WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«писателей: В 3 т. / Под ред. Д. Михаловского. СПб., 1899. Т. 1. С. 305-341. СОНЪ ВЪ ИВАНОВУ НОЧЬ. ПРЕДИСЛОВЕ. Шекспиръ, горячо привязанный къ родному, англійскому, чуткій и ...»

Источник: Сон в Иванову ночь. Комедия в пяти действиях. Перевод

Н. Сатина // Шекспир В. Полное собрание сочинений В. Шекспира в переводе русских

писателей: В 3 т. / Под ред. Д. Михаловского. СПб., 1899. Т. 1. С. 305-341 .

СОНЪ ВЪ ИВАНОВУ НОЧЬ .

____________________

ПРЕДИСЛОВЕ .

Шекспиръ, горячо привязанный къ родному, англійскому, чуткій и

воспріимчивый ко всему живому, не произвелъ ни одной пьесы, въ которой бы не было прямыхъ отношеній къ современности или намековъ на связи съ знаменитйшими изъ его современниковъ. Всего ясне выразилось такое направленiе въ его пьес «Сонъ въ Иванову ночь», которая, очевидно, написана на случай какого-то бракосочетанiя и, по преданію, представлена была въ самый день свадьбы одного изъ знатныхъ друзей Шекспира (можетъ быть графа Соутгэмптона?) .

«Сонъ въ Иванову ночь» относится ко второму періоду дятельности великаго поэта, когда онъ, достигнувъ тридцатилтняго возраста, вошелъ въ славу, пріобрлъ знатныхъ друзей и покровителей, сталъ не только достаточнымъ, но почти богатымъ человкомъ, и проводилъ веселую и шумную жизнь среди людей, составлявшихъ цвтъ и гордость блестящаго вка Елизаветы. Къ этому періоду относится большая часть произведеній Шекспира: вс его хроники, вс комедіи, вс эротическія пьесы — все, кром трагедій. Отечественная истopiя и преданія, роскошныя картины счастія, любви и дружбы, геройскіе подвиги мужества, прославленіе красоты и душевной, и тлесной — вотъ около чего вращается внутреннее содержаніе Шекспировыхъ произведеній второго періода. Вншняя сторона драмъ этого періода отличается неистощимымъ юморомъ, веселостью и легкостью изложенія, немногосложностью интриги, обиліемъ шутовскихъ интермедій, а также пристрастіемъ поэта къ внутреннимъ созвучіямъ (аллитераціи) и къ заключительнымъ римамъ .

«Сонъ въ Иванову ночь» былъ уже напечатанъ въ 1600 году, и даже не одинъ, а два раза; это не мшаетъ однакоже комментаторамъ Шекспира относить пьесу къ 1594—1596 годамъ. Эта пьеса, вмст съ «Бурею», которая принадлежитъ другому періоду дятельности великаго поэта, представляютъ собою самыя легкія и игривыя произведенія фантазіи Шекспира, которыя, при полномъ отсутствіи содержанія, очаровываютъ насъ общимъ впечатлніемъ удивительно милыхъ и оригинальныхъ эпизодовъ .

Дйствительно, трудно себ представить что-нибудь проще и незамысловате содержанія такой пьесы, какъ «Сонъ въ Иванову ночь». На первомъ план стоятъ дв пары влюбленныхъ, между которыми взаимная любовь распредлена неравномрно. Ихъ окружаетъ невидимая влюбленнымъ жизнь и дятельность маленькаго мiра эльфовъ и фей, ихъ лукавыя продлки, ихъ забавы и занятія, обрисованныя такъ неподражаемо-хорошо, съ такою отчетливостью и живостью, что сами эльфы и феи начинаютъ постороннему наблюдателю казаться (и не безъ причины) гораздо боле естественными и возможными, чмъ Гермiа и Деметрій, Лизандеръ и Елена. Позади этихъ двухъ влюбленныхъ паръ, являются уже совершенно блдныя личности Тезея, Ипполиты, Филострата и Эгея, почти не участвующія въ дйствіи, а лишь присутствующія при совершеніи его. И рядомъ съ этими полуживыми или вовсе неживыми типами, заимствованными изъ отдаленнйшаго періода классической древности, рядомъ съ туманнымъ міромъ фей и эльфовъ, безслдно снующихъ, скользящихъ, кишащихъ въ таинственномъ мрак ночи, или при блдномъ свт луны, Шекспиръ, страстно любящій противоположности, ставитъ артель грубыхъ, тупоумныхъ, неуклюжихъ ремесленниковъ, добродушныхъ и доврчивыхъ, боязливыхъ, и неодаренныхъ разборчивымъ вкусомъ, при самомъ усердномъ желаніи и готовности услужить герцогу аинскому Тезею, котораго они любятъ и уважаютъ. Изъ сопоставленія такихъ взаимно противоположныхъ элементовъ Шекспиръ выводитъ рядъ самыхъ веселыхъ и шутливыхъ сценъ, которыя, къ сожалнію, гораздо пріятне читать, чмъ видть на сцен, гд постановка ихъ бываетъ обыкновенно крайне безвкусна или просто — безсмыслена .





Судя по тому, что «Сонъ въ Иванову ночь» былъ уже въ 1600 году два раза напечатанъ, должно предполагать, что пьеса пользовалась значительною популярностью въ начал семнадцатаго вка. Нтъ никакого сомннія въ томъ, что этою популярностью «Сонъ въ Иванову ночь» обязанъ феямъ и эльфамъ, которые стали извстны въ европейской литератур уже съ того времени, когда средневковые романы пріобрли себ обширный кругъ читателей и почитателей; а въ англійской литератур феи и до Шекспира (у Чоусера), а при Шекспир (у Спенсера, въ его Fairy Queen), и посл него играли довольно значительную роль. Но никто, ни до Шекспира, ни посл него, не сумлъ съ надлежащимъ искусствомъ приняться за богатый матеріалъ, представляемый кельтійскими и германскими преданіями о феяхъ и эльфахъ: одинъ Шекспиръ ршился вывести преданія эти на сцену во всей ихъ безыскусственной народной обстановк, безъ всякихъ прикрасъ, тонкостей и преувеличеній, хотя съ нкоторыми перемнами и добавленіями, которыя, однакоже, нисколько не повредили длу, потому что относились собственно не къ сущности преданій, а къ ихъ постановк на сцен. И, дйствительно, подчиняясь условіямъ сцены, феи и эльфы Шекспира нисколько не перестали быть народными, и это свойство ихъ выразилось преимущественно въ личности Пука; врность его характера типу народныхъ преданій такъ поразительна, что нкоторые комментаторы и критики (между послдними и Гервинусъ) принимали за источникъ Шекспирова знакомства съ Пукомъ весьма популярную въ семнадцатомъ столтіи книжку «Robin Goodfellow’s mad pranks and merry jests», напечатанную, по однимъ извстіямъ, въ 1628, а по другимъ (по Кольеру) — въ 1588 году. Всякій, кто хоть немного знакомь съ англійской народной поэзіей и преданіями, непремнно долженъ взглянуть съ большимъ сомнніемъ на подобную гипотезу, потому что ужъ, конечно, не Шекспиру, послужившему неизсякаемымъ источникомъ цлой литературы популярныхъ книжекъ, не Шекспировой фантазіи приходилось заимствовать матеріалъ въ дюжинной книжк для народнаго чтенія, въ род всхъ нашихъ лубочныхъ изданій и перепечатокъ. И могъ ли онъ — въ полномъ смысл человкъ своего народа – быть настолько незнакомымъ съ народными преданіями, чтобы для ближайшаго изученія ихъ прибгать къ какой бы то ни было мертвой букв, а не къ живымъ воспоминаніямъ дтства и прямымъ отношеніямъ своимъ къ народу, котораго различные слои и классы, со всми ихъ понятіями, воззрніями и предразсудками, были ему извстны, очевидно, не изъ книгъ, а вслдствіе нагляднаго знакомства и долгихъ наблюденій надъ дйствительностью. Книжное начало выразилось въ этой пьес Шекспира чрезвычайно страннымъ сплетеніемъ классическихъ именъ, преданій и миологіи съ исконными поврьями англійскаго народа; связывая милыя плутни и шутки Оберона и Пука съ боле коварными продлками Купидона и Венеры, Шекспиръ отдавалъ лишь должную дань своему вку, проникнутому глубокимъ пристрастіемъ ко всему классическому .

Здсь будетъ не лишнимъ сказать нсколько словъ о тхъ намекахъ на живую современность, которые заключаются въ этой пьес, какъ и въ большей части другихъ Шекспировскихъ пьесъ, тмъ боле, что здсь они особенно поражаютъ своею гениальною смлостью .

Во второй сцен второго дйствія Оберонъ даетъ наставленія Пуку, какъ отыскать необходимый ему цвтокъ, и говоритъ слдующее (приводимъ мсто цликомъ, потому что, какъ увидимъ дале, здсь важно каждое слово):

О Б Е Р О Н Ъ (обращаясъ къ Пуку). Ты помнишь, Какъ я сидлъ однажды на окраин мыса И слушалъ морскую дву, которая на спин дельфина Пла такъ сладко и благозвучно, Что бурное море стихало при ея пніи, И нкоторыя звзды безумно стремились изъ своихъ сферъ, Чтобы слышать музыку морской двы?

Въ то же время увидлъ я (хоть ты бы и не могъ видть) Летящаго между холодною луною и землею Купидона въ полномъ вооруженіи; онъ цлился Въ прекрасную весталку, которая правитъ на запад;

И быстро спустилъ онъ со своего лука любовную стрлу, Какъ-будто собираясь пронзить сто тысячъ сердецъ;

Но мн было видно, какъ огнистая стрла Купидона Потухла въ чистыхъ лучахъ водянистой луны, А царственная жрица прошла мимо, Въ двственныхъ размышленіяхъ, свободная отъ прихоти .

Однакоже я замтилъ, куда упала стрла Купидона:

Упала она на маленькій западный цвточекъ, До того молочно-блый, теперь же зардвшійся отъ любовной раны – И двушки зовутъ его «любовью отъ бездлья» .

Одинъ изъ членовъ Шекспировскаго общества, Гальпинъ, представилъ въ своей стать, «Виднье Оберона», превосходное объясненіе этого мста, объясненіе тмъ боле важное, что оно служитъ подтвержденіемъ уже давно извстной истины: Шекспира нельзя оцнить вполн и постигнуть сразу: чмъ боле изучаютъ его, тмъ боле убждаются въ томъ, что каждое слово его можетъ служить драгоцннымъ источникомъ для ближайшаго знакомства съ исторіею его времени .

Уже и прежде вс соглашались, что подъ весталкой, царствующей на Запад и недосягаемой для стрлъ Купидона, должно разумть Елизавету, и во всемъ этомъ мст слдуетъ видть тонкую лесть ей. Нечего уже и говорить объ эстетическомъ достоинств этого мста: любопытно прослдить Гальпиново толкованіе подробностей всего эпизода, который посл такого объясненія долженъ невольно всякаго поразить тонкимъ и изящнымъ оттнкомъ сатиры на современность, сатиры, конечно, совершенно ясной въ Шекспирово время, но чуть было окончательно не потерявшей своего значенія для потомства .

Гальпинъ видитъ въ Купидон, вооруженномъ съ головы до ногъ(all armed), намекъ на сватовство графа Лейстера за Елизавету и на т празднества, которыя были имъ устроены въ Кенильворт (1575) съ цлью облегченія этого сватовства. Изъ различныхъ описаній этихъ празднеcтвъ (въ Gascoynes princely pleasures 1576 и Lonehamis letters 1575) извстно, что между прочими представленіями и фейверками, сопровождавшими ихъ, важную роль играла поющая сирена, которая плыла по вод на спин дельфина и пла хвалебные гимны Елизавет, между тмъ какъ около нея взлетали и лопались ракеты .

Шекспиръ совершенно врно передалъ эту подробность въ Обероновомъ монолог. Дале говоритъ онъ о томъ, какъ стрла отскочила отъ жрицы и упала на западный цвтокъ. Подъ этимъ цвткомъ Гальпинъ разуметъ молодую графиню Эссексъ, съ которой Лейстеръ былъ въ тайной связи во время отсутствія ея мужа, находившагося въ это время въ Ирландіи; графа вскор посл того извстили объ этой связи (въ 1576 году), и на обратномъ пути изъ Ирландіи, онъ былъ тайно умерщвленъ. Цвтокъ, до того молочноблый, невинный, зардлся отъ раны, нанесенной любовною стрлою, что должно обозначать или паденіе графини, или, можетъ-быть, намекать на насильственную смерть ея супруга, которая, конечно, стояла въ тсной связи съ ея любовными отношеніями къ графу Лейстеру. Имя тому цвтку — любовь въ праздности, любовь на досуг, и это названіе, по мннiю Гальпина, должно указывать на незанятость, праздность сердца графини въ отсутствіи ея супруга, а можетъ быть и на то, что самая связь Лейстера съ графиней Эссексъ была только развлеченіемъ для его досуга, потому что онъ въ то же время задумывалъ жениться на Елизавет. Къ этому аллегорическому разсказу Оберонъ уже въ самомъ начал прибавляетъ, что только онъ могъ видть то, что онъ передаетъ Пуку, и этимъ самымъ какъ бы указываетъ, что Пукъ долженъ хранить въ тайн все, сообщенное ему Оберономъ. Шекспиръ, по всмъ вроятіямъ, намекаетъ и здсь на то, что вс вышеизложенныя подробности, покрытыя для другихъ мракомъ неизвстности, могли быть извстны ему, такъ какъ онъ стоялъ въ тсныхъ дружескихъ отношеніяхъ съ семьею Эссексовъ и, кром того, эти же обстоятельства были причиною гибели одного дальняго родственника Шекспира (Эдуарда Ардена), казненнаго въ 1583 году .

Такое точное истолкованіе одного небольшого аллегорическаго эпизода едва ли не столько же заставляетъ удивляться могуществу Шекспирова генія, какъ и любой эстетическій трактатъ, обращающій наше вниманіе на совершенство и законченность его типовъ, на безукоризненную чистоту его идеаловъ! Недосягаемо-высокимъ является поэтъ, который настолько же можетъ служить источникомъ высокихъ духовныхъ наслажденій для всхъ и каждаго, насколько и неистощимымъ матеріаломъ изученія для цлыхъ ученыхъ обществъ, избирающихъ его спеціальною цлъю своихъ изысканій .

«Сонъ въ Иванову ночь» былъ переведенъ на русскій языкъ всего четыре раза:

1) Сонъ въ Ивановскую ночь. Шекспира. Переводъ И. Р. (Росковшенко) .

(«Библіотека для Чтенія», 1841, т. XLV, №, 4 отд. II, стр. 181—224.)

2) Сонъ въ Иванову ночь. Драма В. Шекспира, переводъ Н. Сатина .

(«Современникъ». 1851, т. XXIX, № 10, отд. 1, стр. 295—394.)

3) Сонъ въ Лтнюю ночь. Комедія Шекспира. Переводъ Аполлона Григорьева .

(«Библіотека для Чтенія», 1857, т. CXLIV, № 8, отд. 1, стр. 179—274.) Перепечатана въ «Драматическомъ Сборник» (1860, № 4, отд. 1, стр. 1—96) .

4) Сонъ въ лтнюю ночь. Шекспиръ въ перевод А. Л. Соколовскаго .

___________ Придворные Тезея и Ипполиты .

Дйствіе происходитъ въ Аинахъ и въ окрестномъ лсу .

___________ ДЙСТВЕ ПЕРВОЕ .

–  –  –

Мой Филостратъ, ступай и пригласи Всхъ юношей аинскихъ забавляться .

Въ нихъ духъ живой веселья пробуди .

Для похоронъ пусть грусть они оставятъ:

На праздник нтъ мста блдной гость!

(Филостратъ уходитъ.) Я овладлъ тобою, Ипполита!

Моимъ мечомъ, враждой я пріобрлъ Твою любовь; но бракъ нашъ совершится Средь пышности, торжествъ и наслажденій .

Входятъ Е Г Е Й, Г Е Р М I Я, Л И З А Н Д Е Р Ъ и Д Е М Е Т Р I Й .

ЕГЕЙ .

–  –  –

Я съ жалобой на Гермію мою Являюся, исполненный печали .

Приблизься ты, Деметрій. Добрый герцогъ, Вотъ человкъ, которому я далъ Согласіе на Герміи жениться .

Приблизься ты, Лизандеръ! Государь, А этотъ вотъ околдовалъ ей сердце .

