WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:   || 2 | 3 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ ЖУРНАЛ О СН О ВА/? В \926 ГОДУ год ВЫХОДИТ 6 РАЗ в Июль — Август ВОЛОГОДСКАЯ ОЙ.ЧН': : д -I с :'блнотэда им. к. 3. Бабуш кин а И З Д А Т Е Л Ь С Т В О «НАУКА» Москва ...»

-- [ Страница 1 ] --

НАУК СССР

ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ ИМ Н. Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ

СОВЕТСКАЯ

ЭТНОГРАФИЯ

ЖУРНАЛ О СН О ВА/? В \926 ГОДУ

год

ВЫХОДИТ 6 РАЗ в

Июль — Август

ВОЛОГОДСКАЯ

ОЙ..ЧН': : д -I с :'блнотэда

им. к. 3. Бабуш кин а

И З Д А Т Е Л Ь С Т В О «НАУКА»

Москва

Редакционная коллегия:

Ю. П. Петрова-Аверкиева (главный р едакто р ), В. П. Алексеев, С. А. Арутюнов, Н. А. Баскаков, С. И. Брук, Jl. М. Дробижева, Г. Е. Марков, Л. Ф. Моногарова, А. П. Окладников, Д. А. Ольдерогге, А. И. Першиц, Н. С. Полищук (зам. главн. редакто ра), Ю. И. Семенов, В. К. Соколова, С. А. Токарев, Д. Д. Тумаркин (зам. главн. редактора), К. В. Чистов О тветственный секретарь редакции Я. С. Соболь А дрес р е д а к ц и и : 117036 М осква, В-36, ул. Д. Ульянова, 19' телефон 126-94-91 З ав. редакцией Е. А. Эшлиман (С) Издательство «Н аука», «Советская этнография», 1980 г .

В. Е. Г у с е в

НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО

В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

И ЗАДАЧИ ЕГО ИССЛЕД ОВАН И Я

Триддатипятилетие со дня окончания второй мировой войны п о б у ж ­ дает заново осм ыслить н екоторы е р езул ь таты исследований духовной культуры н ародны х масс в усл ов и ях их героической борьбы против ф а ­ шизма, а т а к ж е поставить проблему, ак туальн ость которой, думается, недостаточно осознана: к а к о е место зан и м аю т духовные ценности, соз­ данные в те годы н ародом, в современной духовной культуре?

Не претендуя на библи ограф и ческую полноту, поскольку в наш у задачу не входит обзор литер атур ы, лиш ь напомним несколько важ н ы х фактов. Н ар одн ое творчество военных л ет стало предметом с т а р ател ь ­ ного, а подчас и сам оо тверж енн о го собирания фольклористами-фронтовиками и участниками п ар ти зан ского д ви ж ени я, политработниками, ж у р ­ налистами, писателями. П е р вы е п убликации антифаш истского фольк­ лора в подпольной, фронтовой и парти зан ской печати дати рую тся годами начала массового сопротивления на о ккупированны х землях. В 1942— 1944 гг. появл яется особенно много песенных сборников — к а к в Совет­ ском Союзе, т а к и в ст р а н а х Европы, где р азв ер н у л ас ь народно-освобо­ дительная борьба. П е рвы е научные экспедиции в освобожденны е районы Р С Ф С Р и Б С С Р были н ап р ав л ен ы Всесоюзным Д о м о м народного твор­ чества в 1942— 1944 гг. и И нститутом т е а т р а и музыки (Л енинград) в 1943— 1945 гг. П ер вы й научный сборник в С С С Р был подготовлен к печати В. Ю. К рупянской \ Интенсивная с о б и р ател ь ск а я и и ссл ед о в ательск ая деятельность р а з ­ вернулась в первые послевоенные годы. Д остаточ н о н а зв а т ь Брянскую экспедицию И н сти тута этнограф ии А Н С С С Р и М Г У (1945) под рукоководством П. Г. Б о г а т ы р е в а и В. Ю. К рупянской, экспедиции сектора этнографии и ф о л ь к л о р а М инского института истории (1945— 1946) под руководством М. Я- Г р и н б л ата, экспедиции в Псковскую, Великолукскую и Новгородскую об ласти се кто ра народного творчества Института рус­ ской литературы А Н С С С Р (1947— 1949), экспедиции Института искус­ ствознания, ф о л ь к л о р а и этнограф ии А Н У С С Р, м а тери ал ы которых вошли в антологию, составл ен ну ю М. Родиной и М. С тельмахом 2. Итогом многолетних исследований я в и л а с ь а к ад ем и ч е ск а я антология В. Ю. К р у ­ пянской и С. И. М и н ц 3 .

1 «Фронтовой фольклор». Запись, вступит, статья и комментарии В. Ю. Крупянской .

Под ред. и с предисловием М. К. А задовского. М., 1944 .

2 См.: «У краш ська народна поез1я про Велику ВПчизняну вшну». Вщпов1 дальний ред. М. Т. Рильський. КиТв, 1953; « Б е л а р у с и ф альклор В ялж ай Айчыннай вайны». П ад рэд. П. Ф. Г леб и, 1. В. Г утарава, С. К- Майхров1ча. М шск, 1961 .

3 В. Ю. К рупянская, С. И. М инц. М атериалы по истории песни Великой Отечествен­ ной войны.— «Труды И н-та этнографии АН СССР», т. XIX. М., 1953 .

С обирание и изучение ф о л ь кл о ра В еликой Отечественной войны Велось во всех р еспубли ках С оветского Сою за. Одно за другим п о я в л я ­ лись и здани я на я зы к а х н ародов С С С Р, статьи на русском язы ке опуб­ л и к о в а л и фольклористы К а в к а з а (Е. В и р с ал ад зе, П. Эф ф ендиев), Сред­ ней Азии (О. А б д алов, X. З а р и ф о в, Г. С а м а р и н ), М олдави и (И. Ч о б ан ), Б у р ят и и (С. Б а л д а е в ), Т ата р и и (И. Н а д и р о в ), Якутии (Г. Эргис). Б о л ь ­ шой р а з м а х этой раб оты и стремление к созданию программы исследо­ ваний и к координации усилий в ы зв ал и необходимость в специальном всесоюзном совещ ании, которое было созвано Институтом этнографии А Н С С С Р в 1947 г. в М оскве. В то р ая В сесою зная конференция, посвя­ щ е н н ая изучению народного творчества Великой Отечественной войны, состоялась в Киеве в И н ституте искусствознания, ф ольклора и этно­ граф ии А Н У С С Р (1961). М а т е р и а л ы этих конференций публиковались в ж у р н а л а х «С оветская этнограф ия» и « Н а р о д н а т в о р ч к т ь та етнограф1я», стали достоянием ш ирокой научной общественности и стиму­ л и р о в а л и дальн ей ш ую и сследовательскую работу этнографов и ф оль­ клористов. Н ако п лен н ы е м а тери ал ы и целостная научная концепция позволили секто ру народного творчества И н ститута русской литературы А Н С С С Р созд ать ф ун дам ен тал ьн у ю коллективную монографию, обоб­ щившую опыт всех советских ф о л ь к л о р и с т о в 4 .

Изучению духовной культуры борцов-антиф аш истов стран Восточной Е вропы посвящ ены ценные раб оты б олгарски х ученых Ц. Вранской-Романской и Ст. Георгиевой-Стойковой, Е. Стоин, Г. Керемидчиева, Н. К а у ф м а н а, Т. Ив. Ж и в к о в а ; п рекрасн ы е антологии польских фоль­ клористов Г. С вирко и Я- Собеской «С песней и карабин ом » и Т. Ш еверы «П усть ветер несет ее...»; кап и тал ьн ы й комплексный труд «Словацкое народное восстание в народном творчестве», созданный сотрудниками И нститута этнографии в Б р а т и с л а в е С. Бурлясовой, Б. Филовой, С. Ковачевичевой, Я. М ихалеком, Я. Ш ольцем, многочисленные сборники и ком плексны е исследования ф ольклористов Ю гославии М. БошковичСтулли, Д. Н еделькови ча, Б. Конеского, К. П енуш лиского, Р. Хроватина, Н. М ар ти н ови ч а, В. М илош евича, О. М ладенович, М. Илиин и д р. 5;

антологии Н. Герцигони, Д ж. К а р а к л а и ч а, Т. Чубелича, М. З л атан о в и ча и д р.6 П р о б л ем а изучения духовной культуры н ародны х масс в годы второй мировой войны н еоднократно бы ла п редметом обсуж дения на м е ж д у ­ н ародны х научных ф орумах: на V и V III М еж д у н ар о д н ы х съ езд ах с л а ­ вистов (София, 1963; З а гр е б, 1978), на VII М еж дун аро д н ом конгрессе 4 «Русский ф ольклор Великой Отечественной войны». Отв. ред. В. Е. Гусев. М.—'Л., 1964 (авторский коллектив: А. М. Астахова, 3. И. В ласова, О. Н. Гречина, В. Е. Гусев, Б. М. Д обровольский, Л. В. Домановский, Б. П. Кирдан, С. И. Минц, Н. В. Новиков, А. Д. С оймонов). Там ж е см. библиографию, составленную М. Я- Мельц, воспоминания, дневники и материалы собирателей, описание архивных материалов .

5 Ц в. В ранска и Ст. Георгиева-Стойкова. П артизански бит и фолклор. София, 1954;

«Н ародни партизански песни 1923— 1944». Съставила Е. Стоин. София, 1955; Г. Керемидчиев. С ьврем енната българска народна песен (П роучване и образци). София, 1958;

«Песни на българското работническо движение. 1891— 1944». Съставител Н. К ауфман. София, 1959; Т. Ив. Ж и вко в. Български антифашистки песенен фолклор .

София, 1970; «Slovenske n aro d n e p o v stan ie v l’udovej tvorbe...». Z o stav o v atel’ B. Filova. B ratislav a, 1974; «Z piesniq i karabinem. P iesni partyzanckie i okupacyjne z lat 1939— 1945». W arszaw a, 1971; T. S zew era. Niech w ia tr ja poniesie... Lodz, 1970 (изд. 2-e, 1975; сборник назван по строке из популярной песни). И сследования югославских уче­ ных см. в кн.: «Српска Академика наука. Зборник радова», кн,. X V III, «Етнографски ин­ ститут», кн,. 3. Београд, 1960; « Р ад V III Конгресса Савеза ф олклориста Лугославще у Титовом У ж ицу 1961 године». Главни уредник Д. НеделжовиЬ. Београд, 1961, и в Тру­ дах последующих конгрессов. См. такж е: В. Е. Гусев. Изучение антифаш истского фоль­ клора в Ю гославии.— «Сов. этнография», 1962, № 5 .

6 «Z bornik p a rtiz a n sk ih napeva». U rednici N. H ercigonja, D. K araklajic. B eograd, 1962; T. Cubelic. U sta n a k i revolucija u rijeci n a ro d n o g pjesnika. Z agreb, 1966; «Sija zvezda. N arodne pesm e O slobodilacke borbe i socijalisticke izgradnje». P rired io M. Z latanovic, G radina, 1974 .

антропологических и этнограф ически х н а у к (М осква, 1964), на VI, VIII, XIII, XIV, XIX, XXVI конгрессах фольклористов Ю гославии (с участием зарубеж ных сп ец и ал и сто в ), на сем инаре ф ольклористов Чехословакии (также с участием за р у б е ж н ы х специалистов, 1971 г.) и др .

Коллективными усилиям и советских ф ольклористов и фольклористов социалистических стран со б ран ы и сохранены д л я будущ их поколений десятки тысяч текстов и м у зы ка ль н ы х записей устного народного твор ­ чества; архивы пополнились многочисленными документами, дневниками, письмами, воспоминаниям и, рукописными и печатными сборниками, листовками, реп ертуарны м и п ро гр ам м а м и фронтовых и партизанских хоровых ансам блей и аги тбригад; в музеях х ран ятся произведения народного прикладного искусства, п лакаты, рисунки, созданные непро­ фессиональными ху д о ж н и к ам и — с о л д ата м и, п арти зан ам и, узниками концентрационных лагерей, тр у ж е н и к а м и ты ла. Все это предоставляет возможность в оссоздать со значительной полнотой духовный мир народ­ ных масс в годы второй мировой войны, в ы яви ть идейное сод ерж ан ие и художественное св о еоб р ази е р азл и чн ы х видов народного творчества того исторического периода. Теперь, о б о зр е в а я весь этот огромный м атериал, можно объективно и по достоинству оценить его поистине непреходящую научную ценность и общ ественно-политическое значение. Хотя многие из названных источников внедрены в научный обиход, однако больш ая часть полевых, архивны х и музейны х м а тер и ал о в ж д е т ещ е исследователей и может существенно обогатить и уточнить н аблю ден и я и выводы, со д е р ж а ­ щиеся в научных тр у д а х п редш ествую щ их лет .

П роб лем атика оп убли кован н ы х трудов достаточно разнообразна, однако круг ее м о ж ет быть расш ирен. И сследователи, вооруженные марксистско-ленинской методологией, правомерно рас см а т р и в аю т духов­ ную культуру н ародны х масс военны х л ет в связи с конкретными исто­ рическими о б стоятел ьствам и ан ти ф аш и стской народно-освободительной борьбы ка к непосредственное в ы р а ж ен и е охвативш их массы социальных и национальных устремлений, п атриотических идей и настроений, чаяний и ожиданий народны х .

Поскольку ф аш и зм посягнул на сам о сущ ествование целых народов, их национальные традиции, обычаи, их культуру, борьб а против фаш изм а способствовала усилению и углублению этнического сам осозн ан и я масс, глубокому осознанию ими ценностей национальной духовной культуры и народных традиций, ак ти в и з и р о в а л а творческие силы масс. Вместе с тем освободительная б орьба народов против ф а ш и зм а вдохн овл ял ась про­ грессивными, револю ционными и деал ам и, п рограммой социальных преобразований, с о п р о в о ж д а л а с ь распространением в м ассах марксист­ ско-ленинской идеологии. С овм естн ая освободи тельн ая борьба, скреп ляв­ шая кровью б р атство р азн ы х народов, способствовала усвоению массами идей и н тер н ац и о н ал и зм а и укреплению их м еж дународн ой солидарности .

Поэтому естественно, что в и ссл ед ов ан и ях духовной культуры народных масс в годы второй мировой войны больш ое внимание уд еляется проб­ леме взаи м од ей ствия н ац ио н ал ьн ы х тради ци й и интернациональных идеалов, взаи м о об огащ ен и ю р азл и чн ы х этнических культурных тр ад и ­ ций, а т а к ж е роли в этом процессе культуры русского народа 7. Д у ­ мается, что сравнительно-историческое изучение процессов взаимодей­ ствия н ародны х культур в у сл ов и ях антифаш истской борьбы мож ет быть расширено, причем ж е л а тел ь н о не ограничиваться при этом с в я з я ­ 7 См., например: S. B urlasova. R uska p a rtiz a n sk a piesen «Ро doeinam i po vzgoriam »

a jej slovanske v erzije.— «S lovensky narodopis», 1974, № 4,'3. 543— 570; В. E. Г усев .

Этническое, национальное и интернациональное в антифашистских песнях.— «Зборник од XIX Конгрес на Со]'узот на фолклористите на Лугославща». Скоще, 1977, с. 119— 124;

Б. П. Кирдан. О бщ ее и особенное в песенном ф ольклоре восточных и западных славян периода второй мировой войны.— «И стория, культура, этнограф ия и фольклор славян­ ских народов. V III М еж дународны й съезд славистов». Д оклады советской делегации .

М., 1978, с. 360—384 .

ми этнически родственны х народов. Этническое родство, естественно, с о з д а е т б лаго при ятны е в о зм ож н ости д л я культурны х взаимодействий, однако д л я появления интернаци он ал ьны х элементов в народной куль­ туре р ас см а тр и в ае м о го п ериода р еш аю щ и м фактором были конкретные исторические и социальны е услови я совместной освободительной борь­ бы. П л о д отворн ы е резул ьтаты могут д ать новые сравнительны е исследо­ в ан и я к а к на м а т ер и ал е духовной культуры народов С С С Р, так и на ещ е недостаточно учтенных м а т е р и а л а х, относящ ихся к движению Соп­ роти влени я в стран ах З а п а д н о й Европы, к антиф аш истскому движению в Греции, Венгрии, Р умы нии, Австрии, Германии и в скандинавских странах. Н у ж д а ю т с я в исследовании т а к ж е факты, характеризую щ ие «микропроцессы» в духовной культуре интернациональны х воинских единиц и п ар ти зан ски х отрядов, объед и нявш их представителей разны х национальностей. Истоки этих процессов п рослеж и ваю тся в д еяте л ь ­ ности и нтернаци он альны х бригад, участвовавш их в антифашистской гр аж д а н с к о й войне в Испании; в годы второй мировой войны эти про­ цессы зн ачительн о активи зировали сь; тем не менее они не стали еще предметом специального ан ал и за. К а к частный случай предметом иссле­ д о вани я м ож ет стать д ух овн ая кул ьтура этнически ком пактной боевой группы, о к а зав ш ей ся в иноэтнической среде (например, русские п арти ­ зан ск и е отряды, д ей ство вавш ие на территории Словении, польские отр я­ ды в И тали и, чешский б атальон, ф о рм и ровавш и йся на территории С С С Р, и т. п.). Н аучн ы й и общественный интерес п р едставляет судьба н ародны х культурны х тради ци й в среде интернированны х, в концентра­ ционных л агерях .

И зучение р азл и чн ы х элементов духовной культуры рассматриваемого периода велось неравномерно и несколько оторвано от непосредственных бытовых условий их функционирования в специфических условиях .

К сож алению, сп ециальны х работ, р ас к р ы ва ю щ и х связи духовной культуры с фронтовым бытом и бытом п арти зан ски х отрядов, с бытом н аселени я оккупи рован ны х территорий и с бытом населения тыла, очень немного. С обственно этнограф ически х исследований быта н ародны х масс той поры ещ е м е н ь ш е 8. В своем роде у н и к ал ьн ы м остается упомянутый выш е опыт б олгарски х исследователей Ц. Романской-В ранской и .

Ст. Стойковой-Георгиевой « П а р ти за н с ки й быт и фольклор». М еж ду тем архивны е источники и м е м у а р н а я л ит ер ату р а, а т а к ж е очерки и неко­ торы е беллетристические произведения писателей, воспроизводящих ж и зн ь и борьбу народов в годы войны, с о д е р ж а т богатейший материал, который позволил бы э т н о гр а ф ам и ф олькл о ристам воссоздать связи духовной кул ьтуры с бытом н ар од ны х масс. Н е равном ерн ость освещ е­ ния ком пл ек са духовной культуры п ро яв л яется в недостаточном вни­ мании исследователей к судьбе некоторы х народны х традиций в годы войны. А вторы лиш ь немногих о п убли кован н ы х трудов стремились к разносторонней хар а к тер и сти к е духовной культуры — к а к ее традицион­ ных форм, т а к и новых, родивш ихся в услови ях антифаш истской борь­ бы. Н а и б о л е е полную картин у в этом отношении д а ю т исследования ю гославских этнограф ов и ф ольклористов (в них читатель найдет хар а к тер и сти к у обрядов, коллективны х парти зан ски х танцев, инстру­ ментальной музыки, творчества мастеров эпической традиции, похорон­ ных и пом и нальн ы х « туж бали ц», лирики, устной прозы, сатиры, д е я т е л ь ­ ности агитационны х «культурны х групп», п арти зан ски х ан сам б лей и театров и д р.). У дачны м опытом яв л яется т а к ж е н азв ан н а я вы ш е ко л ­ лекти вн ая м о н ограф и я этнограф ов и фольклористов Б р а т и с л а в ы «С л о ­ вацкое н ародное восстание в н ародном творчестве»: здесь на широком историческом фоне и сследую тся разл и чн ы е ж а н р ы устной прозы, словес­ но-музы кальны й ф о льклор, н ародное прикладн ое и изобразительное 8 См., например: А. За лескй Б ы т беларусш х сялян у партызансю м Мшск, 1960 .

Kpai .

искусство. Д у м ае тся, приш ло в р ем я д л я подлинно комплексного изучечения духовной культуры н ар од ны х м асс в у слови ях антифашистской борьбы ка к целостной системы во всей ее сложности — изучения, воз­ можного лиш ь объединенны ми си л ам и этнографов, историков искусства и фольклористов .

Особенно резу л ьтати в н ы м и до сих пор были исследования словесно­ музыкального творчества. В ы яснилось, что оно не у к л ад ы в а етс я в р а м ­ ки фольклора в трад и ци он ном значении этого слова. Фольклор состав­ ляет лишь часть м ногообразного самодеятельного искусства народных масс, причем са м ф о льклор п ретер п ев ал в новых исторических условиях заметные изменения — некоторы е его виды о к а за л и с ь неспособными отразить действительность того периода, другие продуктивно р а зв и ­ вались. Н а р я д у с произведен и ям и традиционного ф о л ь кл ора — песнями, частушками, ск азкам и, пословицами и поговорками, отчасти историко­ героическим эпосом (сохран ивш и м ся к а к ф о р м а творчества мастеров фольклора — русских скази телей, укр аи н ск и х кобзарей, гусляров у южных славян) — п олу ч ал и массовое распространение по зак онам устной традиции в солдатской, партизанской, рабочей и крестьянской среде созданные отчасти на основе тради ци он ны х форм ф ольклора, отчасти под в лиянием об разц ов профессиональной поэзии и музыки новые произведения р азл и ч н ы х ж а н р о в : песенная лирика, героические баллады, походные м арш и, сатирические куплеты, устные рассказы, поговорки, речения .

.. О дн оврем ен н о и п а р ал л ел ь н о с фольклором и фольклоризовавш имися произведениями значительное место в духовной культуре народны х м асс з а н я л а о р г ан и зо в а н н ая худ ож ественн ая сам о­ деятельность с присущ ими ей в ид ам и творчества и исполнительства, как индивидуального (с ам о д ея тел ьн ы е поэты и композиторы, авторы попу­ лярных песен), т а к и ансам б левого (хоровые, инструментальные, д р а м а ­ тические коллективы, аги тб ригады, «ж и вы е газеты » и т. п.) 9 .

М ногообразие и взаи м о д ей ствие р азл и чн ы х видов массового худо­ жественного творчества, постоянные переходы из одной его сферы в другую (из ф ольклорной — в сам од еятельн ую и наоборот) явились причиной о б р азо в ан и я слож ной динам ической ж анро во й системы, кото­ рая до сих пор не полу ч и л а ад ек ватного научного описания и опреде­ ления. Этим о б ъ яс н я ет ся обилие в научной л итер атур е значительно расходящихся м е ж д у собою ж а н р о в ы х кл асси ф и кац и й видов духовной культуры м асс в годы войны. П е р ед современным исследователем стоит зад а ч а критического а н а л и з а сущ ествую щ их опытов кл ассиф икации и решения этой проблем ы с помощью системного метода .

И сслед овани я ф о л ь к л о р а второй мировой войны п риводят к выводу, что его н ельзя р ас с м а т р и в а т ь к а к спонтанно р азв и ваю щ и й ся вид н аро д ­ ной культуры, лиш ь в его с в язя х с тр адиционны м и ж а н р а м и. Генети­ чески он восходит к р азн ы м источникам, к а к фольклорны м, т а к и не­ фольклорным: к традиционной народной лирике, к народной балладе, к сказочному эпосу, к несказочной прозе, к городскому романсу, к с о л ­ датским песням, к песням л итературн ого происхождения, к революцион­ ной рабочей поэзии, а если говорить о советском ф олькло­ ре Великой О течественной войны, то н а р я д у с этими источниками, общ ими д л я всех народов, боровш ихся против ф аш изм а, следует учи­ ты вать и преемственную связь с ф ольклором Великой Октябрьской со­ циалистической револю ции и г р а ж д а н с к о й войны, с фольклором периода Социалистического строительства, а т а к ж е огромное воздействие попу­ 9 Соотношение и взаим одействие традиционных и новых элементов в народном твор­ честве, коллективных и индивидуальны х его форм хорошо раскрыто в кн.: Л. С. М ухаринская. Белорусская н ародн ая п артизан ская песня 1941— 1945. Минск, 1968; Т. В. П о­ пова. О песнях наших дней. М., 1969 (раздел, посвященный песням Великой Отечествен­ ной войны ) .

л я р н ы х произведений советских поэтов и композиторов, в особенности м ассовы х песен 1930-х годов .

Д р у го й особенностью ф о л ь к л о р а второй мировой войны является то, что в его создании уч аств о в ал и не только фронтовики и партизаны, но й н аселение оккупи рован ны х территорий, и узники лагерей, и угнанные в ф аш и стско е раб ство люди, а в Советском Союзе — и труж еники тыла .

С озданн ы й в р азл и чн ы х усл ов и ях и о т р аж ав ш и й особенности каж дой н азван но й среды, ф ольклорны й реп ерту ар военных лет изучался д ал еко не р авн ом ерн о (н аи б олее ш ироко он п редставлен в н азванны х выше антол о гиях польского ф о л ь к л о р а ). П редстои т ещ е исследовать разл и ч ­ ные идейно-худож ественны е тенденции в процессе их взаимодействия и ф ор м и ров ан и я об щ ен арод н ого ф о л ь к л о р а с учетом специфических со­ ц и а л ьн ы х и исторических условий антиф аш истской борьбы разны х н а ­ родов .

П ервостепенное значение в современных исследованиях приобретает изучение воздействия на ф ольклор второй мировой войны револю цион­ ных песен п рош лы х эпох, особенно м еж д унар одн ы х рабочих песен, гим­ нов и марш ей. П оэтом у большой интерес п р едставляю т антологии и исследован и я последних лет, посвящ енны е революционным традициям, и зданны е в Б ол гар и и, Венгрии, Г Д Р, П ольш е, Румынии, Чехословакии, Ю гославии, а т а к ж е новые работы в этой области советских ф ольклори­ стов. Н еобходим о глубоко освоить этот богатейший фонд, обобщить резу л ь таты его исследований и заново, с учетом всего этого м атер и ал а, изучить н ародное песенное творчество второй мировой войны 10 .

А ктуальн ой д л я советской науки зад ач ей остается изучение зак о но­ мерностей и конкретны х форм в заи м од ей ствия м еж д у песенным фольк­ лором В еликой Отечественной войны и творчеством советских поэтов и композиторов. Успеш ные р е зу л ь таты в этом нап равлен ии могут быть достигнуты л иш ь при условии сотрудничества фольклористов с л и т е р а ­ ту ров ед ам и и м узы коведам и. П р и этом сл ед у ет избегать бытующих упрощ енны х представлен и й «о д еф о л ь кл о р и за ц и и » песенного народного творчества. С б л и ж а я с ь с проф ессиональны м искусством, заимствуя зач ас тую у него средства худож ественной и зобразительности (строфику, рифму, ритмику, м елод и ку), ф ольклор В еликой Отечественной войны сущ ественно о тли чался от профессионального искусства по ф орм е творческого процесса, т. е. о ста в а л ся по своей природе коллективным творчеством, с о х р а н я я присущ ие м асса м особенности художественного м ы ш л ен и я и некоторы е х а р а к те р н ы е способы вы раж ен и я: прёдельно обобщ енную идеал и зиро ван н ую ти пи зац и ю ф ак тов и характеров, кон­ центрацию вни м ани я не на и нд и ви д уальны х свойствах человека, а на об щ ен ародн ы х, создан и е кол л ек тивн ы х о б р азо в и представлений, в ы р а­ ж е н и е коллективн ого сознания, ко л л ек ти в н ы х настроений и чувств. П о ­ этом у особенно перспективны так и е исследования, которые не ограничи­ в аю тся учетом внешнего, ф ор м альн ого сходства новых н ародны х песен с п роф ессион альн ы м искусством, установлен и ем близости отдельных элем ентов поэтики и мелодики, а п роникаю т в глубинны е пласты народ ­ ного худож ественного мы ш ления, по-своему претворяю щ его заи м ствован ­ ные элементы, создаю щ его из них новую худож ественную ценность .

В этом отношении ф ол ькл о р второй мировой войны п ред оставляет иссле­ д о вател ю богатейш ий, д а л е к о ещ е не освоенный м атер и ал д л я изучения коллективн ого творческого процесса на новом историческом этап е р а з ­ вития н ародного искусства .

В связи с этим во зн и ка ет з а м а н ч и в а я з а д а ч а изучения х удож ествен­ ных стилей ф о л ь к л о р а второй мировой войны. В стилевом отношении он п р ед став л яется в есьм а р азн о о б р азн ы м и на первый в згл яд экл ек­ 10 Развитию такого направления в ф ольклористике активно содействовал создан­ ный в 1961 г. в П раге и затем перенесенный в Б удапеш т М еж дународный центр изуче­ ния рабочих песен, деятельность которого следовало бы возобновить .

тичным. В нем переплетены р азл и чн ы е музы кально-поэтические эл е­ менты, восходящ и е к разн ы м ста д и ал ь н ы м п ластам ф ол ькл о ра и к р а з ­ личным худож ественн ы м трад и ц и ям. В ообщ е, к а к известно, неоднород­ ность, многослойность стилистики — одна из особенностей фольклора, где сл о ж и вш и еся в оп ределен н ы е эпохи стилевы е системы не просто уступают место другим, а н аследую тся и сохраняю тся новыми поколе­ ниями, созд аю щ им и в свою очередь новые стили. Это стилевое р а зн о ­ образие у сл о ж н я е тся и тем, что происходит постоянное взаимодействие различных соц и альн ы х групп в общ ен ародн ом творчестве, а на поздней­ ших э т а п а х — и отмеченное в заи м од ей ствие собственно фольклорны х стилей со стилевы ми системами, вы работанн ы м и профессиональным искусством. П редстои т на конкретном м а тер и ал е исследовать в заи м о ­ отношения и в заи м од ей ствие архаических, но ж изнеспособных стилей крестьянской песенной культуры (обрядового ф ольклора, старейшей лирики), подвиж ны х, м одиф ицирую щ их стилей, хар а ктер н ы х д л я монострофических им п рови зац и й, весьм а популярного стиля городского романса, «н авязчивы х» стилей поздней солдатской песни и д а ж е «тюремной» лирики, стилей рабочей поэзии и музыки революционных песен. Д ей ств и тел ьн о ли все эти и другие элементы составляю т некую эклектическую смесь или в процессе «сосущ ествования» и интенсивного взаимодействия они о б р а зо в а л и новую стилевую систему? К аки е тен­ денции в х уд ож ественн ом разви тии масс в ы р а ж а ю т эти различны е стили, какие из них способствовали созданию эстетических ценностей? Явилось ли народное худож ественн ое творчество п ериода второй мировой войны «разруш ением» ф олькл орно й эстетики или ее преобразованием, созд а­ нием новой н арод ной эстетики? Эти вопросы ж д у т ещ е научно обосно­ ванны х ответов .

В зак л ю ч ен и е коснемся заявл ен н ой в н ач ал е статьи проблемы судеб созданных народ о м в годы второй мировой войны культурны х цен­ ностей. И х огром ное исто ри ко-п о зн авател ьн о е значение не подлеж ит сомнению. К а к непосредственное в ы р а ж ен и е творческой энергии масс, к а к процесс активного с а м о у тв ер ж д ен и я и самосохранения, непрекращ аю щ ей ся духовной д еятельн ости, н ародное творчество тех лет противо­ стоит бесплодной, разруш ительн ой, и звращ енной ан ти культуре ф аш и з­ ма. Я в л я я с ь п р ав д и в ы м и эмоционально-действенны м отраж ен ием з н а ­ чительного исторического п ериода в ж изн и н ародов, их подвигов и ж ертв, искренним и зъ яв л ен и ем их стремлений, настроений и чувств, народное творчество тех л ет н ав сегд а останется великим, ни с чем несравнимы м пам ятни ком духовной культуры, и к а к к а ж д ы й памятник оно п о д л е ж и т охране. С оби рател ьскую и п убли каторскую р аб о ту ф ольк­ лористов, этнограф ов и искусствоведов следует р а с см а тр и в ат ь и оцени­ вать к а к д еятел ьн о сть, имею щ ую больш ое общ ественное значение. Все, что сд ел ан о в этом н ап рав л ен и и — созд ан н ы е антологии и сборники, архивны е и музейны е со б р ан и я,— есть од на из форм увековечения всенародного подвига. О д н ако п реж деврем ен но было бы считать, что все у ж е собрано, д о л ж н ы м об р азом си стем ати зи ровано и сохранено, стало достоянием общественности. С л ед о ва ло бы, на мой взгляд, иметь обязател ьн ую д л я всех научны х учреждений, архивов, музеев, библио­ тек н аучно-методическую инструкцию, пред усм атриваю щ у ю выделение специальны х фондов х ран ен и я и постоянную экспозицию м атери алов, издание описаний этих фондов .

