом. Жаль, что эти вещи свекровь осознала перед самой смертью. Не будь так, она, возможно, приобрела бы в моем лице не сноху, а еще одну дочь .

Мне очень хочется, чтобы меня поняли правильно .

Я вовсе не за то, чтобы ради соблюдения всех ритуалов перед свадьбой и на саму свадьбу брали кредиты, которые потом лет пять-шесть отравляют жизнь молодым или их родителям. От нехватки денег в семьях начинаются проблемы, а там и до развода недалеко. Я – за сохранение тех обычаев, которые делают нас казахами и за что нас сейчас уважает весь мир: бережное отношение к семейным ценностям, милосердное - к старикам и детям, толерантное и уважительное – к чужеземцам. Я, конечно, далека от политики, но не за это ли Казахстан все чаще называют мостом между Востоком и Западом, кузницей дружбы народов?

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Ремарка мужа – Кайрата Закирьянова:

МОЯ ЖЕНА ПРИШЛА В ЭТОТ МИР, ЧТОБЫ СТРАДАТЬ

…Не исключаю - если бы не авария 1991 года, мы с ней, возможно, и разбежались бы в разные стороны. Такой ход событий, учитывая наши с ней характеры, был вполне вероятен. Ее юношеский максимализм меня раздражал, выводил из себя. Казалось бы, на многое, что не устраивает тебя в поведении моих родственников, можно закрыть глаза или деликатно упростить ситуацию. Так нет же, ей надо обязательно на этом заострить внимание. Очередное выяснение отношений – и я ловил себя на мысли, что готов к разводу .

Беда сплотила и сцементировала нас. Выходит, судьба послала такое испытание, чтобы сохранить нашу семью .

Но в этой жизни ничего не дается даром - на алтарь было положено здоровье Марзии .

Когда она серьезно заболела осенью 2012 года, я был у одной знаменитой народной целительницы. Пробился к ней с большим трудом в надежде чем-то помочь Марзие .

По ее словам, моя жена пришла в этот мир с особой миссией

– страдать за своих близких .

К чему я это говорю? Попытаюсь объяснить причину наших высоких с Марзией отношений. Та романтическая любовь, которая настигла меня в 17 лет, уже давно видоизменилась, найдя себе место в голове. Ведь почему я не устаю повторять, что такой жены, как Марзия, нет на всем белом свете? Когда она уже не смогла ходить, я абсолютно ни в чем не ощутил дискомфорта. Вопрос о найме сиделки или домработницы, которая приготовит мне обед, постирает и погладит рубашку, был сразу же снят с повестки дня. Жена принципиально не захотела иметь помощницу. Заявила, что справится сама. Сидя в

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

коляске, и стирала, и гладила, и готовила, и растила детей, и принимала гостей, и активно участвовала в моих делах .

Чего это ей стоило? И какая сверхзадача вела ее?

Коллеги меня могли понять и не требовать большой отдачи, дескать, у него дома проблемы. Возможно, первые месяцы после аварии так и было, но потом я стал работать не меньше, а больше других, потому что Марзия не просто сопереживала, жила моими интересами – она умела и помогать, и продвигать .

Простой пример. Мы оба математики. Когда приехали в Усть-Каменогорск, я получал 125 рублей, а она – в два раза больше, плюс премии. Все наши преподаватели ходили подрабатывать в соседний вуз, а у меня в период становления как ученого и как руководителя не было необходимости отвлекаться на зарабатывание денег .

У нас на столе всегда был и обед, и ужин, и гости к нам любили захаживать, и всех жена радушно принимала .

А я занимался своим любимым делом: в поисках редкой литературы ходил по букинистическим магазинам, а потом под свет настольной лампы до трех-четырех утра работал над диссертацией .

Наши с ней имена неотделимы друг от друга, как, к примеру, имена физиков Пьера Кюри и Марии Склодовской .

Оба жили во имя науки и вошли в историю, как союз двух ярких, талантливых личностей, подаривших человечеству немало научных открытий. Назову еще несколько счастливых семей, которые известны каждому, чтобы читатель понял, о какой духовной объединительной силе я хочу сказать: Лев Толстой и его самоотверженная жена Софья Андреевна, Мажит Бегалин и Олеся Иванова, Михаил Ромм и Елена Кузьмина… Нечто подобное по духу, по влюбленности, по поддержке и по взаимопониманию было и в нашей семье .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Последний день в Новосибирске (декабрь 1979 г.) Марзия тоже помогла мне в моей профессиональной сфере. Будучи аспирантом института математики Сибирского отделения Академии наук СССР, я бился над одной очень интересной задачей. Чтобы сложилась полноценная теорема, мне не хватало одного контрпримера. Для этого надо было построить матрицу, подтверждающую все мои гипотезы. Перебрал сотни и тысячи вариантов, но все никак не мог найти нужного параметра. Как-то Марзия говорит: «Ты все пишешь и вычисляешь, но, может, написать программу и загнать ее в ЭВМ?». «Попробуй», - сказал я ей индифферентно .

А сам улетел в Новосибирск. Захожу в общежитие в Академгородке, где обычно останавливался, а вахтерша подает мне записку. Марзия, оказывается, уже сделала программу, ЭВМ нашла-таки матрицу, которая подкрепляла мою теорию .

Все сошлось один к одному, и у меня получилась очень хорошая теорема, которая была напечатана в Москве в

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

таком солидном журнале, как «Математические заметки», где мечтали опубликоваться многие мои коллеги .

…Марзия в отличие от меня очень верующий человек .

Чем мы, например, отличаемся от братьев-мусульман – арабов? Они не чтут аруахов, а мы свято верим, что души наших предков в трудный момент подставят нам свое плечо .

У нее к своим предкам трепетное отношение. В редкие наши приезды в Темир, на ее родину, она идет на кладбище .

Подъезжая туда, громко извещает: «Маме, ани, тате, папка, я пришла. Вы слышите меня?». Когда я принимался за решение каких-то крупных проблем или отбивался от очередных нападок в трудные «нулевые» годы, она мне всегда твердила: «Ты же ничего не украл, никого не убил .

Аруахи видят это, они тебя поддержат. Только верь в них!» .

И я уже начинаю думать: а может, она права? Конечно, мне, кроме нее, помогали выстоять и друзья, но всегда, когда против меня возбуждались уголовные дела и мне приходилось встречаться со следователями, они все почему-то становились из противников моими сторонниками .

Вспоминается случай, очень ярко характеризующий ее порядочность и нравственную чистоплотность. Еще в Усть-Каменогорске, работая в «Востокказгеологии», она получала очень хорошую по сравнению с моей зарплату .

Эти деньги давались ей нелегко. Вставала в шесть утра, в 10 вечера, смертельно уставшая (дети маленькие, быт в общежитии, где мы занимали две комнатки, сами знаете какой), засыпала, едва добравшись до кровати .

И я, когда стал проректором, решил ее жизнь немного облегчить, думая при этом, конечно, еще о себе и детях – чтобы она больше уделяла нам внимания. Договорился с проректором строительно-дорожного института, чтобы ее, великолепного специалиста, взяли туда на работу .

Коллега вызвал к себе заведующего кафедрой высшей

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

математики Мухтара Китапбаева и велел «продавить»

этот вопрос. Марзия и сама ходила к нему, но завкафедрой попросил подождать, пока появится свободная ставка .

А ее подруга Зинат (для нас она была просто Зинкой) работала на этой же кафедре почасовиком и тоже мечтала стать штатной сотрудницей. А тут сверху дают ставку под Марзию Нуртазовну Закирьянову .

Когда Китапбаев, вызвав Марзию, велел ей писать заявление о приеме на работу, то ей, как она рассказывала, «поплохело»: как я могу за спиной подруги занять место, на которое она так рассчитывала, но у нее нет мужапроректора?! И моя жена поставила категорическое условие: примите вначале Зину, потом, если появится еще одна ставка, приду я. И добилась-таки своего – первой приняли подругу. И в этом она вся. Марзия не может изменить понятиям долга и чести .

ВСЕ ОТДАЮ В ТВОИ РУКИ

Если между супругами есть любовь, то она не может исчезнуть. Это – как любовь к своему ребенку: он дорог тебе всегда. К мужу у меня такое же отношение .

Бывали времена, когда Кайрат настолько уходил в работу, что мне начинало казаться - он отходит не только от меня, но и вообще от семьи. В такие моменты я его притягивала за уши. Как? Выяснение отношений происходило во время наших долгих прогулок вдвоем .

Дело в том, что ни он, ни я не терпим неискренности в отношениях. Бывало, ругались безумно, страсти кипели покрепче итальянских. Но с возрастом все это поутихло, мы стали больше понимать, а может, просто больше доверять друг другу. Словом, когда мы поняли, насколько ценны друг для друга, то перестали размениваться на какие-то случайности, тратить на это эмоции и время. Было много

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

других забот, которые тоже требовали массу энергии, дети, работа. К этому времени нам стали понятны каждое движение, каждый взгляд друг друга .

Когда мы отошли от бесконечных операций (их было четыре), на дворе стоял февраль 1992 года. Я была еще молода и, конечно, терзалась, когда Кайрат до глубокой ночи задерживался на работе, хотя умом понимала - так надо. В то время в Восточно-Казахстанский университет приезжало много высокопоставленных гостей из Алматы, и ему, первому проректору, надо было организовывать и рабочие встречи, и отдых. Что поделаешь: это синдром, которому подвержен любой провинциальный город .

Я сама до перелома работала в вузе и знала, что когокого, а красивых незамужних женщин и девушек там полно. Когда наконец поздно ночью открывалась входная дверь, изо всех сил старалась, чтобы муж не видел мои заплаканные глаза, - только улыбка и шутливый тон.

Снова и снова уговаривала себя: «Марзия, ты должна осознать:

даже здоровым женщинам мужья изменяют». Стыдила себя: «Даже если это и имеет место, но очевидных поводов подозревать его нет» .

Никто не говорил мне о его увлечениях на стороне, хотя в обоих усть-каменогорских вузах у меня было полно знакомых. Близкая подруга, работавшая вместе с Кайратом, всегда была в курсе всех событий, происходивших в университете. Я никогда не интересовалась сплетнями, но когда это касается тебя, обязательно ведь услышишь то, чего старательно избегаешь .

