WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


«Маьршаь воацаш ц1аг1а, Цо д1ахайтад моастаг1ашта МАЬРЖА 1АЬДАЛ! Хьо са лаццал ара, Уж унзара боахаш: Къиза хинна маара, Моастаг1ашца леташ, Шоай мохк бутаргбац Ц1енах веха леларгвацар ...»

1

Ахьмад Хучабаров Са1ид Чахкиев

Маьршаь воацаш ц1аг1а, Цо д1ахайтад моастаг1ашта

МАЬРЖА 1АЬДАЛ!

Хьо са лаццал ара, Уж унзара боахаш:

Къиза хинна маара, Моастаг1ашца леташ, Шоай мохк бутаргбац

Ц1енах веха леларгвацар Лийннав Ахьмад Хучабаров, г1алг1аша,

Ахьмад Хучабаров. Алхха бакъдар лехаш. Б1аьзза мехкаха боахе .

Деррига халкъ мехках Во дар, харц дар ийрча, Даха шераш дагалувцаш, даьккха, къиза З1амга вокха – х1ара Бо дисача лаьтта, Мел дар, г1анахь сана, Г1алг1а во хьо даькъал Щий дог, ший дег1, ший Даим хьагуш дог, хьалдиза, вувцаш са дехка Турпала из лааьтав. Ч1ир лийхай цо денна Ахьмад Хучабаров .

« Память – это преодоление времени, преодоление смерти» .

Д. С. Лихачев .

« Никогда не победить народ, рождающий таких бесстрашных борцов, как Ахмед Хучбаров и его сподвижники, которые в смертельной схватке с бесчеловечным сталинским режимом отстаивали честь, достоинство, свободу и право на жизнь на родной земле своего народа. Дела их бессмертны в памяти народной, хотя могилы их и безымянны» .

Султан Хамчиев .

Ахмед Хучбаров – народный мститель Трагедия В семи картинах

1. Ахмед Осиевич Хучбаров - командир отряда народных мстителей, 59-60 лет .

2.Внутренний голос Ахмеда - живой голос звучит через микрофон .

3. Солтмурад Хучбаров - двоюродный брат Ахмеда, любимец отряда .

4. Пайзулла (аккинец) - 18-летний грузин,

5. Тагир Ахмадов,

6. Абдурахман Шаулиев,

7. Братья Элберд и Хадис Ичиевы,

8. Братья Сейд Усупович и Чока Усупович Хожаевы, Александр Малышев - бойцы отряда мстителей .

9. Муимнат - сестра Ахмеда Хучбарова .

10. Мадинат, Зиза - сестры Ахмеда по отцу .

11. Семен и его жена Клавдия - поселенцы села Галашки .

12. Аькх-Берд - завербованный органами НКВД родственник А. Хучбарова .

13. И. Сталин - руководитель государства СССР .

14. Л. Берия - генеральный Комиссар

–  –  –

Перед закрытым занавесом к краю сцены выходит автор и говорит:

В год депортации ингушского народа 23 февраля 1944 года наши горы стали оплотом национально-освободительного движения ингушей и чеченцев .

В день выселения многие ингуши, учитывая опыт предыдущих карательных операций, скрывались в лесах, надеясь отсидеться до ухода карателей. Другие находились в горах на отдаленных хуторах, где содержали скот. Некоторые издали наблюдали за выселением, не понимая, что происходит. Есть своя Хатынь, и не одна, а целых три у ингушей. В отдаленных горных аулах Гул, Цори, Таргим были заживо сожжены старики, женщины, больные, дети и, так называемые «нетранспортабельные», то есть те, кто из-за обильного снегопада не смог самостоятельно спуститься с гор .

История знает немало примеров, когда герои-одиночки отважно противостояли различным захватчикам и оккупантам, глумившимися над людьми на их родной земле. Но народ никогда не забывает своих героев и защитников, и в их памяти они остаются примером доблести и отваги .

Одним из таких героев, без сомнения, является Ахмед Хучбаров, который наводил панический ужас на карателей из войск НКВД и их добровольных помощников из числа осетин и не только их, которые мародерствовали в опустевших ингушских селах. ( Как не вспомнить здесь 1992 год: история повторяется) .

Сопротивление Ахмеда Хучбарова чекистам в горах Кавказа было беспрецедентным. Десятки дерзких вылазок совершил он, уничтожив более сотни сотрудников НКВД и тех, кто на ингушской земле в период депортации ее настоящих хозяев устраивал акты небывалого вандализма .





Помощники НКВД, скорее приспешники разных мастей, чтобы угодить власти, проявляли ретивость в уничтожении следов пребывания ингушей на этой многострадальной земле. Они уничтожали кладбища, вывозили надмогильные плиты (чурты) и использовали их как строительный материал, применяя их при возведении коровников, свинарников, мостили ими дороги. Цинично раскапывали и расхищали древние могильники, вскрывали склепы, надеясь поживиться ценностями. Если на равнине каратели и мародеры чувствовали себя вольготно, то в горах им приходилось туго .

Все акты вандализма, бессмысленных убийств мирного населения, поджоги и разрушения возбудили в сердцах людей, обреченных на гибель, жажду мщения палачам. Одними из мстителей были Ахмед Хучбаров и его соратники .

Ахмед Хучбаров со своими сподвижниками мог внезапно появиться в любом месте горной Ингушетии .

Иногда он мог за одну ночь успешно преодолеть не один десяток километров и внезапно напасть на чекистов НКВД и уничтожить их, мстя за поруганную землю предков, за их бесчеловечное глумление над оставшимися не высланными стариками, женщинами и детьми .

Надо отдать должное, хотя и по истечении стольких лет, мужеству, стойкости и храбрости этого легендарного человека .

Представим себе на миг холодные, опустевшие горы, в скорбном молчании стоящие величественные башни, словно оплакивающие горькую участь своих высланных, а то и убитых или сожженных своих обитателей. Вековые башни впервые остались без защитников со времен Тимура Хромого. Потухли очаги, исчезла жизнь. Один лишь холод и пустота .

И только одинокий всадник со своими сподвижниками изредка навещает покинутые аулы. Это Ахмед Хучбаров. Он, как бы дает знать, что жизнь сюда обязательно вернется, если на то будет воля АЛЛАХА!

Он преподал нам, людям, урок достоинства, самопожертвования и мужества .

–  –  –

Дом Ахмеда Хучбарова в с. Онгушт. Его сестра Муимнат занимается домашними делами. С улицы слышится скрип подъехавшей телеги .

Муимнат выглядывает в окно. Всплеснув руками, быстро выходит из комнаты и возвращается с приехавшими сестрами по отцу Мадинат и Зизой .

Муимнат. / Помогает занести их небольшую поклажу, предлагает им сесть, сама стоит/. Как доехали? Что нового дома?

Мадинат. Новостей особых нет. Все пока по-старому .

Муимнат. Нани миштай, как её здоровье?

Мадинат. Пока ничего. Только Камси часто болеет, правда, не любит лежать. Без работы не сидит. По дому находит чем заняться!

Муимнат. О, Камси всегда работящая и сейчас тоже! Я всегда удивлялась ее трудолюбию. А ваше здоровье как? Могаш дий шо?

Зиза. Да ничего, нормально .

Мадинат. Шо дий могаш? Как Ахмед, сноха наша Наси? Что-то её не видно .

Муимнат. Далла хьоастам ба, пока все нормально, если не считать отъезда Наси к двоюродному брату Мажиду. Она все время просилась отпустить её навестить родных. Ну, Ахмед, как мог, собрал ее, положил в телегу барана, мешок муки и кусок сахара с баранью голову и отправил в Цурой-юрт. Вот так! И уже третью неделю её нет дома!

Мадинат. Ипп1али! Вот тебе раз! Это же не прилично так долго гостить .

А что говорит Ахмед?

Муимнат. Сегодня утром он собрался и уехал за ней к Мажиду, чтобы выяснить, почему она долго задерживается и не подает никаких вестей .

Зиза. Правильно, что поехал. Может, заболела и поэтому не едет .

Муимнат. В любом случае надо было прислать кого-нибудь и сообщить нам .

Мадинат. Конечно, если так долго задерживается! Это очень странно и так не положено .

Муимнат. Правильно. Мы с Ахмедом думали, она вот-вот вернется домой. Ничего, он приедет, и мы всё узнаем .

Мадинат. А как поживает дядя Баадал? Цун дезал могаш бий?

Муимнат. Ничего. Его дочери часто приходят к нам. И его два сына Солтмурад и Зялмах. Чаще бывает у нас Солтмурад. Он помогает Ахмеду по хозяйству. Помолятся Богу, а потом сидят, и чай пьют, беседует. Солтмурад открыт душой. Ахмед его больше всех уважает и любит .

Мадинат. Да, Солтмурад хороший парень, Он добрый и бескорыстный, всегда готов помочь в любом деле .

Муимнат. Хьо бакъ лув. Ты права. Он и дрова нарубит в лесу и привезет. Надо – на мельницу съездит кукурузу смолоть .

Только скажи. Безотказный он, за душой ничего не держит. Все соседи довольны им. Поэтому-то Ахмед его и любит, всегда берет с собой по различным делам. Часто вместе ездят на базар или еще куда-нибудь. Ой, заговорилась я! Сейчас поставлю чайник, будем кушать. Пойду, принесу воды для чая .

/ Берет с плиты чайник и направляется к выходу. Неожиданно открывается дверь и входит в комнату милиционер, за ним второй. Муимнат так и замерла с чайником в руках, затем отступает на середину комнаты. При их появлении Мадинат и Зиза встают/ .

1-й милиционер. Здравствуйте, бабоньки! Что у вас здесь за сборище? Эту, я знаю, /показывает на Муимнат/ сестра Ахмеда. А вы кто такие?

Документы есть?

Муимнат. Какое сборище? Это наши сестры приехали из Алкуна Галашкинского района. И документы есть .

1-й милиционер. Так, так. Сестры значит? Хорошо. А где твой брат?

/ По- хозяйски, бесцеремонно, проходит по комнате, заглядывает в смежную, словно проверяя, нет ли кого там .

Второй милиционер без приглашения садится на стул/ .

Муимнат. Утром уехал к родственникам жены, вечером будет дома .

2-й милиционер. На чем уехал? У него, что лошадь появилась?

Муимнат. Да. Вы же у него забрали его любимого коня. Вот он собрал деньги, влез в долги, но коня купил. В хозяйстве без лошади никак нельзя. Она кормилица в семье. На ней пахать и сеять приходится, дрова из лесу возить. Ингушу без лошади никак нельзя .

1-й милиционер. Да, забрали, как у сына кулацкого элемента. Отца-то вашего раскулачили несколько лет назад. Значит, он сын кулака!

Муимнат. /Возмущенно/. Это наш отец Оси был кулаком?! Да мы всегда были бедными, всю жизнь мы трудимся, не разгибая спины!

Отец был очень трудолюбивым человеком. Из-за двух быков, четырех коров и двадцати овец вы его записали в кулаки и все у него забрали! Это разве справедливо? Мы все дети во всем ему помогали, ухаживали за скотиной, обрабатывали огороды .

Первым помощником у отца был Ахмед. И все, что было нажито непосильным, можно сказать каторжным трудом в горном селе Гули, где мы раньше жили, в один миг забрали .

И это разве справедливо?

2-й милиционер. Ишь ты, какая грамотная! Скажите еще спасибо, что не арестовали вашего отца как кулацкого элемента и не выслали, куда подальше в Сибирь .

Мадинат. Поэтому и пришлось нам оставить родовое село Гули и переехать на другое место. Вот вы у Ахмеда в 29 году забрали его любимую лошадь? Кроме нее у него ничего не было. Сейчас у нас есть небольшое хозяйство. Ну, какой он кулак?!

1-й милиционер. Он сын кулака, а лошадь тогда мы экспроприировали в пользу районного ГПУ. Там она нужнее была, чем ему. В том году мы многих раскулачили, а многих и выслали .

Мадинат. Знаем! Но его лошадь была кормилицей в доме. Все хозяйство на ней держалось. Разве это справедливо? Разве за такую Советскую власть воевали наши старики, разве за это ингуши в Гражданскую войну проливали кровь?

Недаром на Кавказе Ингушетию называют Красная Ингушетия!

2-й милиционер. /Удивленно/. Ты посмотри, Федя, куда мы попали? Чистый агитпром! Баба, а тоже в политику лезет. Да за такие речи против Советской власти я могу тебя в тюрьму упечь!

Мадинат. Это вы умеете в тюрьму сажать. Или раскулачить бедняка .

Знаем мы! Но мы не против Советской власти, а против тех, кто поступает несправедливо .

Федор. /Властно/. Всё, хватит разговаривать! Мы пришли не ваши речи выслушивать. Правильно, Николай?

Николай. Да, Федя!

Муимнат. А зачем вы пришли? Что вам надо?

Николай. Мы пришли за Ахмедом. Где он?

Мадинат, Муимнат /Испуганно/. Как, за Ахмедом?! Что он такого сделал?

Николай. А вы не знаете? Так вот, сегодня он встретился с двоюродным братом своей жены, чтобы выяснить, почему она не едет домой столько времени. Так ведь?

Муимнат. Да. Наси уже скоро будет с месяц, как ее нет дома. И все вы знаете .

Николай. /Довольный/. А как же! Все знать плохое и хорошее о людях – это наша непосредственная работа. Так вот. Её брат Мажид устроил сестру учиться на курсы .

Мадинат. Какие это еще курсы? Мы ничего об этом не знаем .

Николай. На курсы в советскую партийную школу. Она должна учиться, если у нее есть желание. И вообще, все в стране должны учиться, особенно женщины. А в последнее время у Ахмеда с женой возникали скандалы. И это нам известно .

Муимнат. Какие скандалы! Просто мелкие ссоры. Да у кого их не бывает в семье. Но жили они нормально. Ахмед хорошо относился к жене. Ни в чем ей не отказывал. Почему она, не спросясь у мужа, устроилась на эти курсы? Она должна была спросить в первую очередь у него! Это же семейное дело .

Федор. Если женщина захотела учиться, Советская власть дает широкое право любой женщине в стране учиться, особенно горянкам! И вам тоже. Вот, например, и этой совсем молодой девушке /показывает на Зизу, которая все время стояла молча и испуганно наблюдала за всем происходящим/ .

Ученье – свет, а не ученье – тьма! Так говорит наша власть .

Горянки тоже должны учиться. По всей стране идет эмансипация женщин .

Мадинат. Что это значит?

Николай. Это значит то, что женщина имеет равные права с мужчиной. Ее права никто не должен ущемлять. Вот так!

Ваша Наси пошла учиться в совпартшколу во Владикавказе и будет образованной горянкой. Она молодец. В дальнейшем будет и на хорошей работе .

Муимнат. Никто не против учебы. Но она, как жена, должна была в первую очередь посоветоваться с мужем, спросить у него разрешения для учебы. Ведь она недавно вышла замуж и уже, не спросясь у мужа, самовольно определилась в школу. Это не по нашим обычаям. У нас, у горцев, так женщины не поступают. Во всяком случае, без согласия мужа шаг нельзя ступить. Такой у нас, у горцев, порядок .

Федор. Ей разрешил учиться ее брат, Мажид!

Муимнат. Но не он же ее муж, как вы не хотите этого понять! Он не имеет никакого права решать за Ахмеда!

Николай. Теперь и Ахмед никаких прав не имеет на нее. Он преступник, этот кулацкий сынок .

Зиза. /Удивленно/. Почему? Что случилось?

Федор. Да потому, что он во время выяснения с Мажидом по поводу долгого отсутствия жены, поскандалил с ним, подрался, выхватил наган, попытался убить его. Но попал в ногу. Теперь он преступник, и мы должны задержать его и судить .

Мадинат, Муимнат. Ип1али! Ва Устаз! Ахмед стрелял в Мажида?!

Мадинат. Убить его он, наверное, не хотел. А наказать за то, что проявил самовольство – да. Если хотел бы убить, то убил бы .

Федор. Как бы не так! Он наверняка хотел его убить, но промахнулся, а только ранил. Откуда у него наган? Он что, бандит с большой дороги?

Муимнат. Не знаю, но он не бандит!

Николай. И это не все! / Встал со стула и стал расхаживать по комнате/. После ссоры, Ахмед быстро прискакал сюда .

Случайно в центре села, когда увидели его, не зная еще о скандале с Мажидом, пригласили в сельский совет. Хотели поговорить по поводу семейных ссор с женой. И что вы думаете? Он начал возмущаться и доказывать, что семейная, так сказать, бытовая ссора с женой – это не дело советской власти .

Муимнат. Она и не должна касаться советских органов! Что, советской власти больше делать нечего как разбирать всякие мелкие семейные ссоры?

Николай. Как бы не так! Все касается власти. Ведь мы строим новое общество, и моральный облик советского человека всегда должен быть в поле зрения нашей новой власти. Ахмеда арестовали и приставили к нему вот этого милиционера .

/Показывает на Федю/. Но он учинил драку, ударил Федю в висок, оглушил его, и он потерял сознание, а Ахмед скрылся .

Федор. Этот «кулацкий сынок», поднявший еще руку на представителя Советской власти, тем более на милиционера, является теперь опасным государственным преступником .

Мы ищем его, обязательно найдем и посадим. А вы должны нам помочь в этом .

