WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«! ! ! МОИСЕЕВ ВЛАДИСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ ! ! ! НОВЫЕ МЕДИА: ФИЛОСОФИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА И СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ! ! ! ...»

На правах рукописи

!

!

!

МОИСЕЕВ ВЛАДИСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ

!

!

!

НОВЫЕ МЕДИА: ФИЛОСОФИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА И

СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

!

!

!

Специальность 09.00.13 — философская антропология, философия культуры

!

!

!

!

!

Автореферат

!

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

!

!

!

!

Москва – 2016 :2 Диссертация выполнена на кафедре ЮНЕСКО Института государственной службы и управления Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» .

Научный руководитель: Егоров Владимир Константинович, доктор философских наук, профессор !

Официальные оппоненты: Ключарев Григорий Артурович, д о кто р ф и л о с о ф с к и х н ау к, профессор, руководитель «Центра социологии науки, образования и культуры» Ф Г Б У И « И н с т и т у т социологии РАН»

!

Бузская Ольга Маратовна, кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры философии ФГБОУ ВО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»

!

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Российский университет дружбы народов»



!

Защита диссертации состоится 24 ноября 2016 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 504.001.11 на базе Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, Москва, про

–  –  –

Актуальность темы исследования. За последние два десятилетия человеческая повседневность претерпела значительные изменения, во многом обусловленные стремительным развитием цифровых технологий. Если в 80-е годы ХХ века было довольно сложно оценить возможный эффект от эгалитаризации компьютерных технологий и зарождающегося массового интернета, то сегодня можно уверенно говорить о глубинных трансформациях, которые пережил и продолжает переживать современный человек .

В подобном утверждении нет излишней гиперболизации: в 2011 году ООН признала доступ в интернет одним из неотъемлемых прав человека1, высокотехнологичные гаджеты проникли во все сферы деятельности, начиная от вождения машины, занятий спортом и заканчивая исследованиями космоса. М .

Кастельс ещё в конце 90-х годов ХХ века по значимости сравнивал информационно-технологическую революцию с индустриальной2, которая длится уже едва ли не полвека и, похоже, переросла в своего рода перманентное состояние, когда важные прорывы и изобретения случаются постоянно и стали ежедневной нормой .

Вполне закономерно, что с развитием цифровых технологий пришли и новые исследовательские инструменты, методы и подходы, а особое внимание уделяется точным дисциплинам и компьютерным наукам. Как результат — гуСм.: La Rue, F. Report of the Special Rapporteur on the Promotion and Protection of the Right to

Freedom of Opinion and Expression [Электронный ресурс] / F. La Rue. — 2011. — P. 4. URL:

http://www2.ohchr.org/english/bodies/ hrcouncil/docs/17session/A.HRC.17.27_en.pdf (дата обращения: 25.05.2016) .





2 Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс; пер. с англ. О.И. Шкаратана. — М.: ГУ ВШЭ. — 2000. — C. 50 .

:4 манитарная рефлексия не всегда успевает за динамичным технологическим прогрессом. Ведущие мировые университеты (как, например, MIT) сегодня стремятся синхронизировать процессы собственно инженерного творчества и его осмысления, но в большинстве случаев практика забегает далеко вперед рефлексии. Поэтому философско-антропологический взгляд на проблему взаимодействия человека и современных технологий видится актуальным и важным особенно сегодня .

Вместе с большим количеством разнообразных гаджетов в нашу повседневность вошло множество терминов, описывающих изменившуюся социокультурную практику. Один из них — «новые медиа». За время своего существования (а это порядка двух десятилетий) новыми медиа называли разные явления, так или иначе связанные с интернетом и цифровой средой. Однако единого подхода и терминологической ясности нет до сих пор. Некоторые подразумевают под этим лишь электронные версии СМИ, другие рассматривают в более широком смысле, отвечающем, скорее, представлениям М. Маклюэна о медиа. Так же часто сегодня говорят о виртуальной реальности, киборгизации, роботизации и пр. В наше время, когда человек действительно максимально сблизился с технологическим в своей повседневной жизни и находится в постоянном подключении к Сети, необходимо не только определить четкие дефиниции для новых элементов реальности, но и вновь обратиться к важнейшим проблемам философии техники, которые поднимались ещё в начале (и особенно в середине) ХХ века. В данном контексте прежде всего следует сегодня рассматривать новые медиа .

Разработка вопросов обозначенного проблемного поля требует широкого

–  –  –

методов, применения знаний из областей философской антропологии, культурологии, media studies, социологии, компьютерных наук и многих других. Изучение взаимодействия человека и современных технологий, новых медиа сегодня ведётся довольно активно в европейской и англо-американской науке, на эти вопросы обращают внимание и отечественные исследователи. Но сложность состоит в том, что зачастую предлагается специфический, сегментированный взгляд на проблему, которая, однако же, требует системного подхода и серьезного культурфилософского осмысления, выходящего за пределы только лишь, например, исторического или инженерно-технического ракурса .

Степень изученности проблемы. Проблему взаимодействия человека и техники поднимают в своих трудах уже античные философы. Размышления по этому поводу можно найти в работах Аристотеля, Платона и других. Однако как самостоятельное знание философия техники берет свое начало в XIX веке .

Её родоначальником принято считать немецкого философа Эрнста Каппа, в 1877 году написавшего книгу «Основания философии техники». В соавторстве с Каппом выступал его коллега Людвиг Нуарэ. Среди отечественных ученых пионером философии техники считается Петр Климентьевич Энгельмейер, создавший целый ряд признанных трудов по этой теме .