«Не куксись, не хнычь, не впадай в трагедию - положись на милость Всевышнего, пусть все будет так, как решит он», - успокаивала я себя как маленького ребенка. На кухне у окна долгими томительными вечерами молилась:

«Аллах, дай нам, пожалуйста, силы. Все отдаю на Твою милость. Я не хочу никого заставлять быть рядом с собой» .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Решив так однажды, успокоилась. А в одну из наших обязательных с Кайратом воскресных прогулок вдвоем затеяла разговор: «Мы с тобой не виноваты, что так случилось. Ты еще молод, но я, даже будучи обезноженной, не могу позволить тебе быть с другими женщинами, пока ты рядом со мной» .

Он не дал мне договорить. «Что за ерунду ты говоришь?!» .

Я не стала трудный разговор превращать в перебранку, но мысль продолжить его не оставила. И через несколько месяцев, когда мы снова были на прогулке, опять завела его. В этот раз муж спокойно выслушал меня .

К этому моменту - к осени 1992 года - мы уже разобрались в деталях моего диагноза: было понятно, что я не смогу подняться на ноги никогда .

«Если у тебя заведется с кем-нибудь не интрижка, а серьезный роман, пусть первой об этом узнаю я. Разрыв с тобой я смогу пережить, но предательство убьет меня .

Отпущу тебя сразу же, только детям помогай. Если боишься разговоров, что оставил жену-инвалида, я сделаю все, чтобы никто даже не смел бросить тебе вслед упрек .

Этого не будет, я найду способы сказать обществу: все нормально, никакой трагедии не произошло» .

И вот что я услышала в ответ: «Я часто даже твоей коляски не замечаю. Ты для меня все та же Марзия. Во всем мире нет человека ближе и роднее, чем ты. Мне никто другой не нужен, я никого не хочу. Пожалуйста, не мучай ни меня, ни себя мыслями о разрыве». Я тогда второй раз сказала: «Алла, все отдаю в Твои руки» .

И вот сейчас, когда мне поставили смертельный диагноз, я в третий раз обратилась к Всевышнему: «Алла, постараюсь сделать все, чтобы выбраться из этого ада, но всё опять отдаю в Твои руки. Помоги мне, пожалуйста».. .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

«ОНА НЕ ТАКАЯ, КАК ВСЕ .

ОНА ТАКАЯ, КАК ТЫ»

Даже боюсь сглазить, но у нас очень теплые доброжелательные отношения в семье. Разногласий, даже маленьких, не бывает ни со сватами, ни с детьми, ни с внуками .

Но чтобы построить такие отношения в семье, нужно огромное терпение, причем, в первую очередь, со стороны старших. К счастью, у меня хватило ума и сил вести себя со всеми ровно. Разговаривать на повышенных тонах я позволяю себе только с мужем, что поделаешь, у нас с ним характеры одинаковые .

… 20 с лишним лет назад я, как барон Мюнхгаузен, вытаскивала себя за волосы из горя. Главным стимулом при этом были они – Бауыржан и Аселя. Сегодня у моих детей уже свои семьи. И невестка, и зять оказались людьми с сердцем и душой .

–  –  –

Когда Бауыржан впервые заговорил о своей влюбленности в русскую девочку Свету, я попыталась, сказать ему, что у нее другой менталитет, привыкать к нашему, казахскому, ей будет тяжело. И что ответил мне сын? «Да нет, мама, она не такая, как все, она такая же, как ты» .

Он не хотел уезжать из Усть-Каменогорска, когда мы в 1995-м перебирались в Алматы, чтобы не расставаться со своей девушкой, но как я могла его оставить? Сказала, что мне очень нужна его помощь, Кайрат ведь целыми днями на работе, а я, хотя и научилась делать самостоятельно многие вещи, еще не чувствовала себя вполне уверенно, через стенки ванны, например, без чьей-то помощи боялась перелезать. Но, честно говоря, присутствие сына нужно было не для собственного удобства: просто в то тяжелое время я боялась оставить его один на один с внешним миром – с алкоголем и наркотиками, массово хлынувшими в юношескую среду после падения «железного занавеса». И я сказала Бауыржану, что он будет ездить к своей девушке, а она – приезжать в гости к нам, чтобы посмотреть Алматы и его изумительные окрестности .

Так и получилось: они не раздружились. Их юношеская любовь закончилась свадьбой. Когда Бауыржан решил жениться на Свете, друзья звонили: «Марзия, не позволяй» .

А я решила: будь что будет, коль сын заявляет, что лучшей девушки для него на свете нет .

Света, мать наших внуков, действительно оказалась замечательным человеком. Что касается соблюдения казахских традиций – с этим у моей русской невестки вообще не было проблем. Готовить мясо по-казахски, отваривать баранью голову для почетного гостя она научилась, едва переступив порог нашего дома .

У Тамерлана, старшего внука, есть стремление знать в совершенстве язык своего народа. Сейчас с этим стало легче: ребята, с которыми он близко общается, говорят

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

на казахском. На эту тему, кстати, когда он стал постарше, я беседовала с ним. «Тамося, - говорила я ему, - ты не переживай, если что-то скажешь неправильно, мы тебя поправим. А если будешь стесняться говорить на родном языке, никогда не овладеешь им так, чтобы речь лилась у тебя, как песня» .

Ведь что он сказал, когда в конце октября 2012 года у него родился братишка, а у нас с Кайратом еще один внук?

Бауыржан, сын, заявил: позвольте мне хоть одного своего ребенка назвать самому. Старшим – Тамерлану и внучке Томирис – имена давали мы. У Кайрата были какие-то поползновения и в этот раз, он предлагал дать мальчику имя Танар (это одно из имен тюркского бога Тенгри). Но я сказала: не лезь, сколько же они должны рожать, чтобы добиться права самим дать имя своему ребенку? И вот как-то приходит к нам Тамоська и на вопрос, как родители решили назвать брата, отвечает: «Ой, апашка, у них все какие-то дурацкие имена – Артур, Ролан… Нет чтобы дать нормальное казахское имя». В итоге мальчика назвали Донатом .

Веру, в которой она родилась, наша невестка не меняла, но когда в ее доме что-то идет не так, Света, не решаясь сходить одна, обычно предлагает: «Мама, в мечети бы нам побывать». Как-то, когда Тамося был еще совсем маленький, подъезжаю к дому (мы тогда жили все вместе) и слышу, как у нас громко звучит фатих - сура из Корана. А я ей как-то советовала: если тяжело на душе, то включай ее для очистки ауры .

…Когда девушка, став женой сына, приходит в его дом, многие свекрови начинают требовать от снохи непомерно много – она должна быть и умнее, и сноровистее, и ловчее, чем она сама, забывая при этом, что это такой же ребенок, как и её сын, а он что-то умеет делать, а что-то и нет. Но если уж играешь свадьбу сыну, то принимай невестку такой, какая она есть, и потихоньку перевоспитывай ее

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

на свой лад. Одним только словом, тем более в приказном тоне это не делается. В курс устава, принятого в твоей семье, надо вводить постепенно, помогая невестке освоить чужую ей территорию. А многие свекрови, я не раз была свидетельницей этому, с ходу начинают отталкивать от себя юную женщину .

С младшим внуком Донатом

Чтобы мои дети выстроили отношения между собой, я, пока имелись силы, построила еще один дом, где сейчас живем вдвоем с Кайратом. Когда мы разъезжались, внуки были против, особенно расстраивалась младшая, Томириска: «Аташка, апашка, ну зачем вам в тот дом?

Давайте всегда жить вместе». И если обычно снохи не очень хотят жить с родителями мужа, то у нас, скорее, Бауыржану труднее было с нами, чем Свете. Сама свободолюбивая и независимая, я прекрасно понимала сына. Бауыржан тоже человек своенравный и с характером, а тут рядом родители,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

и он по-настоящему не чувствовал себя хозяином в своей семье. А я видела, как ему хочется этого .

Они старались все свои проблемы решать сами, но присутствие старших в доме, которые, хочешь не хочешь, а все равно в курсе твоих проблем, ощущалось. Как только мы стали жить отдельно, сын с рвением принялся за обустройство уже собственного гнезда, перепланировав для начала на свой вкус некоторые комнаты .

Это очень важно, чтобы даже самые близкие люди, даже с очень добрыми намерениями не вмешивались в строительство детьми собственного гнезда .

Я и сама очень хотела, чтобы они успели это сделать .

«Кто его знает, - говорила я им, - а вдруг в старости я повисну на вас обузой, поэтому хочу, чтобы вы насладились жизнью без нашей опеки» .

Шестой год живем отдельно друг от друга, и я стараюсь не беспокоить детей. Но если нужна помощь с их стороны, она приходит безоговорочно. Стоит только сказать Свете, она тут же моментально начинает действовать .

Бауыржан более медлительный, и ему, бывает, приходится напоминать .

–  –  –

Дочь Асель с сыном Русланом и племянником Донатом Семья Асель – другая моя радость. Она встретилась с Марсом на Иссык-Куле, когда мы с ней отдыхали там .

Года через два после той знаменательной в жизни нашей дочери встречи мы решили отправить ее учиться за границу. Марс, узнав об этом, сказал, что если Аселя уедет, то предаст их любовь. Слезы и заверения Асель, что расстояния чувствам не помеха, не помогали. И дочка решила послушаться своего сердца – она осталась с Марсом, и, насколько я знаю, ни разу не пожалела об этом .

Да и нам с Кайратом зять пришелся по душе. Марс очень ответственный, самостоятельный и серьезный не по годам человек. Видимо, сказывается то, что, рано потеряв отца, он еще мальчишкой встал во главе семьи. Я, человек говорливый, очень быстро нашла с ним общий язык: нам с Марсом интересно разговаривать на все темы, будь то политика, психология или вопросы воспитания детей. .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Семья дочери живет в Бишкеке, но Асель и двое наших внуков часто приезжают к нам. Марс, понимая, как нам нужна ее поддержка, никогда не бывает против этих поездок. Едва они переступают порог, в дом апашки и аташки мчатся дети Бауыржана, и начинается радостная кутерьма .

… Мой отец влюбился на фронте в русскую девочкумедсестру. После войны он попросил у родителей разрешения привезти ее, но они не дали на это согласия .

