WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«СО В Е Т С К А Л ЭТНОГРАфИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР Редакционная коллегия: Г лавны й р е д ак т о р член.-корр. А Н С С С Р С. П. Т олстое, Н. А. Б а ск а к о в, член-корр. А Н С С С Р А. ...»

-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР

СО В Е Т С К А Л

ЭТНОГРАфИЯ

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР

Редакционная коллегия:

Г лавны й р е д ак т о р член.-корр. А Н С С С Р С. П. Т олстое,

Н. А. Б а ск а к о в, член-корр. А Н С С С Р А. В. Е ф им ов, М. О. К освен,

П. И. К уш нер, М. Г. Л ев и н, Л. Ф. М о н о га р о в а (за м. гла в н о го р е д а к т о р а ), А. И. П ерш иц (зам. гл ав н о го р е д а к т о р а ), Л. П. П отап ов, И. И. П о т ех и н, Я. Я. Рогинский, а к а д е м и к М. Ф. Р ы льский, В. К. С о к о л о в а, JI. Н. Т ерен тьева, Н. Н. Ч еб о к сар о в, В. Н. Ч ернецов О тветствен ны й с ек р е та р ь р ед ак ц и и О. А. К орбе Ж у р н а л выходит шесть р а з в год Т ехнический р е д ак т о р Т. А. М и х а й л о в а Адрес редакции: М оск в а В-36, 1-я Ч е р ё м у ш к и н с к а я, 19 Т-07058 П одписано к печати 2 1 /V I— 1961 г. Ф ормат бумаги 7 0 x l0 8 V i6 Т и раж 1925 эк з. З а к. 3778 П еч. л. 11,98 У ч.-и зд. л. 15,0 Б у м л. 4 3/ 8 2-я ти п о гр аф и я И з д а т е л ь с т в а А кадем и и н а у к С С С Р. М о ск в а, Ш уб инский пер., д. 10

ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЭТНОГРАФИИ

И АНТРОПОЛОГИИ

л. Л .

В. Ю. К Р У П Я Н С К А Я, П. ПОТАПОВ, Н. Т Е Р Е Н Т Ь Е В А

ОСНОВНЫ Е ПРОБЛЕМЫ ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ

НАРОДОВ С С С Р * И сследование современных процессов, происходящих в жизни наро­ дов Советского С ою за,— одно из ц ентральны х направлений советской этнографической науки. Эти исследования осущ ествляю тся в двух г л а в ­ ных аспектах: 1) изучение ф орм и рован ия и дальнейш его -развития этнических общностей; 2) изучение п реоб разован ия хозяйства, культу­ ры и быта народов С С С Р .

В отличие от старой этнографической школы, ограничивавшей свои исследования в основном областью крестьянской жизни, советские этно­ графы уделяю т внимание изучению всех общественных групп н аселе­ ния. Только этим достигается возм ож ность д ать наиболее полную и всестороннюю характери сти ку культуры и быта каж дого народа в целом .

Особенно большой опыт накоплен советскими этнограф ам и в изуче­ нии культуры и быта сельского н а с е л е н и я — колхозного крестьянства, рабочих совхозов и предприятий, располож енны х в сельской местно­ сти. Достаточно ск азать, что в н астоящ ее врем я только Институтом этнографии Академии н ау к С С С Р проводятся полевые этнографиче­ ские работы более чем в 30 различны х пунктах страны (среди русского населения, в рай он ах Северного К а в к а за, в Сибири — в ее южньпь р ай о ­ нах исреди народов К райнего Севера, в республиках Средней Азии, в Прибалтике и т. д.). Р аб о ты по указан ной тем атике осуществляются также республиканскими институтами, ф и л иалам и Академии наук СССР и многими другими научными этнографическими центрами. Т а ­ кие исследования уж е в течение р яд а лет проводятся среди сельского населения научными учреж ден и ям и республик Средней Азии, Украины, Белоруссии, в автономных республиках и об ластях Северного К а в к а ­ за, в Сибири и на Д а л ь н е м Востоке^-зп последние годы эти работы развернули так ж е этнографы Советской П рибалтики .

Иститутом этнографии и рядом других научно-исследовательских учреждений выпущены в свет монографии, характери зую щ и е современ­ ную культуру и быт колхозного крестьянства *. Б л а г о д а р я накоплению

–  –  –





обширного, разностороннего и вместе с тем сопоставимого м а т ер и ал а стало возможным перейти от разр а б о тк и частных проблем к подготов­ ке обобщающих трудов 2 .

Этнографическое изучение культуры и быта рабочих более п ла н о ­ мерно и систематически развернулось в С С С Р с н а ч а л а 1950-х годов .

Оно ведется в настоящее время почти всеми крупнейшими этн о гр а ф и ­ ческими центрами страны, изучаю щ ими отдельные промы ш ленны е р а й о ­ ны и отрасли промышленности, возникш ие и р азв и ва в ш и еся в разн ы х общественно-экономических условиях. Так, изучение культуры и быта рабочих-металлургов и горняков одновременно ведется на Среднем Урале, одном из старейш их промы ш ленны х центров с т р а н ы 3, в Д о н ­ бассе и Нижнем Приднепровье, у гольн ая и м е таллурги ческая п ро ­ мышленность которых в о зн и к л а в последней четверти XIX в. в у с­ ловиях бурно развивавш егося к а п и тал и зм а, что не могло не о казать влияния на особенности ф орм ирования рабочих кадров и их к ул ь ­ туры 4 .

Изучение быта рабочих ведется т а к ж е в Грузии, где, н а р я д у с этно­ графическим исследованием стары х горняцких районов (Ч иатурский марганцевый рудник, Тквибульский каменноугольный б ассейн), вед ет­ ся. изучение быта рабочих новых отраслей промы ш ленности и п р ед ­ приятий, выросших у ж е в советское врем я (в Кутаиси, Зестаф они, РуСтави). Собранный сравнительны й м атери л (в частности, подробно разработанн ы е генеалогии рабочих семей) п оказал, что рабочий класс в старой марганцевой и каменноугольной промышленности ф о р м и р о ­ вался преимущественно из местного крестьянского населения. Этим Обстоятельством объясняется то, что в быту рабочих этих старейш их промышленных районов Грузии более стойко, чем в новых п ром ы ш лен ­ ны х центрах, сохраняю тся традиционны е формы м атериальной кул ьту ­ р ы и семейного б ы т а 5 .

Большой интерес пред ставл яю т недавно начаты е исследования к у л ь ­ ' туры и быта рабочих-нефтяников на промы слах, отличаю щ ихся друг от друга ка к по времени и условиям своего возникновения, т а к и в отно­ шении национального состава рабочих к адро в и тради ци й культуры .

Такие исследования проводятся в старейш ем нефтяном районе — Баку, В Боциславе (З а п а д н а я У краи н а), где быт рабочих с к л а д ы в а л с я в усло­

–  –  –

виях тесного взаимодействия украинской и польской культуры, и, н ак о ­ нец, в Туркмении, н еф тяная промышленность которой возникла у ж е в советское время, что позволяет изучать быт рабочих в процессе его становления и р а з в и т и я 6 .

К руг проблем, св язанны х с изучением быта рабочих тех народов С С С Р, которые в прошлом не имели своей промышленности, р а з р а б а ­ ты вается в н астоящ ее время, кроме Туркмении, и в других республи­ к а х — У збекистане, Киргизии, О с е т и и 7 .

Х а р акте р н о д ля проводимых исследований то обстоятельство, что они в клю чаю т в свою орбиту промышленную область в целом, охваты ­ вая, так и м образом, не только население, занятое в промышленности, но и окрестное крестьянство .

Обобщ ение всех м атери ал ов д аст возможность в дальнейшем не только составить в к а ж д о м отдельном случае конкретное представле­ ние о путях р азви тия н ациональны х рабочих кадров, но и выявить национальное своеобразие культуры и быта рабочих разных н а ­ родов С С С Р и в то ж е врем я гл убж е изучить общие закономерно­ сти р азв и ти я бы та рабочих в условиях социалистической действитель­ ности .

* * * В условиях многонационального государства, каким является СССР, этнограф ы ста вя т в качестве одной из своих центральны х зад ач иссле­ д ование современных этнических процессов, протекаю щ их у различны х народов страны. Эта п роблем а в клю чает вопросы о путях развития наций, народностей и этнографических групп при социализме .

О к т я б р ь с к а я револю ция обеспечила национальное возрож дение мно­ гих народностей Советского Союза, не успевших в условиях царской России слож и ться в нации. В качестве наиболее ярких примеров могут быть н азван ы теперь у ж е заверш ивш и еся процессы консолидации у зб ек­ ской. казахской, киргизской и т ад ж и кс ко й н а ц и й 8 .

Э тнограф ические исследования свидетельствуют, что процесс ф о р ­ м ирования новых социалистических наций и народностей активно про­ д о л ж а е т с я и теперь. Д л я прим ера могут быть назван ы мордовская со­ циалистическая нация, с к л а д ы в а ю щ а я с я на основе двух сущ ествовавших

–  –  –

ранее племенных групп — мордвы-мокши и м о р д в ы -э р зи 9, или соц и а­ листическая н ац ия коми, в состав которой вошли ком и-зыряне и ижемц ы 10. В высшей степени активно эти процессы протекаю т в Ю жной Сибири — в Горноалтайской, Хакасской и Тувинской автономных о б л а ­ стях п, где происходит консолидация прежних обособленных род опл е­ менных и территориальны х групп в единые народности .

Вместе с тем и у ж е вполне сформ ировавш иеся нации не п р е к р а щ а ­ ют своего дальнейш его развития. С ними постепенно сливаю тся этниче­ ские группы, близкие по культуре и язы ку или территориально .

С большой интенсивностью этнические процессы проходят в среде народностей Северного К ав к аза. Так, у авар ц ев зав ерш и л ся в н а с т о я ­ щее врем я процесс объединения многочисленных в прошлом тер р и т о ­ риальны х групп («обществ»); с а в ар ц ам и сливаю тся в единый народ их многочисленные соседи: на востоке — арчинцы, на за п а д е — д в е н а д ­ цать малы х андо-дидойских народностей, пользую щ ихся аварски м я з ы ­ ком и письменностью. Д арги нц ы, в прош лом тож е деливш иеся на мно­ гие «общества», в советское врем я слились в один крупный н ар о д в м е­ сте с соседними кайтакам и и кубачинцами, п ользую щ имися даргинским языком и письменностью 12 .

Подобные этнические процессы проходят и в Грузии. Собственно грузины делились в прошлом на. р яд групп (карталины, кахетины, име­ ретины, гурийцы, а д ж а р ц ы и др.). Р а зл и ч и я м е ж д у этими группами, восходившими к прежним племенным и политическим членениям, по­ степенно стирались и в н астоящ ее время реального значения не имеют .

Группы эти слились в единую грузинскую социалистическую нацию .

В состав ее вошли т а к ж е считавшиеся в прош лом самостоятельны ми картвельские народности с собственными, родственными грузинскому, язы кам и — сваны, мегрелы (или м ингрелы ), л а з ы (или ч аны ) .

С воеобразные новые этнические о б разо в ан и я в озникаю т в районах Крайнего Севера и Сибири, где обособленные, в прош лом кр ай н е м а л о ­ численные этнические группы сливаю тся с более крупными народами .

Так, в низовьях р. К олымы слились с русскими ста р о ж и л а м и обрусев­ шие чуванцы и юкагиры. О бъякутивш иеся потомки эвенков низовий р. Лены сливаю тся с северными якутами; некоторые группы эвенков слились с верхнеколымскими ю кагирам и 13 .

–  –  –

Постепенное слияние мелких народностей друг с другом или с круп­ ными н ациями на основе экономического и культурного сотрудниче­ ства — прогрессивный процесс, способствующий ускорению роста эко­ номического благосостояния и культурного уровня консолидирующихся народностей. З д ес ь не мож ет быть и речи о какой-либо насильствен­ ной ассимиляции, ибо слияние и укрупнение народностей происходят при совместной ж и зн и естественным путем, без всяких принудительных или адм инистративны х мер и вм еш ател ьства с чьей-нибудь стороны .

О дна из серьезных зад ач этнографов состоит в том, чтобы вни м а­ тельно и зучать т а к ж е процессы сближ ения наций и народностей. В н а ­ стоящ ее в р ем я признаки сближ ения социалистических наций и народ­ ностей на основе общности их социалистической экономики и культуры об означи л ись вполне ясно, необходимо н аб лю д ать и исследовать такие явлен и я у ж е на данной стадии их развития. Э тнограф ы долж ны изучать и о б общ ать эти явления, р азви ваю щ и еся п реж д е всего по линии общно­ сти социалистического сод ер ж ан и я культуры и быта. Но это не освобож ­ д а е т нас, конечно, от за д а ч изучения национальны х форм культуры и быта к а ж д о й народности .

Э тнограф ы призваны выяснять, р азв и вается ли к а ж д а я народность к а к о соб ая этническая единица или она консолидируется с соседними н ародностям и или нациями. Советские этнографы исследуют явления, происхо дящ и е в культуре и быте, в язы ке консолидирующихся народ­ ностей. И сследую тся вопросы о том, создаю тся ли при этом новые ф ормы культуры и быта, с новой национальной спецификой, в каких ф о р м а х в ы р а ж а е т с я взаим ное обогащ ение культуры и быта, какие элементы культуры теряю т специфические национальные черты или д а ж е и счезаю т к а к несовместимые с потребностями и взглядами совет­ ского общества .

Экономические и культурны е преобразования в нашей стране сде­ л а л и т а к ж е возм ож ной концентрацию мелких, в прошлом и золирован ­ ных групп одной народности или близких этнических групп. Так, в р а й о н а х К рай него С евера поселились вместе ранее распыленные по обширной территории Якутской А С С Р группы эвенков .

П роисходит быстрое сближ ение и разноязычны х, в прошлом т а к ж е обособленных, этнографических групп или народностей. Н е м ал о см е­ ш а н н ы х колхозов о б разов ал ось на Крайнем Севере по нижнему тече­ нию р. К олымы ; в них объединены чукчи, тундровы е ю кагиры, эвены, якуты, русские старож и лы. С м еш анны е в национальном отношении колхозы имеются во многих других рай о н ах Советского Союза: в Б у ­ рятской А С С Р (колхозы с бурятским и русским н аселением), на К а в ­ казе, в Узбекистане, в П ов о л ж ь е и в П ри б алтий ских советских рес­ публиках .

И нтересные этнические процессы протекаю т в наш ей стране в св я­ з и с п роисходящ ими изменениями в расселении больших людских м а с­ сивов, что вы зы вается развитием планового народного хозяйства .

С особой активностью эти процессы протекают в настоящ ее время в рай о н ах освоения целинных зем ель К азахс тан а. В некоторых совхо­ зах этих районов п р ож и ваю т представители многих (до 30) нацио­ нальностей; наиболее многочисленны из них русские, украинцы и казахи .

Больш ой слож ностью национального состава отличается рабочий класс республик, ран ее не имевших своей промышленности, в ф о рм и ­ ровании квал и ф и ци р ован ны х кадров которого большую роль сыграли более опытные рабочие других национальностей, особенно русские и украинцы .

Совместный труд способствовал сближ ению различны х этнических групп. Участились смеш анны е браки, процесс преодоления былой замкнутости наш ел отраж ен ие в языке: широкое распространение по­ лучило двуязы чие и многоязычие .

8 В. Ю. К рупянская, JI. П. Потапов, П. Н. Терентьева Одной из центральных з а д а ч этнографического изучения соврем ен­ ности является р азр а б о тк а вопросов о ф орм ах р азви тия культуры у народов СССР. К ак п оказы ваю т многочисленные этнограф ические и исторические исследования, развитие культуры к аж д ой нации или народности в С С С Р в послереволюционный период происходило в н а ­ циональной форме. Этнографические м а тери ал ы опровергаю т в ы с к а ­ зывания некоторых зар у б еж н ы х ученых о том, что развитие советско­ го общества связано с ликвидацией н ациональны х культур .

Проблема национальной культуры и бы та исследуется э тн о г р а ф а­ ми в среде к а к колхозного крестьянства, т а к и рабочих. В оп ублико­ ванных советскими этнограф ам и монограф иях на конкретном м а т е р и а ­ ле вскрывается сложность и р азн оо б рази е процесса ф орм и рован ия со­ временного быта и культуры у разн ы х народов .

В этой связи интересно остановиться на современных ф орм ах м а ­ териальной культуры колхозного крестьянства, в среде которого, в большей мере, чем в среде представителей д р уги х общ ественны х групп, сохраняются традиционны е формы национальной культуры. Это ярко проявляется в народном зодчестве. Во многих р ай о н ах С оветско­ го С о р з а — в Грузии, Узбекистане, Армении и других республи ­ ках и об ластях не только заботли во сохраняю тся многочисленные памятники старинной народной архитектуры, но по их зам е ч а те л ь ­ ным о б р азц ам со ору ж аю тся современные ж и л ы е строения кол хоз­ ников .

Н ациональны й колорит ж и л и щ а дополняется его внутренним у б р а н ­ с т в о м — меблировкой, ворсовыми орнаментированны ми войлочными коврами у народов Средней Азии и К а в к а за, р азн о об р азн ы м и и зде­ лиями узорного тканья (одеялами, п аласам и, ск атер тям и и др.) у н а р о ­ дов Прибалтики, белорусов, украинцев, что х ар а к тер н о не только д ля колхозной, но и для рабочей среды .

Некоторые народы Советского С ою за (узбеки, туркмены, о тд ел ь­ ные группы грузин) в той или иной мере сохранили в быту народную одежду. У других народов, в основном переш едших к о д еж д е городско­ го типа, вместе с тем довольно широко использую тся отдельны е э л е ­ менты традиционного народного костюма. Современные н ац ион альн ы е особенности материальной культуры явл яю тся резул ьтатом о рган и че­ ского слияния элементов традиционной народной культуры с новыми элементами, к а к заимствованным и от других народов, т а к и проник­ шими в быт из социалистического города. Это особенно хорошо про­ слеж ивается в национальных р ай о н ах на о д еж д е молодого поколения, представляю щ ей своеобразное сочетание новых форм и форм, исто­ рически сложивш ихся, но претерпевших значительные и зм ен е­ ния (в м атериале, покрое), что создает определенный национальны й стиль .

У большинства народов Советского С ою за не только в сельской местности, но и в городах стойко сохраняется трад и ци он ная н а р о д н а я кулинария .

Значительного расцвета достигли в послереволюционный период все­ возможные виды прикладного народного искусства: ковроделие (А зер ­ байджан, Д агестан, Туркм ения и д р.), ювелирное м астерство (н ап р и ­ мер, кубачинских мастеров Д а г е с т а н а ), гончарство (украинцы, л аты ш и, грузины и д р.), резьб а по кости (народы Крайнего С евера) и т. д. Ш и ­ роко развита в стране сеть школ прикладного искусства .

По-прежнему большой популярностью пользую тся многие н ародны е музыкальные инструменты .

Советские этнографы ставят перед собой зад ач у, изучая народное искусство, пропагандировать его лучш ие образц ы, содействовать п р о­ никновению их в быт и н ар яд у с этим исследовать процессы с б л и ж е ­ ния, взаимовлияния искусства разли чн ы х народов .

О сновные проблемы этнографического изучения народов СССР 9' Тесные взаи м н ы е связи способствуют обогащению м атериальной и духовной культуры различны х народов С ССР. Больш ое значение име­ ют выездны е д ека д ы национального искусства, обмен литературой,, устройство выставок, о р ган и зац ия межнациональны х праздников .

* * * П ри изучении п р еоб разо ван ия хозяйства и быта народов С С С Р основная з а д а ч а этнографов зак л ю ч ае тся в том, чтобы детально иссле­ д о ва т ь те слож нейш ие процессы, которые происходят во всех областях ж изни, вы яви ть их направление, причины, ускоряющие или, наоборот, зам ед л я ю щ и е эти процессы .

О перируя ж и вы м конкретным материалом, советские этнографы считаю т своей центральной зад ач ей изучение самого человека, его со­ знания, р а з р а б а т ы в а ю т в аж н ей ш и е вопросы формирования новой семьи,нового общественного быта. Эти вопросы в равной мере касаются куль­ туры и бы та к а к колхозного крестьянства, т а к и рабочего класса. О дна­ ко при этом этнограф ы учиты ваю т особенности, присущие той и другой среде, что оп ределяет известную специфику в р азр а б о тк е выдвигаемых проблем .

П р и изучении колхозного крестьянства большое внимание уделяет­ ся вопросам хозяйственной деятельности, выяснению типов хозяйства,изменениям в н ап равлен ии его отдельных отраслей и т. д. В различных климатических зон ах наш ей страны слож ились специфические приемы зем леделия, особые формы сочетания его со скотоводством и другими отраслям и сельского хозяйства; в ряд е районов получили развитие ре­ месла; некоторы е н ароды накопили большой опыт в области промыс­ лового хозяйства (охоты, оленеводства, рыболовства, морского зверо­ бойного п ромы сла и т. д.). Хотя в советское время все традиционные отрасли хозяйства в кор н е реконструированы, тем не менее хозяйствен­ ный опыт, накопленный н арод ам и Советского Сою за, и многие их тру­ довые навыки сохраняю т свое значение в современных условиях и д о л ж ­ ны быть вы явлены и изучены этнографами .

К большим и слож н ы м п роблем ам, в р азр а б о т к е которых этнографы приняли активное участие в первые годы после О ктябрьской револю­ ции, относится, в частности, п роблем а оседания кочевого и полукочевого-' населения страны .

Ш ирокий круг вопросов охваты ваю т исследования, посвящ енное из­ менению условий сельскохозяйственного труд а, форм его организации,, росту квал и ф и ци ро ван ны х кадро в работников сельского хозяйства, про­ изводственному быту колхозников .

При исследовании быта рабочих этнографы уделяю т большое вни­ мание всестороннему изучению рабочего коллектива, ибо в связи с вы­ сокими тем пам и и ндустри али зац и и страны произошли и происходят существенные изменения в составе рабочего класса, непрерывно попол­ няющегося. Особое внимание при этом уделяется изучению воздейст­ вия рабочего коллектива, с его вы работанны м и в поколениях тради­ циями, на быт, идеологию, духовный облик новых рабочих кадров .

При изучении бы та и культуры рабочих и колхозного крестьянства этнографы выдвигаю т р я д вопросов, решение которых необходимо' для уяснения того, ка к ск лады в ается новый тип рабочего и колхозника и, в конечном итоге, ка к протекает законом ерный в условиях социализ­ ма процесс стирания существенных различий м е ж д у физическим и ум­ ственным трудом. В этой связи большое значение приобретает выясне­ ние общего культурного уровня рабочих и колхозников, их профессио­ нального о б разо в ан и я и т. д. С обранны й по этим вопросам материал дает возможность уяснить, в какой мере рабочий класс и колхозное крестьянство создаю т б азу д ля ф ормирования советской интеллигенции, В. Ю. К рупянская, Л. П. Потапов, Л. Н. Терентьева каковы характер и темпы этого процесса. И сследую тся т а к ж е те отно­ шения, которые склады ваю тся в производственных к ол л ек ти в ах в про­ цессе труда, в первую очередь все виды социалистического сор евн о в а­ ния. В частности, в настоящ ее в рем я уд еляется больш ое внимание р а з ­ вернувшемуся в С С С Р движ ению бригад коммунистического труда, девиз которых — быть образц ом в труде, обществе, семье, р а зв и в а ть в себе высшие потребности и запросы — выдвигает перед этнограф ам и ряд проблем .

Особый круг вопросов в области этнографического изучения к а к р а ­ бочего класса, т а к и колхозного крестьянства составляю т процессы изменения их семейного быта и. Тема о семье всегда з а н и м а л а в этно­ графических исследованиях важ н ое место. П ри изучении ж е за к о н о ­ мерностей развития социалистического быта она п риобретает первосте­ пенное значение.

С изучением семьи связан целый ком плекс вопросов:

структура семьи (ее формы, численность, х ар а ктер родственных связей ), ее экономика, внутренний строй, культурный уровень. Й з у ч а я м а т е­ риальную б азу семьи, этнографы выборочно проводят обследование семейных бюджетов, ан ал и з которых необходим и д л я уяснения п р о­ цесса склады ван и я новых семейных отношений, и к а к п о к аза т ел ь м а т е ­ риального и культурного уровня семьи .

Чрезвычайно в аж е н круг вопросов, св язанны х с изучением п о л о ж е ­ ния женщины, форм б р ака,.во с п и тан и я детей и др .

Значительное место уделяется исследованию семейных обычаев и обрядов 15. Это, в частности, позволяет собрать дан ны е о степени с о х р а ­ нения в семейном быту некоторых вредных переж итков п а т р и а р х а л ь ­ ных семейно-брачных отношений, с которыми необходимо вести борьбу .

Вместе с тем изучение семейного быта м ож ет о к а за т ь существенную помощь в сложении некоторых его новых форм, связан ны х с особо в ы ­ даю щ имися событиями в ж изн и семьи. Известно, наприм ер, что все н а ­ роды стремятся отметить такие события в жизни человека, к а к вступ­ ление в брак. Ю ридическое оформление б р ак а не м ож ет удовлетворить потребность брачущ ихся и их родственников торж ественно отметить это событие. В н астоящ ее время этнографы фиксирую т разн о о б р азн ы е по­ пытки у различны х народов С С С Р созд ать современный брачны й семей­ ный праздник, нередко с использованием традиционны х д л я данной народности свадебных обрядов 16 .

Этнографы Советского С ою за по-преж нему интересуются р ел и гиоз­ ными представлениями и их пер еж иткам и у р азли чн ы х н ародов страны .

Несмотря на широкое развитие атеистического м ировоззрения у н а р о ­ дов С СС Р, некоторые религиозные представления, к а к п о казы в аю т этнографические материалы, нельзя еще считать полностью исчезнув­ шими (особенно в семейном быту); поэтому перед этн ограф ам и стоит зад ач а выяснить, у каких н ародов и в каки х формах, среди п ред стави те­ лей каких поколений бытуют те или иные религиозные в ер о в ан и я и представления 17 .

–  –  –

И зучение религиозны х пережитков ведется и в целях использования их к а к исторического источника, ка к м а т е р и а л а д ля изучения этниче­ ской истории того или иного народа .

С истематические н аблю дения этнографов свидетельствуют о не­ уклонном повышении уровня быта населения различны х республик и областей, а т а к ж е о стирании различий в быту населения центра и пери­ ферии наш ей страны .

Не менее в аж е н происходящ ий в наш е врем я процесс стирания рез­ ких в прош лом различий в культуре и быте деревни и города. Это особенно отчетливо п рослеж и вается в изменении об ли ка сельских посе­ лений и крестьянского ж и л и щ а. Социалистическое строительство внесло больш ие изменения в исторически сложивш иеся формы народного ж и ­ ли щ а, в географ ию сельских поселений, вы звало быстрый рост новых п оселков и реконструкцию старых. Советскими этногр аф ам и у ж е н акоп ­ лен значительны й м атери ал, публикация которого позволит обобщить опыт п р еоб разов ан и й в этой области у различных народов Советского Сою за. Эти м а тер и ал ы хар актери зу ю т изменения форм расселения, вы ­ зв ан н ы е переходом от кочевого и полукочевого о б раза жизни к осед­ л ом у (Сибирь, К азах с т ан, республики Средней Азии), переселением с хуторов в колхозные поселки (в республиках П ри балтики), переселе­ нием из высокогорных районов в долину (К а в к а з ); они указы ваю т на коренные изменения в облике поселений, превращение сел, а так ж е стары х рабочих поселков в местные центры культуры. Таковы, напри­ мер, многие селения на Украине, в К р асн одарском крае и других р ай о­ нах Р С Ф С Р, больш ие индустриальны е города, выросшие на месте с т а ­ рых рабочих поселков .

П роцесс сб лиж ен ия городского и сельского населения характеризуют и другие черты современного социалистического быта: организация об­ щественного питания, разви тие предприятий бытового обслуживания н а­ селения, открытие школ-интернатов, расш ирение сети детских учрежде­ ний (детских садов, ясель, пионерских л агерей) и т. д .

* * * Все излож енны е вопросы исследуются общепринятым советскими этнографами методом последовательного историзма: к а ж д ое явление рассм атривается в его возникновении, развитии и взаимодействии с другими явлениями. В ы двигая в качестве центральной проблемы изучение современного состояния культуры и быта народов ‘ С ССР, этнографы н ер азр ы вно св язы в аю т свои исследования с изучением д о­ революционного прошлого этих народов .

Главный источник получения этнографических сведений о народах Советского С ою за — это полевые исследования. К ак у ж е указывалось, этнографическими учреж ден и ям и из года в год осущ ествляются экспе­ диции в различны е пункты страны. Н акоплен большой опыт работы комплексных экспедиций, объединяю щ их специалистов смежных о б л а ­ стей: этнографов, археологов, фольклористов, диалектологов и др .

В нашей работе мы стремимся к всемерной координации исследова­ ний. Проведение совместных совещаний по вопросам изучения совре­ менности, публи кац и я коллективных трудов, привлечение к нашим исследованиям специалистов см еж ны х дисциплин — таковы те формы, которые призваны эту координацию реализовать .

SUMMARY

–  –  –

К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ НАРОДНОГО

МУЗЫКАЛЬНО-ПОЭТИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА

Н а р о д н а я песня создается и ж и вет к а к музыкально-поэтическое про­ и зведени е, м узы ка и поэзия неотделимы в ней друг от д руга и состав­ л я ю т д в а элем ен та одного целого. Это бесспорное положение хотя ни­ кем и не отрицается, но при собирании и изучении народных песен до сих пор ещ е не учиты вается в долж ной мере .

Р а з м е ж е в а н и е изданий и исследований народных песен, начиная с XVIII в., на м узы кальн ы е и словесные привело к разделению фоль­ клористов на две группы — музыковедов и филологов, работающих р а зо б щ е н н о и не сум мирую щ их результаты п араллельны х исследований .

Это, в конечном счете, зато рм озил о р азвитие фольклористики, что ск а ­ з ы в а е т с я и на современной научной работе в этой области, где ведущая р ол ь п р и н ад л еж и т филологическим исследованиям .

В зап адн оевропейской ф ольклористике этот р азры в не раз прини­ м а л крайние формы. И звестен р я д зару б еж н ы х работ по народной песне, где искусство музыки игнорировалось при рассмотрении поэзии, а искусство слова не учиты валось при ан али зе напева. В советском м у з ы к о в е д е н и и нет так и х крайностей. В исследованиях музыковедов всегда говорится о поэтическом содерж ании, а в публикациях все н а ­ певы песен сопр овож д аю тся полными текстам и Но этого нельзя ск а­ з а т ь о раб о те литературоведов, которые в большинстве изданий печа­ таю т тексты народны х песен к а к стихи д л я чтения, хотя они предназ­ н ачены только д л я пения, немыслимы без напевов и не могут д екл ам и ­ р о в а т ь с я в силу того, что отягощены вставными гласными, разры вами слов, сменой акцентов, «ненормативным» грамм атическим строением,— т. е. всем тем, что порож ден о музыкой и теряет смысл без напева. При л и тературовед ческом исследовании песен обычно формы и ритмика стиха, строфическое строение ан али зи рую тся вне связи с музыкой, не­ см отря на то, что поэзия и музы ка в народной песне тесно связаны друг с другом и зав и ся т друг от друга .

Бесспорно, что в литературоведческих исследованиях народных пе­ сен не об язател ьн о к а сать ся м узы кальной стороны, т а к же как воз­ м ож ны и специальные работы по музы ке народных песен, не зат р а ги ­ в аю щ и е текстовой части, когда исследуется тот или иной узко специфи­ ческий вопрос. О днако п р акти ка создания сборников текстов песен без напевов и с к а ж а е т самую сущность народного песенного творчества .

