WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ имени Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ № 1 (23) Москва Редакционная коллегия Васильев С.В. (гл. редактор), Герасимова М.М., Лейбова Н.А., ...»

ISSN 2311-0546

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ

имени Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ

ВЕСТНИК

АНТРОПОЛОГИИ

№ 1 (23)

Москва

Редакционная коллегия

Васильев С.В. (гл. редактор), Герасимова М.М.,

Лейбова Н.А., Пежемский Д.В., Халдеева Н.И.,

Харламова Н.В., Хить Г.Л .

Редакционный совет

Васильев С.В., Година Е.З., Зубов А.А.,

Спицын В.А., Хартанович В.И., Чистов Ю.К., Яблонский Л.Т .

Выпускающий редактор Лейбова Н.А .

Адрес редакции:

119991 Москва, Ленинский проспект, 32А Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук»

Тел.: (495) 954 93 63 (499) 125 62 52 E-mail: otdantrop@yandex.ru http://www.iea.ras.ru/cntnt/levoe_meny/publikacii/vestnik_antropologii.html Вестник антропологии / Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. М.: ИЭА РАН, 1996. –.– Вестник антропологии. 2013. № 1(23). 141 с .

В журнале публикуются статьи и материалы по физической антропологии, а также смежным естественным и гуманитарным наукам. Журнал предназначен для антропологов, этнологов, археологов и всех, интересующихся проблемами происхождения человека, его макро- и микроэволюции, изменчивости человеческого организма во времени и пространстве .

Публикуемые материалы не обязательно отражают точку зрения редколлегии Журнал включен в систему РИНЦ Выходит 4 раза в год © Авторы статей, 2013 © Институт этнологии и антропологии РАН, 2013 © Центр физической антропологии ИЭА РАН, 2013 ISSN 2311-0546

RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

N.N. MIKLUKHO-MAKLAI

INSTITUTE OF ETHNOLOGY AND ANTHROPOLOGY

BULLETIN

OF ANTHROPOLOGY

№ 1 (23) Moscow Editorial team Vasilyev S.V. (editor in chief), Gerasimova M.M., Leybova N.A., Pezhemsky D.V. Khaldeeva N.I., Kharlamova N.V., Heet G.L .

Editorial board Vasiliev S.V., Godina E.Z., Zubov A.A., Spitsyn V.A., Khartanovich V.I., Chistov Yu.K., Yablonsky L.T .

Executive editor Leybova N.A .

Editorial address:

119991 Moscow, Leninsky Prospekt, 32A Federal State Institution of Order of Friendship of Peoples N.N. Miklukho-Maklai Institute of Ethnology and Anthropology Russian Academy of Sciences Tel.: +7 10 (495) 954 93 63, +7 10 (495) 125 62 52 E-mail: otdantrop@yandex.ru http://www.iea.ras.ru/cntnt/levoe_meny/publikacii/vestnik_antropologii.html Bulletin of anthropology / N.N. Miklukho-Maklai Institute of Ethnology and Anthropology RAS .

М.: IEA RAS, 1996 –.– Bulletin of anthropology. 2013. № 1(23). 141 p .

Author’s materials do not necessarily reflect the views or opinions of the editorial board © Authors, 2013 © Institute of Ethnology and Anthropology RAS, 2013 © D

–  –  –

Дорогие читатели! журнал, что увенчалось выходом 16-го номера в формате «истинно академичеРедколлегия «Вестника антрополо- ского» издания. Теперь, когда появились гии» сообщает об изменении формата иные требования времени, когда любому нашего издания. Напомним, что решение периодическому изданию необходимо основать собственный печатный орган быть более доступным, широко распробыло принято Отделом антропологии страняемым и конкурентоспособным, Института этнологии и антропологии мы переходим на издательский формат РАН в конце 1995 года .





Инициатива соз- регулярного научного журнала (запладания «Вестника антропологии» полно- нированная периодичность — 4 раза в стью принадлежала С.В. Васильеву, кото- год). При этом наше издание полностью рый вот уже 17 лет является его главным сохраняет преемственность и сквозную редактором. Всё это время «Вестник» нумерацию (с 23-го выпуска нумерация готовился к печати исключительно си- будет включать и циклические номера лами немногих сотрудников Отдела и годового тома, соответствующие кварвыходил форме научного альманаха — в талам). Предполагается сохранить все среднем два раза в год. Сама идея ново- основные, уже традиционные рубрики го периодического издания, полностью «Вестника», и, конечно же, создать нопосвященного проблемам физической вые. Так, например, стала очевидной неантропологии, появилась в достаточно обходимость появления рубрики Публисложное десятилетие постсоветского пе- кация материалов. Информационный риода, отмеченное острыми обществен- взрыв, сопровождающий науку в последными потрясениями. Воплощение ее в ние десятилетия, зачастую не позволяет реальность происходило на фоне поло- своевременно и полноценно проаналижения отечественной науки. В то время зировать собранный антропологами маединственное в нашей стране специали- териал, он накапливается «в столе», что зированное издание — журнал «Вопро- не дает возможности даже ближайшим сы антропологии» — выходило в свет коллегам своевременно узнать о нем, крайне редко и фактически прекратило использовать в каких-то сравнительных свое существование. «Вестник антропо- исследованиях и сводных работах. Мы логии» в течение многих лет оставался уверены, что новая рубрика позволит ведущим периодическим изданием по многим авторам ввести в научный обофизической антропологии. За этот пе- рот ценнейшие данные, при этом отлориод его печатный формат и дизайн об- жив их комплексный анализ до удобного ложки несколько раз менялись. Сначала, для себя времени .

до 10-го выпуска он выходил в формате Редколлегия надеется, что в своем A5, который хорошо отражал идею науч- новом виде журнал «Вестник антропоного альманаха и соответствовал «эпохе логии» будет еще более востребованным ротапринта». Начиная с 11-го номера у своей аудитории, а также сможет прив печатном формате А4) можно гово- влечь широкий круг читателей .

рить об эволюции «Вестника антропологии», о превращении его в периодический Редколлегия Сергей Владимирович Васильев ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ. 2013. № 1(23) с. 9–14

Сергею Васильеву – 50!

Заведующему Центром физической с традиционными направлениями стали антропологии Института этнологии и ан- интенсивно развиваться новые. В настоятропологии РАН, ответственному редак- щее время Центр физической антрополотору Вестника антропологии ИЭА РАН, гии Института этнологии и антрополоСергею Владимировичу Васильеву испол- гии РАН, руководимый С .

В. Васильевым, нилось 50 лет. На моих глазах произошло единственный научный центр в системе становление и развитие Сергея Влади- Российской Академии Наук (не считая мировича и в серьезного исследователя, МАЭ в Петербурге), который по своим и в прекрасного, не побоюсь этого слова, научным достижениям и творческому поруководителя и организатора науки. Он тенциалу может быть соотнесен с целым заведует нашим Отделом (ныне — Цен- научно-исследовательским институтом .

тром) чуть более десяти лет. В Отделе уже на протяжении 18 лет ежеБудучи в то время самым молодым годно, а иногда и по два раза в год выхочленом нашего профессионального со- дит альманах «Вестник антропологии», общества с уже достаточно сложившими- инициатором создания которого еще в ся традициями, межличностными взаи- 1995 г. выступил Сергей Владимирович, моотношениями и исследовательским и выпуски серийного издания «Доистоопытом и потенциалом, Сергей сумел рический человек». В Отделе созданы создать крепкий коллектив единомыш- все условия для того, чтобы старшее поленников, которых связывают не только коление сотрудников могло реализовать профессиональные интересы и общее себя в написании и публикации моноградело, но и товарищеские, дружеские узы. фий, в известной мере подводящих итоги Его организаторские способности вы- многим из научных разработок, как это разились в том, что он с самого начала блистательно было продемонстрировано занял позицию, что «старые кадры — это книгами А.А. Зубова, почти ежегодными опора и богатство Отдела», что дальней- выходами в свет монографий Т.К. Ходшая жизнь его не должна происходить жайова и т.д. Как заведующего Отделом, за счет рокировки старшего и младшего Сергея Владимировича отличает внимапоколений. В результате наш Отдел стал тельное, доброжелательное, весьма демоприрастать молодыми сотрудниками и кратичное, я бы даже сказала, дружеское аспирантами, а старшие коллеги — защи- отношение к молодежи, ведь он и сам мощать докторские диссертации при всяче- лод (особенно с позиций пишущего этот ской поддержке и заинтересованности текст). Он всячески способствует их наСергея Владимировича. В Отделе наряду учному и служебному росту и формирует 10 СЕРГЕЮ ВАСИЛЬЕВУ – 50!

–  –  –

анализ коммуникации у представителей Сережей переупаковывали, чистили, отразличных таксонов приматов» и стано- мывали, восстанавливали этикетки, расвится кандидатом биологических наук по ставляли на полки .

специальности «антропология». Защитив кандидатскую диссертацию, Сергей активно включается в жизнь Сергей стал искать приложения своих Отдела антропологии, который к этому сил и способностей в новой для него обвремени получает в свое распоряжение ласти. Хотя информация о внутренней полуподвальное помещение на ул. Вави- организации стадной жизни у обезьян и лова, в доме 37А. Сюда свозятся все пале- изучение различных способов передачи оантропологические материалы, принад- информации у них — единственный ислежавшие Г.Ф. Дебецу, Т.А. Трофимовой, точник для реконструкции предпосылок Н.Н. Мамоновой, В.П. Алексееву, М.С. Ве- возникновения звуковой и кинетической ликановой, хранившиеся в различных речи у представителей древних гоминид, подвальных помещениях, абсолютно не- т.е. тематики, представляющей значипригодных для работы. Материалы эти тельный интерес для исторической антбыли частично изучены, частично нахо- ропологии (в том объеме и тех границах, дились даже в нераспечатанных ящиках, которые были очерчены В.П. Алексеечасто подвергались затоплению. Именно вым в его работе «Историческая антротогда Сергей показал себя с самой лучшей пология» 1979 г. издания) возможности стороны, хотя работа эта была не из при- наблюдения над приматами в то время ятных. Особенно пострадали материалы почти исчезли. Естественно, наиболее Хорезмской экспедиции, которые мы с близкими проблемами оказались промарта 2013 г. День рождения. Остров Флориана. Галапогосские черепахи 28 march 2013. Sergey Vasilyev’s birthday. Island Floriana. Galapogos tortoise СЕРГЕЮ ВАСИЛЬЕВУ – 50!

блемы антропогенеза. К тому времени вопросами антропогенеза в Отделе занимался фактически один А.А. Зубов, хотя в мировой науке это было время бурного развития этой отрасли антропологического знания. И время кардинальных изменений во взглядах, имевших эффект маятника. У А.А. Зубова возникло желание конкретизировать морфологические характеристики отдельных этапов родословной человека и создать авторские, отечественные схемы классификации семейства гоминид и рода Homo. Он предложил эту тему Васильеву. Тогда же были определены и методы ее решения. В 1996 г. Сергей Владимирович поступает в дневную докторантуру ИЭА РАН, успешно ее заканчивает и принимается в штат ИЭА РАН на должность ведущего научного сотрудника. В 1999 году, в марте, в возрасте 36 лет он защищает докторскую диссертацию по теме «Дифференциация плейстоценовых гоминид». Значительное На развалинах храма Байон место в решении поставленных диссер- (Камбоджа, Ангкор) On the ruins of the Bayon temple (Cambodia, Angkor) тантом проблем занимает разработанная им система краниотригонометрических и описательных признаков. библиографической редкостью. Сергей А.А. Зубов, бывший к тому времени Владимирович умеет говорить о сложном уже в течение 25 лет бессменным заве- очень просто, умеет удерживать внимадующим Отделом и изрядно уставший от ние аудитории, его всегда интересно слуэтой нагрузки, рассматривает Сергея Вла- шать. В этом я убедилась лично на двух димировича как свою смену, и через три его лекциях, прочитанных для учителей .

года после защиты им докторской пред- Что нового с профессиональной точки лагает его кандидатуру на рассмотрение зрения я могла услышать, если мы с ним Отдела. При почти всеобщем одобрении коллеги и находимся в тесном профессиов марте 2002 г. Васильев был назначен на нальном контакте? Тем не менее, я с больдолжность и.о. заведующего Отделом, а шим удовольствием и интересом прослуосенью того же года утвержден в долж- шала лекции, в очередной раз удивляясь, ности Ученым Советом ИЭА РАН .

как легко, просто, доступно он говорит В тяжелые 90-ые многие сотрудни- о сложных проблемах, например, о разки Отдела для того, чтобы выжить, ак- решающих возможностях генетических тивно занимались преподавательской исследований для таксономии и систедеятельностью. Сергей Владимирович матики ископаемых форм. В настоящее вел несколько спецкурсов в Универси- время свою преподавательскую деятельтете Российской Академии Образования ность Васильев осуществляет чтением (УРАО) сначала в должности доцента, а спецкурсов на кафедре антропологии затем профессора. В это время им было биологического факультета МГУ .

написано очень хорошее учебное посо- В последнее время Сергей Владимибие по возрастной и конституциональной рович, как и многие палеоантропологи, антропологии. К сожалению, небольшие уделяет много внимания изучению кратиражи того времени сделали эту книгу ниологии средневекового и близкого к 14 СЕРГЕЮ ВАСИЛЬЕВУ – 50!

современности населения России в связи ре — останков министра иностранных с широкомасштабными новостроечными дел одного из фараонов 18-й династии .

археологическими раскопками. Скорее За время работы в нашем Институте всего, это делается по необходимости, С.В. Васильев возглавил около 40 пронемногочисленный отряд антропологов ектов и грантов, причем, всегда старалОтдела едва успевает выезжать в поле ся, чтобы как можно больше сотруднии обрабатывать поступающий массо- ков Отдела принимало в них участие .

вый палеоантропологический материал. Именно коллегиальность отличает стиль Средняя Азия, Казахстан, Кавказ — эти руководства Васильева. Заинтересовантерритории уже имеют своих исследова- ность делами старших коллег, делами и телей. Васильеву досталась европейская успехами молодых сотрудников и аспичасть России. Но проблемы этнической рантов, желание создать им как можно истории и этногенеза народов интере- более комфортные условия работы — суют его в меньшей степени. Он продол- этот стиль работы самый плодотворный, жает оставаться биологом. Интересы его самый продуктивный для развития науки лежат в другой области. Его интересует в целом, является характерным для наизменчивость краниологических и кра- шего Центра не без активного содействия ниотригонометрических характеристик С.В. Васильева .

и их комплексов в мировом масштабе, их Следует сказать еще об одном увлезональность и территориальная приуро- чении Сергея Владимировича: он любит ченность. Он не замыкается в рамках путешествовать, но не просто как турист исторической антропологии, а наряду с (этот жанр тоже имеет место), а как исизучением древних ископаемых форм че- следователь земель и народов, некогда ловека он изучает краниологические кол- недоступных отечественным антропололекции индейцев, пигмеев, экваториалов гам эпохи «железного занавеса». На свой в музеях Нью-Йорка и Парижа. Даже страх и риск вместе со своей супругой, его многолетние исследования в Фаю- Светланой Борисовной Боруцкой, тоже ме палеоантропологических материалов антропологом, они побывали на Борнео, из некрополя, датируемого в диапазоне на Галапагосских островах и у индейцев от греко-римского времени до ранне- Эквадора .

коптского, интересуют его не столько с Оканчивая свои небольшие заметки о точки зрения этнической антропологии, Сергее Владимировиче Васильеве в связи сколько с точки зрения особенностей с его 50-летием, хочу сказать, что он очень формообразовании при метисации раз- добрый и веселый человек, и я ценю его личных в расовом отношении исходных и за эти качества. Возможно, именно они компонентов. Безусловный интерес для позволяют ему быть хорошим семьянего представляют возможности антро- нином и отцом своих маленьких дочекпологического изучения останков исто- двойняшек, несмотря на все жизненные рических деятелей и их идентификации. проблемы (у кого их нет!?) и находить в Здесь можно вспомнить попытки поис- себе силы успешно руководить Отделом .

ков останков Ивана Сусанина, работу И я от себя и от всех сотрудников Отдела над царскими женскими погребениями желаю Сергею Владимировичу доброго в Московском Кремле, или исследования здоровья, удачи в делах и счастья в личв Египте: в Гизе погребальной камеры ной жизни!

жреца фараона Хефрама, или в Луксо- М.М. Герасимова ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ. 2013. № 1(23) с. 15–19

Список основных печатных работ С.В. Васильева

Монографии 9. Доисторический человек. Морфология и

1. Основы возрастной и конституциональ- проблемы таксономии. Часть 2. М.: Оргсервис – ной антропологии. М.: Изд-во РОУ, 1996. 216 с. 2000, 2010. 214 с. (в соавт. с Зубовым А.А., БоруцПокаяние. Материалы правительствен- кой С.Б., Халдеевой Н.И.) .

ной комиссии по изучению вопросов, связанных 10. Доисторический человек. Морфология и с исследованием и перезахоронением останков таксономия Нариокотоме III. Часть 3. М.: ИЭА Российского Императора Николая II и членов его РАН, 2012. 176 с. (в соавт. с Зубовым А.А., Боруцсемьи. М.: Выбор, 1998. 288 с. (в соавт. со Звягиным кой С.Б., Халдеевой Н.И., Герасимовой М.М., В.Н., Алексеевой Т.А., Зубовым А.А., Лебединской Харламовой Н.В.) .

Г.В., Рыкушиной Г.В., Королевым В.В., Березовским М.Е., Григорьевой М.А., Нариной М.В.). Статьи

2. Васильев С.В. Эволюционная морфология 11. Формы коммуникации у обезьян и этанижней челюсти человека. М.: Старый сад, 1998. пы происхождения речи // Поведение приматов 172 с. (в соавт. с Герасимовой М.М.) и проблемы антропогенеза. М.: МОИП, 1991 .

3. Дифференциация плейстоценовых гоми- С. 15–26 (в соавт. с Дерягиной М.А.) нид. М.: Изд-во УРАО, 1999. 152 с. 12. Акустические формы общения // Этология

4. Homo sungirensis. Верхнепалеолитический приматов. М.: изд. МГУ, 1992. С. 106–114 .

человек: экологические и эволюционные аспекты 13. Этологический подход в изучении неверисследования. М.: Научный мир, 2000. 468 с. (в бальной коммуникации у человека и шимпанзе // соавт. с Бадер Н.О., Алексеевой Т.И., Бужиловой Биологические науки. 1992. № 6. С. 7–13 (в соавт .

А.П., Медниковой М.Б., Козловской М.В., Гераси- с Самохваловым В.П., Дерягиной М.А.) .

мовой М.М., Зубовым А.А., Сулержицким Л.Д., 14. Антропогенетическая характеристика Хрисанфовой Е.Н., Харитоновым В.М., Никитю- русских села Ивановка Исмаиллинского района ком Б.А., Лебединской Г.В.). Азер байджана // Российский этнограф. 1993 .

5. Антропология ногайцев // Материалы по № 14. С. 223–235 (в соавт. с Н.А. Дубовой, Б.Н. Каизучению историко-культурного наследия Се- заченко) .

верного Кавказа. Вып. IV. М.: Памятники исто- 15. Формы общения у приматов и происхорической мысли, 2003. 243 с. (в соавт. с М.М. ждение языка человека // Язык в океане языков .

Герасимовой, Г.В. Рыкушиной, Д.В. Пежемским, Вып.1. Сибирский хронограф. Новосибирск, 1993 .

Н.А. Суворовой, Н.А. Дубовой, Г.Л. Хить и др.). С. 60–86 (в соавт. с М.А. Дерягиной) .

6. Антропологический словарь. М.: Классикс 16. Изучение коммуникации у шимпанзе // Стиль, 2003. 328 с. (в соавт. с Алексеевой Т.И., Бюлл. МОИП. 1994. Т. 99. Вып. 2. С. 3–9 (в соавт. с Ару тюновым С.А., Бахолдиной В.Ю. и др.). Дерягиной М.А., Силаковым В.Л., Ждановой И.В.,

7. Доисторический человек. Биологические Савиной Н.В.) .

и социальные аспекты. М.: Оргсервис-2000, 2006. 17. Половой диморфизм невербального пос. (в соавт. с Зубовым А.А., Герасимовой М.М., ведения больных шизофренией и шимпанзе // Боруцкой С.Б., Кожиным П.М., Халдеевой Н.И.). Acta Psychiatrica. Psychologica, Psychoterapeutica

8. Проблемы происхождения бипедии гоми- et Ethologica Tavrica. 1995. V. 2. № 3. С. 137–146 нид. М.: Ассоциация Экост, 2007. 128 с. (в соавт. с (в соавт. с Дерягиной М.А., Самохваловым В.П., Боруцкой С.Б.) Коробовым А.А., Хренниковым О.В.) .

16 ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ С.В. ВАСИЛЬЕВА

18. Коммуникация и социальный статус у ма- 37. Предварительный анализ посткраниальных кака лапундера (macaca nemestrina) // ВкА. Вып. 1. скелетов двух взрослых индивидов памятника

1996. С. 5–40. Маяк // Контактные зоны Евразии на рубеже эпох .

19. Надорбитная область ископаемых гоми- Материалы археологической экспедиции СОИКМ нид // ВкА. Вып. 1. 1996. С. 232–278. им. П.В. Алабина и Международной конференции .

20. Программа курса «Возрастная и конститу- Самара, 2003. С. 28–32 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

циональная антропология». М.: Изд-во РОУ, 1996. 38. Происхождение, формирование и рассес. ление Homo sapiens по Земному шару // КонтактТригонометрия лицевого скелета ископае- ные зоны Евразии на рубеже эпох. Материалы мых гоминид // ВкА. Вып. 2. 1996. С. 227–245. археологической экспедиции СОИКМ им. П.В .

22. Сравнительный анализ коммуникации и Алабина и Международной конференции. Самара, локомоции некоторых антропоидов (эволюци- 2003. С. 42–47 .

онный подход) // ВкА. Вып. 2. 1996. С. 246–268 (в 39. Антропологическое исследование раннесоавт. с Боруцкой С.Б.). сред невековых коптов из файюмского оазиса,

23. Тригонометрия мозговой коробки ископа- Египет (по материалам могильника Вади Наклун) емых гоминид // Новые методы – новые подходы // Интеграция археологических и антропологив современной антропологии. М., 1997. С. 68–81. ческих исследований. Сборник научных трудов .

24. Сексология. Программа курса. М.: Изд-во Омск: Изд-во «Наука-Омск», 2003. С. 273–275 .

РОУ, 1997. 8 с. 40. Антропология. Программа курса. М.: ИздЗигомаксиллярная область ископаемых го- во УРАО, 2003. 12 с .

минид (измерительные и описательные признаки) 41. Экологические и таксономические аспекты // ВкА. Вып. 3. 1997. С. 110–125. ранних этапов антропогенеза // Экология древних

26. Морфологические особенности нижнепа- и современных обществ. Вып. 2. Доклады конлеолитических находок Кооби Фора KNM ER 3733 ференции, Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2003 .

и Сангиран 17 (Питекантроп VIII) // ВкА. Вып. 3. С. 216–218 .

1997. С. 35–47. 42. Палеодемография Усть-Иерусалимского

27. Зигомаксиллярная область ископаемых могильника (г. Болгар, Татарстан) // Экология гоминид (индексы) // ВкА. Вып. 4. 1998. С. 83–94. древних и современных обществ. Вып. 2. Доклады

28. Теория эволюции и таксономия плейсто- конференции, Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, ценовых гоминид. Часть 1. Теория антропогенеза 2003. С. 218–220 (в соавт. с Газимзяновым И.Р.) .

и видообразование // ВкА. Вып. 4. 1998. С. 5–17. 43. Информационный подход к проблеме

29. Теория эволюции и таксономия плейсто- происхождения речи // Горизонты антропологии .

ценовых гоминид. Часть 2. Таксономия // ВкА. Труды Международной научной конференции Вып. 5. 1998. С. 87–100. памяти академика В.П. Алексеева. М.: Наука, 2003 .

30. Биологический возраст развивающегося С. 149–152 .

человека // Вестник УРАО. Вып. 2. 2000. С. 3044. 44. Orrorin tugenensis. Проблема происхожТипология ростовых нарушений в антро- дения бипедии // ВкА. Вып. 10. 2003. С. 24–39 (в пологических исследованиях // ВкА. Вып. 7. 2001. соавт. с Боруцкой С.Б.) .

С. 199218 (в соавт. с Бабаковым О.Б., Боруц- 45. К антропологии народов Крыма // Тюрккой С.Б.). ские народы Крыма. Серия «Народы и культуры» .

32. К вопросу о тайне «золотого гроба» // Ис- М.: Наука, 2003. С. 420–423 (в соавт. с Т.К. Ходтория и культура древнего и раннехристианского жайовым) .

Египта. М.: ИВ РАН, 2001. С. 3544. 46. Проблемы ранних этапов антропогенеза //

33. Антропологическая характеристика на- Российская наука о человеке: вчера, сегодня, завтселения, захороненного в некрополе Гонур-Депе ра. Материалы международной научной конфеВ.И. Сарианиди. Некрополь Гонура и иран- ренции. Вып. 2. Санкт-Петербург, 2003. С. 41–43 .

ское язычество. М.: 2001. С. 105132 (в соавт. с 47. Некоторые аспекты остеологии погре беБабаковым О.Б., Рыкушиной Г.В., Дубовой Н.А., ний Усть-Иерусалимского могильника (г. Болгар) Пестряковым А.П., Ходжайовым Т.К.). // Древность и средневековье Волго-Камья .

34. Human skeletal remains from the necropolis Материалы Третьих Халиковскик чтений. Казань– of GonurDepe // In V. Sarianidi. Necropolis of Go- Болгар, 2004. С. 31–32 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

nur and iranian paganizm. Moscow, 2001. Р. 219240 48. Палеодемографические показатели Устьwith Babakov O.B., Rykushina G.V., Dubova N.A., Иерусалимского могильника (г. Болгар) // ДревPestryakov A.P., Khodjaiyov T.K.). ность и средневековье Волго-Камья. Материалы

35. Онтогенез коммуникации шимпанзе (в Третьих Халиковскик чтений. Казань-Бол гар, связи с некоторыми проблемами антропогенеза) 2004. С. 38–40 (в соавт. с Боруцкой С.Б., ГазимзяНа путях биологической истории человечества. новым И.Р.) .

Т. 1. М., 2002. С. 57–98 (в соавт. с Боруцкой С.Б.). 49. Палеодемография населения Сусанинского

36. Sahelanthropus tchadensis. Недостающее района Костромской области XVII века по данным звено? // ВкА. Вып. 8. 2002. С. 122–133. могильника Исупово // Рукопись депонирована в

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ С.В. ВАСИЛЬЕВА

ВИНИТИ 21.07.2004, №1282-В2004. 9 с. (в соавт. с С. 64–89 (в соавт. с Никитиным С.А., Зубовым А.А., Боруцкой С.Б., Новиковым А.В.). Лебединской Г.В., Боруцкой С.Б., Брюсовой В.Г.,

50. Виктор Валерианович Бунак: патриарх оте- Никоноровой Е.В., Молчановым В.Ф., Крутовой чественной антропологии // Выдающиеся отече- М.С. и др.) .

ственные этнологи и антропологи XX века. М.: 65. Новые данные о мезолитических находках Наука, 2004. С. 233–260 (в соавт. с М.И. Урысо- из Крыма: остеология, физическая адаптация ном). палеопатология // Позднекайнозойская геологиПалеоэкология коптского средневекового ческая история севера аридной зоны. Материалы населения Файюма (Египет) // Научный альманах международного симпозиума Азов/Ростов-накафедры антропологии. Вып.2. М.: МГУ, 2004. С. Дону, 2006. С. 293–298 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

62–81 (в соавт. с Боруцкой С.Б.). 66. На пути миграционных процессов: передПалеолит Кавказа: ретроспектива антропо- неазиатский полиморфизм среднеплейстоценовых логических находок // ВкА. Вып. 11. 2004. С.13–20. гоминид // Позднекайнозойская геологическая

53. Эволюционная морфология скелета моро- история севера аридной зоны. Материалы междутопитеков. Совокупность проблем // ВкА. Вып. 11. народного симпозиума Азов/Ростов-на-Дону,

2004. С. 28–37 ( в соавт. с Боруцкой С.Б.). 2006. С. 298–302 .

54. Из истории формирования антирасистской 67. Краниотригонометрия в расоведении:

идеологии в отечественной антропологии // Расы первый опыт // ВкА. Вып. 14. 2006. С. 256–262 (в и народы. Вып. 30. М.: Наука, 2004. С. 5–14 (в соавт. с Галеевым Р.М.) соавт. с Герасимовой М.М.). 68. Реконструкция физического типа и стресПалеоантропология населения Костром- совых влияний на население оставившее могильской области XVII в.: по материалам могильника ник на Большом Оленьем острове (Баренцево Исупово // Расы и народы. Вып. 30. М.: Наука, море) // Первобытная и средневековая история

2004. С. 249–267 (в соавт. с Боруцкой С.Б.). и культура европейского севера: проблемы

56. Удивительная палеоантропологическая изучения и научной реконструкции. Соловки, находка в Юго-Восточной Азии // ВкА. Вып. 12. 2006. С. 376–381 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

2005. С. 22–29 (в соавт. с Зубовым А.А.). 69. Анализ пропорций скелетов Усть-ИеруМорфологическая адаптация к бипедии салимского могильника //Историко-археологии проблема полового диморфизма у грацильных ческие исследования Поволжья и Урала. Матеавстралопитеков // ВкА. Вып. 12. 2005. С. 30–36 (в риалы III Халиковских чтений, г. Болгар, 27–30 соавт. с Боруцкой С.Б.). мая 2004 г). Казань, 2006. С. 409–418 (в соавт. с

58. Яков Яковлевич Рогинский. Гений — это Боруцкой С.Б.) .

управляемое разумом безумие // ВкА. Вып. 12. 70. Новые данные по антропологии древних

2005. С. 145–158. коптов Файюмского оазиса Египта // Научный

59. Оценка морфологических адаптаций к альманах кафедры антропологии. Вып. 4. М.:

ортоградности преавстралопитековых форм и МГУ, 2006. С. 134–152 (в соавт. с Боруцкой С.Б., австралопитеков // Рукопись депонирована в Нечвалодой А.И.) .