Р еш ени ем ф ольклорной комиссии при М еж д у н ар о д н о м комитете славистов в дни раб о ты V II I с ъ езд а славистов (З а гр еб, 1978) н ач ата подготовка ж и зданию д вух антологий ф о л ь к л о р а второй мировой войны на м а те р и а л а х, собран н ы х в о всех социалистических стран ах,— томов песенного ф о л ь к л о р а и устной прозы. В озгл ав и ть эту р аб оту поручено польской ф ол ькл ор и стке Д. С имонидес и советскому фольклористу Б. П. К ирдан у. Успех этой р аб оты и д а л ь н е й ш а я и зд а тел ь ск а я р е а л и ­ з а ц и я антологий во многом будут зави сеть от активности советских ф ол ькл о ристов. Д у м а е т с я, что н аста л о в рем я создать академическую антологию советского ф о л ь к л о р а Великой Отечественной войны. Со врем ени в ы ход а в свет н азв ан н ы х в н а ч а л е статьи изданий прошло мно­ го лет. З а прош едш ее с тех пор в р ем я н акоплено много новых фактов, установи л ись более об ъективн ы е кр и тери и их отбора, усовершенство­ в а л а с ь тек стол огич еская методика. Н о в а я антология сп особствовала бы б о л е е полному и точном у воспроизведению состояния народного твор­ чества п ериода второй мировой войны. Особенно актуальной, на мой в згл яд, зад ач ей современной науки я в л я е тся создание обобщающего ком плексного фольклорно-этнограф ического труд а о быте народных масс и их духовной ку л ьтур е в годы войны .

А н ти ф аш и стско е худож ественное н ародное творчество — не только зн ач ительн ы й исторический памятник, но и часть живого худож ествен­ ного н аследи я, в определенной мере функционирующий элемент сов­ ременной духовной культуры социалистического общ ества. Это прояв­ л я е т с я в сам ы х р азл и чн ы х ф ормах, но не стал о еще предметом спе­ ц и а л ьн ы х исследований. П р о и зо ш л а оп ред елен н ая эволю ция в быто­ вании ф о л ь к л о р а второй мировой войны. По со д ерж ащ и м ся в м атери а­ л а х экспедиций и в научной л и т ер ат у р е н аблю ден и ям собирателей в п ервые послевоенные годы произведения всех ж ан ро в исполнялись устно, зан оси ли сь в многочисленные рукописные песенники — «альбо­ мы», соп р о в о ж д ал и уличные гул ян ия м олодеж и и праздничные з а ­ сто л ь я. П ри чем это было не только там, где в недавнем прошлом перед­ в и г а л и с ь линии фронтов и р а з г о р а л а с ь п ар т и зан ск а я борьба, а повсеме­ стно, к а к п о к аза л и, наприм ер, экспедиции 1940-х — первой половины 1950-х годов в С ибири и на У р а л е и ко м п л ек сн ая экспедиция И нститута э тн о гр а ф и и АН, С С С Р и И н сти тута русской литературы АН С СС Р 1960— 1961 гг. в С реднее П о в о л ж ь е. В последствии, особенно во второй половине 1960-х — в 1970-е годы, произош ли изменения в соотношении видов бытую щ его ф о л ь к л о р а — значительно сократился песенный реп ер туар, од нако возрос удельн ы й вес устной прозы, особенно меморатов, а исполнение л о к а л и зо в а л о с ь во времени и стал о приурочиваться к п ам ятн ы м д а т а м (годовщ и нам ср аж ен и й и освобождения городов и сел, к револю ционны м п р азд н и ка м, особенно к Д н ю П об ед ы ), а так ж е ста л о со п р о в о ж д ать встречи ветеранов-однополчан и участников боев на м естах ср аж ен и й “. В этих сл у ч ая х исполнение песен стало трад и ­ ционным (наприм ер, по сообщению В. П омяновской на V III съезде славистов, пение вокруг костров во в рем я традиционны х «партизанских ночей» в П о л ь ш е ). По н аб лю д ен и ям С. Бурлясовой, в Словакии в нар од ­ ной п ам я ти сох ран яю тся л учш ие песни, д л я которы х х ар а к т ер н а «выс­ ш а я степень обобщ ения» 12. А налогичны й отбор произведений ф ол ькл о ра сам н а р о д производит и в других странах. К сож алению, н аука р а с п о л а ­ га е т л иш ь отдельны ми разр озн ен н ы м и ф ак там и, а сколько-нибудь систе­ м атич еское социально-этнограф ическое исследование бы тования и ф унк­ цион и ровани я ф о л ь кл ор а второй мировой войны не проводилось .

О дновременно с процессом устной передачи происходит и х а р а к те р ­ ное д л я социалистического общ ества вклю чение лучш их произведений н ародного тв орчества второй мировой войны в р азл и ч н ы е виды куль­ турно-просветительской деятельности и в систему художественной сам о д еятельн ости — создаю тся хоры ветеранов войны, проводятся вы ступлени я м астеров устного р а с с к а за, орган и зую тся конкурсы и ф естивали песен народно-освободительной борьбы, осущ ествляется про­ п а г а н д а этих песен средствам и массовой и нф орм ации (тематические 11 См., например: 3. Я. Можейко. П есенная культура белорусского П олесья. Село Т онеж. Минск, 1971, с. 101— 103 .

12 S. B urlasova. P a rty z a n sk e a odbojove piesni.— «Slovenske n aro d n e povstanie v l ’udovej tvorbe». B ratislav a, 1974, s. 178 .

радио- и т е л е п е р е д а ч и ), издаю тся массовы ми т и р а ж а м и записи от народных исполнителей песен и устных р ас ска зо в. Во всех таких сл у­ чаях фольклористы о к а зы в а ю тс я не только н аб лю д ате л ям и, но и о рга­ низаторами и научны ми кон сультан там и, однако этот опыт не получает должного о т р а ж е н и я в научной периодике и обобщ ения в научно-мето­ дической л и тературе .

Наконец, нел ьзя обойти молчанием и такой в аж н ы й процесс освое­ ния современной культурой духовны х ценностей, созданны х народом во время войны, к а к творческую ад ап тац и ю их в профессиональном искусстве — в поэзии и литературе, в д р ам а т у р г и и и театре, в музыке и кинематографии. Н е приходится сом неваться, что этот процесс и его плодотворные р езул ь таты ещ е привлекут внимание искусствоведов .

И з всего ск азан н о го следует вывод, что изучение духовной культуры народных м асс п ериода второй мировой войны остается актуальн ы м н ап ­ равлением советской ф ольклористики и этнографии и о ткры вает перед современными и ссл ед ов ате ля м и новые перспективы .

FOLK CR EA TIV E ART IN THE YEARS OF THE SECOND WORLD

W AR AND THE PROBLEMS OF STUDYING IT

The au th o r review s th e re su lts achieved by stu d ies of an ti-fa scist folklore and fo r­ m ulates certain topical problem s a risin g in the co u rse of stu d y in g the intellectual cul­ tu re of the people’s m asses in the Second W orld W ar period. The au th o r m akes a num ber of su g g estio n s: the processes of m u tu al influences betw een different peoples’ cu ltu res in their jo in t w ar of lib eratio n a g a in s t fascism should be m ore w idely studied; the functio­ n ing of the creativ e a rt w orks of th o se y e a rs u n d er p re sen t-d ay social conditions should u ndergo sy stem atic research; th e place and role in so cialist cu ltu re of the sp iritu al values created by th e m asses in those y ears should be determ ined .

A m ong specifically fo lk lo ristic problem s th e au th o r is p a rtic u la rly interested in:

the sources and the re g u la ritie s of the developm ent of folk creative a rt in the Second W orld W ar years; its classificatio n by g enre; the artistic styles of an ti-fa scist folklore;

the problem s related to g a th e rin g, p re se rv in g and p u b lish in g folklore-ethnographic m a­ terials .

М. Г. Р а б и н о в и ч

ГО РО Д И ТРАДИЦИОННАЯ Н АРО ДН АЯ КУЛЬТУРА *

В н аш е в р е м я в и н дустри альн о р азв и т ы х стран ах всего мира город­ ское населени е реш ительно п р ео б л а д а ет н ад сельским, и в частности в С С С Р к а ж д а я п о сл ед ую щ ая перепись н аселени я п оказы вает рост этого п р е о б л а д а н и я гор ож ан. П р о б л е м а урб ан и зац и и в с та л а у ж е давно, и сей­ ч ас никому не приходит в голову отри цать огромное влияние города, городской ку л ьтур ы на все реш ительно области народной жизни. Это д е л а е т очевидной необходимость этнографического изучения городов, без которого н ево зм ож н о составить представление о культуре народа в целом .

Н о изучение современного города д о л ж н о опираться на изучение го­ р о д а древнего и средневекового — ведь почти все явлен и я городской ж и зн и у ход ят своими корням и в д ал е к о е прошлое, в предшествующие исторические формации .

Это в особенности необходимо, когда речь идет об изучении традиционной культуры народ а. Если не п ред ставлять себе тр ад и ци и к а к нечто р аз н авсегда установленное, к а к нечто застывшее, если р ас с м а т р и в а т ь традиционную народную культуру в ее развитии, то станет очевидным, что в этом процессе' город и деревн я не всегда про­ ти востояли друг другу, что во многих сл у ч аях они уч аствовали в нем, д о п о л н яя д руг д руга, содействуя созданию и разви тию этнокультурных традиций .

П о следн ее п олож ен ие в прош лом серьезно оспаривалось. Городская к у л ь тур а З а п а д н о й Европы еще как-то п ризн авал ась, но этого у ж е н ел ьзя с к а з а т ь о г оро д ах Востока, а русские города еще в прошлом и д а ж е в н а ч а л е нынеш него в ек а р а с см а т р и в ал и сь д а ж е к а к «правитель­ ствен н ая ф ан таз и я », «н аси льствен ная с л у ч а й н о с т ь » 1 в народной жизни .

Основу народной культуры о пределял, по мнению исследователей, огромный массив сельского населения, в котором терялись маленькие городки, не п р и зн ав ав ш и ес я многими «настоящими», «истинно экономи­ ческими», «городами в научном см ы сле слова» 2. Бесспорной считалась в е д у щ а я роль город а и го р о ж а н в политической жизни страны, в о б л а ­ сти науки и профессиональной культуры. Т ради ци он ная ж е народная ку л ь ту р а р а зв и в а л а с ь, к а к д у м а л и многие, без участия горожан. Более * С татья написана на основе доклада, сделанного в школе-семинаре (Звенигород, 29 октября — 3 ноября 1979 г.) (см. «Сов. этнография», 1980, № 2) .

1 См., например, Я. Я. Огарев. П исьма к одному из многих.— Избранные социаль­ но-политические и философские произведения, т. I. М., 1952, с. 677 .

2 См. В. П. С еменов-Тянш анский. Город и деревня в Европейской России. СПб., 1910;

Я. А. Рож ков. Город и деревня в русской истории (краткий очерк экономической ж изни Р оссии). Пг., 1918; А. А. Зим ин. Состав русских городов XVI в.— «История, записки», т. 52, 1955; Я. Я. Воронин. К итогам и зад ачам археологического изучения древнерус­ ского города.— «Кр. сообщ ения И н-та истории материальной культуры», № 41, 1951;

В. В. К арлов. О ф акто р ах экономического и политического развития русского города в эпоху средневековья (к постановке в опроса).— «Русский город. И сторико-методоло­ гический сборник». М., 1976 .

того, город р а с с м а т р и в а л с я почти исклю чительно к а к нивелирующий, разру ш аю щ и й традиционную ку л ь ту р у фактор .

Но д ал ьн ей ш е е рассм отрение этой проблемы, привлечение новых м а ­ териалов п о звол я ет поставить вопрос: т а к ли в действительности' м а ла (чтобы не с к а з а т ь — о тр и ц а тел ь н а ) роль города в создании и развитии традиционной народной культуры ? Вопрос, р азум еется, общий, к а саю ­ щийся ед ва ли не всех городов мира. В р а м к а х данной статьи мы будем все ж е п оль зо в ать ся ф актическим м атери ал о м, х арактери зую щ и м пре­ имущественно города русские, п ри в л ек ая д ля ср авнения имеющиеся данные о за р у б е ж н ы х городах, а т а к ж е о городах П рибалтики, П о ­ волж ья, К а в к а з а и Средней Азии, п р ед став л яю щ и е общий интерес .

П р е ж д е чем перейти к в ы явлению роли города в развитии т р ад и ­ ционной народной культуры, уточним само понятие «город» в отноше­ нии к наш ей теме. З а д а ч а эта, н есл о ж н ая д ля современности, представ­ ляет зн ачительн ы е трудности, когда мы о б р ащ а ем с я к прошлому. И ес­ ли сейчас в больш инстве стран имею тся тверды е критерии (исходящие, как п равило, из числа ж и телей и из х а р а к т е р а их зан яти й ), на основа­ нии которы х те или иные поселения относятся к категории городов и промы ш ленны х поселков, то в прош лом эти критерии либо были совер­ шенно иными, либо не сущ ествовали вовсе. Р а б о т а я над письменными источниками, мы в ы н уж д ен ы ч ащ е всего попросту принимать те д еф и ­ ниции, которы е д а в а л и с ь соврем енниками, а определение в этом смысле археологических п ам ятни ков ещ е слож нее, поскольку дал еко не каж д ы й из них м ож ет быть сопоставлен с уп ом и наем ы м в письменных источни­ ках городом. Д л я русских городов пробл ем а о сл о ж н яется еще и неод­ нозначностью самого тер м ин а «город» в древнерусском языке. Словом «город», «град», «грод» обо значали сь, к а к известно, и поселение в це­ лом, и укреплен и я, и терри тори я внутри укреплений, и, наконец, д а ж е о п ред ел ен н ая о б ласть, за в и с е в ш а я от города .

Н е удиви тел ьно поэтому, что в наш ей н ауке до настоящ его времени нет ещ е единого мнения о том, к а ки е поселения следует считать города­ ми. П о ж а л у й, сам ое старое мнение: городами являю тся те поселения, которые п р и зн ав ал и го род ам и современники, что получило, ка к сказано, о тр аж ен и е и в письменных источниках. Это мнение, идущ ее ещ е от ис­ торико-ю ридической ш колы, не устарело, по наш ему мнению, и с е й ч а с 3 .

Н о у ж е в конце прош лого и н а ч а л е нынешнего столетия были предло­ ж ены иные, не менее обоснованны е критерии. Одни авторы исходили из людности поселения, п р е д л а г а я считать городами населенны е пункты с числом ж и тел ей б ольш е определенной (к ак правило, ими самими з а д а н ­ ной) цифры ; другие п р и д ав ал и больш ое значение зан яти я м населения, счи тая гор од ам и поселения, ж и тел и которых были зан яты преимущест­ венно в п ромы ш ленности (первой формой которой я в л яе тся ремесло) и торговле; критерием при этом служ и л обычно довольно высокий уровень р азв и ти я торговли и промышленности, свойственный развиты м городам эпохи к а п и т а л и з м а 4. Н аконец, сущ ествует третья точка зрения, исходя­ щ а я из того, что понятие «город» не со в п ад ает ни с понятием «большое поселение», ни с понятием «поселение промы ш ленников и торговцев», что городском у поселению о б язател ьн о д о л ж н ы быть присущи черты го­ родского о б р а з а ж изни, городского быта (понимаемого весьма широко — к а к внеш нее в ы р а ж е н и е общ ественны х отношений) 5 .

3 См. Д. Я. Р езун. К характеристике документов приказного делопроизводства, как источника по историографии сибирского города в X V II в.— «История городов Сибири досоветского периода (X VII — нач. XX в.)». Н овосибирск, 1977; М. Г. Рабинович. Очер­ ки этнограф ии русского ф еодального города. М., 1978 .

4 L. M um ford. The city in histo ry. London, 1961; В. П. Семенов-Тяншанский .

Указ. раб .

5 П. Г. Р ы ндзю нский. Основные ф акторы городообразования в России второй поло­ вины X V III в.— «Русский город» .

И з этих гл ав н ы х определений понятия «город» исходят несколько д р у ­ гих, п ользую щ и хся в качестве критериев п р изнакам и, на первый взгляд чисто внешними (общей п лощ адью и пло щ ад ью центрального укрепле­ ния, н али чи ем по крайн ей мере двух линий укреплений, наличием соору­ ж ени й городского х о зяй ства и т. п. ), но яв л яю щ им и ся важ н ы м и п о к аза­ тел я м и р а зв и т и я городского бы та 6 .

Н етрудн о зам ети ть, что к а ж д о е из приведенных определений имеет к а к в а ж н ы е достоинства, т а к и сущ ественные недостатки. Официальное призн ан и е какого-ли бо поселения городом д а л е к о не всегда соответство­ в а л о действительности, т а к как, с одной стороны, иногда город попадал в число « ш татны х» намного п о зж е своего возникновения (достаточно' привести пример И в ан о в о -В о зн е сен ск а), с другой стороны, городами п р о д о л ж а л и числиться некоторы е поселения, д ав н о утративш ие значе­ ние городов (в Англии в определенный момент они получили название «гнилы х м е с т е ч е к » ). П ересмотр с т а ту са городов бы вал чрезвычайно редко. И с х о д я из кри тери я населенности, и сследователи приводят иногда со об раж ен и я, в достаточной мере п а р а д о к с а л ь н ы е 7 .

Ч и сленн ость населени я и точный социально-профессиональны й его состав, к а к и торгово-промы ш ленны й потенциал города д ля древних пе­ риодов, к а к правило, не п о ддается точному определению, общие крите­ рии в этом отношении в ы р а б о та ть пока не п р ед став л яется возможным (особенно, если учесть л о к ал ь н ы е в а р и а н т ы ). О тсю да — нередко вы ­ н у ж д ен н а я произвольность в отнесении поселения к той или иной к а те­ гории. И н о гд а так ие попытки приводят, например, к почти полному отри цани ю н аличия городов в эпоху ф ео д ал и зм а в целых обширных об ластях, а то и странах. П ри м ерн о те ж е р езу л ь таты д а е т и введение ф о р м а л ь н ы х критериев вроде наличия второй линии укреплений. Что ж е к а с а е т с я п лощ ади, то этот в аж н ы й критерий м ож ет быть использо­ в ан только в н екоторы х определенны х сл у ч аях (в частности, здесь о б я­ зате л ьн ы узки е тер р и то ри ал ь н ы е и хронологические р а м к и ), поскольку известно, что при высокой плотности населения (причины, обусловли­ в а ю щ и е ее, р азл и чн ы ) крупный промы ш ленны й центр мож ет зан и м ать м еньш ую пло щ ад ь, чем иное село. Д л я этнографов, пожалуй, в а ж н е е всего тезис П. Г. Ры н дзю нского об оп ределяю щ ем значении быта, у к л а ­ д а ж изни. Н о городской об р аз ж и зн и — это не причина, а следствие о б р а зо в а н и я городов. То ж е мож но с к а за т ь и о людности, и об упомяну­ ты х только что ф о р м а л ь н ы х призн ак ах, а с некоторы ми оговорками — и о сам ом статусе города. Т аким образом, к а к бы ни были существенны все приведенны е вы ш е критерии определения города, они исходят из следствия, а не из причины о б р азо в ан и я городов. И ссл ед овател и схо­ д я т с я на том, что первопричиной этого слож ного процесса является общ ественное р азд ел е н и е труда. «Основой всякого развитого и товаром опосредствованного р а зд е л е н и я тр у д а,— писал К. М ар к с,— является отделение города от деревни. М о ж н о сказать, что вся экономическая ис­ тори я общ ества р езю м ируется в д виж ении этой противоп ол о ж н ости » 8 .

В озни кш ий в р е зу л ь т а т е этого новый д л я данной общественно-экономи­ ческой ф о рм аци и тип поселения — город — имеет множ ество разн ооб ­ р а зн ы х функций. Г орода яв л я ю т с я центрами промы ш ленны ми и торго­ выми, военными и административны ми, культурными и религиозными .

Е д в а ли не гл ав н ы м д л я наш ей темы п ред став л яется значение города к а к местного центра. Это понятие не исчерпывается определением го­ 6 В. В. Седое. Городищ а Смоленской земли.— «Д ревняя Русь и славяне». М., 1978;

Е. E nnen. F riihgesch ich te der eu ropaischen S tad t. Bonn, 1953; Г. В. Штыков. Города П о­ лоцкой земли. М инск, 1978 .

7 Л. М эмфорд, например, замечает, что, строго говоря, города есть не только у лю ­ дей, но и у некоторых ж ивотны х (например, у муравьев, у пчел) (см. L. M um ford. Указ. .

раб., с. 6) .

8 К. М аркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 365 .

рода к а к ц ен тра местного ры нка; оно шире, хотя экономические функции п реобладаю т н а д воен но-ад м и ни стративн ы м и и культурно-конфессио­ нальными .

К а к н ам сл уч ал о сь у ж е п о к азы в ат ь 0, д л я сл о ж ени я городского об­ раза ж и зн и не о б язате л ьн о н али чи е всего м ногообразия функций посе­ ления, о которы х то л ьк о что говорилось. Д о стато ч н о одной функции, чтобы поселение приобрело (с р азу или постепенно) черты города: отно­ сительно б о льш и е лю дность и р азм ер ы, сооруж ен ия городского х озяй­ ства, по больш ей части и укрепл ен и я, городской о б р а з жизни. Но устой­ чивость города к а к поселения, его долговечность в значительной сте­ пени зав и си т от того, н аск о ль ко он в ы п о л н яет функции местного центра, насколько он необходим о к р у ж а ю щ е м у местному населению. Если необ­ ходим, тогд а ни изменения мировой торгово-промышленной, ни военно­ политической, ни религиозной конъюнктуры, ни д а ж е полное разорение неприятелем не п р е к р а т я т ж и зн и города. В противном ж е случае лю бое из этих изменений м о ж ет повести к п ревращ ени ю города в сельское поселение (причем постепенно исчезнут черты городского б ы т а ), а то и к полному зап устени ю города. В чер аш н и е столица, крупный центр м е ж ­ дународной торговли, зн ам ени тей ш ее место паломничества, важ нейш ий военный опорный пункт могут с изменением конъю нктуры в короткий срок у т р ати ть свое значение, и сам ое сущ ествование их к а к городов з а ­ висит от того, н аск о ль ко они я в л я ю тс я т а к ж е и местными центрами .

«Не д а л ь н я я то рго вля, но рынок, б а з а р д е л а ю т город центральны м пунк­ том хозяйственной ж и зн и»,— пиш ет известный ур б ан и ст Э. Эннен 10 .

А рхеологи д ав н о у ж е об рати л и внимание на то, что многие древние поселения, о б л а д а ю щ и е в а ж н ы м и п р и зн ак ам и города, сущ ествовали не­ долго (одно-два столетия) и запустели, в то в рем я к а к другие развились и я в л яю тс я городам и и в н аш и дни. В частности, сопо ставл яя разви тие С м оленска и Г н ездова, В. Я. П етрухин и Т. А. П у ш ки н а пришли к выво­ ду, что Гнездово, возни кш ее на р у б е ж е IX и X в., п ер еж и в ал о наиболее интенсивное р азв и ти е в середине X в. к а к кн яж еский и дружинны й центр —• погост, в котором со б и р а л а с ь дань, связан ны й торговлей с Во­ стоком, В изантией, С редней Европой, но не о т р а ж а в ш и й в достаточной мере интересов своей округи. В XI в. этот городок заглох, тогда к а к его б ли ж ай ш и й сосед — местный племенной центр С моленск стал интенсив­ но р а зв и в а т ь с я и. Это н аб лю д ен и е п ред став л яе тся нам весьма ценным .

П одобны е я в л ен и я не были редкостью и в более поздние времена. Так, в X IV — XVI вв. к н яж еск и й город Р а д о н е ж, не созд ав вокруг себя проч­ ного ры нка, в ы н уж д ен был уступить значение местного центра основан­ ному поблизости Т рои цком у монастырю. М он асты рь п реврати лся в го­ род, а Р а д о н е ж — в село, н есм отря на то что московское п равительство пыталось искусственно п о д д е р ж а т ь Р а д о н е ж, и зд а в а я, например, указы о во звр а щ ен и и ту д а я р м а р к и 12. М ного случаев изменения статуса малых городов св яза н о с ад м и н истрати вн ы м и м еропри яти ям и при установлении областного д ел ен и я России в X V III в. Успех их зав и сел от того, н асколь­ ко п рав и л ьн о оц ен ивал и сь при этом перспективы данного города, преж ­ де всего в сохранении или приобретении значения местного центра .

М о ж н о д ум ать, что подобным ж е о б разо м обстояло дело и при ан а л о ­ гичных р е ф о р м а х в других странах .

9 М. Г. Р абинович. У каз. раб., с. 20— 21; его же. К типологии восточнославянских городов.— «П роблемы типологии в этнографии». М., 1979, с. 230—231 .

10 Х отя при этом центры меж дународной торговли обычно крупнее, чем рядовы е местные центры. Е. E nnen. Die europaische S ta d t des M ittelalters. G o ttingen, 1975, S. 84, 202 .

1 В. Я. Петрухин, Т. А. П уш кина. К предыстории древнерусского города.— «Исто­ рия СССР», 1979, № 4, с. 102— 106. Н азвание «Гнездово» здесь употреблено условно, так как древнее имя городка неизвестно .

12 М. Г. Р абинович К типологии восточнославянских городов, с. 238 .

С р азн о о б р азн ы м и фун кц иям и города св язан ы не только его внешние п р изн ак и, о которы х мы упоминали, но и б о льш ая, чем в селах, сл о ж ­ ность социального и этнического состава его населения .

И сходя из излож енного, мы п р ед л а гаем в качестве рабочей гипотезы д л я освещ ения поставленной нами проблем ы определение города как относительно крупного поселения, укрепленного или без укреплений, я в ­ л яю щ е го ся местным экономическим и культурны м центром, имеющего сл ож н ы й в этническом и социальном отношении состав жителей, боль­ шинство которы х зан ят о в товарном производстве и ведет городской о б р а з жйзни .

Ф у н кц ия города к а к местного ц ентра стр ож ай ш е обусловлена его тесны ми св язям и с сельским населением .

Б ы л о бы удивительно при этом, если бы город о к а за л с я чуждым т р а ­ диционной народной культуре, если бы роль его огран и чи валась только передачей сельском у населению иноземных новшеств. Н а р о д н а я куль­ ту ра б ы л а во всех отнош ениях его основой и питательной средой. Другое дело, что г о р о ж а н е активно у ч аств о в ал и в п ереработке старых и созд а­ нии новых кул ьту рны х ценностей, в развитии материальной и духовной к ультуры н а р о д а в целом .

П р и зн ан и е крестьян ств а не только основным, но и единственным, исклю чительны м носителем традиционной культуры народа, а с ним и и зве ст н ая и д е а л и за ц и я сельской ж и зн и и самой культуры появились л и ш ь в X V I I—X IX вв. и были св яза н ы с романтизмом, который в сере­ дине прош лого столетия в России стал в а ж н ы м элементом народниче­ ской идеологии. В опрос этот сам по себе весьма слож ен и не мож ет быть р азр е ш е н в одной краткой статье. Д л я нас в аж н о, что одной из сторон н ароднической идеологии, против которой боролись впоследствии м а р к ­ систы 13, было к а к р а з это романтическое понимание роли крестьянства к а к единственного носителя традиций народной культуры и города как исклю чительно н ивелирую щ его ф ак т о р а, этой культуре угрожаю щ его .

С другой стороны, и д е ал и зац и я сельской ж изн и б ы л а ещ е с X V II— X V III в. в высокой степени свойственна реакционной дворянско-поме­ щ ичьей идеологии, что о трази л ось и в различны х п асторальн ы х сю ж е­ т ах л и т ер ату р ы того времени .

Ч то ж е к а с а е т с я собственно народного творчества, в частности устной поэзии, то в ней город и зд а вн а за н я л прочное положение и д а ж е не­ сколько и д е ал и зи р о в ал ся. Д остато ч н о вспомнить художественные о б р а­ зы древнерусской народной поэзии: былинный Киев — резиденцию л а с ­ кового к н я зя В л а д и м и р а — или В еликий Н овгород с его мировым тор­ гом, которы й не в состоянии выкупить сам богатый гость Садко. Вместе с тем русские былины со д е р ж а т и убедительны е бытовые подробности городской ж и зн и вроде д р а к на Н овгородском мосту или хвастовства з а е з ж е г о гали цкого боярина, что в Г ал и че мостовые много лучше киев­ ских .

В н ар од н ы х п р ед став л ен и ях городская ж и зн ь с древнейш их времен р и с о в а л а с ь к а к о б р а зе ц и д а ж е предмет зависти д л я приезжего сельско­ го ж и тел я. К ро м е того, в создании по крайней мере некоторых циклов былин, в ош едш и х в золотой фонд русского ф ол ькл ора, по-видимому, прин и м ал и уч асти е и горож ане. Им м ож ет п р и н ад л еж а ть, в частности, такой сочный об р аз народной поэзии, к а к об раз В аси л и я Б у с л а е в а 14 .

М ы подош ли сейчас к в аж н ей ш е м у вопросу рассм атриваем ой нами проблем ы. Город возни кал, к а к мы у ж е говорили, в сельской среде и на первы х п о рах реш ительно во всех о б ла стя х городской ж изн и чувствова­ лось в л ияни е этой среды. Н о не было, п ож алуй, такого явлен и я духов­ 13 См. В. И. Л енин. Поли. собр. соч., т. 2, с. 223— 224 .

14 Былины о Д ю ке Степановиче. Gm. «Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 г.», т. III. М.— Л., 1951, с. 102; о Василии Буслаеве.— «Новго­ родские былины», М., 1978, с. 5— 147 .

ной или м атер и ал ьн о й культуры народ а, которое, будучи воспринято горожанами, не подвергало сь бы реш ительной п ереработке в соответст­ вии с их ж и зн ен ны м и и культурны м и запросам и. А потом, иногда через десятки или д а ж е сотни лет, сильно измененными, многие из этих я в л е ­ ний в о зв р а щ ал и сь в д еревню у ж е к а к культурное влияние города. Таким образом, с тех д ав н и х пор, к а к появились города и горожане, культур­ ные влияния городского и сельского н аселени я были взаимными. Город отнюдь не был чем-то посторонним, ч у ж д ы м традиционной народной культуре. Он был активны м ее творцом, к а к и деревня .

Поясним это п олож ен и е на некоторы х прим ерах. М ы будем брать эти примеры преим ущ ественно из области м атери альн ой культуры, так как в а ж н е й ш а я роль города в создании духовной культуры народа ни­ кем не подвергается сомнению .

Н ачнем с зан яти й — с области, которая, к а к к а ж ет с я, больше всего отличает город от деревни. В сам ом деле,' город пред ставл яется п р еж ­ де всего к а к центр промы ш ленности и торговли, в отличие от деревни, где реш ительно п р ео б л а д а ю т хлебопаш ество, скотоводство, пчеловодст­ во и т. п., н ед аро м эти за н я т и я в совокупности н азы ваю тся сельским хозяйством. В этом суть важ н ей ш е го общ ественного разд елени я труда — отделения города от деревни .