Недопонимание неполноценности сбора и изучения лишь одной сло­ весной части народного песенного искусства проявляется д а ж е со сто­ роны таких солидных организаций, ка к академии наук и университеты,

–  –  –

что сказывается и на работе издательств. Сборники песен, н ап еч атан ­ ных без напевов, настолько многочисленны по сравнению с м у зы к а л ь ­ ными изданиями, что публи кац и я одних только текстов песен, естест­ венно, принимается за установленное правило .

В силу этого большинство издательств, имея возм ож ность п убли ко­ вать графические работы, д ел ая клиш е рисунков и чертеж ей л ю б о г о назначения, о тказы в аю тся от печатания нотных записей, хотя их можно воспроизводить тем ж е способом клиш ирования, ка к иллю стративны й материал. М еж ду тем ж е л а н и е составителей д а т ь в сборниках песен хотя бы о б р азц ы напевов встречает отказ, мотивируемый именно «от­ сутствием полиграфической базы». Т а к получилось, наприм ер, со сб ор ­ ником «Песни и сказки Я рославской области» (Я р осл авл ь, 1958), в ы ­ шедшим с иллюстрациями Н. К ирсанова, но без напевов, из-за о т к а з а и здательства сделать клиш е нот, хотя д л я песен они были горазд о б о­ лее необходимы, чем рисунки художника .

Конечно, издания песенных текстов не вовсе лиш ены см ы сла,— они помогают распространению лучш их в ари ан тов повсеместно бы тую щ их песен и выполняют роль песенников. Но д а ж е эта роль здесь о к а з ы ­ вается минимальной. Певцы, в стречая в такой книге не известную им ранее песню, не смогут ее спеть, не имея напева. И книга в з н а ­ чительной своей части о каж ется ненужной д л я художественной п р ак ти ­ ки того самого народа, который береж но хранил из века в в е к свои песни и создал материал, использованный в книге. В научной ж е практике запись и публи кац и я одних поэтических текстов могут служить только предметом филологического ан ал и за, д а и то огр ан и ­ ченно .

Игнорирование записы вания напевов песен ведет к невозм естим ы м потерям в науке. Так, мы у трати ли напевы стары х частуш ек, а в силу этого и возможность проследить развитие данного ж а н р а.

Почти пол­ ностью утрачены напевы самы х близких нам по времени создан и я песен:

периода Великой Отечественной войны; следовательно, изучение совре­ менной песни, в которой особенно сильно влияние л и т ер атуры (словес­ ной и музы кальной) лиш илось важ н ого исследовательского звена. О т­ сутствие фундаментальны х м узы кальн ы х публикаций песен раб оч их приводит к тому, что многие из них б езд о каза тел ь н о о б ъ яв л яю т с я н е­ полноценными в художественном отношении. Недостаточное количество записей напевов былин в средней полосе России тормозит и ссл ед о в а­ ние особенностей общерусской былинной трад и ци и и ограничивает его образцам и записей, сделанных на Севере,— это приводит подчас к ош и­ бочным выводам, в частности о якобы наибольш ей сохранности в искон­ ном виде эпической песни в северных районах. Н е принимая в р а с ч е т соотношения песенных культур (их музы кальной стороны), конечно, нельзя и представить, что северные былины н аходятся в том ж е сти ли ­ стическом единстве с бытовыми песнями, к а к и былины средней полосы, а следовательно, нельзя и опровергнуть мнение о том, что северные былины — наиболее древние и близкие к первоисточнику .

Трудности в изучении народного музыкально-поэтического твор че­ ства усугубляются неправильной организацией фольклорны х эксп ед и ­ ций, в которых не только не участвуют музыковеды, но нет и з в у к о з а ­ писывающей ап п аратуры. Такие экспедиции фиксирую т одни тексты песен, т. е.— лиш ь один элемент целого. К роме того, при отсутствии фоно­ граммы нельзя уточнить полевую запись текста, завед ом о несоверш ен­ ную, так как быстрота произнесения текста при пении, про тяж енн ость гласных, редуцирование, д иалектн ы е особенности, дефекты дикции ис­ полнителей, а т а к ж е утомление слуха собирателя д а ж е при большом опыте не даю т возможности точно заф и кси ров ать слова на бумаге .

В качестве примера достаточно напомнить о р ас х ож д ен и я х в поэтиче­ ских текстах, записанных собирателем на слух и р а с ш и ф р о в а н н ы х Об изучении народного музыкально-поэтического тьорчества с ф онограмм в «А рхангельских былинах и исторических песнях»

А. Д. Г р и г о р ь е в а 2 .

С луховы е записи текста при современном развитии техники звуко­ записи д о л ж н ы служ и ть только контрольно-справочным материалом при плохой слышимости фонограмм, неразборчивости произнесения слов или ограниченного количества магнитофонной ленты, когда приходится з а ­ писы вать только часть песни .

П ри исследовании только текстового м а т е р и а л а возникаю т много­ численные трудности при классиф икации песен по ж а н р а м и их науч­ ном анализе. Чем отличается хороводная песня от игровой и плясовой?

К ак сгруппировать лирические песни? К уда отнести «покосные», вовсе не говорящ ие о покосе, или «веснянки», не упоминаю щ ие о весне? М но­ гие из этих вопросов могут быть решены, если рядом с текстом л яж е т запись н ап ева, т а к ка к именно в нем зачастую заключены важнейш ие п р изнаки ж а н р а. З д ес ь хочется упомянуть о неясности понятия ж а н р а в л и т ерату ре по ф ол ькл о ру из-за недоучета музы кальной стороны песен .

В понятие « ж ан р» входит комплекс признаков; при отсутствии ряда.-элементов этого ком плекса появляется сомнение в существовании ж а н ­ ра к а к такового. Если, например, плачи — свадебные, похоронные, завоенные — о б л а д а ю т общ ими стилистическими особенностями ка к в тек­ стах, т а к и в музы ке и имеют общие законы строения и манеру испол­ нения, то это безусловно произведения одного ж а н р а. Исторические же песни, совершенно разн ы е по структуре текстов, использующие музыку былин, лирических п р отяж н ы х песен, хороводных и плясовых, не могут считаться особым ж анром .

Особенно в аж н ы напевы при определении принадлежности песен к об ряд ам. Д а в н о известно, что напевы более устойчивы, чем тексты, т ак к а к язы к, сл у ж а щ и й не только эстетическим целям, но и общест­ венно-бытовым, подвергается изменениям чащ е музыки. В силу этого' встречаю тся песни с древнейш ей мелодией и позднейшей тран сф орм а­ цией текста, а иногда и зам еной его новым. В таких случаях только н а­ пев д ает возм ож н ость выявить древнюю основу песни. Поэтому в весен­ не-летних песнях земледельческого календ аря, где тексты значительно изменились за многие века, анализ напева играет реш ающую роль в оп­ ределении принадлеж ности песен данном у циклу обрядности .

П о н апеву иногда мож но определить такж е, давно ли песня бытует в данной местности: если встречается песня, в ы п ад аю щ ая из м узы каль­ ного стиля исследуемой области, то почти н ав ер н яка путем сравнения м ож но определить, откуда она появилась. Т аким образом, изучение песенного р еп ерту ар а микрорайона мож ет д ат ь ценные сведения по истории засел ен и я края .

С равнительное изучение напевов мож ет внести уточнения и при оп­ ределении общности различны х культур, в частности народов финноугорской или славянской г р у п п 3. При исследовании этногенеза, в заи ­ мосвязей народов филологическое изучение песен (сюжеты, худож ест­ венные образы, словарны й состав, фонетика) д а е т безусловно богатый материал, но н ельзя не учитывать и музы кальную культуру, наиболее устойчиво хр ан ящ у ю древние традиции. Сходство напевов может служить подтверж дением древней общности народов д а ж е при т ер ­ риториальной разобщенности, а их принципиальное различие — опро­

–  –  –

вержением каж ущ ейся близости при территориальной общности н а ­ родов .

Особое значение д л я фольклористики п риобретает изучение напевов в местностях, населенны х выходцами из различны х областей. Так, сбор материалов в К уйбышевской области показал, что, несмотря на наличие общерусского р еп ертуара и д а ж е известной стилистической общности песен этой области, в большинстве сел до настоящ его времени песни сохраняю т мелодические варианты тех областей, откуда некогда п ере­ селились ж и тели д ан ны х сел .

Значительны й интерес п редставляю т музы кальн ы е записи при сравнительном изучении ф ольклора разн оязы чны х народов, ж и в ущ и х в непосредственном соседстве. Русское население, например, широко перенимает обиходные слова соседствующих народов, создает своеоб­ разны й диалект, но очень выборочно заим ствует элементы м у з ы к а л ь ­ ного языка. В клю чая в свой репертуар отдельные песни этих народов, русское население переводит их на русский язы к и распевает, почти не меняя структуры художественных образо в 4. Н апевы ж е этих песен д о ­ вольно редко сохраняю тся в их исконном звучании, подчиняются т р а д и ­ циям русской народной музы кальной культуры, а в отдельных случаях заменяю тся напевами, или вновь созданными, или заимствованны м и из русских песен, близких по эм оциональном у смыслу. В резу л ьтате р о ж ­ даются новые песни, которые являю тся продуктом сп л ав а двух к у л ь ­ тур. Д лительное, в течение столетий, сосуществование старой и новой

-песен впоследствии создает почти н епреодолимы е трудности д л я опре­ деления того, к а к а я из них основная. В таком случае п озволи тель­ но говорить о двойном (например, русском и украинском) прототипе песен .

Н а основе ан ал и за напевов могут быть уточнены сведения об интен­ сивности жизни отдельных песен. Если песня «Соловей кук у ш ку у го в а ­ ривал» по содерж анию мож ет быть отнесена к циклу сю ж етов о взятии К азан и И ваном Грозным, то напевы ее, связан ны е с мелосом походных солдатских и лирических крестьянских песен, а иногда и за и м с т в о в а н ­ ные из песен конца XIX в., свидетельствуют о том, что мы имеем дело не с начальны м вариантом, а с позднейшими .

Сопоставление стилистики напевов и текстов песен нередко помогает раскры ть историю их создания. М у зы ка д а е т м а тер и ал д л я уста н о в л е­ ния путей распространения песен, иногда не связан ны х с устной т р а д и ­ цией. Так было с одной из песен, популярной в П о во л ж ье. Экспедиция Института русской л итературы АН С С С Р зап и сал а, ка к п оказал о сь сн ач ал а собирателям, уникальную свадебную песню «Л овили пташечку во сыром бору». О днако ее напев возбудил сомнение в принадлеж ности песни к традиционном у фольклору. П о з ж е этот текст и аналогичный напев были обнаруж ен ы в сборнике песен казан ски х студентов — песен, исполнявшихся в 1840— 1869 г г. 5. При беседах с певцами во время по­ следующих п оволж ских экспедиций выяснилось, что в К уйбыш евскую область (в Утевский район) эту песню зав езл и в свое в р ем я воспитан­ ники К азанской духовной семинарии, а в Горьковской области она стала известной с середины 1860-х гг. после приезда в Н и ж н и й Н о в го ­ род А. С. Гациского, обучавш егося в К азан ском университете. Такие.песни правильнее относить не к устной, а к литературной традиции .

Сочетание текста и напева помогает выявить при тщ ател ьн о м н а б л ю ­ дении подлинную природу происхождения песни, отличить законом ерное от случайного, раскры ть умышленную или неумышленную ф а л ь с и ф и к а ­ цию при издании песенных материалов. Х ар ак те р н а в этом отношении

–  –  –

история м у зы кальн ы х публикаций агитационной песни декабристов «Ах, тошно мне». С ущ ествую щ ая в литературоведении версия о том, что л и т ер ату р н ы м прототипом д ля создания декабристами песни послужил одноименный ром анс Ю. А. Нелединского-Мелецкого, д а л а основание С. Б у го сл авском у присоединить к сатирической песне декабристов н а ­ пев этого лирического р о м а н с а 6. В 1927 г., еще до публикации Бугославского, версия об исполнении декабристами сатирической песни на лирический напев п о д с к а за л а П. Рукину аналогичное решение м узы ­ кальн о й и нтерпретации этой песни, и он сочинил к одному из в а р и а н ­ тов декабри стского текста напев, п одраж аю щ ий мелодиям русских про­ т я ж н ы х лирических песен; этот в ар и а н т был опубликован в 1920-х го­ д а х 7. В 1950 г. в сборнике, н апечатанном к 125-летию восстания д е к а ­ бристов, обе «реконструкции» песни — Р уки на и Бугославского были помещ ены в р аз д ел е народны х песен; первая — в обработке для хора Г. П о зд н яко в а, в то р ая — в обр аб отке д л я хора Д. Васильева-Буглая, с примечанием: «„Ах, тошно мне“ — агитационная песня, написанная К. Р ы л еев ы м совместно с А. Б естуж евы м. В обработке Г. Позднякова исп ользован народны й напев, сделанный д л я двухголосного хора П. Б у ­ киным на одноименный текст. Д. В аси л ьев-Б угл ай обработал народную песню, первые две строки которой являю тся перепевом романса Ю. Н е­ лединского-М елецкого „Ох, тошно мне на чужой стороне4,— весьма в 1 то время п о п у л я р н о г о » 8. Ч ерез семь лет Т. В. Попова в третьем вы­ пуске учебного пособия «Русское народное музыкальное творчество»

п ер еп еч ат а л а в сокращ енном виде мелодию Р уки на из сборника 1950 г .

у ж е со следую щ им объяснением: «В свое время песня „Ах, тошно мне“ и м ел а довольно ш ирокое распространение в народных массах. Впослед­ ствии в крестьянской среде эти слова исполнялись с ярко своеобразными н апевам и, близкими стилю традиционной протяжной песни. Примером лможет служ и ть приводимый крестьянский в ари ан т этой песни (запи­ санный советским собирателем Г. П оздн яковы м в Тамбовской об­ л а с т и ) » 9 .

Д а ж е если бы нам и не уд алось выяснить, что мы имеем дело с ф альси ф и ци рован ны м и публикациями, то само сочетание напева л и ­ рических песен с сатирическим текстом, противоречащ ее народной тр а ­ диции, д о л ж н о было поставить под сомнение возможность принять ком­ позиторские работы за подлинные записи н ародны х песен; однако это не было учтено ни автором, ни редактором, ни рецензентами учебного пособия, в котором отбор м а тер и ал а д о л ж ен быть предельно строгим .

Вообщ е говоря, неверное понимание специфики ж а н р а «песни» изз а недооценки значения музы кального м а т ер и ал а становится довольно часты м явлением и п оро ж д ает серию досадных заблуждений .

Проф. И. Н. Р озан о в в свое врем я выдвинул д ля р яд а литературных произведений определение «стихи русских поэтов, ставшие песнями», п о д р а зу м ев ая под этим « так ж е некоторые стихи, написанные в жанре песни, хотя и не вош едш ие в широкий песенный обиход» 10. Однако в сборники, составленные им, включены не только произведения, испол­ н яв ш и еся м ало («Рассевается, расступается» М. П. Мусоргского на слова А. К. Т олстого), но и написанны е явно не в форме песни («Дубинушка»

Л. Н. Т реф олева с малоизвестной музыкой А. Ч еснокова), не положен­

–  –  –

ное на музыку стихотворение В. М. Соколовского «Русский импе­ ратор в вечность отошел» п. В некоторые сборники вошли и совсем з а ­ бытые песни и романсы, н азван ны е Р озан о вы м «незабы тыми песнями забытых поэтов» («Почтальон» А. А л яб ьева на слова Е. П. Гребенки) и известные только узком у кругу любителей камерной музыки («Я б тебя поцеловала»— романс Н. Черепнина на слова А. Н. М ай кова, « Д о р о г а»

Н. П. Огарева, написавшего музы ку на свои стихи) 12 .

Несмотря на широкое понятие ж а н р а песни, Р озан ов пропустил ряд .

действительно популярных стихотворений, ставш их песнями, в частн о ­ сти несколько стихотворений Н екрасова: «Еду ли ночью по улице т е м ­ ной», «Школьник», « П лач детей» и др .

Метод отбора и классиф икации м а тери ал а, вы работанны й И. Н. Р о ­ зановым, ск азал с я и на содерж ании одного из последних сборников — «Русские народные песни» 13.

В этот сборник н ар я д у с подлинно н а р о д ­ ными песнями вошли произведения, исполнявш иеся только на эстраде:

«Песня Земфиры» из «Цыган» А. С. П уш кина, « Ч а й к а» Е. Б ул ан и ной с музыкой Б. Ж ирковского, «Новгород» О. Д ю т ш а на слова Э. Г убера, и известные только узком у кругу создателей песни — д ек а б р и стс к ая «Ах, вде те острова» (напев которой до сих пор не установлен, и неиз­ вестно был ли он), а т а к ж е «народный в ари ан т» стихов А. В. К ол ьц ова «Не ск аж у никому», на которые писали музы ку А. Д ар г о м ы ж ск и й, С. Д онауров и др., где вся «народность» зак л ю ч ае тся в ничтожны х р а з ­ ночтениях, вызванных, вероятно, забы вчивостью исполнителя .

Р азд ел «Советские песни» в этом сборнике (особенно п о д р а зд е л ы, посвященные песням 1921 — 1941 гг. и песням послевоенного периода) целиком построен на так н азы ваем ы х «массовы х песнях» советских композиторов и поэтов, среди которых помещ ена песня « В иж у чудное приволье», получивш ая, согласно ком ментарию на стр. 692, известность в 1920— 1930-х годах. Н а самом ж е деле эта песня и сп олнялась е щ е около 1914 г. эстрадной певицей А. Сокольской на музыку, написанную для нее А. Самойловым и.

Именно на этот напев она исполняется и теперь без существенных изменений, а в тексте лиш ь в ы черкивается «несовременный» второй куплет:

' С л ы ш у песни х о р о в о д а, С л ы ш у топот т р еп а к а, Э т о р у с ск а я при рода, Э то р а д о с т ь м у ж и к а .

Р ядом с этой песней составитель поместил и песню «Всю-то я все­ ленную проехал», популярную в те ж е годы и вовсе не являю щ ую ся сочинением советского композитора А. Новикова, к а к ск азан о в к о м ­ ментарии к этой песне на стр. 692. В п одраздел е песен послевоенного периода нет ни одной из созданных в хоровых кол л ек тивах или с а м о ­ деятельными поэтами и композиторами, нет и песен массового творче­ ства. Весь этот подраздел составлен из произведений известных совет­ ских композиторов и поэтов (И. Д унаевского, Ю. М илютина, Б. М окроусова, В. Соловьева-Седого, JI. О ш анина, Е. Д олм атовского, М. И с а к о в ­ ского и др.). Невольно в озникает вопрос: почему эта смесь и здана под общей обложкой с названием «Русские народны е песни»?

Все сказанное говорит о том, что н астал о врем я навсегда покончить с разобщенностью в работе музыковедов и филологов. Н едопонимание

–  –  –

необходимости их тесного сод руж ества — одна из причин теоретических и фактических ошибок при собирании, публикации и исследовании ф ол ькл ора, а ф ольклористика ка к н аука становится туманным поня­ тием, отпугиваю щ им молодых ученых .

С о ветская ф ольклористика д о л ж н а продолж ить славные традиции внимательного и береж ного отношения к м узы кальной стороне нар од ­ ных песен в России. Д остаточно вспомнить А. Д. Григорьева, зап и сав ­ шего на ф онограф огромное количество северных эпических напевов и р ас ш и ф рова в ш его их И. С. Тезавровского, творческое содружество' Н. М. Л о п а т и н а и В. П. Прокунина, создавш их образцовы й сборник русских лирических песен, первую экспедицию А. М. Л исто п ад ова и С. Я- А рефина, работу Ф. М. И стомина с Г. О. Д ю тш ем, С. М. Л я п у ­ новым и И. В. Н екрасовы м, работу Н. Ф. Щ ербины с М. А. Б ал а к и р ев ы м, Т. И. Ф илиппова с Н. А. Рим ским -К орсаковы м. Советскими ф и лологами и м узы коведам и большое число совместных экспедиций было осущ еств­ лено у ж е в 1920— 1930-х годах. В наши дни, когда развитие советской науки идет н ебы валы м и темпами, содружество в работе филологов и м узы коведов д о л ж н о стать непреложным законом полноценного соби­ рания- публикации и изучения произведений народного песенного ис­ кусства .

Мы об язан ы вернуть н ароду песни, которые он создавал, берег в те­ чение веков и создает теперь, в об разц овы х записях поэтических тек­ стов и напевов, сд елать серьезны е научные исследования на основе этих записей. Н а ш а з а д а ч а — сохранить навеки голоса народных певцов не то л ьк о в архивны х хран и лищ ах, но и в высококачественных зв у к о за­ писях и со зд ать возм ож н о сть широкого зн аком ства с ними всей общест­ венности Советского С ою за и ученых различны х стран посредством из­ д ан и я альбом ов грам м п л асти н о к с приложением к ним текстов песен, этнограф ических зам еток, ф отоиллю страций (портретов исполнителей, тан ц ев ал ь н ы х д виж ений и пр.). Только совместная ответственная, само­ о тв ер ж е н н ая р аб о та филологов и музыковедов обеспечит расцвет совре­ менной фольклористики .

–  –  –

2*

МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ

ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ

СССР

–  –  –

Остров Кихну р асп ол ож ен в Р и ж ск о м заливе; площ ад ь острова без прилеж ащ их зал и в аем ы х островов — 19,2 к м 2. Кихну удален от ближайш ей точки материка — Поотси — на 12 км, о т П я р н у — на 45 км .

Остров густо заселен, та м имеется шесть деревень — Лемси, Сяяре, Мыйса, Л я н а, Туру и Роотси. П о д ан ны м переписи 1934 г., на Кихну было 1056 жителей, в 1960 г., по данны м местного сельсовета, свыше 750 человек. С окращ ение численности населения объясняется переселением кихнусцев — к а к в предвоенные годы (например, на острова М ан и а в 1935 г.), т а к и в военные годы. Н аселение острова — эстонцы; среди них в прошлом растворилось, по-видимому, незначительное число шведов и ливов. В настоящ ее время на острове ж и в ет некоторое число русских и украинцев .

С этнографической точки зрения остров К ихну п ред став л яет со­ бой одно из самых интересных в Эстонии мест. В следствие свое­ образи я местных "'условий — островного полож ения и обусловленной этим некоторой изолированности, а т а к ж е скудости почвы и других ф а к ­ т о р о в — в 1 хозяйственной жизни, материальной и духовной ку л ь ту ­ ре населения в ходе исторического р азв и ти я в ы р а б о т а л с я р я д особен­ ностей .

К моменту восстановления в Эстонии советской власти в 1940 г .

Кихну п ред ставлял собой одну из самых отсталых и бедных областей этой республики. В отличие от остальной Эстонии, где почти повсеме­ стно, начиная с середины прошлого века, интенсивно р азв и ва л и с ь к а ­ питалистические отношения, на Кихну р азв и ти е социально-экономиче­ ских отношений шло очень медленным темпом; там д а ж е сохранялись пережитки сельской общины. П р а в д а, в XX в. мож но было отметить и з ­ вестную диф ф еренциацию крестьянства. Некоторые богатые крестьяне имели, например, паи в нескольких парусниках. Обычно парусник строи­ ли на паях три-пять человек, они ж е составляли его команду. Те же, у кого были паи в разны х местах, наним али за себя в ком ан ду работников .

П оявились скупщики рыбы из местных крестьян, у которых были п ар у с­ ники с садками. Они скупали у ры баков живую рыбу и переп ро д авал и ее крупным рыботорговцам или транспортировали ее за границу и р е а ­ л изовали там. В период б у рж уазн о й республики в н аи более заж ито ч н ы х дворах стали пользоваться и д ля сельскохозяйственных р абот наемной рабочей силой. О днако дом аш нее хозяйство оставалось в основном н а ­ туральным; до 1930-х гг. почти не применялся покупной сельскохозяй ­ ственный инвентарь, и сам о д ел ьн ая соха просущ ествовала вплоть до 1940 г. В других о тр асл ях хозяйства т а к ж е п рео б ладал и орудия труда домаш него производства. С охран ялся старинный тип ж и л и щ а — ж и л а я Н овы е черты в быту крестьян о-ва К и хн у 21 рига, а т а к ж е л етн яя кухня в виде конического ш алаш а, самодельные мебель и предметы дом аш него обихода. Очень характерны м было повсе­ дневное ношение народной одежды, которая в остальной Эстонии почти повсюду вы ш ла из обихода у ж е со второй половины XIX в. Отсталость населения острова п р о яв л ял ась и в уровне о б разован ия: хотя на остро­ в е в годы бу рж уазн о й республики д ей ство вал а, как и повсеместно в эстонских деревнях, шестилетняя ш кола, очень мало детей оканчивали ее. Среди женщ ин были неграмотные, что в Эстонии вообще почти не встречалось в XX в. В семье не п ридавали значения школьному обуче­ нию, а к посещению ш колы девочками относились почти отрицательно, что со с т ав л ял о резкий контраст отношению к этому вопросу в о сталь­ ной Эстонии. Обычно д ля эстонских крестьян было характерно стрем ­ ление д а т ь д етям школьное и специальное образование, несмотря на те трудности, с которыми это было связано в условиях буржуазной рес­ публики .

Н а острове со хран я л и сь традиционны е свадебны е обряды, сущ ество­ вал и переж итки магических обрядов при трудовы х процессах, вера в колдовство и т. п. Ж е н щ и н ы п ри д ер ж и в ал и сь церковных обрядов 1 в зн ачительн о больш ей степени, чем это мож но было н аб лю д ать в это ж е врем я в других эстонских деревнях. Прочно зак реп ил ась традиция зак л ю ч ен и я браков в п р ед ел ах острова; н есм отря н а то, что мужчины часто бы вали н а м а т ер и к е и д а ж е за границей, женились они все ж е на родине. П оэтом у все ж ители Кихну состоят м еж д у собой в родстве, и на острове н асчитывается всего около 20 фамилий. Заключение брака с «чужими» до сих пор встречает осуж дение родных .

Если учесть все сказанное, становится понятным, что изменения в 'быту населени я Кихну после восстановления советской власти в Эсто­ нии и н ач авш ей ся социалистической перестройки ее хозяйства отлича­ ю тся рядом особенностей .

П р е ж д е всего это касается экономики острова. Бедные почвы Кихну никогда не могли обеспечить средствами сущ ествования его постепенно р асту щ ее население. М уж ч ин ам приходилось зан и м аться рыбной ловлей, охотой на тюленя и мореходством (возкой камня, работой по найму н а к о р а б л я х, строительством парусников и т. д.). Ж енщ ины были с в я ­ зан ы с д о м аш н и м хозяйством, земледелием и скотоводством. Подобное разд ел ени е труд а было х ар актерн о д ля всех эстонских островов, но на Кихну оно обозначилось особенно резк о с середины прошлого века, когда здесь стали р а зв и в а т ь с я мореходство, в частности возка ‘а м н я 2, к и связанное с этим судостроение, заним авш ие всю мужскую рабочую силу острова .

Воды Кихну богаты рыбой, поблизости — места нереста салаки .

Т р ад и ц и я рыбной л о в л и 3 восходят, видимо, к XIV в., ко времени н ач а­ ла заселен и я острова. Н о н есм отря на давность рыболовства, орудия л о в а долго о ста в а л и с ь примитивными. Е щ е во второй половине XIX в .

на К ихну существенную роль и г р ал а л овля н е в о д о м — один из самых стар ы х и тр уд оем ких способов рыбной ловли. Она сох ран я л ась б л а ­ г од ар я п е р еж и тк ам общ инны х отношений, на которых основывались коллективны е формы работы. Помимо Кихну, до 1920-х гг. л ов ля не­ водами с о х р а н я л а с ь и на острове Муху. Вообще ж е в П ярнуском з а ­ ливе в последней четверти XIX в. невод был вытеснен салачн ы м и ме­ реж ам и, которые были проще в употребления и требовали меньше р а ­

–  –  –

бочей силы. Н а Кихну т о ж е пробовали применять салачны е мережи, »о они оказались непригодными в местных водах .

Н еводы н а Кихну в то время употреблялись д вух типов — береговой невод д ля салаки и подледный невод. И зд а в н а в а ж н о е место зан и м ал т а к ж е лов сетями. Н а Кихну термином «сеть» (vork) о б означается только сеть для с а л а к и, а сети д л я крупной рыбы н азы ваю тся мутни­ кам и (m u tt); т ак о е различие в терминологии х арактерн о для всего по­ б ер еж ья П ярнуского залива. Н евода, сети д ля салаки и мутники в XIX в .

изготовляли из льняной п ряж и ; в XX в. н ач ал и применять и х лопчато­ б у м аж н у ю нить. Первы е мережи д л я крупной ры бы на К ихну стали употреблять в 60— 70-х гг. прошлого в ек а и дел ал и их из конопли; п р я ­ ж у привозили из Риги. Кроме того, на Кихну ловили рыбу н а переметы и били острогой. В остальных рай он ах Эстонии лучение ры бы острогой и счезает раньше, т а к ка к во второй половине XIX в. этот хищнический способ ловли был запрещ ен законом. Н а Кихну ж е соблюдение этого зак о н а никем не контролировалось .

Начиная с 60-х гг. прош лого века значение ры боловства н а Кихну падает^ и на первое место в ы ступает мореходство, которое и д а в а л о кихнусцам основные средства к сущ ествованию на про тяж ени и после­ дующих 70 лет. В это время исчезает ловля рыбы береговы м и под­ ледным неводами, так к а к они треб овали большого количества р д бочих рук. Кроме того, около Кихну сильно сократилось количество с а ­ л а к и в связи с тем, что П я р н у е к ая б у м а ж н а я и ц ел л ю лозн ая ф аб ри ка с тал а спускать в море отходы. Рыбной ловлей в этот период з а н и м а ­ лись преимущественно подростки и старики. Ры боловство -до известной степени оживилось сразу после первой мировой войны, когда кихнусцы в связи с гибелью парусников д олж ны были о тка зать ся от мореход­ ства .

В эти годы появляю тся некоторые новшества, наприм ер х лопчато­ б ум аж ны е сети, фабричные крючки и мереж и для угрей. П осле окон ч а­ ния войны кихнусры снова начали строить суда и рем онтировать с т а ­ ры е с тем, чтобы вернуться к мореходству. Н о экономический кризис 1930-х гг. разруш ил эту отрасль хозяйства. Н аселение в о звр а щ ае тся к рыболовству, и значение его снова в озрастает. Однако, если раньш е са л а к у ловили д л я собственного потребления, либо с той целью, чтобы выменять ее н а материке на зерно, то с 1930-х гг. в П я р н у уж е возни к­ л а целая сеть скупщ иков, которые на больших судах с установленными

•на них садками скупали по всему Пяр.нускому за л и в у ж ивую рыбу к отправляли ее за границу .

Эксплуатация ры баков скупщ иками приводила к тому, что р ы бо л ов ­ ство приносило мало дохода кихнусцам. Д а л ь н и е перевозки свежей са л а ки не окупались. Пярнуекий рынок был переполнен салакой, в ы ­ ловленной местными ры бакам и, цены были край н е низки. К аландускода 4 орган и зовал а в П ярну рыбный аукцион и со зд ал а туковую ф а б ­ рику, но это мало изменило положение .

Только советская власть д а л а возможность п реврати ть ры бо л о вец ­ кий промысел в ведущую отрасль хозяйства кихнусцев. Уже в 1940 г .