ВИНИТИ 26.12 .

2005, №1732-В2005, Биологический 71. Проблемы таксономии переходных и факультет МГУ. М., 2005. 15 с. (в соавт. с Боруцкой метисных форм ископаемых гоминид Передней С.Б.) Азии // Научный альманах кафедры антропологии .

60. Палеоантропологический анализ поздне- Вып. 5. М.: МГУ, 2006. С. 147–159 .

золотоордынских погребений Казанского Кремля 72. Палеоантропология средневековых коптов // Научный альманах кафедры антропологии. Вып. файюмского оазиса // Некоторые актуальные

3. М.: МГУ, 2005. С. 125–156 (в соавт. с Боруцкой проблемы современной антропологии. СПб., 2006 .

С.Б., Газимзяновым И.Р., Харламовой Н.В.). С. 62–65 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

61. Ан т р опологи че ские сви де тельс тв а 73. Проблема метисации в эволюции человека древнейших миграций человека // Этнокультурное (морфология и генетика) // Северная Евразия взаимодействие в Евразии. Книга 1. М.: Наука, в антропогене: человек, палеотехнологии,

2006. С. 48–68 (в соавт. с Зубовым А.А.). геоэкология, этнология и антропология. Том 1 .

62. Антропология Средней Азии в палеолите Иркутск, 2007. С. 90–99 .

// ВкА. Вып. 13. 2006. С. 31–35 (в соавт. с Ходжай- 74. К вопросу о палеоантропологии крымских овым Т.К.). неандертальцев. Возобновление исследований //

63. Комплексная палеоантропологическая ВкА. Вып. 15. Часть 1. 2007. С. 101–104 (в соавт. с реконструкция находок из могильников Сайга- Боруцкой С.Б., Степанчуком В.М.) .

тинский IV и VI // ВкА. Вып. 13. 2006. С. 55–63 75. Палеодемографические и палеопатолов соавт. с Нечвалодой А.И., Карачаровым К.Г., гические аспекты исследования детских погреРажевым Д.И.). бений Усть-Иерусалимского могильника (г. БолКомплексное исследование костных остан- гар) // ВкА. Вып. 15. Часть 2. 2007. С. 413–418 (в ков двух человек из погребения в алтарной части соавт. с Боруцкой С.Б., Газимзяновым И.Р.) .

храма Спаса Нерукотворного Образа в Андрон- 76. Лицо фараона // ВкА. Вып. 15. Часть 2 .

никовом монастыре в Москве // ВкА. Вып. 13. 2006. 2007. С. 439–450 .

18 ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ С.В. ВАСИЛЬЕВА

77. Комплексная палеоантропология Дмит- лии и Байкальской Сибири: материалы междуров ского некрополя XVIII века г. Липецка // народной научной конференции. Улан-Удэ: ИздВерхнедонской археологический сборник. Вып. 3. во Бурят. гос. ун-та, 2010. С. 61–66 (в соавт. с Липецк–Санкт-Петербург, 2007. С. 289–312 (в Герасимовой М.М., Боруцкой С.Б) .

соавт. с Боруцкой С.Б.). 90. Методика сбора и первичной обработки

78. Проблемы антропогенеза в трудах В.П. палеоантропологического материала // Методы Алексеева // Человек в культурной и природной наук о Земле и Человеке в археологических среде. Труды третьих антропологических чтений. исследованиях: комплекс учеб. метод. материалов/ М.: Наука, 2007. С. 94–97 (в соавт. с Герасимовой Новосиб. гос. ун-т, Ин-т археолог. и этногр. СО М.М.). РАН. Новосибирск, 2010. С. 306–343 (в соавт. с

79. Новые археологические и антропологи- Боруцкой С.Б.) ческие данные исследования могильника на боль- 91. Homo floresiensis – миф или реальность // шом Оленьем острове Кольского залива Баренцева Первоначальное освоение человеком континенморя // Человек в культурной и природной среде. тальной и островной части Северо-Восточной Труды третьих антропологических чтений. М.: Азии. Материалы международного симпозиума .

Наука, 2007. С. 130–138 (в соавт. с Шумкиным В.Я., Южно-Сахалинск, 2010. С. 195–202 .

Хартановичем В.И., Боруцкой С.Б., Колпаковым 92. Краниологический полиморфизм верхнеЕ.М., Мурашкиным А.И.). палеолитических Homo sapiens в связи с проблемой

80. Большой Олений остров (Баренцево море): неандерталоидно-сапиентной метисации // Эвофизические нагрузки и маркеры стресса у древ- люция жизни на Земле: Материалы IV Междунанего арктического населения // Путь на Север. родного симпозиума, 10–12 ноября 2010 г. Томск:

Окру жающая среда и самые ранние обитатели ТМЛ-Пресс, 2010. С. 583–585 .

Арктики и Субарктики. М., 2008. С. 152–160 (в 93. Антропологические исследования палеосоавт. с Боруцкой С.Б.). литических находок из Средней Азии: факты

81. Гейдельбергский человек: кто, где, когда // и интерпретации // Вестник Каракалпакского Труды II (XVIII) Всероссийского археологическо- госуниверситета им. Бердаха. Вып. 1–2. Нукус, го съезда. Том 1. Суздаль, 2008. С. 42–45. 2010. С. 41–46 (в соавт. с Ходжайовым Т.К., МамПалеоантропологические материалы из бетуллаевым М.М.) .

Фофановского могильника (Забайкалье) эпохи 94. Антропологическое исследование Фофонеолита-энеолита // Труды II (XVIII) Всероссий- новского могильника (Забайкалье) эпохи неолита ского археологического съезда. Том 1. Суздаль, и ранней бронзы // ВкА. Вып. 18. 2010. С. 113–127

2008. С. 198–201 (в соавт. с Герасимовой М.М., (в соавт. с Герасимовой М.М., Боруцкой С.Б., ФриБоруцкой С.Б.). зеным С.Ю., Жамбалтаровой Е.Д.) .

83. Антропологические свидетельства адапта- 95. Ранненеолитические погребения Фофоционных возможностей древних египтян // Ак- новского могильника (по данным археологии и туальные направления антропологии. Сборник, палеоантропологии) // Древние культуры Монгопосвященный юбилею академика РАН Т.И. Алек- лии и Байкальской Сибири. Вып. 2. Иркутск: Издсеевой. М., 2008. С. 72–76 (в соавт. с Ива но- во ИРГТУ, 2011. С. 90–96 (в соавт. с Герасимовой вым С.В.). М.М., Боруцкой С.Б., Фризеном С.Ю., ЖамбалтаПалеоантропология населения среднего ровой Е.Д.) .

Подонья эпохи бронзы // Роль естественнонаучных 96. Сравнительный анализ остеологии населеметодов в археологических исследованиях. ния эпохи ранней бронзы Северного Прикаспия Барнаул, 2009. С. 196–198 (в соавт. с Боруцкой и Нижнего Подонья // Взаимодействие культур С.Б., Тюриным Р.А.). народов Прикаспия. Элиста: Изд-во КГУ, 2011 .

85. Пять выводов о том, как человек разумный С. 42–50 (в соавт. с Боруцкой С.Б., Афанасьевой пришел в Европу и куда делись неандертальцы А.О.) .

// Древнейшие миграции человека в Евразии. 97. Новые антропологические находки эпохи Новосибирск, 2009. С. 77–88. камня из Израиля // Ученые записки СПбГМУ им .

86. О роли гейдельбергского человека в Академика И.П. Павлова. Том XVIII. № 2. 2011 .

эволюции Homo sapiens // Вестник Московского С. 38–39 .

университета. Серия XXIII. Антропология. № 4. 98. Процесс заселения человеком Евразии

2009. С. 83–87. (взгляд антрополога) // Тверской археологический

87. Штрихи к портретам исторических персо- сборник. Вып. 8. Том I: Материалы IV Тверской налий. Возможности физической антропологии // археологической конференции и 12-го заседания Этнопанорама. 2009. Вып.1–4. С. 28–37. научно-методического семинара «Тверская земля

88. Неандертальцы: формирование, расцвет и сопредельные территории в древности». Тверь:

и… // Этнографическое обозрение. 2010. Вып. 5. ООО «Издательство Триада», 2011. С. 20–38 (в С. 44–51. соавт. с Зубовым А.А.) .

89. Палеоантропологическое исследование 99. Палеоантропологическое исследование Фо фановского могильника (Забайкалье) эпохи первопоселенцев г. Липецка (XVIII в.) // Актуальнеолита – энеолита // Древние культуры Монго- ные вопросы антропологии. Вып. 6. / Институт

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ С.В. ВАСИЛЬЕВА

истории НАН Беларуси. Минск: Беларуская на- 108. Три сюжета об идентификации историвука, 2011. С. 396–419 (в соавт. с Боруцкой С.Б.). ческих личностей методами физической антроMorphology and taxonomy of the fossil пологии // Известия Иркутского государственного hominid in Western Asia // Characteristic Features of университета. Серия: Геоархеология. Этнология .

the Middle to Upper Paleolithic Transition in Eurasia. Антропология. Иркутск, 2012. № 1. С. 246–265 .

Ed.by A.P. Derevianko, M.V. Shunkov. Novosibirsk: 109. Антропологическое исследование костPubl. Departament of the Institute of Archaeology ных останков великого князя Андрея Боголюбand Ethnography SB RAS, 2011. P. 198–206. ского: спустя 70 лет // Вестн. Московского униЭволюция коммуникативной системы верситета. Сер. XXIII. Антропология. 2012. № 4 .

приматов в связи с проблемой происхождения С. 54–69 (в соавт. с Герасимовой М.М., Боруцкой речи // Фундаментальные и прикладные аспекты С.Б., Халдеевой Н.И.) .

медицинской приматологии. Материалы второй 110. Роль ранних миграций в процессах вимеждународной научной конференции. 8–10 дообразования внутри рода Homo // Мегаструкавгуста 2011 г. Сочи-Адлер, 2011. Т. 2. С. 222–232. тура евразийского мира: основные этапы формиКомплексное палеоантропологическое рования. М., 2012. С. 19–22 (в соавт. с Зубовым исследование населения, оставившего средневе- А.А., Халдеевой Н.И.) .

ковый могильник Исупово (Костромская область) 111. Морфологические особенности находки // Беларускае Падзвінне: вопыт, методыка і вынікі Samrong Sen (неолит Камбоджи) // ВкА. Вып. 22 .

палявых і міждысцыплінарных даследаванняў: зб. 2012. С. 55–60 (в соавт. с Харламовой Н.В.) навук. Прац міжнар. навук.-практ. канф., Полацк, 112. Остеометрическая характеристика насекрасав. 2011 г.: у 2 ч. Ч. 1. / Полацкі дзярж. ун-т; ления г. Полоцк XVII–XVIII вв. // ВкА. Вып. 22 .

пад агульн. рэд. Д.У. Дука, У.А. Лобача. Нваполацк: 2012. С. 190–197 (в соавт. с Боруцкой С.Б.) .

ПДУ, 2011. С. 5–13 (в соавт. с Боруцкой С.Б). 113. Проблемы таксономии и морфология

103. Сравнительный анализ показателей образца Нариокотоме III (Homo ergaster) // VIII посткраниального скелета и палеопатологий древ- Всероссийское совещание по изучению четвернего и близкого к современности населения Коль- тичного периода: «Фундаментальные проблемы ского полуострова в связи с экологической адап- квартера, итоги изучения и основные направления тацией // Вестник Московского университета. дальнейших исследований». Ростов-на-Дону:

Серия XXIII. Антропология. № 4. 2011. С. 41–54 Издательство ЮНЦ РАН, 2013. С. 94–96 (в соавт .

(в соавт. С Боруцкой С.Б., Хартановичем В.И.). с Боруцкой С.Б.) .

104. Paleoanthropology of Aboriginal Tasma- 114. Батаки: эссе к фотографии // Известия nians from the problem of their origin perspective Иркутского государственного университета .

// Materials Dual Symposia The17th International Серия: Геоархеология. Этнология. Антропология .

Symposium: Suyanggae and her neighbours & The 5th Иркутск. 2013. № 1 (2). С. 259–261 .

Annual meeting of the Asian Palaeolithic Association. 115. Обзор антропологических находок эпохи

Krasnoyarsk, 2012. P. 43–50. камня Юга России и сопредельных территорий:

105. Данные к реконструкции стратиграфи- факты мнения и интерпретации // Население ческого и планиграфического контекста антро- Юга России с древнейших времен до наших дней .

пологических находок из слоя III и IIIа Заскальной Ростов-на-Дону: Издательство ЮНЦ РАН, 2013 .

VI (Колосовской) // Stratum. Культурная антропо- С. 15–23 .

логия и археология. В начале начал. Санкт- Петер- 116. Палеоантропологическое исследование бург, Кишинев, Одесса, Бухарест. № 1. 2012. энеолитических захоронений из местонахождения С. 111–127 (в соавт. со Степанчуком В.Н., Боруц- Васильевский кордон 17 (Липецкая область) // кой С.Б). Население Юга России с древнейших времен до

106. Палеоантропологическое исследование наших дней. Ростов-на-Дону: Издательство ЮНЦ айнов // Древние культуры Монголии и Байкаль- РАН, 2013. С. 48–51 (в соавт. со Свиридовым А.А., ской Сибири. Улаанбаатар, 2012. Том 2. С. 583–589 Боруцкой С.Б.) .

(в соавт. с Боруцкой С.Б.). 117. Антропологические исследования паАнтропологические исследования палео- леолитических находок из Средней Азии: факты литических находок из Средней Азии // История и интерпретации // История и археология Турана .

и археология Приаралья. Нукус, 2012. С. 23–30 (в №1. Самарканд, 2013. С. 27–34 (в соавт. с Ходсоавт. с Ходжайовым Т.К.). жайовым Т.К.) .

ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ. 2013. № 1(23) с. 20–58

ЭТНИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ И ГЕНЕТИКА ЧЕЛОВЕКА

УДК 572.029; 572.77

Происхождение кетов по данным антропологии:

история вопроса, новые материалы Г.А. АКСЯНОВА Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН В статье представлены новые статистические разработки по расовой морфологии и одонтологии кетов. Сравнение с аборигенными популяциями Сибири и зарубежной Азии подтверждает их антропологическое своеобразие по каждой системе признаков. Енисейский антропологический тип кетов является разновидностью переходных европеоидномонголоидных вариантов, характерных для большинства автохтонов Западной Сибири .

Рассмотрены предложенные в литературе варианты таксономического положения енисейского типа, в том числе вопрос о так называемой американоидности. Для совокупности промежуточных антропологических комплексов, локализованных в пространстве от области Уральских гор до реки Енисей, от северных районов Алтае-Саянского нагорья до полуострова Ямал, автор статьи предлагает использовать термин «уральско-алтайская группа типов (раса)». Прародина кетов надежно связывается по рассмотренным материалам с северными районами Южной Сибири. Многомерное шкалирование по комплексу расоводиагностических признаков обнаруживает ясную картину сближения подкаменнотунгусских кетов с шорцами, хакасами и северными алтайцами — тубаларами. Особой биологической близости с сино-тибетскими и австроазиатскими народами здесь не установлено, но параллели в одонтологии есть с характеристикой тюру (чуру) — группы горных индонезийцев из южного Вьетнама. Тибетцы столь же далеки от кетов по расовой характеристике, как северные китайцы и дунгане .

Ключевые слова: коренные народы Сибири, кеты, этногенез, физическая антропология, одонтология, «американоидность», уральская раса .

–  –  –

Рис. 1. Фотопортреты современных кетов (фото О.А. Казакевич) его генезиса. Задача исследования — вве- обработаны и опубликованы Н.А. Сидение в научный оборот новых материа- нельниковым [1911]. Здесь были предлов по расовой морфологии и одонтоло- ставлены суммарные выборки мужчин и гии кетов. Предметом изучения стала из- женщин «енисейских остяков» с обширменчивость признаков физической внеш- ной территории от Канска (Красноярска) ности и зубной системы в автохтонных и до Туруханска (быв. Енисейская губ.) .

несмешанных с европейцами этнических Это дореволюционное издание содержит группах азиатского монголоидного ареа- индивидуальные данные по многим разла. Объект исследования — популяции мерам тела и головы, по пигментации елогуйских и подкаменнотунгусских ке- волос и глаз; оно иллюстрировано фототов XIX–XX вв. Источниками послужили графиями (рис. 2). Н.А. Синельников архивные и опубликованные материалы пришел к выводу о принадлежности керазных лет по измерению мужских выбо- тов «…к монгольской расе, причем ближе рок кетов, краниологическая коллекция всего…они стоят к северным тунгусам» .

для изучения морфологии постоянной Кроме того, отмечалось заметное сходсмены зубов, а также литературные све- ство с якутами, сойотами (тувинцами), дения и полевые материалы автора в ка- астраханскими калмыками. С другими честве сравнительных данных. «енисейскими инородцами» — кызыльцами, качинцами, бельтирами — кеты История изучения кетов тоже сближались, но крайняя малочиси постановка проблемы ленность сравнительных материалов не Специалисты довольно подробно позволяла тогда видеть в данной тенизучили антропологические особенно- денции надежный результат. В среднем сти кетов — одного из коренных мало- для мужчин-кетов, по материалам начисленных народов Сибири, живущего чала ХХ в., был характерен низкий рост в настоящее время в низовьях Енисея. (158,7 см при очень выраженном полоХорошо известны материалы, которые вом диморфизме в 15 см), широкая гособраны В.И. Анучиным в 1905–1906 гг., лова средней длины (159 мм и 191 мм), 22 Г.А. АКСЯНОВА

–  –  –

правлявшиеся через Енисей. Закрепле- ский тип» называл «американоидным» .

ние русских в этих районах Сибири, по Позднее он назвал его же «енисейским»

мнению историков, в то время сыграло и объединил вначале с североазиатскими важную роль в сохранении кетоязычного монголоидами, а потом с промежуточной населения [Бродников, 2002]. Однако к между европеоидами и монголоидами концу XX в. масштабные процессы ме- уральской группой типов [Дебец, 1947, жэтнического смешения и перехода во 1948, 1951]. Правомерный отказ от этнивсех сферах общения на русский язык, ческого наименования антропологичепо всей видимости, приобрели у кетов ского комплекса определяется приоритетнеобратимый характер. ным в расовой номенклатуре географичеВ советское время единственно на- ским принципом. Несовпадение места дежными антропологическими резуль- кетов в классификациях у разных авторов татами долго оставались предвоенные обусловлено изменившимся взглядом материалы и межгрупповые сравнения исследователей на таксономическое поГ.Ф. Дебеца [1947], описавшего по совре- ложение уральского типа/расы: до 50-х менной расоводиагностической програм- гг. ХХ века в нем видели составную часть ме мужчин-кетов р. Елогуй в низовьях северных монголоидов. Глубинная связь Енисея. Физический тип кетов характери- уральского типа именно с восточным зовался этим автором как низкорослый стволом отражена в известной классифисм), брахикефальный (головной кации человеческих рас В.В. Бунака [1956, указатель 82,2%), темнопигментирован- 1980], тогда как по схеме Дебеца [1958], ный, со слабым развитием бороды, ниже составленной им при участии М.Г. Левина среднего развитой складкой верхнего ве- и Н.Н. Чебоксарова, урало-лапоноидная ка и повышенной частотой эпикантуса раса формируется вследствие древней (24,0%), умеренной уплощенностью лица метисации больших рас .

при хорошо выступающем носе и повы- Проблему «американоидности» у нашенной в регионе частотой выпуклых родов Азии в последние годы анализироспинок (15,2%). Как и в дореволюцион- вал А.Г. Козинцев [2004; Козинцев и др., ных материалах, в качестве характерных 2003], опираясь на широкую статистичеособенностей отмечены наклонный лоб и скую базу по краниометрическим и краразвитое надбровье — этим кеты, по дан- ниоскопическим маркерам. Этот автор ным разных исследователей, отличаются пришел к выводу об отсутствии спецот всех соседних народов. ифического «американоидного» сдвига Американский антрополог Алеш у большинства современных (включая Грдличка и этнографы писали о визуаль- кетов) и древних сибирских групп; выном сходстве некоторых сибирских наро- явлены только два исключения — хакасыдов с американскими индейцами [Долгих, сагайцы и население окуневской культуОстровских, 1929; Левин, 1958; ры эпохи бронзы .

Hrdlika, 1925, 1942]. Такое впечатление о С 1940 г. в этнической антропологии физическом типе кетов, при сравнении с распространено мнение о близости севеселькупами и хантами, может быть вы- роямальских тундровых ненцев с кетами звано увеличенной частотой у них тем- (по сборам С.А. Шлугера и В.И. Анучиных и тугих волос, выпуклой спинки носа на). Таксономически это выразилось у и повышенного переносья одновременно С.А. Шлугера [1940] отнесением характес ослабленным развитием бороды. По- ристики ненецких популяций западносидобно мнению Б.О. Долгих о палеоазиат- бирской тундры к таксону «кетский тип», ском происхождении нганасан, визуально который в свою очередь рассматривался напоминающих ему лица американских как вариант южносибирской расы. Раиндейцев, Г.Ф. Дебец видел в морфотипе нее мы тоже склонялись к таксономичеенисейцев (кетов) сохранение древнего скому объединению тундровых ненцев монголоидного комплекса, поэтому «кет- и кетов (выборка Г.Ф. Дебеца), опираясь 24 Г.А. АКСЯНОВА при этом на суммарные показатели уров- В 1960-е годы состоялись замечательня монголоидности [Аксянова, 1976]. На ные события, которые существенно расэто последовали критические замечания ширили представления об антропологиИ.И. Гохмана [1982]. ческих особенностях кетов. Во-первых, Действительно, большинство исследо- И.И. Гохман пополнил коллекцию черепов вателей советского периода не присоеди- елогуйских кетов, изучил ее и опубликонились полностью к выводу С.А. Шлугера вал результаты [Гохман, 1963]. Во-вторых, о таксономическом единстве антрополо- в течение двух полевых сезонов под его гического типа кетов и азиатских тун- руководством работала комплексная андровых ненцев, причем и в отношении тропологическая экспедиция, которая других северосамодийских популяций — обследовала несколько территориальлесных ненцев, энцев, нганасан [Алек- ных групп кетов и северных, тазовскосеев, 1955, 1971; Золотарева, 1974; Хить, туруханских селькупов. Результаты этих 1982; Дремов, 1984; Аксянова, 1992а, 2003; работ опубликованы в коллективной Аксянова, Золотарева, 1992]. К раннему монографии, где подробно изложены к тезису г.Ф. Дебеца [1948] о близости тун- тому же сведения по истории антроподровых ненцев и кетов как особого ени- логического изучения кетов, по этничесейского типа в составе монголоидной ской истории современных популяций, североазиатской малой расы присоеди- по языку и мифологии кетов [Кетский нился А.Н. Багашев [1998, 2003; Багашев, сборник, 1982]. Из антропологических Ражев, 2009], опираясь уже на результаты программ в ней представлены разработки многомерного статистического анализа по краниологии, расовой соматологии и при изучении краниологических мате- морфологии тела, дерматоглифике, груприалов. М.Г. Левин [1950, 1951, 1958, 1962] пам крови. Оригинальным стало привлерассматривал енисейский вариант/тип чение к сравнению материалов не только в составе уральского типа, при этом не по народам Сибири, но и по народам Восисключал участия в его формировании точной и Юго-Восточной Азии (китайкатангского монголоидного компонента и цы, тибетцы, вьеты). Такое сравнение европеоидов Южной Сибири. Точку зре- давало возможность оценить реальность ния о включении енисейского типа кетов не только языковых, но и генетических в состав уральской расы поддержал ори- контактов предков современных кетов с гинальными разработками по черепным восточно- и южноазиатскими монголоидсериям А.Г. Козинцев [2004], акцентируя ными популяциями. Тем самым впервые протоморфный характер уральского ком- анализировалось соответствие антропоплекса в целом. Очевидно, что для кетов логических данных выводам лингвистов не характерно близкое сходство с пред- о сино-тибетском направлении связей ставителями какого-то одного народа. в енисейских языках. По мнению ряда Из автохтонных групп равнинной части авторов сборника, прежде всего самого Западной Сибири они сближаются с нен- И.И. Гохмана, некоторые краниологичецами и чулымцами, некоторыми селькуп- ские, морфологические и серологические скими и восточнохантыйскими группами характеристики кетов дают основания по доле монголоидного компонента, кото- допускать наличие южного («южноазирый маркируется разными системами ан- атского») компонента в качестве наиботропологических признаков [Дебец, 1947; лее раннего в генеалогической истории Дремов, 1984; Козинцев, 1988; Аксянова, енисейского антропологического типа .

2003; Аксянова и др., 2004]. Краниоскопи- Опираясь на совокупность данных неческий анализ по более широкому кругу скольких систем антропологических приэтносов выявил сближение кетов прежде знаков, этот исследователь пришел к завсего с тюркоязычными группами Запад- ключению о формировании физических ной Сибири, северного Алтая и Хакасии особенностей популяций современных [Моисеев, 2000] .

кетов в результате длительной и разПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ носторонней метисации на территории вателей на таксономическое положение Южной, а позднее и Западной Сибири. енисейского антропологического типа, «Поэтому генеалогически енисейский тип характерного для кетов, достаточно разне может быть вариантом уральской ра- нообразны. В нем видят: 1) вариант просы. В расовой классификации он должен межуточной между большими расами занимать самостоятельное место в одном уральской группы типов (то же «расы»

ряду с уральской и южносибирской ра- или «типа»), что традиционно являетсами» [Гохман, 1982, c. 80]. Аналогичное ся наиболее распространенной точкой предложение, но в отношении североал- зрения [Дебец, 1947, 1951; Хить, 1982;

тайского типа, было внесено А.Р. Кимом Левин, 1958; Перевозчиков, 1998; Спипо результатам диахронного кра- цын, 2006; Аксянова, 2001; Козинцев, ниологического изучения популяций в 2004]. При этом в качестве основного предгорьях Алтая. механизма формирования уральской Как следует из гипотезы В.В. Иванова расовой общности часть ученых рассмаи В.Н. Топорова [1964], некоторые пред- тривает не метисацию, а сохранение проковые популяции кетов были частью юж- томорфной комбинации особенностей;

носибирской праенисейской культуры и, 2) самостоятельный сибирский вариант вероятно, входили в состав евразийско- смешанного происхождения [Рогинский, го культурно-языкового союза. А.А. Ро- Левин, 1978], который таксономически манчук [2012] рассмотрел материалы по равнозначен другим промежуточным антропологии кетов в контексте гипоте- европеоидно-монголоидным расовым зы восточноазиатской прародины сино- типам Сибири — уральскому и южнокавказской макросемьи языков. сибирскому [Гохман, 1982]; 3) западный Установлено в результате исследова- енисейский вариант в составе североаний современного населения, что ком- зиатских монголоидов [Багашев, 2003] .

плекс енисейского типа имеет несколько Надо заметить, что промежу точные локальных вариантов и характеризуется антропологические комплексы обычно преобладанием монголоидных черт, сла- имеют неоднозначные таксономические бее выраженных в подкаменнотунгус- решения, даже в пределах одной системы ской группе. Формирование енисейского признаков. Эта ситуация объективна, но типа наиболее вероятно происходило на крайне затрудняет понимание расогенетерритории Южной Сибири. Гипотеза тических выводов коллегами из смежных значимого влияния более южных (вос- дисциплин .

точно- и южноазиатских монголоидных) Расхождение в выводах ученых отгенетических связей нуждается, по наше- носительно таксономического положему мнению, в дополнительной статисти- ния физического типа кетов — яркий ческой аргументации для классического пример тех сложностей, которые возрасового комплекса признаков, а также никают на пути типологической оцендля зубных маркеров, ранее практически ки переходных, в данном случае уралонеизученных. Антропологический ма- южносибирских комплексов. При этом териал документирует нарастание доли сам факт выделения енисейского типа селькупской примеси для северных ло- кетов по классическим расовым хараккальных групп кетов. С другой стороны, теристикам внешности является все и в составе северных селькупов надежно же устоявшейся позицией. В других фиксируются генетические контакты с этнических группах Западной Сибири кетами. В районах компактного прожи- присутствие данного типа допускаетвания кеты в среднем значительно бли- ся в качестве компонента (у северных же к селькупам, чем к эвенкам [Кетский селькупов и азиатских ненцев). Праксборник, 1982]. тически у большинства исследователей Из приведенного обзора литератур- сформировалось мнение о его променых данных видно, что взгляды исследо- жуточном европеоидно-монголоидном 26 Г.А. АКСЯНОВА

–  –  –

Рукописный документ Душа содержит полевой сезон. Интересна именно эта терданные об имени и фамилии обследо- риториальная группа кетов, т.к. более севанного лица (православном и традици- верная группировка из бассейна р. Елогуй онном), о возрасте обследованных, не- сильно смешана с тазовско-туруханскими которых родственных связях (отец, сын, селькупами. Три расоведческих вопроса брат), а также методическое описание могут быть рассмотрены дополнительно к баллов описательных признаков внешно- другим источникам в связи с этими матести. Довольно обширная программа, ко- риалами: развитие методики антрополоторая частично сопоставима с современ- гического описания физической внешноной, включает 19 абсолютных размеров сти человека, степень сходства соседних в основном на голове и 20 описательных этнолингвистических групп, надежность признаков, некоторые характеристики выделения характерных типологических взаимного расположения зубов. Полевые комплексов (для кетов — значительное материалы Ф. Душа оставались прежде выступание носа с наличием выпуклой необработанными, хотя представляют спинки, для эвенков — брахикефалия, определенный научный интерес в мето- темная пигментация, относительно низдическом и расогенетическом отноше- кое лицо и повышение переносья) .