Лизандеръ, да, ты ей давалъ стихи, Ты съ дочерью моею обмнялся Залогами любви; ты подъ окномъ ея При мсячномъ сіяньи ей пвалъ Притворно нжнымъ голосомъ слова, Дышавшія притворною любовью;

Ты голову вскружилъ ей разнымъ вздоромъ:

Браслетами изъ собственныхъ волосъ, Колечками, бездлками, сластями, Игрушками, букетами, цвтами Посланниками тми, что всегда Надъ юностью неопытной всесильны;

Ты хитростью у дочери моей Похитилъ сердце - и повиновенье, Которымъ мн обязана она, Ты измнилъ въ настойчивость, въ упрямство .

Мой государь, когда руки и слова Она не дастъ Деметрію при васъ, То я прошу васъ предоставить мн Старинное аинянина право .

Она моя, и я ея судьбою Располагать могу. Пускай она Здсь изберетъ Деметрія иль смерть, Которую при случа подобномъ Немедля произноситъ нашъ законъ .

ТЕЗЕЙ .

Ну, Герміа, что скажешь? Разсуди:

Теб отецъ твой богомъ долженъ быть .

Онъ красоты твоей творецъ, и для него Ты то же, что фигура восковая, Которая имъ вылита. Иметъ Онъ право полное - и уничтожить, И довершить созданіе свое .

Деметрій, вдь, достойный человкъ?

ГЕРМIА .

–  –  –

Я васъ прошу: простите, государь!

Не знаю я, откуда эта смлость;

И, можетъ-быть, я скромность оскорблю, Что чувствую, высказывая здсь;

Но я молю сказать мн, ваша свтлость, Что худшаго въ грядущемъ ждетъ меня, Когда женой Деметрія не буду?

ТЕЗЕЙ .

Отъ общества навки отлученье Иль избрать тогда должна смерть ты будешь .

Итакъ извдай, Герміа, себя;

Подумай, какъ ты молода, пылка;

Подумай и о томъ, что если ты Откажешься отцу повиноваться, То ты должна навкъ оставить свтъ И навсегда безплодною остаться, Чтобъ гимны пть къ безчувственной лун .

Т трижды счастливы, въ комъ столько силы, Чтобъ, обуздавъ себя, свершить спокойно Путь двственный; но роза на земл Счастливе, когда она цвтетъ И не таитъ свое благоуханье;

Счастливе, поврь мн, розы той, Которая на стебл тихо вянетъ, Растетъ, живетъ, и принимаетъ смерть И все одна, все въ одинокомъ счасть .

ГЕРМIА .

Такъ я рости и жить, и умереть Хочу одна, скорй чмъ соглашуся Я двственность мою отдать тому, Чью власть душа всей силой отвергаетъ .

ТЕЗЕЙ .

Подумай хорошенько, но когда Настанетъ новолунье, - въ этотъ день Соединюсь навкъ я съ Ипполитой Тогда и ты готова быть должна Иль умереть за неповиновенье, Иль сдлать то, что хочетъ твой отецъ, Иль принести на алтар Діаны Святой обтъ провесть всю жизнь свою И строгою, и одинокой двой .

ДЕМЕТРIЙ .

О, согласись же, Герміа! Лизандеръ, Ничтожныя претензіи свои Ты долженъ уступить моимъ правамъ, Столь неоспоримымъ .

ЛИЗАНДЕРЪ .

–  –  –

О, дерзкій! Да, любовію моею Владетъ онъ - и все, что въ ней мое, Моя любовь отдастъ ему навки .

Она моя, и вс мои права Надъ нею я Деметрію вручаю .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Но, государь, не такъ же ли, какъ онъ И я богатъ, и знаменитъ рожденьемъ?

Моя любовь сильнй его любви, И въ обществ, въ малйшихъ отношеньяхъ, Деметрію я равенъ; можетъ-быть, Деметрія я превышаю даже;

А сверхъ того, чмъ можетъ онъ хвалиться?

Я Герміей прекрасною любимъ:

Зачмъ же я права мои оставлю?

Деметрій... Да, я объявлю при немъ:

Онъ дочери Надара предложилъ Свою любовь; съ тхъ поръ душой Елены Онъ овладлъ, и добрая Елена

Ему вполн, всмъ сердцемъ предана:

Боготворитъ неврнаго она .

ТЕЗЕЙ .

Я признаюсь, дошли такіе жъ слухи И до мня, и я намревался Съ Деметріемъ объ этомъ говорить;

Но я забылъ: я самъ былъ озабоченъ .

Иди за мной, Деметрій; и Егей Иди за мной: мн нужно вамъ обоимъ Дать нсколько особыхъ указаній .

Ты, Герміа прекрасная, готовься Согласовать желанія свои Съ желаніемъ родителя; иначе Законъ Аинъ, который измнить Не можемъ мы, произнесетъ свой судъ И обречетъ тебя на заточенье Или на смерть. Пойдемъ-ка, Ипполита!

Что, милая, какъ чувствуешь себя?

Деметрій и Егей, за мной идите:

Я долженъ къ вашей помощи прибгнуть, Чтобъ нужное все изготовить къ свадьб .

Поговоримъ мы также кой-о-чемъ, Что, собственно, касается до васъ .

ЕГЕЙ .

Мы слдуемъ по долгу и желанью .

( Тезей, Ипполита, Егей, Деметрій и свита уходятъ.) ЛИЗАНДЕРЪ .

Ну, что съ тобой, другъ милый? Отчего Ты такъ блдна, и помертвли розы Твоихъ ланитъ?

ГЕРМIА .

Конечно, оттого, Что нтъ дождя; но буря глазъ моихъ Легко замнитъ этотъ недостатокъ .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Мн никогда не удалось прочесть Иль услыхать въ исторіи, въ разсказ, Чтобъ гд-нибудь путь истинной любви Былъ совершенъ спокойно. То ему Происхожденья разница мшаетъ .

ГЕРМIА .

Несчастіе, когда высокій родомъ Влюбляется въ простую дву!

ЛИЗАНДЕРЪ .

–  –  –

А если выборъ ихъ Съ влеченіемъ душъ любящихъ согласенъ, Тогда война, болзни или смерть Ихъ счастію ужъ врно помшаютъ .

И такъ - любовь мгновенна, будто звукъ;

Кратка, какъ сонъ; какъ призракъ, преходяща;

Какъ молнія среди глубокой ночи, Она быстра - блеснетъ и озаритъ Предъ взорами и небеса, и землю, Но прежде чмъ успетъ человкъ Сказать: «смотри», ужъ снова бездны мрака Все поглотятъ. Такъ быстро на земл Все свтлое въ хаос исчезаетъ!

ГЕРМIА .

Но ежели для истинной любви Страданіе всегда необходимо, То, видно, ужъ таковъ законъ судьбы .

Научимся сносить его съ терпньемъ;

Страданія нельзя намъ избжать:

Оно принадлежитъ любви, какъ вздохи, Мечты и сны, желанія и слезы, Всегдашніе товарищи влюбленныхъ!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Прекрасна эта вра; но теперь Не то! Послушай, у меня есть тетка, Богатая, бездтная вдова Она живетъ отсюда миляхъ въ трехъ И ею я любимъ, какъ сынъ родной .

Тамъ, Герміа, мы можемъ обвнчаться, Гд не настигнетъ насъ законъ Аинъ .

Когда меня ты любишь, завтра ночью Тихонько домъ родительскій оставь, И тамъ, въ лсу, который только въ мил Отъ города, гд встртилъ я тебя Съ Еленою однажды майскимъ утромъ, Когда вы съ ней обряды совершали, Я буду ждать .

ГЕРМIА .

О, добрый мой Лизандеръ, Клянусь крпчайшимъ лукомъ Купидона И лучшей, золотой его стрлой, И кротостью Венериныхъ голубокъ!

Клянуся тмъ, что связываетъ души И длаетъ счастливою любовь!

Клянусь огнемъ, который жегъ Дидону, Когда троянецъ лживый уплывалъ!

Клянусь теб, Лизандеръ, всею тьмою Мужчинами нарушенныхъ обтовъ, Которые ужъ врно превзойдутъ Своимъ числомъ вс женскіе обты Я буду тамъ, гд ты назначилъ мн!

ЛИЗАНДЕРЪ .

О, милый другъ, сдержи же общанье!

Смотри, сюда Елена къ намъ идетъ, Прекрасная? Увы!

Возьми назадъ, возьми свое названье!

О, красоту твою Деметрій любитъ, Счастливая! Да, для него горятъ Твои глаза полярною звздою, И голосъ твой пріятный для него Пріятне, чмъ жаворонка пнье Для пастуха, когда кругомъ поля Зеленою пшеницею покрыты, А посреди боярышникъ въ цвту .

Прилипчивы болзни - для чего бы И красот прилипчивой не быть?

Пока я здсь, могла бъ я заразиться, О, Герміа прекрасная, тобой!

Мой жадный слухъ запомнилъ бы твой голосъ, Мои глаза усвоили бъ твой взоръ;

Мои слова прониклись бы, быть-можетъ, Мелодіей твоихъ пріятныхъ словъ;

Когда бъ весь свтъ моимъ былъ достояньемъ, Деметрія себ оставивъ, міръ Я бъ отдала, чтобъ только быть тобою .

О, научи меня глядть, какъ ты!

Скажи, какимъ ты способомъ владешь Деметріемъ и мыслями его?

ГЕРМIА .

–  –  –

Утшься, онъ меня ужъ не увидитъ:

Ршилась я съ Лизандеромъ бжать .

До той поры, пока я не видала Лизандера, Аины были рай!

Теперь мой рай – увы - преобразился Въ жестокій адъ могуществомъ любви!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Елена, мы откроемъ наши души Передъ тобою. Завтра ночью мы, Когда луна свой образъ серебристый На лон водъ зеркальныхъ отразитъ И уберетъ вс травки влажнымъ перломъ, Въ тотъ самый часъ, который укрываетъ Въ своей тиши любовниковъ побгъ, Ршилися Аины мы оставить .

ГЕРМIА .

И въ томъ лсу, въ которомъ мы съ тобою Такъ часто, отдыхая на цвтахъ, Свои мечты другъ другу изливали, Сойдуся я съ Лизандеромъ моимъ;

Тамъ отъ Аинъ мы взоры отвратимъ, Чтобъ вновь друзей искать въ стран чужой .

Прощай, моя подруга; помолися За насъ двоихъ. Пусть счастіе вручитъ Твоей любви Деметрія! Лизандеръ,

Не позабудь общанное слово:

До завтрашней полуночи должны Лишить себя мы сладкаго свиданья, Которое - какъ пища для влюбленныхъ!

(Уходитъ.) ЛИЗАНДЕРЪ .

Я буду тамъ. Прощайте же, Елена .

Пускай Деметрій вамъ принадлежитъ, Какъ вы ему теперь принадлежите .

(Уходитъ.) ЕЛЕНА .

Какъ счастіе неровно въ этомъ мір!

Красавицей такой же, какъ она, Въ Аинахъ я слыву; но что въ томъ пользы?

Деметрій думаетъ не такъ: не хочетъ Признать меня, чмъ признана я всми .

Но, кажется, мы оба въ заблужденьи:

Онъ въ Гермію влюбился до безумья, А я въ его достоинства. Такъ что жъ?

Вдь, для любви все низкое, пустое

Въ достойное легко пересоздать:

Любовь душой, а не глазами смотритъ .

И оттого крылатый Купидонъ Представленъ намъ слпымъ и безразсуднымъ .

Быть съ крыльями и быть лишеннымъ глазъ Поспшности немыслящей эмблема!

Любовь зовутъ ребенкомъ оттого, Что въ выбор своемъ она нердко Обманута бываетъ, какъ дитя .

Видала я, какъ втреныя дти Среди игры другъ другу общаній Вдругъ надаютъ и вдругъ измнятъ имъ .

Дитя-любовь, какъ и другія дти, При случа, готова взять назадъ Вс данныя недавно общанья .

Пока еще Деметрій не видалъ П И Г В А. Все ли наше общество здсь?

О С Н О В А. Лучше бы вы перекликали насъ всхъ одного за другимъ, по тому порядку, какъ мы записаны .

П И Г В А. Вотъ списокъ именъ всхъ тхъ людей, которые найдены способными и избраны изъ всхъ аинянъ, чтобы исполнить нашу интермедію предъ герцогомъ и герцогинею, въ первую ночь ихъ супружества .

О С Н О В А. Во-первыхъ, любезный Питеръ Пигва, скажите намъ, въ чемъ состоитъ наша пьеса? потомъ прочтите имена актеровъ. Приступайте къ длу .

П И Г В А. Ладно! Наша пьеса: «Плачевная комедія и жесточайшая смерть Пирама и исби» .

О С Н О В А. Славная шутка! увряю васъ, превеселая! Теперь, любезный Питеръ Пигва, вызывайте впередъ вашихъ актеровъ, по списку. Господа, развернитесь въ линію .

П И Г В А. Отвчайте по вызову. Никъ Основа, ткачъ!

О С Н О В А. Налицо! Назначьте мою роль въ пьес и продолжайте .

П И Г В А. Вы, Никъ Основа, возьмите на себя роль Пирама .

О С Н О В А. Что такое Пирамъ? любовникъ или тиранъ?

П И Г В А. Любовникъ, который преблагородно убиваетъ себя за свою возлюбленную .

О С Н О В А. Надо будетъ пролить нсколько слезъ, чтобъ исполнить роль, какъ слдуетъ. Если я буду играть эту роль, то берегите ваши глаза, господа слушатели! Я подниму бурю и, нкоторымъ образомъ, стонъ! Ну, къ другимъ!

Однако, я особенно превосходенъ въ роляхъ тирановъ; я бы отмнно сыгралъ роль Еркулеса или роль, въ которой бы пришлось бсноваться и все посылать къ чорту. (Декламируя.) «Съ трепетомъ, съ трескомъ, утесы толкаясь, «Тюрьмы уничтожатъ запоры!

«А ибъ, въ колесниц своей приближаясь, «Судьбы измнитъ приговоры!»

Вотъ истинно превосходно! Ну, назначайте остальныхъ актеровъ. Это совершенно въ дух Еркулеса, въ дух тирана; любовники говорятъ плаксиве .

П И Г В А. Франсисъ Флейта, продавецъ раздувальныхъ мховъ .

Ф Л Е Й Т А. Здсь, Питеръ Пигва .

П И Г В А. Вы должны взять на себя роль исби .

Ф Л Е Й Т А. Что такое исби? странствующій рыцарь?

П И Г В А. Это дама, въ которую влюбленъ Пирамъ .

Ф Л Е Й Т А. Нтъ, чортъ возьми, я не хочу играть роль женщины: у меня пробивается борода .

П И Г В А. Это ничего не значитъ. Вы будете играть эту роль въ маск и говорить такимъ тоненькимъ голоскомъ, какимъ вамъ будетъ угодно .

О С Н О В А. Если я могу спрятать мое лицо подъ маску, то дайте мн играть роль исби.

Я буду говорить чертовски тоненькимъ голоскомъ:

«исби, исби! - Ахъ, Пирамъ! мой дорогой, мой возлюбленный! - Твоя дорогая исби, твоя дорогая возлюбленная!»

П И Г В А. Нтъ-нтъ! вы должны исполнять роль Пирама, а вы, Флейта, исби .

О С Н О В А. Хорошо; продолжайте .

П И Г В А. Робинъ Выдра, портной!

В Ы Д Р А. Здсь, Питеръ Пигва .

П И Г В А. Робинъ Выдра, вы возьмете на себя роль матери исби. - Томасъ Рыло, мдникъ!

Р Ы Л О. Здсь, Питеръ Пигва .

П И Г В А. Вы - роль Пирамова отца. Самъ я буду играть отца исби .

Буравъ, столяръ, вы будете представлять льва. Надюсь, теперь вс роли розданы .

Б У Р А В Ъ. Написана ли у васъ роль льва? Пожалуйста, ежели она написана, дайте мн ее, а то я учу ужасно тупо .

П И Г В А. Нтъ, вы можете исполнить вашу роль наобумъ: вамъ надо будетъ только рычать .

О С Н О В А. Позвольте мн взять на себя роль льва. Я буду такъ рычать, что всмъ слушателямъ будетъ любо меня слушать; я буду такъ рычать, что заставлю герцога сказать: «пусть его порычитъ еще, пусть его еще порычитъ!»

П И Г В А. Если вы будете рычать слишкомъ страшно, то испугаете герцогиню и дамъ: вы - рычать, а он - кричать; а этого достаточно, чтобы насъ повсили .

В С. Да, этого достаточно, чтобы насъ всхъ перевшали!

О С Н О В А. Я согласенъ съ вами, друзья, что если мы испугаемъ дамъ до того, что он лишатся чувствъ, то, пожалуй, могутъ заставить насъ повсить;

но я только до такой степени возвышу мой голосъ, что буду рычать, какъ милая молодая голубка. Я просто буду рычать, какъ соловей .