на Кихну был откры т государственный рыбоприемный пункт, что р а з ­ решило проблему сбыта. В 1944 г., после освобождения Эстонии от н е ­ мецко-фашистских войск, на Кихну был организован рыболовецкий союз, обеспечивавший ры баков необходимыми снастями и з а н и м а в ш и й ­ ся реализацией улова. Н а базе этого союза в 1949 г. был создан ко л ­ хоз «Ныукогуде п артизан» («Советский п а р т и з а н » ). П ри организации кол хоза было обобщ ествлено 30 небольш их моторных лодок, 7 б о л ь ­ 4 К а л а н д у ск о д а — госуд арств ен н ы й орган в б у р ж у а зн о й Э стонии, р е гу л и р о в авш и й все вопросы, к ас а вш и е ся ры бного и тю леньего пром ы сла в в о д а х Э стонской б у р ж у а зн о й республики .

Н овы е черты в быту крестьян о-ва К и хн у ших ставны х сетей (к а к у а м о в ), около 1500 сетей д ля крупной рыбы, 500 салачн ы х сетей и 75000 переметов. Этих снастей не хватило бы для (нормальной работы (колхозников, но б лагодаря тому, что колхоз полу­ чил долгосрочную ссуду от государства, он у ж е в первый год своего су щ ествован ия смог приобрести во время путины много хороших сн ас­ тей и моторных лодок; в результате у ж е первый колхозный улов был выш е, чем к о г д а бы то ни было раньше. С каж ды м годом колхоз укреп­ л я л с я. К 1952 г. количество снастей выросло в четыре р аза. В том же году все оборудование было передано на основе соответствующего д о ­ говора П ярнуской мото-рыболовецкой станции (М Р С ), которая сн аб ­ ж а л а остров современной техникой. Так, у ж е в 1953 г. П я р н уская М Р С обесп еч и ла «Н ы укогуде п арти зан » 49 моторными лодками, 27 больши­ ми ставными сетями, 4 н еводам и для сига, 2-— д ля камбалы и 1 для окуня, 1500 капроновым и и 708 хлопчатобумаж ны ми сетями, 722 се т я ­ ми д л я са л а к и, 67 для кильки и 86 700 переметами .

В св язи с ликвидацией М Р С в 1959 г. в с е это оборудование было продано колхозу. В н астоящ ее время значительную часть годового п л а н а колхоз выполняет б л а го д а р я ловле салаки большими ставными н еводам и — к акуам ам и. П рим енять их н ач ал и в 1948 г. В результате их постепенного усоверш енствования в весеннюю путину на каждый к а к у а м в ы л а в л и в а е тс я 60— 80 г салаки, причем рекордный улов д о ­ ст и г а е т 150— 200 т. Одновременно с ка к у ам ам и вошли в употребление килечные сети. Н а полотнище такой сети, н аходящ ееся в распоряжении одной лодки, в ы л а вл и ва ю т за день 200— 300 кг кильки. В целом, однако, л о в л я кильки и г р ает небольшую роль .

С 1949— 1950 гг. стали употреблять рядовые жерлицы, на которые л о в я т щ уку и судака. К ом ан да из трех человек, имея 9 ящ иков жерлиц, получает в день 80— 100 кг рыбы. Р екордный улов на лодку в день — 400— 500 кг судака. Больш им нововведением явились капроновые сети, п р им еняю щ иеся д л я лова крупной рыбы. Р ы б ак и считают, что лов к а ­ проновыми сетями д ает примерно в десять раз больше рыбы, чем лов „льняными. С ети для с а л а к и и мережи по-преж нему изготовляют из хлопч атоб ум аж н ой пряжи .

Р езк о изменилось положение ры баков в связи с тем, что государство обеспечивает прием всего улова на месте по твердым ценам. На скупоч­ ном пункте в 1958 г. вошел в действие засолочный цех. Весной 1960 г .

закончено строительство холодильника. К роме того, ведутся работы по углублению рейда, чтобы лодки могли подходить прямо к приемному п ункту (сейчас до него приходится тран сп орти ровать рыбу от пристани на 600 м ). В 1959 г. закончена постройка просторного сарая для хране­ ния ры боловецкого инвентаря .

В перестройке ры боловецкого хозяйства большую роль играли новые, коллективные формы ор ган и зац и и труда. В колхозе «Ныукогуде п а р ­ ти зан » раб отаю т 130 ры баков, которые разб и ты на двенадцать бригад .

М е ж д у ними идет социалистическое соревнование. Бригады, особенно успешно выполняю щ ие свои социалистические обязательства, делятся своим опытом с остальными, п ом о гая им поднять производительность труда. П ередовики получаю т премии з а перевыполнение плана, р аспро­ странены там и такие средства поощрения, ка к помещение на Д о с к у почета лучших бригад, н аграж ден и е почетными грамотами, при­ су ж дени е переходящ его К расного знамени и т. д. З а большие произ­ водственные успехи кол хоз был в 1954, 1956 и 1957 гг. участником Все­ сою зной Сельскохозяйственной выставки. Р ы б н ая л о в ля дает 90% д о ­ ходов колхоза. Д о х о д р ы б а к а составляет около 14 тыс. руб. в год (в м а сш та б е старых цен). Кроме того, колхозники имеют личные при­ у садебн ы е участки .

С оциалистические формы ведения хозяйства, коренное изменение технической б азы рыболовецкого промысла, коллективная организация В. Я. Калите труда рыбаков привели к тому, что ры бн ая л о в ля стала не тол ьк о ведущей отраслью хозяйства на острове Кихну, но и полностью м а ­ териально обеспечила занятое в ней население. Колхозники имеют не только высокие доходы, но и полную и твердую уверенность в проч­ ности материального благосостояния и в его неуклонном росте .

В связи с тем, что ры бная л овля играет на Кихну ведущую роль в хозяйстве, другие его отрасли отступили на задний план или совсем исчезли. Совершенно забы та перевозка камня, судостроение. У тратила прежнее значение и охота на т ю л е н я 5, которой ран ьш е зан и м ал и сь н а ­ ряду с рыболовством. Основной сезон охоты на тю леня приходился на зиму, когда мужчины были свободны о т других р абот и могли н ед ел я­ ми и д а ж е м есяцам и зан и м аться охотой по всему Р и ж с к о м у заливу .

В настоящее время зимой ры баки зан яты ремонтом ры боловных орудий и рыбной ловлей. В колхозе, пр авда, утвер ж д ае т ся небольшой план охо­ ты на тюленя, и некоторым колхозникам выданы винтовки. О д н ак о охотничьи экспедиции ограничиваю тся одним-двумя днями. Н а ч и н а я с 1957 г. за каж дого убитого тюленя государство в ы п л ач ивает премию в разм ере 50 руб. Ш куру, а иногда и мясо, сдаю т на приемный пункт .

Ж и р используется вместо олифы при окраске построек. Премии, н есо м ­ ненно, увеличивают интерес к промы слу тюленя. Н уж н о отметить, что в буржуазной республике газеты постоянно сообщали о требованиях ры баков об установлении наград ы за убитых тюленей. Но К алан дускода неоднократно о тв ергал а эти предлож ения, хотя общеизвестно, какой большой урон приносят тюлени рыболовству, п о ж и р ая в о гром ­ ном количестве рыбу и п ортя сети .

Д л я основной массы эстонского крестьянства зем леделие и скотовод­ ство исстари являли сь основным источником сущ ествования, но на К их­ ну они никогда не могли прокормить население и р азви вал ись поэтому медленно и слабо, тем более, что мужчины с течением времени прини­ мали все меньше участия в сельскохозяйственных работах. З е м л я на острове п р и н ад л еж а л а до 1887 г. казенном у имению; затем крестьяне' приобрели землю с выплатой в рассрочку .

Д о 1939 г. здесь со хранялась трехпольная система. К а ж д ы й двор имел на к а ж д о м поле по несколько узких полос. В 1938— 1939 гг. н а / Кихну было проведено меж евание земель по д во р а м. Сеяли озимую и яровую рожь, ячмень и овес. Судя по р ас ск а зам местного населения, картофель стали в ы ращ и вать на поле уж е в н ач ал е XIX в. И з огород­ ных культур давнее распространение имеют к а п у с та и брюква. Только с 1920-х гг. стали с а ж а т ь морковь, лук, огурцы, тыкву. П ояви лось п о ­ левое с е н о — вика и с 1930 г.— клевер. Сейчас н а ч а л и сеять люцерну и в меньшей степени — донник .

Надо заметить, что в первые годы после возникновения колхоза «Ныукогуде партизан» правление его о б р а щ а л о м ало внимания на сель­ ское хозяйство. Это б ы ло вызвано необходимостью н а л а д и т ь в первую очередь основную отрасль колхозного п р о и з в о д с т в а — рыболовецкий промысел. Кроме того, возм ож н ости разви тия зем леделия и скотовод­ ства на острове очень ограничены. Почвы настолько скудны и ка м ен и с­ ты, что практически почти исклю чается возмож ность применения со­ временной техники. У рож аи зерновых так низки, что с 1954 г. яровы х больше не сеют .

О днако колхоз не отказы вается от земледелия, тем более, что хоро­ шо обеспечен рабочей силой: на каж дого работоспособного человека приходится около двух га полевой и огородной зем ли и около трех га сенокоса. Колхоз план ир ует разверты ван и е огородничества и с а д о в о д ­

–  –  –

ства. Эти отрасли у ж е и сейчас лучш е о р ган и зо ваны и дают лучшие р е­ зу л ьтаты чем полеводство. В колхозе имеются яблоневый сад (500 кор­ ней), смородинник и пасека. Н а колхозном огороде вы ращ и ваю т ранние огурцы, морковь и картофель, которые сбы вают на рынках в Пярну, Таллине и Л ен и нграде. С 1959 г. на работу в колхоз принят агроном, который д о л ж е н помочь наладить сельское хозяйство, сделать его пон асто ящ ем у доходным. Н о пока оплата трудодня в полеводческой бри­ гаде, особенно по сравнению с д оходами ры баков, н изкая. Д л я при­ р аб о тка ж енщ ин ы и з полеводческой бригады ходят р аб отать на ры бо­ приемный пункт, особенно н уж даю щ ийся в рабочих р у к а х в период путины .

Л у ч ш е р а б о тае т ж ивотноводческая ферма. Колхоз имеет 77 голов рогатого скота, 84 свиньи и 84 лош ади. Овец в колхозе нет. Н а Кихну не х в атае т сена д л я колхозного и личного скота, и его привозят с вы­ деленных колхозу сенокосов в Ты стам аа, куда колхозники вы езж аю т организованно. Эти выезды они н азы ваю т по-старому толокам и (talg u d ). Н а будущ ее врем я колхоз планирует создание культурных вы ­ гонов .

Хотя некоторые отрасли колхозного хозяйства, в частности, поле­ водство, ещ е отстаю т от современных норм, материальное благосостоя­ ние колхозников достигло высокого уровня. К тому ж е впервые за всю историю кихнусцы см отрят в будущ ее без страха. Если в прошлом в резул ьтате очень тяж ел ой и н апряж енной физической работы (напри­ мер, на возке к а м н я) некоторые кихнусцы скапливали небольшой к а ­ питал, то деньги в к л ад ы в а л и сь в постройку новых парусников и благо­ состояние было очень непрочным. Отсутствие стабильности конъюнкту­ ры в капиталистическом обществе не позволяло хозяйству кихнуецев р азв и вать ся, я у ж е первый ж е кризис лиш ил их зар а б о тк а от мореход­ ства. Снова нуж н о было и скать путей, чтобы добы вать средства к су­ щ ествованию и покрыть сделанные при постройке судов долги. М отор­ ные суда вытеснили парусны е суда кихнуецев. Естественно, что времен­ ное улучшение м атериального п олож ения отдельных крестьян не приво­ дило в тот период к изменениям в быту и м атериальной культуре н а­ селения острова Кихну .

В социалистическом государстве, при государственном планировании и колхозном строе благосостояние тр уд ящ и х ся не только прочно, но уровень его постоянно возрастает. К тому ж е ры баки не тратят теперь свои личные доходы н а ры боловецкое техническое оборудование и д р у ­ гие средства производства. У кихнуецев появилась возможность сде­ л а т ь свою ж и зн ь более благоустроенной и культурной. П режде всего это отразилось на постройках. В 1934 г. о Кихну писали: «Ж илищ е и хозяй­ ственные постройки ставятся здесь почти исключительно деревянные .

Крыши крыты соломой, реж е тростником. Постройки старые, многие из них разв ал и в аю тся. Новых крестьянских домов нигде не в и д н о»6. З а годы советской власти облик кихнуских деревень совершенно изменился б ла го д а р я построенным за это время новым домам. Теперь строитель­ ство ведется на основе генерального п лан а переустройства поселений и создания единого колхозного поселка. Согласно этому плану деревня Туру и часть деревень Роотси, С яя р е и Лемси долж ны исчезнуть. Д л я будущ его колхозного центра вы б ран а возвышенная часть острова. Т а ­ ким образом, в будущий центр поселка войдет нынеш няя деревня М ыйса. Н а з а п а д от него, м е ж д у возвышенностью и лесом, располо­ ж ены массивы полей. В производственной зоне нового поселка уж е воз­ ведены колхозны й свинарник, хлев, сеновал, сарай для сетей и ремонт­ 6 См. « E esti m a a d e te a d u s lik, tu lu n d u s lik ja a ja lo o lin e k irje ld ib », IV, P a rn u m a a, T a rtu, 1930, стр. 577 .

В. Я- Калите н ая мастерская. Построен клуб, в котором помещ ается 'библиотека и демонстрируются кинофильмы. С дано в эксплуатацию новое админи­ стративное здание кооператива. Н а территории нового колхозного центра находятся молочно-сливной пункт, больница .

Т ак ка к на острове доминируют ю го-западны е ветры, д ля жилой зоны выбран район, защ ищ енны й с востока, юга и ю го -за п а д а лесом .

Полоса леса шириной в 150 м отделяет ж илую зону от п роизвод ствен ­ ной. О д н ако при постройке новых домов колхозники иногда не хотят брать приусадебны е участки в жилой зоне, предпочитая строиться на месте стары х усадеб .

В отличие от остальной Эстонии н а Кихну новы е д о м а строят еще очень часто по традиционному плану. С тары е постройки н а Кихну с т а ­ вились из неотесанных бревен, кры ш а в о звод и л ась ч еты рехскатн ая, со­ ломенная, тяж ел ы х пропорций. Ж и л и щ е состояло из риги, которая была основным жилым помещением, по о д н у сторону ее было гумно, по д р у г у ю — д ве каморы. Это строение о к р у ж а л и пристр ойки — навесы, хлева и т. д. В риге у стены, выходящ ей в камору, с к л а д ы в а л а с ь боль­ ш ая печь; осенью здесь сушили хлеб, а зимой в риге сосредоточивалась в основном вся жизнь. Л етом ж или в кам орах. Н а гумне осенью м оло­ тили хлеб, зимой содерж али скот. В новых д ом ах сохраняется п л а н и ­ ровка жилой риги (гумно — рига — к а м о р ы ), хотя помещения исполь­ зуются уж е и наче и н е с л у ж а т ни д л я сушки хлеба, ни д л я молотьбы .

М еж ду ригой и гумном в ширину всего д ом а д ел ается коридор (vahelik), чтобы зап ах н авоза не проникал из гумна в ж и лую часть здания .

Коридор используют к а к чулан или хр ан и л и щ е корм а д л я скота, под ним д ел аю т погреб с зацем ентированны м и стенами. Гумно используется теперь только ка к хлев, и в связи с тем, что в нем больше не м олотят, а количество скота в индивидуальном хозяйстве колхозника сравнительно невелико, размены его сократились. И счезли н авесы и хлева, которые пристраивались к дому. Все это упростило его план .

Сохранение помещ ения д л я скота под одной крышей с ж и лищ ем кихнусцы о бъясняю т практичностью такой планировки: зимой горазд о удобнее у хаж и в ать за скотом, стоящим под той ж е крышей. П росторное.помещение, служивш ее ран ьш е ригой и основным ж и л ы м -помещением-',и сейчас необходимо в д ом ах ры баков: здесь су ш ат одеж ду, рем онти­ руют снасти и т. д. Постройки ставят деревянные, на каменном или цементном фундаменте, с двускатны ми этернитовы ми кры ш ами. С трои­ тельный лес колхозники получают бесплатно через правление. Д л я этой цели колхозу -специально отв-еден участок леса на материке. Т аким об ­ разом, получение строительного м а тери ал а не п р е д с т а в л я е т у ж е таких трудностей, как раньше, когда к а ж д у ю щ епку крестьянину приходилось покупать, ибо Кихну беден лесом. Сосновый лес на острове находится под охраной государства, т а к ка к служит защ итой от ветровой эрозии .

З акуп ка и транспортировка строительного леса была столь трудной задачей, что у крестьян в ы р а б о та л ась привычка экономить материал;

это проявляется нередко и теперь в ущ ерб целевому назначению по­ стройки. П р а вд а, в новых д о м ах ж и л ы е помещения довольно просторны и хорошо освещены б ла го д а р я большим окнам, но число помещ ений можно было бы увеличить. Кихнуские семьи обычно большие; часто ж е ­ натые сыновья ж и вут вместе с родителями. В этом сл уч ае в бывшей риге не только раб отаю т и в арят еду, но т а м разм ещ ены кровати роди­ телей или деда и бабки, а молодеж ь ж и вет в отап л и ваем ы х ка м о р ах .

Старики могли бы получить и отдельны е комнаты, м атери ал ьн ы е в о з­ можности для этого есть у подавляю щ его большинства кихнуских к о л ­ хозников. Однако п родолж ает ск азы ваться влияние традиции, по кото­ рой большого числа камор не строят .

Меблировка комнат сравнительно проста. М еб ель главны м образом самодельная деревянная: кровати на высоких н ож ках, простые столы, Н овы е черты в быту крестьян о-ва К ихну 27 очень краси вы е и удобные стулья. В д о м а молодых ры баков проникла со врем ен ная мебель. Более широкое распространение городской ф а б ­ ричной мебели за д е р ж и в а е т с я пока вследствие трудности ее перевозки на остров. Ч а щ е всего покупают большие трехстворчаты е платяные ш к аф ы, которые иногда играют роль перегородки, разд ел яю щ ей к а м о ­ р у на две части. М я гк а я мебель встречается редко. К ровати иногда п окры ваю тся старинными домотканными, выполненными с большим вкусом од еялам и. Последнее время стали покупать ф абричны е байковые и тканьев ы е одеяла. Интересно, что хотя дом аш нее ткачество (напри­ мер, изготовление домотканны х юбок) сохранилось, домаш нее изготов­ ление о д е я л полностью исчезло. Нельзя не пожалеть, что красивы е д е ­ коративн ы е кихнуские од еял а не нашли применения в качестве настен­ ны х ковров, и стены обычно украш аю тся аляповаты ми рисованными н а ткани п ей заж а м и острова или цветами .

Почти все старые д ом а на острове возведены местными мастерами — в старину почти ка ж д ы й муж чина на Кихну владел плотницким м астер­ ством. П р и современной интенсивности рыболовства колхозники уже не имеют возмож ности тратить времн на возведение построек. У м л ад ­ ш его поколения нет и соответствующих навыков. Теперь на остров при­ е з ж а ю т плотники из Пярну .

В аж н ей ш и е надворны е 'постройки — л етняя кухня, клеть и баня. На о стро в е дольше, чем на материке, вплоть д о 1930-х гг. сохранялась ста­ р а я ф о рм а летней кухни. Р а н ь ш е ее строили из жердей в виде кониче­ ского ш а л а ш а (в н асто я щ ее время на острове осталась только одна т а к а я к у х н я ). В стречались летние кухни и из распиленных пополам ло­ д о к (их сохранилось д в е ). С овременная летняя кухня представляет со­ бой срубную или каменную постройку с откры ты м очагом или с плитой с дымоходом. Б ан и ран ьш е ставили отдельно, ныне сооруж аю т под одной кры ш ей с кухней. В некоторых новых до м ах кухня объединена под одной кры ш ей с баней и хлевом, и вся постройка поставлена от­ дельно от ж и лья .

В аж н ы м достиж ением, внесшим большие изменения в быт населе­ ния Кихну, яви л ась электри ф и кац и я деревень, зав ерш ен н ая в 1957 г .

Ж и т е л и К ихну отнеслись к электриф икации с большим воодушевлением .

И н ж ен ер Вернер П ы льтс из таллинского Сельхозпроекта, где был р а з ­ раб отан проект электри ф и кац и и Кихну,— один из самых ж еланны х го­ стей на острове, потому что он «принес свет на Кихну». Население о к а ­ зы ва л о всемерную помощь строителям, бесплатно перевозило и уатанавл и в а л о столбы и т. д. Л и ш ь некоторые ж ители отнеслись к новой тех­ нике н асторож енно, недоверчиво, боясь п ож аров, несчастных случаев и т. д. Н а ш л и с ь и отсталые элементы, не ж е л а в ш и е электрифицировать свои д ом а. П о з ж е они, гл яд я на соседей, п о ж ал ел и о своем упрямстве, тем более, что им теперь у ж е пришлось проводить свет за собственный, а не за колхозны й счет .

Р ост м атери альн ого благосостояния отрази л ся в известной степени и н а о д е ж д е кихнусцев. К а к упоминалось выш е, на Кихну ещ е бытует народны й костюм. Н а р о д н а я о д е ж д а на К ихну п р и н ад л еж и т к западноэстонской группе о д е ж д ы 7, однако с тем отличием, что здесь, ка к и на северном побережье, н а острове Х ийумаа и на Муху, женщ ины носили короткие блузки-кяйсед. В н ачале XIX в. блузки-кяйсед плиссировали в мелкую ск ладк у. По к р а ю нагрудного разр е за, на наплечных н аш и в ­ ках, н а угл ах воротни ка и м а н ж етах ее у кр а ш ал и вышивкой красными и синими хл опч атоб ум аж н ы м и нитками. Во второй половине XIX в .

плиссировка исчезла, но з а ю блузки, в особенности праздничные, стали б о г а ч е у к р а ш ать вышивкой. С 1880-х гг. н а Кихну стали носить кофточ­ ки из ситца, вытеснявш ие из обихода короткие вышитые блузки. В это 7 См. « Э стон ск ая н а р о д н а я о д е ж д а X IX и н а ч а л а XX века», Т ал л и н, 1960, стр. 118 .

28 В. Я. Калите ж е время в употребление вошли теплые ж а к еты прямого покроя, застегивающиеся сверху донизу на пуговицы. И х шили из ткани сине­ серого цвета, сначала довольно светлых тонов, п озж е — более темных .

П ервоначально кяйсед и чепцы у краш ал и геометрическими узорам и, но со второй половины XIX в. появился своеобразны й геометризованный цветочный орнамент .

Д о середины XIX в. на Кихну носили белые, серые и синие о д н о­ цветные шерстяные плиссированные юбки, зате м они сменились про­ дольнополосатыми, очень яркой расцветки. В ко м п л ек с женской н а р о д ­ ной одежды входили т а к ж е узорчаты й пояс, в язан ы е белые чулки е цветным орнаментом но верху и постолы с красными оборами. З а м у ж ­ ние женщины носили передники. Верхней одеждой служ ил короткий или длинный каф тан. Н а груди одеж д а с к р еп л я л ась кольцеобразной пряжкой .

Теперь старый комплекс женской народной одеж ды на Кихну н а д е ­ вают только в особо' торжественных случаях, например на свадьбу .

Редко можно увидеть чепцы, кайсед и постолы. Ж а к е т ы старого покр оя носят только пожилые женщины. З а т о очень устойчиво со хран яю тся в обиходе традиционные юбки. К ихнуская ж енщ ина хранит в клети д о ’ 20 домотканных юбок. В различны х случ аях носят юбки разной р а с ­ цветки. Так, черная ю бка с красной полосой по н иж нем у краю — сим­ вол полного траура: ее н адеваю т в случае смерти самого близкого ч е л о ­ в е к а — матери или муж а. С ледует отметить, что по м уж у ж ен щ и н а носит траур дольше, чем по матери или ребенку: в первом случае — год, во втором полгода. В случае см ерти дальних родственников, через" полгода после смерти матери или через год после смерти м у ж а н а д е ­ вают полутраур — полосатую юбку, в которой нет красного цвета; ее н азы ваю т «чернополосатой» или «юбкой без красного». К огда вдова впервые появляется в такой юбке, говорят, что «горе стало отходить» .

Обычно вдова до самой смерти не сним ала п о лутраура; лиш ь очень много лет спустя она могла н адеть ю бку с розовой или красной п оло­ сой, но о б щ ая расцветка оставал ась темной. Т рад и ци я трау р н ы х юбок держ и тся очень прочно, наруш ение ее встречает осуждение. Н а похоро­ ны посторонних людей н ад ев аю т полутраурную юбку, но вдовы д о л ж н ы приходить в полном трауре. В великий пост не носили ю бок с красны м и полосами, а на страстную неделю, особенно в страстную пятницу, о б я ­ зательно о б лачал и сь в полный траур. Н а пасху, н аоборот, н ад е в а л и юбку особенно яркой расцветки. И звестны е отличия в расцв етк е б ы л и связан ы с возрастом. Так, начиная с 45 лет ж енщ ин а носила более т е м ­ ную юбку: полутраурную или «сине-лолосатую». По обычаям, н ельзя было в трауре прийти смотреть новорожденного, д л я этого случая т р а ­ урную юбку сменяли на полутраурную. Эти тради ци и сохранились д о сегодняшнего дня .

Устойчивое сохранение об ы ч ая носить шерстяные домотканны е ю б ­ ки, тяж ел ы е и теплые, основано главны м образом на том, что они очень удобны и практичны в прохладном кли м ате острова и в о соб ен ­ ности при поездках по морю .

С таринная кихнуская о д еж д а отли чалась яркой, со вкусом п о до б ран ­ ной расцветкой. С появлением ситцевых блуз, передников и п латков это гармоничное сочетание нарушилось. Переход от народной од еж д ы к городскому костюму, видимо, неизбеж но связан с определенной д и с г а р ­ монией цветов, различных по выделке и м атер и ал у тканей, сочетанию традиционных и новых элементов одеж ды — дисгармонией, которая со временем преодолевается. В этом отношении мож но провести и звест­ ную п а р а л л е л ь с материковой частью Эстонии, где в конце п р о ш л о г о века н ародная одежда у трати ла свой стиль в связи с проникновением покупных тканей, не гармонировавш их с домотканными.

Теперь ж е н щ и ­ ны Кихну блузу, передник и платок делаю т обычно из разн ы х сортов:

Н овы е черты в быту крестьян о-ва К ихну 29 ситца. П о словам заведую щ его Кихнуским кооперативом, наибольшим спросом п ользую тся ситцы красного и розового цвета с крупным узо­ ром. В п оследние годы молодые женщ ины ста л и носить ситцевые платья, но все ж е предпочитаю т им блузки и юбки .

Ж е н щ и н ы обычно носят традиционны е орнаментированны е чулки, но в последнее в р ем я начинаю т носить летом покупные белые хлопчато­ б у м аж н ы е чулки. М о л о д е ж ь носит т а к ж е белые носки и спортивные тапочки. Б ол ь ш ое распространение получили резиновые калош и, кото­ р ы е н а д ев аю т поверх вязан ы х чулок .

Зимой ж енщ ин ы носят овчинные шубы, кры ты е материей; летней верхней одеж дой служ и т большой наплечный платок (s u u rr a tt), а в последнее врем я и пальто .

Постепенно входит в употребление покупное женское белье, которое появилось здесь вместе с чулками капрон и ситцевыми платьями .

С ам ы м и см елы м и п роводниками новшеств в отношении одежды я в ­ л я ю т с я девуш ки из деревни Л и н а к ю л а. В 1950 г., когда первые две д е­ вуш ки на острове появились в ю бках в ск ладк у и одна из них сделала к том у ж е модную прическу, они п одверглись осуждению со стороны с т а р ш и х (до этого все девушки носил» косы и покрывали головы п лат­ к а м и ). О д н ако новы е моды восторжествовали .

М у ж ской костюм на Кихну в прошлом состоял из длинной холщевой рубахи, штанов, свитера, чулок, постол и застегивавш егося наглухо к а ф т а н а туникообразного покроя. Э т а од еж д а исчезла у ж е в конце прош лого века и в XX в. сохрани лась только отчасти у охотников на тюленей. В наш е время мужчины носят преимущественно костюмы, которые он и обычно покупают в Пярну. Бы строе исчезновение мужского н ародного костю ма объясняется несомненно тем, что мужчины больше общ ал и сь с го р о ж а н а м и и быстрее переняли современную одежду. Во­ зникла д а ж е т р ад и ц и я покупать новый костюм к И ван ову дню. М уж чи­ ны носят кепи, верхней одеждой с л у ж а т плащи, зимой — демисезонные пальто и шубы .

В целом, хотя в одеж д е и модах кихнусцы ещ е отстают от оста л ь ­ ной Эстонии, но переход к современной од еж д е все ж е у ж е начался .

Значительно улучш илось питание кихнусцев. Р а н ь ш е в пище пре­ о б л а д а л и ры ба, картоф ель, каш и и похлебки. С н а ч а л а XX в. карто ­ фель играл основную роль, но каш и считались особенно вкусной и питательной пищей. Р азл и ч н ы е блюда чередовались по д ням недели, этого довольно строго п р ид ерж ивал и сь в меру материальны х в озм о ж н о­ стей. Каши, например, было -принято вари ть к ужину по средам и суббо­ там; д ля воскресного обеда считался наилучшим блюдом мясной суп .

Этих тради ци й п ри д ер ж и в аю тс я и д о сих пор. Но теперь мясо стало общедоступным, и его употребляю т в -пищу несравненно больше, чем раньше, хотя в питании все ж е п р еоб ладает рыба. Те продукты, которые раньше у п отреблялись только в п р азд ни к или в торжественных сл у ч а­ ях, теперь стали повседневными. Так, раньш е окуней варили только на рождество, теперь ж е — в течение всего года .

Каш и варили п р е ж д е из перловой крупы, из картоф еля пополам с перловой крупой, из ячменя и р ж аной муки, рисовую каш у варили толь­ ко тогда, когда шли на смотрины новорожденного; ее обклады вали разр езан ны м и пополам крутыми яйцами, а в середину н ал и вали масло .

В наш е время к а ш а из рж аной муки совсем исчезла, в употребление вошли м анная и рисовая. Вместо снятой простокваши к каш е подают свежее молоко, т а к ка к его не экономят, как прежде. Зимой вместо молока к каш е д а в а л и квас, приготовленный на остатках пивной барды .

В последнее время это исчезает из обихода .

По мнению кихнусцев, наибольш ее изменение в питании п роявляет­ с я в том, что они теперь каж д ы й день едят белый хлеб. Действительно, 30 В. Я. Калите раньше пшеничная мука на Кихну стоила дорого и ее упо тр еб л ял и мало. Некоторые хозяйки вообщ е не умели из нее что-либо печь. С ей­ час рыбаки получают муку « а месте через кооператив. В отличие о т крестьян материковой части Эстонии они покупают.преимущественна пшеничную муку и очень мало рж аной. Зимой крестьяне пекут хлеб дома, а летом привозят из П ярну, так к а к на острове пока нет п е к а р ­ ни. Нередко соседи в целях экономии топлива по очереди топят печь и пекут хлеб совместно; обычно это д ел аю т по субботам. В п оследн ие годы начали печь пироги и булочки .

К праздничному столу на Кихну в ар я т пиво. В отличие от м атери ка пиву здесь д аю т до конца перебродить, не за к р ы в а я его в бочках. В по­ следние годы приготовляют особый сорт пива с добавлени ем сахара .

П реж ний ассортимент блюд, д а ж е с существующими у ж е новш ест­ вами, все меньше удовлетворяет кихнусцев. Р астущ ее благосостояние побуж дает все больше разн о об рази ть п итание и способы приготовления пищи. Некоторые кихнусцы советуют о р ган и зо ва т ь при клубе п о в а р ­ ские курсы .

