WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


«ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» Ежегодный альманах год 210-летию Александра ПУШКИНА 200-летию Алексея КОЛЬЦОВА 195-летию Михаила ЛЕРМОНТОВА посвящается МОСКВА • ВОРОНЕЖ ...»

1

АССОЦИАЦИЯ «ЛЕРМОНТОВСКОЕ НАСЛЕДИЕ»

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ»

Ежегодный альманах

год

210-летию Александра ПУШКИНА

200-летию Алексея КОЛЬЦОВА

195-летию Михаила ЛЕРМОНТОВА

посвящается

МОСКВА • ВОРОНЕЖ

ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

УДК 821 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 ББК 84 (2Рос-Рус) Д-34 Д-34 День поэзии-XXI век. 2009 год. Альманах: Стихи, статьи. — Воронеж: Центрально-Черноземное книжное издательство, 2009. — 200 с .

Андрей ШАЦКОВ главный редактор ISBN 978-5-7458-1185-2 Сергей МНАЦАКАНЯН главный редактор Анна ГЕДЫМИН составитель

Редакционная коллегия:

Лев АННИНСКИЙ Наталия ГРАНЦЕВА (Санкт-Петербург) Валерий ДУДАРЕВ Елена ИСАЕВА Николай ПЕРЕЯСЛОВ Инна РОСТОВЦЕВА Аршак ТЕР-МАРКАРЬЯН Иван ЩёЛОКОВ (Воронеж)

Попечительский совет:

Михаил ЛЕРМОНТОВ председатель Николай САПЕЛКИН (Воронеж) зам. председателя Евгений БОГАТЫРЕВ Лариса ВАСИЛЬЕВА Дмитрий МИЗГУЛИН (Ханты-Мансийск) Борис ТАРАСОВ Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране памятников культурного наследия .

© Коллектив авторов, 2009 .

Рег. ПИ № ФС77-25467 от 25 августа 2006 г .

© Составление. Ассоциация «Лермонтовское наследие», 2009 .

© Оформление. Центрально-Черноземное ISBN 978-5-7458-1185-2 книжное издательство, 2009 .

С о д П ОрЭ жИаИ н 2и е 9 е З - 00 ДЕНЬ Лев АННИНСКИЙ

Белла АХМАДУЛИНА

Олег АГРИНСКИЙ

Николай АЛёШКИН

Максим АМЕЛИН

Михаил АНИЩЕНКО

Ирина АНТОНОВА

Наталья АРИШИНА

Владислав АРТёМОВ

Григорий АРТЮХОВ

Александр АРЦИБАШЕВ

Эдуард БАЛАШОВ

Сергей БАЧИНСКИЙ

Сергей БЕЛОРУСЕЦ

ПАМЯТИ ВАЛЕНТИНА БЕРЕСТОВА............... 15 Егор ИСАЕВ

Ефим БЕРШИН

Александр БОБРОВ

Марина БОРОДИЦКАЯ

Юрий БОЧКОВ

Владимир БОЯРИНОВ

Виктор БРЮХОВЕЦКИЙ

Виктор БУДАКОВ

Евгений БУНИМОВИЧ

Вениамин БУТЕНКО

Наталья ВАНХАНЕН

Константин ВАНШЕНКИН

Лариса ВАСИЛЬЕВА

Ирина ВАСИЛЬКОВА

Мария ВАТУТИНА

Дмитрий ВЕДЕНЯПИН

Сэда ВЕРМИШЕВА

Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ

ПАМЯТИ ВИКТОРА ГАВРИЛИНА

Наталья ГАЛКИНА

Галина ГАМПЕР

Сергей ГАНДЛЕВСКИЙ

Анна ГЕДЫМИН

Александр ГЕРАСИМОВ

Сергей ГЛОВЮК

Михаил ГОЛОВЕНЧИЦ

Александр ГОЛУБЕВ

Глеб ГОРБОВСКИЙ

Гарри ГОРДОН

Надежда ГОРЛОВА

Александр ГОРОДНИЦКИЙ

Владимир ГОФМАН

Наталья ГРАНЦЕВА

Евгений ГРАЧЕВ

Дмитрий ДАРИН

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ

Ольга ДОБРИЦЫНА

Александр ДОЛЯ

4 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Максим ЛАВРЕНТЬЕВ

Александр ЛАВРИН

Любовь ЛАДЕЙЩИКОВА

Елена ЛАПШИНА

Валерий ЛАТЫНИН

Валентина ЛЕЛИНА

Евгений ЛЕСИН

Александр ЛИСНЯК

Инна ЛИСНЯНСКАЯ

Ярослав ЛИТВИНЕНКО

Валерий ЛОБАНОВ

Игорь ЛОГВИНОВ

Борис ЛУКИН

Евгений ЛУКИН

Игорь ЛУКЬЯНОВ

Виктор ЛУНИН

Нила ЛЫЧАК

Николай МАЛЫШЕВ

Надежда МАЛЬЦЕВА

Новелла МАТВЕЕВА

Олег МЕЛЬНИКОВ

Дмитрий МИ3ГУЛИН





Лариса МИЛЛЕР

Евгений МИНИН

Сергей МНАЦАКАНЯН

Екатерина МОСИНА

Владимир МОЩЕНКО

Памяти Сергея МИХАЛКОВА

Ирина НЕГИНА

Владимир НЕЖДАНОВ

Галина НЕРПИНА

Александр НЕСТРУГИН

Олеся НИКОЛАЕВА

Станислав НИКУЛИН

Николай НЫРКОВ

Василина ОРЛОВА

Григорий ОСИПОВ

Николай ПЕРЕЯСЛОВ

Елена ПИЕТИЛЯЙНЕН

Юлия ПОКРОВСКАЯ

Екатерина ПОЛЯНСКАЯ

Ольга ПОСТНИКОВА

Алексей ПУРИН

Алексей ПЬЯНОВ

Николай РАЧКОВ

Александр РЕВИЧ

Валентин РЕЗНИК

Александр РОГОВ

Михаил РОДИОНОВ

Наталья РОЖКОВА

Полина РОЖНОВА

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

*** Упал в траву. И небо стало рядом .

Укромно и бескрайне велико .

Открылся мне заоблачный порядок, Отлаженный за тысячи веков, И знание, что время — не возмездье, А просто так Вселенная течет, Живым хитросплетением созвездий, Которым начат и потерян счет .

Дохнуло бесконечностью в ладони, И до души прозревшие глаза Увидели Спасителя на троне Воочию, а не на образах .

8 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Я устоял в неравном поединке!.. Пусть это чудо со мной продлится Но дрогнул доллар, в назиданье мне, — как можно дольше — Валились биржи, индексы и рынки, не знаю, сколько… Мои слова — обрушились в цене…

–  –  –

ТЫ СЕБЯ НЕ В ИНИ В Е Щ И М И РА

Потемнели снега и упали дороги, Чтоб перестало вовсе быть Южный ветер дохнул прелью талых болот. Всем злом накопленное злато, Отчего же глаза твои, милая, строги Сегодня, срочно, до заката И не рада ты вешним ручьям у ворот? Его поручено зарыть .

–  –  –

а на столе дымилась печеная картошка в новые люди, популярность росла, и это мундире — фирменное блюдо незабвенной было высшей справедливостью!

Вашей спутницы Татьяны Ивановны, един- К огромному сожалению, из-за болезственного человека, доброта которого была ни Вы не смогли прийти на мой «полусравнима с Вашей. юбилей» в ЦДЛ 1 декабря 1997 года. Как И то, что жена замечательного писате- жалко! Сколько добрых общих знакомых ля сама была прекрасной художницей и мечтало увидеть Вас .

сказочницей, настоящей «бабушкой» до- Первого апреля в День Вашего семидесямовёнка Кузи, казалось нам самим собою тилетия я звонил, надеясь поздравить Вас, разумеющимся. но вы были в далёкой Америке… На Вашем А как мудро и иронично Вы подписыва- юбилейном вечере в ЦДЛе, намеченном на ли нам свои вновь и вновь издаваемые и 17 апреля, встретиться уже не довелось .

переиздаваемые детские книги, которые Вместо этого я стоял у скорбного гроба в огромными тиражами расходились по чи- малом зале и давился слезами .

тающей стране: Дорогой дядя Валя!

«Доброму молодцу Андрею Шацкову — Когда я постучался в дверь Вашего дома, Бью челом об его шелом!» — эта надпись на Вам было примерно столько, сколько мне книге «Семейная фотография» стала куль- теперь .

товой для меня и моих друзей. А однажды я Сейчас в мою дверь никто не постучится, услышал от Вас, что о славном времени се- а если это чудо произойдет, то я никогда не мидесятых Вами был написан ряд расска- сумею стать неизвестному пришельцу тем, зов, в одном из которых «Лже-Дмитрич», я кем стали для меня Вы. Не хватит ни Ваших являюсь действующим лицом. Как же я за- энциклопедических знаний, ни всепобеждирал нос перед товарищами! дающей доброты .

А потом начался мой отход от литерату- В дверь без стука может ввалиться мой ры. Нет, нет, писать я не бросил, но твер- двухметровый восемнадцатилетний сын .

до шел по «образцовому» для ровесников Но он стихов не пишет. Он вообще не читает пути, запрограммированному тогдашней художественных книг, предпочитая спорт, жизнью: институт — стройка — комсомол и мне становится неуютно и одиноко .

(райком, обком) — работа в Министерстве. Я не сумел привнести в его душу частичВы боялись, что раздвоенность будет ку своей, которая столько приобрела от мешать мне, укоряли за «измену слову». И возможности быть рядом с Вашей огромкак же обрадовались, когда я принес Вам ной душой, благословляющей нас ныне из свою первую книгу стихов, какое чудесное Горних высей .

вступление написали уже ко второй: «Он «Учитель, перед именем твоим…»

стал строителем, но стихи писать не бро- Простите меня, дядя Валя .

сил. В них и вправду есть лирическое ощущение Древней Руси, а его стихи о любви проникнуты глубочайшим уважением к Андрей ШАЦКОВ женщине. Надеюсь, что читателя тронет 23 апреля 1998 г .

эта книга, как тронула она меня», — так благословили Вы меня на дальнейшее творчество .

И я творил, вступал в Союз Писателей, выступал по радио, выпускал книги и компакт-кассеты, всё время мысленно сверяясь с Вами, а наши встречи становились всё реже и реже. Вокруг Вас сплачивались ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

*** ГЕЛЯ Мой отец — не мастак вспоминать о войне, Рвут в куски. Изведёшься сердцем Значит, было в ней нечто такое, всех жалеть и всем помогать .

Что сегодня тревожит и ранит вдвойне, Но таким уж меня наследством А для нас непонятнее втрое. оделили отец и мать .

И когда из окрестных домов пацаны И поныне снится избушка, Любопытством своим донимают, тесноватая для пятерых, Он не в силах поведать им правду войны, и дежурная раскладушка Лишь кривится да слезы роняет… у родителей молодых .

Но тоске и слезам мы дадим окорот То ли пензенский, то ль тамбовский — (Мало что на душе накипело!). вошь в кармане, долги не в счёт — В День Победы не митинг у нас — огород, помешавшийся пан Краптовский Там позьмо уже к сроку приспело. без прописки у нас живёт .

–  –  –

Что ж, до свидания, друг мой далекий, Остановлюсь и лягу у куста, Ангел мой бедный, прощай! Пока легки печали и пожитки, В утро туманное, в путь одинокий На оборотной стороне листа Старых гнедых запрягай. Разглядывать лучистые прожилки .

–  –  –

Провинция — привычная провидица, ей все всегда известно наперед, — когда в столицах голод лишь предвидится, провинция уже с сумой бредет .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 *** ***

–  –  –

он песни сочинять. Бывало, летом в степи, деревенскую огорожу и несется вихрем в особенно по вечерам, при солнечном зака- степях. Прасол такой же джигит, как казак, те, уже смеркаться начнет, а он, сердечный, он на скаку хватает руками землю и бросаи ну писать, и ну писать. Мы его — Лексей ет ею в деревенских красавиц, любующихВасильевич! Лексей Васильевич! Куды там, ся его удалью, он не остановится ни перед не слышит, глядит как истукан. В ту пору каким барьером. Он и одет по-казацки — в совсем чудаком глядел». черкеске и в широких шароварах, опоясан В знаменитом герценовском мартиро- ременным поясом с серебряными украшелоге, вслед за именами российских гениев ниями, на голове у него барашковая шапка .

Пушкина, Лермонтова, Веневитинова, ска- У него и походка, и фигура чисто казацкие:

зано: «Кольцов убит своей семьей, тридца- сутуловатый, он ходит увальнем, с перевалти трех лет». кой и как бы с вывернутыми ногами». СуГениальным талантом» назвал Алексея туловатая фигура Кольцова была фигурой Кольцова и Виссарион Белинский, который именно казака, кавалериста .