нии. Это единственные в науке данные, По приведенным в полевых листах которые позволяют корректно сравнить Ф. Душа индивидуальным значениям подкаменнотунгусских кетов и сымских мною произведен расчет вариационных эвенков, поскольку собраны одним ав- рядов измерительных признаков и вытором, по единой программе и в один числение частот баллов описательных

–  –  –

Примечание. * Сведения о длине тела есть только в протоколе заседания (данные предоставлены коллегой из Красноярска Т.М. Рейс). Индивидуальные вариации признаков у мужчин кетов по протоколу:

рост 149,2–168,3 см, головной указатель 76,8–88,1%. Лиц малого и ниже среднего роста 56% и 40%, выраженных брахикефалов и гипербрахикефалов 22% и 24%, максимальная по встречаемости когорта лиц с Ic = 80,1–83,3%, мезо- и долихокефалы (80–75%) составили 12% и 4% выборки .

** Вычислены как производные абсолютных размеров; все средние баллы рассчитаны мною в соответствии с современной программой по методическому пособию В.В. Бунака [1941] .

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

признаков (табл. 1). Полученная выборка сказать, что выборка кетов, полученная включает, судя по фамилиям, предста- Ф. Душем, характеризуется более южным, вителей двух фратрий северных кетов, в чем у эвенков, умеренно монголоидным основном потомков земшаков и богден- сибирским комплексом черт, тяготеюцев: Толстых, Верных (указание — «ша- щим к таежным районам верховьев Оби ман»), Лямич, Коротких, Буняев, Кокуш- и Енисея .

кин, Тапков, Сутлин, Холявин, Балбин, Тиганов. Фамилии «тунгусов»: Боярин, 2. О расогенетических связях ениХивигин, Лихачов, русского имени не сейского типа кетов имеет (21 год). Обследованные на Под- Вопрос об антропологических паралкаменной Тунгуске эвенки кочевали в лелях в комплексах физических особенбассейнах рек Сым и Дубчес (в докумен- ностей кетов и монголоидных народов те — Дупчес). Восточной и Юго-Восточной Азии до сих Статистическая обработка материа- пор не рассматривался на расовосоматолов показывает, что различия между дву- логическом материале и с применением мя аборигенными этническими группами статистических методов. Однако возможпо большинству признаков значительные ность такая сейчас имеется, т.к. нашими и выявляют более выраженную монго- специалистами, работавшими по унилоидность эвенков («тунгусов»). Однако фицированной программе, обследовамонголоидные особенности в физиче- ны многие группы азиатских монголоиской внешности кетов («остяков») также дов. Большая статистическая дистанция проступают отчетливо. По сравнению между антропологическими комплексами с эвенками они менее брахикефальны, с удаленных территорий способствует менее широколицы и широконосы, но снижению влияния фактора субъектиболее высокосводны, мезогнатны, отно- визма в определениях признаков, прежде сительно более широколобы, имеют более всего описательных .

В рамках классичевыступающий и заметно более профили- ской методики, характеризующей физированный нос, более редкий эпикантус, ческую внешность, более благоприятной немного сильнее развитые бороду и усы, ситуации для подобного сравнения не более светлые глаза при относительном предвидится. Для целей расогенетической потемнении волос, менее скуластое лицо, реконструкции енисейского типа надежболее наклонный лоб и развитое над- нее опираться на характеристику подбровье, менее тонкие губы, более ску- каменнотунгусских кетов. Эта локальная ченное расположение зубов. Длина тела группа во второй половине ХХ столетия, у мужчин-кетов — 158,8 см, вероятно, очевидно, сохраняла в наиболее чистом при большей длине ноги по сравнению виде исходный генофонд кетоязычного с эвенками. М.Г. Левин, опираясь на по- населения. Методически сопоставимыми левые материалы В.И. Анучина по кетам в данном случае являются только матеи Г.Ф. Дебеца по западным эвенкам, вы- риалы И.И. Гохмана [1982]. Набор приделяет похожий ряд дифференцирующих знаков, по которому проведен анализ, эти общности признаков: у кетов более определялся именно этой публикацией сильный рост бороды, более светлая пиг- (табл. 2). Для всех групп данной таблиментация, более низкое и сильно про- цы рассчитано отклонение от кетской филированное лицо, более сильное вы- выборки, значения признаков в которой ступание носа [Левин, 1962, c. 120]. Этот приняты за нулевые. Колебания измериавтор связывал такой тренд с участием тельных признаков приведены в долях в формировании кетов европеоидного внутригрупповой сигмы, описательных — компонента из Южной Сибири и монго- в абсолютных процентных разницах (рис .

лоидного катангского типа. 3а, б–14а, б). Эти отклонения суммироИсходя из современных знаний гео- ваны и представлены на графиках (рис .

графии антропологических типов, можно 15а–в). По сумме описательных признаков 30 Г.А. АКСЯНОВА

–  –  –

КЕТЫ ШОРЦЫ

–  –  –

КЕТЫ ХАКАСЫ

–  –  –

КЕТЫ ЧУЛЫМЦЫ

–  –  –

КЕТЫ ЧУЛЫМЦЫ

–  –  –

КЕТЫ НЕНЦЫ Рис. 6а. Сравнение тундровых ненцев с кетами по измерительным соматологическим признакам (отклонения в долях сигмы) КЕТЫ НЕНЦЫ

–  –  –

КЕТЫ ХАНТЫ

–  –  –

КЕТЫ ХАНТЫ

–  –  –

КЕТЫ ТУБАЛАРЫ

–  –  –

КЕТЫ ЭВЕНКИ Рис. 9а. Сравнение эвенков Подкаменной Тунгуски с кетами по измерительным соматологическим признакам (отклонения в долях сигмы) КЕТЫ ЭВЕНКИ Рис. 9б. Сравнение эвенков Подкаменной Тунгуски с кетами по описательным соматологическим признакам (отклонения в %)

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

КЕТЫ УЙГУРЫ Рис. 10а. Сравнение уйгуров Казахстана с кетами по измерительным соматологическим признакам (отклонения в долях сигмы) КЕТЫ УЙГУРЫ

–  –  –

КЕТЫ ДУНГАНЕ Рис. 11б. Сравнение дунган Казахстана с кетами по описательным соматологическим признакам (отклонения в %)

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

-1

–  –  –

КЕТЫ ТИБЕТЦЫ

–  –  –

КЕТЫ КИТАЙЦЫ

–  –  –

КЕТЫ КИТАЙЦЫ Рис. 13б. Сравнение северных китайцев с кетами по описательным соматологическим признакам (отклонения в %)

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

-1

–  –  –

Рис. 14а. Сравнение северных вьетов с кетами по измерительным соматологическим признакам (отклонения в долях сигмы) КЕТЫ ВЬЕТЫ

–  –  –

Рис. 17. Соотношение 22-х этнолокальных групп Обь-Иртышья по размерам постоянных моляров (многомерное шкалирование; краниологические серии татар, хантов и селькупов)

–  –  –

данные по основным признакам введены ближе к эстонской и алдыганской сериям, в научный оборот как сравнительные к что подтверждают и значения попарных характеристике ненцев [Аксянова, 2003]. расстояний по Евклиду (табл. 3, рис. 19) .

Здесь эти же материалы дополнены раз- Одонтометрия помещает кетов в северомерами коронок постоянных моляров и евразийский контекст, возможно — древболее широким спектром описательных них уральцев .

признаков в суммарных выборках южных селькупов, восточных хантов, манси, сибирских татар (табл. 3, 4). Коллекция кетов включает черепа с разных территорий, в основном из елогуйской группы; она датируется XIX–XX вв. (n=27, в т.ч. один более ранний череп, который хранится в Кабинете антропологии Томского гос .

университета) и состоит из 12 мужских, 9 женских и 6 детских индивидов. КЕТЫ, 19-20 вв .

КЕТЫ, XIX–XX вв .

На фоне западносибирских серий кеты характеризуются увеличенной длиной и шириной первых двух моляров, хотя по мировому масштабу группа остается в границах микродонтизма. При сравнении локальных популяций по размерам зубов кеты ближе всего к выборке селькупов среднего и верхнего течения р. Кеть, т.е .

географически приближенных к ним. Но в совокупности среднеэтнических выборок они стабильно занимают удаленную АЛДЫГАН, Зап. Сибирь, РЖВ от всех позицию (рис. 17, 18). При суммировании описательных и размерных характеристик зубной системы установлено сближение кетов не только с селькупами Кети, но и с популяциями контактных территорий Среднего Приобья: с одной из северных подгрупп южных селькупов «Обь (могильник Мигалка), Парабель, Васюган» и с хантами Ваха; из древних серий к ним приближены окуневцы МиЭСТОНИЯ сборная, РЖВ нусинской котловины, но в целом достаточно далекие от кетов [Аксянова и др., 2004; Рыкушина, 2007] .

Дополнительно в таблице 3 приведены результаты сравнения кетов по размерам моляров с тремя древними сериями: кулайская культура Томского Приобья (Алдыган, РЖВ; Аксянова и др., 2004), сборная по Юго-Восточной Азии (мезолит-РЖВ; Matsumura et al., 2011), сборная по Эстонии [Limbo, 2011] .

ЮВА сборная, мезолит-РЖВ При всей условности такого сравнения можно допустить, что кетская серия по Рис. 19. Диаметры коронок М1 и М2 у кетов и в древних сериях Евразии (по табл. 3) диаметрам коронок М1 и М2 немного

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

–  –  –

М16 №

–  –  –

М1 М2 Р1 № 1 6,3 0,0 83,3 8,3 22,7 18,2 8,3 29,4 51,5 38,5 17,5 0,0 37,5 2 14,5 0,0 75,2 17,5 19,7 4,5 18,1 35,1 54,5 51,6 21,7 6,9 31,6 3 12,0 5,7 73,2 22,8 25,8 4,3 14,2 36,1 41,6 36,9 17,8 5,7 27,5 4 5,0 2,7 62,5 17,3 23,9 5,9 14,0 33,3 50,6 48,5 16,6 1,0 31,1 5 0,0 16,7 38,9 23,1 38,9 6,7 20,0 70,0* 62,5 70,6 21,1 5,0 22,2

–  –  –

Примечания: * Значение фена 1ео (тип 3) у кетов условно принято за 70% вместо 100%, учитывая маленькую численность (5 наблюдений) при известном мировом максимуме в суммарной выборке монголов 73,2% (по данным: Зубов, Золотарева, 1980) .

–  –  –

1.5 1.0 20 0.5 0.0

-0.5

-1.0 15 13

-1.5

-2.0

–  –  –

Рис. 20. Взаимное положение групп по традиционному набору зубных признаков (главные компоненты) .

Примечание: 1 — тувинцы степные, 2 — телеуты, 3 — шорцы горные, 4 — хакасы суммарно, 5 — кызыльцы, 6 — теленгиты, 7 — тубалары, 8 — казахи, 9 — ненцы лесные, 10 — ненцы тундровые суммарно, 11 — чулымцы, 12 — селькупы р.Чая, XV–XIX вв., 13 — селькупы р.Чулым, XVI–XIX вв., 14 — ханты восточные и южные суммарно, XVII–XX вв., 15 — ханты сев. и вост. суммарно (данные А.И. Дубова), 16 — манси сев. и зап., XVIII–XX вв., 17 — манси сев. совр., 18 — татары тоболо-иртышские совр., 19 — татары томские совр., 20 — ханты сев. р.Сыня, 21 — таджики суммарно

–  –  –

По данной системе антропологиче- фенотипическая параллель соотносится ских маркеров кеты не показали специ- с наблюдениями краниологов об опредефического сближения с американоидами. ленном сближении характеристик заМежду современными кетами и абориге- падносибирских и южноазиатских моннами Америки наблюдаются существен- голоидов, что проявляется в грацилизаные различия в таксономически важ- ции черепа, тенденции к прогнатизму, ной комбинации частот лопатообразных специфичности в узоре черепных швов .

резцов (очень высоких у индейцев: от В.А. Дремов [1997] объяснил это конвердистального гребня (сниженной гентным развитием расового комплекса по монголоидному масштабу в выбор- на окраинах азиатского монголоидного ке индейцев — менее 12–15%), бугорка ареала; А.Г. Козинцев [2004] видит в том Карабелли (низких у индейцев — менее же феномене отражение общей протоморфной основы. Главное в данном слуСреди представленных в таблице 5 чае, что оба автора не связывают антроюжноазиатских монголоидных групп пологическую параллель с миграциями только горные индонезийцы южного населения (рис. 22) .

Вьетнама — тюру — однотипны с анали- Морфологический зубной комплекс зируемой кетской серией по ряду зубных в то же время ясно указывает на генепризнаков: у тюру так же резко снижена тические связи кетов с географически лопатообразность резцов в сочетании с близким к нему тюркоязычным населевысокими значениями остальных вос- нием Южной Сибири — с одной стороны, точных маркеров и высокой для монго- и с представителями уральской группы лоидов частотой бугорка Карабелли. Эта типов — самодийцами Западной СибиПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

–  –  –

Тюру, южный Вьетнам (фото автора, 1978 г.) Кеты (по: Синельников, 1911) Рис. 22. Молодые матери аборигенов юго-восточной и северной Азии

–  –  –

Дубов А.И. Одонтологическая характеристика хождение человека и древнее расселение человехантов, селькупов и эвенков // Полевые исследо- чества. ТИЭ. Нов. сер. Т. 16. 1951. С. 469–497 .

вания Института этнографии. М.: Наука, 1983. М.: Левин М.Г. Этническая антропология и проНаука, 1987. С. 106–110. блемы этногенеза народов Дальнего Востока // Золотарева И.М. Антропологическая диффе- ТИЭ. Нов. сер. Т. 36). 1958. 360 с .

ренциация восточных самодийцев // Антрополо- Левин М.Г. О некоторых вопросах этнической гия и геногеография. М.: Наука, 1974. С. 215–231. антропологии Северной Сибири // ВА. 1962. Вып .

Зубов А.А. Этническая одонтология. М.: На- 12. С. 115–121 .

ука, 1973. 190 с. Моисеев В.Г. Антропологические связи кетов Зубов А.А. «Восточный зубной комплекс» у (по данным краниоскопии) // Интеграция археол .

населения тихоокеанского побережья Перу // XIV и этнографич. иссл. Владивосток; Омск: ДальнеТихоокеанский конгресс. СССР, Хабаровск, авг. восточный гос. техн. ун-т, 2000. С. 97–99 .

1979 г. Т. II. М.: Тихоокеанская науч. ассоциация, Народы Сибири и Севера России в XIX веке

1979. С. 194–195. (этнографическая характеристика). М.: ИЭА РАН, Зубов А.А., Золотарева И.М. Монголы в ми- 1994. 272 с .

ровой систематике одонтологических типов // ВА. Островских П.Е. К вопросу «о населении ТайВып. 64. 1980. С. 69–88. мырского полуострова» // Северная Азия, 1929 .

Зубов А.А., Халдеева Н.И. Одонтология в со- Кн. 2. С. 77–82 .

временной антропологии. М.: Наука, 1989. 232 с. Перевозчиков И.В. Опыт нумерической класИванов В.В., Топоров В.Н. Лингвистические сификации сибирских монголоидов // Народы вопросы этногенеза кетов в связи с проблемой России. Антропология. Часть 1. М.: Старый Сад, вхождения их в циркумполярную область. М.: 1998. С. 58–70 .

Наука, 1964. 12 с. (Доклады VII МКАЭН. Москва, Рейс Т.М., Ковач Л., Вандор А. Ференц Душ — август 1964 г.). венгерский военнопленный, первый антрополог Исмагулов О. Этническая антропология Ка- Красноярского краевого краеведческого музея // захстана. Алма-Ата: Наука, 1982. 232 с. IX Конгресс этнографов и антропологов России .

Исмагулов О., Сихимбаева К.Б. Этническая Тезисы докладов. Петрозаводск, 4–8 июля 2011 .

одонтология Казахстана. Алма-Ата: Наука Казах- Петрозаводск: Карельский науч. центр РАН, 2011 .

ской ССР, 1989. 238 с. С. 268 .

Казакевич О.А., Хелимский Е.А. Кетский язык Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. М.:

// Языки народов России. Красная книга. М.: Aca- Высшая школа, 1978. 528 с .

demia, 2002. С. 93–98. Романчук А.А. Восточноазиатская гипотеза Казакевич О.А. Кетский язык // Языки и сино-кавказской прародины в свете данных физикультуры: Языки народов Севера. Интернет- ческой антропологии и археологии: к постановке ресурс ИЭА РАН, 2005 г. http://lingsib.iea.ras.ru/ проблемы // Stratum plus. 2012. № 1. С. 303–329 .

ru/languages/ Рыкушина Г.В. Палеоантропология карасукКетский сборник. Антропология, этнография, ской культуры. М.: ИЭА РАН, 2007. 198 с .

мифология, лингвистика. Л.: Наука, 1982. 256 с. Синельников Н.А. Енисейские остяки по наКим А.Р. Антропологический состав и вопро- блюдениям и измерениям В.И. Анучина // Изв .

сы происхождения коренного населения северных Имп. ОЛЕАЭ. Т. CXXIV / Тр. антропологич. отпредгорий Алтая. Автореф. дис. … канд. ист. наук. дела. Т. XVIII. Вып. I. М., 1911. 30 с .

М., 1986. 17 с. Спицын В.А. Проблема формирования уральКозинцев А.Г. Этническая краниоскопия. Ра- ского антропологического типа с позиций совресовая изменчивость швов черепа современного менной генетики // Вестник антропологии. Вып .

человека. Л.: Наука, 1988. 166 с. 14. 2006. С. 14–21 .

Козинцев А.Г. Кеты, уральцы, «американои- Старостин С.А. Праенисейская реконструкды»: интеграция краниологических данных // ция и внешние связи енисейских языков // КетПалеоантропология. Этническая антропология. ский сборник. Антропология, этнография, мифоЭтногенез. К 75-летию Ильи Иосифовича Гохмана. логия, лингвистика. Л.: Наука, 1982. С. 144–237 .

СПб.: МАЭ РАН, 2004. С. 172–185. Соколова З.П., Степанов В.В. Коренные малоКозинцев А.Г., Громов А.В., Моисеев В.Г. Новые численные народы Севера. Динамика численноданные о сибирских «американоидах» // Археоло- сти по данным переписей населения // Этнограгия, этнография и антропология Евразии. 2003. фическое обозрение. 2007. № 5. С. 75–95 .

№ 3 (15). С. 149–154. Халдеева Н.И. Хакасы // Этническая одонтоКривоногов В.П. Кеты: десять лет спустя логия СССР. М.: Наука, 1979. С. 194–204 .

(1991–2001). Красноярск: КГПУ, 2003. 200 с. Халдеева Н.И. Одонтологический тип туЛевин М.Г. Антропологические типы Сибири винцев и его положение в кругу популяций воси Дальнего Востока // СЭ. 1950. № 2. С. 53–64. точного одонтологического ствола // АнтропоЛевин М.Г. Древние переселения человека в экологические исследования в Туве. М.: Наука, северной Азии по данным антропологии // Проис- 1984. С. 195–209 .

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КЕТОВ ПО ДАННЫМ АНТРОПОЛОГИИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

–  –  –

The origin of Kets according to anthropological data:

the background and new materials G.A. AKSYANOVA Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS Given in this article a new statistical study of the Ket living near Podkamennaya Tunguska River is based on the physical and dental anthropology data. When compared to the native populations of Siberia and foreign Asia their distinctness was confirmed by both programs (somatology and odontology). Yenisei anthropological type of Kets is a kind of the transitional Caucasoid-Mongoloid variants that are common to the most indigenous populations of Western Siberia. Different versions proposed in the literature regarding the taxonomic status of the Yenisei type are examined including the problem of so-called Americanoidness of Kets. The author proposes to refer the term “Ural-Altaic group of types (race)” to the set of intermediatry anthropological complexes localized from the Urals to the Yenisei River and from the northern regions of the Altai-Sayan highlands to the Yamal Peninsula. On the considered materials ancestral homeland of Kets is reliably connected with northern region of Southern Siberia. The results of the multidimensional scaling using a set of the physical distinctive racial traits shows closeness of the studied sample of Kets with Shors, Khakas and the northern Altai people — Tubalars. In this study the biological affinity with the Sino-Tibetan and Austroasiatic peoples have not been identified except for dental parallels with Austronesian mountain group Tyuru (Churu) from southern Vietnam. According to used physical anthropology data Tibetans stand as far from Kets as northern Chinese and Dungan .

Key words: indigenous peoples of Siberia, Kets, ethnogenesis, physical anthropology, dental anthropology, Americanoidness, Uralic race .

List of tables and figures Table 1. Brief anthropological characteristics of Kets and Evenki according F. Dousch (man samples, 1921) .

Table 2. Comparative anthropological charac teristics of Kets and other asian ethnic groups (man samples) .

Table 3. Crown diameters of permanent molars among the peoples of Western Siberia (skull series, both sexes) .

Table 4. Frequency of 30 dental phenes in total ethnic samples of Western Siberia (%; skull series) .

–  –  –

Fig. 3a. Сomparison of Shor with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 3b. Сomparison of Shor with Kets in descriptive somatological traits characteristics (deviation — %) .

Fig. 4a. Сomparison of Khakases with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values ) .

Fig. 4b. Сomparison of Khakases with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) Fig. 5a. Сomparison of Chulyms with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 5b. Сomparison of Chulyms with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) Fig. 6a. Сomparison of tundra Nenets with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 6b. Сomparison of tundra Nenets with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 7a. Comparison of Yugansk Khanty with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 7b. Comparison of Yugansk Khanty with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 8a. Comparison of Tubalars with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 8b. Comparison of Tubalars with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 9a. Comparison of Evenki from Podkamennaya Tunguska with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 9b. Comparison of Evenki from Podkamennaya Tunguska with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 10a. Comparison of Kazakhstan Uighurs with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 10b. Comparison of Kazakhstan Uighurs with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 11a. Comparison of Kazakhstan Dungan with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 11b. Comparison of Kazakhstan Dungan with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 12a. Comparison of Tibetans with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 12b. Comparison of Tibetans with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 13a. Comparison of northern Chinese with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 13b. Comparison of northern Chinese with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 14a. Comparison of northern Viet with Kets in metric somatological traits (deviation — SD values) .

Fig. 14b. Comparison of northern Viet with Kets in descriptive somatological traits (deviation — %) .

Fig. 15a. Average deviation of the ethnic groups from Kets in the complex of the appearance metric traits .

Fig. 15b. Average deviation of the ethnic groups from Kets in the complex of the appearance descriptive traits .

Fig. 15c. Average deviation of the ethnic groups from Kets in the complex of the somatological traits .

Fig. 16. Kets position in the system of the physical types of Asian peoples (multidimensional scaling, descriptive traits) .

Fig. 17. Relation of the 22 ethnolocal Ob-Irtysh groups by the size of the permanent molars (multidimensional scaling; skull series of Tatars, Khanty and Selkups) .

Fig. 18. Cluster analysis results on permanent molars sizes of the average ethnic samples of Western Siberia .

Fig. 19. Crown diameters of M1 and M2 in Kets and ancient series of Eurasia (table 3) .

Fig. 20. Relative position of the studied groups on traditional set of the dental traits (PCA) .

Legend: 1 — steppe Tuvans, 2 — Teleuts, 3 — mountain Shors, 4 — Khakas, total, 5 — kyzyltsy, 6 — Telengits, 7 — Tubalars, 8 — Kazakhs, 9 — forest Nenets, 10 — tundra Nenets, total, 11 — Chulyms, 12 — Selkups of the Chaya River, XV–XIX cc., 13 — Selkups of the Chulym River, XVI–XIX cc., 14 — eastern and southern Khants, total, XVII–XX cc., 15 — northern and eastern Khants, total (Dubov A.I. data), 16 — northern and western Mansi, XVIII–XX cc., 17 — northern modern Mansi, 18 — Tobol-Irtysh modern Tatars, 19 — Tomsk modern Tatars, 20 — modern Khunts of the Synya River, 21 — Tajik, total .

Fig. 21. Comparison of the ethnic groups on the complex of the traditional and odontogliphics markers of the dental system .

Fig. 22. Young mothers of the Aboriginals of the Southeastern and northern Asia .

–  –  –

УДК 314(470+571) Репродуктивная компенсация как фактор, способствующий релаксации и изменению интенсивности отбора у человека Н.Х. СПИЦЫНА, Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН В.А. СПИЦЫН Россия, Москва, Медико-генетический научный центр РАМН Анализ данных о младенческой смертности в регионах РФ в последние десятилетия выявил новые характерные особенности в воспроизводстве народонаселения. Авторы полагают, что падение младенческой смертности является проявлением действия репродуктивной компенсации на популяционном уровне .

Изучено распределение фенотипических и генных часто-системы 1-антитрипсина среди коренных жителей Памира, проживающих на больших высотах. Обследованные киргизы Мургаба включают в своем составе преимущественно монголоидный компонент, население долины р.Хуф на Западном Памире антропологически относится к южным европеоидам. У киргизов (N=102) выявлены следующие частоты генов PI: M1=0.6961;

M2=0.2108; M3=0.0539; Z=0.0245; I=0.0049; S=0.0049; N=0.0049; у памирцев Хуфа (N=122):

M1=0.7910; M2=0.0943; M3=0.0984; Z=0.0082; I=0.0041; S=0.0041; у памирцев Пастхуфа (N=38): M1=0.7237; M2=0.1579; M3=0.1053; Z=0.0132.Одновременное биодемографическое обследование в популяции Мургаба показало, что в браках лиц, где один из супругов является носителем редкого варианта PI, отмечено статистически значимое увеличение благоприятных исходов беременностей (снижение выкидышей и мертворождений), а также низкое число умерших детей. Результаты свидетельствуют о возможной репродуктивной компенсации, способствующей поддержанию генетического разнообразия по генам PI .

Ключевые слова: отбор, дифференциальная плодовитость, смертность, репродуктивная компенсация, релаксация, 1-антитрипсин .

Введение больной ребенок с той или иной формой Антропогенетический анализ пока- тяжелой наследственной патологии или зателей отбора в популяциях основан семьи потерявшие ребенка, имеют свои на изучении разных сторон сложнейше- особенности в планировании количества го процесса адаптации к конкретным потомков, выражающееся в его увеличеэкологическим условиям среды, а также нии вне зависимости от репродуктивных обсуждении действия сил, способствую- установок, преобладающих в популяции .

щих релаксации и изменению интенсив- Под репродуктивной компенсацией поности отбора [Terrenato et. al., 1979, p. 398; нимается восстановление размера семьи, Динамика популяционных генофондов, имеющей неблагоприятные исходы берес. 492; и др.]. Одним из факторов, менностей, по меньшей мере, до среднепротиводействующих отбору, является популяционного размера, а зачастую и репродуктивная компенсация — фактор, превышающее его .

влияющий на фертильность и, соответ- Социальный прогресс и успехи соврественно, на количество родов у женщин. менной медицины значительно улучшают Это явление особенно ярко проявляет- качество жизни и снижают смертность во ся в случаях неблагоприятных исходов всех возрастных группах населения. Так, беременностей. Семьи, в которых есть применяющиеся в последние десятилетия 60 Н.Х. СПИЦЫНА, В.А. СПИЦЫН методы вспомогательных репродуктив- Ингибитор протеиназ PI (альфа-1ных технологий: программы ЭКО (экс- антитрипсин) и репродуктивная комтракорпоральное оплодотворение), ПЭ пенсация. Система 1 -антитрипсина (перенос эмбрионов), ИКСИ (внутрици- (1–АТ) или ингибитора протеиназ (PI) топлазматическая инъекция сперматозои- вызывает повышенный интерес исследа) позволили иметь потомство многим дователей вследствие обнаружения его бесплодным парам. Однако во врачебной наследственной недостаточности, а также практике почти сразу же возникла со- установленным фактом связи с хронивершенно новая проблема здоровья так ческой обструктивной болезнью легких называемых «пробирочных детей», по- (эмфиземой) [Laurell, Erikson, 1963, p. 132;

скольку у них существует определенный Erikson, 1964, p. 197; 1965, p. 5] .

риск, связанный с генетическим здоро- К настоящему времени обнаружено вьем самих родителей, возникновения свыше 50 электрофоретически проявляюаберраций кариотипа в процессе осущест- щихся аллелей локуса PI [Kamboh, 1985, вления вспомогательных репродуктивных p. 135]. В сводке, представленной этим технологий и т.д. Также нельзя полностью автором, приводятся следующие вариисключить вероятность негативных по- анты PI, отличающиеся низким уровнем следствий для плода форсированной гор- белка 1–АТ для гомозигот (концентрамональной терапии, сопровождающей ция его выражена в % от нормального процесс получения гамет при суперову- уровня типа PIM): Нуль = 0 %; МНЕЕ=2;

ляции [Глинкина, Бахарев, 2003, с. 24; Ку- MNIC=10; MMAL=12; Z=15; P=30; S=60;

рило, 2003, с. 36]. Таким образом, с одной I=68; W=70%. Однако наибольший пракстороны — в случае нормальной плодо- тический интерес представляют разновитости у потомства, в будущем можно видности PIZ и PIS, поскольку они с попрогнозировать некоторый рост частоты лиморфной частотой представлены в евнаследственной патологии в популяциях. ропейских популяциях (S 5 %; Z1%) .

С другой стороны — при наследовании Имеет место также градиент измересложностей с репродукцией, частота ее в ния генных частот PI*Z и PI*S, показыновом поколении будет искусственно под- вающий максимальную концентрацию держиваться на определенном уровне с первого из них в Северной Европе, а втопомощью современных вспомогательных рого — на юге континента. Существуют репродуктивных технологий. сведения, согласно которым один из 1000 Исследователями констатируется европейцев является носителем генотизначительное снижение интенсивности пов PIZZ или PISZ, ассоциирующихся с естественного отбора, на постнаталь- клинически проявляющейся недостаточных стадиях онтогенеза, особенно вы- ностью 1–АТ [Laurell, 1975, p. 213] .

