WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«НАЦИОНАЛИЗМА ВЯЧЕСЛАВ КУЗНЕЦОВ КУЛЬТУРА СОЗИДАЮЩЕГО НАЦИОНАЛИЗМА КАК ВАЖНЫЙ КОГНИТИВНЫЙ ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ КУЛЬТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В XXI ВЕКЕ. (Серия статей из цикла работ по ...»

КУЛЬТУРА СОЗИДАЮЩЕГО

НАЦИОНАЛИЗМА

ВЯЧЕСЛАВ КУЗНЕЦОВ

КУЛЬТУРА СОЗИДАЮЩЕГО НАЦИОНАЛИЗМА

КАК ВАЖНЫЙ КОГНИТИВНЫЙ ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ

КУЛЬТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

В XXI ВЕКЕ .

(Серия статей из цикла работ по теме:

«Культура созидающего национализма». Статья третья)* КУЗНЕЦОВ Вячеслав Николаевич – член-корреспондент Российской Академии Наук, доктор социологических наук, профессор, Шеф-редактор журнала «Безопасность Евразии» .

Адрес в Интернете: Kuznetsovvn.ru .

Исследование становления, источников динамики национального, национализма, культуры созидающего национализма в представленном читателям цикле статей позволяет автору этой статьи сформулировать два тезиса как две гипотезы .

Первый тезис: суть национального, национализма во всех его видах (созидательного, равнодушного, разрушительного) – обозначить состояние и восприятие повседневности человеком, семьёй, народом через обретение смысла жизни; Значения своей мечты, позиции и поступка; своего Понимания смысла жизни и значения в этой жизни; своего доверия к Другому человеку, к диалогу с ним, к поиску компромиссов, правды и справедливости .

Таким образом, первый тезис обозначает глобальную и локальную, региональную новую повседневную реальность создания и функционирования стихийной идеологии и политики, мировоззрения народов .



Они самоуполномочили сами себя на соучастие, сотрудничество, солидарность для мира и безопасности для Всех, для себя. Смысл такой повседневной работы человека в личном качестве – осознание, понимание (когнитивное свойство) всеобщего и устойчивого востребования нового качества жизни: коммуникационной и когнитивной просвещённости и соучастия; надёжной и повседневной безопасности коммуникационного и когнитивного, национального и культурного .

Второй тезис: весна, лето 2012 года, весь 2011 год стали периодом стартовой оформленности нового обществоведения как в России, так и во многих других странах. Фактически вся третья статья, всё содержание журнала, в котором представлены и итоги моего исследования ориентированы именно на становление нового обществоведения. Тем не менее, уже можно говорить о втором сообщении (втором тезисе) на основе таких исследований .

Суть моего второго тезиса: за внешней видимостью первого всеобщего кризиса 2008–2010 годов, надвигающегося второго кризиса (август–октябрь 2012 * Первая публикация цикла: Кузнецов В. Становление основ культуры национального как культуры развития народов России, как культуры партнёрства народов. (Статья первая) // Безопасность Евразии, 2011, № 1. (Представлена на сайте в Интернете: Kuznetsovvn.ru) .

Статья вторая: Кузнецов В. Культура созидающего национализма: основы теории, методологии, институционализации в XXI веке // Безопасность Евразии, 2011, № 2 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) года, последующие месяцы и годы) просматривается Глобальный Вызов всем нам. Смысл Вызова – содействие в становлении нового Гуманистического Просвещения людей и народов, новой Культуры Гуманистического, Культурного, Национального, Народного, Безопасного .

В обоснование представленных соображений представляю все статьи первого номера журнала «Безопасность Евразии» за 2012 год, итоги исследований учёных нашей научной школы (школы Кузнецова) за 2008–2012 годы .

Здесь и сейчас полагаю необходимым представить итоговый тезис фундаментального и значительного исследования прошлого, настоящего и будущего народов России и многих других стран в трёх работах Евгения Максимовича Примакова в 2010–2012 годах: «Мир без России? К чему ведёт политическая близорукость». Новое доп. изд. (М., 2010); «Мысли вслух» (М., 2011); «Конфиденциально: Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX – начало XXI века)». 2-е изд. перераб. и доп. (М., 2012) .

«Проблема в том, что мировая цивилизация – это не только техникотехнологические инновации, – поясняет Е.М. Примаков в своей книге, изданной в 2012 году (подписана в печать 20.01.2012). – Она складывается из различных культурно-религиозно-политических потоков, из различных сохраняющих свою самобытность, но неуклонно сближающихся социально-культурных общностей. Складывается через их диалог. Именно этот диалог и переживает сегодня кризисное состояние. Показателем этого является в первую очередь бездумная одержимость НАТО во главе с США "экспортом" западной модели демократии в другие страны, притом с мусульманским населением. К тому же речь идет об "экспорте" с применением силы .

Еще недавно мир был разделен по идеологическому принципу. Человечество смогло с этим справиться. Раздел мира по религиозно-цивилизационному принципу – новая, я бы сказал, не менее серьезная угроза. Человечество должно найти в себе силы, чтобы одолеть и ее»1. (Выделено мною. – В.К.) .

1. ПО ДОРОГЕ К КУЛЬТУРЕ НАЦИОНАЛЬНОГО,

К КУЛЬТУРЕ СОЗИДАЮЩЕГО НАЦИОНАЛИЗМА

Важность и востребованность создания конструктивной социологической теории национального, национализма значительно обострилась для многих сфер жизнеобеспечения людей, семей, народов летом 2012 года. Суть тревожной динамики – обозначилась грозная динамика возможности «сложения», «умножения» социальных, культурных, мировоззренческих рисков во времени и пространстве повседневного; в самых разнообразных сферах национальных отношений; в ситуациях возникновения, функционирования разнообразных видов национализма. Ещё любопытней оформление в смыслах, структурах этой гуманитарной доминанты возможной новой волны российского, евразийского, глобального кризиса 2012–2013 созидающего, повседневного, повсеместного Субъекта: самоуполномоченного творца, труженика, аналитика, сомневающегося гражданина, просветителя, создателя идеологии развития России, создателя и Примаков Е.М. Конфиденциально: Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина ХХ – начало XXI века). 2-е изд. перераб. и доп. М., 2012. С. 408 .

422 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) «движителя» важнейшего общественного феномена России 2010–2012 «стихийная политика народа»* .

Речь идёт здесь о населении России, которое оформилось и осознало себя народом, нацией1 .

Именно «стихийная политика, стихийная идеология народа России» в реальных практиках 2010–2012 годов обозначили необходимость исследовать гуманитарные и социальные процессы и феномены в контексте коммуникационной (коммуникативной, коммуникативистской) парадигмы, которая наиболее полно, по мнению автора статьи, способна сформулировать новые требования к сути, смыслу обеспечения безопасности человека, семьи, народа, общества, России. События в Карелии, Краснодарском крае, Свердловской области, на Северном Кавказе, в Москве, во многих других регионах обострили именно проблему национального, коммуникационного, безопасного, когнитивного, культурного, идеологического, политического .

В третьей статье цикла «Культура созидающего национализма» автор, поэтому, основное внимание уделил трём взаимосвязанным вопросам .

Первый вопрос: почему в конструкте «национальная безопасность» в 2010–2012 годах самым остро востребованным и мало изученным функционирует фактор «национальное (национальная)»?

Второй вопрос: зачем обществу, народу в обоснование деятельности государства по обеспечению личной безопасности на 2012–2020 годы каждого человека, каждой семьи, народов, России предлагается статичная, устаревшая и малопонятная государственная политика безопасности, основанная на философии, социологии, экономике, политологии: угроза – ответ, вызов – ответ, опасность – ответ?

Третий вопрос: можно ли согласиться с тенденцией отделения феномена «национализм» (его генезиса; функционирования; необходимости блокирования, преодоления, устранения) от его основы, созидающего суперфеномена «национальное» (национальные, национальная и т. д.), обладающего огромным и всепроникающим потенциалом коммуникационного (коммуникативного)?

Особенностью контекста публикации третьей статьи в журнале «Безопасность Евразии» (2012, № 1) может быть названо такое обстоятельство: суть и структура ранее представленных в этом номере исследований фактически «выстраивают» когнитивное поле, содействующее развёртыванию смысла взаимосвязанного двойного феномена «национальное – созидающий национализм» .

Поясняю: в статье Э.Г. Кочетова раскрывается фундаментальное и уникальное свойство «национального – созидающего национализма» – концептуальное и органическое участие в диалоге, в общении с другим, в стремлении к пониманию Другого; в работе А.В. Кузнецовой впервые исследуется взаимообусловленность когнитивного и политического. В исследовании Е.В. Сапир представлен оригиАвтор статьи предложил здесь определённое преобразование феномена «стихийная политика населения», который убедительно обосновали известные учёные Н.П. Шмелёв и В.П. Фёдоров в разделе «Стихийная политика населения» совместной главы «Прогнозы и опасности (к вопросу об их адекватности)» книги «Россия в многообразии цивилизаций» (М., 2011. С. 834–838) .

Кузнецов В.Н. Основания современного мировоззрения. М., 2012; Кузнецов В.Н. Партнёрство .

М., 2011; Кузнецов В.Н. Идеология развития России. М., 2010; Кузнецов В.Н. Теория компромисса. М., 2010 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) нальный ракурс модели взаимодействия когнитивного – сетевого – безопасного в контексте геоэкономической парадигмы .

В статье Л.И. Сергеевой феномен «коммуникационная безопасность»

впервые рассмотрен как научная политологическая проблема, актуальная для исследования сферы национального и проблем национальной безопасности России в 2012–2013 годах .

С учётом таких предварительных соображений автор цикла статей «Культура созидающего национализма» (2011–2012 гг.) основное внимание в завершающей статье предполагает уделить трём особенностям «национального – национализма»: во-первых, культура национального как коммуникационное поле содействия обретению людьми, сохранению и упрочению смысла жизни. Во-вторых, национальное во взаимодействии с национализмом формирует необходимость (как когнитивность) создания единой гуманитарной парадигмы (геокультура + геоэкономика + геополитика + геоэкология) для функционирования генерального принципа предотвращения возникновения опасностей, угроз, рисков, вызовов на возможно ранней стадии для жизни и среды жизнеобеспечения человека, семьи, народа, общества и государства. В-третьих, основание культуры созидающего национализма состоит в неразрывности органической связи «национальное – национализм» при решающем доминировании национального как многообразия культуры коммуникационного .

2. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПТЫ, КОНСТРУКТЫ, КАТЕГОРИИ

Благодатные и тревожные события первого десятилетия XXI века, обусловленные многообразием реальной жизни человека в различных обстоятельствах, определяющих состояние мира, немира, невойны, войны выявили основной вектор его существования и сосуществования с самим собой, с Другим .

Самое предварительное структурирование содержательной стороны этой доминанты XXI можно представить так:

стремление к достойной жизни воспитывается через гуманитарное и культурное как движение к обретению смысла жизни;

гуманитарное, культурное, смысл жизни всегда воспринимается только в контексте, в среде своей семьи, народа, нации как национальное;

сущностным выражением для личного и группового восприятия наличного состояния человека становится осознание (когнитивный аспект) его Значения для себя и для других;

Смысл своего национального укореняется в повседневной жизни через восприятие другого национального, что выражается в потребности и реализации общения с другим (в коммуникации), в диалоге, в подтверждении (или неподтверждении) своей Значимости – в понимании значимости другого, другого национального;

в ходе накопления опыта взаимодействия с Другим формируется понимание взаимосвязи целей, идеалов, ценностей, интересов через осознание долга, обязанностей, ответственности перед другими, перед собой .

Теперь можно обозначить последовательность рассмотрения необходимых для исследования в этой статье понятий: нация, национальное, национализм, созидающий национализм, культура созидающего национализма; когнитивное, когнитивный фактор; безопасность, национальная безопасность, культура национальной безопасности; культура; коммуникация, коммуникационная безопасность .

424 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Первую группу концептов (нация, национальное, национализм) Нация .

я достаточно подробно рассмотрел в первых двух статьях, а Национальное .

Национализм также в своей книге «Основания современного мировоззрения», опубликованной в июне 2012 года1. Здесь отмечу два обстоятельства. Во-первых, проблема обеспечения национальной безопасности России через культуру созидающего национализма (предмет изучения в представленном исследовании) рассмотрена в контексте (внешнем и внутреннем) становления и функционирования именно национальной идеологии развития России, национального незападного мировоззрения, национальной модели (Московско-Шанхайского) миропорядка, национальной модели справедливого мироустройства .

Во-вторых, автор статьи ключевую роль в этом кластере концептов отводит понятию «национальное» в формальном, содержательном, процессуальном, эвристическом смыслах. Рабочий вариант концепта во второй статье цикла2, в книге «Основания современного мировоззрения»3 был сформулирован так: «национальное» можно определить так: это состояние и процесс особенного в жизни людей, групп, населения, этноса, народа, которые сознательно и последовательно учреждают на основе культуры и через культуру свой народ, своё государство, свою нацию в сообществе других народов, других государств, других наций .

Теперь, с учётом исследований диалога, понимания в вопросах обеспечения национальной безопасности России, осуществлённых Э.Г. Кочетовым4; с учётом исследований феноменов «коммуникация», «коммуникационная безопасность», представленных Л.И. Сергеевой5, необходимо сформулировать более полное определение концепта «национальное» .

Но сначала на основе исследований сферы коммуникационного

Э.Г. Кочетовым и Л.И. Сергеевой представлю своё понимание концепта «коммуникационное», которое, в рабочем варианте, можно сформулировать так:

это ситуация, состояние, процесс и результат личного и общего в осуществлении деятельности по созданию и учреждению достойного смысла жизни, его означиванию и пониманию; по формированию свойства свободы и ответственности, прав и обязанностей, доверия, справедливости, совести и чести в многообразии участия в личном качестве по производству и движению событий и сообщений .

С учётом представленного понимания понятия «коммуникационное» моя версия концепта «национальное» в представленном исследовании может быть сформулирована так: это состояние, ситуация, процесс и результат особенного в создании, восприятии и понимании своей, групповой, народной мечты, идеалов, ценностей и должного в формировании личной позиции, достойных Кузнецов В.Н. Основания современного мировоззрения: Социологические особенности мировоззрений 2012 года и последующих лет в контексте РИО+20. М., 2012 .

Безопасность Евразии, 2011, № 2. С. 404 .

Кузнецов В.Н. Основания современного мировоззрения... С. 29 .

Кочетов Э.Г. Миропонимание в условиях глобальных фазовых переходов: геоэкономический подход глобалистика гуманитарная космология (диалогистический контур) // Безопасность Евразии, 2012, № 1 .

Сергеева Л.И. Становление политики коммуникационной безопасности // Безопасность Евразии, 2012, № 1 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) поступков для означивания и учреждения созидающих культурных, гуманитарных, социальных, религиозных, военных взаимодействий для сохранения и защиты своей жизни, культуры, образа жизни, территории, языка, веры, исторической памяти, надежды на достойное будущее .

Важной поддержкой для моего исследования роли созидающего национализма в обеспечении национальной безопасности считаю перспективную формулировку конструкта «коммуникационная безопасность», обоснованную Л .

И. Сергеевой. По её мнению, «определение категории (конструкта) коммуникационная безопасность может быть представлено в такой формулировке: это состояние, процесс и результат обеспечения устойчивой защищённости смыслов жизнеобеспечения человека, семьи, общества и государства, их развития на основе мира и благополучия; защищённости содержания диалога, взаимодействий, сотрудничества народа, общества и государства; защищённость адекватности понимания событий, сообщений и сведений в информационных каналах всех видов; содействие в сохранении и укреплении доверия между людьми, их репутаций, их ориентированности на соблюдение законов, правил и процедур общения; защищённость их мечты, идеалов, ценностей, права на свою позицию и достойный поступок»1 .

Необходимость и желательность когнитивного подхода к изучеКогнитивное .

нию взаимодействий (гуманитарных, социальных) в сообществе Когнитивный сфер: культурного, коммуникационного, информационного, нафактор ционального, безопасного убедительно, на взгляд автора статьи, показали на примере феномена «образ мира» (очень важного для моей позиции в этой работе) О.Е. Баксанский м Е.Н. Кучер. «Появление в психологии категории "образ мира" первоначально связано с исследованиями восприятия, – констатируют они. – Исследователи данной когнитивной функции уже в самых ранних научных экспериментальных работах пришли к пониманию того факта, что восприятие субъектом реальности не происходит путем ее зеркального отражения. Результатом этого знания является необходимость выявления структуры, в которой фиксируется субъективное видение индивидом окружающего мира. В качестве такой структуры и вводится в психологическую науку категория "образ мира". При этом образ мира понимается как субъективное эмоционально-когнитивное образование, являющееся носителем индивидуального видения (в широком смысле) реальности, а, следовательно, и взаимодействие с ней. Таким образом, данная структура представляет собой нечто, опосредующее весь комплекс отношений субъекта с окружающим миром, вернее, с актуально значимой его частью .

