WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


«Глава1. Особенности трактовки понятия «менталитет народа»..8 Понятие «менталитет» в различных областях человеческих знаний.8 1.1. Языковое сознание и национальный менталитет.10 1.2. ...»

СОДЕРЖАНИЕ

Введение….………………………………………………………………………3

Глава1. Особенности трактовки понятия «менталитет

народа»…………………………………………………………………………..8

Понятие «менталитет» в различных областях человеческих знаний….8

1.1 .

Языковое сознание и национальный менталитет……………………….10

1.2 .

Пословицы и поговорки как объект научного исследования в аспекте

1.3 .

их этносоциокультурной специфики……………………………………15

Выводы по первой главе………………………………………………………...20

Глава 2. Семантическая классификация русских и тувинских пословиц и поговорок как способ выявления особенностей национального менталитета…………………………………………………………………… .

23

2. 1. Основные принципы классификации пословиц и поговорок…………..23

2.2. Семантическая классификация русских и тувинских пословиц и поговорок……………………………………………………………………….26 Выводы по второй главе……………………………………………………….47 Заключение……………………………………………………………………49 Список использованной литературы………………………………………52 ВВЕДЕНИЕ В современной лингвистике наблюдается тенденция изучения языка как продуктивного способа интерпретации человеческой культуры. Язык рассматривается как ключ к системе человеческой мысли и к природе человеческой психики, он рассматривается и как средство характеристики нации .

В последние десятилетия все чаще появляются труды, посвященные изучению и описанию взаимоотношений языка и культуры, языка и этноса, языка и национального менталитета .

В национальном языке зафиксирован уникальный исторический и культурный опыт определенной общности людей, носители того или иного языка обязательно привносят специфическую окраску в объективно существенную картину мира, обусловленную национальной значимостью предметов и явлений, происходящих процессов и избирательным к ним отношением, которое продиктовано спецификой образа жизни, деятельности и национальной культуры того или иного народа .

Национальный язык наиболее полно и ярко отражает определенный способ восприятия и ментальной организации мира этносом как комлективной языковой личностью .

А. Ф. Алиференко считает, что «язык культуры как способ ее символической ориентации выступает основной формой существования и репрезентации этнокультурного сознания» [1: 171] Само же этнокультурное сознание – значимая для того или иного этноса совокупность знаний – наиболее полно и ярко нашло свое отражение в пословицах и поговорках, которые являются самыми распространенными и жизнеспособными жанрами устного народного творчества. Особая ценность пословиц и поговорок в том, что они имеют самую тесную связь с национальным языком, являясь образными, лаконичными и в то же время глубоко содержательными речевыми выражениями, которые и сегодня охотно употребляются в устной и письменной речи носителями национального языка .

Пословицы и поговорки сопровождают жизнь человека на протяжении многих веков, касаясь всех сфер человеческой деятельности, вторгаясь во все области человеческого бытия, выражая людские надежды и помыслы. В пословицах и поговорках содержится краткая и точная оценка общественного порядка и семейных устоев, родственных и дружеских отношений, черт характера и пр., то есть тематика пословиц и поговорок столь же обширна, как и сама жизнь. Именно поэтому в пословицах и поговорках собственного народа каждый из его представителей сможет увидеть отражение многих «народных свойств наших» - т. е. отражение определенного склада ума, душевных качеств, нравственных идеалов и ценностей, особенностей мировоззрения и мироощущения, ведь язык, менталитет и культура и есть то неповторимое целое, что формирует склад ума и характера любого человека .





Исторические условия и пути развития у каждого народа свои, и это всесторонне отразилось в языке и способах мышления, в воспроизводимых из века в век бытовых привычках и моральных устоях той или иной нации, в формировании и передаче устойчивых черт психического склада характера народа, т. е. всего того, что сегодня принято называть национальным менталитетом .

Поскольку пословицы и поговорки русского и тувинского народов складывались в разных исторических и социальных условиях, в них можно заметить не только общее, но и различное, что весьма ценно для исследований в этой области – ведь именно в различном и содержатся те тончайшие особенности национального менталитета, без которых невозможно выявить уникальные черты, свойственные только русскому или только тувинскому народу, определить особый набор общечеловеческих черт в их неповторимом сочетании, т. е. особые свойства национального характера, которые и определяют общность представителей той или иной национальности .

Актуальность данного исследования обосновывается тем, что данное исследование находится в области наиболее востребованных направлений лингвистики. Одна из наиболее активно развивающихся областей лингвистики, которая изучает связь языка и культуры является лингвокультурология. Одним из факторов диалога различных культур является язык. Пытаясь познать «чужой» мир через язык, человек познает другую культуру. Благодаря этому происходит взаимодействие культур .

Есть работы, в которых предпринимались попытки выявления особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и английского языков (Анна Краснова), русского и татарского языков (Печков Денис), русского, английского и бурятского языков (Козулина Ирина), русского и калмыкского языков (Петров Виталий). В этих работах авторы также попытались провести сравнительный анализ менталитета того или иного народов на основе их народных пословиц и поговорок. Но такой работы, как отражение особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русского и тувинского языков не было. На данный момент, фольклор является достаточно малоизученной темой, но появляется все больше людей, интересующихся данной темой. В этой работе впервые предпринимается попытка выявить особенности национального менталитета русского и тувинского народа путем сравнительного анализа содержания русских и тувинских пословиц и поговорок .

Объект исследования – пословицы и поговорки, отражающие особенности национального менталитета русского и тувинского народов .

Предмет исследования – лексико-семантические особенности русских и тувинских поговорок, отражающих особенностей национального менталитета в пословицах и поговорках русских и тувинских языка .

Целью исследования является выявление сходства и различий в семантике пословиц и поговорок русского и тувинского языков, что открывает возможности для выявления и описания особенностей национального менталитета .

В соответствии с поставленной целью предстоит решить следующиезадачи:

1) проанализировать содержание понятий «национальный менталитет», «национальный характер» в аспекте их языковой репрезентации;

2) рассмотреть теоретические предпосылки исследования содержания русских и тувинских пословиц и поговорок;

3) осуществить семантическую классификацию русских и тувинских пословиц и поговорок;

4) провести сравнительный анализ содержания русских и тувинских пословиц и поговорок с целью выявления сходства и различий в чертах национального характера русского и тувинского народов .

Научная новизна настоящего исследования состоит в выявлении, семантической классификации и сравнительном анализе пословиц и поговорок, отражающих особенности национального менталитета русского и тувинского народов .

Теоретической методологической базой исследования послужили труды В. П. Аникина, Б А. Серебренникова, А. А. Потебни, В. В .

Виноградова, В. П. Дьяконовой, Г. Н. Курбатского, В. А. Масловой, В. И .

Даля, М. А. Хадаханэ, О. К. Саган-оола, Ш. Ч. Сата, Ю. Л. Аранчына, М. Х .

Маннай-оола, А. И. Шаповалова и др .

Теоретическая и практическая ценность работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в лексикографической работе на уроках русского языка и факультативных занятиях в школе .

Методы исследования: метод сплошной выборки пословиц и поговорок из словарей русских пословиц и поговорок В. П. Жукова и В. И. Даля, из сборника тувинских пословиц и поговорок М. Хадаханэ и О. Саган-оола, сравнительный и описательный методы .

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы .

Во введении формулируются цели и задачи исследования, раскрываются актуальность, научная новизна и практическая значимость работы, указываются источники материала для исследования, используемые методы .

В первой главе исходные теоретические положения и понятийнотерминологический аппарат исследования. Рассматривается история вопроса, излагается теоретическая концепция, дается характеристика понятийно-терминологического аппарата исследования .

Во второй главе особенности национального менталитета в пословицах и поговорках русского и тувинского народов. Проводится семантическая классификация и сравнительный анализ русских и тувинских пословиц и поговорок .

ГЛАВА I. ОСОБЕННОСТИ ТРАКТОВКИ ПОНЯТИЯ «МЕНТАЛИТЕТ

НАРОДА»

–  –  –

«Менталитет народа – мироощущение, мировосприятие, определяющееся народно-национальными обычаями, образом жизни, мышлением, нравственностью» [36: 114] .

«Менталитет – глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознательную совокупность предрасположенностей людей действовать, мыслить и воспринимать мир определенным образом» [28: 91], - так трактует понятие «менталитет»

психология, указывая, что национально-психологические особенности обладают значительной устойчивостью и слабо подвержены воздействию текущей действительности .

Принадлежность человека к определенному народу определяется не его биологической наследственностью (кореец, родившийся и выросший в Америке станет носителем менталитета американцев), а сознательным приобщением к тем культурным ценностям (языку, искусству, литературе, идеологии) и святыням, которые являются основным содержанием истории народа .

Проблема менталитета сегодня широко рассматривается с точки зрения истории, философии, психологии, социологии, лингвокультурологии .

Так, социальный историк называет менталитет обобщенным способом восприятия мира, выделяя при этом характерную для той или иной эпохи манеру чувствовать и думать. Здесь на первый план выдвигаются исторические условия существования и развития того или иного народа, сопутствующие исторические события и общий уровень развития человечества .

С точки зрения социального психолога, менталитет являет собой «взаимосвязанные психологические реакции, представления и качества, несущие в себе остатки опыта предыдущих поколений как синтез сознания и коллективного бессознательного» [9: 215] .

Для социолингвиста менталитет прежде всего, - семантическая матрица, которая предопределяет смысловые реакции культурных субьектов .

Сточки зрения лингвиста, язык является репрезентантом и культуры, и мышления, а следовательно, и менталитета .

Язык изначально задает своим носителям определенную картину мира, причем каждый язык – свою, отличительную от других .

По убеждению А. Д. Шмелева, исследователя в области языков, «… в языке находят отражение те черты внеязыковой действительности, которые представляются релевантными для носителей культуры, пользующихся этим языком; с другой стороны, овладевая языком и, в частности, значением слов, носитель языка начинает видеть мир под углом зрения, подсказанным его родным языком, и сживается с концептуализацией мира, характерной для соответствующей культуры и ментальности». [29: 134] .

С этим утверждением трудно не согласится, поскольку очевидно, что для языковой модели мира любого народа в качестве лингвоспецифических концептов выступают не одинаковые по значению слова .

У русского народа – это душа, тоска, правда, воля, судьба, разочарование, свобода. При этом душа, духовное у русского нередко стоит выше рассудка и даже здравого смысла: «Где наша не пропадала!»; «Семь бед – один ответ!»; «На миру и смерть красна» и т. д .

В языковой модели мира представителей тувинского народа в качестве ключевых выступают слова свобода, род, земля, воля, знание, терпение, мужество .

Тяжелый постоянный (во все времена года) труд и аскетичные условия быта приучили тувинский народ к не многословию и сдержанности, осторожности в оценках, глубокой созерцательности, что наиболее ярко прослеживается в тувинских пословицах и поговорках: «Глубоко дно моря, еще глубже корни знаний»; «Хоть черны воронята, а мать их любит»;

«Прошлого не зная, споткнешься» и т. д .

Философия дает определение менталитету как «типу устройства сознания, мировосприятия, понимания, как способу мировоззрения». [38:201] .

Так или иначе, однозначного трактования понятия «менталитет»

гуманитарная наука еще не выработала и вряд ли это возможно вообще, ведь менталитету присущи интенсивные отличия в способности мыслить, понимать и выражать свое понимание, в этом и заключается особенность менталитета как характеристики человеческого мышления и деятельности, а каждый из исследователей феномена обладает присущей только ему совокупностью представлений, воззрений и чувствований .

В нашем исследовании мы будем рассматривать особенности национального менталитета, опираясь на трактовку понятия «менталитет», представленную в исследованиях В. В. Колесова: «Менталитет в своих признаках есть наивно-целостная картина мира в ее ценностных ориентирах, существующая длительное время, основанная на этнических предрасположениях и исторических традициях; менталитет проявляется в чувстве, разуме и воле каждого отдельного члена общества на основе общности языка и воспитания и представляет собой часть народной духовной культуры, которая создает этноментальное пространство народа на данной территории его существования». [28: 11] .