К ак явствует из сказанного выше, з а годы советской власти м а т е ­ риальное положение кихнусцев в корне изменилось; это быстро с т а л а проявляться и в материальной культуре. О д н ако в быту населения острова сохраняется еще довольно много пер еж итк ов прошлого; в пер­ вую очередь это касается культурной отсталости населения, отли чаю щ ей остров Кихну от остальной Эстонии .

Большой проблемой до сих пор яв л яется н а К ихну вопрос об о б р а ­ зовании. Уровень о б р азо в ан и я н аселени я Кихну резко отличается от уровня о б р азо в ан и я эстонцев других районов. Это объясняется тем, что в силу особенностей исторического р азви тия острова и тяж ел ого м а те­ риального п олож ения п одавл я ю щ его б ольш и н ства ж ителей у них в ы р а ­ боталось отрицательное отношение к образованию, что не т а к легко исчезает из сознания людей. Д о сих пор старш ее поколение относится к учебе детей и молодежи по меньшей мере безразлично. Н а острове с 1945 г. работает семилетняя ш кола, но б ольш ая часть учеников ухо­ дит из нее до окончания срока обучения. Б этом отношении отр и ц а тел ь ­ ную роль играет домаш нее воспитание. Родители не о б р а щ а ю т в н и м а­ ния на учебу и школьную дисциплину, хотя н а р я д у с этим с т а р аю тся привить д етям с раннего возраста лю бовь к труду. З а годы советской власти двое из молодых кихнусцев окончили университет, и в н а с т о я ­ щее время еще д во е учатся в других высших учебных заведениях. К со­ жалению, при распределении закончивш их университет кихнусцев их направили на работу в другие места, и на остров они н е вернулись .

Вся интеллигенция на острове (учителя, заведую щ ий больницей, п р ед ­ седатель колхоза, агроном, техник лова и др.) — п риш лая, за и склю ­ чением председателя Кихнуского сельского совета Т еодора С а а р а и сче­ товода колхоза Ел и заб еты Сутт. П оследн яя окончила в советское в р е ­ мя среднюю школу. Т. С аар — большой п атриот своего острова и в качестве корреспондента д а е т о нем ценные этнографические, л и н гв и ­ стические и фольклорны е м атери ал ы в Этнографический музей, Л и т е ­ ратурный музей и Общество родного язы ка Академии н а у к Э стонской ССР. Корреспондентами р аб отал и и С. С аар, й. Кестер и М. Л еппик .

Представители интеллигенции, п ри езж аю щ и е из других мест, часто см е­ няются и не все они по настоящ ем у приняли к сердцу з а д а ч у л и к в и д а ­ ции культурной отсталости местного населения .

Все ж е былая изолированность острова исчезла. П омимо т е л е гр а ф ­ ной и телефонной связи с м атериком и регулярной доставки почты на' остров, д в а р аза в неделю на Кихну л етает самолет и з П ярну. П л а н и ­ руется создание регулярного п ассаж и рского пароходного сообщения с островом. П ока ж е в летнее время м еж д у П я р н у и Кихну р е г у л я р н а ходят суда Пярнуского рыболовецкого ком бината, а т а к ж е колхозны е Н овы е черты в быту крестьян о-ва К и хн у 31 лодки. Н а острове жители т о ж е хорошо обеспечены транспортом. У н а ­ селения имеется много велосипедов и свыше 30 мотоциклов. В собствен­ ности колхоза — несколько грузовых машин. Л егковы х машин на остро­ ве нет, т а к ка к в них нет нужды: наибольш ее расстояние между двумя пунктами — пять-семь километров .

И зм ен или сь на острове и условия медицинского обслуживания н а ­ селения. В п ер и о д б урж уазн ой республики там был только пункт первой помощи с одной сестрой-акушеркой. З а годы советской власти выстрое­ на больница; в ней р аб отает восемь человек медперсонала .

Бол ьш у ю роль в поднятии культурного уровня населения играет радио. Во врем я б урж уазн ой республики радиоприемники были только V некоторы х чиновников, теперь они имеются в к а ж д о й семье. Многие имею т по д ва приемника, т а к к а к это считается показател ем б л а ­ госостояния семьи и явл яется д а ж е предметом своеобразного соревно­ вания. В к ол х озе р а б о тае т местная рад и отран сл яц и он н ая сеть, которая с успехом используется и при передаче распоряжений правления .

Н е л ь зя не отметить значения местного клуба. Если в период бур­ ж у а зн о й республики н а Кихну п о казы в ал и кинокартины всего лишь не­ сколько р аз в год, то теперь киноустановка работает два-три р аза в неделю. П ри к л у б е действую т драматический кружок, женский ан ­ с ам б ль песни. Кихнусцы принимаю т активное участие в праздниках песни, выступая с пением и инсценировками старых местных обрядов .

В клубе читают лекции на политические и специальные темы, летом часто в ы ступаю т приезж ие артисты. П ри клубе тренируются местные спортсмены, особенно много зан и м аю тся борьбой .

У молодеж и н аб л ю д ае тся определенная тяга к чтению и учебе. О д­ н ако книг покупаю т ещ е мало и редко берут их в библиотеке. Впрочем, если книга кем-нибудь у ж е взята, остальные стремятся получить ее у него почитать. Н а зас ед ан и я х Кихнуского сельсовета часто о бсуж ­ д аетс я р аб о та его культкомиссии. В колхозе есть т а к ж е специальный культработник, который заб оти тся о с те н г а з е т е,'Д о с к е почета, орган и ­ зации лекций и т. д. В ы деляю тся средства на культурные нужды. По и нициативе местной партийной организации работает политшкола. Д л я л иквидации идеологической отсталости, особенно среди женщин, созд а­ на ж е н с к ая комиссия .

П одведем некоторые итоги нашим наблю дениям в области преобра­ зован ия быта н аселени я Кихну .

Этот остров в прош лом был своеобразны м заповедником старого быта. Т р адиционны е ф ормы м атери альн ой культуры и особенности се­ мейного быта сохранялись здесь очень стойко и давно о б ращ али на себя внимание путешественников и этнографов. В период буржуазной республики упоминания о Кихну нередко встречались в литературе различного вида. Так, мож но было найти немало лю бования «экзоти­ кой» острова, росказней о ж енщ и н ах -ам азо н ка х, охотящихся на тю ле­ ней во л ьд ах, или рассуж дений о том, что кихнусцы лю бят приключения и опасности, что их влекут не только п лаван ия и промысловые похо­ ды на тюленей, но и оп асн ая кон траб ан д ная торговля спиртом и т. п .

П ри этом никому не было дела до истинных причин отсталости ост­ рова, нищенского сущ ествования населения и дальнейш ей его судьбы .

Д в а д ц а т ь лет советской власти в корне изменили ж и зн ь всех н аро­ дов П ри б ал тики, а ж и зн ь на маленьком острове Кихну испытала осо­ бенно большие изменения. Всего 12 лет сущ ествует на Кихну колхоз, и за это время крестьяне вышли из той, к а за л о с ь бы беспросветной, нужды, с которой они боролись из поколения в поколение. Р ы б н ая л ов­ ля, и м евш ая в прошлом в основном подсобное значение, стала ведущей отраслью хозяйства. С оциалистическая система хозяйства позволила перевести рыболовство на новую техническую базу, обеспечен сбыт В. Я. Калите рыбы по твердым ценам, коллективные формы труда повысили его производительность. Р ы б ак и, которые в прошлом везде :в Эстонии счи­ тались беднейшей частью населения, обеспечены высокими доходами .

Теперь кихнусцы имеют возмож ность обратить больше внимания на другие отрасли хозяйства. Они ищ ут путей повышения доходности з е м ­ лед ел и я и скотоводства, что при наличии специалистов и м атери альн ы х ресурсов в колхозе несомненно будет иметь успех .

И зм енился и быт ж ителей острова. П р е ж д е всего это о т р а ж а е т с я на м атериальной его стороне. В повседневный рацион питания вошли мясо, молоко, масло, белый хлеб, каш и ; все, что ран ьш е п одавал о сь на стол лиш ь по п р а зд н и к а м или в ограниченном количестве, стало о б ы ч ­ ным в семьях трудящ ихся. Ж и тел и острова п ерестраи ваю т свои д ом а, начинаю т приобретать фабричную мебель, ткани и т. д .

Г ораздо медленнее исчезаю т пережитки прош лого в области д у х о в ­ ной жизни. Это и неудивительно, ибо процесс разви тия созн ан и я всегда протекает более медленно, чем развитие экономики, а в д ан ном случае к тому ж е и м атериальное благосостояние изменилось с необычной бы ­ стротой, ка к это может происходить только при коренном изменении социально-экономической основы общ ества .

Кихнусцы ж или в прош лом весьма изолированно. П остоянное о тсут­ ствие мужчин, уходивших на зар а б о тк и, сделало кихнуских женщ ин полновластными хозяйкам и в доме, которые сп равл ял и сь в одиночку.со всей домаш ней и сельскохозяйственной работой, но вместе с тем были мало развиты и имели очень ограниченный кругозор. Именно ж е н ­ щины старш его поколения привыкли определять зан яти я детей и п о р я д ­ ки в доме .

В н аш е время молодеж ь у ж е выходит из-под их влияния, начинает учиться, интересоваться культурной ж изнью, тем более, что св язь с м а ­ териком становится с к а ж д ы м годом все теснее. Именно среди м олоде­ жи нужно шире р азв ерты в ать культурную работу. Местной партийной и комсомольской организациям, к а к и правлен ию колхоза и сельсовету, необходимо усилить борьбу против пережитков, торм озящ их прогресс .

Одной из важнейш их проблем является подготовка молодеж и д ля по­ лучения _специальной квалиф икации. Б ы ло бы в аж н о ком плектовать учительский состав из местных специалистов, которые, з н ая л учш е ме­ стные условия, могли бы больше сделать д л я подъем а культурного уровня населения. Н уж ны местные специалисты по ры боловству и д р у ­ гим отраслям хозяйства. Б ы л о бы в а ж н о обратить больш е внимания на культуру домаш него быта; м атери ал ьн ы е возмож ности д л я этого с о з д а ­ ны, хотя нередко они не используются целесообразно. Н еобходимо расш ирить и углубить лекционную пропаганду, соо б разуя тем ати ку л е к ­ ций с местными особенностями и культурны ми потребностями населения .

Теперь, когда п р еж д е изолированный остров все более в тягивается в общую хозяйственную и культурную ж и зн ь республики, когда к о л ­ хозный строй обеспечил его ж ителям заж иточную жизнь, ку л ьтур ная.отсталость их, пер еж итк и в сознании, могут быть преодолены в самое ближ айш ее время .

–  –  –

МАТЕРИАЛЫ ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ

ГРУППЫ «КАРАКАЛПАК» САМАРКАНДСКОЙ ОБЛАСТИ

УЗБЕКСКОЙ ССР

За пределами К а р а-К а л п а к ск о й А С С Р, в некоторых об ластях С р е д ­ ней Азии и К азах с тан а, ж и в у т небольшие группы к а р а к а л п а к о в. В н а ­ стоящее время к а р а к а л п а к и п р ож и ваю т в Хорезмской области У зб е к­ ской ССР и Т аш аузской области Туркменской С С Р (т. е. в п р е д е л а х Хорезмского о ази са), в Бухарской, Ф ерганской и А ндиж анской о б л а с т я х Узбекской С С Р и в К азахской ССР. Кроме того, в Т а ш к е н т с к о й 1 и С а ­ маркандской областях Узбекистана, Ю ж н о -К а з а х с т а н с к о й 2,и З а п а д н о К азахстанской областях К а з а х с т а н а 3 имеются небольш ие группы к а ­ ракалпаков, сравнительно недавно утративш их свое н а ц и о н ал ь н о е самосознание .

Изучение этих групп к а р а к а л п а к о в п редставляет значительный ин­ терес. И х этническое развитие идет иным, отличным от основной массы кар ак а л п ак о в путем. З а годы Советской власти в К ара-К ал пакской .

АС С Р сформ ировалась к а р а к а л п а к с к а я социалистическая нация. М н о­ гие ж е из м алы х групп к а р ак а л п ак о в, и зд а вн а оторванны х от основной массы своего народа, переж иваю т процесс постепенного естественного слияния с окруж аю щ и м и их крупными социалистическими н ац иям и —узбекской и к а з а х с к о й — и у ж е утратили значительную часть особен­ ностей национальной культуры и язы ка, частично и нац ион альн ое са­ мосознание .

Изучение этого процесса очень важ но, так к а к помогает в осстано­ вить историю кар ак а л п ак ск о го н ар од а и вскры вает к о н кре тн ы е пути развития этнических групп и н ациональны х меньшинств в нашевремя .

Автором в предыдущ ие годы велась раб ота по изучению этнической истории к а р ак а л п ак о в Ферганской д о л и н ы 4. Д а н н а я статья яв л яе тся результатом полевых этнографических исследований, проводивш ихся л е ­ том 1960 г. Зе р ав ш ан ск и м отрядом К ар а -К а л п а к с к о г о ф и л и а л а А к а д е ­ мии наук Узбекской С С Р среди этнографической группы « к а р а к а л п а к »

в С амаркандской области (З е р а в ш а н с к а я долина) 5 .

–  –  –

ши'муратов из. к и ш л ак а Ак-Тепе-Митан (совхоз Булунгу|р-2) сообщил, что во время переселения к а р а к а л п а к о в здесь было очень обводненное место: разл и в ы З е р а в ш а н а зан и м ал и значительно большую территорию, чем теперь, повсю ду были о зера, камы ш и, заросли д ж ы н гы л а, т. е. у с­ ловия д л я зем ледел ия были неблагоприятными. Н о постепенно земли были осушены (этому способствовало т а к ж е уменьшение разливов З е ­ равш ана'), п роведены оросительные каналы, и роль зем леделия стала в о зр аста ть 18 .

И з письменных источников известно, что сам аркан дски е к а р а к а л п а ­ ки о б рати л и сь к зем леделию к а к основной отрасли хозяйства у ж е во врем я п равлен ия Ш ам урат-б ия, в конце XVIII в. Особенно усилился пе­ реход к зем леделию после р азгр о м а бухарским эмиром Хайдаром восстания ктай-кы пчаков (1821 — 1825), в котором приняли участие и к а р а к а л п а к и 1Э Н акан ун е Великой О ктябрьской социалистической рево­ .

люции зем леделие было основой хозяйства сам ар к ан дски х к а р а к а л п а ­ ков; они воздел ы вал и пшеницу, ячмень, рис, просо, д ж угару, бахчевые культуры и др.; после присоединения к России некоторую роль в хозяй­ стве ст а л о и грать и х л о п к о в о д с тво 20 .

Подсобными отр асл ям и хозяйства, особенно в более ранние време­ на, после переселения, были охота (на зайцев, уток, ф аза н о в ), ры­ боловство, изготовление чия (циновок д ля юрт) и ковровых из­ делий .

Таким обр азом, отрасли хозяйства сам ар к ан дски х каракалп ако в были те же, что и у хорезмских и ферганских, развитие их хозяйства шло в одинаковом н аправлении — от комплексного, в котором примерно равное значение имели земледелие, скотоводство, рыболовство и д о м а ш ­ ние п ром ы слы, к зем леделию к а к основной отрасли .

Особого в н и м ани я з а с л у ж и в а е т ковроткачество сам арк ан дски х кар а к а л а п а к о в, которое до недавнего времени играло значительную роль в их х о з я й с т в е 21. К а р а к а л п а к и т ка ли ковры (глем), переметные сумы (ху рд ж н н, в них часто чередуются участки ворсовой и безворсовой т к а ­ ни), п ал асы (а л а ч а ), карш ины и б о к ж а м а 22 .

В первое время после переселения в долину З е р а в ш а н а к а р а к а л п а ­ ки ж или в ю ртах и примитивного типа кам ы ш овы х постройках кепе; в предгорьях бедняки, не имеющие юрт, р ы л и в склонах обрывов зем­ лянки (толе), где ж и л и в чрезвычайно тяж ел ы х условиях; иногда в том ж е помещ ении, за легкой загородкой, со д ер ж ал ся и скот. И теперь еще мож но видеть эти м рачные пещеры, которые в настоящее вфемя иногда использую тся ка к хозяйственные помещения .

К ар к а сн ы е д ом а постоянного типа — такие же, какие распростране­ ны у о стальн ого населения долины среднего З е р а в ш а н а,— стали строить значительно позже, около 100 лет н а з а д 23 .

Во времена Б у харского ханства к а р а к а л п а к и селились за -стенами курганчей (укрепленных у садеб), укры ваясь там от постоянной в о ен ­ ной опасности. Об этом имею тся упоминания в л и т е р а т у р е 24, об этом

–  –  –

же рассказываю т информаторы. В Булунгурском районе, на территории колхоза им. С тал и н а (м еж д у ки ш л ак ам и Б е ш -Б а л а и К а р а-К е сак ) нам показывали место, где ещ е несколько л ет н а з а д стояла курганча, по­ стройку которой п редан ия приписываю т легендарной Ж у л а р - к е м п и р 25 .

В стены крепости, сложенные из пахсы, жители, по 'преданию, в м а з ы в а ­ ли зерна проса, чтобы во время длительной осады и голода р ас ти р а ть порошок куски стены и д оставать оттуда эти зерна 26. П е р е д крепостью в были пастбище и родник .

После присоединения в 1868 г. С ам ар кан д ской области к России прекратились внутренние междоусобицы и постоянные войны и отп ал а необходимость в крепостях .

В конце XIX — начале XX в. дома постоянного типа приобретали все большее значение в быту сам ар к ан д с к и х к а р а к а л п а к о в, а юрты они стали использовать лишь как летние ж и л ищ а. В качестве т ак о вы х юрты бытовали у них вплоть до 1930-х годов. Теперь юрт нет; напоминанием о них сл у ж а т кое-где встречавш иеся нам п аласы ( а л а ч а ), сш иты е из узких орнаментированны х полос «ак-кур», некогда употреблявш ихся для укрепления частей юрты и ее украш ения .

0 старинной ка р ак а л п ак ск о й одеж д е сохранились лиш ь во сп о м и на­ ния. П о ж и л ы е женщ ины рассказы ваю т, что во времена их молодости к а р ак а л п ач к и носили кимешек с вышивкой (причем кимешеки м ол о д ы х были из красной материн, ка к и у хорезмских к а р а к а л п а ч е к ); вспоми­ нают о том, что в старину ворот и н арукавники платьев были в ы ш и т ы ­ м и 27 (у хорезмских к а р а к а л п а ч е к такие н ар укавн и ки н азы ва л и с ь женгсе) 28; сохранились воспоминания и о том, что примерно 100 л ет н а з а д богатые невесты носили головной убор под названием с а у х и л и н 29 (саукеле хорезмских к а р а к а л п а к о в ) .

Во время переселения в долину З е р а в ш а н а к а р а к а л п а к и сохраняли еще родоплеменные деления. Анализ их названий п р ед став л яе т н есо ­ мненный интерес как вспомогательный источник д ля установления р о д ­ ства зеравш анских ка р а к а л п а к о в с к а р а к а л п а к а м и Хорезмского оазиса .

Родоплеменные н азван ия зеравш ан ски х к а р а к а л п а к о в, еще и сейчас сохранившиеся в памяти стариков, в основном те же, что и у х о р езм ­ ских и ферганских ка р ака лп ак о в. Н аи б о л ее распространены были у зеравш анских кар ак а л п ак о в родоплеменные п о др аздел ен ия кон грат и муйтен (значительная часть у зб е к -к а р а к а л п а к о в Булун гурского района относилась в прошлом к этим п о драздел ен и я м ). К ром е того, и н ф о р м а ­ торы н азы вали нам такие родоплеменные группы, к а к ктай, кыпчак, кенегес, мангыт, кара-мойын, ачамайлы, б алгалы, ы ргаклы, ки ят и др. Все эти родоплеменные п одразделен ия были важ н ей ш и м и и у хорезмских к а ­ ракалпаков. Н а р я д у с этим распространено было родовое н азв ан и е уйручи (иручи), которое у хорезмских к а р а к а л п а к о в не встречается, но бытовало у к а р а к а л п а к о в Ф ерганской д о л и н ы 30. Некоторые, менее з н а ­ чительные родоплеменные подразделения, бытовавш ие у сам ар к ан д с ки х

–  –  –

к а р а к а л п а к о в, у хорезмских к а р а к а л п а к о в не встречались (ак-кау.н, б еш -б а ла, к а р а -к е с а к и др.) 31 .

Что п р ед став л ял а собой родоплем енная структура зеравш анских к а р а к а л п а к о в в целом еще необходимо уточнить; в настоящее время родовы е деления заб ы ваю тся, я не все м ож ет быть восстановлено. О д ­ н а к о о некоторых, более крупных родоплеменных подразделениях со­ хран и л ись интересные подробности. Так, и нформ аторы нам сообщили, что п лем я муйтен имело 12 подразделений, в числе которых были жуантаяк, итак, аб ы зл ар, б а р р а к а б а к, татар-муйтен, байлар, и а р ч а л а р 32;

первы е три п о др аздел ен и я встречаю тся и у муйтенов Хорезмского оазиса. П р и изучении былой родоплеменной структуры самаркандских к а ­ р а к а л п а к о в полевые м атери ал ы долж ны быть дополнены данными пись­ менны х и сточ ни ко в33 .

Р о до п л ем енн ы е группы к а р а к а л п а к о в селились преж д е в долине З е р а в ш а н а отдельно д р у г от друга. Об этом говорят так и е названия к и ш л ак ов, ка к М итаи (М уйтен), Кара-М ойы н, Ачамайлы, Чуйит и д р у ­ гие, повторяю щ ие н азв ан и я родоплеменных групп к а рака лп ак ов; и те­ перь здесь м ож но проследить пережитки расселения таким и группами более четко, чем у ф ергански х к а р а к а л п а к о в 34 .

Э к зо гам и и (и д а ж е воспоминаний о ней) у сам аркандских к а р а к а л ­ п а к о в не сохранилось, в противоположность к а р а к а л п а к а м Хорезмского «оазиса .

Н е имея возмож ности останавли ваться здесь сколько-нибудь подроб­ н о на семейных отношениях, отметим лишь, что элементов затворниче­ ства ж енщ ин ы у сам ар к ан д с к и х к а р а к а л п а к о в не существовало: ж енщ и­ ны здесь лиц а не зак р ы в ал и, в отличие от ферганских каракалпаков, исп ы ты вавш и х влияние соседнего оседлого узбекского (не имевшего р о д о в ы х делений) н а с е л е н и я 35 .

Н а к ан у н е Великой О ктябрьской социалистической революции в об­ щественном строе сам ар к ан дски х ка р а к а л п а к о в сочетались элементы р азв и ваю щ его ся к апи тал и зм а с феодальными отношениями и п атр и ар ­ хально-ф ео д ал ьны м и п е р е ж и т к а м и зб. Крупные баи, такие, как волост­ ной уп равитель К ар а-К а л п а к ск о й волости М улла М ах м у д Раеулбердиев, имевш ий 246 тапанов з е м л и 37, вл ад ел и огромными земельными участ­ ками, больш и м и стадами, им ели небольш ие промы ш ленны е п р ед п ри я­ ти я (кирпичные заводы, м аслобойни), и х земли об р аб аты вал и и зд о л ь ­ щики (ч и р ак ар ) и б атрак и (навш а, ж е ти м ); во время уборочной страды н ан и м ал и т а к ж е поденщ иков (кунликчи); байские стада*пасли н аем н ы е пастухи; широко бытовали различны е формы ростовщического

–  –  –

кредита, приводившие к разорению бедняков. Некоторые формы э к с­ плуатации были заву ал и р ован ы отношениями родства — «помощи», ко­ торую якобы оказы вал бай своему обедневш ему со р о д и ч у 38 .

Многие наши информаторы, прежние бедняки, в юности р а б о т а в ш и е на баев, сами были активными борцами за установление Советской власти, участвовали в борьбе с басм ачами, проведении зем ельно-водной реформы и создании первых колхозов .

В еликая О к тяб рьская социалистическая революция и победа со­ циал изм а в С С С Р внесли коренны е изменения в ж и зн ь и быт н а р о д о в Средней Азии, обеспечили их национальное возрождение, способствова­ ли дальнейш ему прогрессивному н ациональном у развитию. В Б у л у й г у р ­ ском и Д ж а м б а й с к о м районах, как и повсеместно, созданы крупные многоотраслевые высокомеханизированные колхозы и совхозы .

Основным занятием у зб ек-кар а кал п ако в, как и всего населения, ж и ­ вущего в долине р. З е р а в ш а н а в пределах С ам аркан д ской и Б ух арско й областей, является хлопководство. Н а р я д у с хлопком воздел ы ваю т т а к ­ ж е зерновые и огородные культуры. В ко л х о за х и совхозах имеются фермы крупного рогатого скота, овец и лош адей, птицефермы; рдзвито и шелководство. Н ов ая т е х н и к а — тракторы, хлопкоуборочные и д ругие сельскохозяйственные машины изменили и облегчили труд. Н е и зм ер и м о поднялся уровень м атериального благосостояния и культуры т р у д я ­ щихся .

Вся ж и зн ь у з б ек-каракал п аков, их об щ ественная и тр уд о вая д е я ­ тельность проходили в братской среде узбекского народа, что способ­ ствовало слиянию их с узбеками. В настоящ ее время слово « к а р а к а л п а к »

у них сохранилось л иш ь к а к племенное в прошлом название .

М атериальная культура у зб е к -к ар а к ал п ак о в теперь м ало о тл и чает­ ся от узбекской. Все кишлаки, в которых н а м у д ал ось побы вать, неве­ лики (обычно домов 20— 25). За стр о й ка свободная, в старых ки ш л а к а х редко соблюдается уличная планировка. Усадьбы, к а к правило, н е ого­ рожены, изредка огорожены невысокой пахсовой стеной или изгородьюиз кустарника. Д о м а построены из сырцового кирпича, иногда к а р к а с ­ ные; крыши односкатные или плоско-двускатные (рис. 1). О ри ен тац и я

–  –  –

дом ав обычно на юг. П еред ф а с а ­ дом часто бывает айван. Комнаты в большинстве случаев вытянуты в одну линию, но часто встречается и п л ан и ро в ка с коридором м еж д у д в у ­ мя ж и лы м и ком натами. Иногда д о м а имеют второй э т аж, где нахо­ дится н еб о льш ая ком ната — « б а л а ­ хона». П олы почти повсеместно д е ­ ревянные; в ряд е ки ш лаков большую часть ком наты зан и м ает д ер ев ян ­ ный помост, только у входа имеется углубление, куда ставят обувь. О т а ­ пливаю тся д ом а печами, но в кух­ нях д л я приготовления пищи имеет­ ся очаг, который, ка к и в Ф ерган ­ ской долине, носит н азв ан и е «мори»;

д л я выхода д ы м а с л у ж а т н еболь­ шие отверстия в стене кухни. Х л еб ­ н ая печь — тан д ы р находится во дворе; ф о р м а т ан д ы р а т а к а я же, как и у всего населения долины Зеравш ана; отверстие распол о ж ено не вверху, ка к в Хорезме, и не сбоку, к а к В Ф ергане а наклонно (рис. 2). Рис. 2. Т ан д ы р у у зб ек -к ар а к ал п ак о в В у бран стве ж и л и щ а, н аряду с ™шла1 Кара' К гр )т Булунгурскогоа“ наа широким распространением город- рин ской мебели, имеется и много предметов, характерных, для трад и ци он ­ ного быта местного населения: полы застл ан ы паласам и (а л а ч а ) —иногда фабричного производства, но чащ е домотканными; ковры, п а ­ л асы и м елкие ковровые изделия и в н астоящ ее время широко бытуют в д о м ах у зб е к -к а р а к а л п а к о в Булунгурского района. Узоры ковровых изделий сам ар к ан д с к и х у зб е к -к ар а к ал п ак о в представляю т несомненный интерес д л я искусствоведов. Некоторы е из этих узоров очень близки к ор н ам ен там ковровых изделий ам у-дарьинских каракалп ак о в. В ниш ах, часто встречаю щ ихся (хотя и не т а к повсеместно, ка к в домах ферган­ ских к а р а к а л п а к о в ), стоят сундуки со сложенными на них подушками и о деялам и. Обычно это современной выделки, обитые кусочками цвет­ ной жести сундуки, купленные на базаре, но в колхозе им. Л ен и н а мы во многих д о м а х встречали старинные деревянные сундуки, у к р а ­ шенные резьбой; вообщ е в ки ш л ак ах этого колхоза сохранилось боль­ ше черт, по-видимому, свойственных в прошлом данной этнографиче­ ской группе. Во дворе (часто под навесом) стоит обычный предмет традиционной меблировки — деревянный топчан (к а р а б а т ), на кото­ ром члены семьи проводят много времени летом. Посуда бытует и го­ родская, и местная (ступа «кели» и пест «келисап», маслобойка «куви», д ер ев ян н ая л о ж к а «кашык», плетеная л о ж к а для л ап ш и «шолпы» и д р. ) .

М олоды е мужчины носят обычно одежду городского покроя, и н о г д а1 д ополн яя ее тюбетейкой чустского типа (рис. 3). О д еж д а ж е стариков и женщ ин, особенно старшего возраста, сохраняет много узбекских, национальны х особенностей. Старики поверх белья национального п о ­ кроя н адеваю т распаш ную легкую одеж ду до колен «яхтак» из серой или цветной ткани, а сверх него — стеганый темный хал ат «чапан» .

подпоясанный п л а тк о м «бельбеу»; на голове поверх тюбетейки повязы ­ вают ч ал м у «салле», ч ащ е из голубой или белой ткани, причем конец чалмы свеш ивается с левой стороны (рис. 4); на ногах старики носят мягкие ко ж ан ы е сапоги «маси» и калоши .

42 Л. С. Толстова

–  –  –

говор ов). Н апри м ер, если у з б е к -к ар а к ал п ак и употребляю т такие слова, к а к ини (м ладш ий б р а т ), aria (м а т ь ), не (что), ка к это принято и в лите­ ратурном к а р а к а л п а к с к о м языке, то соседние узбеки (относившиеся в п рош лом к племени ю з-туякл ы ), употребляю т вместо этих слов уке, ене, нима .

Н а б л ю д аетс я сходство м еж д у говором у зб ек -к ар а к ал п ак о в и к а р а к а л ­ пакским литературны м языком и в области фонетики: этот говор отно­ сится к числу ж о к аю щ и х (как, впрочем, и многие другие говоры узбеков долины З е р а в ш а н а ) ; узб ек -к ар а к ал п ак и в н ачале слова перед звуком а ч асто д оба вл я ю т х, т. е. произносят х а я л, хай ван, как это наблю дается и в литературн ом.каракалпакском язы ке и чего нет, например, у сосед­ них узбеков-ю зов. О днако во многих других случаях наблю даю тся и разл и чи я в произношении узбек-ка.ракалпаков С ам аркандской области и к а р а к а л п а к о в Хорезмского оазиса. В отношении морфологии говор у зб е к -к а р а к а л п а к о в в настоящ ее время ближ е к узбекскому литератур­ ному язы ку, чем к к а р акалп ак ско м у .

В прош лом население здесь было очень пестрым и в этнографиче­ ском, и в лингвистическом отношении. Об этом говорит хотя бы такой ф акт, что говор узб ек -к ар а к ал п ак о в, в прошлом относившихся к роду муйтен, отличается от говора других зеравш анских узбек-каракалп аков и, напротив, п р и б л и ж ается к говору каракалпаков-муйтенов, живущ их на территории К ар а-К а л п а к ск о й А С С Р. Так, в ряде случаев вместо фо­ немы л они уп отребляю т н, наприм ер, вместо мылтык (руж ье) они го­ ворят мынтык, вместо манглай (лоб) — мангнай и т. д.43 .