обычно был скуп на подобные определе- Перед взглядом Алексея Кольцова прония. До Кольцова он говорил о гениально- ходили гурты скота, он присутствовал на сти только Пушкина, Гоголя и Лермонтова. бойне, видел кровь, ездил по базарам, «обВ свое время Валериан Майков, почти манывал людей и иногда подличал», как современник Кольцова, попытался опреде- скажет он сам много поздней. Он отлично лить масштаб кольцовской поэзии в пер- знал воронежскую губернию, нравы всех спективе: «Он был более поэтом возможно- слоев населения, психологию пахаряго и будущего, чем поэтом действительного труженика, купца, мещанина .

и настоящего». С шестнадцати лет Кольцов начал сочинять Еще через несколько лет в одной из сво- стихи. В 1831 году стихи двадцатидвухлетнеих поэм Некрасов назовет песни Кольцова го поэта были напечатаны в «Литературной «вещими». газете». В том же году, приехав в Москву, Так кто же он — этот простой русский ге- Кольцов познакомился с Белинским и наний Алексей Кольцов? шел в его лице своего литературного учителя Выдающийся русский поэт Алексей Ва- и друга. Великий критик написал две статьи сильевич Кольцов родился в Воронеже 3 — «Стихотворения Кольцова», «О жизни и сооктября (15 октября н.с.) 1809 года в семье чинениях Кольцова» — статьи, сыгравшие купца-прасола, торговца скотом. Учился решающую роль в творческой судьбе поэта .

в уездном училище, но, не окончив и двух Вскоре увидела свет его первая книга стиклассов, был взят отцом в помощники по хов, состоящая из 18 стихотворений .

прасоловским и купеческим делам. «Пра- В начале 1836 году Кольцов снова поехал сол — поясом опоясан, сердце пламенное, в Москву и оттуда в первый раз в Петербург а грудь каменная», — говорила о прасолах — по тяжебным и торговым делам отца .

местная поговорка. «В самом деле, — рас- В Петербурге Алексей Кольцов приобрел сказывал Михаил де Пуле, — в занятиях и в много литературных знакомств; виделся образе жизни прасола было много увлека- с Пушкиным, радушно принят был Одоевтельного, много было трудов и опасностей, ским, Жуковским, Плетневым. На вечере у одно преодоление которых уже закаляло последнего его встретил Иван Тургенев, сохарактер человека. В прасольстве было хранивший для нас в своих «Литературных много казацкого, удалого, что так нравится воспоминаниях» тогдашний облик поэта .

русскому человеку. Прасол, прежде всего, Из новых отношений Кольцов сумел излихой наездник. Он вечно на лошади, на ли- влечь и практическую пользу для дел отца, хом донском коне, который смело перепры- получив поддержку князя П.А. Вяземского гивает через овраги, плетни, через всякую и князя В.Ф. Одоевского .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Когда в июле 1837 года в Воронеж, со- лия Боткина в большой компании. Встреча провождая наследника престола, приехал была шумная и на широкую ногу .

Василий Жуковский, он не раз виделся с В Москве Кольцов сильно издержался, Кольцовым и обласкал его на глазах у всех. бедствовал, не знал, как добраться домой, Эта нежданная честь подняла поэта в гла- где его одно время считали пропавшим, не зах и отца, и воронежских обывателей. думали, что он возвратится .

К самому началу 1838 года относится В Воронеже его ждал тяжелый разрыв третья поездка Алексея Кольцова; сперва с отцом и любимой младшей сестрой — на он пробыл некоторое время в Москве, где почве денежных счетов: из двух процессов сблизился на этот раз с Михаилом Бакуни- один был проигран, гурты были проданы ным, видался с Аксаковыми; затем побывал невыгодно, деньги были потрачены неразв Петербурге, в мае Кольцов снова был в Мо- умно. Сложная личность поэта имела натускве, а к июню возвратился в Воронеж. ру по-народному широкую, толкавшую его Нам не известны подробности этой по- на разгул и излишества. Кольцов оказался ездки и вынесенных поэтом впечатлений, опутан долговыми обязательствами .

но именно с этого времени начинает все И в этот печальный период в его жизни сильнее звучать в письмах Кольцова двой- разыгрывается еще одна драма, из-за чего ная нота — недоверия к своим силам и от- он совершенно потерял голову. Это было чуждения, даже озлобленности по отноше- увлечение бурно-чувственного характера — нию к среде. предметом любви оказалась женщина, давОн мечтает изучить русскую и мировую но отвергнутая воронежским обществом .

историю, выучиться по-немецки, хочет Кольцов сам достаточно ясно обрисовал прочитать Шекспира, Гете, Байрона, Геге- ее: женщина «для преступных наслажделя, углубиться в астрономию, географию, ний, для сладострастья без любви»; поэт ботанику, физиологию, зоологию и другие обещает вывести ее «из бездны страшного науки. Предполагает два года попутеше- греха», как бы тяжело ни было им «прохоствовать по России. дить перед язвительной толпой». Желание Он мечтает отделаться от замучивших его поэта исполнилось, но результатом святорговых забот и отдаться творчеству. При- зи стала тяжелая болезнь и мучительная ходят разные планы: открыть книжную предсмертная агония, длившаяся больше лавку, заведовать конторою «Отечествен- года. Больной и покинутый Кольцов осталных записок». ся на руках у родных, которым он совсем В это время Кольцов все более отдаляет- опостылел .

ся от своего старого окружения: «С моими Это время — истинная трагедия в жизни знакомыми расхожусь помаленьку... наску- поэта. Домашние, кроме матери, являлись чили все, — разговоры пошлые... они надо первыми его мучителями. Даже любимая мной смеются»... сестра Анисья в самый разгар болезни В сентябре 1840 года Кольцов снова пу- брата задумала выходить замуж и вместе с стился в путь, на этот раз с особенно важ- подругами, рядом с его комнатой, устраиваными поручениями: надо было добиться ла пародию в лицах на его похороны, а все окончания двух тяжб — одной в Москве, другие поступали нарочно наперекор его другой в Петербурге — и, кроме того, про- просьбам .

дать два гурта скота, которые стоили не «Сестре на свадьбу отец нашел десять менее 12 тысяч. В Москве он пробыл до тысяч рублей, а больному сыну нет двести октября, а затем два месяца провел в Пе- — на лекаря», — писал поэт.. .

тербурге, где остановился у Белинского. В 29 октября он умер внезапно, без страдаМоскву Кольцов возвратился 27 ноября и ний — в то время как старушка-няня поила новый 1841 год встретил у писателя Васи- его с ложки чаем: он был слаб как ребенок, 82 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Двойка мне симпатичней, чем лебедь, — Так вечно мне мешает что-то — за то, что, То очередность на прием, Как душа, с матерьяльного снятая кошта, То переменчивая квота — Незлобива, рассеянна и бескорыстна: С тобою обрестись вдвоем Птичка Божия, сущая ныне и присно .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Как пчелы зимние из улья, Слова летели невпопад, Но в них угадывались губы, И сквозь чердак светился сад, И через дождь звенели трубы .

*** В Коломенском, где синь — легка, А над крестами — просинь, По клавишам осинника Перебегает осень .

–  –  –

А нам любви с ней не отпущено, У нас глаза прохладней проруби, И губы в уголках опущены, Как крылья раненого голубя .

И жалко ей меня, несмелого, И жалко мне ее, несмелую, Но что любовь для нас не сделала, Я, человек, уже не сделаю… ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Когда все не то, все не так, не туда, БОЛ Е З Н Ь Когда опускаются руки, Прошу я друзей, что ушли навсегда, Бог сна стоял у изголовья Чтобы взяли меня на поруки. и что-то вечное шептал… И тотчас, без лишних вопросов и слов, Ко лбу болящего с любовью Тот в свитере, этот в рубахе, так прикасаются уста .

Приходят на помощь мне Лешка Смирнов А следом и Юрка Кондрахин. Ты помнишь жар неугасимый Они мне навстречу из мрака летят, сквозь боль и страх, и суету, — Неся оптимизм и спасенье. и кажется, что не по силам Опять голоса их звучат, но звучат всё это дотерпеть к утру .

В каком-то ином измеренье .

К ним не прикоснуться. Но из пустоты Словно метелица заносит, Ушедшие смотрят с участьем, врываясь с улицы в дома… И мне продлевают кредит доброты, …Всё медленней звучат вопросы, Любви, и надежды, и счастья. ответы все лишь в слоге «-ма» .

–  –  –

Этот царский олень жил бы тысячу лет, Что ж, меняя хозяев, штаны каждый раз Но его подстрелил на охоте мой дед. Обретали внезапно и новый окрас .

Его шкура была и толста, и крепка — И, как знать, не придется ли им покраснеть, Можно сшить превосходную вещь на века. Если кто-нибудь вновь пожелает надеть, Долго дед над оленьею шкурой мудрил, Потому что идут за годами года, Наконец он штаны из нее смастерил, А штаны остаются штанами всегда .

Потому что идут за годами года, Сквозь далекую дымку все чудится мне:

А штаны остаются штанами всегда. Старший сын поутру скачет в них на коне .

–  –  –

— Ты представляешь, есть люди в адми- этот вечер в хмельном задымленном кафе нистрации президента, которые ко мне хо- она подарила мне свою только что вышедрошо относятся... Для меня готовы сделать шую книгу «Снежная баба» .

всё, что мне надо... Прошу о Союзе — ничего В конце прошлого, в начале этого века не получается. снежные бабы вывелись как класс: в МоМеня это не удивило. Новой российской скве на них не хватает снега. А тогда эти сувласти мощный Союз писателей по образцу щества скатанные обычно из трёх снежных Союза писателей СССР был не нужен. Тем шаров, с глазами из угольев и озорной морболее демократическая его фракция. Та- ковкой вместо носа охотно населяли наши кой парадокс, точнее, один из парадоксов дворы и скверы. Название «Снежная баба»

нынешней российской действительности. отсылало и к снеговикам, и одновременно Люди, которые в каком-то смысле привели несло ещё несколько смыслов, среди коток переменам в стране, оказались ненуж- рых слышалось и «нежная баба» да и проными, выброшенными из реальной жизни. сто «баба» в самом бытовом — ни в коем Многим остаётся только доживать... Впро- случае не уничижительном смысле. Римчем, это не парадокс, это закон истории: ма Казакова — тоже была этой Снежной гидра революции всегда пожирает своих Бабой, и хрупкой, легко уязвимой, и однодетей и соратников... Просто делает это временно двужильной и талантливой женкаждый раз непредсказуемым образом. щиной из российской глубинки. Была она — Римма, — ответил я, — ну, зачем тебе и дамой, о чём написала стихи, и матерью, всё это? Ты замечательная поэтесса, ты из- и хорошим другом. Учила испанский язык, вестна, даже знаменита, твои песни поют много ездила по стране, бывала загранипо всей России... Зачем ты тащишь на горбу цей, в том числе и на Кубе, где испанский эту организацию? Сиди в своей прекрасной оказался очень кстати. Через много лет она квартире, пиши стихи, выступай — много написала о своих странствиях:

денег все равно не будет, но ведь и нуждаться не будешь... Я столько километров отмотала, Но Римма не могла отказаться от своего как птица, в долгих поисках тепла!

участия в общественной жизни. Социально И поняла: от жизни так устала, активная личность, она не могла не зани- так я устала, что едва цела .

маться делами других людей .

Вспоминая Казакову, я называю её Рим- Она в те годы дружила не только с Вомой. Это не фамильярность. В течение поч- лодей Савельевым и Таней Кузовлевой, но ти сорока лет я называл её просто по име- обожала поэта Евгения Евтушенко, была ни. И не только я, а практически все, кто с по-товарищески очень близка с Инной Каней общался. шежевой. В семидесятые годы её часто можПримерно тридцать семь лет назад, в на- но было увидеть с Инной за чашечкой кофе чале семидесятых, когда моё поколение с и рюмкой коньяку в уникальном по составу опаской, но стали допускать в писатель- своих посетителей Пёстром зале ЦДЛ .

ский дом на Герцена — в ЦДЛ, мы гудели в Очень контактная, Римма вообще всегда Пёстром зале: Володя Шлёнский, его пер- была способна легко познакомиться и подвая жена, которая тогда пыталась писать ружиться с самыми разными людьми. А в стихи, ещё кто-то из тех, кто назывались творческой среде дружить не так просто. У «молодыми поэтами». Внезапно к столу неё это получалось. Правда, получались не подсела Казакова. Мы уже были знакомы только дружбы .

по совещаниям молодых. Мы ещё были В 1978 году незадолго до очередного участниками, а Римма вела семинары. В съезда советских писателей она вступила ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 в партию. (Для тех, у кого короткая память ни. Также яростно он ополчился на песенили тогда не жил, напомню, что тогда в ного «чемпиона» — удачливого Михаила стране властвовала единственная партия.) Пляцковского, автора текстов песен «ХмуЭто была акция с далёким прицелом, и риться не надо, Лада», «С голубого ручейка действительно, на очередном съезде Союза начинается река» и ещё полусотни шлягеписателей СССР Римма Фёдоровна была ров, не понимая, что песни Миши поют не избрана в секретариат Союза и стала рабо- только потому, что тот удачлив: у Пляцковчим секретарём по пропаганде. ского было невероятное песенное чутьё .