Николай. Станете укрывать бандита – и вас посадим за пособничество. Поняли?

Мадинат. /Горячо/. Нет, не поняли! Какой он бандит? Он простой работяга, крестьянин. А в его семейные дела никто не должен вмешиваться. Он сам разобрался бы с женой. И ее двоюродный брат Мажид слишком много на себя взял, полез не в свое дело. Фактически он заварил кашу, устроив Наси в эту самую школу .

Федор. / Стукнув кулаком по столу./ Может, хватит его защищать! А то мы наслушаемся ваших речей, вашей агитации и сами станем на его сторону и оправдаем все его преступления?

Муимнат. Мы говорим правду. Никакой Ахмед не преступник. Он за свою жизнь никого не обидел. Вообще он любит работать, человек он добрый и готов любому помочь, если надо .

Николай. Итак, мы вас предупредили. Ясно! Короче, за укрывательство преступника и не доносительство о месте его нахождения, есть статья в законе, по которой вам могут дать приличный срок .

/ Встает со стула /. Мы уходим, а если Ахмед объявится, скажите, чтобы он добровольно сдался органам, отдал свое оружие. Советская власть учтет это. А нет – все равно мы его поймаем и посадим. Потом будет хуже. Не объявится сегодня- завтра, будем его родственников забирать и сажать в тюрьму .

–  –  –

Зиза. /После их ухода дает волю слезам /. За что такое наказание Ахмеду и всем нам? Чем же он прогневил Бога?

Мадинат. /Обнимает её, еле сдерживая слезы /. Действительно, почему такое наказание нашему брату. Цо-м марха кхоаб, ламаз ду! А тут такое несчастье свалилось на его голову!

/ Входит Муимнат. Видя, что сестры стоят опечаленные, а одна из них в слезах, сама начинает всхлипывать, утирая глаза кончиком головного платка / .

Муимнат. Да что это такое? Ва Даьл, за что такое наказание Ахмеду?

Ну, чем он виноват?

Мадинат. Вот мы с Зизой то же самое говорим. Он же такой добрый и порядочный. Он за свою жизнь не только никого, даже мухи не обидел! Всю жизнь трудится, не покладая рук. А тут на тебе – стрелял в Мажида! Просто так Ахмеда не выведешь из себя. Значит, что-то серьезное произошло между ними .

Зиза. Дала д1ваккха из Мажид, ший г1улакх доацача юкъе икха!

Кто его просил лезть не в свое дело?

Муимнат. Тут во всем виновата Наси, наша сноха. Это что за учеба?

Вышла замуж – живи и радуйся, занимайся хозяйством, рожай и расти детей!

Мадинат. Правильно! Конечно, она во всем виновата! Из-за нее все это началось. Жила бы, как все ингушские невестки, занималась бы домашними делами, и все было бы нормально, и жизнь наладилась. Дом есть, места здесь хорошие, живи и радуйся .

Зиза. Что же теперь будет с Ахмедом? И где он сейчас?

/Неожиданно распахивается дверь и входит Солтмурад .

Здоровается со всеми, обнимая их одной рукой за плечо по – ингушскому обычаю/ .

Муимнат. Ты откуда, Солтмурад? Как хорошо, что ты пришел!

Зиза. У нас тут милиция была .

Солтмурад. Знаю, я видел, как они вышли от вас, и ушли в сторону сельсовета. Я постоял на другой улице, пока они не скрылись .

Мадинат. / Прикладывая носовой платок к влажным глазам/. Они приходили за Ахмедом, хотели арестовать его. Заглядывали во все комнаты. Спрашивали, где он?

Солтмурад. Знаю, все знаю, зачем они приходили! Мне только что сам Ахмед рассказал .

Все. Как, ты видел его?!

Что он тебе рассказал?

Да где он сейчас?

Муимнат. Мы все в страхе, боимся, если милиция опять придет .

Садись .

Солтмурад. Сидеть времени нет. Что случилось, то случилось. Он утром заехал к нам и сказал мне, что едет искать свою жену Наси .

Муимнат. Это мы знаем, он собирался за ней уже несколько дней. А сегодня оставил все дела и решил поехать за ней .

Солтмурад. Он сразу же поехал к её двоюродному брату Мажиду, куда Ахмед отправил Наси погостить на неделю. Там ее не застал .

Зиза. А где же она была?

Солтмурад. Оказывается, Мажид устроил ее в школу в Бурута .

Совпартшкола называется. Сейчас она уже не хочет возвращаться домой. Мажид сказал – сюда она уже не вернется. Будет учиться. Он так решил .

Мадинат. Как это не захотела? Как это не вернется домой?

Солтмурад. А вот так! Захотела учиться. Сейчас все хотят учиться. Она жаловалась двоюродному брату, что они иногда ссорились дома, и ей лучше пойти учиться, чем возвращаться к Ахмеду в Онгушт .

Муимнат. Ну и что, что ссорились! С кем не бывает. Она в последнее время была какая-то странная, по дому почти ничего не хотела делать. Но Ахмед ее очень любил, он ее никогда пальцем не трогал. Это просто причина была, чтобы домой не возвращаться .

Солтмурад. Ахмед мне все рассказал. Наси пожаловалась брату, тогда тот решил не пускать ее обратно сюда и устроил ее в школу .

А когда об этом узнал Ахмед, он устроил ему скандал:

почему он за него решил, что должна делать его жена .

Ахмед думал пойти в эту самую совпартшколу и забрать Наси домой. Но Мажид сказал: она с ним не поедет, а останется пока жить у них. Это вообще взбесило Ахмеда .

Слово за слово, они сцепились, подрались. Ахмед выхватил наган и ранил его в ногу. Убивать он его не хотел. Но ранил. Так получилось. Затем он быстро прискакал в Онгушт, пока родственники Мажита не спохватились .

Зиза. Ва, Устаз! /Схватилась обеими руками за голову/. Теперь милиция будет его искать, а как найдет, арестует. Да?

Солтмурад. Конечно! Но вначале пусть они его найдут, а потом арестуют, если смогут. Но и это еще не все. Когда он прискакал сюда и проезжал мимо сельсовета, его позвали вроде для разговора. Сказали, что он скандалами с женой позорит советскую семью, а, значит и Советскую власть .

Какая ерунда! Дош доацар ма дий из!

Мадинат. Даьра дак-ха! Мы сколько лет жили и свои семейные дела сами разбирали .

Солтмурад. Конечно. Его тут же арестовали, приставили к нему милиционера. Ахмед, возмущенный такой несправедливостью, что лезут в его семейную жизнь, не долго думая, как следует двинул милиционера кулаком в ухо, тот упал, потерял сознание. Затем он выскочил из сельсовета, вскочил на коня и прискакал к нам. Все рассказал мне и отцу… Мутимнат. И сейчас он у вас?

Сотмурад. Нет. Взял немного еды и уехал в лес. У нас там есть свои места. А я пришел предупредить Муимнат. И тут вас застал .

Мадинат. / Плача /. Ва Даьла, что теперь будет?! Его же милиция так не оставит, обязательно поймает и посадит. Осудит и в Сибирь отправит! Обязательно припомнят, что его отца раскулачили, хотя ни за что ни про что! Посчитают, что Ахмед, сын кулака, поднявший руку на советскую власть и ударивший милиционера должен сидеть в тюрьме .

Солтмурад. Они в сельском совете уже говорили ему – ты сын кулака .

Хотя всем известно – какой Оси был кулак. Всю жизнь трудился вместе с семьей .

Зиза. Для НКВД это удобный довод: сын раскулаченного поднял руку на представителя советской власти. Бедный Ахмед, за что тебе такое наказание!

Муимнат. /Всхлипывая/. И что дальше собирается делать Ахмед?

Солтмурад. Он ни за что ни даст себя поймать, чтобы его судили из-за какой-то семейной ссоры с женой. Это какой-то шайт1а болх! Пока он скроется в горах от милиции, а потом видно будет. Но я его не оставлю одного. Он сказал, чтобы я предупредил Муимнат, успокоил ее, чтобы она не переживала. Скоро он постарается навестить её. Он придет, когда немного уляжется это дело, о нем забудут и его перестанут искать. А пока мы вместе с ним уйдем высоко в горы в наше родовое селение Гул. Там обоснуемся, поживем. Будем охотой добывать себе мясо. А там видно будет. Аллах поможет нам!

Мадинат. Так ты тоже хочешь с ним уйти?

Солтмурад. Да! Не хочу оставлять его одного. Дика саг ва из! Он смелый и справедливый человек. Не хочется оставлять его одного в беде .

Муимнат. Но тебя, если узнают, что ты с ним, тоже обвинят в пособничестве Ахмеду – кулацкому сынку! Обоих вас будут ловить .

Солтмурад. /Запальчиво, с юношеским задором/. Ну и что! Я преступления не совершал, я только был рядом с братом, жил с ним в горах. О том, что стрелял в Мажида и ударил милиционера, он мне не рассказывал. Так что, с меня какой спрос. А по-другому если сказать – пусть достанут нас в горах и лесах. Будем жить в наших башнях. Там где живут люди, они нас не оставят без куска хлеба. Ведь мы ни какиенибудь там бандиты, а только будем скрываться от милиции и преследователей. Будем охотиться. Станем сушить мясо, а на своих огородных участках сажать картошку, кукурузу и что-нибудь другое. И у нас будет свой урожай. Мы и вам сможем помогать .

Зиза. За нас не беспокойтесь. О себе думайте и себя берегите Муимнат. Правильно говорит Зиза, за нас не беспокойтесь, лучше себя берегите! Не знаю, что будет с вами, просто страшно становится, когда подумаешь об этом! Ва Даьла, фу хургда хог1 вайг1а?

Солтмурад. Что богом суждено, то и будет с нами. Дала аьннар хургда!

Согат в1ала ма де! Ну, прощайте, сестренки. Скоро, думаю, увидимся. Скорее всего, мы с Ахмедом повидать вас придем ночью .

Мадинат. Будьте осторожными. Милиция может здесь засаду устроить .

Солтмурад. Не беспокойтесь, мы постараемся быть очень осторожными. 1адика хийла шун!

Муимнат. Маьрша дахалда шо!

/Солтмурад обнимается с сестрами и выходит .

Провожает его только Муимнат, чтобы не привлекать на улице ненужного внимания и подозрения / .

Второе действие .

Высоко в горах просторная пещера. Близко к выходу на бараньей шкуре сидит Ахмед Хучбаров, перебирая четки, после совершения намаза .

Рядом лежит его неразлучный маузер, невдалеке прислонена пятизарядная винтовка. В проеме пещеры видны заснеженные окрестности гор .

Февраль 1944 года. Ахмед закончил молитву, сделал ду1а, провел по лицу обеими руками, положил четки в нагрудный карман и остался сидеть недвижим, предаваясь своим мыслям. Он задумчив, но чутко прислушивается к каждому шороху. Правда, здесь ему энкэвэдэшников бояться не приходится. Сюда они не сунутся – слишком высоко и далеко он от них. Он недосягаем для своих врагов. Только зверь может потревожить его или могут появиться его сподвижники. Но Ахмед за многие годы абречества приучил себя всегда быть начеку .

–  –  –

Солтмурад. Ахмед, вот бульон и мясо. Подкрепись немного! Уже несколько дней ты не ешь горячее. И с кем это ты разговаривал здесь? Я слышал твой разговор .

Ахмед. /Рассеянно/. Я сам с собой, видимо, разговаривал. Сидел и думал о прошлом .

Солтмурад. /Раскладывая на расстеленной кошме куски чурека, нарезанного сыра, ставя чашку с мясом и бульоном/. Уж не заговариваешься ли ты случаем, тамада, если сам с собой начал разговаривать? Давай, поешь немного горячего .

Ахмед. Честно говоря, не хочется. Как только я узнал, что ингушей и чеченцев выселили с Кавказа, мне не хочется ни есть, ни пить! Я только и думаю о той несправедливой участи, что постигла мой народ. Не могу понять, за что выслали их?

Уже десятый день, как зверствуют в горах ЧеченоИнгушетии войска НКВД после выселения отсюда людей .

Ты видел, в горах везде стоят посты. Для чего их выставили энкэвэдэшники? Ясное дело, чтобы вылавливать всех, кто не был выслан, кто спрятался, скрылся от них .

Солтмурад. /Сжимая кулаки /. Задержанных женщин, детей и стариков протыкают штыками, расстреливают на месте!

Разве это люди!? Это чудовища какие-то!

Ахмед. Ты прав – это не люди, они хуже чудовищ! У убитых они отрезают головы и руки, складывают их в мешки для отчета .

Увозят их и показывают там начальству, а потом получают ордена, денежные награды. Вначале мы не понимали, для чего они так поступают – отрезают головы и увозят с собой .

Об этом мы узнали буквально вчера от одного раненого чекиста .

Тагир. Взрывают минами башни, чтобы оставшиеся в горах не могли там укрыться. Мы видели в с. Малхисты и в других местах лежал на привязи убитый скот. Дома сжигаются .

Элберд. На заминированных участках и тропах погибло много зверей. День и ночь в горах гремят выстрелы. Солдаты НКВД убивают людей, живших в труднодоступных горных местах. Этим извергам нет никакой пощады!

Ахмед. Хьо бакъа лув! Ты прав, мы им этого никогда не простим, и будем мстить! Да и нет им прощения! Теперь мы не просто абреки, а народные мстители! Видимо Аллаху было угодно, чтобы кто-то после высылки ингушей и чеченцев 23 февраля 1944 года, остался в этих горах и стал свидетелем этих чудовищных злодеяний солдат НКВД и совершал святую месть над ними. Мы и впредь будем мстить этим карателям во имя своего народа .

Хадис Я тоже так думаю. Возмездие их настигнет, где только они не появятся в этих горах!

Ахмед. Да какие они чекисты? Они натуральные убийцы, если расстреливают без суда и следствия женщин, детей, больных и немощных стариков?! Как могла советская власть допустить такое над своими гражданами? Смерть палачам!

Абдурахман Хьо бакъа лув, Ахмад! Не пожалеем своих жизней, а палачам и убийцам отомстим за наших невинно расстрелянных и заживо сожженных людей!

Хадис. Не могу без содрогания вспоминать село Малары, Хамхинского сельсовета. Страшная картина встает перед глазами. Мне это иногда сниться во сне. Ты, Ахмед, Солтмурад и я наблюдали за происходящим в бинокли за этим селом на противоположной горе. И что мы увидели?

Заехали в село шестеро «гэбистов» на лошадях. Затем раздались выстрелы. «Гэбисты» привязали к одной из лошадей к седлу бурку с чем-то завернутым внутри. Мы все почувствовали что-то неладное и бросились в погоню, чтобы до выхода отряда из ущелья уничтожить его. Но вскоре поняли, что не успеем настигнуть карателей. Тогда наш восемнадцатилетний Солтмурад, сбросив с себя лишнюю одежду, разулся и в шерстяных носках с винтовкой в руке бросился в погоню .

Буквально за несколько десятков метров до выхода из ущелья, Солтмурад успел настигнуть их. Когда я с Ахмедом подоспел, с шестерыми палачами было покончено. Развернули бурки. И о, ужас! Из бурки выкатились головы старика и мальчика .

Солтмурад. Потом выяснилось, что это были головы Абубакара Хуниевича Бачалова жителя урочища Пялинга и его малолетнего сына. Мы приложили головы к телам и похоронили по мусульманскому обычаю. Тело мальчика было сплошь исколото штыками. По документам палачей мы установили, что группу из шести человек возглавлял лейтенант Голик. Задание их заключалось в уничтожении укрывшихся от выселения ингушей. А для отчета начальству везли отрезанные головы старика и его маленького сына. О, Аллах, покарай таких извергов, не дай им свободно ходить по земле!

Ахмед. С его помощью мы и будем карать этих палачей нашего народа!

Солтмурад. А что произошло в селе Цори неделю назад? Как вспомню – мурашки по телу ползают. В доме Мякиева Али во время выселения уничтожили тех, кто не мог идти. В основном больных, немощных. Десятки людей. Их всех собрали по дороге, закрыли в этом доме, затем расстреляли из пулемета, а дом с убитыми подожгли. Варвары! В чем вина Оздоева Яса1а – глубокого старика, Оздоева Тоаза и его сына Къахармы и многих других? Единственная их вина, что они родились ингушами. В отдаленных горных аулах Гули, Цори, Таргим сожжены старики, женщины, больные и дети, так называемые «нетранспортабельные», те, кто не смог спуститься с гор из-за большого снегопада .

Ахмед. Даже если в чем-то они и виноваты, кто дал право карателям расстреливать или заживо сжигать людей? А дети? В чем они виноваты, ангелы земные?!

Элберд. И слава Аллаху, никто из палачей не ушел от нашего возмездия! Они получили по заслугам. Аллах их покарал нашими руками .

Ахмед. А вспомни, Солтмурад, мы с тобой перед выселением вернулись в Ангушт, когда услышали, что всем абрекам объявлена амнистия, если они добровольно явятся и сдадут оружие. Как мы радовались с тобой, что сможем вернуться к мирной жизни, начнем пахать и сеять! Строили планы на будущее. Я так соскучился по мирной жизни, по работе в доме. Боясь ареста, мы жили на полулегальном положении, работали по хозяйству. Хорошо, что не поверили лживым обещаниям власти .