Образ мира строится субъектом на основании извлекаемой из среды сенсорной информации и ее последующей когнитивной обработки. Говоря о данной категории, необходимо подчеркнуть, что под образом имеется в виду не только и не столько зрительная картинка, сколько модель событий реальности, оформленная в виде совокупности (а точнее, системы) доступных субъекту разномодальных ощущений»2 .

Важность и необходимость рассматривать фактор «национального», «созидающего национализма» как значительного фактора в обеспечении национальной Сергеева Л.И. Становление политики коммуникационной безопасности // Безопасность Евразии, 2012, № 1. С. 129 .

Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Когнитивный образ мира. М., 2010. С. 11–12 .

426 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) безопасности России обусловлена в реальной практике созданием реальной и повседневной безопасности человека, семьи, народа, общества в России 2012, самой России. Проблема, по мнению автора статьи, в значительном, тотальном завышении роли национализма (во всех его видах) в процессах жизнеобеспечения народов нашей страны. Это задача для общественной науки, для специалистов в сфере безопасности. Это задача для самих граждан, их общественных объединений: автор является сторонником позиции – безопасность слишком серьёзное дело, чтобы его полностью доверять только государству, специальным службам, сообществам уважаемых экспертов самых разных сфер .

В центре обеспечения безопасности людей и народов – национальное, культурное, коммуникационное, гуманистическое. Здесь повседневность, повсеместность, сотрудничество, соработничество, солидарность, соучастие, соответственность человека – общества – власти, народа – общества – власти. И это – трудно, требует ответственности, прозрачности, результативности, окультурирования, означивания, осправедливливания, омировоззренивания .

Концентрация внимания общества, экспертов, государственных структур, больших государственных денег на проблемах преодоления национализма – борьба с тенью, с последствиями упущений в работе с национальным .

Когнитивное – это одна из достойных, главных дорог к национальному, культурному, коммуникационному, гуманистическому. «Человек, по существу, – ученый, исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний для того, чтобы эффективно взаимодействовать с ним, – поясняют О.Е. Баксанский и Е.Н. Кучер. – Эта точка зрения на человека как на исследователя лежит в основе теоретических построений Дж.А. Келли, а также современной когнитивной ориентации в психологии. Его теория во многом явилась началом современной волны интереса к изучению того, как люди приобретают, преобразуют, репрезентируют, хранят и воспроизводят информацию об окружающем мире ··· когнитивные процессы (например, восприятие, память, внимание, решение проблем и т. д.) являются центральными в понимании функционирования человека и его активности в мире .

Можно сказать, что изучение когнитивных процессов, то есть того, как люди перерабатывают информацию, доступную им, и создают психическую репрезентацию своей реальности, фактически является сегодня доминирующей дисциплиной для всей гносеологии и психологии»1 .

Сферой проявления национального, культурноБезопасность .

го, коммуникационного, когнитивного, в предНациональная безопасность .

Культура национальной ставленном исследовании является вся сфера безопасности безопасности2 .

Безопасность – может быть определена как ситуация, состояние, процесс и результат; как сетевая устойчивая совокупность необходимых и достаточных факторов надёжно обеспечивающих: достойную жизнь каждого человека; защищённость всех структур жизнеспособности семьи, общества и государства; их цели, идеалы, ценности и интересы, их культуру и образ жизни, справедливость, традиции от неприемлемых рисков, от внутренних и внешних вызовов и угроз; способность эффективно предотвращать формирующиеся Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Когнитивный образ мира. М., 2010. С. 210–211 .

О сфере безопасности см.: Сергеева Л.И. Становление политики коммуникационной безопасности... С. 110 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) опасности на основе культуры компромисса по поводу благополучия и справедливости для Всех .

Гуманитарная безопасность – это ситуация, состояние, процесс и результат; это сетевая надёжная и устойчивая совокупность факторов: гуманитарных, социальных, культурных, религиозных взаимодействий эффективно обеспечивающих: достойную жизнь каждого человека; человеческое в человеке и достойный смысл его жизни; состояние защищённости человека, семьи, народа;

их целей, идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и культуры; необходимое и достаточное поощрение и развитие прав и обязанностей человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии .

Гуманитарная справедливость – это процесс и результат создания и передачи энергии и творческой воли гуманитарной позиции и поступков людей, с учётом масштаба, времени и пространства, во все сферы гуманитарных взаимодействий между людьми и народами, ориентированных на создание и понимание высшего смысла жизни, нравственности и культуры; на достижение счастья и свободы, достоинства и безопасности каждого человека, каждой семьи, каждого народа .

Идеологическая безопасность – это состояние защищённости человека, семьи, народа; их целей, идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и культуры; устойчивое, необходимое и достаточное поощрение и развитие прав и обязанностей человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии; защищённость формирования и конструктивного функционирования исторической памяти, российской мечты и смысла жизни на основе уважительного диалога, культуры мира и культуры патриотизма; защищённость достижения ими достойного качества и уровня благополучия, надёжной безопасности .

Национальная безопасность – ключевое, базовое понятие, характеризующее защищённость всех систем жизнеобеспечения общества, человека и государства, их целей, идеалов, ценностей, интересов от внутренних и внешних угроз, способность противодействовать, своевременно адаптироваться к новым условиям развития как в сфере природы, окружающей среды, так и к тенденциям, закономерностям мирового и национального развития. Безопасность государства зависит от интеллектуального потенциала, умений и воли народа .

Культура национальной безопасности – является процессом сохранения развития целей, идеалов, ценностей, норм и традиций человека, семьи и общества; справедливости; социальных институтов и сетей; обеспечения устойчивого и конструктивного взаимодействия людей с защищённостью их от неприемлемых рисков, угроз, опасностей и вызовов; эффективного предотвращения угроз на основе опережающей стратегической партнёрской культуры компромисса .

Полагаю, что можно отметить определённое содержательное и структурное единство и сопоставимость основных концептов и конструктов уже представленных читателям по ходу исследования в статье, что очень важно для обозначения предметного поля работы автора. В подтверждение такого суждения приведу интересные размышления С.Н. Бабурина, М.И. Дзлиева, А.Д. Урсула из 22 главы «Самоидентификация и самоопределение России» из их книги «Стратегия национальной безопасности России: теоретико-методологические аспекты» (М., 2012). «Особо остро перед Россией стоят многогранные вопросы ее места и роли в современном мире, внутриполитического устройства геополиЖурнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) тического и цивилизационного позиционирования, цивилизационной и геополитической самоидентификации, – отмечают они. – При этом следует отметить, что самоидентификация нации – это уяснение ею своих национальных особенностей и своего места в мире, осознание своих национальных интересов ··· Эти факторы выражаются в форме национальных интересов. Коренными, основополагающими национальными интересами России в наше время являются: территориальная целостность народа, его государственное самоопределение и политическое самоуправление; достойное место в мировом сообществе; процветание страны и населения на основе обеспечения прав личности и жизненного благополучия всех составляющих его социальных групп .

Именно национальные ценности и национальные цели определяют высшие внутренние определенности нации как системы, внутренней обустроенности национального бытия, т. е. существо, внутренних отношений власти и народа, определяющее формулу государственной власти и существо государственности России»1. (Выделено мною. – В.К.) .

В первых двух статьях за основу определения концепта «культуКультура ра» было взято суждение выдающегося мыслителя Д.С.

Лихачёва:

«Культура – это огромное целостное явление, которое делает людей из простого населения народом, нацией»2 .

Теперь я полагаю возможным преобразовать концепты «культура» (Лихачёв) и концепты «национализм», «национальное» (Кузнецов) в конструкт «созидающий национализм», который может быть определён так: это состояние, процесс и результат влияния культуры, культурного на сферу взаимодействия феномена «национальное – национализм», на феномен «национализм» в чётких рамках позитивного влияния на обеспечение выполнения национальной цели России, национальных ценностей, национальной идеи, национального мифа, национальной идеологии, национальной идентичности, национальной безопасности, национальной культуры, национального образа жизни, национальной обороны, сохранения национальной территории, национального менталитета .

Новый конструкт «культура созидающего национализма» может быть определён так: это ситуация, состояние, процесс и результат возникновения, конкретного учреждения и функционирования феномена «созидающий национализм» под влиянием и в контексте сферы национальной культуры России, её культуры диалога, Культуры Мира и Культуры Безопасности с понятной и эффективной ориентацией на культуру национальной безопасности России в единстве: личной безопасности граждан, общественной безопасности и государственной безопасности Российской Федерации .

Возможность предложенного подхода как идеологического и мировоззренческого синтеза предвидел выдающийся культуролог, философ, филолог М.М. Бахтин. Именно он в своих работах 20-х – 70-х годов ХХ века обосновал смысл и взаимосвязь ключевых концептов и конструктов темы предложенного здесь исследования: диалог, поступок, доверие, культура, значение, национальное, пространство, время, ответственность, участие (участность), понимание, смысл, язык, текст, коммуникация, контекст .

Бабурин С.Н., Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности России: теоретико-методологические аспекты. М., 2012. С. 402–403 .

Лихачёв Д.С. Культура как целостная среда // Лихачёв Д.С.Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб: СПб ГУП, 2006. С. 349 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Именно в его работах оказались заложены основы универсальности культуры и способности сохранения национального в своём содержании и структуре, в своей процессуальности, институционализации .

«Эта словесно-идеологическая децентрализация произойдет лишь тогда, когда национальная культура утратит свою замкнутость и самодовление, когда она осознает себя среди других культур и языков, – констатирует М.М. Бахтин. – Этим будут подрыты корни мифического ощущения языка, зиждущегося на абсолютном слиянии идеологического смысла с языком; будет вызвано острое ощущение границ языка – границ социальных, национальных и смысловых; язык раскроется в своей человеческой характерности; за его словами, формами, стилями начнут сквозить национально-характерные, социально-типичные лица, образы говорящих притом за всеми слоями языка без исключения и за наиболее интенциональными – за языками высоких идеологических жанров. Язык (точнее – языки) сам становится художественно-завершимым образом человечески характерного мироощущения и мировоззрения. Язык из непререкаемого и единственного воплощения смысла и правды становится одной из возможных гипотез смысла»1 .

3. СОЗИДАЮЩИЙ НАЦИОНАЛИЗМ КАК ВАЖНОЕ СУЩНОСТНОЕ

ВЫРАЖЕНИЕ КУЛЬТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОГО

Представленный читателям мой цикл статей «Культура созидающего национализма» в наибольшей степени инициирован и опирается на оригинальные и значительные работы о национализме, об этнополитике во взаимосвязи с проблемами национальной безопасности, которые в 2005–2011 годах осуществил известный политолог и философ Олег Алексеевич Бельков2 .

О.А. Бельков в своих исследованиях осуществил уникальный анализ национализма как самостоятельного феномена – идеологии, мировоззрения, организации, важнейшей проблемы для изучения всеми общественными науками .

Главная геополитическая доминанта его работ – изучение «сопряжения многонациональности общества и его безопасности»3 .

Известный экономист Эрнест Георгиевич Кочетов теме обеспечения национальной безопасности России через геоэкономическую доминанту исследования посвятил в 1999–2012 годах интересные и востребованные научным сообществом и широким кругом читателей фундаментальные книги, статьи, доклады4 .

Методологической и концептуальной, институциональной и процессуальной, эвристической доминантой моего подхода во всём цикле статей являются две Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 334–335 .

Бельков О.А. Этнополитическое измерение национальной безопасности России // Безопасность Евразии, 2011, № 2; Бельков О.А. Закон не дышло? // Безопасность Евразии, 2010, № 2; Бельков О.А. Толерантность: социальная норма или интеллектуальная притча // Безопасность Евразии, 2008, № 3; Бельков О.А. Этнополитика как общественное явление // Безопасность Евразии, 2007, № 4; Бельков О.А. Русский вопрос в современной России. Полемические заметки о «Русском проекте» // Безопасность Евразии, 2007, № 3; Бельков О.А. Национальное и национализм // Безопасность Евразии, 2005, № 4 .

Бельков О.А. Этнополитическое измерение национальной безопасности... С. 444–449 .

Кочетов Э.Г. Диалог. М., 2011; Кочетов Э.Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства. М., 2010; Кочетов Э.Г. Гуманитарная космология (дорога к новому мирозданию новых людей). М., 2006; Кочетов Э.Г. Глобалистика. М., 2002; Кочетов Э.Г. Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание: Новый ренессанс – истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас. М., 2001 .

430 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) линии: первая – геокультурная парадигма, вторая – линия единой гуманитарной парадигмы XXI века (геокультура + геоэкономика + геополитика) .

Теперь несколько соображений о способе моего исследования в этом разделе статьи .

1. Я стараюсь исследовать взаимообусловленность двух феноменов: национализма и национального. Сфера национального первична и тесно связана со сферами менталитетного, этнического, идентического, патриотического. Сфера национализма производна от сферы национального: она вторична. Национальное многолико вездесуще и устойчиво в течение столетий. Национализм возникает, функционирует и завершает своё существование на протяжении нескольких лет, десятков лет .

2. Национальное я рассматриваю в плотном взаимодействии со своим контекстом: здесь внешний контекст – национальное незападное гуманистическое мировоззрение 2012; внутренний контекст – теория национального развития России .

Устойчивой внешней средой национального является, по моему мнению, культура. Внутренняя среда национального – национальная, народная идеология развития России в XXI веке .

3. Для национализма, для созидающего национализма постоянным контекстом является национальное, культура национального, культура безопасности, культура менталитетного, культура патриотизма, культура идентического .

Рассмотрим такой геокультурный подход как гуманитарное измерение национального и как его институциональное измерение через патриотизм, культуру патриотизма* .

Основанием для социологических и политологических по сути выводов стали исследования молодёжи в Москве по проблемам консолидации российского общества (2004 г.), а также взрослого населения (Мордовия, Северная Осетия, Ярославская область – 2004 г.) по проблеме: состояние и развитие общенациональных идей способных консолидировать российское общество .

На протяжении веков патриотизм был важнейшей формой социальной связи общезначимого масштаба, закрепляясь в общественном сознании в качестве высшей идеи, главной общенародной традиции, способной объединять и сплачивать весь народ для решения сложных социальных задач экономического, политического и военного характера .

Но и сегодня идеи патриотизма находят широкий отклик в общественном сознании. Социологические исследования, проведённые Отделом социологии национальной безопасности и федерализма ИСПИ РАН в 2004 г. в трёх регионах России (Мордовии, Северной Осетии, Ярославской области), подтверждают основополагающую роль идей патриотизма в консолидации российского общества .

Результаты исследований доказали, что именно патриотизм является главной идеей «национального согласия» независимо от общественной ментальности .

Иными словами, выявлено наличие общих устойчивых взглядов, представлений, мировоззренческих позиций по проблемам патриотизма и консолидации российского общества у всех социальных и типологических групп с различным материальным достатком, социально-демографическими характеристиками, местожиРаздел статьи (сс. 431–451) подготовлен в соавторстве с А.В. Кузнецовой .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) тельством (регионы – город – село), уровнем образования, сферой социальной деятельности, религиозной, национальной, политической принадлежностью .

Отметим, что поставленная задача была реализована именно потому, что люди, объединённые в типологические группы по различным формализованным признакам, при этом имели одно основополагающее качество: они – «граждане России» .

Естественно, что исследованные молодёжные группы несколько «выбиваются» из других социальных и типологических групп в оценках факторов риска, угроз, общественной безопасности, консолидации, гражданственности и патриотизма, так как молодые люди находятся в начале своего жизненного пути, который всегда сопровождается поиском новых идеалов, смысла жизни .

Активный поиск жизненных целей российской молодёжи, форм её социальной самореализации происходит в условиях социальной неопределённости и зачастую лишает их необходимых общественно значимых ориентиров. Проведённые исследования в субъектах РФ показывают, что нередко молодёжь ещё не в состоянии адекватно оценивать возможные последствия от незаконных протестных действий, считая их справедливыми, так как они направлены на защиту их интересов и личной безопасности .

Становление и формирование духовно-нравственных ценностей у молодёжи (конкретно – патриотизма как высокой духовно-образующей ценности), сопровождается болезненными поисками верной идеологической направленности этого феномена .

Востребованность «культуры патриотизма» в исследованных молодёжных группах оказалась не столь очевидной по сравнению со старшими поколениями .

Поэтому перед учёными встала новая методическая задача: провести локальные опросы по однотипной методике в группах молодёжи с различными возрастными цензами и «контрольной группы» экспертов для более детального изучения патриотических позиций на мировоззренческом и вербально-поведенческом уровне в условиях различных факторов «социального риска» и значимых «угроз» национальной безопасности .

Социологический опрос проводился в Москве. Всего было опрошено 437 респондентов в московских школах, техникумах, вузах, научно-исследовательских институтах. Мегаполис был выбран не случайно. Социологические исследования и телефонные мониторинговые опросы населения, проводимые ИСПИ РАН в этом субъекте Федерации с 1992 г. по 2003 г., показывают значительный рост в последние 2–3 года национальной напряжённости на фоне неконтролируемых миграционных процессов и террористических актов1 .