Понятие национального менталитета неотделимо от понятий национальная культура и национальная психология, особенности которых наиболее отчетливо явлены в языке – неотъемлемой составляющей духовной культуры народа. Национальный менталитет заявляет о себе в передающихся из поколения в поколение обычаях, привычках, нормах поведения, которые, в свою очередь, зафиксированы в устной и письменной речи народа, в том числе и в являющих собою богатейший материал для исследований пословицах и поговорках .

–  –  –

Впервые вопросы о непосредственной связи и взаимодействии языковой структуры с ментальными проявлениями появились в трудах Э .

Сепира и Б. Уорфа .

Э. Сепир считал, что язык является руководством к восприятию действительности, что люди находятся под влиянием того языка, который стал средством выражения мысли для общества, в котором они живут .

Б. Уорф впервые обратил внимание на специфические особенности возникновения языкового восприятия мира, на познание мира с помощью языковых средств и влияние такого познания на действительность и поведение людей. «Не пользуясь термином «картина мира» непосредственно, Б. Уорф, по сути, явился первым, кто сформулировал мысль о том, что язык определяет видение мира, и пришел к некоторым кардинальным выводам о взаимоотношении языка и психической, умственной сферы, практической деятельности людей» [59: 30] .

Сегодня связь языка и национального менталитета широко изучается в рамках лингвокултурологии как гуманитарной дисциплины, вбирающей в себя исследования в сфере культурологи, этнологии, психологии и общего языкознания .

Язык в этой научной дисциплине определяется как орудие создания, развития и хранения культуры. Особое внимание лингвокултурология обращает на категоризацию реального мира с помощью концептов, образующих в массе некую языковую картину мира. Основную цель лингвокультурологии видит в исследовании такого явления как «ментальнолингвиальный комплекс», который предполагает тесную взаимосвязь между структурами того или иного языка и мышлением его носителей .

В последние десятилетия тема взаимосвязи структуры языка и менталитета народа обсуждается очень широко, но, как правило, без четкого разграничения понятий «языковое сознание» и «национальный менталитет» .

Словарь лингвистических терминов О. С. Ахмановой дает такое определение языковому сознанию: «Языковое сознание – это особенности культуры и общественной жизни данного человеческого коллектива, определившие его психическое своеобразие и отразившиеся в специфических чертах языка» [53: 118] .

Существует несколько трактовок понятия «языковое сознание», в которых оно понимается как некое «хранилище фоновых знаний в виде фреймов или психических схем» [59: 32] или «образы сознания, овнешняемые языковыми средствами: отдельными лексемами, словосочетаниями, фразеологизмами, текстами, ассоциативными полями и ассоциативными тезаурусами как совокупностью этих полей» [59: 32] .

На наш взгляд, наиболее полно сущность понятия «языковое сознание»

отражает определение, данное П. Я. Гальпериным и О. Я. Кабановой:

«Языковое сознание – это закрепленный в лексико-грамматическом строе специфический языковой способ отражения действительности народом, говорящим на данном языке» [52: 47] .

Грамматический строй языка наравне с лексикой и фразеологией и является основным источником для выявления особенностей языкового сознания. Теория ментальности возникла из осмысления феноменов коллективного сознания, а также дала возможность исследовать механизмы формирования общественного сознания и механизмы взаимодействия и взаимопонимания различных культур .

Понятие «языковое сознание», безусловно, тесно связано с понятием «национальный менталитет», но различие их в том, что языковое сознание определяет способ мышления индивида, который этим индивидом воспринимается как данность, оно статично, т. е. мало подвержено изменениям, тогда как менталитет нации – понятие более широкое, и на его формирование влияет не только язык, но и генетические, географические, исторические, политические, социальные и другие факторы, следовательно, национальный менталитет может, хотя и очень медленно, но меняется, поскольку происходят неизбежные изменения в способах восприятия и понимания действительности, а также и в когнитивных стереотипах сознания, характерных для определенной личности, социальной или этнической группы людей. Однако языковое сознание носителя языка всегда остается первичным, поскольку именно язык определяет видение мира, являя собою некий культурный код, определяющий особенности менталитета той или иной нации. Другими словами, язык оказывает формирующее влияние на процесс становления и функционирования как социального менталитета, так и ментальности отдельной личности .

Менталитет как самостоятельный предмет исследования в науке стал рассматриваться сравнительно недавно – в 20-30-е годы ХХ века, но многие его аспекты в той или иной степени затрагивались представителями самых разных научных направлений и школ значительно раньше. Идея о «народном духе» получила развитие в первой четверти XIX века и уже в 1859 году стала настолько популярной, что М. Лацарус и Х. Штейнталь объявили о формировании нового научного направления – этнической психологии, которая должна была заниматься изучением элементов и законов духовной жизни разных народов, т. е. – изучением души. Не оставили без внимания эту проблему и отечественные ученые. В XIX – начале ХХ века были предприняты попытки раскрыть духовную структуру общества, выработать философское и психологическое обоснование для исследований в рамках этнопсихологии (К. Бэр, Н. Надеждин, К. Кавелин). Понятие «менталитет»

тогда не использовалось, вместо него выступали такие категории, как «национальный характер», «национальная душа», о которых много писали такие русские мыслители, как Н. А. Бердяев, В. С. Федотов и др .

И сегодня в научной литературе довольно часто можно встретить использование терминов «национальный характер», «национальное мировоззрение», «этническое сознание», «психический склад нации» как синонимов термину «менталитет» - все это свидетельствует о недостаточности философско-методологической разработки проблемы, что ведет к некоторой размытости определения понятия «менталитет», к его неоднозначности .

Так, В. В. Веселов определяет менталитет как некую «характерную для конкретной культуры специфику психической жизни представляющих ее людей, детерминированную экономическими и политическими условиями в историческом аспекте» [26: 171], Р. Г. Шарипов предполагает, что этнос, мировосприятие и самосознание вырабатываются символами общего прошлого – мифами, легендами, святынями, символами. Национальную общность следует, по его мнению, рассматривать прежде всего «как общность самосознания ее членов, которой свойственно уникальное, присущее только ей мироощущение, мышление, поведение, система ценностей, духовное творчество обусловленное многими факторами, из которых ошибочно было бы выделять какой-то один в качестве приоритетного, первичного». [66: 138]. По мнению Р. Г. Шарипова, понятие менталитета гораздо шире, чем то, что называется культурой, общественным сознанием и идеологией, поскольку структуры менталитета обладают и большей исторической длительностью, и гораздо большей устойчивостью относительно изменений общественно-политической и культурной жизни .

На этом фоне особенно интересны утверждения С. Г. Шафикова, отрицающего научность лингвокультурологии, связь языка и менталитета, языка и культуры и даже языка и этноса .

Резко критическое отношение исследователь высказывает даже с некоторым сарказмом: «… понятие «языковая картина мира» носит диффузный, размытый, «диссипативный» характер, вызывая сомнение в надежности одного из краеугольных камней, на которых держится здание лингвокультурологии. Другая лингвокультурологическая метафора связана с сеткой, которую язык «накладывает» на человеческое восприятие действительности. Если принять это сравнение, то число языков должно сравняться с числом концептуальных моделей мира, следовательно, должно существовать 3500 «языковых моделей мира». [67: 765] .

Далее С. Г. Шафиков иронизирует по поводу существования субъективного мировосприятия, присущего каждой отдельной личности, делая вывод: «Сколько людей, столько должно быть языковых моделей .

Таким образом, варьирование подрывает идею единой языковой модели мира». [67: 765] .

Увлекшись разоблачением лингвокультурологии как лженауки, исследователь категорично опровергает все ее постулаты, связанные со степенью взаимосвязанности языка и мышления, языка и этноса, языка и культуры, с существованием национального мировосприятия: «Этносу или культуре приписывается определенное мировоззрение или поведение, необходимым условием которого служит общий язык. пПри этом лингвокультуролог фактически приравнивает понятия нации и этноса, языка и этноса, языка и культуры, этноса и культуры. В результате смешения рождаются «слова-кетавры», такие как языковая ментальность (языковой менталитет), национальный менталитет, национальная философия, национальное мировоззрение, национальный характер, языковая картина мира и т. д .

Главным понятием для лингвокультурологии служит менталитет вместе с его синонимическими производными. Это понятие весьма затруднительно для научного объяснения, что свидетельствует о его профаном (наивном) характере». [67: 766] .

Высказывая в не самой корректной форме претензии к лингвокультурологии как к науке, С. Г. Шафиков как будто забывает, что все перечисленные им в качестве «профанных терминов» лингвокультурология позаимствовали из таких сравнительно давно уже существующих и признанных наук как психология, социопсихология, лингвистика .

Связь языка и мышления, языка и культуры давно уже доказана исследованиями в области психологии, медицины, лингвистики и культурологи. Вряд ли можно оспорить утверждение, что именно язык является самым продуктивным способом интерпретации человеческой культуры и наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса .

Понятие «менталитет» тесно связано с понятиями массовое (коллективное) сознание, в процессе формирования которого язык является не просто средством коммуникации, а выступает в роли культурного кода нации, передающегося из поколения в поколение на протяжении многих веков .

Именно поэтому одним из главных аспектов современного исследования культурных особенностей языкового сознания становится комплексный анализ ключевых культурных концептов на материале отдельного языка, что и позволяет вычленить этнические особенности менталитета разных народов .

Наиболее плодотворным для детального выявления национально-культурной специфики ассоциативного мышления представителей лингвокультурных общностей является анализ наивной картины мира, наиболее полно и широка представленной в пословицах и поговорках, которые в своей предельно краткой формулировке конденсируют и социально-исторический, и житейско -бытовой опыт народа .

Способ мышления этноса, его менталитет невозможно регламентировать или зафиксировать нормативно, он чаще всего проявляет себя в негласных предписаниях, ярким примером которых являются пословицы и поговорки .

Ведь в них нашла отражение многогранная жизнь целых народов, они сконцентрировали в себе весь трудовой, нравственный и эстетический опыт этноса, стали житейской философией народа .

Интерес к пословицам не только не угасает, но и возрастает сегодня, поскольку они не только представляют собою особую ценность для современной науки, но и обладает большим эвристическим потенциалом для культурологи, этносемантики, когнитивной лингвистики .

–  –  –

Пословицы и поговорки – самые распространенные и жизнеспособные жанры устного народного творчества. Являясь всегда образными речевыми выражениями, пословицы и поговорки постоянно присутствуют и в устной, и в письменной речи, обнаруживая теснейшую связь с языком .

А. Н. Афанасьев считал, что «пословицы по самой форме своей не подвержены искажению и потому являются памятником издавна сложившихся воззрений». [2: 114]. И это действительно так. Мы и сегодня часто используем в своей речи очень древние народные изречения: «Пусто, словно Мамай прошел» (пословица родилась еще в XIV веке, когда Русь страдала от набегов Золотой Орды); «От джута собака жиреет, от болезней лама богатеет» (пословица родилась во времена, когда нередки были массовый падеж скота и эпидемии, от которых гибли люди). Сегодня эта пословица обрела новый смысл – в ней выражено неприятие и осуждение людей, готовых наживаться на чужой беде .

Очевидно, что пословицы являются главным источником мудрости для многих поколений того или иного народа, они аккумулируют в себе весь опыт человечества и являются орудием передачи этого опыта .

Что важнее всего в пословицах? Их жизненно-практический смысл .

Пословицы – это и совет, и бытовые правила, и наблюдение за погодой, и выражение отношения народа к существующим социальным порядкам, - то есть вся сложная и разветвленная область так называемого «обычного права», которое можно назвать неписанным законом людского общежития, человеческих отношений, быта, порядков, отношения к природе, труду и т. д .

Отсюда и столь выраженный наставительный, дидактический характер пословиц, и их устойчивость в веках, обусловленная устойчивостью обычаев и бытовых порядков, передающихся из поколения в поколение. В пословицах воплощена проверенная самой жизнью мудрость многих поколений народа, отсюда верность и меткость пословичных суждений, которые выведены из жизненного, практического опыта .