Солтмурад. Да, Ахмед, в день выселения мы не понимали, что происходит. Думали – в селе проводится обычная операция войск НКВД. Раньше их тоже немало проводилось, когда хватали и арестовывали подряд. Людей дурачили, чтобы они ни о чем не догадывались до поры, до времени. Знали, что могли оказать сопротивление .

Ахмед. Даже говорили, что столько красноармейцев здесь для того, чтобы проводить альпинистские тренировочные восхождения в горах, на случай, если придется воевать с фашистами в Кавказских горах. Но это были просто слухи .

На самом деле оказалось, что их нагнали сюда, чтобы они выселяли ингушей и чеченцев .

Солтмурад. И хорошо Ахмед, что мы с тобой в день выселения спрятались в коровнике, в подвале. Только твоя десятилетняя племянница Райхант, моя родная сестра знала об этом. Она сверху на люк набросала соломы, чтоб солдаты ни о чем не догадались и переговаривалась с нами и сообщала, что творится снаружи, как солдаты сгоняют жителей и грузят на грузовики .

Ахмед. Но когда один конвоир зашел в коровник и услышал, что девочка разговаривает с кем-то. Он спросил, с кем она тут разговаривает, то Райхант не растерялась и сказала, что прощается со своими коровками и телятами, они ей как родные, потому что она ухаживала за ними с большой любовью .

Умницей оказалась девочка, нас невзначай не выдала .

Солтмурад. А когда прошло несколько часов, мы выбрались из подвала и ушли в свои родные горы и решили переждать здесь, пока не выяснится, что задумали солдаты НКВД. И вовремя мы ушли из Ангушта, а то наверняка нас схватили бы!

Ахмед. Мы правильно с тобой поступили, что исчезли не замеченными для чекистов. Я вот что думаю, кантий!

Война с ними, с этими жестокими карателями будет долгой .

В горах Ингушетии и Чечни имеются разрозненные отряды оставшихся людей - народных мстителей. Нам надо объединить свои усилия, наладить с ними связь. Я уверен – также думают и командиры своих отрядов Иби Алхастов, Хасан Терлоев, Хасо Магомадов, Абумуслим Дидиев и многие другие. Вы их всех знаете, не раз встречались с ними. Вскоре мы должны выйти с ними на связь, встретиться и поговорить. В одиночку нам будет трудно воевать с карательными отрядами НКВД, здесь в горах и на равнине .

Тагир. Если дашь мне задание, я проберусь к ним и передам им все, что ты посчитаешь нужным. Я уже бывал у них. Дороги знаю .

Ахмед. Хорошо, потом обсудим с кем тебе идти. С командирами отрядов нам, так или иначе, нужно будет встретиться, чтобы выработать план взаимодействия .

–  –  –

Пайзулла. Ахмед, в нашу сторону движется отряд карателей! Я их увидел в бинокль на противоположной горе. Менее чем через час они могут оказаться здесь .

–  –  –

Ахмед. Молодец, Пайзулла, что обнаружил их! Сколько их?

Пайзулла. Человек пятнадцать будет .

Ахмед. Нас достаточно, чтобы справиться с ними. Устроим засаду и никто из истребительного батальона, как они себя называют, не уйдет живым. Подготовиться к бою!

Тагир. Смерть палачам!

–  –  –

Клавдия. Эх, тяжелая у нас здесь жизнь сложилась. Еле-еле концы с концами сводим .

Семен. А ты думала на новом месте медом все будет намазано?

Говорил тебе, не соглашаться ехать сюда на поселение! Не послушалась. Неплохо мы жили на старом месте. Нет, захотелось переехать сюда увидеть новые места .

Клавдия. Я-то думала, что здесь все будет по-другому. Власть обещала лучшую жизнь, а все осталось по-старому. Здесь даже тяжелее нам. У нас в станице на Кубани было намного легче .

Семен. /С остервенением, рубя толстое дерево/. Обещала! Мало ли что она наобещала всем переселенцам. Где оно все это?

В колхозе если не работать – с голодухи помрем. А куда деваться? Приходится тащить эту лямку. Другого выхода нет. И не забывай, все-таки война идет. Сейчас все для фронта и для победы нужно отдавать .

Клавдия. Это понятно. А тут еще абреки шастают в этих местах .

Говорят, они прячутся высоко в горах и лесах .

Семен. Тебя они не касаются, нас они не трогали и не тронут. Они воюют с властью, которая выселила их народ далеко отсюда в Казахстан, в среднюю Азию .

Клавдия. Не пойму никак, за что их выслали?

Семен. Объявили врагами всего народа и выслали. И ингушей и чеченцев. /Остановился, достал кисет и стал набивать махоркой газетный лист для самокрутки/. Как можно, Клава, весь народ обвинить в предательстве? И при чем здесь дети, женщины и старики? Что они совершили против государства? Может в Москве все с ума посходили?

/Продолжает рубить/ .

Клавдия. Я в своей жизни такого не слышала, чтобы весь народ взяли и сослали куда-нибудь с родной земли. А, может быть, они действительно что-то натворили, и Сталин их сослал в Казахстан? Сталин – вождь народа, он все знает и все решает за всех .

Семен. То-то и оно! Сам решает за всех, и наломал дров, как мне кажется, в этом деле. Тут что-то не то! Не может весь народ быть предателем .

Клавдия. Тише, ты! Не расходись! Еще услышат, как ты тут рассуждаешь, упекут тебя, а я что буду делать здесь одна?

Семен. Не упекут! Здесь в лесу можно высказаться от души .

Клавдия. Не говори, у власти везде есть глаза и уши. Боюсь я, чего бы не вышло .

Семен. /Поглаживая усы/. А ты не боись. Ведь ты за мной, как за каменной стеной! Разве не так?

Клавдия. Так-то оно так! А все же, кто его знает. Здесь все иначе .

Семен. Со мной ты ничего не бойся. А теперь рассуди, прав я был, когда не хотел по чужим домам шастать и собирать чужие вещи и тащить себе в дом? Прав был, сто раз прав был. А ты недовольна была на меня. Все возмущалась, что другие на подводах вывозят и даже драки устраивают меж собой, когда уносили чужие вещи! Я так полагаю – не трожь чужое, не тобою оно нажито – не бери даже иголку. Не твоё оно. Грех это большой! А тут многие хапают и возами вывозят. Марадерством это называется .

Клавдия. А посля, как я думаю, в их домах стали случаться пожары .

Не спроста ведь это, Семен?

Семен. Конечно, дорогая! Бог все видит и все раздает по твоим делам и заслугам. А ты все пилила меня, почему не идешь в пустые дома и не несешь разные вещи, скотину не приводишь на подворье. Я всячески отказывался. А спустя некоторое время у мародеров и у тех, кто ломал ингушские дома на растопку, стали хаты гореть как свечки, а нас почему-то обошли стороной. Кумекай, Клава, кумекай!

Клавдия. Прав ты, Семен, оградил ты наш дом от большой беды. А я то, дура, думала, что дома пустуют, хозяев нет, не пропадать же добру, вот и думала, немного разжиться коекаким барахлишком. Куда нам деваться от бедности-то?

Семен. Ничего, Клавдюша, все со временем образуется, не из таких передряг выходили. Дом нам дала здесь Советская власть?

Дала! Хоть и пустой оказался, когда мы заселились, главное, не в чужих постелях мы спим, а в своих, которые привезли с собой. Чужое горе оно и есть горе! На чужом горе не разбогатеешь, оно когда-нибудь даст о себе знать, аукнется. Об этом никому никогда нельзя забывать .

Клавдия. /Испуганно приближаясь к своему мужу, словно ища у него защиты/. Глянь, Семен, какие-то подозрительные люди идут. И все вооруженные .

Семен. Не боись. Мы им ничего плохого не сделали, и они не должны нас тронуть .

/Подходит Ахмед Хучбаров со своими товарищами / .

Ахмед. Бог в помощь, добрый человек! Счастья тебе и твоей жене!

Как поживаешь?

Семен. Спасибо, не жалуюсь. А вы кто будете? Что вам надо?

Ахмед. Ты нас не бойся и успокойся, пожалуйста! Мы тебе ничего плохого не сделаем .

Семен. А я и не боюсь. /Продолжает крепко сжимать в руках свой топор, загораживая своим телом жену/ .

Ахмед. И правильно делаешь. Зовут-то тебя как? А жену?

Семен. Семеном, в жену Клавдией .

Ахмед. А меня Ахмедом. Ахмед Хучбаров я. Слышал обо мне?

/ Протягивает руку для рукопожатия. Семен жмет ее, но не сразу/ .

Клавдия. Ой, абрек! Мама родная!

Семен. Слыхал. В селе об вас только и говорят и вами нас пугают .

Называют вас головорезами, политбандитами .

Ахмед. А ты не боишься меня? Я ведь могу и убить человека запросто, ни за что, ни про что .

Клавдия. Ой, мамочки, убивают!

Семен. Замолкни, баба, когда мужики разговор ведут. /Снова Ахмеду/ .

Смерти я не боюсь. Двум смертям не бывать, а одной не миновать! А убивать меня, вроде бы, и не за что. Живу я по совести, в грабежах не участвую .

Ахмед. Правильно, Семен! Ты честный мужик, я наводил справки .

Живешь, как ты сам сказал, по совести. Если все бы так жили, как ты. Давай присядем вон на то поваленное дерево, поговорим .

Семен. Я бы рад поговорить с тобой, Ахмед. Ты знаменитый абрек, о тебе много наслышаны все. Но времени мало, дров надо нарубить, дом протопить. Во дворе ни одного полена нет .

Ахмед. Не беспокойся, Семен. Мои ребята и дрова нарубят, и в телегу уложат. /Обращаясь к своим товарищам/. Так, Солтмурад, с ребятами нарубите дрова и погрузите все в телегу доверху, чтобы им надолго хватило. А ты, Элберд и Хадис, встаньте в дозор в разных местах леса, чтобы нас никто не застал врасплох. Александр, ты тоже вон за теми кустами спрячься, и следи, чтобы никто к нам не подкрался не замеченным .

Пайзулла. Не беспокойся, тамада, все сделаем как надо .

Солтмурад. Дика да, Ахмед. Хорошо, Ахмед, вот только где взять топоры?

Ахмед. Семен, не одолжишь пару топоров для работы?

Семен. Почему бы и нет! Один найдете там, в телеге, а второй я свой отдам .

Клавдия. / Испуганно /. Семен, что ты делаешь?! Не чувствуешь, что они нас разоружают!

–  –  –

Ахмед. Откуда, Семен, прибыл сюда на поселение?

Семен. Да из Краснодарского края. Не просто по своей воле прибыл, а обязали, если сказать правду. Многие наши сельчане приехали. Поообещали нам здесь кисельные берега с молочными реками. Ну, жена и клюнула на это .

Стала меня просить: «Поедем, да поедем». Я не соглашался поначалу. Знаю, что переезд на новое местожительство – равносильно двум пожарам. А потом подумал: «Была, не была! Что мне терять» .

Ахмед. А семья большая?

Семен. Трое сыновей женаты, живут отдельно. Одна дочь замужем .

Короче, мы с Клавдией живем одни. Сил пока хватает .

Думали, обоснуемся здесь, вызову вначале одного, потом второго… Ахмед. Сколько лет тебе, Семен?

Семен. Скоро шестьдесят два будет .

Ахмед. Воевал?

Семен. В первую империалистическую. Потом в гражданскую. И сейчас пошел бы защищать Родину от немчуры, но годы не позволяют, в армию не берут .

Ахмед. Ты уже отвоевался, Семен. Ты должен быть на заслуженном отдыхе .

Семен. Да какой там отдых! Надо работать, чтобы ноги не протянуть. А вообще – то я не люблю сидеть сложа руки .

Люблю трудиться. К тому же сейчас война идет, всему народу трудно приходится, не только нам с Клавдией .

Ахмед. А что, не набрал в пустых домах, что тебе надо? Лежало ведь все свободно, только загружай добро и вывози .

Семен. Ты что, Ахмед, меня хочешь мародером сделать? Ингушей в одночасье выселили из домов, повезли их, говорят, на машинах к железнодорожным вагонам, набили как скот битком и в Казахстан. На этот народ обрушилось огромное горе, не знаю, за что его выслали.

И после этого я бы ходил по их пустым домам и собирал бы их оставленные вещи:

мебель, одежду, посуду, постельные принадлежности и оставленный скот?

Нет, Семен не такой! Я лучше все своими руками заработаю, лучше честным трудом, чем воровством .

Советская власть выделила нам дом, и на том спасибо. Бог даст, вернется хозяин дома, где я живу временно, конечно, освобожу без всяких разговоров .

Ахмед. Не все так здраво рассуждают и мыслят как ты. Некоторые рады трагедии, которая постигла мой и чеченский народ .

Вот, например, наши соседи, когда ингушей энкэвэдэшники загружали в вагоны в г. Беслане, танцевали на перроне, пили араку, пели «Варайда да»! Кругом слезы, плач, а они вовсю пляшут, радуясь, что ингушей увозят с Кавказа и улюлюкают им вслед. Вот как провожали моих сородичей, ингушей, наши соседи осетины!

Семен. Неужели это так было? Бог не простит им это!

Ахмед. Да им многое сходит с рук. У них крепкая поддержка там, в Москве во главе со Сталиным. А как увезли мой несчастный народ, как кровожадные псы набросились на оставленное ингушами добро в домах, на скотину и начали грабить, кто быстрее и побольше захватит. Стали заселяться в пустующие дома .

Семен. Ай, яй, яй! Какой позор! Как не стыдно! Не по христиански это, не по-человечески! Библия учит добру, милосердию и смирению перед Богом. Много заповедей в Библии, главные из которых – не укради, не убий. И другие Ахмед. Когда народ вывезли в ссылку, в горах еще оставались ингуши. Это были немощные старики, женщины и дети. В этот день, в среду 23февраля, выпало много снега .

Карательные отряды НКВД двинулись в горы. Они не стали выводить оставшихся людей в горных селах на равнину, а затем вывозить к железнодорожным станциям .

Семен. А что они с ними сделали?

Ахмед. Они объявили их бандитами и расстреливали на месте .

Целыми семьями закрывали в домах, в сараях, расстреливали из автоматов,пулеметов и поджигали дома .

Семен. Не может этого быть! Не могу поверить в это! Как можно детей, женщин и стариков без всякого суда и следствия просто убивать? Что они сделали такого, чтобы их просто можно было вот так расстреливать? У меня не укладывается все это в голове. /Кричит жене /. Клава, иди сюда!

Клавдия. / Быстро подходит /. Что случилось, Семен?

Семен. Послушай, что говорит Ахмед .

Клавдия. Что он говорит, Семен?

Семен. Он говорит, что в горах людей не выводили для выселения, а просто расстреливали или сжигали в домах или сараях!

Ты можешь в это поверить?

Клавдия. Боже мой! Да как это можно женщин, детей и стариков расстреливать просто так?

Ахмед. Да, так и было. Я и мои товарищи были свидетелями этих чудовищных преступлений карательных отрядов. Боле того, я вам скажу, что каратели из НКВД отрезали головы убитых, складывали их в мешки, чтобы привезти в отделение для вещественного доказательства и отчета, что они успешно провели операции по ликвидации политбандитов. А потом они, наверное, рассчитывали на награды от своего начальства .

Семен. Какой ужас! И такое было возможно в нашей стране?

Господи помилуй и спаси! Постой, постой! Помнишь, Клава, как мы однажды проходили мимо сельсовета?

Клавдия. Ну, помню, ну и что?

Семен. А то, возле крыльца было привязано несколько лошадей, а по бокам у них висело по два мешка, чем-то наполненные. С мешков капала кровь. Мы еще с тобой подумали, что в них может быть, раз кровь капает. Мы так и не смогли распознать содержимое этих мешков. О, Господи!

Клавдия. О, пресвятая Богородица! Выходит, это были головы убиенных!

Ахмед. Да, Клавдия, это были головы так называемых бандитов, которые жили в горах – женщин, детей и стариков .

Семен. Потом трое энкэвэдэшников вышли из сельсовета, довольные, улыбающиеся. А один из них сказал, как сейчас помню, ну Петро, награды нам обеспечены. Готовься обмывать .

Клавдия. Боже ты мой! Как могут люди людей убивать? Это же богопротивное дело! Это же большой грех!

Ахмед. Много истребительных отрядов уничтожили мои единомышленники. Почему мы их уничтожаем в горах и на равнине, надеюсь, вы поняли сейчас? Мы не кровожадные звери, а просто народные мстители и встали на эту тропу мщения не от того, что любим убивать людей. Просто душа наша не терпит несправедливости, когда убивают наших беззащитных женщин, детей и немощных стариков! Кто может отомстить за них? Конечно мы, волею судьбы, оставшиеся в этих горах .

Семен. Я слышал, ты одного назвал русским именем – Александром. У тебя, что в отряде русский есть? Как он попал к вам?

Ахмед. Да, русский, Саша Малышев. А попал он к нам очень просто. Когда был голод в Поволжье, много людей подалось на Кавказ. Его отца и мать приютили ингуши, жили они здесь как одна семья. Спустя некоторое время родители Саши умерли. Он уже был взрослым парнем, знал ингушский язык. Хозяйка, у кого они жили, стала его второй матерью. Когда пришли каратели, они убили ее и ее мужа. Саша в это время не было дома, но ему довелось все это видеть. Он поклялся отомстить убийцам его второй матери. Убежал подальше в горы, в лес. Потом наткнулся на нас и попросился к нам. Мы его и взяли в отряд .