И отец, выпив, бывало, многие годы упрекал их. Нашей матери, наверное, обидно было слышать это, но она, как истинно восточная женщина, ни единым словом не выразила недовольства .

В Стамбуле после отдыха на Канарских островах (2011 г)

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Когда избранниками моих детей оказались люди другой национальности, я вспомнила о своем отце. Он, почитая родителей, отказался от своей любви. Но когда и второй раз полюбил женщину другой национальности, мои строгие дедушка и бабушка, боясь сломать ему жизнь, не посмели отказать ему в благословении. А я, современный человек, зная эту историю, разве могла запретить своим детям жениться или выходить замуж не по любви?

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

ПАПА (ТО ЕСТЬ Я) И МОЯ «УДИВИТЕЛЬНАЯ ХАРИЗМА»

Мой сын женат уже 16 лет. На очередной годовщине их свадьбы Марзия благодарила нашу невестку за то, что она дала всем детям казахские имена - Тамерлан, Томирис, Донат, что почитает нас как родная дочь. Пока Бауыржан семь лет учился в Европе, Света жила с нами, и ни разу эта совсем юная женщина не сказала, что ей хотелось бы развлечься и пойти на какую-нибудь молодежную вечеринку или задержаться у подруги .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

Благодаря Свете сохранилась семья моего сына, он ведь тоже не сахар, характер у него тоже есть. Когда Марзия летом 2011 года сломала ногу, я боялся, что она не доживет до весны, и заказал документальный фильм о нашей семье. Там есть эпизод, где сын говорит обо мне .

Я с удивлением слушал, что папа (то есть я) обладает, оказывается, удивительной харизмой, которая даже врагов делает друзьями, и что каждый отцовский друг – личность!

Я не был идеальным отцом. Часто решал вопросы, связанные с воспитанием, до примитивности просто наказывал сына подзатыльниками. Однажды маленький Бауыржан принес домой кучу вещей. Где взял? В магазине .

Отвесив оплеуху, за руку привел его обратно и заставил извиниться перед продавцами. С горечью признаю, что если в сыне и есть плохое, то этим он «обязан» мне: дети и внуки, хочешь не хочешь, а будут подражать отцу .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Вспоминается случай из моего деревенского детства .

Сосед Шурка Скороженин, старше меня на три года, поступил в строительный техникум в областном центре. Придя однажды во время летних каникул в клуб на танцы, он вдруг заскучал и засобирался уходить .

Оглядев нас, пацанов помладше, наш кумир выбрал меня, восьмиклассника. «Пошли со мной», - сказал Шурка. Я был горд вниманием, оказанным мне атаманом. Когда пришли к нему домой, Шурка, засунув руку в бочку с водой, вытащил поллитровую бутылку водки! Плеснул в граненый стакан и, подавая его мне, посоветовал: «Сделай «ух» и сразу выпей» .

Родители нас учили, что пить плохо. И я, с каким бы мальчишеским трепетом ни относился к Шурке, отказался бы взять в руки стакан, если бы в какой-то момент не понял – взрослые говорят одно, а поступают по-другому .

Дело в том, что отец иногда приезжал с дальних отгонов, едва держась в седле: чабаны его обильно «угощали» .

А мы, естественно, копировали и хорошее, и плохое в поведении своих родителей. Мое первое знакомство с алкоголем закончилось тем, что до четырех утра мы с Шуркой шатались по улицам, где меня рвало на каждом углу .

Но вернусь к рассказу о наших детях. Избранник нашей дочери тоже человек другой национальности. Когда Асель объявила, что выходит замуж за Марса, я пытался ее вразумить: «Тебе еще учиться надо. У меня уже есть договоренность в Лондоне. Поедешь туда в магистратуру .

Заодно там и чувства свои проверишь» .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

А сейчас, когда мы ездим в Бишкек навещать внуков, я посмеиваюсь и говорю жене: «Если бы наша дочь вышла замуж за какого-нибудь атырауского казаха, ты могла бы по первому зову сердца сесть в машину и уже через три часа обнимать своих внуков?» .

Опять-таки к слову. Когда мы узнали о последнем страшном диагнозе Марзии, она выговорилась вначале Всевышнему: «Ну что я сделала такого плохого?! Почему опять на меня все беды?» .

Я тогда ей сказал: «Благодари Бога, что он дал после аварии 21 год полноценной жизни, чтобы ты могла вырастить и воспитать таких прекрасных, замечательных детей». Сын как-то признавался, что если бы не мама, он бы оказался в команде дворовых бродяг-наркоманов и потенциальных преступников .

Возможно, так оно и было бы, я ведь, будучи

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

проректором по учебной, и, образно говоря, по вечерней работе Восточно-Казахстанского государственного университета, пропадал на службе и днем, и ночью. Все, кто приезжал в Усть-Каменогорск – министры, ректоры алматинских вузов – находили приют и внимание у нашего ректора - Ережепа Альхаировича Мамбетказиева. Их всех надо было встречать-привечать .

БАБУШКА ДОСТАЕТ ИЗ КАРМАНА ФОТОГРАФИЮ

ВНУКА БЫСТРЕЕ, ЧЕМ КОВБОЙ ВЫХВАТЫВАЕТ СВОЙ

РЕВОЛЬВЕР Своё отношение к нам наши внуки выражают и в стихах, приуроченных к разным событиям. Когда в 2008 году Кайрат неожиданно получил известие о том, что он избран действительным членом престижнейшего научного центра - Петровской академии наук и искусств, заложенного в XVIII веке еще Петром Первым. Наш старший внук Тамерлан-Тамося, безмерно гордясь этим, написал тогда стихи, где есть такие строки:

Мой аташка самый умный .

Он доказал, что Чингисхан – коренной казах .

А еще он - математики король Стал членом академии Петровской .

Тяжело туда попасть даже знаменитости московской .

Тамерлан очень гордится успехами деда. Для него, например, так же, как и для меня, очень важно, что дедушку после выхода на английском языке его исторической книги «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» пригласили читать лекции в Кембридже .

А это – стихотворение Тамерлана к моему юбилею:

Апашка, любимая, с днем рождения .

Завидный же возраст у тебя - 55!

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

Он заставил меня обратить на себя внимание, потому что все другие мои поклонники не говорили с такой проникновенностью о своих чувствах, тем более – не пели. Я сама совсем не пою, и то, что он сделал это для меня одной в присутствии других девочек, – и поразило, и польстило .

Наш старший внук, зная об этом, посвятил Кайрату такие строчки:

Он гордо всегда представляет свой род .

И представьте, к тому еще и поет .

И не было цели, что он не достиг .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

А Арслашка, Аселин старший сын, помимо стихов, еще очень увлекается футболом. Чтобы успеть на тренировки, встает спозаранку. Причем делает это без чьих-либо напоминаний, и если по какой-то очень уважительной причине приходится пропускать их, очень расстраивается .

Он настолько «болеет» этим видом спорта, что увлек им и младшего брата – Русю-Руслана .

Старшего сына нашей Асели отличает обычно не присущая детям его возраста тактичность и, как шутит Кайрат, политкорректность: он быстро чувствует обстановку и ведет себя соответственно. Вообще, каждый из моих внуков уникален по-своему. Они и есть мое лучшее обезболивающее. Когда я общаюсь с ними, или просто смотрю на них, душа словно расцветает. Вот оно мое продолжение!

Ничего, поживем еще. Доната, младшего внука, надо успеть поднять. В четверых старших я успела вложить азы нравственности, а как же он будет расти без моих бесед с ним, если меня не станет?

ЭТО ТАК ВАЖНО - ВЛОЖИТЬ В ПОТОМКОВ АЗЫ НРАВСТВЕННОСТИ

Когда Аселя с детьми приезжает в Алматы, мы сразу забираем здешних внуков к себе. У нас им разрешается прыгать, скакать, кричать, играть с аташкой в войнушку

– в общем, делать все, что они пожелают. Я прошу только ничего не разбивать. Мне дважды повторять не надо, хотя они резвятся так, что пыль стоит до потолка, но закончили

– и все игрушки прибраны. Их ждет стол, полный разных вкусностей, уж апашка ради них постарается .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Внуки знают, что зря я требовать не буду. Разговаривая на одном с ними языке с малых лет, я разъясняла им суть запретов. К огнеопасным предметам подходить

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

нельзя – можно обжечься, и прикладывала на доли секунды пальчик к чему-нибудь горячему. Бить посуду

– тоже: можно порезаться или же, убирая осколки, я, их драгоценная апашка, могу упасть и разбиться так же, как и эта ваза .

Их доверие ко мне идет еще и от моего авторитета среди старших – родственников, друзей и, конечно же, трепетной любви деда. Они ведь чувствуют, что за просто так человека уважать и любить не будут .

Как я понимаю отношения между родителями, детьми и бабушками-дедушками? Рождаются дети в молодой семье - на родителей возлагается очень большая ответственность. А они сами едва только окончили институты, им, как начинающим профессионалам, надо проявить себя на работе, в обществе – как личностям, и в то же время они должны накормить, одеть, обуть, проводить детей в садик или школу, помочь сделать уроки… На беседу уже не остается ни времени, ни сил. Дети обычно отдаются на воспитание няням в детских садах, учителям в школе или, не дай Бог, улице… Но ребенок всегда должен знать, что он интересен своей семье! Когда родились мои дети, бабушек и дедушек тоже рядом не было, но я между делом, хотя бы во время завтрака, обеда и ужина старалась говорить с малышами, расспрашивать их, что происходит в садике или школе, как они общаются с друзьями, кого любят, а кого нет. Близость должна закладываться с раннего детства, когда они не стесняются рассказывать о себе, а если начнешь вдруг задавать им эти же вопросы в подростковом возрасте, вряд ли раскроют душу .

Да, я не могла носить своих внуков на руках, менять им пеленки, но беседа, духовное общение с ними - это отдано мне. И вот они выдают мне такие трогательные и мудрые посвящения, поэтому-то они и рыдают, услышав о

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

моем страшном диагнозе .

Тамерлан, старший внук, заметил однажды: «Апашка, все знают, что вы с аташкой друг друга любите». - «А ты откуда знаешь?». - «Но это же видно!» .

Это дорогого стоит, когда внуки понимают, что между часто ссорящимися бабушкой и дедушкой есть любовь .