Но если в д ерев н е т а к ж е имеются рем есл а, то г о ро ж ан ам (в особен­ ности на п ервы х э т а п а х р азв и ти я городов) отнюдь не чуждо земледелие (даж е в ф ор м е х л е б о п а ш е с т в а ), скотоводство — словом, все те сельско­ хозяйственные зан яти я, которы е мы то л ьк о что н азв ал и. Они составляли важное подспорье в ж и зн и ряд о в ы х гор ож ан, обеспечивая им уверен ­ ность в з а в т р а ш н е м дне. З д ес ь не составят исклю чения и города З а п а д ­ ной Е вропы 15. Н о д ел о не только в этом подсобном д л я горож ан зн ач е­ нии сельскохозяйственны х занятий. Н екоторы е из так и х занятий, в ч аст­ ности огородничество, садоводство и бахчеводство, приобретают в городах вы сокотоварн ы й х а р а к т ер, и п р ав П. Г. Рындзюнский, когда р ассм атр и в ает их не к а к подсобные зан яти я, а к а к важ н ей ш и е промыс­ лы н ар я д у с р ем есл ам и и торговлей, либо тут имеет место производство для обм ен а 16. Н е б ол ь ш и е русские города вроде Ростова, Д м и т р о ва или М ож айска п о став л ял и овощи во всю ц ен тральную Россию 17, к а к в горо­ да, т а к и в окрестны е села. П р и этом в городах выводились такие но­ вые виды овощ ей и фруктов, которы е п риобретали в аж н о е значение в сельском хозяй стве всей стр ан ы и д а ж е за ее пределами. Д остаточн о н азвать в л ад и м и р ск ую вишню, нежинские огурцы, павловские арбузы и огурцы iS. Очень в а ж н ы м зан яти е м го р о ж а н было скотоводство, д а в а в ­ шее мясную и молочную пищу, шерсть, кож у и сырье д л я костерезной промышленности. Городском у пастбищ у-вы гону п ри д ав ал ось очень большое значение. По всей вероятности, именно город был пионером в о р г ан и зац и и 'с тад н о г о в ы п ас а скота под н адзором специалиста — пасту­ ха, приш едш его п о зж е и в деревню, где п ервоначально господствовал вольный (б езн ад зо рн ы й ) вы п ас скота на прилегаю щ ей к селению поско­ тине. С коллективной пастьбой б ы л а с в я за н а довольно сл о ж н а я пробле­ ма общ ественного с о д ер ж ан и я пастухов и подпасков, а т а к ж е некоторые древние обычаи, н ап р ав л ен н ы е на оберег и повышение продуктивности скота, общ ие д ля города и деревни .

Ж и л и щ е рядового го р о ж а н и н а п ервоначальн о почти не отличалось от крестьян ского ж и л и щ а данной местности. В аж н ей ш ую роль здесь 15 См., например, В. В. Стоклицкая-Тереш кович. Основные проблемы истории сред­ невекового города X—XV вв. М., 1960, с. 55—56; Я А. Л евицкий. Города и городское ремесло в Англии в X—X II вв. М.— Л., 1960, с. 62—63 .

16 П. Г. Р ы ндзю нский. Указ. раб., с. 107, 120— 121 .

17 Л. О. М илов. О так называемы х аграрны х городах России X V III в.— «Вопросы истории», 1968, № 6 .

1 М. Г. Р абинович. Очерки этнографии русского ф еодального города, с. 59— 61 .

2 Советская этнография, N° 4 17 и г р ал и п риродные услови я — кли м ат, наличие нужных пород строитель­ ного л еса. Это ясно видно на прим ере ж и л и щ а русских, расселившихся, к а к известно, по обш ирной территории. Там, где были более или менее зн ач ительн ы е хвойные леса, у ж е в глубокой древности преобладали срубны е сосновые или еловы е д ом а, хозяйственные постройки из дуба, за б о р ы и ворота из р азн ы х пород дерева. Где леса не было, рядовые кр е сть ян е и го р о ж а н е строили глинобитные беленые дома на деревян­ ном ка р к ас е, а то и углубленн ы е в зем лю полуземлянки. Таковы же б ы ли хрзяйственны е постройки, а заб оры — плетневые. Срубные дома строили в этих м естах тол ьк о богатые .

Н а у с а д ь б а х го р о ж а н были не только разного рода ам бар ы и сараи, но д а ж е постройки д л я об раб отки у р о ж а я — овины, гумна, характерн ы е б о льш е д л я крестьянской у садьбы. Н о у ж е с самого н а ч а л а почти к а ж ­ дый городской дом был одновременно и м астерской ремесленника (во д во р е мог быть м еталлурги ческий или гончарный горн, зольник кож ев­ ни к а и другие п роизводственные с о о р у ж е н и я ). И, что особенно важно, дом го р о ж а н и н а н а ч а л р а зв и в а т ь с я и у сл ож н ят ься намного раньше, чем дом крестьянина. Археологические раскопки п оказали, что у ж е в X II— X III вв. в крупны х гор од ах (например, в Новгороде) были дома у сл о ж ­ ненного п лан а, имевш ие три помещ ения — избу, сени и клеть или две избы, соединенные сенями. Б ы л и и избы-пятистенки, ка к их теперь н а­ зы ва ю т,— с пятой внутренней стеной, разд ел я вш ей избу на д ва поме­ щ ения 19. Л и ш ь на несколько столетий позднее трех к ам е р н а я изба и и зба-п яти стен ок р аспро стран ил и сь и в деревне, а в X V I II—XIX вв. они стал и тради ци он ны м ж и л и щ ем крестьян. В городе к тому времени пре­ о б л а д а л и у ж е многоком натны е дома .

В ста р ы х русских д ер ев н ях и сейчас еще радую т гл аз резные налич­ ники окон и уб р ан ств о фронтонов. Н о н адо ясно представить себе, что это д ерев ян н о е узорочье — одно из н аи более ярк и х сторон русского н а­ родного искусства — то ж е происходит из города, где впервые дома стали вы ходи ть ф а с а д а м и на улиц у и р асп ро стр ан и л ся обычай укр а ш ать окна зате й л и в ы м и нали чн икам и, обычай, охотно воспринятый и деревней .

Н е д а р о м деревенские избы имеют подчас наличники «классических»

ар х и тек ту рн ы х стилей — барокко, ампир, иногда д а ж е модерн. Н а р я д у с этим в у б ран ств е русского д о м а нередко сохраняю тся очень древние черты, связан ны е с пред ставл ен и ям и о необходимости оберега от злых сил: конек крыши, стилизованное и зображ ен и е конской головы на л а в ­ ке у входа (и са м а эта л а в к а н азы ва ется «коник»), резной орнамент д ве рей и окон. Э ти черты у хо д ят своими корнями в глубокую д р ев ­ ность, когда и городов-то ещ е не было. Мы видим, что и в строительном м а тер и ал е, и в конструкции, и в п ланировке, и в украш ении традицион­ ного русского народного ж и л и щ а тесно переплелись черты, возникшие к а к в крестьянской, т а к и в городской среде .

Н а р о д н о е строительное искусство п ро яв л ял о сь не только в собствен­ но ж и л и щ н о м строительстве, но и в разл и чн ы х сооруж ениях городско­ го х озяй ства — мостовых, колодцах, водостоках, мостах, набережных .

Р усск и е плотники ещ е в глубокой древности возводили городские стены и башни, д о м а и хозяйственны е постройки; они ж е строили и все те сооруж ен ия, о которы х мы только что говорили, н аходя остроумные кон­ структивны е и худож ественн ы е решения. Т акие сооруж ения появились |сн ач ал а в городах, но многие из них распростран или сь и в сельской местности 20. Н ап ри м ер, срубные колодцы, иногда с красивы ми н а в е с а ­ 19 П. И. Засурцев. У садьбы и постройки древнего Н овгорода.— «Труды Н овгород­ ской археологической экспедиции», т. II. М., 1959; М. Г. Р абинович. Русское ж илищ е X III— X V II вв.— «Д ревнее ж илищ е народов Восточной Европы». М., 1975, с. 189;

Г. Г. Громов. Ж илищ е.— «Очерки русской культуры XVI в.», ч. I, М., 1978 .

20 М. Г. Рабинович. Д еревянны е сооруж ения городского хозяйства в Древней Р у ­ си.— «С редневековая Русь». М., 1976 .

ми — «сенями», р а зн о о б р азн ы е мосты, подчас оригинальной конструк­ ции, н аб ереж н ы е .

С помощ ью одного только топ ора плотник мог сд елать целый водо­ сток из д ер ев ян н ы х труб, а дер ев ян н ы е мостовые были едва ли не в каж дом русском городе. В З а п а д н о й Е вропе основным м атериалом для строительства сл у ж и л ч а щ е камень, на Востоке — глина и сырцовый кирпич .

В зас тр о й к е поселений м ож но проследить д ав н и е взаимны е влияния города и деревни. Д р ев н е й ш и й центр города (у русских — детинец) обычно имел кучевую или беспорядочную застройку, ка к и сельские по­ селения, а у л и ч н ая зас т р о й к а городских посадов, по-видимому, повлия­ ла на сл ож ен и е сплошной или уличной застройки многих деревень и сел .

Н а р о д н ы й костюм то ж е испы ты вал вл и ян и я к а к деревни, т а к и горо­ да. Это м ож но зам ети ть и в очень д ав н и е времена, когда сущ ествовали еще особенности д ревнего племенного н а р я д а. В частности, у восточных славян м е тал л и ч еск и е ук р а ш ен и я праздничного женского убора — при­ вески (та к н а зы в а е м ы е височные к о л ь ц а ), бусы, браслеты, перстни и т. п., и м евш и е свои особенности у к а ж д о г о племени, д ел ал и сь к а к д е­ ревенскими, т а к и городскими мастерам и. П оследние нередко вносили в старинные ф ор м ы этих украш ен и й новые черты, в свою очередь стано­ вившиеся традиционны м и. Н е д а вн о было вы с каза н о мнение, что и финно-угорские плем ена Н овгородской зем ли п ользовались у краш ениями, отвеч авш и м и их традиции, но сд еланны м и в Новгороде. Ч ерез го­ рода п о п а д а л и в сельские местности и религиозны е символы (разного рода кресты, и кон ки ), исп ользовавш и еся местным, еще не христиани­ зированны м населением просто к а к укр а ш ен и я 21 .

В прош лом столетии, д а и в н а ч а л е нынешнего у русских «городской»

женский костю м — «парочка» (коф та с юбкой из одинаковой покупной материи) п роти в оп остав л ял ся трад и ци он ном у более наряд н ом у костюму с поневой или с с а р а ф а н о м 22. Н о ведь и сам са р аф ан, если р а зо б р а т ь ­ ся,— э л е м ен т костю м а т о ж е городской, только более древний. Еще 600 л ет н а з а д в русских летописях впервы е появилось новое д ля того времени слово восточного п роисхож ден ия — «сар аф ан », «сарафанец» .

Оно о б о зн а ч а л о тогд а д линную н аряд н у ю верхнюю одежду, но не ж е н ­ скую, а м уж скую 23. О д н ако у ж е в XV—XVI столетиях са р а ф а н стал излюбленной о д еж д о й городских женщ ин. Он приобрел несколько иной покрой — ли ш и л ся, наприм ер, ру каво в ; ш или с а р а ф а н ы из лучш их м а ­ терий, у к р а ш а л и круж евом, дорогим и пуговицами. И сследователи д у­ мают, что б ы л а к а к а я -т о более д р е в н я я ж е н с к а я о д еж д а, на которую распростран илось новое н а зв ан и е « с а р а ф а н » 24. Но несомненно, что в полном своем виде ко м пл ек с ж енской о д еж д ы с с а р аф ан о м слож и лся в городах, а зат е м распр о с тр ан и л с я в сельской местности, преимущест­ венно у северны х русских. П роц есс этот был длительны м. Начавш ись в X V I— X V II вв., он п р о д о л ж а л с я и в X V I I I —XIX вв. К омплекс одежды с с а р а ф а н о м понемногу • р а с п р о с тр ан я л ся в д ер евн ях с севера на юг, постепенно оттесняя более древний ко м плекс русского женского костю­ ма с краси во вы ткан ной н абедренной о деж дой — поневой. А в городах 21 А. В. А рциховский. К урганы вятичей. М., 1930; его же. Царицынские курганы.— «М атериалы и исследования по археологии Москвы», т. I. М., 1947, с. 80—81;

Г. П. Латышева. Раскопки курганов у ст. М атвеевская в 1953 г. (материалы к изучению подмосковного села X III— XIV в в.).— «П амятники археологии Москвы и Подмосковья» .

М., 1954, с. 48— 54; Н. Г. Н едош ивина. О датировке Белевского клада.— «Славяне и Русь». М., 1968, с. 118— Г21; Е. А. Р ябинин. Н овгород и северо-западная область Н овго­ родской земли.— «К ультура средневековой Руси», Л., 1974, с. 60 .

22 «Русские. И сторико-этнографический атлас». М., 1967, карты № 38—40 .

23 «П олное собрание русских летописей», т. X II. М., 1965, с. 27. 1377 г .

24 Б. А. Куфтин. М атериальная культура русской мещеры, ч. I. М., 1926, с. 110— 120; Г. С. М аслова. Н ародн ая одеж да русских, украинцев и белорусов.— «Восточносла­ вянский этнографический сборник» («Труды И н-та этнографии АН СССР», т. XXX). М., 1957, с. 642— 643 .

2* 19 у ж е в X V I— XVII вв. понева исчезла совсем. Г оро ж ан ки и на юге носи­ ли только са р а ф а н ы, когда окрестные крестьянки одевались ещ е в по­ неву. Н а р у б е ж е XIX и XX вв. мож но было наб лю д ать, ка к в сельской местности с а р а ф а н « н аступ ал» на поневу, проникая в южнорусские де­ ревни с н а ч а л а отдельн ы м и островками, а потом целыми обширными зонами. А м е ж д у тем из городов ш л а у ж е сл ед ую щ ая волна — распрост­ р а н я л с я новый городской костюм «парочка». Н а гл я д н о сть участия го­ р о ж а н в создании традиционной народной одеж ды (в частности, так н азы ва ем о го севернорусского костю ма с са р аф ан о м ) вы является здесь очень ясно. В небольш их русских северны х городах еще лет 100 назад не только простые гор ож анк и, но и купчихи носили традиционные са р а­ ф ан и кокош ник 25. Но были у ж е и такие, что одевались в новомодные п латья, бурнусы и ш ляпки .

П о ж а л у й, наиболее сущ ественным отличием городского костюма была к о ж а н а я обувь. Е щ е в прош лом столетии повсюду в З а п адн о й Европе сельские ж и тел и носили ж естки е дер ев ян н ы е б аш м аки. Н а востоке Е в­ ропы носили более гибкие лапти. К рестьян на Руси н азы вал и «лапотни­ кам и » по крайн ей мере ты сячу лет. О д н а из первых русских летописей — «Повесть временны х лет» приводит, м е ж д у прочим, разговор князя В л а д и м и р а с воеводой, который с к а з а л князю, что от захваченных пленников м а л о толку, т а к к а к они все в сапогах: с них дани не полу­ чить, поищ ем себе лапотников — советовал воевода 26. Эта летописная притча не м огла бы все ж е считаться достоверным указан ием на р а зл и ­ чие обуви го р о ж а н и крестьян, у ж очень ярко в ы р а ж ен в ней элемент нази дател ьно сти. Н о вот у ж е много л ет во многих русских городах ве­ дутся археологические раскопки. Среди н аходок «массового материала», к а к н азы в а ю т археологи н аи более часто встречаю щ иеся предметы, в к а ж д о м городе обычно тысячи, сотни ты сяч обрезков кожи, десятки, сотни частей обуви и целых поршней (к о ж ан ы х ту ф ел ь ), чобот (боти­ нок) и, конечно, сапог. И за все годы во всех городах — всего лишь не­ сколько ш тук лаптей, д а и те иногда о казы в аю тся сплетенными не из древесной коры, к а к обычно деревенские лапти, а из ко ж ан ы х ремеш­ ков. Д а, в древности л ап ти носили только крестьяне, хоть былина и уп о м и нает какие-то особенно н ар яд н ы е «лапотки семи шелков» с д р а ­ гоценными к а м н я м и у го р о ж а н и н а Д ю к а 27. Это скорее всего просто меч­ та крестьян ин а — с к ази т ел я былины, п ох ож ая на другую известную поговорку: «ц арь ест с а л о с с а л о м » / А вот ан ал и з найденных при р ас­ к оп ка х сапог п о к аза л, что они были подчас очень нарядны м и • из цвет­ — ной кож и (не только черные, но ж елты е, зеленые, красн ы е), украш али сь тиснением, выш ивкой и т. п. 28 Н о у ж е в прош лом столетии нарядные сапоги (в соответствии с модой то «бутылками», то «гармошкой») были и атри бутом деревенского щ еголя, д а и вообщ е заж иточн ы е крестьяне носили тогда к о ж а н ы е сапоги и коты, а беднота по-прежнему ходила в л ап тях. И та к, к о ж а н а я обувь то ж е вош ла в традиционный народный костю м под влиянием города .

А теперь, когда мы видим, наприм ер, народны й хор в традиционных русских ко стю м ах — м уж чин в косоворотках и высоких сапогах, ж ен ­ щин в с а р а ф а н а х, кокош н иках и цветны х сап ож ках, мы не подозреваем, что перед нами, собственно, городской костюм, но эта мода проникла в д ер езн ю у ж е давно, став, т ак и м образом, общерусской. Н уж н о сказать, 25 См. А. Ш евяков. Типы города Галича. Научный архив Географического о-ва СССР, разр. X V III, on. 1, № 23 (воспроизведено в кн.: М. Г. Рабинович. Очерки этногра­ фии русского ф еодального города, вклейка, с. 192— 193) .

26 «П овесть временных лет», ч. I. М.— Л., 1950, с. 59 .

27 «О нежские былины», т. III, с. 196 .

28 С. А. И зю мова. И з истории кожевенного и сапожного ремесел Н овгорода Велико­ го.— «Труды Н овгородской археологической экспедиции»; М. Г. Рабинович. О древней Москве. М., 1964, с. 288; Н. С. Ш еляпина. Археологические наблюдения в Московском К ремле в 1963— 65 гг.— «Древности М осковского Кремля». М., 1971, с. 152— 153 .

что са р а ф а н в о общ е стал к а к бы символом традиционного женского русского ко стю м а в целом. Н ап ри м ер, и з о б р а ж а я женщ ин (все равно —• горожанок или крестьян ок) в традиционной русской одежде, теперь всегда рисуют с а р а ф а н, а не поневу. П о д о б н а я ж е судьба у мужской верхней о д еж д ы — чохи, в просторечье часто н азы ваем ой «черкеской» и символизирующей в наш ем представлении традиционны й мужской кос­ тюм едва ли не всех наро д ов К а в к а з а. И сслед овани я Е. Н. Студенецкой показали, что чоха б ы л а первоначальн о одеж дой г о р о ж а н 29. Интересно, что эта о д е ж д а проникла, по-видимому, в XVI в. и на Русь, в несколько измененном в ид е под н азв ан и е м «чуга». В озмож но, это произошло в тот период, ко гд а И в а н Грозный ж е н и л ся на М арии Темрю ковне и с моло­ дой царицей п риехал о н ем ало к а в к а зс к и х щеголей .

П о ж а л у й, н аи б о л е е сильной б ы л а сельская трад и ци я в пище. Ведь основные пищ евы е п родукты и б лю д а • то, что н азы ваю т национальной — кухней, з а в и с я т п р еж д е всего от особенностей хозяйства. У зем ледел ь­ цев, к а к пр авил о, п р е о б л а д а ю т мучные, крупяные, овощные и молочные блюда, у скотоводов — молочны е и мясные. Бедный человек с трудом добы вал д л я своей семьи еж ед невн ы е щи и кашу, перебивался, ка к го­ ворили, с х л е б а на квас. З а столом богатого человека п одавали десятки изысканных блюд, в том числе мясных и рыбных. Это к асал ось и горо­ жан, и сельских ж ителей .

Но реж и м п итани я н а р о д а в целом с к л а д ы в а л с я под значительным влиянием города. О бщ еизвестно что этот р еж им о трази л и требования господствовавш ей христианской религии (в разн ы х странах п рав о сл ав ­ ной или ка то ли ч еск о й ), ко то р а я п р он и кала в сельские местности Е в ро ­ пы через города. С а м процесс хри сти ан изаци и в различны х странах Европы ш ел неодинаково. Этой в аж н о й п роблем е посвящено много р а ­ бот, и в дан ной статье мы ее не рассм а тр и в ае м. Д л я нас важ но, что повсюду хр и сти ан и за ц и я в л е к л а за собой строительство церквей, соз­ дание сильной кл ер и к а л ьн о й ор ганизации, введение р я д а религиозных запретов. Все это происходило п реж д е всего в городах. Больш ую роль в реж и м е питани я сы грали, в частности, введенные церковью посты. Н а ­ пример, у русских —длинны е весенний (« в ел и к и й » ), летний («петров­ ский») и некоторы е другие, однодневные посты к а ж д у ю среду и пятницу .

Всего у п р ав о сл ав н ы х было до 200 постных дней в году. В постные дни не у п отр еб л ял и мясо и молоко, но м ож но было есть рыбу. Отсюда — больш ое р а зн о о б р а зи е ры бны х блюд, отли чаю щ ее русскую кухню. В ч а ­ стности, м он асты рски е уставы реком ен довали братии не менее четырех разны х ры бн ы х куш ан ий к а ж д ы й день .

Е ж е д н ев н ы е трап езы, за которы ми с о б и р ал ась вся семья, сложились постепенно. У русских крестьян в древности т ак и х трап ез было всего две — об ед и уж ин. В г о р од ах ещ е в XVI в. простой народ питался так же, но у более заж и то ч н ы х появились ещ е д ве тр ап езы — за в т р а к и полдник. П остепенно у г о р о ж а н стало, так им образом, четыре еж еднев­ ных трап езы — з а в т р а к, обед, полдник и ужин, и этот обычай стал про­ никать в деревню. Д р у го й городской модой, распространившейся в XIX—XX в. и среди русских крестьян, стал о чаепитие или, ка к его н азы ­ вали в ту пору некоторы е,— « с а м о в ар н ая роскошь» 30 .

П о д вл ияни ем города в д ер ев н ях увел и чи вал ся ассортимент д о м а ш ­ ней утв ар и, в частности кухонной и столовой посуды. Крестьянское хо­ зяйство зн а л о в древности всего л иш ь несколько форм сосудов. В част­ ности, в Д р ев н е й Руси распростран ен был глиняный горшок (сосуд специфически славянски й, связан ны й с т а к назы ваем ой русской печью, 29 Е. Н. Студенецкая. Общие черты в мужской одеж де народов Северного К авказа и их отраж ение в терминологии.— «Проблемы картограф ирования в языкознании и эт­ нографии». Л., 1974, с. 263 .

30 М. Г. Рабинович. Ответы на программу Русского географического общ ества как источник д л я изучения этнограф ии города.— «Очерки истории русской этнографии, ф оль­ клористики и антропологии», V. М., 1971, с. 59 .

в которой топливо и сосуды с приготовляемой едой находились на одном уровне) 31, и зред ка ещ е кувшин, деревян н ы е миски, ложки, ковши. За обед ом или уж ином вся семья ел а из большой общей миски, строго со­ б л ю д а я очередь: сн ач ал а ч ерпали старшие, потом — младшие. Эту по­ суду и эти обычаи получили из деревни горожане. Но городской быт т р еб о в ал более р азн о об р азн о й посуды. П оявилось множество форм печ­ ных горшков, глиняны е сковороды (их н азы ва л и л а т к и ), различные сосуды типа позднейш их кастрю ль, кум ганы — сосуды с носиком, напо­ м и н аю щ и м современный кофейник, множество блю д и мисок 32. В городе ж е р а зв и л с я и обычай р а с к л а д ы в а т ь еду из общей посуды каж д ом у на т а р е л к у и соответственно появились черпаки и р азн ообразн ы е малень­ кие миски, плоские тар е л к и из глины, дерева, у богатых — из металла, «куб ы ш ки »— глиняны е бутылки. П а р а д н а я столовая посуда богато у к р а ­ ш алась. Постепенно эта посуда и эти обычаи проникали и в деревню .

В X V III в. в бедной крестьянской избе Р ад и щ ев видел деревянные кружкй, н а зы в а е м ы е т а р е л к а м и 33. К р а с и в а я посуда с та л а одним из в аж н ей ­ ших видов продукции н ародного русского искусства в городе и в д е­ ревне .

Тесные связи с сельским населением и важ н ость сельскохозяйствен­ ных зан яти й д л я го р о ж а н обусловили развитие и сохранение в городах в течение почти ты сяч ел ети я р азн о о б р азн ы х агр арны х о б ы ч ае в'и обрядов .

В городах они приоб р етал и свойственные городскому быту более широ­ кий р а з м а х и красочность. В м есте с тем господствую щ ая церковь по­ всю ду стрем и лась не только распро стр ан ить из городов в сельские мест­ ности свою д о г м ати к у и обрядность, но и овладеть древними традицион­ ными н ародны м и об ряд ам и. Это приводило зачастую к довольно странн ом у на первый в зг л я д смешению р азли чн ы х деталей обрядов и обычаев. В частности, у русских д ревние зем ледельческие обычаи и об­ р яд ы сущ ество вал и в м а л ы х горо д ах еще в середине прошлого столетия, но гл ав н ы м и действую щ им и л и ц а м и были, конечно, не языческие ж р е ­ цы, а п р ав о сл ав н ы е попы и дьяконы. В некоторых городах еще 130 лет тому н а з а д по определенным п р а зд н и к а м служ и ли молебен, после кото­ рого из церкви н а п р а в л я л с я крестный ход «на рожь», т. е. на принад­ л е ж а щ и е городу земли. З д есь у ж е были н акры ты столы, но прежде, чем сесть за них, сл у ж и л и еще один молебен, после которого женщ ины к а ­ тал и по полю попа или д ьякон а, чтобы у р о ж а й был таким ж е обильным, а к а р а в а й т а к ж е «упитан», к а к «б атю ш ка» или «отец дьякон». Извест­ на о т н о сящ аяс я к этому об ряд овом у действию поговорка: «Уродись сноп толсты й, к а к поп» .

Ц е р к о в ь стр ем и лась за н я т ь вед ущ ее место и в семейных обрядах .

Н о ещ е в прош лом столетии м ож но было ясно различить, например, в русской св ад ь бе к а к бы д в а сам остоятельн о сущ ествую щих и плохо св яза н н ы х д р у г с другом о б р я д а — древний народны й («веселье») и церковны й («вен чан ье»). И во многих о б л а стя х древнему обряду при­ д а в а л о с ь б ольш ее значение, чем церковному венчанию. Ещ е раньше, в середине XVI в., б ы л а п ред пр и н ята попы тка ввести и в народный обряд свящ ен ни ка, к а к «свадебный чин». В едь ж ени х и невеста в день свадьбы н а р е к а л и с ь молодым и кн язем и княгиней, им п олагали сь «придворные чины»— у к а ж д о г о были сваха, д р у ж ки, б ояре и боярыни, у молодого к н я зя — ещ е ты сяцкий, который и бы л главны м распорядителем св ад ь ­ бы. И зв естно е руководство по ведению д ом а XVI в.— «Домострой» реко­ м ендовало иметь т а к ж е и двух свящ енников — по одному от рода ж е ­ ниха и р од а невесты. Т аким о бразом, свящ енник долж ен был войти в 3 С. А. Токарев. О культурной общности восточнославянских народов.— «Сов. эт­ нография», 1954, № 2, с. 26 .

32 Р. Л. Розенфельдт. М осковское керамическое производство X II— X VII вв.— «Свод археологических источников», в. Е 1—39. М., 1968, табл. 1— 19 .

33 А. Н. Радищ ев. П утеш ествие из П етербурга в М оскву. М.— Л., 1950, с. 186 .

число «княж еской свиты», но это, по-видимому, осталось только на стр а­ ницах «Д омостроя», а в н ародны й о б р яд не попало 3i .

К аж ется, ни один праздни к, общественный или семейный, в деревне или в городе не о бходи лся в древности без скоморохов. Ц ерковь боро­ лась с ними, п р о к л и н а л а «бесовские действа», к а к н а з ы в а л а пред ставл е­ ния с их и грам и «скаканьем, п лясаньем и плесканьем », но ничего сде­ лать не м огла. С коморохи, ж и в ш и е отдельны ми слободам и (с которых брали больш ие н ал о г и ), бродили по русским городам и деревням, про­ никали на то р ж е ст в а б огаты х и на сбо ри щ а р яд о в ы х горож ан и крестьян, зач ас ту ю д а в а л и свои пред ставл ен и я прямо на улице. Они были х ран и тел ям и д ревни х тради ци й — песен, плясок, игр, некогда но­ сивших магический х ар актер. Скоморохи со зд ав ал и народный театр кукол с его своеобразны м и глиняны м и и д еревян н ы м и «артистами», зн ако м ы ­ ми всем ф и гур ам и грозного б о яри на или местного богатея, простоватого крестьянина, военного, не в м еру бойкого народного героя Петрушки;

эти фигурки н а х о д я т при р а с к о п к а х в городах. В и грах скоморохов тес­ но переплетались элем енты крестьянской и городской культуры, сли­ ваясь в подлинно наро д но е з р е л и щ е 35 .

Красочны и у в л ек ат ел ь н ы были сбори щ а и игры молодежи, которые горожане восп рин яли п ерв оначальн о от сельского населения,— посидел­ ки зимой, хороводы летом, к а т а н ь я с гор и пр. И д а ж е в новой столи­ ц е — П етерб ур ге ещ е в прош лом столетии на ц ен тральны х п лощ адях устраивались н ар яд н ы е искусственные л ед ян ы е горы, привлекавш ие множество к а т а ю щ и х с я и зрителей .

* * * Мы о зн аком и л и сь л иш ь с некоторы ми сторонами народной жизни, в которых тесно слиты элем ен ты городской и деревенской культуры .

Число подобных примеров м ож но было бы значительно увеличить. П о д ­ ведем некоторы е итоги .

Город к а к поселение в озн и кает в целом позж е деревни и на первых порах п итается тр ад и ц и ям и, созданны м и сельским населением. Но в дальнейшем он активно п е р ер а б а т ы в ае т, о б о гащ а ет эти традиции, и че­ рез больший или меньш ий срок д ер ев н я получает их из города у ж е р а з ­ витыми, иногда ед в а у зн а в а е м ы м и,— и в свою очередь активно воспри­ нимает и п е р е р а б а т ы в а е т эти традц ии. Такой постоянный обмен ку л ь ­ турными ценностями и вед ет к созданию единой народной культуры .

Кроме того, н уж н о помнить, что ни один н ар о д не изолирован полностью от других нар од ов м и ра к а к в экономическом, т а к и в политическом и в культурном отнош ениях. И в этих в заи м о в л и я н и ях, без которых не с к л а ­ дывается н а р о д н а я к ул ь тура, к а к бы сам обы тн а она ни была, город играет в а ж н у ю роль .

Город отню дь н ел ьз я р а с с м а т р и в а т ь к а к явление, д ля народной куль­ туры внешнее, постороннее. Г о род ская к у л ь тур а я в л я е тся неотъемлемой частью тради ци он ной народной культуры, активным элементом ее р а з ­ вития. О тсю да вы текает необходимость этнографического изучения как современного города, т а к и городов п редш ествую щ их эпох — ка п и та­ лизма, ф е о д а л и зм а и раб о в л ад ел ьч ес к о й эпохи. Зд ес ь этнографы р аб о ­ тают в тесном кон такте с ар хео логам и и историками, пользуясь теми же источниками, но им ея свою специфическую за д а ч у — изучение городско­ го населения, городского быта, городского о б р аза жизни в его много­ образных св я зя х с ж и зн ью сельского населения, в процессе создания традиционной народной культуры .

34 М. Г. Р абинович. С вадьба в русском городе в XVI в.— «Русский народный сва­ дебный обряд». Л., 1978, с. 27— 28 .

35 А. Ф аминцын. Скоморохи на Руси. СПб., 1889; А. А. Белкин. Русские скоморохи .

М., 1975; М. Г. Рабинович. К истории скоморошьих игр на Руси.— «К ультура средне­ вековой Руси» .

THE C IT Y AND TR A D IT IO N A L CULTURE

The definite p redom inance of u rb an p o p ulation in in d u strially developed countries and the u n iv ersal u rb a n iz atio n of everyday life necessita te u rb an ethnographic studies .

H ow ever, u rb an settlem en ts of th e p a st w ere also n o t som ething external w ith reg ard to tra d itio n a l folk culture: they actu ally p articip ated in its rise and developm ent. Many phenom ena of m ate rial and in tellectu al cu ltu re w ere absorbed by the urban dw ellers from th e countryside; b u t th ere they u n d erw en t considerable tran sfo rm a tio n s and returned to the ru ral area in a nety and enriched guise .