Семен. Тяжелая ваша миссия, но скажу, не лукавя, и благородная .

Ведь многие, которых энкэвэдешники безвинно убивают и заживо сжигают в домах и сараях, взывают к Всевышнему, чтобы он покарал тех, кто совершает эти злодеяния. Так, ведь?

Клавдия. Конечно, Семен! Иродов, какой бы национальности они ни были бы, в моем понимании, должна настигнуть божья кара!

Семен. Правильно, Клава. Не ты создал людей, не тебе и дано прерывать их жизнь. Только Бог должен и карать, и миловать .

Ахмед. Совершенно верно! Разные народы проживают у нас на Кавказе. Разные национальности. Но по-разному отнеслись они к выселению ингушей и чеченцев. Большинство понимают, что это жестокое и варварское решение Москвы .

Другие рады, что очистили республику от нас и теперь могут безнаказанно грабить и жить в наших домах. Знаешь, меня поразили таты – горские евреи. Слышал о них?

Семен. Слышал и встречался с людьми этой национальности .

Ахмед. Так вот, в Грозном, слухи быстро распространяются в народе, их церковный служитель, поп, что ли? Забыл, как называют его .

Семен. У них он называется раввином .

Ахмед. Да, раввин. Собрал он своих евреев и сказал, что чеченцев и ингушей постигло неслыханное горе, на них обрушилась неслыханная трагедия. У них отняли все: дома, вещи, скот .

Он призвал, чтобы они ничего не трогали в их опустевших домах. Не тащили ничего, как некоторые ненасытные мародеры. Сказал - это тяжкий грех брать чужое. Раввин и его люди по настоящему богобоязненные люди, они боятся совершить грех. Раввин настоящий служитель Бога .

Семен. Ты прав, Ахмед, разные люди живут на свете, разная у них совесть и понятие чести Семен. А вы надолго решили здесь остаться? Не уехали со своим народом по какой причине? Чем вы кормитесь, не грабежами ли вы промышляете здесь?

Ахмед. Обижаешь, Семен. Как ты мог о нас так подумать! Когданибудь ты слышал, чтобы абреки грабили в этих местах простых людей? Слышал ли ты, что Ахмед Хучбаров когото обидел или ограбил? Или убил?

Семен. Честно говоря, не слышал. Извини, если что не так сказал .

Ахмед. То-то же! Мы народные мстители, как я уже говорил. Мы вынуждены были остаться здесь охранять нашу землю, могилы наших отцов и дедов, чтобы не оскверняли их. И вековые башни в горной Ингушетии, чтобы не взрывали их .

Семен. Я башни ваши не видел, не знаю, какие они. А могилы, зачем охранять их? Кто на них позарится, и что может быть с ними?

Ахмед. Не скажи, Семен. У нас надмогильные плиты хороший материал для строительства свинарников и коровников. Да для другого дела можно пустить в хозяйстве .

Семен. Побойся бога! Как можно надмогильные плиты пускать на такое дело? Это же надругательство над усопшими! Это же тяжкий грех - осквернять могилы! Какое кощунство!

Ахмед. Представь себе, есть такие люди, которые ничем не гнушаются. Они вытаскивали эти плиты и строили свинарники, и коровники. Дороги мостили из них. Но мы их предупредили, пальнули по ним пару раз и сказали, что если они еще раз на кладбища наши сунуться, то по ним справят панихиду. Они же трусливые, сразу же прекратили глумиться над мертвыми .

Семен. Это же надо до такого додуматься, чтобы орудовать на кладбищах, вывозить надмогильные плиты для строительства! Это же настоящее варварство!

Ахмед. Вот тебе и пример, как поступили еврейские таты в Грозном, и как поступили наши соседи осетины. И никуда от этого факта не денешься .

Семен. Да, а. Действительно евреи поступили очень мудро, думая о дальнейшей судьбе своих детей. Они оградили их от будущих неприятностей и столкновений. Рано или поздно чеченцы и ингуши, чует мое сердце, вернутся на Кавказ на свою историческую родину .

Бог не может такую несправедливость с народом долго терпеть и не исправить ее. Все возвращается на круги своя .

Я думаю, что сосланные народы вернутся сюда снова .

Ахмед. Спасибо на добром слове. Хорошая и добрая у тебя душа, Семен. Настоящая русская, добропорядочная, сочувствующая. Поговорил я с тобой, и на сердце как-то легко и тепло стало. По тебе можно судить, что есть все же в нашей стране люди, понимающие нашу трагедию и сочувствующие нам .

Семен. Скажи правду, Ахмед, твоих рук дело поджоги нескольких домов в нашем селе?

Ахмед. А ты как думаешь, за дело или просто так дома у них загорелись? Поселенцы начали разбирать на дрова пустующие турлучные дома, вначале забрав все вещи ингушей, которых выслали. Да бог с ними с вещами, мародеры они и есть мародеры! Не стали дожидаться, когда сельсоветская власть по описи все сдаст в колхоз, чтобы потом по спискам раздать остронуждающимся. Пусть на их совести это останется. Но дома, зачем рушить и разбирать на дрова? Вокруг столько леса, иди и руби себе деревья на дрова .

Семен. Боялись абреков, боялись, что в лесу их поубивают .

Ахмед. Семен, о чем ты говоришь! Я же посылал в село своих людей, потом сам лично пришел и сказал, чтобы никто не боялся и шел в лес за дровами. Никогда абрек не тронет мирного жителя, простого крестьянина .

Вот ты пришел в лес нарубить дров, и никто тебя пальцем не трогает. Даже помогаем тебе рубить дрова и грузить в телегу. Слово Ахмеда Хучбарова твердое – если сказал, то обязательно сделает .

Семен. Что, правда – то, правда. Спасибо, Ахмед за помощь .

Сейчас я стал лучше понимать и ваши дела. Если когданибудь захочешь прийти ко мне в гости – милости просим .

Правильно, Клава? Примем его в гости к себе?

Клавдия. /Неуверенно /. Да, примем .

Семен. И еще хочу тебе признаться. Жинка моя, когда увидела, как многие, правда, не все, врать не буду, возами свозили на свои дворы вещи, собранные в пустующих домах ингушей после выселения, все время твердила мне: «Пойди и нам что-нибудь привези». Я всячески отказывался, все время твердил, что на чужом горе счастье не построишь». Сам не ходил по чужим подворьям, и жену не пустил. А когда у некоторых заполыхали дома, я и сказал, что вот им и божья кара. Не бери чужое! И сразу жинка притихла .

Ахмед. Мы, конечно, не хотели их дома поджигать, но понаблюдали за особенно ретивыми и ненасытными, которые слишком награбили в чужих домах и скотину, и вещи и особенно рушили дома на дрова. Вот и пришлось их предупредить таким образом. Сейчас жители пустые дома не разбирают?

Семен. Нет, спокойно ездят без опаски в лес за дровами .

Ахмед. Вот так и должно быть по-человечески .

/Подходит Солтмурад и его друзья / .

Солтмурад. Ахмед, работу мы закончили. Телега с верхом наполнена дровами. Им их надолго хватит. Можно запрягать лошадь .

Ахмед. Хорошо. Запрягите ему лошадь. Мы тоже отправимся в путь. Ну, Семен, прощай, не поминай лихом. Желаю тебе и твоей жене долго здравствовать и хорошо жить. Здоровья и счастья вам, Клавдия!

Клавдия. Спасибо вам, сынки! Берегите себя .

Семен. Спасибо вам всем, вы меня хорошо выручили. Будете здесь, заходите в гости .

Ахмед. Только ночью, чтобы не накликать на тебя беду. Не побоишься принять?

Семен. Ничуть! Добрых гостей мы рады принимать и днем, и ночью!

Ахмед. Да, Семен. На всякий случай сходи в сельсовет и скажи, что когда в лесу рубил дрова, встретил Ахмеда Хучбарова с его друзьями, чтобы не вызвать подозрения. Ты знаешь, что бывает за недоносительство .

Семен. Что ты, Ахмед! За кого ты меня принимаешь? Никогда сексотом не был и не буду. У нас в роду такой болезнью никто не страдал Ахмед. /Смеясь/. Болезнь говоришь? Это ты правильно выразился .

Некоторые мои сородичи страдают этой неизлечимой болезнью. Но я тебя очень прошу, на всякий случай, для твоей же безопасности, сообщи, где надо, что виделся случайно со мной. О нашем разговоре ничего не говори, а то лишь озлобишь энкэвэдэшников. А вдруг нас кто-нибудь видит из сельчан и донесет на тебя .

Семен. Посмотрим. Как-нибудь сам разберусь. Уж очень я не люблю стучать .

Ахмед. Поверь мне, Семен, так надо. Я лучше знаю, что говорю .

Ну, прощайте. Не поминайте нас лихом!

–  –  –

Ахмед. Солтмурад, Пейзулла, вы не остались не отомщенными! Не один десяток энкэвэдэшников расстались с жизнью за вас!

Абдурахман. И еще не мало карателей сложат головы за свои злодеяния!

Ахмед. Да, война в этих горах продолжается. И, думаю, будет она еще долгой. Тагир, что ты решил?

Тагир. Думаю сдаться властям. Вы уж на меня не обижайтесь .

Выбора у меня нет. Не о себе думаю. Думаю о спасении детей .

Сейд. Ты же знаешь, что нынешней власти верить нельзя, они тебя все равно посадят и неизвестно какой срок дадут .

Тагир. Не так важно, что будет со мной. Главное – спасти малолетних детей, двух мальчиков и двух девочек, чтобы они соединились со своей семьей .

Абдурахман. Это те дети, которых мы видели в Душинском районе в Грузии у Борчашвили?

Тагир. Да. Они сказали, что позаботятся о них .

Ахмед. Ты расскажи теперь всем, как они оказались с тобой здесь в горах. Я знаю все о тебе, а ребята не все знают подробности, а только в общих чертах .

Тагир. Я родился и вырос в селе Серноводск. Об этом я вам рассказывал. Мой отец Ахьмад-мулла семь лет учился и жил в с. Базоркино у знаменитого Къазимуллы Гантемирова .

Мне было всего 19лет, когда перед самым выселением наших народов я поехал к своему дяде на отдаленный хутор в горы, где он держал скот .

23 февраля под предлогом, что ему надо быть на собрании, дядю увезли. Не дождавшись его, жена дяди ушла за ним .

После оказалось – обоих задержали и отправили в ссылку .

Чоко. И ты остался один с четырьмя детьми?

Тагир. Да. Мне и детям каждый день нужно было что-то есть .

Добывая пищу, я ежеминутно рисковал жизнью. Вы знаете, все, кто остался или спрятался в горах, власть объявила политбандитами и подлежали расстрелу на месте .

И Бериевские каратели убивали женщин, детей и стариков .

А для отчета начальству отрезали им головы. Горные тропы и дороги минировали, разбрасывали отравленные пряники и хлеб .

Ахмед. Твой отец из Казахстана написал жалобу в Москву в НКВД СССР, что ты случайно оказался в горах во время высылки .

Он просил разрешения на твой выезд в Казахстан .

Посредники передали мне, что твоего отца незамедлительно привезли на Кавказ, и он говорит, что если ты сдашься, тебя преследовать не будут, дадут разрешение на выезд в Казахстан. Решать тебе, сдаваться властям или нет .

Тагир. Вы же знаете – я ради четырех детей иду на этот шаг, чтобы вывезти их в Казахстан к родителям и сохранить им жизнь .

О себе я меньше всего беспокоюсь .

Хадис. Ты настоящий к1онах, Тагир. Мужчина ты! Так только поступают смелые и благородные люди. Аллах тебя не оставит в беде. И в боях с карателями ты отличался мужеством .

Ахмед. Хадис прав. Ты рискуешь своей жизнью ради детей, ради ангелов земных. Визза к1онах ва хьо! / Протягивает ему руку, жмет её и обнимает/. Нам будет тебя не хватать .

/Остальные бойцы тоже пожимают ему руку и обнимают его/ .

Так, все вещи собрать, упаковаться. Уходим с этого места на другую базу подальше в горы, в Хевсуретию. Не будем терять время. Завтра мы заберем детей и проводим Тагира к условленному месту, где его будет ждать посредник .

Чоко. Ахмед, ты посиди, отдохни, мы сами быстро все соберем и погрузим на лошадей .

Ахмед. Нет, нет! Я не устал, я тоже буду собирать вещи .

Тагир. Да посиди, тамада, мы все сами сделаем .

Ахмед. Ну, хорошо. Я помолюсь за всех нас, чтобы дорога была легкой и удачной .

Хадис. Вот-вот! Помолись, попроси у Даьла удачи нам во всех наших делах .

–  –  –

Берия. Вызывали, товарищ Сталин?

Сталин. Да, вызывал. И еще не один раз вызову, пока ты действительно не уничтожишь этого бандита Ахмеда Хучбарова и его пособников. Ты мне докладывал, что уничтожил его, а он жив и невредим и преспокойно проводит в горах Ингушетии и Грузии дерзкие операции против НКВД .

На, прочитай, что пишут немецкие газеты!

/Берет со стола газеты и бросает их к краю стола, поближе к побледневшему Берия. Тот берет их в руки с отпечатанным листком перевода/ .

Берия. Виноват, товарищ Сталин. Меня дезинформировали .

Сталин. Кто мог тебя дезинформировать?

Берия. Секретарь Северо-Осетинского обкома партии Кулов. Он мне докладывал, что с Хучбаровым уже покончено. Я разберусь, товарищ Сталин .

Сталин. Конечно, разберись, да побыстрее. А то мне с тобой придется разбираться. Я таких шуток не потерплю. Поезжай во Владикавказ к секретарю Северо-Осетинского обкома партии Кулову и ткни ему в лицо эту газету, чтобы он не вводил тебя в заблуждение и не врал. Неужели он не знает, с кем вздумал шутить? С самим Берия!

Берия. /Бледнея/. Виноват, товарищ Сталин. Я все исправлю. И с Куловым встречусь, а бандит Хучбаров будет уничтожен в ближайшее время .

Сталин. Он должен был быть давно ликвидирован со своей бандой. Во время войны мы с фронта отвлекали значительные силы .

Сколько людей было задействовано под твоим руководством по специальному решению правительства для карательных акций НКВД?

Берия. 19 тысяч оперативных работников Наркомата внутренних дел и до 100 тысяч офицеров и бойцов войск НКВД .

Сталин. Какая сила! И чем они там занимались?

Берия. По моему специальному указанию для ликвидации бандитизма в выселенных районах Чечни и Ингушетии из войск НКВД были созданы разведывательные и оперативные карательные группы .

Сталин. Такая сила, а результата нет никакого!

Берия. Но… кое-какие есть все-таки… Сталин. О чем ты говоришь, Лаврентий! Какие результаты? Пока не уничтожишь бандита Хучбарова, считай ни о каких результатах и речи быть не может! У нас в Советском Союзе он бандит, а для Запада он герой-одиночка, возглавивший национально-освободительное движение среди не выселенных ингушей в горах. Понимаешь разницу?

Берия. Да, товарищ Сталин, понимаю .

Сталин. Понимаешь, но плохо. Тут медлить нельзя. Нужно решительным образом расправиться с бандитизмом в горах и особенно с ним! А как там поселенцы прижились на новом месте? Колхозы не развалились?

Берия. Поселенцы освоились, жизнь потихоньку налаживается, колхозы не развалились, рабочих рук хватает. Все наладится .

Правда, поселенцы поначалу боялись ходить в лес за дровами, рушили оставшиеся пустые турлучные дома выселенных ингушей на дрова .

Сталин. Почему в лесу не рубили дрова?

Берия. Опасались абреков, что были в горах. Особенно они были наслышаны про банду Хучбарова. Боялись, если пойдут в лес за дровами, то их там поубивают .

Сталин. А потом?

Берия. Поначалу Хучбаров и его банда обстреливали, пугали поселенцев, чтобы они не разбирали дома его земляков. А потом, как нам сообщили осведомители, Хучбаров пришел к нескольким поселенцам и попросил их сказать в селе, не рушить пустующие дома, а шли без опаски в лес и заготавливали там дрова. Сказал, что он и его бойцы никого не тронут. Более того, кто приходил в лес за дровами, он помогал рубить деревья и загружать дрова в повозки .

Сталин. /Попыхивая трубкой, удивленно/. Неужели? Сам, говоришь, помогал?

Вот не ожидал от кровожадного абрека таких действий! Если он любит рубить деревья на дрова, так его надо срочно изловить и отправить на лесоповал на Колыму, лет на двадцать пять, где он принесет больше пользы для нашей страны, нежели одному-двум поселенцам. Не так ли?

Берия. Если попадет в наши руки, его нужно судить и приговорить к высшей мере – расстрелу. Его опасно оставлять на свободе, даже и на Колыме. Он у меня как кость в горле. Поймать бы мне его или уничтожить в операции .

Сталин. /Выбивая пепел из трубки в пепельницу, и оставляя её в ней/ .

Да, надо отдать ему должное, одним таким поступком он, наверное, вызвал у населения огромную симпатию. Не так ли?