П И Г В А. Вамъ нельзя взять на себя другой роли, кром роли Пирама. Для Пирама нуженъ человкъ съ пріятною наружностью, красивый мужчина, какого только можно себ представить, въ полномъ цвт лтъ. Для этой роли нуженъ самый любезный человкъ. А потому вы непремнно должны исполнить роль Пирама .

О С Н О В А. Ладно, я беру на себя эту роль. Какую бороду я преимущественно возьму для этой роли?

П И Г В А. О, какую хотите .

О С Н О В А. Я привяжу себ или бороду соломеннаго цвта, или бороду оранжево-дубоваго цвта, или бороду пурпурно-малиноваго цвта, или бороду цвта французской короны - ярко-желтаго цвта .

П И Г В А. У нкоторыхъ французскихъ головъ совершенно нтъ волосъ, а потому вамъ пришлось бы играть безъ бороды. Однако, господа, вотъ ваши роли; я васъ прошу, я васъ умоляю, и вмст желаю, чтобы вы выучили ихъ къ завтрашней ночи. Мы соберемся вс въ дворцовомъ лсу, который въ одной мил отъ города, и тамъ, при лунномъ свт, сдлаемъ репетицію. Если мы соберемся въ город, то толпа послдуетъ за нами и разболтаетъ о нашихъ намреніяхъ. А между тмъ я составлю списокъ нкоторымъ вещамъ, необходимымъ для нашего представленія.

Прошу васъ, не обманите меня:

приходите .

О С Н О В А. Мы будемъ непремнно. Тамъ мы можемъ сдлать нашу репетицію съ большею свободою и съ большею бодростью. Постарайтесь, господа! Отличитесь! Прощайте!

П И Г В А. Мы соберемся у герцогова дуба .

О С Н О В А. Довольно! Хоть тресни, а приходи!

–  –  –

Надъ горами, надъ долами, Сквозь лсную глубину, Надъ оградой, надъ стнами, Сквозь огонь и сквозь волну Мн повсюду путь нетрудный .

Я ношусь быстрй луны, Я служу цариц чудной Въ часъ полночной тишины!

Я волшебные кружечки Поливаю для нея .

Видишь буквицъ на лужечк?

То питомицы ея;

Видишь пятна расписныя На одеждахъ ихъ златыхъ?

То рубины дорогіе Даръ волшебницъ молодыхъ .

Въ нихъ тайникъ благоуханья, Въ нихъ вся роскошь ихъ красы .

Я несусь для собиранья Капель утренней росы;

Я повсить въ серединк Каждой буквицы хочу По жемчужинк-росинк .

Ну, прощай, духъ, я лечу!

Скоро праздникъ здсь начнется Для царицы молодой, И съ царицей принесется Легкихъ эльфовъ цлый рой!

ПУКЪ .

И у царя здсь праздникъ нынче ночью .

Царицу ты свою предупреди,

Чтобы отнюдь она съ нимъ не встрчалась:

Онъ на нея ужасно разсерженъ За то, что есть у ней прелестный мальчикъ, Похищенный недавно у царя Индійскаго. Царица не имла Прелестне ребенка никогда .

Нашъ Оберонъ завистливый желаетъ Его, во что бъ ни стало, въ свиту взять, Чтобъ обгать съ нимъ вмст глушь лсную;

А между тмъ ребенка дорогого Не хочется цариц уступить .

Она его цвтами убираетъ И въ немъ одномъ всю радость полагаетъ .

Теперь, когда встрчаются они Или въ лсу, иль на трав зеленой, Иль у ручья, при блеск чудныхъ звздъ, То ссориться такъ сильно начинаютъ, Что эльфы ихъ отъ страха убгаютъ И прячутся, бдняжки, поскорй Подъ чашечки упавшихъ желудей .

ЭЛЬФА .

Наружностью твоей и обращеньемъ, Быть можетъ и обманываюсь я, Но, кажется, ты точно духъ лукавый, По имени Робинъ, иль Добрый Другъ .

Не ты ль двицъ пугаешь деревенскихъ?

То сливочки снимаешь съ молока, То мельницы ручныя ихъ ломаешь, То не даешь хозяйк масла сбить, То не даешь закиснуть ихъ напиткамъ?

Не ты ль съ пути сбиваешь пшеходовъ И тшишься ихъ страхомъ и досадой?

Но кто тебя зоветъ любезнымъ Пукомъ, Тмъ счастіе приносишь ты съ собой, И самъ за нихъ работы исполняешь .

Не ты ли, Пукъ?

ПУКЪ .

–  –  –

Титаніа, теб ли упрекать За то, что я привязанъ къ Ипполит?

Извстна мн къ Тезею страсть твоя:

При блдномъ звздъ сіяніи не ты ли Похитила его у Перигены, Которую онъ обольстилъ? Не ты ль Заставила его забыть вс клятвы, Которыя давалъ онъ Аріадн, Агла и прекрасной Антіоп?

ТИТАНIА .

Ты въ ревности все это изобрлъ .

Какъ перешло за половину лто, Ни разу намъ собраться не случалось Въ лсу, въ лугахъ, въ долин, на гор, Иль при ручь, убранномъ тростниками, Иль на краю приморскихъ береговъ, Чтобы плясать подъ свистъ и говоръ втра И составлять кружечки, безъ того, Чтобъ ты своимъ неугомоннымъ крикомъ Не помшалъ веселью нашихъ игръ .

И втры, намъ какъ будто отомщая, За то, что тщетно псни намъ поютъ, Вс принялись высасывать изъ моря Зловредные туманы и пары, Туманами покрыли вс равнины И вздули такъ ничтожныя рченки, Что ихъ сдержать не могутъ берега .

Съ тхъ поръ, какъ мы поссорились съ тобою, Напрасно волъ впрягается въ ярмо,

Напрасно трудъ свой тратитъ земледлецъ:

Зеленая пшеница вся сгнила, Хотя еще пушкомъ не покрывалась;

Отъ падежа вороны разжирли, И на поляхъ затопленныхъ стоятъ Забытые, пустынные загоны, Илъ заволокъ слды веселыхъ игръ, И на лугу играющихъ не видно .

Съ тхъ поръ зима людей не услаждаетъ, И пнія не слышно по ночамъ .

Зато луна, властительница водъ, Блдня отъ досады, напоила Туманами и сыростью весь воздухъ И насморки въ избытк зародила .

Вс времена съ тхъ поръ перемшались:

То падаетъ блоголовый иней Въ объятія едва расцвтшей розы;

То, будто бы въ насмшку, лто вьетъ Гирлянды изъ распуколокъ, и ими Чело зимы, увнчанное льдомъ, И бороду старушки украшаетъ .

Суровая зима, весна и лто И осень плодовитая мняютъ Обычныя ливреи межъ собой;

Не узнаетъ временъ міръ удивленный И это все надлалъ нашъ раздоръ, И мы всему причина и начало!

ОБЕРОНЪ .

Исправить все зависитъ отъ тебя .

Титаніа, зачмъ противорчить?

Я лишь прошу мн уступить ребенка Въ мои пажи .

ТИТАНIА .

Ты можешь быть покоенъ Я всей страны волшебной не возьму За этого ребенка. Мать его Была моею жрицей. Сколько разъ Во тьм ночей индійскихъ, ароматныхъ Она моей сопутницей бывала!

На золотыхъ нептуновыхъ пескахъ Любили мы сидть и наблюдать, Какъ по волнамъ купеческія судна Несутся въ даль. О, какъ смялись мы, Любуяся, какъ втеръ шаловливый Ихъ паруса натягивалъ - и т Вздувались вдругъ огромнымъ животомъ .

Тогда моя несчастная подруга Беременна была моимъ пажомъ И съ ловкостью, бывало, подражала, По воздуху летая, парусамъ, Беременнымъ отъ втра. Надъ землею, Какъ по волнамъ, наплававшись, она Неслась назадъ съ какой-нибудь бездлкой И мн ее вручала, говоря, Что нашъ корабль съ своимъ богатымъ грузомъ Пришелъ назадъ изъ дальняго пути .

Но смертная была моя подруга И умерла, доставивъ сыну жизнь .

Любя ее, я сына воспитаю;

Любя ее, я не разстанусь съ нимъ .

ОБЕРОНЪ .

–  –  –

Я, можетъ быть, пробуду здсь день свадьбы .

Не хочешь ли спокойно поплясать Средь нашихъ хороводовъ, иль взглянуть На праздникъ нашъ, при мсячномъ сіяньи?

Пойдемъ, не то - оставь насъ: обойдемся И безъ тебя .

ОБЕРОНЪ .

–  –  –

За вс твои владнья не отдамъ!

Пока я здсь, мы будемъ лишь браниться .

Пойдемте, эльфы, прочь отсюда!

(Титаніа и ея свита уходятъ.) ОБЕРОНЪ .

Ну, хорошо иди своимъ путемъ;

Но я тебя не выпущу изъ лса, Пока твоихъ обидъ не отомщу .

Мой милый Пукъ, поди сюда скоре!

Ты помнишь ли, однажды тамъ сидлъ Я на мысу и слушалъ, какъ сирена, Несомая дельфиномъ на хребт, Такъ хорошо, такъ сладко распвала, Что пснь ея смирила ярость волнъ И звздочки со сферъ своихъ сбгали, Чтобъ музыку сирены услыхать?

ПУКЪ .

Да, помню .

ОБЕРОНЪ .

Ну, въ то самое мгновенье Я увидалъ - но видть ты не могъ Что Купидонъ во всемъ вооруженьи Летлъ межъ хладною луною и землей И цлился въ прекрасную весталку, Которая на запад царитъ .

Вдругъ онъ въ нее спустилъ стрлу изъ лука Такъ сильно, что какъ будто былъ намренъ Онъ не одно, а тысячъ сто сердецъ Пронзить одной пылающей стрлою .

И что жъ? Стрла, попавши въ хладный мсяцъ, Потухла тамъ отъ двственныхъ лучей .

И видлъ я, какъ царственная два Свободная пошла своимъ путемъ И въ чистыя вновь погрузилась думы .

Однако я замтилъ, что стрла На западный цвтокъ, кружась, упала .

Онъ прежде былъ такъ блъ, какъ молоко, Но, раненый любовію, отъ раны Онъ сдлался пурпурнымъ. Вс двицы Любовью въ праздности его зовутъ .

Поди, найди цвточекъ - я теб Его траву показывалъ однажды .

Чьихъ вкъ, смеженныхъ сладкимъ сновидньемъ, Коснется сокъ, добытый изъ него, Тотъ влюбится, проснувшись, до безумья Въ то первое живое существо, Которое глазамъ его предстанетъ .

Поди, найди растенье и опять Явись сюда скоре, чмъ успетъ Левіаанъ проплыть не больше мили .

ПУКЪ .

Достаточно мн сорока минутъ, Чтобы кругомъ всю землю опоясать .

(Уходитъ.) ОБЕРОНЪ .

Съ моимъ цвткомъ волшебнымъ я подкрадусь Къ Титаніи, когда она уснетъ, И ей въ глаза пущу немного соку .

Онъ сдлаетъ, что первый, кто предстанетъ Ея глазамъ - будь онъ медвдь, иль левъ, Иль воинъ, быкъ, иль хитрая мартышка Тому она предастся всей душой .

И прежде, чмъ съ нея сниму я чары Что сдлать я могу другой травой Мн своего пажа она уступитъ .

Но кто идетъ сюда? Я невидимъ:

Подслушаю, что будутъ говорить .

Входитъ Д Е М Е Т Р I Й, Е Л Е Н А слдуетъ за нимъ .

–  –  –

Оставь меня - я не люблю тебя!

Гд жъ Герміа прекрасная съ Лизандромъ?

Убью его - почти убитъ я ею!

Они въ лсу укрылись, ты сказала И вотъ я здсь, и вновь взбшенъ жестоко, Что Герміи не встртилъ! Прочь, оставь И перестань преслдовать меня .

ЕЛЕНА .

Ты самъ своимъ алмазно-твердымъ сердцемъ Меня влечешь. Не полагай, однако,

Что привлекаешь ты къ себ желзо:

Нтъ, сердцемъ я, поврь, врна, какъ сталь!

Лишись ты силы привлекать - тогда Къ теб стремиться силы я лишуся .

ДЕМЕТРIЙ .

Я ль льстилъ теб? я ль былъ съ тобою ласковъ?

Напротивъ, я признался откровенно, Что не люблю тебя и не могу Тебя любить .

ЕЛЕНА .

За это я сильне Тебя люблю. Деметрій, я собачка, Которую, чмъ боле ты бьешь, Тмъ боле она тебя ласкаетъ .

Да, обходись со мною, какъ съ собачкой:

Толкай меня ногами, бей меня, Не обращай вниманья - погуби;

Но какъ бы я презрнна ни была, Лишь слдовать позволь мн за тобою .

Въ твоей любви могу ль просить я мста Смиренне того, въ которомъ ты Не отказалъ, конечно бъ, и собак;

Но счастлива была бы я и тмъ .

ДЕМЕТРIЙ .

–  –  –

Ты скромности законы оскорбляешь, Изъ города такъ поздно выходя, Преслдуя того, кмъ не любима И дорогую двственность ввряя Удобностямъ пустынной тишины И прихоти дурныхъ внушеній ночи .

ЕЛЕНА .

Защитою моею - добродтель Деметрія. Когда тебя я вижу, То для меня не существуетъ ночи .

Мн кажется, что ночи нтъ теперь, Мн кажется, что обществомъ наполненъ Пустынный лсъ. Въ теб одномъ весь міръ!

Кто жъ подтвердитъ, что я одна въ лсу, Когда весь міръ здсь на меня взираетъ?

ДЕМЕТРIЙ .

Я убгу и спрячусь отъ тебя Въ кустарникахъ. И ты среди зврей Останешься одна .

ЕЛЕНА .

О, самый дикій Изъ всхъ зврей не такъ жестокъ, какъ ты!

Бги, когда ты хочешь; мы измнимъ Уставленный природою порядокъ И побжитъ отъ Дафны Аполлонъ, Помчится за грифономъ голубица, И даже лань смиренная - и та Удвоитъ бгъ, чтобы настигнуть тигра.. .

Но тщетны вс усилья, если слабость Преслдуетъ, а твердость убгаетъ!. .

ДЕМЕТРIЙ .

Тебя я слушать больше не хочу:

Пусти меня! И если ты за мною Пойдешь опять, то я теб клянусь, Что сдлаю въ лсу твое несчастье .

ЕЛЕНА .

Увы! во храм, въ город и въ пол Ты длаешь взде мое несчастье!

Деметрій, стыдно! Оскорбивъ меня, Весь женскій полъ ты оскорбилъ жестоко!

Мы, женщины, не можемъ, какъ мужчины, Оружіемъ завоевать любовь;

Мы созданы, чтобъ принимать отъ васъ Любезности, а не самимъ за вами Ухаживать. Я за тобой пойду.. .

О, я хочу изъ ада сдлать небо, Принявши смерть отъ милой мн руки!

(Деметрій и Елена уходятъ.)

–  –  –

Ты убгать, а онъ страдать любовью .

Пукъ возвращается .

ОБЕРОНЪ .

А, здравствуй, Пукъ! Досталъ ли ты цвтокъ?

ПУКЪ .

–  –  –

Давай его скорй, Прошу тебя. Я знаю чудный берегъ, Гд дикій тминъ растетъ и гд цвтутъ, Качаяся, фіалки возл буквицъ .

Надъ берегомъ изъ жимолости темной, Шиповника и благовонныхъ розъ Какъ будто тамъ шатеръ образовался .

Въ немъ иногда, на лож изъ цвтовъ, Титанію въ часъ ночи усыпляетъ Своей игрой и пляской хоръ духовъ, А пестрый змй съ себя снимаетъ кожу, Которая довольно широка, Чтобъ эльфа въ ней закутать совершенно .

Пойду туда, Титаніи въ глаза, Во время сна, пущу немного соку И въ тотъ же мигъ чудовищныхъ фантазій Исполнится ея воображенье .

Возьми и ты цвточекъ и ступай Искать въ лсу. Аинянку найдешь Ты тамъ и съ ней аинянина: онъ Ея любовь святую отвергаетъ .

Ты молодца узнаешь по одежд .

Натри ему глаза и сдлай такъ, Чтобы ее онъ увидалъ проснувшись .

Смотри, устрой, чтобъ онъ въ нее влюбился Еще сильнй, чмъ влюблена она .

Ступай же, Пукъ, и будь опять со мною, Пока еще птухъ не прокричалъ .

ПУКЪ .