раженное в урбанизированных, инду- Патофизиологические изменения при стриально высокоразвитых группах. В дефиците этого белка объясняются дейних отмечаются низкие значения ком- ствием двух различных механизмов. Перпоненты дифференциальной смертно- вый из них связывается с недостаточности Im и высокие — дифференциальной стью этой протеиновой фракции в плазплодовитости If. Таким образом, именно ме, что служит причиной повреждения вклад дифференциальной плодовитости чувствительных тканей, в особенности определяет тотальную величину отбора I легких, поскольку существуют неадекватКучер, Курбатова, 1986, с. 497; Спицына, ные защитные свойства против действия 2006, с. 136]. По мнению генетиков, по- протеазной активности. Полагается, что следствия происходящей релаксации от- другой механизм, объясняющий патолобора в современном населении в будущем гическое состояние носителей дефицитпроявятся в росте генетического груза ных форм 1–АТ, обусловлен накопленипопуляции [Фогель, Мотульски, 1990, с. ем аберрантного белка Z в печени. Лица, 298; Курбатова, 2004, с. 497; и др.]. обладающие вариантом Z, имеют двойной

РЕПРОДУКТИВНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ РЕЛАКСАЦИИ…

риск развития легочной и печеночной па- пуляций [Kamboh, 1985, p. 135]. Факт тологии, тогда как субъекты, являющиеся присутствия с ощутимой частотой в поносителями таких вариантов, как PIS или пуляциях этих, казалось бы, вредных алPIНуль, ассоциирующийся лишь с низкой лелей наводит на мысль о гипотетическом концентрацией 1–АТ, имеют только не- преимуществе некоторых из них, что спокоторую склонность к развитию у них, собствует стабильности их концентраций например, эмфиземы [Kamboh, 1985, p. в разных группах населения. В этой связи 135]. К наиболее выраженным следует было высказано мнение о существовании отнести ассоциации, прослеживаемые такого механизма в отношении фактомежду дефицитными вариантами PI и ра PI*Z [Fagerhol et al., 1969, p. 2; 1972, хронической обструктивной болезнью p. 277]. Исследователи наблюдали эксцесс легких, а также циррозом печени [Laurell, детей у матерей, обладающих аллелем Z, Erikson, 1963, p. 132]. Лица, много куря- и выдвинули гипотезу, согласно котощие и обладающие при этом генотипом рой увеличение протеазной активности PIZZ, заболевают эмфиземой в сравни- при этом может приводить к усилению тельно молодом возрасте (до 40 лет) и миграционной способности сперматоумирают в среднем на 20 лет раньше не- зоидов, возможно, за счет уменьшения курящих. В меньшей степени низкая кон- вязкости содержимого цервикального центрация 1–АТ ассоциируется с рядом канала шейки матки. Некоторые авторы других заболеваний: ревматоидным ар- нашли избыток концентрации фактора тритом, болезнью Вебера–Христиана, по- S в многоплодных браках [Clark, Martin, чечной патологией, панкреатитом, анки- 1982, p. 171]. В функциональном отношелозирующим спондилитом, фиброзным нии также считается, что уровень 1–АТ альвеолитом [Fagerhol, Cox, 1981, p. 1]. увеличивается под влиянием эстрагенПоявилось также сообщение о причаст- ной стимуляции, достигая величин, в 2-3 ности недостаточности 1–АТ к простуд- раза превышающих норму в последнем ным заболеваниям в целом [Martin et al., триместре беременности. После родов 1973, p. 395]. Однако за исключением ле- содержание 1–АТ возвращается к норгочной и печеночной патологии, данные ме через 2-3 недели. Поскольку 1–АТ о взаимосвязи аномалий 1–АТ с другими является ингибитором спермакрозина, формами патологических состояний про- то было высказано предположение, что тиворечивы. Распространено мнение, что низкий уровень белка может сочетаться люди с низким уровнем этого белка могут с повышенной плодовитостью; эта гипобыть более склонными к образованию в теза была подтверждена фактом увелиих организме иммунных комплексов или чения вариантов PI у женщин, имеющих некоторые ткани их организма оказы- большое количество детей [Уорд, Уичер, ваются в большей степени подвержен- 1981, с. 151]. Кроме того, 1–АТ обнаруными действию освобождающихся при жен в клетках стромы яичников, принивоспалительном процессе протеаз [Kam- мающих участие в созревании Граафовых boh, 1985, p. 135]. В этом контексте пред- фолликулов и формировании желтого ставляет интерес недавнее сообщение о тела [Breit et al., 1985, p. 365]. Все эти обзначимо более высокой частоте редких стоятельства, учитывая наследственный вариантов PI у новорожденных с наруше- полиморфизм 1–АТ, могут иметь отнониями развития и их матерей [Шурхал и шение к обеспечению различий в репродр., 1987, с. 1691]. дуктивной функции. Другим гипотетиНесмотря на доказанность ассоциа- ческим механизмом, обеспечивающим ции аллелей, подобных PI*Z и PI*S, с ря- селективное преимущество аллеля PI*Z, дом патологических состояний, частота может служить наблюдающаяся избиракодируемых ими продуктов достаточно тельная его передача от одного из родивысока и проявляется на полиморфном телей [Frants, Erikson, 1980, p. 199]. Науровне в большинстве европейских по- рушение сегрегации редких аллелей PI 62 Н.Х. СПИЦЫНА, В.А. СПИЦЫН было установлено также в работах А.В. проживающие в кишлаках Пастхуф Шурхала [Шурхал и др., 1987, с. 1691]. (среднегорье, 2000 м над уровнем моря), Наконец, некоторые авторы приходят к Хуф (высокогорье, 3000 м) Рушанского заключению, что сохранение дефицитных района и киргизы совхоза Мургаб (выфенотипов PI не является следствием на- сокогорье, 3600 м, районы пастбищ на рушения сегрегации [Suarez, Pierce, 1983, высоте 4200 м) Мургабского р-на ГБАО p. 19]. В итоге вопрос о механизме (или Таджикистана .

механизмах) поддержания в популяциях Идентификация генотипов PI в обполиморфных частот аберрантных форм разцах сыворотки крови обследованантитрипсина требует своего дальней- ных взрослых осуществлялась с помошего рассмотрения. щью изоэлектрофокусирования (ИЭФ) Были поставлены и последователь- в стандартных пластинах фирмы LKB но решены следующие задачи: 1) пред- (Англия) для изучения системы PI, а такставить информацию о распределении же в тонкослойных полиакриламидных и фенотипических и генных частот локуса агарозных гелях в градиенте pH 4–6. Для PI среди представителей двух различ- лучшей идентификации зон PI использоных в этническом и расовом отношении вался цвиттерионный сепаратор ACES .

групп (киргизов и памирцев), живущих Результаты и обсуждение в экстремальных условиях высокогорья Памира; 2) продемонстрировать аргумен- Анализ данных о младенческой смертты в пользу гипотезы о существовании ности в регионах России выявил новые особого механизма, способствующего характерные особенности в воспроизсохранению в популяциях с ощутимой водстве народонаселения. С 1994 г. вперчастотой «неблагоприятных» в медико- вые отмечено снижение младенческой генетическом отношении аллелей PI. смертности в Казани, начавшееся с 10,5 % (с 20,9 до 18,7 умерших детей в возрасте Материалы и методы до 1 года на 1000 родившихся живыми) .

1. Проведено комплексное исследо- Оставаясь достаточно высокой в сраввание биодемографических особенно- нительном аспекте, динамика отражает стей естественного движения народона- характерную тенденцию последних лет .

селения РФ на основе данных текущей Коэффициенты младенческой смертностатистики, переписей населения РФ, сти в РФ в 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, собственных материалов, собранных в 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2011 городах Сыктывкар, Казань, Саранск, Че- годах составили: 20,1, 18,1, 17,2, 16,5, 16,9, боксары, Ставрополь, в сельских группах 15,3, 14,6, 13,3, 12,5, 10,2, 8,14 и 7,1 соотТверской области, среди бурят, эвенов ветственно [Население и условия жизни и коряков Камчатки. Рассчитаны уров- в странах СНГ, 2002; Население России .

ни акушерской патологии и пропорции 2003–2004, 2006; Росстат, 2011] .

абортов в исследованных популяциях. Однако эти данные о снижении Применен классический метод расчета младенческой смертности, приходятиндексов потенциального отбора [Crow, ся на самые сложные годы социальноp. 12], а также его модификация, экономических реформ в стране, в то позволяющая количественно определить время как снижение показателей младенвеличину социального контроля репро- ческой смертности, как правило, отмечадукции [Спицына, 2006, с. 110]. ется в странах с высоким уровнем жизни

2. Осуществлен анализ комплекса и качеством медицинского обслуживания биодемографических данных и генетико- населения. В 2010 г. в Швеции, например, антропологических материалов, получен- эта величина составляла 2,75, в Японии — ных в ходе экспедиции 1984 г. В работе 2,79, в Канаде — 5,04, в Германии — 3,99, представлены данные по высокогорным во Франции — 3,33, в США — 6,26, в Роспопуляциям Памира: таджики-памирцы, сии (в 2012 г.) — 7,3 умерших детей до 1

РЕПРОДУКТИВНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ РЕЛАКСАЦИИ…

года на 1000 родившихся живыми [CIA рождаемостью и смертностью. В этих World Factbook, 2010]. На фоне социаль- условиях падение младенческой смертноных перемен в РФ, начиная с 1990 г., си- сти является, на наш взгляд, проявленистема здравоохранения переживала осо- ем защитного действия репродуктивной бые трудности. В этих условиях, наблюда- компенсации на популяционном уровне ющаяся тенденция снижения показателей [Спицына, 2006, с. 140]. Более известны младенческой смертности, выступает в в истории человечества примеры, вследроли явления, происходящего не «благо- ствие масштабности проявления, свядаря», а «вопреки» положению в системе занные с восстановлением численности охраны материнства и детства. Снижение населения после войн, разрушительных младенческой смертности обусловлено природных катастроф, эпидемий и пандействием естественного популяцион- демий, сопровождавшихся огромными ного механизма сохранения численности человеческими потерями .

в условиях критической демографиче- Исходные материалы, характеризуюской ситуации. Популяция ведет себя не щие генетическое разнообразие в обслепросто как некая абстрактная совокуп- дованных популяциях горцев Памира, ность жителей города или страны, она по распределению фенотипов и генных предстает как единый, живой, высоко- частот системы PI для определения эфорганизованный организм, отвечающий фектов репродуктивной компенсации на изменившиеся условия, связанные с представлены в таблице 1 .

Таблица 1 Распределение субтипов и генных частот системы PI в популяциях Памира

–  –  –

Примечание: числитель — абсолютное значение показателя в группе; знаменатель — среднее значение показателя, приходящееся на одну женщину .

Данные материалы ясно демонстри- меньшим набором вариантов 1–АТ и по руют, что наблюдаемые значения фено- соотношению аллельных частот оказатипических частот удовлетворительно лись близки к европеоидам. Тем не менее соответствуют теоретически ожидаемым население Хуфа имеет некоторые специсогласно равновесию Харди–Вайнберга фические особенности, выражающиеся в (2). Наибольшее разнообразие вариантов понижении пропорций обычных субалPI было найдено в популяции Мургаба. лелей М2 и М3 (табл. 1). Таким образом, При сопоставлении частот аллелей PI с этническая группа западных памирцев, данными литературы обращает на себя антропологически тяготеющая к наровнимание близость изученной популяции дам Ближнего Востока и Южной Индии, киргизов ко многим группам Центрально- по характеру распределения факторов PI го и Южного Китая, Кореи, Японии, Таи- существенно отличается от последних, ланда [Kamboh, 1985, p. 135]. В частности приближаясь к населению Западной и повышенная частота гена PI*. Между тем, Северной Европы .

концентрация этого фактора в изученных Далее была предпринята попытка европейских популяциях не превышает 18 охарактеризовать возможный механизм, %. Другой отличительной чертой киргиз- поддерживающий частоты аберрантных ской популяции является наличие в ней аллелей на полиморфном уровне в попувысокой частоты фактора PI*Z. Этот ас- ляциях рассматриваемого региона. В табсоциирующийся с различной патологией лице 2 приводятся данные о различиях в тип 1–АТ представлен преимущественно отношении репродуктивной способности в Европе, причем максимальных значений в двух когортах: а) в семьях лиц с редкиего концентрация достигает на севере ми и б) с обычными вариантами PI .

континента. Столь же высока его про- Немногочисленность обнаруженных порция у киргизов Мургаба (0,0245), при аберрантных вариантов, кодируемых этом один изученный субъект оказался редкими аллелями данного локуса, не гомозиготным (ZZ) по соответствующему позволила применить один из основных аллелю. Иная структура распределения принципов анализа фактора плодовитофакторов PI отмечается в исследованных сти: проведение его в группе индивидов, изолятах Западного Памира. Как и пред- вышедших из репродуктивного возраста .

полагалось, эти популяции отличаются Поэтому в данную выборку были вклюРЕПРОДУКТИВНАЯ КОМПЕНСАЦИЯ КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ РЕЛАКСАЦИИ…

–  –  –

Erikson S. Pulmonary emphysema and 1-anti- Kamboh M.I. Biochemical and genetics aspects trypsin deficiency // Acta med. Scand. 1964. V. 175. of human serum 1-protease inhibitor protein // Dis .

P. 197. Markers. 1985. V. 3. P. 135 .

Erikson S. Studies in 1-antitrypsin deficiency // Laurell C.B., Eriksson S. The electroforetic alpha1Acta med. Scand. 1965. V. 432 (177 Suppl.). P. 5. globulin pattern of serum in alpha1-antitrypsin Fagerhol M.K., Gedde-Dahl Jr. T. Genetics of deficiency // Scand. J. Clin. Lab. Invest. 1963. V. 15 .

Pi serum 1-antitrypsin // Human Heredity. 1969. P. 132 .

V. 19. P. 3. Laurell C.B., Sveger T. Mass screening of newborn Fagerhol M.K. The serum 1-antitrypsin poly- Sweden infants for 1-antitrypsin deficiency // Amer .

morphism // Proceedings of the IV-th International J. Human Genet. 1975. V. 27. P. 213 .

Congress on Human Genetics /Eds. Grouchy, Ebling, Martin J.P., Vandeville D., Ropariz C. PiB a new Henderson. Amsterdam: Excepta Medica, 1972. P. 277. allele of 1-antitrypsin genetic variants // Biomed .

Fagerhol M.K., Cox D.W. The PI polymorphism. Express. 1973. V. 19. P. 395 .

Genetic biochemical and clinical aspects of human Suarez B.K., Pierce J.A. 1-antitrypsin-deficient 1-antitrypsin // Advances in Human Genetics / Eds. phenotype is not maimtained by segregation distortion Harris H., Hirschhorn K. N. L.: Plenum press, 1981. P. 1. // Amer. J. Phys. Anthropol. 1983. V. 62. P. 19 .

Frants R.R., Eriksson A.W. PiM subtypes of 1- Terrentano L., Ulizzi L., San Martini A. The antitrypsin in isolate studies // Population Structure effects of demographic transition on the opportunity and Genetic Disorders /Eds. Eriksson A.W., Forsius for selection: Changes during the last century in Italy H.R., Nevanlinna H.L.: Acad. Press, 1980. P. 199. // Amer. J. Phys. Anthropol. 1979. V. 42. P. 391–399 .

Reproductive compensation as a factor promoting the relaxation and change of intensity of selection at the human populations N.Kh. SPITSYNA Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS V.A. SPITSYN Russia, Moscow, Research Centre for medical genetics RAMS The analysis of the data about infantile death rate in different regions of Russian Federation’s last decades has revealed new prominent features in population reproduction. Authors believe that falling of infantile death rate is display of action of reproductive compensation at population level .

The distribution of the phenotype of 1-antitrypsin among Pamir’s aborigenes localized at high altitudes was studied. The Kirgizes of Murgab studied include mainly the mongoloid component in their composition. Populations of the Khuf river in West Pamir anthropologically belong to South caucasoids. The following frequencies of PI genes have been registered in Kirgizes (N=102);

M1=0.6961, M2=0.2108, M3=0.0539, Z=0.0245, I=0.0049, S=0.0049, N=0.0049; in the Khuf population (N=122) M1=0.7910, M2=0.0943, M3=0.0984, Z=0.0082, I=0.0041, S=0.0041; in the Pastkhuf population (N=38): M1=0.7237, M2=0.1579, M3=0.1053, Z=0.0132. Simultaneous biodemographic investigation in the Murgab population shoved that couples, with one of the partners carrying the rare variant of PI demonstrated statistically significant increase in successful outcomes of pregnancies. The same cohort has displayed lover infant mortality rates, the absence of miscarried fetus and stillborn babies. Our results point to the possible existence of a mechanism of reproductive compensation serving to uphold the genetic diversity of PI genes .

Key words: selection, differential fertility, differential mortality, reproductive compensation, relaxation, 1-antitrypsin .

List of tables Table 1. Distribution of the subtypes and the gene frequencies of the PI system in Pamir populations .

Table 2. Effects of the reproduction in the families of the persons with rare and common variants of the PI in Murghab and Hufa populations .

–  –  –

В статье публикуются данные о двух черепах с побережья Чукотки, происходящих из раскопок Н.Н. Диковым древних эскимосских могильников в 1963 г., и обсуждаются в связи с этими находками проблемы формирования антропологических особенностей эскимосского краниологического типа, его временных и территориальных вариаций, их генеалогических взаимоотношений и некоторые вопросы этнической истории эскимосов .

Ключевые слова: физическая антропология, краниология, эскимосы, Чукотка .

Памяти моих Учителей, М.Г. Левина и Г.Ф. Дебеца Введение Присланные в 1965 г. Г.Ф. Дебецу черепа, При разборке старых коллекций в по неизвестным для нас обстоятельствам, Кабинете антропологии им. академика не были им изучены и опубликованы .

В.П. Алексеева ИЭА РАН мной были об- Данные об этих черепах представляют наружены два черепа из сборов Н.Н. Ди- значительную научную ценность, покова на побережье Чукотки в 1963 г. Они скольку конкретные этапы истории форсопровождались машинописной описью мирования антропологического состава за подписью этого исследователя, на ко- населения таежных и тундровых районов торой рукой Г.Ф. Дебеца было написано, Восточной Сибири, в частности Северочто датировка находок произведена на Востока Азии, плохо изучены. Оба эти основании типологии гарпунов. Один черепа дают прекрасный повод вновь из черепов происходит из погребения на обратить наше внимание на проблему левом берегу р. Чегитун, второй — из Чи- происхождения эскимосского антропонийского могильника, открытого в 1961 логического типа и этногенеза эскимосов, г. Д.А. Сергеевым в бухте Чини [Диков, проблему, которой на краниологическом 1974]. Оба черепа хорошо датируются по материале после безвременно ушедших найденным с ними в погребениях гарпу- М.Г. Левина и Г.Ф. Дебеца практически нам, первый — культурой бирнирк–туле, никто вплотную не занимался [Левин, второй — древнеберингоморской куль- 1947, 1958, 1960, 1964; Дебец, 1951, 1975, турой, которые ассоциируются с эски- 1986]. Исключением здесь являются немосской этнической общностью. Напом- многие работы четы Алексеевых, в котоню, что древнеберингоморская культура рых эти вопросы, так или иначе обсуждадатируется последними веками I тыс. до лись [Алексеев, 1967; Алексеев, Балуева, н.э. — первыми веками I тыс. н.э., бир- 1976; Алексеев, Трубникова, 1989; Алексенирк — IV–V вв., а культура туле появля- ева, 1999, 2003]. К обсуждению этих работ ется на рубеже X–XI вв. н.э., и в основном и их анализу с позиций сегодняшнего дня распространена на всем побережье Аме- обратимся ниже, а сейчас позволим себе риканского Севера до Восточной Грен- кратко изложить достаточно известные ландии. На Азиатском побережье она вещи, без напоминания которых утрачиимеет незначительное распространение. вается логика настоящей статьи .

68 М.М. ГЕРАСИМОВА

–  –  –

однороден. Выделяются, как минимум, среди западных групп эскимосов продва варианта — восточный (или грен- цессы смешения отдельных групп протеландский), характеризующийся резко вы- кали более интенсивно, чем в восточных раженной долихокранией, высокоголо- районах .

востью и очень узким носом, и западный Как показывает очень краткий и беили берингоморский) с умеренной бра- глый обзор отечественной литературы хикранией, более низким черепом и не 40–60-х гг. прошлого века, в ту пору в столь узконосый. Эскимосы выделяются известной мере были освещены вопросы, среди других монголоидных групп своей связанные с положением арктической раузконосостью, они наиболее «специали- сы в системе монголоидных типов, доказированы» по этому признаку, особенно зана несостоятельность теории «эскимосгренландские эскимосы. По вопросу о ге- ского клина», выделены локальные типы незисе и таксономическом соотношении в составе арктической расы, подтверждедвух вариантов, восточного (гренланд- на существующая в мировой литературе ского) и западного (берингоморского), точка зрения о двух антропологических существует несколько точек зрения. Ха- вариантах, встречающихся среди эскирактерные особенности гренландского мосов — «западного» (азиатского) и восварианта ряд авторов рассматривает, как точного (гренландского), не обнаружиследствие влияния специфических усло- вающих, однако, строгой географической вий обитания и относительной изоля- локализации, показана значительная блиции. Берингоморский вариант, как менее зость различных географически удаленспециализированный, рассматривается ных эскимосских групп. Однако, вопрос как более древний [Hrdlicka, 1945; Де- о соотношении этих вариантов, который бец, 1951]. Другие авторы склонны рас- напрямую связан с этногенетическими сматривать сохранившийся именно в проблемами происхождения эскимоГренландии, долихокефальный узконо- сов, остается открытым. Его решение сый тип восточных эскимосов в качестве во многом связано с состоянием палеодревнего [Левин, 1958; Stewart, 1959]. В антропологических источников, происцелом, древние серии Чукотки оказались ходящих с территории распространения ближе к сериям современных эскимосов эскимосских культур. На азиатском поГренландии и Лабрадора, чем к сериям со- бережье раскопки древних эскимосских временных чукотских эскимосов. В древ- поселений и могильников практически ности гренландский тип был представлен не производились, а на американском эти и на Аляске, и на Чукотке. Сопоставле- данные имеют ряд существенных пробение черепов из древних погребений с со- лов, в частности, материалы А. Грдлички, временными сериями показывает более очень приблизительно датированы и плоширокое распространение в древности хо атрибутированы. Только в конце 50-х долихокранного типа, что является аргу- гг. ХХ в. два замечательных отечественментом в пользу его большей древности ных антрополога, М.Г. Левин и Г.Ф. Дебец, по сравнению с мезокефальным запад- разрабатывавшие, в том числе и пробленым [Левин, 1958, 1964]. При оценке раз- мы этногенеза народов северо-востока личий между отдельными локальными Азии, получили палеоантропологические группами эскимосов, полагал М.Г. Ле- материалы из эскимосских могильников вин, следует иметь в виду, с одной сто- Чукотки. Я имею в виду раскопки удироны, влияние длительной изоляции, а вительно интересных, уникальных по с другой — процессы метисации. При богатству инвентаря и палеоантрополосмешении изолированных частей одной гическим сборам могильников Уэлен и популяции могут происходить изменения Эквен. Кроме того, Г.Ф. Дебец получил формы головы и сдвиг в сторону брахике- возможность изучить материал из мофализации, вызванные изменениями от- гильников на мысе Хоуп, Ипиутак и Тидельных признаков [Бунак, 1951]. Именно гара (Аляска). Несмотря на введенные в 70 М.М. ГЕРАСИМОВА

–  –  –

и узким носом, со средними значениями высоты и ширины орбиты. Длина альвеолярной дуги, длина и ширина нёба — средней величины, а ширина альвеолярной дуги — большая. Общий лицевой угол большой, угол выступания носа малый. Горизонтальная уплощенность лица на верхнем уровне составляет 148,5°, на нижнем — 143,3°. Лицо равномерно уплощено на обоих уровнях. Клыковая ямка визуально не фиксируется. Поперечный фацио-церебральный указатель выходит за групповой максимумом, а продольный фацио-церебральный — в категории средней величины. Лобно-скуловой указатель средней величины, а верхнелицевой и верхний среднелицевой указатели — малые, носовой и орбитный — малой величины, а нёбный указатель — средний .

Указатель выступания лица — средний .

Симотическая хорда и высота — очень малая и малая, указатель — в категории больших величин. Напротив, дакриальная хорда малая, а высота очень малая, Рис. 3. Реконструкция лица по черепу указатель — в категории малых величин из Усть-Бельского могильника .

(табл. 1–4). Опять перед нами, с одной Автор Г.В. Лебединская стороны, череп с ярко выраженными особенностями арктической расы по класси- из Усть-Бельского могильника был изучен фикации Н.Н. Чебоксарова и Г.Ф. Дебеца, И.И. Гохманом [Гохман, 1961; Алексеев, с другой, он, как и мужской череп, об- Гохман, 1984]. По этому черепу Г.В. Леладает определенной морфологической бединской была сделана реконструкция специфичностью. При средней высоте внешнего облика (рис. 3) .

его лицо имеет значительную ширину и В морфологическом типе этого древравномерную сильную уплощенность на него насельника Чукотки сочетались обоих горизонтальных уровнях, и гораз- черты арктических и сибирских контидо более плоское переносье, то есть черты нентальных монголоидов. При больших байкальского антропологического типа. размерах лицевого скелета, что характерМесто описанных черепов среди дру- но для континентальных монголоидов, гих древних черепов с территории таеж- череп имеет слабо выступающие носовые ных областей Восточной Сибири и Чу- кости, мезогнатность лицевого скелета, котки. Для понимания начальных этапов долихокранную высокую мозговую коформирования арктической расы важное робку с крышеобразным сводом, что хазначение имеет палеоантропологическая рактерно для арктических монголоидов находка с крайнего Северо-Востока Азии (табл. 5). Надо заметить, что метрические из Усть-Бельского могильника на р. Ана- характеристики, приводимые исследодырь, датируемого II тыс. до н.э. Могиль- вателем этого черепа, И.И. Гохманом, не ник был оставлен древними охотниками столь выразительны, сколько визуальна дикого оленя и рыболовами, культура ное знакомство с этим черепом или его которых к этому времени распространи- фотографией. Например, среднеширокий лась по всей Чукотке и далеко на запад и по своим абсолютным значениям нос восток от нее [Диков, 1958, 1961]. Череп действительно производит впечатление 74 М.М. ГЕРАСИМОВА узкого на фоне очень высокого лица. Та- голоидной и арктической рас. Наибокое мозаичное сочетание черт байкаль- лее близкие аналогии обнаруживаются ского и арктического типов — что это, с усть-бельским черепом. Отмечаемая проявление недифференцированности мозаичность краниологических и одонмонголоидной расы или результат мети- тологических признаков обусловлена, сации? Мозаичное сочетание признаков скорее всего, метисационными процесразличных рас монголоидного ствола сами [Шпакова, 2001] .

обнаруживают также черепа, найден- Наиболее представительный палеоные Ю.А. Мочановым в погребениях на антропологический материал с террир. Диринг-Юрях, притоке р.Лена. Мор- тории Чукотки принадлежит предкам фологические комплексы этих черепов эскимосов, охотникам на морского зверя .

крайне своеобразны. В их краниологи- Он датируется гораздо более поздним ческих особенностях диагностируются временем, чем вышеописанные находки специфические черты крупных расовых и представлен сериями, полученными подразделений современного населения при раскопках могильников Уэлен и ЭкСибири — арктической, байкальской и вен, демонстрирующих разные стадии центральноазиатской рас в исходной, древнеэскимосской культуры, последняя слабо дифференцированной форме. Бра- из которых смыкается с культурой эскихикрания мозговой коробки с широким мосов, близкой к современности — 2-я лбом сочетается с большой высотой че- половина II тысячелетия н.э. [Арутюнов, репа (на самом деле, высота черепа — Сергеев, 1969, 1975]. Палеоантропологисредняя — курсив мой, М.Г.). Широкое, ческий материал из Уэленского могильортогнатное и крайне высокое лицо с ника, как я уже упоминала, был изучен очень узким носом и слабо выступаю- М.Г. Левиным, из Эквенского — Г.Ф. Дещими носовыми костями равномерно бецем [Левин, 1960, 1964; Дебец, 1975] .

уплощено на верхнем и среднем уровнях. В таблице 6 приведены краниометриСреди современных черепов ближайшие ческие характеристики арктической расы аналогии мы можем найти с черепами [по Чебоксарову, 1947], древних черепов с якутов и черепами представителей арк- территории Восточной Сибири и Чукотки тической расы с широким, ортогнатным, и черепов из эскимосских могильников равномерно уплощенным на обоих го- Уэлен и Эквен. Мужской череп из моризонтальных уровнях, очень высоким гильника на р.Чегитун и женский череп лицом с очень высоким и относительно из Чинийского могильника, при всем своузким носом [Gochman, Tomtosova, 1983; ем своеобразии, обнаруживают большее Алексеев, Гохман, 1984]. О раннем фор- сходство с сериями более древних черемировании черт арктической расы на пов, нежели с современными черепами северо-востоке Азии говорят также мор- науканской или чаплинской серии. Отфологические характеристики черепа из личаются они существенно от всех раснеолитических слоев стоянки Родинка II, сматриваемых черепов очень низким для в устье р.Колымы, аналогичные с точки эскимосских серий лицом .

зрения авторов таковым у усть-бельского Генеалогические взаимоотношения черепа [Гохман, Томтосова, 1983]. И, на- между восточными и западными эскиконец, в бассейне средней Колымы в мосами. Выяснение этих взаимоотношеприустьевой части р.Каменки (66° с.ш.) ний — отнюдь не праздный вопрос. Он на стоянке Каменка II найдено захороне- напрямую связан с проблемой генезиса ние ымыяхтахской культуры, содержав- арктической расы и этногенеза эскимошее останки троих детей и датируемое сов. Материал из Уэленского могильниII тыс.до н.э. Анализ краниологических ка, в раскопках которого непосредственданных позволил сделать вывод о соче- ное участие принимал М.Г. Левин, был тании признаков байкальского варианта первым и единственным с территории североазиатской континентальной мон- Чукотки, который позволил ярко проДРЕВНИЕ ЧЕРЕПА С ТЕРРИТОРИИ ЧУКОТКИ

–  –  –

иллюстрировать теоретические построе- ному» типу [Левин, 1964]. Публикация ния исследователя. Статистически досто- материалов Г.Ф. Дебеца по Уэленскому верно было показано, что по основным и Эквенскому могильникам (осущестрасоводиагностическим признакам кра- вленная уже после его кончины) была ниологический тип древнего населения посвящена рассмотрению трех проблем:

побережья Берингова пролива близок к каковы взаимоотношения между восточкраниологическому типу современных ными и западными эскимосами, каковы эскимосов Гренландии и отличается от взаимоотношения между эскимосами и типа черепов современных азиатских алеутами и каковы взаимоотношения эскимосов. Значительная древность рез- между эскимосами, сибирскими монгоко долихокранного типа азиатского по- лоидами и американскими индейцами бережья представляет собой новый и [Дебец, 1975]. Меня в связи с темой ставесьма существенный аргумент в поль- тьи, безусловно, в наибольшей степени зу того, что и в западной части терри- интересуют генетические, временные и тории расселения эскимосов этот тип территориальные взаимосвязи в среде предшествовал мезокранному «запад- эскимосской этнической общности .