Берия. Да. Честно сказать, он не убил и не ограбил ни одного мирного жителя, наоборот, всячески старался им помочь, чем мог. Воюет Хучбаров только с солдатами НКВД и только их яростно уничтожает. А изловить его или уничтожить нам пока никак не удается. Уж слишком осторожный, хитрый и неуловимый он!

Сталин. Ты, который блестяще справился с трудной задачей, образцово выполнил специальные задания Правительства под кодовым названием «Чечевица» и сумел выселить сотни тысяч чеченцев и ингушей со всей республики, Указом Верховного Совета СССР награжденный орденом Суворова 1-й степени, не можешь справиться с каким-то Ахмедом Хучбаровым! Какой ты стратег? Выходит, Хучбаров умнее тебя и может тебя обвести вокруг пальца! Выходит, ты зря получил награду! Тогда поезжай на Кавказ, в горы и отдай свой орден Ахмеду. Он более достоин его, раз может грамотно разрабатывать стратегические операции, нападать на солдат и офицеров НКВД и беспрепятственно уходить от вас. А что, твои заместители, Кобулов, Круглов и Серов? Они ведь тоже были награждены?

Берия. Да, они тоже получили ордена Суворова 1-й степени. А всего за эту операцию к различным орденам были представлены 666 человек .

Сталин. Вот-вот! Что же твои заместители так плохо работают, что не могут изловить и уничтожить одного бандита, скрывающегося в горах?

Берия. Просто Хучбарову пока везет. Все равно мы уничтожим его любыми путями. И тех, кто всячески ему помогает. Просто он заигрывает с населением, дурачит их, старается казаться добреньким, не кровожадным зверем. И дрова помогает рубить… Сталин. / Перебивая его/. Известно, кому он дрова помог нарубить?

Сообщили они органам, что встречались в лесу с абреком Хучбаровым?

Берия. Да, товарищ Сталин. С кем он сталкивался, те сами незамедлительно приходили и сообщали органам. Мы все население предупредили, что если встретятся в лесу где-либо с Хучбаровым или его бандитами, чтобы тут же сообщали, За недоносительство и сокрытие информации об этом абреке есть статья и мы строго караем таких людей .

Сталин. Ну и что, все информируют ваши органы?

Берия. В основном все. Никто не хочет неприятностей от нас .

Правда, один старик со своей бабкой встретились в лесу с Ахмедом Хучбаровым, его бандиты рубили ему дрова, загружали в телегу, а он в это время преспокойно сидел с этим абреком на поваленном дереве, мирно беседовал и курил самокрутку. Жена его находилась тут же рядом. Органам он не сообщил о своей встрече с абреком и о чем он с ним беседовал. Зато те, кто его видел с Хучбаровым, сообщили нам .

Сталин. И как зовут этого старика?

Берия. /Открыл папку, заглянул в свои бумаги./ Зовут его Семен, а жену Клавдией. Живут они вдвоем. За свой проступок он получил сполна. Поработали с ним мои чекисты, едва остался жив. Ничего существенного не было в их разговоре. Говорит, что беседовали о житье и бытие, откуда приехал, о трудной жизни .

Сталин. И всего лишь?

Берия. Жена тоже подтвердила его слова. Зато остальные поселенцы узнали, за что он пострадал: что вовремя не сообщил о встрече с абреком. Потом Хучбаров и его сообщники выяснили через участкового, которого поприжали и напугали до смерти, кто донес на этого старика Семена. Пришли ночью к осведомителю, сняли штаны и при жене так отстегали его по голой заднице, что он долгое время не мог ни встать, ни сесть .

Сталин. Ну, и что этот участковый? Продолжает работать в органах?

Берия. Нет, конечно! Как выяснили, что проболтался, сразу же и уволили .

Сталин. Правильно сделали. Болтунов нам не надо в милиции. Вот где кроется неуловимость Хучбарова – в поддержке некоторой части населения. Пособников его надо жестоко карать, чтобы у него не было никакой помощи со стороны переселенцев .

Людей должен парализовать страх, при одном упоминании его имени. Они должны отвернуться от него, ничем не помогая ему из-за боязни за свою жизнь .

Берия. Авторитет его в горах высок. Когда он угнал пару раз тысячные отары овец, а потом раздал многим простым жителям горных сел. Этим его авторитет очень сильно укрепился .

Сталин. Ты посмотри, какой благодетель за счет государства, за счет колхозного добра! Поэтому он и ускользает от вас, потому что пользуется поддержкой у некоторой части населения. Ты что, Лаврентий, не можешь скомпрометировать его и его сообщников? Не можешь провокацию сделать, вроде это дело его рук? Не мне тебя учить .

Берия. Да делали, товарищ Сталин, но у людей свое мнение укрепилось о нем .

Сталин. Да что ты говоришь? Тогда надо более тщательно продумывать все детали, прежде чем провести ту или иную акцию против него. Надо разрушить в сознании людей веру в его непогрешимость .

Берия. Стараемся, и будем стараться, товарищ Сталин!

Сталин. /Раздраженно./ Ты уж постарайся, Лаврентий, очень постарайся и убери этого Хучбарова как можно быстрее. Уж сколько лет он не дает нам покоя!

А как там прижились на новых землях осетины? Довольны, что к их республике присоединили много ингушских земель?

Берия. Радуются и не нарадуются этому факту. На всех собраниях постоянно благодарили вас за заботу и внимание к ним .

Многие поселились в ингушских домах, много забрали оставленное ими имущество .

Сталин. Правильно, не пропадать же добру! Пускай пользуются, они заслужили это. А приехавшие из других союзных республик, краев и областей поселенцы в эту упраздненную республику, им помогли имуществом, оставленным ингушами и чеченцами?

Берия. То, что осталось, когда забрали осетины, было все описано и сдано в колхозы, затем по спискам распределили всем прибывшим поселенцам. Раздали, в основном, домашнюю утварь, скот, птицу. Что осталось, оставили в колхозах, укрепили их материальную базу. Ну, так сказать, работу провели, все утряслось, жизнь там наладилась .

Сталин. Хорошо, очень хорошо! Надо все сделать, чтобы об ингушах и чеченцах забыли, и ничто не должно напоминать об их былом проживании на Кавказе. Они постепенно должны быть уничтожены, чтобы их было ничтожно мало и не смогли больше возродиться! Много умерло их при переселении?

Берия. Да почти половина нации. Голод и холод косил их на всем пути до места назначения в Среднюю Азию – Казахстан и Киргизию. Это вы гениально придумали - выслать их зимой, в самый суровый месяц, в феврале!

Сталин. Ничего в этом нет гениального. Просто суровая зима за нас поработала .

Берия. Да, очень много трупов оставалось на снегу, на всем пути следования эшелонов. Хоронить мертвых им не разрешалось .

Кто пытался это сделать – солдаты их расстреливали на месте .

Сталин. Правильно, с ними надо и в дальнейшем поступать жестко .

Никаких поблажек и послаблений нельзя делать. В выселении они растворятся с другими народами, ассимилируют с местными и перестанут существовать как нация. А Хучбаров притесняет сейчас осетин?

Берия. Поначалу, когда ингушей выселили, осетины стали забирать их имущество, разбирать их дома на дрова, он со своей бандой поджог несколько домов поселенцев. И отпугнул их выстрелами, когда они несколько дней продолжали вытаскивать надгробные плиты для строительства свинарников и коровников, и мостить дороги возле своих домов. Даже некоторые старики осетины были недовольны действиями своих соплеменников, которые вытягивали надмогильные плиты запряженными лошадьми и быками, и просили не глумиться над памятью усопших .

Сталин. И никого не убил Хучбаров?

Берия. Да никого. Когда осетины увидели вооруженных людей, сразу поняли, что это абреки во главе с Хучбаровым и разбежались .

Сталин. Надо любой ценой изловить живым или уничтожить его! По твоим сведениям, где он сейчас находится?

Берия. По сообщениям осведомителей он недавно был в Грузии в селе Муцо Душийского района. А потом исчез, словно испарился. Он может неожиданно появиться то в Чечне, то в Дагестане, то в Осетии. За ночь или день он проходит несколько десятков километров .

Сталин. А в Грузии установлено у кого он останавливался, кто ему помогал?

Берия. /Смотрит в свои бумаги/. По нашим данным он скрывался там, в лесах и горных пещерах. Осведомители сообщали, ему активно помогали чеченцы Борчашвили Махмад Бисанович и его брат Мачак. Но не только эта семья, но и все Борчашвили, живущие в этом селе .

Сталин. Ну и что ты предпринял?

Берия. В первую очередь мы семьи Махмада и Мачака всех из рода Борчашвили выслали из Муцо в село Халацаки Ахметовского района Грузии за пособничество бандитам. Прямых улик и доказательств против них у нас не было. Но мы из их рода в 1945 году арестовали семерых, продержали семь месяцев в заключение в Телави и Тбилиси. Через некоторое время, 1949 году, арестовали восемнадцать человек, в том числе двух женщин. Ничего не добившись, выпустили через восемнадцать месяцев. Еще несколько раз арестовывали Махмада Бисановича Борчашвили, держали по нескольку месяцев, но приходилось отпускать, так как ничего не смогли ни от него, ни от других добиться .

Сталин. А вы их там по головке гладили, что ли? У вас же в арсенале имеется много способов добиться признания! И вы, зная, что весь род Борчашвили занимается пособничеством бандитам, не могли ни у одного из них развязать язык? Удивляешь ты меня, Лаврентий!

Берия. Мои чекисты и жестоко избивали их, и пытали, и в карцер сажали, но признания они так и не добились .

Сталин. /Досадно махнув рукой/. Эх Лаврентий, Лаврентий! Война уже давно закончилась, мы победили Гитлера, такого сильного и жестокого врага, а какого-то бандита Хучбарова ты не можешь изловить или уничтожить. Удивляюсь я тебе. В твоих руках сосредоточена такая власть, мы во время войны отвлекали на Кавказ такие военные силы, да и сейчас их там не мало под твоим руководством, а с каким-то ингушом не можешь справиться! Не стыдно тебе, Лаврентий? Ведь у него нет большого образования, как я понимаю, стратегию он в генштабе не кончал, а сколько лет он треплет нам нервы, так легко ускользая из твоих цепких лап! Видимо, он неплохой стратег, раз так долго не можешь расправиться с ним! Пора заканчивать с этим политбандитом и как можно скорее .

Берия. Будет сделано, товарищ Сталин! Я приложу все силы и средства .

Сталин. Вы агитировали, чтобы бандиты сдавались в обмен на свободу и соединение с семьями в Казахстане?

Берия. Да, товарищ Сталин. Мы разбрасывали листовки по горным тропам, с призывом добровольно сдаться, а не то их семьи в высылке будут подвергнуты репрессиям .

Сталин. Ну что?

Берия. /Заглядывая в свои бумаги/. Сдались властям Тагир Ахмадов, с ним было четверо детей - два малолетних мальчика и две девочки. Детей мы передали родителям в Казахстане, а его арестовали и осудили на десять лет. Он и сейчас находится в одном из лагерей в Архангельской области. Потом сдался Хадис Ичиев, а через некоторое время и его брат Элберд Ичиев. Оба были осуждены на десять лет и теперь сидят в лагерях .

Сталин. Правильно. Их места именно в лагерях Берия. Удивительно, когда Элберд Ичиев сдался, чекисты из НКВД потребовали ему пойти к своим бывшим людям в отряд и предложить им тоже сдаться, Элберд поклялся Аллахом, что если он вернется в горы, то они его больше не увидят, он останется с соратниками по борьбе. Пришлось его тут же посадить .

Сталин. Правильно сделали. Его место на тюремных нарах или на лесоповале. Нечего их жалеть этих бандитов! Ты давай, Лаврентий, быстрее разбирайся с ними, очисти горы от них .

Берия. Будет сделано, товарищ Сталин!

Сталин. Хорошо, иди, работай .

/Берия выходит/ .

Шестое действие .

Большая пещера, окруженная с двух сторон зарослями .

С тыльной стороны ее прикрывает отвесная гладкая скала .

Перед пещерой небольшая, но ровная площадка. Ахмед Хучбаров и его сподвижники расположились перед входом .

Кто сидит, кто стоит. Все одеты в современную одежду – добротные брюки, шерстяные гимнастерки, хромовые сапоги. На Ахмеде шинель, черная гимнастерка и такого же цвета кожаная фуражка. Поверх шинели у него висит в деревянной кобуре морской маузер, с которым он не расстается ни днем, ни ночью .

Ахмед. Вы все уже знаете, что через парламентеров нам передали письмо за подписью Сталина. Правда, Сталин уже полгода, как умер. Всем вам, кроме меня, если вы сдадитесь властям, гарантируется свобода. Я предлагаю вам воспользоваться этой возможностью и обрести долгожданную свободу. Сам я сдаваться не собираюсь. Знаю - меня они не пощадят .

Чоко. Я тоже не собираюсь сдаваться! Я буду всегда рядом с тобой, Ахмед, и считаю предательством покидать своего командира, тем более я не верю в обещания властей .

Сейд. Ты прав. Мы не оставим Ахмеда одного, нашего тамаду. Я тоже такого же мнения. Будем бороться до конца .

Ахмед. Не говорите глупости! Я настаиваю и хочу, чтобы вы хорошо подумали и не упустили такую возможность!

Чоко. А мы уже хорошо подумали и не хотим оставлять тебя здесь одного. Лично я категорически отказываюсь сдаваться .

Ахмед. Прошла неделя, как вы узнали про письмо Сталина. Первый раз, когда вы с ним ознакомились, сдаться решились Мусса Хунариков и Магомед Исраилов, который фактически еще совсем мальчик, который с девяти лет находился вместе с отцом, Хасаном Исраиловым в его отряде .

Сейд. Пока его не убили?

Ахмед. Да, после убийства Хасана своими же чеченцами, которым НКВД обещал тем чеченцам, находившимся в грозненской тюрьме, свободу, возвращение семей из ссылки и разрешение поселиться в Грузии, если они убьют его. Его сын все время находился рядом с отцом, а потом в нашем отряде .

Чока. Хасан же был твоим побратимом?

Ахмед. Верно, Хасан был мне побратимом, как вы знаете, мы закрепили братство клятвой на Коране. Поэтому все мы опекали Магомеда как могли. Здесь он подрос, возмужал .

Теперь он и Мусса Хунариков сдались властям. На этом я тоже настоял. Они молоды, жизнь их еще вся впереди. Дай Аллах, чтобы у них все было хорошо, чтобы их органы не обманули! И вам надо сделать такой шаг. Хорошо подумайте, не упустите свою возможность обрести долгожданную свободу и встретиться со своими родными и близкими .

Сейд. И где наши семьи и родные? Их выслали куда-то в Казахстан и неизвестно, живы они или нет .

Ахмед. Думаю, если власти, как обещают, предоставят сдавшимся свободу и не будут вас преследовать, то они быстро разыщут ваших родных. Для этого у них есть много возможностей .

Сейд. А я почему-то уже не верю власти. Они не смогли с нами справиться, вот и щедры на всякие обещания. Нет, я не сдамся! Буду до последнего дыхания с тобой, Ахмед, что бы ни случилось со мной .

Чока. Правильно решил. Да мы все останемся здесь с нашим тамадой, но не сдадимся .

Ахмед. Вы подумайте, никто вас не торопит, время еще есть. Просто хотелось, чтобы вы пожили по-человечески, соединились со своими родными. Вот чего я вам всем желаю .

Чока. Ахмед, что будем делать с твоим родственником АькхБердом? Он усиленно добивается встречи с тобой .

Ахмед. Знаю, он специально привезен на Кавказ из Казахстанской тюрьмы. И с 1953 года он почти целый год уговаривает меня сдаться властям, заверяя, что судить меня не будут. Это сказки для детей .

Сейд. / Горячо /. Ахмед, ни в коем случае не соглашайся на это, он хочет обмануть тебя! Тамада, по-моему, он что-то замышляет против тебя. Чует мое сердце, не с добрыми намерениями он появился здесь!

Ахмед. За меня не волнуйтесь, что Аллахом мне предначертано, что мне суждено на этом свете, того не миновать. А хитрую натуру Аькх-Берда я хорошо знаю. Это еще та лиса, просто с ним надо ухо держать начеку, нужно смотреть в оба, чтобы он не притащил сюда хвост, то есть энкэвэдэшников .

Чока. Ты что, хочешь с ним встретиться?

Ахмед. Почему бы и нет! Послушаю, что он скажет. Все, что мне раньше предлагал сделать, он передавал через парламентеров, а теперь сам мне скажет. Он несколько месяцев добивается встречи со мной .

Сейд. Давай, мы его припугнем, чтобы он больше и не пытался искать встречи с тобой. Чует мое сердце – он с недобрыми намерениями пришел сюда .

Ахмед. Ничего, я встречусь с ним, выслушаю его, только вам надо проследить, чтобы он не притащил за собой хвост .

Чока. Не волнуйся, мы будем начеку .

Ахмед. Вы его приведите, а я с ним поговорю один на один .

Сейд. Хорошо, тамада, мы его приведем, а сами будем невдалеке .

Чуть что, дашь сигнал, мы тут же окажемся рядом с тобой .

Короче, мы уходим за ним. Скоро он будет здесь. И вести его всю дорогу мы будем с завязанными глазами .