Именно поэтому любопытно рассмотреть молодёжные группы как бы «изнутри», учитывая половозрастные и социальные характеристики, национальную и религиозную принадлежность, уровень материального достатка .

Вместе с тем, именно такой подход позволяет рассмотреть очень чувствительную особенность взаимодействия отдельного (становление мировоззрения молодого человека), особенного (формирование национального самосознания) и общего (понимание смысла миропорядка, мироустройства XXI века) .

–  –  –

Эмпирический объект состоит из трёх целевых групп (единиц эмпирического объекта) .

1. Первая возрастная группа молодёжи – учащиеся школ и техникумов (от 14 до 17 лет) .

2. Вторая возрастная группа молодёжи – студенты вузов (от 18 до 23 лет) .

3. Экспертная группа – учёные и преподаватели вузов и научноисследовательских институтов (от 30 лет и старше) .

Социальные группы внутри единиц эмпирического объекта1:

I группа – пол (мужчины и женщины) .

II группа – национальность (русские и «другие»)2 .

Социологические группы внутри третьей единицы эмпирического объекта (эксперты) не рассматривались, так как не входили в предмет социологического анализа .

Во II группе, кроме русских, все другие национальности, попавшие в социологический опрос, изза их малочисленности были объединены в одну подгруппу – «другие» .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) III группа – условно разделена на четыре подгруппы на основании оценок респондентами материального благополучия своей семьи: «богатые», «обеспеченные», «малообеспеченные», «бедные»1 .

Мировоззренческие группы внутри единиц эмпирического объекта:

Первая мировоззренческая типология построена на самооценке респондентов по отношению к религии и атеизму и характеризует уровень религиозности и атеизации:

– верующие;

– колеблющиеся между верой и неверием;

– неверующие;

– атеисты .

Однако в ходе исследования группы неверующих и атеистов были объединены, так как наполняемость групп атеистов в целевых группах молодёжи и экспертов оказалась ниже возможного социологического минимума для объективного анализа .

Вторая мировоззренческая типология – гипотетическая – выстроена на трёх агрегирующих показателях патриотизма .

I. Группа «патриотов» сформирована на положительной оценке индикаторов патриотизма: «Да, горжусь, что я – россиянин»; «Считаю себя патриотом России»; «Основное содержание общенациональной идеи должно составлять понятие "патриотизм"» .

II. Группа «космополитов» сформирована на отрицательных оценках индикаторов патриотизма: «Нет, я не горжусь, что я – россиянин»; «Я не считаю себя патриотом России»; «Основное содержание общенациональной идеи не должно составлять понятие "патриотизма"» .

В социологический анализ феномена патриотизма входило значительное число предметных показателей, а также ряд факторов социального характера, на основании которых было составлено достаточно объективное представление об идейной направленности патриотических позиций целевых групп респондентов .

В определении направленности патриотизма групп школьников, студентов и экспертов учитывалось, что становление мировоззрения происходило в различные исторические периоды развития и трансформации политического, социальноэкономического строя российского государства. Вполне вероятно, что направленность патриотических позиций в этих группах будет существенно различаться .

Формирование мировоззренческих взглядов и представлений через мироощущение, мировосприятие и миросозерцание – длительный процесс, однако к 14 годам у подростка складывается достаточно чёткая картина окружающего мира во всех спектрах духовных образований: идеологических, политических, правовых, нравственных и т. п .

Становление мировоззренческих позиций первой возрастной группы молодёжи (14–17 лет) происходит в период путинских реформ (1999–2004), направленных, в первую очередь, на восстановление и укрепление российской государственности, возвращения России статуса сверхдержавы, в условиях нависшей угрозы национальной безопасности. В то же время реформирование государства происходит в обстановке глубоких национальных потрясений, сопроВ ходе социологического анализа рассматривались только две группы по уровню материального дохода «обеспеченные» и «малообеспеченные», так как другие группы «выпали» из дальнейшего рассмотрения в связи с низкой эмпирической наполняемостью .

434 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) вождающихся ростом напряжённости и национальной отчуждённости, особенно в крупных мегаполисах .

У второй возрастной группы молодёжи – студенты (18–23 лет) формирование мировоззренческих позиций идёт с горбачевской «перестройки» до конца правления Ельцина (90-е гг. ХХ столетия). Этот период развития российской истории может быть охарактеризован как «космополитизация патриотизма», когда искажение и отрицание ценности патриотизма осуществлялись активно и целенаправленно.

Важнейшими из ценностей провозглашались «общечеловеческие ценности»:

свобода и индивидуализм. Шло планомерное (через массированное воздействие СМИ) игнорирование традиционных духовно-нравственных, историко-культурных ценностей народов России .

Третья, изучаемая целевая группа – эксперты (старше 30 лет), естественно, свои главные мировоззренческие ориентиры получила в советский период развития российской истории. Политика государства патриотическому воспитанию граждан придавала первостепенное значение. Патриотические позиции обрели в России статус государственной идеологии и официально принятой морали. Однако патриотизм ограничивался только одним объектом любви: к государству, Державе, Отечеству .

Отметим, что позитивное научное знание о феномене патриотизма, получившее определённое приращение по ряду направлений в условиях советского периода развития, не должно игнорироваться .

Социологический анализ развёртывался в трёх направлениях:

– социальное самочувствие и защищённость молодёжи от («рисков» и «угроз» национальной безопасности1;

– политические предпочтения молодого поколения;

– развитие «культуры патриотизма» в молодёжной среде .

Выводы делались на основе эмпирического материала, полученного через простые процентные распределения, двойные и тройные корреляции основных социальных и мировоззренческих групп с набором агрегирующих показателей (блоками) оценок, мнений, взглядов разных сфер функционирования общества и государства .

Исследуем позиции «патриотов» и «космополитов» по отношению к предложенным социальным рискам «разъединения россиян» (см. табл. 1). Ранжирование ответов проводилось по экономическим, духовно-нравственным, политическим, национальным и религиозным факторам «риска» .

Полученные результаты показывают, что, несмотря на одинаковые ранговые значения «социальных рисков» в экономической («расслоение на богатых и бедных» – 1-е место) и духовно-нравственной сферах («падение уровня духовности и культуры» – 2-е место»), количественные показатели этих «социальных рисков» у «патриотов» на 10–12-процентных пунктов выше по сравнению с «космополитами». Стабильно третье место по значимости занимают «национальные предубеждения» и в первой, и во второй возрастных группах молодёжи .

Рассмотрим значимые факторы, консолидирующие россиян. Опрос возрастных групп молодёжи показал, что в рейтинговом анализе факторов «победили»: культурные традиции, язык, историческая память, общность территории и национальная принадлежность (см. табл. 2) .

Анализ типологических групп «патриотов» и «космополитов» был подключён на этапе изучения политических и патриотических предпочтений и ориентаций .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Таблица 1 Что, по Вашему мнению, разъединяет россиян?

(2004 г. В % от числа опрошенных в группах, ранги)* Школьники Студенты Эксперты разъединения россиян «Социальные риски»

–  –  –

% % % % % % %

–  –  –

Из данных материалов приведённых в табл. 4 выявлено, что основной социальной базой пополнения рядов «объединителей» выступают русские люди с низким уровнем материального дохода, патриотической ориентации .

Социологический поиск «консолидирующих» идей вёлся через показатели, характеризующие:

–  –  –

Студенты в целом оказались более патриотично настроены в оценке содержания консолидирующей идеи. Первые места заняли «патриотизм» и «наЖурнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) циональная гордость», далее «права человека», «безопасность», «державность», «духовность» и «общественный порядок» (от 56 до 35% от числа опрошенных в группе) .

Эксперты на первое место поставили «патриотизм», затем «социальную справедливость» и «равенство», далее «державность», «права человека» и «национальную гордость» (от 56 до 35% от числа опрошенных в группе) .

«Патриоты»-школьники по направленности патриотического сознания отличаются от «патриотов»-студентов и тем более от «патриотов»-экспертов, так как понятие «интернационализм» даже не упоминается в их списке значимых идей «национального согласия» .

Факт идеологического размежевания между «патриотами» и «космополитами» не вызывает сомнений. К первой группе понятий с высоким уровнем номинаций «космополиты» во всех целевых группах отнесли «права человека» (1-е место) и «безопасность» (2-е место). Понятия «патриотизм» и «державность» у них поднимаются не выше 5-го и 6-го места. В два раза реже групп «патриотов»

они отмечали «державность» (возвращение России статуса сверхдержавы) .

Можно сделать вывод, что в ряду наиболее популярных идей консолидации у молодёжных групп первое место уверенно занимают «патриотизм», «национальная гордость» и «права человека», затем «безопасность» и «общественный порядок» .

Можно и необходимо сделать ещё один важный вывод, что мировоззрение и культура патриотизма, определяя главный смысл гуманитарного измерения мироустройства, могут и должны быть представлены в структуре не-Западной модели мироустройства XXI века .

Прежде всего, отметим, что культура патриотизма как политологическая и социологическая категория несёт в себе, выражает и проявляет идеальный смысл, значение и содержание общественных взаимодействий, отношений и связей. Этот смысл, значение и содержание предстают в виде необходимости утверждения органической целостности всего человеческого мира как социальности иного, высшего типа, непосредственно вырастающей из самой природы Человека .

Осознание такой необходимости возникло не сегодня, и уже имеет достаточно длительную историю. «В историческом процессе, – писал, например, В.С. Соловьев, – всё более и более обнаруживается действие сил, объединяющих человечество, так что исключительное национальное обособление становится физическою невозможностью. Повсюду сознание и жизнь приготовляются к усвоению новой, истинной идеи патриотизма, выводимой из сущности христианского начала: "в силу естественной любви и нравственных обязанностей к своему отечеству полагать его интерес и достоинство главным образом в тех высших благах, которыя не разделяют, а соединять людей и народы"»1. (Выделено нами. – А.К. и В.К.) .

Органическая целостность человеческого мира утверждается лишь на основе объективного единства основных составляющих реальной действительности: природы, общества и сознания, для чего необходим переход к новой, интегральной культуре, частью которой и выступает новый патриотизм, культура патриотизма, современное мировоззрение .

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Т. 47. Патриотизм. С. 37–38 .

440 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

Характеристики социального самочувствия молодёжной среды в исследовании*, определялись агрегирующими показателями их оценок:

1) социального развития;

2) социальной защиты государством норм демократического общества;

3) эффективность форм социальной защиты личных прав и готовности отстаивать свою безопасность;

4) наиболее значимых «рисков», «угроз» и «субъектов угроз» .

Выявим поочерёдно отношения всех изучаемых социальных и мировоззренческих групп к указанным агрегирующим показателям .

1. Итак, социальное развитие молодёжи характеризовалось их оценкой удовлетворённости материальным положением, учёбой, экологической обстановкой и жизнью в целом .

Анализ социологических данных, полученных в результате опроса молодёжных групп, выявил в целом значительную степень риска жизнеобеспечения и социального расслоения во всех исследуемых группах по признакам: пола, дохода, принадлежности к религии и к определённой национальности .

Разница состоит лишь в степени социального риска в молодёжных группах. Школьники по всем показателям оценили свой уровень жизнеобеспечения выше, чем студенты и эксперты1, 48% школьников, 27% студентов и 24% экспертов удовлетворены своим материальным положением. До 65% школьников и 63% студентов удовлетворены своей жизнью в целом (в отличие от экспертов – 45%). Однако в трудовом (учебном) процессе школьники и студенты намного меньше испытывают чувство удовлетворённости по сравнению с экспертами (соответственно, 39, 33, 58%). Изучая группы молодёжи по социальным признакам, отметим, что меньше удовлетворены своим материальным положением девушки, нерелигиозная молодёжь русской национальности. По другим социальным показателям значительной разницы в оценках не наблюдается. Отрадно отметить, что у молодого поколения формируется активная жизненная позиция к окружающей социальной действительности. Их беспокоит не только личный комфорт, но также проблемы государства и народа в целом. Они не замыкаются на личностном, обывательском мирке, а осознаются частью системы «личность – общество – государство». Так, несмотря на то, что более 60% из молодёжных групп удовлетворены своей жизнью в целом, нынешнюю жизненную ситуацию в стране они оценивают негативно (школьники – 45%, студенты – 52%, эксперты – 61%). Негативная оценка этого социального показателя фиксируется индикаторами различных форм социального протеста: «Пали духом, утратили надежду на улучшение жизни»; «Недовольны, но активно пытаются улучшить своё положение (ждут дополнительный источник доходов, работу и т. п.)»; «Готовы идти на баррикады в прямом смысле слова» .

–  –  –

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Эмпирические материалы социологического опроса показали, что защита интересов и личная безопасность со стороны государства неэффективна. Только 4% экспертов, 9% студентов и 11% школьников посчитали, что их интересы достаточно защищены, и им ничего не угрожает .

В условиях кризисных процессов, затрагивающих все структуры государственной власти снизу доверху, готовность защитить свои интересы и решать проблемы личной безопасности респонденты целевых групп предпочитают в значительном большинстве через межличностные отношения («обращусь к друзьям, знакомым, родственникам» – 46, 48, 58%, соответственно). Активную жизненную позицию в защите своих интересов проявили более трети респондентов в молодёжных группах и более 40% экспертов. Третье и четвёртое места в защите интересов граждан поделили государственные структуры власти и общественные, правозащитные организации. Вербальную готовность отстаивать свои интересы и права в протестных действиях выразили 24% школьников, 22% студентов и 19% экспертов. И если студенты и эксперты будут участвовать в действиях, разрешённых законодательством, то школьники готовы участвовать в противоправных протестных действиях (7% у них отметили позицию: «готов участвовать в насильственных действиях») .

В процессе изучения социальных и мировоззренческих подгрупп школьников и студентов наметилась независимо от целевых групп следующая тенденция: чаще обращаются за помощью в отстаивании своих интересов к друзьям, знакомым, родственникам, а также в общественные, правозащитные организации молодые люди нерусских национальностей, с высоким уровнем материального дохода, неверующие. Молодёжь русской национальности, верующая, с низким уровнем материального обеспечения чаще вышеуказанной группы обращается за помощью к органам государственной власти, но обладает большей социальной активностью в протестных формах деятельности .

4. «Риски» и «угрозы» общественной безопасности .

Более дифференцированный анализ показателей социальных угроз показал, что в числе первых девяти угроз общественной безопасности первая молодёжная группа по степени значимости ставит их в следующем порядке:

1) организованная преступность (53%);

2) безработица (48%);

3) неконтролируемый поток мигрантов (42%);

4) коррумпированность властей на всех уровнях (40%);

5) дороговизна жизни (40%);

6) экологическая обстановка (36%);

7) расслоение на богатых и бедных (27%);

8) межнациональные отношения (23%);

9) религиозная вражда (23%) .

Вторая молодёжная группа проранжирована по степени важности угрозы общественной безопасности в несколько ином порядке:

1) коррумпированность властей на всех уровнях (70%);

2) расслоение на богатых и бедных (41%);

3) организованная преступность (37%);

4) безработица (32%);

5) межнациональные отношения (30%);

6) неконтролируемый поток мигрантов (27%);

444 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

7) экологическая обстановка (25%) .

Для дальнейшего анализа тенденций и оценок социально-политических и идеологических процессов в российском государстве важно зафиксировать хотя бы первые, самые значительные угрозы «риска» в социальных, типологических и мировоззренческих группах молодёжи .

Девушки-школьницы –

1) организованная преступность;

2) безработица .

Девушки-студентки –

1) коррумпированность власти;

2) организованная преступность .

Юноши-школьники –

1) неконтролируемый поток мигрантов;

2) организованная преступность .

Юноши-студенты –

1) коррумпированность властей;

2) расслоение на богатых и бедных .

«Обеспеченные» школьники –

1) организованная преступность;

2) безработица .

«Обеспеченные» студенты –

1) коррумпированность властей;

2) организованная преступность .

«Малообеспеченные» школьники –

1) организованная преступность;

2) дороговизна жизни .

«Малообеспеченные» студенты –

1) коррумпированность властей;

2) расслоение на богатых и бедных .

Школьники русской национальности –

1) организованная преступность;

2) неконтролируемый поток мигрантов .

Студенты русской национальности –

1) коррумпированность властей;

2) расслоение на богатых и бедных .

Школьники других национальностей –

1) организованная преступность;

2) религиозная вражда .

Студенты других национальностей –

1) коррумпированность властей;

2) организованная преступность и межнациональные отношения .

Школьники-«верующие» –

1) организованная преступность;

2) безработица .

Студенты-«верующие» –

1) коррумпированность властей;

2) расслоение на богатых и бедных .

Школьники, «колеблющиеся» между верой и «не верой» – Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

1) организованная преступность;

2) безработица .

Студенты, «колеблющиеся» между верой и «не верой» –

1) коррумпированность властей;

2) экологическая обстановка .

Школьники-«неверующие» –

1) неконтролируемый поток мигрантов;

2) дороговизна жизни .