Любопытно, что тогда же заторопился Лазареву этого чутья явно не хватало. Так вступать в партию Владимир Цыбин, он или иначе, Римму из большого руководятоже рвался в секретари. Но без партийно- щего кресла он выдавил. Припомнил он ей го билета попасть на эти должности было не только песни, но и многие другие «препочти невозможно. Вот эта иерархия пар- грешения». Ну и что? Она осталась замечатийного и беспартийного и называлась но- тельной поэтессой. Сам Владимир Лазарев менклатурой. Вообще, когда сегодня гово- сегодня очень стар, совершенно забыт в рят о тоталитарном режиме — отсчитывая России, живёт в эмиграции — у своих детей с 60-х годов прошлого века, часто преуве- в Америке. А может быть, уже и не живёт.. .

личивают свирепость и жестокость этого Мы не раз вместе выступали с Риммой, режима. Никто никого не заставлял — всё а в апреле 1998 года вместе ездили на два делалось добровольно. Вы могли быть про- дня в Питер — выступить в Некрасовской сто поэтом, ещё лучше хорошим поэтом, публичной библиотеке. В купе нас ехало вас издавали и никто по жизни в общем-то четыре человека — Казакова, мы с прозаивас не пытался обидеть. Но если вам хоте- ком и политтехнологом Игорем Харичевым лось подняться вверх по общественной и и ещё какая-то поэтесса, никому не известадминистративной лестнице, то уж будьте ная и также неприметно исчезнувшая с добры!.. Ну, разве сегодня не так? А Цы- литературного горизонта. Римма взяла её, бин вообще был властолюбив и к тому же чтобы поддержать материально. Нам оберевностно соперничал с Казаковой. Тем щали заплатить по двести долларов. В итоге более что она долгие годы дружила с его через три недели после поездки выдали по недавним другом, а вскоре — непримири- сотне зелёных. К сожалению, отношение к мым противником, поэтом Владимиром литераторам в новой России, как это обычСавельевым. Но партийность секретарём но бывает, соответствовало отношению к «большого Союза», как тогда называли все- ним властей. Деньги ушли в шоу-бизнес и союзное писательское руководство, Вла- в театры, то есть туда, где не надо много дудимира Дмитриевича так и не сделала. Он мать, а моментальный эмоциональный отстал председателем Творческого объедине- клик сразу оправдывает стоимость билетов ния поэтов Москвы и одним из секретарей и затраченного на зрелище времени .

Московской писательской организации. Но социальный темперамент Риммы Тоже весьма заметные трибуны для лите- Казаковой с годами не угасал. Она так же ратора. пламенно, как и при Советской власти, Римма Фёдоровна пробыла в должности возмущалась бездушием чиновников, босекретаря большого союза несколько лет. лела душой за писателей, которых новая Потом ей пришлось уйти. На неё «наехал» жизнь отбросила на обочину. Когда один Володя Лазарев. Володя, конечно, был за- полубезумный издатель пригласил её дать вистник. Он не понимал, почему песни на стихи в его журнал, Рима ему отказала: за стихи Риммы поют со всех эстрад, а его литературный труд надо платить, а редакпесни едва звучат, да и то время от време- тор любил халяву — он не платил авторам .

116 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 В итоге придуманный им журнал прика- Сердце временно пришло в порядок, но зал долго жить. Римму любили читатели, жизнь в порядок уже придти не могла. В она много выступала, отвечала на вопро- Переделкине сгорела дача, где она жила.. .

сы в телепрограммах, приняла участие в В многочисленных фракциях недавно мосоздании Гимна России на музыку Глинки, гучего Союза писателей начались скандаписала тексты для песен — они звучали на лы, разгоралась вражда, сведение счётов, эстраде, издавала книгу за книгой, короче, сложности в Литфонде, приходилось брать была востребована в новой российской ре- сторону одних против других. Всё это, коальности. нечно, подрывало нервы, снова било по В конце 80-х — начале 90-х годов, когда сердцу поэтессы. К этому можно прибавить порушились старые связи и отношения, мы и не очень-то скрываемые романы с вренесколько лет не общались. А впервые по- менными или достаточно последовательсле долгого перерыва встретились в «Мо- ными её поклонниками. Как и всякая женсковском рабочем», издательстве, которое щина, — а тем более талантливая, красивая, вскоре будет захвачено рейдерами и в итоге страстная поэтесса, — Казакова искала исчезнет под натиском ворья и общего па- своё счастье. Но счастья не получалось .

дения, как многое, что пришло из прошлой Римма была во многом человеком протижизни. Помнится мне, это была презента- воречивым. Например, в середине 90-х гоция, может быть, даже первого номера аль- дов прошлого века она яростно защищала от манаха московских писателей «Кольцо «А», нападок одного из кумиров и друзей своей потому что нас встречала Татьяна Кузовле- творческой юности — поэта Евгения Евтува — главный редактор издания, которое шенко. А в новом веке сама нелицеприятно продержалось лет пятнадцать, и Володя Са- критиковала его — и не только приватно, но вельев. На этой встрече я в последний раз даже на поминках по Владимиру Корниловиделся и общался с Юрием Нагибиным. ву в зале траурных церемоний Боткинской Вскоре он, грузный, больной, обиженный больницы прошлась в надгробном слове по всем на свете, ушёл из жизни. Сердце не его адресу. Имени не назвала, но все понявынесло нового миропорядка. ли, а кто-то даже удивился .

Тогда мы разговорились с Риммой, как Вместе с Игорем Харичевым мы не раз будто последний раз виделись вчера. Она бывали у неё в гостях на улице Чаянова. Собыла очень контактным, лёгким, быстрым всем недавно я заглядывал в книжную лавв общении человеком. Рассказала мне, что ку РГГУ «У кентавра». Дорога вела как раз приходит в себя после инфаркта — была в под окнами Риммы. И мне снова вспомнитёмных очках. Очки, наверное, скрывали лось эти очень дружеские посиделки. Поэсиние круги под глазами — свидетельство тесса не только стихи писать умела — была сердечной недостаточности. Стало понятно, она прекрасной хозяйкой, умела пожарить почему её лицо, обычно очень живое, было картошку и посолить красную рыбу. Готовисловно задёрнуто серой тенью... ла вкусно, за столом в её кухне получался Но сердечная недостаточность — это хороший разговор. Помню приготовленные одно, а сердечность человеческая, душевная ею закуски на огромных плоских белых — совсем другое, и её у Риммы хватало на тарелках. Сама Римма Фёдоровна не откавсех. Не зря после смерти Володи Савелье- зывала себе в удовольствии выпить пару ва она была избрана первым секретарём рюмок водки. На застольях бывали разные нынче полумифического Союза писателей люди. Как-то мы встретились в её доме с Москвы, где, кстати, и сам состою, и стала Таней Кузовлевой, в другой раз душевно заниматься делами своих друзей, незнако- общались с её сыном — Егором Радовым .

мых ей литераторов и заодно своими. Совсем недавно, в декабре прошлого ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 года, она сидела в Малом зале ЦДЛ перед дружелюбная и непримиримая, она всегда гробом Саши Ткаченко, как-то бесприют- тянулась к молодым, старалась помогать но нахохлившись. Рядом стоял Егор. Я по- — не только друзьям, но часто малознакодошёл к Римме — было безумно больно мым людям и коллегам. Несколько раз она провожать Сашу. Теперь пришло время и меня просила поддержать кого-то, напипровожать в последний путь её саму. Нашу сать предисловие к книге или рекомендаСнежную Бабу из поэтической юности. Для цию для вступления в Союз писателей. Для прощания гроб с телом поэтессы после от- неё понятие «поэтический цех» было напевания в церкви Глеба и Дамиана на Маро- полнено смыслом и делом .

сейке выставили для прощания в большом зале ЦДЛ. В 12 началась панихида. P.S .

Давно на писательской панихиде не 30 января 2009 года в ЦДЛ состоялся собиралось так много знакомых и незна- творческий вечер, посвящённый дню рожкомых людей, в основном, литераторов. дения Риммы Казаковой — исполнилось Смерть Риммы задела многих из тех, кто 76 лет со дня её рождения. Меня на этом давно даже не появлялся в бывшем писа- вечере не было в силу целого ряда причин .

тельском Доме. Первым на панихиде вы- Распространяться о них не буду, но отмечу, ступил Сергей Филатов. Второй Таня Ку- что я тоже не забыл замечательную поэтесзовлева, она прочитала стихи на смерть су и своего старого товарища по жизни и поэтессы и подруги, рядом с которой про- поэзии. Просто я уселся за письменный шла жизнь. Распоряжался на прощальной стол и попытался воссоздать черты Риммы церемонии Игорь Харичев. В зале я увидел Казаковой, наши встречи, ту ауру, которая многих давних приятелей и коллег — Гена всегда сопутствовала ей .

Красников, Анатолий Салуцкий, Эдик Бо- После смерти Риммы Фёдоровны она бров, Галя Нерпина... Перечислить всех, осталась в памяти многих из тех, кто её кто заполнил Большой зал писательского окружал. В гламурно-поэтическом журнадома, невозможно, да и ни к чему. Просто ле «Поэтому» целая страница была посвяпровожали одну из тех, кто внёс свою ин- щена поэтессе: воспроизведены обложки тонацию в советскую эпоху нашей общей почти трёх десятков её книг. Одна из этих жизни. книг называется «Ломка», и название это не Захоронили Римму Фёдоровну Казако- случайно. Сын Риммы Казаковой Егор Раву на Ваганьковском кладбище. Думается, дов, своеобразный писатель, автор романов без помощи людей из президентской ад- «Змеесос», «Якутия» и других, замеченных министрации не обошлось. О похоронах многими ценителями современной словесдоговаривался Сергей Филатов, бывший ности, страдал трудноизлечимым недугом .

руководитель ельцинской администрации К слову, отцом Егора был известный в своё в начале 90-х. А мне вспомнились её стихи, время писатель Георгий Радов. В молодые написанные чуть ли не тридцать лет назад: годы Егор подсел на наркотики, и только героические усилия матери заставили его отказаться от пагубного пристрастия. Думаю, Поэзия — мужичье дело, что и это отразилось в названии её книги воловий труд, солёный пот .

«Ломка», которую она мне в своё время тоже Зачем же подписала на память. В начале 2000-х об Орлеанской девой этом широко писалось в прессе, в том числе в поэты девочка идёт?

было интервью Риммы Фёдоровны в «МК» .

Именно вот такой мне запомнилась Рим- Но, отказавшись от наркоты, Егор уже был ма Казакова — цельная и противоречивая, сломленным человеком — он выпивал, и 118 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 несколько рюмок водки просто валили его с выми глазами мужчина лет около сорока .

ног. Однажды мне и Саше Ткаченко, который Мне, двадцатилетнему, он казался почти тоже вскорости уйдёт из жизни, довелось патриархом. Все-таки почтение к возрасту вывести его под руки из ПЕНа, с какой-то — неистребимое в человеке качество, вбивстречи, и мертвецки пьяного отправить тое в мозги начальной школой и, возмождомой на Сашиной машине. Ещё у Риммы но, обоснованное генетически. Но не буду была любимая внучка — Маша, дочь Егора отвлекаться от Игоря Соловьева. Он курил от третьего брака. Вообще в начале этого сигареты — дешёвые и крепкие типа «Павека семью Казаковой постигли какие-то мира» и «Примы», жил в подмосковной невозможные драматические ситуации. Баковке, занимал половину деревянного Одна жена Егора выбросилась из окна, дру- дома, держал несколько породистых согая — Тая — просто не проснулась... бак — на развод, для заработка, был женат А через несколько дней после памятного на некрасивой угловатой, но вполне довечера в ЦДЛ, посвящённого его матери, 5 машней уютной женщине. Я сейчас даже февраля 2009 года на сорок седьмом году не вспомню ее имени, но помню, что она ушёл из жизни и Егор Радов. В Индии, где не спорила со своим «хозяином», который он с дочкой отдыхал на Гоа, он, как сви- принял в гости в своем полудеревенском детельствуют люди из его окружения, по- доме молодых поэтов .

мянул Таю и, очевидно, перебрал вискаря. В этом доме отчаянно веяло бедностью Писателю стало плохо. По одной из версий — я тогда навсегда связал в своей душе его нашли мёртвым в номере гостиницы, занятия поэзией с нищетой, но и — однопо другой — в тяжёлом состоянии доста- временно — некоторым человеческим довили в местную клинику, где он умер. Он вольством. В соседней комнате играла мапо своему состоянию мог умереть ещё при ленькая дочь. В прихожей за загородкой жизни Риммы Фёдоровны. Конечно, это хрипловато напоминали о себе соловьёвмать охраняла сына своим активным при- ские собаки — четыре или пять, по-моему, сутствием и участием. у него тогда были колли и борзые .