Философией техники в XIX веке начинали заниматься преимущественно инженеры-практики и университетская профессура. Умерший в самом начале XIX века Иоганн Бекман создаёт термин «технология» и пишет «Введение в технологию, или о знании цехов, фабрик и мануфактур». Франс Рёло специалист по машиностроению, в 1875 году пишет работу «Теоретическая кинематика». Инженер Алоиз Ридлер создаёт несколько значимых трудов, в которых затрагивает проблемы образова

–  –  –

дцатого столетия», «Цели высших технических школ». Все эти работы так или иначе затрагивают гуманитарный аспект изучения техники, некоторые косвенно, некоторые напрямую .

Расцвет философии техники и осмысления её роли в жизни человека приходится на ХХ век. Значительное внимание проблеме уделяет Мартин Хайдеггер, который, по мнению специалистов, ввел технику в серьезную философскую дискуссию. Его работа «Вопрос о технике» до сих пор является одной из важнейших, в ней Хайдеггер пишет о том, что в сути техники нет ничего технического, у нее человеческая природа, вводит термин «Gestell» (Постав), рассуждает о возможных рисках, обусловленных прогрессом .

Значительное внимание воздействию техники на общество уделял Хосе Ортега-и-Гассет. В своем «Размышлении о технике» философ интерпретирует технику как реакцию на природу, рассуждает о специфике и цели создания технических предметов. Андре Леруа-Гуран осмысляет взаимозависимость антропогенеза и техногенеза, к вопросам о технике и человеке обращались Освальд Шпенглер, Эрих Фромм, Жильбер Симондон, Карл Митчам и многие другие .

В отечественной научной традиции особого внимания заслуживают труды В.Г. Горохова, изучавшего наследие уже упомянутого русского философа П.К. Энгельмейера, труды Э. Каппа и написавшего немало значимых работ по истории и философии техники. Этой проблематикой занимались также Ц.Г. Арзаканян, В.И. Аршинов, В.Г. Буданов, А.А. Воронин, К.Х. Делокаров, В.М. Розин, В.С. Степин и др. Здесь же хотелось бы отметить российских культурологов А.И. Арнольдова, О.Н. Астафьеву, В.М. Межуева и др .

Существенное значение для данной работы имеют труды М. Маклюэна,

–  –  –

одним из важных тезисов диссертации о протезной природе человека. Проблематике «протезности» посвящена книга Б. Стиглера «Technics and Time, 1: The Fault of Epimetheus». Анализируя феномен медиа, мы обращаемся к работам Ю .

Хабермаса, К. Ясперса, Ж. Бодрийяра, Г. Дебора, Р. Дебре, Э. Тоффлера, Б. Латура, М. Кастельса .

Одна из наиболее важных и тематически близких работ, к которой мы обращаемся — «Медиафилософия. Приступ реальности». Её автор В.В. Савчук даёт глубокий философский анализ медиакультуры, обозначает грань между новыми медиа и «традиционными», виртуальным и реальным. Для понимания новых медиа принципиально важны работы Ж. Делеза и Ф. Гваттари. Они разработали целый ряд важных концептов, среди которых ризома, тело без органов и др. Интерпретация их трудов помогает понять, как устроен современный интернет. Среди их современных продолжателей в ключе media studies можно отметить Б. Соренсона, В. Андерматт-Конли, Я. Бьюканана. Для анализа практик новых медиа мы используем работы Д.В. Иванова, К.К. Мартынова, Д. Харауэй, В.А. Емелина, Х. Эберт, К. Исупова, К. Моремана, Д. Льюиса, В.В. Варавы .

Объект исследования — современные медиа-технологии, кардинально меняющие социальную реальность и человеческую повседневность .

Предмет исследования — антропологические и культурфилософские аспекты взаимодействия человека и современных медиатехнологий .

Цель исследования — осмысление проблемы взаимодействия человека и современных технологий, изменений социальной реальности и трансформаций человеческой повседневности в условиях развития новых медиа. Исходя из

–  –  –

— определить ключевые моменты трансформации знания о технике как основы понимания взаимодействия человека и среды;

— исследовать механизмы сосуществования человека и техники, формирование социокультурного феномена «протезности»;

— систематизировать антропологические и культурфилософские представления о медиа и коммуникации;

— определить сущность новых медиа в контексте трансформаций современной социокультурной реальности;

— выявить и рассмотреть существенные феномены и практики новых медиа, их роль в изменении социальных, политических и других аспектов человеческой жизни .

Научная новизна исследования заключается в следующем:

— раскрыта сущность новых медиа как агента глубинных социокультурных трансформаций в условиях становления современного информационно- технологического пространства;

— предложено авторское определение новых медиа: под этим термином предлагается понимать цифровые технологии, существенно меняющие социальную среду и человеческую повседневность, формирующие биотехнический ансамбль живого и неживого как неразрывно связанную цельность; разработаны, понятийно уточнены и терминологически оформлены подходы к пониманию процессов синхронизации, потребления и пользования в системе коммуникации человека, природы, общества и культуры в контексте развития современных цифровых технологий;

— обосновано понимание медиа в рамках представлений о «протезе» (протезности) как социокультурном феномене, играющем одну из постоянно возрастающих ролей в развитии человеческой культуры;

— систематизировано представление о феномене селфи, раскрываются перспективные для дальнейших исследований его культурфилософские и социально-философские смыслы и значения;

— предложены новые подходы к трактовкам прикладного значения номадологических концепций Ж. Делеза, Ф. Гваттари, их последователей относительно статуса и смысла идей ризомы, ровного пространства;

— в отечественный философско-методологический дискурс вводятся темы мортальности в контексте формирования новых социокультурных традиций и медиакоммуникации, а также в настоящее время локальных практик цифровых технологий .