Теперь, с о б р азо в ан и е м узбекской социалистической нации и окон­ чательным сложением узбекского литературного язы ка, эта пестрота постепенно сгл аж и в ае тся .

И так, са м арк ан дски е у зб ек -к ар а к ал п ак и до X V II—XVIII вв. были связан ы с основной массой к а р а к а л п а к с к о г о народа. Об этом свидетель­ ствуют д анны е письменных источников и фольклора, ан ал и з хозяйства, материальной культуры, родоплеменной структуры, языка .

–  –  –

О НЕКОТОРЫХ ЭТНИ ЧЕСКИ Х ПРОЦЕССАХ, ПРОТЕКАЮЩИХ

У СЕЛЬКУПОВ, ХАНТОВ И ЭВЕНКОВ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ 1

С оврем ен н ая Т ом ская область является одной из наиболее сложных но нацио н ал ьн ом у составу территорий Севера и Сибири .

С евер Томской области заселен трем я малыми народам и — сельку­ пами, хан там и и эвенками. Аборигены кр а я — селькупы и ханты. Эвен­ ки — ответвление сымской группы эвенков — пришли сюда, очевидно, не ран ее конца XVII — н а ч а л а XVIII в. 2 .

С в оео бр азн а группа населения, ж ивущ его по рекам Чулыму, Оби и К ети,— чулымские татары, или чулымцы; они н азы ваю т себя карагасы .

или к а р а г а зы и т а к и записаны в похозяйственных книгах сельсоветов .

Со времени присоединения Сибири, в частности, Нарымского края, к Р у сск ом у государству (конец XVI в.) здесь появились первые пересе­ ленцы — русские, украинцы, белорусы, татары. С XVI в. Нарымский край стал местом ссылки, с этого времени здесь появляются ссыльные старо обря дц ы и сектанты, а т а к ж е крепостные крестьяне .

П ерепись 1897 г. о б н а р у ж и л а в Томском округе представителей около 40 н а ц и о н а л ь н о с те й 3. П о переписи 1926 г. Томский округ насе­ л я л о свыше 60 н ац и о н ал ь н о ст ей 4. В 1944 г. Томский округ был пре­ о б р аз о в ан в Томскую область. По данны м Всесоюзной переписи 1959 г .

в Томской области заф и ксир овано более 30 н ац и он ал ь н о стей 5. Р азв ер нувш ееся в области в советский период строительство промышленных предприятий, изучение и освоение природных богатств, развитие сель­ ского хозяйства — все это привлекло сюда много переселенцев .

К концу прошлого столетия (1899) в Н ары м ском крае было уже много приш лого населения; коренные жители по отношению кр всему населению кр а я составляли тогда только 17,79% 6. Но в Нарымском

–  –  –

крае были и такие места, где приш лое население насчитывалось лиш ь десятками человек и д а ж е единицами, например верхнекетские в ол о ­ с т и — Л елькинская, И ш тан овская, К аш кин ская, П и тки н ская, Н яньж инская и К иргеевская (теперь это Верхне-Кетский район Томской о б л а ­ сти), где коренное население составляло 93,3 % 7- Сейчас, судя по м а ­ териалам Всесоюзной переписи 1959 г., в В ерхне-Кетском районе корен ­ ные жители составляю т лиш ь 3,7% всего н а с е л е н и я 8 района при той же абсолютной численности коренного населения .

Д о О ктябрьской революции основная часть коренного населения области — ханты и с е л ь к у п ы 9 — в большинстве своем расселились д о ­ вольно компактно по Оби и ее притокам. Так, ханты ж и ли по Оби к северу от устья р. Ты ма (теперь это Александровский р ай о н ), по в е р х ­ нему течению р. В асю гана до устья р. Ню рольки 10, а т а к ж е по Нюрольке и другим притокам верховьев Васю гана .

Селькупы населяли берега Оби от устья р. Ты ма вверх до ю рт Козы рбакских (при устье р. Ш егарки) п, правых и левы х притоков Оби — реки Тым, Кеть, П а р а б е л ь с Чузиком и Кёнгой, нижнее и среднее тече­ ние В асю гана (до устья р. Н ю р о л ь к и ), приток В асю га н а р. Ч и ж а п к у, нижнее течение р. Ч у л ы м а 12, а т а к ж е другие более мелкие притоки Оби. Эвенки кочевали с оленями по правы м притокам р. Кети (реки Лисица, О рловая, Л о м о в ата я, Е л т ы р ев а и д р.), по р. П айдугиной и в Васюганье, м еж д у Нюролькой, Ч и ж а п к о й и Ч у з и к о м 13 .

Русские в основном населяли побереж ье Оби, а после революции поселились т а к ж е в верховьях В асю га н а и на некоторых л е в о б е р е ж ­ ных притоках Оби (реках П арбиг, Чузик, Кёнга и др.) .

Сделанные нами летом 1958 г. н аблю ден и я позволили отметить су­ щественные изменения в расселении коренного и приш лого населения области .

Вследствие н аплы ва переселенцев в сельские местности уж е в XIX — начале XX в. произош ли большие изменения в разм ещ ени и ко ­ ренного нерусского населения области —хантов, селькупов, эвенков и чулымцев. Многие семьи местных р ы баков и охотников переселились тогда с Оби на ее притоки, т а к к а к с приходом сюда русских крестьян, освоением ими зем ель под пашню и появлением новых орудий лова стало уменьш аться количество рыбы в Оби, а зв ерь стал уходить в тайгу. С созданием в 1930-х годах на р. Ты ме Тымского национального района туда переселилось несколько семей селькупов, хантов и э в е н ­ ков из других районов области .

Ханты частично переместились в районы прежнего расселения се л ь ­ купов, а последние в свою очередь появились в м естах исконно х ан ­

–  –  –

тыйских — по среднем у В асю гану и его притокам. Селькупы частично переселились на Обь; очень немногие (некоторые селькупские семьи с фам или ей Киликейкины) п еребрались в К аргасокский район, где ран ьш е ж и л и только ханты (верхнее течение В асю гана) 14, а несколь­ ко семей хантов из этого района переехало в селькупские селения — пос. С а л а т и «70-й километр» по Ч и ж апке, а т а к ж е в поселки по В асю ­ гану зап ад н ее старой границы расселения хантов и селькупов (ханты А йдаровы, К араул о вы, Митькины, Ангалины и др.) 15 .

М еньш е всего изменений произошло в расселении верхнеобских хантов (Александровский рай он ), но и здесь можно отметить ф ак ты переселения нескольких хантов в г. Тюмень и на р. Вах, в Л а р ь я к с к и й район Ханты-М ансийского национального округа Тюменской области (Ч идигезовы, П ы рчи н ы ), а т а к ж е на р. Тым. В очень небольшом числе на Тым переселились ханты с Оби и В асю гана (Чочергины, Ю рл ам кины и др.) 16. В А лександровский ж е район переселяются некоторые ханты с В асю ган а (Ологины, М итькины ), из Ханты-Мансийского н а ­ ционального округа отдельны е ханты переезж аю т на Васюган (Немельгин, Н ем чи н ов), н а Кеть ( Л а з а р е в ), одна семья хантов заф икси­ ров ан а нами и в П а р аб ел ь с к о м районе на Оби (Хатылов) 17 .

Зн ач ительн ы е перемещ ения произош ли среди селькупов. С со зд а­ нием Тымского национального района на р. Тым переселилось несколь­ ко семей селькупов с Оби (д а ж е из Кривошеинского и Колпаш евского рай он ов), Кети, П а р аб ел и, В асю гана, с Ч ул ы м а ^Маргины; Югины, К ай дал овы, Ч уж ины, Педогины, и д р.). С Ч узика, где селькупов сов­ сем не осталось, с Кёнги 18 и П а р а б е л и селькупы переселились на О б ь и В асю ган (С аиспаевы, Пайдугины, Аголгожины и Др.). Селькупское население с низовья и среднего течения Кети переместилось по реке значительно выше; горазд о р еж е стало оно и на Оби. С рек Ш егарки, Ч аи и Оби некоторые селькупы переселились на Кеть (С айнаковы, Истеевы и д р.), с В асю га н а — на О бь (Югины, М аргины и др.), с в е р ­ ховьев Оби на среднее 19 ее течение (Чернышкины, Сагандуковы, П и с а ­ ревы и др.) и на П а р а б е л ь (К ай даловы, И ж ен б и н ы ), с Оби — на В а ­ сюган (Урасовы, И гл як овы и др.). Некоторы е селькупы выехали в Томск, Н овосибирск и другие города (И зар м ак о в ы и др.). В А лексан ­ дровском районе и ниж е по Оби, в Ханты-М ансийском национальном округе ж и в у т селькупы, переселивш иеся сюда с Кети, П арабели и Верхней Оби (К арелин, С аиспаевы, Ипоковы и др.). З а последние 10— 15 лет несколько семей эвенков с верховий Нюрольки и Ч и ж а п ки — притоков В асю гана, а т а к ж е с верховий Чузика пересели­ лись на р. Кеть, а некоторые ушли на р. Сым. Отдельные эвен ­ кийские семьи у е зж а ю т и из В асю ганья. Н апример, И. К. С ам ар ов с семьей переселился в В ерхне-Кетский район и ж и вет на заимке в Верхне-Кетском сельсовете. Эвенки, кочевавш ие ранее в районе городов К аргасок, К олпаш ево, то ж е переселились восточнее, вверх по Тыму и

–  –  –

Кети. Кетские эвенки кочуют на за п а д лиш ь до р. Л исицы 20. С р. Ч у л ы ­ м а расселились к северу по Оби и Кети к а р агас ы (чулы м цы ) .

Значительный наплыв пришлого населения в Томскую область, пе­ редвиж ки в расселении коренных ж ителей не могли не отрази ться на этническом составе, культуре и быте селькупов, хантов и эвенков. Д л я некоторых родоплеменных групп и народностей в составе населения Н ары м ского кр ая характерн о длительное, в течение нескольких веков (с XVI в.), общение с русским и другими народами. Особенно си л ь ­ ное воздействие русские о казал и на селькупов. Не случайно именно о культуре и быте нарымских селькупов в литературе меньше всего д а н ­ ных, т а к ка к часть из них уж е давно слилась с.русским населением, а ос­ тальны е утратили многие черты национальной культуры, сохранив только свой язы к и самосознание. Это явление не р аз отмечали исследователи .

А. Ф. Плотников в работе, посвященной Н а р ы м с к о м у краю (1901) 21, у к а з а л на влияние русских на селькупов, которые, по его словам, «и м е­ ют хорошие дома, зан и м аю тся скотоводством, ж е н я тся на русских»

(юрты Тяголовы, Иготкины по Оби и д р. ) 22. Хотя он и считал, что этот процесс приобщения к русской культуре происходит слишком медленно, однако сам отмечал, что д ом а селькупы строят на русский л ад, одежду шьют из покупных тканей по русским о б р азц ам и т. п. 23 Процесс слияния селькупов с русским населением усилился в н а ­ чале XX в. П. Островских в указан ной выше статье, посвященной Васюганью, указы вал : «Туземное население сильно метисировано (за исключением тунгусов) и в значительной степени подверглось влиянию русской культуры. Родовой строй не сохранился, население ж ивет в домах, д ер ж и т рогатый скот, употребляет сепараторы. Все говорят по-русски. Н а ц и о н ал ьн ая о д еж д а и национальный с к л а д жизни почти

•отсутствуют»24; он ж е у к а зы в а л на почти полное исчезновение из быта

-селькупов изделий из бересты, кости и бисера .

Особенно интенсивно проходил этот процесс на Оби. О селькупах ю р т Пыжины М. Б. Ш ати лов писал: «Остяки здесь вследствие б л и ­ зости русских и цостоянного общения с ними почти совершенно о б р у ­ с е л и » 25. То же самое он отмечал и в отношении селькупов ю рт Тюхтеревы на О б и 2б .

Русское население принесло с собой более высокие формы х о з я й ­ ст в а, культуры и быта. Общ ение местных народностей с трудовыми массами русского населения позволило им преодолеть свою вековую отстал о сть и изолированность .

П осле О ктябрьской революции процесс слияния м алы х народов С е­ в е р а с русским народом усилился. В езде в Томской области коренное население ж и вет вместе с русскими; таких мест, где селькупы и ханты численно преобладаю т, немного. Это некоторые поселки по верховьям Т ы м а, Кети, Васю гана, по некоторым мелким притокам Оби в А л е к с а н ­ дровском районе (деревни С тар о ак асо м ск а я, Летне-Киевские, Л ы м Белькарамо, с. И ванкино и др.). В рай о н ах со смеш анны м населением созданы колхозы и сельские советы смешанного национального соста­ ва, что т а к ж е ведет к слиянию коренного населения с другими народами .

Эвенки Томской области до сих пор ведут кочевой об р аз жизни. Они кочуют по тайге отдельными группами родственных семей и большую часть года не имеют общения с остальным населением. Н о т а к пли

–  –  –

иначе к а ж д а я группа эвенков тяготеет к тому или иному крупному н а ­ селенном у пункту, куд а п р и е зж а е т сд ав ат ь пушнину, закупать продук­ ты, охотничье сн ар я ж ен и е и т п .

Ханты и селькупы Оби и ее крупных притоков, особенно их низовьев, за н и м а ю т с я в основном рыболовством, д л я ж ителей верховьев обских притоков значительно большее значение имеет охота. Эвенки — охотни­ ки и оленеводы .

З н ач и те л ьн ая часть хантов и селькупов области (39,3% общего чис­ л а коренного населения о б л а с т и ) — члены рыболовецких артелей и м еньш ая часть ( 7, 5 % ) — сельскохозяйственных. Эвенки, а так ж е часть селькупов и хантов (всего 21,5%) — охотники, 24,2% хантов и селькупов р а б о т а е т в бр игадах гослова, на рыбоконсервных заводах, в про­ мы словых и лесных хозяйствах и т. п. Многие ханты и селькупы ( 7, 5 % ) — сл у ж а щ и е и рабочие различны х организаций и учреждений .

Б о л ь ш а я часть ры баков хантов и селькупов объединена в н ациональ­ ные ры боловецкие а р т е л и 27. В 1958 г. в области было 13 таких артелей .

В остальных ры боловецких и во всех сельскохозяйственных артелях ко­ ренное население со ставл яет ничтожный процент .

З а в я з а в тесные связи с русскими ры бакам и и крестьянами, заселимшими п обереж ье Оби у ж е с конца XVI — н ач ал а XVII в., селькупы н а ­ ч ал и осв аи в ать русский язык. К н а ч а л у XX в. селькупы Оби владели д в у м я язы к а м и — родным и русским, а многие, утратив родной язык, в быту говорили по-русски. С н а ч а л а XX в. друязы чие стало распростра­ ненным явлением не только на Оби, но и на ее притоках. Сейчас не тол ько селькупы и ханты, но и почти все эвенки хорошо знаю т русский язы к. П о д ав л я ю щ е е большинство селькупов и значительная часть хантов и в быту у п отребляет русский язык. Д вуя зы ч и е — характерное явление д л я современных селькупов и хантов .

М олодое поколение селькупов, особенно обских, уж е не знает родно­ го язы ка. С ел ьку п ская м олод еж ь не помнит своего самоназвания, с чем мы столкнулись на Оби в дер. Ильино, Иванкино, с. М аксимкин Яр на Кети и в других местах. То ж е мож но с к азать и о верхнеобских моло­ д ы х хантах, но все ж е ханты чаще, чем селькупы, говорят на родном я зы к е в быту. Эвенки говорят обычно на родном языке, а русским поль­ зую тся лиш ь д ля общения с населением других национальностей .

В хозяйстве у селькупов и хантов произошло значительное сбл иж е­ ние с русскими: они, как и русские, зан и м ая сь в основном рыболовством, иногда — охотой, имеют скот, огороды .

Бы т селькупов почти не отличается от быта русского населения: те ж е срубные дома, та ж е обстан овка в них, те ж е предметы обихода, утварь. По всей Оби от с. Ч ал ков о до д. Ильино мы не обнаружили ни одной хлебной печки местного типа, ни каких-либо других признаков старого быта. С тары е ам б а р ы на столбах, в которых селькупы хранили ран ьш е имущество, теперь редки. Это характерн о и д ля селькупов Кети, п рож и ваю щ и х не выше с. М аксимкин Яр. Ханты Александровского р а й ­ она в селах и больших деревнях тож е ж ивут почти так же, как русские .

Л и ш ь в некоторых удаленны х от Оби деревуш ках (например, в юртах С таро-А касомских, Л етне-Киевских и др.) можно еще встретить х о зяй ­ ственные сооруж ения типа старых полуземлянок и избушек, амбарчики на высоких столбах, хлевы с плоскими крышами, уличные хлебные печ­ ки, берестяные с у зо рам и коробки, деревянные корытца для рыбы, чер­ паки для льда, ножи в деревянных и берестяных ножнах. Это отличает их от селькупов, которые сохранили лиш ь воспоминания о своих полузем лян ках-«карам ах » и утратили искусство изготовления берестяных изделий (кроме т а б а к е р о к ). О д е ж д а хантов и селькупов обычно покуп­ ная или шитая по городским образц ам .

27 А ртели, в с остав к оторы х входит не м енее 30% корен ного населения .

–  –  –

В свою очередь русские не прошли мимо р яд а ценных достижений культуры коренного населения. Так, повсеместно используются д о л б л е ­ ные лодки-обласа; в них езд я т на ры балку, на покосы, за пр одовол ь­ ствием жители не только деревень, но и крупных сел и д а ж е городов (например, г. К олпаш ево). Русские, а так ж е, что весьма любопытно, и селькупы с р. Кеть, утративш ие национальны е типы од еж д ы и обуви,, покупают у эвенков зимнюю меховую и летнюю ровдуж ную, р асш и тую бисером обувь, сшитые из шкур лосиных голов «кум ал ан ы » (покрышки для переметных сум при перекочевке), которые используют в качестве ковриков. Русские охотники на промысле используют легкие ручны е нарты, в п р я гая в них собаку; некоторые из них имеют эвенкийские лыжи, подбитые камусом. Отметим, что и эвенки, сохранивш ие в своем, хозяйстве и быте черты традиционной культуры, в то ж е в рем я воспри­ няли от селькупов, например, технику изготовления берестяных коробок и сохраняют ее, тогда ка к селькупы ее почти забы ли .

С меш анные браки м е ж д у русскими и селькупами, русскими и х а н т а ­ ми, эвенками и селькупами были известны и раньше. Е щ е А. Ф. П л о т ­ ников отмечал, что с притоком в С иби рь русского населения в XVI в .

первое время из-за нехватки женщ ин многие русские брали в ж ены се ль ку п ок28. Сейчас ж е в ряд е селений труднее найти чисто селькуп ­ скую семью, нежели смешанную. Так, в с. И ванкино на Оби, где про­ ж ивает 69 селькупских семей, четыре — чисто селькупские, все о с т а л ь ­ н ы е — с м еш а н н ы е29. В отношении селькупов Кети ещ е Е. Н. О р л о в а в 1927 г. отмечала большой процент смеш анны х с е м е й 30. Сейчас этот про­ цесс смешения населения усилился. Если, наприм ер, в 1927 г. в с. М а к симкин Яр из девяти семей см еш анны х ок а зал о сь четыре, то в 1958 г, из 24 семей нами отмечено 19 смешанных .

У верхнеобских хантов (Александровский район) см еш анны х браков;

меньше, чем у селькупов, но их горазд о больше, чем у других, б о л е е северных групп хантов, наприм ер ваховских. Н а д о отметить, что см е­ шанные браки у селькупов и хантов зак л ю ч аю тся не только с русскими, но и с украинцами, белорусами, т а т а р а м и и др. Так, из 502 за ф и к с и р о ­ ванных нами браков селькупов, хантов и эвенков (по м а т ер и ал ам похозяйственых книг сельсоветов и опроса населения) несм еш анны х о к а ­ залось ЗЙ2. Особенно интенсивен процесс метисации на Оби и Кети (см. п рилагаемую таб л и цу ) .

Ханты и селькупы см еш иваю тся в основном с русскими, эвенки — с селькупами. И з 138 случаев смешанных браков селькупов, хантов и эвенков в 80 случаях дети сохраняю т н ациональность того из родителей, который прин адлеж и т к коренному населению.

О д н ако в отношении хантов и особенно селькупов это о б ъясняется в значительной степени тем, что представители коренного населения С евер а пользую тся рядом:

льгот (в образовании: бесплатное обучение и со д ерж ан ие в ш колахинтернатах, в медицинском обслуж ивании, налоговом облож ении и пр.) .

Процесс слияния коренного населения с русскими внешне в ы р а ж а е т ­ ся в появлении новых русских фамилий среди селькупов и хантов (Ф е д о ­ товы, Киселевы, Новицкие и д р. ). Н а б л ю д аетс я и обратный процесс: ср е­ ди русских на Оби и Кети мож но встретить фамилии, р аспростран ен ны е среди селькупов и хантов,— Ермолины, К арелины, Чидигезовы и др .

Однако, несмотря на у трату многих н ациональны х черт, ханты и в меньшей степени селькупы, д а ж е те, которые не знаю т родного языка,, не утратили национального самосознания. Ханты отличаю т себя от сель­ купов, селькупы — от хантов, тем более — от других национальностей .

Александровский и К аргасокский районы гран и чат с Х анты -М ансий

–  –  –

* Ц е л о е ч и сл о озн ач ает кол и ч еств о браков, числитель дроби — количество случаев, к о гд а д е ти с о х р ан я ю т н ац и он ал ьн ость р оди тел я из коренного населения, знаменатель — количество случаев, к о гд а дети сохраняю т национальность русского родителя .

–  –  –

МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ

ПО ЭТНОГРАФИИ ИАНТРОПОЛОГИИ

ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Ю. В. И В АН ОВ А

ОБЫ ЧНОЕ ПРАВО СЕВЕРНОЙ АЛБАНИИ

КАК ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

К омплекс неписаных норм, порядков, обычаев, регулировавших се­ мейную и главны м образом общественную жизнь, в Албании называется «канун» (за к о н ). С одерж ан и е этого слова по смыслу близко к широко­ известному терм ину «адат» .

В Албании известно несколько таких комплексов, каж ды й из кото­ ры х носит особое имя: «К апип i m aleve» (З а к о н гор) — на северо-западе страны, в горной местности М ал ьси я э М алэ; в средней Албании — «К ап ип i S k anderbegut», связанны й с именем исторического героя А лба­ нии Георгия К астриоти-С кандербега; в долине Ш кумбини — «Zakoni i M u s B allgjinit», не исследованный до сих пор в научной литературе; в Л я б р и и (долина Виосы) — « S h arti i J d riz Sulit». He известно, были ли зап и сан ы в свое врем я эти законники; во всяком случае их письменных следов не сохранилось. П озднейш их записей не было сделано. А лбан­ ские этнограф ы в н астоящ ее время приступают к записи устной трад и ­ ции и ретроспективному изучению этих норм. И х предварительные вы ­ воды позволяю т полагать, что кануны севера, центра и юга страны по сущ еству очень близки друг к другу; некоторые различия между ними мож но объяснить особенностями исторического развития каждой области Е * Н аи б ол ее известный из этих комплексов,— «Капип i Ьекё Dukagjini»

(К ан ун Л е к а Д у к агь и н и ). Он распространен на довольно обширном пространстве к северу от линии устье р. М ат (на з а п а д е ) — среднее течение Черного Д р и н а (на востоке). Косвенное влияние К ануна наблю­ д алось т а к ж е в городах к зап ад у и востоку от Северных Альп — в Ш кодре, Л е ж е, П ризрене, Д ья к о в е и Пейе .

В научной л ит ерату ре существует несколько гипотез о происхожде­ нии н азв ан и я данного К ануна: одни связы ваю т его с именем Лека Д у ­ кагьини (1410— 1 4 8 1 )— политического деятел я эпохи Скандербега (эта гипотеза пользуется наибольш им признанием в литературе) 2; другие —

–  –  –

е именем П а л я Д укагьи ни 3; третьи считают, что в н азван ии зак о н а от­ разились имена двух племенных групп: Leka и D u k a g j i n i 4 .

В современной устной народной традиции северной А лбании н а з в а ­ ние К ануна связы вается обычно с неким Леком. О д н ако об р аз его очень неясен, а время, когда он ж и л и д а л н ароду свои законы, никто себе не представляет. Вместе с тем в народе утверж д аю т, что «это был сильный закон и никакого другого не было больше» (имеются в виду, конечно, свои г о р ы ) ; «как Л е к а с к а за л т а к и осталось в народе» 5 .

Мы: оставляем в стороне вопрос о том, было ли когда-либо записано обычное право северной Албании и что означает собственное имя, кото­ рое оно носит. Сейчас д ля нас в аж н о лиш ь то, что целый р я д норм, о т­ носящ ихся к этому правовому комплексу, сохранялся до последнего в р е ­ мени в народном быту .

Общеизвестны те исторические причины, в силу которых старинные черты общественной жизни у д ерж и в ал и сь в северной А лбании 6 дольше, чем в центральных и ю ж ны х о б ла стя х страны .

В конце X IX — н ач ал е XX в. А лб ан ия н ахо д и л ась еще в составе Османской империи, господство которой губительно о т р а ж а л о с ь на э ко­ номическом и культурном развитии порабощенной страны, способство­ вало разобщению ее отдельных областей .

В северной Албании влияние турецкого правител ьства шло с з а п а д а :

опорными пунктами его были города П одгорица, Ш код ра, Л е ж, и с вос­ т о к а — по линии Печ ( И п е к ) — П ри зрен — Д ь я к о в а. Н о влияние это практически почти не проникало в центральную часть северной А л б а ­ н и и — в области Д укагьини, Н икай и Мертури. Ж и тел и этого в ы соко­ горного района, население которого было сосредоточено по речным д о ­ линам, зан и м али сь скотоводством (главны м об р азом — овцеводством) и земледелием (на искусственных террасовы х п олях ). К рестьяне этих районов круглый год выпасали скот на горных пастб и щ ах (летом на высокогорных, зимой — вблизи селений), поэтому им не приходилось, подобно ж ителям других районов, ар ендовать п астб и щ а в равнинных областях страны .

Отсутствие крепких хозяйственных связей в сочетании с терри тори ­ альной отдаленностью и бездорож ьем п ослуж или в основном п ричи на­ ми большей изолированности Д укагьи ни, Н икай, М ертури по сравнению со всеми остальными районами Албании. В североалбан ской деревне среди местного населения не было ни специалистов-ремесленников, ни торговцев (в горных селениях было всего несколько лавок, с о д е р ж а ­ щихся приезжими купцам и). Несколько р а з в год крестьяне о т п р а в л я ­ лись в города Ш кодру и Д ьякову, чтобы купить тот минимум п р ом ы ш ­ ленных и ремесленных изделий (оружие, некоторые сельскохозяйствен­ ные орудия и домаш ню ю утварь, хл опчатобум аж н ую ткань, ж енски е у к ­ раш ения) и продовольствия (соль, сахар, ко ф е), который треб о в ал ся в хозяйстве. Но основным товаром, за которым горец шел в город, был хлеб, так ка к своего хлеба, собранного с крохотных терр асо вы х полей, как правило, до нового у р о ж а я не хватало. Н а покупку хлеба обычно шли деньги, выручению за проданный с к о т 7 .

–  –  –

Н а протяж ении всего времени турецкого владычества (XV— XIX вв.) в Албании не п р е к р а щ ал ас ь борьба против поработителей .

В восстаниях, крестянских волнениях неоднократно принимали участие ж и тели северных областей, они почти никогда не пропускали турецких с о л д а т в свои горы, не п латили налогов О сманской империи и были о б я­ зан ы ей только военной службой .

Хозяйственная деятельность и быт населения Мирдиты — обширной горной области к югу от р. Д ри н — в общем сходны с жизнью северных горцев, хотя п рирода здесь мягче, чем на севере. В политическом отно­ шении М и рди та з а н и м а л а исключительное положение: во главе ее стоял.дом Гьом арков, или М а р к а г ь о н о в 8 — военно-политических главарей, связан ны х с турецким п р а в и т е л ь с т в о м 9. К концу XIX в. М ирдита пред­ с т а в л я л а собой крупное политическое объединение, в области внутрен­ него сам оу п р ав лен и я практически почти независимое от турецкого п р а ­ вительства .

Все эти обстоятельства привели к формированию двух сравнительно зам кн у ты х групп населения — горцев северных высокогорных районов и М ирдиты,— которые хотя и были политически подчинены Турции и при­ з н а в а л и ее власть, однако сохранили относительную самостоятель­ ность в области сам оуправления, а т а к ж е католическое вероиспове­ дание .

Именно т а м почти до н аш и х дней со хран я л ась р одовая структура

•общества. «Фис» (fis) на ал б ан ском язы ке означает группу родственни­ ков по муж ской линии 10. Н а севере Албании под этим термином пони­ м ается довольно обш и рная группа лиц, ведущих свое происхождение от одного леген дарн ого предка, ж и в у щ и х на одной территории, с в я за н ­ ных определенной системой общественной организации, соблюдающих строгую экзогамию. Н а м п редставляется, что в этом понимании слово «фис» м ож но перевести — « р о д » 11. В условиях турецкого господства родственные объединения о ставались естественными, подсказанными ж и зн ью объединениями, необходимыми д ля защ иты от произвола з а в о е ­ вателей .

П о зж е (в конце XVIII или в XIX в.) бы ла создан а (по всей вер оят­ ности, турецкой администрацией) новая общественная организация, ос­ н о ванн ая на терри тори альном признаке и вы п олн явш ая административ­ но-военные ф у н к ц и и 12: о рган и зац ия б ай р ако в (или флямуров) с б ай р а к т а р а м и (ф л я м у р т а р а м и ) во г л а в е 13 .

Турецкой администрации п риходилось считаться с существующей

•среди горцев родовой структурой. П оэтом у первоначально б ай рак д о л ­ ж ен был объединять часть рода — « К ё т Ь е fisit» (буквально — «нога р о д а » ); практически ж е соотношение фисов и б ай раков оказалось очень слож ны м: крупный род мог в клю чать несколько байраков (Д укагьини), н еск о л ь к о мелких родов объеди няли сь в один б ай р ак (Пульти) или же род соответствовал б ай р ак у (К расничи) .

О р ган и зац и я фисов, их внутренняя ж и зь и взаимоотношения с д р у ­ гими фисам и были основаны на н ормах К ануна Л е к а Д укагьини, и 8 G jo n M a rk, M a rk G jo n — обы чно это им я прои зносится слитно: G jO m ark .

9 В посл ед стви и они переш ли « а с л у ж б у и с о д ер ж а н и е к п р а в и тел ьс тв а м е вроп ей ­ с ки х и м п ери ал и сти ч еск и х го су д а р с тв, им евш их свои политические ин тересы в А лбании, и при их п о д д е р ж к е п о л ь зо в ал и с ь неограниченной вл астью в М ирдите .

10 « F is» часто п е р ев о д я т «род», «гене», «плем я». Д ей ств и тел ь н о, это еди н ствен ­ ный т ер м и н, ко то р ы й о б о зн ач ае т ш ирокую родственную группу — р о д или плем я. В то ж е в р ем я в н а р о д е эти м ж е терм ином о б о зн ач аю т и более узкую родственную группу (См.: С. И с л я м и, С е м ей н ая общ и н а а л б ан ц ев, «Сов. эт н о гр аф и я», 1952, 3, стр. 126) .

1 В и н тересах терм и н ологи ч еской ясности в этом и во в сех подобны х сл у ч аях в

•настоящ ей р а б о те б у д у т у п о т р еб л я ть ся алб ан ск и е терм ины .