Студенты-«неверующие» –

1) коррумпированность властей;

2) расслоение на богатых и бедных .

Следовательно, изменение приоритетов социальных угроз в группе школьников зафиксировано в подгруппах по признакам пола, национальности, религии .

На первый план, кроме социальной угрозы: «организованная преступность», вышли угрозы: «неконтролируемый поток мигрантов» и «религиозная вражда» .

В группе студентов изменения приоритетов «социальных угроз» наблюдается во всех подгруппах: обеспеченных девушек, колеблющихся между верой и неверием, нерусских национальностей. Первое место неизменно занимает «коррумпированность властей на всех уровнях». Второе место поочерёдно занимают организованная преступность, межнациональные отношения или экологическая обстановка .

Вызывают тревогу возрастные показатели социальных «угроз» в системе внутренних «угроз» общественной безопасности, связанных с межличностными контактами молодёжи в сфере национальных и религиозных отношений. Эмпирические данные показателей десяти предложенных «социальных рисков» разъединения россиян только укрепляют эту тревогу. На поставленный вопрос: «Что, по Вашему мнению, более всего разъединяет россиян?», – обе возрастные группы молодёжи на первое место, конечно, поставили социальный риск «расслоение на богатых и бедных», на второе место – «падение уровня духовности и культуры», но на третье место – «национальные предубеждения». При социологическом анализе подгрупп в группе юношей школьников с различным уровнем материального дохода, неверующих «других» национальностей – «национальные предубеждения» переместились на второе место, а нерелигиозные школьники на второе место по рейтингу выдвигают кроме национальных и религиозные предубеждения. В группе студентов только мировоззренческая подгруппа «неверующие» на второе место поставила «национальные предубеждения». Любопытно, что позиция экспертов в оценке «социальных рисков» разъединения россиян «национальные предубеждения» в структуре «рисков» ставит на шестое место .

На данном этапе логической схемы социологического поиска считаем обязательным подключение к анализу сформированных мировоззренческих групп, условно обозначенных как «патриоты» и «космополиты», для подтверждения высказанной в методологической части работы гипотезы о приоритете историкополитических условий в формировании направленности патриотических представлений и взглядов личности .

В процессе анализа мы постоянно «натыкаемся» на национальный вопрос. «Риски» и «угрозы» межнациональных отношений в Москве, как показывают мониторинговые исследования ИСПИ РАН и данные настоящего исследования, в мегаполисе – очень велики. Они свидетельствуют, что за последние годы 446 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) этническая и конфессиональная структура московского мегаполиса серьёзно усложняется. В настоящее время в Москве проживает до 150 наций и народностей России, представители дальнего и ближнего зарубежья. Идёт резкая интенсификация притока переселенцев при одновременном естественном сокращении численности коренных жителей .

Изменение национального состава столичного мегаполиса за счёт легальных, а по большей части нелегальных мигрантов не может рассматриваться как «успех» национальной политики правительства Москвы. Несмотря на то, что Москва – традиционно интернациональный российский мегаполис, демографическая проблема с увеличением нерусского населения (многотысячных азербайджанских, армянских, грузинских, чеченских, таджикских и многих других среднеазиатских и кавказских диаспор) вышла в разряд наиболее актуальных .

Данные социологических исследований ставят на повестку дня вопрос о том, что ассимиляционные возможности Москвы находятся на пределе. Быстрое увеличение числа миграционных потоков создаст атмосферу, во-первых, нетерпимости, неприязни между различными этническими группами, во-вторых, противостояния «коренного населения» приезжим. Отношение интернационализма и национальной терпимости неизбежно утрачивается при осознании коренной национальностью, что её этнический статус русских резко снижается .

Отметим, что национальные отношения в молодёжной среде имеют свои характерные специфические черты. Подростковому возрасту более присущи признаки национальной нетерпимости, этноцентричности по сравнению со старшими молодёжными группами. В условиях высочайшего драматизма развития межнациональных отношений в мегаполисе эти черты проявляются достаточно активно. Треть респондентов первой возрастной молодёжной группы (32%) считают, что «в Москве имеет место сильная межнациональная напряжённость и возможны конфликты» .

Диаграмма 1 Оценка целевыми группами и мировоззренческими группами «патриотов» и «космополитов» состояния межнациональных отношений в Москве (2004 г. В % от числа опрошенных в группах)

–  –  –

Почти в три раза меньше респондентов второй молодёжной группы (студенты) имеют подобные крайние позиции. Тем не менее, в целом уровень межнациональной напряжённости все три целевые группы оценивают как высокий .

«Имеется межнациональная напряжённость» или «налицо сильная межнациональная напряжённость, возможны конфликты», – отмечают 73% школьников, 62% студентов и 78% экспертов .

Анализ оценок группами «патриотов» и «космополитов» межнациональных отношений в городе, некоторых национальностей, религий и религиозных организаций позволил определить особенность патриотических позиций школьников, студентов и экспертов в этих сферах .

Первое. Все молодёжные патриотические группы выше групп «космополитов» определили крайнюю степень национальной напряжённости (см. диаграмму 1). Второе. У «патриотов» также есть лидеры в оценке сильной межнациональной напряжённости. Это – школьники. Третье. В группе экспертов у «патриотов»

и «космополитов» практически нет различий в оценке уровня межнациональной напряжённости .

Эмпирические данные (см. табл. 8 и 9) характеризующие отношение целевых и мировоззренческих групп к тем или иным национальностям, религиям и религиозным организациям подтверждают следующие выводы .

–  –  –

1. Школьники-«патриоты» имеют более высокую степень национальной и религиозной предубеждённости в сравнении со школьниками-«космополитами»

(более чем в 2 раза). На первом этапе изучения патриотизма выявлено, что он характеризуется чётко выраженными националистическими чертами .

2. Позиции студентов-«патриотов» не так резко отличаются от позиций студентов-«космополитов» в оценке негативных отношений к национальностям и религиям. Патриотизм студентов в большей степени несёт признаки национальной терпимости и религиозного индифферентизма .

3. Патриотизм экспертов несёт интернациональный характер с толерантным отношением к другим религиям, что нельзя сказать об экспертах-«космополитах». Их национальная и религиозная нетерпимость почти в два раза выше этих позиций у «патриотов» .

4. Как показывает социологический анализ, «социальным рискам» чаще подвержены школьники с патриотическими ориентациями, юноши русской национальности, нерелигиозного мировоззрения с невысоким уровнем материального дохода .

*** Становится всё более очевидным факт продолжающегося роста «социальных рисков» в национальных отношениях. Однако, как когда-то сказал 450 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Ф.М. Достоевский: «Не путайте патриотизм с административным энтузиазмом?» .

Конечно, одной Москве – субъекту Федерации – эту проблему не поднять .

Необходимо сформулировать государственную концепцию национальной политики в рамках общей проблемы городов-миллионеров, в которых достижение межнациональной консолидации невозможно без чёткого представления о приоритетах задач, направленных на более полное удовлетворение интересов национальных групп населения, особенно коренных жителей .

*** Добавим, что в сегодняшних условиях без изменения национальной политики в области демографии, социально-экономических и этнокультурных проблем пропагандой идеи патриотизма консолидацию общества не сохранишь и не укрепишь российскую государственность .

Тем не менее, именно культура патриотизма в структуре МосковскоШанхайской модели миропорядка, как политическая доминанта современного мироустройства является источником саморазвития и энергетики в движении к справедливому мироустройству XXI века; к незападному мировоззрению 2012 года; к культуре национального, к культуре созидающего национализма .

Таким образом, перед всем спектром общественных наук России весной 2012 года чётко обозначилась острая необходимость перейти от участия и влияния на формирование национального гуманистического мировоззрения к постоянному, доброжелательному и эффективному мировоззренческому воспитанию и самовоспитанию каждого молодого человека .

4. КУЛЬТУРА СОЗИДАЮЩЕГО НАЦИОНАЛИЗМА – КОГНИТИВНЫЙ ФАКТОР

«ПОНИМАЮЩЕЙ» БЕЗОПАСНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО

Есть самые предварительные основания предположить, что именно на платформе национального начинают «складываться», «выстраиваться» такие важные сущностные свойства человека как:

обретение смысла события;

«складывание» смысла жизни;

становление мечты, идеалов, ценностей;

понимание смысла жизни, своих и общих интересов;

обретение важности понимания Значения себя в этом мире, присвоение значений (означивание) фактам, ситуациям, событиям;

овладение навыками общения, диалога, понимания конфликтов, умения искать и достигать компромиссов;

потребность в правде, учреждении справедливости;

стремление к честности, совестливости;

умение и желание нести ответственность, исполнять обязанности и долг .

Такое возможное толкование роли национального, в когнитивном подходе, может обосновать трансформацию конструкта «национальная безопасность» в конструкт «культура безопасности национального» .

В ходе общероссийского социологического исследования с участием автора этой статьи, «Культура безопасности современного российского общестЖурнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) ва» (оно было проведено в ИСПИ РАН в феврале 2002 г.)1, проблеме взаимосвязи мировоззренческого, идеологического, национального, безопасного, идентического и менталитетного было уделено значительное внимание .

Под менталитетом в исследовании понимаются исторически сложившиеся групповые умонастроения, представляющие собой сплав ценностей норм, установок в их когнитивном, эмоциональном и поведенческом выражении.

В концепции исследования основные менталитеты классифицируются на основе фундаментальных философских универсальных категорий, выстроенных по следующим оппозициям:

– духовное – материальное;

– мягкое – твёрдое (безнаказанное – жестокое);

– индивидуальное – общественное;

– справедливое – несправедливое;

– доброе – злое .

Образованные таксоны характеризуют следующие типы менталитета российского общества:

– Коллективистско-социалистический (материальное, твёрдое, общественное, справедливое, доброе);

– Православно-христианский (духовное, мягкое, общественное, справедливое, доброе);

– Индивидуалистско-капиталистический (материальное, твёрдое, индивидуальное, независимое, злое);

– Криминально-мафиозный (материальное, твёрдое, индивидуальное, справедливое, злое) .

Важное значение для определения характера мировоззренческого имеет иерархия социальных ценностей личности, а также общий фон социальных настроений, классовая самоидентификация личности. В концептуальной модели исследования были выделены три блока ценностей .

– Ценности – выживания (здоровье, семья, благополучие) .

– Ценности – развития (образование, работа, общение) .

– Ценности – самоутверждения (богатство, романтика) .

По общему фону социальных настроений и эмоциональной реакции на существующие риски и угрозы социальные субъекты мировоззренческой сферы делятся на оптимистов, пессимистов, уверенно спокойных и напряжённо-обеспокоенных.

По типу поведенческих реакций на возникающие вызовы и угрозы, выраженные на вербальном уровне, объекты наблюдения классифицируются следующим образом:

– пассивная, апатичная реакция;

– правовое, институциональное решение проблем;

– делинквентное поведение;

– протестное поведение;

– экстремальное поведение .

По характеру классовой самоидентификации носители мировоззренческой сферы классифицируются по следующим группам:

– «низший класс»;

Кузнецов В.Н. Культура безопасности современного российского общества. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2002 .

452 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

– «низший средний класс»;

– «средний класс»;

– «высший средний класс» .

Указанные аспекты анализа мировоззренческой сферы стали главными элементами структуры концептуальной модели исследования .

Операциональная модель исследования и эмпирическая интерпретация основных понятий. Исходя из целей и задач исследования для каждого термина и понятия, с помощью которых описывается общая модель формирования и функционирования мировоззренческой сферы российского общества, были определены основные показатели, а также отобраны их эмпирические референты .

Прямая эмпирическая интерпретация осуществлялась через следующие операциональные определения:

1. Определение основных уровней культуры безопасности и оценка масштабов рисков для общества, личности, государства .

«Личностный уровень» – выявлялся через показатель обеспокоенности прямыми угрозами своему выживанию (фундаментальным основам жизнедеятельности) .

Основные переменные (риски):

– угрозы жизни, здоровью, имуществу, нужда, бедность, потеря работы, жизненных перспектив, смысла жизни, плохие жилищные условия .

«Общественный уровень» – выявлялся через показатели оценки характера угроз, стоящих перед российским обществом .

Основные переменные (риски):

– высокая смертность, забвение духовных ценностей народа, культ обогащения и силы, наркомания, преступность, угроза фашизма, национализма, сильное расслоение общества, нарушение прав и свобод человека .

«Государственный уровень» – выявлялся через показатель оценки угроз безопасности Российского государства .

Основные переменные (риски):

– сепаратизм, войны, терроризм, организованная преступность, коррупция, межнациональные и этнические конфликты, возможность военного нападения извне .

2. Изучение общего фона социально-психологических состояний осуществлялось через показатель самооценки преобладающего в последнее время настроения .

Эмпирические референты социальных фрустраций:

– «чувство опасности, безысходность, страх»;

– «эмоциональное напряжение»;

– «чувство беспокойства»;

– «неуверенность» .

Эмпирическими референтами чувства уверенности и оптимизма являются следующие индикаторы:

– «очень хорошее, приподнятое настроение»;

– «спокойное, уверенное» .

3. Изучение основных внутренних и внешних аспектов мировоззренческой сферы осуществлено через набор показателей, отображающих следующие уровни:

Внутренние аспекты:

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

– когнитивно-установочный – выбор по оси «лучше оправдать преступника, чем осудить невиновного»; «лучше осудить невиновного, чем оправдать преступника», выбор альтернатив «отменить мораторий на смертную казнь», «шире пропагандировать идеи ненасилия и гуманизма», «ужесточить ответственность...» и др.;

– эмоционально-оценочный уровень: индикаторы: «чувство опасности, страха», напряжённости; поле личностных, социальных, экономических проблем и угроз, беспокоящих респондента;

– вербально-поведенческий – показатель готовности действовать определённым образом в случае опасности .

Индикаторы пассивной апатичной реакции: «ничего не буду делать» .

Индикаторы институционного решения проблем: «обращусь в суд, милицию»... в общественные организации .

Индикаторы делинквентного поведения: «обращусь к криминальным авторитетам» .

Индикаторы протестного поведения: «буду участвовать в митингах, демонстрациях, забастовках» .

Индикаторы экстремальных действий: «возьмусь за оружие» .

4. Основные контуры «образа врага» или главных субъектов угроз фиксировались в исследовании по оппозициям:

«богатые – бедные»; «народ – олигархи», «советская власть – нынешняя власть»;

«молодые – старые»;

«демократы – коммунисты», «атеисты – религиозные экстремисты»;

«США, НАТО – национал-патриоты»;

«чиновники, бюрократы – криминалитет» через показатель канализации вины за все трудности и проблемы, с которыми приходится сталкиваться обществу и государству .

5. Социодинамика рисков и опасностей фиксировалась через показатели, отображающие вектор изменения масштабов проблем, опасностей и угроз, стоящих перед обществом и личностью. Индикаторами социодинамики рисков стали следующие референты: «стало больше», «столько же, сколько и раньше»;

«стало меньше» .

6. Оценка эффективности противостояния рискам и угрозам со стороны:

а) государства – определялась через показатели доверия к следующим структурам: Президент, правительство, Госдума, Совет Федерации, суд, прокуратура, МВД, ФСБ, армия, государственные СМИ;

б) институтов гражданского общества – через показатели доверия к независимым СМИ, политическим партиям разной ориентации, правозащитным и благотворительным организациям, общественным союзам, Церкви и другим религиозным объединениям .

7. Классификация основных форм проявления культуры безопасности основывалась на показателе, отображающем социальные экспектации относительно шагов по локализации стратегических рисков и угроз, а также показателе, фиксирующем «образ врага» .

Эмпирическими индикаторами тоталитарной культуры безопасности стали признаки-референты:

454 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Считают необходимым: «ужесточить ответственность за пренебрежение интересами государства»; «отменить мораторий на смертную казнь»; «укрепить дисциплину во всех сферах жизнедеятельности общества» .

Не доверяют: «политическим партиям правой ориентации», «правозащитным и благотворительным организациям»; «независимым СМИ» .

Винят за трудности: «нынешнюю власть»; «олигархов», «демократов»;

«США и НАТО»; «журналистов» .

Эмпирическими референтами демократической культуры безопасности определены следующие признаки:

Считают нужным: «строго соблюдать права человека, принципы правового государства и гражданского общества» .

Доверяют в наибольшей степени: «политическим партиям правой ориентации», «правозащитным организациям» .

Винят за трудности: «чиновников-бюрократов», «национал-патриотов» .

Считают: «что интересы личности, её права важнее интересов государства и нации» .

8. Классификация основных типов ментальности основывалась на ряде показателей, фиксирующих когнитивно-установочные, эмоциональнооценочные и вербально-поведенческие характеристики мировоззренческих представлений личности. Эмпирическими референтами коллективистскосоциалистической ментальности стали следующие индикаторы:

Считают: что «справедливость и равноправие более важны в жизни общества, чем свобода и независимость»; «материальное важнее духовного» .

Доверяют: армии, ФСБ .