Они чувствуют ее не только в словах… Потом и свои семьи будут строить по этому образцу. Чтобы для них это стало законом семейной жизни, с детьми и внуками надо общаться, говорить как можно больше, надо разъяснять им вопросы добра и зла, рассказывать о своих идеалах, о высоком и низком, о хорошем и плохом .

ДЕДУШКИНА «ДОЧКА»

Превратившись 20 с лишним лет назад из цветущей, обожающей яркие наряды и высокие каблуки молодой женщины в инвалида первой группы, я много раз пыталась анализировать, что же мне помогает вынести боль, душевную и физическую? И пришла к выводу, что это происходит благодаря фундаменту, созданному в детстве .

Несмотря на то, что родилась я в простой семье (мама работала в торговле, папа – в милиции, потом в дорожном отделе), в доме было много книг .

Мой неграмотный тате – дедушка со стороны отца, который, получая пенсию, ставил на ведомости отпечаток большого пальца с нарисованным чернилами крестиком, отдал меня в детский сад только ради того, чтобы я выучилась там русскому языку. Он мечтал, что я буду учиться в «Маскеу». Буран не буран, дождь не дождь, таскал меня на спине на другой конец города. Вспоминается такой смешной эпизод. Папа еще не построил новый дом, и мы жили в саманной землянке. Я, расхаживая по земляному полу, разговариваю сама с собой «калякамаляка», воображая, что говорю на русском .

Тате было 60, когда у его единственного сына, вернувшегося с войны живым, родилась я, его первенец .

Казахи старших своих детей по традиции отдают на воспитание бабушкам и дедушкам со стороны отца .

Мои старики меня обожали! Малышкой я спала между ними, школьницей жила в одной комнате со стариками:

я укладывалась на раскладушке, а братишка Бекайдар

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

- на кровати. Я считалась дедушкиной «дочкой», а он бабушкиным «сыном» .

–  –  –

Бабушка сама кормила меня грудью. Да-да, у нее, в ту пору 53-летней женщины, появилось молоко от радости, что родилась ее долгожданная внучка. Родители были вроде старших брата и сестры, маму я в детстве называла просто по имени - Ляйла. Младшие дети вслед за мной тоже называли маму по имени. Ани, нашей татарской бабушке, было обидно за дочь. Выражая свое недовольство, она говорила: «Не можете называть мамой, зовите по-казахски

-апа»

В школе я испытывала страшную неловкость из-за того, что называю маму по имени. Но казахские бабушка и дедушка очень обиделись бы, назови я при них маму мамой. Уже много позже не только для нас, ее детей, но и для всех наших друзей она стала шеше, это хорошее казахское обращение к матери .

Папины родители не знали грамоты, не говорили на русском. При этом они живо интересовались моими делами в школе – где я была, с кем общалась, какие оценки получила. Бывало, мне не хватало слов, я все же училась в русской школе, и тогда, мешая два языка, подробно рассказывала им обо всем, что видела, слышала и чему успела научиться за день .

МЗИЯ, МАРЗИЯ, МАРУСЯ…

Друзья по переписке в Интернете знают меня под именем Мзия. Это дань памяти бабушке с дедушкой. Я родилась в Актюбинске, а они жили в небольшом районном городке Темир. И вот, едва я появилась на свет, родители отправили депешу - письмо, где спрашивали стариков: как назвать девочку?

Дедушкиных дочерей – моих теток, младших сестер отца, звали Айния и Зания, старшую внучку они решили

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

назвать Мзией. Родители не совсем поняли стариков

- они никогда не слышали такого имени и, придя за свидетельством о рождении, записали меня Марзией .

А имя Мзия существует, особенно популярно оно у кавказцев. Да и у нас дома оно прижилось: для дедушки я была Мзией, Мзан, Мзекен, папа называл меня Мзушкой .

А в детском саду я стала Марусей. Мама, ведя меня туда первый раз, поучала: «Не говори Мзия, скажи, что тебя зовут Марзией». Воспитательница Тамара Викторовна сказала сбежавшимся ребятишкам: «К нам пришла новая девочка. Как тебя зовут?». Очень тогда тихая, даже робкая, я от стеснения еле слышно прошептала: «Марзия» .

Воспитательница переспросила: «Как, как?». «Ну ладно, будем называть тебя Марусей», - заявила она, видимо, опять толком не расслышав меня .

–  –  –

Так я превратилась в Марусю. Потом мы всей группой

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

пошли в школу и там меня тоже называли этим именем .

Но, повзрослев, я стала стесняться его. Это сейчас я понимаю, какое оно нежное и ласковое, но тогда «Маруся»

представлялась нам крепкой грудастой девахой с рукамилопатами. В старших классах меня называли то Марией, то Мариной, но и эти имена не прижились. Когда поступила в университет, везде представлялась своим настоящим именем – Марзия. Хотя в Темире некоторые из знакомых до сих пор называют меня Марусей .

КАК Я ВОСПИТЫВАЛА ХАРАКТЕР

Росла я как бесшабашный мальчишка. Не любила и до сих пор не люблю платки, всегда ходила в ушанке, брюках и куртке. Вечером надо было пригнать баранов, замесить и раскатать тесто для мяса по-казахски (дедушка не признавал других блюд), подоить корову, а тут мальчишки у ворот уже свистят - зовут играть. И вот я прошу Назию, младшую сестру, подоить корову, а сама, со скоростью ветра раскатав тесто (а иногда и это оставив на нее), выскакиваю за порог .

Однажды так увлеклась борьбой с мальчишками, что, неловко подвернув, сломала ногу. Боясь, что меня больше никогда не отпустят играть, родителям сказала, что поскользнулась и упала на льду, намерзшем возле водосточной трубы .

Еще раньше, учась кататься на коньках, сломала руку. И на лыжах тоже носилась, и в волейбол играла, и в хоккей, и в футбол. В областных соревнованиях (тогда это звучало громко) по шахматам заняла первое место. То есть я была спортсменкой и общественницей. Насчет красавицы, правда, сомневаюсь, хотя муж считает, что я очень красивая женщина. Он это настолько часто повторяет, что я однажды даже сказала: ты издеваешься надо мной?

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Любимое развлечение районной детворы – собираться на речке Темир на окраине города. Несколько расчищенных мест для отдыха назывались Плотина, Мальчишье, Больничная и Техникум. Однажды мы поспорили с пацанами – кто первым доплывет до Техникумовского брода (это не меньше трех-четырех километров) .

Стартовали с глубоководного Мальчишьего, а финиш был у Техникума. Между ними все прочие пространства заполонили камыши и растущая со дна речки жесткая противная тина – речные водоросли. И вот мы, я и трое пацанов, начали рискованный заплыв «на спор» в два часа дня. Множество коварных водоворотов на Темире и водоросли погубили немало людей в этой безобидной, казалось бы, речушке, поэтому нас страховала одновесельная шлюпка .

Потом у одного пацана пошла кровь носом, у других «не хватило дыхалки», и к середине заплыва – между Больничной и Техникумовской – осталась я одна .

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Мне тоже было тяжело и страшно, особенно пугали скребущие по телу, словно живые, кушары, но остановиться, сдаться и выйти на берег было выше моих сил. Сжав зубы, я плыла и плыла против течения… У Техникумовского брода оказалась только в шестом часу вечера. Шатаясь, вышла из воды, даже волоски на коже были забиты илом. Быстро сполоснулась в чистой воде и на деревянных ногах двинула домой, а там стоит хай-вай: «Где ты ходишь?!». И я, моментально забыв о только что пережитых страхах и ужасах четырехчасовой водной авантюры, сломя голову помчалась за овцами .

Это опасное мероприятие стало одним из первых жизненных экзаменов на преодоление себя - через «не могу». То чувство победы над собой, отчетливо запомнившееся из далекого детства, мне потом приходилось испытывать еще не раз. Хотя и здесь есть обратная сторона медали .

С годами я стала представляться всем… каким-то железным механизмом, что ли, а не живым человеком .

Чуть ли не терминатором. Порой бывает очень горько от слов, что Марзия якобы настолько сильная, что может выдержать нечеловеческие испытания. А ведь мне, хотя я уже и сама забыла, как это бывает, тоже хочется быть иногда слабой .

Признаюсь, безграничная вера окружающих в мои возможности порой очень тяготит. В такие моменты думаешь: я и в самом деле, кажется, разучилась жалеть себя, мои душа и мозг всегда настроены на борьбу, я не представляю себя побежденной кем-то или чем-то. Но почему вы все считаете, что преодолевать себя так легко?. .

МОИ ИСТОКИ – В ДЕТСТВЕ

–  –  –

любой многодетной семье тех лет, бытовала и суровая трудовая дисциплина, где поблажек не было никому. А я и сама почему-то с раннего детства чувствовала себя ответственной за все: должна прибрать в доме, помыть посуду, помочь в огороде.. .

Наши края очень засушливые. Водоколонка располагалась километрах в двух от нашего дома, да и там редко можно было набрать воду - текущая глубоко в недрах, она зачастую не могла подняться на поверхность .

Классе в пятом я научилась запрягать лошадь в телегу или сани и ездить с большой бочкой к водонапорной башне .

Топливо для печки мы тоже делали сами: вырезали острой лопатой пласты кия из утоптанного за долгую зиму овечьего навоза или делали кизяки из коровьего навоза. Однажды во время заготовки топлива на зиму лошадь, испугавшись чего-то, понесла... Когда доскакали до песчаной площади у базара, я решила спрыгнуть с мчащейся во весь опор лошади. Закрыла глаза и полетела вниз, слава Богу, ничего не сломала себе. Но и потом ездила на этой лошади, правда, верхом больше не отваживалась, только запрягала .

Наравне со взрослыми мужчинами взваливала на плечи мешки с картошкой, чтобы загрузить их в машину .

Ее обычно закупали соседние области. На вырученные деньги покупали сено, у нас в Актюбинской области с этим были проблемы .

О своем детстве, людях, которые меня окружали, я рассказываю с одной лишь целью - чтобы показать, где человек формируется как личность. Училась хорошо и с удовольствием, но уроки делала на бегу – дел было слишком много и за пределами школы .