Ф. И. Буслаев писал: «Пословицы мы будем рассматривать как художественные произведения родного слова, выражающие быт народа, его здравый смысл и нравственные интересы» [16: 194], а В. И. Даль дал пословицам такую характеристику: «… это стоны и вздохи, плач и рыдания, радость и веселье, горе и утешение в лицах; это цвет народного ума, самобытной стажи; это житейская народная правда, своего рода судебник, никем не судимый» [56: 188] .

В. И. Даль не только особенно подчеркивал образно-эмоционалное содержание пословиц, которые действительно при чрезвычайной сжатости формы необыкновенно богаты образами и эмоциями, но и отмечал их общемировоззренческую природу: «… пословица есть особь языка, народной речи, не сочиняется, а рождается сама; это ходячий ум народа…» [55: 512]. Об общемировоззренческой природе пословиц и поговорок говорил и И. М .

Снегирев: «Кажется, нигде столь резко и ярко не высказывается внешняя и внутренняя жизнь народов всеми ее проявлениями, как в пословицах, в кои облекается его дух, ум и характер» [2: 268] .

Пословицы концентрируют в себе все самое ценное, имеющее значение для последующих поколений народа. Главное их свойство – выражение бытового установления, обычая, практической народной мысли, этических норм, моральных и духовных ценностей того или иного народа .

По мнению В. П. Аникина и Ю. Г. Круглова пословицей именуется:

«краткое устойчивое в речевом обиходе, ритмически-организованное образное изречение обладающее способностью к многозначному употреблению в речи по принципу аналогии» [5: 141]. А Потебня А. А называет пословицы короткими словесными произведениями. Он говорит о пословице так: «это поэтическая форма, которую можно назвать сокращением басни» [20: 149: 152] .

Как отмечает В. П. Аникин, «не каждое изречение становилось пословицей, а только такое, которое согласовывалось с образом жизни и мыслями множества людей – такое изречение могло существовать тысячелетия, переходя из века в век. За каждой из пословиц стоит авторитет поколений, их создавших. Поэтому пословицы не спорят, не доказывают – они утверждают что-либо уверенности, что все ими сказанное – твердая истина» [4: 6] .

Пословицы разных народов чаще всего оперируют схожим набором положительных и отрицательных стереотипов, ценностей и антиценностей, но неизбежно испытывают на себе влияние образа жизни народа, особенностей его мышления. Национальное своеобразие афористического фольклора выражается в присущем каждому народу особом взгляде на жизнь, на существующую исторически обусловленную действительность, в самом характере поэтических обобщений .

Народ хорошо осознает древность и традиционность пословиц, но от этого они не перестают быть для него ценными: «Старая пословица век не сломится». Ведь, несмотря на древность происхождения, пословицы и сегодня остаются не устаревшим, а живым, постоянно присутствующим в нашей речи наследием .

Известный исследователь русского фольклора В. П. Аникин относил пословицы и поговорки к общемировоззренческому необрядовому фольклору, подчеркивая, что «образность пословиц является высоким образцом запечатления людских чувств, мыслей, размышлений в емких словесных формулах…» [3: 248] .

Созданные в веках, передающиеся из поколения в поколение, пословицы и поговорки поддерживали самобытный уклад народной жизни, отражая в себе духовный и нравственный облик народа. Они – своеобразная заповедь народа, способ выражения мыслей, народной оценки. Пословица почти всегда поучительна, из каждой следует вывод, который каждый может принять к сведению .

Насыщенные смыслом во всех своих деталях, пословицы доступны пониманию даже ребенка, поэтому легко запоминаются и свободно вписываются в контекст устной разговорной речи, что обеспечивает их широкое распространение .

О чем бы ни говорилось в пословицах – это всегда обобщение, образное отражение действительности в них неизбежно связано с эстетической оценкой самых разных явлений жизни. Главная тема пословиц

– добро и зло, причем каждая из них неизменно утверждает примат добра:

«Добрый да щедрый солнцем сияет, злой человек змеей подползает», - гласит тувинская пословица, предостерегая об опасности зла, которое, в отличие от добра, часто остается незаметным и тем коварнее его воздействие на человека, сравнимое с ядом гадюки. Доброта же и щедрость не только видны всем, но и как солнце согревают человеческую душу .

Русская поговорка вторит: «Злой плачет от зависти, а добрый – от жалости», т. е. злой человек успех, достаток, удачу других людей воспринимает как собственное несчастье, поражение, добрый способен сострадать чужой беде. Таким образом, злом именуется все, что оказывает разрушающее воздействие на человека в его природных и общественных отношениях .

То, что пословицы и поговорки хранят в себе знания о мире и человеке позволяет говорить «о пословичной картине мира как об отдельном фрагменте части языковой картины мира, а также о существовании пословичного менталитета» [58: 81], то есть об отраженном в пословичном фонде менталитете народа .

Поговорки как ещё один вид устойчивых выражений в народной речи в отличие от пословиц никогда не бывают законченным суждением. В. И. Даль считал поговорки иносказанием, обиняком, особенным способом выражения мысли, когда не стремятся эту мысль завершить. Поговорка всегда входит в предложение только на правах его компонента. Поговорка обычно применяется в речи как общепринятое образное выражение по аналогии к подходящему жизненному обстоятельству, явлению, моменту: «Ты все чужими руками жар загребешь?»; «Он продолжает воду в ступе толочь» .

Если сравнить выражение «воду в ступе толочь» с законченным суждением «воду в ступе толочь – вода и будет» - во втором варианте перед нами законченное суждение – пословица .

Сохраняется известная связь поговорок с разнообразными видами речевой фразеологии, но поговорка путем сравнения, уподобления выделяет, подчеркивает образ, который лежит в ее основе, во фразеологизмах же почти нет сопоставлений и сравнений.

Поговорка в предложении выступает как определение: «не рыба, не мясо» - неопределенный, двойственный; действие:

«свистать в кулак» - бедствовать; место: «у черта на куличках» - очень далеко; время: «после дождичка в четверг» - неизвестно, когда и т. д .

Поговорка всегда иносказание, тогда как пословицы часто имеют прямой смысл. Поговорка не скажет глуп, а скажет: «без царя в голове», про людей, схожих нравом, скажет: «одного поля ягода», о нетрезвом: «с утра лыка не вяжет» и т. д .

Поговорка, таким образом, может быть оборотом речи, образным выражением, элементом суждения или характеристики человека, его поступков, привычек, взглядов, но при этом она никогда не выступает как завершенная мысль, целостное суждение. При сходстве с пословицей в части изобразительной и эмоционально-оценочной функции поговорка существенно отличается от нее структурой и способом выражения мысли .

Это всегда иносказание, намек, непрямая оценка, эмоционально выраженная путем сравнения, уподобления. Эмоционально-оценочная и изобразительная

– главные функции поговорок .

Если роль пословицы выражается в том, чтобы сделать определенные обобщения, выводы, то поговорка призвана украсить речь, сделать ее образной. Поговорка – это иносказательный образ или оценка того или иного лица, действия, качества и т. д.

О человеке простом, открытом, добродушном поговорка скажет: «Душа нараспашку»; над неуклюжим грубовато посмеется: «Как корова на льду», об умном: «Ума палата»; о метком слове:

«Не в бровь, а в глаз»; о пустых разговорах: «Переливать из пустого в порожнее»; о бедности: «Гол, как осиновый кол»; о мастерски выполненном деле: «Комар носу не подточит»; об утраченном: «Что с возу упало, то пропало» и т. д .

В языковом отношении поговорки относятся к фразеологизмам – устойчивым, несвободным сочетаниям слов, некоторые являются идиомами, т. е. непереводимыми выражениями: «Работать спустя рукава», «Покупать кота в мешке», «Подложить свинью», «Попасть пальцем в небо» и т. д., но не все фразеологизмы и идиомы являются поговорками, а только те из них, которые построены на иносказательной образности и выполняют определенные художественно-эстетические функции. Главное же их назначение – придавать образность и красочность разговорной речи, выражать яркую оценку различных явлений, т. е. отношение к людям и их поступкам, образу жизни и деятельности .

Таким образом, хотя нет до сих пор определение пословицы, которое бы четко отражало ее сущность, которое бы выражало все признаки пословицы, которые бы в совокупности составляли цельность такой словесной организации, при которой каждый из признаков связан с другими на основе единой их целенаправленности. Тем не менее из приведенных выше определений, можно вывести рабочее определение, тем самым указав на многозначительность трактовки определения пословицы. Итак, пословицы

– краткие, меткие по силе мысли народные изречения, устойчивые в речевом обиходе образные изречения, ритмически-организованные, выраженные в художественной форме .

Выводы по первой главе

Таким образом, национальный менталитет – это система элементов духовной жизни индивида или этноса, включающая в себя способ мышления, мировоззренческие установки, умонастроения, которая и предопределяет стереотипы поведения, деятельности, образ жизни общности и индивидов .

Взгляды людей, их представления убеждения, жизненный опыт аккумулируются в житейской психологии, которая широко представлена в житейской мудрости – пословицах и поговорках, с помощью которых можно приобщиться к образу мыслей того или иного народа, приблизиться к постижению своеобразия национального характера, национальной системы ценностей .

Народная культура, важной составной частью которой являются пословицы и поговорки, формируется с детства в отношениях ребенка с родителями, в своеобразном для каждого народа восприятии мира в процессе общения с природой, включения человека в общество и усвоения им обычаев, представлений, способов поведения и ценностных ориентаций. Так формируется национальный менталитет, который особенно ярко выражен в языковых особенностях нации .

Богатейшее содержание пословиц и поговорок, их поэтика и структура, высокая художественность при лаконичности, четкости и логичности изложения мысли не перестают привлекать интерес исследователей, предпринимающих попытки классифицировать пословицы, используя разнообразные принципы классификации, часть из которых будет рассмотрена в следующей главе данной работы .

Таким образом, очевидно, что предметно-тематическая область пословиц и поговорок тувинского и русского народов наиболее полно передает специфику национального характера, особенности национального менталитета. В силу своей специфики и жанра пословицы и поговорки художественно воссоздают различные исторические этапы жизни народа, позволяют проследить преобразования в социальных формах жизни, изменениях в семейно-бытовом, хозяйственном укладе, что, несомненно, позволяет выявить уникальные для тувинского и русского народов особенности менталитета .

Менталитет народа складывается веками под влиянием условий существования, образом жизни в определенных географических, политических и социально-экономических условиях. У русского и тувинского народов эти условия не были одинаковыми: тувинцы проживали на довольно компактной территории, далеко от центров цивилизации, в суровых климатических условиях, занимаясь скотоводством, охотой и ремеслами, ведя кочевой образ жизни; славяне селились на огромных территориях, занимаясь с земледелием, охотой, рыболовством, с крещением Руси они обрели свою письменность и возможность приобщиться к византийской культуре. Условия жизни у русского народа также были тяжелыми, но основное отличие в том, что это был оседлый образ жизни, диктовавший свои нормы и правила .

Все это в полной мере отразилось на национальном характере, мировоззрении и мироощущении русского и тувинского народов, нашедших свое выражение в малом жанре фольклоре – народных пословицах и поговорках, ставших объектом данного исследования .

Границы охвата жизни в пословицах и поговорках столь же обширны, как и сама жизнь людей той или иной национальности и человека вообще, взгляд на семейные и общественные отношения к природным явлениям, религии, знанию и т. д. пословицы обобщают социально-исторический и житейски-бытовой опыт разных народов, являя собою энциклопедию народной мудрости, в которой и раскрываются основные свойства национального менталитета .

Основные признаки пословиц и поговорок – краткость, устойчивость, ритмичность и многозначность. Наиболее часто встречается двучленное строение пословиц, но нередки варианты одночленных и двучленных, при этом каждый член пословицы – законченная часть простого или сложного предложения .

Поговорка – клишированный компонент свободного предложения, их структура зависит от особой функции в речи – поговорки никогда не бывают самостоятельным суждением в виде законченного предложения, а только компонентом речи .