Судьба уберегла Римму Казакову от по- Он угощал нас кровяной колбасой. Колследнего удара её, по-своему нелегкой и басу нарезал крупными кусками. Это была даже во многом драматичной, жизни. по тем временам самая дешёвая закуска .

Сегодня кровяные колбасы с зельцем почти деликатесы. Ну и, конечно, к угощению мы не преминули разлить в стаканы захваченный с собой портвейн .

НЕИ З В Е СТ Н Ы Й П О Э Т

Я даже не помню, кто познакомил меня (Игор ь СОЛОВ Ь ЕВ ) с Игорем Соловьевым. Может быть, слуКак ни странно это вспоминать, одним чайная встреча в знаменитом в те годы из моих первых знакомых в поэзии стал литературном объединении «Магистраль» .

Неизвестный поэт. Именно так — Неизвест- «Магистраль» размещалась в Центральный с большой буквы, но все же настоящий ном доме культуры железнодорожников на поэт Игорь Соловьев, которого сегодня ни- значительно более знаменитой площади кто не помнит да и не вспомнит, наверное, Трёх вокзалов. Сюда ходили уже известные никогда, если не наткнется чудом на эту в начале шестидесятых Булат Окуджава и страничку моих разорванных и в чем-то несколько жеманная и одновременно изностальгических воспоминаний .

ящная Белла Ахмадулина, а Григорий МиВ начале нашего знакомства это был хайлович Левин, руководитель этого уже крепкий веселый темноволосый с лука- тогда знаменитого литобъединения считал ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 их своими учениками. В некотором смысле — Я тогда среди студентов прочитал стиэто так и было, неисповедимы пути господ- хи, и они очень ему понравились.. .

ни, и кто поверит, что и поныне знаменитых Игорь прочитал нам эти стихи .

шестидесятников вывело в люди желез- Интересно, что, со слов Игоря Соловьенодорожное начальство, которое не по- ва, через десяток лет на одном из вечеров жалело денег на финансирование никому в ЦДЛ выступавший там Евтушенко узнал не нужного «на земле железного режима» в кулуарах Игоря, который не то вылетел литкружка. Кстати, всех перечисленных я из института за какую-то провинность, не впервые встретил именно там — в ныне за- то тихо и бесславно закончил это своеоросшей травой забвения «Магистрали». бразное учебное заведение, и громко, проИгоря я навестил вместе с моей прия- стирая вперед руки, как он уже научился тельницей Ольгой Нагорняк. Может быть, делать, прочитал автору эти стихи. Кстати, я расскажу о ней впоследствии. А сейчас о памяти Евтушенко на стихи ходили левкратце. В конце шестидесятых-начале генды — надо отдать ему должное, он очень семидесятых на ее стихотворение компо- многое помнил наизусть. Ну, и сами строки зитор Игорь Шаинский написал песню, и были тоже весьма выразительны.. .

эта песня стала шлягером — ее пели не- — Я был по-настоящему растроган тем, сколько месяцев, и можно было заметить, что он запомнил мимолётно прозвучавшие как кто-то мурлыкал в метро: «будь со мною стихи, — закончил Игорь свой рассказ .

ласковым, будь со мною прежним, будь со Сегодня, через сорок с лишним лет после мною бережным, будь со мною нежным...» нашего визита в «поэтическую Баковку», Наивные чистосердечные строки. Сразу же мне тоже хочется привести на память это подчеркну, чтобы не интриговать никого четверостишие Неизвестного поэта Игоря приведённой цитатой, что строки эти отно- Соловьева:

сились не ко мне .

Немного захмелев, Игорь принялся чи- Когда весна стучится в двери тать свои стихи. Он любил не только похва- тугими лапами черемух, статься, но и прихвастнуть. Я воспринял мне хочется иному верить, тогда это хвастовство как свидетельство из- и жить и думать по-иному.. .

бытка сил и веры в себя. Сегодня понимаю, что дело обстояло с точностью до наоборот: Помню, что тогда мне понравилось, как хвастался Игорь Соловьев не от избытка, наш хозяин читал эти стихи, как бы отбиа от недостатка силы и уже полного в себя вая в воздухе ритм ладонью .

неверия. Не хочу обидеть его своим воспо- Судьба второго стихотворения, которым минанием, просто от судьбы не уйдешь, как он похвастался, тоже была удачна, их замени хорохорься. тил и напечатал в первом — полулегендарВ конце сороковых он учился в Лите- ном — выпуске альманаха «День поэзии»

ратурном институте и пользовался среди Владимир Луговской. До сих пор помню однокурсников достаточной известностью, одну строфу из этого стихотворения:

был своеобразным авторитетом. В те годы на младший первый курс поступил Евге- Альбатрос над зеленым заливом кружил, ний Евтушенко. Воспоминание о встрече Уходил пароход из Тулона в Алжир, с будущим мэтром советского «беспоэтья», А на палубе словно в припадке тоски как называл этот крупный представитель Недовольно и глухо ревели быки.. .

советской литературы собственное поэтическое время, словно бы взбодрило нашего Здесь мне наперед хочется предупрегостеприимного хозяина. дить, что все цитаты своих ретро-сюжетов 120 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 я привожу по памяти и заранее приношу дона вышла промашка, героям не удалось извинения за какие-либо неточности, тем предохраниться, и на свет появился новый более в расстановке знаков препинания. гражданин страны победившего социализТочки, тире и запятые — свои у каждого по- ма. В финале, то ли восхищаясь этим факэта. И я намеренно не проверяю цитаты по том, то ли иронизируя над некачественной источникам, так как они стали частью моей продукцией, поэт возглашает:

жизни именно такими, то есть именно в таком виде почему-то запомнились. Я славлю Баковский завод — Даю слово, — клялся Игорь, — что я не резиновых изделий!

подражал «Лошадям в Океане» Слуцкого, я тогда этих стихов еще не читал. Правда, Это была такая эротическая пьеска, мне почти никто не верит, вот и упрекают в весьма смелая для того давнего времени, подражании... исполненная в чем-то незаурядной творСтихотворение повторяет сюжет знаме- ческой отваги, как и другое творение нанитого стихотворения Бориса Слуцкого «Ло- шего гостеприимного хозяина — «Баллада шади в океане». Подбитый вражеской торпе- о попе» (ударение на втором слоге, то есть дой корабль «Глория» погружается в пучины о священнике, а не о заднице!). В этой балокеана, а лошади, что стояли на его палубе, ладе герой — местный поп православной плывут по волнам в никуда... Тот же сюжет у церкви заодно с партизанами борется проСоловьева, но у него вместо лошадей — быки, тив немецких оккупантов. Тогда в этих стивремя другое, не война, а момент какого-то хах звучала какая-то явно беспартийная очередного французского колониального крамола. Как сейчас, через десятилетия кризиса. Кто знает, может быть, и так. Есть мне слышится хрипловатый голос Игоря в поэзии какие-то такие вещи — образы, ин- Соловьева:

тонации, представления, которые как бы витают в мировом эфире и зачастую в разные На площади у каланчи годы являются разным людям... Встал ящик на попа, Еще Игорь в высшей степени гордился Взамен бежавших палачи двумя своими «поэзами». Наверное, сегод- Повесили попа.. .

ня, когда аптеки перешли в основном на импортную продукцию, немногие знают, Это именно он отомкнул фашистский зачто в подмосковном поселке Баковка на- стенок и освободил пленных партизан .

ходился единственный на всю советскую Баллада заканчивается моралью на тему страну Баковский завод резиновых изде- единения партии и народа, но в форме тоже лий. Главной гордостью этого завода были немыслимой в те годы. Вот краткое поэтиотечественные презервативы, которыми ческое резюме поповской жизни:

он обеспечивал великую державу от Москвы до самых до окраин, — никуда не год- Он жил в неверии слепом — ные изделия №2 из грубой резины, скорее Был путь его тернист:

предназначенные для надувания воздуш- Родился русским, был попом, ных шаров на демонстрациях в честь оче- Погиб как коммунист.. .

редной годовщины Великого Октября, чем для изысканной роли посредника в борьбе Понятно, что «слепое неверие» относимежду природой и стремлением человека к лось к вере в светлые идеалы советского непродуктивному наслаждению. общества. Напечатать эти стихи в условиях Так или иначе в соловьёвской поэме в идейной цензуры было невозможно .

Сегодрезультате использования советского ган- ня, через тридцать с лишним лет, то, что каДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 залось запретным, выглядит... почти смеш- около десятка своих породистых собак, ным. А стихи все равно остались сильными, но перегородки в том помещении, где они хорошо исполненными стихами. содержались, уже пылали вовсю. На двоВ то время в Баковке жила еще одна по- ре Игорь понял, что рядом не видно его этическая семья. Семья поэта Владимира дочери-школьницы. Он бросился сквозь Цыбина. Владимир Дмитриевич был родом пламя в дальнюю комнату, но не обнаруиз казачества, патриот-государственник, жил дочки. Дочери в доме он не нашёл. Уже сильный талантливый провинциал, за- обгорая, он с трудом вырвался из объятого воёвывавший литературную Москву. Он в пламенем строения. Потом оказалось, что то время был женат на красивой женщи- дочь испугалась огня и от страха молча зане по имени Биана, растил сына. Понятно, билась под диван. Очевидно, что-то вроде сына звали Иваном. О Цыбине разговор от- шока лишило девочку дара речи .

дельный, а Биана после развода, вырастив Так заживо сгорела дочь Игоря Соловьесына, в конце восьмидесятых уехала в Из- ва и свора его породистых собак .

раиль на постоянное место жительства или, Мой давний знакомец был неестественкак это называлось в ОВИРах, — на «ПМЖ». но оживлен, рассказывал, что ему с женой Так, сын русского патриота Цыбина, Иван выделили квартиру на Мало-Грузинской, а тоже стал израильтянином. Но вернемся к сам он занят своим старым делом — развомоему «первому настоящему поэту». дит собак. А главное — несколько зарубежЕго судьба в итоге сложилась весьма ных издателей заказали ему книгу о том, драматично. как выращивать и воспитывать собак. Ну, и, Вскорости, после нескольких встреч в Ба- конечно, о том, что будут крупные гонорары ковке, я перестал бывать на соловьёвской за этот труд, который он уже написал .

«даче», полной собак, паутины и разбросан- Я пожелал ему всего наилучшего в той ных листков со стихами, и только через не- ситуации, в которую его ввергла жизнь .

сколько мгновенных десятилетий случайно Больше я его ни разу не видел и не знаю, встретил Игоря в ЦДЛ, где он с удовольстви- что произошло с ним, издал ли он всё-таки ем называл меня своим «учеником». Ко- свою книгу или нет .

нечно, это было не так. Но тогда многим А ведь он был наделен несомненным хотелось иметь учеников, памятуя строки поэтическим даром, мог стать известным Евгения Винокурова — «художник, воспитай поэтом, вписаться в идеологический истеученика, чтоб было, у кого потом учиться...» блишмент и годам к семидесяти издать свой С этим у меня связана забавная история о советский двух- или трехтомник. Но здесь человеческом чванстве и мелочном тщесла- уже начинаются таинственные причуды вии, и может быть, я когда-нибудь поведаю судьбы, и мне лишний раз хочется вспомее, но в этом случае спорить мне не хотелось нить стихотворение Давида Самойлова:

и я не стал возражать, чтобы не обидеть уже весьма немолодого человека, отмеченного...не вспомнят люди о поэте, — тут припоминаются строки Ахматовой — как будто не было его.. .

«клеймом неудачи» .

А еще через несколько лет я снова встре- А Игорь Соловьев иногда вспоминатил его со следами ожогов на лице, с еще ется мне, и перед глазами возникает его розово-коричневыми от заживающих ожо- обожженное пожаром лицо и стиснутая в гов пальцами. Игорь поведал мне невесе- розовато-коричневых обожженных пальлую историю. Однажды ночью по непонят- цах сигаретка, которая дрожит, когда он ным причинам загорелся его деревянный подносит ее ко рту.. .

баковский дом. Он попытался вывести 122 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Золотцевым, который тоже недавно ушёл

ПРА В О НА ЭПОХУ

из жизни. А Ткаченко принял участие в (Шт р и х и к п орт р ет у семинаре, который вёл Михаил Луконин .

Ал екса н др а Т КАЧ ЕНКО) Чем-то они были похожи с Михаилом КузьСегодня я снова вспоминаю своё знаком- мичом — участником Великой Отечественство с Сашей Ткаченко. Познакомил меня с ной войны и тоже бывшим футболистом, ним Серёжа Новиков — коренной ялтин- когда-то игравшим за команду Сталинский житель, поэт и владелец половины градского тракторного завода. Оба невыдома и одноэтажного флигеля на Балаклав- сокие, кряжистые, крепкие ребята. Но ещё ской улице. Тогда Саша ещё только начинал больше их сближал ритм стихов каждого свою новую — литературную — карьеру. из них — рваный, с перебоями, с ломаСпортивная закончилась. Но он был подтя- ным ритмом и такими же «нелинейными»

нут, стремителен, крепок, несмотря на не- строчками, похожими на неровный, зигзадавнюю футбольную травму. По сравнению гами, бег опытного форварда... Может быть, с ним полный, невысокий, с пивным живо- поэтому Ткаченко так потянулся к Луконитиком Серёжа выглядел рано постаревшим ну, а тот признал «своего» в ещё молодом старичком. Он умер года три назад, и эта поэте. А потом мы встретились уже надолго печальная весть пришла ко мне с опозда- и подружились больше четверти века нанием в несколько месяцев: между когда-то зад — в сентябре 1981 года, когда начались близким Крымом и Москвой протянулись занятия на Высших Литературных курсах .