The au th o r offers his ow n d efinition of the concept of «city» and illu strates the rise of people’s tra d itio n a l cu ltu re in the course of ru ra l-u rb a n m u tu al connexions and influen- ] ces by exam ples culled from th e field of o ccupations (ag ric u ltu ral p u rsu its by urban j dw ellers as a co n trib u tio n to the developm ent of ag ricu ltu re as a w hole), m aterial cul­ tu re (dw ellings, clothing, food and u ten sils) and intellectu al cu ltu re (ritu als, social and ;

fam ily life ) .

Д. М. И с х а к о в

РАССЕЛЕН И Е И ЧИСЛЕННОСТЬ ТАТАР

В П ОВОЛЖ СКО-ПРИУРАЛЬСКОЙ ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ

ОБЛАСТИ В XVIII— XIX ВВ .

Ч и сленность и особенности тер ри тор и ал ьного р азм ещ ени я этносов о к а з ы в а ю т весьма сущ ественное влияние на этнические процессы \ О д н ако д л я п равильн ого пони м ани я этнической ситуации изучения лиш ь сл ож и в ш его ся р ассел ен и я народ о в и современной их численно­ сти явно недостаточно: к этим процессам необходимо подходить исто­ рически .

Н а с т о я щ а я с та тья п р е д с т а в л я е т собой опыт этностатистического исследования изменений, происходивших в X V I II— XIX вв. в террито­ ри альн ом р азм ещ е н и и и численности н аи бол ее крупной части т а т а р ­ ского этноса — т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П ри у р ал ь я. П ри этом мы стремились учесть и этнические процессы, т а к или иначе повлиявшие на численность и расселение средн еволж ско-п риуральски х татар .

С р ед нево л ж ско -п р и у р ал ь ски е т а т а р ы окончательно сформировались в д ве б лизкородственны е этнические группы — к азан ски е татары и таар ы -м и ш а р и, к а к нам представл яется, не р ан ее XVI — первой половины XVII в. в р е зу л ь т ате длительного взаи м одей ствия булгарского и родст- .

венного ему буртасского этносов со значительным и группами золотоордынско-тю ркского происхож дения. В д альн ей ш ем (с конца X V II— по конец XIX в.) в р езул ь тате крупных миграций и вследствие череспо­ лосного рассел ен и я представители обеих этих групп сложились в круп­ нейшую по численности локал ьн о-тер ри то ри ал ьн ую группу татарского этноса. С р ед н ево л ж ско-п ри урал ь ски е татары, сохранившие основные черты культуры булгар, б л а г о д а р я своему ц ентральному положению и относительной многочисленности стали ядром сформ ировавш ейся в конце XIX в. тата р ск о й б ур ж уазн о й нации, которая после победы Великой О ктябрьской социалистической револю ции п рев рати л ась в одну из наи­ более крупных социалистических наций С СС Р .

О б р ащ ен и е к сп ец и альн ом у этностатистическому изучению татар П о в о л ж ск о -П р и у р ал ь ск о й историко-этнографической области (И З О ) вы зван о тем, что, н есм отря на обилие историко-этнографической лит е­ ратуры, посвященной и сследованию данной группы населения 2, в том числе и.круп н ы х о б общ аю щ и х т р у д о в 3, до сих пор не выявлены д ин ам и ­ 1 В. И. К озлов. Д инам ика численности народов. М етодология исследования и основ­ ные ф акторы. М., 1969 .

2 Библиограф ию см.: «Татары Среднего П оволж ья и Приуралья». М., 1967, с. 21 — 37, 514— 531; «И стория Т атарской А ССР (с древнейших времен до наших дней)». К азань, 1968, с. 68! и др.; М. К. М ухарям ов, 3. И. Гильм анов. Основные итоги изучения на со­ временном этапе истории татарского народа.— «И сследования по историографии Т ата­ рии». К азань, 1978, с. 37— 47 .

3 Н. А. Спасский. Очерки по родиноведению. К азанская губерния. К азань, 1912;

Н. И. Воробьев. К азанские татары (этнографическое исследование материальной куль­ ка изменения численности и особенности расселения тата р в Среднем П о в о л ж ь е и П р и у р а л ь е за сколько-нибудь значительный отрезок вре­ мени. П р е д п р и н я т а я а к ад ем и к о м П. Кеппеном в первой половине XIX в. 4 попы тка соб рать исчерпы ваю щ ие сведения обо всех та та р а х ог­ р ан и чи л ась м а т е р и а л а м и V III ревизии (1834 г.) .

М е ж д у тем отсутствие этностатистических исследований ск азы вает­ ся отрицательно. В н екоторы х р а б о тах 5 появилось стремление опериро­ в ать статистическими д ан н ы м и на какую -либо одну дату, притом без уч ета этнических процессов, хотя они в период ф ормирования татарской б у р ж у азн о й нации стал и весьм а значительным и. В итоге при определе­ нии истинной численности татар ско го населения региона в зависимости о т величины о х в ат ы в а ем ы х административно-территориальны х единиц были допущ ены ош ибки от нескольких десятков, до нескольких сот тыс. чел .

В хронологическом п лан е д ан н ое исследование охваты вает период с 1719 по 1897 г. Д л я тата р ск о го этноса это было время сложения в б у р ж у а зн у ю нацию. В X V I I I —X IX вв. этнические процессы в среде по­ в о л ж с к о -п р и у р ал ь ск и х т а т а р р а зв и в а л и с ь наиболее интенсивно. Н а к о ­ нец, этот от р езо к времени достаточно хорошо обеспечен этностатистическими м а т е р и а л а м и, преимущ ественно архивными .

В своей р аб о те мы о гр ан и чи ваем ся пр ед ел ам и Среднего П оволж ья и П р и у р а л ь я. О д н ако в ы я в и л ас ь сущ ественная трудность при определении точных гран и ц этого региона. Д е л о в том, что исследователи, р а з р а б о ­ та в ш и е принципы вы делени я историко-этнографических областей, нам е­ ч а я общ ий круг проблем, св яза н н ы х с подобного рода районированием, не могли, д а и не ставили своей зад ач ей проводить ан ал и з всего ком­ п лекса явлений, чтобы точно определить пределы каж д ой И Э О 6. П о ­ этом у в р яд е р а б о т до сих пор отм ечается нечеткость границ ПоволжскоП р и у р ал ь ск о й И Э О 7. П р е д л о ж е н н ы й в л ит ерату ре критерий определе­ ния территории «средневолж ского историко-этнографического района»

исходя из «границ коренны х русских земель, слож ивш ихся к н ач ал у XVI в.» 8, не в ы д е р ж и в а е т критики, т а к к а к принцип районирования по И Э О всегда о п ирается на учет исторической подвижности этих г р а н и ц 9 .

С ловом, ясно, что точное определение пределов изучаемого региона воз­ м ож но лиш ь на основе ком плексного изучения и составления подробного истори ко-этн ограф и ческого а т л а с а всего П оволж ско -П ри урал ьско го ре­ гиона. О д н ако р аб о т а в этом н ап рав л ен и и только начинается. Поэтому в н асто я щ ее в р ем я при определении границ региона приходится исхо­ д ить из того, что терри то ри я П ов о л ж ск о -П р и у р ал ь ск о й И Э О находится в п р ед ел ах р ассел ен и я коренного населени я к р а я (татар, чувашей, б аш ­ кир, мордвы, марийцев и удм уртов) и чересполосно с ними расселивш их­ туры дооктябрьского периода). К азан ь, 1953; В. Ischboldin. E ssay s on T a ta r history .

New Delhi, 1963; «Татары Среднего П оволж ья и П риуралья»; «История Татарской АССР»; X. X. Х асанов. Ф ормирование татарской бурж уазной нации. К азань, 1977;

А. X. Х аликов. П роисхож дение татар П оволж ья и П риуралья. К азань, 1978 .

4 «Список инородцам Европейской России с показанием губерний, в которых они находятся». Б. м., 1834; П. Кеппен. Об этнографической карте Европейской России по уездам губерний и областей. СПб., 1850 .

5 См., например, X. X. Х асанов. У каз. раб., с. 182; Н. С. Хамитбаева. Н ародонасе­ ление Среднего П оволж ья в 60—90-х годах XIX в.— «Исследования по историографии Татарии», с. 78—98 .

6 См. М. Г. Л еви н, Н. Н. Чебоксаров. Х озяйственно-культурные типы и историко­ этнографические области.— «Сов. этнография», 1955, № 4 .

7 Р. Г. К узеев. Э тнографическая н аука в П оволж ье и П риуралье и перспективы ее развити я.— «И сторико-этнографический атлас Урала и П оволж ья (препринты докладов и сообщ ений). Уфа, 1976; В. В. П именов. У рало-П оволж ская историко-этнографическая область (к проблеме изучения).— «Проблемы типологии в этнографии». М., 1979, с. 40 .

8 Е. П. Бусы гин. Русское население Среднего П оволж ья. К азань, 1966, с. 5 .

9 Б. В. А ндриано в, Н. Н. Чебоксаров. Историко-этнографические области (П робле­ мы этнографического районирования).— «Сов. этнография», 1975, № 3, с. 18 .

ся представителей русского н ар од а 10. П ри этом все ж е следует помнить о некоторой условности у стано вл ен н ы х так им об разо м границ региона:

сам ф ак т подобного р ассел ен и я ещ е не я в л яе тся д оказател ьств о м н ал и ­ чия у р а с с м а т р и в а е м ы х этносов определенных, сб л и ж аю щ и х их х а р а к ­ теристик .

В конце XIX в. о п и с ы в ае м ая терри тори я о х в а ты в а л а 12 губерний {в ряде случаев только их ч асти ) .

Р а б о т а н а п и с ан а на основе м а тер и ал о в «ревизий» и первой всеобщей переписи н аселен и я Российской империи 1897 г. Н а м и были изучены материалы (в основном сводного х а р а к т е р а ) I—V, V III и X ревизий п, в которых вполне удовл етвор и тел ьно о т р а ж е н а д и н ам и к а изменения сельской и зн ач ительн о сл аб ее городской групп средневолжско-приуральских т а т а р в 1719— 1857 гг. С водны е дан ны е переписи населения Российской империи 1897 г. яви лись д л я нас т а к ж е весьм а важ ны м, но требующим к себе критического отношения источником 12. В ряд е слу­ чаев д л я корректи ровки д ан н ы х переписи 1897 г. нам приходилось об­ р ащ аться к м а т е р и а л а м переписей 1920 и 1926 г г. 1 Вспомогательным, но все ж е весьм а сущ ественным (особенно при определении численности горожан в середине XIX в.) источником явились «м атериалы учета м у­ сульманского н аселени я» 14. П р и в л е к а л с я и р яд литературны х источни­ ков, с о д е р ж а щ и х д ан н ы е «ревизий», и другие статистические сведения 15 .

10 В. В. П именов. У каз. раб., с. 40 .

11 Ц ентральный государственный архив древних актов СССР (Ц ГА Д А ), ф. 248, д.д. 23, 406, 803, 805, 1159, 1163, 3325. 4339— 4342; ф. 350, оп. 2, д.д. 2572, 2631, 2920, 2933, 2984, 2985, 2988, 2991, 3005, 3119, 3127, 3561; там ж е, оп. 3, д.д. 1148, 1664;

ф. 199, д. 481, ч. 6, ф. 16, on. 1, д.д. 720, 816, 931, 993; ф. 439, on. 1, д. 748; ф. 10, оп. 3, д. 47; ф. 1355, on. 1, д.д. 449, 789, 926— 929, 931— 933, 935, 936, 939, 940, 1022, 1204, 1218, 1414— 1431, 1433, 1586, 1587, 1646, 1652, 1659, 1675, 1871, 1873, 1881, 1884— 1887; Гос .

публичная библиотека им. М. Е. С алты кова-Щ едрина. О тдел рукописей, Эрмитажное собрание, д.д. 242, 244, 246, 264; ф. 550, on. F-IV, д. 68; О тдел собраний редких книг, оп .

Q-IV, д. 299; Архив Л енинградского отделения И н-та истории АН СССР, ф. 36, on. 1, д.д. 4 6 8,4 8 7,4 8 8,4 9 4,5 0 7,5 1 6,5 2 5,5 3 8,5 4 0. Архив ВГО СССР (А В ГО ), ф. 2, Р азр я д 14, д.д. 4,8, 17; Р а зр я д 10, д. 6; Р а зр я д 26, д. 19; Ц ентральный гос. исторический архив СССР (Ц Г И А ), ф. 558, оп. 2, д.д. 38, 39, 160, 169, 172, 173; ф. 571, оп. 9, д.д. 1, 8, 31, 33, 36, 1860, 1863; там ж е, оп. 6, д.д. 1023, 1024; ф. 1350, оп. 312, д.д. 205, 220, 222, 246, 247;

ф. 1281, оп. 11, д. 49, ф. 1409, оп. 2, д. 6039; Ц ентральный гос. архив Кировской области, ф. 583, оп. 600, д. 47. См. та к ж е Д. М. И схаков. Тептяри. Опыт этностатического из­ учения.— «Сов. этнограф ия», 1979, № 4 .

12 «П ервая всеобщ ая перепись населения Российской империи 1897 г.», т. 1—91 .

СПб., 1899— 1905; «П ервая всеобщ ая перепись населения Российской империи», в. 7 («Н аличное население обоего пола по уезд ам »), СПб., 1905 .

13 В. П. Ш ибаев. Этнический состав населения Европейской части СССР. Л., 1930 .

14 «Ведомость о числе мечетей, медресе, духовенства и прихож ан обоего пола маго­ метанского закон а за 1836 г.— «Ж урнал М инистерства внутренних дел», ч. 25, 1837, табл. № 15; П. Кеппен. Ведомость о народонаселении России по уездам, составленная из всеподданнейш их отчетов губернаторов, при статистическом отделении Совета МВД .

СПб., 1850; «О числе магометан в России».— АВГО, ф. 2, on. 1, д. 51 («Татары»), с. 21;

«Статистические таблицы, составленные в статистическом отделении Совета М ВД, по сведениям 1849 г.». С П б.,1852; Ц ГИ А, ф. 821, on. 1, д.д. 1093,1096,1097, 1100, 1106, 1110, 1115, 1118, 1119, 1122, 1132, 1141; «Статистический временник», серия II, в. 1.СП6., 1871; то ж е, в. 10. СПб., 1875; « П ам ятн ая книж ка Вятской губернии». Вятка, 1857; «П а­ мятная кни ж ка Рязанской губернии». Р язань, 1860; «П ам ятная книж ка Казанской гу­ бернии». К азань, 1862; «П ам ятн ая книж ка С амарской губернии». С амара, 1864; «П ам ят­ ная кни ж ка Тамбовской губернии». Тамбов, 1864; «П ам ятная книж ка Нижегородской губернии». Н. Н овгород, 1864 .

15 «Изв. Тамбовской ученой архивной комиссии», в. 40. Тамбов, 1895; «Изв. К азан ­ ского О бщ ества археологии, истории и этнографии», т. 18, в. 4— 6. Казань, 1908; «М а­ териалы по истории Баш кирской АССР», т. 4, ч. 2. М., 1956, т. 5, 1960; «Зап. путешествия академ ика Ф алька».— «Полное собрание ученых путешествий», т. 6. СПб., 1824; «Д ей­ ствия Н иж егородской Ученой архивной комиссии», т. 1, в. 1—8. Н. Новгород, 1890;

« Д ревняя Российская вивлиофика», ч. 18. М., 1791; «История Татарии в м атериалах и документах». М., 1937: К. Ф укс. К азанские татары в статистическом и этнографическом отношениях. К азань, 1844; Д. М ож аровский. И злож ение хода миссионерского дела по просвещению казанских инородцов с 1552 по 1567 г. К азань, 1880; Е. А. М алое. С тати­ стические сведения о крещеных татар ах К азанской и некоторых других епархий в В олж ­ ском бассейне. К азань, 1866; Л. Ф. Риттих. М атериалы д л я этнографии России, т. XIV, i И зуч ен и е численности населени я возм о ж н о только в границах опре­ делен н ы х адм инистрати вн о -тер ритор и ал ьн ы х единиц. В данном случае мы оп ирались на погубернские и поуездные деления, существовавшие в П о в о л ж с к о -П р и у р а л ь с к о м регионе в X V I I I —XIX вв. Н есмотря на то, что в течение этого времени границы губерний и уездов неоднократно менялись, нам у д ал о сь найти оптимальны е, по наш ем у мнению, в ар и ан ­ ты группировки статистического м а тер и ал а. В целом изучаемое нами населени е.учитывается в об щ ерегиональном, погубернском и поуездном р а з р е за х. О д н ако из-за крупных адм инистративно-территориальных п р еоб разов ан и й в 70-х годах X V III в. в настоящ ее время практически н евозм ож н о сд ел ать сопоставимы ми в погубернском и поуездном планах м а т е р и а л ы I — II ревизий с д ан ны м и последую щего периода (м атериалы III ревизии, полученные до губернских реформ, в основном были пере­ считаны на новые границы ещ е в X V III в.). П оэтом у статистические све­ д ен ия были отд ел ьн о рассчитаны д л я первой половины XVIII в. (в том числе и д л я III ревизии) и д л я 1762— 1897 гг. (м атери ал ы III ревизии и м ею тся в д ву х в ар и ан тах, причем сведения в новых границах более точ ны ). Н о и м е ж д у 1719— 1745 гг. были определенные изменения г р а ­ ниц губерний и уездов. Д л я того чтобы сд елать статистические данные I — III ревизий сопоставимы ми, мы в зял и административны е деления, су­ щ е ств о ва вш и е к 1745 г., за основу и пересчитали статистические м ате­ ри ал ы I ревизии на эти границы. Такой подход позволил обнаружить м а л е й ш и е изменения численности татарского населения в уезд ах и гу­ берниях, св язан н ы е с их миграцией в п р ед ел ах региона. Н о в одном слу­ чае такой пересчет не у д ал ось осуществить: м еж д у I и II ревизиями в П ензенский у езд б ы л а пер ед ан а часть Темниковского уезда. О б н ар у­ ж и в а е м а я м е ж д у у к а зан н ы м и ревизиями уб ы ль татарского населения Тем никовского у езд а поэтому не о т р а ж а е т истинного полож ения дел .

В период с 1762 по 1897 г. кром е адм инистративны х реформ 70-х го­ дов X V III в. были проведены и другие терри тори альны е преобразования .

П оэто м у мы в зял и за основу поуездные и погубернские деления, сущ е­ с тво вавш и е в 60-х и 90-х годах XIX в., и весь статистический м атериал п ересчитали в у к а за н н ы х границах. Пересчет в поуездном разр е зе в полной мере не у д ал о сь осущ ествить лиш ь д л я татарского населения П ензенской губернии (за 1762— 1795 гг.) и д ля части тата р (тептярей) К р асн о уф и м ск ого у е зд а П ермской губернии (за 1762— 1782 гг.). Таким образо м, поуездны е д ан н ы е д л я П ензенской губернии на вторую полови­ ну X V III в. не могут быть полностью сопоставлены с м атери ал ам и X IX в. Т а к ж е обстоит дело и с П ермской губернией (правда, в послед­ нем сл у ч ае речь идет о весьма немногочисленном населении.) Н а д о отметить и то, что м е ж д у 1782— 1795 гг. был л иквидирован К адомский у езд Т ам бовской губернии, т а т а р с к о е н аселение которого отошло в Е л атомский и Темниковский у езды той ж е губернии .

Но, н есм отря на отмеченные особенности, в целом численность т а т а р ­ ского н аселен и я С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я м е ж д у 1762— 1897 гг .

м о ж но сопоставить за разн ы е д а т ы не только в погубернском, но и по­ уездном м а сш т а б а х .

И звестно, что на численность н аселени я существенное влияние о к а­ зы в а ю т этнические процессы. Н а м у д ал ось установить, что в X V III— XIX вв. в С реднем П о в о л ж ь е и П р и у р а л ь е интенсивно р азви вал ись эт­ нические процессы, в которы е были вовлечены татары, башкиры, ч ува­ ши, а т а к ж е бесермяне, что повлияло к а к на д и н ам и к у изменения чис­ ч. 2.

К азань, 1870; «Списки населенных мест Российской империи по сведениям 1859 г.»:

т. 10, СПб., 1876, т. 14, СПб., 1866, т. 25, СПб., 1863, т. 28, СПб., 1871, т. 30, СПб., 1869, т. 31, СПб., 1875, т. 35, СПб., 1862, т. 36, СПб., 1863, т. 38, СПб., 1862, т. 39, СПб., 1863, т. 42, СПб., 1862; Б. Л ясковский. М атериалы для статистического описания Самарской губернии. СПб. 1860 ленности, т а к и на особенности рассел ен и я средневолж ско-приуральских тата р (гл ав н ы м об разом во второй половине XIX в.) .

Н аиб олее интенсивное взаи м од ей ствие м е ж д у т а т а р а м и и баш кирами в П риуралье происходило в X V I I I — XIX вв. П роб л ем у взаимоотношений между т а т а р а м и и б аш к и р а м и мы р а с см а т р и в ал и в специальной статье, где было отмечено, что тептяри, в значительной своей массе учтенные в 1897 г. в составе б аш к и р (по я зы к у ), были на самом деле этнограф и ­ ческой группой т а т а р 16. П од тверд ил о сь т а к ж е в ы сказан н о е в литературе мнение о том, что в 1897 г. в составе б аш кир (по язы ку) бы ла учтена и часть тата р -м и ш а р ей, п р о ж и ва вш и х в П р и у р а л ь е 17. Во всех наших под­ счетах у к а за н н ы е группы н аселени я в конце XIX в. были причислены к татарам. Н о у п роблем ы тат а р о -б аш к и р с к и х этнических взаимоотнош е­ ний есть и д р у г а я сторона: п равильно ли причислять к б аш к и р ам н аселе­ ние самы х за п а д н ы х районов П р и у р а л ь я (территории Бугульминского уезда С ам а р ск о й губ., С ар ап ул ь ского и Е л аб у ж ск о г о уездов Вятской губ., М ензелинского у езд а Уфимской губ.), которое по переписи 1897 г. было заф иксировано к а к «баш киры »? У Р. Г. К узеева по этому вопросу нет четкой позиции: с одной стороны, он соверш енно справедливо отмечает, что по переписи 1897 г. «в составе б аш к и р было учтено около 300-— 350 тыс. теп тярей и м и ш арей » 18. С другой стороны, вопреки собственно­ му у к а за н и ю на то, что «нельзя, конечно, не учиты вать и близость б а ш ­ кирского и тат а р с к о г о язы ков и вообщ е отсутствие существенных р а з ­ личий в разговорной речи тептярей и баш кир в северо-западных районах» 1а, он тем не менее все баш кироязы чн ое население упомянутых выше уездов счи тает полностью б аш к ир ски м 20 .

М ы считаем н уж н ы м п ред лож и ть более четкое реш ение этого вопро­ са. П о переписи 1926 г., когда у ч и ты в ал ась не только язы ковая, но и этническая п рин ад л еж н о ст ь, в п р ед ел ах Т атарской А С С Р, куда вошли все перечисленны е вы ш е уезды, было отмечено всего 1,5 тыс. б а ш к и р 21 .

И это там, где по переписи 1897 г. было заф и кси ров ан о 166 209 башкир (по я з ы к у ) 22. С п р а ш и ва ется, куд а ж е они исчезли? О твет довольно прост: они слились с т а т а р а м и. О днако, кром е констатации ф ак та, в д а н ­ ном сл у ч ае н еобходимо ответить и на вопрос о причинах, приведших к столь бы стры м этнотрансф орм ац и онн ы м процессам. С р а зу ж е следует оговориться, что д а л е к о не все из этих 166,2 тыс. чел. были баш кирами в узком, этническом смысле. С опоставление м атер и ал ов переписи 1897 г.

с м а т е р и а л а м и X ревизии позво л яет сд ел ат ь следующий вывод:

из у к а зан н о г о вы ш е населени я не менее 42 тыс. чел. приходилось на теп­ тярей с б аш к и р с к и м язы ком. П ол уч ается, что остальны е 124 тыс. соб­ ственно б аш к и р за 29 л ет м е ж д у переписями 1897 и 1926 гг. полностью см енили свою этническую п рин адлеж н ость. А вот это-то и к а ж етс я нам невероятным. Если исходить из того, что у к а з а н н а я группа башкирского н аселен и я в конце XIX в. ещ е п р о д о л ж а л а сохранять свое этническое самосознание, смену его за столь короткое врем я придется объяснять о ш и б кам и переписи 1926 г. О д н ак о сомнений в правильности этой пере­ писи никто не вы с казы в ал .

Н а сам ом ж е д ел е п ред стави тели выделенной нами группы «башкир»

к концу XIX в. попросту не могли у ж е иметь баш кирского этнического сам осозн ан и я. И вот почему. Изученны е нами м а тери ал ы по совместной расселенности (в п р ед ел ах одного населенного пункта) татар и башкир в конце X V III — первой трети XIX в. в упомянутых уезд ах показывают, что к этом у времени в Бугульм ин ском у езде 88%, в Мензелинском у е з ­ 16 Д. М. И схаков. Указ. раб., с. 42 .

17 Р. Г. К узеев. И сторическая этнограф ия баш кирского народа. Уфа, 1978, с. 238 .

18 Там ж е, с. 241 .

19 Там ж е, с. 245 .

20 Там ж е, с. 250 .

21 В. П. Ш ибаев, У каз. раб., с. 261 .

22 Там же, с. 37, 89, 107 .

де 58%, в Е л а б у ж с к о м и С ар ап у л ь ско м у езд ах 45% башкир проживали совместно с тат а р а м и. П ричем в Бугульм инском уезде в татаро-башкир­ ских населенны х п унктах численность т ата р бы ла в 2 р аза, а в Елабуж ­ ском и С а р а п у л ь с к о м у езд ах в 1,5 р а з а выше численности башкир .

В М ен зели н ском уезде соотношение было 1 : 1. С ледует добавить, что в М ен зели н ском у езд е к концу X V III в. 43% всех браков были смешанны-* ми, теп тяро-баш ки рским и. У нас нет оснований считать, что к концу X V III — н а ч а л у XIX в. в остальн ы х у е зд а х дело обстояло иначе. К тому ж е в этих у езд ах численность т ата р у ж е в конце XVIII в. в 5,6 р а за пре­ в ы ш а л а численность баш кирского населения. М огла ли в такой ситуации э т а с а м а я севе р о -зап ад н ая группа баш кир сохранить свою этническую специфику? Очевидно, что нет. Н е д а р о м все попытки земских статисти­ ков в 60— 70-х год ах XIX в. р а зд ел и ть б аш кир и тат а р самой северо-за­ п адной о краин ы П р и у р а л ь я, неизменно зак ан ч и в ал и с ь неудачей. Учи­ т ы в а я все это, а т а к ж е и то, что м е ж д у родным язы ком и этническим сам о созн ан и ем прям ой связи нет, можно, к а к нам думается, д ля конца XIX в. считать « б аш к и р» четырех северо-зап адн ы х уездов п ри н ад л еж а­ щ ими к т а т а р с к о м у этносу. П ри этом б аш к и р с к ая этническая принад­ л еж н о сть п ред стави тел ей данной группы в более ранний период тож е в есьм а сом нительна. С корее эту группу населения мож но было бы опре­ д ел и ть к а к переходную м еж д у т ат а р ск и м и б аш кирским этносами .

И, наконец, по переписи 1897 г. мы находим довольно значительное количество б аш к и р (по язы ку) в городах П ри у рал ья. Знание этно­ язы ко в о й ситуации в крае, а т а к ж е сопоставление д ан ны х 1897 г. с м а­ т е р и а л а м и последую щ их переписей убедило нас в том, что среди горо­ ж а н истинное число б аш кир к концу XIX в. было значительно меньшим .

И с х о д я из этого, мы подвергли корректировке м атер и ал ы переписи 1897 г. по го родам П р и у р а л ь я и получили новые, на наш взгляд, более д остоверн ы е д ан н ы е о численности т ата р-гор ож а н .

Н еско л ько слов об этнических процессах, имевших место в т а та р о ­ чу ваш ск ой среде. В л и т ер ату р е у ж е в ы с к а з ы в а л а с ь мысль о том, что с у щ еств о в ав ш и е р ан ее п ред ставл ен и я об интенсивных этнических кон­ т а к т а х м е ж д у т а т а р а м и и ч у ва ш ам и были основаны на неверных стати­ стических м а т е р и а л а х 23. М ы присоединяемся к этому мнению. Однакоследует у к а з а т ь д в а района, где этнические процессы привели к ассими­ л яц и и значительного числа чуваш ей. П р е ж д е всего это относится к С им бирской губернии (особенно к Буинском у и Симбирскому уездам ) и п р и м ы к ав ш ей к ней территории С ам арско й губернии (в частности, к С а м а р с к о м у и С тавропо л ьск ом у у е з д а м ), где еще в середине XVIII в .

около 4 тыс. чуваш ей п р о ж и в а л и совместно с т а т а р а м и в одних и тех ж е д ер ев н ях 24. В последствии больш инство из них было ассимилировано т а т а р а м и (процесс за в ер ш и л с я к концу XIX в.). Вторым районом интенсивных этнических контактов м е ж д у т а т а р а м и и чуваш ам и б ы л а тер ри тори я Ц и вильского и Тетюшского уездов К азан ской губернии, где п р о ж и в а л а группа «молькеевских кряшен». В дореволюционной лите­ р а т у р е их сч и тал и ч у ва ш ам и 25. С удя по м а т ер и ал ам первой половины X V III в., они на 60% состояли из крещ ены х ч у в а ш е й 26, которые вплоть до 30-х годов XIX в. сохр анял и свой этноним. К т а т а р а м мы их при­ ч ислили л иш ь с конца 50-х годов XIX в. (к тому времени их насчиты­ в а л о с ь 2,6 тыс. чел.), когда появились первые четкие ука зан и я о завер

–  –  –

шении их асси м и ляци и т а т а р а м и 27. К концу XIX в. численность всех молькеевских кря ш ен со с тав и л а 5,3 тыс. чел .

С первой половины X V III в. к т а т а р а м Г лазовского и Слободского уездов В ятской губернии п ричисляли ту часть бесермян (весьма б ли з­ ких к т а т а р а м ), к отор ая у ж е к 1744 г. исповедовал а ислам 28. В у к а з а н ­ ных у езд ах не менее */з т а т а р — бывшие бесермяне, ассимиляция кото­ рых б ы л а з а в е р ш е н а в конце XIX — н а ч а л е XX в. Т огда их численность достигала 4,3 тыс. чел .

Таковы в общ их ч ер тах пред варител ьн ы е зам ечания, без которых было бы н евозм о ж н о изучение р асселен и я и численности средневолжско-приуральских т а т а р в X V I II—X IX вв. Д и н а м и к а изменения общей численности т а т а р Среднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я в X V III—XIX вв .

раскры вается н ам и в таб л. 1. К а к видно из таб л и ц ы численность т а т а р ­ ского н аселени я региона с 1719 по 1897 г. вы р осл а с 261 117 до 2 249 539 чел., т. е. в 8,6 р аза. Такой прирост почти полностью совпадает с общероссийскими п о к а з а т е л я м и 29. П ри этом среднегодовые темпы прироста за X V I I I — XIX вв. составили 1,4%. Учитывая, что мы охваты ­ ваем почти всю группу т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р ал ь я, средне­ годовой прирост этого н аселени я мож но считать близким к естествен­ ному. У ж е в X V III в. мы н аб л ю д ае м постепенное ускорение среднего­ довых темпов прироста р ас см а тр и в ае м о го нами населения (от 0,98% между 1719— 1745 гг. до 1,63% м е ж д у 1782— 1795 гг.), т а к что в целом за XV III в. д ан ны й п о к а за т е л ь составил 1,3%, что на 0,5,% выш е обще­ российского 30. С конца X V III до середины XIX в. среднегодовые темпы прироста тат а р ск о го н аселени я к р а я составили 1,6%. В пореформенный период этот п о к а за т е л ь был так им ж е высоким (1,5 % ). Если высокие темпы прироста т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я в X V III— пер­ вой половине XIX в. о б ъ яс н я л и с ь главны м об р азо м общим воздействием

–  –  –

* Деления на провинции опущены .