Пословицы и поговорки вызывают интерес исследователей с точки зрения специфики жанра, происхождения, единства языкотворчества и искусства, принципов создания образности и особенностей композиции, богатства художественного содержания, в котором и нашло выражение народное мировоззрение как результат многовекового народного опыта .

ГЛАВА II. СЕМАНТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ РУССКИХ

И ТУВИНСКИХ ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК КАК СПОСОБ

ВЫЯВЛЕНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ НАЦИОНАЛЬНОГО

МЕНТАЛИТЕТА

Поскольку пословицы вездесущи, т. е. обращают свой взор на все без исключения области человеческого бытия, касаются всех предметов и явлений, а тематика их чрезвычайно разнообразна, трудности с классификацией пословиц и поговорок не преодолены исследователями до сих пор .

2.1. Основные принципы классификации пословиц и поговорок

О классификации в алфавитном порядке В. И. Даль сказал так: «Этот способ самый отчаянный, придуманный потому, что не за что более ухватиться. Изречения нанизываются без всякого смысла и связи, по одной случайной, и притом нередко изменчивой внешности. Читать такой книги нельзя: ум наш дробится и утомляется на первой странице пестротой и бессвязностью каждой строки» [22: 191] .

Что в пословице и поговорке важнее всего? Выраженное в них отношение к предмету речи. В пословице оно может быть высказано в прямом значении или иносказательно, в поговорке всегда иносказательно. Но при этом следует учитывать и тот факт, что даже прямое высказывание в пословице может обретать многозначность в процессе применения пословичного суждения к ряду явлений, имеющих между собою связь .

Например, тувинская пословица «Каждый день охотится там, где косулю убил», кажется, прямо сообщает о действиях охотника, рассчитывающего на удачу в том самом месте, где однажды уже она ему улыбнулась. Но речь идет не только об охотнике, а о любом человеке, наивно полагающем, что, если здесь повезло один раз, можно извлечь из этого пользу еще не однажды. В пословице скрыта насмешка, ирония, ведь каждый истинный охотник знает, что зверь не станет поджидать его в одном и том же месте каждый день, - за зверем надо побегать, а каждый разумный человек знает, что если тебя очень сытно накормили в какой-либо юрте однажды, не следует приходить туда ежедневно в надежде получить сытное угощение вновь и вновь – это и неприлично, и унизительно для человека .

Приведенные толкования не исчерпывают возможность переносного смысла пословицы, оттенки применения которой столь разнообразны .

Поэтому попытки классифицировать пословицы по темам тоже редко бывают удачными: они не отличаются строгостью, рубрики часто перекрывают друг друга, поскольку тематические границы пословиц сложно четко очертить из-за многозначности пословичных суждений .

Тематическая классификация удобна тем, что позволяет отвлечься от чисто внешних элементов изречения и сосредоточить внимание на более существенном в нем, но многие пословицы и поговорки употребляются в переносном смысле и потому не помещаются в рамки одной темы, а предметно-тематические классы неизменно взаимно осложняет задачу отнесения их к какой-либо одной теме. Например, куда можно и нужно отнести пословицу «Лучше хороший друг, чем плохая родня»? В раздел о родственных отношениях или в раздел о дружбе? Эта разбивка осуществляется каждым исследователем по-своему .

Лексическая классификация осуществляется по опорным словам пословицы, и этот способ позволяет легко отыскивать уже известные пословицы (пословицы о мастерстве и мастерах, хлебе и хлебопашцах), но эти же пословицы могут быть объединены в группу, которая говорит о труде и результатах труда и т .

д., т. е. одинаковые по смыслу, но разные по лексическому составу изречения могут попасть в разные группы, а разные по смыслу, но близкие по лексическому составу – в одну, что осложняет работу с пословицами и поговорками .

Генетическая классификация предлагает разделение пословиц и поговорок по признаку их происхождения, т. е. по языкам и народам. При такой классификации практически невозможно избежать бесконечного повторения одинаковых текстов. Монографическая классификация осуществляется путем группировки пословиц и поговорок по месту или времени их собирания с обязательным указанием имени собирателя .

Этот способ классификации позволяет изучить историю вопроса, но и здесь не удается избежать внутренней неупорядоченности и многочисленных повторов .

Наконец, сегодня исследователи задумываются об осуществлении грамматической классификации поговорок, поскольку каждая из них является составной частью предложения и может быть определена как грамматический компонент: подлежащее, сказуемое, определение, дополнение или обстоятельство. Например: «Он не храброго десятка (труслив)» или «Этот за словом в карман не полезет (разговорчив)» или «Хватит уже воду в ступе толочь (заниматься бесполезной болтовней или делом)». Здесь поговорка представляет собою образ, определяющий лицо, или образ, определяющий действие. К сожалению, сегодня предпринимаются только попытки осуществить подобную классификацию .

У каждого из перечисленных принципов классификации существуют свои достоинства и недостатки, все они в какой-то степени облегчают работу по поиску необходимого для исследований материала, но единой и удовлетворяющей самые разные запросы классификации нет до сих пор .

Язык народа аккумулирует и хранит богатый жизненный опыт, которым может воспользоваться каждое следующее поколение. Особенности мировоззрения и сам дух народа наиболее отчетливо проявляются в пословицах и поговорках, исследуя которые мы не только повышаем знания в области языка, но и приближаемся к пониманию образа мыслей и характера самого народа .

В рамках данной работы нами предпринята попытка распределить пословицы и поговорки по семантическому признаку, т. е. по общему значению всего выражения на определенную тему .

На наш взгляд, наиболее полно и точно черты национального характера проявляются в отношении к таким вечным человеческим ценностям, как правда, справедливость, любовь, милосердие, а наиболее отчетливо черты характера представителей той или иной национальности раскрываются в его отношении к родной земле, труду, времени и пространству, знаниям и тем или иным свойствам человеческой личности. Так, вряд ли можно найти народ, восхищающийся трусостью или леностью, презрительно относящийся к родной земле или своему народу, но нельзя сказать, что целостная картина мира складывается у представителей разных наций и народностей из абсолютно одинаковых составляющих, из единых и неизменных ценностей и представлений о мире и самом себе. Поэтому, предпринимая попытку распределить пословицы и поговорки русского и тувинского языков по семантическому признаку, мы надеялись выявить наиболее присущие менталитету народа способы реагирования на поступки и поведение человека, явления и изменения окружающего мира, взаимоотношения между людьми, что и определяет по сути поведение нации, уникальные черты национального характера .

Распределение пословиц и поговорок по определенным темам с раскрытием их внутреннего значения представляется нам одним из самых верных способов выявления особенностей национального менталитета. А метод сопоставления позволит выявить различия и сходство в чертах национального характера тувинского и русского народов .

Пословицы и поговорки – это взгляд народа как бы изнутри на себя самого, поэтому они наиболее полно раскрывают своеобразие языка и культуры того или иного народа. В них заключено философское, практическое и художественно-эстетическое осмысление природы, событий, человеческих отношений, основных законов бытия .

–  –  –

Данная глава посвящена выявлению сходства и различия в семантике пословиц и поговорок в русском и тувинском языках .

Наша классификация русских и тувинских пословиц и поговорок основана на классификации В. Даля Для русских пословиц и поговорок мы выделили 72 рубрики .

Активность, инициатива (Куй железо, пока горячо. На Бога надейся, а сам не плошай.); беда, горе, несчастье, бедность, недостаток в чем-либо, бездействие, беспечность (Гром не грянет, мужик не перекрестится. Как на охоту ехать, так собаки не кормлены.); бережливость, болтливость, боль, взаимопомощь, товарищество (Не с деньгами жить, а с добрыми людьми.);

видимость и сущность, расплата, выгода, глупость, гостеприимство, долг, ответственность (Долг платежом красен. Дружба дружбой, а служба службой.); дом, родина, досада, дружба, жадность (За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.), жизненный опыт, желание, жизненные трудности, запасливость, избыток, излишество, изобретательность, индивидуальность, коллектив, общество, компромисс, лень, любовь, красота, любопытство, молодость, неопытность, надежда, ожидание, начало и конец, неблагодарность, непоследовательность, обещание, одиночество, ошибка, опытность, мастерство, решительность, риск, своевременность, смелость, свобода, трудолюбие, причина и следствие, слухи и сплетни, смерть, скупость, трудное, безвыходное положение, ум, умеренность, утешение, учение, знания, характер, честь, язык .

Для тувинских пословиц и поговорок мы выделили 35 рубрик:

труд, мастерство (Руки работают, и живот сыт. Холдар ажылдап турда хырын тодуг. Кто любит труд, тот любит жизнь. Ажылга кызымак – амыдыралга ынак.);

народ, родина, мир, война (Тень не поймаешь, народ не обманешь .

Хой мегелетпес, холеге туттурбас. У птицы гнездо, у человека родина. Куш уялыг, кижи чурттуг.);

скупость, жадность (Алчность и голову снесет. Скупому друг не нужен. Харам кижиге эш херек чок.);

наставления, наблюдения (В толпе не суетись, как когээржик не вертись. Хой –биле холзеве, когээржик-биле калбаннава. От сиротства не умирают, от одиночества не погибают. Оскузунден олбес, чааскаанынга чалынмас.);

язык, слово, речь, знания (Не находит речей, как будто набрал в рот земли. Начал есть- доедай, начал говорить- договаривай. Соок хемдээш, хемиртизинге чедер, сос соглээш, эчизинге чедер.);

нрав человека (Рысь пестра снаружи, а человек внутри. Чылан шокары даштында кижи шокары иштинде.);

хвастовство (Хоть силен, грудь не выпячивай);

болтливость, пустословие (Болтливость, что пена. Хоорем чорук ковук ышкаш.);

мать, семья, родня, дети (Птица любит свое гнездо, жеребенок – мать .

Куш уязынга ынак, кулун иезинге ынак. Любовь братьев крепче скалы .

Халышкылар ынаа хая-даштан артык.);

дружба, взаимопомощь (Дружные сороки верблюда одолеют. Демниг сааскан теве тудуп чиир. Табуну нужен пастух, человеку товарищ. Малга маннаг херек, кижиге эш херек. );

бедность, богатство (Бедный нищете не покоряется. Богатством не гордись, бедности не стыдись. Бай мен дээш бардамнава, ядыы мен дээш мунгарава.);

лень, безделье (Из маленького лентяя большой лентяй может вырасти. Бичии чалгаа улуг чалгаага чедирер.);

народные идеалы (Старших уважай, младших воспитывай. Улугну хундулээр, уругну азыраар. Человек не продается: человек не имеет цены.);

об отношениях между людьми (От джута собака жиреет, от болезней лама богатеет. Чут болурга, ыт семириир, аарыг болурга, лама байыыр) .

В представленных нами классификациях пословиц и поговорок русского и тувинского языков полностью совпадают следующие категории нравственных представлений: активность, инициатива, бедность, бездействие, богатство, болтливость, взаимопомощь, видимость и сущность, вина, дружба, жадность, жизненный опыт, индивидуальность, красота, лень, труд, мастерство, безделье, надежда, ожидание, неблагодарность, обещание, одиночество, опытность, правда, причина и следствие, свобода, слухи, сплетни, смерть, скупость, семья, трудолюбие, трудное, безвыходное положение, утешение, учение, знание, характер, язык .

–  –  –

Сходство в семантике пословиц и поговорок русского и тувинского языков:

Во-первых, сближает пословицы двух народов их художественное своеобразие. Они отличаются художественной яркостью, организованностью, меткостью .

Во-вторых, одинаково и строение тувинских и русских пословиц .

Облегчает запоминание не только ритмика, но и разные созвучия и рифмы .

В-третьих, изобразительные средства языка придают народным изречениям яркость. Например: эпитет (Лукавой бабы и в ступе не истолчешь). Метафора (Жена поет, а муж волком воет). При использовании разных изобразительно-выразительных средств русские и тувинские поговорки очень близки по общему их значению, в котором заключено одобрение или неприятие тех или иных свойств человеческого характера, поступков, способов деятельности людей, отражены тончайшие особенности национального мировосприятия .