Положения, выносимые на защиту:

1. Современный этап развития системы человек—техника требует актуальной культурфилософской рефлексии. Принципиальное значение имеет более углубленное изучение новых медиа, рассматриваемых в контексте феномена «протезности». В данной работе эта взаимосвязь получает объяснение, наиболее адекватно отражающее современные реалии .

2. «Протезная» сущность новых медиа позволяет говорить о трансформации в дуальной системе «реальное—виртуальное» в пользу иного качества, характеризуемого становлением новой реальности, в которой природное и техническое не противопоставлены друг другу .

3. Сближение человека и техники, создание единого биотехнического ансамбля представляется возможным описать термином «синхронизация», характеризующим специфику пользования современными цифровыми технологиями

–  –  –

4. Философско-антропологический и культурфилософский анализ феноменов и практик новых медиа, в том числе рассмотрение находящихся в становлении, являющихся в настоящее время локальными, показывает, что человек и общество находятся в условиях формирования еще не исследованных связей и отношений, возникающих в процессе социокультурной трансформации, прежде всего в коммуникации;

5. Сложившиеся, традиционные элементы социальной реальности нуждаются в переосмыслении с учетом динамично развивающейся технологической инфраструктуры. Социокультурные характеристики новых медиа как явления требуют адекватных изменений в системе социального регулирования — этического, нормативно-правового и т.д .

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что была научно обоснована существенная роль новых медиа в развитии человека и общества, их мощный преобразующий потенциал. Кроме того, найдено несколько новых терминологических решений, которые будут полезны для дальнейшей теоретической разработки тем из областей философской антропологии, культурологии, коммуникативистики и др. Систематизированы антропологические и культурфилософские представления о медиа и коммуникации, выявлены и изучены существенные феномены и практики новых медиа .

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что теоретические выводы, к которым мы пришли в ходе работы, могут быть применены в области юридических и управленческих практик как на государственном уровне, так и в сегменте частного предпринимательства. Теоретические положения могут быть учтены в процессе принятия более эффективных

–  –  –

тивного диалога власти и общества. Некоторые теоретические положения могут быть использованы для подготовки образовательных программ, учебных пособий, отдельные аспекты, затронутые в работе, могут послужить отправной точкой для дальнейших исследований в области философской антропологии, культурологии, социологии и media studies .

Методологические и теоретические основания исследования .

В основу исследования легли работы отечественных и зарубежных авторов, чьи труды затрагивают проблемы философии, философской и социальной антропологии, теоретической и практической культурологии, философии техники, компьютерных наук, media studies; в числе источников следует назвать как проверенные временем классические произведения, так и малоизвестные в российском научном дискурсе, но от этого не менее ценные труды молодых авторов и исследователей медиа, философии и культурологии .

Существенное значение для диссертационной работы имеют работы М .

Хайдеггера, в частности, его взгляды на проблему техники и её обсусловленность человеческим началом. Номадологические концепты Ж. Делеза, Ф. Гваттари и их современные интерпретации позволяют по-новому взглянуть на внутреннюю логику новых медиа, теория ризомы отвечает на многие вопросы касательно текущих социальных трансформаций. Также в анализе практик новых медиа мы обращаемся к работам Ж. Бодрийяра, его критический взгляд на роль визуального образа в обществе потребления являет существенные предпосылки современного состояния медиа. Значительное влияние на исследование оказали работы В.В. Савчука, развивающего идеи медиафилософии и

–  –  –

В исследовании также используются документы, представляемые международными общественными организациями, материалы российских и зарубежных средств массовой информации, информационные интернет-ресурсы, авторские научные публикации в рецензируемых журналах, научно-популярные и публицистические материалы по заявленной теме .

В рамках работы автор обращался к общетеоретическим методам, среди которых анализ, синтез, дедуктивный и индуктивный. Автор прибегает к абстрактно-логическому, структурно-функциональному, компаративному и эволюционному пути культурфилософского исследования .

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования нашли апробацию в докладах и выступлениях на следующих научных конференциях: «Ломоносов — 2014», (Москва, МГУ, 2014г.); научно-методологический семинар «Культурная политика современной России: вызовы и поиски решений» (РАНХиГС, 2013-2015гг.); Вторая международная научная веб-конференция «Базовые идеи ЮНЕСКО в современном образовании, культуре, науке и коммуникации (Россия—Канада, 2015г.); Всероссийская научнопрактическая конференция «Философия в формате txt, jpeg, avi» (ЮФУ, 2016г.) .

Диссертация обсуждена на кафедре ЮНЕСКО «Государственная служба и управление социально-экономическими процессами» Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите .

Диссертационная работа состоит из Введения, двух глав, восьми пара

–  –  –

Во введении обоснована актуальность работы, сформулированы научная проблема, теоретико-методологические основания темы исследования и степень её разработанности, определены цели и задачи, положения, выносимые на защиту, научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, подтверждена апробация его результатов .

Первая глава «Проблемы технического и человеческого в контексте представлений о коммуникации, медиа и ‘'протезности''» состоит из трех параграфов. В данной главе обозреваются основные вехи философской рефлексии относительно представлений о технике, осмысляется её фундаментальное значение в развитии человека, взаимообусловленность антропогенеза и техногенеза, рассматривается культурфилософское значение медиума (посредника), разрабатывается представление о техническом как «конструктивном протезе», подчеркивается особая роль техники в процессе самоузнавания человека .