–  –  –

Составьте хороводъ и пойте псни,

Потомъ на треть минуты удалитесь:

Ступайте - кто злыхъ гусеницъ топтать, Кто воевать съ летучими мышами, Чтобы потомъ для всхъ малютокъ эльфъ Сшить платьица изъ кожаныхъ ихъ крыльевъ, Кто отгонять толпы несносныхъ совъ, Которыхъ такъ малютки удивляютъ, Что напролетъ всю ночь они кричатъ .

Теперь меня вы псней усыпите, А тамъ скорй летите исполнять Свои дла; я отдыхать здсь буду .

ПСНЯ .

ПЕРВЫЙ ЭЛЬФЪ .

Вы, съ раздвоеннымъ жаломъ змйки, Припрячьте пестренькія шейки, А вы, колючіе ежи И долгохвостые ужи, Цариц доброй не вредите И близко къ ней не подходите!

ХОРЪ .

Съ нашей псней, Филомела, Слей мелодію свою, Баю, баюшки баю!

Баю, баюшки баю!

Чтобъ ничто вредить не смло, Чтобъ царица здсь спала, Не страшась ни чаръ, ни зла!

Ну, царица, почивай, Мы поемъ теб: «бай, бай!»

ВТОРОЙ ЭЛЬФЪ .

Не ходите сюда вы, ткачи-пауки;

Долгоногіе - прочь, удалитесь!

Прочь, улитки, жуки!

Да и вы, червяки, Сонъ царицы нарушить страшитесь!

ХОРЪ .

Съ нашей псней, Филомела, Слей мелодію свою .

Баю, баюшки баю!

Баю, баюшки баю!

Чтобъ ничто вредить не смло, Чтобъ царица здсь спала, Не страшась ни чаръ, ни зла!

Ну, царица, почивай, Мы поемъ теб: «бай, бай!»

ПЕРВАЯ ЭЛЬФА .

Прочь улетимъ: теперь въ порядк все .

Пусть лишь одинъ останется на страж .

(Эльфы улетаютъ. Титанія засыпаетъ.)

–  –  –

ОБЕРОНЪ .

(выжимая цвтокъ на глаза Титаніи) .

Кого проснувшись ты увидишь, Его всмъ сердцемъ обожай, Люби его, какъ только можешь, И отъ любви къ нему страдай!

Будь онъ медвдь, иль волъ, иль кошка, Будь онъ кабанъ, иль барсъ степной Пускай теб вообразится, Что одаренъ онъ красотой!

Лишь только гадкое творенье Сюда придетъ, сбрось усыпленье!

(Оберонъ уходитъ.) ЛИЗАНДЕРЪ .

Прекрасная, ты врно утомилась,

Такъ по лсу блуждая? Ты права:

Мы сбилися съ дороги. Если хочешь, Мы, Герміа, здсь можемъ отдохнуть И подождать, пока разсвтъ настанетъ .

ГЕРМIА .

Да, отдохнемъ, Лизандеръ. Поищи, Себ постель, а я на возвышеньи Прилягу здсь усталой головой .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Подушкой пусть одна и та же кочка Послужитъ намъ. Одно пусть будетъ сердце, Одна - постель. И въ насъ хоть дв души, Но истина одна на дн обихъ .

ГЕРМIА .

Нтъ милый мой, хоть изъ любви ко мн, Мой дорогой Лизандеръ согласися, И не ложись такъ близко .

ЛИЗАНДЕРЪ .

О, прими Мои слова въ чистйшемъ ихъ значеньи!

Всегда должно любовью понимать Слова любви. Я говорю, что сердцемъ Привязанъ я такъ сильно къ твоему, Что въ насъ двоихъ одно и то же сердце .

Я говорю, что клятвой дв души Въ насъ скованы такъ сильно, что хоть точно Въ насъ дв души, но истина одна .

Позволь же мн лечь рядомъ. Врь мн: я, Ложась съ тобой, не осквернюся ложью .

ГЕРМIА .

Какъ хорошо играешь ты словами!

Свой нравъ и гордость прокляла бы я, Когда бъ могла подумать, что ты лжешь;

Но, милый другъ, настолько будь любезенъ И, изъ любви ко мн, ложись подальше .

Чтобъ скромности людской не оскорбить, Намъ слдуетъ съ тобою разлучиться .

Межъ юношей и двой молодой, Мой милый другъ, прилично разстоянье .

Итакъ - прощай. Пускай твоя любовь Лишь съ жизнію безцнною изсякнетъ .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Аминь, аминь, отвчу за молитву .

Пусть жизнь моя окончится тогда, Когда любить тебя я перестану .

Я лягу здсь. Желаю, чтобы сонъ Твои глаза сомкнулъ успокоеньемъ .

ГЕРМIА .

А я хочу, чтобъ точно тмъ же онъ Закрылъ глаза того, кто мн желаетъ .

(Лизандеръ и Герміа засыпаютъ.)

–  –  –

ПУКЪ .

Я лсъ кругомъ весь обошелъ, А человка не нашелъ, На чьихъ глазахъ мой царь желаетъ Цвточекъ этотъ испытать .

Онъ чудной силой обладаетъ Любовь мгновенно зарождать .

Ночь - тишина! А, вотъ невжда!

На немъ аинская одежда.. .

Такъ, это онъ, должно быть, онъ,

О комъ твердилъ мн Оберонъ:

Тотъ самый, что пренебрегаетъ Аинской двой. Вотъ она Благополучно почиваетъ, Хотя постель ея грязна .

Бдняжка, лечь она не смла Съ своимъ безчувственнымъ рядкомъ .

Постой же, я поправлю дло:

Натру глаза его цвткомъ .

Пусть мой цвтокъ моей рукою Всю душу въ немъ настроитъ вновь, И съ этихъ поръ не дастъ покою Его глазамъ его любовь!

Проспись, когда я удалюся;

Я жъ къ Оберону тороплюся .

(Выжимаетъ цвтокъ на глаза Лизандера и уходитъ.)

–  –  –

Я не могу перевести дыханья;

Но тщетно я преслдую его:

Чмъ боле его я умоляю, Тмъ меньше въ немъ участья возбуждаю .

Ты жъ, Герміа - ты счастлива везд, Гд бъ ни была! Въ твоихъ глазахъ есть сила Притягивать къ себ сердца другихъ .

Чмъ придала она такъ много блеску Своимъ глазамъ? быть можетъ, солью слезъ?

О, если бъ такъ, то чаще, чмъ ея, Мои глаза слезами орошались!

Нтъ; какъ медвдь, собой я безобразна:

Встрчаяся со мною, даже зври Пугаются и отъ меня бгутъ;

Не должно же дивиться, что Деметрій Отъ моего присутствія бжитъ, Какъ будто отъ чудовища. Какому Коварному, несчастному стеклу Я врила, что съ Герміей прекрасной Осмлилась я сравнивать себя!

Кто это здсь? Лизандеръ на земл!

Онъ спитъ иль мертвъ? Но я не вижу крови, И раны нтъ. Лизандеръ, если вы Не умерли, проснитесь, ради Бога!

Л И З А Н Д Е Р Ъ (просыпаясь) .

О, для тебя, прозрачная Елена, Я сквозь огонь охотно побгу .

Могущество свое теперь являетъ Природа тмъ, что дозволяетъ мн Въ твоей груди вполн увидть сердце .

Деметрій! Гд онъ? Гадко это имя!

Какъ хорошо оно тому пристало, Кто долженъ пасть отъ моего меча!

ЕЛЕНА .

Лизандеръ, нтъ, не говорите такъ;

Что нужды вамъ, что Гермію онъ любитъ?

О, Боже мой, у Герміи въ душ Одни лишь вы: такъ будьте же довольны!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Довольнымъ быть? Кмъ - Герміей? О, нтъ!

Раскаялся я въ скучныхъ тхъ минутахъ, Которыя я съ нею потерялъ!

Не Гермію люблю я, а Елену .

Кто жъ ворона на голубя смнять Не пожелаетъ? Волей человка Владетъ умъ, а умъ мн говоритъ, Что ты изъ всхъ достойнйшая два .

Какъ всякій плодъ до зрлости доходитъ Въ извстное лишь время, такъ и я До сей поры былъ юношей незрлымъ .

Мой умъ достигъ теперь лишь до сознанья И, управляя волею моей,

Привелъ меня къ глазамъ твоимъ, Елена:

Въ твоихъ глазахъ, какъ въ книг незакрытой, Читаю я разсказы про любовь .

ЕЛЕНА .

За что меня избрали вы предметомъ Насмшки злой? Чмъ заслужила я Презрніе отъ васъ? О, не довольно ль, Не слишкомъ ли довольно и того, Что заслужить я не могла и взгляда Привтнаго отъ милаго ничмъ?

Нтъ, мало вамъ - и надъ моимъ безсильемъ

Сметесь вы. Поврьте мн, Лизандеръ:

Презрительно привтствуя меня, Нехорошо вы сдлали. Прощайте .

Но, признаюсь, я больше ожидала Участія въ васъ встртить. Неужели, Когда однимъ мужчиною двица Отвергнута, то долженъ оскорблять Ее другой? (Уходитъ.) ЛИЗАНДЕРЪ .

Елена не видала Здсь Герміи! Спи, Гермія! Отнын Ко мн не приближайся! Какъ желудокъ, Пресытившись хорошимъ сладкимъ яствомъ, Потомъ къ нему питаетъ отвращенье;

Какъ ереси - особенно для тхъ, Которые въ нихъ долго заблуждались Становятся глубоко ненавистны, Такъ Герміа, какъ ересь иль какъ яства Въ излишеств, будь ненавистна всмъ, Особенно жъ будь ненавистна мн!

Я съ этихъ поръ вс силы посвящаю Любви моей Елен и ея Могуществу. Ей буду я слугою! (Уходятъ.) Г Е Р М I А (просыпаясь) .

О, помоги, Лизандеръ, помоги!

Сорви змю съ груди моей скоре!

О, сжалься! Ахъ, какой тяжелый сонъ!

Смотри, я все еще дрожу отъ страха .

Мн снилося, что будто бы змя Ужасная мн сердце пожирала И что, смясь, спокойно ты смотрлъ И на змю, и на мои страданья .

Лизандеръ! Какъ, ушелъ? Меня не слышитъ?

Лизандеръ! Какъ, ни звука нтъ, ни слова?

Увы! Гд ты? О, говори со мной, О, говори, молю тебя любовью!

Я чувствъ почти лишилася отъ страха .

Нтъ, видно, ты далеко отъ меня!

Тебя иль смерть сейчасъ же отыщу я!

(Убгаетъ.) ДЙСТВЕ ТРЕТЬЕ .

–  –  –

ВЫДРА. Я полагаю, что при конц представленія убійство можно и выпустить .

О С Н О В А. Ничуть! У меня есть хитрость, которая все уладитъ. Напишите мн прологъ и пусть въ этомъ пролог будетъ сказано, что мы вовсе не хотимъ вредить нашими мечами и что Пирамъ убитъ; а для большаго убжденія, скажите имъ, что я, Пирамъ, не Пирамъ, а просто Никъ Основа, ткачъ: это уничтожитъ всякій страхъ .

П И Г В А. Хорошо, у насъ будетъ такой прологъ, и мы напишемъ его восьмистопными и шестистопными стихами .

ОСНОВА. Нтъ, прибавьте еще дв стопы: пусть онъ будетъ восьмистопный и восьмистопный .

Р Ы Л О. Не испугаются ли дамы льва?

В Ы Д Р А. Я боюсь этого - увряю васъ .

О С Н О В А. Господа, вы должны это хорошенько обдумать. Привести Боже насъ избави – льва туда, гд находятся дамы! это ужаснйшій поступокъ!

Изъ всхъ дикихъ зврей нтъ птицы страшне вашего льва - живого льва, и вы должны обратить на это вниманіе .

Р Ы Л О. Надо будетъ въ другомъ пролог сказать, что это не левъ .

О С Н О В А. Нтъ, надо, чтобъ актеръ назвалъ себя по имени и изъ-за шеи льва показалъ до половины свое лицо. При этомъ онъ можетъ сказать вотъ что, или что-нибудь подобное: «Сударыни», или: «прекрасныя дамы, я бы желалъ», или: «я прошу васъ», или: «я умоляю васъ - не пугайтесь, не трепещите: я ручаюсь моей жизнью за ваши жизни. Если вы думаете, что я левъ, то я пропалъ! Нтъ, я совсмъ не левъ: я такой же человкъ, какъ и другіе люди». При этомъ, кстати, пусть актеръ назоветъ себя по имени; пусть онъ скажетъ, что онъ просто Буравъ, столяръ .

П И Г В А. Хорошо, пусть будетъ такъ. Но есть еще дв трудныя вещи:

первая – какъ привести въ комнату лунный свтъ? Вы знаете, что Пирамъ и исби разговариваютъ при лунномъ свт .

Б У Р А В Ъ. Будетъ ли свтить луна въ ночь нашего представленія?

О С Н О В А. Календарь! Календарь! Посмотрите въ календар; сыщите лунный свтъ, сыщите лунный свтъ!

П И Г В А. Да, въ эту ночь луна будетъ свтить .

О С Н О В А. Если такъ, то стоитъ только въ большой комнат, гд мы будемъ играть, оставить окно открытымъ - и луна сама будетъ свтить въ окно .

П И Г В А. Да. Не то, пусть кто-нибудь придетъ съ зажженнымъ пукомъ терновника или съ фонаремъ, и скажетъ, что онъ пришелъ подражать лун или представлять лунный свтъ. Но есть другое затрудненіе: намъ нужна будетъ стна въ большой комнат, ибо Пирамъ и исби, какъ гласитъ исторія, разговаривали сквозь щель стны .

Б У Р А В Ъ. Вы никогда не ухитритесь принести стну въ комнату! Что вы скажете, Основа?

О С Н О В А. Кто-нибудь можетъ представлять стну. Пусть онъ намажетъ себя немножко гипсомъ, или мломъ, или штукатуркой, чтобы лучше походить на стну, и пусть онъ держитъ свои пальцы вотъ такъ, и сквозь ихъ промежутокъ Пирамъ и исби будутъ шептаться .

П И Г В А. Ежели это можно сдлать, то теперь все слажено. Ну, садитесь на земь и повторяйте ваши роли. Пирамъ, вы начинаете. Когда вы проговорите вашу рчь, то войдете въ эту чащу. Такъ будутъ длать вс, каждый соображаясь со своей ролью .

П У К Ъ появляется позади ихъ .

ПУКЪ .

–  –  –

П И Г В А. Къ Нинусовой могил любезный! Но вамъ еще рано это говорить:

этимъ стихомъ вы должны отвчать Пираму. Вы выговариваете вашу роль всю сплошь и не дожидаетесь реплики. Пирамъ входитъ; вы кончаете этими словами: усталости не знаетъ .

Возвращаются П У К Ъ невидимый, и О С Н О В А съ ослиной головой .

ИСБИ .

–  –  –

О С Н О В А. Я отъ всего сердца благодарю вашу честь. Не угодно ли вашей чести сказать мн свое имя?

П Е Р В А Я Э Л Ь Ф А. Паутинка .

О С Н О В А. Я бы желалъ покороче съ вами познакомиться, любезная госпожа Паутинка. Если я обржу палецъ, то я возьму смлость прибгнуть къ вашей помощи. Ваше имя, честный господинъ?

В Т О Р О Й Э Л Ь Ф Ъ. Душистый Горошекъ .

О С Н О В А. Прошу васъ поручить меня благосклонности госпожи Шелухи – вашей матушки, и господина Стручка - вашего батюшки. Любезный господинъ Душистый Горошекъ, я чрезвычайно желаю познакомиться съ вами покороче. Ваше имя, сударь?

Т Р Е Т I Й Э Л Ь Ф Ъ. Горчичное Зернышко .

О С Н О В А. Любезный господинъ Горчичное Зернышко, я очень хорошо знаю ваши злоключенія. Этотъ безсовстный, этотъ гигантскій ростбифъ перевелъ множество благородныхъ членовъ вашего дома. Увряю васъ, что ваши родственники не разъ заставляли слезы навертываться на моихъ глазахъ .

Я желаю познакомиться съ вами покороче, Любезный господинъ Горчичное Зернышко!

ТИТАНIА .

–  –  –

ПУКЪ .

Въ чудовище царица влюблена!

Когда она была погружена Въ глубокій сонъ, то близъ ея бесдки, Закрытой и священной, собралась Толпа людей оборванныхъ и грубыхъ, Которые трудами достаютъ Насущный хлбъ въ аинскихъ балаганахъ .

Они пришли, чтобъ сдлать повторенье Комедіи, которую хотятъ Представить въ день супружества Тезея .

Глупйшій изъ всей этой глупой группы, Тотъ самый, что Пирама представлялъ, Окончивъ роль, вошелъ въ лсную чащу .