границы, пока ещё прозрачные, но уже Саша приехал из родного Симферополя, я затуманенные, едва подёрнутые колючей был москвичом, третий наш друг Бахытжан проволокой... И я вспомнил, как мы втроём Канапьянов сорвался на два года учёбы гуляли по майской Ялте, где-то пили пиво, — радости — творчества — познания — из а потом с ознобным воплем входили в ещё ещё советской Алма-Аты. Хотя и до этого холодную волну где-то в районе гостиницы встречались и в ЦДЛ, и в Крыму, когда мне «Ореанды»... удавалось вырваться на пару недель в люВ Крыму Саша Ткаченко был своим чело- бимую чеховскую Ялту .

веком — футбольная юность не прошла на- На ВЛК было много интересных курсов, прасно. Его частенько узнавали на улицах, но особенно привлекал творческий семиокликали и друзья и незнакомые люди. нар, который вели замечательный поэт Через много лет он написал книгу о сво- Александр Межиров и критик Станислав ей спортивной жизни — «Футболь», преоб- Лесневский. Я неплохо знал обоих. Лесразовав название игры в многозначный невского как яростного борца за спасение глагол. Это очень горькая и очень смешная блоковского Шахматова. А Межиров был книга, она не только о футболе, а скорее о одной из легенд современной поэзии — том, как мы все жили в давние годы. Да и фронтовик, игрок, бильярдист, создатель сегодня всё идёт по тем, неписанным за- многочисленных мифов о себе и своём конам, которые наш друг сформулировал в окружении .

своей книге. Когда обсуждали Бахытжана КанапьяПосле давнего знакомства в Крыму мы нова, его все хвалили, и я из какого-то дувремя от времени виделись и на бере- рацкого чувства противоречия, подверг его гу Ялты, и в пёстром шуме ЦДЛ... Помню стихи критике. Разнёс, что называется, в Сашу на одном из Всесоюзных совещаний пух и прах. Мне даже стало стыдно моего молодых писателей в 70-е годы прошлого критического пыла. Но скоро мы объяснивека. Мне довелось вести семинар вме- лись и подружились. А с Сашей получилось сте с Владимиром Цыбиным и Стасиком так. Когда он выставил на обсуждение свою ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 странную дисгармоничную и частично не- задумался о судьбах крымчакского народа, понятную поэму «Моль», на него накину- к которому отчасти принадлежал .

лась половина поэтического семинара, А через десятилетия в среду 28 ноября выражая непонимание и неодобрение. Тут 2007 в Доме русского зарубежья на Таганке я напрягся и горячо поддержал его «нели- Саша представил друзьям и коллегам свою нейное» произведение. новую книгу — потрясающую, невероятНаши дружеские отношения не прерва- ную. Книга о народе крымчаков, которых лись после ВЛК. Саша остался в Москве. осталось не более тысячи человек в нашем Бахытжан время от времени появлялся в огромном мире. На всём земном шаре!. .

столице. Мы часто здесь встречались по Горсточка трепещущих душ .

.. Он оказался разным поводам и просто так — безо вся- голосом и речью уходящего народа. К этой кого повода! книге Саша шёл всю жизнь. Его книга стаВот одна из незабываемых наших ла памятником маме-крымчачке, всем тем, встреч. Это было в постсоветское время. В с кем он вступал в жизнь... В детстве он 1997 году, насколько помню — в феврале, подсмотрел уходящие тени истории, услыБахытжан привёз в Москву изданную им шал говорок своих земляков, впитал в себя книгу Ткаченко «Подземный мост». Привёз память о быте и отношениях никем не повесь тираж — пятьсот экземпляров. Это был знанного крымского захолустья .

знак дружбы, которую не смогло прервать Книга «Сон крымчака, или Оторванная даже крушение нашей великой страны. земля...» стала высшей точкой судьбы заВыход книги отметили в одном из буфетов мечательного поэта и прозаика Александра гостиницы «Россия». Пройдёт ещё немного Ткаченко .

времени — и кто вспомнит, что была такая Он умер через неделю после этого вечесамая большая в Москве гостиница, в ко- ра. Он, как и всегда, никого не просил о поторой в каком-то заштатном буфете пили за мощи. Он умел только помогать другим. Подружбу, за стихи, за будущее три неизвест- чувствовав себя плохо, заперся дома, умер ных поэта. Наотмечались так, что утром в ночь с четвёртого на пятое декабря 2007 перезванивались и выясняли, кто из нас года. В среду об этом никто не узнал — проещё дышит. сто Саша не подходил к телефону... Его нашКогда-то Андрей Вознесенский, сам ещё ли только в четверг .

молодой, назвал юного поэта Сашу Ткаченко Не выдержало сердце .

крымским мустангом русской поэзии. Это Меньше, чем за год до его ухода мы разбыло давным-давно. Ткаченко привёз его в говорились в заваленном книгами и бустепи под Симферополем — туда, где были магами кабинете Русского ПЕН-клуба. Назахоронены в общей могиле тысячи крым- верное, можно было бы и не повторять, что чаков, евреев и других жителей Крыма, всем известно: он был генеральным дирасстрелянные немецкими оккупантами в ректором, а последнее время ещё и вицеОтечественную войну. Но не только немцы президентом российского отделения этой совершили преступление против человеч- международной правозащитной организаности — отечественные мародёры уже в ции писателей. Работал на износ. Был беснаше время искали здесь ценности: золо- страшен, когда защищал других .

тые зубные коронки, сгнившие от времени Я время от времени заглядывал к нему бумажники с припрятанной драгоценной на Неглинку .

монеткой, золотые часы, срывали цепоч- В этом кабинете бывали самые разки с шейных позвонков... Вознесенский ные люди. Здесь мы болтали с Генрихом тогда написал кровоточащую поэму «Ров». Сапгиром, общались с безымянными Наверное, тогда же Александр Ткаченко и писателями-беженцами из уже не советДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 ских среднеазиатских республик. Писате- не скажу, что Ткаченко переоценил себя .

ли спасались от деспотических режимов Просто он недооценил ту коварную непредближнего зарубежья. Сюда заглядывал Ан- сказуемость биологической составляющей дрей Вознесенский да и кто только не по- человека .

являлся в этой тесной от общения комнате. Водитель ритма не помог — сердце остаИногда Саша бывал замкнут, иногда при- новилось .

открывался, бывал пронзительно открове- Я даже представить себе не мог, что такое нен и тогда с горечью рассказывал о тщес- возможно: так крепок, бодр, неукротим был лавии и алчности иных из наших коллег, с Саша в жизни, в творчестве, в обществе. Он которыми волей-неволей ему приходилось так и остался тем степным мустангом, котоиметь дело. Сегодня не время пересказы- рого нельзя приручить к неволе .

вать эти разговоры. Ткаченко был человеком, который осоПримерно год назад Саша рассказал мне, знавал себя в этом мире значительной что его прооперировали и установили «во- личностью. Он знал себе цену и обладал дитель сердечного ритма», электростиму- чувством собственного достоинства. Его полятор — электронное устройство, которое ведение, общение с людьми было лишено подстёгивает работу пульса. Он как бы под- спеси, чванства, не задевало окружающих .

талкивает ослабевшую сердечную мышцу, В одной из своих поэтических книг «Игра заставляя её биться с определённой часто- на вылет» — я храню её ещё с тех «вээлкаштой. А работает этот прибор от тоже вшитой ных» лет — писал:

в тело батарейки .

— Ты понимаешь, измерили пульс, а его Как человек практически нет... Сразу предложили опе- Имею право на эпоху.. .

рацию .

Меня поразило это откровение. Я осто- Он не только имел право на эпоху, он сам рожно поинтересовался: создавал эту эпоху, в том числе и для тех, — А как теперь? — спросил я. — И на кто его окружал. Эпоха Александра Ткаченсколько лет батарейка? ко — это история правозащитной жизни — Лет на десять, — ответил Саша. — Я ду- новой России. Он строил русский ПЕН-клуб мал, мне запретят всё на свете, оказывает- и сам рос вместе с этим клубом .

ся, нет. Даже в футбол играть можно. Не знаю, предчувствовал ли он, что скоро — А спиртное? — спросил я не самого покинет этот мир? Скорее всего, нет. Но равыпивающего в этом мире поэта. ботал он жадно, бешено — и в Русском ПЕНе, — Тоже можно. Красное вино. Конечно, в и за компьютером, и встречаясь с друзьями, пределах разумного. и мотаясь по белому свету. Где он только ни Вот они, эти пределы!.. побывал — и в Мексике и в Финляндии, в Почему я так подробно воспроизвёл эту Америке, в Анголе, далее везде... Всё это лочасть нашего разговора? Потому что это жилось тайным грузом на сердце.. .

много говорит о характере Ткаченко. Он Не раз летал Саша на мировые конгресне задумывался о том, что жизнь может сы пеновского движения. Он провёл и свой оборваться. Он и с «водителем сердечного — Международный конгресс ПЕН-клуба в ритма» был готов играть в футбол и пить Москве в мае 2000 года. В течение несколькрасное вино. ких дней в пятизвёздочной московской К сожалению, природа не интересуется гостинице «Редиссон-Славянская» словно нашими планами. Она поступает по-своему. сосредоточилась литературная жизнь плаНеукротимый дух и бренная плоть чело- неты — её идеи, её бури, её протестные и века с годами входят в противоречие. Я стилистические противоречия. У меня соДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 хранились фотографии, на которых мы был лично знаком по мировым пеновским остались под глянцем того времени вместе конгрессам. Я в своём выступлении подс Сашей Ткаченко, Борисом Месерером и черкнул как раз эту черту ткаченковской Беллой Ахмадулиной, Бахытжаном Кана- прозы — изобразительную силу, выразипьяновым, каким-то — сегодня уже и име- тельность, яркие краски, крупные мазки .

ни не вспомнить — японским писателем... Он дарил мне свои книги, одну за другой:

В заключение конгресса в большом акто- «Избрань» — поэтическое избранное (на вом зале гостиницы прошёл поэтический которое я смог написать и напечатать свой вечер. Здесь даже «нобелевский» Гюнтер отклик в «ЛГ», перепечатанный затем в Грасс вспомнил, что когда-то и он писал парижской газете «Новое русское слово»), стихи, и рядом, после готической речи Грас- книгу воспоминаний о спортивной молодоса, эти стихи звучали в переводах Ткаченко, сти «Футболь», лукавый роман о любви «Левпрочем, им же и озвученные. Андрей Воз- вый полусладкий», свои «тёмные аллеи»

несенский нарисовал плакат поэтической страстей и страданий «Женщины, которых встречи, которая состоялась 24 мая 2000 мы не любим, или Джентльмен на ночь», года. Он был издан и в большом формате и прекрасную книгу «Париж — мой весёлый памятными книжными закладками. Одну жулик», в которую, в том числе, входил чудиз этих закладок-логотипов до сих пор хра- ный цикл новелл «Записки проходимца» .

ню в одном из сборников Вознесенского Стоят на моей полке и публицистические — белым фломастером на красном фоне книги Саши Ткаченко, и последний — изв несколько штрихов он начертал силуэт данный за полгода до смерти — сборник обнажённой женщины и дату проведения его стихов и переводов... При жизни моего встречи .

Конечно, женская фигура испол- друга эта книжная полка только дополняла нена весьма условно, а грудь её изогнулась его — живого, порывистого, вдохновеннокак два рычажка старинной пишмашинки. го... Сегодня, увы, книги человека не замеКак мне показалось, эта женщина была за- нят. Но хорошо, что они есть — написаны, думана символом мировой литературы, ко- изданы и, хочется надеяться, не пропадут торая, как ни посмотри, всё-таки женщина. в нашей литературной истории, в которой, Тогда я не успел поинтересоваться у Андрея в основном, всё как раз исчезает бесследАндреевича, правильна ли моя догадка, а но. Эти книги написаны так, что их можно сегодня спросить стало труднее — Возне- читать, в них о сложных вещах говорится сенскому 75 и он болен... нормальным человеческим языком, а это Саша Ткаченко любил гласность, любил, нынче большая редкость .