Первый параграф «Трансформация знания о технике» посвящен прежде всего вопросу о развитии представлений о технике и ее значении в становлении человека. С самого начала обозначаются серьезные проблемы на пути формирования философской рефлексии относительно технического. Это и некоторое пренебрежение темой со стороны многих философов, и редукция лишь до некоторых аспектов культуры, отказ в праве на собственную субстанциальность, технопессимизм. Эти факторы существенно осложняют развитие философской рефлексии в данной области, столь необходимой особенно сегодня .

Обзор истории развития знания о технике начинается с обращения к античной мысли. Уже в работах Аристотеля формировалось представление о том, :14 что природа и ремесло взаимосвязанны, и одно являет себя из другого. Аристотель обозначает потенциальное существование технического. Ремесло раскрывает некий потаенный, скрытый потенциал. К этой идее позднее и будет апеллировать немецкий философ Мартин Хайдеггер. Именно его считают тем, кто вернул технику в серьезную философскую дискуссию в середине ХХ века. Его работа «Вопрос о технике» — это один из важнейших текстов по теме, не потерявший актуальности даже спустя десятилетия. Хайдеггер высказывает тезис о том, что в технике нет ничего технического, ее сущность не определяется через актуальное состояние. По утверждению Хайдеггера, техника имеет человеческую суть, поскольку именно человек извлекает ее из состояния потаенности, делает такой, какой она являет себя миру. В рамках этой логики можно перевернуть тезис немецкого философа и заявить, что человек имеет суть техническую, поскольку самые разные аспекты человеческой деятельности детерменированы инструментами, которые он извлекает из состояния потаенности и к которым обращается .

Далее в параграфе рассматриваются суждения о технике В.Г. Горохова, Э .

Фромма, М. Кастельса, Э. Морена, инструментальное толкование Ортеги-иГассета, представления о протезе Б. Стиглера, а также некоторые тезисы П.К .

Энгельмейера, А.А. Воронина, В.И. Аршинова, В.Г. Буданова и других. Одним из существенных выводов этого параграфа является то, что вопреки повседневным (и часто технопессимистским) представлениям о том, что техника противопоставлена природе, на уровне философской рефлексии это опровергается .

Большинство философов, затрагивавших эту тему, приходили к выводу о двой

–  –  –

вопоставлений одного другому. В дальнейшем приводится ряд авторитетных доводов в пользу такого подхода к вопросу о технике и человеке .

Во втором параграфе «Способы сосуществования человека и техники: предназначение и качества технического» обзорная исследовательская оптика уступает место более детальному анализу проблемы предназначения инструмента. Предпринимается попытка ответить на вопрос, какие проблемы решает человек посредством техники, в чем истинная сущность практик пользования любыми инструментами, будь то древний камень для соскабливания мяса с кости или смартфон последней модели .

Ключевая роль в данном параграфе отводится пионеру философии техники, немецкому ученому Эрнсту Каппу. Капп первым начал целенаправленно разрабатывать именно философию техники как отдельную дисциплину. Его перу принадлежат многочисленные работы, среди которых, прежде всего, стоит отметить «Основные черты философии техники». В работе «Роль орудия в развитии человека» Э. Капп вместе с Л. Нуаре рассуждали о том, как трансформируется орудие и почему человек меняется вместе с ним. Э. Капп заявляет идею, которую можно назвать одной из ключевых для данной работы. Коротко эту идею можно сформулировать так: создание техники — это самопознание человека, пользование техникой — это своего рода рефлексия. Капп разделяет мир на условный внутренний, то есть принадлежащий человеку и его собственным представлениям, и внешний, лежащий за границами тела. Однако ученый не противопоставляет человека всему, что находится вокруг него. По Э .

Каппу, внешний мир может быть понят лишь как реальное продолжение орга

–  –  –

Э. Капп прежде всего известен как создатель теории органопроекции (Organprojektion — нем.). Немецкий философ считал, что техника создается по образцу живого организма: «Это происходит таким путем, что человек, употребляя и сравнивая орудия своей руки, как бы в подлинном самосозерцании, сознает процессы и законы своей бессознательной жизни. Ибо механизм, бессознательно образованный по органическому образцу сам служит, в свою очередь, образцом для объяснения и понимания организма, которому он обязан своим происхождением», — пишет Капп.3 Совместно с Л. Нуаре Э. Капп вплотную подошел к одному из ключевых понятий, касающихся современного представления о технике и её связи с человеком. Речь о понятии протеза. В работе рассматриваются различные его трактовки, и особое внимание уделяется философскому прочтению .

Популярное прочтение протеза как лишь заменителя утраченного органа ставится под сомнение. Теоретически, протез должен заменять утраченный орган, будь то зуб, рука или глаз. Но что значит «заменять»? О каком бы уровне технологического развития мы не говорили, никогда искусственно созданное приспособление не заменяло утраты ровно в той мере, в какой этого требовало вакантное место потерянного органа. Металлический «пиратский» крюк не передавал своему носителю никаких тактильных сигналов, невозможно было отличить холодное от горячего. Зато таким крюком можно было нанести проникающую рану, попросту убить. Точно так же, как бионическая рука сегодня: она может различать холодное и горячее, но в неё можно воткнуть иглу, и носитель не почувКапп, Э., Нуаре, Л., Эспинас, А. Роль орудия в развитии человека [Электронный ресурс] / Э. Капп, Л. Нуаре, А. Эспинас. — Ленинград: [б.и.]. — 1925. URL: http://gtmarket.ru/ laboratory/basis/3479 (дата обращения: 3.09.2016) .