Выступают: за соблюдение законности и порядка; за усиление регулирующей роли государства в обществе; против захвата собственности в стране узким кругом людей; против засилья массовой культуры, культа обогащения и силы; против навязывания России со стороны США своего пути развития и стандартов жизни .

Эмпирическими референтами православно-христианской ментальности были установлены следующие индикаторы:

Считают: что «духовное важнее материального в жизни человека», что «человек по своей сути скорее добрый»; что «справедливость и равноправие важнее свободы и независимости» .

Доверяют: благотворительным организациям, Русской Православной Церкви (РПЦ) .

Выступают: за пропаганду идей ненасилия и гуманизма; против отказа от духовных ценностей народа .

Обеспокоены: утратой идеалов и смысла жизни .

Эмпирическими референтами индивидуалистско-капиталистической ментальности стали следующие переменные:

Считают: что «человек по своей сути скорее злой»; что «интересы личности, её права важнее интересов государства»; что «материальное важнее духовного» .

Доверяют: правозащитным организациям, неправительственным общественным союзам и объединениям, независимым СМИ, политическим партиям правой ориентации .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Выступают: за «строгое соблюдение прав человека, принципов правового государства и гражданского общества» .

9. Характер социальной среды раскрывался в исследовании через набор объективных показателей, фиксирующих место проживания респондентов, пол, возраст, образование, род занятий и сферу занятости .

«Классовая принадлежность» базируется на показателе самооценки своего уровня и стандартов жизни .

Эмпирическими референтами самооценки стали:

«Низшего класса» – «относят себя к категории людей с крайне низкими доходами, которые едва сводят концы с концами» .

«Нижнего среднего класса» – «относят себя к категории лиц с доходами ниже среднего, которые не могут себе многое позволить» .

«Среднего класса» – «относят себя к категории лиц со средними доходами, живущими не хуже других» .

«Высшего среднего класса» – «относят себя к категории лиц с доходами выше среднего, живущими вполне благополучно» .

Указанные выше показатели составили ядро операциональной модели исследования и представлены в методическом инструментарии социологического опроса .

Связь мировоззренче- Важным признаком, характеризующим социальное самоского и самоидентифи- чувствие респондентов, является общий фон доминикация рующих настроений. Ответы на вопрос анкеты:

«Какое у Вас преобладает настроение в последнее время?» выявили достаточно широкий спектр проявлений общих эмоциональных состояний респондентов. Как показало исследование, «очень хорошее, приподнятое настроение»

отметили у себя 5% опрошенных; «спокойное, уверенное» – 10; «относительно нормальное» – 32; «чувство некоторого беспокойства, неуверенности» – 26;

«эмоционального напряжения» – 12; «чувство опасности, безысходности, страха» – 10% от общего числа респондентов. Определённая часть респондентов (6%) затруднилась оценить общий фон своих настроений за последнее время .

Полученные данные свидетельствуют о том, что по доминирующему фону социальных настроений респонденты разделились примерно на две равные части. Около половины обследованных россиян (47%) в эмоциональном плане не испытывают серьёзных беспокойств и дискомфорта, отмечая у себя в целом вполне уверенное и нормальное настроение.

В то же время другая половина опрошенных (48%) характеризуется разного рода социальными фрустрациями:

чувствуют неуверенность, испытывают страх, беспокойство, напряжение. Как показал дальнейший анализ, существует определённая зависимость фрустрационных настроений от социальной среды, в которой находится респондент, а также от масштабов индивидуальных и социальных рисков и опасностей, которые беспокоят людей в их повседневной жизнедеятельности и социальной практике .

В частности, среди респондентов, которые пессимистически оценивают общую динамику развития социальной ситуации, считая, что за последнее время проблем, опасностей и угроз, стоящих перед российским обществом, стало значительно больше, доля лиц, характеризующаяся фрустрационными настроениями, примерно в два раза выше, чем в группе оптимистов, считающих, что рисков стало меньше (соответственно 54% и 26%). Та же тенденция проявляется и в отношении оценки индивидуальных рисков. При наблюдении динамики роста 456 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) личных проблем, связанных с индивидуальными рисками, заметно усиливаются масштабы проявлений в обследованных средах социальных фрустраций. Так, например, среди респондентов, которым за последнее время приходится сталкиваться с большим числом проблем обеспечения своей безопасности, 28% постоянно испытывают беспокойство и неуверенность, 13% – эмоциональное напряжение и стресс, 14% – чувство опасности, страха, безысходности. В противоположной группе, которая отмечает динамику снижения за последнее время угроз своей безопасности, значение данных показателей, отражающих характер социальных фрустраций, составляет соответственно 15, 7 и 3% .

Проведённый анализ зависимости фрустрационных настроений от социально-демографических признаков, материального положения, рода занятий, а также показателей, отображающих социальное положение респондентов, выявил следующие характерные особенности. В эмоциональном плане мужчины оказались более устойчивыми, чем женщины. Среди первых социальные фрустрации наблюдаются у 41%, в то время как среди вторых – уже у 54% от общей численности опрошенных в группе .

Наблюдаются определённые связи фрустрационных настроений с возрастом респондентов: чем он больше, тем сильнее проявляется беспокойство, неуверенность, чувство страха. Так, например, в возрастной группе 18–24 года, которая с точки зрения общего фона социальных настроений является наиболее благополучной, показатель социальных фрустраций составляет 34%, в то время как у самой неблагополучной в этом плане возрастной группы – 50–59 лет значение данного показателя находится на уровне 56% .

В других возрастных группах зафиксированы следующие значения показателей фрустрационных настроений:

25–29 лет – 35%;

30–39 лет – 43%;

40–49 лет – 55%;

60 лет и старше – 51% .

Анализ зависимости социальных фрустраций от уровня образования показал, что данная переменная не влияет на степень распространённости негативных социальных настроений. В разных группах, выделенных по образовательному уровню, сводные показатели социальных фрустраций находятся примерно на одном уровне (в пределах 45–49%). Однако определённая зависимость негативного фона социальных настроений от данной переменной всё же имеется: чем ниже уровень образования респондента, тем более острую и крайнюю форму приобретают сами социальные фрустрации. Например, если среди респондентов с низким и неполным средним образованием такую острую форму социальной фрустрации, как преобладание чувства опасности, страха, безысходности, отмечают 19%, то среди людей с высшим образованием на это указывают уже только 8% .

Анализ индикаторов социальных фрустраций в зависимости от рода занятий респондентов выявил следующее их суммарное значение в разных социальных средах, в том числе среди:

руководителей и управляющих – 22%;

специалистов, занятых на производстве – 42%;

работников бюджетной сферы – 49%;

рабочих и служащих – 50%;

учащихся – 33%;

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) военнослужащих – 32%;

предпринимателей – 44%;

пенсионеров – 53%;

безработных – 76% .

Наиболее острые формы социальных фрустраций выявлены среди безработных (27%), пенсионеров (13%), предпринимателей (11%). Именно в этих группах такие эмоциональные состояния, как страх, безысходность, ощущение жизненного тупика, проявляются наиболее часто. Важное значение в формировании негативного фона социальных настроений имеет характер самоидентификации респондентом своего материального положения и социального статуса .

Между этими переменными обнаружена самая тесная обратная зависимость:

чем ниже показатели оценки своего социального статуса и уровня жизни, тем выше фиксируется распространённость социальных фрустраций (табл. 10) .

Как показывают приведённые данные, в группе респондентов «с крайне низкими доходами» общие показатели социальной фрустрации составляют 66%; с «низкими доходами» – 55; с «доходами ниже среднего» – 51; со «средними доходами» – 28; с «доходами выше среднего» – 19% .

Таблица 10 Зависимость доминирующего фона социальных настроений от характера социальной самоидентификации респондентов (в % от общего числа опрошенных в группах) Преобладающее в последнее время настроение Очень хорошее,

–  –  –

В целом показатели общего фона социальных настроений достигли критических значений. По критериям статистической значимости масштабы социальных фобий и стрессов уже переходят из разряда массового во всеобщее социальное явление. Такой переход свидетельствует о том, что Россия становится обществом тотального риска. В этих условиях в наиболее сложном положении оказались женщины, люди старших возрастных групп, безработные, пенсионеры, бюджетники, 458 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) рабочие и служащие, имеющие крайне низкие и низкие доходы. Новые вызовы времени затронули в первую очередь эти, наименее защищённые слои населения .

Показатели ключевых аспектов жизнедеятельности этих групп уже «зашкалили» за все критические параметры индивидуальных и социальных рисков .

Высокий уровень социальных фрустраций подрывает фундаментальные основы общественной жизни, современного мировоззрения, приводит к серьёзной деформации процессов социализации и идентификации личности, к эрозии нормативно-регулирующих социальных механизмов, что грозит социальной устойчивости и стабильности российского общества .

В ходе исследования были выявлены основные индивиМировоззренческие дуальные и социальные риски, которые беспокоят респонриски дентов в наибольшей степени и зачастую являются главными объектами депривации, вызывающими субъективное чувство недовольства, по отношению к своему настоящему .

Как свидетельствует анализ распределений ответов респондентов на вопрос анкеты: «Какие проблемы беспокоят Вас лично в первую очередь?», россиян волнует широкий спектр разных сторон своей жизнедеятельности, в том числе:

– страх за свое будущее, будущее своих детей – 55%;

– нужда, бедность, дороговизна жизни – 35%;

– угроза болезни – 32%;

– загрязнение окружающей среды, плохая экология – 24%;

– угроза жизни, здоровью, имуществу со стороны преступников – 22%;

– отсутствие жизненных перспектив – 19%;

– страх остаться без работы, отсутствие работы – 18%;

– плохие жилищные условия – 18% .

По данным опроса, только 8% респондентов не испытывают состояния депривации, считая, что в их жизни нет особых проблем и беспокойств. Данная категория людей, которые не испытывают особых беспокойств, наиболее широко представлена в возрастной группе 18–24 года (14%); среди лиц, имеющих среднее общее образование (11%); среди руководителей и управляющих (17%); в категории людей со средними и выше средних доходами (17%). Анализ выявил высокую зависимость степени депривации личности от уровня образования, возраста, материального положения и рода занятий. Наиболее высокий уровень обеспокоенности жизненными проблемами и отсутствием перспектив их разрешения наблюдается в возрастной группе 60 лет и старше, среди людей с невысоким уровнем образования, пенсионеров, имеющих крайне низкие и низкие доходы. Далее, по степени выраженности депривации, следуют представители возрастной группы 40–49 лет, со средним специальным образованием, бюджетники, рабочие и служащие, имеющие доходы ниже среднего .

Оценки респондентами характера основных социальных рисков и угроз, с которыми им приходится сталкиваться как членам социума, фиксировались в исследовании с помощью вопроса: «Какие проблемы сегодняшней жизни являются, на Ваш взгляд, самыми опасными для нашего общества?»

Ответы на данный вопрос распределились следующим образом (позиции проранжированы в зависимости от общего числа выборов):

– наркомания, алкоголизм – 58%;

– рост преступности и насилия – 45%;

– низкая продолжительность жизни и высокая смертность населения – 32%;

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

– цинизм, равнодушие, отказ от духовных ценностей народа– 31%;

– сильное расслоение общества на бедных и богатых – 28%;

– захват собственности в стране узким кругом людей – 24%;

– беспризорность и бездомность – 24%;

– пассивность населения, социальное иждивенчество и апатия – 13%;

– культ обогащения и силы – 13%;

– нарушение прав человека, зажим свободы слова – 10%;

– засилье массовой культуры – 4%;

– угроза фашизма, национализма, антисемитизма – 4% .

Как видно из приведённых выше данных, в число ключевых угроз, затрагивающих основы выживания нашего общества, опрошенные ставят проблемы наркомании, преступности и высокой смертности россиян. Обеспокоенность данными проблемами носит массовый характер фактически во всех обследованных социальных группах. Это свидетельствует о том, что они приняли уже общенациональный характер .

Среди значительной части опрошенных наблюдается высокая степень обеспокоенности возникновением новых социальных угроз, связанных с либеральной или квазилиберальной моделью общественного развития, которая реализовывалась последнее десятилетие. В числе новых угроз либерального развития России опрошенных в первую очередь беспокоит поляризация общества на бедных и богатых, отказ от духовных ценностей народа, несправедливость при разгосударствлении и приватизации общенародной собственности. Главным образом это опасности, связанные с капиталистическим путём развития российского общества. Беспокоят эти опасности представителей возрастных групп 50 лет и старше, лиц с высоким уровнем образования; бюджетников, а также рабочих и специалистов, занятых на производстве; категорию людей с низкими и крайне низкими доходами .

По своей мировоззренческой ориентации многие представители данной группы (обеспокоенных рисками капитализации и либерализации страны) относятся, скорее всего, к социалистам и государственникам, славянофилам, считая коллективные и духовные начала устройства социальных отношений выше индивидуальных, материальных и либеральных ценностей. С другой стороны, определённая часть респондентов, ориентированная в первую очередь на либеральные ценности, обеспокоена угрозами и опасностями реставрации тоталитарного режима со всеми вытекающими отсюда рисками – нарушением прав человека, зажимом свободы слова, социальной апатией и конформизмом .

В наибольшей степени эти опасения проявляются в следующих социальных средах: в возрастных группах 18–29 лет (17%); среди лиц, имеющих среднее общее или среднее специальное образование (12%); среди учащихся (15%) и предпринимателей (14%); людей, имеющих доходы выше среднего (24%) .

Определённая часть опрошенных обеспокоена наступлением массовой культуры с её пропагандой культа обогащения и силы. Как показал анализ, в большей степени встревожены появлением этой социальной угрозы люди с высшим образованием (16%). Возраст, социальное положение, уровень материального достатка фактически не влияют на значение показателя данного риска .

В целях определения мировоззренческих характеристик культуры безопасности респондентам был задан вопрос: «В чём вам видятся основные причины тех проблем и опасностей, с которыми столкнулось наше общество и государство?»

460 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья)

Ранжированный ряд ответов выявил распространённость следующих мировоззренческих представлений по данному вопросу:

– бюрократизация государства и разложение чиновничьего аппарата – 56%;

– недоверие населения и власти – 51%;

– потеря Россией статуса великой державы и лидирующего места в мире – 44%;

– экономическая и технологическая отсталость России – 35%;

– деградация образования, науки, культуры – 34%;

– долговая зависимость от мирового капитала – 32%;

– отсутствие ясной политики и чёткой стратегии развития государства – 30%;

– навязывание России со стороны США своего пути развития и стандартов жизни – 28%;

– вырождение русской нации – 26%;

– отсутствие общенациональной идеи – 24%;

– снижение регулирующей роли государства и общества – 23% .

Эти представления можно свести в следующие три основных блока:

1. Кризис власти и управления (среднее значение показателей, сведённых в единый индекс, составляет 35%) .

2. Потеря российским обществом смысловых координат своего развития и уход на периферию мирового процесса (среднее значение индекса 31%) .

3. Гегемонистская политика США и их стремление к мировому господству (среднее значение индекса по блоку показателей 30%) .

Таким образом, при перевзвешивании значений показателей в общей модели объяснения причин основных угроз национальной безопасности в интегрированном виде «вес» каждого из этих факторов является достаточно существенным и равно положенным .

В рамках данной модели, которая представляет собой «ось главных опасностей», в зависимости от смещения центра тяжести в сторону той или иной угрозы, расположенной на этой оси, выделяются три типа основных мировоззренческих представлений .

Первый тип – выделяет в качестве основной угрозы России кризис власти и управления .

Второй тип – утрату обществом основных ориентиров и приоритетов развития .

Третий тип – угрозу со стороны США .

По существу, данная модель является ключом к пониманию мировоззренческой, идеологической компоненты культуры общественной безопасности, отвечающей за объяснение сущностных причин стратегических рисков. Как показал дальнейший анализ, представители первого типа мировоззренческих представлений («критики власти») имеют наибольшую диффузию (рассеянность) в следующих социальных средах: в средних и старших возрастных группах; среди лиц со средним специальным образованием; среди безработных; пенсионеров; рабочих и специалистов, занятых на производстве;

среди лиц с крайне низкими и низкими доходами .

Второго типа («виновато само общество») – среди представителей молодёжи и людей среднего возраста; лиц с высшим и неоконченным высшим образованием; занятых в бюджетной сфере; предпринимателей и учащихся; относящих себя к категории лиц со средними доходами .

Третьего типа («антиглобалисты») – среди представителей возрастной группы 50–59 лет; лиц с начальным, неполным средним и средним общим обраЖурнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) зованием; рабочих и военнослужащих; среди людей с доходами ниже среднего уровня .

Таким образом, выявлена тенденция формирования в разных социальных средах, по существу, трёх отличных друг от друга парадигм мировоззренческой, общественной безопасности, в рамках координат которых выстраиваются все другие элементы субкультуры общественной безопасности .