чтобы, как на стадионе, было много людей, Я не раз, помимо всего прочего, появлялголосов, застолья. Почти все свои книги он ся в русском ПЕН-клубе на Неглинке в серевыставлял на дружеское обсуждение — в дине весны, 19 апреля Саша обычно отмечал подвальном каземате Литературного музея свой день рождения. Обычно пеновские дни на Петровке и том же Литмузее в Трубня- рождения он отмечал с коллективом ПЕНа ковском переулке, в Доме литераторов и в и с кем-то из приглашённых или случайно «актовом» зале самого ПЕНа на Неглинке. заглянувших на «огонёк» друзей и коллег. В Однажды он проводил презентацию книги 2008 году многие из тех, с кем он дружил и рассказов в Малом зале ЦДЛ. Он прочитал работал, снова собрались в конференц-зале рассказ из крымской жизни — о великовоз- ПЕНа, если таким торжественным именем растном дебиле с феноменальными яйца- можно охарактеризовать большую комнату, ми. Эта крымская картинка напомнила мне где собирались гости. Это тоже произошло мощные латиноамериканские рассказы 19 апреля. Мы отмечали день рождения Габриэля Гарсиа Маркеса, с которым Саша Саши. Но уже без него. За большим столом в 126 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 чёрном одеянии уже бесслёзно сидела вдова лась эта книга своими неожиданными, как Саши и его сын Фёдор. всегда у Ткаченко, ритмическими ходами, Саша Ткаченко был надёжным челове- отбором стихов для перевода в разделе «Отком в этом неустойчивом мире. В юности он рывки неба» — среди авторов Роберт Фрост, научился «брать» мяч, бросаться с ним на Уильям Джей Смит, другие классики ХХ века .

преграды. С его уходом мир стал менее на- Я не буду останавливаться на её страницах дёжен и более шаток. По крайней мере, для — я пишу не рецензию, а воспоминание .

тех, кто знал поэта. Но вот что меня поразило сегодня, когда Саша Ткаченко умер на взлёте — жизнен- я снова пролистал страницы последнего — ном, творческом. Это взлёт был так очеви- предсмертного — поэтического сборника ден, что Андрей Битов, завершая своё скорб- Саши. То, что я не заметил, когда принял ное слово на панихиде по Ткаченко в Малом подарок и когда поставил книгу на полку. И зале ЦДЛ, сказал: «Его нет — он улетел...» только сейчас даже не увидел — понял, что Андрей Георгиевич имел право на память фамилия автора на обложке — Александр о Саше. Увы, в своё время Булат Окуджава Ткаченко — странным образом заключена в пророчески написал: «Все враги после на- прямоугольную горизонтальную рамку, точьшей смерти запишутся к нам в друзья...». в-точь так, как обрамляют фамилии авторов Меня поразило, что к микрофону на пани- посмертно. Вообще в судьбе нашего друга хиде выходили если не враги, то люди по случались мистические совпадения и предсути малознакомые с Сашей, которые гово- знаменования... Что за мистика открылась рили о «Ткаче...», каким для них он никогда в этом оформлении? И была ли эта рамка в не бывал. И я вспомнил, что он рассказывал июне месяце, когда Саша подарил мне свою мне в своём пеновском кабинете о некото- последнюю изданную при жизни книгу? Серых из этих людей — его слова были целой годня я начинаю в этом сомневаться .

энциклопедией, посвящённой мелочности, март-июнь 2008 г .

скупости, лживости иных из наших коллег .

Что тут поделаешь? — таковы люди, такими они были тысячи лет назад, такими хотят остаться через тысячу лет .

А в самом ПЕНе при жизни его обычно величали Петровичем .

Трудно вспоминать о старом друге, пока Екатерина МОСИНА ещё не улеглось ощущение преждевременВоронеж ного прощания. Конечно, это ещё не портрет Александра Ткаченко, а только подступы к нему, только отрывочные штрихи *** и заметки о человеке, с которым, как вдруг оказалось, дружил больше тридцати лет. Там время, как паук, свои сплетает сети .

Половину жизни. И пеленает мир хитоном паутин .

И стрелки на часах поникли, словно плети, P.S. Имя в рамке... Засохшие в песках сахаристых пустынь .

Свою последнюю прижизненную книгу стихов «Происхождение вида. Стихи. Пере- И в склянке той песок — пусть время воды» (2007) он подарил мне с доброй над- отмеряет .

писью ещё 8-го июня 2007 года, вскоре По ветру паучки отправились в полет .

после выхода её из печати. Она вышла не- Хоть солнце над землей по-летнему сияет, задолго до «Сна крымчака...». Мне понрави- Но жаворонок в небе давно уж не поет .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Отпустят летунцы в порывах ветра стремя, Ямщик, постой, и я с тобою .

Запнувшись о кусты, осядут на листах, Я воду подносил коню .

Не ведают они, что ветер — это время. Тут все — живущие гоньбою .

А сами паучки — лишь стрелки на часах. Так ведь и я себя гоню .

–  –  –

Когда новогодняя елка Последнюю снимет серьгу, И тонко чернеют иголки На хрупко–крахмальном снегу, И утром как будто приснится, Что свет расширяется вдаль, Зима начинает двоиться — И перетекает в февраль .

–  –  –

Не рядись под звон бандуры в Че Гевары и Бандеры .

У небесной диктатуры злые умники и дуры — все достойны высшей меры .

2 .

Театр тает — этот палиндром его приговорил.

Сплошная кривда:

речистые Гоморра и Содом, кулис нечистых Сцилла и Харибда .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Третичный ледостав и снег аналогичный. Дым фабричный истощен и жалок, И треугольный вождь в кустах Березины, Ползает от печки до дверей.. .

И встречная весна эпохи четвертичной Неба отлетевший полушалок Застанут нас с тобой на ветке бузины. Развязался на груди твоей,

–  –  –

Имени Тютчева нет в этом ряду имён, но где оказался удивительно устойчивым этот как живой он чаще других поэтов возника- образ: «Высокий дуб. Глубокая вода. // Споет в поэзии Рубцова. койные кругом ложатся тени. // И тихо там, «Приезду Тютчева» в Россию посвяще- как будто никогда // Природа здесь не знано отдельное одноимённое стихотворение, ла потрясений» .

где о нём сказано: «И сны Венеции пре- Конечно, знала (однако, как тонко и красной, // И грустной родины привет — // выразительно это «как будто»!), как и Всё отразилось в слове ясном.» Как это от- вся Россия, как и её человек, «мыслящий разилось у Тютчева — бесконечно близко и тростник», посетивший мир в его «минуты дорого Рубцову. роковые». Гигантская тень Тютчева вновь Именно через Тютчева он ощущает сти- наплывает на Рубцовское стихотворение, хии — ветер, грозу, непогоду; таинственную взрывая контекст изнутри скрытым напрядушу природы («Как человек богоподоб- жением философской мысли под маской ный, // Внушает в гибельной борьбе // Пу- созерцания и покоя… скай не ужас допотопный, // Но поклоне- Нельзя не разделить исторической ние себе!..»), историзм русских видений. правоты наблюдения Ивана Коневского в Именно через Тютчева он осуществляет статье «Мистическое чувство в русской ливыход, выходит на связь с теми «живыми» рике», отметившего: «…весь ход образной классическими поэтами, среди которых чуткости к таинственным делам и стороназван и Лермонтов. «Лермонтовский нам сознания у русских поэтов последоэлемент» присутствует в рубцовской по- вавшего времени приходится поставить эзии в особом, пронзительно-щемящем, в связь с мысленными формами одного эмоционально-лирическом восприятии Тютчева, выводить их единственно из его родины, её непоказной красоты: «О, вид исходной точки» .

смиренный и родной!» и одновременно божественно-возвышенной: «О, сельские Критики любят говорить о том, что для виды! О, дивное счастье родиться // В лу- Алексея Прасолова, этого, по определегах, словно ангел, под куполом синих не- нию, «философского поэта из провинции»

бес!», в ощущении себя романтическим (Алоиз Волдан, Австрия), Тютчев — та же всадником-вестником ли, героем ли, впи- исходная точка. В отсчёте традиции, митавшим вольнолюбивый дух свободы: «Я роощущения, «ходе образной чуткости». Но буду скакать по холмам задремавшей от- всё это лежит на поверхности вещей. Ведь чизны, // Неведомый сын удивительных не случайно же первую книгу стихов поэт вольных племён!» и тайных, пророческих назвал — по тютчевскому стихотворению признаний о будущем: «Боюсь, что над — «День и ночь» и не раз открыто признанами не будет возвышенной силы, // Что, вался в своей расположенности к Тютчеву .

выплыв на лодке, повсюду достану шестом, Он его высоко ценил .

// Что, всё понимая, без грусти пойду до мо- Между тем, любимый, если не любимейгилы... // Отчизна и воля, — останься, моё ший поэт Прасолова — Лермонтов. В его божество!» письмах рассыпаны те или иные признаСамое заветное желание лирическо- ния, свидетельствующие о том, что лермонго героя Лермонтова — «Надо мной чтоб, товская поэзия была неотъемлимой частью вечно зеленея, // Тёмный дуб склонялся и сокровенного духовного опыта, глубоким шумел», которым заканчивается, как мы камертоном, по которому он выверял слух:

помним, знаменитое стихотворение «Вы- «Я молюсь той мудрой прозрачности, что, хожу один я на дорогу…», оживает в поэзии например, у Лермонтова:

Рубцова не как метафора или центон, а — как память по сходству, по духу, традиции, ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 «окаменелым гневом» гор). Многие стихи Толпой угрюмою и скоро позабытой — лёгкие акварельки, загородные видики, Над миром мы пройдём без шума и следа, молодость, пытающаяся сказать мудро. Вот Не бросивши векам ни мысли плодовитой, молодость — это хорошо. Она сквозит неНи гением начатого труда .

посредственностью в отдельных местах.»

Что это? Не строка, а гранёная плита над И так по-человечески вздыхает: «Господи, я погребённым заживо поколением» (В пись- становлюсь желчным критиком!» (в письме ме к Инне Ростовцевой от 21.05.62.) к И.Р. от 12.10.62.) Размышляя о том, как «быть собой, а не Конечно же, Алексей Тимофеевич преуказаться» (это — главная забота поэта, осо- величивает — он никогда не был таковым бенно в начале пути — 1962-63-и годы), — злым, брюзгливым, … но он не отказыПрасолов строго и придирчиво присма- вал себе ни в хлёсткой эпиграмме на воротривается к современной ему поэзии и к нежских литераторов-борзописцев (на Ф .

тогдашним модным лирикам: «Броскость, Волохова с романом «Не шути ты, рожь!», отрывочность, суматоха — вот что в журна- например), ни в откровенном сарказме, лах. Прочитал «30 отступлений» (Вознесен- особенно если это касалось профанации ского — И.Р.) словно шёл босиком по резко- святого для него имени:

му стеклу. Думал, почему так? У Пушкина, у «Кстати, о Лермонтове. Не найдёшь ни Лермонтова редко встретишь даже эпитет, оного сборника, где бы не было стихов о не употреблявшийся другими, а в целом — нём. И все берут одно внешнее, сам факт такая сила. А тут такая изощрённость — и — трагическую гибель, затравленность и пустота, и пустота. У других — есть точные грядущее бессмертие, всё — на грозовом слова, конкретный, точный образ, а тепла фоне и т.д. А внутреннего родства и духа нет, того ощущения, как после молитвы, ис- ни у кого не чувствуешь. Есть что-то у Сиповеди — нет. В чём дело?» (в письме к И.Р. монова в лирике военных лет — о боевой от 5.10.62.) дружбе, о любви, есть у Тихонова в поэме Мучительно ища ответа на этот вопрос, «Киров с нами» и его кавказских стихах. А пытаясь определиться в сложной, не всег- у остальных — ничего от его могучей мысда видной ему за тюремной решёткой (Пра- ли и чувства. Понятно, это трудней грозосолов находился там в 1962-1969 годы), вой бутафории, мартыновского пистолета, далёкой столичной литжизни, он приходит привычной манеры показа этой трагедии»

к выстраданному окончательному выво- (в письме к И.Р. от 4-6.08.63.) ду: «Новизна, современность, яркий наряд Сказанное Прасоловым почти полвека и т.д., да не заглушает главного, если оно назад не утратило своего значения и по есть, а если нет, так не надо прикрывать сию пору: штампы в показе лермонтовской бескрылость души крылатыми, неистовы- трагедии ничуть не выветрились со времеми словесами… Найди у иных слово, чтоб нем и сегодня продолжают жить разве что в применить к жизни — чёрта с два!» (в пись- более блестящей, гламурной, оболочке .

ме к И.Р. от 5.10.62.) Приближение к образу Лермонтова Прасолов искренне радуется, если нахо- по-прежнему трудно. А «лермонтовского дит такие слова в «Днях поэзии» 1962-1963 элемента» в новой современной поэзии гг. у молодых поэтов и со вниманием отмеча- по-прежнему мало. Прасолов понимал под ет каждую находку: «У Голубкова [Дмитрия ним «могучую мысль и чувство». Он глуГолубкова (1930-1972), тонкого русского боко переживал, что говорить о личном, лирика, безвременно ушедшего из жизни о тоске, о «глухих закоулках» души в наш — И.Р.] понравилось: «Ты знала время, ты век стыдно. Подай общесоюзное чувство ушла впопад…» О Лермонтове — «окамене- — тогда это будет ново, хоть и наиграно .