76 М.М. ГЕРАСИМОВА Г.Ф. Дебец полагал, что особенности Наукан). На мысе Барроу (Бирниркский черепов из могильников Уэлен и Эквен могильник) направление отличий сходдают основание для заключения о глу- но с наблюдаемым на Чукотке, а на мысе бокой древности сочетания признаков, Хоуп западный антропологический варихарактерного для эскимосов и других ант (могильник Ипиутак) является более представителей арктической расы. Лицо древним, чем гренландский (могильник шире мозговой коробки, узкой, длинной Тигара) [Дебец, 1975, 1986] .

и высокой и имеющей со стороны затыл- Г.Ф. Дебец разделял одно время точку ка крышевидную форму. В наиболее вы- зрения А. Грдлички, что более древним раженной форме этот тип представлен у является мезокефальный тип, сохрагренландских эскимосов. К сожалению, не нившийся у аляскинских эскимосов и все так очевидно. Прежде всего, черепа из претерпевший у восточных, гренланддревнеэскимосских погребений на Чукот- ских эскимосов значительные изменения ке отличаются от современных чукотских вследствие приспособления к условиям эскимосских черепов из Наукана, и не Арктики [Hrdlika, 1945]. В последствии похожи на черепа чаплинских эскимосов. Г.Ф. Дебец, учтя данные по могильникам В такой же мере древнее население Аля- Ипиутак и Тигара, оставил вопрос открыски, представленное двумя сериями из тым [Дебец, 1986]. Остается он открытым могильников на мысе Хоуп, могильником и поныне .

Ипиутак, древность которого полторы В.П. Алексеев, в совместной работе тысячи лет, и из могильника Тигара, древ- с Т.С. Балуевой, обращался к этим матеность которого не более пяти веков, а риалам в связи с полученным им новым принадлежность прямым предкам совре- материалом по науканским эскимосам и менных эскимосов не вызывает сомнений, необходимостью рассмотреть морфолодемонстрируют существенные различия. гическую дифференциацию эскимосских По данным Г.Ф. Дебеца (публикация так- популяций на территории Американской же осуществлена спустя годы после его и Азиатской Арктики [Алексеев, Балуева, кончины силами его учениц И.М. Золо- 1976]. Предпринятый В.П. Алексеевым таревой и М.С. Великановой, в 1986 г.) у количественный анализ подтвердил выипиутакских черепов не выражены ха- деление в составе эскимосов западного рактерные эскимосские особенности — (или берингоморского) варианта и воспреобладание ширины лица над шириной точного (или гренландского). Кроме того, черепа и высокий череп. По этим особен- им были выделены четыре субварианностям они отличаются от тигарцев, а та — гренландский, канадский, аляскинтакже современных центральных и вос- ский и азиатский. Оказалось к тому же, точных эскимосов. В меньшей степени — что эскимосы Чукотки почти вдвое больот современных западных, азиатских. ше дифференцированы, чем эскимосы Серия же из Бирниркского могильника Канады или Гренландии. Для эскимосов на мысе Барроу демонстрирует карти- вообще характерна глубокая морфолону противоположную — длинноголовый гическая дифференциация, большая, чем, вариант предшествовал мезокранному. например, между финно-угорскими или Таким образом, собственно эскимосский кавказскими народами, но там выделятип уже существовал в ипиутакское вре- ется несколько локальных рас, в то время мя на Чукотке (Уэленский и Эквенский как эскимосы принадлежат к одной ломогильники), и на Аляске на мысе Барроу кальной расе [Алексеев, Балуева, 1976] .

в бирниркское время, то есть позднее не Кроме того В.П. Алексеевым был сделан более чем на десяток поколений, явно вывод, который лично у меня вызывает недостаточных для формирования раз- возражения, о том, что наибольшие различий между ними. Но на Чукотке «грен- личия наблюдаются между территориландский» вариант (Эквен и Уэлен) пред- ально удаленными группами (азиатскими шествует западному варианту (могильник и гренландскими) и уменьшение этих

ДРЕВНИЕ ЧЕРЕПА С ТЕРРИТОРИИ ЧУКОТКИ

–  –  –

Примечание: жирным шрифтом выделены древние серии .

различий фиксируется между территори- кажется, приведенные цифры говорят о ально близкими. В таблице 7 приведены том, что распределение вариантов эскихарактеристики, взятые мной из работ мосского антропологического типа во Г.Ф. Дебеца и В.П. Алексеева, по которым времени и пространстве не дает определокальные серии различаются в рамках ленных указаний ни на их древность, ни единого эскимосского типа [Дебец, 1951, на генетические взаимоотношения .

1975, 1986; Алексеев, Балуева, 1976, Алек- Для более взвешенного рассмотресеев, 2008]. Это высота черепа, черепной ния вопроса о соотношении различных указатель, ширина черепа, скуловой диа- антропологических вариантов эскимометр и ширина носа. Гренландскому типу сов наибольший интерес представляют, соответствует ширина мозговой коробки, естественно, хорошо датированные паменьшая, чем ее высота и ширина лица. леоантропологические серии. И здесь мы На Аляске и у азиатских эскимосов череп сталкиваемся с большими проблемами .

более широкий и менее длинный. В целом Во-первых, краниологический материал древние серии Чукотки ближе к сериям из старых раскопок на американском посовременных эскимосов Гренландии и бережье и островах, в основном изученЛабрадора, чем к сериям современных ный А. Грдличкой, не имеет точной датичукотских эскимосов. В древности грен- ровки. Автор ограничивался разбивкой ландский тип был представлен и на Аля- материала на «древние» и «поздние» поске, и на Чукотке. Таким образом, как мне гребения. В частности, с какой культуМ.М. ГЕРАСИМОВА

–  –  –

рой связаны погребения, происходящие с К вопросу об этногенезе эскимосов мыса Хоуп, или других местонахождений, не ясно. В таблице 8 на примере данных о Эскимосская культура выделяется черепах с мыса Хоуп показано насколько из числа культур соседних этнических сложно оперировать данными А. Грдлич- групп, во-первых, ее ориентацией на ки. Сравниваются данные этого главного морской промысел (каяк, поворотный специалиста по краниологии эскимосов, гарпун, жировая лампа), но главное — приводимые М.Г. Левиным и Г.Ф. Дебецем своей мобильностью и умением быстро [Левин, 1958; Дебец, 1951], и данные Г.Ф. приспосабливаться к меняющимся услоДебеца о черепах из могильников Ипиу- виям природной среды, переходить от так и Тигара у того же мыса [Дебец, 1986]. преимущественно морского промысла Что за черепа вошли в серию «древних к преимущественно сухопутной охоте и черепов» А. Грдлички? Не ясна также ар- наоборот. О ее гибкости, адаптабельнохеологическая атрибутика погребений на сти в освоении обширных пространств мысе Барроу. Древние погребения связа- Арктики свидетельствуют многообразны, вероятнее всего, с культурой бирнирк, ные формы охоты на животных: на ота с каким временем и с какой культурной крытой воде, с кромки льда, через протрадицией связаны «современные» — не душины во льду, полыньи и т.д. Именно указано [Левин, 1958, примечания на с. способностью к высокой культурной 229, 235]. Во-вторых, сама классификация приспособляемости можно объяснить протоэскимосских и эскимосских куль- известный факт перехода части эскимотур и схемы преемственности их разными сов от развитого китобойного промысла, авторами видятся различно. И, в-третьих, вследствие возникших неблагоприятных к сожалению, на Чукотке не найдены сле- условий для него в XVII–XVIII вв., к оходы протоэскимосских культур, сравни- те на оленя-карибу и к рыболовству во мых по своей древности с культурами внутренних водоемах [Файнберг, 1964, индепенденс и саккак в Гренландии или 1967, 1980]. Дифференциация эскимоспредорсет и дорсет в Канаде, древность ской этнической общности выразилась которых — не менее 3–4,5 тыс. лет, при в разделении языка на две ветви — юпик том что в Гренландии и Канаде отсутству- и иннупик — в течение первого тысячеют палеоантропологические материалы, летия н.э. В последующие века племена, относящиеся к этим культурам. говорившие на юпик, жили достаточно

ДРЕВНИЕ ЧЕРЕПА С ТЕРРИТОРИИ ЧУКОТКИ

изолированно друг от друга, что спо- отсутствие значимых морфологических собствовало возникновению несколь- различий в этих сериях. Т.И. Алексеева ких его диалектов. Племена, говорившие объясняла это единство действием естена иннупик и обитавшие в Арктической ственного отбора, способствовавшего Америке, сохранили большую языковую сохранению данного типа, как наиболее и культурную близость. В ходе много- адекватного среде обитания — экстречисленных подвижек населения, челноч- мальным арктическим условиям [Алекных миграций, повторных переселений сеева, 2003, 2008, с. 326]. Однако, как на огромных прибрежных территориях, показывает все предшествующее излорастянувшихся на тысячи километров, жение, в этих жестких условиях обитали образовались более 20-ти эскимосских также и представители иных вариантов диалектов. Причем некоторые диалек- арктической расы, о чем свидетельствуты близлежащих поселков различаются ют отличия, например, науканской и чане менее чем находящихся на далеких плинской серий .

расстояниях. Примером тому могут слу- Надо сказать, что все исследователи, и жить диалекты чаплинских, сиренекских М.Г. Левин и Г.Ф. Дебец, и В.П. Алексеев и и науканских эскимосов Чукотки. Т.И. Алексеева, рассматривали материал Как ни странно, уникальный для суммарно, не разбивая его на культурнорешения проблемы происхождения и хронологические группы. Следуя схеме, формирования антропологического ти- предложенной С.А. Арутюновым и Д.А .

па эскимосов материал, происходящий Сергеевым, которые настаивали на послеиз эскимосских могильников Уэлен и довательной смене культур — древнебеЭквен, не получил заслуживающего ре- рингоморской, бирнирк, пунук, и видели зонанса в отечественной антропологиче- в них единую культурную линию преемской литературе. В обширной сводке по ственности, было вполне возможно расВосточной Сибири и Дальнему Востоку, смотрение всего краниологического маавторы ее, В.П. Алексеев и И.И. Гохман, териала в целом. Но не следует забывать, материалам из этих могильников посвя- что есть и другие схемы преемственности тили всего несколько строк: «Изучение и развития эскимосских культур. Есть палеоантропологического материала, точка зрения, что древнеберингоморская осуществленное М.Г. Левиным [1964] и культура развивается непосредственно в Г.Ф. Дебецем [1975], показало, что ан- пунукскую, а оквикская и бирниркская тропологический тип, характерный для составляют особый эволюционный ряд .

современных эскимосов и в меньшей сте- Как один из авторов раскопок Уэленского пени чукчей, полностью сложился уже 2 могильника Н.Н. Диков полагал, что этот тыс. лет назад и что истоки его следует могильник следует рассматривать не проискать в более раннее время». И далее: сто как родовое кладбище, а как серию «Сравнение краниологических серий разновременных родовых кладбищ, разэскимосов и чукчей с сериями рубежа деленных достаточными промежутками новой эры (видимо имеются в виду серии времени для того, чтобы факты предыдуиз вышеназванных могильников — курсив щего их использования были забыты. В мой, М.Г.) позволяют установить гене- частности, на Уэленском могильнике им тическую преемственность населения обнаружены погребения по другому обкрайнего северо-востока Сибири на про- ряду, в скорченном положении, в сопротяжении двух тысячелетий» [Алексеев, вождении инвентаря бирниркского типа Гохман, 1984, с. 63, 131]. Этой же точки [Диков, 1964]. К сожалению, рассмотрезрения придерживалась Т.И. Алексеева, ние палеоантропологического материала видя в антропологических особенностях по культурно-хронологическим периодам черепов из этих могильников сохранение до сих пор не было проведено .

на всем протяжении их функционирова- Насчет происхождения эскимосского ния единого антропологического типа и народа существует много теорий, расМ.М. ГЕРАСИМОВА хождения в которых связаны с точками предлагаемым А.П. Пестряковым для хазрения на время и место формирования рактеристики формы мозгового черепа этой этнической общности. Часть иссле- [Пестряков, Григорьева, 2003, табл. 2] .

дователей, особенно отечественных, скло- Не слишком выраженная, но все-таки няется к мысли, что корни эскимосской имеющая место, тенденция наблюдается культуры находятся в Азии [Левин, 1958; для абсолютных величин черепной коСергеев, 1974; Арутюнов, Сергеев, 1969, робки: продольный диаметр — наибольДругая — придерживается точки ший в Западной Гренландии, а наименьзрения, что формирование эскимосской ший — у чаплинских эскимосов (но и на этнической общности происходило на р.Кускоквим), высотный — самый низкий широкой прибрежной и островной тер- в Чаплино и опять-таки в могильнике ритории от Алеутских островов до Грен- Кускоквим. Авторы исследования, тем ландии [Чард, 1962; Oswalt, 1967; Bandi, не менее, делают вывод, в какой-то мере 1969]. Сходные взгляды по вопросу о ме- перекликающийся с уже имеющимся в сте сложения эскимосской культуры и литературе [см.: Алексеев, Балуева, 1976], путях ее последующего распространения что эскимосские черепа в направлении с были высказаны и рядом отечественных запада на восток и по абсолютной величиархеологов и этнографов [Васильевский, не и по форме делаются более длинными, 1977, 1974; Диков, 1964, 1971, 1972, 1979; узкими и высокими. Причем современФайнберг, 1967, 1980]. ные серии явно обнаруживают особенноВ последние годы А.П. Пестряковым сти ростовых процессов, характерные для предпринята попытка на основании раз- смешанных (метисных) групп. А поскольработанной им краниологической клас- ку древние черепа, из могильников Уэлен сификации [Пестряков, 1987, 1995, 1997] и Эквен, а также с мыса Барроу (почемурассмотреть генезис и возможные пути то проигнорированы данные Г.Ф. Дебеца расселения предков эскимосов, исходя из о ипиутакской серии) отличаются в том характеристик только абсолютных раз- же направлении, что и наиболее восточмеров и формы их черепной коробки ные от наиболее западных современных [Пестряков, Григорьева, 2003]. Посколь- эскимосских серий, то авторы приходят ку различия антропологических вари- к выводу о том, что это проявление геантов арктической расы, эскимосского терозиса. Из этого следует, что первые древнего и современного населения в волны эскимосов, заселявших Арктику, основном касаются строения черепной то есть наиболее удаленные от Берингии коробки, эта работа должна представлять на восток, имеют значительно большую определенный интерес. А.П. Пестряко- «тропидную» (по классификации А.П .

вым было проанализировано 13 совре- Пестрякова) примесь, чем последующие, менных эскимосских мужских серий, в имеющие большую генетическую связь географическом порядке — с юго-запада с континентальной Азией, исконно зана северо-восток, в направлении, как по- селенной «голарктидами». Вывод этот, лагает автор, исторического расселения достаточно аргументированный и к тому эскимосов: могильники Чукотки, затем же находящий подтверждение в расовой могильники на о-ве Св. Лаврентия и о-ве соматологической систематике, к сожаКуннивак, могильники на р.Кускоквим и лению, достаточно общий, и мало что р.Юкон, могильник Головин Бей на п-ове дающий для реконструкции этнической Сьюарда, могильник на мысе Хоуп и мысе истории эскимосов. А.П. Пестряков исБарроу, могильники на о-ве Баффинова пользует для своих построений древние Земля и Гренландии. Территориальная серии с территории Азиатской и Амевариабельность краниологических харак- риканской Арктики, которые не древнее теристик современных эскимосов указы- начала новой эры. Между тем, есть очень вает на их направленную изменчивость веские доказательства заселения однопо многим обобщенным параметрам, го из самых удаленных от территории

ДРЕВНИЕ ЧЕРЕПА С ТЕРРИТОРИИ ЧУКОТКИ

Азиатской Берингии районов обитания гоморская культура является древнейшей эскимосов около 4,5 тыс. лет назад. Речь из известных ныне эскимосских культур, идет о носителях культуры индепенденс исключая таким образом из эскимосского 1 и саккак (согласно радиоуглеродным ряда многие древние культуры Америдатировкам время существования куль- канской Арктики. Лично мне импонирует туры саккак охватывает интервал от 4000 точка зрения Л.А. Файнберга, который, до 2700 лет назад). Носители этих куль- не акцентируя внимания на смешанном тур — палеоэскимосские первопоселен- характере древнеберингоморской кульцы — обладали технологией, сложность туры, считает ее достаточно поздним и высококачественность которой не была локальным, безусловно, очень ярким, превзойдена ни одной из позднейших этапом в этнической истории Чукотки .

восточно-арктических эскимосских куль- К сожалению, проливая свет на многие тур. Именно это и определило быстрое вопросы последующих этапов этничезаселение Гренландии, где они жили в ской истории Чукотки, материалы этой течение не менее полутора тысяч лет изо- культуры, в силу поздней ее датировки, лированно, без существенных контактов не могут решить вопроса о происхождес иными народами, общение с которы- нии эскимосской культурной общности ми могло бы дать толчок к каким-либо [Файнберг, 1980, с. 227–240] .

изменениям [Гроннов, 1997]. Для про- Назрела настоятельная необходитоэскимосских культур Американской мость вновь рассмотреть весь палеоанАрктики было характерно сохранение тропологический материал из могильзначительных элементов континенталь- ников Уэлен и Эквен. К тому же в наной культуры над зарождающейся куль- стоящее время были предприняты новые турой морских зверобоев, более медлен- широкие раскопки при исследовании ное ее формирование по сравнению с древнего поселения и могильника Эквен, популяциями, оставшимися на западном которые находятся на побережье Беринпобережье Аляски или переселившими- гова пролива, и поселения Пайпельгак, ся позднее на Чукотку [Файнберг, 1980, в устье р.Чегитун на берегу Ледовитого с. 239]. океана [Днепровский, 2007], откуда проЕдинственные наиболее древние па- исходит один из рассматриваемых мною мятники азиатских эскимосов — это по- черепов .

гребения древнеберингоморской культуЗаключение ры могильников Уэлен и Эквен. Касательно древнеберингоморской культуры Н.Н. Утверждение о том, что в антрополоДиковым были приведены серьезные ар- гическом типе эскимосов на основании гументы в пользу того, что это не чисто другой классификации выявлена значиэскимосская культура, а результат синте- тельная примесь «тропидного» краниоза собственно эскимосской, проникшей логического типа, подтверждает устанона Чукотку с Аляски в I тыс. до н.э. и вившееся представление о принадлежнеэскимосских континентальных культур ности эскимосов к тихоокеанской ветви Чукотки, прежде всего усть-бельской. большой монголоидной расы. Однако Помимо преобладания в каменном ин- распределение антропологических тивентаре древнеберингоморской культу- пов эскимосской этнической общности ры элементов усть-бельской, антрополо- во времени не дает нам (увы!) опредегический тип населения усть-бельской ленных указаний ни на их древность, культуры, наряду с археологическими ни на генетические взаимоотношения данными, — сильный аргумент в поль- этих типов. Поэтому, распределение анзу этой гипотезы. Однако большинство тропологических типов в пространстве исследователей придерживается точки обширнейшей зоны обитания эскимозрения С.А. Арутюнова и Д.А. Сергеева, сов в значительной степени зависит от полагающих к тому же, что древнеберин- очень внимательного анализа археолоМ.М. ГЕРАСИМОВА

–  –  –

Ancient skulls of the Chukotka area M.M. GERASIMOVA Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS The data on two skulls from the coast of Chukotka is presented in this article. The skulls originated from the excavation of ancient Eskimo burial grounds headed by N.N. Dickov in 1963. The formation of the anthropological features of the Eskimo craniological type, its variations in time and territory, their genealogical relationships and some issues of the Eskimo ethnic history are discussed in connection with these findings .

Key words: physical anthropology, craniology, Eskimo, Chukotka .

List of tables and figures Table 1. Metric data on the facial skeleton of the skulls gathered by N.N. Dikov on the coast of Chukotka .

Table 2. Braincase indices of the skulls gathered by N .

N. Dikov .

Table 3. Metric data on the facial skeleton of the skulls gathered by N .

N. Dikov .

Table 4. Indices of the facial skeleton of the skulls gathered by N .

N. Dikov .

Table 5. Metric characteristics and indices of the ancient skulls from the North-East Asia .

Table 6. Comparison of the Eskimo skulls from Chukotka with the characteristics of the arctic race (by Cheboksarov, 1947) .

Table 7. Variability of the braincase traits, zygomatic diameter and nose width in various ancient and modern Eskimo groups, .

Table 8. Data on men skulls from Cape Hope (by: Levin, 1958; Debets, 1951, 1986) .

Fig. 1. Woman with child. Providensky district, Chukot National Area, Sireniki village. 1972. Archives of the Institute of Ethnology and Anthropology RAS .

Fig. 2. Eskimo. Photo courtesy of the Department of Anthropology, MSU .

Fig. 3. Facial reconstruction of the skull from Ust-Belsky burial ground. Author — G.V. Lebedinskaya .

–  –  –

УДК 572.71 Формирование антропологического состава городского населения Средней Азии Т.К. ХОДЖАЙОВ Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН Г.К. ХОДЖАЙОВА Статья посвящена сравнительному краниологическому исследованию двух уникальных многослойных памятников Средней Азии: северного — Миздахкана и южного — Старого Термеза. Некрополи этих городищ функционировали в течение последних двух тысяч лет. Исследование динамики краниометрических признаков и их комплексов выявило общность и своеобразие процессов формирования антропологического состава этих двух городских популяций на фоне всего городского населения Средней Азии от эпохи античности до современности .

Ключевые слова: Средняя Азия, Миздахкан, Старый Термез, палеоантропология, краниология .

–  –  –

Рис. 1. Географические и историко-культурные области Средней Азии:

I — Левобережье Амударьи, II — Устюрт, III — Низовье Амударьи, IV — Низовье Сырдарьи, V — Зарафшанская долина, VI — бассейн средней Сырдарьи, VII — Ферганская долина, VIII — Верховье Амударьи, IX — Памир, X — Притяньшанье

–  –  –

судить о более полном морфологическом, тип погребения — трупоположение в цивозможно и этническом, разнообразии стах (на первых этапах — из сырцового, этих палеопопуляций. а затем — из обожженного кирпича). ЗаСерии изучались раздельно по сле- хоронения проводились на специальных дующим периодам: кладбищах, что также сохранилось до I — античность сегодняшнего дня. Таким образом, погрепервые века н.э. – V в.); бение покойников в разные исторические II — раннее средневековье периоды проводилось в соответствии с (VI–VIII вв.); господствовавшими идеологическими и III — развитое средневековье религиозными воззрениями, а также в (IX–XII вв.); зависимости от социального статуса и этIV — позднее средневековье нической принадлежности погребаемых .

(XIII–XIV вв.); Анализ и сравнение краниологичеV — эпоха, близкая к современности ских серий проводились по двум програмXVI–XX вв.). мам — большой (22 краниометрических В тех же хронологических рамках был признака) и малой (11 признаков). В данисследован краниологический материал ной работе мы остановимся на короткой из всех городских погребальных ком- программе (табл. 2). Программа включает плексов Средней Азии (табл. 1). Он содер- следующие признаки и указатели: скуложит 65 серий, общей численностью 1433 вой диаметр (45.), верхняя высота лица мужских черепа, из которых 11 серий (48.), назомалярный угол (77.), зигомакпринадлежит Старому Термезу, 7 — Миз- силлярный угол (zm’), угол выступания дахкану. Динамика изучаемых признаков носа (75(1).), верхнелицевой указатель рассматривалась в масштабе изменчиво- (48/45.), черепной указатель (8/1.), носости всего населения Средней Азии. вой указатель (54/55.), орбитный указаКраткая характеристика погребаль- тель от d (52/51а.), дакриальный (DS/DC) ных памятников Старого Термеза и Миз- и симотический (SS/SC) указатели .

дахкана. В эпохи античности и раннего Результаты и их обсуждение средневековья выявлено несколько различных погребальных обрядов в Старом Черепной указатель. Величины чеТермезе. Присутствуют специально по- репного указателя оказались примерно строенные погребальные сооружения. равными для эпохи античности в обоВ качестве некрополей использовались их сравниваемых группах — в предетакже уже нефункционирующие буддий- лах долихо-мезокрании. В развитом и ские центры и храмы. Возможно, это было позднем средневековье указатель выше в связано с тем, что еще не сформировался Миздахкане, что свидетельствует о преединый устоявшийся обряд захоронения. обладании в серии брахикранных форм .

С эпохи развитого средневековья начали Население Старого Термеза, напротив, преобладать захоронения на специаль- характеризуется меньшими значениями ных кладбищах, которые стали впослед- его, особенно, в позднем средневековье, ствии единственными. Такие традиции когда преобладают мезокранные формы сохранились и до современности. (рис. 2). К последнему периоду в Старом В Миздахкане погребения изначально Термезе резко увеличивается величина осуществлялись по специальному зороа- черепного указателя. В результате такой стрийскому обряду и были вторичными трансформации население обоих городов захоронениями в оссуариях и бытовых в эпоху, близкую к современности, станососудах (хумах). В развитом и позднем вится брахикранным .

средневековье, как и в Старом Термезе, Динамика изменений черепного указдесь происходит трансформация по- зателя в Миздахкане и Старом Термезе, гребальных традиций. Зороастрийские за исключением последнего периода, не обычаи исчезают, и появляется новый имеет сходства с общей тенденцией, выТ.К. ХОДЖАЙОВ, Г.К. ХОДЖАЙОВА

–  –  –

Рис. 2. Динамика черепного указателя в Миздахкане, Старом Термезе и Средней Азии Примечание: здесь и далее МТС/I — МТС/V: М — Миздахкан (I–V периоды), Т — Старый Термез (I–V периоды), С — Средняя Азия (I–V периоды)

–  –  –

Рис. 4. Динамика верхней высоты лица в Миздахкане, Старом Термезе и Средней Азии

ФОРМИРОВАНИЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО СОСТАВА ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ

явленной для прочих городов Средней средневековью, и не изменяется с VII по Азии. В Старом Термезе изменчивость XIV вв. Она повышается в эпоху позднего этого указателя обнаруживает определен- средневековья, уменьшаясь к современное сходство с общей тенденцией в эпохи ности. Интересно, что верхняя высота раннего и развитого средневековья, он лица у городского населения Средней не изменяется. Затем у среднеазиатского Азии в целом изменяется гораздо меньше городского населения в целом он остается по эпохам, чем в изучаемых городах, она постоянным (в пределах брахикрании), остается на постоянном уровне. Размеры а в Старом Термезе — резко уменьша- ее близки к таковому в Миздахкане в ется в эпоху позднего средневековья до третий и пятый периоды, и к величинам, долихо-мезокрании. Однако к современ- найденным в Старом Термезе — в первый ности он повышается более чем в два раза и четвертый .

(до брахикрании), превышая значения Верхнелицевой указатель в Миздахпо всем городам. Следовательно, здесь кане в основном повторяет тенденции имеют место резкие разнонаправленные высоты лица, но отличается уменьшетрансформации мозгового отдела черепа нием от первого периода к третьему, и у населения изучаемых городов, начиная некоторым увеличением от третьего к с IX в. и до современности. пятому периоду. В эпоху античности у Скуловой диаметр. Величина ску- населения Миздахкана лицо высокое лового диаметра в Миздахкане значи- и узкое, в раннее средневековье оно тельно увеличивается к эпохе развитого уменьшается, но остается, как и в эпоху средневековья, затем в такой же степени античности, лептопрозопным. В развиуменьшается к современности (рис. 3). том средневековье резкое уменьшение Абсолютные размеры этого признака в высоты лица и увеличение его ширины Старом Термезе, начиная от эпохи антич- приводит к мезопрозопным пропорциности до позднего средневековья, намно- ям, которые сохраняются до современго меньше, чем у населения Миздахкана. ности (рис. 5) .

В первые четыре периода он остается В Старом Термезе верхнелицевой укапостоянным и увеличивается только к со- затель остается постоянным (в пределах временности. Таким образом, если брать мезопрозопии), от эпохи античности до по периодам, и размеры, и тенденции развитого средневековья не изменяется .

разные, однако они выравниваются к со- Далее он увеличивается к позднему средвременности. Следует отметить, что по невековью до лептопрозопных значений, сравнению с общегородской динамикой, а к современности уменьшается — лицо сходства в изменениях этого признака у становится снова мезопрозопным .

населения двух этих городов мало. Одна- В целом наблюдается примерно одико есть сближение в динамике в первом и наковая тенденция уменьшения даннопоследнем периодах. го указателя к современности в обоих Верхняя высота лица. Значительные городах. Лицо становится сравнительно размеры верхней высоты лица характер- широким и низким (в пределах мезопроны для эпохи античности и раннего сред- зопии). Сравнение с общей тенденцией невековья в Миздахкане, они остаются по всем городам показывает сходство в постоянными. Величина ее сильно умень- динамике в начальные три периода (от шается в эпоху развитого средневековья античности до развитого средневековья) и почти не изменяется до современности со Старым Термезом, а в четвертом и пярис. 4). В Старом Термезе абсолютные том — с Миздахканом. У всего населения размеры высоты лица во все периоды Средней Азии лицо становится выше и значительно меньше, чем в Миздахкане, же до развитого средневековья, далее особенно в раннем средневековье. Вели- оно находится в пределах мезопрозопии .