Ахмед. Хорошо. Делайте, как хотите. Он в этих местах никогда не был и дорогу он вряд ли следующий раз сюда найдет .

Чока. Береженного Бог бережет. На всякий случай глаза мы ему все же завяжем .

Все уходят. Ахмед остается один перед входом в пещеру .

Вн. голос. Все ушли. Очень хорошо! Тебе надо основательно продумать встречу с Аьхк-Бердом. Он вскоре появится .

Ахмед. А что тут думать. Он, без всякого сомнения, будет уговаривать меня прекратить сопротивление и сдаться властям. Но уже после 1953 года, после смерти Сталина, выславший мой народ в Среднюю Азию, в Казахстан, я со своими единомышленниками фактически не веду активного сопротивления. Да и власти меня почти не тревожат, вроде, оставили в покое .

Вн. голос. Это кажущее спокойствие. Ты у неё как кость в горле. Тебе не кажется, что она выжидает, что это затишье перед бурей .

Скажи честно, Ахмед, ты, наверное, уже устал?

Ахмед. Ну, как тут не устанешь?! Постоянно находиться в напряжении и все время чувствовать себя под прицелом автомата до выселения, и после выселения моего народа, почти двадцать пять лет! Ну, скажи, какой человек выдержит такое?

Вн. голос. Но ты же выдержал и продолжаешь держаться!

Ахмед. Не скажи. Ты же знаешь, какое это напряжение духовных и физических сил. Порой хочется все бросить и сдаться властям с одной только мыслью – быстрее бы наступил конец. Но как вспомню о своем высланном народе, о моих товарищах, которые погибли, и тех, которые верят мне и идут за мной и в огонь, и в воду, у меня сердце обливается кровью, жажда мщения захлестывает всю мою душу. И не знаю, откуда появляются у меня силы, и я гоню прочь от себя эти предательские мысли .

Вн. голос. Ты сейчас ждешь Аькх-Берда?

Ахмед. Да, хочу выслушать его, узнать, зачем пожаловал он ко мне .

Вн. голос. Будь осторожен, не очень-то ему доверяй, он скользкий человек .

Ахмед. Я знаю, постараюсь не попасться на его удочку. Кстати, слышу чьи-то шаги, возможно, это он и идет .

–  –  –

Аькх-Берд. Ассалам Алейкум, Ахмед! Как я рад тебя видеть! Наконец-то мы встретились!

Ахмед. Ва Алейкум Ассалам, Аькх-Берд! Проходи, садись .

–  –  –

Аькх-Берд. Баркал, Ахмед! Как твое здоровье?

Ахмед. Далла хоастам ба, могашал дика да! Слава богу, хорошее!

А как твое?

Аькх-Берд. У меня тоже хорошее, не жалуюсь. Я давно, уже три месяца, ищу с тобой встречи, но увидеться никак не удавалось, уж очень ты осторожен, Ахмед!

Ахмед. Что поделаешь, ты же знаешь, что нас окружают не друзья, а враги, которые идут за нами по пятам, пытаясь нас уничтожить, хотя мы уже прекратили свои активные действия после смерти тирана Сталина. Да, власть не так активна в последние годы. Наступило какое-то затишье с её стороны, хотя мы всегда начеку .

Аькх-Берд. Ахмед, надо бы тебе совсем прекратить свое сопротивление, уже другие наступили времена, Сталин два года как умер .

Если сдашься, то власть отнесется к тебе снисходительно, даст небольшой срок. Отсидишь и выйдешь на волю. Ты же уже 25 лет как бегаешь от них .

Ахмед. Ошибаешься, Аькх-Берд. Я не бегаю от них, я их преследую, где только мне это удается. Я и мои товарищи мстили им за то, что они мой народ выслали в Казахстан, а оставшихся после выселения людей - женщин, детей и немощных стариков расстреливали и сжигали в домах и сараях! Я мстил им за своих соотечественников и нисколько не раскаиваюсь в этом. Ты не видел этих ужасных картин произвола, тебе этого не понять! А ты уверен, что власть меня не обманет, сделает так, как ты говоришь?

Аькх-Берд. Это мне сам Александр Квашели говорил –заместитель министра МВД Грузии! Он меня клятвенно уверял, что для тебя лучший выход сдаться, немного отсидеть и потом выйти на волю. Ведь ты его однажды пощадил, не убил. Он этого не забыл, добро помнит и хочет помочь тебе. Он говорил, что устроит тебе переговоры с министром КГБ Грузии полковником Шадури, который хочет вести с тобой честный разговор. Это большие люди, они не обманут тебя .

Ахмед. И ты веришь в это? Я близко Квашели не видел, не разговаривал с ним, не знаю, что он за человек, поэтому мне трудно судить, насколько он говорит искренне и можно ли ему верить. А что о Шадури сказать? Тем более министр КГБ Грузии! Какие люди хотят со мной говорить! Надо же! Но можно ли им доверять? Вот ведь в чем вопрос?

Аькх-Берд. Я думаю, что Александру Квашели можно доверять, он со мной очень долго разговаривал, и у меня о нем сложилось хорошее мнение. И с Шадури я разговаривал, только один раз. В любом случае решать тебе, Ахмед, а с Александром Квашели, я думаю, ты должен встретиться, все с ним обсудить условия сдачи властям. Из разговора с ним поймешь, сдаваться тебе или нет, и сам примешь окончательное решение .

Ахмед. Не верю я ему, да и тебе не очень-то доверяю. Всегда ты отличался осторожностью и хитростью… Аькх-Берд. /Перебивая его/. Ахмед, зачем ты так говоришь. Я искренне говорю тебе, как есть и нисколько не хитрю. Я пришел тебе помочь, я ведь не чужой человек для тебя?

Ахмед. Да, ты не чужой для меня человек – ты мой родственник… Аькх-Берд. Вот по этому я и хочу помочь тебе покончить со скитальческой жизнью в этих горах, Она тебе, наверное, уже порядком надоела?

Ахмед. А кто тебе сказал, что она нам надоела? Мы уже к ней привыкли. Я не преступник, я считаю, что главное мое преступление является то, что я ингуш, и что я хочу счастье своему народу. К тому же мы не ради какой-то своей выгоды остались здесь в горах, а остались мстить карателям за свой народ, который выслан в Казахстан. Ты это понимаешь или нет?

Аьхк-Берд. Понимаю. Но сейчас в горах никого из ингушей не осталось, в основном все высланы .

Ахмед. Высланы- то они высланы, а оставшихся каратели уничтожали без суда и следствия. Считай, простых безвинных людей они уничтожили за два года, а вот с нами ничего не смогли сделать .

Аькх-Берд. Но все равно, так ты долго не можешь продолжать, когданибудь должен же наступить конец твоему сопротивлению?

Ахмед. Это знает только один Аллах!

Аькх-Берд. Правильно! Но если есть возможность прекратить сопротивление власти и договориться с ней, чтобы перейти к мирной жизни, то надо воспользоваться этим .

Ахмед. Может ты и прав, но сердце мне подсказывает, что тут что-то не так. И встреча моя с тобой не сулит мне ничего хорошего .

Аькх-Берд. Опять ты сомневаешься в моей искренности!

Ахмед. Конечно! Где гарантия, что ты не подослан НКВД, чтобы уговорить меня сдаться, а они потом меня осудят и, конечно, расстреляют?

Аьхк-Берд. Я что, похож на предателя? Зачем мне надо предавать тебя? Я приехал из далекого Казахстана, чтобы помочь тебе выпутаться из этого дела, обрести, наконец, свободу .

Неужели ты мне не веришь?

Ахмед. Нет, конечно. Но все же я хотел выслушать тебя и посмотреть, с чем ты пришел ко мне .

Аьк-Берд. Ну, что ты увидел, какое решение ты примешь?

Ахмед. Тебя выслушал, сомнения мои в отношении тебя не развеялись, а только укрепились. Но я все же послушаю Квашили, и кого ты еще предлагаешь мне выслушать?

Аькх-Берд. С тобой хотят поговорить высокие чины – Александр Квашели и министр КГБ Грузии Шадури .

Ахмед. Ты посмотри, даже самые высшие чины Грузии! Но я тебе вот что скажу, Аькх-Берд. Выслушать-то я их выслушаю, но только вот здесь, в горах, в моей пещере. К ним я в город не спущусь. Я и здесь неплохо встречу гостей. Они грамотнее тебя и их выслушать мне будет интересно. Все же, сколько лет охотятся они за мной и интересно, какую это свободу они мне пообещают?

Аькх-Берд. Хорошо, я передам им твоё решение. Ты не пожалеешь, Ахмед, если встретишься хоть с одним из них .

Ахмед. Лучше, если оба придут на встречу со мной. Посмотрим, что это за люди. Заодно постараюсь понять, ради чего ты так стараешься .

Седьмое действие .

Зал судебного заседания. Начинается судебный процесс по делу Ахмеда Хучбарова. Он один на скамье подсудимого .

Прокурор сидит на своем месте сбоку от судейского стола .

В зале заседания в первом ряду Александр Квашили, замминистра МВД ГССР, Георгий Гучмазашвили, начальник уголовного розыска Управления милиции МВД Гр. ССР, Морлошвили, начальник следственного отдела КГБ при Совмине Гр. ССР, а также некоторые родные Ахмеда, привезенные специально на процесс из Казахстана. Прокурор сидит на своем месте сбоку от судейского стола .

Здесь и Бийсолт Маргошвили, 21года, уважаемый учитель села Дуиси Ахметского района, который сидит в 3-ем ряду и рядом Аькх-Берд, предавший Ахмеда Хучбарова .

Секр. суда. Встать, суд идет!

/Все встают, входит судья, с ним двое народных заседателя .

Все они занимает свои места на специально отведенных для них стульях перед длинным судейским столом / .

Судья. Начнем свою работу. Подсудимый встаньте .

–  –  –

Судья. Ваше фамилия, имя, отчество, год рождения, где родились?

Ахмед. Я, Ахмед Осиевич Хучбаров, родился в высокогорном родовом селе или хуторе, как вам будет угодно, Гули Галашкинского района Ингушетии в 1894 году .

Судья. Вам полагается защитник, и суд назначил для вас государственного защитника. /Судья показывает рукой на человека, сидящего за отдельным столиком в зале/ .

Ахмед. Зачем мне ваш защитник? Я отказываюсь от него .

Защищаться я буду сам. Я уверен, что здесь не будет нормального суда, а будет разыгрываться спектакль, чтобы по любому осудить меня. Я не рассчитываю здесь на справедливое решение суда .

Судья. Напрасно вы так думаете. В нашей стране любой преступник имеет право на государственного защитника. Отказаться от государственной защиты – это ваше право. Вы знаете, в чем вас обвиняют?

Ахмед. Не составляет особого труда, чтобы догадаться .

Судья. Прокурор огласит обвинение .

Прокурор. Вы обвиняетесь в бандитизме на территории ЧеченоИнгушетии, в некоторых горных районах Грузинской ССР и Северной Осетии, за организацию абреческих, бандитских отрядов и грабежах мирного населения, а также в убийствах военнослужащих НКВД и МВД СССР по нескольким статьям уголовного кодекса .

Судья. Вы признаете себя виновным?

Ахмед. Нет!

Судья. Так, продолжим. Кто были ваши родители, чем они занимались?

Ахмед. Мои родители были крестьяне. Я был вторым ребенком из двенадцати детей. Нас было шестеро братьев и пять сестер .

Судья. Нам известно, что ваш отец был кулаком. Вы подтверждаете это?

Ахмед. /Улыбнувшись/. Сами посудите, товарищ судья, как может быть отец кулаком, имея такую большую семью мал, мала меньше, которых и прокормить-то, было не легко. Мы никогда не вылазали из бедности и всю жизнь трудились от зари до зари. И, надо сказать, мой отец был очень трудолюбивым человеком .

Судья. Хочу вам заметить, подсудимый, я вам не товарищ .

Обращаться ко мне надо «гражданин судья» .

Ахмед. Пожалуйста, гражданин судья. Как вам будет угодно .

Судья. Итак, вы утверждаете, что ваш отец не был кулаком? А наличие у него в те годы двух быков, четырех коров, десятка два овец, не считая, птицы, ничего вам не говорит?

Ахмед. И это вы считаете великим богатством, за что надо человека раскулачить?

Судья. Великое, не великое, но по тем меркам он считался очень зажиточным человеком, кулаком .

Ахмед. Но он нажил своим трудом, так сказать своим горбом, никого не ограбил, не убил, у него не было подневольных работников .

В горах, где много сочной травы, по пояс взрослому человеку, где можно много заготовить сена на зиму, развести в два три года отару овец и с десяток коров, ничего не стоит, только не ленись, а трудись за милую душу и вовремя плати налоги. Так что, зря вы считает моего отца кулаком – он был обыкновенным трудягой с мозолями на руках .

Судья. Ну, это твое мнение, а Советская власть посчитала кулаком и раскулачила его в свое время. Скажи спасибо, что не сослала твоего отца, куда подальше в Сибирь .

Ахмед. Хоть и запоздалую, но примите сейчас мою благодарность за то, что власть в одночасье сделала его нищим, отобрав все в хозяйстве, и не сослала в Сибирь. Ну, тогда скажите, за что у меня в 1929 году власть увела лошадь со двора, когда меня не было дома, и передали в ГПУ? Сказали, что там она нужнее .

Выходит, я тоже был кулаком?

Судья. В отношении тебя – это был небольшой перегиб, так как ты официально считался сыном кулака. Но ты не умер, выжил и это сейчас не подлежит обсуждению: шло строительство новой жизни, без ошибок не бывает .

Ахмед. Все правильно. Можно запросто забрать лошадь у простого крестьянина, лишить его главного помощника в хозяйстве, а потом все списать на перегибы и ошибки в строительстве новой жизни! А как он будет выживать, как вести свое хозяйство новой власти до этого дела нет? Так выходит?

Судья. Всем было трудно, но Советская власть, чем могла, всем помогала. И это вы хорошо знаете .

Ахмед. Может, кому и помогала, но только не моему отцу и не мне .

Судья. Когда вы начали заниматься бандитизмом в горах Ингушетии?

Ахмед. Во-первых, я не был бандитом и бандитизмом не занимался!

Меня все считали абреком .

Судья. Это одно и тоже .

Ахмед. Да будет вам известно, гражданин судья, это не одно и тоже .

Судья. Суть одна и та же – убийство ни в чем не повинных граждан и военных .

Ахмед. Позвольте вам пояснить: абрек в прошлом у кавказских народов – это изгнанник из своего рода, который вел скитальческую или разбойническую жизнь .

Судья. Вот видите, вы сами признаете, что абреки - это разбойники .

Ахмед. Не торопитесь, гражданин судья. Абреком также называли одиночек, борцов против царского режима. Сильные духом уходили в леса, абречествовали. В борьбе с ними царское самодержавие уничтожало целые аулы, ссылало непокорных в Сибирь. К вашему сведению, народ не всякого человека, который скрывался от властей, называл абреком. В понятии народа, абреки были не только борцами с царской властью, но и защитниками обездоленных. Они были людьми кристально честными и мужественными. И, несмотря на жестокие репрессии, народ скрывал своих защитников от произвола царских властей, и в каждом селе они всегда находили кров и пищу, Мы тоже получали поддержку со стороны населения, как здесь в горных районах Грузии, так и там, на равнине в Чечено-Ингушетии. После выселения наших народов, нам помощь оказывало русское население… Судья. / Перебивая его/. Царского режима уже давно нет, значит, вы считаете себя борцом против советского строя?

Ахмед. Боже упаси! Как может один человек бороться с целым строем? Даже если и было бы нас сотня человек! Я не боролся с советским строем. Это было бы не под силу ни мне, ни моим бойцам .

Судья. Но вы и ваши люди, начиная с 1929 года и до нынешнего года, были бандитами, или, как вы себя называете, абреками .

Ахмед. По этому случаю вам нужно пояснить кое-что .

Судья. Что именно?

Ахмед. С 1929 года по 23 февраля 1944 года у меня и у моих товарищей был один период. Мы скрывались от власти в горах, охотились на косуль, туров, питались дичью. И никто не может сказать, что мы хоть одного невинного гражданского человека убили или ограбили! Я и мои сподвижники не запятнали свои имена убийствами, воровством или грабежами мирных жителей .

Судья. Да на вашей совести десятки убитых людей! Кому вы сказки рассказываете! Вы в горах занимались настоящим бандитизмом!

Ахмед. К вашему сведению, гражданин судья, бандитизм – это организация вооруженных людей с целью нападения на государственные и общественные предприятия, учреждения, организации, либо на отдельных лиц. Я интересовался, вычитал подробно в словаре и заучил. Я и мои бойцы бандитизмом не занимались, а только уничтожали карателей, которые убивали ни в чем не повинных моих соотечественников – женщин, детей и стариков. А теперь постарайтесь меня выслушать до конца, не перебивая .

Скажите, вы знаете, что произошла с чеченцами и ингушами 23 февраля 1944 года?

Судья. Это всем известно. Эти народы по указанию партии и правительства, за измену Родине, все до единого, и стар и млад, были выселены с Кавказа в Среднюю Азию, Казахстан .

Прокурор. Они до сих пор в ссылке и никогда уже не вернутся на Кавказ .