лое восстание» (перекличка с тихоновским А остальное — «старо, камерно, альбомДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 но». Разве только что в камерном письме поэта. «Вечером будем смотреть юбилей уместно». М.Ю. Лермонтова — в 7.30», — сообщает он Для него Лермонтов — прежде всего был в письме от 15.10.64 года .

человек, «горько и зло» сказавший об этом. Для него это встреча с тем, что он давОн цитирует строки из лермонтовского сти- но знает и любит, и повод ещё раз сказать хотворения «Не верь себе» о «тяжёлом бре- «коротко — и всеобъемлюще», назвать де души твоей больной иль пленной мысли свои дорогие лермонтовские строки: «Я не раздраженье» и, прочитывая их примени- унижусь пред тобою…», «Так храм оставлентельно к самому себе и своему творчеству, ный — всё храм» — это не круг моих умос горечью признаётся: «…если бы я опреде- настроений, а это — моё бытие. И что люди лился в этом, увидел свою человеческую вспомнили в связи с 150-летием — это зацель, а не литературную — не метался бы кономерно: совесть (нездоровая) утешает в стихах от сурового слова до романсовой себя 50-100-150 и т.п. — летиями». Напислякоти» (в письме к И.Р. от 21.03.63.) сано 26 октября 1964 года в сутолоке вокТрезво анализируя свои неудачи и про- зала, «на той дольке стола», где человеку с счёты на этом сложнейшем пути, Прасо- подорожной по казённой надобности отволов пишет, что «ему не хочется быть рабом дит судьба. Вокзалы рождают афоризмы:

довлеющего факта, не дающего простора «А Россия, стихия жизни — за мной» .

основному», а хочется находить «стерж- К названным лермонтовским произневую мысль», которая была бы слита с ведениям, составлявшим духовное бытиё чувством. В качестве примера он приводит Прасолова, принадлежали также «Дума», в письме от 7.05.63 года набросок стиха: которая неотделима для него от оценки БеСтою, не ведая границы, // На час, ушед- линского: «Кто же не услышит в ней своего ший от людей, // Чтоб снова преданно от- стона, своего крика!», и «Демон» .

крыться // Земле — праматери своей…» И В неоконченном рассказе [«Постоялец»] здесь же — четыре строки из другого, как герой Дмитрий Баженин, alter ego автора, он сообщает, стиха, оставшегося нам неиз- ночью, в чужой комнате, наводя страх на вестным: хозяйку, кому-то говорит, «сводя голос до жгучего шёпота», строки из поэмы:

И выйдет из арки ворот Подёнщик с глазами пустыми, Хочу любить, хочу молиться, Когда обыденность убьёт Хочу я веровать добру, В работе значенье святыни. Слезой раскаянья сотру Я на челе, тебя достойном, Образ подёнщика «с глазами пустыми», Следы небесного огня, лишёнными небесного огня — это образ, И мир, в неведенье спокойном… таящий в себе «лермонтовский элемент», Пусть! Расцветает без меня!

облитый «горечью и злостью». Символ всего того, что более всего ненавидел Прасо- Демон Лермонтова — «весь он — выверлов в творчестве. Литературное ремесло и нутая мука» — приводит за собой «Демона»

мастерство не должны быть привычкой и (сидящего) Врубеля. «Царевну Лебедь» — самоцелью, иначе можно убить в процессе «Чисто, глубоко и…страшно. А почему — не труда смысл и святое назначение поэта и знаю». А если бы увидеть оригиналы ещё?

поэзии. Забраться бы в Третьяковку» (в письме от «Значенье святыми» неизменно и проч- 31.07.64.) но сопрягалось у Прасолова с именем Лер- «Следы небесного огня» как символы монтова. всего «чистого, глубокого и…страшного»

В 1964 году в стране широко отмечал- вели Прасолова к Блоку — «К Блоку — чеся юбилей — 150-летие со дня рождения рез Лермонтова» (это его самого слова в ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 письме от 11.03.63 г., а не литературовед- Быть может, я поэтому только и живу — ческие построения и домыслы критиков. хотя бы так…»

Точно так же как — к Тютчеву — в сторону Говоря об особенностях утверждения направления философской поэзии, поэзии в своём, и учителях в поэзии, он здесь же мысли прежде всего. заметит: «С детства — устный (от окружаюИменно эти три поэта оказались зна- щих) Шевченко, школьные — Пушкин, Лерковыми в поэтической судьбе Прасолова, монтов (ставшие сразу нешкольными для определившими для него столбовую дорогу меня), позже, по мере моего углубления русской классической традиции, по кото- — рембрандовский мрак от Лермонтова рой он следовал до конца своих дней. (даже от глаз его на портрете и от букв его Сумевший самостоятельно зажечь свои, поэзии), идущий к нежному, но такому же прасоловские, огни во времени («День и (только больше) мрачному Блоку, к ночной ночь») и пространстве («Земля и зенит» — душе Тютчеву и дальше…» (Прасолов цитиназвание второй книги, 1968 г .

), увидевший рует по памяти тютчевские: «О, вещая душа в небе «разветвление огня» как символ моя! О сердце, полное тревоги…» И блоковдвижения, непокоя, тревоги, набирающего ские: «Благославляю всё, что было, // Я высоту и снижающегося, идущего на убыль лучшей доли не искал…» строки). И заклюлюбовного чувства: «Огонь высокий канул чит своё размышление следующими словав тень, // В полёте превратившись в ка- ми: «Всё — как бы я о себе, и тебе. А Блок .

мень…», он сумел оставить нам и неповто- И это для меня — препятствие. Слишком римый, пластически-осязаемый «слепок» близка жизнь моего сердца и разума его со своего голоса: жизни, их жизни. Значит, чтобы по-своему писать — надо по-своему жить: не изменяя, А голос в пространстве вечернем, а углубляясь в современную мне жизнь, каКакою-то силой гоним, кой они знать не могли. А ведь она, не поМетался — огромный, пещерный, вторяясь, повторяет в тебе то, что вечно» .

Не сходный с ничтожным моим .

–  –  –

Переход в область классических зна- Вот так и живем, а потом уходим в рассвет, чений даётся нашей поэзии, пережившей А может — в закат, но разницы, торнадо постмодернизма, сошедшего на в принципе, нет, убыль, с огромным напряжением сил. Разница есть только здесь, Но «следы небесного огня», оставленные только здесь и сейчас, классической поэзией XIX века и лучшими А после — играем не мы. Играют нас .

поэтами второй половины века двадцатого, продолжают звать нас .

Лермонтовский элемент — отнюдь не «окаменелое восстание», это — живой, мятежный, неуспокоенный дух .

Временами он вырывается из книжных фолиантов собраний сочинений, волнуя нас глубиной мысли и чувства, красотой Геннадий РУСАКОВ непредсказуемых противоречий человеческого «я» .

***

–  –  –

*** Вновь в осени теперь я .

Над речкою игривой Листву роняют ивы, Как розовые перья .

Да и другие тоже Деревья стали проще, И поредели рощи, Гнездовья растревожив .

И тает тень простая В росе, предельно свежей .

И покидает межи Проснувшаяся стая .

И расправляют крылья Встревоженные птицы, И стая вдаль стремится 158 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009

–  –  –

Слышит, как где-то в глубинах скользят И глядит на меня обалдело Рыбы со взглядами статуй, здешний сторож с обличьем невежды .

Слышит все то, что услышать нельзя, Прекратить это гиблое дело!

За тишину как ни ратуй. Только одурь снедает надежды .

–  –  –

Вот он взлетает с крыши и не глядит назад. Наступает и у бомжа перековка .

Следом за ним не мыши — дети его летят. На маячном столпе свежа облицовка .

Не говори мне: это — утренние грачи. Тень обкуренного бича тает в росах .

И о судьбе поэта лучше уж помолчи. Свет прожекторного луча — тоже посох .

Блещут в лучах заката лом, молоток, лопата, гаечные ключи .

Вот он из глаз пропал .

Родина не виновата .

Ты ее всю проспал. Владимир ФИРСОВ

–  –  –

Появляются первые звезды. Генуэзской башни очерк… Кто Медведицы выследит след? Выцветшая синева… На купавах настоянный воздух Время медленно, на ощупь Над Купавной качается сед. Тянется едва-едва .

–  –  –

Малины куст жирует на задворке. На весенней льдине

Чуть солнце ввысь — и вот они, соски Сплавлен груз сердец:

Весенних почек на лучах-оборках, Хата у плотины, Выпячивают нежные листки. Бабка, дед, отец…

–  –  –

У крестов начала Не было и нет .

ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Дворце Искусств. Знакома с ним не была и На выступлении были Маяковский и Папознакомиться не отважилась...», — вспо- стернак .

минала Ариадна Эфрон. 19 сентября этого же года Маяковский Тогда в Политехническом музее чекисты устроил праздник поэзии под названием организовывали судебные процессы, а по- «Дювлам». «Политехнический в эти дни эты устраивали свои суды. осажден. Трещат двери от нахлынувшей «4 ноября 1920 года в Большом зале кон- толпы. Маяковский сам не может пройти серватории состоялся суд над имажиниста- на свой вечер. Он оказывается заложником ми..., — вспоминал М.Д. Ройзман, — …. [16 у толпы. С него требуют выкуп — «пятьденоября] в Большом зале Политехнического сят контрамарок…ну, двадцать, тогда промузея был организован ответный вечер има- пустим», — вспоминал Лев Кассиль .

жинистов… Не только аудитория была наби- Осенью 1921 года был прочитан цикл та до отказа, но перед входом стояла толпа лекций, посвященных творчеству Ф.М. Дожаждущих попасть на вечер, и мы — весь стоевского. Трагик Леонидов читал последОрден имажинистов» — с помощью конной нее слово Дмитрия Карамазова на суде .

милиции с трудом пробились в здание... Пе- Как вспоминал актер МХАТа Н.П. Хмелев:

репалка на суде шла бесконечная. Аудитория «Леонид Миронович вышел в валенках, в была довольна: как же, в один вечер слушают темном костюме, в свитере под пиджаком .

Брюсова, Есенина, Маяковского, имажини- В зале тогда было очень холодно…» .

стов, которые в заключение литературного 17 октября 1921 года в Большом зале высудебного процесса стали читать стихи...» ступали с декларациями: от символистов — 30 ноября состоялся большой поэтиче- А. Белый, футуристов — В. Каменский, А .

ский вечер. С докладом «Поэзия и револю- Крученых, В. Маяковский. От имажинистов ция» выступил Валерий Брюсов. В прениях — С. Есенин, А. Кусиков, А. Мариенгоф, а — Владимир Маяковский. также поэты от других поэтических групп .

В холодном зале в декабре 1920 года В 1922 году, 19 января, состоялся перпришлось выступать поэтессам. Вел вечер вый вечер «чистки поэтов». В зале — Д .

Валерий Брюсов. «…Вечер поэтесс, — вспо- Фурманов, С. Есенин, московские професминала Марина Цветаева, — был объявлен сора, литературоведы и просто любители в Большом зале Политехнического Музея… поэзии. В один вечер всех поэтов обсудить Поэтесс, по афише соответствовавших чис- не успели, Маяковский переносит собралу девять (только сейчас догадалась — де- ние на 17 февраля .

вять Муз! Ах, ложно-классик!), казалось не девять, а трижды столько… Гляжу на поэтесс — синие. Зал — три градуса ниже нуля, « Хор о ш о »

ни одна не накинет пальто. Вот он, героизм красоты...». После возвращения из Америки Сергей 19 декабря 1920 года состоялся диспут Есенин провел свой вечер в Политехничена тему «Поэзия — обрабатывающая про- ском музее 21 августа 1923 года .

мышленность». Докладчик — Владимир Ма- Рюрик Ивнев об этом вечере: «Сперва яковский, оппонент — А.В. Луначарский. Шершеневич, Мариенгоф, Ивнев прознесли краткие речи, поздравили Сергея с приездом… После этого Сергей стал рассказывать о своем путешествии за границу. Он «И в еч н ы й б о й … »

описывал комфортабельные гостиницы, В мае 1921 г. Александр Блок в послед- заокеанские гиганты пароходы, тяжелые ний раз читал стихи в Большой аудитории. чемоданы Айседоры Дункан… Все сошло ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 бы благополучно, если бы Есенин прочи- аплодисменты — ведь все почти свои… тал отрывки из своих писем, которые пи- Наконец взялся за стихи, начал читать сал из-за границы, или куски задуманного скороговоркой себе под нос…Вместе с «Железного Миргорода… А так, видя, что тем в его напевности и ритмическом повыступление не клеится, Есенин махнул качивании чувствовалась влюбленность в рукой и сказал: каждую строфу…» — из дневника Натальи — Ладно! Я лучше прочту вам новые стихи! Соколовой .