12 R r. Z о j z i, K a n u n i i L eke D u k a g jin i..., стр. 33, 36 .

13 B a jra k — по-турец ки, f l a m u r — п о-ал бан ск и, о зн ач ае т «зн ам я»; b a jr a k ta r, flam u rt a r — «зн ам еносец». С реди алб ан ск о го н а р о д а п ри н яты ту р ец к и е терм ин ы «байрак», « б а й р а к та р »., L 56 Ю. В. И ванова именно там, где внутреннее самоуправление не было подчинено турец­ кой администрации, где административные, судебные и военные функ­ ции находились в руках местных родовых старейшин, нормы обычного п рава сохраняли свою жизненную силу. Такими об ластям и являю тся, главным образом Д укагьини, Н икай, М ертури и некоторые другие, где б ай рактары имели небольшой авторитет и были вы нуж дены счи­ таться с родовыми старейш инами 14, и М ирдита, где их роль свелась только к военному р у к о в о д с т в у 15. Там, где п р еж н яя ро д овая ор­ ганизация ст ал а приходить в упадок или совсем п отер ял а свое зн ач е­ ние, б ай р актары — ставленники правительства — сумели зах в ати ть в свои руки общественные функции потерявш их авторитет родовых с т а ­ рейшин. Это имело место, например, в северо-восточном районе страны, н азы ваем ом М ал ьси я э Гьяковэс. Если северо-зап ад А лбании в эконо­ мическом отношении тяготел к городу Ш к о д р е — центру католической культуры Албании, то ее северо-восток был связан с городом Д ьяко в ой (ныне — в пределах Ю гослави и ). Население северо-восточного района (области Красничи и более мелких соседних с ней о б ластей ), а т а к ж е Люмы, примыкающей к М альсии э Гьяковэс с ю га,— мусульмане .

В Красничи обычное право стало терять свою силу значительно р а н ь ­ ше, чем в Д укагьини и Мирдите, так ка к эта местность и сп ы ты вала сильное турецкое влияние; кроме того, там и м елась зн ач ительн ая про­ слойка сравнительно крупных зем левл адельц ев, см ы кавш и хся с т у р е ц ­ кими властями .

Крайние зап ад н ы е области распространения К а н у н а — М ал ь си я э Д еж е с и З а д р и м а — земледельческие районы, заселенны е вы ходцами из разных областей северной А лбании (в п одавл яю щ ем большинстве — католи кам и ), утерявш ими в значительной степени старинные родовые традиции. Здесь не было байраков. П од словом «фис» здесь понимается небольш ая родственная группа, потомки первых переселенцев. Н орм ы обычного права д ер ж а л и сь здесь в той степени, в какой они не проти­ воречили турецким з ак он ам, главны м о б разо м в области семейногобыта, гостеприимства, кровной мести и т. п .

В более развитых экономически и политически и более подчиненных турецкой администрации центральны х и ю ж ны х рай он ах страны, а т а к ­ ж е на северо-западе, в районах, непосредственно п рим ы каю щ и х к Ш кодре, приблизительно у ж е со второй половины XIX в. р а зв и в а л и с ь бурж уазн ы е отношения, уничтож авш ие переж итки ф ео д ал и зм а и р од о­ племенного устройства, а вместе с ними и нормы обычного права .

%Ф Обычное право северной Албании было записано католическим священиком С тефаном Константином Гьечовым (Shtjefen K o n s ta n tin Gjegy, 1874— 1929) в бытность его приходским свящ енником в селах этой части страны 16. Частично эти м атер и ал ы были опубликованы со­ бирателем в ж ур н ал е «НуШ i dritds» 17, а позже, у ж е после смерти соб и ­ рателя, вышли отдельной книгой на албанском язы ке 18 .

–  –  –

Основной текст « К ан у н а Л е к а Д укагьи ни » содерж ит 1263 параграфа и делится на 12 книг: «Церковь», «Семья», «Брак», «Дом, скот, имуще­ ство», «Труд», «Д аяние», «С казанн ое слово», «Честь», «Убытки», «К а­ нун против низости», «Закон ы совета старейшин», «Освобождения и ис­ клю чения» 1Э Внутри к аж д о й книги имеется по нескольку статей .

.

В прилож ении даны «П ри м еры к К ануну Л е к а Дукагьини» (33 до­ кум ен та): записи р азли чн ы х постановлений, составленных на основании традиционны х норм, а т а к ж е конкретные примеры, подтверждающие те или иные п а р а г р а ф ы Кануна .

Книга с н аб ж е н а сл оварем редких слов и выражений. В ней опубли­ кованы т а к ж е воспоминания современников о С. К. Гьечове и его био­ графия .

В р азли чн ы х об ластях Албании, где действовал Канун Л ека Д у ­ кагьини, в силу особенностей хозяйственной и общественной жизни обычное п раво имело свои специфические отличия, порою незначитель­ ные, но в лиявш ие на общий хар актер п равовы х норм, иногда ж е доволь­ но существенные. И з ан ал и за м атериалов, собранных и опубликованных Гьечовым, видно, что они относятся в основном к областям Мирдита, М а л ь си я э Л еж е с, З а д р и м а .

З а п и с ь К ан уна бы ла произведена м еж д у 1896 г., когда Гьечов начал сл у ж б у приходского свящ енника, и 1913— 1920 гг., когда были опубли­ кованы его м атери алы. Н аиб о л ее ранний из документов, помещенных в прилож ении к Кануну, дати рован 1864 г., самый п о з д н и й — 1907 г.; при­ меры, приведенные в приложении, т а к ж е в большинстве случаев д ати ­ рованы 1850— 1920 гг. Таким образом, п одавляю щ ее большинство этих м атер и ал ов приходится на конец XIX — нач ал о XX в. К сожалению, сам со би ратель очены часто у м алч и вает о времени, к которому относится тот или иной п а р а г р а ф К ануна, это затр у д н яет понимание текста и яв­ ляе тся одним из сущ ественных недостатков его книги. Р авны м образом Гьечов о ста вл я ет без внимания многие существенные особенности эко­ номической и общественной жизни различны х областей страны. Особенно это ка сае тся тех норм и обычаев, в которых отраж ен ы социальные отно­ шения. Тем самы м затуш евы вается ф акт неравномерного экономическо­ го общественного и политического развития отдельных районов страны, нашедш ий отраж ен и е в обычном праве, несмотря.на его общую основу20 .

И спол ьзу я книгу Гьечова ка к источник д л я этнографического изуче­ ния северной Албании, н адо иметь в виду и другие ее пробелы .

Гьечов не упоминает о роли турецкой администрации в жизни кре­ стьян северной Албании, у м алч и вает о том, что в равнинных областях страны, а т а к ж е в районе, непосредственно примыкающем к Ш кодре, основную силу в гр а ж д а н с к и х и уголовных делах имело турецкое з а к о ­ нодательство. П р а в д а, п ервая публикация материалов К ануна была сделана в 1913 г., после провозглаш ения независимости Албании (28 н оября 1912 г.), но по существу все они относятся к предш ествую ­ щим десятилетиям, и совсем сбрасы вать со счетов деятельность турецкой администрации нельзя .

Гьечов чрезвычайно слабо р азб и р ал ся в номенклатуре родственных и общественных групп: в зап и сях перепутаны родственные группы, при­ н ад леж ащ ие к отцовской (vllazni) и материнской (gjini) линии родства (§ 19); полностью смеш аны понятия о фисе и байраке, что затрудняет понимание текста (§ 91, 824, 825 и многие другие); очень запутано употребление терм ина k a tu n d (село) .

–  –  –

И все ж е книга «Канун Л е к а Д укагьи ни » яв л яе тся солидным сводом фактического м а тер и ал а о жизни, хозяйственной и общественной д е я ­ тельности албанского крестьянства, о тех правовы х и этических нормах, порядках, обычаях, понятиях, которые соп ровож дали его ж изнь, о се­ мейном укладе, обрядах, религиозных п р едставлениях и многом другом .

Н асто ящ ая раб о та касается' тех положений обычного п р а в а и тех разделов «Кануна», которые хар а ктер и зу ю т общественные отношения в северной Албании во второй половине XIX в.— первой четверти XX в .

* * * Н аиболее древними общественными отношениями, н аш едш им и от­ раж ен и е в Кануне, следует признать те, которые связан ы с эпохой п а т ­ риархально-родового строя .

Основным субъектом права в К ануне выступает «дом» (т. е. сем ья) .

Все поступки человека, все его* заслуги и проступки перед обществом воспринимаются как добро или зло, совершенное домом (семьей) в це­ лом. Д ом отвечает за ка ж д ы й поступок члена семьи (§ 17, 27, 1179, 1187, 1190); семейное имущество — общ ее владение; зар аботк и, подарки всех членов дома идут в общую кассу, расходы, ш тр а ф ы в ы п л ач ивает семья сообща (§ 20, 26, 62, 64); кл я тву д а е т одно лицо з а весь семей­ ный коллектив (§ 558— 564); на сходе, в ополчении, в общ ественны х р а ­ ботах участвует один человек от д ом а (§ 26, 27, 1121, 1216, 1229) .

Х арактеристика отношений внутри североалбанской семьи, д ан н а я в Кануне, несколько противоречива. Это о б ъясняется тем, что в К ануне собран материал, разн ох арактерн ы й к а к по времени происхождения, так и по месту и длительности бытования. К роме того, в семейных о т­ ношениях довольно сильно сказы ваю тся областны е разли чи я, которые зависят в конечном счете от уровня развития производительны х сил .

По всей вероятности, м атериалы, собранные в книге «Семья» (§ 20— 25), относятся к семейной общине и х ар а ктер и зу ю т более ранние, бо­ лее архаические явления, В у казан ное время семейная общ ина со х ран и ­ лась либо в условиях низкого уровня р азви тия производительны х сил, необходимости кооперирования в одном хозяйстве многих рабочих рук, при земельной тесноте, когда р азд ел ы крайне н еж елател ьны (например, в Дукагьини, Никай, М е р т у р и ), либо по причинам не экономического, а общественного хар а к тер а (например, в За д р и м е, где семья не была обеспечена родовой взаимопомощ ью и в з а и м о з а щ и т о й ) .

П а р аг р аф ы 58—63 описывают, очевидно, отношения в малой семье, или у ж е выделившейся из большой семьи, или как-то обособившейся внутри этой большой семьи. Н а появление малой семьи, г л ав а которой одновременно был собственником семейного имущества, у к а з ы в а ю т ин­ ститут исследования, хотя еще и неразвитый (§88— 92, 96, 97, 104), оп е­ кунство (§ 9 3 —95, 98, 116) и право зав ещ ать церкви какое-либо и м у ­ щество, в том числе недвижимое (§ 105— 107, 110— 113, 115) .

В наше время семейная община (или больш ая семья) сплошь и р я ­ дом представляет собою явление вторичное: с течением времени р а з ­ растается в ы д ел и вш аяся из большой семьи м а л а я (отец и н есоверш ен­ нолетние дети); п одрастаю щ ие и вступаю щ ие в б р а к сыновья продолжаю т ж ить и, вести хозяйство совместно с отцом, и после его смерти они остаются в одном доме; старший из братьев становится главой семьи, однако не пользуется у ж е таким н еп ререкаем ы м ав то р и ­ тетом, как о т е ц 21. Это явление у к а зы в ае т на длительный, н ерав н о­ мерный, извилистый путь ф о р м и р о в ан и я малой семьи и частной соб­ ственности .

21 П о полевы м м ат е р и ал а м Р. Зой зи. См.: R r. Z о j z i, K a n u n i i L eke D u k a g jin i..., 1957, стр. 17— 18 .

Обычное право Северной А лба ни и 59 Более широкой группой родственников является влазн ия (vllaznija), что з н а ч и т — братство (от vlla, vllau — б р ат). В л азн и я — это группа семей, о б р а зо в а в ш а я с я, по всей вероятности, в резул ьтате р аспада семей­ ной общины: при р азд ел е общесемейного имущ ества некоторые угодья — пастбищ а, рощи и т. п.— не п о д л еж ат разд ел у, но остаются в пользовании всей группы семей, разош едш ихся от этого очага (§ 6, п. 5). В л азн и я выступает ка к общ ественная единица. Она имеет своего старшего, которого вы зы ваю т на сход села (§ 998), свой сход (§ 993), свое к л ад б и щ е (§ 5); соприсяжников выбираю т из той влазнии, членом которой яв л яе тся человек, привлекаемый к присяге (§ 1053) 22 .

Фис ( f i s ) — ещ е более ш и рокая группа людей, св язан н ая родством по муж ской линии (см. в ы ш е ) .

П рактически Канун не проводит четкой грани м еж д у членами в л а з ­ нии, фиса и других типов родовых подразделений, для него все они — родственники ( k u s h rin ija ). И х хозяйственная общность в ы р а ж а е т ­ ся в п раве преимущественной покупки имущества, особенно н едвиж и­ мости (§ 17, 464—472), н аследован и я (§ 96, 97), выкупа земли, за в е ­ щ анн ой церкви или п одл еж ащ ей конфискации (§ 17, 110), а так ж е в обязан н ости опекунства (§ 93— 102, 116) .

Все эти порядки — о траж ен и е очень древних отношений, когда хо­ зяй ств ен н ая и общ ественная ж и зн ь протекала в р ам к ах родственного кол л ектива и личность из этого коллектива не выделялась. П од д ерж и ­ в а л а с ь эта система строгой экзогамией, распространявш ейся на лиц, не только состоящ их в реальн ом родстве (§ 39, 697), но и на связанных кумовством (§ 39, 706, 707, 708, 710) и побратим ством (§ 704) .

О днако ко времени записи К ан ун а система родственных связей ока­ з а л а с ь обременительной. Н аметилось, например, стремление родствен­ ного коллектива уклониться от ответственности по д ел ам кровной мести и сберечь свое имущество: в области Ш а л я в 1907 г. было вынесено по­ становление, согласно которому в н ак а зан и е за крупное правонаруш е­ ние м ож но сж ечь только дом самого виновника, но отнюдь не дома родственников, к а к это следовало бы по К а н у н у 23. Ещ е более в ы рази­ тельно стремление уничтожить право преимущественной покупки и п родавать недвижимость, особенно пахотную землю, не ближайш ему родственнику, а тому лицу, которое п ред лагает большую ц е н у 24 .

С огласно зак о н у гостеприимства (ст. 96— 98, 115, § 602—666, 802, 803), к а ж д ы й человек д о л ж ен охран ять безопасность и имущество л ю ­ бого лица, н аходящ егося под крышей его д ом а (д а ж е своего кроцника) .

В то ж е врем я хозяин отвечает за все проступки гостя вплоть до того, что берет на себя кровь, пролитую гостем. П р е д а ть гостя (если хозяин допускает убийство гостя и оставл яет его неотомщенным) — самый т я ­ желый, самый позорный проступок д ля албанского горца. Эти понятия ъ почти нетронутом виде сохранялись в северных горах до недавнего в р е м е н и 25 .

В классовом обществе, там, где оставались еще в силе значительные элементы п атри архальн о-родовы х порядков, кровная месть п р о д о л ж а л а сущ ествовать, од нако в ней н аш л и отраж ение изменившиеся условия социальны х и экономических отношений. По Кануну, кровная месть за убийство (независимо от причины, вызвавшей его) 2 постигает ка к не­ (i 22 Х ар ак т ер и ст и к а в л азн и и, д а н н а я в К ануне, п о д тв е р ж д ае тс я пол евы м и м а т е р и а л а ­ ми а в т о р а : дн евн и к 1956 г., стр. 85, 87, 88, 96, 116, 142, 187, 191, 218 .

23 « S h e m b u j пё к ап и п 1ё Ь екё D u k a g jin it», в кн.: « К ап и п i Ь е к ё D u k a g jin it, S hkoder, 1933, стр. 127. В М ертури з а те три д о м а (преступни ка и д в у х его р о д ств ен н и к о в), к о ­ торы е п о д л е ж а л и с о ж ж ен и ю, м ож н о бы ло вносить д ен еж н ую ком пенсаци ю (П олевой д н ев н и к а в т о р а, 1956 г., стр. 182) .

24 П ол евой д н евн и к 1956 г., стр. 114— 115, 204, 255, 256, 261 .

25 Т ам ж е, стр. 122, 175, 227 .

26 З а исклю чением сл у ч ая м щ ени я кровью за кровь, кото р о е я в л я ет ся обязанн остью мстителя .

60 Ю. В. И ванова посредственного убийцу и его родовую группу (§ 151,842,909— 919,925— 927, 944— 949), так и соучастников убийства (§ 251, 824—832, 838— 840, 850). Объект кровной мести — группа родственников убийцы (п о д р а зу ­ меваются мужчины всех возрастов вплоть до грудного ребенка, § 896, 897, 900). Определение состава этой группы ответчиков по кровной мести довольно затруднительно, т а к как этот состав и зм ен ялся с тече­ нием времени. К р овн ая месть первоначально ох в аты вает весь род; с распадом первобытно-общинных нач ал появляется возмож ность акта кровной мести внутри рода, м е ж д у отдельными родственными гр у п п а­ ми, например м еж д у двум я влазн иям и, «родственниками, от одного огня разделившимися» (§ 860). В классовом обществе, когда не только хо­ зяйственной, но и общественной единицей становился «дом», т. е. семья, дальнейшее сужение круга ответчиков приводит к тому, что месть р а с ­ пространяется только на членов семьи убийцы 27. В это время в отнош е­ ния кровной в р аж д ы могли вступить и близкие родственники: дом про­ тив дома. Такой случай у к а за н самим Гьечовым (§ 651). С лучаи возникновения кровной в р а ж д ы м еж д у д вум я родственными дом ам и — членами одного фиса, одной влазнии и еще более мелких родственных группировок записаны нами в Сеси, Ш ал я, Красничи, М и р д и т е 28. Эти факты у казы в аю т на глубокий р ас п а д родовых связей .

Ко времени записи К ануна в северной А лбании у ж е прочно у ста н о ­ вился порядок композиции — уплаты материальной компенсации, т а к называемой «цены крови» (к а к за убийство, т а к и за р ан ен и е). Она имела строго установленный денежны й эквивалент, но в ы п л ач и в ал ась скотом, землей, оружием, реж е — д еньгам и (§ 496, 881, 832, 893, 895,, 906, 908, 935, 937, 951, 957, 1156) .

Таким образом, обычай кровной мести в п равовы х н о р м ах северной Албании характеризуется чертами, свойственными обществу, где сущ е­ ствуют торговый обмен и денеж ны е отношения, где кровомщ ение см е­ няется выкупом, за которым следует примирение в р а ж д у ю щ и х сторон .

Социальное расслоение еще не отразилось на размерах, выкупа: за убийство любого человека установлена о д и н ак овая сумма. Н е р а в н о ­ правное общественное полож ение ж енщ ины в ы р а ж а е т с я в том, что»

выкуп за,ее убийство вдвое меньше, чем за убийство мужчины .

Яркую социальную окраску имеет тот факт, что старш и н ская в е р ­ хушка общества и звл е к ал а д ля себя из древнего родового института кровной мести м атериальную и политическую выгоду. Д л я р а з б и р а т е л ь ­ ства дела, установления р азм ер а композиции и соверш ения церемонии примирения кровников выбирали посредников и поручителей; ими были «старики» (плечьт), старейшины. З а к а ж д о е убийство, помимо ком пен­ сации пострадавш ем у дому, взим ался ш траф скотом в пользу байрака, практически — в пользу глав родов и б а й р а к т а р а 2Э В М и рди те .

сверх того уплачи вал ся ш траф в разм ер е 500 грошей дому Г ь о м ар к а (§ 957) .

В Кануне подробно изл ож ен а б е с а 30 кровной мести — устное о б я з а ­ тельство со стороны д ом а убитого, освоб ож д аю щ ее кровников на оп р е­ деленный срок и при определеных условиях от угрозы мщ ения (§ 854— 878), а так ж е «беса скота и ч аб ан а» (§ 874— 885), котор ая р е г у л и р о в а ­ ла взаимоотношения м еж д у д вум я б ай ракам и ; возмож но, это — п ере­ житок древнейших м еж родовы х отношений, средство у р ег у л и р о в а н и я конфликтов меж ду родами .

–  –  –

Г р а б е ж скота (p reja), т. е. самовольный з а х в а т чужого скота одним л иц ом или группой лиц,— это средство самообороны, средство за с т а ­ вить противную сторону выполнить какое-нибудь обязательство, удовле­ творить какое-либо требование (например, признать границу между с елам и, б ай ракам и, вернуть похищенное имущество и т. п.) .

К ро вн ая месть, гостеприимство, беса, гр аб еж скота — все эти поряд­ ки сл ож и л и сь в условиях родового строя, в условиях межродовой в р а ж ­ д ы и п р о д о л ж а л и сущ ествовать в классовом обществе, в котором сохра­ нял и сь ещ е сильные элементы патриархально-родовы х отношений .

* * В ременны е н ап л астован и я отчетливо заметны в тех частях Кануна, которы е касаю тся внутреннего самоуправления фиса, влазнии, байр ак а .

В этой системе самоуправления еще сохранились следы д ем ократи ­ ческого уп равлен ия п атри архальн ой родовой общиной. Известно, что родовую общ ину в эпоху патриархально-родового строя возглавлял, как правило, г л ав а старш ей в роде семьи; главы других семей или родовых подразделений составляли совет рода. Н аиболее важ н ы е вопросы р еш а­ лись на общ ем сходе всех взрослых м у ж ч и н 31. Именно эти элементы мы встречаем и в северной Албании: гл аву рода (kreu е fisit, plak i fisit), главы родовых подразделений (krenet 1ё m edha и др.), кувенд (kuvend) — сход всех взрослы х мужчин. Но под этой демократической оболочкой в ы зревал и у ж е элементы классовых отношений. Гьечов з а ­ п исы вал нормы К ануна в этот критический период .

Сход (kuvend) относится к явлениям, возникш им еще в развитом родовом обществе и бытующ им в изучаемый период в силу своеобраз­ ных условий общественной жизни. Этому способствовала, несомненно, и орган и зац и я байраков, так ка к основным органом самоуправления б ай р ак а, к а к и рода, был сход .

П он яти я пари (pari — первые) и плечьт (ipleqt — старики) в Кануне разграничены нечетко и во многих случаях совпадаю т. Ф ормально го­ воря, к пари п р и н ад л еж а л и главы рода, главы определенных домов, а именно «первого» (старш его) д ом а в родовых подразделениях — в л а з ­ нии и д р у г и х 32, командир друж ины (d jalm n i). Звание пари было на­ следственным и приобреталось по праву первородства. К этой ж е катего­ рии лиц следует присоединить и б ай р ак т а р а. Хотя появление этой фигуры св язан о с иными историческими событиями и относится к гораз­ до более позднему времени, чем пари, но в описываемый период его роль в общественной жизни, в частности участие в совете и суще, была очень б ли зк а к деятельности пари. Под плечьт подразумеваются как все эти перечисленные лица, т а к и старики, мудрые мужчины, знающие законы и умею щие их то лковать и привлекаемые к разбору тяж б, р а з ­ делов семейного имущества, различны х спорных дел .

Все р азд ел ы К ануна, касаю щ иеся плечнй ( p l e q n i ) — совета старей ­ шин (§ 991 — 1033), о т р а ж а ю т старинные традиционные нормы обыч­ ного п р а в а 33. В них резким диссонансом врываются те п араграф ы, ко­ торые говорят о монополии знатного сословия на участие в совете, судах и т. д. (§1033), о материальной выгоде, извлекаемой старей ш и на­ ми при исполнении судебных функций (§1026— 1030). Известно, что судьи часто сами зап уты вали дело, чтобы затянуть врем я и получить

–  –  –

побольше в о з н а г р а ж д е н и я 34. С ам Гьечов признает, что бы вали случаи неправильного лицеприятного решения суда старейшин (§1038— 1042, 1176). О засильи знати в судах старейшин говорят и сообщения наш их информаторов, относящиеся приблизительно к тому ж е времени, что и записи Гьечова: «Плечьт выбирались по большей части из п а р и » 35;

«плечьт всегда были одни и те ж е люди, другим они не позволяли вы ­ полнять это д е л о » 36. Если ж е незнатных мужчин п ривлекали к р азб о р у каких-либо споров, они за этот труд получали меньшую плату, чем «м о­ нополисты» этого д е л а 37 .

Гьечов, перечисляя п р ава и обязанности главы рода (ст. 151, .

§ 1146— 1160), характери зует его ка к первого среди равн ы х своих со­ родичей. О д н ако в действительности это было дал еко не так. Ш т р а ф ы, в зим аем ы е за различные уголовные преступления, которые н о м и н аль н о, по Кануну, идут в пользу б ай рака, в действительности д ел ят м е ж д у со­ бою вожди родов, с т а р ей ш и н ы 38. Хотя Гьечов и д ек л ар и р у ет экономиче­ скую независимость плебса: «В огьлйя родов не о б я з а н а ни г л а в а м ро­ дов, ни двери Г ьом арка [давать] десятину в налог» (§ 1160), но тут ж е сообщает, что в М альсии э Гьяковэс старейшины имеют право на л и ш ­ нюю очередь пользования оросительной канавой, кроме той, какую они им ей т наравне со всеми домами. Это значит, что старейшины, исполь­ зуя свое долж ностное положение, узурп ировали п р а в а общины, з а х в а ­ тили большую долю при использовании общинной собственности .

Представители пари имеют более солидный общественный вес, чем рядовые общинники: если старейшин б а й р а к а просят выступить в к а ч е ­ стве соприсяжников, голос одного из них п рир авн и вается к голосам:

12 соприсяжников (§ 1049, 1223) .

Ко времени Гьечо.ва этот привилегированны й слой был у ж е д о с т а ­ точно четко оформленным.

Все п а р аг р а ф ы, касаю щ иеся вогьлии и:

стерплечьт (§ 1004— 1008, 1010— 1012, 1014, 1106— 1111, 1156— 1166, .

1176— 1178), красноречиво говорят об этом. Вогьлйя (vogjli) 39 — этомасса простого народа, который участвует в общем сходе. В огьлйя п р я ­ мо противопоставляется старейш инам: она мож ет не согласиться с их решением, потребовать пересмотра д ел а на суде и т. д. В заи м о отн о ш е­ ния между аристократией и простым н ародом х а р а к тер и зо в ал и сь порой весьма острыми конфликтными с и т у а ц и я м и 40 .

И з рядов вогьлии, «младших», плебса, выходили аренд ато ры — и зд о л ь ­ щики з е м л и 41, рабочего скота ( в о л о в ) 42, наемные работники, пастухи, .

отходни ки 43. Именно они брали у местных «крепких хозяев» деньги к зерно под высокие проценты 44 .

Очевидно процесс расслоения о бщ ества на эксп л у ататор ов и эксплуатируемы х заш ел уж е далеко, если простой лю д о к а зы в а л сопро­ тивление плечьнй, прибегая к помощи стерплечьт (sterpleqt) 45 — группы лиц, избираемой из среды вогьлии д ля проверки реш ения плечьнии:

(§ 1168— 1170) .

–  –  –

Н а д о иметь в виду, что в горах имущественное неравенство было в ы р а ж е н о менее резко, чем на равнине, где существовали крупные (сравнительно с горными районами, хотя и гораздо меньшие, чем на юге страны ) зем ельны е вл ад ен ия и где особенно были развиты издольщина и батрачество .

Если в п атр и архальн о-родовом обществе главенство принадлеж ало старш и м по возрасту, то в эпоху ск лады в ан и я классовых отношений оно переш ло к определенной группе, внутри которой по наследству от отца к сыну п ереходят ком андны е должности. Чисто условные н азвания соци­ альны х групп, фигурирую щ ие в Кануне, о т р а ж а ю т былое реальное поло­ ж ени е веще: pleqt — старики, старш и е старейшины — ныне это у ж е представители более богатых, более сильных и влиятельны х семей, ро­ д овы х подразделений, родов и т. д.; vogjli — младшие, меньшие — бед­ нота, простолюдины, плебс. В некоторых местах ка к синоним вогьлии употр еб л ял и термины djalm ni (п арн и ), rinija (м оло д еж ь), populli (н арод) 46 .

* * * Противоречивость К ан уна — сочетание д екларативн ы х заявлений о равенстве всех людей перед законом, независимо от социального по­ л ож ен и я, с фактическими сведениями о реальном неравенстве — н аи бо­ лее ярко о тр ази л ас ь в п ар а г р а ф а х, посвященных дому Гьом арка (ст. 150, § 1126— 1145 и многие другие) .

В л асть Г ьом ар ков в М ирдите основы валась на народной традиции, согласно которой Г ьом арки п р и н а д л е ж а т к дому Л ю ли (L u ll), основан­ ному, по преданию, Л ю л и Д укагь и н и (Luli D u k a g jin i), сыном П а л я ( P a l) Д у кагьи ни, политического д еятел я эпохи С кандербега 47. Г ьо м ар­ ки, в л асть которых уходила корнями в родовые традиции, у ж е сломали эти традиции, выделились из среды общинников-сородичей, подчинили их себе экономически и политически и распространили свое влияние на политический союз неродственных байраков .

П р а во в о е полож ение д ом а Г ьо м ар к а в среде сородичей двойственно .

С одной стороны, он все еще считается якобы обычным членом общины: в случае его вины он «отвечает по Кануну» (§ 350, 1012, 1014, 1140, 1141, 1156, 1229, 1233). Н о эта иллю зия равн оправи я тут ж е р а з ­ руш ается: оказы вается, что на практике этот дом недосягаем д ля суда К ануна. Более того, дом Г ьом арка, я в л я я с ь высшей судебной инстан­ цией, сам диктует свою волю суду старейшин: «дом Гьом арка, является основой К ан уна» (§ 1126, см. т а к ж е § 1131, то ж е в § 1035, 1038, 1041, 1043). Во в р ем ен а Гьечова турецкое правительство назначило М арк Гьон М арк и (Г ьо м ар к ) паш ой Мирдиты, вы п лачивало ему ж алов ан и е и с н аб ж а л о о руж и ем его друж ину. Это д а в а л о ему возможность уд ер ж и ­ вать военной силой в повиновении подчиненные ему байраки, а так ж е в ыкачивать большие доходы от населения. В его казну поступали все­ возможны е ш траф ы, в зим аем ы е с народа (§ 27, 592, 957, 1199) 48. Д ом Г ьом арка был главны м ростовщиком в М и р д и т е 49 .

Д о сих пор речь ш ла в основном о тех областях северной Албании, где в той или иной степени сохранялись патриархально-родовы е отно­ шения, в частности, довольно компактное расселение родовой группы на одной территории .

Среди областей северной Албании, где действовал Канун Л ек а, были и такие, где принцип расселения по фисам был у ж е утрачен. К ак

–  –  –

результат различных перемещений и перем еш ивания населения (г л а в ­ ной, но не единственной причиной которых было турецкое зав о ев ан и е), определенные местности о казы вал и сь заселенными лю дьм и различного происхождения, неродственниками. Этот факт, а т а к ж е ослабление з н а ­ чения кровного родства в процессе социально-экономического р азви тия привели к возникновению новой формы общественного быта — сосед­ ской (в данном случае — сельской) общины. Среди тех областей, где действовал Канун Л ек а, сельская общ ина наиболее х а р а к т е р н а для Задримы. Есть основание предполагать, что все или почти все м а т е р и а ­ лы нашего источника, х арактер и зую щ и е присущий сельской общине дуализм (одновременное сущ ествование частной и общинной собствен­ ности), относятся к Задри м е .