Ахмед. Это никому не известно, кроме Аллаха. Он, думаю, не позволит, чтобы такая несправедливость с народом долго продолжалась. Правда все равно восторжествует, и высланные народы вернутся на свою родину. Слава Аллаху уже два года как тиран Сталин умер. Об этом писалось в газетах и по радио мы слышали… Судья. Я запрещаю вам в таком тоне говорить о нашем вожде Сталине. Вы отвлеклись от главного .

Ахмед. Не совсем. Так вот, до выселения ингушей и чеченцев с их исторической родины, я, мой двоюродный брат Солтмурад и мои соратники скрывались в горах, никого не трогая. Но когда мой народ вывозили в ссылку, в горных селениях еще оставались ингуши. Это были немощные старики, женщины и дети. В этот день 23 февраля, в среду, выпало много снега .

Карательные отряды НКВД двинулись в горы. Они не стали выводить оставшихся людей в горах на равнину, чтобы затем вывозить к железнодорожным станциям и отправлять вслед за теми, кого уже сослали .

Судья. А что они с ними сделали?

Ахмед. Они объявили их бандитами и уничтожали их на месте .

Целыми семьями закрывали в домах и сараях, расстреливали из автоматов и пулеметов, а затем поджигали дома. На горных тропах и дорогах день и ночь гремели выстрелы, часто можно было слышать взрывы мин, на которых взрывались беглецы .

Прокурор. Этого не может быть! Вы клевещете на солдат и офицеров НКВД и МГБ!

Ахмед. Нисколько! В газетах мне попалась статья про Хатынь. Село, которое во время войны фашисты заживо сожгли всех их жителей. А у нас, у ингушей, есть своя Хатынь, да не одна, а целых три. В отдаленных горных аулах Гули, Цори, и Таргим были сожжены старики, женщины, больные и дети, которые из-за обильного снегопада не могли самостоятельно спуститься с гор на равнину. Их называли «нетранспортабельными» .

Судья. Не может этого быть! Как можно детей, женщин и стариков без всякого суда и следствия просто убивать? В это трудно поверить!

Прокурор. Подсудимый, вы, наверное, путаете их с настоящими вооруженными политбандитами, вроде вас и ваших сообщников .

Ахмед. Ничего не путаю. Значит, вы не всю правду знаете о нашем выселении. Как я говорю - так оно и было. Мы были свидетелями этих чудовищных преступлений карательных отрядов. Более того, я вам скажу, что каратели из НКВД отрезали головы убитых, складывали их в мешки, чтобы представить в отделении милиции для вещественного доказательства и отчета, что они провели операцию по ликвидации политбандитов. А потом начальство им за это давало награды и денежные премии .

Судья. Вы явно все преувеличиваете и сгущаете краски. Не хочу даже слышать подобную чушь! Прекратите клеветать на наши доблестные внутренние органы!

Ахмед. Нет, гражданин судья, и вы все сидящие в зале. Это абсолютная правда. А выслушать вам придется, если вы допрашиваете меня и хотите знать, почему мы убивали только работников НКВД и милиции, которые находились в карательных отрядах и проводили свои операции именно против мирного населения, а потом взялись за нас, за народных мстителей?

Прокурор. А почему вы считаете себя народными мстителями?

Ахмед. Я вам говорил, что я и мои единомышленники были очевидцами этих злодеяний. Так, в селе Цори в доме Мякиева Али были сожжены десятки людей. Потом выяснилось, что среди них были Оздоев Яса1 - глубокий старик, Оздоев Тоазо и его сын Къахарма и многие другие. Их собрали по дороге, когда они пешком спускались с гор, заперли в доме, а затем расстреляли из пулеметов. Старики кричали, звали на помощь. Но никто им не помог. До сих пор они сняться по ночам. Скажите, в чем они были виноваты, за что их так жестоко уничтожили?

Судья. Ну, я не знаю, было ли это на самом деле .

Ахмед. Было! А также не один десяток человек было сожжено и в селении Таргим, среди которых, были глубокие старики, женщины, дети и больные. Среди них были Оздоева Шаши, Пугоева Байгаз Тепсиевна, Оздоев Усман Мочиевич и многие другие. Среди сожженных оказывались старики – носители духовной культуры народа, фольклора и его традиций! От села Пялинг Боков Эльберд нес на себе свою больную мать Дои. В селе Хамхи мать у него отобрали солдаты. В Таргиме Бокову Дои, Шадиева Мочи, глубокого старика, большого знатока обычного права и фольклора ингушей, Хашиеву Боаги Овларговну, Ичиеву Боаги и других сожгли .

Судья. А может, хватит сочинять!

Ахмед. Сочинять? Мне больше нечего делать, как рассказывать вам небылицы? Я не сочиняю, а рассказываю вам о трагедии моего народа! Подождите, послушайте еще об одной трагедии из жизни моего многострадального народа!

Я знаю еще об одном случае. Мать несла на себе двоих детей .

Идти по горной дороге было тяжело. Один из конвоиров подошел к ней и попросил отдать детей ему. Мать согласилась, думая, что он хочет помочь ей. Конвоир кинул детей в пропасть. Обезумевшая мать бросилась следом за ними. Разве это не варварство – уничтожать грудных детей, своих граждан, свой народ! Многочисленные акты вандализма, бессмысленные убийства мирного населения, поджоги и разрушения наших башен возбудили в моем сердце и в сердцах многих других людей, которые в то время скрывались в горах и были обречены на гибель, жажду мщения палачам! Начали возникать небольшие отряды мстителей. Они стали объединяют свои усилия и нападать на карателей из войск НКВД. Я вам расскажу один жуткий случай, с которого и началось мое мщение карателям .

Прокурор. А может, хватит выдумывать небылицы. Я все равно не верю ни одному твоему слову .

Ахмед. Верить или не верить - это ваше дело. Но этот случай я все же расскажу. Это случилось в горном селе Малары. Отец большого семейства Бочалов Абукар Хуниевич вместе с сыном лет семи остались невыселенными. Получив у высокого чина НКВД разрешение на выезд в Казахстан, они вернулись в свой дом, чтобы взять кое-что из вещей (документ мы нашли у него в нагрудном кармане). В это время в село заехало шестеро «гэбистов» на лошадях. Они убили старика и его сына. Спустя непродолжительное время, они стали приторачивать к одной лошади бурку с чем-то завернутым внутри. Мы наблюдали в бинокли за ними с противоположной горы в лесу .

Прокурор. Ну и что могло быть в этой бурке?

Ахмед. Вот я и хочу вам рассказать, об этом ужасном случае, который вывернул наши души наизнанку. Солтмурад Хучбаров, мой двоюродный брат, Хадис Ичиев и я бросились им наперерез, устроили засаду и всех верховых расстреляли .

Развернув бурку, мы ужаснулись – в ней оказались головы отца Абукара Бочалова и его сына. Конечно, мы приложили головы к телам и похоронили их по мусульманскому обычаю .

Это была обычная практика палачей. Им нужны были для отчета своему начальству отрезанные головы или руки, якобы убитых ими бандитов. Вот с этого случая и стали мы мстить .

Судья. Трудно поверить, что вы начали убивать, как вы говорите, именно с того дня, когда ингушей депортировали в Казахстан .

Ахмед. Поверите вы или нет, но я вам говорю горькую правду. Наши действия стали прямым следствием депортации и зверств карательных органов. И хочу подчеркнуть, что не было за все это время ни одного случая, чтобы мои товарищи обидели мирное население. Но зато мы яростно сражались с карателями. Ведь многих, которых энкэвэдэшники безвинно убивали, протыкали штыками и заживо сжигали в домах и сараях, взывали к Всевышнему, чтобы он покарал тех, кто совершал эти злодеянии .

Прокурор. Я не верю, что за столь долгие годы абречества вы ни разу не обидели гражданское население!

Ахмед. Представьте себе, ни разу за все эти двадцать пять лет! Они ничего не совершили против моего народа. У нас были свои счеты с карателями, Мы их уничтожали, потому что они были нелюди. Кстати, одна русская женщина знаете, что сказала нам, когда мы ей объяснили, почему мы уничтожаем карателей?

Судья. Ну, что?

Ахмед. Она сказала, что иродов, какой бы национальности они ни были, должна настигнуть божья кара за свои злодеяния. Вот я со своими бойцами и мстил этим карателям, убивавших безвинных моих земляков. Нас прозвали народными мстителями. На самом деле мы таковыми и являемся. Волею судьбы, по воле Аллаха, мы и стали народными мстителями .

Мы также охраняли повсюду нашу землю, могилы наших отцов и дедов, чтобы не оскверняли и не уничтожали их. А также и вековые башни, и исторические памятники в горах Ингушетии, чтобы не взрывали их. Кстати, в ЧеченоИнгушетии не было ни одного фашиста, немецкая армия не смогла захватить нашу республику, не считая кровопролитных боев на подступах к городу Малгобеку .

Немцы пытались захватить этот город, чтобы добраться до нефти, но им это не удалось. Ингуши проявили массовый героизм совместно с Красной Армией, вместе со всеми народами, которые населяли нашу республику. Мои земляки отчаянно дрались и отбросили врага, так же, как и в Сталинграде .

Судья. Ну и сравнение у вас, Хучбаров! Город Малгобек сравнили со Сталинградом. Какое там произошло сражение, и какое под Малгобеком!

Ахмед. Думаю, по значимости бои под Малгобеком не на много уступают боям под Сталинградом. Тут тоже решалась судьба нашей страны. В газетах об этом хорошо было сказано. Если бы у меня была возможность, я бы тоже защищал свою родину с оружием в руках, но мне Аллахом была уготована другая миссия, о которой я уже говорил. И вот нас, ингушей и чеченцев, оба народа обвинили в предательстве и сослали в Среднюю Азию. Ингуши и чеченцы никогда не были предателями и свою Родину они не предавали!

Судья. Сталину было виднее. Наш вождь никогда не ошибался!

Ахмед. Да, он не ошибся, а совершил преступление перед народами .

Да что там говорить - он это сделал сознательно, в угоду другому, своему народу. Это и дураку ясно. Бог его за это и покарал. После смерти Сталина мой отряд свернул свою деятельность, надеясь, что скоро чеченцы и ингуши вернутся на свою историческую родину. Я очень верю в это .

Судья. Очень сомневаюсь, что это произойдет .

Ахмед. Поживем – увидим. Возможно, я не доживу до этого дня, но вы то доживете и убедитесь, что по воле Аллаха справедливость в любом случае восторжествует! Я хочу счастья своему народу! И нашей целью было освободить свою Родину от насильников и убийц .

Судья. Все, что вы рассказали похоже на сказку, как я уже сказал .

Ахмед. Здесь в зале сидят высокопоставленные чины из КГБ Шадури и Александр Квашели. Они то прекрасно осведомлены и знают, что я не вру и говорю правду .

Судья. Вы лучше расскажите, сколько чекистов убили вы и ваши сообщники .

Ахмед. Я не считал. Знаю одно, что, начиная с 1944 по 1953 год, мы провели около 30 операций против карателей НКВД и НКГБ, не считая мелких стычек с ними. Если спросить меня, сколько я лично уничтожил, нет, не чекистов, а бериевских палачей, скажу откровенно – около сотни. Все операции разрабатывал я сам лично, конечно, советуясь со своими бойцами. Считайте, что во всем в этих операциях виноват только я один. Мои товарищи ни в чем не виноваты. Когда погиб мой двоюродный брат Сотмурад, мы в отместку за него убили не менее шестидесяти карателей, когда убили Пайзуллу – аккинца, 18 –летнего грузина, мы убили в отместку сорок чекистов-карателей. Руководил ими заместитель министра МВД Грузии Александр Квашили. Вот он сидит в зале суда. Он с сорока семью чекистами должен был возвращаться через глубокое ущелье, спустившись вниз и поднявшись через единственную тропу. У меня было десять бойцов. В бою мы уничтожили сорок карателей. Тогда я приказал прекратить стрельбу и обратился к Квашили и сказал, что он большой начальник и не хочу позорить его, поэтому отпускаю его. Так это было, Квашили?

Судья. /Обращаясь к Квашили/. Вы подтверждаете слова подсудимого?

Квашили. /Встает с места/. Да, товарищ судья!

Ахмед. А дальше я тебе сказал: «Не ходи за нами, мы ни в чем не виноваты. За что ты убил моего брата и выслеживаешь нас?

Наша вина в том, что мы живем на свете. Мы никому не мешаем, питаемся дичью, охотимся на животных. Оставь нас жить в горах и не преследуй нас!»

Квашили. Да, ты так и обратился ко мне .

Судья. Выходит, он подарил вам жизнь, не уничтожил вас тогда в горах?

Квашил. Наверное, так оно и есть .

Ахмед. Вот в зале, я вижу на третьем ряду, сидит Борчашвили Бийсолт, прекрасный молодой парень, его я хорошо знаю, а рядом с ним мой родственник Аъкх-Берд, благодаря его предательству я и попал вам в руки. Если бы не он, я не дался бы вам живым!

Аькх- Берд. /Выкрикивает с места/. Ахмед, я не предавал тебя, я хотел тебе помочь! Они обещали дать тебе небольшой срок, а потом отпустить тебя!

Ахмед. Молчи, собака, ты уже помог мне, продажная шкура! Кому ты поверил? И меня ввел в заблуждение! Если я выйду живым, у меня будет с тобой отдельный и последний разговор!

Аькх-Берд. Не говори так, я ни в чем не виноват!

Ахмед. Гражданин судья! Также в зале сидит Бийсолт Моргашвили .

Учитель, всеми уважаемый человек села Дуиси, Ахметского района. Я попросил привести его ко мне в камеру, чтобы он был переводчиком. Его привели. Бийсолта Моргашвили я попросил посидеть вместо меня до пяти часов вечера. Мне нужно было отлучиться из камеры, чтобы разобраться с одним человеком .

Но начальство не согласилось на это, боялось, что я не вернусь обратно. Они не понимают, что, если Ахмед Хучбаров даст слово, он его обязательно сдержит. А переводчик мне теперь не нужен, как вы уже поняли, – я одинаково хорошо знаю и русский, и грузинский языки .

Судья. Да, видно, что вы неплохо владеете этими языками .

Ахмед. А теперь в отношении того, что надо данное слово сдерживать. Особенно, если его дает мужчина. Вы, Варлам Шадури, дали мне слово, даже поклялись на Коране, священной книге мусульман, что мне дадут небольшой срок, а затем отпустят, чтобы я занялся мирной жизнью. По судебному процессу не чувствуется, что мне дадут небольшой срок. Правда, я не ропщу на судьбу. Я ее сам выбрал, так, видимо, было угодно Аллаху. Но вы, Варлам, нарушили свою клятву, данную на Коране .

В. Шадури. Ничего я не нарушал, я атеист, хотя и христианин .

Судья. На самом деле вы давали ему клятву на Коране?

В. Шадури. Да, но это были пустые слова, ни к чему меня не обязывающие. Чтобы убедиться в моей искренности, Хучбаров предложил дать ему слово на Коране. Конечно, мне не составило особого труда произнести слова клятвы .

Главное, нужно было любой ценой оторвать его от берлоги, которая находилась в труднодоступном месте в горах и лишить его неуязвимости. Правда, прежде чем дать клятву, я предупредил своих сотрудников, чтобы они были серьезными и не дай бог не засмеялись при этой процедуре, а то все могло сорваться .

Ахмед. Значит, клянясь на священном Коране мусульман, вы уже заранее разыгрывали свой чекистский спектакль?

В. Шадури. Не скажу, что это был спектакль. Убедить и обмануть врага – это наша работа .

Ахмед. Выходит, любой ценой?

В. Шадури. Да, лишь бы налицо был положительный результат.. .

Ахмед. Вы просто-напросто обманули меня… В. Шадури. Какая разница, главное, мы сумели поймать тебя и привлечь к суду .

Ахмед. В том-то и дело, что разница большая! Меня можно обмануть, я маленький человек. Но Бога-то не обманешь! Вы клялись на Коране - священной мусульманской книге! А если у меня в тот момент под рукой была бы христианская Библия, вы тоже бы поклялись?

В. Шадури. Поклялся бы, нисколько бы не задумываясь. Главное – добиться результата, обезвредить вас, бандитов, а все остальное чепуха .

Ахмед. Жалкий вы человек, хотя и большой начальник! Вы обманули не меня, а самого Аллаха, хотя он заранее знал, что вы клятву не сдержите. И не избежать вам в дальнейшем божьей кары!

В. Шадури. Я коммунист и атеист, и я не верю ни в Аллаха, ни в Бога, ни в черта. Давай оставим этот беспредметный разговор .

Ахмед. Как хотите, но я не агитирую вас, чтобы вы вдруг полюбили хотя бы вашего Бога, которому поклоняются все верующие христиане. Да будет вам известно, хотя люди на земле поклоняются разным Богам, но он един, только все народы на земле называют его по-разному. Вы обязательно будете наказаны за свой обман, за данную вами клятву на Коране, священной книге мусульман, которая была ниспослана на землю Аллахом через его пророка Мухамеда. Такими вещами не шутят, и мне жаль вас, Варлам, хотя и дослужились вы до высокого поста… Судья. Давайте прекратим эту ненужную дискуссию, и продолжим наш судебный процесс .