Если младшие сестры, которым я поручала уборку в комнатах, волынили, то попадало мне, как старшей. А мне надо мчаться в литературные кружки и в спортивные

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

–  –  –

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

ДОРОГИЕ МОИ СТАРИКИ

С малолетства ездила с дедушкой на сенокос. Он не любил оставлять меня без своего догляда. А еще дедушка с бабушкой во время уборочной всегда ездили собирать колоски после комбайнов. У дедушки был курке – кибитка размером с телегу, накрытая сверху брезентом. Выезжая в степь, мы могли жить в ней неделю или две. Однажды они поехали без меня. Целый день работали, не покладая рук

– колоски надо собрать, обмолотить, провеять, сложить в мешки. Сели вечером ужинать, и вдруг, как рассказывала бабушка, мой несгибаемый дедушка заплакал. «Старый, ты чего?» - всполошилась она. «А вдруг Мзекен обидели или не накормили?» - ответил дед и, не закончив трапезу, сел на коня и за десятки километров поскакал домой .

Приехав, быстро собрал мои вещи, посадил перед собой на лошадь и тронулся в обратный путь .

–  –  –

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Не зная грамоты, мои дорогие старики тем не менее тянулись к знаниям. Могли отказаться от чего угодно, но от покупки книг – никогда. У нас была большая библиотека, все соседи ходили к нам, как в избу-читальню .

Получив пенсию, мой не умеющий читать и писать дедушка всегда заходил в магазины – культтоваров и книжный – за историческими сочинениями и произведениями казахского эпоса, а еще за пластинками

– обожал песни Гарифуллы Курмангалиева и кюи Курмангазы. Если по радио передавали их произведения, мы, дети, бежали на улицу, где взрослые управлялись по хозяйству, и кричали: «Тате, маме, Гарифулла поет!». И они, побросав все, спешили домой .

А вечерами у нас дома устраивались литературные чтения. Папа читал эпические сказания – одно за другим .

А мы, дети, сгрудившись рядом, слушали с не меньшим интересом, чем взрослые .

Вспоминая своих незабвенных тате и маме – дедушку и бабушку, я всегда внушала своим детям, а теперь и внукам, что нужно обязательно доводить задуманное до конца, несмотря ни на какие преграды, и любую работу делать либо хорошо, либо… никак, чем мучить ею других .

Мои старики даже за самую грязную работу брались чистыми руками. Видимо, отсюда и цельность натуры, и внутренний такт, и высокая духовная культура. При моем суровом, немногословном дедушке даже самые отъявленные шалопаи начинали вести себя по-иному – так, как подобает человеку .

Ани, бабушка со стороны мамы, тоже внесла немалый вклад в мое воспитание. Ее муж погиб на фронте в 1942 году, и она в 37 лет осталась одна с пятью детьми на руках .

Волевая и трудолюбивая женщина, ани с раннего детства приучила меня копаться в огороде и рачительно вести хозяйство. Причем участок, где мы выращивали

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

овощи, находился километрах в пяти от городка Темир Актюбинской области, где жила наша семья. Иногда я запрягала в телегу лошадь, но чаще нам с ани приходилось добираться туда пешком .

ПАПКИН ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК

Для меня, максималистки по убеждениям, вопросы, связанные с предательством и порядочностью, всегда стояли предельно остро. Это у меня от отца. Папка был очень честным, принципиальным человеком. Кривить душой не мог и не хотел .

–  –  –

Приведу один примечательный факт из его жизни. На фронте он вел дневник. После войны потерял его. Думал,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

что шеше и маме сожгли ненароком, когда разводили огонь под казаном с тары - просом. А дневник нашелся после его смерти, и в его простых бесхитростных словах

– вся его кристально честная душа. Фрагменты из этой мужественной исповеди перед самим собой спустя десятилетия после войны, уже после папкиной смерти, опубликовала районная газета под заголовком «Где ты, темирский воин?» .

Почему мы подумали, что дневник сожгли? Потому что с дровами в нашем степном засушливом краю всегда было сложно, и, чтобы поддержать огонь в печке, в ход шло все – кизяк, трава, старые газеты, тетради… А тары долго варится в большом казане. Очень важно, чтобы оно доварилось, но не разварилось. Затем его выкладывают на специальные деревянные щиты для просушки, а после в том же самом казане прожаривают, помешивая специальной деревянной лопаткой, на сильном огне .

Готовое просо кладут горстями в деревянную ступку и большим пестиком бесчисленное количество раз бьют поклоны. Потом намолоченное просо провеивают на ветру и еще раз, набело, толкут в ступе .

Семь потов прольешь, пока сделаешь тары-талкан, зато нет ничего вкуснее этого блюда, которое клали в чай, ели с молоком, размешивали со сметаной и маслом, но ни в коем случае - с печеньем, в наших краях это не допускается .

Сейчас талкан из проса – деликатес, а тогда, в годы моего детства это было повседневное блюдо .

Так вот, возвращаясь к папиному фронтовому дневнику .

Как он, спросите вы, нашелся после его смерти? Журналист писал, что наткнулся на него, разбирая архив своего отца, тоже журналиста. Султан, самый младший брат, вернувшись с армии сразу поехал в Кандагач в редакцию и папкин дневник благополучно вернулся домой. Кайрат собирается издать эти фронтовые записи отдельной книгой как память для внуков и правнуков .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Отец, вернувшись с фронта, работал милиционером. Но потом случилась одна тяжелая история, после которой он вынужден был уйти из органов. Работа мастера в дорожном отделе была ему не по призванию, не по душе – не любил он ее. Думаю, связанный с этим стресс и спровоцировал болезнь, которая так рано унесла его в могилу. Он ведь до конца жизни переживал свой уход из милиции, считал, что с ним поступили несправедливо – кому-то приглянулось его место. Сватовство и кумовство (сейчас это называют коррупцией) и тогда, наверное, имели место быть .

СУЮНШИ, НУРТАЗА!

ПРИЕХАЛ ТВОЙ НАЙМАНЧУК!

Из своих внуков отец успел увидеть только моего Бауыржана – найманчука, как его ласково называл папка, и Аргына - сына брата Бекайдара. Бауыржан до четырех лет рос у моих родителей. Мы с Кайратом очень хотели, чтобы

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

сын был рядом, но не получалось – жить было негде… Мне вообще первенец дался тяжело. Я его рожала в районной больнице. Еще в роддоме заболела, у меня развился жуткий мастит. Женщины в палате рассказывали, что после непредвиденной аллергической реакции на одно из лекарств я, потеряв сознание, вся посинела. Они жалели крохотного Бауыржана: кому он без матери будет нужен? Но нет, я выжила, мои аруахи спасли меня .

Бабушка с мамой привезли сына в Алма-Ату по нашей просьбе первый раз, когда ему было уже два годика. И, засобиравшись уезжать обратно, бабушка спросила: «А куда вы завтра пристроите ребенка, если тебе на работу, а Кайрату надо уезжать на учебу в Новосибирск?» .

«Посмотрим. Может, няню найдем», - промямлили мы. «А с чего будете платить?» - последовал резонный вопрос .

А платить нам было не с чего: он – аспирант, у меня как у молодого специалиста минимальная зарплата. Они посидели немного, а потом вынесли вердикт: «Нет, дорогие, ребенка мы вам не оставим» .

И мы ничего не могли им возразить, хотя сами же и просили привезти к нам сыночка. Мы старались, конечно, найти какой-то выход. Думали, соберем деньги, дадим кому-нибудь взятку и устроим ребенка в ясли… В общем, мама с бабушкой забрали малыша. А дома у родителей своя история. Папка мой уже начинал прибаливать, но еще работал. Он был в деловой поездке, когда Бауыржана увезли в Алма-Ату. После возвращения из командировки, не обнаружив дома внука, мой папа, оказывается, разразился страшной руганью, угрожал, что выгонит мать из дома, пока та не привезет мальчишку обратно .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

–  –  –

Шеше и ани с Бауыржаном на руках из Актюбинска добрались до нашего Темира на самолете. Аэродром от городка далеко, и они, чтобы не тащить поклажу на руках, передали сумки через встречного водителя домой .

На стук в ворота выбежал Султан, младший брат. Увидев торчащую из сумки детскую бутылочку с соской, он кинулся с радостным криком домой: «Папка, Бауыржан возвращается!» .

У казахов вообще-то принято оставлять ребенка у родителей отца, но в нашем случае мои родители оказались более свободными. Своих родных я даже не ставила в известность – просто привезла сына. Им тоже было нелегко, родители целыми днями на работе, бабушка моя совсем уже старенькая, ей трудно было ухаживать за такой крохой, но тем не менее Бауыржан до четырех лет рос у них .

Когда сын был уже с нами, папка, в ту пору совсем больной, ждал каждого нашего приезда. Однажды, когда мы приехали, мужики-соседи обрадовали его: «Нуртаза,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

суюнши, твой найманчук приехал». И он, окрыленный предстоящим свиданием с внуком, раздал им всю пенсию,

- он только что ее получил .

Моего первенца очень любили в Темире. Когда Кайрат, бывало, начинал воспитывать Бауыржана легкими шлепками за детские шалости, моя бабушка, редко допускавшая какие-то резкости по отношению к близким, не скрывала гнева: «Ах, чтоб у тебя руки отсохли!» .

Кайрат, сын Бауржан и мме (Темир, февраль 1979 г.)

А другого внука, сына моего младшего брата Бекайдара, папка назвал Аргыном - это близкий найманам род .

Я, а потом и младшие сестренки, следом за мной поступившие в КазГУ, любили приезжать домой сюрпризом. И первый человек, которого мы видели, сойдя с трапа самолета, - дедушка. Он, как только у нас заканчивалась сессия, каждый день в любую погоду ходил в аэропорт. И всем при этом важно сообщал: «Мзекен

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

должна приехать» .

Потом эту эстафету перенял от него папка. Когда мы должны были с маленьким Бауыржаном приехать в отпуск, он выходил каждый день на автобусную остановку (самолеты в Темир к тому времени перестали летать). Это сейчас, когда начались нефтеразработки, там появились автобаны, а тогда добраться из Актюбинска до Темира было не так просто .

Все, кто видел отца, знали: Нуреке ждет своего внука .

И всегда находился кто-то, кто видел выходящего из автобуса Бауыржана раньше, чем он. Этот человек с радостным воплем бросался к отцу: «Суюнши, твой найманчук приехал!» .