Для конкретизации социального образа субъектов рисков и опасностей респондентам был задан вопрос: «Кого вы чаще всего вините за трудности и проблемы, с которыми приходится сталкиваться нашему обществу и государству?» Распределение ответов респондентов по позициям данного вопроса фиксирует следующую «виновность» разных социальных субъектов:

– чиновников-бюрократов – обвиняют 54%, что по критериям статистической значимости является всеобщим социальным явлением;

– нынешнюю власть – 49% («массовое явление, переходящее в разряд всеобщего»);

– уголовный мир, криминалитет – 47% («массовое явление, переходящее в разряд всеобщего»);

– олигархов – 40% («массовое социальное явление»);

– демократов – 18% («устойчивое социальное явление, приближающееся к разряду массового»);

– США и НАТО – 17% («устойчивое социальное явление»);

– советскую власть – 16% («устойчивое социальное явление»);

– коммунистов – 14% («устойчивое социальное явление»);

– религиозных экстремистов – 13% («устойчивое социальное явление»);

– народ – 10% («устойчивое социальное явление»);

– журналистов – 8% («случайное социальное явление, переходящее в разряд устойчивого»);

– либералов – 7% («случайное социальное явление, переходящее в разряд устойчивого»);

– молодёжь – 5% («случайное социальное явление»);

– национал-nampuomoв – 4% («случайное социальное явление»);

– атеистов – 3% («случайное социальное явление»);

– людей старшего поколения – 3% («случайное социальное явление») .

Определённая часть опрошенных (15%) отметила, что никого не винят. Как видно из вышеприведённых распределений, выявленные ранее тенденции и характеристики массового сознания нашли в ответах на данный вопрос своё дальнейшее подтверждение, конкретизацию и уточнение. Отмечается высокое единство и общность взглядов респондентов относительно главных виновников трудностей и проблем современного российского общества, а именно – нынешней власти, криминального мира и олигархов .

Фактически всеобщее признание данных групп влияния главными субъектами угроз национальной безопасности России, по существу, подтверждает серьёзную опасность срастания власти, криминала и крупного бизнеса. Вера в существование этой внутренней оси угроз национальной безопасности идейно консолидирует значительную часть опрошенных россиян .

В то же время, помимо общих характеристик массового сознания, проявляются некоторые его особенности, которые разводят людей по разным полюсам мировоззренческих представлений, мешая консолидироваться на основе единых позиций и стремлений. Как правило, эти особенности проявляются в наборе так называемых дополнительных «страшилок» .

462 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Остановлюсь на двух главных из них: «коммунистах» и «демократах» .

Данная ось противостояния и противопоставления в значительной степени продолжает раскалывать массовое сознание и мешает формированию национального мировоззрения 2012. Для того чтобы определить основную социальную базу этих представлений, остановимся более подробно на анализе групп, классифицированных по антикоммунистическим и антидемократическим социальным фобиям.

Анализ данных социологического опроса показал, что обвинения коммунистов в трудностях и проблемах, с которыми приходится сталкиваться российскому обществу, имеют наиболее широкое распространение в следующих социальных средах:

– среди лиц с начальным и неполным средним образованием, независимо от возраста (19%);

– среди предпринимателей (27%);

– людей, относящих себя к категории лиц с доходами выше среднего (32%) .

Обвинения демократов в проблемах, стоящих перед страной, в большей степени проявляются в следующих социальных группах:

– среди представителей возрастной когорты 60 лет и старше (27%);

– лиц, имеющих низкий уровень образования (30%);

– пенсионеров (25%);

– рабочих и служащих (20%);

– респондентов, принадлежащих к категории людей с крайне низкими и низкими доходами (соответственно 21% и 20%) .

Характеристики общественной ментальности, отраВзаимообусловленность жающие сущностные черты умонастроений людей и менталитетного общий строй их мыслей и сознания – современи мировоззренческого ное мировоззрение – фиксировались с помощью следующих индикаторовсуждений:

– «интересы государства, нации выше, чем интересы отдельно взятого человека» (так считают 37%);

– «интересы личности, её права важнее интересов государства и нации»

(50%);

– «духовное важнее материального» (42%);

– «материальное важнее духовного» (38%);

– «в жизни общества более важным является свобода и независимость»

(31%);

– «в жизни общества более важным является справедливость и равноправие» (67%);

– «лучше оправдать преступника, чем осудить невиновного» (51%);

– «лучше осудить невиновного, чем оправдать преступника» (14%) .

На основе этих индикаторов выстраивалась следующая структура общественной ментальности российского общества, представляющая собой сплав и историческую взаимосвязь таких зачастую противоположных социальных качеств, как:

– коллективизм (соборность) и индивидуализм;

– духовность и прагматизм;

– тяга к свободе и независимости наряду со стремлением к справедливости и равноправию;

– гуманизм и оправданная жестокость .

Социальная обусловленность этих качеств показана в табл. 11. Как свидетельствуют вышеприведённые данные, типы ментальности во многом опосредованы средой жизнедеятельности респондентов и теми влияниями, которые оказываЖурнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) лись на них в разные периоды времени, в котором они жили. Например, такое качество, как «государственность» и «коллективизм», более выражено в старших возрастных группах. Чувство индивидуализма, наоборот, сильнее проявляется в молодёжной среде и среди людей, имеющих высшее образование. «Духовность» сильнее выражена в социальных группах с высоким образовательным уровнем .

Таблица 11 Социальный и социально-демографический срез основных качеств общественной ментальности (в % от общего числа опрошенных в группе) Основные черты ментальности общества

–  –  –

«Прагматизм и материализм» – среди людей с начальным и неполным средним образованием, людей, имеющих крайне низкие доходы. «Свободолюбие и независимость» чаще проявляются среди мужчин возрастной группы до 39 лет, а также людей с более высокими уровнями дохода. «Тяга к справедливости и равноправию» более выражена среди женщин, людей старше 40 лет, а также среди тех, кто имеет крайне низкие и низкие доходы. «Гуманизм» примерно в равной степени проявляется во всех обследованных социальных группах. В то же время «оправданная жестокость» сильнее проявляется среди мужчин, молодёжи, людей с невысоким образовательным уровнем .

Также в ходе исследования выявлена некоторая связь между характером ментальности респондента и типом его мировоззренческой ориентации. В частности, ценность «личная безопасность» несколько сильнее выражена среди «индивидуалистов», чем «коллективистов», а также сторонников приоритета «свободы и

–  –  –

90 лет назад Питирим Сорокин представил в своём исследовании «Современное состояние России» смысл и структуру соотношения национального, национализма, культуры и безопасности .

Рассмотрим ещё раз его суждение по этому поводу, приведённое в первой статье цикла .

В разделе «Изменение народной психики и идеологии» он рассмотрел сложнейшие противоречия, возникшие в 1917–1922 годах и требующие новых научных способов их смягчения и разрешения. «Появилось сильнейшее чувство (и сознание) национализма, – констатирует Питирим Сорокин. – Таков реальный плод усиленной прививки "интернационализма". Ответом на тысячи попыток вытравить национальную культуру, национальное сознание, национальный лик, традиции и быт;

ответом на усиленную пропаганду интернациональных идей; реакцией на бесчисленные оскорбления национального достоинства и ценностей, чинившиеся гг. "интернационалистами"; защищательной мерой против опасности гибели народа и государства и перехода из главных акторов истории на роль безликих статистов; ответом на засилие иностранцев и инородцев в революционной русской жизни; ответом на эксплуатацию русского народа этими "интернациональными подонками всех стран", – вот чем является современный рост национального сознания»1 .

Такую остроту внимания к судьбе России, её народов Питирим Сорокин дополняет изучением конструктивных способов понимания и преодоления тревожных изменений духовной жизни всей страны. «Раз Россия и русский народ превращены были в проходной двор, где лицо наше топталось каблуками интернационалистов всех стран, раз Россию стали растаскивать по кускам, – углубляет П. Сорокин свой анализ, – раздирать на части, взрывать изнутри, грабить отовсюду, раз среди "расСорокин П. Современное состояние России // Безопасность Евразии, 2002, № 4. С. 107 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) пинающих" оказались и враги, и вчерашние друзья, раз бывшие окраины стали смотреть на русский народ сверху вниз, раз все его покинули, все изменили, все обманули, раз теперь ей грозит участь колонии – все разгромлено, разорено, и за все "битые горшки" должен платить тот же русский "Иванушка-дурачок", – раз Россия при благосклонном участии бывших союзников начинает продаваться "оптом и в розницу", превращается "из субъекта в объект", то должно было наступить одно из двух: или гибель, или резкая реакция защиты. Симптомом последней и служит рост глубоко подсознательного национального чувства, охватившего все слои»1 .

Способ разрешения уже сложившихся сложнейших противоречий в сфере идеологии, да и в других сферах Питирим Сорокин предложил конкретно и убедительно. Его позиция: «...здесь русская революция завязала один из самых трудных и трагических узлов, грозящий большими бедствиями. Нужно скорее с чистым сердцем и совестью той и другой стороне принять все меры, могущие его разрешить социологически...»2. (Выделено мною. – В.К.) «Социологический» подход и способ разрешения сложнейших противоречий современности для ХХ века получил своё развитие и уточнение в научном творчестве Питирима Сорокина в 30–60-е годы .

В работе «Кризис нашего времени» (1941 г.) «социологичность» дополнена двумя важными тезисами:

необходимо подключать все интеллектуальные возможности для информирования и обсуждения всеми народами и правительствами глобальных опасностей;

важно объединяться всем людям и организациям в критический период реальной истории3 .

В работе «Россия и Соединенные Штаты» (1944 г.) Питирим Сорокин впервые для научной публикации обосновал тенденции объективного сотрудничества и соработничества России и США на основе общих ценностей, интересов, культур .

Здесь на основе синтеза предложены новые социологические подходы для преодоления идеологических противоречий между капитализмом и социализмом .

Угроза глобальной ядерной войны, оформившаяся в 50-е годы ХХ века;

необходимость развёртывания всемирной деятельности всех народов и всех правительств за сохранение мира побудили Питирима Сорокина в 1960 году предложить развёрнутую социологическую теорию конвергенции. Его концепция «социологически» способствовала успешному предотвращению ядерной катастрофы в 60–80-е годы ХХ века .

Здесь Питирим Сорокин осуществил важнейший тезис предотвращения опасности «социологически». По его мнению, «нет ничего более практичного, чем хорошая теория»4. (Выделено мною. – В.К.) .

Культура национализма, культура созидающего национализма для предотвращения угроз жизни человека в России, действуя «социологически», может много сделать с учётом контекста культуры национального. Вместе они всепроникающий и повседневный фактор обеспечения национальной безопасности России .

«В самом деле, бессмысленно отрицать существование глубинного интеллектуального национализма, – поясняет выдающийся французский мыслитель Пьер Бурдье, – базирующегося на истинных национальных интеллектуальных интересах, однако, международная борьба за господство в сфере культуры Сорокин П. Современное состояние России. С. 107 .

Там же. С. 109 .

Голосенко И.А. Питирим Сорокин: судьба и труды. Сыктывкар, 1991. С. 213 .

Приведено по: Голосенко И.А. Питирим Сорокин: судьба и труды. С. 232 .

466 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) и за признание принципа доминирующего господства (т. е. за навязывание частного определения легитимного осуществления культурной деятельности, основанной, например, на примате культуры, глубины, философии и т. п., а не на цивилизации, ясности, литературе и т. п.) находит свое наиболее прочное основание в борьбе, происходящей в границах каждого национального поля, во внутренней борьбе, в которую вступают национальное определение и иностранное определение, становясь не только оружием, но и целями этой борьбы»1 .

Тем важнее роль институтов справедливости, компромисса, диалога, доверия, безопасности, которые наполняют гуманитарные взаимодействия в сфере национального, культуры созидающего национализма положительной энергетикой и созидающей волей, конструктивной мотивацией .

Уникальный созидательный потенциал компромиссного и справедливого на рубеже XX и XXI веков всё более активно стал изучаться применительно к практикам повседневности .

Наиболее интересной и фундаментальной из философских работ является исследование Майкла Уолцера .

В его теории сфер справедливости (как сфер повседневности) пространство и время справедливого структурируется на восемь независимых сфер (см .

табл. 12). Каждая сфера имеет свою «грамматику» и «мораль», свои независимые специфические критерии справедливости2 .

Началом движения от философской интерпретации сфер справедливости в работах М. Уолцера можно, по моему мнению, считать то обстоятельство, что в качестве исходной единицы анализа он берёт институт. Для Уолцера каждая сфера справедливости – это институт, обладающий различным масштабом: семья, рынок, образовательные учреждения .

Таблица 12 Сферы справедливости как сферы повседневности по Майклу Уолцеру Сферы справедливости (М. Уолцер) Сфера повседневно

–  –  –

Важен ответ на вопрос: в чём «миры справедливости» Болтански и Тевено совпадают со «сферами справедливости» Уолцера .

Прежде всего, отмечу общий единый контекст: гуманитарные взаимодействия. Совпадает и внимание к процедуре обоснования справедливого: «Justification» .

Совпадает и фундаментальный подход к учреждению несправедливого: Болтански и Тевено доказывают, что именно перенесение процедур определения значимого из одного порядка («мира») в другой учреждает несправедливость .

Есть и существенные отличия. Только Болтански и Тевено предложили, учредили необходимость процедуры изучения «легитимных порядков значимого» (см. табл. 14). В качестве элементарной единицы анализа они избрали способ координации, который опирается на процедуры проверки значимого с более чётким учётом логистики справедливого и, соответственно, несправедливого .

Процедура учёта порядков Значимого для миров и сфер справедливости, повседневного национального и национализма реально обосновывает важность для гуманитарных взаимодействий координации масштаба, времени, пространства с учётом функционирования различных институтов3 .

Люк Болтански и Лоран Тевено в своих работах ввели понятие «грамматика справедливости и несправедливости4» .

–  –  –

Важно отметить ещё раз, что исходный этап возникновения самой несправедливости, а с ней и грамматики справедливости и несправедливости обусловлен нарушением плюрализма между порядками оценивания значимого в каждом из «миров» справедливости по Болтански и Тевено. То есть речь идёт о факторе времени в сосуществовании миров (сфер) справедливости: когда в момент времени t, начинает происходить перенесение одного порядка значимого в другой, т. е. нарушается плюрализм порядков (по Болтански и Тевено)1. Именно в моТам же. С. 89 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) мент времени t, учреждается, возникает и начинает функционировать несправедливость как вторичный, производный феномен от справедливого .

В теории сфер справедливости М. Уолцера таким же образом, если в момент времени t, происходит нарушение границ между сферами справедливости с универсальным, сложным критерием справедливости (complex) для конкретной сферы справедливости1, то именно в этот момент t, устанавливается факт учреждения несправедливости как итог «заражения» критериями справедливого одной сферы, перенесёнными в другую2 .

Таким образом, в дополнение к «грамматике справедливости» (по Болтански и Тевено) можно предложить феномен «логистика справедливости», который становится процессуальным мостом от «грамматики справедливости» к феномену «инфраструктура справедливости» .

Это понятие предложено английским журналистом и социологом У. Саттоном для обозначения процесса смягчения трудностей и проблем для людей в процессах социальных коммуникаций. Эта интерпретация феномена «инфраструктура справедливости» предложена политологом И.С. Семененко в ходе презентации исследовательского проекта «Социальное неравенство и публичная политика» (Москва, 18 декабря 2006 г.). В своём выступлении она уточнила сам феномен: по её мнению, речь идёт о «целенаправленной работе по повышению качества жизни значительной части населения». И.С. Семененко, по-моему, в своём выступлении фактически обосновала важность понимания формирования «гуманитарной справедливости», что оформлено в её итоговом суждении о смысле «национального проекта развития». По её мнению, его основой «является обеспечение жизнеспособности нации и создание благоприятных для повседневной жизни людей условий ("хорошего общества"...)»3. (Выделено меною. – В.К.) .

Для уточнения феномена «логистика справедливости» рассмотрим более подробно границу между досправедливым и справедливым (с момента её учреждения), границу не-справедливого и справедливого .

И дополнительно я хочу уточнить, что это, безусловно, не мгновенный процесс фазового перехода: здесь оформилась особая пограничная сфера между несправедливым и справедливым .

Первая особенность для понимания логистических оснований этой пограничной сферы является наличие единой институциональной среды справедливости для справедливости и несправедливости как досправедливости, а также общих правил игры для субъекта досправедливости, субъекта справедливости и функционирования справедливости (с учётом корректировки правил игры) .

Вторую особенность логистики справедливости можно рассмотреть для такого же хронологического этапа на примере похожей стадии становления доверия, характер взаимодействия которого с недоверием, достаточно адекватен пограничной сфере справедливого – несправедливого4 .

Известный политолог Д.М. Данкин разработал оригинальную авторскую модель процесса доверия, которая учитывает очень тонкие особенности логиWalzer М. Spheres of Justice... Р. 17, 18 .

Ibid .

Социальное неравенство и публичная политика / Ред. колл.: В.А. Медведев (отв. ред.), М.К. Горшков, Ю.А. Красин. М., 2007. С. 255, 256 .

Данкин Д. Недоверие и доверие в политике: российский дисбаланс // НАВИГУТ. 2008. № 1; Купрейченко А.Б. Психология доверия и недоверия. М., 2008 .