В классификации пословиц и поговорок тувинского языка не представлены такие категории как: боль, выгода, запасливость, избыток, излишество, изобретательность, коллектив, общество, начало, неожиданность, непоследовательность, ошибка, решительность, риск, своевременность, смелость, терпение, ум, умеренность .

–  –  –

Различия в семантике пословиц и поговорок русского и тувинского языков:

Во-первых, тувинские пословицы художественно воссоздают различные этапы истории Тувы и в своей семантике направлены на характеристику человека и его деятельности. Русские пословицы с общим иносказательным значением воспроизводят действительность во всем ее предметном и жизненном многообразии .

Во-вторых, в тувинских пословицах и поговорках полно раскрывается духовная культура народа, национальные идеалы и ценности. Русским пословицам и поговоркам присуща эмоциональность, открытое выражение чувств, юмор .

В-третьих, тувинские пословицы и поговорки отличаются дидактической формой, информация, представленная в них, часто носит безапелляционную, декларативную форму. В русских пословицах и поговорках отразились насмешливое отношение русского человека к собственной лени, непостоянству в словах и поступках .

В-четвертых, синтаксис тувинских пословиц также имеет свои особенности: многие пословицы делятся на две части. Первая из двух строкстихов содержит (чаще всего) природный образ, вторая – социальный. В русских пословицах преобладает образы-символы, позволяющие дать емкую и точную характеристику человеку, его деятельности или поступкам .

В классификации пословиц и поговорок русского языка представлены все категории, которые мы выделили для пословиц и поговорок тувинского языка .

На наш взгляд, наиболее продуктивной для выявления особенностей национального менталитета тувинского и русского народов может стать семантическая классификация пословиц и поговорок, т. е. разделение материала не просто по темам, но и определение общего смысла всего выражения с целью выявления сходства и различий во взглядах народов на жизнь и смерть, природу и человека во всех его проявлениях, что и составляет специфику национального характера .

«Стоглазым Аргусом» называл русские пословицы Н. В. Гоголь, отмечал способность пословиц и поговорок «все ведать, все знать, все понимать, обо всем догадываться» [21: 5]. И действительно, тематика русских поговорок чрезвычайно обширна. Русская пословица говорит о праздности, болтливости, крикливости, хвастовстве, поспешности, неряшливости, скупости, жадности, льстивости, неумении, гордыне, лжи, клевете, легкомыслии и прочих не самых лучших человеческих качествах с насмешкой, неодобрением, прямым осуждением, иногда с сарказмом. Но при этом не остается незамеченной и ни одна из человеческих добродетелей .

Пословица одобряет скромность, осмотрительность, бережливость, прямоту, восхищается храбростью, стойкостью, мастерством, щедростью, честностью, хвалит трудолюбие, порядочность, совестливость, разумность .

Уклад жизни русского народа, в основной своей массе крестьянземледельцев, существенно отличался от условий жизни тувинских аратов .

Русские жили в достаточно больших селениях вблизи пахотных земель и пастбищных угодий, чаще всего на берегах рек. Жизнь русского крестьянина была подчинена календарным циклам. Люди были заняты тяжелым повседневным трудом: пахота и боронование, сев и уход за посевами, осенью жатва, обмолот, заботы о сохранности зерна. Кроме того, каждый крестьянин имел, хоть и не всегда богатое, свое хозяйство. На крестьянском подворье разводили кур и гусей, держали коров, овец и свиней, хозяин, имевший свою лошадь, считался богатым. На земельных участках вблизи дома крестьяне выращивали овощи для себя. Все это обширное хозяйство требовало непрерывного труда и хлопот, навыков и умений, поэтому по отношению к труду судили о человеке: «Не от того оголели, что много ели, а от того оголели, что не вспотели»; «У лодыря Егорки на все отговорки»; «Люди жать, а он с поля бежать». Убежденность русского крестьянина в том, что только трудом можно добиться благополучия и достатка в доме непоколебима: «Труд человека кормит, а лень портит»; «Что припасешь, то и пожуешь»; «Что припасешь, то и в рот понесешь»; «Дело в руках – хлеб в устах»; «Всякий доход не приходит без хлопот». Труд был поистине тяжелым – все делали вручную, торопясь запастись зерном, сеном для скота, дровами, ягодами, грибами на долгую зиму. Пословица утверждала: «Ахи да охи не дадут ни крохи», подбадривала: «Глаза боятся, руки делают»; «Кто сеет да веет, тот не обеднеет»; предостерегала: «Под лежачий камень вода не течет» .

Земля для русского народа кормилица и мать, и дом родной, и место упокоения: «Мать сыра-земля всех кормит, всех поит, всех одевает, всех своим теплом согревает»; «Своя земля и в горсти мила»; «На чужой сторонушке рад своей воронушке»; «И кости по родной земле плачут» .

Семейный уклад, отношение между членами семьи, старшими и младшими также нашли отражение в пословицах и поговорках: «Там клад, где в семье лад»; «В семье любовь да совет, так и нужды нет»; «Муж и жена

– одна сатана». В детях воспитывали трудолюбие, скромность, настойчивость, бережливость и обязательно уважительное отношение к старшим: «Яйца курицу не учат», «Не спеши поперед батьки в пекло», «Сперва оперись, а потом и ввысь». Пословица отмечала, что «Муж жену любит здорову, а брат сестру - богату», напутствовала главу семьи: «Учи жену без детей, а детей без людей». Детей в семье не баловали, не потакали их капризам («Золотая слеза не выкатится»), рано приучали заботится о себе и выполнять посильную работу по дому, помня, что «Всякое семя знает свое время» и что «… В пору да в срок, так и будет толк» .

Русский человек редко бывал один, отличался разговорчивостью, способностью пошутить и над другими, и над самим собой. Поговорки запечатлели особенности русского характера и мировоззрения, позволяя сделать вывод о противоречивости и двойственности черт национального характера русского народа. Так, одна пословица гласит: 1. «Гости на гости – хозяину радости» - т. е. радушие и гостеприимство считаются большой добродетелью человека, но другая пословица опровергает предыдущую: 2 .

«Для того в гости едут, что дома нет обеда», тем самым доказывая, что не всегда гостя ждет радушный прием. Третья на эту же тему звучит почти как оскорбление: «Милости просим мимо ворот щей хлебать», а четвертая сообщает, что не всякий хозяин расположен угощать гостя: «Хозяин не ведал, что гость не обедал». Объясняется это, вероятно, еще и тем, что каждая из этих пословиц на одну тему, отражает разные обстоятельства .

Гостеприимство – отличительная черта и русского, и тувинского народов, но гости бывают разные. Желанные, которым хозяева всегда рады, незваные («Незваный гость хуже татарина»), назойливые и просто бесцеремонные, рискующие услышать рекомендацию проследовать мимо. Но бывают и негостеприимные и скупые хозяева, способные часами занимать гостя беседой, не предложив и чашки чая .

Столь же противоречивы и поговорки о труде. Одна гласит: «Работа не волк – в лес не убежит», третья высказывает убежденность: «От трудов праведных не наживешь палат каменных», - то есть, сколько бы ты ни работал, разбогатеть не суждено. Объясняется эта двойственность тем, что действительно, тяжкий повседневный труд русского крестьянина не приносил ему существенного дохода, обеспечивая лишь возможность как-то прокормить семью до следующего урожая. К тому же часто плодами его трудов пользовались представители других сословий, оставляя работнику крохи. Это было столь очевидно, что повергало в отчаяние, в минуты которого и рождались такие пословицы. Но всегда на помощь приходил природный оптимизм, столь же ярко выраженный в пословицах: «Работа черна, да денежна бела», «Терпение и труд все перетрут», «Не сиди сложа руки, так и не будет скуки!»

Чтобы правильно понять пословицу, необходимо выяснить отношение прямого ее смысла к предмету речи. Пословица служит аналогией жизненным явлениям, обстоятельствам, характеризует и оценивает то, о чем говорит: «Жизнь прожить – не поле перейти» - суждение общего характера;

«Молодость – пташкой, старость - черепашкой» - употребление отвлеченных имеющих широкое значение понятий; «Всяк сверчок хвалит свой шесток», «Кто смел, тот и съел» - используются обобщающие местоимения «всяк»

(всякий), «кто». В русских пословицах распространен и еще один прием обобщений – введение личных имен, которые часто употребляются с обобщающими местоимениями: «Всякому Демиду дорога своя обида» (свое больнее болит); «Филипп ко всему привык»; «Наш Исайка без струн балалайка»; «Пошел Демид, везде громит». Подобные поговорки характеризуют человека по определенному признаку черт характера или общему свойству личности .

Одним из ведущих свойств характера русского человека является способность не опускать руки в самых тяжелых ситуациях, а стремиться преодолеть любое препятствие: «Смелость города берет», «Кто смел, то и съел» - в данном случае смелость выступает в значениях «настойчивость (терпение)» и «решительность». В первом случае употреблена метонимия в сочетании с гиперболой «города», что усиливает значимость таких черт характера, как настойчивость, упорство (терпение), ведь именно эти качества помогают преодолевать трудности и препятствия на жизненном пути. А пословица «Кто смел, тот и съел» иносказательно одобряет способность человека проявить в нужный момент решительность и самообладание, что неизменно дает положительный результат .

Русским присуща эмоциональность, открытое выражение чувств, они словоохотливы, но при этом не любят пустую болтовню, лицемерие:

«Брехать – не топором махать, брехнул – да и отдохнул»; «За твоим языком не поспеешь босиком»; «Сверху ясно, снизу грязно» - т. е. под видимой дружелюбностью, приветливостью скрываются иные не самые добрые чувства, которые сравниваются с грязью .

Русский человек превыше всего ценит свободу: «Воля птичке дороже золотой клетки», «Своя воля дороже всего», «Хоть тяжела доля, да все своя воля» и наконец совсем уже откровенно: «Что хочу, то и ворочу» - о человеке, не ограничивающем себя ни в чем, и «Своя рука - владыка» .

Презрительное отношение к деньгам, богатству, тем более, если оно нажито нечестным путем, высказано в поговорках: «Даровой рубль дешев, нажитой дорог», «Легко добыто, легко и прожито». В то же время жизнь заставляет русского крестьянина быть бережливым: «Копейка рубль бережет», «Курочка по зернышку клюет, а сыта бывает», но в поговорках отразилось и презрительное отношение к накопительству: «На весь век не запасешься», «Всех денег не заработаешь» .

Пословица рождается из выстраданной целыми поколениями опытной мудрости. «Что не болит, то и не плачет» - то есть, в пословицах нет того, что не задевает ума и сердца, о чем не болит душа человека, что так или иначе не присутствует в повседневной его жизни. Об этом свидетельствуют и пословицы о пословицах: «Добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз», «Из поговорки слова не выкинешь», «И на твою спесь пословица есть», «Старинная пословица не мимо молвится», «Пословица плодуща и живуща», «Пословица несудима». И это действительно так. Никто не знает, кто сочинил пословицу, но все ее признают и ей покоряются как великой народной заповеди, находящей свое отражение в жизни, где человек ежедневно находит подтверждения верности народных умозаключений, примеряет каждое из них на себя и не находит возражений, поскольку в пословицах запечатлена вся правда и о жизни, и о нем самом .

К числу особенных свойств русского характера можно отнести самокритичность.

В пословицах отразилось насмешливое отношение русского человека к собственной лени: «Солнце выше ели, а мы еще не ели», ироническое отношение к собственным возможностям: «Не струшу, так отведу душу!», к стремлению преувеличить, приукрасить свои достоинства:

«Шила, мыла, гладила, катала, пряла, до лощила я – а все языком», к желанию не отстать от других, выглядеть не хуже тех, кому наряжаться позволяют средства: «Буду есть мякину,, а фасон не кину» .