чина этого признака значительно умень- Носовой указатель в Миздахкане увешается от эпохи античности к раннему личивается от античности до раннего 90 Т.К. ХОДЖАЙОВ, Г.К. ХОДЖАЙОВА

–  –  –

Рис. 7. Динамика орбитного указателя в Миздахкане, Старом Термезе и Средней Азии

ФОРМИРОВАНИЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО СОСТАВА ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ

средневековья, уменьшается к развитому шение данного указателя от развитого средневековью с дальнейшим понижени- к позднему средневековью и увеличеем к современности, в пределах мезори- ние его к современности, однако также в нии (рис. 6). В Старом Термезе данный пределах мезоконхных форм .

указатель также уменьшается от эпохи Такие мезоконхные формы, при опреантичности к раннему средневековью и деленных вариациях в величинах указапостепенно увеличивается до позднего, телей, преобладают и при рассмотрении совпадая со значением его в Миздахка- в масштабе всех городов Средней Азии .

не. В последующий период отмечается Однако динамика изменений данного значительное понижение носового ука- указателя по Средней Азии несколько зателя, но он остается в пределах мезо- и отличается, но в последние два периода лепторинии. совпадает с динамикой в Миздахкане .

Величины указателя, вычисленные Назомалярный угол. Величины надля всего городского населения, находят- зомалярного угла в Миздахкане, нахося в пределах средних значений (мезори- дясь в пределах европеоидных значений нии) до развитого средневековья. Затем в эпоху античности, постепенно увелион превышает значения для Миздахкана чиваются к современности до смешанных и Старого Термеза, но в тех же пределах. европеоидно-монголоидных форм. В СтаДинамика изменений носового указателя ром Термезе во все периоды он гораздо совпадает с общей среднеазиатской кри- меньше, чем в Миздахкане и в масштабе вой, начиная с этого периода до развитого всей Средней Азии (рис. 8). Он несколько средневековья — с Миздахканом. Затем увеличивается в эпоху развитого среднетенденция изменений становится ближе вековья, достигая смешанных форм к сок показателям для населения Старого временности. Тенденции такие же, как в Термеза. Миздахкане, за исключением эпохи поздОрбитный указатель от d. Величины него средневековья .

орбитного указателя в течение трех пер- При сравнении с динамикой измевых периодов в обоих городах остаются нений этого угла для всей Средней Азии постоянными, в пределах мезоконхных можно отметить определенное и большее форм. В последующие периоды и до со- сходство по горизонтальной профиливременности указатель постепенно уве- ровке лица с Миздахканом. Исключениличивается в Миздахкане и доходит до ем является последний период, когда он гипсиконхных форм (рис. 7). В Старом становится более близким к населению Термезе напротив наблюдается умень- Старого Термеза .

–  –  –

Рис. 11. Динамика симотического указателя в Миздахкане, Старом Термезе и Средней Азии

ФОРМИРОВАНИЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО СОСТАВА ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ

Зигомаксиллярный угол. Размеры это- Во все периоды значения указателей го угла в Миздахкане, будучи большими в по всем городам выше, чем у исследуеантичности, обнаруживают значительные мого населения. Тенденция изменений изменения в течение всего средневековья, ближе к тому, что мы наблюдаем в Старом особенно раннего, когда он резко умень- Термезе, за исключением первого периошается (рис. 9). В последующие периоды да. Таким образом, изменения размеров он увеличивается, а в период, близкий переносья и спинки носовых костей, а к современности, достигает значений, также их выступания, незначительные .

характерных для первого периода. В Ста- Надо отметить, что уменьшение этих пором Термезе его величины меньше, чем казателей в последний период свидетельв Миздахкане, за исключением раннего ствует о внедрении в облик городских и позднего средневековья. В целом он не популяций некоторой монголоидной обнаруживает значительных изменений примеси .

во времени, увеличивается к современно- Угол выступания носа. Данный присти. Все вариации данного угла находятся знак в Миздахкане постепенно увеличив пределах, характерных для европеоид- вается от эпохи античности до развитого ных групп — лицо сильно профилиро- средневековья и уменьшается к совревано как на верхнем, так и на нижнем менности. В Старом Термезе он медленно уровнях. Сравнение этих тенденций с из- увеличивается на протяжении всех исслеменениями зиго- и назомалярных углов, дуемых периодов (рис. 12). В этот период характерных для всего городского населе- тенденция в обоих городах одинаковая, ния Средней Азии, показывает большее однако, она становится противоположсходство с населением Миздахкана. ной в последующий период. В эпохи от Дакриальный и симотический указа- позднего средневековья до современнотели. Оба указателя на протяжении двух сти величины угла выступания носа в тысячелетий имеют средние и высокие обоих выборках уменьшаются. Динамика значения у населения двух изучаемых изменений данного признака в Старом городов. Различий почти нет, отмечается Термезе более близка к общегородской тенденция к постепенному увеличению динамике, нежели к той, которая отмечеих размеров до позднего средневековья, на для Миздахкана .

особенно в Старом Термезе, и некоторо- По нескольким размерам и указатему уменьшению к современности (рис. 10, лям в Старом Термезе фиксируется «плаОтмеченные тенденции совпадают с то» для эпох от античности до раннего изменениями в Средней Азии в целом. средневековья. Это может быть связано с

–  –  –

Formation of the anthropological composition of the urban population of Central Asia T.K. KHODZHAYOV Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS G.K. KHODZHAYOVA The article is devoted to a comparative study of two unique craniological multilayer Sites of Middle Asia: northern and southern Northern — Mizdakhkan and southern — Old Termez. Necropolis of these settlements were used during the last two thousand years. The research of the dynamics of craniometric traits and complexes revealed affinity and diversity of the processes of morphological structure formation of these two urban subpopulations on the background of the total urban population of Central Asia from Antiquity to the present .

Key words: Central Asia, Mizdahkan, Old Termez, paleoanthropology, craniology .

List of tables and figures Table 1. Number of the men skulls and series from the urban necropolis of Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Table 2. Comparative data on skull series from the urban necropolis of Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

I–XX centuries. Men .

Table 3. PC elements of the men series of Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

I–XX centuries .

Fig. 1. Geographical, historical and cultural areas of Central Asia:

I — the left bank of the Amu Darya River, II — Usturt, III — the lower course of the Amu Darya River, IV — the lower course of the Syr Darya River, V — Zarafshan Valley, VI — basin of the middle Syr Darya River, VII — Ferghana Valley, VIII — the upper course of the Amu Darya River, IX — Pamir, X — Pritianshan .

Fig. 2. Dynamics of the cranial index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Note: hereinafter MTS / I — MTS / V: M — Mizdakhkan (I–V periods), T — Old Termez (I–V periods), C — Central Asia (I–V periods) .

Fig. 3. Dynamics of the zygomatic diameter in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 4. Dynamics of the upper facial height in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 5. Dynamics of the upper face index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 6. Dynamics of the nasal index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 7. Dynamics of the orbit index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 8. Dynamics of the nazo-malar angle in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 9. Dynamics of the zygomaxillar angle in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 10. Dynamics of the dacryal index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 11. Dynamics of the symotic index in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 12. Dynamics of the nasofacial angle in Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

Fig. 13. PCA of the men series of Mizdakhkan, Old Termez and Central Asia .

(PC I: 1/8, 48/45, 52/51a, 77 (33,06 %); PC II: 48, DS/DC (25,62%); both PC — 58,68 % .

Note: 1–5 ( Mizdakhkan, I–V periods), 6–10 ( Old Termez, I–V periods ), 11–15 (Central Asia, I–V periods) .

Fig. 14. Dendrogram based on the component analysis results. Legend — see Fig. 13 .

–  –  –

УДК 572.9

Население Западного Предкавказья XVIII–XIX вв.:

адыги или ногайцы?1 С.Г. КОМАРОВ Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН В работе представлена аргументация к этнической атрибуции археологических памятников Восточного Приазовья XVIII–XIX вв., основанная на результатах краниологического исследования. Изучение сборной серии черепов, полученной из четырёх могильников (Лебеди I, Греки II, Малаи I, Останний), свидетельствует в пользу их ногайского происхождения. Таким образом, данные палеоантропологии добавляют аргументы сторонникам соотнесения памятников именно с ногайцами, но не с адыгами .

Ключевые слова: ногайцы, адыги, краниология, степи, Восточное Приазовье, Предкавказье, Золотая Орда .

–  –  –

Федоров, 1982, с. 95, 118]. Наконец, в свя- ва имеющихся в распоряжении палеоанзи с топографией могильников уместно тропологов серий нами выбраны только вспомнить ногайский обычай, согласно 14. Четыре из них географически близки которому погребения располагались на к Восточному Приазовью: они происходят возвышенностях, чтобы сократить путь из Маджара, Верхнего Джулата, Нижнего правоверного погребенного в рай [Ярлы- Джулата и из могильников в Нижнем Покапов, 2001, с. 188–189]. донье. Другие десять золотоордынских сеДанные краниологического изучения рий определены их исследователями либо материалов позволят выявить специфи- как европеоидные, либо как смешанные ку морфологических особенностей на- по составу, с небольшой монголоидной селения, с которым связаны могильники примесью. Это материалы из западных Восточного Приазовья. Сопоставление пределов Улуса Джучи: Старый Орхей в комплексов краниологических признаков Молдавии, Мамай-Сурка в Запорожской изучаемой серии и других групп, относя- области, Маяки в Донецкой области; с щихся, в частности, к ногайцам и адыгам, территории Нижнего Поволжья — Селивозможно, добавят аргументы в пользу тренное, Водянское, Царевское городитой или иной точки зрения относитель- ща, Нижняя Студенка; из северных районо этнической атрибуции памятников. К нов распространения влияния Золотой сравнительному анализу были привлече- Орды — Новохарьковский могильник в ны 27 краниологических серий (ссылки Воронежской области; из Приаралья — на исследователей и первоисточники см. в Миздахкан. Кроме того, нами привлечена подрисуночных подписях). Имеющиеся в серия из курганов Букеевской степи, из нашем распоряжении выборки ногайских междуречья Волги и Урала, характеризуечерепов происходят с довольно обширной мая, в отличие от других кочевнических территории — от Северо-Западного При- выборок, европеоидными чертами .

черноморья до Предкавказья. Наиболее Исследование краниологических западные группы ногайцев представлены материалов проводилось в соответствии с сериями из Комрата в Молдавии и быв- традиционной для отечественной антрошего Тираспольского уезда — сегодняш- пологии программой [Алексеев, Дебец, нее пограничье Молдавии и Одесской 1964]. Одномерная статистическая обраобласти Украины. Ногайцы Северного ботка проведена с помощью программы Причерноморья известны нам по мате- Microsoft Exel 2007. Для межгруппового риалам из могильников в Херсонской об- анализа мы прибегли к кластерному аналасти, Северном Крыму, из Балковско- лизу в пакете программ Statistica 8.0 и го кургана в Запорожской области и из компонентному анализу с использованиБердянского кургана и могильника у с. ем программы Б.А. Козинцева (1991) .

Троицкое в той же области. КраниолоРезультаты и их обсуждение гия ногайцев Предкавказья изучена на основе двух серий из курганов в Ставро- Обратимся к краниометрической хапольском крае: Ипатово-3 и Барханчак-2. рактеристике исследуемых материалов Адыги представлены пятью сериями. Две (табл. 1) .

из них характеризуют облик шапсугов Мужские черепа долихокранны: при и натухайцев — субэтнических групп большом продольном диаметре ширив составе адыгского этноса. Три другие на мозговой коробки малая. Индивидусерии являют собой выборки из курга- альный уровень исследования помимо нов XIV–XVI вв. разных территорий: с четырёх долихокранных выявляет два Черноморского побережья, из Черкесии мезокранных черепа и один — брахии из окрестностей Пятигорска. Остальные кранный. Значение высотного диаметра привлечённые к сравнению материалы от базиона находится в пределах средних отражают краниологическую специфику величин, в то время как высота свода населения Золотой Орды. Из всего масси- черепа от порионов очень большая. НаиНАСЕЛЕНИЕ ЗАПАДНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ XVIII–XIX ВВ.: АДЫГИ ИЛИ НОГАЙЦЫ?

–  –  –

Рис. 1. Результат кластеризации краниологических серий; мужские черепа Примечание: 1 — Старый Орхей [Великанова, 1993]; 2 — Мамай-Сурка [Литвинова, 2004]; 3 — Маяки [Ходжайов, Швецов, 2011]; 4 — Маджары [Алексеев, 1967, Евтеев, 2003]; 5 — Нижний Джулат [Алексеев, 1974]; 6 — Верхний Джулат [Алексеев, Беслекоева, 1963]; 7 — Селитренное [Яблонский, 1987]; 8 — Водянское [там же]; 9 — Царевское [Залкинд, 1972; Яблонский, 1987];

10 — Нижняя Студенка [Евтеев, 2007]; 11 — Миздахкан [Ходжайов, 1970]; 12 — Новохарьковский могильник [Алексеева, Козловская, 2002]; 13 — Могильники Нижнего Подонья [Батиева, 2010];

14 — Курганы Букеевской степи [Комаров, 2012а]; 15 — Комрат [Комаров, 2013]; 16 — Могильники бывшего Тираспольского уезда [Комаров, 2012б]; 17 — Могильники Херсонской области [Круц, 2003]; 18 — Могильники Северного Крыма [там же]; 19 — Балковский курган [там же];

20 — Бердянский курган, могильник у с. Троицкое [Круц, 2003, Комаров, 2011]; 21 — Могильники Восточного Приазовья; 22 — Ипатово-3 [Герасимова, 2003]; 23 — Барханчак-2 [Герасимова, 20031];

24 — адыги причерноморской группы [Алексеев, 1974]; 25 — адыги пятигорской группы [там же];

26 — адыги черкесской группы [там же]; 27 — шапсуги [там же]; 28 — натухайцы [там же] .

–  –  –

брахикранен. Особенностью женских серии из Восточного Приазовья и двух черепов можно считать исключительно групп ногайцев — из Комрата и из Забольшую высоту свода: три наблюдения порожской области (Бердянский курган по этому признаку свидетельствуют о и могильник у с. Троицкое). Примыкая существенном превышении верхней гра- к этим трем объектам, несколько обоницы наиболее часто встречаемых вели- собленное положение занимают кочевчин. Наименьшая ширина лба средняя. ники Букеевской степи. Второй кластер Затылок широкий. объединяет четыре из пяти групп адыгов Лицевой скелет может быть охарак- (кроме группы, происходящей из Черкетеризован только на индивидуальном сии) и две золотоордынские серии — из уровне. Высота и ширина лица средняя. Новохарьковского могильника и Нижней Высота носа средняя. Переносье сред- Студенки .

ней ширины при большой высоте. Орби- Вторая совокупность, также подты средневысокие. Назомалярный угол разделяясь на два кластера, объединяет свидетельствует о резкой профилировке бльшее число серий. В первом кластере верхнего уровня лицевого скелета. находятся две золотоордынские серии — К сожалению, плохая сохранность из Нижнего Джулата и могильников материала не позволяет судить о многих Нижнего Подонья, а также группа ногайважных размерах черепа. Тем не менее, цев из Херсонской области. Второй клаполученных данных вполне достаточно стер также делится на две разновеликие для проведения расовой диагностики на- общности, одна из которых несколько селения, оставившего могильники. Зна- отдаляет от остальных объектов две ночения основных таксономически ценных гайские серии — из Балковского кургана признаков, подкреплённые результатом и из кургана Барханчак-2, и выборку визуального анализа серии, свидетель- золотоордынского населения Верхнего ствуют о европеоидном строении черепов Джулата. Вторая общность состоит из исследованной группы. Наличие несколь- двух групп. Один кластер свидетельствуких черепов с монголоидной примесью не ет о близости краниометрических хаменяют общую картину. рактеристик населения нижневолжских С целью определения места рассма- городских центров и двух объединений триваемой группы в массиве населения ногайцев (серии из бывшего ТираспольВосточной Европы II тысячелетия, ис- ского уезда и из кургана Ипатово-3) .

пользуем кластерный анализ. Сопостав- Второй кластер представлен пятью сериление групп проведено по 14-ти кранио- ями Золотой Орды, адыгами из Черкесии метрическим признакам: продольный и ногайцами с территории Северного (1.), поперечный (8.) и высотный (17.) Крыма .

диаметры, наименьшая ширина лба (9.), Наибольшую значимость в этой класскуловой диаметр (45.), верхняя высота сификации для нас представляют два лица (48.), ширина (51.) и высота (52.) обстоятельства. Первое — наибольшая орбиты, ширина (54.) и высота носа (55.), близость населения, оставившего мосимотическая высота (SS), угол выступа- гильники в Восточном Приазовье, и двух ния носа (75(1)), назомалярный (77.) и групп ногайцев. Второе — обособление зигомаксиллярный углы. адыгов. Компактное расположение сеДендрограмма, отражающая клас- рий из курганов Черноморского побесификацию серий по данным анализа, режья, из окрестностей Пятигорска, а фиксирует наличие двух совокупностей также относящихся к шапсугам и натуобъектов. хайцам, свидетельствует о едином краМеньшая совокупность состоит из ниологическом комплексе, характерном двух кластеров. Первый из них выявля- для этих групп. Иные морфологические ет близость характеристик исследуемой особенности проявляют адыги, оставивС.Г. КОМАРОВ

–  –  –

Рис. 2. Расположение краниологических серий в пространстве ГК I и ГК III — золотоордынские серии; — ногайские серии; — адыгские серии Примечание: 1 — Старый Орхей; 2 — Мамай-Сурка; 3 — Маяки; 4 — Маджары; 5 — Нижний Джулат;

6 — Верхний Джулат; 7 — Селитренное; 8 — Водянское; 9 — Царевское; 10 — Нижняя Студенка; 11 — Миздахкан; 12 — Новохарьковский могильник;13 — Могильники Нижнего Подонья; 14 — Курганы Букеевской степи; 15 — Комрат; 16 — Могильники бывшего Тираспольского уезда; 17 — Могильники Херсонской области; 18 — Могильники Северного Крыма; 19 — Балковский курган; 20 — Бердянский курган, могильник у с. Троицкое; 21 — Могильники Восточного Приазовья; 22 — Ипатово-3; 23 — Барханчак-2; 24 — адыги причерноморской группы; 25 — адыги пятигорской группы; 26 — адыги черкесской группы; 27 — шапсуги; 28 — натухайцы .

–  –  –

Western Ciscaucasia population оf XVIII–XIX сenturies:

Adyghe or Nogai?

S.G. KOMAROV Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS The article deals with the reasoning of the ethnic attribution of the archaeological sites of Eastern Priazovye (XVIII–XIX centuries) which is based on the craniological study results. The series of assembled skulls from four burial grounds (Lebedi I, Greki II, Malai I, Ostannii ) was studied. The study results suggest its Nogai origin. Thus, the paleoanthropology data added arguments in favor of the attribution of the sites to Nogai, not to Adyghe .

Key words: Nogai, Adyghe, craniology, steppes, East Priazovye, Ciscaucasia, Golden Horde .

List of tables and figures Table 1. Morphometric characteristics of the skulls from the burial grounds of the Eastern Priazovye .

Table 2. Component analysis factor loadings .

Fig. 1. Cluster analysis results. Men skulls series .

Legend: 1 — Staryi Orhei [Velykanova, 1993], 2 — Mamay-Surka [Litvinova, 2004], 3 — Maiaki [Hodzhayov, Shvetsov, 2011], 4 — Majari [Alekseev, 1967; Evteev, 2003], 5 — Nizhny Dzhulat [Alekseev, 1974], 6 — Verkhny Dzhulat [Alekseev, Beslekoeva, 1963], 7 — Selitrennoe [Jablonski, 1987], 8 — Vodyanskoe [ibid], 9 — Tsarevskoe [Zalkind, 1972; Yablonsky, 1987], 10 — Nizhnyaya Studenka [Evteev, 2007], 11 — Mizdakhkan [Hodzhayov, 1970], 12 — Novokharkovsky burial ground [Alekseeva, Kozlovsky, 2002], 13 — burial grounds of the Lower Podonie [Batieva, 2010], 14 — mounds of the Bukeyev steppe [Komarov, 2012a], 15 — Comrat [Komarov, 2013], 16 — burial grounds of the former Tiraspol county [Komarov, 2012b], 17 — burial grounds of the Kherson oblast [Cruz, 2003], 18 — burial grounds of the Northern Crimea [ibid], 19 — Balkowsky mound [ibid], 20 — Berdyansky mound, burial ground at Troitskoe village [Cruts, 2003, Komarov, 2011], 21 — burial grounds of the Eastern Priazovia, 22 — Ipatovo 3 [Gerasimova, 2003], 23 — Barkhanchak 2 [Gerasimova, 2003], 24 — Circassians of the Prichernomorie group [Alekseev, 1974]; 25 — Circassians of the Pyatigorsk group [ibid], 26 — Circassians of the Circassian groups [ibid], 27 — Shapsugs [ibid], 28 — Natukhais [ibid] .

Fig. 2. PCA of the skull series. – the Golden Horde series ; — Nogai series ; — Circassians series .

Legend — see Fig.1 .

–  –  –

ПУБЛИКАЦИЯ МАТЕРИАЛОВ

УДК 572 Палеоантропологические материалы из погребений в г. Кострома (пр-т Текстильщики, 3) С.В. ВАСИЛЬЕВ Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН С.Б. БОРУЦКАЯ Россия, Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Материал происходит из раскопок А.В. Гороховой в 2012 г.. Исследовано 17 регулярных захоронений, зачастую нарушенных. Погребальные комплексы фиксировались на участках А-Г/6-10. Сохранность регулярных погребений отмечается только в кв .

А-Г/6-8 и части кв. Г/9-10, в остальной части, на участках А-Г/8-10 останки были перемешаны и располагались хаотично наложенными, раскинутыми не в анатомическом порядке в однородном массиве слоя пестроцвета. Датировка захоронений — XVI– XVIII вв. Все захоронения осуществлены по обряду ингумации, по христианским канонам. Раскоп располагался на территории бывшего Анастасинского монастыря .

В январе 2013 года было проведено палеоантропологическое исследование погребенных в этом могильнике. Результаты определения пола, возраста и особенностей скелетов индивидов из регулярных (определенных) и нерегулярных погребений приведены в таблице 1 .

–  –  –

Paleoanthropological data from burial ground of Kostroma (prospect Tekstilschiki, 3) S.V. VASILYEV Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS S.B. BORUTSKAYA Russia, Moscow, Lomonosov Moscow State University The raw paleoanthropological data on the Kostroma urban population (XVI–XVIII cc.) is presented .

During archaeological excavations headed by Gorokhova A.V. 17 burials was found on the territory of the former Anastasinsky monastery in 2012. 77 individuals has been studied. Sex and age determination, skeleton morphology specifics and somе paleopathology aspects along with the craniometric data are given here .

Key words: paleoanthropology, physical anthropology, paleopathology, Kostroma, urban population, raw data .

List of tables and figures Table 1. The results of the sex-age determination and skeleton morphology specifics of individuals from the burials in Kostroma (prospect Tekstilschiki, 3) .

Table 2. Craniometric data on male skulls from the burials in Kostroma (prospeсt Tekstilschiki, 3) .

Table 3. Craniometric data on female skulls from the burials in Kostroma (prospeсt Tekstilschiki, 3) .

–  –  –

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ

УДК 572 Вспоминая Олега Михайловича Павловского1 А.Н. СТРОКИНА (МАЛАХОВА)

–  –  –

Стоят слева направо: Г.Л. Хить, Т.И. Алексеева, Н.С. Смирнова, Л.К. Гудкова;

сидят Е.Д. Кобылянский, О.М. Павловский. Россошь, Воронежская область (1960 г.) .

Фото из личного архива Е.Д. Кобылянского Standing left-right: G.L. Heet, T.I. Alekseeva, N.S. Smirnova, L.K. Gudkova; sitting E.D. Kobylyansky, O.M. Pavlovsky. Rossoshy, Voronezhskaya oblast (1960). Photo courtesy of E.D. Kobyliansky

–  –  –

Олег, глядя на облака, воскликнул: «Смо- ватином, посадил туда котёнка, тепло трите, я вижу пурпур среди облаков!» Мы укрыл и только тогда повёз домой .

не видели, а Олег видел. Когда я попадаю Олег Михайлович любил застолья и в зимний лес, я часто вспоминаю эту ре- вообще ценил вкусную еду. Любил готоакцию Олега, смотрю в морозное небо и вить сам. Он активно участвовал в наших ищу в нём пурпурные краски. институтских посиделках .

Будучи студентом, он играл в сту- Нравился ли Олег женщинам? Очень, денческом университетском театре. Мы и многим. Да и сам увлекался. Он был ходили на его спектакли. Я помню его трижды женат и каждый раз по любви .

в роли учёного, который ставит на себе Последняя жена, намного моложе его, эксперимент, вводит себе какую-то ин- трогательно ухаживала за ним. Он ей фекцию, а потом вакцину… Это была отвечал тем же. Помню, мы втроём были трагическая роль. Нам нравилось, мы месяца полтора в Крыму, обследовали гордились им. колхозников богатейшего колхоза. УслоИ ещё Олег любил животных, особен- вия были барские, но работы было мноно кошек. Он обожал кошек, уважал их го. Мы жили в соседних комнатах. Рано звериную натуру. В доме у них всегда жил утром первым вставал Олег и приносил кот. Однажды, когда кот пропал, ушёл, и нам в постель горячий вкусно заваренони его не нашли, в Институте был траур. ный чай .

После этого случая ему принесли в Ин- Его литературные пристрастия? Он ститут крохотного котёнка. Была зима. любил фантастику, увлекался ею. Думаю, Олег принёс ящичек, заботливо обшитый что он читал и другие книги. Но у него было стремление быть оригинальным, 118 А.Н. СТРОКИНА

–  –  –

В мае 2013 года в «Сколково» состоялось торжественное вручение лауреатского диплома Беляевской премии Александру Александровичу Зубову за книгу «Колумбы каменного века. Как заселялась наша планета» (М.: АСТ-Пресс, 2012) в номинации «За лучшую оригинальную научно-художественную книгу года» .

120 ХРОНИКА ХРОНИКА

–  –  –

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Указатель статей и материалов, опубликованных в научном альманахе «Вестник антропологии»

(1996–2012) Выпуск 1. 1996 Васильев С.В. Коммуникация и социальный статус у макака лапундера (macaca 5–40 nemestrina) Боруцкая С.Б. Сравнительный анализ локомоции и морфологии скелетов конеч- 41–73 ностей обезьян Тихонов А.Г. Новые данные к антропологии населения кобанской культуры (по 74–96 материалам могильника Уллубаганалы) Газимзянов И.Р. Антропология населения Волжской Булгарии золотоордынского 97–120 периода и некоторые вопросы этногенеза татар Среднего Поволжья Хохлов А.А. Новые краниологические материалы эпохи неолита с территории 121–141 лесостепного Поволжья в связи с проблемой происхождения уральской расы Негашева М.А. Конституциональные особенности строения лица и головы у 142–160 мужчин и женщин Хить Г.Л., Долинова Н.А. Биологические и исторические корреляции признаков 161–185 дерматоглифики Боруцкая С.Б. Онтогенез локомоторного поведения макака лапундера 186–208 Негашева М.А., Пурунджан А.Л. Опыт построения размерной типологии лица и 209–231 головы Васильев С.В. Надорбитная область ископаемых гоминид 232–278

Выпуск 2. 1996

Конференция, посвященная 90-летию со дня рождения Г.Ф. Дебеца 7–11 Великанова М.С. У каждого из нас оставался в душе и памяти свой Георгий Фран- 12–29 цевич Дебец Г.Ф. Некоторые итоги четырех сезонов антропологических исследований во 30–52 всех провинциях Афганистана Дубова Н.А. Антропология белуджей Туркменистана 53–83 Чистов Ю.К. К проблеме происхождения антропологического типа современного 84–105 населения Южной Аравии Перевозчиков И.В. К проблеме эпохальной изменчивости строения черепа у на- 106–110 селения Северной Евразии УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Хить Г.Л., Долинова Н.А., Козлов А.И., Вершубская Г.Г. Угры Оби и уральская раса: 111–128 дерматоглифический аспект Хохлов А.А. К вопросу об «особой евразийской формации» 129–146 Громов А.В. Палеоантропология населения Южной Сибири эпохи бронзы по 147–155 данным краниоскопии Герасимова М.М. Краниологические материалы к этногенезу северокавказских 156–167 народов Тихонов А.Г. Cравнение различных методов реконструкции параметров физиче- 168–180 ского типа Членова Н.Л. Датировка кургана Аржан в Туве и его место в системе культур 181–194 «скифского мира»

Зубов А.А. Иерархия факторов антропогенеза 195–206 Хрисанфова Е.Н., Лебединская Г.В., Булыгина Е. Ю. Морфологический и таксо- 207–215 номический анализ древнейшего плейстоценового человека Европы из пещеры Араго (Франция) Беневоленская Ю.Д. Морфологические проявления феномена смешения на черепе 216–226 человека и неандертальская проблема Васильев С.В. Тригонометрия лицевого скелета ископаемых гоминид 227–245 Боруцкая С.Б., Васильев С.В. Сравнительный анализ коммуникации и локомоции 246–268 некоторых антропоидов (эволюционный подход) Халдеева Н.И. Антропоэстетика – новое направление антропологических ис- 269–280 следований Аксянова Г.А. Памяти Дремова 281–284

Выпуск 3. 1997

Зубов А.А. Динамика процесса сапиентации на территории Евразии 7–17 Хрисанфова Е.Н. Неандертальская проблема: новые аспекты и интерпретации 18–34 Васильев С.В. Морфологические особенности нижнепалеолитиче-ских находок 35–47 Кооби Фора KNM ER 3733 и Сангиран 17 (Питекантроп VIII) Харитонов В.М., Бацевич В.А. Находки ископаемых гоминид на территории Вос- 48–72 точной Европы и сопредельных регионов Азии Пестряков А.П. Эволюция мозгового черепа рода Homo 73–109 Васильев С.В. Зигомаксиллярная область ископаемых гоми- нид (измерительные 110–125 и описательные признаки) Чалян В.Г., Мейшвили Н.В., Бутовская М.Л. Роль самок в функционировании со- 126–136 обществ у павианов гамадрилов: 1. Иерархия доминирования самок в условиях Гумистинского заказника Чалян В.Г., Мейшвили Н.В., Бутовская М.Л. Роль самок в функционировании со- 137–145 обществ у павианов гамадрилов: 2. Влияние экологических факторов на развитие отношений мать–детеныш Боруцкая С.Б. Сравнительный анализ локомоторного поведения приматов 146–176 Филипченко Ю.А. Что такое Евгеника 177–193 Бунак В.В. Евгенические опытные станции, их задачи и план работы 194–213 Кольцов Н.К. Генеалогия Ч. Дарвина и Ф. Гальтона 214–226 Герасимова М.М., Васильев С.В., Дубова Н.А. Четвертые чтения памяти профессора 227–238 В.В. Бунака 124 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012)

Выпуск 4. 1998

Васильев С.В. Теории эволюции и видообразования у человека 5–16 Дубова Н.А., Созинова Н.Д. Антропологический подход к характеристике забо- 17–29 леваемости Дерябин В.Е. О методиках многомерного таксономического анализа в антропо- 30–67 логии Халдеева Н.И. Сравнительные антропоэстетические исследования в России 68–82 Васильев С.В. Зигомаксиллярная область ископаемых гоминид (индексы) 83–93 Галушкин С.К. Поиск таксономически значимых признаков на жевательной по- 94–102 верхности коронок премоляров Саливон И.И. Межпоколенная изменчивость некоторых структурных особенно- 103–114 стей черепа у населения Беларуси в свете эпохальных процессов Пежемский Д.В., Рыкушина Г.В. Человек из Нижней Джилинды I (предваритель- 115–135 ное сообщение) Гончарова Н.Н. Этногенетические связи народов Северной Азии по данным мо- 136–148 лекулярной гибридизации ДНК Членова Н.Л. К вопросу о центральноазиатской гипотезе происхождения скифов: 149–168 дата оленных камней Монголии Долинова Н.А., Сегеда С.П., Цветкова Н.Н. Новые данные по дерматоглифике 169–177 Русских

Выпуск 5. 1998

Терновский В. Дорогой Михаил Михайлович! 7 Дебец Г.Ф. Михаилу Михайловичу Герасимову 60 лет 8–9 Никитюк Б.А. Интегративные подходы в творчестве Михаила Михайловича Ге- 10–11 расимова (к 90-летию со дня рождения, 1907–1970) Герасимова М.М., Медведев Г.И. Жизнь и деятельность Михаила Михайловича 12–26 Герасимова Ларичев В.Е. Большое видится на расстоянии (документы истории открытия и 27–40 первых лет раскопок Мальты) Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу 41–46 Лебединская Г.В. Школа антропологической реконструкции профессора М.М. 47–58 Герасимова Балуева Т.С., Дерябин В.Е. Изучение расовой и половой специфики внутри- 59–69 групповых корреляций размеров лица, используемых при антропологической реконструкции Никитин С.А. Антропологическая реконструкция в судебно-медицинской прак- 70–75 тике (дальнейшее развитие метода) Дегтярев А.М. К вопросу о пластическом восстановлении лица по черепу (по 76–80 материалам Бюро СМЭ ГУЗАМО) Чусова Е.А., Касаткин М.В. Коллекция скульптурных антропологических рекон- 81–86 струкций М.М. Герасимова и его учеников в фондах Государственного Биологического музея (ее использование в экспозиционной и просветительной работе) УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Выпуск 6. 1999

–  –  –

Выпуск 7. 2001 Наши юбиляры 9–21 Бацевич В .