470 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) стики первоначальной фазы создания доверия, предложенной Д.Х. Мак-Найтом (см. рис. 1). «Исследование момента зарождения доверия, – поясняет Д.М. Данкин, – исключительно важно по следующим причинам. Во-первых, начальная фаза присутствует в любых взаимодействиях. Правда, в случае политического доверия эта фаза не всегда фиксируется рассудком. Однако именно по итогам этой фазы доверитель и доверенный могут далее в процессе доверия расширять сотрудничество или отказываться от него, испытывая неопределённость, сомнения, уверенность или сопричастность в достижении общей цели .

Во-вторых, характер начальной фазы определяет соотношение познавательного и эмоционального факторов в дальнейшем развёртывании доверительных отношений. Можно сказать, что начальная фаза становится ключевым индикатором перспективы этих отношений, насколько прочными или хрупкими они будут .

В-третьих, в этой фазе акторы получают возможность получить и оценить информацию, необходимую для интерпретации достоверности друг друга и цели (ценностей), ради достижения которой и совершается акт доверия»1 .

С учётом плюсов и минусов описанной схемы Д.М. Данкин предложил свою авторскую модель развёртывания процесса доверия (см. рис. 2) .

«Здесь в штрих-пунктирных блоках отмечены различные фазы процесса доверия, а стрелками обозначены переходы, содержащие малоизученные "дополнительные элементы", такие как снятие неопределённости, "скачки веры" и "уловки разума", – поясняет он. – Подразумевается также наличие обратной связи, которая обусловливает итерационный характер процесса, вероятность как укрепления доверия, так и его разрушения, а также роста недоверия .

Рисунок 1 Модель первоначальной фазы создания доверия (Мак-Найт и др.) Источник: McKnight D.Н., Chervany N.L. Reflections on an Initial Trustbuilding Model // Handbook of Trust Research. 2006. Р. 30. (Перевод Д.М. Данкина.)

–  –  –

Наверное, в этой схеме многое требует уточнения, углублённого исследования. В частности, – основные факторы, обусловливающие способность субъекта (актора) доверять. Так, состояние общества может быть рассмотрено по параметрам безопасности, свободы и справедливости, человеческого капитала и социальной энергетики (пассионарности), темпов и характера трансформации (модернизации, стагнации). Однако дискуссия о характере преобразований в посткоммунистических обществах далеко не завершена»1 .

Ниже будут подробней рассмотрены отдельные элементы механизма доверия, представленного на данной схеме. Пожалуй, чаще всего и в теории и на практике остаётся не до конца прояснённым вопрос об акторах субъект–объектных доверительных отношений. Запутанный вопрос: «Кто же кому доверяет?» .

Перенос логистики доверия в логистику пограничной сферы между справедливостью и несправедливостью основан на многочисленных работах российских и зарубежных социологов, философов, политологов, экономистов, которые в итогах своих исследований справедливости отмечают высокий уровень совпадения справедливости и доверия именно на процессуальном и логистическом уровнях. Например, Г.У. Солдатова и С.П. Елшанский пишут: «На основе наших исследований межэтнической напряженности мы пришли к пониманию критериев справедливости и доверия как важной части сложных мотивационных состояний, существенно влияющих на уровень напряженности в социальных отношениях, в том числе и в межэтнических. Взаимодействие этнических мотивов (аффилиативных, статусных, архетипических), порождаемых потребностью в этнической идентичности, и чувств несправедливости и недоверия (в числе других чувств: зависимости, вины, обиды, враждебности, страха, несовместимости и др.) определяет формирование групповых мотивационных состояний, влияющих на развитие дезинтеграционных процессов в обществе. Расхождение по критериям справедливости и доверия порождает взаимную подозрительность и напряженность в отношениях, что, в свою очередь, включает действие целого ряда психологических механизмов... Поэтому можно утверждать, что нет этнической справедливости без справедливости социальной, а межэтнического доДанкин Д.M. Недоверие и доверие в политике: российский дисбаланс. С. 56 .

472 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) верия – без доверия вообще как фундаментального условия взаимодействия человека с миром»1. (Выделено мною. – В.К.) .

Третья особенность логистики справедливости для понимания значимого и процессуального в пограничной сфере между справедливостью и несправедливостью, доверием и недоверием становится возможность и необходимость компромисса между сферами и «мирами» повседневной справедливости, актуальной для каждого человека, отмечают Л. Болтански и Л. Тевено2. Более подробно третью особенность уточняет Лоран Тевено в статье с актуальным для моего исследования социологии национального и национализма в этом разделе статьи названием: «Ценности, координация и рациональность: экономика соглашений или эпоха сближения экономических, социальных и политических наук». Логистика справедливости и призвана помочь этой эпохе сближения, только я добавил бы два слова в текст Л. Тевено: «гуманитарных наук» .

Сам Лоран Тевено пишет о процессуальности, логистике взаимодействий между порядками справедливости, о пограничной сфере между справедливостью и несправедливостью конкретно: «Стремление к компромиссу, помогающему преодолеть противоречия между несколькими порядками, характерно для организаций, как экономических (в них присутствуют как минимум рыночный и индустриальный порядок), так и политических»3 .

Таким образом, три особенности «логистики справедливости» вместе с новым пониманием «грамматики справедливости и несправедливости», «инфраструктуры справедливости» формируют логику и динамику справедливости как процесса и технологии в пограничной сфере между справедливым и несправедливым .

Социологическое обоснование в международном специальном социологическом научном дискурсе по проблемам справедливости «мягкая справедливая гуманитарность национального» получила в работах Ульриха Бека (2002) и Джеффри Александера (2006) .

Ульрих Бек в своей книге «Власть и её оппоненты в эпоху глобализма .

Новая всемирно-политическая экономия» впервые формулирует, обозначает четыре исходных состояния «мягкой справедливости» .

Первый тезис Бека. «Поверх всех национальных границ и окопов вместе со сконструированной и принятой планетарной дефиницией угрозы создается общее пространство ценностей, ответственности и деятельности, которое, по аналогии с национальным пространством, может (но не обязано) способствовать политическому взаимодействию между разными народами. Это происходит в том случае, когда признанная дефиниция угрозы ведет к глобальным нормам, переговорам, и совместным действиям .

При этом важен и обратный ход мысли: определения риска всегда спорны .

Если они создают общность, то это предполагает наличие общих оценочных горизонтов, т. е. в разделенных по принципу культурной принадлежности (социально сконструированных) дефинициях риска создаются также обязательная, с транснациональной и социальной точки зрения, близость и нормативность. Ибо рефлексивность риска ставит на транснациональном уровне вопрос о взаимных обязательствах: от кого я могу ждать помощи в случае провала? К кому я должен прийти на помощь, если он попадет в беду или окажется в опасности? Каким Солдатова Г.У., Елшанский С.П. Представление о справедливости и доверии у разных этнических групп // Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность / Авт. проекта и отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 2002. С. 141, 142 .

Boltanski L., Тhvепоt L. De la justification... Р. 227–413 .

Тевено П. Ценности, координация и рациональность: экономика соглашений или эпоха сближения экономических, социальных и политических наук. С. 90 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) образом можно институционализировать эти нормы, с одной стороны, транснациональной справедливости, а с другой – превентивного попечительства? Открытость в смысле ограниченной разговорами рефлексивности только тогда обретет политический характер, когда она приведет к практическим действиям»1 .

Второй тезис Бека. Здесь у него идёт речь о новом явлении, которое очень актуально для социологии национального, для различения справедливости и несправедливости. Суть новой тенденции, исследованной Ульрихом Беком и другими учёными2, в важности оценки ситуации, когда феномен несправедливость учреждается как итог не делания поступка во имя справедливости. Здесь ещё один аргумент, по-моему, для понимания социологического аспекта смысла мягкой справедливой гуманитарности – в сфере национального .

«Не империализм, а неимпериализм образует ядро глобальной экономической власти, – утверждает Ульрих Бек. – Вышедшее за пределы отдельных территорий возрастание власти экономики нельзя ни подчинить, ни узаконить политически. Оно происходит помимо контролирующих органов развитой демократии, таких как парламенты, суды и правительства. Оно не нуждается в военной мобилизации. Таким образом, власть всемирной экономики покоится на противоположности того, откуда черпает свою силу демократическое национальное государство (демократические выборы, публичная легитимация, монополия на средства насилия). В противоположность этому формула власти транснациональной экономики гласит: преднамеренное, целенаправленное незавоевание .

Это ненасильственное, невидимое, намеренное, вездесущее "не-" не нуждается в одобрении и не способно воспринимать его»3 .

Третий тезис Бека. «Растет понимание того, что необходимы новые глобальные институты, – констатирует У. Бек, – способные заниматься вопросами глобального разрушения окружающей среды, контроля за вооружением, финансовыми проблемами, миграционными потоками, бедностью и справедливостью, соблюдением прав человека. При этом каждое мероприятие или каждый институт должны учитывать, что мировые проблемы имеют региональную, т. е. национальную и локальную стороны»4 .

Четвёртый тезис Бека. «Глобальные риски ставят под вопрос выживание человечества, следовательно, открывают глобальные возможности действия, – утверждает Ульрих Бек. – Прогноз очевиден: столетие, в котором сама планета подвергает себя риску, будет как никогда прежде столетием "единого мира". Знание того, что все трагедии нашего времени по происхождению и масштабу являются глобальными, способствует возникновению космополитического горизонта опыта и ожидания. Мы понимаем, что живем в глобальной взаимосвязи ответственности, из которой никто не может выскочить. В этом смысле трагедия 11 сентября зримо продемонстрировала (впервые за последние 50 лет), что мир и безопасность Запада уже не совместимы с существованием очагов конфликтов в других регионах мира и их причин. Этот транснациональный аспект делает необходимой кооперацию поверх границ для решения собственных проблем .

Конечно, крах глобальных финансовых рынков или изменение климата приводят к разным последствиям в разных мировых регионах. Но это ничего не меняет в том, Бек У. Власть и её оппоненты в эпоху глобализма: Новая всемирно-политическая экономия. М.,

2007. С. 71 .

Гросс М. Неизвестное: Динамика связей неведения, незнания и сходных понятий // Социологические исследования. 2008. № 3 .

Бек У. Власть и её оппоненты в эпоху глобализма: Новая всемирно-политическая экономия .

С. 90 .

Там же. С. 129 .

474 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) что под угрозой находятся все и что в будущем каждый потенциально может оказаться под еще большей угрозой. Вот почему глобальное восприятие глобальных рисков порождает в каждой стране общий национально-глобальный интерес. Нетрудно предсказать, что сражения из-за дефиниций вокруг этих титанических проблем породят конфликты нового рода. Но важно понять и то, что именно эти конфликты раскрывают интеграционные функции, поскольку и пока они внушают всем, что глобальные решения должны и могут быть найдены не посредством войны, но только путем переговоров и договоров .

На 1970-х гг. лежит отпечаток поколения хиппи с их девизом make love, not war!11 Каков лозунг для развитой цивилизации риска в начале XXI века? Может быть, make law, not war12 (Kaldor)?»1 .

Достаточную обоснованность социология «мягкой справедливой гуманитарности» получила в исследованиях известного социолога Джеффри Александера .

Считаю возможным выделить несколько «шагов», осуществлённых Дж. Александером в направлении к осмыслению места гуманитарных взаимодействий в современной социологии, к утверждению гуманитарной социологической парадигмы, к объединению и обогащению подходов философов, социологов, политологов к оформлению социологии компромисса, социологии национального .

Первый шаг я определяю как преемственность в развитии социологической теории справедливости, представленной в работах Джона Ролза, Майкла Уолцера, Роберта Нозика, Юргена Хабермаса, Мишеля Фуко, Ульриха Бека, Джин Коэн, Эндрю Арато. Свою ключевую главу «Возможность справедливости» в книге «Гражданская сфера» и всю первую её часть «Гражданское общество в социальной теории» он построил на конструктивном анализе их работ. Его собственная концепция справедливости как солидарности стала итогом творческого синтеза их достижений .

В предисловии к книге Дж. Александер особо отмечает важную позитивную роль Майкла Уолцера, одного из самых оригинальных создателей теории справедливости, под руководством которого он работал как студент в Гарварде и как учёный-творец в течение последующих многих лет2 .

Вторым шагом можно считать, по моему мнению, обоснование им социологической теории справедливости в контексте гуманитарной методологической парадигмы .

В своей книге «Гражданская сфера» Дж. Александер выявляет смыслы справедливости в социальной реальности, которая трактуется им в реальном гражданском обществе как поиск и достижение, обретение Значений. В итоге гуманитарная парадигма позволяет интерпретировать источники справедливого миропорядка, устроения современного общества на основе авторской модели понимания социального мира как культурно, ценностно и гуманитарно ориентированного гражданского мира, гражданской сферы .

По мнению Джеффри Александера, «никакая социальная сфера, ни даже экономика не должны быть постигаемы в антинормативных способах выражения, как управляемые только интересом и эгоизмом. В своей собственной правоте они имеют имманентные моральные структуры. Однако остаётся существенным специфицировать и различать "режим оправдания" или сферу справедливости, которая делает ясным и убедительным обращение к добру демократичеСохранены сноски автора) [11] Занимайтесь любовью, а не войной! (англ.); [12] Занимайтесь законом, а не войной! (англ.); Бек Х Власть и её оппоненты в эпоху глобализма: Новая всемирнополитическая экономия. С. 384 .

Alexander J. The Civil Sphere... Р. IX, Х .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) ским путём. Это является тем критерием справедливости, который следует из идеалов, которые регулируют гражданскую сферу. Своды законов и описания, институты и взаимодействия, которые подпирают гражданскую солидарность, ясно отклоняются от тех, которые регулируют мир экономического сотрудничества и конкуренции, эмоциональные и интимные отношения семейной жизни, и трансцендентальный и абстрактный символизм, который формирует среду интеллектуального и религиозного взаимодействия и обмена .

Когда преобладание одной сферы над другими или монополизация ресурсов элитами внутри самой отдельной сферы влиятельно заблокированы, то это было сделано посредством влияния культурных кодов и регулирующих институтов гражданской сферы. В конце концов, это является темой, которая воодушевляет эту книгу. Гражданские и негражданские сферы не сосуществуют просто вроде гармоничного взаимообмена, как подразумевают функционалистские теории дифференциации от Спенсера и Дюркгейма до Парсонса и Лумана. Это не только плюрализация сфер, которая гарантирует достойное общество, но также свободная игра и добрая воля собеседников, готовых к компромиссу своих интересов перед лицом состязательных и убедительных требований морального оправдания. Чтобы поддерживать демократию и достичь справедливости часто необходимо для гражданской сферы вторгаться в негражданские сферы, чтобы потребовать некоторые виды реформ и контролировать их посредством поочерёдного регулирования. В новое время обиженные партии сердито потребовали справедливости посредством указания на то, что они рассматривают как пагубные вторжения в гражданскую область, вторжения, чьи требования они конструируют как частные и пекущиеся только о собственных интересах. В ответ на это силы и институты гражданского общества часто инициировали поправки, которые имели целью улучшить социальную материю (структуру) .

В переводе на нормативные мандаты установленные демократическими обществами, именно гражданская сфера справедливости превосходит все другие .

Всеобщность, которая является предметом желаний этой сферы, её требования быть охватывающей, выполнять коллективные обязательства, защищая в то же время индивидуальную автономию, – эти качества упорно делали гражданскую сферу площадкой последнего прибежища в современных, модернизированных и постмодернизированных обществах. В последние два века явно, а много веков до того неявно, имманентными и возможными требованиями гражданской сферы были те, которые предусматривали возможности справедливости»1 .

Третий шаг – разработка Дж. Александером культуральной социологии .

А.А. Давыдов поясняет её «в рамках так называемой "сильной программы", где постулируется, что культура относительно автономна от социальных явлений и является объясняющим их фактором. Александер полагает, – пишет А.А. Давыдов, – что коллективные смыслы, основанные на моральном контексте и эмоциях, оказывают доминирующее влияние на индивидов и социальные группы. Главной задачей культурной социологии является выявление внутренней культурной архитектуры социального смысла с помощью анализа понятий кодового, нарративного и символического действия. Внутренняя архитектура социального смысла исследуется Дж. Александером с опорой на теорию Дюркгейма, который описывал культуру как систему символических кодов, определяющих, что является Добром и Злом; символическую антропологию, структурную семиотику, постструктурализм, методы нарратива и деконструкции, что, в общем, можно охарактеризовать как структурную герменевтику. Культура понимается им, в Alexander J. The Civil Sphere... Р. 33, 34 .

476 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) соответствии с герменевтикой, как внутренний жизненный текст, основанный на культурных кодах, моральных универсалиях, символах, смыслах, дискурсе»1 .

Вместе три шага Александера и особенно третий шаг сложили, выстроили возможность обосновать социологию гуманитарных взаимодействий, в рамках которой социология национального, культуры созидательного национализма может быть интерпретирована как национальное через культуру, через компромисс, через справедливость и доверие .