Слушатели моментально оживились, и Из воспоминаний поэта С.С. Наровчачтение отрывков из «Страны негодяев» по- това: «Осенью 1937-го я пришел сюда со шло под аплодисменты. Когда же Сергей стайкой ифлийских студентов. Мы заняли прочел «Москву кабацкую», его выступле- одну из верхних скамей и сразу поплыли ние превратилось в триумф…» по шумовым волнам, плещущим в преддвеЗаканчивался 1924 год. Маяковский рии вечера. Вечер открывал Алексей Сурвернулся из Парижа и устроил вечер в По- ков: «Пастернак не придет, заболел… А кто литехническом. «Наша галерка, — расска- из молодежи будет? Все, кто на афише» .

зывали Кукрыниксы, — буквально ревела На афише поэтическая молодежь 30-х от восторга, скандируя: Маяковский! Мая- годов была представлена щедро. Помнится ковский!». объявлены были А. Коваленков, С. ВасиГазета «Вечерняя Москва» 21 октября льев, Д. Алтаузен, М. Матусовский, К. Сигода писала: «Большой зал Политех- монов, Е. Долматовский, С. Островой. Они нического музея заполнен до пределов воз- подкреплялись поэтами старших возрастов можности. Публика в проходах, публика — Сельвинским, Луговским, Светловым, Гона эстраде, публика в вестибюле. Снаружи лодным, Сурковым…» .

— с улицы — Политехнический имеет вид В 1937 году писатель В.В. Вересаев выосажденной крепости. Это Маяковский чи- ступал в Политехническом с циклом лектает октябрьскую поэму «Хорошо» ций о творчестве А.С. Пушкина .

12 июня 1928 года в Большой аудитории В 1941-1943 годах музей был временно собрались краеведы. Выступал недавно закрыт для посещения, но работа по расвернувшийся из Италии А.М. Горький. пространению научно-технических знаний продолжалась .

В военное время состоялся творческий вечер А.Н. Толстого. Он читал новые главы «Сор о ко в ы е, р о ко в ы е … »

из своих произведений «Хождение по муВ феврале 1930 года на диспуте «Пути кам» и «Петр Первый» .

советской литературы» вступительный до- В мае 1945 года в Большом зале Поликлад делал А.В. Луначарский. Участвовали технического музея проходил X пленум в диспуте Владимир Маяковский, Всеволод правления Союза советских писателей .

Иванов, Вера Инбер. Выступали Александр Твардовский, Всемарта 1930 года состоялся диспут о волод Вишневский, Павел Антокольский, пьесе А. Безыменского «Выстрел». Высту- Самуил Маршак .

пал Маяковский. Это было последнее выступление Владимира Маяковского в Политехническом. « М ел о, мел о п о вс ей земл е… »

В 1933 читал стихи О.Э. Мандельштам .

«Предвкушаю удовольствие — у меня два Из записных книжек Анны Ахматовой:

билета в Политехничку на четырнадцатое «В апреле 1946 с другими ленинградскими [марта]… Вышел Мандельштам. Дружные поэтами ездила в Москву (7 выступлений .

198 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Клуб писателей, Колонный зал, Универси- хи, практически не расставались, стали тет и т.д.). С нами выступал Пастернак». почти родными. Выступающие менялись, Сохранилась в архиве Е.Б. Пастернака и только наша четверка — Белла Ахмадуфотография Бориса Пастернака и Анны лина, Булат Окуджава, Евгений Евтушенко Ахматовой с пометкой: «1946 г. На вечере и я — неизменно были на сцене. А рядом в Политехническом музее с Анной Ахмато- были то Б. Слуцкий, то Р. Казакова, то В .

вой. Фотография В.Славинского». Соколов…» [Вечерняя Москва. — 1997. — 6 На поэтическом вечере в Политехниче- декабря] .

ском музее, состоявшемся 7 февраля 1948 Юрий Кукин познакомился с Юрием года под названием: "Поэты за мир, за де- Визбором и Владимиром Высоцким на мократию", читал свои стихи и Борис Па- концерте бардов в Политехническом музее .

стернак. Концерт состоялся 5 апреля 1966 года, его Александр Ревич вспоминал: «…В те вёл композитор Аркадий Островский .

времена громили журналы "Ленинград" Выступал в Большой аудитории и Арсеи "Звезда". Особенно досталось Анне Ах- ний Тарковский .

матовой и Михаилу Зощенко. Не обошли Из воспоминаний Галины Аграновской:

и Пастернака. Его перестали печатать, за- «…Два поэтических вечера Арсения Тарковпретили публичные выступления. И вдруг ского. Один — в Политехническом, другой однажды афиши объявили о большом в ЦДЛ. В Политехническом стихи читают поэтическом вечере в Политехническом Арсений и Михаил Козаков. Едем с Тарковмузее… ским, по дороге Арсений волнуется: непреВ зале яблоку негде было упасть. В ам- менно провалюсь!.. И народ не соберется… фитеатре встречались знакомые лица. На И как читать рядом с Мишей, он же мастер, сцене сидели "зубры": Илья Сельвинский, актер…Зачем я согласился»!..» Зал полон, Михаил Голодный, Михаил Светлов, Илья сидят на ступеньках в проходах. Слушатели Эренбург, многие знаменитости помоло- в основном молодые. Успех, аплодисменты же: Константин Симонов, Степан Щипачев, оглушительные!...» .

недавно вернувшийся из ГУЛАГа Ярослав Здание музея со временем разрушалось .

Смеляков... Из-за аварийного состояния в 1987 году Пастернак без лишних слов начал чи- Большую аудиторию пришлось закрыть .

тать что-то никогда не слышанное, не- В апреле 1995 году возрожденная Бользнакомое и поразительное. В зале плыл шая аудитория снова заработала. В мае — густой гудящий голос: Мело, мело по всей аншлаг. «Следует начать с конца, того саземле …». мого момента, когда Владимир Бережков во второй раз взял в руки гитару и запел знаменитую «Молитву Франсуа Вийона»… Лишний билетик спрашивали еще от меПо л и техн и че ски й, тро…Но если вам скажут, что 23 мая людей т ы это п о м н и шь ?»

к музею привела ностальгия по тем врегод. Андрей Вознесенский о том менам — не верьте. Если это и была новремени: «…Я думаю, что даже знамени- стальгия, то, говоря словами вышедшего тый Хуциевский фильм «Мне двадцать на сцену одним их первых Андрея Вознелет», где есть отличные кадры вечера в сенского, «ностальгия по настоящему». А Политехническом, не передает ту атмос- то и по будущему…» [Литературная газета .

феру, в которой эти вечера проходили. Это — 1995. — 31 мая] .

было какое-то абсолютное единение с залом. Мы с теми, кто приходил слушать стиДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 А в этом году состоялось другое важное «По л и тех н и че с к и й — событие. «Москва. 20 марта. ИНТЕРФАКС .

моя Росси я ! »

Певец, поэт и композитор Александр ГоПо-прежнему в Политехническом высту- родницкий в четверг отмечает 75-летие .

пают известные барды и поэты, артисты и Юбилейный вечер барда пройдет в Больмузыканты. шой аудитории московского ПолитехничеВ Большой аудитории выступали Евге- ского музея…» .

ний Агранович, Владимир Бережков, Вик- В апреле 2008 в Большой аудитории Потор Берковский, Юрий Гарин, Александр литехнического музея прошел поэтический Городницкий, Вероника Долина, Александр вечер «Литературной газеты» под девизом Дольский, Вадим Егоров, Владимир Качан, из стихотворения Владимира Соколова «Всё Андрей Крамаренко, Юлий Ким, Александр уходящее уходит в будущее». В этой встрече Мирзаян, Валерий и Вадим Мищуки, Татья- приняли участие поэты разных поколений на и Сергей Никитины, Леонид Сергеев, — Надежда Кондакова, Сергей Мнацаканян, Александр Суханов, Дмитрий Сухарев, Вик- Андрей Шацков, Валентин Резник, Анна тор Третьяков, Елена Фролова, Галина Хом- Гедымин, Максим Лаврентьев, Андрей Кочик, Михаил Щербаков и многие другие. ровьев и другие поэты. Вечер вёл главный Здесь пели Алла Баянова, Евгений Дят- редактор «ЛГ» Юрий Поляков. Известный лов, Олег Погудин, Валентина Пономарева, прозаик, он завершил встречу своим стиЕвгения Смольянинова, Виктор Соломенцев, хотворением, написанным в юные годы .

читали стихи Владимир Вишневский, Игорь 18 июля — еще одно 75-летие. Теперь — Иртеньев, Михаил Козаков, Евгений Миро- Евгения Евтушенко. Поэт каждый день свонов, Юнна Мориц, Маргарита Терехова, Чул- его рождения с неизменным успехом уже пан Хаматова и, опять-таки, многие другие. много лет отмечает выступлением в БольСюда, «в нашу гавань», «заходили корабли» шой аудитории Политехнического. Ведь Эдуарда Успенского и Элеоноры Филиной. Политехнический музей предложил ему 23 октября 2006 года Андрей Вознесен- договор — праздновать на сцене Большой ский был на вечере «100 минут поэзии» в аудитории день рождения в течение 25-ти Большой аудитории, которой он посвятил лет. «С правом пролонгации», — как пошусвое «Прощание с Политехническим», и тил на юбилейном вечере поэт .

зал устроил ему овацию. Андрей Вознесенский писал когда-то в 25 июня 2007 года состоялся вечер, по- своем стихотворении: «…ко мне прислушивасвященный 100-летию со дня рождения ется магически гудящей раковиною гиганта Арсения Тарковского. ухо Политехнического». Но и сейчас Большая 7 октября 2007 — снова поэтические вы- аудитория, слушая выступления известных боры. Больше всего голосов и символиче- ученых и инженеров, по-прежнему «прислуский лавровый венок получил Дмитрий Во- шивается магически» к поэзии .

денников — автор нескольких поэтических сборников. Александр ЗАВЬЯЛОВ 200 ДЕНЬ ПОЭЗИИ-2009 Литературно-художественное издание



Похожие работы:

«1 Отчет о результатах оценки в предоставлении муниципальных услуг в сфере физической культуры и спорта в натуральном и стоимостном выражении по итогам 2013 года и плану на 2014 год. В соответствии с постановлением администрации города Комсомольска-на-Амуре от 21 апреля 2009 года №438-па " Об утверждени...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Белгородский государственный национальный исследовательский университет" Рабочая программа дисциплины "Политическая реклама" Напра...»

«РУССКОЕ МОСКОВСКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ГОРОДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВО (МЦ РГО) 119017 Старомонетный, 29, комн. 20, тел. 959-00 31, http://rgo.msk.ru, электронный адрес rgomo@mail.ru КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН на март 2017г. 1 среда, 17 ч. 15 м. Комиссия по культурной географии совместно с...»

«КУЛЬТУРА РЕЧИ 65 Осторожно: речевой аферизм! © А.А. ШУНЕЙКО, доктор филологических наук, © И.А. АВДЕЕНКО, кандидат филологических наук В статье рассматривается отрицательное явление, встречающееся в нашей жизни, – речевой аферизм. Речевая афера – это такая афера, где используются п...»

«В. Т. Ковалева, С. Н. Шилов ПРАОБРАЗ ИНДРЫ: ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ АНТРОПОМОРФНОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ НА СОСУДЕ Он укрепил раздельно небо и землю. PB IV, 44, 24 Он убил Вритру, самого (страшного) врага бесплечего, Индра дубиной, великим оружием. PB 1, 32, 5 О Индр...»

«МЛ. Рейснер, Н.Ю. Чалисова ОБРАЗ ПОЭЗИИ В ПОЭЗИИ: ЛИТЕРАТУРНАЯ РЕФЛЕКСИЯ В ПЕРСИДСКОЙ КЛАССИКЕ X-XIVBB. (касыда имаснави) П оэтическое слово занимало ведущее место в художественной культуре иранского С...»

«Семинар "Культурный ландшафт" и комиссия по культурной географии Московского городского отделения Русского географического общества 169-е заседание 05 марта 2008 г. http://msk.rgo.ru/komissii-i-otdeleniya/komissiya-po-kulturnoj-geografii/ Культурный ландшафт в географии и за ее пределами (...»

«Вариант 14 Часть 1. Ответами к заданиям 1–20 является цифра, или последовательность цифр, или слово (словосочетание). Запишите ответы в поля справа от номера задания без пробелов, запятых и других дополнительных символов. 1 Запишите слово, пропущенное в таблице. Характеристика методов п...»

«141 ЭТНОЛОГИЯ И АНТРОПОЛОГИЯ 99.03.021. СОЦИАЛЬНАЯ И КУЛЬТУРНАЯ ДИСТАНЦИЯ: ОПЫТ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИИ / Амелин В.В., Анайбан З.В., Бравин А.Д . и др.; Авт. проекта и отв. ред. Дробижева Л.М.; Ин-т этнологии и антропологии Р...»

«Полуэктова Мария Михайловна Магистр кафедры контрастивной лингвистики и лингводидактики Ахметшина Мадина Робеноровна Специалист информационных систем и технологий ПУТИ ПОПОЛНЕНИЯ ЛЕКСИКИ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ Аннотация: Динамично развиваясь вместе с...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.