:17 ствует боли. И в первом, и во втором случае протез становится на место утраты, но не является ни полноценной заменой, ни просто заменой. Он либо превосходит её по каким-то показателям, либо наоборот. Строго говоря, протез никогда не был только протезом на практике. Он был посредником между внешним и внутренним миром. Он был проводником интенции, на который переносилось человеческое тело .

Роли протеза и протезности посвящен значительный труд «Technics and Time, 1: The Fault of Epimetheus» Б. Стиглера. Исследователь интерпретирует миф о Прометее и пишет о том, что человек был изначально забыт и лишен возможности добывать свое бытие (в мифе виной этому брат Прометея Эпиметей), и только обращаясь к инструменту, технике человек это бытие обретает .

Продолжая мысль Стиглера, можно сказать, что инструмент выступает в роли медиума на границе внутреннего и внешнего и помогает раскрыть человеческий потенциал. Протез изначально конструктивен .

Третий параграф «Техника, Медиа и коммуникация: культурфилософское значение посредника» посвящен принципиально важной взаимосвязи технического с понятиями коммуникации и медиа. В начале параграфа дается развернутое пояснение, как понимать тезис о том, что пользование инструментом — это процесс самоузнавания, своего рода рефлексия. Далее раскрывается специфика коммуникации, ее связь с вышеизложенными идеями. Человек не только преодолевает границы внутреннего, при помощи техники он стремится преодолеть диктат времени и пространства. Более того, человек открывает возможности внутреннего, он реализуется, только лишь покинув свою натуру при

–  –  –

Один из ключевых трудов, который осмысляется и интерпретируется в данном параграфе — это «Понимание медиа. Внешнее расширение человека»

М. Маклюэна. При том, что тезисы диссертации оказываются близки идеям канадского ученого, некоторые его утверждения вызывают ряд полемических комментариев. Прежде всего, речь идет о справедливости термина «самоампутация», к которому прибегает Маклюэн. Интерпретируя миф о Нарциссе, Маклюэн утверждает, что самоампутация блокирует узнавание. Ученый аппелирует к медицинской литературе и проецирует эту идею на всю сферу технического. Стоит заметить, что альтернативную и даже обратную точку зрения можно найти во многих теоретических работах о философии техники. В диссертации утверждается, что самоузнавание, рефлексия — это одни из главных процессов, обусловленных развитием технической культуры. Более того, миф о Нарциссе за авторством Овидия, которым Маклюэн иллюстрирует тезис о самоампутации, может быть интерпретирован в диаметрально противоположном направлении, если обратиться к другим его фрагментам. Но независимо от, безусловно, важных нюансов, взгляд Маклюэна на продолжение человека, является ценным для диссертации. Техника прежде всего выполняет медиальную, коммуникационную функцию .

Далее в работе рассматривается ряд поворотов, которые принято выделять в истории философии ХХ века. Среди них онтологический, лингвистический, визуальный и другие. В.В. Савчук в книге «Медиафилософия. Приступ реальности» подробно анализирует идеи, сопутствующие данным поворотам, и констатирует необходимость обозначить новый поворот — медиальный. Медиа приобретают онтологический статус, выступают как некий универсальный

–  –  –

рассматривается как непрерывный, многомерный, необратимый поток сообщения. При этом возможность состояния постмедиальности, высказываемая некоторыми учеными, ставится под сомнение .

Вторая глава «Философия новых медиа: теории и практики» дает два подхода к понятию новых медиа — на теоретическом и практическом уровнях .

В первом параграфе «Старые» и «новые» медиа: сопряжение реальностей, синхронизация» утверждается ряд принципиально важных для данной работы тезисов .

В начале параграфа обозначается важная проблема, связанная с отсутствием терминологической ясности. До сих пор речь шла преимущественно о «просто медиа» без определения «новые». Но существует сложность в трактовке этого понятия, связанная со слишком широким спектром его толкований и интерпретаций, подчас неубедительных. И только обозначив логическую линию понимания медиа как таковых, можно рассуждать о том, что такое новые медиа и в чем их специфика. Утверждается, что качества медиа как посредника обуславливают характер среды .

Анализ различных подходов к понятию «новые медиа» выявляет терминологическую ловушку, в которую попадает практически каждый, кто работает с этой темой. Определение «новые» очень условно, оно не выражает какихлибо конкретных качеств определяемого, кроме его статуса недавней актуализации. Иными словами, все медиа когда-то были новыми. Однако специальное словосочетание за последние 20 лет закрепилось за вполне конкретной областью — за цифровыми технологиями. В работе утверждается, что когда на основе новых технических возможностей появляется новое качество сообщения

–  –  –

вому организующая коллективное и индивидуальное тело, тогда возникают и новые медиа. И современная ситуация отвечает этим требованиям. «Новыми медиа» в диссертации предлагается называть: цифровые технологии, которые кардинально меняют среду, трансформируют человеческую повседневность, являются конструктивным протезом, и, реализуя человеческие интенции, создают вместе с ним биотехнический ансамбль, неразрывно связанную цельность. Цифровые медиа — действительно «новые», поскольку они меняют не только способ транспортировки информации, но глубинные вещи, связанные со всеми аспектами человеческой жизни .

В работе утверждается сдвиг парадигмы общества потребления до «общества пользования». Одной из характерных черт новых медиа является то, что они всегда ускользают, по своей природе ими крайне сложно обладать в той мере, в которой это было принято в обществе потребления. Сегодня человек лишь пользуется интерфейсами, получает доступ к инструментам, но не обладает ими, он гораздо более уязвим, поскольку новая социальность, политическая, экономическая и прочая активность, вынесенная на внешние носители, доступна другим людям и может быть прервана .