** Тептяри учтены в составе Уфимского уезда .

*** Мишари учтены в составе Уфимского уезда .

последовательно входили в состав с н ач ал а В о л ж ской Булгарии, а по­ т о м — К азан ск о го хан ства. Но, по-видимому, собственно булгарское, а позднее и т а т а р с к о е н аселение если и п р о ж и ва л о там, то в очень незн а­ чительном количестве. П о с л е присоединения К азан ск о го хан ства к Р у с­ скому го суд ар ству произош ло первое крупное передвиж ение тата р из Среднего П о в о л ж ь я на восток. В итоге вольной колонизации и прави­ тельственных переселений X V I— XVII вв. к н а ч а л у XVIII в. в П ри уралье п р о ж и ва л о более 22 тыс. т а т а р (8,7% от общего ч и с л а ). К а к показы вает изучение статистических м а тер и ал ов, в т о р ая вол на переселений на во­ сток п р и ш л а сь на первую половину X V III в. М и грац ия в П р и у р ал ь е шла из С реднего П о в о л ж ь я. Так, м е ж д у 1719 и 1745 гг. численность татар Среднего П о в о л ж ь я в ы росл а всего на 8,2%, тогда к а к общий прирост по всем у региону составил 20,4%. З а м ед л ен н ы й прирост, а в некоторых сл уч аях и п р я м а я уб ы л ь тат а р ск о го н аселени я м е ж д у 1719— 1745 гг .

в С реднем П о в о л ж ь е н аш л и о тр аж ен и е и в ревизских м атери алах (см. таб л. 2 ). В р е з у л ь т а т е бурной миграции численность татар в П р и ­ у р а л ь е з а период м е ж д у 1719— 1745 гг. почти утроилась и достигла 64 тыс. чел. (20% от общего ч и с л а ). М е ж д у 1745 и 1762 гг. прирост тата р ск о го населени я в П р и у р а л ь е был почти в 2 р а з а выше, чем в сре д ­ нем по региону, что говорит о п р о д о л ж а ю щ ем ся их притоке в восточные районы. С л ед ует отметить, что н аи бол ее массовые передвиж ения тата р на восток п риходятся на период м е ж д у 1719 и 1745 гг. М ассовы й отток тата р из районов С реднего П о в о л ж ь я в П р и у р ал ь е в первой половине X V III в. был в ы зв ан резким усилением в кр а е экономического и нациоСоветская этнография, № 4 нального (особенно в форме религиозны х притеснений) гнета со стороны царского п р ав и тел ьства 32 .

Во второй половине X V III в. темпы прироста татарского населения в П р и у р а л ь е постепенно со к р ащ а ю т ся и к концу столетия почти у р ав ­ ниваю тся со средними п о к а за т е л я м и по региону (см. табл. 3) .

К концу X V III в. в П р и у р а л ь е п р о ж и в а л а у ж е третья часть татар региона (около 200 тыс. чел.). Больш инство их было сосредоточено на с е в еро -зап ад е П р и у р а л ь я, что о к а за л о значительное влияние на интенсивность и конечные р езу л ь таты этнических процессов, в которые были вовлечены т а т а р ы и баш киры .

Т ак и м образом, в р езул ь тате ранних (XVI—XVII вв.) и более поздних миграций средн ево л ж ск их тат а р сл ож и л ась п риуральская груп­ па (к концу XIX в. в П р и у р а л ь е п ро ж и вало около 1 млн. татар, что с о с т а в л я л о чуть менее половины всех тата р Среднего П оволж ья и П риуралья) .

В л и т ер ату р е в ы с к азы в ал о сь мнение о том, что привести «скольконибудь точны е цифры о численности... казан ски х тата р и т ата р -м и ш а­ рей... не говоря у ж е о более мелких подгруппах... не представляется в озм ож н ы м » 33. М ы не м ож ем согласиться с этим утверждением. И м ею ­ щ иеся в н аш ем рас п о р я ж ен и и этностатистические м атери ал ы и допол­ н я ю щ а я их эт н о гр а ф и ч ес кая л и т ерату ра, на наш взгляд, позволяют весьм а точно определить численность не только казан ски х тата р и ми­ ш арей, но и других более или менее значительны х этнографических групп т а т а р региона. Н и ж е п ред л а гаетс я опыт определения численности к а за н с к и х т а т а р, миш арей, касим овских тат а р и т атар -кр яш ен в X V III—' XIX вв .

Н а и б о л ь ш и й интерес п р ед став л яе т вопрос о соотношении казан ски х т а т а р и тата р -м и ш а р ей. Среди лингвистов у ж е сложилось твердое мнение, что «в форм и рован ии тат арско го литературного я зы к а н ем ало­ в а ж н у ю роль и грал м иш арский д и а л е к т » 34. О д н ако этнограф ам и вопрос 0 в к л а д е м и ш арей в традиционную культуру тат а р Среднего П оволж ья и П р и у р а л ь я реш ен д а л е к о не полностью. Одну из причин такого поло­ ж е н и я мы видим в отсутствии достаточно обоснованных выводов об удельном весе к а ж д о й из двух основных этнографических групп среднево л ж ско -п р и у р ал ь ск и х т а т а р — ка зан ски х т а т а р и татар-миш арей .

П опы тки реш ения этой проблем ы предприним ались и ранее. Е щ е в 20-х годах наш его века Д ж. В ал и д и определил численность мишарей в 1 млн. чел. Численность к а зан ск и х татар, по его мнению, была такой же. О коло 2,5 млн. чел., которы х сейчас причисляю т к казанским штарам, были отнесены им к «урало-уф им ским » т а т а р а м 35. У казанны е п о д ­ счеты были проведены на основе м ат ер и ал о в переписей 1920 и 1926 гг .

О д н ак о эти м а т е р и а л ы не по звол яю т отделить мишарей от казанских т а ­ тар в р ай о н ах их чересполосного расселения. То ж е самое относится и к основной массе тата р -г о р о ж а н. П оэтому подсчеты Д ж. В алиди имеют относительно небольш ую научную ценность. Аналогичные в ы ш еп риве­ денны м исчисления, только по м а т е р и а л а м переписи 1959 г., были про­ ведены Н. И. В оробьевы м. С огласно полученным им результатам, «в чис­ л е сельского н аселени я к а зан ск и х т а т а р было 1,2 млн. чел., а миш арей — 900 т ы с.» 36. Но если учесть, что п рин адлеж н ость тата р-го рож а н к разны м этнограф ич ески м груп пам о стал ась невыясненной, то станет ясно, что подобный подход не реш ает поставленного вопроса .

–  –  –

* Сведения неполные .

** Не вполне надежные сведения .

К а к п о к а зы в а е т опыт, определить численность двух крупнейших этно­ граф и ч еских групп т а т а р региона на основе современных данны х не пред­ ста в л я е т с я возм ож ны м .

П р е д л а г а е м ы й нами в а р и а н т реш ения этой проблемы (см. табл. 4) в отличие от выш еприведенны х опирается на статистический материал X V I II— XIX вв., в интерпретации которого учтены и литературны е источ­ ники. К а к видно из таблицы, в X V III — середине XIX в. казанские татары со став л ял и около 67— 68%, а м иш ари — 31— 32% от общей численности т а т а р региона. Н а б л ю д а е м о е в конце XIX в. некоторое уменьшение доли м и ш арей о б ъясн я ется п р еж д е всего включением в состав казанских татар значительного числа баш кир. В ы явл ени е соотношения казан ски х татар и т а т а р -м и ш а р ей в общей численности т а т а р региона позволяет за к л ю ­ чить, что группа т а т а р Среднего П о в о л ж ь я и П р и у р ал ь я сформ ирова­ л а с ь на основе к а за н с к и х т ата р, но при значительном участии мишарского компонента .

Н ебол ьш у ю этнограф ическую группу касимовских тата р обычно отно­ сят к к а зан ск и м т а т а р а м 37, хотя лингвисты о б н а р у ж и ва ю т в их говоре

–  –  –

следы зн ачительн ого в л и я н и я миш арского д и а л е к т а 38. Этнографы в свою очередь н ах о д я т р я д п а р а л л е л е й м е ж д у культурой касимовских татар и т а т а р -м и ш а р е й 39. В архивны х источниках X V III в. зафиксировано до­ вольно много б р ако в касим овских т а т а р с м и ш а р я м и 40. Вообще есть основания п олагать, что м е ж д у темниковской группой миш арей и каси­ мовскими т а т а р а м и имеется этни ческая близость. П оэтом у мы сочли возмож ны м вы д ел и ть каси м овски х т а т а р в особую группу, занимаю щ ую промеж уточное (переходное) п олож ен ие м е ж д у казан ски м и тат а р ам и и м иш арями. В течение X V I I I — XIX вв. численность касимовских татар почти не и зм ен и ла сь (см. таб л. 3). О б ъ я сн яетс я это тем, что татары К а ­ симовского у е зд а постепенно вы сел ял и сь в другие районы, где наши источники их у ж е не фиксирую т к а к отдельную группу .

К р ещ ен ы е т а т а р ы (« к р яш е н ы » ), об р азу ю щ и е особую конфессиональ­ ную группу т а т а р региона, яв л яю тс я «сквозной» группой, в той или иной пропорции входивш ей в состав всех трех в ы ш еука зан н ы х этнографиче­ ских групп т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р ал ь я. Именно поэтому их численность р ас с м а т р и в а е т с я отдельно (см. таб л. 5) .

В составе трех основных этнограф ически х групп т а т а р региона доля к ряш ен б ы л а различной. С реди касим овских т а т а р и миш арей процент п р ав о сл ав н ы х был незначительным. Так, в н а ч а л е X V III в., когда источ­ ники з а ф и к с и р о в а л и н аи бол ьш ее количество крещ ены х из касимовских татар, кр я ш ен ы составили не более 2% от их общего числа. Д о л я крещ е­ ных м и ш арей в годы н аи бол ее массовой их хри сти ан изаци и (первая по­ ловина X V III в.) т а к ж е не п р е в ы ш а л а 2% от их общей численности. По­ д а в л я ю щ е е больш инство кр я ш ен были из к а зан ск и х т ата р (доля право­ сл ав н ы х у них в н а ч а л е X V III в. р а в н я л а с ь 9,4%, а в 60-е годы XVIII в.— 11,3%) .

П ри чи н у столь неравном ерного распределени я крещ ены х татар м е ж ­ ду т рем я этнограф ически м и группам и т а т а р С реднего П оволж ья и ПриЛ. Т. Махмутова. Н екоторы е наблю дения над лексикой касимовского говора т а ­ тарского язы ка.— «М атериалы по татарской диалектологии», т. 2, с. 235. Автор предпо­ л агает этническое смешение касимовских татар с миш арями (см. с. 231) .

39 В. А. Г ордлевский. Элементы культуры у касимовских татар (из поездки в К аси­ мовский у езд ). Р язан ь, 1927, с. 31; Ф. Л. Ш ариф уллина. Традиционная одеж да касимов­ ских татар середины XIX — н ачала XX в.— «Из истории культуры и быта татарского н арода и его предков». К азан ь, 1976, с. 145— 146;. ее же. Поселения и ж илищ а касим ов­ ских татар середины XIX — начала XX в.— «Н овое в этнографических исследованиях татарского народа». К азань, 1978, с. 118 .

40 Ц ГА Д А, ф. 350, он. 2, д. 1301 .

у р а л ь я надо искать п реж д е всего в том, что по отношению к мишарям и касим овским т а т а р а м, я в л яв ш и м с я сл у ж и л ы м населением, царское п равительство п роводило достаточно гибкую политику. К тому ж е надо учесть и то обстоятельство, что р я д представителей татарской аристокра­ тии, приняв христианство в более зап ад н ы х районах, довольно рано обру­ сели .

П о д а в л я ю щ е е большинство крещ ены х тата р в X V III— XIX вв. при­ н а д л е ж а л о к группе «старокрещ ен ы х» (т. е. принявших христианство в XVI — н а ч а л е X V III в.). В н а ч а л е X V III в. численность старокрещеных т а т а р 5д о с т и г а л а почти 17 тыс. чел. П о л и ти к а массовой христианизации народ о в С реднего П о в о л ж ь я, в первой половине X V III в. увенчавшаяся успехом по отношению к язы ческим н ар о д ам края, не привела к особым сд в игам в об ласти об р ащ е н и я в п р ав осл ав и е татар. В общей сложности в первой половине X V III в. в п р ав о сл ав и е был обращ ен всего 3451 т а ­ т а р и н 41. П р а в д а, к середине X V III в. удельны й вес крещеных татар до­ стиг м а кси м ал ь н о й величины — 7,6 % от общей численности татар регио­ на. В д ал ьн ей ш ем, однако, по мере усиления консолидационных процес­ сов среди т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р ал ь я, иная, нежели у основной м ассы населения, кон ф есси онал ьн ая принадлеж ность вызвала у кряш ен сильное стремление к переходу в мусульманство, что привело к постоянному сокращ ени ю процента п рав осл ав н ы х татар, которых к кон­ цу XIX в. было около 110 тыс. чел. (т. е. не более 4,9% от общей массы т а т а р р еги он а) .

Н а основании излож ен н ого выше можно сд елать следую щие выводы:

1. П олученны е д ан н ы е позволяю т не только определить численность ср е д н ев ол ж ск о -п р и ур ал ьски х тат а р в X V I I I — XIX вв., но и внести по­ п рав ки к имею щ ейся в л и т ер ату р е реконструкции численности предста­ вителей дан ной группы населения в более раннее в р е м я 42 .

2. Н а р я д у с экономическими предпосы лками, процессу формирования т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я в X V I II— XIX вв. в ядро бурж у­ азной нации сп особствовал и неуклонный рост их численности в регионе .

Группа средн ев о л ж ск о-п риур ал ьски х т ата р, н асч и ты вавш ая в первых д е ­ сяти л ети ях X V III в. немногим более 261 тыс. чел. к концу XIX в. в пре­ д е л а х региона д о сти гла почти 2 млн. 250 тыс. чел. З а тот ж е период чис­ ленность тат а р ск о го н аселени я в городах к р а я увеличилась с 1,85 тыс .

до 111 тыс. чел. У дельный вес го р о ж а н -т а та р т а к ж е существенно вырос (в н а ч а л е X V III в.— 0,7%, к концу XIX в.— 4,9 % ) .

3. Н а д и н ам и к у изменения численности т а т а р Среднего П овол ж ья и П р и у р а л ь я в X V I I I — XIX вв. весьма значительное влияние ок а зал и этни­ ческие процессы. В итоге п ро до л ж и тел ьн ы х и глубоких взаимодействий к концу XIX в. в состав тат а р региона вошли до 124 тыс. башкир, 4,3 тыс .

б есерм ян и несколько ты сяч чувашей .

4. В течение X V I I I — XIX вв. происходило постепенное расселение т а ­ т ар из С реднего П о в о л ж ь я — территории, где сформировались две ос­ новные группы т а т а р региона — к а зан ск и е та т а р ы и татары -м иш ари,— в районы П р и у р ал ь я. Хотя освоение восточных районов татарски м н а ­ селением н ач ал ось ещ е в X V I— XVII вв. (а возможно, и ран ьш е), г л а в ­ ный поток их м играций в П р и у р а л ь е по целому ряду исторических при­ чин приш ел ся на X V III в., особенно на первую половину столетия .

В освоении восточных территорий уч аствовал и представители п ракти ­ чески всех этно граф ич ески х групп тата р Среднего П о в ол ж ья. Несмотря на то, что п ереселения в П р и у р ал ь е сопровож дались этническими кон­ так там и, приводивш ими к о б р азов ан и ю новых, весьма крупных этногра­ фических групп в составе т атар, миграционное дви ж ени е X V III—XIX вв .

в конечном итоге с о зд ал о так и е условия, которые способствовали силь­ 41 Ц ГА Д А, ф. 248, д. 803, л. 597 .

42 См. А. X. Х али ко в. Указ. раб., с. 121— 122 .

ному смешению п редстави телей р азл и чн ы х этнографических групп т а ­ тарского населения. В резу л ь тате п ро изош л а сущ ественная язы ко в ая и культурно-бы товая н ивелировка, со д ей ств ов ав ш ая консолидации изучае­ мого н аселени я в одну локал ьн о -терр и тор и ал ьн ую группу татарского этноса, н а зы в а ем у ю обычно т а т а р а м и Среднего П о в о л ж ь я и Приуралья .

5. С татистические м а т е р и а л ы п о казы ваю т, что локально-территори­ альная группа т а т а р С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я сл ож и л ась при заметном участии м и ш арского компонента, и ведущей роли казанских татар. В составе* общ ей массы татар ского населения региона доля каси­ мовских тата р, за н и м аю щ и х переходное полож ение м еж д у двум я у к а ­ занными выш е основными группами т а т а р Среднего П о в о л ж ь я и П р и ­ уралья, б ы л а небольшой. К р ещ ены е т а т а р ы входили в состав всех трех отмеченных вы ш е групп т а т а р региона. О д н ако процент п равославны х среди м и ш арей и каси м овски х т а т а р был невысок. Основная масса кряшен состоял а из хри сти ан изи р ован н ы х (причем главны м образом в XVI — н а ч а л е X V III в.) к а за н с к и х татар. Хотя о б щ ая численность кре­ щеных т а т а р в X V I I I — XIX вв. п р о д о л ж а л а расти, их удельный вес в составе тата р ск о го населени я С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р ал ь я посте­ пенно с о к р а щ а л с я, что было одним из проявлений консолидационных процессов среди т а т а р региона .

THE DISTRIBUTION AND NUM ERICAL STRENGTH O F THE

TATARS IN THE VO LG A -U RALS HISTORIC-ETHNOGRAPHICAL

REGIO N IN THE 18th AN 19th CENTURIES The paper is based upon e th n o sta tistic a l sources; it exam ines the num erical trends in the T a ta r population (to g eth e r w ith its m ain ethnic groups) as well as the changes in its geo g rap h ical d istrib u tio n w ith in the reg io n in the 18th and 19th centuries. P a rticu lar a tten tio n is devoted to the ethnic processes th a t have influenced the num erical tren d s in the V o lg a-U rals h isto ric-eth n o g rap h ical region .

It is established that, besides econom ic facto rs, the form atio n of th e nucleus of the T a ta r b ou rgeois n a tio n w as fo rw ard ed by the ste a d y num erical increase of the T atars in the region (in the course of th e 18th and 19th cen tu ries th eir num ber grew 8.6 times, from 261 th o u san d in 1719 to 2250 th o u sa n d in 1897) .

As a re su lt of larg e-scale m ig ra tio n s of T a ta rs from th e M iddle V olga area in the 18th and 19th centuries, quite a la rg e gro u p of them w as form ed in the cis-U rals area;

this group played an im p o rta n t ro le in th e con so lid atio n of th e T a ta rs of the M iddle V olga and the cis-U rals areas in to a sin g le lo cal-territo rial group. S ta tistic s show th a t the M ishari com ponent to o k a co n sid erab le p a rt in fo rm in g th is T a ta r group; th e decisive role, how ever, belonged to the K aza n ’ T atars. The nu m b ers of the K assim ov T a ta rs were not g reat. The pro p o rtio n of bap tized T a ta rs am o n g th e re g io n ’s T a ta rs g rad u ally de­ clined d u rin g the 18th and 19th ce n tu ries (in sp ite of the in crease of their absolute num bers) o w in g to ethnic co n so lid atio n processes .

В. И. К о з л о в

ЭТН О РАСО ВЫ Е ИЗМЕНЕНИЯ В СО СТА В Е НАСЕЛЕНИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

В течение долгого времени, по сущ еству вплоть до середины XX в., В ел и к о б р и та н и я обычно р а с с м а т р и в а л а с ь к а к кл асси ческая страна эми­ грации. Р а н н е е интенсивное по сравнению с большинством других евро­ пейских стран р азв и ти е в ней к а п и т а л и зм а привело к обезземеливанию крестьян и возникновению явлений относительного аграрного перенасе­ ления, к п ереезду крестьян в города и росту ж и л ищ ны х трудностей, к разо рен и ю ремесленников, которы е вместе с прибывш ими крестьянами ув ел и чи вал и резервную арм ию труда, пополняли ряды безработных .

Все это н а р я д у с другим и причинами, наприм ер религиозными рас п р я­ ми, обусловило п оявление в В ели кобритани и значительных групп людей, которы е м ечтали о том, чтобы улучш ить свою ж и зн ь где-то на новом месте, а р а зв е р н у в ш а я с я к о л о н и а л ьн ая эксп ан си я со зд ав ал а им для этого реа л ь н ы е возмож ности. Основной поток переселенцев н ап равлялся в Северную Америку, п е р в а я ан гл и й ск ая колония на территории которой п о яв и л а сь ещ е в н а ч а л е X V II в.; н ем алое число их устрем лялось т ак ж е в А встрали ю, Н овую З е л а н д и ю и в Ю ж н ую Африку. Закрепивш ись на новы х м естах и постепенно ув ел и чи ваясь в численности благодаря естественному приросту и п р о д о л ж а вш ей ся иммиграции, группы пере­ селенцев из В ел и ко б ритани и составили основу ф орм и рован ия североаме­ риканской, ан гл о кан ад ск ой, англоавстралийской и англоновозеландской наций. Только в течение XIX столетия, главны м образом второй его половины, из В ели коб ритани и и И р л ан д и и (раздели ть их трудно, так к а к многие и р л а н д ц ы в ы е з ж а л и через английские порты) в заок еан ск ие стран ы вы б ы л о около 12 млн. человек; в первой половине XX в.— еще свы ш е 7 млн. ч е л о в е к 1. Д а ж е если учесть, что среди этих мигрантов было н ем а л о у ро ж е н ц ев других стран Европы, д л я которых В еликобри­ т а н и я с л у ж и л а л и ш ь п ер евалочны м пунктом, и что часть выехавших ур о ж е н ц ев В ел и ко б ри тан и и в о з в р а щ а л а с ь обратно, то и тогда общие ми грац и онн ы е потери В ел и коб ритани и в X IX —XX вв. составили, веро­ ятно, около 10 млн. человек. Н а 1881 г. в СШ А, К а н а д е и Австралии н асч и ты в ал о сь свы ш е 1650 тыс. уро ж ен ц ев Англии и Уэльса, 480 тыс.— Ш о тл а н д и и и 2300 тыс.— И рл ан д и и ; в 1911 г., когда приток из И рландии у м еньш и л ся, а число переселенцев середины XIX в. сократилось в стр а­ нах их оседани я з а счет естественной уб ы л и,— соответственно 2000 тыс., 570 тыс. и 1240 т ы с. 2 Зн ач и те л ьн о р е ж е В ел и ко б р и та н и я р а с с м а т р и в а л а с ь ка к страна осе­ д а н и я переселенцев, хотя в ее разв и ти и им м играция т а к ж е играла н е м а ­ л о в а ж н у ю роль. Р а н н я я этни ческая история Бри тан ски х островов во 1 П одсчитано по: « In te rn a tio n a l m ig ratio n s», v. 1—2, N.Y., 1929; « In tern atio n al m ig ­ ra tio n s 1945— 1947». G eneva, 1959 .

2 N. H. Carrier, J. R. J effry. E x te rn a l m ig ratio n. London, 1953, tab. 3 .

многом о п р ед ел я л ас ь прибы тием туда кельтов (X— III вв. до и. э.), ри м ­ лян (I в. до и. э.— III в. и. э.), ан глосаксов (V— VI вв. и. э.) и, наконец, норманнов (XI в. и. э.), не считая других, более мелких этнических групп. Все эти группы переселенцев на Б ри тан ски е острова явились в той или иной степени ком понентам и ф орм и ровавш егося там английского, ш отландского и других этносов. Группы переселенцев, прибывшие в по­ следую щие столетия, могут р ас см а т р и в ать ся у ж е к а к собственно «имми­ гранты», п о п а д а вш и е в среду более или менее сформ ировавш ихся н аро­ дов Б р и тан ск и х островов. И з числа так и х групп следует н азв ать евреевсефардов, п ереселивш ихся из И спани и (XVI в.), ф л ам а н д ц ев (конец XVI в.), ф ранцузов-гугенотов (в то р ая половина XVII в.), французовроялистов (конец X V III в.); численность к а ж д о й из н азванны х групп и зм ерял ась д е с я т к а м и ты сяч человек. Все они, за исключением евреев, постепенно асси м и ли ровал и сь о к р у ж аю щ и м населением и в настоящее время почти не п росл еж и в аю тся .

О с т а н а в л и в а я с ь н есколько подробнее на им м и гр ан тах XIX—XX вв., отметим, что основную массу их вплоть до середины XX в. составляли ирландцы, приток которы х в Англию уси ли лся после голода, порази в­ шего И р л а н д и ю в середине XIX в. О б щ ее число ирландских переселен­ цев, оседавш их г л ав н ы м о б разо м в портовы х и промыш ленных городах, достигало многих сотен тысяч человек, причем ассимиляционные процес­ сы среди них р аз в и в а л и с ь довольно медленно. Этому препятствовали религиозные отличия и р лан дц ев -катол и к о в от окруж аю щ его, в п одав­ ляю щем больш инстве протестантского, английского населения и д оволь­ но сильно р азв и ты е у них нац ион альн ы е чувства, которые питались разверн увш и м ся национально-освободительны м д ви ж ени ем в Ирландии .

Приток в В ели кобритани ю, гл авны м об разо м в Англию, ирландцев — преимущественно р азори в ш и х ся крестьян и м алок вал иф и ц ир ован н ы х р а ­ бочих, не имею щ их средств д л я д ал ьн и х миграций, про до л ж ал ся, как уже говорилось, и в XX в. Н а 1951 г. в В еликобритании насчитывалось около 470 тыс. ур о ж е н ц ев И рл ан д и и ; с 1951 по 1971 г. прибыло еще око­ ло 540 тыс. и р л а н д ц е в 3. В настоящ ее врем я общ ее число их достигает 1 млн. человек .

С реди других групп им м и гран тов из европейских стран выделяются евреи и поляки. О сн ов н ая м асса евреев — около 100 тыс.—п е р е с е л и ­ лась в В ел и ко б ри тан и ю в конце XIX — н а ч а л е XX в. из юго-западных и зап ад н ы х (польских) губерний царской России, после того ка к там при п окровительстве властей был о рган и зован р я д еврейских погромов .

Евреи осели гл ав н ы м о б разом в Л ондоне, М анчестере и других крупных городах страны. О тд ел ьны е группы евреев прибыли в 1930-х годах из нацистской Г ерм ани и и зах в ач ен н ы х ею стран Ц ентральн ой Европы, и, кроме того, евреи были в составе т а к н азы ва ем ы х военных беженцев и перемещенных лиц, поселивш ихся в В ели кобритани и после войны; общее число их и зм ер я ется несколькими д еся тк ам и тысяч ч е л о в е к 4. В резуль­ тате всех этих миграций, а т а к ж е естественного прироста еврейского населения, численность его в В ели коб ритани и на 1970 г. составила около 450 тыс. человек. Т ак и м образом, В ел и коб ритани я, к а к и Франция, име­ ет крупнейшие в З а п а д н о й Е вропе еврейские общины .

Что к а сае тся поляков, то численность их в В еликобритании до вто­ рой мировой войны не п р е в ы ш а л а 10 тыс. человек. Примерно столько же прибыло во в рем я войны. Б о л ьш и е группы поляков обосновались здесь с р а зу после войны, причем основную массу их составили солдаты и офицеры бывшего польского корпуса ген ер а л а Андерса, сф орм ирован ­ ного в 1941 г. на территории С С С Р и у ч аствовавш его в боях на Б л и ж н ем Востоке, в Ю ж н ой и З а п а д н о й Европе. В Англии было демобилизовано 3 W. М. B rendon. E xpectatio n, in fo rm atio n and h um an m ig ratio n : specifying an eco­ nometric m odel of Irish m ig ra tio n to B rita in.— « Jo u rn al of R egional Science», 1974, № 1 .

4 J. Vernant. The refugee in the p o st-w ar w orld. London, 1953, p. 331, 337 .

свы ш е 90 тыс. польских военнослуж ащ их, к которым вскоре приехало свы ш е 30 тыс. членов их семей; кроме того, в В еликобританию прибыло окол о 30 тыс. п оляков из числа беж енцев и перемещенных л и ц 5. О тдель­ ные группы поляков впоследствии покинули Великобританию. Поэтому о б щ а я численность их в середине 1950-х годов оценивается в 120 тыс .

человек, из них 30 тыс.— в Лондоне. П о д ав л я ю щ е е большинство поляков к 1971 г. получило британское гр а ж д а н с т в о и постепенно ассимилиру­ ется о к р у ж а ю щ и м населением .

Л ю д с к и е потери В ели коб ритани и во второй мировой войне (около 390 тыс. человек, в том числе воен но сл у ж ащ и х около 330 тыс.), а г л а в ­ н о е — оп ределивш ийся еще в предвоенны е годы процесс снижения р о ж ­ д аем ости и естественного прироста, которы е после временного компен­ сационного повы ш ения 1945— 1950 гг. вновь стали сокращ аться, привели к н ех в атке трудовы х резервов. М е ж д у тем послевоенное оживление эк о ­ номики, п ерестройка промышленности, разви тие ж илищ ного строитель­ ства и т. п. треб о в ал и все новых рабочих рук, особенно в трудоемких, м а л о к в а л и ф и ц и р о в ан н ы х зан яти ях. Этими обстоятельствами и было обусловлено новое и необычное д л я В еликобритании явление — приток в нее больш их групп т а к н азы ва ем ы х цветных иммигрантов — негров и м ул ато в из стран К ари бского бассейна, аф р и кан ски х негров (главным о б р азо м из стран З а п а д н о й А ф р и к и ), индийцев, пакистанцев, б ан гл а­ деш цев, а т а к ж е китайцев (в основном из Гонконга) и других групп .

О б щ ее число так и х переселенцев и зм еряется сотнями тысяч человек, а с у м м а р н а я численность «цветного» населения В еликобритании вместе с детьми, родивш им ися у ж е в этой стране, п ревысила в настоящ ее время 2 млн. человек. Р ассм отрен и ю процесса ф орм и рован ия именно этого, но­ вого в истории В ели коб ритани и этнорасового компонента населения, вы зв ав ш е го к ж и зн и серьезны е социальны е проблемы, и посвящена д а н ­ н ая статья .

П р е д в ар и тел ь н о отметим, что хотя л и т ер ату р а по «цветной» имми­ грац и и и этн орасов ы м п р о бл ем ам в В еликобритании в н астоящ ее время н асч и ты в ае т у ж е многие д есятки книг и статей, некоторые вопросы осве­ щ ены недостаточно. Это относится п реж д е всего к определению точной численности отдельны х этнорасовы х групп .

В переписях всего н аселени я В еликобритании, регулярно проводи­ мых через к а ж д ы е 10 л ет (и в выборочных, проводимых м еж д у основ­ ными п ереп и сям и), нет, к а к известно, прямого вопроса об этнической (или этнорасовой) п ринадлеж ности. В прогр ам м е переписей имеется вопрос о подданстве, но его трудно использовать в этнической стати­ стике из-за постепенной н ату р а л и за ц и и иммигрантов; что ж е касается «цветных» иммигрантов, то такой вопрос вообщ е бесполезен, ибо почти все они п рибы ли из стран т а к н азы ва ем ого С одруж ества, ж ители кото­ рых тради ци он но считаю тся подданны м и Б ри тан ской короны. Несколько более ценным в этом отношении о к а зы в ае тся вопрос о стране происхож­ д ен ия оп раш и ваем ого, однако в полученных по этому вопросу данных не учтены дети иммигрантов, ро ж д ен н ы е в самой Великобритании; чис­ ленность ж е этих детей в насто ящ ее в рем я со ставляет не менее трети всего «цветного» населения страны, а скоро превысит число собственно иммигрантов .

* * У потребленное выш е определение послевоенной «цветной» и м м и гра­ ции к а к «новой» верно лиш ь по отношению к ее массовости. Р азвитие ж е этой иммиграции имеет свою историю, на основных э тап ах которой следует хотя бы кр а тко остановиться .

5 I. Z ubrzycki. P olish im m ig ran ts in B ritain. The H ague, 1956, p. 57 .

П ервы е негры были привезены в Англию купцами и капи тан ам и су­ дов еще в середине XVI в. В п оследую щ ие столетия, особенно после Утрехтского м и р а (1713), ко гд а р аб о то р го в л я п ереш ла в основном к английским к у п ц ам и суд ов л ад ел ьц ам, число черных раб ов из Африки (главным о б р азо м с Гвинейского п о береж ья) увеличилось. Среди зн а т ­ ных ан глич ан стал о считаться п рести ж н ы м иметь в услужении негров .