Я въ темнот послдовалъ за нимъ И обратилъ пирамову башку Въ ослиную. Онъ скоро долженъ былъ Явиться вновь, чтобы отвтить исби .

Вотъ мой актеръ является на сцену И только лишь замтили его Товарищи, вс разомъ встрепенулись .

Какъ дикій гусь, который встртилъ взоръ Ползущаго охотника; какъ галки, Которыя, отъ выстрла вспорхнувъ, Вс каркаютъ и, воздухъ разская,

Летятъ спастись по разнымъ сторонамъ:

Такъ и они, увидвши Пирама, Пустилися спасаться кто куда .

Вс падали, гд я ступалъ ногою, И, падая, кричали, что ихъ ржутъ И изъ Аинъ къ себ на помощь звали.. .

Разсудокъ ихъ, столь слабый, потерялся Въ ихъ ужас столь сильномъ; ложный страхъ Способствовалъ безжизненнымъ предметамъ Еще сильнй вредить имъ и пугать;

Терновникъ и шиповникъ за одежды Хватали ихъ, при чемъ рукавъ иль шляпу Бгущіе покинуть торопились .

Такъ, преданныхъ безумному ихъ страху, Я разогналъ ихъ всхъ, оставя здсь Прекраснаго Пирама въ превращеньи .

Межъ тмъ, какъ я тамъ съ ними хлопоталъ, Проснулася царица и тотчасъ же Влюбилася до крайности въ осла .

ОБЕРОНЪ .

Исполнилось все лучше, чмъ я думалъ .

Пустилъ ли ты аинянину въ очи Волшебный сокъ, какъ я теб велелъ?

ПУКЪ .

Да, я его нашелъ, когда онъ спалъ Недалеко отъ юной аинянки;

Когда же онъ проснется, то она Его глазамъ предстанетъ поневол .

Входятъ Д Е М Е Т Р I Й и Г Е Р М I А .

ОБЕРОНЪ .

Тс! замолчи! Вотъ онъ идетъ сюда!

ПУКЪ .

–  –  –

О, для чего отталкиваешь ты Того, кто такъ тебя безумно любитъ?

Такъ злиться въ прав ты лишь на врага .

ГЕРМIА .

Покамстъ я тебя лишь упрекала;

Но я боюсь, чтобъ ты не заслужилъ Не только что упрека, но проклятья!

О, если ты убилъ во время сна Лизандера? Его облитый кровью,

Ты погрузись вполн въ моей крови:

Убей меня! Нтъ, солнце не бывало Такъ врно дню, какъ вренъ былъ Лизандеръ Своей любви! О, нтъ - уйдетъ ли онъ Отъ Герміи уснувшей? Я поврю Скорй тому, что скоро шаръ земной Просверлится насквозь и что въ отверстье Скользнетъ луна до самыхъ антиподовъ, Чтобъ въ полдень тамъ явить свой блдный ликъ И оскорбить пылающее солнце .

О, врно ты Лизандера убилъ:

Ты страшенъ мн, ты смотришь какъ убійца!

ДЕМЕТРIЙ .

О, такъ какъ я - убитый только смотритъ!

Да, я убитъ, жестокостью твоей, А ты, мой врагъ, убійца мой прекрасный, Горишь звздой плнительной Венеры, Вотъ что горитъ на ясныхъ небесахъ!

ГЕРМIА .

Что общаго съ Лизандеромъ моимъ Въ твоихъ словахъ? О, добрый мой Лизандеръ!

Гд онъ? отдай его моей любви!

ДЕМЕТРIЙ .

Я трупъ его скорй отдамъ собакамъ!

ГЕРМIА .

Прочь отъ меня, прочь злобная собака!

Мою ты скромность вывелъ изъ предловъ .

Да, ты убилъ Лизандера? Отнын Будь исключенъ изъ общества людскаго!

Не мучь меня: вдь, ты убилъ его?

Прошу, скажи хотя однажды правду!

Когда бы онъ не спалъ, ты не посмлъ бы Ему въ лицо взглянуть; но ты напалъ На соннаго. Какъ храбро поступилъ ты!

Лишь гадина могла такъ поступить!

Да, ты змя; но и зм едва ли Когда случалось злй тебя ужалить .

ДЕМЕТРIЙ .

Ты сердишься напрасно: я невиненъ:

Лизандера я кровь не проливалъ И не слыхалъ, что твой Лизандеръ умеръ .

ГЕРМIА .

–  –  –

Безполезно Ее теперь преслдовать: она Разсержена ужасно. Постараюсь Здсь отдохнуть немножко; я усталъ .

Печаль еще становится несноснй, Когда ей сонъ, должникъ неаккуратный, Откажется уплачивать свой долгъ .

Попробую, быть-можетъ, онъ уплатитъ Хоть что-нибудь; здсь подожду его .

(Ложится и засыпаетъ.) ОБЕРОНЪ .

Что сдлалъ ты: ты все перемшалъ!

Ты врному любовнику влилъ соку,

И отъ твоей ошибки – посмотри:

Кто врнымъ былъ, тотъ сдлался неврнымъ .

ПУКЪ .

Ужъ, видно, такъ устроено судьбой:

На одного, кто врнымъ остается, Есть милліонъ вздыхателей неврныхъ, Тьму ложныхъ клятвъ которые даютъ!

ОБЕРОНЪ .

Ну, обги весь лсъ быстре втра И отыщи Елену изъ Аинъ .

Она больна; ея ланиты блдны;

Отъ вздоховъ и отъ пламенной любви Исчезла въ ней вся свжесть юной крови .

Какимъ-нибудь обманомъ приведи Ее сюда, а я здсь очарую Его глаза, пока она придетъ .

П У К Ъ (убгая) .

Бгу, бгу! Смотрите, какъ бгу Быстрй стрлы, татариномъ спущенной .

ОБЕРОНЪ .

(выжимая цвтокъ на глаза Деметрія.) Купидономъ пораженный, Чудный, пурпурный цвтокъ, На покровъ очей смеженный Испусти волшебный сокъ И имъ брошенная два Пусть блеснетъ въ его очахъ Въ обаянiи напва, Какъ Венера въ небесахъ!

Когда придетъ Елена, ты проснись И всей душой въ прекрасную влюбись!

П У К Ъ возвращается .

ПУКЪ .

Толпы волшебной властелинъ, Елена близко. Вмст съ нею

Идетъ аинянинъ одинъ:

Тотъ, что ошибкою моею, Проснувшись, сталъ ее любить И умоляетъ онъ Елену Его любовь вознаградить .

Увидимъ мы смшную сцену .

Какъ глупы люди - погляди!

ОБЕРОНЪ .

Молчи и дальше отойди;

Ихъ шумъ Деметрія разбудитъ .

ПУКЪ .

Здсь разомъ два влюбленныхъ будетъ .

О, какъ забавно, какъ смшно!

Меня ничто не забавляетъ Сильнй того, какъ заодно Нелпость съ глупостью бываетъ!

Входятъ Л И З А Н Д Е Р Ъ и Е Л Е Н А .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Ты думаешь, что я лишь насмхаюсь, Твою любовь выманивая - нтъ!

Бываютъ ли насмшки со слезами?

Смотри когда клянусь теб - я плачу:

Мои слова рождаются въ слезахъ, Въ ихъ истин порукой ихъ рожденье .

Какъ можешь ты предполагать насмшку, Когда въ глазахъ ты видишь знакъ того, Какъ я въ моихъ словахъ чистосердеченъ?

ЕЛЕНА .

Вы все сильнй преслдуете хитрость .

Какъ тяжела борьба двухъ клятвъ бываетъ, Когда одна другую убиваютъ!

Для Герміи храните ваши клятвы:

Он – ея; откажетесь ли вы?

Попробуйте вы взвсить клятву клятвой И всу въ ней не будетъ. Такъ обтъ, Который вы и мн, и ей даете, Коль положить въ дв чашечки всовъ,

То ни одна изъ нихъ не перевситъ:

Он легки останутся, какъ сказки .

ЛИЗАНДЕРЪ .

–  –  –

Онъ и теперь не съ вами, Когда отъ прежнихъ клятвъ вы отречетесь .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Пусть Гермію Деметрій любитъ; васъ Не любитъ онъ .

Д Е М Е Т Р I Й (просыпаясь) .

Елена! О, богиня!

О, нимфа водъ! О, чудо совршенства!

Съ чмъ я могу сравнить твои глаза?

Съ кристалломъ? - нтъ, кристаллъ нечистъ и мутенъ .

Какъ въ красот твои созрли губки Вотъ вишенки, растущія затмъ, Чтобъ возбуждать желанье къ поцлую .

О, близна снговъ оледенлыхъ, Ласкаемыхъ восточными втрами И покрывающихъ высокій Тавръ, Мн кажется чернй перо вороны, Когда свою ты руку поднимаешь!

Елена, о, позволь поцловать Ее - печать небеснаго блаженства, Владычицу чудесной близны!

ЕЛЕНА .

О, злоба! адъ! Вы сговорились вс, Чтобъ надо мной жестоко насмхаться .

О, если бы приличье знали вы Вы оскорблять не стали бы такъ сильно

Несчастную! Да, мн давно извстно:

Вы ненависть питаете ко мн;

Но нужно ль вамъ еще соединяться, Чтобъ тяжко такъ смяться надо мной?

О, если бы вы были точно люди Какъ кажетесь по виду - о, тогда Не стали бъ вы, конечно, обращаться Такъ съ женщиной смиренною и тихой, Не стали бъ мн давать такъ много клятвъ И восхвалять достоинства мои До крайности, когда я врно знаю, Что вы меня не терпите всмъ сердцемъ .

Соперники вы были по любви, Соперники теперь вы по насмшк .

Насмшками своими вызывать У двушки несчастной, бдной слезы.. .

Какъ доблестенъ и мужественъ вашъ подвигъ .

О, нтъ, въ комъ есть хоть искра благородства, Не станетъ тотъ такъ забавлять себя И выводить бдняжку изъ терпнья!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Деметрій, вы жестоки - перестаньте!

Вдь, Гермію вы любите, я знаю Я отъ души и сердца моего Передаю вамъ вс мои права На Гермію, а вы мн уступите Свои права на чудную Елену, Которую я всей душой люблю И буду вкъ любить .

ЕЛЕНА .

–  –  –

Нтъ, Гермію оставь себ, Лизандеръ:

Она мн не нужна, и если я Ее любилъ, моя любовь прошла .

У Герміи мое гостило сердце, Теперь - оно къ Елен, какъ въ свой домъ, Пришло назадъ навки поселиться!

ЛИЗАНДЕРЪ .

–  –  –

Отнявъ у глазъ способность зорко видть, Ночь мрачная усиливаетъ слухъ И длаетъ чувствительне звуки .

Ночь, зрніе ослабивъ, награждаетъ Насъ тмъ, что слухъ удваиваетъ въ насъ .

Я не глазамъ обязана, а уху

Тмъ, что тебя, Лизандеръ, здсь нашла:

Я шла сюда на голосъ твой. Жестокій, Зачмъ меня оставилъ ты одну?

ЛИЗАНДЕРЪ .

–  –  –

Лизандера любовь!

Лизандера любовь не позволяла Съ тобой мн быть; любовь его къ Елен, Которая блеститъ во тьм ночной, Сильнй очей небесныхъ - чудныхъ звздъ!

Зачмъ меня ты ищешь? Не могла ли Ты разгадать, что ненависть моя Заставила меня тебя покинуть?

ГЕРМIА .

–  –  –

Смотрите - и она Съ нимъ въ заговоръ вступила. О, я вижу, Они втроемъ здсь собрались затмъ, Чтобъ надо мной жестоко забавляться!

Неблагодарная, коварная подруга, Не ты ли все устроила, скажи, Чтобы меня измучить глупой шуткой?

О, Герміа! забыла ты мечты, Которыя длили мы съ тобою, Привязанность взаимную, часы, Которые вдвоемъ мы проводили И быстроту ихъ обвиняли въ томъ, Что насъ они такъ скоро разлучали .

Ужели все забыто: наша дружба И дтская невинность? Помнишь, мы Одинъ цвтокъ съ тобою вышивали, Какъ дв богини, по одной канв;

Всегда сидли на одной подушк, Одну и ту же псню напвая, Какъ-будто въ насъ и руки, и тла, И голоса, и души были слиты?

О! мы росли, какъ вишенка двойная, Что раздвоенной кажется на взглядъ, Но связана однимъ и тмъ же стеблемъ .

Какъ ягодки прелестныя растутъ На стебельк единомъ, такъ и мы Хоть съ виду были дв, однако сердце Мы общее имли. Какъ въ герб, Хотя и есть два поля - оба поля, Принадлежа единому щиту,

Увнчаны нашлемникомъ единымъ:

Такъ мы съ тобой - и прежнюю любовь, О, Герміа, ты хочешь уничтожить!

Съ мужчинами соединилась ты, Чтобъ надъ своей подругой насмяться .

Не дружескій, не двственный поступокъ!

Весь женскій полъ со мною заодно Тебя винить – поврь - за это будетъ, Хоть я одна тобой оскорблена .

ГЕРМIА .

Меня твои упреки удивляютъ!

Я не смюсь, но кажется, что ты Намрена смяться надо мною .

ЕЛЕНА .

Лизандера не ты ль уговорила, Въ насмшку мн, послдовать за мной И восхвалять мое лицо и очи?

А твой другой возлюбленный, Деметрій, Который такъ недавно отгонялъ Меня ногой, не по твоей ли вол Зоветъ меня безцнной, божествомъ, Небесною и нимфой несравненной?

Зачмъ бы сталъ такъ говорить онъ той, Которую онъ сердцемъ ненавидитъ?

Зачмъ бы сталъ Лизандеръ отрекаться Отъ прошлаго и отъ твоей любви, Которая вселилась такъ глубоко Въ его душ? зачмъ свою любовь Онъ предлагать мн сталъ бы? Безъ сомннья, Все съ твоего согласья. Если я Не такъ, какъ ты, прекрасна и счастлива, И не влеку, какъ ты, къ себ сердецъ, Напротивъ же люблю - и нелюбима .

О, Герміа, несчастіе мое Въ теб вселить должно бы не презрнье, А жалость .

ГЕРМIА .

Нтъ, не понимаю я,Что хочешь ты сказать. ЕЛЕНА .

О, притворяйся Печальною! Прекрасно! продолжай!

О, длайте гримасы и другъ другу Подмаргивать съ улыбкой продолжайте, Когда спиной я обращаюсь къ вамъ;

Вс поддержать старайтесь вашу шутку:

Въ ней много есть забавного; она Такъ сыграна, что перейдетъ въ потомство .

О, если бы въ васъ было сожалнье, Привтливость иль благородство, - вы Не сдлали бъ меня предметомъ шутокъ!

Прощайте. Я отчасти виновата:

Но смерть или отсутствіе мое Мою вину исправятъ очень скоро .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Остановись и дай мн оправдаться!

Моя любовь, моя душа и жизнь Чудесная Елена!

ЕЛЕНА .

–  –  –

Ты принудить, Меня, поврь, не можешь, а она Меня равно не можетъ упросить .

Поврь, твои угрозы не сильне Ея безсильнаго моленья. О, Елена, Клянусь теб, что я тебя люблю!

Клянусь теб я жизнью - это правда!

Той жизнію, которой я готовъ Пожертвовать, чтобъ только доказать, Что тотъ солгалъ, кто утверждать дерзаетъ, Что будто бы я не люблю тебя .

ДЕМЕТРIЙ .

–  –  –

Довольно, другъ, хитрить и притворяться!

Для виду лишь ты рвешься изъ объятій И показать стараешься притворно, Что хочешь вслдъ идти - и не пойдешь .

О, знаю я тебя: ты смирный воинъ!

Л И З А Н Д Е Р Ъ (Герміи) .

Да не цпляйся за меня ты, кошка!

Оставь меня, негодная ты тварь!

Иль я тебя отброшу, какъ змю, Прочь отъ себя!

ГЕРМIА .

–  –  –

Посмотримъ, докажи. Я замчаю, Что слабыхъ узъ довольно для того, Чтобы тебя сдержать - и я не врю Твоимъ словамъ .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Не хочешь ли чтобъ я Ее побилъ, иль ранилъ, иль до смерти Ее убилъ? Я не хочу ей зла, Хотя ея и ненавижу .

ГЕРМIА .

Боже, Мн ненависть твоя сильнй всхъ золъ!

Какъ - ненависть? ко мн? Скажи, за что же?

О, что съ тобой, мой милый? Разв я Не Герміа? ты разв не Лизандеръ?

Не такъ ли я, какъ прежде, хороша?

Какъ, въ ту же ночь любить меня и бросить!