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

ЛУЧШАЯ КЕЛИН

САМАРСКОГО РАЙОНА

У моей жены при общности многих наших взглядов все же есть одно характерное отличие. Ей весь мир представляется светлым и чистым. Откуда в ней это?

Может, от увлечения поэзией? Мне это было не совсем понятно, я ей раньше так и говорил, что она «достала меня своими стишками» .

Когда ей приходилось иметь дело с человеком, имеющим, как ей казалось, какие-то грязные помыслы и намерения, она отторгала его, раз и навсегда вычеркивая из своей жизни.

Сколько угодно было таких случаев:

дружит-дружит с человеком, но достаточно одного какогото случая – и… все, для Марзии он больше не существует. Я ей, бывало, говорил: неудобно, он же из нашего круга. Она же отвечала категорическим, беспрекословным «нет» .

Совсем недавно, лет пять назад, когда жена лежала в

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

очередной раз в больнице, к ней пришел старший брат того самого математика Мухтара Китапбаева, под началом которого Марзия когда-то работала в строительнодорожном институте, - Герой Соцтруда Бошай Китапбаев .

Его не пускали к ней в палату, был, видимо, тихий час, но он все-таки с шумом прорвался .

Накануне его прихода отмечалось 100-летие Самарского района Восточно-Казахстанской области, где я родился. К этому событию учредили специальную медаль для самых достойных уроженцев района. Я, видимо, был одним из них. Но Бошай Китапбаевич заявил: Кайратом, само собой разумеется, мы гордимся, но этой медали достойна и его супруга, ставшая примером для всех невесток в округе. И он даже самолично сделал паспорт к медали, где написал «Лучшей келин Самарского района» .

–  –  –

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

До этого аксакал ни разу не видел Марзию, лишь слышал о ней от Мухтара, своего младшего брата. Чтобы засвидетельствовать ей свое почтение, передвигающийся на протезах немолодой мужчина поднялся на четвертый этаж .

…В тот год, когда мы собирались стать семьей, я работал в стройотряде в Куртинском районе АлмаАтинской области, она осталась в городе: ее младшая сестра готовилась поступать в КазГУ. Раз в три-четыре недели я вырывался в город. Приезжал на грузовой машине закупать стройматериалы и – тут же к ней. Когда мы, обнявшись, ехали в кузове машины, казалось, ничего в жизни и не надо больше, только бы рядом была она – зеленоглазая девушка в светлом ситцевом платье .

Но если бы та любовь не прошла испытания бездомьем, безденежьем, рождением и воспитанием детей, наша семья, может, и не распалась бы, но не стала несокрушимо крепкой... Сегодня сплошь и рядом вступают в брак по чистому расчету, не беря во внимание чувства, и порой через год-другой после пышной регистрации новоиспеченные супруги уже и видеть друг друга не могут .

Почему на Западе молодые так долго присматриваются, примериваются друг к другу, пытаются поначалу жить в гражданском браке, составляют брачные контракты и так далее? Да чтобы завтра никто не пострадал. Может быть, нам следует к такому опыту присмотреться? Когда семья строится на любви и слегка на трезвом расчете, то таких супругов трудно разлучить .

Вспоминая события 10-15-летней давности, признаюсь:

тогда мог и дома не заночевать или уехать на несколько дней на охоту, зная, что она страдает. Если бы мне в то время кто-то сказал, что я тем самым сокращаю жизнь своей любимой жены на месяц, допустим, я бы, наверное, отказался от удовольствий. Но что было, то было, жизнь

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

уже не подкорректируешь .

–  –  –

ПОМЕНЬШЕ, СУДАРЫНЯ, СЦЕН, НО С БЛЕСКОМ Мы у родителей не взяли ни копейки на важнейшее в нашей жизни событие – свадьбу. Кайрат вообще ничего не мог просить у своих – в их семье просто не было лишних денег.

Я обиделась на его родителей за другое:

за невнимание к этому факту – сын женится, а они не беспокоятся о нем, не принимают никакого участия в подготовке к свадьбе... Как же так?

Сама я воспитывалась в традиционной семье в самом исконном смысле этого слова: к нам должны были приехать сваты, чтобы просить моей руки. Чувствуя, что этого не будет, я написала домой письмо, что собираюсь замуж. Родители молчат – ни звонка, ни строчки в ответ .

Я – второе письмо с сообщением, мол, такого-то числа подаем заявление, и опять тишина. Заказываю в отчаянии

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

переговоры, приходят старенькая бабушка или младший брат. Бабушка не слышит, а брат на все вопросы отвечает:

«Не знаю. Папа на работе» .

Оказывается, мама в это время с инсультом попала в больницу, а мне, чтобы не расстраивать, не говорили об этом. Папа был в растерянности, а бабушка не могла взять на себя ответственность за мою судьбу. Они просто не знали, как реагировать на мои письма. С одной стороны, ждали сватов, но настаивать на этом не могли, раз я им об этом ничего не говорю. И я как бы повисла в воздухе .

Наша свадьба, Алма-Ата, 30 октября 1975 г .

Нам очень хотелось успеть со свадьбой еще в октябре, пока тепло, но родители – и его, и мои – упорно молчат. И тогда Кайрат решил действовать сам. Вообще-то он в своей семье был на особом положении. Родители связывали с ним большие надежды .

Забегая вперед хочу вспомнить один из последних

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

моментов в жизни его матери. Собравшимся у ее изголовья детям она сказала: «Алмания, как старшая, остается главой семьи, но слушайтесь Кайрата, он умеет принимать решения». В ситуации с нашей свадьбой он, рискуя нарваться на очень резкий отказ, сам обратился к моим родителям в качестве свата. У меня же другого выхода, кроме как отбить телеграмму: «Пожалуйста, ответьте: благословляете вы наш брак или нет?!», не было .

Ответ пришел короткий: «Благословляем» .

Подпись на века

На всех свадебных фотографиях у мамы немного скошенное лицо – последствия инсульта. Это потом уже, когда мои собрались ехать на свадьбу, я узнала, что маму лишь накануне выписали из больницы. Добравшись из областного центра в наш Темир (это в 250 километрах от Актюбинска), сразу позвонила мне: «Какую часть приданого тебе привезти?». Мама всю жизнь все покупала в четырех экземплярах. Одно домой и три дочерям. Я сказала, что здесь мы будем снимать времянку, поэтому

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

понадобится только самое необходимое .

На свадьбу с моей стороны приехали папа, мама и ани. Они остановились у родственников Кайрата со стороны матери. Летом, когда я приезжала на каникулы, у мамы в магазине (она работала продавцом в обувном отделе) увидела шикарные мужские туфли за 55 рублей .

Попросила ее отложить их. И мама, оказывается, не только сберегла их, но и прикупила будущему зятю шикарную рубашку, а еще она привезла хрустальную вазу, ее я купила ей в подарок, когда работала в стройотряде на целине .

Мама стала раскладывать подарки: Кайрату – туфли на платформе, рубашку, отрезы – его родственницам... Кайрат, когда мы вышли в другую комнату, не сдержался: «А мои, наверное, не догадались купить тебе даже какой-нибудь отрез». Так и было – никаких подарков, только золовка Алмания после звонка Кайрата быстро пробежалась по магазинам и купила мне кофточку .

Кайрат оправдывает родителей: мол, в их краях не принято одаривать келин и ее родственников, но если бы он настоял, то родители бы и сватать меня поехали, и подарков накупили, и в гости бы к себе пригласили. А я думаю, дело в другом. Его матери в заботах о восьмерых детях было не до сантиментов .

Вставала она в пять утра, растапливала печь, замешивала тесто, пекла хлеб, поднимала детей, кормила, а потом вместе с ними бежала в школу – она была учительницей казахского языка и литературы. И мать, и отец Кайрата работали не покладая рук, но денег все равно катастрофически не хватало, одежду и обувь дети донашивали друг за другом. Кайрат, зная это, жалел родителей, вот и метался между ними и мной .

Хотя мои родители с их почтительным отношением к соблюдению всех традиций ни словом не упрекнули сватов за неуважение к себе, я Кайрата все же не преминула

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

уколоть: получается, у меня нету родителей и я свалилась с неба? Неужели они хотели бы такого же отношения к своим дочерям, когда те будут выходить замуж? И у нас на этой почве вспыхивали яростные споры .

Только сейчас он начал понимать: если я что-то говорю, то по делу. В самом же главном, как бы ко мне ни относились его родственники, я молча делала то, что должна делать казахская келин. Все отпуска и каникулы мы проводили на его родине. И хотя от меня этого никто не требовал, с утра до вечера не покладая рук чистила, мыла, убирала, готовила, принимала гостей .

Но вернемся к рассказу о нашей свадьбе. На ней гуляли все однокурсники, а потом нас с Кайратом друзья проводили в нашу новую квартиру – времянку на улице Папанина. А на следующий день родители - и его, и мои – должны были прийти к нам в гости. Перед приемом гостей, чувствуя себя уже не невестой, а женой, я решила приготовить мужу яичницу на завтрак. А сковородки нет, только алюминиевая кастрюля, пришлось приспосабливать ее, а потом мы важно сели за первую свою семейную трапезу .

У нас в гостях шеше ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Гостей приняли чинно и благородно. К счастью, запасливость, готовность к тому, что в любой момент могут нагрянуть гости, была у меня сформирована еще до замужества. Родственница Кайрата, бывшая в тот день у нас, как бы невзначай приподняла краешек одеяла на кровати. И, судя по ее довольному лицу, видимо, удовлетворилась увиденным .

Потом шеше и папа уехали обратно, а ани, моя татарская бабушка, осталась на какое-то время под предлогом того, что ей надо было подыскать себе пальто (скорее всего, чтобы приглядеть за тем, как мы обустроимся) .

Кстати, на мой упрек: «Почему же вы молчали? Если бы вы сказали «нет», я бы против вашей воли не пошла»,

- мама ответила странным молчанием. Я потом уже сама догадалась: родители не могли сказать «нет», потому что, видимо, засомневались в моей девичьей чести: а вдруг я уже жду ребенка? Но они зря волновались. Высокая мораль была привита мне дедушкой и обеими бабушками

– казахской и татарской .

