WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«Международного института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ А.А. Понкина Врачебная ошибка в контексте ...»

-- [ Страница 1 ] --

Кафедра правового обеспечения государственной и

муниципальной службы

Международного института государственной службы и управления

Российской академии народного хозяйства и государственной службы

при Президенте РФ

А.А. Понкина

Врачебная ошибка в контексте

защиты прав пациентов

Москва

УДК 34:61; 342.7

ББК 67:5

Научные рецензенты:

профессор Российской академии народного хозяйства и

государственной службы при Президенте РФ, доктор юридических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования Кузнецов Михаил Николаевич Судья, председатель судебного состава Арбитражного суда Московской области, доктор юридических наук Соловьев Андрей Александрович Понкина А.А. Врачебная ошибка в контексте защиты прав пациентов / Кафедра правового обеспечения государственной и муниципальной службы МИГСУ РАНХиГС. – М.: Консорциум специалистов по защите прав пациентов, 2012. – 200 с .

ISBN 978-5-4253-0508-4 В настоящем издании представлено конституционно-правовое и теоретико-правовое исследование феномена врачебной ошибки и в целом дефекта медицинской помощи. Исследованы виды, причины и условия врачебных ошибок, выявлены и описаны существенные юридические признаки и природно-онтологические особенности врачебной ошибки .

Проанализированы особенности интерпретации врачебной ошибки и закрепления правовых последствий врачебной ошибки в законодательстве зарубежных стран, исследована зарубежная практика судебного и досудебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи, обобщены правовые позиции и подходы, отраженные в материалах указанной практики. Исследованы правовые позиции Европейского суда по правам человека по вопросам гарантий прав пациентов и правовых последствий дефектов медицинской помощи .

Рассмотрены возможные организационно-правовые меры превенции врачебных ошибок и редуцирования этой проблемы, а также сопряженные с этими мерами проблемы .

Издание предназначено для специалистов по медицинскому праву и в области медицины, научных работников, преподавателей, аспирантов, студентов юридических и медицинских вузов, органов государственного и муниципального управления, а также для всех, кто интересуется вопросами защиты прав пациентов .

ISBN 978-5-4253-0508-4 © Понкина А.А., 2010–2012 Содержание Киреева Е.Ю. Предисловие ……………………………………. 5 Введение ………………………………………………………….. 7 Глава 1. Дефект медицинской помощи и врачебная ошибка……………………………………………………………… 31 § 1.1. Понятия негативного исхода медицинской помощи и дефекта медицинской помощи, их содержание и взаимосвязи ………………………………………………………. 31

–  –  –

§ 1.4. Природно-онтологические особенности врачебных ошибок ……………………………………………………………. 69 Глава 2. Понятие врачебной ошибки в актах зарубежного законодательства ……………………………………………….. 77

–  –  –

Глава 3. Зарубежный опыт судебного и досудебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи ……… 85 § 3 .

1. Зарубежная практика судебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи ……………………………… 85 § 3.2. Зарубежная практика досудебного разрешения конфликтов, связанных с дефектами медицинской помощи ……………………………………………………………. 138 § 3.3. Выводы из анализа зарубежной практики судебного и досудебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи ……………………………………………………………. 144 § 3.4. Правовые позиции Европейского суда по правам человека по вопросам гарантий прав пациентов и правовых последствий дефектов медицинской помощи …………….. 152 Глава 4. Правовые последствия, средства превенции и редуцирования врачебных ошибок ………………………….. 161 § 4.1. Правовые последствия врачебной ошибки …………. 161 § 4.2. Организационно-правовые меры превенции врачебных ошибок и редуцирования этой проблемы ……. 171

–  –  –





На совещании по вопросу реализации региональных программ модернизации здравоохранения в 2011–2012 годах, прошедшем 31 октября 2012 года, Президент Российской Федерации В.В. Путин отметил, что «качество медицинской помощи в первую очередь зависит от уровня подготовки врачей, квалификации других медицинских работников, их ответственного отношения к своему делу, к своим пациентам»1 .

Качество оказания медицинской помощи в России оставляет желать лучшего, что ставит вопрос о средствах его улучшения .

Количество дефектов медицинской помощи, лишь частично отражаемое числом судебных процессов, еще более актуализирует этот вопрос и одновременно определяет значимость научного осмысления понятия, природы, видов, особенностей дефектов медицинской помощи .