Ахмед. Это ваше право. Но я бы хотел два слова сказать находящимся здесь в зале моим землякам и знакомым. Я знаю, чем закончится это судилище. Я хотел счастье своему народу и защищал землю предков и мстил карателям за безвинно убитых женщин, стариков и детей. Это счастье умереть за свой народ! За меня не переживайте и не убивайтесь. Будьте мужественными, не забывайте, что вы горцы, в конце концов, мы ингуши, и предки наши имеют богатую боевую историю. Об ингушах хорошо знают на Кавказе. Так не посрамим их имена! Наступят лучшие времена, и наш многострадальный народ вернется на свою родину! Я верю в это! На все воля Аллаха!

Прокурор. Может, хватит вести ненужные разговоры, и заниматься агитационной пропагандой. Это уже ни к чему. Ваша вина очевидна, за свои преступления вам придется отвечать .

Ахмед. Вашего суда я не боюсь! Но есть еще божий суд, где нам всем придется держать ответ. Вот его-то и надо нам всем в первую очередь бояться! Я все сказал, и теперь вы больше от меня не услышите ни одного слова .

Судья. Я вижу, что вам и последнего слова не надо давать .

Ахмед. Нет, не надо. Я уже сказал свое последнее слово!

Судья. В таком случае суд удаляется для вынесения приговора .

Секр. суда. Прошу всех встать!. .

Занавес .

На сцену выходит автор, он произносит заключительное слово:

«В сентябре 1954 года в Тбилиси под руководством министра внутренних дел Грузии А.Н Инаури (ставшего после этой операции председателем КГБ Грузии) был утвержден план мероприятий по ликвидации отряда Хучбарова,- пишет дочь известного ингушского поэта Джамалдина Яндиева Марьям Яндиева руководитель Ингушского «Мемориала» в своем исследовании «Ингушское сопротивление:

Ахмед Хучбаров в контексте времени» .

- В группу «ликвидаторов» вошли В.И. Шадури – начальник отдела КГБ Грузии, А. Квашели - заместитель министра внутренних дел, Г. Гучмазашвили – начальник уголовного розыска Управления милиции МВД Грузинской ССР .

Из Казахстанской тюрьмы в 1953 году был привезен соответственно обработанный органами близкий родственник Хучбарова, который целый год вел переговоры с Ахмедом о сдаче. Это были весьма тяжелые переговоры, долго не дававшие результата «ликвидаторам». Лишь в январе 1955 года через засланного предателя Ахмед Хучбаров согласился на встречу с Шадури и тем самым дал вовлечь себя в коварную игру по собственной нейтрализации (сначала ареста, а затем и расстрела) .

Целый год шло следствие. На суд, который состоялся в 1956 году и смертный приговор был оглашен 17 декабря того же года, в Тбилиси, из Казахстана было привезено более 30-ти ингушей .

«Террористическая» и «диверсионная» деятельность Ахмеда Хучбарова, согласно статьям военного трибунала Закавказского военного округа, за которую он был расстрелян по приговору, через более 50 лет стала оцениваться совершенно по-иному» .

Против Ахмеда Хучбарова, еще раз хочу подчеркнуть, была спланирована и осуществлена специальная операция, в результате которой, прибегнув к обману и предательству некоторых людей, он был ликвидирован подлым методом. Только подлостью и коварством враги сумели заманить его в ловушку и избавиться от него. Ахмед Хучбаров согласился на переговоры с Шадури, поверив предателю, который заверил его, что КГБ хочет вести с ним честный разговор. Ахмед был настолько же благороден и смел, насколько честен и доверчив. Этот природный «недостаток» ингушей, который часто использовали против нас враги, и погубил его .

Он был благородным человеком, наряду с другим легендарным абреком начала ХХ века Сулумбеком Горовожевым из села Сагопши, достойным права тоже быть в первых рядах истинно народных героев .

Все мы знаем, что Сулумбек пошел на смерть, сохранив тем самым свое родовое село от уничтожения царскими войсками. Селу был выставлен ультиматум: если Сулумбек не сдастся властям, все живое будет уничтожено, а дома и подворья будут сожжены .

Он согласился сдаться царским властям, чтобы ценой своей жизни сохранить жизнь и дома своих односельчан. Но единственным условием его сдачи была просьба, чтобы по приговору его расстреляли, а не повесили. Но и тогда не обошлось без подлости. Царским сатрапам было наплевать на данное слово, ибо, что считаться с противником, хотя противником достойным и благородным, у которого, как у настоящего кавказца, совесть не была ничем запятнана. Сулумбек был уверен, что его ведут на расстрел, но, увидев виселицу, он понял, что его обманули .

Со связанными спереди руками он умудрился выхватить из рук одного конвоира винтовку с примкнутым штыком. И прежде чем, кто-либо смог придти в себя от страха, Сулумбек заколол одного конвоира, другому прикладом выбил мозги. Он пытался повернуть штык в сторону побелевшего от страха пристава, как был сражен несколькими выстрелами в упор .

В 1985 году в Тбилиси выходит книга «Щит – надежный, меч – острый под общей редакцией министра КГБ Грузии А. Н. Инаури. В ней под недвусмысленным заголовком «Возмездие» публикуются воспоминания генерал-майора В. И. Шадури о том, как чекистам Грузии не без вероломства и предательства удалось обманом и захватить и уничтожить бесстрашного вожака, легендарного народного мстителя Ахмеда Хучбарова. Ясное дело, Шадури злобно клевещет на партизанского командира, приписывая Хучбарову преступления, которых он, во-первых, не совершал, а во-вторых, которых и в помине не было!

Он пишет, что Ахмед Хучбаров являлся выходцем из кулацкой семьи и крайне отрицательно был настроен против советской власти, в 16 лет сколотил банду и перешел на нелегальное положение и пополнял ее за счет изменников Родины, националистически настроенных лиц и прочего отребья. А отребьем были в 1944-1945 годы, боровшиеся против геноцида чеченцы и ингуши. Далее он пишет, что Ахмед Хучбаров значился в списках лиц, представленный к награждению орденом «Железный крест»

и присвоению звания «полковник германской армии». А после войны американская разведка опиралась на таких, как Ахмед Хучбаров .

Весь этот бред сивой кобылы о германской и американской разведке понадобился Шадури для того, чтобы придать собственной персоне больший вес и значимость. Мол, вот мы провели операцию, и какую крупную птицу обезвредили!

«На суде Ахмед Хучбаров приводил многочисленные примеры геноцида бериевских палачей в отношении его народа. Выгораживая своих товарищей, всю «вину» брал на себя, - пишет исследователь С. А .

Хамчиев. - В своем последнем слове на суде он заявил, что был народным мстителем, хотел счастья своему народу и ни в чем не раскаивается. Его целью было освободить свою Родину от убийц и насильников .

Исследователи Р. Ш. Албогачиев и М. Ж. Алиев так в книге «Февраль 1944 года» пишут: «Акция по выселению чеченцев и ингушей была заранее и тщательно спланирована, и заблаговременно разработаны меры по ликвидации или нейтрализации наиболее видных местных представителей, которые пользовались заслуженным уважением и авторитетом в народе. И это были, прежде всего, непосредственные участники гражданской войны, глубокие старики – знатоки и хранители обычаев и традиций народа, местная интеллигенция и духовные лица, которые по различным обстоятельствам избежали репрессий предвоенных лет .

В тот памятный февральский «праздничный» день после поголовного выселения горцев-ингушей из Ассинской котловины и разграбления их имущества были специально отобраны и оставлены 13 человек из окрестных аулов. В основном, это уже были уже глубокие старцы, но отнюдь не больные и немощные. Их вина заключалась, прежде всего, в хорошем знании местных обычаев, фольклора, народной медицины и в значительном уважении к ним соплеменников .

28 февраля их собрали в башенном комплексе Таргим, в жилом доме, где ранее обитала семья Гагиевых. Здесь все они были расстреляны, а тела их сожжены. Удалось восстановить некоторые их имена. Шадиев Мочи, глубокий старик, большой знаток обычного права и фольклора ингушей (с. Кяхк); Аушев Оси, глубокий старец, хранитель исторического фольклора и эпоса ингушей (с. Кели), Мургустов Ибрагим, глубокий старик, знаток народной медицины и обычаев ингушей (с. Бархин). Барахоева Бази, престарелая ингушка, талантливый знаток и исполнитель традиционного песенного фольклора ингушей (с .

Барах), Костоева Гомок, дочь Хасбулата, 17-лет. Она добровольно осталась со своим дедом, который считался наиболее мудрым из их фамилии .

Еще более 20-ти мудрецов-ингушей постигла подобная же участь в самом восточном и наиболее труднодоступном башенном поселке Гули .

Были две категории выселявших чеченцев и ингушей. Это те советские солдаты, которые, не скрывая слез, помогали растерянным матерям собирать вещи. Многие из них сами подбирали необходимое – теплую одежду, муку, кукурузу. Они знали, что путь переселенцам предстоит не близкий и не легкий. Мы благодарны им за человечность .

Очевидцы сообщают, что в те страшные 40-годы местный комсомольский работник М. Зязиков, узнав об этих злодеяниях, нелегально выехал с жалобой в Москву. Однако он так ничего и не добился, а сам был репрессирован» .

Именно в это суровое время под воздействием этих злодеяний НКВД активно выступил ингушский абрек Ахмед Хучбаров, восставший против сталинско-бериевского произвола. О его мужестве, отваге и благородстве до настоящего времени бытует много преданий и легенд среди ингушей» .

Но он коварно был обманут и схвачен работниками НКВД и судим .

Суд приговорил А. Хучбарова к высшей мере наказания – расстрелу .

Так закончилась жизнь этого легендарного героя и патриота в мрачные годы депортации нашего народа, ставшего символом его несломленного духа, человека, бросившего вызов своей судьбе» .

Об Ахмеде Хучбарове и его сподвижниках еще будут говорить и писать как о подлинных героях, когда пройдет это смутное время и жизнь войдет в нормальное русло, а архивы КГБ, наконец, станут доступны .

«Никогда не победить народ, рождающий таких бесстрашных борцов, как Ахмед Хучбаров и его сподвижники, которые в смертельной схватке с бесчеловечным сталинским режимом отстаивали честь, достоинство, свободу и право жить на родной земле своего народа .

Дела их бессмертны, хотя могилы их безымянны,- пишет С.А, Хамчиев. Думаю, ингушский народ поставит памятник своему славному сыну, народному мстителю Ахмеду Хучбарову. И я представляю этот памятник на высоком берегу Ассы, у дороги, где Ахмед будет изображен всадником, крепко сидящим на вздыбленном коне, чтобы он был виден издалека, и каждый проезжающий мог сказать: «Да смилостивится над тобой Аллах! Ты был настоящий мужчина! Къаман во1 вар хьо!»

Давайте помянем их в своих молитвах. Да смилостивится над ними Аллах!

Прошу вас всех сделать ду1а по Ахмеду Хучбарову и по Суламбеку Горовожеву, они были настоящими бесстрашными мужчинами!

Настоящие Къонахий, с большой буквы!

Все в зале поднимают руки и делают ду1а, произнося молитву. …Фатихьа!.. Аминь!

В процессе работы над пьесой мне была оказана консультация и помощь фактическими материалами и советами литератором Баширом Газмагометовичем Тимурзиевым, исследователем Султаном Ахметовичем Хамчиевым, Раисой Абукаровной Дидиговой, членом Союза писателей РФ и РИ, историком Акиевым Муратом Юнусовичем, библиотекарем Хучбаровой Насыпхан Исмаиловной, племянницей Ахмеда Хучбарова, представившая фотографии Ахмеда и Солтмурада Хучбаровых. Зам. редактора газеты «Сердало»

Угурчиевым Азамат-Гиреем Шовхаловичем, знатоками религиозных учений Абабукаром Ильясовичем Цолоевым, Хасаном Салмановичем Аушевым, а также Камурзоевым Султаном Ахметовичем, сыном Хучбаровой Райхант, той самой десятилетней сообразительной девочки, спрятавшая в подвале Ахмеда и его товарищей, которая впоследствии выйдет замуж за Комурзоева Ахмета .

При написании пьесы использованы:

Книга «Возвращение к истокам». История Ингушетии в лицах и фактах. Саратов, 2000 г. Составитель С.А. Хамчиев .

Газета «Ингушетия» статья С.Хамчиева «Народный мститель» от 27 января и 1, 10,12 февраля 1994 года .

Книга «Февраль 1944 года» г. Назрань, 2007 г. Р.Ш. Албогачиев, М.Ж. Алиев .

Ксерокопия из книги В. И. Шадури «Щит – надежный, меч – острый»

издательства «Сабчета Сакартвело», г. Тбилиси 1985 г., любезно предоставленная Саидом Идрисовичем Чахкиевым, народным писателем Чечено-Ингушетии .

Рукопись «Ингушское сопротивление: Ахмед Хучбаров в контексте времени» .

Ингушский «Мемориал» Назрань-Москва, 2004 г. Марьям Яндиева.



Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Вятский государственный университет" (ФГБОУ ВПО "ВятГУ") Проект системы показателей...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ КАДЕТСКАЯ ШКОЛА-ИНТЕРНАТ "АМУРСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС" (ГОАУ АО "Амурский кадетский корпус") Рабочие программы по географии для...»

«ЛЕБЕДЕВА АЛЛА АЛЕКСАНДРОВНА Абстрактные обязательства в гражданском праве 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань 2007 Работа выполнена на кафедре гражданско-право...»

«Мукашева А.А. Формирование и развитие международного водного права Международное право играет важную роль в решении водных проблем, возникающих в мире. Рост населения, разработка природных ресурсов, индустриальное развитие, истощение водных запасов на национальном и региональном уровнях...»

«ШЕСТЫЕ БАБАЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОЦЕДУР: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА Нижегородская академия МВД России Нижегородское региональное отделение Общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России" Шестые Бабаевские чтения "ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОЦЕДУР: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА, ТЕХНИКА" Сборник статей по материалам...»

«МЕРЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ЛИЦ, И Щ У Щ И Х УБЕЖИЩЕ (по материалам международного семинара по мерам дополнительной защиты, состоявшегося в Вильнюсе 19—20 мая 2005 г. в рамках совместного проекта ЕС ТАСИС — УВКБ ООН "Укрепление национальной с...»

«ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ "29" ДЕКАБРЯ 2012 Г. № 273-ФЗ "ОБ ОБРАЗОВАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОГЛАВНЫЙ) Под редакцией академика РАО, доктора юридических наук, профессора В.Е. Усанова Москва — 2013 Руково...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)" УТВЕРЖДЕНА...»

«Местное самоуправление г. Таганрог Ростовской области АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ТАГАНРОГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ 20.02.2009 №250 Об утверждении Комплексной программы профилактики правонарушений в муниципальном...»

«ПЕРЕЧЕНЬ вопросов для аттестации специалистов в области ветеринарии, претендующих на право оформления ветеринарных сопроводительных документов на товары, включенные в Перечень, утвержденный приказом Минсельхоза России от 18.12.2015 № 6...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА "ЕДИНЫЙ РЕЕСТР ПРОВЕРОК" Регламент подключения и интеграции ФГИС ЕРП Версия 1.6 Москва Оглавление Термины и определения 1. Введение Назначение документа 1.1 Цели и требования 1.2 Связанные документы 1.3 2. Общее описание системы ФГИС ЕРП 3....»

«Конференция "Ломоносов 2016" Секция Трудовое право Особенности оплаты труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях Мамонова Елена Алексеевна Студент (магистр) Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Юридический факультет, Москва, Россия E-mail: malinalda25@yandex.ru Трудовым законо...»

«Предложения геологоразведочного "МГРИ-РГГРУ" по нормативно-правовому регулированию подготовки кадров для геологоразведки и добычи драгоценных металлов и драгоценных камней в России (к проведению круглого стола в Государственной Думе РФ 23 октября 2014 г. по теме:...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Архиепископ Аверкий (Таушев) Книга Деяний Святых Апостолов Комментарии © Holy Trinity Orthodox School Содержание Часть первая. Церковь Христова из иудеев (главы 1-12...»

«СМОЛИНА ЛАРИСА АЛЕКСАНДРОВНА ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань – 200...»

«СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ им. М.В. ЛОМОНОСОВА за 2012 год МОСКВА Физический факультет МГУ СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ ЗА 2012 ГОД Справочное издание Составители: Н.Б....»

«МОСКОВСКИЙ КЛУБ ВЕЛОТУРИСТОВ ОТЧЕТ о прохождении велосипедного туристкого спортивного маршрута II категории сложности по Швейцарии и Италии, совершенном группой Московского Клуба Велотуристов в период с 24 авг...»

«КАЗИХАНОВА СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВНА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ПО НАЗНАЧЕНИЮ СУДА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридически...»

«PRINT РУКОВОДСТВО ПО ECOSYS P2135dn ЭКСПЛУАТАЦИИ Данное руководство по эксплуатации предназначено для модели ECOSYS P2135dn. Примечание Это руководство по эксплуатации содержит информацию по аппаратам, в которых используется как дюймовая, так и метрическая система измерений. На иллюст...»

«С.Г. Зубанова (Москва, Россия) РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКВЬ О ЛИЧНОСТИ И ТРУДАХ ПИСАТЕЛЯ Л.ТОЛСТОГО (по случаю 100-летней годовщины со дня смерти) Исполнилось 100 лет со дня трагической...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.