Джеффри Александер начинает свою замечательную книгу «Гражданская сфера» изложением контура мягкой гуманитарной справедливости и с вопросов .

«Эта книга о справедливости и о демократических институтах и об убеждениях, которые могут способствовать справедливости в нашем полном сложностей и сильно расслоённом мире, – обращается он к читателям в первых строчках первой главы "Возможность справедливости". – Справедливость зависит от солидарности, от чувства связи с другими, от ощущения себя частью чего-то большего, чем ты сам, от целого, которое накладывает обязательства и позволяет нам разделять убеждения, чувства и познания, даёт нам возможность имеющей ясную цель совместной работы и уважает наши оригинальные индивидуальности, давая нам почувствовать, что все мы в одной лодке .

Что может быть важнее справедливости? Что было более важным для движущих сил нашего общества? Но что было труднее всего концептуализировать (осмыслить) в социальной теории и философии и что наиболее трудно объяснить в социальной науке?»2 .

Завершая своё исследование новой теории гражданского общества XXI века, Джеффри Александер предлагает и свой ответ на вопросы, которые он сформулировал в самых первых строчках представленной работы. «В этой книге я представил новую теорию общества через определение новой сферы, её культурных структур, её институтов и её пограничных отношений с обсуждениями и институтами вне её, – поясняет он свою позицию. – С помощью этой теории я пытался создать новое социальное явление и проверить его эмпирически в ряде соответствующих исследований. Если эта новая теория продуктивна и разъяснена соответствующими исследованиями, мы будем лучше понимать наше общество и самих себя, и будем более ясно видеть возможности справедливости .

Нет ничего более практичного, чем хорошая теория»3 .

Я согласен с Джеффри Александером .

Эффективность, качество, конкурентоспособность и востребованность хорошей методологии, теории, концептуальности институционализации гуманитарных взаимодействий (справедливости, компромиссности, национального, идеологии, безопасности, доверия, диалога, честности, толерантности), о чём нам всем напомнил4 Джеффри Александер, в решающей степени обусловлены трансформацией инновационности теории национального, её механизмов, процессов, технологий и практик .

Поучительный факт: В.П. Култыгин в своей статье-рецензии по поводу публикации книги А.Л. Маршака «Социология культурно-духовной сферы» (М., 2007), особое внимание уделил характеру гуманитарных взаимодействий в сфере культурного .

Давыдов А.А. Культурная социология Дж. Александера и системная социология (сравнительный анализ) // Социологические исследования, 2007, № 7. С. 12 .

Alexander J. The Civil Sphere... Р. 13 .

Ibid. Р. 549 .

Впервые тезис о наивысшей практичности «хорошей теории» обосновал в середине ХХ века Питирим Сорокин .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) По существу, В.П. Култыгин на примере инноваций в социологии, осуществлённых Дж. Александером и его коллегами, обосновал исходное методологическое основание для «перевода» новых фундаментальных знаний, добытых в общественных науках, в реальные практики .

«Дж. Александер и его единомышленники опираются на две ключевые методологические категории – "сильная программа" и "укорененность", – констатирует В.П. Култыгин. – В контексте социологии науки понятие сильной программы предполагает резкое разведение когнитивного содержания и естественных детерминаций. Дельцы считают, что сильные программы могут также возникнуть в процессе социологического изучения культуры. Подобная инициатива допускает резкое аналитическое разведение культуры и социальной структуры. Это и есть смысл культурной автономии .

По сравнению с социологией культуры, "культурная" социология зависит от учреждения такой автономии; лишь с помощью сильной программы социологи могут высветить ту мощную роль, которую культура играет в определении социальной жизни. По контрасту социология культуры предлагает "слабую программу", в которой культура является слабой и амбивалентной переменной .

Можно сказать, что сильная программа черпает энергию в разработанном теоретическом коде, в то время как слабая лимитируется ограниченным кодом, отражающим ограничения и габитус традиционного институционально ориентированного обществоведения .

Термин "укорененность" предполагает, что актор – это не атомизированный и утилитарный индивид, но он в действительности позиционирован в специфических исторических и институциональных контекстах в различных социальных сетях .

Данный подход основан, в частности, на концепции М. Поланьи, которая дает возможность эмпирически изучать разнообразие институциональных структур и значение конфигураций включения в различные социальные сети»1 .

*** Главным итогом изучения социологической методологии и теории, практики национального, национализма как безопасного можно считать, по моему мнению, определение в мировом специализированном научном социологическом дискурсе по проблемам национального, безопасного ключевой методологической линии:

фундаментальное обновление социологии, многих общественных наук (социальных и гуманитарных) обусловлено плодотворностью обогащения и наполнения всех ракурсов исследований гуманитарной проблематикой. Я имею в виду человека, человеческое в человеке, взаимодействия человека с другим человеком .

Что особенно важно и для социологии, и для всех общественных наук:

фундаментальность и проверяемость определённости субъекта национального, компромисса и справедливости; методологической определённости генезиса культуры созидающего национализма, справедливого, правдивого, честного, истинного; их органичной и целостной связи через созидающие гуманитарные взаимодействия позволяют в научном дискурсе по главнейшим вопросам жизни и смерти; мира и войны; свободы и рабства; безопасности и опасности, вопервых, выявить и методологически доказательно предъявить всем людям и всем народам правду, всю полноту правды .

Во-вторых, самодостаточность национального и его методологическая обусловленность от гуманитарных взаимодействий; от мечты, позиции и поступка субъекта национального позволяют впервые в практике функционирования Култыгин В.П. Социология культуры или социология культурно-духовной сферы? // Социологические исследования. 2008. № 8. С. 145 .

478 Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) специализированного мирового дискурса представителей всех общественных наук чётко и доказательно (с учётом времени и пространства) осуществить различение между созидающим национализмом (культурным, справедливым, компромиссным) и разрушающим национализмом. По сути, речь идёт о возможности здесь и сейчас точно и доказательно осуществить различение между правдой и заблуждением, между правдой и ложью, между заблуждением и ложью .

В-третьих, социологическая методология национального, национализма основанная на гуманитарных взаимодействиях, на геокультурной институционально-сетевой парадигме, на воле и энергетике субъекта национального позволяют насытить масштаб, время и пространство специализированного социологического научного дискурса по проблемам национального волевой направленностью, энергетической наполненностью. Сейчас и здесь становится возможным научный дискурс в рамках всех общественных наук, в котором социология национального устойчиво и убедительно демонстрирует решающее преимущество созидательной и благодатной воли и энергетики культуры созидающего национализма, способной радикально здесь и сейчас гуманитарно превзойти энергетику и волю несправедливости, антисправедливости, разрушающего национализма .

Литература Бабурин С.Н., Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности России: теоретико-методологические аспекты. М., 2012 .

Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Когнитивный образ мира. М., 2010 .

Бельков О.А. Этнополитическое измерение национальной безопасности России // Безопасность Евразии, 2011, № 2 .

Бельков О.А. Закон не дышло? // Безопасность Евразии, 2010, № 2 .

Бельков О.А. Толерантность: социальная норма или интеллектуальная притча // Безопасность Евразии, 2008, № 3 .

Бельков О.А. Этнополитика как общественное явление // Безопасность Евразии, 2007, № 4 .

Бельков О.А. Русский вопрос в современной России. Полемические заметки о «Русском проекте» // Безопасность Евразии, 2007, № 3 .

Бельков О.А. Национальное и национализм // Безопасность Евразии, 2005, № 4 .

Будущее, которое мы хотим. РИО+20. Конференция Организации Объединённых Наций по устойчивому развитию. Итоговый документ Конференции // Безопасность Евразии, 2012, № 1 .

Бурдье, Пьер. Социальное пространство: поля и практики / Пер. с франц .

М., 2007 .

Валлерстайн Иммануэль. Конец знакомого мира: Социология XXI века / Пер. с англ. М., 2003 .

Валлерстайн Иммануэль. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер. с англ. М., 2001 .

Возьмитель А.А. Образ жизни: тенденции и характер изменений в пореформенной России. М., 2012 .

Геополитика и геокультура современного мира / Под ред. Л.О. Терновой .

М., 2010 .

Гирц Клиффорд. Интерпретация культур / Пер. с англ. М., 2004 .

Доклад Общественной палаты Российской Федерации о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2011 год. Проект. М., 2011 .

Жижек Славой. Возвышенный объект идеологии / Пер. с англ. М., 1999 .

Жижек Славой. О насилии / Пер. с англ. М., 2010 .

Журнал Личной, Безопасность № 1–2012, Национальной и Коллективной Евразии январь–июль Безопасности Культура созидающего национализма как важный фактор КУЛЬТУРА ВЯЧЕСЛАВ обеспечения культуры национальной безопасности

СОЗИДАЮЩЕГО

КУЗНЕЦОВ России в XXI веке. (Серия статей из цикла работ по теме:

НАЦИОНАЛИЗМА

«Культура созидающего национализма». Статья третья) Зиновьев А.А. Фактор понимания. М., 2006 .

Истомина О.Б. О типах этнической идентичности // Социологические исследования, 2011, № 11 .

Кортунов С.В. Национальная идентичность: Постижение смысла. М., 2009 .

Кочетов Э.Г. Диалог: Диалогистика как наука о судьбах человека и мира в контексте глобальных перемен. М., 2011 .

Кравченко С.А. Динамика социологического воображения: всемирная культура инновационного мышления. М., 2010 .

Кузнецов В.Н. Основания современного мировоззрения. М., 2012 .

Кузнецов В.Н. Партнёрство. М., 2011 .

Кузнецов В.Н. Идеология развития России. М., 2010 .

Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е испр. изд. М., 2003 .

Максимов Л.В. Когнитивизм как парадигма гуманитарно-философской мысли. М., 2003 .

Мусаева Н.Р., Сулейменов Т.А. Синергетический подход к анализу межэтнических отношений // Социологические исследования, 2011, № 9 .

Поланьи Карл. Избранные работы. М., 2010 .

Примаков Е.М. Конфиденциально: Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина ХХ – начало XXI века). 2-е изд. перераб. и доп. М., 2012 .

Примаков Е.М. Мысли вслух. М., 2011 .

Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведёт политическая близорукость .

Новое доп. изд. М., 2010 .

Розов Н.С. Колея и перевал: макросоциологические основания стратегий России в XXI веке. М., 2011 .

Россия в многообразии цивилизаций / Под ред. Н.П. Шмелёва. М., 2011 .

Соколов В.М. Российская ментальность и исторические пути Отечества:

Записки социолога. М., 2007 .

Сорокин П.А. Современное состояние России // Безопасность Евразии, 2002, № 4 .

Социальная эпистемология: идеи, методы, программы / Под ред .

И.Т. Касавина. М., 2010 .

Тишков В. Россия: национальный ответ // Московский комсомолец, 2012, 26 января .

Тишков В. Дружба с народом // Известия, 2011, 9 февраля .

Тишков В.А. Этнология и политика: статьи 1989–2004 гг. 2-е изд. доп. М., 2005 .

Тишков В. Опыт этнологического мониторинга. М., 2004 .

Тощенко Ж.Т. Кентавр-проблема. (Опыт философского и социологического анализа). М., 2011 .

Тощенко Ж.Т., Цветкова Г.А. Социология труда. Учебник для вузов. М., 2012 .

Хантингтон Самюэль. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности / Пер. с англ. М., 2004.

Похожие работы:

«СПЕЦИАЛИЗАЦИИ "ЛЕЧЕБНАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА" "ФИЗИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ" ФИЗИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ В ЛФК ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МАССАЖА Учреждение образования "Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина...»

«Министерство культуры Свердловской области Свердловская областная специальная библиотека для слепых Яков Тевьевич Грин Души бессрочный каленДарь. Екатеринбург УДК 821.161.1 ББК 84(235.55)6-45 Г 85 Грин Я....»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ ДНІПРОПЕТРОВСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ імені ОЛЕСЯ ГОНЧАРА ISSN 2312-3079 Lteratura v kontekst kulturi ЛІТЕРАТУРА В КОНТЕКСТІ КУЛЬТУРИ Збірник наукових праць В...»

«ISSN 2222-2480 2011/1 (2) УДК 008:061.2/.3 Севан О.Г. Содержание Теоретическая культурология Культура дерева – дерево в культуре Межуев В.М. Размышления о культуре и культурологии: культурология Тема деревянной архитектуры актуальной стала в Российском институте в контексте современно...»

«XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Пензенский государственный технологически...»

«I раздел. Пояснительная записка Федеральный компонент государственного стандарта общего образования по литературе для 10-11 классов предполагает знакомство с произведениями литературы ХIХ...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики ГУК "Национальная библиотека Чувашской Республики" Минкультуры Чувашии Центр формирования фондов и каталогизации документов ИЗДАНО В ЧУВАШИИ Бюллетень новых п...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ НАУКА МОСКВА 1997 СОДЕРЖАНИЕ M B. Н и к и т и н (С.-Петербург). Предел семиотики 3 Р. Р а т м а й р (Вена). Функциона...»

«Title: Marina Cvetaeva : motivacionnoe clenenie teksta Author: Petr Cervinskij Citation style: Cervinskij Petr. (2009) . Marina Cvetaeva : motivacionnoe clenenie teksta. W: P. Czerwiski, J. Stawnicka (red.), Sowo i tekst. T. 2, Jzyk i proces...»

«1.Пояснительная записка 1.1.Нормативные акты и учебно-методические документы, на основании которых разработана рабочая программа:требования ФГОС НОО;основная образовательная программа школы;примерная программа "Изобразительное искусство", рабочие программы к пре...»

«ПЛАН основных мероприятий Правительства Республики Башкортостан на февраль 2015 года  № п/п Наименование мероприятия Сроки проведения Место проведения Ответственный за исполнение 1. Выставка "Классики башкирской литературы" из 29 январяг.Уфа, Нацио...»

«www.RodnoVery.ru Исследования в области балто-славянской духовной культуры Погребальный обряд •Н а у к а * www.RodnoVery.ru АКАДЕМ ИЯ НАУК СССР Институт славяноведения и балканистики Исследования в области балто-славянской духовной культуры Погребальный обряд Ответственные редакторы доктор...»

«Ніжинський державний університет імені Миколи Гоголя ЛІТЕРАТУРА ТА КУЛЬТУРА ПОЛІССЯ Випуск 44 До 80-річчя з дня народження професора Нінель Миколаївни Арват Ніжин – 2008 УДК 821. 161. 206+94/477/9 ББК 83. 3/ 4 Укр. / 5+63. 3/ 4 Укр. / 52 Л 64 Збірник друкується за рішенням Вченої ради Ніжинського де...»

«М.В. Строганов ИЗОБРАЖЕНИЕ И СЛОВО М.В. Строганов1 Московский государственный университет дизайна и технологии (Институт славянской культуры) М. С. БАШИЛОВ – ИЛЛЮСТРАТОР Л. Н. ТОЛСТОГО И М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА2 М.С. Башилов был первым иллюстратором "Войны и мира" Л.Н. То...»

«№ 02, Февраль 0223 Во имя Бога Караван № 02, Февраль 0223 Генеральный директор: Абузар Эбрахими Торкман Главный редактор: Сейид Хоссейн Табатабаи Редактура текстов: Юлтан Садыкова Компьютерный набор, вёрстка и дизайн редакции: Мохаммад Негахдар Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федераци...»

«ISSN 2226 2954 № 2(22) В номере: РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (ЛУЧШИЕ ПРАКТИКИ) Володина Е.Н. Развитие гуманитарной культуры школьника и освоение метатекста культуры в процессе социально-гуманитарного образования...3 РАЗДЕЛ 1. ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ Сам...»

«Комитет по делам культуры Тверской области ГБОУ СПО ТО "Тверской колледж культуры имени Н.А. Львова" Курсы повышения квалификации и переподготовки кадров УТВЕРЖДАЮ Директор ГБОУ СПО ТКК им. Н.А. Львова _А.Е. Баранов Отчет о результат...»

«2016 ISSN 1821-3146 УДК 811.161.1 Выпуск VIII (2016) ISSN 1821-3146 УДК 811.161.1 РУСКИ ЈЕЗИК КАО ИНОСЛОВЕНСКИ (http://www.slavistickodrustvo.org.rs/izdanja/RJKI.htm) Књига VIII (2016) Савремено изучавање руског језика и руске културе у инословенској средини Славистичко друштво Србије БЕОГРАД 2016. ISS...»

«Theory and history of culture 101 УДК 008 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Отхмезу ри Анна Георгиев на Феномен инструментализации предыдущего опыта в развитии КВН как социокульт...»

«Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел отраслевой литературы Центр поддержки технологий и инноваций Машиностроение АВТОМОБИЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ Библиографический сп...»

«Аспекты биотехнологии сыровяленых колбас с использованием пробиотических культур Подлеснов Д.Н. Дальневосточный федеральный университет, 4 курс, группа Б 7402 Владивосток, Российская Федерация Научный руководитель Табакаева О.В., д....»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.