А., Павловский О.М., Харитонов В.М. Опыт хронобиологического ана- 22–31 лиза ископаемых гоминид Бахолдина В.Ю. Последние находки в Южной и Восточной Африке в связи с про- 32–36 блемой древнейших гоминидных адаптаций Дробышевский С.В. Опыт морфологического и таксономического анализа неко- 37–62 торых постнеандерталоидных форм Восточной Европы Хить Г.Л., Долинова Н.А. Дерматоглифика балтийских финнов 63–86 Балабанова М.А. Краниоскопическая характеристика сарматов 87–94 Мовсесян А.А., Кочар Н.Р. Древнее население Армении и его участие в формиро- 95–115 вании армянского этноса (по данным о неметрических признаках на черепе) Батиева Е.Ф. Новые материалы по антропологии Нижнего Подонья 116–124 Пежемский Д.В. Палеоантропологические материалы со средневекового поселения 125–130 Прость (Приильменье) Марфина О.В. Особенности и тенденции современных демографических про- 131–136 цессов в Беларуси 126 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Веселовская Е.В. Сообщение о скульптурной реконструкции неолитического че- 137–142 ловека (Западный Казахстан) Звягин В.Н., Нарина Н.В., Иванов Н.В. Компьютерное исследование краниофа- 143–155 циальных отношений с помощью методики «количественного словесного портрета»

Тихонов А.Г. Сравнение различных алгоритмов канонического анализа примени- 156–165 тельно к антропологическим данным Шпак Л.Ю. Дерматоглифика средних и основных фаланг: новые данные и пер- 166–175 спективы исследования Томашевич Т.В. О роли краниометрических характеристик в появлении дискретно 176–198 варьирующих признаков Васильев С.В., Бабаков О., Боруцкая С.Б. Типология ростовых нарушений в антро- 199–218 пологических исследованиях Саливон И.И., Полина Н.И. К вопросу о возрастных нормативах адаптационного 219–226 потенциала в период формирования организма Бужилова А.П. Анемия у древнего населения как один из индикаторов окружаю- 227–236 щей среды: анализ остеологических маркеров Вторые Алексеевские антропологические чтения 237–254 Валентика Михайловна Кондик 255

Выпуск 8. 2002

Наши юбиляры 7–20 Зубов А.А. Пределы прогресса Homo sapiens и критерии совершенства биосистем 21–35 Ершова Г.Г. К проблеме самоорганизации антропосистемы (в свете программы, 36–74 предложенной В.П. Алексеевым) Боруцкая С.Б. Анализ некоторых признаков тазовых костей приматов – предста- 75–97 вителей разных локомоторных специализаций Бахолдина В.Ю., Гуревич В.Л. Область глазниц в таксономической диагностике 98–104 узконосых и широконосых приматов Герасимова М.М. Метрические и описательные характеристики нижней челюсти 105–121 полуобезьян Васильев С.В. Sahelantropus tchadensis. Недостающее звено? 122–132 Иванов Н.В., Звягин В.Н., Нарина Н.В. Определение ракурсного соответствия 133–146 между черепом и фотопортретом при идентификации личности методом фотосовмещения Халдеева Н.И. Антропоэстетика 147–155 Кравченко Г.С. Система связей некоторых полей теменной доли большого мозга 156–166 человека Диденко Э.Б. Прибор для оценки степени развития мускулатуры как признака 167–173 функциональной конституции Аксянова Г.А., Рожанская Е.А. Антропологические доклады на IV Конгрессе этно- 174–180 графов и антропологов России (г. Нальчик, сентябрь, 2001 г.) Герасимова М.М., Дубова Н.А. V Бунаковские чтения «Теория антропологии и ее 181–208 методы: истоки и развитие» и Международная Конференция «Антропология на пороге III тысячелетия (итоги и перспективы)»

Антропологические публикации за 2000 г. (подготовил Д.В. Пежемский) 209–218 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012)

Выпуск 9. 2002

Долинова Н.А., Хить Г.Л., Балуева Т.С. Дерматоглифика аборигенного населения 7–30 крайнего Северо-Востока России Ходжайов Т.К. К вопросу формирования антропологических особенностей уз- 31–41 беков Бужилова А.П., Масленникова А.А., Куликов Е.Е., Лебедева И.А., Полтараус А.Б. 42–54 Материалы к вопросу о ритуальной декапитации в Крымском Приазовье: антропологическая и генетическая экспертиза костных останков античного времени Нечвалода А.И. Новые краниологические материалы эпохи железа степного 55–81 Приуралья из Яковлевского курганного могильника Варзарь А.М. Палеоантропологический материал из Сакаровского неолитического 82–117 могильника Саливон И.И. Конституциональные особенности формирования размеров головы 118–132 и лица у школьников г. Минска в последние десятилетия ХХ столетия Дерябин В.Е. К вопросу о связях свойств телосложения и размеров головы и ли- 133–161 ца Полина Н.И. Динамика изменения профиля сенсорно-моторной асимметрии у 162–168 минских школьников в 1990-е годы Хеапост Л. Карин Марк (к 80-летию со дня рождения) 169–179 Пежемский Д.В. 100-летний юбилей Пантелеймона Ивановича Зенкевича 180–181 Ирина Михайловна Золотарева 182–188

Выпуск 10. 2003

Отделу антропологии ИЭА РАН 60 лет 5–7 НИИ и Музею антропологии МГУ 80 лет 8–12 Наши юбиляры 13 Зубов А.А., Гохман И.И. Некоторые одонтологические данные по верхнепалеоли- 14–23 тической стоянке Мальта Васильев С.В., Боруцкая С.Б. Orrorin tugenensis. Проблема происхождения бипе- 24–39 дии Зубов А.А., Гохман И.И. Некоторые дополнительные одонтологические данные 40–44 в связи с описанием костных останков человека с палеолитической стоянки Самарканд Боруцкая С.Б. Сравнительный анализ пропорций конечностей полуобезьян в 45–56 связи с особенностями локомоции Герасимова М.М. Краниология средневекового населения Куртатинского ущелья 57–74 (Северная Осетия) по материалам из могильника у с. Дзивгис Иванов А.В. О практике искусственной деформации головы на территории Крым- 75–90 ского полуострова Евтеев А.А. Население золотоордынского города Маджара по данным кранио- 91–103 логии Козак А.Д., Шультц М. Исследование следов воспалительных заболеваний средне- 104–114 го уха и околоносовых пазух у представителей древнерусского населения Киева Суворова Н.А. Дерматоглифика иргизо-камеликских башкир 115–136 128 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Дерябин В.Е. Интегративный показатель полового созревания, основанный на 137–158 изменчивости вторичных половых признаков Хрисанфова Е.Н. Критические этапы гормональной перестройки в онтогенезе 159–175 человека: опыт конституционального подхода Дерябин В.Е., Негашева М.А., Паристов А.В. Изучение связей между морфологи- 176–197 ческими и психологическими признаками на примере московских студенток Ражев Д.И. Погрешность измерения длинных костей и реконструкция ширины 198–203 плеч Воронцова Е.Л. Определение пола по грудине человека 204–211 Лебединская Г.В. Опыт сопоставления краниологических и соматологических 212–223 характеристик. Разработка программы Казаченко Б.Н. Язык старорусской системы мер 224–261 Молодежная конференция «Актуальные проблемы антропологии: преемствен- 262–269 ность и новые подходы» (Москва, 1–2 апреля 2003 г.)

Выпуск 11. 2004

К 70-летию Александра Александровича Зубова 5–7 Зубов А.А. Территориальные и таксономические границы вида Homo neander- 8–12 thalensis Васильев С.В. Палеолит Кавказа: ретроспектива антропологических находок 13–20 Зубов А.А., Ходжайов Т.К. Палеолитическая стоянка Сельунгур (антропологиче- 21–27 ское исследование) Боруцая С.Б., Васильев С.В. Эволюционная морфология скелета моротопитеков. 28–37 Совокупность проблем Хить Г.Л. Дерматоглифика народов Поволжья и Приуралья 38–48 Долинова Н.А. Новые данные по дерматоглифике русских и коми 49–53 Аксянова Г.А., Боброва А.И., Яковлев Я.А. Могильник Алдыган – некрополь ран- 54–75 него железного века кулайской культуры Герасимова М.М. Население Северного Кавказа в раннем железном веке 76–86 Ходжайов Т.К. Новые краниологические материалы эпохи неолита, энеолита и 87–101 бронзы среднего и верхнего Зарафшана Боруцкая С.Б. Палеоантропологическое исследование погребений Усть- 102–107 Иерусалимского могильника г. Болгар (Татарстан) Иванов А.В. Этнические процессы в Юго-Западной Таврике X–XIII вв. и антропо- 108–113 логические характеристики населения городских центров региона Халдеева Н.И. Методологические аспекты антропоэстетики 114–119 Дерябин В.Е. Многомерные методы исследования межгрупповой вариации у 120–414 детей Чемеков Р.Д. Половой диморфизм зубных дуг человека (внутригрупповые и межгрупповые вариации) 142–144 Выпуск 12. 2005

–  –  –

Зубов А.А., Васильев С.В. Удивительная палеоантропологическая находка в Юго- 22–29 Восточной Азии Васильев С.В., Боруцкая С.Б. Морфологическая адаптация к бипедии и Проблемы 30–36 полового диморфизма у грацильных австралопитеков Хить Г.Л. Дерматоглифика народов Памира 37–44 Яблонский Л.Т. К антропологической характеристике населения Южного Приура- 45–55 лья позднесарматского времени (по материалам могильника Покровка-10) Круц С.И. Антропологический состав сельского населения Восточного Крыма в 56–75 скифское время (по материалам могильника Фронтовое - I) Ходжайов Т.К. Средневековые краниологические материалы из Астраханской 76–97 Области Боруцкая С.Б. Палеопатология поздненеолитического могильника на Большом 98–105 Оленьем острове Баренцева моря Кравцова О.А., Газимзянов И.Р., Аскарова А.Н. Молекулярно-генетический анализ 106–114 ДНК из костных останков захоронений Среднего Поволжья Негашева М.А. Сравнительный анализ морфологических параметров студенче- 115–121 ской молодёжи Москвы и московской области Кривицкий В.В. Комплексная оценка физического развития студентов первого 122–127 года обучения в вузе Диденко Э.Б. К вопросу о понятии и формулировке понятия конституция Чело- 128–131 века Воронцова Е.Л. Морфологический анализ грудин человека методом главных 132–136 компонент Чемеков Р.Д. Внутрипопуляционная изменчивость размеров и формы зубных дуг 137–139 у человека Зубов А.А. М.Г. Левин – антрополог 140–144 Васильев С.В. Яков Яковлевич Рогинский. «Гений – это управляемое разумом 145–158 безумие»

Выпуск 13. 2006

К юбилею Генриетты Леонидовны Хить 5–12 Герасимова М.М. Костенковские погребения: итоги, проблемы и перспективы 13–23 изучения спустя полвека Герасимова М.М. Осевой скелет, плечевой пояс и стопа человека из верхнепалео- 24–30 литического погребения Костенки 14 (Маркина Гора) на Среднем Дону Васильев С.В., Ходжайов Т.К. Антропология Средней Азии в палеолите 31–35 Фризен С.Ю., Боруцкая С.Б. Антропологические материалы Ивановского курган- 36–45 ного могильника Южного Приуралья савроматского времени Аскарова А.Н., Кравцова О.А.Определение половой принадлежности некоторых 46–47 скелетов из раскопок у села Сиделькино (Самарской области) и у села Ивановка (Оренбургской области) Колпина А.В. Погребения из некрополя городища Бузок (краниология) 48–54 Васильев С.В., Нечвалода А.И., Карачаров К.Г., Ражев Д.И. Комплексная палеоан- 55–63 тропологическая реконструкция находок из могильников Сайгатинский IV и VI 130 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Никитин С.А., Васильев С.В., Зубов А.А., Боруцкая С.Б, Лебединская Г.В. и др. Ком- 64–89 плексное исследование костных останков двух из погребения в алтарной части храма Спаса Нерукотворного Образа в Андронниковом монастыре в Москве Дерябин В.Е. Схема телосложения детей в периоде раннего и первого детства, 90–112 основанная на изменчивости размеров тела Бескина М.В., Дерябин В.Е., Негашева М.А. О соматическом смысле индекса массы 113–120 тела Федотова Т.К. Об эпохальной акселерации, адаптивных стратегиях и лептосом- 121–148 ном телосложении Зубов А.А. Георгий Францевич Дебец – о систематике гоминид 149–150 Яблонский Л.Т. Г.Ф. Дебец и российская школа палеоантропологии 151–154 Хить Г.Л. Антропологические исследования Г.Ф. Дебеца в Средней Азии и Аф- 155–159 ганистане

Выпуск 14. 2006

К юбилею Виктора Валериановича Бунака 7–13 Спицын В.А. Проблема формирования уральского антропологического типа с 14–21 позиций современной генетики Батиева Е.Ф. Население Танаиса в эпоху великого переселения народов 22–27 Бужилова А.П. Неолитическое население юго-восточной Европы на примере 28–33 группы из Сакаровки (Молдавия) Козак А.Д., Шультц М. Проказа в древнерусском Киеве по данным палеопатоло- 34 гии Медникова М.Б. Данные антропологии к вопросу о социальных особенностях и 41–51 образе жизни населения восточного бассейна р. Маныч в эпоху бронзы (по материалам могильника Чограй IX) Литвинова Л.В. Население эпохи средневековья Юга Украины (по материалам 52–66 грунтовых могильников XII – начала XV вв.) Рудич Т.А. Население Черняховской культуры Украины по материалам антропо- 61–67 логии Назарова Т.А. Тавры в составе населения античного Херсонеса 68–73 Нечвалода А.И., Куфтерин В.В. Палеоантропология Николаевского курганного 74–81 могильника эпохи бронзы и железа Добровольская М.В., Зенкевич Ю.Э. Элементы скелетной конституции и особен- 82–89 ности реконструированных физических нагрузок населения Прикубанья эпохи бронзы Потехина И.Д. Биоархеологические реконструкции первобытного населения контактных зон юга Восточной Европы 90–97 Ражев Д.И. Случаи черепных травм средневекового населения Западной Сибири 98–101 Рыкун М.П., Тур С.С. Краниологические материалы афанасьевской культуры Гор- 102–108 ного Алтая в палеоэкологическом аспекте исследования Спицына Н.Х., Балинова Н.В. Генетика репродуктивных процессов. Исследования 109–114 в популяциях бурят Тегако Л.И., Марфина О.В., Гурбо Т.Л., Дунай В.И. Антропологические особенности 115–123 населения пограничных районов Беларуси УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Марфина О.В. Характер демографических процессов и межэтнических контактов 124–130 в районах белорусского пограничья Ходжайов Т.К. Антропологический состав населения позднефеодальной Бухары 131–135 (предварительные результаты) Хохлов А.А. О краниологических особенностях населения ямной культуры 136–146 Северо-Западного Прикаспия Шереметьева В.А. К проблеме эволюции монголоидной расы (Сибирь) 147–152 Гольцова Т.В., Осипова Л.П. Динамика процессов метисации в современных по- 153–159 пуляциях коренных жителей Сибири Фризен С.Ю., Яблонский Л.Т. Краниологические материалы из могильника у д. 160–167 Прохоровка Юсупов Р.М. Палеоантропология Южного Урала в гунно-сарматское время 168–173 Киньябаева Г.А. Семейно-брачные формы у башкир в условиях трансформации 174–178 системы жизнеобеспечения Евтеев А.А. Половой диморфизм в краниологической серии из некрополя Сели- 179–186 тренного городища Боруцкая С.Б. Некоторые показатели остеологии населения ямной культуры эпохи 187–192 бронзы Северного Прикаспия Година Е.З., Задорожная Л.В., Пурунджан А.Л., Степанова А.В., Хомякова И.А. 193–206 Новые мигранты в России – миграционные процессы в Саратовской области и их влияние на соматические особенности детского населения Панасюк Т.В. Онтогенез пропорций тела в метисной и «чистой» северосомадий- 207–210 ских популяциях Евразии Бец Л.В., Юнес В.В. Морфогормональные соотношения в перипубертатном пе- 211–216 риоде онтогенеза человека Гурбо Т.Л. Физическое развитие детей 4–7 лет, проживающих в различныхрегио- 217–221 нах Беларуси Полина Н.И. Типологическая изменчивость функциональных признаков у школь- 222–230 ников белорусов и потомков от межнациональных браков Саливон И.И. Сравнительная характеристика телосложения белорусов и потомков 231–236 от межнациональных браков Федотова Т.К. Функциональные нормы роста современных детей Москвы в свете 237–243 процессов эпохальной акселерации Пасеков В.П. О принципах качественного анализа согласованности изменений 244–251 количественных признаков Шпак Л.Ю. Опыт применения дерматоглифики медиальных и проксимальных 252–255 фаланг кисти в изучении групповой изменчивости Галеев Р.М., Васильев С.В. Краниотригонометрия в расоведении: первый опыт 256–262 Бахолдина В.Ю. Частные системы краниофациальных признаков как инструмент 263–267 изучения палеоантропологической дифференциации Ражев Д.И., Святова Е.О. Опыт описания и интерпретации множественных пере- 268–282 ломов ребер (при палеоантропологическом анализе) Пестряков А.П., Григорьева О.М. Использование корреляционного и регрессион- 283–291 ного анализов в целях изучения однородности краниосерий и типологии ростовых процессов черепной коробки Беневоленская Ю.Д. Модель многолинейного формирования и многолинейного 292–304 характера эволюции рода Homo (по данным краниоморфологии) 132 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Харитонов В.М. Природа морфологического типа верхнеплейстоценовых гоми- 305–310 нид Передней Азии Балахонова Е.И. Первая комплексная антропологическая экспедиция в Северо- 311–317 Западную Сибирь 1867–1869 гг .

Jaan Kasmel, Tiiu Kasmel. Professor D.G. Balk – founder of teaching of anthropology at 318–324 the University of Tartu (The former Imperial University of Dorpat) in 1802

Выпуск 15. 2007

Часть I Яблонский Л.Т. М.М. Герасимов: жизненный путь и творчество (основные вехи) 9–15 Герасимова К.М. «Жизнь с волшебником» 16–20 Ларичев В.Е. «Дух исканий» (первые шаги Михаила Михайловича Герасимова в 21–27 изучении древних культур Северной Азии) Ташкенбаев Н.Х. Вклад М.М. Герасимова в развитие палеолитоведения Узбеки- 28–30 стана Кожин П.М. Дарующий вечность (портрет в Евразийской истории) 31–36 Герасимова М.М. Пластическая реконструкция – иллюстрация или инструмент 37–44 познания?

Бужилова А.П. Антропологические портреты исторических личностей: иллюстра- 45–51 ция или независимый источник?

Грехова Л.В. Коллекции из раскопок М.М. Герасимова в собрании Государствен- 52–54 ного Исторического музея Касаткин М.В., Авчухова А.П. Наследие М.М. Герасимова и развитие его идей в 55–62 Биологическом музее им. К.А. Тимирязева Харитонов В.М. Критерии таксономического ранга отличий морфологических 63–65 вариантов австралопитеков Зубов А.А. Антропология о месте и времени возникновения рода Homo 66–77 Беневоленская Ю.Д. Гипотеза гибридного формирования рода Homo в свете пре- 78–85 емственности идей в отечественной антропологии Понс де Леон М.С., Голованова Л.В., Дороничев В.Б., Романова Г.П., Золликофер 86–93 К.П.Е. Компьютерная реконструкция новорожденного неандертальца из Мезмайской пещеры Степанчук В.Н. Динамика ресурсов жизнеобеспечения и освоение территории 94–100 юга Восточно-Европейской равнины в среднем палеолите Боруцкая С.Б., Васильев С.В., Степанчук В.Н. К вопросу о палеоантропологии 101–104 крымских неандертальцев. Возобновление исследований Шерстобоева А.П. «Неандертальская проблема»: пути решения (по данным па- 105–112 леоантропологии и генетики) Байгушева В.С., Титов В.В. Природная среда и условия жизни охотников на зу- 113–119 бров в Приазовье Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Роль циклов рельефообразования в расселении 120–127 позднепалеолитических сообществ на Восточно-Европейской равнине Чубур А.А. Поселенческая стратегия человека в верхнем палеолите бассейна 128–136 Десны УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Галимова М.Ш. Реконструктивные возможности технологического и трасологиче- 137–143 ского подходов к изучению кремневых индустрий (на примерах из первобытной археологии Волго-Камья) Сатаев Р.М., Сатаева Л.В. Перспективы поиска памятников раннего палеолита 144–147 на Южном Урале Нехорошев П.Е. Березовский разрез 1 – новый верхнепалеолитический памятник 148–151 на Юго-Востоке Западной Сибири Астахов С.Н. Нижний Иджир I – стоянка или одинокой жилище? 152–156 Бердникова Н.Е., Воробьева Г.А. Особенности природных и культурных процессов 157–164 в финале плейстоцена в Прибайкалье Антипина Н.В. Галечные изделия археологических памятников бассейна р. Ал- 165–170 дан Кирьянов Н.С. Основные типы резцов палеолитических памятников бассейна р. 171–172 Алдан (Дюктайская культура Северо-Восточной Азии) Кольцов Л.В. О некоторых процессах в мезолите Северной Европы 173–178 Ошибкина С.В. Человек эпохи мезолита и его природное окружение (по материа- 179–188 лам культуры веретье) Добровольская М.В. Реконструкция особенностей питания мезолитического 189–196 населения Северной Европы (по результатам изотопного и микроэлементного анализов) Потехина И.Д. Энеолитическое население Юга Восточной Европы: новые антро- 197–203 пологические материалы Печенкина Е.А. Зубные патологии в популяциях неолитического Китая бассейна 204–235 реки Хуанхе Часть II Батиева Е.Ф. Палеодемография Подонья и Приазовья (эпоха бронзы) 236–245 Герасимова М.М., Калмыков А.А. Палеоантропологические исследования погре- 246–255 бений лолинской культуры Сатаев Р.М., Гимранов Д.О. Животные в погребальном обряде срубно-алакульского 256–259 населения Южного Приуралья по материалам из раскопок кургана 7 Николаевского могильника Нечвалода А.И., Куфтерин В.В. Опыт палеоантропологического изучения кре- 260–263 мированных скелетных останков (по материалам кургана 7 Николаевского могильника) Ходжайов Т.К., Матбабаев Б.Х., Мустафакулов С.И. Историко-культурные связи 264–271 населения Ферганской долины (по данным антропологии и археологии) Медникова М.Б. Данные антропологии к реконструкции условий жизни алтайских 272–283 афанасьевцев Чуев Н.И., Китов Е.П. Археолго-антропологическое изучение древнего населения 284–291 Синьцзяна эпохи бронзы по материалам могильников в районе озера Лобнор Литвинова Л.В. Демографическая структура населения скифской культуры по 292–299 материалам могильника Мамай Гора) Иванов А.В. Антропологический материал из некрополя на Северном берегу 300–308 Херсонеса Таврического Афанасьева А.О. Анализ случая комплексной травмы у кочевника III–IV вв.н.э. 309–313 134 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Балабанова М.А. Половозрастная структура и краниология населения второй 314–325 половины II–IV веков нашей эры (по материалам могильников Астраханского Поволжья) Фризен С.Ю., Нечвалода А.И. Краниология раннекочевого населения Западного 326–343 Казахстана Китов Е.П., Фризен С.Ю. Краниологические материалы раннесарматского време- 344–348 ни из курганного могильника Талдысай I (Западный Казахстан) Рыкун М.П. Специфика повреждений черепов из некрополей каменской культу- 349–357 ры Лазаретова Н.И. Изменчивость посткраниального скелета погребенных из 358–362 могильников разных этапов тагарской культуры южной части ХакасскоМинусинской котловины Санкина С.Л. О скандинавском присутствии на Русском Севере: могильник 363–370 Куреваниха-2 (древнерусские погребения) Панова Т.Д. История изучения некрополя Вознесенского собора Кремля 371–377 Суворова Н.А. Одонтологическая характеристика средневекового населения г. 378–393 Дмитрова Московской области Козак А.Д. К вопросу о реконструктивных возможностях диагностики заболева- 394–399 ний у древнего населения Украины (на примере Киева и Переяслава) Рудич Т.А. Население Левобережной Украины в древнерусское время (по материа- 400–406 лам могильника Переяслав-Хмельницкий) Назарова Т.А. Антропологическая коллекция из раскопок позднесредневекового 407–412 могильника у с. Малый Маяк Боруцкая С.В.,. Васильев С.В., Газимзянов И.Р. Палеодемографические и палеопа- 413–418 тологические аспекты исследования детских погребений Усть-Иерусалимского могильника (г. Болгар) Харламова Н.В. Одонтологический материал XVI–XVIII вв. из христианских по- 419–425 гребений Казанского Кремля Ходжайов Т.К., Громов А.В. Палеодемография средневекового населения Южного 426–432 Приаралья Никитин С.А. Дальнейшее развитие метода антропологической реконструкции. 433–438 Восстановление глаза Васильев С.В. Лицо фараона 439–450 Пестряков А.П., Григорьева О.М. К вопросу исторической изменчивости кранио- 451–466 типов человечества Кравцова О.А., Аскарова А.Н., Газимзянов И.Р. Методы анализа древней ДНК в 467–228 антропологии. Итоги и перспективы

Выпуск 16. 2008

Тельману Касимовичу Ходжайову – 70 лет 5–10 Халдеева Н.И., Зубов А.А., Харламова Н.В. Одонтологическая характеристика 11–22 крымских неандертальцев – Заскальная VI-72 и VI-78 Шпанский А.В., Боруцкая С.Б., Васильев С.В. Таранная кость палеолитического 23–30 человека из Томского Приобья Герасимова М.М. Черепа неолитического времени из колелктивных погребений 31–43 бассейна р. Мёз (Маас) в Арденнах (Бельгия) УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012)

–  –  –

Выпуск 17. 2009 Всероссийская научная конференция с международным участием «Историческая 6–11 антропология сегодня», посвященная 80-летию со дня рождения академика В .

П .

Алексеева и 65-летию Отдела физической антропологии ИЭА РАН (Москва, 5–7 октября 2009) Резолюция 12–13 Яблонский Л.Т. От антропологии Бунака и Дебеца, исторической антропологии 14–19 Алексеева к биоархеологии Jane Buikstra: путь куда?