Пословицы и поговорки отразили и такое свойство характера русского народа, как быстрая смена настроения: «Куда ни кинь – все клин» (все плохо), «Без беды – как без воды» (без беды не бывает и дня), «Идешь скоро

– нагонит горе, идешь тихо – нагонит лихо» - как ни старайся избежать напасти, она тебя не обойдет стороной. Однако тут же другие пословицы опровергают эти выводы: «Без муки нет науки», «Горького не едать, и сладкого не видать», «Не угадаешь, где найдешь, где потеряешь», «Не было бы счастья, да несчастье помогло». В самые тяжелые минуты русский крестьянин не теряет надежды на лучшую долю, на возможность обретения счастья, при этом счастье для него не синоним богатству («Жить широко, богато-хорошо, но и уже, беднее-не хуже»). Счастье – это мир на родной земле, вовремя обработанное и засеянное добрыми семенами поле, лад в семье, порядок в хозяйстве, добрые отношения с соседями, возможность отдохнуть и повеселиться, побеседовать с умным человеком .

Еще одной особенностью национального менталитета русского человека является философское отношение к смерти: смерть естественное завершение жизни, и со смертью связаны религиозные представления о будущем воскресении, о лучшей жизни в преображенном мире, где уже не будет ни смерти, ни слез, ни скорби. Этот спокойный взгляд на смерть отразился в пословицах: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», «Живому – именины, мертвому - помины», «Жить надейся, а умирать готовься», «Тяни лямку, пока не выкопают ямку», «Чем жить да век плакать, лучше спеть да умереть» .

Огромное внимание русская пословица уделяет Родине, самоотверженной любви к родной земле, к народным корням. «Без корня и полынь не растет» - убежден русский человек, влюбленный в свой край, в свою землю, поклоняющийся праху предкови непоколебимо уверенный в том, что «Где родился, там и пригодился» - то есть служение родной земле для него высшее благо. Но при этом он уважительно относится и к чужим землям, их нравам и обычаям, не прочь научиться у других народов чемунибудь нужному и полезному: «В какой народ придешь, такую шапку и наденешь», «В каком народе живешь, такого обычая и держись», «Чужая сторона прибавит ума». С чужбиной связаны мысли не только о необходимости менять образ жизни, поведение, но и о возможности обрести новый опыт, новые знания. Но тоска по родной земле в русском человеке пересиливают все остальные чувства: «За морем веселье, да чужое, а у нас и горе, да свое», то есть свое горе ближе сердцу, чем веселье на чужбине. И уж совсем отчаянное сравнение: «На чужбинке, словно в домовинке». Русский человек не мыслит своей жизни вне Родины, он не прочь побывать в чужих краях, научиться чему-то новому, но «Выйду на путь (на дорогу) – слезы текут, вспомню своих – и плачу по них» - в нескольких пословичных словах высказана громадная тоска по своей земле, по родным людям, отсюда и вывод: «Глупа та птица, которой гнездо свое не мило» .

Как показывают наблюдения, национальный менталитет, это, прежде всего, один из ведущих признаков нации – своеобразное и уникальное отражение общности ее интересов, выражающихся в чувстве достоинства и чувстве гордости за свой народ, в вере в духовные силы и творческий потенциал своего народа, в возрождение и сохранение исторической памяти как неотъемлемой принадлежности каждой нации .

Таким образом, русские пословицы с общим иносказательным значением воспроизводят действительность во всем ее предметном и жизненном многообразии, «оставаясь практической мудростью и вторгаясь в самые разные области людского бытия, образуют огромный пласт творчества, и самая образность их является высоким образцом запечатления людских чувств» [2: 245] .

По ширине охвата действительности не отстают от них тувинские пословицы. Тувинцы – народ древней истории и самобытной культуры. Их всегда отличали самобытность, своеобразие, самостоятельность языка, живое воображение, энергичность, жизнелюбие, чувство личного достоинства, любопытство и предельная внимательность к явлениям и предметам окружающего мира .

Суровые условия кочевой жизни тувинцев обусловили их отношение к предметам быта. Так, пословица «Где чум, там и жизнь» само существование человека связывает с наличием жилища. Столь же важны для выживания в лютые морозы одежда и обувь («В драной обуви до порога далеко»); огонь в очаге, который и согревает, и позволяет приготовить пищу, и очищает;

запасы мяса, считавшегося основной пищей наряду с молочными продуктами .

Тувинские пословицы художественно воссоздают различные этапы истории Тувы, фиксируют семейно-бытовой, хозяйственный, социальный и морально-нравственный уклад жизни. В тувинских пословицах и поговорках всеобъмлюще полно раскрывается духовная культура народа: национальные идеалы и ценности, взгляд на прошлое, настоящее и будущее, отношение к жизни, труду, человеку и человеческим отношениям, поступкам, надеждам и стремлениям. Из совокупности этих взглядов и отношений и складывается менталитет народа – традиционное народное мировоззрение, нашедшее свое выражение в языке .

Огромное внимание в тувинских пословицах обращено на труд:

«Трудолюбивому – почет, ленивому - насмешки» (Кежээнин мурнунда – хунду, чалгаанын мурнунда - кочу), «Трудился – бери себе вдоволь муки, ленился – остались пустыми мешки» (Шалыпчыда – крупчаат, чалгаапайда – куруг аас). Каждый ребенок легко усваивал эти запечатленные в пословице истины, получая прививку от лени на всю жизнь. Работы же в тувинских семьях хватало всем, а предметом особой заботы были орудия труда, облегающие дело, позволяющие быстро справиться с задачей: «Был бы нож – добыча попадается», «Без посоха за стадом не походишь, крючка не сделав, юрту не закроешь» (Кадарчыга даянгыыш херек, хаалгага сенчи херек), «С трела неоперенная добычи не найдет – беспечность безоглядная в ловушку попадет» (Согунну чуглевеске кыйбаар, соон шугбеске кызагдаар) .

Если русские крестьяне селились и жили общинами и могли рассчитывать на помощь общины, то арат-кочевник очень часто вынужден был полагаться только на собственные силы, мастерство и выносливость. Вот почему он придает большое значение предметам, необходимым для выживания .

Если для русского крестьянина конь большое подспорье в труде, то в тувинских пословицах он ассоциируется с другом, верным помощником, почти членом семьи: «Друг работал за тебя – не заметишь, конь в дороге исхудал – не накормишь» (Ажыктыг эжиннин дузазын билбес, арган аъдынын човаарын билбес) - пословица предостерегает от черствости, невнимательности к каждому живому существу, утверждая, что тот, кто «Вгорячах скотину не ударит, человека обижать не станет» .

Удивительны по насыщенности национальным колоритом пословичные аналогии: «Войлок растянется, ребенок вырастет» (Кидис шойлур, кижи озер), «К привязи коня приучают. Словом молодых поучают»

(Аътты баглап ооредир, аныяан сургап ооредир), «Шубу не надеваешь – иззябнешь, прошлое забываешь - ослабнешь» (Эгейни кетпеске соок болур, эргини билбеске соора болур) .

Дети считались главным богатством в семье, а воспитывались примером родителей: «Старший в семье всех мудрее, младший в семье всех милее» (Улустун улуу чагыглыг, уругнун хеймери чассыг), «Слово отцово запоминай, слово матери уважай» (Ада созун ажырып болбас, ие созун ижип болбас), «Дочь при матери умелой станет, сын с отцом послушным вырастает» ( иелиг кыс шевер, адалыг оол томаанныг) .

Тувинские пословицы и поговорки отличаются дидактической формой, информация, представленная в них, часто носит безапелляционную, декларативную форму. Народный опыт представлен в виде моральнонравственных суждений, оценок.

Назидательный тон тувинских пословиц обусловил использование преимущественно реалистических образов и приемов художественного изображения, большинство из пословиц и поговорок основано на прямом двучленном психологическом параллелизме:

«Табун идет шум стоит, судилище идет-стон стоит» (Чылгы кээрге, дааш унер, чыыш кээрге, алгы унер). Впечатление усиливается от того, что один чиновник может вызвать большее волнение, чем табун лошадей. Кроме того, появление табуна сопровождается естественным шумом от множества копыт, а появление чыыша – стоном, т. е. «протяженным звуком, издаваемым от сильной боли, страдания» [24: 708]. Так формируется образ чиновника как образ абсолютного зла .

В других пословицах представлена значительно большая близость природных и социальных образов, в них явлена суть обозначенных образами лиц, предметов, явлений: «От обгоревшего дерева одна сажа, от плохого человека один вред» (Пар ыяш хоолуг, бак кижи балалыг). Обгоревшее – «неживое, ни на что не годное»- ассоциируется с человеческими качествами, выраженными определением «плохой» - «лишенный положительных качеств» [24: 481]. Прямой параллелизм подчеркивает негативное отношение к людям, не способным на сознательную полезную для себя и окружающих .

Многие тувинские пословицы утверждают родство природных исоциальных образов .

«На ветвистом дереве птицы гнездятся, в доброй юрте народ собирается» (Будуктуг ыяшка куш чыглыр, буянныг огге чон чыглыр). Эта пословица выражает представления народа о любви, доброте и гостеприимстве. Как хватает места множеству птиц на ветвистом дереве (добром дереве), так всем хватит места в доброй юрте, где царят мир и любовь, семейное благополучие .

Синтаксис тувинских пословиц также имеет свои особенности: многие пословицы делятся на две части. Первая из двух строк-стихов содержит (чаще всего) природный образ, вторая – социальный. Например: «Рысь пестра снаружи, а человек - внутри» (Чылан шокары даштында, кижи шокары иштинде). В силу этого большинство пословиц являют собою нечленимое целое, в котором и обнаруживает себя общий смысл .

Национальной образностью отличаются и присущие поговоркам и пословицам народов всего мира тропы: метафоры, аллегории, сравнения, гиперболы и т. д. Метафора «Волку не давай овец пасти, в подоле огонь не носи», т. е. не действуй опрометчиво и безрассудно; гипербола: «На своей голове верблюда не заметил, у товарища на голове иголку разглядел» призвана подчеркнуть негативное отношение к склонности судить других, не замечая собственных недостатков; сравнение: «Злость, что шило, скупость, что путы» .

Все эти выражения носят ярко выраженный национальный колорит .

Образы волка-хищника, овец, верблюда, иголки, шила, пут взяты из обыденной жизни тувинского народа, что делает пословицы и поговорки понятными и запоминающимися именно для представителей этой национальности, позволяет воспринимать однозначно их буквальный, реалистически конкретный смысл .

Двучленность тувинских пословиц обеспечивает им синтаксическое единство и смысловую законченность. Только целостное восприятие пословиц позволяет выявить их глубинный смысл, в котором и открываются особенности и уникальность национального менталитета народа, создавшего этот жанр .

«Вопреки тяжелым условиям существования и нищете, - пишет Г. Н .

Курбатский, - тувинцы сохранили и развили художественно- эстетическое чувство, возвышенно-поэтический фольклор – важный элемент духовной, художественной культуры, действенную социально-культурную силу» [21:

328] .

Пословицы и поговорки тувинского народа стали неотъемлемым элементом национального фольклора, который не только формировал интуитивно-материалистическое мировоззрение тувинцев, их нравственноэстетические принципы, но и в отсутствие устойчивой письменной традиции был основным способом выражения народного мировоззрения и самосознания .

Национальное своеобразие пословиц и поговорок обусловлено спецификой жизни тувинского народа: отдаленностью от центров цивилизации, замкнутостью общинно-родового быта, отсутствием торговых и культурных связей между кожуунами, уникальностью природных условий Тувы, в которой есть и горы, и тайга, и степи, и полупустыня, и каменистая тундра .

Тувинцы обожествляли природу и поклонялись ей, считая себя ее детьми и прилежными учениками, осознавая, как сильна зависимость человека от природы и как часто он бессилен перед ней: «Рукой дно моря не достанешь, вершину Танды не заарканишь» .

Кочевой уклад жизни – это постоянные перемещения, выбор наиболее удобного для пастьбы места, которые требовали от человека от человека выносливости, наблюдательности, осторожности и специальных навыков, а также определенных свойств характера: «Вспыльчивый степь не перейдет .

Сердитый перевал не осилит». Суровый быт требовал от человека собранности, стойкости и терпеливости. Без этих качеств трудно было бы заарканить коня или добыть зверя, выжить в мороз в открытой степи или вручную изготовить седло, сбрую, выделать кошму, сшить одежду и обувь, поставить и обустроить юрту .