Одна из основных дискуссий, связанных с развитием цифровых технологий, уже давно ведется вокруг трактовок так называемой виртуальной реальности. На протяжении всей второй половины двадцатого века научные фантасты, футурологи, художники, пионеры компьютерной индустрии так или иначе касались темы виртуальной реальности. Интерес и ракурс дискуссии о виртуальной реальности легко объяснимы развитием технологической инфраструктуры, постепенной компьютеризацией всех сфер жизни. В диссертации дается раз

–  –  –

альности и о причинах их возникновения. Сегодня разговоры о виртуальной реальности — не более, чем проявление языковой инерции, оставшейся с тех пор, когда цифровые технологии действительно иммитировали «реальную» реальность, имели точки входа и выхода, были скорее функциональными единицами, без которых жизнь была возможна и мыслима. Теперь же цифровой сегмент реальности больше никуда не отсылает, из него нельзя выйти. Можно лишь ограничить пользование, но это вовсе не будет означать полный отрыв от цифровых технологий. Мобильные устройства сегодня обеспечивают почти круглосуточный доступ к сети, и даже если человек находится в офлайне — состоянии отключенности от сети, push-уведомления укажут на необходимость немедленного возвращения в онлайн. Намеренное ограничение потребления цифровых технологий сегодня маргинализует, поскольку большинство сфер жизни уже переосмыслено с учетом новых медиа, работа и отдых, общение непосредственно связаны с подключением к сети. В этом контексте практики так называемого цифрового детокса — намеренного ограничения себя в потреблении интернета и цифровых технологий, получившие некоторую популярность в среде техно-луддитов, выглядят как смелый и отчаянный шаг исключения себя из социальной нормы, в которой не иметь электронной почты, не быть подключенным к социальным сетям — чревато едва ли не стигматизацией и неминуемым удивлением со стороны цифровизированного большинства. Компьютер прошел довольно стремительный путь эволюции от огромной машины размером с двухэтажное здание и просто увесистой коробки до тонкого ноутбука, карманного смартфона и вообще очков (имеется в виду Google Glass), смысл которых и заключается в практически постоянном подключении и неразрывном

–  –  –

чтожению не только парадигмы «виртуальное — реальное», но и парадигмы «онлайн — офлайн». Если когда-то реальности и можно было делить на виртуальную и «реальную», то сегодня пришло время сопряжения. Попытки разделить виртуальное и реальное подвергаются критике, искусственное отделение конструктивного протеза цифровых технологий от человека является контрпродуктивным. Вслед за В.В. Савчуком предлагается говорить о медиареальности как о сопряженной, универсальной реальности .

В данном параграфе рассматриваются работы Ж. Делеза, Ф. Гваттари, Ж .

Бодрийяра и других. Разрабатывается представление о цифровом профайле человека, обнаруживающим прямую связь с делезианской идеей тела без органов .

Описывается один из важнейших процессов, в который оказываются вовлечены все, кто пользуются новыми медиа. Речь о синхронизации. На данный момент очевидно, что путь, по которому развиваются новые медиа и человек как один из главных участников процесса, можно назвать путем синхронизации. Это слово стало популярно именно в контексте цифровых технологий: процесс синхронизации происходит между различными цифровыми гаджетами, между отправителем и получателем данных. В техническом смысле это означает приведение различных систем к единовременной и слаженной работе. Синхронизация проистекает на двух уровнях. Первый — это частный уровень, на котором синхронизируются человек и его цифровой профайл. Второй уровень — глобальный: синхронизация происходит между цифровыми профайлами. Синхронизация человека и его цифрового профайла — это процесс разрушения пространственно-временных границ между сетью и пользователем. Когда технология стала максимально портативной, пространственно-временные границы ста

–  –  –

носить их с собой. Следующая ступень развития — технологии, которые должны позволять человеку не выходить из сети непрерывно. Сегодня можно с уверенностью сказать, что специальное приложение-измеритель, приложение-консультант и т.д. написаны для любой человеческой активности, начиная от чтения книг и заканчивая бегом, сексом и прыжками с парашютом. То есть почти любая человеческая активность либо уже переосмыслена с учетом проникновения новых медиа, либо переосмысляется прямо сейчас. И это тоже проявление синхронизации .

Второй параграф «Феномены и практики новых медиа» открывает часть, посвященную более прикладным подходам к изучению новых медиа .

В данном параграфе рассматривается новая социальность — система общественных взаимоотношений, активно трансформирующаяся под влиянием новых медиа. Рассмотрение новой социальности происходит через призму номадологических идей Ж. Делёза и Ф. Гваттари. За основу берется дихотомия «древовидная структура—ризома». Теорию ризомы многократно интерпретировали, в том числе и в контексте интернет-коммуникации. Сетевые явления в интернете действительно часто отвечают представлениям о корневище — они деиерархизированные, нелинейные, состоящие из точек и не подчиненные диктату «стебля». Продолжатели идей Делеза и Гваттари сходятся на том, что интерпретация теории ризомы в современном контексте — это перспективное и еще не разработанное направление .

На примере двух подходов к контролю интернета — американского и китайского, рассматриваются две популярные рабочие схемы взаимоотношений государства как реализованной идеи древовидной структуры, и ризоморфной

–  –  –

уничтожают ее, но по-разному. В одном случае речь идет о проникновении во внутрь и иммитации собственной ризоморфности. То есть имеется в виду вполне органичное имплантирование и захват. Другой подход — это внешний насильственный захват, запрет на свободную циркуляцию информации .