О днако общ ественное мнение, сф о рм иро вавш ееся в значительной степе­ ни на б азе Х артии Вольностей, относилось к рабству на территории Англии в целом отрицательно. Р аб ст в о по сущ еству было отменено в 1772 г., когда верховны й судья Англии л о р д М энсф илд оп рав дал бе­ ж авш его от х о зяи н а негра С омерсета. В решении по этому д ел у подчер­ кивалось, что к а ж д ы й раб, привезенны й в страну, д о лж ен считаться свободным человеком. О б щ ее число негров на территории Англии в это время о ц ен ивается прим ерно в 15 тыс. человек. Ч асть негров осталась в услуж ении у п реж н и х или новых хозяев, часть в ы е х а л а в А фрику или В е с т -И н д и ю 6 .

В XIX в. число негров и м ул атов в Англии п р о д о л ж а л о уменьшаться, так к а к р ан ее п рибы вш ие ум и рал и, обычно не оставив потомства, а но­ воприбывш их почти не было. Н екото ры е негры и мулаты, служ ивш ие на судах, кур си р ов ав ш и х м е ж д у В ел и коб ритани ей и Вест-Индией или А ф р и ­ кой, иногда о ста ва л и с ь на несколько месяцев в английских портах, но затем в о зв р а щ а л и с ь на родину; то ж е самое относится и к молодым неграм и м у л а т а м — д етям сравн и тельно обеспеченных родителей, при­ е зж а в ш и м в В ел и ко б ри та н и ю (гл ав н ы м об разом в Англию) на учебу .

По переписи 1901 г. в Англии и У эльсе было лиш ь около 0,5 тыс. у рож ен ­ цев стран А ф ри ки (вероятно, часть из них — англичане) и немногим больш е уро ж е н ц ев Вест-Индии .

К н а ч а л у первой мировой войны число негров и мулатов в Англии несколько возросло. Во в рем я войны в В ели кобритани ю из Вест-Индии и А ф ри ки п рибы ло н есколько ты сяч «цветных» рабочих д л я п редпри я­ тий оборонной промы ш ленности и тран сп орта. У величилось и число «цветных» матросов. О д н а к о после окончания войны почти все эти но­ воприбы вш ие вернулись в страны выхода. Т ак и м образом, к н ачалу вто­ рой мировой войны английское общ ество к а к таковое ещ е не имело сущ ественных бытовых ко н тактов с инорасовыми группами. Впрочем, и в годы войны, когд а на территории В ели кобритани и в составе англий­ ских и ам ер и к ан ск и х войск о к а за л и с ь тысячи негров и м улатов (только в военно-воздуш ны х силах, наприм ер, было около 7 тыс. уроженцев В ест-И н д и и ), си туац и я и зм ен и лась мало. П р и б ы в ав ш и е «цветные» воен­ н о сл у ж ащ и е или р ек руты «рабочих б атал ь он ов» р ассм атривал и сь как временно п р ож и ваю щ и е; к тому ж е общение с ними было ограниченным .

В о зм ож н о, однако, что д а ж е это ограниченное общение, а та к ж е о суж ­ дение английской общ ественностью случаев расовой дискриминации в ам ер и кан ск о й армии, п о д го та вл и в ал о б лагопри ятную почву д ля р азв и ­ тия и м м и грац ии в послевоенные годы .

Н а ч а л о м новой «цветной» имм и грац ии считается 1948 год, когда в В ел и ко б ри тан и ю п ри ехал и д л я устройства на р аб оту ср а зу около 0,5 тыс .

негров и м ул атов из Вест-Индии. В сл ед за ними последовали и другие, од нако до 1952 г. средн егод овая численность прибы вавш их иммигрантов не п р е в ы ш а л а 1 тыс. человек, а в 1952— 1953 гг. составила 2—3 тыс .

С 1954 г. приток им м и гран тов из стран К ари бского региона стал быстро в о зр аст а т ь. Это з а с т а в л я е т нас более подробно рассмотреть причины д ан ного явления .

М естам и вы хода этих т а к н азы в а ем ы х вест-индских иммигрантов были острова К ари бского моря, п р е ж д е всего Я майка, откуда прибыло свы ш е половины всех иммигрантов, а т а к ж е Барб ад ос, Н аветр ен ны е и 6 F. О. S h ylloti. B lack slav es in B ritain. London, 1974, p. 126 .

П од ветрен н ы е острова, в меньшей степени В иргинские острова, Тринидад и Тобаго. П о д а в л я ю щ е е большинство ж и тел ей этих островов — негры (частично м у л а т ы ), потомки невольников, завезенны х из Африки в X V I— XIX вв. д л я раб оты на п лан тац иях. О строва густо заселены; средняя плотность н аселен и я в н астоя щ ее врем я почти везде более 150 чел., на Я м а й к е свы ш е 180, на Б а р б а д о с е 650 чел. на 1 к м 2. Основу экономики со став л яю т сельское хозяйство (в ы р ащ и в ан и е сахарного тростника, цит­ русовых, бан ан о в и т. п.) и туризм; немногочисленные промышленные п р ед п р и яти я основаны на о б раб о тке продукции сельского хозяйства и лиш ь на Я м ай к е и Три ни д ад е св яза н ы с добычей полезных ископаемыЛ (бокситов, нефти и т. п.). Городское население, с 1950 г. увеличиваю­ щ ееся сравн и тельно быстро, пока немногочисленно (на Я м ай ке около 3 6 %, а на Т р и н и д ад е и Б а р б а д о с е 40% всех ж и тел ей ). Среднегодовой н ац и о н ал ь н ы й п родукт на д уш у н аселени я по большинству островов в н а ч а л е 1960-х годов оцен ивал ся менее, чем в 400 д олларов, на Я майке — в 570 д о л л а р о в (тогда к а к в США, например, он достигал около 6000 дол­ л а р о в ) 7. В ы с о к а я р о ж д аем о сть, уровень которой в 1960-х годах состав­ л я л 30— 40°/оо при быстро снизившейся в послевоенный период смертно­ сти (примерно до 10°/«0), привод ил а к значительному естественному приросту, что о б остряло яв л ен и я относительного аграрного перенаселе­ ния и ситуацию на ры нке труда. Р о ст безработицы, достигшей в 1960-х год ах 15— 2 5 %, неустойчивость аграрной экономики, сильно зависевшей от кон ъю н ктуры на мировом рынке, созд ав ал и дополнительные стимулы д л я р а зв и т и я эм играции. Д о второй мировой войны эта эмиграция носи­ л а преимущ ественно сезонный х а р а к т е р и почти полностью ш л а в мате­ риковы е страны Америки, г л ав н ы м о б разом в США. О д н ако после того, к а к в 1952 г. в С Ш А был принят зак о н М ак каре н а -У ол те р а, резко огра­ ничивший число им м и гран тов из В ест-Индии, устремления мигрантов перем естились на В ели кобритани ю, более далекую, но кое в чем более п ри тя гател ь н ую д л я них страну .

Э м и гр а ц и я в В ел и коб ритани ю и мела, п рав да, тот существенный не­ достаток, что стоимость п р оезд а туд а р а в н я л а с ь почти полугодовой з а р п л а т е неквал и ф и ци р ован но го рабочего. Это обстоятельство опреде­ лен н ы м о б разо м с к а за л о с ь на составе мигрантов, среди которых, по крайн ей мере в н ач ал ьн ы й период, п р ео б л а д а л и не выходцы из сельских местностей, где м ечтаю щ ие об эм играции бедняки обычно не имели т а ­ ких средств, а более или менее квал и ф и ци р ов ан ны е работники из город­ ской среды. Зн ач и тел ьн у ю часть мигрантов-мужчин составляли, н ап р и ­ мер, строительны е рабочие (каменщ ики, плотники и т. п.) и механики;

среди ж ен щ и н было много раб отн иц сферы обсл уж и вани я — портных, прислуги, а т а к ж е медсестер, клерков, педагогов и т. п. Уровень о б р а зо ­ в ан и я у м и гран тов был сущ ественно выше среднего по стр анам их вы ­ хода, а д о л я б езр аб о тн ы х в соответствующ их социально-профессиональ­ ных груп пах — ниже. П о к азате л ь н о, что с ростом миграций и снижением стоимости п р о езд а (введение групповы х билетов) в составе мигрантов ув ел и ч и л ась д о л я бывш их сельскохозяйственных рабочих (например, среди в ы ех авш и х с Б а р б а д о с а — с 12% в 1953 г. до 24% в 1955 г.)8. З а ­ р а б о т н а я п л а т а в В ел и коб ритани и б ы л а ниже, чем в США, и поэтому д а ж е те м игранты, которы е п р ед п ол агал и, накопив какую -то сумму де­ нег, вернуться на родину, д о л ж н ы были ориентироваться на многолетнее п р еб ы в ан и е в В еликобритании .

7 С. Peach. W est In d ian m ig ra tio n to B ritain. The economic facto rs.— «Race», v. V II, № 1, 1965 .

8 E. J. B. R o se a. o. C olour and citizenship. A rep o rt on B ritish race relatio n s. Lon­ don, 1969, p. 50 .

Одним из ф акторов, способствовавш их миграции, было длительное владение В ел и коб ри тан и и перечисленными выш е островами, ж ители ко­ торых и после получения независимости, по крайней мере до 1960-х го­ дов, считались « г р а ж д а н а м и Б р и тан и и и колоний» с правом свободного в ъ езд а в метрополию и п реб ы в ан и я там в течение неопределенного сро­ ка; вы сы л ке из В ел и коб ритани и подвергались лиш ь люди, совершившие преступление. К ро м е того, аф р и к а н с к о е прош лое ж ителей Вест-Индии у ж е д ав н о отступило под воздействием колониальной культуры и хри­ стианской церкви. Б ольш инство островов на протяж ении XVI — н ач ал а XIX в. не р аз переходили от одной европейской д е р ж а в ы к другой, пока не о к а за л и с ь под вл астью британской короны, но к середине XX в. основ­ ным р азго в о р н ы м язы ко м здесь стали местные д и а ле кты английского, иногда с сохранением ф р ан ц узско го к р е о ля или п атуа; однако препода­ вание осн овы валось на литературн ом английском языке. В конфессио­ нал ьн о м отношении п о д а в л я ю щ е е большинство островитян, ка к и англи­ чан, п р и н а д л е ж а л о к ан гликан ской церкви, часть — к католической .

Со ш кольной ск ам ьи их с т а р ал и сь воспитать в духе «среднего ан гл и ч а­ нина» и во всяком случае внуш ить привязан ность к Великобритании: они учили английскую историю и л и тературу, пели гимны «П равь, Британия»

и « Б ож е, хран и короля». Все это, несомненно, облегчало адаптацию вестиндских им м и гран тов к ж и зн и в В еликобритании .

С о ци ал ьн о -ку л ьтур ны е отличия иммигрантов были в целом невелики и к а с а л и с ь г л ав н ы м о б р азом семейно-бытовой сферы. Р аб ско е прошлое б ольш и н ства ж и тел ей островов, когда раб ы обычно не имели своего д о­ м аш н его хозяй ства, не могли вести н орм альную семейную жизнь, спо­ соб ствовало возникновению тр ад и ци и неустойчивых брачно-половых связей. В середине XX в. на островах были широко распространены так н а зы в а е м ы е консессуальны е б раки (т. е. свободное, признанное о к р у ж аю ­ щими, со ж и те ль ств о ), был высок процент незаконнорож денны х детей, которы е п ри н и м ал и сь без осуж дени я и воспиты вались в семье матери ребенка, ч ащ е всего бабуш кой. Высокий процент ф орм альн о незам уж них ж ен щ и н и их зн ач и те л ь н ая со ц и ал ьн ая роль в вест-индском обществе способствовали довольно активн ом у участию ж енщ ин в миграциях. С ре­ ди эм и гр ан то в с Я м ай ки, наприм ер, в некоторые годы число женщин п р ев ы ш ал о число муж чин. Тенденция к неоформленны м брачны м союзам б ы л а отмечена у вест-индских им м игрантов и в самой Великобритании .

О д н ак о в у сл ов и ях у ж е р а с ш аты в аю щ е й с я в послевоенные годы брачно­ половой м о р а л и у сам их ан гл и ч ан так и е тенденции, к а к и некоторые дру­ гие культу рно-бы товы е особенности иммигрантов из Вест-Индии, не о к а з ы в а л и сущ ественного вл и ян и я на процесс их полной аккультурации .

Этим им м и гран ты из стран К ари бского региона существенно отличались от других групп цветных иммигрантов, в частности от негров из стран Африки, число которы х до 1960-х гг., впрочем, было невелико .

П о переписи 1951 г. в Англии и У эльсе насчиты валось немногим бо­ лее 10 тыс. ур о ж е н ц ев стран К ари бского региона, в том числе с Ямайки— 6,4 тыс., с Т р и н и д ад а и Тобаго — 1,6 тыс. и т. п. В Ш отландии было менее 1 тыс. им м и гран тов из этих стран. М ож н о полагать, однако, что общее число и ммигрантов из стран К ари бского региона, вклю чая детей, родив­ ш ихся у ж е в В ели коб ритани и, п ревы ш ал о в это врем я 15 тыс. человек .

В 1952 г. прибы ло 2,2 тыс. иммигрантов, а к 1955 г. общее число их со­ стави л о у ж е свы ш е 25 тыс. человек .

Б р и т а н с к а я экон ом и к а в это в р ем я сравнительно легко п оглощ ал а н овоприбывш их, хотя она и не п е р е ж и в а л а столь бурного подъема, как, наприм ер, экон ом ика Ф Р Г. Ч и сл о з а я в о к на рабочую силу, особенно по м а л о к в а л и ф и ц и р о в ан н ы м профессиям в промышленности и в сфере об сл уж и ван и я, обычно сущ ественно п р евы ш ал о число иммигрантов. Все ж е к р и в а я иммиграции д овольно послушно сл ед ов ал а в это время за кривой требован ий на рабочую силу. П ок азате л ь н о в этой связи, что экономические трудности 1956— 1959 гг. привели к сокращению средне­ годового числа им м и гран тов с 50— 60 тыс. до 15 тыс.; происшедший после этого некоторый экономический подъем способствовал росту имми­ грации, составивш ей в 1961 г. у ж е 65 тыс. чел. в год. К роме непосред­ ственного экономического п ритяж ен и я, о б н а р у ж и ва ется воздействие на и м м и грац ию и других ф актор ов; так, при обследовании в 1962 г. на Я м а й к е мигрантов, н ап р ав л я в ш и х ся в В еликобританию, установлено, что свы ш е 70%.имели там ран ее поселившихся родственников, а около 50% (г л а в н ы м об разо м ж енщ ин ы ) — брачны х партнеров 9 .

По переписи населения 1961 г. в Англии и У эльсе насчитывалось, свы ш е 170 тыс. уро ж енц ев стран К арибского региона, из них 100 тыс.— Я м ай ки ; численность их в Ш отлан ди и и О льстере бы ла незначительной .

П о д а в л я ю щ е е большинство иммигрантов осело в крупнейших конурба­ циях страны, преимущ ественно в Больш ом Л он дон е (53% ям ай цев и 63% других вест-индцев) и в З а п а д н о м М идленде (соответственно 20 и 6,5% ) .

Л и ш ь в трех р ай о н ах Больш ого Л он до н а (Брент, Хокни и Л а м б е т ) имми­ г ран ты со с тав л ял и 6— 7% всех ж ителей, однако и в них они расселились по р азн ы м к в а р т а л а м, редко сосредотачиваясь в отдельных местах, как н ап рим ер на улице Н оттинг Д ей л. П рим ерно 50% всех прибывших было в в о зр асте 25— 44 лет и лиш ь около 8% — в в озрасте 45 лет и старше, что зн ач ительн о отличалось от доли этих в озрастны х групп во всем н а­ селении страны (соответственно 23 и 3 7 % ). Ж е н щ и н ы составляли свыше 44% всех прибы вш их, но соотношение полов в ар ьи ро в ал о по отдельным р а й о н а м оседани я мигрантов; в Б ольш ом Лондоне, где легче было найти р а б о т у в сф ере о б сл уж и вани я, среди иммигрантов с Я майки женщин б ы ло н есколько больше, чем мужчин. С реди ж енщ ин в в о зрасте 15 лет и с т а р ш е около 60% были зам у ж ем, однако число зам у ж н и х женщ ин со­ с т а в л я л о лиш ь немногим более 45% всех муж чин 15 лет и старше. 44% всех и ммигрантских семей имели детей, из них 25% — свыше т р е х 10 .

С ледует отметить, что м ассо в ая м играция из Вест-Индии людей пре­ имущ ественно рабочего в о зр аста о к а з а л а влияние на возрастную струк­ ту ру н аселени я стран выхода. В н ач ал е 1960-х годов в озрастн ая группа 15— 59 л ет там с о с т а в л я л а 45— 50% всего населения, дети до 14 лет — 40— 4 5 %, п о ж и лы е лю ди — около 10%; это свидетельствует о зн ачитель­ ной дем ограф ич еско й н агр узке на рабочие возрасты. Э м игранты соста­ вили на Я м ай к е более 9% от общего числа ж ителей, на Б ар б ад о се — более 8%, что з а м е д л я л о рост населения; б ольш ая эм и гр ац и я с М онтсер­ р а т а (свы ш е 30% ж и тел ей ) п р ивел а д а ж е к сокращению населения этого острова .

П о сле 1961 г. и м м и грац и я в В еликобританию из стран К арибского региона сущ ественно уменьш илась, что было связано с принятием бри­ тан ским правител ьством ограничительны х мер. О д н ако преж д е чем пе­ рейти к рассмотрению этих мер, остановимся кратко на развитии имми­ грац и и других «цветных» групп, п реж д е всего индийцев и пакистанцев .

И м м и г р а ц и я из Бри тан ско й Индии до второй мировой войны, ка к и из Вест-Индии, б ы л а незначительной. В ремя от времени в Англию оттуда п р и б ы ва л и отдельны е группы моряков, но их было мало, т а к ка к д а л ь ­ ним морским п л а в а н и я м индуистов препятствовали религиозные о гр а­ ничения. К р ом е того, в Англии осело несколько сот сикхов, преимуще­ ственно мелких торговцев. Во время войны стали п рибы вать группы врачей и студентов, а после войны — и другие квал и ф и ци рован ны е и не­ кв ал и ф и ц и р о в ан н ы е работники .

9 G. С. Peach. W est In d ia n m ig ratio n to B ritain. London, 1968, p. 92 .

10 E. J. B. R ose а. о. У каз. раб., с. 110, 117. К сож алению, авторы этой обобщающей работы не раскры ваю т тех принципов, на основании которых проводилась корректиров­ ка материалов официальной статистики на 1961 и 1966 гг .

С л ед ует особо отметить, что после получения Британской Индией независимости (с одноврем енны м р а зд ел о м ее на Индию и П акистан) в метрополию вы ех ал и почти все англичане, раб о тав ш и е в колониальных уч реж д ен и ях и н аходивш и еся на военной служ бе, а т а к ж е подавляю щ ее большинство метисов (гл ав н ы м о б разо м от бр аков англичан с местными ж е н щ и н а м и ), т а к к а к эти стоявш ие вне к аст лю ди в той или иной степени отвергались тради ци он ны м индийским обществом. По переписи н аселе­ ния 1951 г. в Англии и У эльсе н асчи ты валось около 111 тыс. уроженцев Индии и 11 тыс. уро ж ен ц ев П а к и с т а н а (в Ш отлан ди и — соответственно 8 тыс. и 1 ты с.), из них свы ш е 86 тыс.— метисы. Т акие англо-индийцы еще в Индии обычно получ ал и о б р азо в ан и е на английском языке; будучи сво­ бодными от религиозны х догм и ндуи зм а или других распространенных в И ндии религий, они довольно быстро ассимилировались в Англии в культурно-бы товом отношении, а сравнительно слабы е антропологиче­ ские отличия не п р еп ятств ов ал и поглощ ению их английским населением .

П оэтом у в д ал ьн ей ш е м эти группы нами не рассматриваю тся .

С огласно за к о н у о н ат у р ал и зац и и, принятом у в Великобритании в конце 1948 г., ж и т е л и И н д ии и П а к и с т а н а по своему легальном у статусу считались (к а к и ж и тел и других бывших британских доминионов) « г р а ж ­ д а н а м и С о д р уж еств а»; они имели право свободного в ъ езд а в В еликобри­ танию; если они н ам е р ев ал и с ь укорениться здесь, то могли перейти в новое г р а ж д а н с т в о — британское, с облегченной процедурой н ату р ал и ­ зации .

Н а 1951 г. в Англии и Уэльсе н асчи ты валось 30,8 тыс. иммигрантов из И н д ии и 5,0 тыс.— из П а к и с т а н а (не считая ан гл о-и н д и й ц ев ); в сумме это более чем вдвое п р ев ы ш ал о число и ммигрантов из Вест-Индии. О д н а­ ко в последую щ ие годы миграции из Индии и П а к и с т а н а развивались медленно. В 1955— 1958 гг. среднегодовое число иммигрантов из Индии со став л ял о 6— 7 тыс. человек, в течение 1959 г. оно уменьшилось до 3— 4 тыс., но к 1961 г. вновь возросло до 7 тыс. Н а 1961 г. в Англии и Уэльсе п р о ж и в а л о 81,4 тыс. им м и гран тов из Индии (в других частях В еликобри­ т а н и и — ещ е н есколько ты сяч ). Среднегодовое число иммигрантов из П а ­ к и ста н а было прим ерно вдвое меньше, чем из Индии; на 1961 г. насчи­ ты валось около 25 тыс. п аки стански х иммигрантов. Попутно целесооб­ разно отметить и близкую по многим п а р а м е т р а м иммиграцию из Шри Л ан к и ; с 1951 по 1961 г. число и ммигрантов оттуда возросло с 5,8 до 9 тыс. чел. О б щ ее число и ммигрантов из этих трех стран на 1961 г. стало уж е сущ ественно уступать числу и ммигрантов из стран К арибского райо­ на ( с м.т а б л. 1) .

С пеци ф и ческая черта миграц и й из Индии и П а к и ст ан а (вклю чая со­ временную Б а н г л а д е ш ) — определенные, сравнительно небольшие по п л о щ ад и рай он ы вы ход а мигрантов. В Индии это ц ен трал ь н ая и север­ н ая часть ш т а т а П а н д ж а б, н асе ле н н а я п а н д ж а б ц а м и (сикхами и индуи­ ста м и ), ю го-восточная часть ш т а т а Г у д ж а р а т, где ж и в ут гудж аратцы (индуисты и м у с у л ь м а н е ). Сикхи — этнорели ги озная общность, сформи­ р о в а в ш а я с я на территории П а н д ж а б а ; это наиболее м оби льн ая группа ж и телей Индии. Они рассели лись по многим городам Северной Индии, освоив и « зан яв » некоторы е новые профессии (например, водителя т а к ­ си). З н а ч и т е л ь н а я часть сикхов ж и в е т за п ределам и Индии — в С инга­ пуре, А в стр а л и и и других странах. Неудивительно, что более половины всех м и гран тов из Индии в В ел и коб р итани и — сикхи. В аж ной причиной р азви тия их миграц и й был р а з д е л П а н д ж а б а м е ж д у Индией и П а к и с т а ­ ном, когд а на отош едш их к И ндии менее плодородных зем лях обосно­ валось свы ш е 4 млн. беженцев. Это привело к обострению относитель­ ного агр арн ого перенаселения. С реди других групп иммигрантов п ри в л е­ каю т вни м ани е г у д ж а р а т ц ы, имею щ ие д ав н и е переселенческие традиции (например, в страны Восточной А ф р и к и ). Если до войны среди прибыв

–  –  –

обычно л иш ь в последних к л ас сах начальн ой школы. В Панджабе, in m - s 4 Советская этнография, № 4 наприм ер, было всего 9% грамотны х, причем на английском язы ке толь­ ко 1,5%. Б о л ее высокой грамотностью отличались гуд ж аратцы : в числе м игрантов из этого ш т а т а было н ем ало лю дей с университетскими дип­ ломам и. Среди э м игрантов-м усу л ьм ан повышенный уровень грамотности отмечен у бенгальцев. Н е л ь зя не ск а за т ь т а к ж е о некоторых ограниче­ ниях эм и гра ц и и со стороны местных властей Индии и особенно Паки­ стан а; последние треб овали, наприм ер, чтобы мигранты имели деньги на об ратн ы й проезд из В еликобритании. П оэтом у д ля получения паспор­ тов приходилось п рибегать к обману: м алогр ам отн ы е пакистанские кре­ стьяне в ы д а в а л и себя з а студентов, едущих учиться в английские универ­ ситеты, или за п алом н иков в святы е места Б л и ж н его Востока; часть вы­ ходцев из Индии як о бы н а п р а в л я л а с ь в Сингапур и т. п .

М ногие у р ож ен ц ы И н дии и П а к и с т а н а вследствие слабого знания английского я з ы к а испы ты вали большую, чем вест-индцы, потребность в посреднике, которы й мог бы на новом месте поды скать д л я них жилье и работу. Ч а щ е всего таким и посредниками были родственники или про­ сто зн ак о м ы е (например, односельчан е), приехавш ие в Великобританию раньше. Л ю б о п ы тн а п рак ти к а, з ав ед ен н ая вл ад ел ьц ам и пакистанских ресторанчиков: они вы п и сы вали зем ляков, которые отр аб аты вал и им свой проезд и л иш ь потом могли и скать другую работу .

С пецифической чертой мигрантов из Индии и особенно из П аки стан а было резкое п р ео б л а д а н и е в их составе мужчин. Традиционные обычаи о с у ж д а л и миграции н езам у ж н и х ж енщ ин ; ж е н а ты е ж е мужчины пред­ почитали о ста в л я ть своих ж ен и детей дома. Существенное развитие семейной э м играци и отмечено л иш ь с 1958 г. Это явление свидетельствует о постепенной зам ен е п реж них установок на временное пребывание в чуж д ой и м м и гр ан т ам язы ково-культурной и религиозной среде установ­ к а м и на более или менее д ли тельн ое укоренение в ней. Однако у пакистан ц ев -м усу л ьм ан т а к а я тенденция р а зв и в а л а с ь медленнее, чем у ин­ дийцев. П о переписи н аселени я 1961 г. в Англии и Уэльсе у индийских и м м и гран тов на 100 ж ен щ и н приходилось около 160 мужчин, у пакистан­ с к и х — почти 540. П роц ен т за м у ж н и х среди ж енщ ин старш е 15 лет у ин­ дийцев был прим ерно т а к и м ж е, к а к у вест-индцев, но у пакистанцев на 100 м уж чин п риходилось лиш ь 11 за м у ж н и х женщ ин. В озрастн ая струк­ ту р а п аки стан ц ев отл и ч ал а сь большой долей возрастной группы 25— 44 года ( 5 2 % ) ; у индийцев э та группа (3 5 % ) бы ла меньше, чем у выход­ цев из К ар и бс ко го района, и примерно р а в н я л а с ь группе детей до 14 лет, что о б ъясн я ется более высокой детностью индийских женщин. У паки ­ станок детность была, п р ав д а, ещ е выше, но из-за своей малочисленности они не о к а з а л и столь зам етного в л и я н и я на возрастную структуру всей им м игрантской группы и .

Р азм е щ е н и е индийских и паки стански х иммигрантов на 1961 г. было более рассредоточенны м, чем переселенцев из К арибского региона; в больш их кон урб ац и я х ж и л и 44 тыс. индийцев и 18 тыс. пакистанцев (из них в Б о л ь ш о м Л он дон е соответственно 27 тыс. и 4,5 тыс.). Зн ач и тел ьн ая группа индийцев и паки станц ев (около 8 тыс.) н аходилась в З а п а д н о ­ йоркш ирской конурбации, часть их ж и л а т а к ж е в Л и ве р п у л е и К ар д и ф ­ фе. Д о в о л ь н о разн о об разн ы м и, вар ь и р у я по местам расселения, были и их зан яти я. Среди индийцев отмечен более высокий процент заняты х в уч р еж д ен и ях и в т яж ел о й промышленности, среди пакистанцев — боль­ ше за н я т ы х на м а л ок вал и ф и ц и ров ан н о й р аботе, в легкой промышленно­ сти (в частности, на швейных ф а б р и к а х ), а т а к ж е в торговле «колони­ альны м и » тов арам и. Трудность ад ап тац и и к ж и зн и в Англии обусловила зн ач ительн ое число «обратников»: за период с 1951 по 1960 г. число уро ж ен ц ев И н дии и П а к и стан а, вы ехавш их из В еликобритании (околоты с.), составило почти половину приехавш их (56 тыс.) .

1 Е. J. В. R ose а. о. У каз. раб., с. 110 .

Д р у г и е группы «цветных» им м и гран тов были относительно немного­ численны. С л ед ует с к а з а т ь о ки тай ц ах и вы ход ц ах из стран Африки .

Н ебольш ие группы ки тай ц ев стали оседать в Л он дон е и других портовых городах А нглии ещ е в первой половине XIX в.; к н а ч а л у XX в. в Лондоне, например, было около 400 китайцев, зан я т ы х гл авны м об р азом в сфере обсл у ж и вани я (р есто ран ч и к ах и харчевн ях, прачечных, мелкой торгов­ ле). К 1951 г. число ки тай ц ев в Л о н д о н е цозросло почти до 2 тыс., а в Англии — почти до 10 тыс.; кром е того, нисколько тысяч китайцев п л а ­ вало на к о р а б л я х британского торгового ф лота. Ж е н щ и н среди ки тай ­ ского н асе л е н и я было прим ерно в 3 р а з а меньше, чем мужчин. В 1950-х годах п риток к и тай ц ев в В ел и коб ритани ю увеличился, причем основная масса их п р и е з ж а л а из Гонконга, отчасти из С ингапура и М алайзии .

В о зр а с т а л а сем ей н ая ми грац и я, в связи с чем соотношение полов стало постепенно вы р а вн и ва тьс я. Н а 1961 г. в В еликобритании было около 30 тыс. китайцев, из них свы ш е половины — в Л о н д о н е 12. Сохранение специфических зан яти й в сфере о б сл уж и ван и я, культурно-бытовые отли­ чия, в частности распростран ен ны й среди китайцев буддизм, тормозили их ак кул ьту рац и ю .

Среди и м м и гр ан то в -аф р и к а н ц ев п р ео б л а д а л и выходцы из стран З а ­ падной А ф ри ки (Г аны, Гамбии, Н игерии и С ь е р р а-Л е о н е ), причем основ­ ную м ассу их со с тав л ял и студенты и стаж еры, а т а к ж е сотрудники учреждений соответствующ их стран; численность мигрантов, п р и е з ж а в ­ ших в поисках р аботы, б ы л а н евелика. По переписи населения 1961 г .

число а ф р и к а н с к и х им м и гран тов не п р ев ы ш ал о 20 тыс. человек .

У ж е п ер в ая к р у п н ая группа и ммигрантов из Вест-Индии в 1948 г .

п р и в л ек ла вни м ани е английской общественности. Ч а сть англичан при­ няла «цветную» и м м и грац ию к а к своего рода необходимость; среди дру­ гой части ан гл и ч ан по мере увеличения числа иммигрантов и укоренения их в Англии с т а л а расти озабоченность. О н а проявил ась и среди части английских труд ящ и хся, которы е у с м атр и в а л и в прибывш их реальных или потен ци ал ьн ы х соперников при р аспределении рабочих мест в про­ мышленности (или в других о т р а с л я х э к о н о м и к и ); прибы вш ие были го­ товы р а б о т а т ь з а меньшую, чем англичане, плату, а это у гр о ж а л о неко­ торым экономическим за в о е в а н и я м английских трудящ ихся. Многие английские проф сою зы в н а ч а л е отк а зы в ал и сь принимать «цветных» в число своих членов, вы сту пал и з а ограничение иммиграции. Почти в 40 о трасл ях п ромы ш ленности проф сою зы при составлении коллективных договоров сп ец и альн о о го в ари вал и, что им м и гран ты д о л ж н ы принимать­ ся в последню ю очередь, после англичан, а увольн яться в первую очередь .