Большую роль в общественной и экономической ж изн и и г р ал а к а ­ толическая церковь. Она в зи м а л а с населения десятину (§ 9 ), разн ы м и путями сосредоточивала в своих р уках зем ельны е владения: отдельные лица, например, могли за в е щ а т ь церкви землю или какое-либо другое имущество (§ 2) 50. В этом случае церковь всту п ал а в борьбу с п р е ж н и ­ ми йорядками, основанными на н еотчуж даемости зем ли из в л ад ен и я рода (§ 105— 107, 110— 113). В пользу церкви отч ислялась часть ш тр а ф а, взимаемого с преступника в пользу б а й р а к а (§ 2). И н огда свящ енники сдавали церковную зем лю в а р е н д у 51, но чащ е эту зем лю о б р а б а ты в а л и наемные работники из бедняков. Священники зачастую яв л я л и сь и рос­ товщиками 52 .

Авторитет церкви был особенно велик в деле примирения кровн и ­ к о в — гораздо выше, чем в ласть турецких ч и н о в н и ко в 53 .

Канун за щ и щ а л имущество и честь церкви. З а серьезное о ск ор бл е­ ние, нанесенное церкви и священнику, преступник н а к а зы в а л с я с о ж ж е ­ нием дома, изгнанием, а иногда и смертной казнью с конфискацией имущества в пользу церкви (§ 17). З а к р а ж у в церкви или в доме с в я ­ щенника вор о б л а гал ся в пользу церкви и б а й р а к а ш траф ом, р азм ер которого был наивысшим, допускаемы м К ануном (§ 17, 498) .

Таким образом, в деле н акопления богатства сл уж и тели церкви со­ лидаризировались с родовой аристократией, вместе с которой п р о б и в а­ л и себе путь к новым общественным порядкам, хар а ктер н ы м д л я к л а с с о ­ вого общества .

«Старый К анун,— ка к и в последнее врем я во многих сл уч аях,— не знал цены в деньгах...» (§ 492) .

Гьечов не уточняет, какое врем я понимается под словами «старый Канун»; во всяком случае речь идет о времени, более раннем, чем к о ­ нец XIX в. Во времена ж е Гьечова деньги у ж е прочно вош ли в х о зя й ­ ственную деятельность крестьян. Д ен еж н ы е суммы фигурирую т во всех ш трафах, композициях и других п ла теж а х, в понятии «семейное и м у ­ щество» (§16,43, 44, 55, 69, 319, 325, 484, 514) .

Однако крестьяне дал еко не всегда расп о л агал и наличными д е н ь г а ­ ми, и во времена Гьечова еще широко действовал старинный порядок расплаты по имущественным о б язател ьствам «вещь за вещ ь» (§ 493— 497, 804, 807, 1171 — 1175). Конкретные примеры, приводимые Гьечовым, почти всегда ука зы в аю т на смешанный х ар а ктер ш траф ов: и натурой, и деньгами (§ 16, 17 и многие другие) .

Очень важ ен вопрос о наличии ростовщического капи тал а. Ш естую книгу «Кануна» Гьечов начинает с категорического утверж дения: « К а ­ нун знает простой заем: сколько получил, столько д о л ж ен отдать»

(§ 500). Но в примечании к этой ж е статье (ст. 82) говорится, что это

–  –  –

В наши дни б ла го д а р я неустанному труду нескольких поколений археологов и историков з а г а д к а о б наруж ен н ы х в прош лом веке з н а м е ­ нитых родезийских руин З и м б аб в е мож ет считаться р азреш енной. Б ез сомнения, величественные, искусно сложенные без известкового р аство­ ра стены большого Зи м бабве, Д х л о -Д х л о, К хами, М апунгубве, Р у з а п е н сотен других руин африканского м еж д уречья были со зд ан ы рукам и местных жителей — бушменов и банту В создании культуры м еж д уречья особенно велика роль народ о в банту. Ещ е зад олго до появления здесь европейцев банту, м а к а р а н г а и розви из группы м аш она создали мощное объединение племен м е ж ­ дуречья, известное в эпоху позднего средневековья под именем «и м ­ перии», или «королевства» М ономотапа. Ж и в ш и е здесь племена б у ш м е­ нов сыграли большую роль на раннем этапе р азви тия культуры З и м ­ бабве; кроме того, они, несомненно, участвовали в создании такогопамятника, ка к М ап ун губве и некоторы х других .

В настоящее время этнический состав м еж д у речья существенно и з­ менился.' П р а в д а, маш она по-прежнему — одна из основных групп н а ­ селения, но за п а д н а я часть района засел ен а м игрировавш им и сю д а в XIX в. м атаб ел е из группы нгуни. Исчезло вытесненное банту или смеша;вшееся с ними бушменское население .

Связь общ ества М ономотапы с культурой З и м б а б в е долгое в рем я подвергалась сомнению. Расистски настроенны е исследователи не счи­ тали возм ож н ы м отож дествлять культуру З и м б а б в е с « в ар в ар ск и м государством» негров — Мономотапой. О д н ако д ан ны е современной науки свидетельствуют об обратном. Соответствие м атери альн ой к у л ь ­ туры З и м б аб ве исторически известному общ еству М ономотапы, з а к о ­ номерность и необходимость возникновения цивилизации З и м б а б в е Мономотапы в аф риканском меж дуречье становятся очевидными при анализе общественных отношений у банту Мономотапы .

Проблема общественных отношений в М ономотапе до н астоящ его времени специально не р ассм атри в ал ась. Д л я большей части б у р ж у а з ­ ных исследователей З и м б аб в е характерен эклектизм в оценке об щ е­ ства Мономотапы. Такие ученые, ка к Кэтон-Томпсон, Ш ебеста, Вишхофф, Шофилд, С амм ерс и др., то и з о б р а ж а ю т М оном отапу в виде варварской страны, то модернизирую т ее и п р и д аю т ей черты аб со­ лютной монархии. Оценка уровня разви тия п роизводства, социальное

–  –  –

расслоение — все это остается вне поля зрения данны х исследователей .

Н еразб ор чи вость в терминологии еще более затем н яет содержание редких у этих авторов экскурсов в область общественных отношений .

Основные источники при изучении хозяйства и общественных отно­ шений в средневековом м еж дуречье — это дан ны е археологических раскоп ок и письменные свидетельства арабских и главны м образом п ортугальских авторов интересующей нас эпохи. Однако, если архео­ логические м а тер и ал ы обильны и охватываю т весь период времени, то письменные данны е крайне ф рагм ентарны и относятся в основном к XVI— XVII вв. Только дополняя письменные сведения данны ми архео­ логии, мож но воссоздать более или менее цельную картину хозяйства и общественных отношений средневекового междуречья .

Основным занятием аборигенов африканского междуречья в X V I— XVII вв. было сельское хозяйство. Главную роль играло зем ле­ делие.

П ортугальский миссионер Сантуш, оставивший нам капи таль­ ный тру д п о истории Восточной Эфиопии, писал о ж и телях Квитеве:

«О хота д ает им часть пропитания, но просо и рис — их основная п и щ а » 2. Единственной повинностью, нал агаем о й «королем» на абори­ генов, С антуш н азы в а л выполнение полного цикла земледельческих работ на сп ециально оставленном д л я «короля» поле. Несколько ниже он говорит о том, что сборщики дани с д а в а л и в королевские склады рис и просо 3. К ром е возделы ван и я злаков, аборигены, по свидетельству того же автора, в большом количестве с а ж а л и плодовые деревья, а в районе С оф ал ы зан и м ал и сь и в ы р ащ и вани ем сахарного т р о с т н и к а 4 .

О доминирую щ ей роли зем леделия свидетельствуют многочислен­ ные находки ж е л е зн ы х мотыг и зернотерок в слоях культуры З и м б а б ­ ве X V I— XVII вв., а т а к ж е широкое распространение различных, с в я ­ зан н ы х с зем леделием сооружений этой эпохи,— ирригационных к а н а ­ лов и колодцев, зем ледельческих тер рас и зернохранилищ .

Особенно интенсивно зем леделие было развито в районе Иньянги, где склоны холмов покрыты тер расам и на площ ади более чем в 10 тыс. кв. км. Археологи о б наруж и ли здесь семена основных афри­ канских зл ак ов и различны е плодовы е деревья. Террасы подобного типа были об наруж ен ы на холмах Больш ого Зим бабве. По лЛению К р оуф орд а, террасы о б р аб ат ы ва л и с ь пять-шесть сезонов подряд, после чего приступали к об раб отке нового участка. Таким образом, здесь име­ л а место сво ео б р азн ая п ер ел о ж н ая с и с т е м а 5 .

Об огромном значении зем леделия в стране м акаран га свидетель­ ствуют и н азв ан и я сезонов по ц иклам земледельческих работ. М ануэль Б а р р е то писал в 1667 г., что весенний сезон (август — октябрь) н азы ­ в ал ся docrinco или c h i r i m o — сезон рыхления п о чв ы 6 .

Р азв ед ен и е д ом аш ни х ж ивотны х в целом имело вспомогательное значение. Но в междуречье, по-видимому, были области более высоко развитого скотоводства. Сантуш говорит, что туземцы А бутуа не дэ« бывали золото «...из-за того, что они сильно зан яты выращ иванием с к о т а » 7. Аборигены разводили длиннорогий скот, ка к это видно по

–  –  –

изображениям на фрагменте каменного блю да, найденного близ Б о л ь ­ шого З и м б а б в е 8. Фигурка быка, н айденная в Б а м б а н д ь я н а л о, и и зо­ бражение ритуальной сцены на упомянутом блюде свидетельствуют о значительной древности разведения д ом аш ни х животны х в м е ж д у ­ речье .

Важную роль в жизни аборигенов м еж д уречья и г р ал а охота, покры ­ вавшая недостаток в основных п родуктах питания. С антуш писал, что охота была любимым занятием каф ров (та к н азы ва л он ж ителей м е ж ­ дуречья). Он описывал торжественный церем ониал королевской охо­ ты и укорял каф ров за то, что они,при своей бедности зан и м аю тся охотой, предоставив обраб о тку полей ж енщ ин ам. В XV— XVII вв. в междуречье еще не заверш илось отделение рем есла от сельского х о ­ зяйства. Каменное строительство, р азр а б о т к а рудных богатств, п роиз­ водство керамики, изготовление прочей дом аш ней утвари и части о р у ­ дий осущ ествлялись руками общинников но мере надобности. Об этом свидетельствует многообразие форм поделок, отсутствие клейм на к е р а ­ мике и пр .

Однако некоторые виды производства, преж де всего в ы п л ав к а ж е ­ леза* и кузнечное дело, сосредоточивались в р уках особых сп ец и ал и ­ стов. Н а своеобразное полож ение кузнецов в средневековом м е ж д у ­ речье указы в ает ряд сохранивш ихся до конца XIX в. религиозных обрядов и отношений среди б ал ем б а — небольшой этнографической группы междуречья. Б ал е м б а, говорящ ие на язы ке бавенда, и зд а вн а зан и м ал и сь кузнечным ремеслом, тайны которого п еред ав ал и сь от отца к сыну. Они составляю т эндогамную группу и имеют своего вож д я, Несмотря на то, что ж ивут отдельными семьями и группами среди д р у ­ гих народов 9 .

Вишхофф об наруж и л ряд круп н ы х центров по вы п лавке ж е л е за .

Золой и ж елезны м ш лаком бы ла покры та вся внутренность руин Б у к ­ ве за р. Тегвани. Особенно крупный металлургический центр был у ны­ нешней фермы Г арп ер а (Ю ж н а я Р о д е зи я ), где сохранилось от 20 до 30 домниц. В данном районе находились з а л е ж и м а р га н ц а с высоким содерж анием ж е л е за 10 .

Наличие специалистов высокой кв ал и ф и кац и и необходимо д л я п ро­ изводства ювелирных изделий тонкой художественной работы. П ри раскопках М а п у н г у б в е 1 и в других местах о б н ару ж ен ы за м е ч а т е л ь ­ ные ювелирные поделки .

В М ономотапе вы раб а ты в ал о с ь значительное количество х л оп ч а­ тобумаж ны х тканей. Об этом свидетельствую т ш ирокое р ас п р о с тр ан е­ ние хлопчатника в средневековом меж дуречье и частые находки п р я с ­ лиц, сделанных из черепков керамической посуды. П р я сл и ц а в ст р еч а­ ются н а всей территории Ю жной Родезии и долины Лимпопо вплоть до Зоутпанобергских гор 12 .

По данным Антонио Ф ернандеса, около 1514— 1516 гг. одна из областей меж дуречья — М озиба — производила ткани в таких р а з м е ­ рах, что д а ж е экспортировала их в М о н о м о т а п у 13. В озмож но, что в Мозибе ткачество сосредоточивалось в р уках особой группы сп ец и ал и ­ стов, однако это лиш ь предположение .

В целом хозяйство средневекового м еж дуречья имело н атуральн ы й характер. Б о л ьш ая часть населения д о вол ьств ов ал ась предм етам и п ер­

–  –  –

вой необходимости собственной выделки. Путем обмена приобретались л иш ь изделия из ж е л е з а и ввозившиеся,в м еж дуречье из других стран стеклянные бусы, фаянс, фарф ор, цветные ткани, но б ольш ая часть этих товаров бы ла предметом роскоши. О неразвитости обмена свиде­ тельствует отсутствие устойчивого всеобщего эквивалента .

Описанный нами хозяйственный у к л ад слож ился в XV—XVII вв .

в эпоху расцвета державы, м акар а н га, когда М ономотапа была н аи бо­ лее сильным политическим образованием м еждуречья, а язы к чикаран га — наиболее распространенны м там я з ы к о м 14 .

П рои зводство ж е л е за, керамики и каменное строительство ух од ят своими корням и в более отдаленные времена, возникнув на з а в е р ш а ю ­ щем э тап е ю ж н о аф р и канского неолита в VI — VIII вв. н. э. Ткачество хар а ктер н о лиш ь д л я эпохи каран га (X — XVII в.). П рясл иц а отсут­ ствуют на раннем этапе ж елезного века междуречья, в слоях со ш т а м ­ пованной керамикой .

Основной тенденцией развития хозяйства междуречья от неолита к развитой культуре ж е л е за М ономотапы было постепенное уменьше­ ние значения охоты и развитие интенсивного мотыжного земледелия .

Последнее было у ж е значительно разв и то в эпоху раннежелезных культур — Д оли н ы Лимпопо, З и у а I и II (на Иньянге) и П ика Л е о п а р ­ д а (на К хам и ) 15. Д л я этой эпохи х ар а ктерн а и значительная роль ж ивотноводства, о чем свидетельствует ан али з костных остатков, про­ веденный Р. С ам м ерсом на И ньянге 16 .

Экономический строй обществ м еж дуречья совершенно не исследо­ ван. Д а н н ы е по этому вопросу чрезвычайно скудны, и нам следует ограничиться л и ш ь некоторыми д огадкам и .

Сочинения португальских писателей полны н ап ад о к на «прирож­ денную леность» обитателей меж дуречья. «К аф ры бездельники и враги работы, они стр е м ятс я найти земли, на которых в изобилии и с лег­ костью мож но черпать продукты питания...», писал Сантуш. «Их при­ род ная леность — причина, вследствие которой они предпочитают пре­ бы вание в лесах и за р о с л я х пребыванию в п оля х ради устранения нуж ­ ды... Они д ел аю т свои хижины и ж и в ут в них ка к глупые дикари; и к а к только они начинаю т испытывать нужду, они стремятся разбить свой л а г е р ь в каком-нибудь другом месте...» 17 П ортугальский историк не понимал сущ ества экономического строя и хозяйственного у к л ад а междуречья, принципиально отличных от р а з ­ витого феодального хозяйства П ортугали и. Р а зн и ц а усугублялась со­ хран и вш им ся в м еж дуречье разделением труда по полу. С антуш а удив­ ляло, что все полевые работы в Квитеве выполняю т женщ ины, а «...муж­ чины скитаю тся поблизости, п р ед л а г ая д р у г другу дичь, рыбу, и живут весело» 18 .

Д е л о в том, что хозяйство аборигенов меж дуречья не было еще то ­ варным ; более того, оно еще сохраняло некоторые черты ушедшего в п ро ш л о е потребительского типа хозяйства. Производство у них осу­ щ ествл ял ось трудом отдельны х п атр и ар х ал ь н ы х больших семей с м а ­ теринским счетом родства и велось в р а м к а х соседской общины — де­ ревни, при сохранении р азд ел ени я т р у д а по полу и возрасту. Подобный тип хозяйства до недавнего прошлого со х ран я л ся у ю ж ны х банту 19 .

М уж чины у х а ж и в а л и за скотом, д ел ал и деревянные сосуды, охоти­ лись. Ж е н щ и н ы зан и м ал и сь моты жны м земледелием и производством

–  –  –

керамики. Наиболее сложные работы производились всей общиной во главе с вождем деревни. М ан уэл ь Б ар р е то описал добы чу золота в стране макараяга. «Бесчисленное множество каф ров с их ж е н а м и и детьми собираются к месту, которое они избрали, чтобы открыть шагопdos (шахты); во ж д ь каж д ой деревни образует отдельную партию со своим народом»,— писал Б ар р е то 20. П олученное золото делилось между всеми общинниками: «Всякий получает четыре или пять зерен золота, это — бедное и нищенское зан яти е»,— сообщ ает де К о н т о 21 .

Община, ка к экономическая единица, несла в пользу в о ж д ей союзов племен различные повинности и тяготы, во зл агае м ы е на нее. Выше у ж е говорилось, что в каж д ой каф рской деревне оставляли сь специальные участки, урож ай с которых шел «королю» Квитеве .

К сожалению, в источниках нет сведений о хар а к тер е собствен­ ности на землю, но в связи со всем излож енным мож но полагать, что зем ля была в собственности общины. Безусловной коллективной соб­ ственностью были леса, пастбищ а, богатые золотом земли и пр .

Однако община была у ж е затрон ута р азл ож ен и ем и х а р а к т е р и з о ­ вал ась значительным имущественным расслоением. У равнительное р а с ­ пределение продуктов д ав н о отошло в прош лое. Ж и л и щ е и д ом аш н я я утварь, оружие, украш ения и о д е ж д а свидетельствуют о разн и це в имущественном положении общинников .

Особенно характерн ы резкие разли чи я в одежде. Они были столь устойчивы, что начинали п риобретать у ж е сословный х ар актер. О т д е л ь ­ ные виды одежды могли носить только наиболее зн атн ы е и з а с л у ж е н ­ ные из аб о р и ген о в 22. Только самы е богатые могли щ еголять в цветных шелковых и полуш елковых тканях. Беднота иногда не имела и зв ер и ­ ных шкур д ля прикрытия своей н а г о т ы 23 .

Имущественной дифф еренциации общины способствовал р а з в и в а в ­ шийся обмен как внутри страны, так и с зам орски м и странами. С л и т­ ки металлов, мотыги и другие изделия в значительных количествах расходились по междуречью. У ж е в X в. сюда зав ози л и сь большие п а р ­ тии стеклянных бус, ввоз которых растет на всем протяж ении периода Мономотапы. В XV— XVII вв. в м еж дуречье п опадаю т изделия из к и ­ тайского ф арф ора, некоторые виды индийских т к а н е й 24 .

Роковую роль в убыстрении р азл о ж е н и я общинных отношений сы ­ грала политика Португалии, вы качивавш ей из м еж д ур ечья различны е богатства. Особенно тяж к и м было влияние работорговли, начатой пор­ тугальцами в 1640 г., после п р о ва л а экспорта драгоценны х металлов .

В 1644 г. многие частные л и ц а зан и м али сь регулярной поставкой ж и в о ­ го товара из М озам би ка в Б р а з и л и ю 25. В работорговлю постепенно втягивалась и верхуш ка местного населения .

Затронуты е р азлож ени ем, но еще сохранявш ие целый ряд п е р еж и т­ ков общинные отношения составляли ф ундамент сложной социальной организации М ономотапы и п о рож д ал и р я д надстроечных явлений, о т­ меченных португальскими авторам и той эпохи .

П ортугальские писатели единодушно считают мономотапу аб сол ю т­ ным монархом. Д у а р т е Б а р б о с а пишет, что власти мономотапы подчи­ няется множество королей, ж и в ущ и х в его безмерно большой с т р а н е 26 .

Бокарро среди вассалов мономотапы упоминает империю М онга, ко р о ­ левства Манунга, М акобе и М ан и ка. Н а р я д у с наследственны ми п р а в и ­ телями этих стран, он п еречисляет ряд долж ностны х л иц со сп ец и ал ь­

–  –  –

ными титулами, т а к ж е входивших в высшую знать страны. Бокарро говорит о ка н ц л ер е — ningom oaxa, губернаторе — т о с о ш о а х а, министре д в о р а — am buy a 27. С антуш сообщает, что в XV в. от М ономотапы отде­ л и л и с ь ставш ие самостоятельны ми государствами Квитеве, С еданда и Ч и ка н га (М ан и ка) 28 .

Все это создает представление о наличии в М ономотапе развитого государственного ап п ар ата, о существовании чиновничьей иерархии р а ­ б о вл адельч еск ого или феодального типа. Н а деле это не так .

Н екоторы е н аблю дения португальских авторов раскр ы ваю т своеоб­ разн ы е отношения, сущ ествовавш ие м еж д у центральной властью и « в ас с а л ьн ы м и » о бл а стя м и .

П р е ж д е чем приступить к -сбору дани с той или иной подвластной области, в л а д ы к а страны д о лж ен был получить официальное признание своих прав на данную область. С этой целью, как пишет С а н т у ш 29, с н а р я ж а л о с ь специальное посольство (m utum es) из четырех вельмож .

О дин из них олицетворял особу самого повелителя, причем было ж е ­ л ат е л ь н о, чтобы он был одним из сыновей короля. В последнем случае с ним говорили почтительнее, чем с другими. Если переговоры увен­ ч ивал и сь успехом, соп ро вож д авш и е послов воины уносили корзины с данью .

Таким образом, «абсолю тный монарх» каж д ы й раз долж ен был под­ т в е р ж д а т ь свой суверенитет, причем подвластный народ был заинтере­ сован в личном присутствии вл ад ы ки при этой церемонии .

П осольство m u tu m es безусловно свидетельствует о совершенно иных отношениях, н еж е л и феодальны е или рабовладельческие. Обе стороны в едут переговоры к а к бы на паритетных основаниях. И хотя власть п овелителя в дни С ан туш а бы ла гораздо полнее, нежели в те времена, когда институт m utum e s только что созд ав ал ся, здесь ясно выступает о б л и к в о ж д я объединения равны х племен, которые вольны оставать­ ся или уходить из этого союза .

Д у а р т е Б а р б о с а описы вает ещ е одну церемонию, которая ежегодно произво д ил ась в М ономотапе. Во все области и селения посылались специальны е люди, которые д о л ж н ы были сн ач ал а загаси ть все горев­ шие там огни, а затем р а з д а т ь -всем ж и тел ям но-вый огонь, принесенный из ставки вож д я. «Все ж ители приходили получить огонь из его руки, который они б рал и в зн ак величайшей д ру ж б ы и покорности. Если же какое-либо место или город не ж е л а л и этого сделать, их тотчас ж е н а­ чинали считать м я т е ж н ы м и » 30. Если селение отказы валось принять огонь, м он ом отапа вы с ы л а л против него большой отряд воинов .

Аналогичный m u tu m e s институт передачи огня т а к ж е свидетельствует о сохранении военно-демократических отношений. Огонь принимается не только в зн ак покорности, но и ка к символ величайшей дружбы .

Особый интерес пред ставл яет известный рассказ Масуди в его кни­ ге «Золоты е луга» -о стране зендж ей wqlimi, живш их где-то близ устья З а м б е з и 31. Зе-нджи wqlimi, в которых р я д авторов видит жителей М о­ н о м о т а п ы 32, подчинялись п равителю wqlimi:«... потому что он избран п р ав и ть над ними и у станавл и вать справедливость м еж д у ними. Но

–  –  –

если король начинает угнетать их и отклоняется от права, они убиваю т его и изгоняют его детей из королевства» .

Общество средневекового м еж д уречья отличалось сохранением ти­ пичных черт военнодемократических отношений н а р я д у с военным предводительством, п ерерастаю щ им в деспотическую в л асть периода окончательного становления госуд арства,— раннерабовладельчеокого или раннефеодального. П рави тел ь М ономотапы в р ас см атри в аем ое нами время был, очевидно, верховным вож дем союза племен, о б л а ­ давшим у ж е деспотической властью. В округ верховного во ж д я н а ­ чинает консолидироваться соц и альн ая прослойка, в которой с полным правом можно видеть зар од ы ш будущего ап п а р а та государственной, власти .

Сантуш сообщает, что повелитель Квитеве имел при себе триста или четыреста человек, которые н азы вал ись inficis, роль их сводилась к исполнению смертных приговоров своего влады ки, н арод н азы ва л их ж иводерами, ибо: «...без всякой формальности судебного процесса они убивают, и збивая и веш ая тех, кого король п р и к азал п ред ать с м е р т и » 33 .

Община с ее правом оказы в ается у ж е не в состоянии защ и ти ть сво­ их членов от произвола вож д я .

К азнь по первой прихоти деспота — явление не редкое в общ ествах, переж иваю щ их период становления государства. Деспот, выступаю щий как связующее единство общества, п ревращ ается в противоположность этому обществу .

В ластитель Квитеве имел т а к ж е большой ш тат официальны х при­ дворных льстецов — m arom bes 34. Во врем я торжественны х выходов эти люди пели деспоту хвалу, н азы в а я его господином Солнца и Луны, в л а ­ дыкой Земли, гор, лесов, великим чародеем, великим львом и т. д .

Этих ж е людей использовали в качестве гонцов, которых всю ду встре­ чали с почетом и уважением. Б ы ло принято д ар и ть гонцу ту вещь, кото­ рая ему приглянулась. У недогадливого хозяина вещ ь просто отбирали, и этот г р аб еж принимался как должное .

Авторитет великого во ж д я ставил этих людей выш е зак она. О д н ако иногда случалось и п о -д р у го м у — в л ад ел ец вещи о к а зы в а л сопротивле­ ние и зв ал насильника к суду. Тогда дело р еш алось путем о р д а л и й 35 .

Столь удивительное соотношение м е ж д у обычным правом и правом верховного во ж д я могло слож иться только в период становлен и я госу­ дарственной власти, когда правосудие общины еще не было вытеснено правосудием бюрократии .

Д олж ностны е лиц а со специальными титулам и, о которых у п ом и ­ налось выше, вовсе не имели того значения, которое им придаю т Бокарро, а вслед за ним и р яд новейших специалистов. Более того, они несомненно противостояли и самому вождю, и тем, кто входил в к а т е ­ гории inficis и m arom bes, так ка к они п ред ставляли остаток могучей некогда родовой верхушки племени, совета старейшин, п рев рати вш его­ ся теперь в рудиментарный орган .

Это подтверж дается упоминанием среди перечисленных Б о к а р р о лиц таких персон, как inhatono — главны й б ар аб ан щ и к, nu ru c ao — главный колдун, netam be — главный хранитель культовых и л екарствен н ы х п р ед ­ метов36. Все эти л и ц а появились в общине на значительно более раннем этапе. Они охраняли и использовали обычное право, их опеке были поручены такие в аж н ы е д ля всех общинников вещи, к а к б а ­ рабаны общины, колдовские предметы д л я церемонии «вы зы вания дождя» и пр .

–  –  –

У падок в л и я н и я племенной знати п рояв и л ся в отмирании обы чая ри­ туального убийства вож дя. Обычай этот хорошо известен по м а тери а­ л ам м еж озерья, Конго, Нигерии и р яд а н еаф ри кански х стран. В cip aнах м еж д ур ечья он использовался лиш ь д ля устранения от власти не­ угодного верхуш ке племени вож дя, т. е. был по сущ еству политическим орудием в руках знати. Смещенного в о ж д я не убивали, ему позволяли спокойно д о ж и в а ть свой век .

С усилением власти во ж д я институт ритуального убийства п ретер­ певает д ал ьн ей ш и е изменения. В ож ди начинают пренебрегать этим обычаем и остаются у власти .

Этот процесс ясно п оказы вает формирование одной из сторон р а н ­ неклассовы х отношений, тесно связанны х с первобытно-общинными отношениями, приш едшими им на смену. В дальнейшем власть вождядеспота и ее преемственность охраняет уж е не обычай, а закон форм и­ рую щ егося государства .

П олож ение, которое зан и м ал и упомянутые Бокар ро «канцлер», «гу­ бернатор» и пр., аналогично положению знати тех родов, которые стали основой позднейш их меж племенны х объединений африканцев (напри­ мер, род Н д ебеле Кумало, составивший ядро м атабеле) .

Особый интерес пред ставл яет положение женщин в Мономотапе .

«К ороль Квитеве,— п иш ет С антуш,— содерж ит многочисленных ж е н ­ щин, главнейш им и из них являю тся б ли ж айш ие родственницы, которых он н азы в а ет ц ари цам и, другие ж е просто наложницы, от которых он т а к ж е имеет детей, яв л яю щ и х ся причиной смут, когда он умирает, не оставив наследника. Обычно он в ы б и р ает наследника из числа детей, которых он имеет от своих дочерей или сестер (привилегия, которой пользуется лиш ь корол ь). И бо законы строж айш им образом воспреща­ ют вступ ать его подданным в б р ак с их дочерьми или сестрами под угрозой смертной казни» 37 .

М о н кл аро с сообщ ал, что число ж ен мономотапы доходило до трех тысяч и что главны е из них — ц а р и ц ы — были его с е с т р а м и 38. П риво­ д и м а я ц и ф р а баснословна, но достоверно, что главны х жен, или ц а­ риц, было девять. С т а р ш а я из них — M a z a rira — обязательно была се­ строй мономотапы, вто р ая н а зы в а л ась — n h a h a n d a, третья — nab uiza и т. д .

П одобно мономотапе, эти ж енщ ины о б ладал и правом жизни и смерти в отношении подданных и имели огромное влияние на ряд в а ж ­ нейших государственны х дел .

Ж енщ ины кон троли ровали порядок престолонаследования. Толь­ ко с разр еш ен и я бывшей главной ж ены новый мономотапа мог войти во дворец. М л а д ш а я из главны х жен мономотапы сообщала совету ро­ довой знати о- наступивш ем одряхлении вождя, после чего тот отстранял ­ ся от в л а с т и 39. Н а особую роль женщ ин указы вает и упоминание Д у а р ­ те Б а р б о с а о военном корпусе из пяти или шести тысяч женщин, всегда сопро вож д авш ем в о ж д я и главного военачальника в п о х о д а х 40 .

П одобны е явления были характерн ы для целого р яд а африканских обществ. Они свидетельствуют о сохранении значительных пережитков м а т р и а р х а т а д а ж е в эпоху р ас п а д а отцовского рода .

В целом положение женщ ины определялось нормами п а т р и а р х а л ь ­ ных и за р о ж д а в ш и х с я классовых отношений. Н есм отря н а влияние ж е н ­ щин, избрание н асл ед н и ка зависело преж де всего от воли верховного в ож дя. Н асл ед н и к мог быть сыном и не главной жены. С ам а главная ж е н а вы б и р ал ас ь по воле амбуйи — представителя родовой знати .

–  –  –

«Королевская эндогамия», сущ еств о в ав ш ая в М ономотапе, д о л ж н а рассматриваться ка к очень сложное явление. Вероятно здесь имела ме­ сто кастовая эндогамия, ослож н ен н ая многоженством эпохи р ас п а д а патриархального рода .

Особенно резко п ро яв л ял ась противоречивость п о л о ж ен и я женщ ины в Мономотапе после смерти вож дя. В то врем я ка к главны е жены р е­ шали вопрос о наследнике (хотя бы и ф о р м а л ь н о ), второстепенные жены должны были умереть вместе с вождем. Они «приносились в жертву манам мертвого короля,— п иш ет С антуш,— д л я того, чтобы служить куртизанками в другом м и р е » 41 .