В итоге заявляется тезис о том, что ризома всегда идет впереди древовидной структуры, и попытки захвата рождают возникновение новых ризоморфных явлений, примеров чему достаточно в современной практике сетевой активности .

Третий параграф «Селфи как социокультурный феномен» представляет культурологический и философскоантропологический анализ сетевой визуальной коммуникации и, прежде всего, феномена селфи, как наиболее характерного и репрезентативного ее элемента. В параграфе предлагается исторический анализ феномена и его актуальная интерпретация. Теоретическое основание для рассмотрения селфи заложил в конце ХХ века Ж. Бодрийяр. Разумеется, тогда еще не было ни новых медиа, какими мы знаем их сейчас, ни селфи, но были протоявления, которым французский философ предложил интересную интерпретацию. Бодрийяр пишет об эффекте исступленной автореференции, рассуждая об эффекте полароида — одновременном обладании объектом и его отслоившейся визуальной копией. Бодрийяр уже в середине 80-х был убежден, что все теряет значение без дополнительного экрана моментального экстатического преломления. Философ говорит, что быть подключенным: к телесности, сексуальности, желанию — гораздо важнее, нежели обладать этой самой телесностью. Иными словами, принцип подключенности к экранному образу есть

–  –  –

Предположение Бодрийяра спустя 30 лет не потеряло своей ценности и может быть задействовано в анализе селфи. Ученый К. Мартынов предполагает, что селфи — это способ подтверждения своего присутствия в социальных медиа. Он полагает, что селфи — это своего рода довербальный язык, способ конструирования идентичности и социального функционирования, которое сегодня сложно помыслить вне контекста новых медиа. Исследователь Бент Соренсон сравнивает лицо со своего рода ключем доступа, авторизационной картой, которая способна выделить каждого конкретного человека в потоке витальности .

Случай с селфи — это очередной пример процесса, которому во многом и посвящена данная диссертационная работа. Исследуемый феномен ярко иллюстрирует философию новых медиа, одним из аспектов которой является синхронизация. Синхронизация человека и его цифрового профайла — это процесс разрушения пространственно-временных границ между сетью и пользователем. В этом свете ежедневная публикация селфи приобретает гораздо более глубокий смысл. В ежедневно обновляющемся потоке витальности вчерашнее селфи уже не существует, оно теряет свою актуальность. Каждое новое подключение к своему профайлу (в самом широком смысле этого слова) в идеале требует некоего процесса инициализации и присвоения. Пользователи, часто прибегающие к практикам селфи, до сих пор подвергаются поверхностной критике за «самолюбование». Но суть регулярного выкладывания собственных портретов в социальные медиа есть (и это особенно важно) регулярное подтверждение права собственности на информационные и витальные потоки. Это пульс аккаунта в социальных медиа, признак синхронности человека и его

–  –  –

Четвертый параграф «Старая и новая мортальность» посвящен проблеме смерти в контекте новых медиа. Выбор данной тематики обусловлен желанием продемонстрировать, что новые медиа проникают буквально во все, даже в самые сложные и табуированные сферы человеческой жизни .

Смерть является одним из самых неотрефлексированных феноменов новых медиа. Этому препятствует ряд факторов, среди которых небольшой возраст социальных сетей и эгалитаризированного интернета, табуированность темы и некий естественный страх перед ней. Но реалии оказываются сильнее стереотипов и предрассудков. В социальной сети Facebook зарегистрировано 1,5 миллиарда человек, и 40 миллионов из них уже мертвы, в то время как их профайлы до сих пор находятся в состоянии пассивного социального существования. С подобными проблемами невозможно не считаться. Данный параграф посвящен рассмотрению специфики ритуалов онлайн-мемориализации и формированию новой мортальности .

В параграфе утверждается, что ритуалы традиционной мемориализации трансформируются под влиянием новых медиа. Скорбь теряет географическую локализацию и темпоральное концентрирование. Мемориальные аккаунты умерших близких и друзей постоянно находятся в состоянии остаточного социального функционирования, среди живых людей. Широкий спектр возможностей взаимодействия с профайлами умерших создает целый ряд необычных эффектов. К. Исупов в работе «Русская философская танатология» писал, что смерть не имеет своего бытийного содержания. Однако даже пассивные социальные интеракции профайла после смерти пользователя, имитация жизни —

–  –  –

мортальности наилучшим образом иллюстрирует тот факт, что полная синхронизация человека и его профайла пока невозможна. Буквальная реализация этой идеи остается чем-то, скорее, из области научной фантастики — слишком много вопросов о человеке до сих пор остается без ответа .

В последнем параграфе «Современные локальные практики, дискуссии и поиски» рассматриваются предпосылки дальнейшего развития новых медиа, практики, пока находящиеся в становлении. Пока что они не имеют массового распространения, но являются перспективными и уже находят отражение в научной литературе. Рассматривается проблема киборгизации как область столкновения живого и неживого, а также подвергаются критике некоторые популярные трактовки киборга .

Человек, пользующийся инструментом и совершенствующий его со временем, постепенно развивается, и в какой-то момент в его руке оказывается уже не камень, а высокотехнологичный смартфон. Меняется инфраструктура, но не меняется человек, он, в некотором смысле, всегда был результатом соединения живого и неживого. Когда мы говорим о киборге, мы утверждаем, что это продукт сближения человека и техники, как правило цифровой и отвечающей последним стандартам сегодняшнего дня. Но какой бы ни была техника, человек изначально является результатом сближения с техникой, даже самой примитивной .

Возникает закономерный вопрос: чем человек отличается от киборга? И насколько корректно говорить о киборге вообще? Когда исследовательница Д .