В о тдельны х о т р а с л я х на иностранны й труд были у становлены квоты, например, на п ред п ри яти ях текстильной промы ш ленности иностранцы могли со с тав л ять не более 15% от общего числа рабочих. Такие ограни­ чения терял и, п р а в д а, силу в случае нал и чи я или принятия английского г р а ж д а н с т в а, но имелись и ограничения, прямо нап равлен ны е против «цветных» рабочих. Н а некоторы х пред при яти ях и в у чреж дениях выве­ ш ивались об ъ яв л ен и я: « Ц ветн ы х не принимаю т» или «К вота на цветных уменьшена» .

П остепенно стал расти и бытовой расизм, основанный на различного рода п р ед у б е ж д ен и я х по отношению к группам «цветных» иммигрантов, отличавш ихся от коренного населени я к а к внешне — физически (а неред­ ко и по о д е ж д е ), т а к и в культурно-бы товом отношении. Р а сп р о стр а н я­ лось мнение, что бытовое общ ение с «цветными» подрывает престиж человека, д а ж е если оно приносит н екоторы е экономические выгоды .

В ряд е об ъяв л ен и й о сдаче квартир, наприм ер, встречалась приписка:

«Ц ветны м к в а р т и р а не сдается». Очень остро воспринимались случаи, когда «цветные» и м м и гран ты -м уж ч ин ы за в я з ы в а л и знаком ства, тем бо­

12 N g. K w ee Chao. C hinese in L ondon. O xford, 1968, p. 6— 10 .

4* 51 л ее вступали в б ли зкие отношения с английскими женщ инам и. Разверну­ л а свою д еятельн ость рас и с т ска я о рган и зац и я «Н ациональны й фронт» .

И н о гда расистские настроения п ерер астал и в прямы е столкновения .

Н а ч а л о им было полож ено еще в 1948 г., когда в Бирмингеме толпа бе­ л ы х за б р о с а л а к а м н ям и дом, где остановились индийцы. Особенно боль­ шого р а з м а х а расовы е беспорядки достигали в Ноттинг-Хилле (пред­ местье Л о н д о н а) в 1958 г., когда три субботы п одряд толпы белых (преимущ ественно молодежи)- собирались на улиц ах кварталов, где жили «цветные» иммигранты, б о м б ар д и р о в ал и их д ом а кирпичами и бутыл­ ками, п ресл ед ов ал и на ул и ц а х п роходящ их «цветных» и т. п .

П р а ви тел ь ств о В ел и ко б ритани и р еаги р ов ал о на все эти явления п р е ж д е всего зак о н а м и об ограничении иммиграции. Первый из них, вступивший в силу в середине 1962 г., уст а н а в л и в ал, что, каж ды й, въез­ ж а ю щ и й в страну с целью устройства на работу, д о л ж ен иметь р а зр е ­ ш ение от М инистерства труда. Д о к у м е н т на въ езд был трех категорий — «А», «В» и «С». Д о к у м е н т категории «А» в ы д ав ал с я лю дям, которым п р ед о с т а в л я л а с ь оп ред ел ен н ая р аб о та на том или ином предприятии или в учреж дении; категории «В» — тем, у которых не было конкретного на­ значения, но их специальность счи талась нужной д л я страны (преиму­ щественно медицинские работники, учителя, лиц а со специальным тех­ ническим о б разо в ан и ем, имею щ ие двухгодичный с та ж р аб о ты ); катего­ рии «С» — прочим и м м и гран там. З а к о н о м 1965 г. вы д ач а въездных доку­ ментов категории «С» б ы л а уп разд н ен а, а зая в к и по категориям «А» и «В» ограничены до 8,5 тыс. в год. И, наконец, по зак о н у 1971 г. допуск и м м и гран тов-раб очи х был по сущ еству приостановлен; р азр е ш ал ся лишь в ъ е зд б лизких родственников тех иммигрантов, которые у ж е осели в В ели кобритани и .

Все эти ограничения ск а за л и с ь особенно сильно на миграции из стран К ар и бс кого региона, которые из-за относительной малочисленности ж и ­ телей у ж е исчерпали в значительной степени «фонд» мигрантов, могу­ щих подойти под категории «А» и «В»; кроме того, они ранее других регионов переш ли к семейной эмиграции. У ж е с 1962 г. миграция из Я м ай к и и других стран этого региона с т а л а сокращ аться. Если, напри­ мер, з а 1961 г. и первую половину 1962 г. отрицательны й б ал ан с мигра­ ций с Я м ай ки составил 62,5 тыс. чел., то в последую щие 5,5 лет (по 1967 г .

вклю чительно) — лиш ь 31,5 тыс. чел. Среди мигрирующ их по численности стал и зам етн о п р е о б л а д а т ь дети (см. табл. 3) .

Н а 1966 г. в Англии и Уэльсе по уточненным д анны м насчитывалось около 320 тыс. урож ен ц ев стран К ари бского моря (в Ш отландии — около 5 тыс. ч ел.); кром е того, в Англии и Уэльсе было свыше 135 тыс. родив­ ш ихся в В ел и коб ритани и детей этих иммигрантов. Всего, таким образом, в Англии и У эльсе находилось около 455 тыс. негров и мулатов из стран К ар и бского региона, в том числе около 275 тыс. ям ай цев (см. табл. 1) .

С реди п рибы вш их после 1961 г. п р ео б л а д а л и женщ ины, поэтому соотно­ ш ение полов внутри этих групп иммигрантов почти выравнялось. В боль­ ш ом Л о н д о н е созд ал о сь д а ж е небольшое численное п реоб ладан ие ж ен ­ щин, о д нако в других р ай он ах В еликобритании (особенно в Западн ом И о р к е) м уж чин было больше. В ы р а вн и ва н и е половой структуры имми­ грантов из стран К ари бского региона шло и з а счет увеличения числа детей: на 1966 г. дети до 14 лет (вклю чительно) составляли у ж е около 40% всех и ммигрантов из этого региона .

По р я д у причин, в частности из-за п р екр а щ ен и я деятельности Л о н ­ донского института расовы х о т н о ш ен и й 13, м а т е р и а л ы миграционной ста

–  –  –

4 2,4 3,5 П о заявкам на работу 9,6 Иждивенцев ** жен 2 2,5 11,1 13,6 1 1,0 детей 4 3,0 3 2,9 2 9,8 других 1,2 * И сточник: Е. J. В. Rose а. о. Указ. раб., с. 68, 69 .

** Включая лиц, прибывших к ранее осевшим иммигрантам .

тистики с 1967 г. и д ан н ы е переписи н аселени я В еликобритании 1971 г., в первую очередь — по Англии и Уэльсу, где находилось свыше 96% все­ го «цветного» населени я страны, не были обр аб отан ы и п р оан ал и зи р о ­ ваны столь основательно, к а к з а п ред ы д ущ и е годы, что вы н у ж д ае т и нас ограничиться хар а к тер и сти к о й лиш ь общ ей картины. По официальным данны м, из стран К ари бско го региона в В ели кобритани ю в 1967— 1970 гг .

прибыло 42 тыс. мигрантов, вы бы ло 35 тыс., что д ает положительное сальдо всего в 7 тыс. чел. Р е а л ь н о е число осевших в В еликобритании за этот период было явно больше, поэтому оф и ци альн ы е данны е переписи населения 1971 г., согласно которы м в В ели кобритани и было 303 тыс .

урож енц ев этого региона (из них в Ш о тл ан ди и — около 10 ты с.)14, сле­ дует увели чи ть примерно до 340 тыс. П ерепись не у ч и ты в ал а детей имми­ грантов, родивш ихся в Б ри тан и и, но на 1971 г., судя по предыдущим тем пам прироста, их, вероятно, было около 200 тыс. Таким образом, об щ ая численность этой этнорасовой группы со с тав л ял а на 1971 г. около 540 тыс. человек. Т ер ри то ри ал ьн о е распределени е их по сравнению с 1961 г. почти не изменилось: около половины выходцев из стран К а р и б ­ ского региона и их детей находилось в Б ольш ом Л ондоне; крупные груп­ пы (по н есколько д есятков тысяч человек) были в Бирмингеме, Л а н к а ­ шире и других крупных конурбациях. В Ш о тл ан ди и основная м асса этих и других «цветных» им м и гран тов ж и л а в Глазго .

М и грац и и из И н дии и П а к и с т а н а т а к ж е достигли своего пика в 1961 — первой половине 1962 г. и по своему объему почти сравнялись с м и грац и ям и из стран К ари бс кого района. З а м е тн о е влияние на их р азм ах в это в р ем я о к а з ы в а л а р а зв е р н у в ш а я с я в Индии и П а ки стан е д еятел ь ­ ность тр ан сп ортн ы х агентов, которы е помогали м игран там обходить ограничения, н а к л а д ы в а е м ы е властям и. М усульмане, например, полу­ чали п асп о рта як о бы д л я путеш ествия в святы е места, индуисты — для п ереезда в С ин гап ур и т. п. К огда ж е в В ели кобритани и были введены ограничения на иммиграцию, то в этих многолю дных стран ах сравнитель­ но быстро (хотя и небезболезненно д ля их народного хозяй ства) произо­ шло изменение со став а мигрантов — в В ел и ко б р итани ю стали н ап р ав ­ л ять ся многие тысячи квал и ф и ц и р о в ан н ы х работников. Только в 1965— 1967 гг., наприм ер, им м и гр ан ты из И ндии удовлетворили около 3 тыс .

за я в о к на учителей, 4 тыс.— на врачей, около 4,5 тыс.— на инженеров;

из П а к и с т а н а по подобным з а я в к а м прибы ли 2,5 тыс. чел., в то время как из стран К ари бс кого региона — всего около 80 ч е л. 1 Ч асть специали­ стов у е з ж а л а в В ели кобритани ю, надеясь, п ор аб о тав в этой развитой стране и повысив свою к в а л и ф и кац и ю, вернуться на родину, другие, ви­ димо, с самого н а ч а л а ор и ен тировали сь на переселение в страну, где о п ла та т р у д а зн ач ительн о выш е, а услови я работы лучше .

иммиграционной политике правительства; победило левое крыло, но это привело к почти полному прекращ ению ф инансирования И нститута и свертыванию его работы .

14 D. V. K ohler. E thnic m in o rities in B ritain : S ta tistica l data. London, 1975 .

15 E. J. B. R o se а. о. У каз. раб., с. 87 .

К середине 1960-х годов проявились и некоторы е другие изменения в составе и ммигрантов; среди переселенцев из П ак и ст ан а заметно воз­ росла д о л я христиан, которы е к а к преимущ ественно городские ж ители имели до п ереселения более высокий уровен ь грамотности и легче а д а п ­ ти ровал ись к ж и зн и в В еликобритании. О д н ак о основная особенность м играц и й 1960-х годов — это во зр аста н и е процента «иждивенцев», т. е .

родственников тех, кто у ж е осел в В ели коб ритани и и, поняв м а тер и ал ь ­ ные п реи м ущ ества новой жизни, реш ил остаться в этой стране на долгое врем я. В период с середины 1962 по 1967 г. вклю чительно число таких м и гран тов превысило общ ее число прибывш их в поисках работы, хотя и не столь сильно, к а к у п р и е ж ав ш и х из стран К арибского региона, при этом число жен, приехавш их к м и гр ан там из И ндии и П аки стан а, было больше, а детей меньше, чем у м игрантов из К ари бски х стран (см .

таб л. 3 ). В р е з у л ь т ате так и х м играций д оля старш их возрастны х групп и м м и гран тов зам етн о снизилась, однако в соотношении полов сохрани­ лись ещ е резк и е диспропорции, особенно среди пакистанцев (в 1966 г .

на 1000 ж ен щ и н п риходилось 4230 мужчин, см. табл. 2). П о оценкам на 1966 г. в В ел и ко б ри тан и и было 180 тыс. «цветных» урож енц ев Индии и, кро м е того, 43 тыс. детей, родивш и хся у ж е на новом месте; в группе п а ­ к и с т а н ц е в — соответственно около 110 тыс. и 10 тыс. (см. табл. 1) .

В последую щ ие годы миграции в В ели коб ритани ю из Индии и П а к и ­ стана, в отличие от стр ан К ар и бского региона, продол ж ал ись, хотя и в меньших р азм е р а х, чем ранее; кром е того, у иммигрантов ежегодно р о ж ­ д а л о с ь 15— 20 тыс. детей. П о переписи населения 1971 г. число у р о ж е н ­ цев И н дии в В ел и ко б р и та н и и достигло 323 тыс. человек, превысив число ур о ж е н ц ев всех стран К ари бского региона. О д н ако по числу детей, ро­ д ивш и хся на новом месте, индийские и ммигранты ещ е уступали у р о ж е н ­ ц ам К ари бского региона, и их о б щ а я численность со с тав л ял а примерно 440 тыс. человек. П а к и с та н ц е в (с детьми, родивш имися в В ел и коб ри та­ нии) было прим ерно 185 тыс. человек (см. таб л. 1), из них около 75 тыс.— бан гладеш ц ев .

Д л я х ар а к тер и сти к и д ин ам ик и численности иммигрантов в следую ­ щее п я т и л е т и е — 1971 — 1976 гг. в наш ем р асп оря ж ен и и имеются лишь д ан н ы е текущ ей статистики, к сож алению, д ал ек о не полные. Достаточно ск азать, что, по оф и ци ал ьн ы м д анны м, за период с 1961 по 1970 г. по ло­ ж и тел ь н ое сальд о м е ж д у В ели коб ритани ей и стран ам и И ндостана со ­ стави ло около 166 тыс. ч е л о в е к 16, а м а т е р и а л ы переписи 1971 г. (кстати, т о ж е н есколько зан и зи в ш и е действительное число иммигрантов) п о к а ­ з а л и их прирост с 1961 г. в 365 тыс. человек. П осле введения и м м и г р а ­ ционных ограничений статистический учет мигрантов вероятно у л у ч ш и л ­ ся, но имеются свидетельства, что и после этого десятки тысяч пер есе­ л енцев п ро н и кали в страну, минуя контроль. Это требует введени я в о ф и ц и ал ь н ы е цифры некоторых коррективов .

П р и то к мигрантов в В ели кобритани ю из стран К ари бского региона после 1971 г. сменился, по оф ициальны м данны м, небольш им оттоком, о д нако мож но предполож ить, что проникновение н елегальны х п ер ес ел ен ­ цев ком пенсировало его. Численность иммигрантских групп из этого р е ­ гиона р осл а за счет естественного прироста, причем р о ж д аем ость п осте­ пенно с н и ж ал ас ь, составив к середине 1970-х годов примерно 8 тыс. р о ж ­ дений в год. Э та группа иммигрантов с детьми в 1976 г. со с тав л ял а, по н аш и м подсчетам, около 600 тыс. человек. Что ж е касается стран И н д о ­ стана, то миграц и и из них в В еликобританию п родолж ались, д а в за 1971 — 1976 гг., по оф и ци ал ьн ы м данны м, 55 тыс. новых переселенцев (в действительности, вероятно, 75— 100 ты с.). В озросла и р о ж д ае м о ст ь у ж ен щ и н этих и м м и гран тски х групп: примерно с 20 тыс. до 25 тыс. р о ж ­ 16 «A nnual a b stra c ts of sta tistic s, 1967». London, 1967, tab. 12; «A nnual a b stra c ts of statistics, 1977», L ondon, 1977, tab. 2, 13 .

дений в год. Все это обеспечило сущ ественный рост численности данных групп. В 1976 г. о б щ а я численность и ммигрантов из Индии с детьми достигла около 600 тыс. человек; количество иммигрантов из П аки стан а, Б а н гл а д е ш и Ш ри Л а н к и в сумме было в 2,5 р а з а меньше (см. табл. 1) .

Сильно в о зро сл а в этот период ми грац и я из стран Африки; только по оф и ци альн ы м д ан н ы м она д а л а свы ш е 70 тыс. человек. Около трети этого числа составили индийцы, ж и в ш и е в Кении и получивш ие сп ец и аль­ ное р а зр е ш ен и е н.а поселение в В ел и ко б ритани и после того, к а к они от­ ка за л и с ь п р инять кенийское гр аж д а н с т во. Н есколько сократи лась ми­ грация из стран Д а л ь н е г о Востока, в основном китайцев, но их число п р о д о л ж а л о в о з р а с т а т ь и за счет естественного прироста .

Т ак и м образо м, о б щ а я численность «цветных» иммигрантов в 1976 г .

превы сила 1900 тыс. чел. В насто ящ ее в р ем я она у ж е д ости гла 2 млн .

человек, гл ав н ы м о б разо м за счет естественного прироста, и п ро д о л ж а ет у в еличиваться. П ри м ерн о 40% этого числа — дети, которые родились в В ел и ко б р и та н и и и по сущ ествую щ им з а к о н а м считаю тся ее полн оп рав­ ными г р а ж д а н а м и .

Х а р а к т е р р а зм е щ е н и я групп «цветного» н аселени я в целом остался прежним, обычно в о з р а с т а л а л иш ь его «плотность» в у ж е определивш их­ ся р а й о н а х оседания. Н а 1971 г. в р яд е районов Больш ого Л он дон а и Б и р м и н ге м а д о л я «цветного» населени я п е р е в а л и л а з а 15, а кое-где и за 20%- К 1976 г. эта д о л я ещ е более возросл а; во многих местах, обычно в о тд ал ен и и от ц ен трал ьн ы х к в ар та л о в, о б р а з о в а л и с ь целые м и крорайо­ ны, почти сплош ь засел ен н ы е «цветными». И зм ен или сь и ц ентральны е рай он ы крупных городов; это относится не только к зам етной на глаз этнорасовой пестроте уличных прохожих, но и к множ еству лавок, м а г а ­ зи н о в и других заведений, о б сл у ж и в а ем ы х и м м и гран там и ; достаточно с к азать, что на н а ч ал о 1970-х годов в Англии насчитывалось, например, свы ш е 1000 ки тай ских р е с т о р а н ч и к о в 17 .

В зак л ю ч ен и е отметим, что появление в В еликобритании, главны м о б р а зо м в Англии, зн ач и тельн ы х групп населения, резко отличаю щ егося от коренны х ж и тел ей антропологическим типом, одеждой, поведением и т. п., по су щ еству впервы е в ее истории поставило на повестку дня п р обл ем ы этно расовы х отношений. В ы ш е у ж е говорилось о том, что в р азв и ти и этих отношений были серьезны е трения: во многих случаях «цветные» им м и гран ты п одвергали сь д искрим инации при найме ж и л и ­ щ а, поступлении на р аб о ту и т. п. П р а ви тел ь ств о пы талось смягчить остроту ситуации тем, что, с одной стороны, к а к у ж е отмечалось, ввело зак о н ы, огран и чи в аю щ и е иммиграцию, с другой — р яд законов, н а п р а в ­ л ен н ы х против откры той дискриминации. О д н ако в связи с п р о д о л ж а ю ­ щ и м ся увеличением численности «цветных» групп острота многих про­ блем, н ап рим ер в сфере бытового общения, п р о д о л ж а е т сохраняться .

Д и с к у сс и я м е ж д у лей бо ри стам и — в целом сторонниками умеренной п о ли ти ки в этнорасовом вопросе — и кон серваторам и, п р ав ое кры ло ко­ торы х п р и зы в ал о к более реш ительны м мерам, вплоть до депортации тех, кто в ъ е х а л в обход сущ ествую щ их правил, н а ш л а свое отраж ение в предвы борной б орьбе 1979 г., х отя трудно с к азать, к а к эта дискуссия п о в л и я л а на р е зу л ь тат ы выборов в парл ам ент. П о к азат е л ь н о, что за расистскую партию « Н а ц и он ал ьн ы й фронт» голосовало менее 1 % всех и зб и р ате л ей и что п риш едш ее к вл асти кон сервативн ое правительство п ока п р и д е р ж и в а е т с я в этом вопросе умеренной позиции .

Р а с с м о т р е н н а я н ам и тем а соп р яж ен а с р яд о м других интересных и пока недостаточно освещ енны х в научной л и т ер ат у р е проблем, с в я за н ­ ных с процессами социально-экономической и культурной ад ап тац и и р азл и чн ы х э т н о расов ы х и социальны х групп иммигрантов к новым у сло­ виям их жизни, с р азви тием разли чн ого в ид а контактов м е ж д у ними и 17 N g K w ee Chao. Указ. раб., с. 14 .

м естным населением, в том числе этнорасовы х смеш анны х браков, с их этнической асси м и ляци ей и расовой а м ал ь г а м ац и ей и т. д. Но все это — з а д а ч а у ж е другой статьи или д а ж е нескольких статей .

–  –  –

F o llo w in g W orld W ar II ce rtain new fe atu res w ere introduced into the historical de­ velopm ent of' G reat B rita in w ith the m ass influx of «coloured» im m ig ran ts, m ainly from C om m onw ealth countries. A m ong them w ere N egroes and M u latto es from Jam aica and o th er C aribbean islan d s, N egroes from A frica, v ario u s ethnic-religious g roups from In d ia and P a k is ta n, C hinese from H o n g K ong, etc. The sum to ta l of th is im m ig ran t population (in clu d in g children b o rn alre a d y in G re a t B ritain ) is over 2 m illion. The paper deals w ith the cau ses u n d erly in g th ese m ig ratio n s, the im m ig ratio n policies of the B ritish G o v e rn m e n t th e nu m b er and com position of th e m ig ra n ts and th eir g eographical d istri­ bu tio n in G reat B ritain (m ainly in E n g la n d ) .

А. А. И с т о м и н

СЕЛ ЕН И Е Р О С С И КАЛИФОРНИЙСКИЕ ИНДЕЙЦЫ

У крепленное селение Р осс было основано в 1812 г. на побережье С е­ верной К а л и ф о р н и и (Нового А льби он а) Российско-Американской ком ­ панией ( Р А К ). Д о своей п р о д а ж и в 1841 г. оно сл у ж и л о компании опор­ ной б азой д л я п ро м ы сл а морской выдры, который вели перемещенные в К ал и ф о р н и ю артел и к а д ь я к с к и х эскимосов (русские источники их часто н а зы в а ю т « а л е у т а м и » ), и центром очага зем ледел и я и скотоводства, созданного здесь д л я сн аб ж е н и я Русской Америки продовольствием .

О с в а и в а е м а я терри тори я, где кром е Р о сса возникло еще несколько м ел­ ких селений, с т а л а зоной ко н тактов м е ж д у приш ельцам и (русские, эскимосы и др.) и коренны ми ж и т е л я м и — калиф орнийским и индей­ цами .

Р о сс н ах од и л ся севернее за л и в а Б о д ега (Р у м я н ц е в а ), от которого крепость о т д е л я л а доли н а р. С л ав я н к и (ныне р. Р у сск ая, R u ssian river) .

О крестн ы е индейцы п р и н а д л е ж а л и к трем этническим общностям. Н е ­ посредственным и соседями русской крепости были к а ш а й а (ю го-запад­ ные п ом о), ж и в ш и е в п ри б р еж н ом рай он е примерно м еж д у устьями рек Р усской и Г у а л а л а. К востоку от Р осса, на лесостепных пространствах д олины р. Русской, ж и л и ю ж н ы е помо, а на юге, у залива, Бод ега,— береговы е м ивок (бодегинский д и а л е к т) * .

П е р сп екти в а р а зв и ти я отношений с индейцами была, очевидно, од­ ной из причин, п о вл и явш и х на выбор места д л я русского поселения именно в этом районе. П ервое д есятилетие XIX в.— время, когда отно­ шения м е ж д у Р А К и индейцам и тл и нк итам и (юго-восточная Аляска) отл и чал и сь н аи больш и м д р а м а т и зм о м. Тлинкиты, об ла д а в ш и е богатым опытом м еж п лем ен н ы х с т о л к н о в е н и й 2 и вооруж енны е огнестрельным ору ж и ем, полученным от ам ер и кан ск и х и английских купцов в обмен на пушнину, в эти годы р азо р и л и русские укреплен и я на о. Ситха ( Б а р а ­ нова) и в за л и в е Я кутат. С опротивление тлинкитов практически блоки­ р о в ал о н ач ату ю ком панией колон изац ию их кр ая. Несомненно, админи­ ст р а ц и я русских колоний у ч и ты в а л а свой «тлинкитский» опыт и в ходе 1 A. L. Kroeber. H andb o o k of the In d ian s of C alifornia. W ashington, 1925, p. 274,

356. Описание индейцев этого района и словарь местных наречий оставил П. С. Костромитинов, управляю щ ий Р осса в 1830— 1836 гг. См. P. S. K ostrom itonow. Bemerk u n g en iiber die In d ia n e r in O b er-K alifornien.— F. W rangell. S tatistisch e und e th n o g raphische N achrichten iiber die R ussischen B esitzu n g en an der N ordw estkuste von A m erika .

(« B eitrag e zu r K en n tn is des R ussischen Reiches u n d der an g ran zen d en L ander Asiens .

H rsg. von K- B aer und G. H elm ersen», В. 1). St. P e te rsb u rg, 1839, S. 80—96, его же .

W orter aus zw ei Sprachen N eu-K alifo rn ien s.— Там ж е, с. 233—254. Индейцам окрестно­ стей Р осса посвящ ен так ж е очерк Ф. П. В рангеля «Американцы Верхней Калифорнии»

(«Телескоп», 1835, ч. 26, с. 441—456) .

2 Н ароды северо-западного побереж ья Северной Америки, в том числе тлинкиты, в это время, к а к п оказала Ю. П. Аверкиева, находились на стадии перехода от доклас­ сового общ ества к классовому, когда роль войны в общественной ж изни возрастает, причем война п ревращ ается в регулярный промысел. О значении войны в жизни тлинкитов см. Ю. П. А вер ки ева. Индейцы Северной Америки. М., 1974, с. 152 .

п р одви ж ен и я русских к югу при о рган и зац ии новых селений стремилась к тому, чтобы они имели более л о ял ь н ое и не столь хорошо вооруженное индейское окруж ение, которое РА К, видимо, не р ас сч и т ы в ал а, найти севернее 40-й п а р а л л е л и 3. М е ж д у тем, об сл ед овав в 1808— 1809 гг. залив Б о д е г а \ будущ ий основател ь Р осса И. А. К усков н ар яд у с другими достоинствами этого места в своем донесении отметил: «П риродных там ош н их ж и тел ей по разн ы м м естам видели не везде в большом коли­ честве, но все они п рин и м али л аск ово и ни малейш его подозрения и неб лаго п ри ятств а не о к а зы в ал и, и огнестрельного оруж и я не имеют, к а к многие другие, вы ш е того з а л и в а обитаю щ и е и н ан осящ ие иностран­ цам бедствия» 5. К а к одно из б лагопри ят ны х условий р азви тия русской колонии в К ал и ф о р н и и «склонность первобы тных там ош н их жителей»

отметило в 1816 г. и руководство Р А К 6И н д ей цы окрестностей Р о сса ж и л и небольш ими обособленными об­ щинами, з а н и м а л и с ь собирательством, а т а к ж е охотой и рыболовством;

вели кочевой или полукочевой о б р а з ж и зн и. И х оруж и е составляли л у к и стрелы, копье, п р а щ а (рис. 1). М еж общ и н н ы е столкновения были редки, война в ж и зн и индейцев не з а н и м а л а значительного м е с т а 7, что следует о б ъясни ть уровнем и особенностями их социально-экономического р а з ­ вития .

Е сли на северо -зап ад н ом п о б е р еж ь е ко н такты коренного населения с ам ер и кан ск и м и и английским и куп ц ам и созд ал и д л я Р А К постоянный источник беспокойства 8, то и сп ан ска я кол он изац ия К ал и ф ор ни и д ал а русским в лиц е индейцев сою зника. Н а д помо и береговыми мивок н а­ висла у г р о за п ор аб ощ ен и я ф р ан ц и с кан ск и м и миссиями, сеть которых по кр ы л а К ал и ф о р н и ю до з а л и в а С ан -Ф ран ц иско. В н ач ал е XIX в. мис­ сии у ж е вели «охоту» за и ндей ц ам и на тер ри то ри ях к северу от залива .

И н д ей цы н адеяли сь, что русские з а щ и т я т их от испанцев. Об этом, в частности, свидетельствует позиция берёговы х мивок, особенно стр а д а в ­ ших от и спанских рейдов. С одним из их в о ж д ей (он н а зв а н «главным тоэном местности, на которой устроена крепость», но, судя по тексту источника, это в о ж д ь одной из общин береговых мивок) встретился к а ­ п итан-лейтен ан т Л. А. Г агем ейстер, посетивший с ревизией Р осс в 1817 г .

С огласно его донесению от 2 н ояб р я 1817 г., во ж д ь вел себя по отноше­ нию к русским очень д р у ж ел ю б н о и предупредительно, сообщив, что в 3 П оказательно, что все индейские народы, ж ивш ие на побереж ье меж ду 40 и 60° с. ш., в русских владениях были известны под общим названием «колоши» или «колю ж и» (преж де всего так именовали тлинкитов) к ак сходные по облику и образу ж изни «поколения одного и того ж е племени», отличные от «индейцев Н ового Альбио­ на» (Ф. П. Литке. П утеш ествие вокруг света на военном шлюпе Сенявин в 1826, 1827, 1828 и 1829 годах, ч. 1. СПб., 1834, с. 146). П опытки промысловых артелей «алеутов»

проникнуть из Рооса (38° с. ш.) в заливы, леж ащ ие севернее, сопровож дались стычка­ ми с индейцами («М атериалы для истории русских заселений по берегам Восточного океана», в. 3. СПб., 1861, с. 139— 141; Z. T chitchinoff. A d v en tures in C alifornia. 1818—

1828. Los A ngeles, 1956, p. 12— 20. О тказ от идеи поселения в устье р. Колумбия ру­ ководство РА К м отивировало перед акционерами, в частности, тем, что здесь «индейцы, подстрекаемы е торговлею североамериканских граж д ан, не слиш ком удобопреклонны».— «В неш няя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Ми­ нистерства иностранных дел» (далее — В П Р ), т. 6. М., 1962, с. 280 .

4 Зал и в Б одега был у ж е известен русским. В ф еврале-м ае 1807 г. он стал приста­ нищем д л я артели «алеутов» Р А К (во главе с русским Т. Т аракановы м ) и сопровож­ давш его их американского судна. См. A. O gden. R ussian sea — o tte r and seal hunting o n the C alifo rn ia C oast, 1803— 1841.— «The R u ssian s in C alifornia». S an Francisco, 1933, p. 33 .

5 В. Потехин. Селение Росс.— « Ж урн ал м ануф актур и торговли», т. 8, № 10, 1859, с. 9 .

6 Н. Н. Болховит инов. Русско-американские отношения. 1815— 1832. М., 1975, с. 138 .

7 P. S. K o stro m ito n o w. B em erkungen..., S. 90; ср. A. L. Kroeber. Указ. раб., с. 235, Е. М. Loeb. Porno folkw ays.— « U n iv ersity of C alifo rn ia P u b licatio n s in A rchaeology and E thnology» (далее — U C P A E ), v. 19, № 2. Berkeley, 1926, p. 200 .

8 См., например, H. H. Болховит инов. С тановление русско-американских отношений .

1775— 1815. М., 1966 .

Рис. 1. «Ж ители Северной Калифорнии» (береговые мивок) .

Х удож ник М. Тиханов, 1818 г. (М узей А кадемии худо­ ж еств С ССР, Л енинград) св я зи с о ж и д а в ш и м с я нап ад ен ием испанцев «он готовился со всеми л ю д ь м и своими идти к наш ей крепости и скать защ иты » 10 .

Осенью 1818 г. русский военный шлюп « К ам ч атк а», заш едш и й в з а ­ л и в Б о д ега, посетил в о ж д ь береговых мивок В ал ен н и л а, который, по утв ерж д ен и ю В. М. Г оловнина, в беседе с ним «именно ж е л а л, чтоб бо­ лее русских п оселились м е ж д у ними, д аб ы могли они защ итить жителей от притеснения испанцев». В ал ен н и л е был вручен российский ф л аг “ .

С емь л ет спустя, в письме от 25 н ояб ря 1825 г. уп равл яю щ и й Росса П. Ш елихов писал К. Т. Хлебникову: «Тойон Бодегинских индейцев, из­ вестный В ам В ал ен и л а, просил меня, чтобы не в о зв р а щ а ть испанцам его ком ан д ы индейцев, п р ед ст ав л яя, что они, п р и н а д л е ж а русским, не при­ зн аю т н и к ак себя подвл астны м и и с п а н ц а м...» 12 .