В родительской семье всегда осуждались случаи, когда девушка не сберегла себя до свадьбы. Это не говорилось напрямую, в лоб, но как-то так исподволь нам, девочкам, давали понять, что это будет позором для семьи. А еще целомудренность, чистота и романтическое отношение к любви воспитывались в школе через литературу. Любовь

– это в первую очередь проникновение друг в друга душой, усваивали мы. В период романтических отношений во мне тоже бушевали страсти, но на интимную жизнь до свадьбы было наложено табу. Само собой разумелось:

первая брачная ночь должна быть именно первой брачной ночью .

Недавно я разговаривала на эту тему со своей дочерью .

Спросила у Асели, были ли у нее отношения с Марсом, ее мужем, до свадьбы? И дочь, к великой моей радости,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

ответила: «Ты ведь всегда мне говорила, чтобы я берегла себя, тогда и отношения будут крепкими. Марс меня за это очень уважает, и я свою дочь тоже воспитаю так, чтобы она не разменивалась по мелочам» .

Да, твой избранник может найти более доступную, но это уже его проблемы. Если любит по-настоящему, если видит, что ты - его человек, значит, пусть уважает и твои принципы. А если ему легко поменять одного человека на другого, как тогда с ним можно строить всю оставшуюся жизнь? Как пройти с ним долгий и непростой жизненный путь с честью и достоинством?

Уж не знаю, какой должна быть идеальная семья, рассказываю лишь о том, как я строила свою «ячейку общества». Честно говоря, не раз собиралась после наших ссор уйти от Кайрата. Он же, услышав о моем намерении, говорил: «Я все равно приду к тебе». - «А я не открою тебе дверь». - «Тогда я залезу в форточку». Конечно же, несмотря на громкие споры и скандалы, мысли о разводе не были серьезными, ведь душой мы всегда оставались близкими людьми. Кайрат начал осознавать это позже, но я всегда чувствовала тонкую, но прочную внутреннюю связь с мужем .

Ремарка мужа - Кайрата Закирьянова:

МОЙ ОТЕЦ УМИРАЛ НА РУКАХ У МАРЗИИ

Хотя мой отец и был управляющим отделением колхоза, а мать – учительницей, лишних денег в доме никогда не было. Отец, кристально честный человек, в первую очередь, все делал для сельчан. Сено, например, на наше подворье привозили с первыми белыми «мухами», когда коровы уже тоскливо мычали от голода .

Когда я решил жениться, то, зная финансовое положение

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

своих родителей, не просил у них ни копейки. Помню, когда после стройотряда я привез матери тысячу рублей, ее глаза засияли от счастья – таких денег она никогда не держала в руках .

На свою свадьбу я тоже заработал в стройотряде, отчасти помогли ребята-однокурсники, и я снял самый крутой по тем временам (шел 1975 год) ресторан «АлмаАта» – на 80 человек, на шестом этаже комплекса .

И платье, и фату Марзие, и кольца, и костюм мне покупали мы сами. Это и стало поводом для первых обид .

Дело в том, что Марзия воспитывалась совсем в другой среде, традиционно казахской. А мы, жители востока Казахстана - шала-казахи, или, как нас еще называли, «кержаки», не особо соблюдали обычаи .

–  –  –

Заверения, что мои родители, несмотря на внешнюю суровость, добрые и отзывчивые люди, не помогали:

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Марзия обиделась, что они не сватали ее. Если бы она хоть намеком дала знать о необходимости сватовства, я бы, конечно, попросил родителей сделать это. В то время были в моде «комсомольские свадьбы» без соблюдения каких бы то ни было обычаев и обрядов. Поэтому я своих родителей просто пригласил на свадьбу, где они могли пообщаться с новыми родственниками .

Было обидно, что жена относится к моим родственникам не так, как мне хотелось бы, и мы на этой почве часто ссорились. Но когда тяжело заболели мои родители – сначала мама, а потом и отец, Марзия проявила лучшие черты своего характера – доброту и отзывчивость. Когда она поехала ухаживать за моей матерью после тяжелой операции, моя тетя Рауфа-апай ставила ее в пример всем, даже моим сестрам, которые и не подумали оставить работу ради матери .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

Родители Кайрата с детьми Талгатом, Жанной и Шолпан

Когда случилась беда с отцом, он, гордый человек, не захотел, чтобы сельчане видели его слабым, немощным и зависимым. А уж когда болезнь скрутила его совсем, отец решил, что умирать будет в городе, на руках у детей, в родную деревню пусть везут только его бренные останки .

Так и сказал: «Недельку поживу у Алмании, вторую

- у Марата, третью - у Кайрата, потом – у Талгата…» .

Пожив у сестры, отец приехал к нам и дня через три сказал, что больше никуда не тронется: «Буду умирать на руках у Марзии». То есть недовольство у нее имело только внешние формы, а в трудную минуту она первой оказывалась рядом .

С моими братьями у нее тоже были натянутые отношения. Талгат, младший братишка, кстати, очень прямолинейный, человек, как и она, сказал Марзие когдато нечто, показавшееся ей обидным, и они года три не разговаривали друг с другом. Но как только он и Канат, другой мой брат, узнали о последнем диагнозе, сразу позвонили ей .

Марзия прекрасно знает, как я страдаю от того, что у моей любимой жены и у моих родных разные взгляды на жизнь. Однако она не может переступить через себя и быть мягче, покладистее, что ли... Вот так и живем: но я знаю, что ни она, ни они не виноваты. Однако Марзия обижается на них, а они – на нее .

А с другой стороны, это ее принципы, здесь уже ничего не поделаешь. Тем более что в чем-то большем она всегда проявляет себя как человек с великодушным сердцем и благородной душой .

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

… СЛЕЗЫ ПРОГЛОТИВ,

ОНА ТЕРПЕЛА, НЕ ПОДАВАЛА ВИДУ

Меня с детства отличает прямолинейность характера .

Это от дедушки и отца. Семье мужа это не всегда по нраву, и я нередко становилась объектом для критики. Покойная свекровь почему-то ни одну из своих невесток или зятя не приближала к себе. Когда такие моменты в новой моей семье особенно явно проявлялись, я сообщала Кайрату. А ему, естественно, это не нравилось .

А вот со свекром у нас никогда не возникало непонятных или натянутых ситуаций. Он такой же убежденный коммунист, как и мой отец, был честным и здравомыслящим человеком. И он очень уважал и любил меня, у свекрови же преобладала эгоистичная любовь к своим детям. Нет, внешне все было нормально, а вот чтобы душой, всем сердцем.. .

Мне это не нравилось: в моей семье такое не приветствовали. У нас было полное приятие друг друга .

Когда отец женился на моей маме, у нее уже был ребенок, но мои дедушка с бабушкой приняли ее как родную дочь, хотя после войны хватало и молодых незамужних девушек .

Мама призналась в документальном фильме о нашей семье, что дедушка перед смертью поцеловал ей руки со словами: «Айналайын, рахмет. Мен саган ризамын» Доволен тобою, ухожу без обид» .

Почему я смогла построить отношения со Светой, женой своего сына? Почему мы с ней смогли 11 лет прожить под одной крышей без единой ссоры, хотя это был человек другой национальности, другой веры, другого менталитета, другого семейного уклада, в конце концов?

Думаю, отчасти и потому, что я словно доказывала матери Кайрата, в общем-то неплохой женщине, поставившей на ноги восьмерых детей, - строить отношения с совсем еще

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

юной женщиной, пришедшей в твою семью, можно подругому .

БЕССМЕРТИЕ, ПУСТЬ НЕПОЛНОЕ, ВОЗМОЖНО

ТОЛЬКО В ПОТОМСТВЕ

С именем моего сына связана еще одна обида на свекровь. К моменту рождения нашего первенца Кайрат был на военных сборах. На предпоследнем месяце беременности я осталась в Алма-Ате совсем одна. К себе домой поехать не могла – ведь его родители еще ни разу не были у нас, а тут еще мужа рядом нет, а я «с пузом» .

Никто ведь, кроме папы, мамы и бабушки, не был на нашей свадьбе. Что сказали бы соседи, увидев меня беременной?

Деваться некуда, поехала в далекий совхоз в ВосточноКазахстанской области, где жили родители мужа. Прибыла туда 18 июля. По дороге купила кое-что для ребенка – ползунки, распашонки, фланель на пеленки. Слышала, что до рождения малыша не стоит этого делать, но ведь в деревне ничего этого не достать .

В родительском доме мужа меня ждал неуютный быт .

И я, не успев выпить чашки чая, принялась за уборку. Это уже потом Канат, младший брат Кайрата, прослышав, что я еду, заранее спешил в родительский дом, чтобы навести там порядок – знали уже, что я аккуратистка. По срокам я должна была рожать 17 августа, думала, в начале месяца уеду отсюда в Усть-Каменогорск к родственникам Кайрата. Но не тут-то было. Вначале сделала ремонт в комнатке, которую мне отвели. Побелила, покрасила окна и пол, повесила шторы, прокипятила белье. Но усидеть не могла – взялась за следующую комнату, вычистила и ее. И так привела в порядок весь дом .

Потом решила обмазать глиной и побелить наружные стены. Пацаны, братишки Кайрата, замесив глину,

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

подтаскивали ведра с раствором к стене. Как-то, взобравшись по лестнице, я стояла наверху, а глина закончилась. Звала-звала ребят – никто не отозвался, убежали, видимо, заигрались. Делать нечего – сама ухватилась за тяжеленное ведро и вдруг чувствую, как внутри меня что-то вздрогнуло, словно оборвалось.. .

Между обмазыванием стен бегала еще готовить обед .

Летом в доме родителей собиралось до 30 человек – братья Кайрата с женами и детьми, другие родственники .

Все спешили убежать от страшного усть-каменогорского смога в деревню. И за стол, бывало, садились в три смены .

Готовили в огромных, почти столовских кастрюлях .

Привычка чувствовать себя ответственной за все происходящее вокруг дала знать себя и здесь. Никто ведь меня не заставлял и не просил, но я считала это долгом келин – и добровольно взяла на себя еще и кухню .

В тот год, когда мы привезли для папкиного мазара полный КамАЗ облицовочного кирпича, я, едва сойдя с машины, прямо в нарядном крепдешиновом платье принялась вместе с детьми складывать кирпич в штабеля, пока старшие, дожидаясь, когда накроют стол для чая, беседовали. Свекровь только качала (уж не знаю – с осуждением или с восхищением) головой: вот, дескать, неугомонная, не успела приехать – и сразу за дело .