Пословицы осуждают суетливость и спешку («В толпе не суетись, как когээржик, не вертись» (Хой-биле холзеве, когээржик-биле калбаннава);

«Торопливая мышь в молоке утонет» (Далашкан куске сутке дужер)); лень и болтливость («Ленивому коню – путь далек» Чалгаа аътка орук ырак;

«Болтливость что пена» Хоорем чорук ковук ышкаш); скупость и жадность («Скупая хозяйка юрту срамит» Харам кадай ог чуду; «Алчность и голову снесет»), хвастовство и безрассудство («Богатством не кичись, перед другом не заносись» Эдинге элбээргевес, эжинге кооргетинмес; «Без оглядки живущий в беду попадет») .

Большее количество тувинских пословиц содержат в себе наблюдения и выступают в качестве наставлений и часто в прямом значении: «Сытому и курдюк барашка жесткий» (Тодуг кижээ тогду кудуруу кадыг), «После ливня солнце светит ярче», «Не бросай огонь в осоку, не питай к друзьям ненависти». Однако многие пословицы построены на сравнении или антитезе: «Злость, что шило, скупость, что путы», «Непогода пройдет, а плохой нрав - нет», содержат в себе скрытый смысл: «От джута собака жиреет, от болезней лама богатеет» - лама в этой пословице сравнивается с собакой, что выдает презрительное к нему отношение, а упоминание джута – болезни, от которого погибали сотни животных, и тогда собаки объедались мясом павшего скота, и болезней людей, когда бедняк вынужден был отдавать последнее ламе за помощь больному, делает оценку еще более презрительной .

По убеждению тувинцев, «Кто любит труд, тот любит жизнь» (Ажылга ынак кижи чуртталгага ынак), поэтому пословица воспевает трудолюбие и мастерство как достоинства человека и безжалостно высмеивает неумех и лентяев. В пословицах отразился взгляд на семью, родство, на воспитание детей и отношение к старшим. Пословицы тувинского народа запечатлели любовь к родной земле, возвеличили дружбу и взаимопомощь, честность и отзывчивость, скромность и добросердечие .

Особую эмоциональность, образность и выразительность тувинские пословицы и поговорки приобрели за счет широкого использования в них таких стилистических фигур как антитеза, анафора, таких изобразительных и выразительных средств языка, как метафора, метонимия, синекдоха, аллегория, сравнение, эмоционально окрашенные эпитеты, носящие оценочный характер .

Значительная часть из дошедших до нас и русских, и тувинских пословиц сложилась в эпоху натурального хозяйства и патриархального уклада жизни, поэтому в них запечатлены многочисленные приметы народного быта, остатки мировоззрения, вынесенного из эпохи язычества, когда отмечалось разнообразие культовых и обрядовых отправлений .

Русские крестьяне жили и работали общиной, находясь в тягчайшей зависимости от господ. Тувинцы-скотоводы вели собственное хозяйство, чаще всего бедняцкое, и также находились под гнетом баев, часто за долги работали даром, несли определенные повинности. Отсюда так велико стремление обоих народов к свободе и такое презрение к богатеямугнетателям .

Схожи в мировоззрении тувинцев и русских представления о труде и безделье, искренности и лицемерии, мастерстве и нерадивости, дружбе и гостеприимстве, велика любовь к родной земле, своему краю, своему народу .

Выводы по второй главе В результате исследования пословиц и поговорок русского и тувинского народов удалось выявить особенности отраженной в национальных менталитетах целостной картины мира в ее ценностных ориентирах, выработанных многовековым опытом, полученным в процессе жизни в определенных политических, экономических и социальных условиях .

В идеоматике языков, национально специфичных по определению, отобразились система ценностей, общественная мораль, отношение народов к окружающей действительности, к людям, к природе, к общечеловеческим ценностям, представления о своем народе и себе как представителе этого народа, созвавшего уникальную духовную культуру .

При полном совпадении представлений о высших нравственных ценностях, каковыми являются патриотизм, добро, справедливость, личностная свобода и человеческое достоинство, наблюдаются различия во взглядах на жизнь и на смерть, на некоторые свойства человеческого характера и жизненные явления. (См. приложения) .

В национальном менталитете русского народа ярко выражено стремление следовать канонам христианства, требующим кротости, смирения и терпения, что не всегда удавалось при неистребимой вере в торжество справедливости и правды на земле. Отсюда и двойственность национального характера русских, которому свойственны и долготерпение, и внезапный бунт, и скромность, и самонадеянность, трудолюбие и лень, легкомысленная надежда на то, что как-нибудь все само-собой устроится и обойдется. Но это отнюдь не превалирующие черты национального характера русского народа – это только незначительные, но уникальные штрихи национального менталитета, в котором на первом плане стоит широта натуры, сила духа, глубокая вера в правду и справедливость, добродушие и отзывчивость, уважительное отношение к человеку .

Главной отличительной особенностью национального характера тувинского народа можно назвать эмоциональную сдержанность, склонность к созерцательности, сочетание романтизма и рациональности во взглядах на окружающий мир, стойкость языческих верований, внутреннюю закрытость

– способность скрывать свои чувства и переживания, глубокую веру в возможность счастливого будущего, уважение к народным обычаям, укладу жизни, знаниям предков, любовь к семье, поколение природе и бережное к ней отношение .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, ментальные представления народа шлифуются, превращаясь в коллективный опыт, в течение многих веков и отразились в языке этноса, который так же непрерывен и долговечен, как и само этническое существование, этническая история .

Пословицы и поговорки, являясь языковыми клише, неизменно отражают в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают из поколения в поколение культурные установки и стереотипы, в пословичном фонде любого языка наиболее полно отражается менталитет народа – народный склад ума, способы мышления, нравственные установки и ценности .

В процессе исследования и сравнительного анализа содержания русских и тувинских пословиц и поговорок мы стремились выявить особенности национального менталитета русского и тувинского народов, представленные в языке в системе характерных для него образов, эталонов, символов и т. д .

При распределении пословиц и поговорок по семантическому принципу, нами выявлены совпадения у тувинского и русского народов во взглядах на жизнь, труд, дружбу, родину, свободу, дом, семью. Полностью совпадают такие категории нравственных представлений, как взгляд на беду, несчастье, горе; бедность и зависимость; болтливость и глупость; долг и ответственность; жадность и скупость; торопливость и медлительность;

видимость и сущность; причину и следствие; учение и знания; социальные отношения; трудолюбие и мастерство; изворотливость и хитрость; трусость и льстивость .

В то же время выявлены существенные различия во взглядах народов на смерть, безвыходное положение; смелость и решительность; запасливость, избыток и излишество; сиротство и одиночество; возраст и опытность;

терпение и упорство .

В русском языке шире представлены такие категории, как гордыня, зазнайство, спесивость, лицемерие, кротость, легкомыслие и беспечность, хитрость, мстительность и коварство. Большое внимание русская пословица уделяет таким человеческим качествам, как трудолюбие, упорство, честность, милосердие, эмоционально одобряя или порицая те или иные качества человеческой личности. Особенное внимание уделяется таким категориям нравственности, как правдоискательство, справедливость, свободолюбие, независимость, человеческое достоинство .

Тувинские пословицы и поговорки значительно большее внимание уделяют таким человеческим качествам, как доброта, открытость, сдержанность, физическая выносливость и осторожность. Объясняется это тем, что в отличие от русского крестьянина-земледельца тувинский скотовод большую часть времени проводил в одиночестве, перегоняя отару с пастбища на пастбище, при этом труд его не был подчинен календарным циклам – это был тяжелый каждодневный и часто круглосуточный труд в течение целого года. Поэтому тувинец-арат во всем вынужден был полагаться только на собственные силы и выдержку, ему необходимы были такие качества, как наблюдательность и осторожность, внимательность и хладнокровие. Условия жизни и труда, многовековое следование традициям и обрядам, определяющим правила поведения в семье, на людях, при встрече с другими людьми или приеме гостя выработали привычку не говорить лишних слов, дорожить каждым часом общения или отдыха, экономить силы, осуществляя любой вид деятельности, выполнять работу в строгой последовательности, не допуская суеты и спешки .

Русский крестьянин любит и хорошо поработать, и словно отдохнуть, но он не прочь и отодвинуть дело ради забавы или праздника: «Работа не волк в лес не убежит», а иногда и вовсе не приступать к ней: «От работы кони дохнут». В нем сильно коллективное начало – крестьянская община приучала к коллективной ответственности, вынуждала оглядываться на решение, вынесенные общиной .

В тувинских пословицах отчетливо прослеживается забота о сохранении рода, вероятно, продиктованная малочисленностью народа, о сбережении родной земли, страстная мечта о свободе, справедливости и более счастливой доле .

Привычные к тяжкому труду араты знали, что выжить можно, только обладая необходимой сноровкой и навыками, заботясь друг о друге и о сохранности природы, от которой во многом зависело благополучие .

Пословицы отразили главную особенность мировоззрения народа Тувы – серьезное, вдумчивое отношение к окружающему миру, бережное отношение к человеку и природе, наблюдательность и умение извлекать из бытийных фактов самые значительные с тем, чтобы передать свои знания и жизненный опыт будущим поколениям. Все это отражено в пословицах и поговорках тувинского народа, чаще всего носящих характер наблюдений и наставлений .

Иные социальные, экономические и политические условия жизни русского народа отразились в обширной тематике русских пословиц. В них говорится о быте и крепостничестве, о войнах и мире, о воеводах и служителях церкви, о Боге и религии, о торговле и кодексе поведения .

Русская пословица искрится юмором, в ней много критики и сатиры, а порой и сарказма. Все это свидетельствует об особенном отношении русского народа к жизни, невзгодам и радостям, ставшем основой национального менталитета, в котором основными чертами стали широта русской души, сила духа, упорство и правдоискательство при способности поддаваться лени, проявлять небрежность в работе, рисковать без надобности, преувеличивать свои возможности и способности .

Тем не менее, нравственные принципы, выраженные пословицами и поговорками тувинского и русского народов имеют почти абсолютное сходство, а вот представления о жизни и смерти, о предназначении и возможностях человека и отдельных свойствах человеческого характера имеют некоторые отличия .

Касаясь принципов создания образа в пословицах и поговорках, можно отметить, что здесь оба народа прибегают к многочисленным выразительным средствам национальных языков, прибегая к простым и развернутым сравнениям, используя метафоры и олицетворения, метонимическую замену одних понятий другими, разнообразные виды антитезы и формы тавтологии, разные приемы композиции: синтаксический параллелизм, разнообразные формы ассонансов и аллитераций. Русские пословицы чаще всего рифмованы. Все эти приемы позволяют создать емкую образность без развернутого изображения, что делает пословицы и поговорки легко запоминающимися при очень сжатом и весьма емком содержании, в котором и отразились особенности национального менталитета двух народов .

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аникин В. П. Русские народные пословицы и поговорки, загадки и детский фольклор. – М. : Учпедгиз, 1957 .

2. Аникин В. П. Русское устное народное творчество. / Учеб. Для вузов. – 3-е изд., стер. – М. : Высш. шк., 2009 .

3. Аникин В. П. Русский фольклор: Учеб. Пособие для вузов. – М. :

Высш. шк., 1987 .

4. Аникин В. П., Круглов Ю. Г. Русское народное поэтическое творчество. – Л.: Просвещение, 1987 .

5. Аникин В. П. Искусство слова в пословицах и поговорках // Словарь русских пословиц и поговорок. – 9-е изд., стереотип. – М. : Рус. яз, 2002 .

6. Анисов М. И. Некоторые вопросы педагогики в тувинских пословицах и поговорках / Сборник научно-методических статей. – Кызыл: Тувинское книжное изд-во, 1968 .

7. Аранчын Ю.Л. Исторический путь тувинского народа к социализму .

– Новосибирск: Наука, 1982 .

8. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. – М. : Языки рус. культуры, 1999 .