9 В источнике — «испанские индейцы»; однако вож дь, несомненно, имел в виду испанцев. В озмож но, Гагемейстер неверно истолковал слова вож дя или ж е не захотел упоминать в донесении испанские рейды, чтобы не возбуж дать сомнений в независи­ мости данного района от Испании .

10 Д. И. Завалиш ин. Д ел о о колонии Росс.— «Русский вестник», 1866, т. 62, с. 48 .

11 В. М. Г оловнин. П утеш ествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе «К ам чатка» в 1817, 1818 и 1819 годах. М., 1965, с. 178. Ср. Ф. Ф. Матюшкин. Ж урнал кругосветного плавания на шлюпе «К ам чатка».— «К берегам Н ового Света». М., 1971 .

с. 69 .

12 Цит. по; «Американский еж егодник. 1971». М., 1971, с. 308 .

В 1824 г. в президио С ан -Ф ран ц иско индеец П о м п о н и о 13, схваченный и вскоре р асстр ел я н н ы й в л аст я м и К али ф орни и, говорил русскому оф и ­ церу, д е к а б р и сту Д. И. З а в а л и ш и н у, что п р еж д е пы тался с ним встре­ титься, чтобы поговорить «о том, что его больш е всего занимало». «Ведь мы зн аем,— с к а з а л Помпонио,— что вы приш ли отнять эту землю у п р о к л яты х испанцев и освободить бедны х индейцев! Индейцу тогда бу­ д е т хорошо!» 14. Помпонио, беглец из миссии С ан-Ф ранциско, был уро­ ж е н ц ем рай он а С а н -Р а ф а э л ь 15, т. е. п р и н а д л е ж а л к береговым мивок .

Он, вероятно, сл ы ш а л об отношении к индейцам русских и связы вал с последними свои н ад еж д ы .

Впрочем, о к а з а т ь действенную помощь береговым мивок админист­ р а ц и я Р осса в р я д ли могла. К онф ронтаци и с калифорнийскими в л а с т я ­ ми Р А К стрем и лась и зб е ж ать. Н е р и ск о в ал а ком пани я и д а т ь индейцам оруж ие. В 1817 г., когда испанцы соверш или рейд в окрестности Росса и м н ож ество индейцев сб е ж а л о с ь под защ и ту крепости, И. А. Кусков не смог им помочь ничем, кром е совета «засесть в лесах и ущ ели н ах гор и потом нечаянно н ап асть на испанцев. Д и к и е его послуш ались и засели, в лесу... Н о испанцы, у зн ав сие, остановили свое п р е с л е д о в а н и е » 16 .

К 30-м годам XIX в. много бодегинских мивок, по сообщению П. С. Костромитинова, было угнано в д ве ф ран ц и скан ск и е миссии, возникшие к ю го-востоку от русского поселения; остальны е погибли во время эпиде­ мий 1815— 1822 гг. или м и гр и ро вали к Россу 17 .

Е сли индейцы бы ли заи н тересован ы в союзе с русскими, то в свою очередь н е б о л ь ш а я р у сс к ая крепость, р ас п о л о ж е н н ая вдал и от осталь­ ных русских поселений в А м ерике и поблизости от областей, колонизо­ ван ны х другой д ер ж а в о й, н у ж д а л а с ь в добрососедских отношениях с коренны м населением. Это д и к т о ва л о соответствующую политику. Во в р ем я первого визи та в за л и в Б о д ег а И. А. Кусков стремился всячески р ас п о л о ж и ть индейцев к русским: р а з д а в а л подарки; некоторым, «кои обходились л аск о ве е и о к а зы в а л и услуги», были вручены дополнитель­ ные п одарки и сереб рян ы е м едали, «чем они были весьма д о в о л ь н ы » 18 .

И нструкцией главного п рав и тел я российских колоний в Америке А. А. Б а р а н о в а от 20 я н в а р я 1811 г. Кускову предписы валось изучать обы чаи коренного населени я К али ф орни и, составить словарь язы ка ин­ дейцев, «с н а р о д а м и сколько м ож но покороче знаком иться, коих всех к а к н аи во зм о ж н о м иролю бивы м и и д руж ественн ы м и видам и и п рием а­ ми п р и л а ски в ать, и зб е г ая и м алей ш ей причинять досады » 19 .

Т а к а я поли ти ка д а в а л а свои плоды. П о свидетельству имеющихся источников, м е ж д у об и та тел ям и Р осса и местными индейцами в годы у п р ав л ен и я И. А. К ускова (1812— 1821 гг.) 20 установились исключитель­ но мирные и добрососедские отношения. В. М. Головнин подчеркивает «д р уж еское р ас п ол о ж е н и е сего народа... к русским» и, в частности, при­ водит пример: русские по одному и по двое охотятся в лесах, часто но­ чуют у индейцев и в о зв р а щ а ю т с я «без вреда и обиды» 21. По словам 13 Помпонио в озглавлял ш айку разбойников. См., например, Н. Н. B ancroft. C ali­ fo rn ia p a sto ra l.— The W orks, v. 34. S an Francisco, 1888, p. 682—683. По словам Завалиш ина, П омпонио пользовался сочувствием индейского населения, будучи одним «из тех людей, которых победители зовут разбойниками..., но которые, в глазах побежден­ ного народа или племени имеют значение национальных героев...» (Д. И. Завалиш ин .

К алиф орния в 1824 году.— «Русский вестник», 1865, т. 60, с. 326) .

14 Д. И. Завалиш и н. Калифорния..., с. 328 .

15 Н. Н. B ancroft. H isto ry of C alifornia, v. 2, «The W orks», v. 19, S an Franciscoi .

1886, p. 537 .

16 Ф. Ф. Матюшкин. Указ. раб., с. 68 .

17 P. S. K o stro m ito n o w. B em erkungen..., S. 80 .

18 В. Потехин. У каз. раб., с. 9 .

19 В П Р, т. 6, с. 722 .

20 О И. А. К ускове см. С. Г. Ф едорова. Р у сская Америка и Тотьма в судьбе И вана К ускова.— «П роблемы истории и этнографии Америки». М., 1979 .

21 В. М. Головнин. У каз. раб., с. 176 .

сп утн ика Головнина Ф. Ф. М атю ш ки н а, Кусков, ж а л у я с ь на недоброж е­ л а т е л ь н о е отношение испанцев, говорил, что «единственно п ривязан ­ ность д иких к русским и ненависть к исп ан цам п од д ер ж и в ае т его» 22 .

« О б и тател и селения Р осс ж и в у т в мире и согласии с местным н аселени­ е м » 23,— п о д т в е р ж д а е т О. Е. Коцебу, побы вавш ий в Россе осенью 1824 г .

В ам ери кан ск ой историограф ии утвердилось мнение, что землю, на которой было основано русское селение, индейцы добровольно уступили за три о д еял а, три п ар ы брюк, д в а топора, три мотыги и немного бисе­ р а 24. О д н ак о в р я д л и м е ж д у п р иш ел ьц ам и и коренны ми ж и тел я м и сос­ т о я л а с ь н а с т о я щ а я сделка: на дан ном уровне социально-экономического р а зв и т и я з е м л я не р а с с м а т р и в а л а с ь индейцам и в качестве объекта куп­ л и -п род аж и, и речь идет, видимо, лиш ь о подар ках, принятых к а к зал ог д ру ж ес тве н н ы х отношений .

В сентябре 1817 г. русско-индейские отношения были д окум ен таль­ но оф ор м л ен ы во в р ем я визи та в Р осс JI. А. Г агем ейстера. В крепость бы ли п ригл аш ен ы «н ач альн и ки индейцев Чу-гу-ан, Амат-тан, Гем-ле-ле»

и др. С о гласн о протоколу, кап и тан -л ей тен ан т Гагемейстер от имени Р А К приносил им «б лаго д а р н о с ть з а уступку компании земли на крепость, устроении и заведении, которы е на местах, п р и н ад л еж а щ и х Чу-гу-ану, н а зы в а е м ы х ж и т е л я м и М эд -ж ы -ны 23, и с к а за л, что надеется, что (они) не будут иметь причины ж а л е т ь о соседстве русских». В ы слуш ав пере­ вод, Чу-гу-ан и А м ат-тан ответили, что они очень довольны зан яти ем сего места русскими, т а к к а к они «ж и вут теперь в безопасности от д р у ­ гих индейцев» 26. И н д ей ц а м были сд ел ан ы подарки, а Чу-гу-ан н а г р а ж ­ д ен серебрян ой м ед а ль ю с и зо б р а ж ен и ем российского герба и надписью «С ою зны е России», что н а л а г а л о на него «обязанность привязанности и помощи, если случай того потребует, на что к а к он, т а к и прочие о б ъ я в и л и готовность». П р о ток ол подписали Л. Гагемейстер, И. Кусков, К. Х лебников и еще несколько представителей русской стороны 27 .

По сообщ ению 3. П. Чеченева, в 1825 г. в Р оссе вож д ь соседнего пле­ мени М а н у э л ь п одтверд и л гл ав н ом у правител ю колоний М. И. М у рав ье­ ву п р о д а ж у территории, на которой И. А. Кусков построил крепость, а т а к ж е других у ч астк ов земли, зан я ты х русскими д л я зем ледел ия 2S .

Т ак и е меры п ресл ед ов ал и двойную цель. Они п р и д ав ал и отношениям с индей ц ам и ф орм у сою за или подданства, что д о лж н о было оказы вать определенное морально-психологическое воздействие на местные племе­ на и их вож дей. Д л я ад м и н истрац ии русских вл ад ен ий в Америке было в оо бщ е х ар а к т е р н о стремление привлечь на свою сторону «тойонов», д е­ л а я им п о д а р к и и п р е в р а щ а я их в проводников своего влияния 29. В то ж е в рем я о ф орм лен и е «добровольной уступки» зем ли индейцами (а 22 Ф. Ф. Матюшкин. Указ. -раб., с. 68 .

23 О. Е. К оцебу. Н овое путеш ествие вокруг света в 1823— 1826 гг. Пер. с нем .

Д. Д. Т умаркина. М., 1959, с. 2Г1 .

24 Н. Н. B an croft. H isto ry of C alifornia, p. 297 (со ссылкой на рукопись франци­ сканца М. П айераса, посетившего Р осс в 1822 г.) .

25 М эд-ж ы -ны — вероятно, М етини (M etin i), место у Росса, где прож ивала одна из общин индейцев каш айа .

26 В пропагандистском арсенале РА К важ н о е место заним ал тезис о прекращении в результате колонизации усобиц среди «туземцев» и защ ите Компанией зависимых народов от набегов других племен. К индейцам окрестностей Росса, где межобщинные столкновения случались сравнительно редко, данный тезис, очевидно был применен ме­ ханически (см. так ж е сн. 9) .

27 Н. Н. Болховит инов. Русско-американские отношения. 1815— 1832, с. 142. П о­ добны м образом русские действовали не впервые. Н а Ситхе А. А. Баранов вручил в о ж ­ дю ситхинских тлинкитов С каутлелту «в зн ак отличия медный Российский герб» и сход­ ный по содерж анию документ от 25 м арта 1800 г. (К. Т. Х лебников. Ж изнеописание А лександра А ндреевича Б ар ан о ва, главного правителя российских колоний в Америке .

СПб., 1835, с. 53, 54) .

28 Z. T chitchinoff. Указ. раб., с. 24, 25 .

29 «Н уж но п ривязать их,— писал в 1791 г. о тойонах А. А. Б ар ан о в,— дабы иногда дей ствовать мож но и политикою, а не силами» (См.: С. Б. Окунь. Российско-американ­ ская компания. М.— Л., 1939, с. 186) .

ф актич ески просто согласия последних на присутствие русских) служ и­ ло обоснованию «законности» п р ав Р А К на зан ятую территорию. В изит Г агем ей ст ер а относится к периоду, когда испанцы выступили с протес­ т ам и против сущ ествован ия Р осса, возникш его на территории, которую И с п а н и я сч и тал а своей, а в России против Р А К были выдвинуты обви­ нения в зл оуп отр еб лен и ях по отношению к коренному населению Рус­ ской Америки. С а м о д е р ж а в и е, консервативно-охранительны е принципы которого, к а к спр авед л и во отметил Н. Н. Болховитинов, находились в;

противоречии с интересам и Р А К 30, р еа ги р о в ал о на эти сигналы весьма н асторо ж ен н о 31. Этим, видимо, о б ъ яс н я ю тся и действия в Россе Гагемей­ стера, и то пристрастие, с которы м русские источники подчеркивали не­ зави си м ость индейцев окрестностей Р о сса от испанцев, дружественный х а р а к т е р русско-индейских отношений в этом районе, а т а к ж е контраст д а н н ы х отношений с полож ен ием индейцев в И спанской Калифорнии .

В к али ф о рн и йско й «индейской политике» Р А К отразились общие принципы политики ком пании в отношении коренного населения Р у с­ ской Америки. И с п ы т ы в а я недостато к сил и контролируя весьма о гр а­ ниченную территорию, ад м и н и стр ац и я русских владений в Америке стре­ м и л ась со хранять мирны е отнош ения с практически независимы ми от нее «тузем цам и » малоосвоенны х районов — материковы х областей и архи­ п е л а г а А л ек сан д р а, где позиция коренных ж и телей становилась одним из р е ш а ю щ и х ф ак то р о в в судьбе русских поселений. «П оводу к огорче­ нию» колош ей (тлинкитов) «при нынеш них наш их м алосильн ы х обсто­ я т е л ь с т в а х у д а л я т ь с я и и збегать долж но...»,— н астаивал, например, п 1800 г. А. А. Б а р а н о в 32. « М алоси льны е обстоятельства» н ал о ж и л и отпе­ чато к и на «туземную» политику Р А К в целом 33. Впрочем, эта политика и п оло ж ен и е коренного населени я Русской А мерики определялись еще многими ф ак т о р а м и, которы е в дан ной статье не р ассм атриваю тся .

С л ед ует подробнее остановиться на участии индейцев в хозяйствен­ ной ж и з н и Русской К али ф орни и. В р аб о ты по най м у индейцы окрестно­ стей Росса, втяги ваю тся, по-видимому, с н а ч а л а 20-х годов XIX в. Уже r 1824 г., по сообщению О. Е. Коцебу, «многие индейцы приходят в кре­ пость и р а б о т а ю т та м з а поденную плату. Ночи они обычно проводят вне крепости» 34. В овлечение индейцев в хозяйственную ж и зн ь Р о сса во мно­ гом св яза н о к а к с общ им ростом экономики Русской К алифорнии, так и с оп ределенны м и изменениями в ней. Е сл и в первы е годы она имела в основном океанский х а р а к те р (промы сел морского зверя, к о ра б л ес тро ­ ен и е), то в 20-е годы больш ую роль нач ин ает и грать зем леделие, п р ев р а­ щ а я с ь к концу д еся ти л е ти я в первую по значим ости отрасл ь хозяйст­ в а 35. Р а с т у щ у ю потребность в рабочей силе ад м и н истрац ия Р о сса стала уд о вл е тво р я ть з а счет н ай м а окрестных индейцев которые, будучи соби­ р ате л ям и, вероятно, у ж е о б л а д а л и некоторыми навы кам и, необходимымы д л я полевы х работ. И м п лати ли разл и чн ы м и то в ар ам и — п р ед м ета­ ми од еж д ы, у к р а ш е н и я м и и т. д., фактически покупая рабочую силу за бесценок. «Чего в ам л учш е,— говорил последний уп р авл яю щ и й Р осса А. Г. Р отчев будущ ем у покуп ател ю крепости Д ж. Суттеру в 1838 г.,— человек здесь покорное дитя: за н есколько ниток бисеру — индеец ваш работник; п р и л а ск ай т е его — и только не р асстрели вай те ка к собаку на к а ж д о м ш а гу по п рим еру к а ли ф орн ск и х креолов» 36 .

30 Н. Н. Болховит инов. Русско-американские отношения, 1815— 1832, с. 306 .

31 См., например, В П Р, т. 9. М., 1974, с. 618, 619 .

32 «К истории Российско-Американской компании. Сб. документальных м атериа­ лов». К расноярск, 1957, с. 96, 97 .

33 См. Г. А. Агранат. Об освоении русскими А ляски.— «Летопись Севера» т. 5 .

М., 1971, с. 189 .

34 О. Е. К оцебу. У каз. раб., с. 211 .

35 См. /. R. Gibson. Im perial R ussia in F ro n tie r A m erica. The c h an g in g g eo g rap h y of supply of R ussian A m erica, 1784— 1867, N. Y., 1976, p. 115— 117 .

36 А. Г. Ротчев. Новый Э льдорадо в Калифорнии.— «Отечественные записки», 1849, т. 62, № 2, с. 217 .

О д н ако во в рем я ж а т в ы раб отн иков не хватал о. «От худой пищи и ничтожного п л а т е ж а,— со об щ ает в своем донесении главны й правитель колоний Ф. П. В р ан гел ь, посетивший Р осс в 1833 г.,— индейцы переста­ ли сами приходить в селение д л я работы, отчего контора н аш л ас ь при­ нужденной о ты ски вать их в тундрах, вр асп л ох нап ад ать, связы вать ру­ ки и пригонять в селение к а к скот на работу. Т а к о в а я партия в 75 чело­ век мужчин, ж е н и детей п риведена б ы л а при мне в селение с расстоя­ ния около 65 верст отсю да.. » 37. В это в рем я в Россе на уборке урож ая и других р а б о т а х был з а н я т 161 и н д е е ц 38 .

Описание экспедиций за индейцам и оставил А. Г. Ротчев. К аж д ы й год, писал он, з а н есколько недель до уб ор ки у р о ж а я из Р о с с а отп равл я­ лись толм ачи -и ндей ц ы с п рик азом «оты скать кочевья дикарей, вступить с ними в п ереговоры н асчет п редстоящ их работ, узнать, долго ли они пробудут на месте, и в о звр а ти тьс я в крепость». Индейцы кочевий отка­ зы вались д обровольно идти к Россу. О днако, к а к у тв е р ж д а е т Ротчев, «на р азго в о р ы с то л м ач ам и, всегда отвечали: «П ускай тоен (т. е. Ротчев- А. И.) придет в зя ть нас». Т о гд а о тр яд в 12— 15 человек во главе с Ротчевым пробирался к. индейским стоянкам и, напав ночью, захватывал и у в о л и л ж енщ ин. М уж чины -инд ейцы п р и со е д и н я л и с ь по пути в к р е ­ пость. Г а к и х п о е зд о к со вер ш а ло с ь н есколько, в каж дой партии п р и во д и ­ ло сь до 100 и более человек. С удя по у к а за н н ы м в источнике р асстояни­ ям (несколько дней пути), подобные меры распростран ял и сь на индей­ цев преимущ ественно отдален н ы х кочевий, не затр а ги в ая, вероятно, непосредственных соседей Р осса. П о окончании уборки пригнанные в Росс индейцы отпускались, получив небольш ое в ознаграж д ен и е: несколь­ ко ниток бисера, руб аш к у, иногда о д е я л о 39 .

Д а н н ы й вид э к сп л у атац и и индейцев п р ед став л ял собой одну из форм р аспр остр ан ен ны х во в л а д е н и я х К ом п ан ии повинностей «туземного» н а ­ селения. С в оеобрази е этой ф орм ы (м етод привлечения рабочей силы) о п р ед ел ял ось кочевы м (а не оседлы м, к а к на Алеутских островах и К а д ь я к е ) о б р азо м ж и зн и коренного н аселени я и его независимостью от русской администрации .

О т скудной пищи и т я ж е л о й раб о ты «индейцы приходят под конец в кр а й н ее истощение»,— писал Ф. П. В рангель. Сочувствуя индейцам и н а с т а и в а я на улучш ении их п олож ения, В р ан гел ь в то ж е врем я беспо­ кои л ся о сохранении мирных отношений с коренным населением. «Не токмо ч е л о в е к о л ю б и е,— п и с а л о п,— п о п сам ое б л а го р а зу м и е требует, чгббь; и н д е й ц е в приласкат ь более... С амо собой разум еется, к а ков ы со временем д о л ж н ы быть последствия подобных поступков с индейцами, и д р узей ли мы в них н а ж и в а е м » 40. О д н ако каких-либо серьезных о сл о ж ­ нений в русско-индейских отнош ениях в эти годы не наблю далось, не счи тая сты чек во в р ем я угона индейцев на ж а т в у и случавш ихся иногда н ап ад ен и й на скот. П р а в д а, С. Б. О кунь у тв е р ж д а е т, что вследствие э к с­ п луа тат о р с к о й политики Р А К «в окрестностях Р осса неоднократно под­ н и м ал и сь восстани я индейцев. В восстани ях прин и м али участие и беглые русские п р о м ы ш л е н н и к и » 41. Н о единственный аргумент, приводимый С. Б. О к у н е м,— извлечение из донесений (1825 г.), составленное п р ави ­ телем к а н ц е л я р и и Р А К в П етерб у рге д екабри стом К. Ф. Ры леевы м. Там со о б щ а ет ся о восстании в 1824 г. индейцев в испанских миссиях СантаЦит. по: C t Б. О кунь. У каз. раб., с. 136 .

38 J. R. G ibson. R ussia in C alifo rn ia, 1833. R eport of go v ern o r W ran g el.— «Pacific N o rth w est Q uarterly», v. 60, № 4, 1969, p. 211 .

39 А. Г. Ротчев. Воспоминания русского путеш ественника о Вест-Индии, К алиф ор­ нии и О ст-И ндии.— «П антеон», т. 13, № 2, 1864, с. 103— 105 .

40 Ц ит. по: С. Б. О кунь. У каз. раб., с. 136. Э ксплуатации со стороны компании под­ вергалось не только коренное, но и пришлое население Русской Калифорнии, в частно­ сти русские промышленники, о чем свидетельствует все то ж е донесение В рангеля. См.:

J. Я. G ibson. R ussia in C alifornia, p. 211 .

41 С. Б. Окунь. Российско-ам ериканская компания, с. 136 .

фактич ески просто согл асия последних на присутствие русских) сл уж и ­ ло обоснованию «законности» п рав Р А К на зан ятую территорию. В и зи т Г агем ей стер а относится к периоду, когда испанцы выступили с протес­ та м и против су щ ествован ия Р осса, возникш его на территории, которую И с п а н и я сч и тал а своей, а в России против Р А К были выдвинуты обви­ нения в зл оуп отреб лен и ях по отношению к коренному населению Р ус­ ской Америки. С а м о д е р ж а в и е, консервативно-охранительны е принципы которого, к а к сп рав ед л и во отметил Н. Н. Болховитинов, находились в противоречии,с интересам и Р А К 30, р еаги р ов ал о на эти сигналы весьма н а с т о р о ж е н н о 31. Этим, видимо, об ъ яс н я ю тся и действия в Россе Г агем ей­ стера, и то пристрастие, с которы м русские источники подчеркивали не­ зави си м ость индейцев окрестностей Р осса от испанцев, дружественный х а р а к т е р русско-индейских отношений в этом районе, а т а к ж е контраст д ан н ы х отношений с полож ением индейцев в И спанской Калифорнии .

В кали ф орн и йской «индейской политике» Р А К отразились общие принципы политики ком пании в отношении коренного населения Р у с ­ ской Америки. И с п ы т ы в а я н едостаток сил и контролируя весьма о гра­ ниченную территорию, ад м и н и с тр ац и я русских владений в Америке стре­ м и л ась сох ра н я ть мирны е отнош ения с п рактически независимы ми от нее «тузем цам и » м алоосвоенн ы х районов — м атери ковы х областей и архи­ п е л а г а А л ек сан д р а, где позиция коренны х ж и тел ей становилась одним из р е ш аю щ и х ф ак то р о в в судьбе русских поселений. «П оводу к огорче­ нию» колош ей (тлинкитов) «при нынеш них наш их м алосильн ы х обсто­ я т е л ь с тв а х у д а л я т ь с я и и зб е гать долж но...»,— н астаивал, например, вг. А. А. Б а р а н о в 32. « М алоси льны е обстоятельства» н ал ож и л и отпе­ ч ато к и на «туземную» политику Р А К в целом 33. Впрочем, эта политика и п оло ж ен и е коренного населени я Русской Америки определялись еще м ногими ф ак т о р ам и, которы е в дан ной статье не рассматриваю тся .

С л ед ует подробнее остановиться на участии индейцев в хозяйствен­ ной ж и з н и Р у сской К ал и ф ор н и и. В р аб о ты по най м у индейцы окрестно­ стей Р о сса в тяги ваю тся, по-видимому, с н а ч а л а 20-х годов XIX в. Уже в 1824 г., по сообщению О. Е. Коцебу, «многие индейцы п риходят в кре­ пость и р а б о т а ю т там з а поденную плату. Ночи они обычно проводят вне крепости» 34. В овлечение индейцев в хозяйственную ж и зн ь Росса во мно­ гом св яза н о к а к с общ им ростом экономики Русской Калифорнии, т а к и с оп ределенны м и изм ен ен и ям и в ней. Е сл и в первые годы она имела в основном океанский х а р а к т е р (промы сел морского зверя, к о р а бл естро­ ен и е), то в 20-е годы больш ую ро л ь н ачинает играть земледелие, п р е в р а ­ щ а я с ь к концу д еся ти л ети я в первую по значим ости отрасль хо зяй ст­ ва 35. Р а с т у щ у ю потребность в рабочей силе ад м и н истрац ия Р о сса стала у д о вл е тво р я ть з а счет н ай м а окрестных индейцев которые, будучи соби­ р ате л ям и, вероятно, у ж е о б л а д а л и некоторыми н авы кам и, необходимымы д л я полевы х работ. И м плати ли р азл и чн ы м и то в а р а м и — пр ед м ета­ ми од еж д ы, у к р а ш ен и ям и и т. д., фактически п окуп ая рабочую силу за бесценок. «Чего вам лучш е,— говорил последний у п рав л яю щ и й Росса А. Г. Р отчев буду щ ем у покупателю крепости Д ж. С уттеру в 1838 г.,— человек здесь покорное дитя: з а несколько ниток бисеру — индеец ваш раб отн ик; п р и л а с к а й т е его — и только не р асстр ел и в ай те к а к собаку на к а ж д о м ш а гу по прим еру кали ф ор н ск их креолов» Зб .

30 Н. Н. Болховит инов. Русско-американские отношения, 1815— 1832, с. 306 .

31 См., например, В П Р, т. 9. М., 1974, с. 618, 619 .



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«МОШНЯГА Павел Александрович ОСОБЕННОСТИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ КУЛЬТУРЫ В ЯПОНИИ (ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ) Специальность 09.00.13 — религиоведение, философская антропология, философия культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации...»

«Шаманы. Духи и символы Что такое шаманизм? В духовном пласте культуры религией является, прежде всего, то, что характеризует жизнь народа или национальной группы. В каждой культуре имеются свои традиционная вера и верования, которые, как некая внутренняя программа, определяют каждодневную жизнь того или иного народа, обыч...»

«UvA-DARE (Digital Academic Repository) Nachal on sovershenno umol ia iushchim golosom Od, C.; de Haard, E.A.Published in: Russkii iazyk i literatura v prostranstve mirovoi kul'tury: Materialy XIII Kongressa Maprial Link to publication Citation for publish...»

«ОТДЕЛ ИССЛЕДОВАНИЙ _ Культурные права в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека Издатели или организации, желающие выполнить перевод и/или воспроизвести полностью или ча...»

«Чем полезна дыня? Вся правда. Эге-гей, люди, приветствую Вас! Эпиграф: "Я тебе что велел делать, козел? Я тебе велел дыни стеречь, а ты что натворил?" Ну вот и пришло оно, лето, и именно эта по...»

«Сигрид Унсет Книга норвежской писательницы, лауреата нобелевской премии Сигрид Унсет (1882–1949) повествует о драматических событиях, связанных с ее бегством из оккупированной в 1940 году Норвегии в нейтральную Швецию, а оттуда — через Россию и Японию — в США....»

«Российская академия наук Институт русского языка им. В.В. Виноградова РУССКИЙ ЯЗЫК в научном освещении №1 (5) ЯЗЫКИ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ Москва ISSN 1681-1062 Научный журнал Основан в январе 2001 года...»

«Л. Г. Нижанковская (ЦГПБ им. В. В. Маяковского) CD "Городская скульптура Санкт-Петербурга на рубеже веков" как пример библиографического медиа-издания Политические преобразования в России в конце XX века привели к оживлению культурной жизни. В Петербурге произошел своеобра...»

«Анна БОЙКО НИО "Северный ветер" (Москва) К вопросу о рунических знаках Феху и Уруз Древние культуры оставили нам, современным людям, значительно количество информации, осмыслить которую мы не в силах до сих пор. Рунические символы – одно из звеньев этой длинной цепочки непознанного, таинственного и манящего...»

«Министерство общего и профессионального образования Свердловской области Государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования Свердловской области "Институт развития образования" Образование в региональном социокультурном пространстве Материалы всероссийского форума (с межд...»

«Владимир Буров Келейные иконы Соловецкого монастыря в ХVII веке Важный пласт монастырской культуры — иконы, находившиеся в монашеских кельях, до сих пор предан забвению. Исследователи традиционно пишут о произведениях станковой живописи, происходящих из соборов и часовен Соловецкого монастыря...»

«Министерство культуры Омской области МИХАИЛ КУЗИН ГОРОД СИНИХ РАССВЕТОВ Книга стихов ОМСК УДК 821.161.1-14 ББК 84(2Рос=Рус)6-5 К89 Кузин М.В . К89 Город синих рассветов. Книга стихов / Вступ. ст. О.Н. Григорьевой. – Омск, 2013. – 112...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики ГУК "Национальная библиотека Чувашской Республики" Минкультуры Чувашии...»

«Семинар "Социология религии" socrel.pstgu@gmail.com http//: socrel.pstgu.ru ISSN 2221-7320 Малые христианские коммьюнити во второй половине XX века. Обзор англоязычных источников по теме. Small Christian communities in the second part o...»

«Александр Алексеевич Успешный спортивный тренер. Эксперт в области физической культуры. Специалист в области диетологии. Мой канал на YouTube: https://www.youtube.com/user/TheAtletizm. Атлетизм...»

«Александр Федоров Трансформации образа России на западном экране: от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2015) Москва, 2015 Файл загружен с http://www.ifap.ru Фе...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Курганский государственный университет"Спорт и физичеСкая культура: теоретичеСкие и прикладные аСпекты научных знаний Материалы III международной научно-практ...»

«ПЛАН основных мероприятий Правительства РБ на сентябрь 2016 года № Сроки Ответственный за Наименование мероприятия Место проведения п/п проведения исполнение 1 . Торжественные мероприятия, посвященные Дню Знаний 1 сентября МР и ГО РБ Минкультуры РБ; РУМЦ (по с...»

«СЕЛЬСКО-ХОЗЯЙСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА КУЛЬТУРА ВЫСШИХ СОРТОВ ТАБАКА Практическое руководство к выращиванию и обработке высших сортов табака С оригинальными чертежами СОСТАВИЛ на основании полувекового личного опыта А. А. Мертц Издательство П. П. Сойкина Оглавление ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКЦИИ ПР...»

«Министерство физической культуры, спорта и молодежной политики Свердловской области Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Министерства физической культуры, спорта и молодежной политики Свердловской области как главного распорядителя средств обла...»

«СОГЛАСОВАНО Управляющий делами администрации города Л.В. Датская КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН мероприятий администрации города, городской Думы на март 2015 года 3 марта Заседание Общественного совета муниципального образования городского округа "Город Комсомольс...»

«Путешествие во Вьетнам. Восхождение на Фансипан Уровень подготовки Хорошая физическая форма от 113 789 руб. (1 680 USD) Ближайшая дата: 9 22 ноября 14 дней / 13 ночей Менеджер тура Новикова Надежда Телефон: +7 (495) 229-50-70 доб. 167 E-mail: chief@alpind...»

«Коллектив авторов Восстановление работоспособности спортсменов при занятиях гребным спортом "БИБКОМ" УДК 797.1 ББК 75.717.7 Коллектив авторов Восстановление работоспособности спортсменов при занятиях гребным сп...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.