Позже многие говорили, что я была столь энергичной и непоседливой, что меня сглазили .

Ведь почему мне по душе Тамоськины стихи? Пусть они несовершенные, но то, о чем он говорит, есть во мне. И как это чувствует мой внук, если даже Кайрат этого порой не чувствует?

Но все же, такое на себе испытав, Не каждый хребет разгибает .

Или:

… Слезы проглотив,

МАРЗИЯ ЗАКИРЬЯНОВА

Она терпела, Не подавала виду .

Это точно про меня: столько было отчаяния и боли, которые не хотелось показывать, изливаться в жалобах, как мне плохо и тяжело!

Но я опять отвлеклась от событий, связанных с рождением моего мальчика. Так вот, глина у меня закончилась, и, не дождавшись мальчишек-помощников, я подняла тяжеленное ведро с глиной сама, осталось домазать чуть-чуть. Тут еще и время обеда – третий час, пора всех кормить .

Маша, жена деверя Марата, накормила младших, позвали старших детей – студентов и старшеклассников .

Покормили, стали наливать чай (а мы все сидели во времянке за низеньким казахским столом), и тут я чувствую, что пол подо мной становится мокрым. Я насторожилась, чуть шевельнусь - льет!

И тут Маша появляется с большим белым чайником:

«Марзия, наливай ты». Я прошу ее наливать самой. Она не унимается: «Нет, у тебя лучше получается». А я не знаю, как выскочить из-за стола, кругом даже не мальчишки, а по сути уже молодые мужчины. Вход на кухню закрывала сетка от мух. Для меня это было мучительной, почти неразрешимой проблемой – как ее потянуть на себя, чтобы никто ничего не заметил. Сижу, обливаясь холодным потом, и тут на улице загоготали гуси. «Ой! - спохватилась я мгновенно. - Как бы детей не пощипали. Сбегаю, посмотрю». И стремглав кинулась к выходу .

Побежала в дом переодеваться. Не успела поменять белье, как опять полилась вода. О родах, честно говоря, ничего не знала, моя целомудренная семья насчет этого меня не просвещала, ни на какие курсы для будущих мам, занятая сдачей госэкзаменов в университете, я не ходила, но где-то краем уха слышала про отходящие у рожениц

ЖИЗНЬ ВЫШЕ БОЛИ И ОТЧАЯНИЯ

воды. Эта информация выплыла вдруг из подсознания… К счастью, мальчишки уже выходили из кухни. Там оставалась только Маша. Когда я, прислонившись к косяку, сказала, что у меня, кажется, отходят воды, она, побелев от страха, послала мужа за местной фельдшерицей, а та, оказывается, уехала в соседнюю деревню на кудалык – сватать девушку. А родители Кайрата поехали в район за одеждой для младших детей, которых пора было собирать в школу .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«Anna Brodecka Koncepty Dziecistwo, Modo i Staro w Rosyjskim sowniku asocjacyjnym Acta Universitatis Lodziensis. Folia Linguistica Rossica 7, 14-19 14 | Folia Linguistica Rossica 7 Anna Brodecka (Uniwersytet dzki) Koncepty Dziecistwo, Modo i Staro w Rosyjskim sowniku asocjacyjnym Wprowadzenie Na zasygnalizowane w tytule artykuu opracowani...»

«Планируемые результаты освоения учебного предмета Личностные результаты У обучающегося будут сформированы: интерес к русской художественной культуре на основе знакомства с произведениями И.И. Шишкина, И.И. Левитана, З.Е. Серебряковой и др.); основа для восприятия художественного произведения, определение его основного настроения; эмоци...»

«20.07.13 БОСС: Содержание Босс №02 (2008 г.) Александр АСМОЛОВ: мозги должны оставаться в России Текст | Сергей КАРПАЧЕВ Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА Система образования в любой стране определяет величину человеческого капитала, накопленного обществом. Она...»

«Еда без границ. Правила вкусных путешествий Содержание Предисловие................................... ...... 7 Часть I СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ  ОДИН РАЗ СЪЕШЬ Глава 1. Гастрономические ловушки.................. 15 Ловушка № 1...»

«УДК 81’373.45 DOI 10.17223/19996195/32/4 АМЕРИКАНСКИЙ ВОЕННЫЙ СЛЕНГ. ВЛИЯНИЕ ВОЙНЫ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ П.Дж. Митчелл, И.С. Холдаенко Аннотация. Рассматривается развитие американского военн...»

«Семен Пипкин "Угль, пылающий огнем." Российский государственный гуманитарный университет Мандельштамовское общество Кабинет мандел ьштамоведения научной библиотеки РГГУ Записки Мандельштамовского общества Том 15 Семен Пипкин "Угль, пылающий огнем." Воспоминани...»

«Кировский отдел МУК МЦБ Зимовниковского района Районный конкурс исследовательских работ Национальная мозаика района . Организатор конкурса: МУК "Зимовниковский краеведческий музей"Номинация: "Национальные...»

«В. А. КУТЫРЕВ Дух нашего времени (Философские этюды) Говорят о смерти философии. Не верится. Хочется думать, что это — интеллектуальное кокетство снобов. Однако проблема существует. Ведь постмодернизм — культура цитат и, кроме технологий, ничего не рождает. Можно сочинить миф, но он будет искусственным. Вре...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ "СТАНКИН" ВЕСТНИК МГТУ "Станкин" НАУЧНЫЙ РЕЦЕНЗИРУЕМЫЙ ЖУРНАЛ Москва декабрь, 2008 г. Вестник МГТУ "Станкин". Научный рецензируемый журнал. М.:...»

«ПОЛОЖЕНИЕ о проведении II Международного фестиваля-конкурса народной песни имени Г.М. Концевича ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ФЕСТИВАЛЕ: Сроки проведения: 20 -23 октября 2015 Срок подачи заявок: до 15 октября 2015 Место проведения: Краснодар, Россия,...»

«1 © 2004. М.К. ГОРШКОВ, Н.Е. ТИХОНОВА БОГАТСТВО И БЕДНОСТЬ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ РОССИЯН ГОРШКОВ Михаил Константинович – доктор философских наук, директор Института комплексных социальных исследований РАН. Тихонова Наталья Евгеньевна – доктор социологических наук, заместитель директора по науке...»

«RUSSIAN STUDIES ETUDES RUSSES RUSSISCHE FORSCHUNGEN V ol. II 1996 (1998) №4 S t. Petersburg ЕЖЕКВАРТАЛЬНИК РУССКОЙ ФИЛОЛОГИИ И КУЛЬТУРЫ Том II 1996 (1998) №4 Санкт-Петербург ББК83 P 11 РЕДАКТОРЫ Юрий Александров...»

«РУССКИЙ СЕВЕР. ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА ПОМОРЬЯ Т.Г. Иванова ПРОКОФИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ИВАНОВ — КОРРЕСПОНДЕНТ П.С. ЕФИМЕНКО В массе литературы о традиционной культуре Русского Севера — региона, бывшего главным предметом научных интересов Т.А. Бернштам, — особое место занимает сборник П.С. Ефименко "Материалы по этнографии...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО ТЕХНОЛОГИИ 7 класс ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа составлена в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", учебным пла...»

«А С МЫЛЬНИКОВ ПЕРВЫЙ СЛАВИСТ ПЕТЕРБУРГСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (НОВЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ НАД ТВОРЧЕСКИМ НАСЛЕДИЕМ И. П. КОЛЯ) Тема русско-немецких культурных контактов XVIII века и вкла­ да выходцев из Германии в развитие российской науки и культу­ ры пронизывает творческие интересы П Н Беркова с самого на­ чала его научного пути '...»

«РЕЦЕНЗИИ, БЕСЕДЫ, ИНФОРМАЦИЯ М. И. КОШЕЛЕВ НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ (Муравьев Ю. А. Истина — культура — идеал. — М.: Изд-во МП ГУ "Прометей", 1995. — 194 c.). "Истина, культура, идеал. Нет более возвышенных и в то же время более захватанных, замусоленных слов. Это ведь еще у Пуш...»

«Рахманова Лидия Яковлевна СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВОВ Специальность 22.00.06 Социология культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Научный руко...»

«ООДВГЖДВІВ. Правнтеіьствянныяраопоряженія. Равенна и ея древности Варяги-Руеь и Балтійекі Славяне.... I. Пвмьм. По вопросу о іудейскмхъ дрвностяхъ, найденннхъ Фнрковнчеп въ Врниу.. А. Гарвави. Внзантійскія повстн н Варлаанъ н Іоасафъ. А....»

«АФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Московский государственный институт культуры "Утверждаю" "Утверждаю" _ Декан факультета О. А Бударина Зав. кафедрой М. В. Маслова "_"_2015 г. "_" _2015 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Кинокритика...»

«Все испытывайте, хорошего держитесь. Ап. Павел (1 Фес 5 : 21) Вестник Русской хРистианской том 12 гуманитаРной выпуск 1 академии Научный журнал Издается Выходит с 1997 г. 4 раза в год издательство Русской христианской гуманитарной академии санкт-Петербург...»

«В рамках параллельной программы Венецианской Биеннале Где: Arsenale Novissimo, Венеция, Италия Когда: 4 июня – 5 ноября, с 10 до 18, кроме вторников Открытие: 3 июня, 19.00 (вход по пригласительным) Кураторский проект: buro17 Организаторы: Государственный Цент...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Российский комитет Программы ЮНЕСКО "Информация для всех" Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Медиаи информационная грамотность в обществах знания Москва УДК 008:004 ББК 7...»

«Этнополитические условия гражданской интеграции российского общества Автор: Э. А. ПАИН О трех волнах национализма и религиозной нетерпимости Глобализация неоднозначно воздействует на устойчивость культурной дифференциации этнических и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Ф.М. ДОСТОЕВ...»

«Мухина И.Н., Пестрикова Л.И. Исследования ПИНРО им. Н.М. Книповича. УДК 639.371.1.043.2:639.5.03 Исследования ПИНРО им. Н.М. Книповича в области кормопроизводства и культивирования перспективных объек...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.