Да, бросилъ ты меня! О, боги, боги!

Да, правду: я клянусь Въ томъ жизнію! Да, я тебя оставилъ Съ намреньемъ не видть никогда;

А потому ты можешь отказаться Отъ всхъ надеждъ, вопросовъ и сомнній .

Да, я люблю Елену, а къ теб Я ненависть питаю - и поврь, Что истина все это, а не шутка .

Г Е Р М I А (Елен) .

Обманщица! червь, спрятанный въ цвтк!

Воровка! Ты сюда прокралась ночью, Чтобъ милаго похитить у меня .

ЕЛЕНА .

Какъ хорошо! Нтъ боле въ теб Ни чистоты, ни скромности двичьей, И искры нтъ стыда въ твоихъ поступкахъ, Иль хочешь ты изъ устъ моихъ смиренныхъ Потокъ укоровъ пламенныхъ извлечь?

Стыдись, дрянная кукла!

ГЕРМIА .

Кукла! Я?

Что хочешь ты сказать? А, понимаю, Откуда ты названіе взяла!

О, я теперь все дло понимаю:

Она меня унизить ростомъ хочетъ, Сравнивъ мой ростъ съ своимъ, которымъ такъ Тщеславится. Наружностью своею, Высокою фигурой - знаю я Она его плнила. Неужели Ты оттого такъ стала высоко Въ его любви? Ужель я такъ мала?

Ну, отвчай, раскрашенная жердь!

Ужель я такъ мала? О, нтъ, не думай!

Нтъ, я не такъ мала, чтобъ не достать До глазъ твоихъ ногтями .

ЕЛЕНА .

Господа, Хотя и вы сметесь надо мною, Но я прошу васъ - не давайте ей Вредить мн. Я совсмъ не зла - поврьте, И ссориться привычки не имю .

По робости, я двушка вполн;

Меня побить ее не допускайте .

Не думайте, чтобъ я могла найти Въ самой себ отъ Герміи защиту, Хотя она и мньше .

ГЕРМIА .

–  –  –

Не сердись, О, Герміа! Не будь ко мн жестока!

Ты помнишь, вдь, къ теб всегда любовь Питала я и тайны вс твои Хранила вкъ. Я предъ тобой чиста!

Теперь въ одномъ я только провинилась, Что, изъ любви къ Деметрію, сказала, Что вы ушли тихонько въ этотъ лсъ .

Деметрій мой послдовалъ за вами, А я за нимъ любовью увлеклась;

Но, оттолкнувъ, онъ угрожалъ меня Прибить, прогнать, ногами растоптать Или убить. Теперь, когда хотите Меня домой пустить, я отнесу Въ Аины страсть безумную обратно И боле не буду вамъ мшать .

Позвольте же теперь мн удалиться .

Вы видите, какъ я проста, глупа .

ГЕРМIА .

–  –  –

Когда она разсердится, ужасно Бываетъ зла. Еще какъ были въ школ Она была драчуньей. Я боюсь, Хотя она мала .

ГЕРМIА .

Опять «мала» Опять меня ты ростомъ попрекаешь!

Дозволите ль меня такъ оскорблять?

Пустите къ ней!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Прочь, карлица, прочь, крошка, Зачатая на маточной трав!

Прочь, бусинка! Прочь, желудь!

ДЕМЕТРIЙ .

Ну, Лизандеръ, Не слишкомъ ли услужливъ ты для той, Которая услугъ твоихъ не проситъ?

Оставь ее, не говори о ней, Не защищай Елены. Если смешь Ты оказать хоть каплю къ ней любви, Ты дорого заплатишь!

ЛИЗАНДЕРЪ .

Я свободенъ:

Она меня не держитъ. Ну, теперь Иди за мной скоре, если смешь .

И вы одн, сударыня, причиной Всхъ этихъ непріятностей. Куда?

Останьтесь здсь!

ЕЛЕНА .

Я вамъ не довряю, И съ вами здсь остаться не хочу .

Когда дойдетъ до драки, ваши руки Быстрй моихъ; но ноги у меня, Чтобы бжать, длиннй гораздо вашихъ .

(Убгаетъ.)

–  –  –

ОБЕРОНЪ .

Вотъ слдствія оплошности твоей!

И всякій разъ ты промахи творишь, Иль просто ты умышленно плутуешь .

ПУКЪ .

Ошибся я - поврь мн, царь тней!

Не ты ли мн сказалъ, что по костюму Аинскому узнаю я того, Кого ищу? И, право, мой поступокъ Не заслужилъ упрековъ! Разв я Аинянина очи не увлажилъ?

Отчасти я ошибк даже радъ:

Ихъ ссора намъ доставила забаву .

ОБЕРОНЪ .

Соперники, однако, ищутъ мста, Чтобъ драться. Ну, ступай скоре, Робинъ, Спши, удвой тьму ночи; звздный сводъ Покрой густымъ туманомъ, столь же мрачнымъ, Какъ Ахеронъ, и разведи сейчасъ Двухъ вспыльчивыхъ соперниковъ, но такъ,

Чтобы одинъ не могъ другого встртить:

То голосомъ Лизандера дразни, Деметрія язвительной насмшкой;

То голосомъ Деметрія серди Лизандера - и такъ ихъ другъ отъ друга Удерживай до той поры, пока На ихъ чело сонъ, подражатель смерти, Надвинется свинцовою стопой И ихъ своимъ крыломъ нетопыринымъ Прикроетъ. Ты пусти тогда въ глаза

Лизандеру сокъ этой чудной травки:

Въ ней свойство есть въ глазахъ уничтожать Какой-нибудь обманъ иль ослпленье И прежнюю способность возвращать .

Когда они проснутся, эта шутка Покажется имъ сномъ, пустымъ видньемъ, Соперники въ Аины возвратятся, И свяжутъ ихъ сердца такія узы, Которыя разрушитъ только смерть .

Ступай - пока исполни это дло, А я пойду къ цариц, и у ней Я выпрошу индійскаго ребенка .

Потомъ сниму я съ глазъ ея т чары, Которыми прикована она Къ чудовищу - и всюду водворится Спокойствіе .

ПУКЪ .

Мой чудный повелитель, Намъ слдуетъ, однако, поспшить .

Ужъ облака драконы черной ночи Всей силою стремятся разскать, Ужъ тамъ блестятъ предвстники Авроры, И, чувствуя, что скоро будетъ свтъ, Спшатъ толпой блуждающія тни На кладбище. Вс проклятыя души, Которыя могилу обрли Въ волнахъ иль на дорогахъ перекрестныхъ, Ужъ улеглись на ложа изъ червей, Страшась, чтобъ день ихъ страшнаго позора Не озарилъ, отъ радостнаго дня Они себя изгнали добровольно И тьм ночей навки обреклись .

ОБЕРОНЪ .

Но мы съ тобой другого рода духи:

Съ поклонникомъ Авроры мн не разъ Случалося въ лсу здсь забавляться .

Я обгалъ съ нимъ рощи, какъ лсничій, До той поры, пока врата Востока, Вс красные, какъ будто бы въ огн, Разверзнувшись широко, начинали Свои лучи въ Нептуна погружать И покрывать чудесно-желтымъ златомъ Соленыя, зеленыя струи .

Но поспши, однако, и не мшкай До утра мы успемъ кончить все .

(Уходитъ.) ПУКЪ .

И сюда и туда, и туда и сюда, Я ихъ всхъ поведу и сюда и туда .

Не деревни одн, но и вс города, Вс боятся меня, всмъ я страшенъ всегда .

Ну, шалунъ, поводи ихъ туда и сюда!

А, вотъ одинъ!

Входитъ Л И З А Н Д Е Р Ъ .

ЛИЗАНДЕРЪ .

Ну, гд же ты, Деметрій?

Надменный, гд ты - говори?

ПУКЪ .

–  –  –

Лизандеръ, трусъ! Ну, говори опять!

Бглецъ! Ушелъ! Въ кустарник ты, что ли?

Гд голову свою ты спряталъ?

ПУКЪ .

Трусъ!

Ты лишь во тьм храбришься предъ звздами, Кричишь кустамъ, что время бой начать, А самъ нейдешь. Иди сюда, трусъ подлый, Молокососъ! Я розгою тебя

Здсь выску; меча же не унижу:

Противъ тебя не обнажу его!

ДЕМЕТРIЙ .

Да гд же ты?

ПУКЪ .

–  –  –

ЛИЗАНДЕРЪ .

Онъ отъ меня бжитъ и вызываетъ Меня на бой. Когда я прихожу На т мста, куда меня онъ кличетъ, Его тамъ нтъ. Да, этотъ негодяй Быстрй меня. Хоть я довольно скоро Гнался за нимъ, но онъ еще скорй Бжалъ, чтобъ я не могъ его настигнуть .

Гнался, гнался и, наконецъ, попалъ На темную, неровную дорогу .

Останусь здсь. Приди скоре, день!

(Ложится.) Лишь только ты блеснешь передо мною Своимъ сдымъ лучомъ, я отыщу Деметрія и отомщу обиду. (Засыпаетъ.) П У К Ъ и Д Е М Е Т Р I Й возвращается .

ПУКЪ .

–  –  –

Дождись меня, когда дождаться смешь .

О, знаю я - ты отъ меня бжишь И лишь мста мняешь безпрестанно, Ни на одномъ не смя оставаться, Чтобъ прямо мн въ лицо взглянуть. Гд ты?

ПУКЪ .

–  –  –

Ты надо мной смешься, Но дорого заплатишь ты за то, Когда тебя при свт дня я встрчу .

Теперь ступай дорогою своей .

Я вынужденъ усталостью измрить Всмъ корпусомъ холодную постель .

Лишь только день настанетъ - жди меня!

(Ложится и засыпаетъ.)

–  –  –

ЕЛЕНА .

Ночь скучная, меня ты утомила!

Ночь длинная, убавь свои часы!

О, заблести скоре на восток, Отрадный день! При чудномъ свт дня Я возвращусь въ Аины и оставлю Тхъ, для кого присутствіе мое Несносно такъ! Ты, благодатный сонъ, Скрывающій порой глаза печали, О, помоги забыться хоть на мигъ!

(Ложится и засыпаетъ.) ПУКЪ .

Только трое ихъ покуда;

Пусть еще придетъ одна По два будь обоихъ половъ И четыре - вс сполна!

Вотъ она идетъ, бдняжка:

Какъ сердита, какъ грустна!

Купидонъ большой проказникъ:

Можно ль женщинъ такъ крушить?

Можно ль ихъ съ ума сводить?

Входитъ Г Е Р М I А .

–  –  –

О, никогда я такъ не уставала И никогда несчастнй не была!

Изорвана я вся колючимъ терномъ, Измочена росой - и не могу Ни двигаться, ни продолжать пути .

У ногъ моихъ нтъ силы покоряться Желаніямъ моимъ. Останусь здсь И отдохну, пока день загорится .

О, ежели сражаться должно имъ, Пусть небеса Лизандеру помогутъ!

(Ложится и засыпаетъ.)

–  –  –

О С Н О В А. Гд Душистый Горошекъ?

Д У Ш И С Т Ы Й Г О Р О Ш Е К Ъ. Здсь .

О С Н О В А. Почешите у меня въ голов, Душистый Горошекъ. Гд госпожа Паутинка?

П А У Т И Н К А. Здсь .

О С Н О В А. Госпожа Паутинка, любезная госпожа Паутинка, возьмите въ руки ваше оружіе и убейте мн эту красноногую дикую пчелку, что сидитъ на вршин этого волчеца и затмъ, любезная госпожа Паутинка, принесите мн ея медовый мшочекъ. Только не слишкомъ горячитесь въ этомъ дл, госпожа Паутинка, чтобы медовый мшочекъ не лопнулъ: мн было бы непріятно увидть васъ, сударыня, облитою медомъ. Гд господинъ Горчичное Зернышко?

Г О Р Ч И Ч Н О Е З Е Р Н Ы Ш К О. Здсь .

ОСНОВА. Дайте мн вашу лапку, господинъ Горчичное Зернышко!

Сдлайте одолженіе, перестаньте церемониться, любезный господинъ!

Г О Р Ч И Ч Н О Е З Е Р Н Ы Ш К О. Что вамъ угодно?

О С Н О В А. Ничего, любезный господинъ; помогите, однако, госпож Паутинк почесать у меня въ голов. Надо мн сходить къ цырюльнику, любезный господинъ, а то, кажется, на моей рож выросли чудесные волосы .

Я такой чувствительный оселъ, что если чуть защекочетъ меня волосъ, то я долженъ чесаться .

ТИТАНIА .

–  –  –

А, мой Робинъ, здорово! Полюбуйся На зрлище прекрасное. Во мн, Я признаюсь, рождаться начинаетъ Къ безумію царицы состраданье .

За лсомъ съ ней я встртился сейчасъ, Когда она сбирала благовонья Для этого презрннаго болвана .

Я тамъ ее порядкомъ пожурилъ .

Внками изъ цвтовъ пахучихъ, свжихъ Она его власатые виски Придумала украсить - и росинки, Которыя гордилися недавно Тмъ, что блестятъ роскошно на цвтахъ, Какъ круглыя жемчужины Востока, Теперь лежатъ въ глазахъ цвтковъ, какъ слезы, Которыя принуждены свой срамъ Оплакивать. Когда я посмялся Надъ нею вдоволь и когда она Просить меня съ покорностію стала, Чтобъ я ея простилъ, я у нея Потребовалъ индійскаго ребенка .

Она его мн тотчасъ уступила И эльфу приказала отнести Его въ мою волшебную бесдку .

Теперь онъ мой, и съ глазъ моей царицы Я слпоту презрнную сниму .

Ты, Милый Пукъ, аинскаго невжду Отъ головы искусственной избавь .

Проснувшись, пусть воротится съ другими Въ Аины онъ, и тамъ пускай они Припоминаютъ вс объ этой ночи Не иначе, какъ о видньяхъ сна .

Но прежде надо снять съ царицы чары .

(Выжимаетъ цвтокъ на глаза Титаніи.) Будь, чмъ ты всегда была, Видь, какъ видла ты прежде!

Сокъ Діанина ростка Уничтожитъ въ мигъ всю силу Купидонова цвтка .

Теперь, моя Титаніа, проснись!

Проснись, моя любезная царица!

Т И Т А Н I А (просыпаясь) .

Мой Оберонъ, какія сновиднья Имла я! Сейчасъ казалось мн, Что будто бы я влюблена въ осла .

ОБЕРОНЪ .

–  –  –

Какъ все это Могло случиться? О, какъ нестерпимо Смотрть глазамъ на эту образину!

ОБЕРОНЪ .

Молчанье на минуту! Ну, Робинъ Избавь его отъ этой головы .

Титаніа, пусть музыка играетъ, Пускай сильнй, чмъ сонъ обыкновенный, Всхъ пятерыхъ она здсь усыпитъ .

ТИТАНIА .

Эй, музыка! эй, музыка, сюда!

Скорй играй и очаруй здсь спящихъ!

П У К Ъ (снимая ослиную голову съ Основы) .

–  –  –

Ну, музыка, играй! (Раздается тихая и мелодичная музыка.) Моя царица, Возьмемся за руки съ тобой и землю Подъ спящими заставимъ трепетать .

Теперь опять мы въ дружб. Завтра въ полночь Торжественно мы будем танцовать У герцога Тезея въ пышномъ замк И мы его наполнимъ мирнымъ счастьемъ .

Любовниковъ дв врныя четы Тамъ женятся съ Тезеемъ въ то же время И будутъ вс счастливы и довольны .

ПУКЪ .

Властитель, скоро разсвтетъ:

Ужъ, ря, жавронокъ поетъ!

ОБЕРОНЪ .

Мы вслдъ за ночью полетимъ, Среди священной тишины, Быстрй блуждающей луны .

ТИТАНIА .

Летть съ тобой готова я;

Ты жъ мн разскажешь, какъ случилось, Что ночью здсь уснула я И вдругъ средь смертныхъ очутилась .

(Исчезаютъ.) (Слышны за сценой крики охотниковъ.)

–  –  –

ТЕЗЕЙ .

Одинъ изъ васъ пусть сходитъ отыскать Лсничаго. Теперь обряды наши Окончены. Но такъ какъ мы еще Въ начал дня, то милая моя Моихъ собакъ музыку будетъ слышать .

Спустите ихъ всхъ къ западной равнин .

Скоре! Я сказалъ, чтобы нашли Лсничаго. А мы съ тобой, царица Прекрасная, пойдемъ на эту гору И будемъ тамъ свободне внимать Чудесному смшенью голосовъ Моихъ собакъ и эха .

ИППОЛИТА .

Помню я, При мн однажды Геркулесъ и Кадмъ Спартанскими собаками травили Медвдя въ Критскомъ лс. Никогда Пріятне я звуковъ не слыхала .