Шерстобоева А.П. Историческая антропология в трудах академика Валерия Пав- 20–25 ловича Алексеева Ефимова С.Г. Монография В.П. Алексеева «Происхождение народов Восточной 26–32 Европы»: взгляд из XXI века Рыкун М.П. Эпистолярное наследие ученых как ценный источник по истории от- 33–49 ечественной онтропологии (письма В.П. Алексеева к Н.С. Розову 1950–1980 гг.) Харитонов В.М. Географическая дивергенция и систематика гоминид в работах 50–55 академика В.П. Алексеева Зубов А.А. Homo helmei Dreyer, 1935: эволюционные и таксономические аспекты 56–60 Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Проблемы хронологии и природные условия оби- 61–81 тания и расселения мустьерского человека в Северной Евразии Боруцкая С.Б., Васильев С.В., Жамбалтарова Е.Д. Палеоэкологические исследова- 82–86 ния Фофановского могильника Кашибадзе В.Ф., Насонова О.Г. Одонтологические данные эпохи бронзы к истории 87–93 формирования фенофонда населения Восточной Европы 136 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Худавердян А.Ю. О взаимосвязях населения Армянского нагорья, Восточной 94–107 Европы, Центральной Азии и Сибири в эпоху бронзы: по данным краниоскопии и одонтологии Боруцкая С.Б., Афанасьева А.О. Остеологическое и палеопатологическое исследо- 108–116 вание населения ямной культуры эпохи бронзы Ростовской области Солодовников К.Н. Антропологические материалы афанасьевской культуры: к 117–135 проблеме происхождения Зубова А.В. Антропологический состав населения новосибирского локального 136–147 варианта кулайской культуры Ходжайов Т.К., Ходжайова Г.К. Дальверзинский наус: к антропологии населения 148–154 кушанской Бактрии (часть I) Герасимова М.М., Лейбова (Суворова) Н.А. Палеоантропологические материалы из 155–163 могильников Чоон-Капка и Борижары (Южный Казахстан) эпохи Кангюя Назарова Т.А. Брахикранное население в Юго-Западном Крыму 164–177 Рудич Т.А. Состав населения Среднего Приднепровья (Правобережье) в эпоху 178–191 Киевской Руси по данным краниологии Долженко Ю.В. Характеристика древнерусского населения Чернигова по 192–206 дискретно-варьирующим признакам на черепе Харламова Н.В. Одонтологические исследования средневекового населения Са- 207–210 ратовского Поволжья: Нижняя Студенка I Пестряков А.П., Григорьева О.М. Краниология автохтонного населения и проб- 211–223 лема первоначального заселения Америки Саливон И.И. Изменения на протяжении ХХ столетия сроков полового созревания 224–229 и конституциональные особенности репродуктивного периода у белорусок Саливон И.И., Марфина О.В. Половозрастная изменчивость индекса массы тела 230–238 у населения Беларуси Халдеева Н.И., Лейбова (Суворова Н.А.). Особенности восприятия мужского роста 239–253 в разных этнотерриториальных группах. Модели антропоэстетики Хить Г.Л. Дерматоглифика тюркоязычных народов Евразии: двадцать лет спустя 254–263 Широбоков И.Г. Частота радиальных узоров: новый дерматоглифический при- 264–275 знак и его таксономическое значение для дифференциации популяций Старого Света Помазанов Н.Н. Влияние брачной структуры на некоторые антропологические 276–280 признаки городской молодежи Центральной Беларуси Выпуск 18. 2010

–  –  –

Выпуск 19. 2011 Ефимова С .

Г. Изобразительные материалы к истории Танну-Тувинской экспеди- 7–13 ции 1926 г. Под руководством В.В. Бунака Рыкун М.П. Из истории отечественной антропологии. Переписка В.В. Бунака и 14–24 Н.С. Розова (1936–1966) Кожин П.М. Начальные этапы формированияродственных и социальных кол- 25–31 лективов в свете представлений проф. В.В. Бунака об эволюции человека и его сознания (на путях решения загадок пигмалиона) Зубов А.А. Миграционные процессы и видообразование внутри рода Homo 32–36 Харитонов В.М. Географическая дивергенция гоминид плейстоцена в аспекте 37–47 дивергенции краниометрических признаков 138 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Халдеева Н.И., Харламова Н.В., Зубов А.А. Одонтологическая характеристика на- 48–60 ходки KNM WT 15000 (Нариокотоме III) Грибченко Ю.Н., Беляева В.И., Куренкова Е.И. Археология и палеогеография па- 61–76 леолитических стоянок Пушкаревской группы (р. Десна) Кедун И.С., Чубур А.А. Новая палеоантропологическая находка в Среднем По- 77–84 десенье: геологический и археологический контекст Халдеева Н.И., Беляева В.И., Зубов А.А., Харламова Н.В. Исследование зубов верх- 85–95 непалеолитической стоянки Пушкари I Яблонский Л.Т. Кризис концепции этногенеза? 96–103 Герасимова М.М. К вопросу о происхождении ямной культуры 104–111 Солодовников К.Н., Рыкун М.П. Материалы к антропологии пахомовской культуры 112–129 эпохи бронзы Западной Сибири Радзюн А.Б., Казарницкий А.А. Остеометрическая характеристика населения 130–138 скифского времени из могильника Аймырлыг Китов Е.П., Хохлов А.А. Палеоантропология могильника Соленый Дол (Южное 139–145 Зауралье) Пежемский Д.В. Полоцкие кривичи и дреговичи по данным краниологии: сравни- 146–160 тельные аспекты исследования Батиева Е.Ф. Антропологические материалы из могильника XIII–XIV века средне- 161–168 векового поселения «Жукова»

Долженко Ю.В. Неметрические признаки на человеческих черепах из могильника 169–181 времен казачества – Стайки Рудич Т.А. К вопросу об антропологическом составе населения древнерусского 182–201 города (по материалам из раскопок Галича) Гончарова Н.Н. Формирование антропологического разнообразия средневековых 202–216 городов: Ярославль, Дмитров, Коломна Помазанов Н.Н. Морфотипологические особенности мозгового отдела черепов из 217–220 краниологических серий X–XIII вв. с территории Беларуси Комаров С.Г. Краниологическая дифференциация ногайцев XVI–XIX вв. 221–231 Калмина О.А., Иконников Д.С. Патологические изменения костей из погребений 232–237 г. Пензы

Выпуск 20. 2011

Бужилова А.П., Бердиева (Казеева) А.Ю. Морфологический анализ мужских и 7–14 женских выборок чукчей (экологический аспект) Дубова Н.А. К антропологии современных бахтиар 15–22 Пестряков А.П., Григорьева О.М. Некоторые данные по краниологии населения 23–35 японских островов Мастерова И.В., Ретинская М.В., Буравцова Е.А., Ретинский Б.В. Классификация 36–37 клиновидных дефектов. Этиология и патогенез Калмин О. В., Зюлькина Л. А. Половые различия кранио-фациального комплекса 38–41 и процессов редукции жевательного аппарата у жителей г. Пензы и пензенской области Калмин О.В., Зюлькина Л.А., Иконников Д.С. Патологические изменения зубов в 42–46 антропологическом материале мордовских могильников верхнего Посурья УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ АЛЬМАНАХА «ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ» (1996–2012) Жавнерчик Е.Н. Временная динамика уровня физического развития и здоровья 47–51 новорожденных Минской области Федотова Т. К., Боровкова Н.П. Изменчивость размеров тела новорожденных в 52–62 связи с некоторыми биосоциальными факторами Кучма В.Р., Скоблина Н.Я., Милушкина О.Ю., Бокарева Н.А., Ямпольская Ю.А. 63–70 Лонгитудинальные исследования показателей физического развития школьников г. Москва (1960-е, 1980-е, 2000-е гг.) Зорина Д.Ю. Связь между цинковым статусом и физическим развитием детей и 71–78 подростков Годовых Т.В. Онтогенетические трансформации физического развития детской 79–84 популяции Чукотки Саливон И.И. Формирование структурных показателей головы и лица у школь- 85–97 ников г. Минска (лонгитудинальное исследование 1982–1991 гг.) Марфина О.В. Основные показатели физического развития детей и молодежи 98–104 Беларуси и сопредельных территорий Пузаткина Е. А., Николаев В.Т. Особенности конституции и состава тела у деву- 105–112 шек 17–18 лет по данным антропометрии и биоимпедансометрии Лапшина Н. Е., Негашева М. А., Синева И. М. Секулярный тренд и региональные 113–117 особенности показателей кистевой динамометрии у юношей и девушек городов Москвы, Архангельска и Минска Тегако Л.-И., Блох М.Б. Статистический и теоретико-информационный анализ 118–123 маркеров руки в психологической конституции Чернышева Ф.А., Исламова Н.М. Особенности пальцевой дерматоглифики кисти 124–131 у лиц из разных сфер профессиональной деятельности Кокоба Е.Г. Динамика морфофизиологических показателей абхазов на протяжении 132–142 30 лет Махалин А.В. Особенности конституции спортсменов-самбистов Горного Алтая 143–146 Никитюк Д.Б., Чава С.В., Рожкова Е.А., Азизбекян Г.А., Типикин И.С., Абрамо- 147–151 ва М.А. Оценка морфологических признаков у спортсменов разной специализации и квалификации Выпуск 21. 2012

–  –  –

Выпуск 22. 2012 Строкина А .

Н. Об историчности и поэтичности анатомической терминологии 8–21 Веселовская Е.В., Балуева Т.С. Новые разработки в антропологической рекон- 22–42 струкции Ошибкина С.В. Процесс колонизации Севера Восточной Европы в мезолите 43–54 Харламова Н.В., Васильев С.В. Морфологические особенности находки Samrong 55–60 Sen (неолит Камбоджи) Рыкун М.П. Население каменской культуры в среде скифо-сибирского мира 61–70 Фризен С.Ю., Фризен О.И. Предварительные итоги исследования остеологических 71–77 материалов Бесланского могильника Яблонский Л.Т. Череп человека в процессе идентификации личности (методы и 78–84 проблемы) Сегеда С.П. Разгаданные и неразгаданные загадки саркофага Ярослава Мудрого 85–91 Пясецки К. Применение модифицированного метода Герасимова для идентифи- 92–99 кации останков Николая Коперника Козак А.Д. К палеобиографии киевского губернатора С.И. Сукина (1736– 100–113 1740 гг.) Беликов А. В., Гончарова Н.Н. Анализ изобразительного канона античной скуль- 114–133 птуры антропологическими методами ТегакоЛ.И. Некоторые результаты изучения белорусско-польского пограничья в 134–140 свете этногенеза славян Герасимова М.М. Палеоантропология восточных славян эпохи средневековья 141–160 (через призму взглядов Т.И. Алексеевой и В.В. Седова) Емельянчик О.А. Антропологический состав средневекового сельского населения 161–173 Полоцкой земли по данным краниологии Пежемский Д.В. Антропологический состав средневекового населения бассейна 174–183 Западной Двины Китов Е.П. Предварительное сообщение об одонтологических особенностях на- 184–189 селения Белоруссии (по материалам могильника Горы) Боруцкая С.Б., Васильев С.В. Остеометрическая характеристика населения г. По- 190–197 лоцк XVII–XVIII вв .

Наши юбиляры Инесса Ивановна Саливон 198–207 Юлия Абрамовна Ямпольская 208–209 ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ. 2013. № 1(23)

Список сокращений

АЖ — Антропологический журнал. М .

ВА — Вопросы антропологии. М .

ВкА — Вестник антропологии. М .

КСИИМК — Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. М.–Л .

КСИЭ — Краткие сообщения Института этнографии АН СССР. М .

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР. М.-Л .

МОИП — Московское общество испытателей природы СМАЭ — Сборник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого. М.–Л .

СЭ — Советская этнография. М .

ТМОИП — Труды Московского общества испытателей природы. М .

ТИЭ — Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР. М.–Л .

ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ,

направляемых в журнал «Вестник антропологии»

К публикации в журнале «Вестник ан- в котором подтверждается, что материатропологии» принимаются статьи, крат- лы ранее не публиковались и не сданы в кие сообщения (в том числе о недавних печать в ином издании. Представленное научных мероприятиях — симпозиумах, исследование должно быть проведено и конференциях, семинарах, круглых сто- описано с учетом требований биоэтики .

лах) и материалы иного рода, освещающие В сопроводительном письме нужно также различные проблемы физической антро- указать: название статьи, анкетные данные пологии, а также смежных гуманитарных автора(-ов) и полный список представлени естественных наук. Редколлегия особо ных файлов (текстов, таблиц, иллюстразаинтересована в статьях по методологии ций) .

и методике антропологических исследо- Анкетные данные автора(-ов) обязаваний, в издании первичных антропо- тельно должны включать: фамилию, имя и логических данных, обобщающих работ, отчество на русском и английском языках, материалов по истории науки. Из круга название(-я) учреждения(-й), которое(смежных наук предпочтения будут отда- ые) представляет(-ют) автор(-ы) на русваться исследованиям по общей экологии, ском и английском языках, должность(-и), демографии, антропогенетике, медицин- учёную(-ые) степень(-и), звание(-я), ским аспектам биологии человека, палео- Ф.И.О. научного руководителя (для стугеографии и палеоклиматологии. Не менее дентов, магистрантов и аспирантов), конважными будут сочтены исследования по тактный номер телефона(-ов), почтовый общим вопросам этнологии и этнографии, адрес(-а) и e-mail (который будет указан в статьи историко-археологического плана, конце публикуемого материала в качестве важные для понимания конкретных про- контактной информации) .

блем палеоантропологии (по вопросам Статья должна содержать резюме на генезиса и исчезновения культур, древних русском и английском языках (объем — миграций, хронологии и стратиграфии тех не более 300 слов), 5–7 ключевых слов на или иных археологических памятников/ русском и английском языках и перевод на культур). английский язык названия статьи. МаксиМатериалы, направляемые в журнал мальный объем текста: 1 печатный лист — «Вестник антропологии», должны быть 40 тыс. знаков. Редколлегия «Вестника аноформлены в соответствии с правилами, тропологии» приглашает к сотрудничеству принятыми в издании. авторов, готовых издавать тексты больших К рукописи необходимо приложить объемов в жанре «монографии в журнале»

сопроводительное письмо для Редколлегии, (на договорных условиях) .

ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ 143

Материалы принимаются только в данные цитируемых работ приводятся в электронном виде. Редактор: Microsoft разделе Литература. Работы одного авWord (формат *.doc, *.rtf). Фотографии и тора разных лет издания даются в хронорисунки принимаются в форматах *.jpg, логическом порядке. Работы одного авeps, *.tif, разрешение — не менее 600 dpi. тора, изданные в один год, помечаются Шрифт: Times New Roman, кегль — 12, буквами. Все работы в списке литературы интервал — 1,5 (для основного текста); приводятся на языке оригинала в алфакегль — 10, интервал — 1 (для русского и витном порядке, в первую очередь — на английского резюме, ключевых слов, со- кириллице, затем — на латинице и других держания таблиц, примечаний и сносок). алфавитах. Список литературы оформляПоля — 2 см с каждой стороны. Абзац — ется в соответствии с требованиями ГОСТ без отступа. Р 7.0.5–2008. Обращаем внимание на то, В начале статьи необходимо указать что в каждом случае должны быть указаны код универсальной десятичной классифи- издательства или издающие организации, кации (УДК). а также количество страниц в монографии Рекомендуемая структура текста: Вве- или страницы, если ссылка касается статьи дение, Постановка проблемы, Материа- в журнале/сборнике .

лы и методы, Результаты и их обсужде- При написании текста следует пользоние, Заключение, Литература. Названия ваться общепринятыми сокращениями:

разделов желательно выделить жирным г. (город), с. (село), пос. (поселок), р .

шрифтом. Прочие способы выделения (река), оз. (озеро), др. (другие), т.п. (тому текста не приветствуются (за исключением подобное), т.д. (так далее), км (километр), курсива). Не допускается использование м (метр), см (сантиметр), мм (миллиметр);

разрядки, табуляции, принудительного для прочих сокращений должны быть припереноса. ведены расшифровки .

Таблицы, рисунки и подписи к ним (на При указании датировок тысячелетия русском и английском языках) принимают- и века должны быть обозначены римскися в виде самостоятельных файлов. Место ми цифрами, слова «тысячелетие» и «век»

их расположения в основном тексте лучше сокращаются — тыс. (I тыс. до н.э.), — в .

всего выделить цветом. В качестве знака (V в. до н.э., XX в.), при указании времендесятичного разделителя использовать ного интервала — двойное «в.» (X–XII вв.) .

запятую. Десятилетия указываются следующим обСсылки на литературу приводятся в разом: 30-е гг. XX в .

квадратных скобках, где через запятую даются фамилия автора (без инициалов!) Рукописи, оформленные не по требоваи год издания. Кроме того необходимо ниям, приниматься к печати не будут!

указать страницы, если ссылка касается многостраничного источника или в слу- Редколлегия журнала чае дословной цитаты. Полные выходные «Вестник антропологии»

–  –  –

ПРИМЕР ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЬИ

УДК 572.77; 569.9 Исследование находок зубов на верхнепалеолитической стоянке Пушкари–I1 Н.И. Халдеева, А.А. Зубов, Н.В. Харламова Россия, Москва, Институт этнологии и антропологии РАН В.И. Беляева Россия, С.-Петербург, С.-Петербургский государственный университет Проведено изучение второго верхнего премоляра (Р2) и постоянного второго верхнего моляра (М2), найденных на верхнепалеолитической стоянки Пушкари–I. Одонтологический комплекс М2 отличается мозаичностью с компонентами архаики, отдельными неандертальскими чертами, заметными редукционными тенденциями и особенностями европеоидной специализации. По результатам одонтометрического графического анализа оба зуба из Пушкарей–I занимают срединную позицию в поле распределения верхнепалеолитических находок .

Ключевые слова: одонтология, палеоантропология, антропогенез, верхний палеолит, Украина .

Введение. Приводится общее вступление, характеризуются цели и задачи представленной работы, ее актуальность и новизна .

Постановка проблемы. Приводится краткий обзор литературы по теме и формулируется проблема, на решение которой направлено исследование .

Материалы и методы исследования. Дается описание материалов используемых в исследовании и методы, с помощью которых исследование было проведено .

Результаты и их обсуждение. Излагаются результаты исследования .

Пример:

Одонтометрические характеристики верхнего второго премоляра (Р2) и верхнего второго моляра (М2) сопоставлялись с параметрами аналогичных зубов по другим находкам с использованием бивариантных корреляционных графиков (табл. 1) .

–  –  –

Для сравнения по мезиодистальным (MD) и вестибулолингвальным (VL) диаметрам на вторых верхних левых молярах (М2) рассматривались объекты: 1) Пушкари I;

2) Табун 1 [Халдеева и др., в печати]; 3) Кафзех 9 [там же]; 4) Амуд 1 [Copa et al., 2005];

5) Сен-Сезер [Халдеева и др., в печати]; 6) Ля Кина [там же] .

8,6 12 8,4 8,2 13 8,0 2 7,8

–  –  –

6,8 16 6,6 21 6,4 20 19 6,2 6,0

–  –  –

Рис. 7. Бивариантный график для второго верхнего моляра (М2) Пушкари–I Примечание: Обозначение групп приведено в таблице 1 .

На рисунке 7 представлены результаты сравнительного анализа для М2. Размах вариаций величин диаметров заметно выше по сравнению с данными для Р2 (8,5–11,5 и 10–14). В центре графического поля находится относительно компактный кластер, в границы которого попадают Пушкари I и большинство сравниваемых объектов со средними и большими метрическими показателями коронки М2 .

Заключение. Содержит обобщения, новые положения или результаты, которые были получены (или подтверждены) в ходе работы .

Литература Дебец Г.Ф. Палеоантропология СССР // ТИЭ. Новая серия. Т. IV. М.–Л., 1948. 391 с .

Дмитренко С.В., Краюшкин А.И., Сапин М.Р. Анатомия зубов человека. М.: Медицинская книга, 2000. 196 с .

Зубов А.А. Одонтология. Методика антропологических исследований. М.: Наука, 1968. 199 с .

Зубов А.А. Некоторые данные одонтологии к проблеме эволюции человека и его рас // Проблемы эволюции человека и его рас. М.: Наука, 1968. С. 5–123 .

Пазинич В.Г. Условия соотношения культурных слоев средне- и верхнепалеолитических стоянок с валунным суглинком в бассейнах Десны и среднего Днепра. URL: http:// www.arheolog-ck.ru/Desna_paleolit.pdf .

Шпакова Е.Г. Одонтологические материалы периода палеолита на территории Сибири // Археология, этнография, антропология Евразии. 2001. Вып. 4(8). С. 64–76 .

ПРИМЕР ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЬИ

The research of teeth finds from Upper Paleolithic site Pushkari-I (Ukraine) N.I. Khaldeyeva, A.A. Zubov, N.V. Kharlamova Russia, Moscow, Institute of Ethnology and Anthropology RAS V.I. Belyaeva Russia, Saint-Petersburg, Saint-Petersburg State University A morphologic investigation of the second upper premolar (P2) and the second upper permanent molar (M2) from the Upper Paleolithic site Pushkari–I was carried out. The dental morphologic complex is characterized by a mosaic type with archaic components, some neanderthal traits, noticeable reductional tendencies and some features of the europeoid specialization. According to the graphic odontometric analysis both teeth occupy a middle position within the field of distribution of the Upper Paleolithic findings, shifting themselves towards the later ones .

Key words: odontology, paleoanthropology, human evolution, Upper Paleolithic, Ukraine .

–  –  –

Положение о рецензировании статей Все статьи, поступившие в редакцию научного альманаха «Вестник антропологии» подлежат обязательно рецензированию .

Рецензентом может быть специалист (доктор или кандидат наук), имеющий наиболее близкую к теме статьи научную специализацию. Рецензентом не может быть соавтор статьи. Если статья написана аспирантом, то рецензентом не может быть научны руководитель автора исследования .

Авторы могут самостоятельно представить в редколлегию две рецензии вместе со своей статьей .

Рецензирование, организуемое редколлегией, проводится анонимно .

Рецензенту предоставляются правила оформления статей для автора и бланк рецензии. Рецензия должна содержать в себе вывод о пригодности статьи к публикации .

Если рецензия содержит рекомендации по исправлению и доработки статьи, ответственный секретарь серии направляет автору/авторам соответствующий раздел с предложением учесть рекомендации при подготовке нового варианта статьи или аргументировано их опровергнуть .

Окончательное решение и публикации статьи принимается редколлегией альманаха и фиксируется в протоколе заседания редколлегии .

Не допускаются к публикации:

- статьи, оформленные в несоответствии с правилами оформления статей, авторы которых отказываются от технической доработки статей;

- статьи, авторы которых не отвечают на критические комментарии и рекомендации рецензентов и редакционной коллегии относительно научного содержания работы .

После принятия редколлегией решения о допуске статьи к публикации ответственный секретарь серии информирует об этом автора и указывает сроки публикации .

В случае отказа в публикации статьи редакция направляет мотивированный отказ .

Научное издание

ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ

2013. № 1(23)

Утверждено к печатиИнститутом этнологии и антропологииим. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Подписано в печать 29.05.2013. Формат 70108/16 Бумага офсетная. Печать офсетная .

Усл. печ. л. 12,95. Тираж 300 экз .

Цена договорная

Журнал отпечатан в типографии:

«Студия печати Галины Золотовой»

392032, г. Тамбов, Кленовая 24


Похожие работы:

«Юрий Пашковский Кружева бессмертия Серия "Проклятая кровь", книга 3 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2849605 Кружева бессмертия: Альфа-книга; Москва; 2011 ISBN 9...»

«ДЕЛАТЬ МНЕНИЕ: НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА П. Шампань В начале 70-х годов во Франции стали все чаще практиковаться опросы общественного мнения . Журнал Тан модерн опубликовал тогда статью П. Бурдье под названием Общественного мнения не существует. Ее много комментировали и цитировали. Как доказывал Бурдье, из фактов из...»

«Приложение к решению Думы города от № План работы Думы города на I полугодие 2017 года Раздел I. Вопросы для рассмотрения на заседаниях Думы города Февраль 1. Об отчёте начальника Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Сургуту за 2016 год. Готовят Управление Министер...»

«Лалла. Обнаженная песня ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА С ЯЗЫКА ОРИГИНАЛА Лалла жила в Кашмире в XIV веке, когда объединялись различные направления вероучений: шиваизм, суфизм, ведический не-дуализм и другие -измы. Но Лалла — за пределами религиозных категорий, она их живое слияние, которое нельзя описа...»

«Кот Автор – Миша Хор мышей. Привет, проснись, пошевелись Закрой глаза и обернись Сотрём с бетона нашу тень Чтоб позабыть вчерашний день Сотрём с улыбок едкий смех И будем тут добрее всех Мечтать о сладкой тишине Скучать о раненной весне Взлететь, сопеть, забыть и в путь Закрыть глаза и поверн...»

«"Утверждаю" Губернатор Костромской области С.К. Ситников "" _ 2017 года КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН основных мероприятий, организуемых руководителями органов государственной власти Костромской области или проводимых при их участии в июле 2017 го...»

«Настоящий диагностический протокол был принят на пятой сессии Комиссии по фитосанитарным мерам в марте 2010. года.Настоящее приложение является предписывающей частью МСФМ 27:2006. МСФМ 27 Приложение 1 МЕЖДУНАРОДНЫЕ С...»

«100 великих загадок природы Непомнящий Николай Николай НЕПОМНЯЩИЙ СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ ТАЙНЫ НЕЖИВОЙ ПРИРОДЫ ТУНГУССКИЙ "ЗАЛ САРКОФАГОВ" Про Тунгусский метеорит написаны уже тома. Каких только объяснен...»

«О Л И Ч И Н К А Х ПОДСЕМЕЙСТВА ЕКОВШУАЕ (СОЬЕОРТЕКА, Т Е ^ В К К ^ Г О А Е ) Автор Н. Г. С к о п и н, Алма-Ата Подсемейство ЕгосШпае, принимаемое автором с объёме группы ЕгосШае" Лакордэ ( Ь а с о г с 1 а 1 г е, 1859), очень широко распространено в южных частях Палеарктической и на севере Эфиопской зоогеографических областей, где оно пре...»

«Александр Фадеев "Молодая Гвардия" Вперед, заре навстречу, товарищи в борьбе! Штыками и картечью проложим путь себе. Чтоб труд владыкой мира стал И всех в одну семью спаял, В бой, молодая гв...»

«Author: Тумп Саша Выстрел      Петьке не спалось. Завтра должен состояться его “выстрел”. Он лежал, вспоминал и думал..Вот ведь! Не спится и не ворочается!.Конечно, зря он согласился на этот “выстрел”. С другой стороны не соглашаться тоже нельзя. Этот Колька всегда достанет. Конечно, моя “недосвёрка” была лучшая. Но с другой сто...»

«Voennyi Sbornik, 2015, Vol.(7), Is. 1 Copyright © 2015 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Voennyi Sbornik Has been issued since 1858 . ISSN: 2309-6322 E-ISSN: 2409-1707 Vol. 7, Is. 1, pp. 14-29, 2015 DOI: 10.1...»

«Олимпиада по литературному чтению 2 класс Фамилия, имя класс _ Дата № ЗАДАНИЯ Вставь пропущенные слова. Ехали на велосипеде. А за ними _ задом наперёд. А за ним на воздушном _. А за ними _ на хромой _. Собери пословицы ( соедини начало и конец ). 1. Терпенье и труд, один раз отрежь. 2. Семь раз отмерь, дальше будешь. 3. Без труда, вс...»

«12 ПРОПОВЕДЕЙ О ПРОСЛАВЛЕНИИ Чарльз Х. Сперджен Минск "Завет Христа"Перевод сделан по изданию: Charles H. Spurgeon "12 Sermons on Praise" Перевод с английского Я. Г. Вязовского © Перевод на русский язык, оформление. Церковь "Завет Христа", 2001. Содержание 1. "MAGNIFICAT"2. СИЛА МОЛИТВЫ И РАДОСТЬ ПРОСЛАВЛЕНИЯ 3...»

«UDC 82–1+821.124+821.161.1 Philologia Classica. 2016. Vol. 11. Fasc. 1 РУССКО-ЛАТИНСКИЕ РИФМЫ: ПОТЕРЯВШЕЕСЯ СТИХОТВОРЕНИЕ В. Ф. ХОДАСЕВИЧА Всеволод Владимирович Зельченко Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург,...»

«Анимационные программы для детей 2-5 лет. Скворечник, семейное кафе. Днепропетровск, бульвар Звездный, 1а, ТРЦ Дафи, 3-й этаж сafe-skvorechnik.com.ua Свинка Пеппа и Джордж Возраст детей: от 2 до 7 лет Действующие лица: Пеппа и Джордж Свинка Пеппа – очень весёлая, энергичная...»

«Изучение динамики изменений термокарстовых форм рельефа с использованием космических снимков Н.А. Брыксина1, А.В. Евтюшкин1, Ю.М . Полищук1, 2 Югорский НИИ информационных технологий, г. Ханты-Мансийск 628011 г. Ханты-Мансийск, ул. Мира, 151 E-mail: www.uriit.ru, pna@uriit.ru Югорский государстве...»

«UWM Olsztyn Невербальные ритуалы в похоронно-поминальномNeophilologica, XVIII (2), 2016 Acta обряде старообрядцев. 17 ISSN 1509-1619 Joanna Orzechowska Instytut Sowiaszczyzny Wschodniej Uniwersytet Warmisko-Mazurski НЕВЕРБАЛЬНЫЕ РИТ...»

«192 27. HYMENOPTERA G. longiantennatus You et Xiong. – Китай, Корея. G. porthetriae Mues. – Прим.; юг В Сиб., Ю Урал, G. longistigma Chen et Song. – Китай. европ. ч. России. – Корея, Китай, Кавказ, Украина, G. luciana Nixo...»

«ВУЛКАНОЛОГИЯ И СЕЙСМОЛОГИЯ №3 УДК 551.21 ЖАРИНОВ Н. А., ЖДАНОВА Е. Ю., БЕЛОУСОВ А. Б., БЕЛОУСОВА М. Г., ИВАНОВ А. П., МАЛЫШЕВ А. И., ХАНЗУТИН В. П. АКТИВНОСТЬ СЕВЕРНОЙ ГРУППЫ ВУЛКАНОВ КАМЧАТКИ В 1985 г. ACTIVITY OF THE NORTHERN GROUP OF KAMCHATKA VOLCANOES IN 1985, by Z h a r i п о v N. A., Z h d a n о v a E. Y u:, В e 1...»








 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.