9. Виноградов В. В. История русских лингвистических учений: Учеб .

пособие / Сост. Ю. А. Бельчиков; Предисловие Ю. А. Бельчикова.Изд.2-е, испр. и доп.- М. : Высш. шк., 2005 .

10. Вайнштейн С. И. Мир кочевников центра Азии. – М. : Наука, 1971 .

11. Вдовин И. С. О соотношении фольклора с историкоэтнографическими данными. / Фольклор и этнография. – Л. : Наука, 1970 .

12. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. – М. : Прогресс, 1985 .

13. Дьяконова В. П. Роль традиционных народных знаний в животноводстве Тувы и Алтая // Культурные традиции народов Сибири. – Л.: Наука, 1980 .

14. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов.- М. :

Просвещение, 1978 .

15. Зуева Т. В., Кирдан Б. П. Русский фольклор: Учебник для высших учебных заведений. – 5-е изд. – М. : Флинта; Наука, 2003 .

16. Залевская А. А. Индивидуальное знание. Специфика и принципы функционирования. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 1992 .

17. История Тувы: В 2 т. – Тт 1-2. – 2-е изд; перераб. и доп. / Под общ .

ред. С. И. Вайнштейна, М. Х. Маннай-оола. – Новосибирск: Наука, 2001 .

18.Курбатский Г. Н. Нравственный идеал тувинцев в пословицах и поговорках. – Кызыл: Тувинское книжное изд-во, 1984 .

19. Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. – М. :

Наука, 1989 .

20. Кенин-Лопсан М. Б. Традиционная культура тувинцев. – Кызыл:

Тувинское книжн. изд-во, 2007 .

21.Кравцов Н. И., Лазутин С. Г. Русское устное народное творчество:

Учебник для филологических специальностей ун-тов. – 2-е изд., испр. И доп. – М.: Высш. шк., 1983 .

22.Курбатский Г. Н. Тувинцы в своем фольклоре. Иторикоэтнографические аспекты тувинского фольклора. – Кызыл:

Тувинское книжное изд-во, 2001 .

23. Кужугет А. К. Духовная культура тувинцев: структура и трансформация. – Кемерова: Кем ГУКИ, 2006 .

24. Кужугет А. К. Традиционные нормы поведения и общения тувинцев в быту // Культура тувинцев: Традиция и современность. – Кызыл: Тувинское книжн. изд-во, 1989 .

25. Колмаков В. Ю. Семантика менталитета // Современная этнопсихология. Хрестоматия. – Мн. : Харвест, 2003 .

26.Маннай-оол М. Х. Тувинцы: Происхождение и формирование этноса. – Новосибирск, Наука, 2004 .

27.Максимов С. В. Крылатые слова и выражения русского народа. – М .

: ЭКСМО-Пресс, 2001 .

28. Маслова В. Л. Лингвокультурология. – М. : Академия, 2001 .

29. Ментальность россиян. Специфика сознания больших групп населения Росси. _ М. : Психологический институт РАН, 1997 .

30.Народные знания. Фольклор. Народное искусство. – М. : Наука, 1991 .

31.Потебня А. А. Из лекций по теории словесности / Русское устное народное творчество: Хрестоматия по фольклористике. / Под ред. Ю Г. Круглова. – М.: Высш. шк., 2003 .

32. Потапов Л. П. Очерки народного быта тувинцев. – М. : Наука, 1969 .

33. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории: Проблемы палеопсихологии. – М. : Мысль, 1974 .

34.Русские пословицы и поговорки / Под ред. В Аникина; Предисл. В .

Аникина; Сост. Ф. Селиванов, Б Кирдан, В. Аникин. – Худож. Лит., 1989 .

35.Русское народное поэтическое творчество: Хрестоматия по фольклористике. – М. : Высш. шк., 1986 .

36.Русский язык и культура речи: Хрестоматия для дистанц. Обучения / Сост. Н. В. Отургашева. – Новосибирск: Соб АГС, 2002 .

37.Скворцов Л. И. Теоретические основы культуры речи. – М. : Наука, 1980 .

38.Смирнова М. В. Скоровогорки. Пословицы и поговорки. Загадки. – М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2005 .

39. Самдан З. Б. Лики тувинской словесности. За фольклорным жемчугом. – Кызыл: Тувинское книжн. изд-во, 2001 .

40.Сепир Э. Избранные Труды по языкознанию и культурологии. – М. :

Прогресс, 1993 .

41.Снегирев И. М. Обозрение пословиц. Русское народное творчество:

Хрестоматия по фольклористике. / Под ред. Ю.Г. Круглова. – М. :

Высш. шк., 2003 .

42.Серебренников Б. А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и мышление. – М. : Наука, 1988 .

43.Саган-оол О. К., Хадаханэ М. А. Мудрость народа. / Перевод С. В .

Козловой. – Кызыл: Тувинское книжное изд-во, 1976 .

44. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспект. – М. : Языки русской культуры, 1996 .

45. Тарланов З. К. Язык. Этнос. Время: Очерки по русскому и общему языкознанию. – Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского ун-та, 1999 .

46. Узнадзе Д. Н. Внутренняя форма языка. Психология установки. – СПб. : Питер, 2001 .

47. Фельдман В. Р. Традиционное общество народов Центральной Азии: пространственно-временные характеристики, механизмы организации и самоорганизации. – Кызыл: Изд-во ТывГУ, 2009 .

48. Шаповалов А. И. История ментальностей: проблема методологии. – М. : Социум, 1996 .

49. Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира. – М. : Языки славянской культуры, 2002 .

Словари, справочники, статьи

50. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – М. : Ком .

Книга, 2007 .

51. Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А .

Кузнецова. – СПб. : Норинт, 2000 .

52.Даль В. И. Пословицы русского народа. – М. : Изд-во ЭКСМО: издво ННН, 2003 .

53.Даль В. И. Толковый словарь русского языка. – М. : ЭКСМО, 2009 .

54.Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. – М. : Русский язык, 1998 .

55. Замалетдинов Р. Р., Замалетдинова Г. Ф. о роли пословиц в исследовании национально культурных особенностей языкового сознания. – «Вестник Татарского государственного гуманитарнопедагогического ун-та». – 2010. № 2 (20) С. 37-43 .

56. Нечаева Е. Ф. Языковое сознание и национальный менталитет (к вопросу о терминологии). – «Вестник» ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2009. № 3. С. 30-33 .

57.Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. – М. 6 ОНИКС, 2006 .

58.Словарь синонимов. / Под ред. Т. Н. Гурьевой. – М. : Мир книги, 2004 .

59.Словарь иностранных слов. / Под ред. Л. С. Шаумяна. – М. : Сов .

Энциклопедия, 1976 .

60.Словарь иностранных слов / Под ред. Т. Н. Гурьевой. – М. : Мир книги, 2004 .

61.Тувинские пословицы и поговорки: Сборник / Сост. М. Хадаханэ, О .

Саган-оол. – Кызыл: Тувинское книжное изд-во, 1966 .

62.Философский энциклопедический словарь / Под ред. Е. ф. Губского .

– М. 6 Изд-во Цифра, 2002 .

63. Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А. И .

Молоткова. – М. : Русский язык, 1986 .

64. Шарипов Р. Г. Понятие менталитета этнокультурных общностей. – Вестник Башкирского ун-та. – 1997. № 2. С. 81-84 .

65.Шафиков С. Г. Лингвокультурология, язык и национальный менталитет. – Вестник Башкирского ун-та. – 2013. Т. 18. № 3. С. 763



Похожие работы:

«т МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН М.ЮСУПОВ, Е.ПЕТРОВ, Ф.АХМЕТОВА ОВОЩЕВОДСТВО КАЗАХСТАНА 2-ТОМ АЛМАШ-2000 РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ИЗДАТЕЛЬСКИЙ КАБИНЕТ КАЗАХСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ ИМ. И. АЛТЫНСАРИНА М. Юсулов, Е. П...»

«НАЦЫЯНАЛЬНАЯ АКАДЭМІЯ НАВУК БЕЛАРУСІ Дзяржаўная навуковая ўстанова "ЦЭНТР ДАСЛЕДАВАННЯЎ БЕЛАРУСКАЙ КУЛЬТУРЫ, МОВЫ І ЛІТАРАТУРЫ" філіял "ІНСТЫТУТ МАСТАЦТВАЗНАЎСТВА, ЭТНАГРАФІІ І ФАЛЬКЛОРУ ІМЯ КАНДРАТА КРАПІВЫ" ПЫТАННІ МАСТАЦТВАЗНА...»

«ГБПОУ Новгородский областной колледж искусств им. С.В. Рахманинова УТВЕРЖДАЮ Директор колледжа _ В.И. Гладилина "_" 201 г . Менеджмент в социально-культурной сфере (дисциплина) 510202 Социально-культурная деятельность (по видам) (код и наименование спец...»

«Черепахин М.А. магистр философии, аспирант, Московский государственный технологический университет "Станкин", г. Москва, Российская Федерация Культура информационного общества как знаково-символическая система в социально-филосо...»

«ЕВРАЗИЙСКИЙ ВЕКТОР — ИНТЕГРАЦИЯ БУДУЩЕГО ЦИОННЫЙ К ЕГРА ЛУ НТ Б И И ИИ П РФ Е Ц ПР РА Ц ИИ Д Е Д ЕД Е Р А Е ДС ЕР Ь Н Е Д А Т ЕЛ Е СО В Е Т А Ф Ф Е АЛ ОГО ОЙ СОБРА НИЯ К РОССИЙС ЕЖЕГОДНЫЙ ДОКЛАД ИНТЕГРАЦИОННОГО...»

«Лабиринт #1/2014 #6/2014 Журнал социально-гуманитарных исследований ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ А. де Лазари Лазари Анджей де / de Lazari Andrzej (Лодзь, Польша) — доктор наук, профессор Лодзинского университета. E-mail: alazari@uni. lodz.pl С...»

«ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМЕНИ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА МУНИЦИПАЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ КУЛЬТУРЫ "ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ГОРОДА ЯРОСЛАВЛЯ" Влияние животных на здоровье человека: аннотированный указатель журнальных публикаций Ярославль 53.5 А 67 Анималотерапия: влияние животных на...»

«Терещенко Татьяна Сергеевна ДИХОТОМИЯ РИМЛЯНЕ ВАРВАРЫ, ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ГРАНИЦЫ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭПОХИ ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ В статье исследуется этнокультурная трансформация эпохи Великого переселения народов по ключевым параметрам: этнонимы, дихотомия римляне варвары, этническая идентичнос...»

«Как есть больше и худеть Виктория Доломанова vmestodiet.ru Сегодня ты узнаешь: Популярная ложь про похудение • Главные причины переедания и что делать, чтобы • его остановить Почему не все калории равны • Как есть БОЛЬШЕ и худеть б...»

«беседа РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИЙ ЖУРНАЛ Л Е Н И Н ГРА Д -П А РИ Ж Журнал ’’Беседа” ставит себе целью публика­ цию статей на религиозные, философские и обще­ культурны е темы. Журнал намерен печатать рабо­ ты авторов, живущих к а к в Советском Союзе, так и в эмиграции. Журнал будет стремиться...»

«іьад КІСНАКЭ ІЕ К.ОУА11МЕ ІАТШ ОЕ ІЁК.и8АИЕМ РКЕРАСЕ ^Е КЕЫЕ СКОУ55ЕТ Ргеззез ипіегзііаігез сіе Ргапсе 108, Воиіеагсі Заіпі-Сегшаіп, Рагіз ЖАН РИШАР ЛАТИНО ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО ЕВРАЗИЯ СанктПетербург Б Б К 63.3(0)4 УДК 94 Р57 З а помощь в осуществлении...»

«КАЧЕСТВЕННАЯ РЫБА И МОРЕПРОДУКТЫ ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ КАТА ЛОГ 2013 / 2014 О КОМПАНИИ: ООО "АГАМА ФУДСЕРВИС" стремится стать лидером в категориях "Рыба", "Креветка" и "Морепродукты", оперируя в сегменте поставок продукц...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.