Харауэй заявляла о том, что мы все — киборги, в некотором смысле она была права. Человека вполне можно назвать философским киборгом, ведь с самого

–  –  –

Но если учитывать привычный контекст, в котором говорят о киборге, то правомерно было бы определить границы этого понятия как соединения органического и именно цифрового, кибернетического. В этом смысле киборг представляет собой форму жизни, предельно близкую к состоянию полной синхронии со своими внешними расширителями. Но пока киборгизация не обрела должного уровня эгалитаризации, делать какие-то более смелые заключения представляется проблематичным .

Изменения, происходящие в системе «человек — техника», прямо или косвенно через развитие новых медиа оказывают влияние на самые различные сферы социокультурной среды. В этой связи вполне естественен интерес к ним специалистов самых различных областей знания и практической деятельности .

Пожалуй, наибольшее внимание уделяется в настоящее время проблемам роли средств массовой информации и интернета в формировании культурно- нравственных ценностей человека, хранению и использованию информации, правовым аспектам регулирования новых процессов .

Понимание новых медиа представляется нам одной из важнейших задач современного антропологического знания во всех его проявлениях, будь то философский, социологический или иной его аспект. Особо остро этот вопрос стоит именно сегодня, поскольку рефлексия не успевает за прогрессом. Между тем, технология становится все более незаметной, она ускользает, принимает совершенную и непостижимую для рядового пользователя форму. В этом состоит один из главных парадоксов новых медиа: они словно стремятся скрыть

–  –  –

Основное содержание исследования отражено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК:

1.Моисеев, В.Н. Общество синхронизации: человек и его цифровой профайл / В.Н. Моисеев // Обсерватория культуры. — 2014. — №5. — С. 107-111. (0,5 п.л.)

2.Моисеев, В.Н. К вопросу о новых медиа в философском дискурсе и политических реалиях / В.Н. Моисеев // Alma mater. Вестник высшей школы. —

–  –  –

3.Моисеев, В.Н. К постановке проблемы мортальности в эпоху новых медиа / В.Н. Моисеев // Обсерватория культуры. — 2016. — №3. — С. 274-279. (0,7 п.л.)

Научные статьи, материалы, тезисы:

!

1.Моисеев, В.Н. Интернет и новая витальность / В.Н. Моисеев // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2014» / Под ред. А.И. Андреева, А.В. Андриянова, Е.А. Антипова [Электронный ресурс] .

— М.: МАКС Пресс. — 2014. URL: https://lomonosov-msu.ru/archive/ Lomonosov_2014/2732/2200_58728_3506d6.pdf (дата обращения: 22.05.2016 (0,1 п.л.)

2.Моисеев, В.Н. Философия селфи. Проблема автореференции / В.Н. Моисеев // Образование, культура, наука и коммуникация в современном мире. Материа

–  –  –

СКО в современном образовании, культуре, науке и коммуникации» / Под ред .

В.К. Егорова. — М.: Пашков дом. — 2015. — С. 173-179. (0,25 п.л.)

3.Моисеев, В.Н. К вопросу о витальности в социальных медиа / В.Н. Моисеев // Исследования студентов и аспирантов Института философии и социально-политических наук ЮФУ. Материалы конференции «Философия в формате txt, jpeg, avi». — Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ. — 2016 г. — С. 141-143. (0,2 п.л.) !

Похожие работы:

«МУ "Управление культуры, спорта, молодежной политики и работы с детьми администрации Петушинского района" МБУК "МЦБС Петушинского района" Детский литературно-эстетический центр Отчет за 2014 год Петушки, 2014 Цели и задачи: привлечение в центр новых польз...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) НЕМЦЫ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ БИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ XVIII–XX вв. Выпуск 9 Санкт-Петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этногр...»

«ex Исполнительный Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и совет культуры Сто семьдесят вторая сессия 172 EX/23 ПАРИЖ, 19 августа 2005 г. Оригинал: французский Пункт 59 предварительной повестки дня Итоги Международн...»

«Издание зарегистрировано ISSN 2221-7797 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Подписной индекс 93629 Свидетельство ПИ № ФС 77-44475 от...»

«Чем полезна дыня? Вся правда. Эге-гей, люди, приветствую Вас! Эпиграф: "Я тебе что велел делать, козел? Я тебе велел дыни стеречь, а ты что натворил?" Ну вот и пришло оно, лето, и именно эта пора вносит свои коррективы в содержательную част...»

«ПОТЕРЯ + ВОЗВРАТ НЕМЕЦКО-РУССКИЙ МУЗЕЙНЫЙ ДИАЛОГ Потеря + Возврат Когда 1,5 миллиона произведений искусства возвратились на родину Сотни тысяч посетителей восхищаются ежегодно Пергамонским алтарём в Берлине, "Сикстинской Мадонной" Рафаэля или "Зелёными...»

«ISSN 2222-2480 2012/2 (8) УДК 008:001.8+003 Люсый А. П. Содержание Теоретическая культурология Текстуальная революция или семиотическая мутация? Об одном культурологическом путешествии в петербургской Румянцев О. К. Быть или понимать: маршрутке, концептуализированном пробкой на улице Пестеля универсальнос...»

«НАШИ АВТОРЫ БАНАЕВА Виктория Андреевна. — Victoria А. Banaeva. Областное государственное учреждение культуры "Усть-Ордынский Национальный центр художественных народных промыслов", Иркутская область, п. Усть-Ордынский, Россия. Regional State Establishment of Culture ‘Ust-Ordynsk National Centre of Art National Crafts’...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.