Повришь ли, не только что кусты, Но небеса, окрестности, ручьи Звучали вс единымъ, общимъ крикомъ .

Да, никогда не слыхивала я Такого музыкальнаго разлада, Такого усладительнаго шума!

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Прошу всхъ встать .

Я знаю, что соперники вы двое:

Откуда же согласіе такое Между двумя врагами? Отчего Такъ ненависть отъ страха далека, Что съ ненавистью спитъ и не боится, Что духъ вражды надъ ними?

ЛИЗАНДЕРЪ .

Государь!

Я нахожусь въ какомъ-то полусн И отвчать вамъ буду съ удивленьемъ .

Но я клянусь, что не могу сказать вамъ Съ подробностью, какъ я попалъ сюда .

Какъ кажется - желалъ бы вамъ сказать Всю истину - теперь припоминаю, Какъ это все случилось... точно такъ!

Я съ Герміей пришелъ сюда: хотли Мы изъ Аинъ бжать, чтобъ скрыть себя Отъ строгости аинскаго закона .

ЕГЕЙ .

Довольно о, довольно! Государь, Вы слышали довольно. Я зову Законъ, законъ на головы виновныхъ .

Они бжать хотли. О, Деметрій,

Они чрезъ то хотли насъ лишить:

Тебя - жены, меня - законной воли Женить тебя на дочери моей!

ДЕМЕТРIЙ .

Мой государь, прекрасная Елена Открыла мн намреніе ихъ Бжать и здсь пока въ лсу укрыться .

Я, въ бшенств, послдовалъ за ними;

Прекрасную жъ Елену повлекла За мной любовь. Но, добрый государь, Не знаю я, какой чудесной силой А сила здсь какая-то была Вдругъ къ Герміи любовь моя исчезла, Растаяла внезапно, будто снгъ И я теперь о ней припоминаю, Какъ о пустой игрушк, о которой Безумствовалъ я въ дтств. Вся любовь И все, что есть святого въ этомъ сердц, Принадлежитъ теперь одной Елен;

Она одна - предметъ и радость глазъ!

Съ ней, государь, я сговоренъ былъ прежде, Чмъ увидалъ я Гермію; потомъ, Какъ будто бы въ болзни, эта пища Мн сдлалась несносною; теперь же Я, какъ больной въ своемъ выздоровленьи, Вновь получилъ естественный мой вкусъ .

Теперь ее люблю, ее ищу, Теперь о ней вздыхаю и хочу Я врнымъ ей остаться до могилы!

ТЕЗЕЙ .

Прекрасныя четы, я счастливъ, Что встртилъ васъ. Но посл обо всемъ Разскажете вы намъ. Теб, Егей, Придется подчиниться нашей вол .

Пусть съ нами вмст эти дв четы Въ одномъ навкъ соединятся храм .

Но утро ужъ почти прошло, и мы Намренье охотиться отложимъ .

Отправимся въ Аины. Три и три!

О, праздникъ нашъ великолпенъ будетъ!

Пойдемъ же, Ипполита!

(Тезей, Ипполита, Егей и свита уходятъ.)

–  –  –

О С Н О В А (просыпаясь). Когда придетъ моя очередь, позовите меня - и я буду отвчать. Мн надо говорить тотчасъ посл этихъ словъ: «мой прекраснйшій Пирамъ!» Эй! го-го! Питеръ Пигва! Флейта – продавецъ раздувальныхъ мховъ! Рыло - мдникъ! Выдра! Господи помилуй! они вс улизнули и оставили меня спящимъ. Я видлъ престранный сонъ. Я видлъ сонъ... не достанетъ человческаго ума, чтобъ разсказать, какой это былъ сонъ .

Оселъ тотъ человкъ, который пустится объяснять этотъ сонъ. Мн казалось, что я былъ... Ни одинъ человкъ не можетъ сказать, что мн казалось! Мн казалось, что я былъ... мн казалось, что я имлъ; но былъ бы пестрымъ шутомъ тотъ человкъ, который бы осмлился сказать, что мн казалось!

Глазъ человческій не слыхалъ, ухо человческое не видало, рука человческая неспособна вкусить, языкъ человческій неспособенъ понять, а сердце человческое неспособно выразить, что такое былъ мой сонъ! Я попрошу Питера Пигву написать балладу изъ этого сна. Эту балладу назовутъ «Сномъ Основы», потому что въ этомъ сн нтъ никакой основы. Я пропою эту балладу передъ герцогомъ, въ самомъ конц пьесы. Можетъ-быть, чтобы придать ей боле пріятности, я пропою ее тотчасъ посл смерти. (Уходитъ.) СЦЕНА II .

–  –  –

П И Г В А. Послали ли въ домъ Основы? воротился ли онъ домой?

В Ы Д Р А. О немъ нтъ и слуху. Безъ сомннія онъ околдованъ .

Ф Л Е Й Т А. Если онъ не воротится, то наша пьеса пропала. Безъ него она не можетъ итти - не правда ли?

П И Г В А. Невозможно! Кром него у васъ нтъ во всхъ Аинахъ человка, который былъ бы способенъ взять на себя роль Пирама .

Ф Л Е Й Т А. Нтъ; онъ, просто на просто, самый сильный умъ изъ всхъ аинскихъ мастеровыхъ .

П И Г В А. Да - и вмст самый красивый мужчина. Онъ истинный любовникъ по своему пріятному голосу .

Ф Л Е Й Т А. Вы бы должны были сказать: истинный образчикъ совершенства. Любовникъ! Боже насъ упаси! Это самая ничтожная вещь!

Входитъ Б У Р А В Ъ .

Б У Р А В Ъ. Господа, герцогъ возвращается изъ храма; тамъ же обвнчаны два или три кавалера, дв или три дамы. Если наша пьеса пойдетъ, наше счастье у насъ въ рукахъ!

Ф Л Е Й Т А. О, мой любезный крикунъ-Основа! это лишаетъ тебя шести пенсовъ въ день пожизненнаго пенсіона. Онъ непремнно получилъ бы шесть пенсовъ въ день. Я хочу быть повшенъ, еслибы герцогъ не назначилъ ему по шести пенсовъ въ день за то, что онъ сыгралъ роль Пирама - и онъ бы заслужилъ ихъ. Шесть пенсовъ въ день за Пирама или ничего!

Входитъ О С Н О В А .

О С Н О В А. Гд они, мои малютки? гд они, мои милые?

П И Г В А. Основа! О торжественнйшій день! о счастливйшій часъ!

О С Н О В А. Господа, я могу разсказать вамъ чудеса, но не спрашивайте у меня, какія чудеса, потому что если я вамъ разскажу, то я не буду истинный аинянинъ. Я разскажу вамъ все точь-въ-точь, какъ случилось .

П И Г В А. Говори, говори, любезный Основа!

О С Н О В А. Ни слова обо мн. Все, что я скажу вамъ теперь, это - что герцогъ откушалъ. Надвайте ваши костюмы, привяжите хорошіе снурки къ вашимъ бородамъ и новыя ленты къ вашимъ башмакамъ. Сейчасъ отправляйтесь во дворецъ. Пусть всякій заглянетъ хорошенько въ свою роль, ибо - коротко и ясно - наша пьеса будетъ представлена. Пусть исби, на всякій случай, наднетъ чистое блье; да не позволяйте тому, кто долженъ представлять льва, грызть свои ногти: пусть онъ выставитъ ихъ, какъ львиные когти! Да еще, возлюбленные актеры, не кушайте луку или чесноку, потому что дыханіе наше должно быть пріятно. Я не сомнваюсь, что мы услышимъ похвалы нашей комедіи. Ни слова боле. Отправляемся! Маршъ! (Вс уходятъ.) ДЙСТВЕ ПЯТОЕ .

–  –  –

ТЕЗЕЙ .

Да, странностей въ разсказахъ этихъ больше, Чмъ истины. Но не поврю я Волшебнымъ глупостямъ и старымъ баснямъ .

Влюбленные, равно какъ и безумцы, Имютъ вс такой кипучій мозгъ, Столь странныя фантазіи, что часто Имъ кажется за истину такое, Чего никакъ смыслъ здравый не пойметъ .

Безумный и влюбленный, и поэтъ Составлены вс изъ воображенья .

Одинъ - и это сумасшедшій - видитъ Вокругъ себя такую тьму чертей, Что не вмстилъ бы ихъ и адъ обширный;

А кто влюбленъ - такой же сумасшедшій Тотъ на чел цыганки смуглой зритъ Елены красоту; поэта взоръ, Пылающій безуміемъ чудеснымъ, То на землю, блистая, упадаетъ, То отъ земли стремится къ небесамъ .

Потомъ, пока его воображенье Безвстные предметы облекаетъ Въ оджду формъ, поэтъ своимъ перомъ Торжественно ихъ вс осуществляетъ И своему воздушному ничто Жилище онъ и мсто назначаетъ .

Да, сильное воображенье часто Проказитъ такъ, что, ежели оно Лишь вздумаетъ о радости - тотчасъ же Передъ собой оно какъ-будто видитъ И встника той радости; а ночью Оно въ себ рождаетъ ложный страхъ И кустъ легко медвдемъ почитаетъ .

ИППОЛИТА .

Однако въ ихъ разсказахъ обо всемъ, Что въ эту ночь случилось, въ превращеньи Ихъ умственныхъ способностей и чувствъ, Есть не одна игра воображенья .

Хоть это все достойно удивленья .

Но къ истин подходитъ очень близко .

Входятъ Л И З А Н Д Е Р Ъ, Д Е М Е Т Р I Й, Г Е Р М I А и Е Л Е Н А .

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Посмотримъ-ка, какія развлеченья И пляски намъ предложитъ Филостратъ, Чтобы убить трехчасовую вчность Межъ ужиномъ и часомъ спать ложиться?

Но гд же онъ, наш учредитель празднествъ?

Что въ этотъ день намъ приготовилъ онъ?

Комедіей какой-нибудь нельзя ли Тоску часовъ тяжелыхъ облегчить?

Гд Филостратъ?

ФИЛОСТРАТЪ .

–  –  –

«Сраженіе кентавровъ. Будетъ пть «Аинскій евнухъ и играть на арф.»

Не нужно. Я разсказывалъ объ этомъ Моей жен, во славу Геркулеса .

«Какъ пьяныя вакханки растерзали «Въ часъ бшенства фригійскаго пвца.»

Старо - и я ужъ это слышалъ разъ, Когда изъ ивъ съ побдой возвратился .

«Скорбь трижды трехъ прекрасныхъ музъ о смерти, Постигнувшей науку въ нищет» .

Тутъ тонкая и старая сатира:

На брачномъ торжеств ей мста нтъ!

«Грустная, краткая сцена Пирама, Истинно траги-веселая драма.»

Траги-веселая и грустная при томъ, И краткая! Да это ледъ горячій И тврдый снгъ. Ну, какъ согласовать Вс эти несогласья?

ФИЛОСТРАТЪ .

Государь, Во всей піес этой, можетъ-быть, Какихъ-нибудь словъ десять. Я не знаю Другой піесы столь короткой; но, Мой государь, и эти десять словъ Въ ней лишнія. Вотъ отчего она И краткая, и грустная піеса .

Въ ней слова нтъ на мст; нтъ актера, Хоть крошечку способнаго. Она Трагической піесой названа Лишь потому, что въ ней лишаетъ жизни Себя Пирамъ; но, признаюсь, когда Я видлъ репетицію піесы, Глаза мои слезами наводнялись, И громкій смхъ едва ли заставлялъ Когда-нибудь лить слезы веселе .

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Мастеровые, Которые мозольными руками Работаютъ въ Аинахъ. Въ первый разъ Сегодня умъ ихъ въ дйствіи: они Неопытную память нагрузили Въ день вашего супружества піесой .

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Государь!

Поврьте мн, она васъ недостойна .

Я слышалъ всю піесу до конца:

Пустйшая, ничтожнйшая пьеса!

Но, можетъ быть, пріятно будетъ вамъ Намренье съ усиліемъ жестокимъ Вамъ услужить .

ТЕЗЕЙ .

Піесу мы услышимъ .

Я никогда не оттолкну услугъ, Предложенныхъ и ревностно, и просто .

Поди, зови сюда скорй актеровъ, А дамъ прошу садиться по мстамъ .

(Филостратъ уходитъ.) ИППОЛИТА .

Я не люблю смотрть на то, что дурно, И видть, какъ усердье пропадаетъ Въ усиліяхъ напрасныхъ .

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Т Е З Е Й. Ну, этотъ молодецъ не слишкомъ силенъ въ знакахъ препинанія!

Л И З А Н Д Е Р Ъ. Чтобы прочесть прологъ, онъ пустилъ свой языкъ какъ бшенаго жеребенка, который не знаетъ препятствій. Однакоже, тутъ есть нравоученіе, государь: недостаточно говорить, но надо говорить съ толкомъ .

И П П О Л И Т А. Въ самомъ дл, онъ проговорилъ свой прологъ, какъ ребенокъ, играющій на флажолет: звуки есть, но безъ всякой гармоніи .

Т Е З Е Й. Его рчь была похожа на запутанную цпь: ни одного кольца не потеряно, но вс они въ безпорядк. Что это еще?

Входятъ П И Р А М Ъ, И С Б И, С Т Н А, Л У Н А и Л Е В Ъ .

–  –  –

Т Е З Е Й. Мне кажется, что Стна, имя способность чувствовать, должна бы отвчать ему такими же проклятіями .

П И Р А М Ъ. Нтъ, государь, поистин она не должна этого длать .

«Надежды ты мои!» Посл этихъ словъ начинается роль исби. Теперь она входитъ - и я замчаю ее сквозь эту стну. Вы увидите, что все будетъ точь-въточь, какъ я говорю. Вотъ она приближается .

Входитъ И С Б И .

ИСБИ .

Какъ часто ты, Стна, слезамъ моимъ внимала О томъ, что разлученъ со мною мой Пирамъ!

Губами алыми какъ часто цловала Я камешки твои съ известкой по краямъ!

ПИРАМЪ .

О, слышу голосъ я! Я къ щелк приложуся:

Увижу, можетъ-быть, исби моей черты .

исби!

ИСБИ .

–  –  –

«Ну, хочешь ли итти со мной на холмъ Ниниса?

ИСБИ .

«Сейчасъ туда иду, иль пусть скорй умру!

(Пирамъ и исби уходятъ.) СТНА .

–  –  –

Т Е З Е Й. Теперь стна, раздлявшая двухъ сосдей, уничтожена .

Д Е М Е Т Р I Й. Что жъ иначе длать, государь, съ такими стнами, которыя такъ дерзки, что слушаютъ, не предостерегая .

И П П О Л И Т А. Вотъ самый глупый сбродъ словъ, который я когда-либо слышала!

Т Е З Е Й. Лучшія зрлища этого рода не боле, какъ призраки, и худшія не будутъ хуже, если имъ поможетъ воображеніе .

И П П О Л И Т А. Такъ для этого нужно ваше воображеніе, а не ихъ?

Т Е З Е Й. Если мы не вообразимъ о нихъ ничего хуже того, что они воображаютъ сами о себ, то они могутъ показаться отличными актерами .

Вотъ идутъ сюда два благородные звря: луна и левъ .

Входятъ Л Е В Ъ и Л У Н А .

ЛЕВЪ .

–  –  –

Т Е З Е Й. Вотъ премилое и пресовстливое животное .

Д Е М Е Т Р I Й. Самое доброе животное, государь, которое я когда-либо видлъ .

Л И З А Н Д Е Р Ъ. Этотъ левъ - настоящая лисица, по своему мужеству .

Т Е З Е Й. Правда - и настоящій гусь по своему благоразумію .

Д Е М Е Т Р I Й. Не совсмъ такъ, государь, такъ какъ его мужество не можетъ побдить его благоразумія; а лисица побждаетъ гуся .

Т Е З Е Й. Впрочемъ, я увренъ, что и его благоразуміе не можетъ побдить его мужества, какъ гусь не можетъ побдить лисицу. Но довольно, оставимъ его съ его благоразуміемъ и послушаніемъ, что скажетъ намъ луна .

ЛУНА .

–  –  –

Т Е З Е Й. Вотъ въ чемъ самая главная ошибка: человкъ долженъ былъ влзть въ фонарь; иначе, какъ же онъ можетъ представлять человка въ лун?

Д Е М Е Т Р I Й. Онъ не осмлился влзть туда ради свчки: видите, какъ она нагорла!

И П П О Л И Т А. Мн наскучила эта луна; я бы желала, чтобъ она вздумала перемниться .

Т Е З Е Й. Судя по слабости разсудка этой луны, кажется, что она въ ущерб; но учтивость и справедливость требуютъ, чтобы мы дождались, пока она совершитъ свое теченіе .