Принесение в ж е р тву женщ ин на похоронах в о ж д я — явление ш и ­ роко распространенное на ступени п ереход а от первобытно-общинных к раннеклассовым отношениям. Но в М ономотапе в ж е р тв у приноси­ лись не рабыни, а свободные женщины .

Религиозные п редставлен и я ж ителей М ономотапы сви детел ьству­ ют о значительном сдвиге в области общественного сознания. А рхео­ логия и письменные источники позво л яю т проследить довольно быструю эволюцию религиозных воззрений обитателей.междуречья. Н и ж н и е слои археологических культур м еж дуречья со ш тампованной кер ам и ко й в изобилии д аю т предметы, связан ны е с культом плодородия (стилизо- .

ванные мужские и женские ф игурки), которые в эпоху руин за м е н я ю т ­ ся грубыми изваяниями птиц, вероятно, тотемными и зо бр аж ен и ям и .

В XV—XVII вв. португальцы н аб лю д ал и у ж е соверш енно иную к а р т и ­ ну. В 1632 г. Б ар р у ш писал, что подданные Беномотапы поклоняю тся великому богу M o z in o 42 .

Сведения Б а р р у ш а были подтверж дены целым рядом п о р т у г а л ь ­ ских писателей, которые с удивлением говорили о вере ж и телей М о ­ номотапы в единого, великого бога и сравн и вали и х веру с хри сти ан ­ ским монотеизмом .

Сантуш т а к ж е писал о великом боге к а ф р о в — M olungo. Но он от­ метил одну поразительную особенность этого культа: «Хотя они го­ ворят, что имеют одного бога, они не хотят ни п р и зн ав ать его ста р ш и н ­ ство, ни поклоняться ему, но о б р ащ а ю т все свои молитвы к своему ко ­ ролю, полагая, что он говорит с душ ам и мертвых и получит без тр уд а от неба все, в чем они н у ж д а ю т с я » 43 .

Очевидно, единобожие аборигенов м еж дуречья, по сути дела, п р ед ­ ставляло собой трансф орм ированны й культ предков. Ведь аборигены связы вали свое благополучие с влиянием духов умерших, а небо в ы ­ ступает лиш ь ка к возмож ное место обитания этих духов, если это не интерполяция Сантуша .

Связь с культом предков подтверж дается и сходством имени Моlungo с M klun glu М асуди и U nkulunq ulu — прародителем нгуни. Моlungo — один из вариантов корня kulu (великий, стар ы й ), р а с п р о с т р а ­ ненного, ка к это установлено Мейнхофом, во многих в осто ч н о аф ри к ан ­ ских я з ы к а х 44 .

Понятна и вера аборигенов в близость во ж д я племенного сою за к духам предков, поскольку вож д ь я в л ял ся главой старейш его и зн атн ей ­ шего рода в стране. Кроме того, во ж д ь иногда вы сту пал ка к р а с п о р я ­ дитель культовых церемоний .

Очевидно, вож д ь был посвящен и в магию колдунов, т а к к а к к нему обращались с просьбой о ниспослании д о ж д я 45. Совершение о бряда

–  –  –

в ы зы в а н и я д о ж д я — одна из главнейших функций колдуна у ю ж ны х банту .

П р и зн ан и е особой близости во ж д я к трансцедентным си л ам н ачи­ нает у ж е довольно явно перерастать в обожествление вождя-деспота — процесс, х орош о известный по м атери алам истории древневосточных деспотий. Ч ел овек, воплощ авш ий в себе, помимо прочего, духовное единство общества, неизбеж но д о л ж ен был сам стать объектом покло­ нения .

Т аким образом, в XV— XVII вв. в междуречье на смену древним кул ьтам плодородия, то тем и зм а и почитания духов-предков пришел новый культ, в котором дух-предок сильнейшего из родов стал в ы ­ с ту п а т ь в качестве главного б ож ества д л я всех покоренных и присоеди­ ненных родов. Это главное божество частично сливалось с образом ве­ ликого в о ж д я союза племен и объединяло в себе множество элемен­ тов п реж них верований .

&* В XV—XVII вв. М ономотапа п ер еж и в ал а период перехода от пер­ вобы тно-общ инны х к ран н еклассовы м отношениям. Период этот харак­ т ери зов ал ся сохранением сельской общины ка к основы экономического и социального строя общ ества, при наличии выделивш ейся имуществен­ но и сл о ж и в ш ей ся в господствующую прослойку племенной знати. Во гл ав е знати стоял военный предводитель, верховный в о ж д ь племени или с о ю з а племен .

Р ост имущественной диф ф еренциации, богатств и" связанные с этим непрерывные войны, а т а к ж е усиление противоречий меж ду племенной верхуш кой и родовыми общ инникам и — все это приводило к усилению вл асти военного предводителя, п р евращ авш егося в деспота. Происходи­ л а консолидация знати различны х племен, повлекш ая за собой о б разо­ ван ие сою за шонских племен. М ономотапа был верховным вождем это­ го союза, об ла д а в ш и м деспотической властью. В округ мономотапы, в л а с т ь которого отли чалась у ж е рядом черт, характерн ы х для классо­ вого общ ества, начинаю т возникать отдельные элементы будущего го­ сударственного ап п ар ата. Увеличивается и реорганизуется ополчение, с ростом которого растет и власть военного предводителя, усиливается зависим ость отдельны х племен от главы союза. Все это вело к бурной внутренней борьбе, смутам и войнам. Р я д областей Мономотапы, не имевшей экономического единства, выделился и обособился в сам остоя­ тельны е племенные союзы, зачаточны е государства. Ещ е большее число областей о ка зы в а л о с ь в зависимости от различны х могущественных соседей .

Зави си м ость эта имела в целом догосударственный характер. Выс­ шим в ы р аж ен и ем узаконенной зависимости было признание вл асти бо­ л ее сильного в о ж д я и в ы п л ата ему незначительной дани. Обычно дело сводилось лиш ь к разгр о м у и сож ж ению краалей более слабого соседа, присвоению скота и уводу женщин .

Безусловно, здесь у ж е сущ ествовали элементы классовых отноше­ ний. Н о д о л ж ен был пройти еще большой период времени, преж де чем они см огли бы окончательно оформиться и стать господствующими .

Этому в значительной степени препятствовали сохраняемы е общи­ ной переж итки родовых отношений, восходящ их ко в рем енам м атриар­ хата .

О днако значение всех этих пережиточных явлений и д а ж е значение об щ и н ы все более и более уменьшалось. Ведущей линией развития бы­ л о становление и формирование за р о ж д а в ш и х с я классовых отношений, возникновение народностей. М еж дуречье стояло на грани образования п ерв ы х классовых обществ .

76 Л. А. Фадеев

–  –  –

Э Т Н О Г Р А Ф И Ч Е С К А Я П О Е З Д К А В ЯПО НИ Ю

В июне-июле 1960 г. в соответствии с соглаш ением между Институ­ том этнограф ии А Н С С С Р и Токийским государственным университе­ том мне бы ла п редоставлен а возмож ность посетить Японию. Основ­ ной целью моей поездки было изучение современного быта японцев и айнов, а т а к ж е ознаком ление с состоянием и общей постановкой науч­ ной работы в области этнографии, археологии и древней истории в Японии .

Со зн ак о м ств а с деятельностью японских научных учреждений я и н а ч а л свою р аб оту в Т о к и о 1 .

Этнографические, археологические и антропологические исследова­ ния в Японии ведутся самостоятельно соответствующими каф ед р ам и и ф ак у л ьт е т ам и, а т а к ж е специальны ми научно-исследовательскими ин­ сти тутам и, входящ им и в состав отдельных университетов, ка к государ­ ственных, т а к и частных. Там, где сп ец и альн ы х-каф ед р нет, как, напри­ мер, в Саппоро, эта раб ота зачастую ведется на медицинских ф ак ул ь­ т е т а х в связи с антропологией. И ссл ед о ва тел ь ска я деятельность отдель­ ных университетов сильно р азо б щ ен а, руководство со стороны мини­ стерства просвещения ограничено. Архивные, фотографические м а тер и ал ы и коллекции рассредоточены по отдельным университетам .

П ри этом, по ряд у причин, ознаком ление не только с уникальными кол­ л ек ц и ям и и м а т ер и ал ам и, но д а ж е с книгами, хранящ им ися в одном университете, бы вает сильно затруднено д л я сотрудников других уни­ верситетов .

К оординировать деятельность ученых, работаю щ их в одной отрасли науки, но в разн ы х университетах, призваны научные общества этно­ графов, археологов, антропологов, фольклористов и т. д. О днако в от­ личие от университетов такие общества лишены достаточных финансо­ вых средств и помещений. Поэтому их орган и зую щ ая роль н езначи­ тельна .

Японское этнографическое общество издает ж у р н а л и имеет музей, н ахо д ящ и й ся.в Хоя, пригороде Токио. Но из-за -недостатка средств вме­ сто четырех номеров ж у р н а л а в год обычно вы ходят д в а сд во ен ны х2 .

Музей в Хоя по той ж е причине имеет лиш ь двух-трех ш татны х сотруд­ ников и, р ас п о л аг а я обширными коллекциями, лишен не только дос­ таточной экспозиционной площ ади, но и удовлетворительного храни­ лища .

–  –  –

Несмотря на сложны е условия работы и недостаток средств, яп он ­ ские этнографы, антропологи и археологи ведут очень интенсивную ис­ следовательскую работу, собираю т обширные коллекции и вы пускаю т в свет весьма ценные работы. Р аб о ты эти п освящ ены в основном э тн о г р а ­ фии японцев и айнов. В последние годы было осущ ествлено и несколько зару б еж ны х экспедиций — в Н епал, в К ам б о д ж у, Л а о с и к индейцам Андского нагорья .

Растет интерес японских этнограф ов и к изучению советской этно­ графии, конкретных этнографических проблем народов С С С Р. Эти но­ вые д ля сегодняшней Японии интересы распространены в основном среди этнографов-студентов, которые, ка к правило, хорошо вл ад ею т р ус­ ским языком. Б о л ьш е всего их интересуют этнограф ия и язы ки народ о в Д ал ьн его Востока и Севера — нивхов, кетов, чукчей, эскимосов .

Среди старшего поколения японских этнографов п р ео б л а д а ю т кон ­ цепции венской школы и модернизированного д иф ф узионизм а. Однакочасто разные исследователи, уп отребляя одинаковую терм инологию, вклад ы ваю т в нее совершенно разное содерж ание. Н а п ракти ке после­ довательнее всего проводится деление на этнограф ию своего н ар о д а и этнографию отсталых народов, причем п ер вая дисциплина, н о с я щ а я так ж е назван ие «фольклор», в клю чает почти все яв л ен и я духовной культуры .

С другой стороны, на методологических у стан ов ках м л ад ш его поко­ ления японских этнографов, на круге их научных интересов нач ин ает сказы ваться влияние американской этнографии: в научный обиход вхо ­ дят такие понятия, к а к модель культуры, этнопсихология, бихевиоризм .

Это сказы вается и в том, что стары е устоявш иеся терм ины «миндзокугаку» (этнография) и «дзинруйгаку» (антропология) зам ен яю тся к а л ь ­ ками с ам ери кан ских терминов « кул ь турн ая антропология» и «ф и зи ­ ческая антропология». Причина этого проста: японские этн о гр а ф ы ч а ­ сто получают от ам ериканских учреж дений субсидии на поездку & Америку. В другие ж е страны они ездят редко за отсутствием средств .

Вместе с тем и ам ери кан ские ученые п р и е зж аю т в Японию на н есколь­ ко лет, вклю чаясь на это врем я в раб оту соответствующ их каф едр .

При очень углубленном и тщ ательн ом изучении духовной культуры своего народа, причем преимущественно п ереж иточн ы х явлений в ней, японские этнограф ы уделяю т м ало вним ания изучению м атер и ал ьн о й культуры. Д ан н ы е по ж и л ищ у собираю тся и публикую тся, к а к п рав и л о, краеведами в отдельных местностях. По о д еж д е есть крупны е сп ец и а­ листы, но они тоже, не яв л яя сь по об разован ию этнограф ам и, и з у ч а ю т свой предмет в основном с описательно-прикладной точки зрения .

Изучение айнов ведется в аспекте и духовной и м атери альн ой к у л ь ­ туры. П ри этом опять-таки основное внимание у д ел яется ф иксации я в ­ лений у ж е не встречаю щ ихся в быту айнов, но ещ е со хран я ю щ и хся в памяти стариков. И зучением ж е современного состояния айнов в Япо­ нии этнографы не зан и м аю тся, считая, что яп он изаци я айнов з а ш л а так далеко, что тут у ж е нечего изучать .

В связи с проблемой этногенеза японцев и, в частности, с вопросом о наличии палеолита в Японии, особенно интересны д л я меня были встречи со специалистами см еж н ы х с этнографией дисциплин. П роф .

Сэридзава, считаю щийся ведущ им специалистом по японском у п ал ео ­ литу, полагает, что в Японии у ж е вы явлены п ам ятники к а к верхнего (Камияма, Т яу с у ям а ), т а к и нижнего (И вадзю ку, Г он гэн ъям а) п а л е о ­ лита. Однако ряд ученых в ы р а ж а е т сомнение в п р ин ад л еж н ости этих памятников, особенно последних, к палеолиту, и вообщ е в наличии в Японии палеолита. Так, австрийский ученый Г. М елихар, р а б о т а ю ­ щий сейчас в Токийском университете, у к а зы в а л мне, что сходство о р у ­ дий типа И вадзю ку с палеолитическими чисто поверхностное, а вопро­ сы стратиграфии, д оказы ваю щ ей их древность, сл аб о р азрабо тан ы .

Этнографическая поездка в Японию 79 Д ействительно, когда мне представилась возм ож ность посетить р ас­ копки, проводимы е в И о к о га м а С. В ад зим а, я мог н аб лю д ать превосход­ ные многометровые р азрезы грунта с обнаж ением всех слоев — выше всех мягкого аллю вия, содер ж ащ его керамику, а в нижней своей части микролитические орудия мезолитического облика, рассм атриваем ы е многими японскими учеными ка к верхнепалеолитические. Слой вул­ канического пепла отделял идущий ниж е аллювий Т ат и к а ва от ни­ чем, кроме, разве, плотности, от него не отличаю щ егося стерильного а л ­ лю ви я М усасино, ниж е которого якобы зал е га л и памятники И вадзю ку .

Но дело в том, что в рай он ах обнаруж ения этих памятников нет д а т и р у ­ ющ их п рослоек пепла и принадлеж ность аллю вия к тому или иному этап у оп р ед ел ял ас ь щупом по плотности, что никак нельзя считать д о ­ стоверным .

В области неолита японские археологи больше всего увлечены сей­ ч ас поисками генетических связей м еж д у культурами дзёмон (японский неолит) и культур ам и Сибири. В Институте Я ката С. У мэхара по­ к а з ы в а л мне обнаруж ен н ы й в северной Японии бронзовый нож, могу­ щий считаться идентичным н о ж ам карасукского времени и имеющий много каменны х имитаций в позднем японском неолите .

Сейчас нельзя, конечно, отрицать, что материковые влияния какимито путями проникали в Японию у ж е в неолите, но доказательства гене­ тической преемственности культур дзёмон от культур Сибири еще не п р ед ставл яю тся достаточно убедительными .

Очень интересный м а тер и ал собран японскими археологами по древ­ ним кул ьтурам Хоккайдо. Здесь о бнаруж ен ы культуры, совершенно от­ личные от культур дзёмон, хотя и синхронные поздним и позднейшим из них. Эти культуры — о хотскоморская, Моёро, Эсан и другие — легчевсего с б л и ж аю т ся с древнеэскимосскими. В них присутствуют поворот­ ные гарпуны, много своеобразны х резных костяных изделий. Носители этих культур антропологически сб л и ж аю тся некоторыми учеными, как С. К о дам а, с алеутами, но с этим положением не все согласны .

Среди японских лингвистов, зан и м аю щ ихся проблемами, связанны­ ми с этногенезом японцев, в частности вопросами истории японского язы ка, ведущ ее место зан и м аю т С. Оно и С. Хаттори, усматривающие его родство с корейским. Ю ж ны е связи японского языка изучает X. Идзуи .

И з числа ведущ их японских антропологов я встретился с М. К охама (О с а к а ) и С. К о д а м а (С ап п оро) .

О д н ако чрезвычайно интересные встречи и беседы, часто сопровож­ д авш и еся ознаком лением с различны ми коллекциями, занимали в моей работе лиш ь второстепенное место. Н а первом плане стояла основная з а д а ч а — непосредственное изучение современного быта японцев .

З а д в а месяца п ребы ван и я в Японии мне удалось ознакомиться с бытом японского и айнского населения целого ряда р а й о н о в — К анто (вокруг Токио), Кинаи (с городами Киото, Осака, Н а р а ), М ияги (с го­ родом С эн д а й ), Хоккайдо. В р а м к а х краткого информационного сооб­ щения невозмож но исчерпываю щ е и злож и ть результаты этих н а б л ю ­ дений .

С амое характерное, что не мож ет не отметить этнограф в любом пункте нынешней Японии,— это своеобразное сочетание, взаим опроник­ новение и в конечном итоге — синтез черт культуры, восходящих к мно­ говековому традиционном у наследию японского народа, с явлениями и элементами культуры, проникшей сюда из Европы и Америки за непол­ ное столетие, прош едш ее со времени революции 1868 г., а преимущ е­ ственно за последние десятилетия и д а ж е годы .

Этот синтез, это взаимопроникновение не бросаю тся в гл аза: напро­ тив, поверхностного н аб л ю д ате л я скорее п о р а ж а е т к а ж у щ а я с я контра­ стность, резк ая грань м е ж д у традиционным и новым, м е ж д у « ази ат­ «о С. А. Арутюнов

–  –  –

Токио — это котел, где п ерем еш иваю тся выходцы из всех областей Японии, это громадны й город с бешеным темном жизни, и о его толчее, шуме, переполненности не могут дать представления самы е людные ули­ цы н аш и х крупнейш их городов. Но стоит свернуть в сторону с забитых маш и нам и м агистралей, чтобы заб л уд иться в извилинах тихих переул­ ков, таких узких, что иногда нужно приж им аться к стенам, чтобы дать проехать автом аш и нам, п о яв л яю ­ щ и м ся здесь, по счастью, редко {рис. 2) .

Л ю ди, проходящ ие по этим улиц ам, одеты в основном «по-ев­ ропейски». П р а в д а, ни в одной стране Европы не увидиш ь м а ­ тер ч аты х ш ляп и кепок такого покроя, к а к в Японии. Р авны м о б р азо м в Е вропе не д ел аю т т а ­ ких ш ироких зад н и к о в у ботинок, не ком бинирую т с портмоне к о ­ ж а н ы х р ож к о в д л я н ад еван ия обуви. В Японии ж е то и другое необходимо — ведь на циновки не ступишь обутым, и многим приходится переобуваться раз по д в а д ц а т ь на день. Но это, ко ­ нечно, незначительны е детали .

Рис. 2. П ереул ок в Токио С л у ж а щ и е ходят на работу, о д е в а я с ь исклю чительно по-евро­ пейски, более того — о б я за т е л ь ­ но в белой сорочке и с галстуком .

Р аб о ч и е ж е одеваю тся иначе (рис. 3) .

В синтоистских х р а м а х м о ж ­ но видеть, ка к д еву ш ка в б рю ­ ках и с модной прической входит в боковой придел и вскоре вы хо­ д и т в ал т а р ь с распущ енны ми во­ л осам и и в пурпурно-белом о д ея­ нии ж рицы. Впрочем, буддийские свящ енники везде ходят в своих ц ерковных костю мах со знаками сана. К ром е них, мало кто из муж чин выходит в Токио на у л и ­ цу в кимоно. Н апротив, в кур орт­ ных го род ках и таких центрах туризма, ка к Киото, особенно л ет ­ ними вечерами, на улицах очень Р и с. 3. Р а б о ч а я сем ья на м аги страл ьн ой улице Токио много мужчин, одетых по-япон­ ски. Больш ей частью на них л е г ­ кие «ю ката», входящ ие в комплект постельного белья, п редоставляем о­ го гостиницей постояльцу. И, придя домой, к а к правило, все переоде­ ваю тся в кимоно, которое, таким образом, для мужчин является сей­ час исключительно одеждой отдыха и досуга .

Д р у г о е дело женщ ины. П р а в д а, и они почти никогда не ходят в ки­ моно на работу, за исключением случаев, когда этого требует род р а ­ б о т ы — например, у п родавщ иц в м агази нах японского платья, у с л у ж а ­ щих гостиниц. Но домохозяйки предпочитают постоянно одеваться пояпонски, хотя кимоно стоит значительно дорож е, чем кофта и юбка. При работе по хозяйству или отп р авл яясь за покупками, они поверх платья Советская этнография, N° 3 82 С. А. Арутюнов надевают белый ф ар тук -х ал ат (рис. 3). Наконец, кимоно служ и т и зл ю б ­ ленным праздничным и выходным нарядом .

Исключительно интересное и новое явление п редставляю т собой ви­ ды верхней одежды, надеваем ы е на кимоно. Просторны е кофты «хаори»

и раньше бытовали в Японии, но только н ед азн о их стали шить из а ж у р ­ ных тканей или костюмного сукна, с н аб ж а ть к а р м ан ам и, пуговицами »

хлястиками, т. е. совершенно несвойственными японскому костю му д е ­ талями (рис. 4). При всем гом общий покрой их не меняется, в частно­ сти, сохраняются м еш кообразны е продолж ения рукавов, куда з а п р а в ­ ляются провисающие р у к а в а кимоно .

Такой ж е покрой рукавов характерен и для ж енских кимоно-пальто .

Их шьют из плотной, часто непромокаемой гкани и н адеваю т в ненастРис. 4. Г руппа ж енщ ин, одеты х в ким оно, хаори и д зо р и на улице к у рортн ого городка Н об орибэцу, о-в Х о кк ай д о ную погоду; они короче кимоно, без пояса, застеги ваю тся на пуговицы,, а на спине имеют некоторый припуск, чтобы вместить больш ой бан т «оби» — пояса кимоно. Т аким образом, это совершенно новый и своеоб­ разный вид одежды, который нельзя н азв ать ни традиционны м, ни, тем более, европейским .

Мне почти никогда не встречалось сочетание европейской обуви с японской одеждой, зато множество людей, одетых по-европейски, обуты в деревянные гэта или санд али и «дзори», сделанны е из более п л а ст и ­ чных материалов — кожи, соломы, резины. Особенно элегантны ж е н ­ ские дзори, которые сильно отличаю тся от своего старинного прототипа .

Их делают на каучуковой подошве, на высоком кабл у ке, с различием для правой и левой ноги, что опять ж е не свойственно старой японской обуви (рис. 4) .

Мне удалось побывать во многих японских ж и л и щ а х — в домах, крестьян, рабочих, представителей интеллигенции, мелкой и крупной Этнографическая поездка в Японию 83 бурж уази и. Здесь многое изменилось по сравнению с классиче­ ским японским домом середины XIX в., хотя основные принципы сохранились. П ро м а сл ен н ая бумага, ка к уж е говорилось, уступает место стеклу — в городах в значительной мере, в деревнях — лишь изредка .

П о циновкам в японском ж и л и щ е принято ходить в одних носках .

О д н ако в городских д ом ах значительная часть дощатого пола теперь ничем не п окры вается (в богаты х дом ах иногда покрывается ковром ) .

В э т ) м случае, сняв обувь при входе в дом, входящий надевает туфлиш лепанцы, которые в свою очередь снимает, переходя в помещение с циновками .

В м ебли ровке ж и л ы х помещений кровать мне почти нигде не встре­ чал ась. Японцы всех классов п о-п реж н ем у и спят на полу, постелив м а ­ трац, и обедаю т сидя на полу за очень низким столиком. Интересно} что обеденный стол и стулья больш е вошли именно в крестьянский, а не в городской быт. В деревне стол со стульями нередко ставят в кух­ не на зем лян ом полу. Японский крестьянин, трудящийся день напролет без отдыха, приходит с поля домой на обед с ногами, выше колена и з­ мазан ны м и в иле, от которого не спасаю т и высокие резиновые сапоги .

Ч тобы не тер ять времени на разу в ан и е и мытье ног, он наскоро обедает на кухне и снова идет в поле .

О д н ако небольшой письменный стол со стулом часто встречаются во внутренних ком натах, если среди обитателей есть интеллигент или уч а­ щийся. Р а н ь ш е за низким столом было удобно п исать длинной, верти­ кальн о й кистью. Кистью и зредка пишут и сейчас, есть д аж е «вечные кисти», устроенные по схеме авторучек, однако в основном кисть вытес­ нена стальным пером, а чтобы писать им не горбясь, нужен высокий стол .

Человек, идущий по п роезж им городским улицам, видит не совсем так и е дома, к а к в переулках: здесь в н иж нем э та ж е чащ е всего помеща­ ется л ав о ч к а, мастерская, закусочная; д ом а эти к а ж у т с я построенными из к а м н я или бетона, но на деле у них та ж е каркасно-столбовая дере­ в я н н а я конструкция, что и у сельских японских домов. И з бетона, вме­ сто дерева, сделан ы р азв е лиш ь низенькие, меньше метра, сваи, кото­ рые несут на себе к а р к а с и настил и сн ару ж и не видны. Стена же, к а ­ ж у щ а я с я каменной, всего лиш ь покрыта искусно отделанной ш тука­ туркой .

В так и х д ом ах к р ы ш а иногда бывает не из черепицы, а из жести .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«И.КОРМИЛЬЦЕВ О.СУРОВА г.Москва РОК-ПОЭЗИЯ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ, БЫТОВАНИЕ, ЭВОЛЮЦИЯ Эта работа появилась как итог спецкурса “Русскоязычная рок-поэзия как поэзия напевного строя”, который в течение двух лет читается на филологическом факультете МГУ и посвящен феномену...»

«Семинар "Социология религии" socrel.pstgu@gmail.com http//: socrel.pstgu.ru ISSN 2221-7320 _ Католический приход во второй половине ХХ века: факторы формирования приходской общины Catholic parish in the 2nd part of XX century: parish community factors Материалы семинара 2010-3 Серия: Проблемы организации церковных общин. Международная пра...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Дополнительная общеразвивающая программа Фольклорный ансамбль "Бубенчики" относится к художественной направленности; уровень освоения программыознакомительный. Воспитание н...»

«Технология выращивания гороха в Украине на зерно Технология выращивания гороха, которую мы рекомендуем, поможет вам получить максимальную прибыль при посеве этой культуры в условиях Украины. Конечно же, немаловажным фактором являются благоприя...»

«События уходящего 2014 года Медиацентр БГУ НАВИГАТОР (Нажмите для перехода) Рейтинг Ректор Юбилеи факультетов, подразделений Наука Награды Учебный процесс Назначения на руководящие должности Защиты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук Защиты диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук Конфер...»

«Департамент культуры администрации Владимирской области Государственное бюджетное учреждение культуры Владимирской области "Владимирская областная библиотека для детей и молодежи"Читаем детям о войне: патриотическое воспитание подрастающего поколения...»

«www.RodnoVery.ru Исследования в области балто-славянской духовной культуры Погребальный обряд •Н а у к а * www.RodnoVery.ru АКАДЕМ ИЯ НАУК СССР Институт славяноведения и балканистики Исследования в области балто-славянской духовной культуры Погребальный обряд Ответственные редакторы доктор филологических наук Вяч.Вс. Иванов, кандидат...»

«Научные труды Чебоксарского филиала Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина РАН Выпуск 9 Чебоксары, 2017 Федеральное агентство научных Российская академия наук организаций (ФАНО) (РАН) Совета ботанических садов стран СНГ при...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия "Философия. Культурология. Политология . Социология". Том 24 (63). 2011. № 3-4. С. 126-135. УДК 165.22 ТИПОЛОГИЯ УТОПИЙ: ПОИСК ОСНОВАНИЙ Сокотун Ю. В статье обосновываетс...»

«вертых аркаимских чтений, Аркаим, 21-24 мая 2013г. – Челябинск. Энциклопедия, 2013. – С.235-241.38. Чеурин, Г.С. Можно ли преодолеть "монологизм" на традициях "дмалога"?// Горизонты цивилизации: матер...»

«Research in the Teaching of English 1 February 2015 Volume 49 Исследованиe эмоциональных правил в классе английского языка и литературы: Критический анализ дискурса литературных ответов одного учащегося в двух учебных контекстах Amanda Haertling Thein University of Iowa Megan Guise California Polytechnic State Un...»

«ЛИТЕРАТУРА О РЕГИОНАЛЬНЫХ ЭНЦИКЛОПЕДИЯХ РОССИИ (библиографический список) Составители: Л. С. Николаева, А. И. Раздорский, Л. И . Новикова, А. В. Куликова Общие работы 1. Зайцев А. Д. Культура российской провинции в отечественной энциклопедистике (к п...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2013. №6 (26) DOI 10.17223/19986645/26/8 УДК 882 (09) Т.Л. Рыбальченко СЮЖЕТ БРОДЯЖНИЧЕСТВА И НОВАЯ КАРТИНА МИРА В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В статье рассматриваются пр...»

«План основных мероприятий Управления культуры Курганской области и государственных учреждений культуры, искусства и кинематографии на II квартал 2017 года Наименование мероприятия Ответственный за выполнение...»

«В. М. Романов БОЙ НА ДАЛЬНЕЙ, СРЕДНЕЙ И БЛИЖНЕЙ ДИСТАНЦИЯХ МОСКВА "ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ" ББК 75.713 Р69 Романов В. M. Р69 Бой на дальней, средней и ближней дистанциях. — М.: Физкультура и спорт, 1979.— 189 с. с ил. Книга одного из ведущих специалистов бокса рассказывает о путях и методах формирования у спортс...»

«Traektori Nauki = Path of Science. 2017. Vol. 3, No 4 ISSN 2413-9009 Физическое воспитание советского населения в начале 1950-х гг. (на примере Пензенской области) Physical Education of the Soviet Population in the early 1950's (on the Example of the Penza Region) Лариса Королева1, Марина Мезинова1 Larisa Koroleva, Marina Mezinova Pen...»

«Денисенко Валерия Алексеевна Формы проявления разномыслия в русской прозе 1970-х годов Специальность 10.01.01. – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ека...»

«2014 – ГОД КУЛЬТУРЫ Культура и искусство входят сегодня в число ключевых направлений государственной политики, являясь фундаментом высокой гражданственности и патриотизма. Качество жизни, духовно-нравственное состояние общества во многом зависит от уровня культуры...»

«области/ / ВАУ. 1973. Вып. 12. С. 36, 37; Он же. Поселение Явленка I — памятник эпохи бронзы Северного Казахстана // ИИС. 1973. Вып. 7. С. 42, 50. 39 См.: Косинская JI. JI. Поселение Ир II //Древние поселения Урала и Западной Сибири. Свердловск, 1984....»

«А. М. ПАНЧЕНКО Начало Петровс ой реформы: идейная подопле а Резкая поляризация оценок Петровских реформ произошла при жизни преобразователя, сохраняется до сей поры и, вне всякого сомнения, будет иметь место и впредь *. Если искать некую равнодействующую, которая могла бы объединить и апо логетов, и отрицателей,...»

«Дутова Наталья Валерьевна ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ НЕВЕРБАЛЬНЫХ КОМПОНЕНТОВ В КОММУНИКАТИВНОМ ПОВЕДЕНИИ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ: МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ специальность 10.02.19 – теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный рук...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Геологический факультет В. В. Авдонин, В. Е. Бойцов, В. М. Григорьев, Ж. В. Семинский, Учебник для Н . А. Солодов, В. И. Старостин высшей школы МЕСТОРОЖДЕН...»

«АЛТЫНКОВИЧ ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА ДИНАМИКА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2016 Диссертация выполнена на кафедре ЮНЕСКО Института государственной службы и уп...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.