Л И З А Н Д Е Р Ъ. Продолжай, Луна!

Л У Н А. Все, что я имю сказать, состоитъ въ томъ, что этотъ фонарь есть луна, а я - человкъ въ лун; что этотъ терновый кустъ - мой терновый кустъ, а эта собака - моя собака .

Д Е М Е Т Р I Й. По-настоящему, все это должно быть въ фонар, потому что все это находится въ лун. Но, тише! Вотъ идетъ исби .

Входитъ И С Б И .

ИСБИ .

–  –  –

ТЕЗЕЙ. Это отчаяніе и смерть милаго друга могутъ почти сдлать человка печальнымъ .

И П П О Л И Т А. Клянусь моимъ сердцемъ мн жаль этого человка!

ПИРАМЪ .

–  –  –

Т Е З Е Й. Луна и левъ оставлены въ живыхъ, чтобы схоронить мертвыхъ .

Д Е М Е Т Р I Й. Да, и Стна тоже .

О С Н О В А. Извините, могу васъ уврить, что стна, которая раздляла ихъ отцовъ, не существуетъ. Не угодно ли вамъ посмотрть эпилогъ или послушать бергамасскій танецъ, исполненный двумя изъ нашей компаніи?

Т Е З Е Й. Прошу васъ, безъ эпилога. Для вашей пьесы совершенно не нужны извиненія. Вамъ нечего извинять: вс актеры умерли, слдовательно, некого и хулить. Если бы тотъ, который сочинилъ эту пьесу, игралъ Пирама и повсился бы на подвязк исби, то изъ этой пьесы вышла бы превосходная трагедія. Но ваша пьеса, все-таки, хороша и прекрасно исполнена. Теперь покажите намъ свой бергамасскій танецъ, а эпилогъ оставьте .

(Веселый простонародный танецъ.)

ТЕЗЕЙ .

Двнадцать разъ полуночи языкъ Ужъ прогудлъ. Любовники, въ постели .

Теперь насталъ волшебный часъ духовъ .

Похитимъ мы у утра т часы, Которые мы подарили ночи .

Нелпая піеса превосходно Ускорила шаги тяжелой ночи .

Теперь, друзья, въ постели! Дв недли Мы проведемъ въ различныхъ празднествахъ, Въ забавахъ и ночныхъ увеселеньяхъ .

(Вс уходятъ.)

–  –  –

ПУКЪ .

Теперь голодный левъ рычитъ, И волкъ на мсяцъ воетъ;

Усталый пахарь крпко спитъ:

Ночь всхъ ихъ успокоитъ .

Теперь огонь въ печахъ погасъ, Совы зловщей крики Напоминаютъ смерти часъ Страдальцу-горемык .

Теперь настала ужъ пора Могиламъ разверзаться И средь церковнаго двора Покойникамъ являться .

Но эльфамъ весело - и мы, Гекату окружая, Скользимъ, какъ сонъ, за духомъ тьмы, Отъ солнца убгая .

Итакъ, пусть мышь здсь не скребетъ!

А домъ - не знай потери!

Съ метлою посланъ я впередъ, Чтобъ выместь соръ за двери!

Входятъ О Б Е Р О Н Ъ, Т И Т А Н I А и ихъ свита .

ОБЕРОНЪ .

Вы по дому разбгитесь, И, при трепетныхъ огняхъ, Эльфы, дружно веселитесь, Словно птички на кустахъ!

Пойте пснь мою за мною, И пляшите вс толпою!

ТИТАНIА .

Ноту въ ноту, слово въ слово, Эту пснь пропойте снова!

Взявшись за руки, пойдемъ Осчастливить этотъ домъ!

(Псни и пляска эльфъ.) ОБЕРОНЪ .

Разсыпьтесь, эльфы, до утра Въ покояхъ полумрачныхъ;

А намъ теперь итти пора Къ постели новобрачныхъ .

Вселимъ мы разомъ въ три четы Любовь безъ измненья И будутъ полны красоты Всегда ихъ поколнья .

Природа, щедрая въ дарахъ,

Дтей ихъ не оставитъ:

Отъ пятенъ, трещинъ на губахъ Она ихъ всхъ избавитъ, И знакамъ, встникамъ дурнымъ, Забытымъ при рожденьи, Потомъ же пагубнымъ инымъ, Не быть въ ихъ поколньи .

Теперь росою полевой Покои окропите, И миръ и счастье въ домъ людской Навки водворите!

О, эльфы! радостной толпой Умыться торопитесь, Но утромъ будьте вс со мной, Съ разсвтомъ воротитесь .

(Оберонъ, Титаніа и ихъ свита уходятъ въ разныя двери.)

–  –  –

Благодаря средневковымъ романамъ и искусственной — не только англійской, но и французской и итальянской — поэзіи, настоящее значеніе эльфовъ и особенно фей (fe, fairy) совершенно утратилось для читающаго большинства. Свойства и силы этихъ духовъ были преувеличены и переиначены литературой, такъ что въ нихъ, пожалуй, и не узнаешь обыкновенныя стихійныя существа, сродныя нашимъ домовымъ, лшимъ, водянымъ, русалкамъ, и т. д. Но, въ сущности, послдніе сходны съ эльфами и феями не только по тому мсту, которое занимаютъ въ народныхъ врованіяхъ, но даже и по частнымъ преданіямъ о нихъ. Такъ, напримръ, эльфы, постоянно близкіе къ человку и его домашнему обиходу, безпрестанно вмшиваются въ его дла, раздляютъ съ нимъ радость и горе, требуютъ себ должнаго почета и наказываютъ за оказанное имъ неуваженіе точно такъ же, какъ и нашъ домовой; точно такъ же, какъ и нашъ домовой, заплетаютъ они или путаютъ гривы лошадямъ, смотря по тому, въ какомъ отношеніи стоятъ къ хозяину дома. Весьма естественно, что западная миологія, вообще боле развитая, представляеть и въ этомъ частномъ врованьи боле выработанности и законченности, чмъ наши русскія народныя врованья и не только создаетъ цлый особый мipъ фей и эльфовъ, но изъ среды его выдляетъ даже такія существа, которыя олицетворяютъ собою какую-нибудь отдльную черту быта этихъ маленькихъ существъ. Такъ ирландскій Фука (Phooka) и англійскій Пукъ (Pouke) давятъ людей ночью, наваливаясь имъ на грудь или бросаясь имъ на спину, если они поздно проходятъ черезъ какое-нибудь глухое мсто. То же самое приписываютъ нмцы своему Alp или Mahr, а русскіе — домовому. Въ Шекспировскомъ Пук видимъ мы вс собирательныя черты игривыхъ, веселыхъ и иногда злобношутливыхъ эльфовъ. Личность его до Шекспира была почти въ такомъ вид создана народнымъ воображеніемъ (подъ весьма характеристическимъ прозвищемъ «Robin Goodfellow», Робина благопріятеля), но ужъ никакъ не литературой .

Дйствіе II, сцена .

ПУКЪ .

–  –  –

Народъ (всюду, гд только есть преданія о феяхъ и эльфахъ, слдовательно и у германскихъ, и у кельтійскихъ племенъ) очень любитъ разсказывать объ эльфахъ, будто они похищаютъ крещеныхъ маленькихъ дтей, и на мсто ихъ подкладываютъ въ колыбели своихъ чумазыхъ, уродливыхъ, крикливыхъ и безпокойныхъ дтокъ. Чтобы избавиться отъ такого несноснаго крикуна, стоитъ только хорошенько припугнуть его или вынести на перекрестокъ и оставить его тамъ на ночь: эльфы непремнно надъ нимъ сжалятся и вернутъ того ребенка, котораго похитили .

Дйствіе II, сцена II .

ТИТАНIА .

Но смертная была моя noдругa И умерла.. .

Такъ говоритъ Титаніа о своей подруг-фе. Въ этомъ случа Шекспиръ нисколько не отступаетъ отъ народныхъ преданій, которыя разсказываютъ дйствительно, что и феи, и эльфы, не смотря на то, что одарены высшею силою, чмъ люди, однакоже не могутъ существовать доле извстнаго срока, посл котораго должны умереть .

Дйствіе III, сцена .

Входятъ П И Г В А, Б У Р А В Ъ, О С Н О В А, Ф Л Е Й Т А, Р Ы Л О и В Ы Д Р А .

Выставляя въ пьес артель рабочихъ, которые собираются играть для забавы герцога аинскаго, Шекспиръ опять-таки черпаетъ изъ современной ему жизни, потому что уже съ конца XIV вка въ англійской, народной драм важное мсто занимали ремесленные цехи. У каждаго такого цеха былъ обыкновенно свой патронъ, въ честь котораго цехъ, но крайней мр разъ въ годъ, обязывался сыграть пьесу, и въ ней представлены были вкратц его житіе и важнйшія изъ чудесъ (Miracleplay). Иногда нсколько цеховъ условливались играть заодно большую мистерію, содержаніе которой почерпалось изъ событій исторіи Ветхаго или Новаго Завта. Въ этомъ послднемъ случа цехи раздляли между собой отдльныя дйствія мистеріи такъ: если въ какомъ-нибудь дйствіи упоминались предметы, входившіе въ кругъ издлій или способовъ какогонибудь цеха, то это дйствіе и предоставлялось представлять тому цеху; такъ, напримръ, въ сцен потопа всегда принимали участіе матросы и рыбаки, въ сцен поклоненія волхвовъ, — ювелиры, въ представленіи страстей Господнихъ — слесаря и кузнецы, и т. д .

Тамъ же .

–  –  –

Ninny значитъ дуракъ, глухъ, простофиля, слдовательно Нинніева могила значитъ могила дурака, поэтому Пигва и поправляетъ изби, говоря, что нужно сказать: Нинусова могила. Нинусъ — древній вавилонскій царь .

Дйствіе III, сцена II .

–  –  –

Слово въ слово: Какъ, я мала? (скажи-ка) раскрашенная майская жердь?

Выраженіе это заимствовано отъ обычаевъ, которыми обыкновенно сопровождалось празднованье перваго мая. Вотъ какъ разсказываетъ объ этомъ праздник современникъ Шекспира Стёббсъ (ярый пуританинъ) въ своей «Апаtomie of Abuses», напечатанной въ 1586 году. «Въ ночь на 1-е мая отправляются вс жители городовъ и деревень въ поля и лса, гд и проводятъ всю ночь въ различныхъ увеселеніяхъ и откуда возвращаются съ зелеными втвями въ рукахъ. Но важнйшее изъ всего, что приносятъ они съ собою домой — это Майское дерево, которое они привозятъ съ большимъ почетомъ, и вотъ какъ именно: берутъ 20—30 паръ воловъ, изъ которыхъ у каждаго на концахъ роговъ привязаны букеты цвтовъ и на этихъ волахъ привозятъ домой Майское дерево, обвитое цвтами и травами, обвязанное лентами сверху до низу, а иногда и раскрашенное различными красками .

Двсти-триста человкъ мужчинъ, женщинъ и дтей идутъ вслдъ за деревомъ, и, привезя его домой и украсивъ его верхушку флагами и платками, усыпаютъ землю около него цвтами, а самый стволъ его оплетаютъ зелеными гирляндами; потомъ, какъ истые бсы, начинаютъ они около того дерева пировать, плясать и веселиться.»

Дйствіе IV, сцена V .

ТЕЗЕЙ .

–  –  –

Перваго изъ этихъ стиховъ нтъ въ подлинник, но онъ прибавленъ потому, что остались бы совершенно непонятными слдующія за тмъ слова Деметрія не кости, а только очко, потому что онъ одинъ. Деметрій играетъ словомъ «die» которое значитъ: «умираю и игральная кость, а также словомъ асе (очко) имющимъ въ произношеніе довольно близское сходство со словомъ ass оселъ .

Дйствіе V, сцена II .

Здсь говорится вообще о родимыхъ пятнахъ. Однакоже, не вс родимыя пятна въ народныхъ поврьяхъ считаются одинаковыми по своимъ свойствамъ изъ нихъ т, которыя бываютъ видимы человку, приносятъ ему несчастіе а т,


Похожие работы:

«ЖИВАЯ СТАРИНА ПЕР10ДИЧКСК0Е И3ДА ИI в О Л ЯЭ О Ф ТДЪ ЕШ ТН ГРА 1И И ПР Т Р К Г РСКГ ГЮ Н Е АОС АО УС АО ГРАФ О ОЩ Т А ЯШ Б Е В С подъ редакгцею ПредсЬдательствующаго въ Отд^еши Этнографа В. И. Л а м а н е к а г о Выпускъ II г о...»

«“Physics of Auroral Phenomena”, Proc. XXXVIII Annual Seminar, Apatity, pp. 127-129, 2015 Polar Geophysical © Kola Science Centre, Russian Academy of Science, 2015 Institute МЕТОД РЕГИОНАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ МОДЕЛИ ИОНОСФЕРЫ IRI С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДАННЫХ СО СТАН...»

«ПАРАЗИТОЛОГИЯ, V, 6,1971 УДИ 595.772 МОРФОЛОГИЯ ЛИЧИНОК И КУКОЛОК CHRYSOPS (Н.) VANDERWULPI KROB. И TABANUS GEMINUS SZIL. (DXPTERA, TAB A NIDAE) ИЗ ПРИМОРСКОГО КРАЯ Р. Г . Соболева Биолого-почвенный институт ДВ центра АН СССР Даны описания и рисунки личинок и куколок Chrysops (Heterocrhysops) vanderwulpi Krob. и Ta...»

«Voennyi Sbornik, 2015, Vol.(7), Is. 1 Copyright © 2015 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Voennyi Sbornik Has been issued since 1858. ISSN: 2309-6322 E-ISSN: 2409-1707 Vol. 7, Is. 1,...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ 17.03.2017_ года №_143 г. Курган О подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей В соответствии со статьями 127, 146 Семейного кодекса Российской...»

«NOVIKONTAS TAIKOS PR. 81 A, KLAIPDA www.novikontas.eu ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС ПОДГОТОВКИ КАПИТАНОВ, СТАРШИХ ПОМОЩНИКОВ КАПИТАНА И ВАХТЕННЫХ ПОМОЩНИКОВ КАПИТАНА. Часть 1. СУДОВОЖДЕНИЕ.       ПРИМЕЧАНИЕ:  Создателем данного Руководства является Морской Учебный Центр  NOVIKONTAS, но мы не претендуем на авторские права – в данном Руководстве  со...»

«По ту сторону леса. Глава 1. Пронзающий свист и звук тормозов разбудили его. Это было раннее утро, солнце еще не поднялось, но полоса света уже показалась. За окном поезда медленно приближалась...»

«Приложение к свидетельству № 54605 Лист № 1 Всего листов 5 об утверждении типа средств измерений ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЙ Дымомеры СМОГ 2 Назначение средства измерений Дымомеры СМОГ 2 (далее – дымомеры) предназначены для измерений дымности отработавших газов дизельных двигателей автомобилей, дизельных судовых, т...»

«Системы плазменно-дуговой резки Руководство оператора — 80665J 2-я редакция powermax65 powermax85 Руководство оператора Русский / Russian 2-я редакция — декабрь, 2012 По вопросам продаж и поддержки обращайтесь: Архангельск (8182)63-90-72 Краснодар (861)203-40-90 (4912)46-61-64 Рязань (391)204-63-61 Астана +7(7172)727-132 Красноярск (846)2...»

«ГЛАВА 3. СТЕПНОЙ АЛТАЙ (НАРОДНАЯ ПОВСТАНЧЕСКАЯ АРМИЯ) 251 ПИСЬМО ЗМЕИНОГОРСКОГО УЕЗДНОГО КОМИТЕТА РКП(б) ВСЕМ ВОЛОСТНЫМ КОМИТЕТАМ РКП(б) г. Змеиногорск 18 августа 1920 г. Укомитет РКП сообщает, что 8 августа с.г. вечером г. Змеиногорск был занят шайкой разбойников белобандитов. Положение созданное таково, что комитет не имел возм...»

«Нива шевроле руководство скачать 25-03-2016 1 Новомодно консолидирующее злопамятство наилучшим образом выкормит не умасливающих телескопы размеренным подташниванием, в случае когда аптечки выдумывают. Не смазывавший видеомагнитофон поляризует. Кр...»

«“Телескоп”: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев № 1, 1999 НОВАЯ РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТНАЯ ПРЕССА: ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ЕЕ ИЗМЕНЕНИЯ (1988-1997 гг.) А.Н.Алексеев, ведущий научный сотрудник СПбФ ИС РАН, кандидат философских наук дом.тел: (812) 444-61-17 E-mail: alexeev34@yandex.ru Работ...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.