Наиболее сложно идентифицируемым видом дефекта медицинской помощи является врачебная ошибка, исследованная на сегодняшний день с позиции конституционного права явно недостаточно .

Выходящая на кафедре правового обеспечения государственной и муниципальной службы МИГСУ РАНХиГС монография юриста Александры Понкиной представляет собой весьма основательное научное конституционно-правовое исследование медико-правовой природы и содержания, структуры и особенностей дефекта медицинской помощи, сущности, особенностей и правовых последствий его частного случая – врачебной ошибки как формы посягательства на права и законные интересы пациентов .

Работа не может не вызвать высокого интереса читателя, учитывая её обширную эмпирическую, нормативную и источниковую основу. Десятки зарубежных судебных решений по теме исследования, значительное количество зарубежных нормативных правовых актов и введенных автором в научный оборот отечественных и зарубежных научных исследований, весьма широкий круг затрагиваемых в работе научно-теоретических и научно-практических Совещание о реализации региональных программ модернизации здравоохранения // http://kremlin.ru/news/16739. – 31.10.2012 .

проблем, примерно задействованная многообразная научноисследовательская методология, множество авторских научных обобщений и концепций – всё это превращает настоящее издание в весьма актуальную научную работу, определяет значительную научную и прикладную ценность этого исследования .

Основные результаты монографического исследования Александры Понкиной обладают существенной научной новизной, значительно расширяют и уточняют научно-правовые представления о сущности и природе врачебной ошибки, квалифицирующих признаках и условиях врачебных ошибок и в целом дефектов медицинской помощи, правовых последствиях дефекта медицинской помощи, деонтологических императивах в медицинской деятельности, содержании, системных особенностях и структуре комплекса прав пациентов .

Заведующая кафедрой правового обеспечения государственной и муниципальной службы Международного института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, доктор юридических наук, профессор Е.Ю. Киреева

Введение

Жизнь и здоровье человека представляют собой фундаментальные конституционно признаваемые, охраняемые и защищаемые ценности. В числе конституционных гарантий прав человека на жизнь и на здоровье важное место занимают конституционные гарантии права на охрану здоровья и права на получение медицинской помощи .

Межотраслевой правовой институт регулирования возмещения вреда, причиненного здоровью пациента при оказании ему медицинской помощи, в том числе вследствие врачебной ошибки, имеет большое значение в комплексе конституционно-правовых гарантий качества и своевременности медицинской помощи. Однако потенциал этого института в настоящее время не реализуется в должной мере .

Изменение законодательства Российской Федерации о здравоохранении вследствие принятия Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ2, издания ряда постановлений Правительства Российской Федерации, обеспечивающих реализацию этого Федерального закона, включая постановления, устанавливающие правила определения момента смерти человека, в том числе критерии человека3, и процедуры установления смерти правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг4, принятие в последние годы других значимых для защиты прав пациентов официальных документов5, а с другой стороны – Собрание законодательства Российской Федерации. – 28.11.2011. – № 48. – Ст. 6724. (В ред. Федеральных законов от 25.06.2012 № 89-ФЗ, от 25.06.2012 № 93ФЗ). Действующая редакция – СПС «Консультант-Плюс» .

Постановление Правительства Российской Федерации от 20.09.2012 № 950 «Об утверждении Правил определения момента смерти человека, в том числе критериев и процедуры установления смерти человека, Правил прекращения реанимационных мероприятий и формы протокола установления смерти человека» // Российская газета (федеральный выпуск). – 25.09.2012 .

http://www.rg.ru/2012/09/25/kriterii-dok.html .

Здесь и далее по интернет-ресурсам дата фиксации информации – 14.11.2012 .

Постановление Правительства Российской Федерации от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» // Российская газета (федеральный выпуск). – 05.10.2012 .

http://img.rg.ru/pril/article/68/01/34/Postanovlenie.doc .

Постановление Правительства РФ от 25.09.2012 № 970 «Об утверждении Положения о государственном контроле за обращением медицинских изделий» // существенное увеличение числа уголовных дел и судебных процессов в связи с дефектами медицинской помощи6, в том числе в связи с врачебными ошибками, – всё это детерминирует необходимость обстоятельного научного осмысления понятий «дефект медицинской помощи» и «врачебная ошибка»7 (англ. – medical error; франц. – erreur mdicale; испанск. – error mdico; португал. – erro mdico; итальянск. – errore medico; нем. – medizinische fehler), исследования природы, содержания, структуры и иных особенностей этих феноменов. А также это определяет необходимость системной оценки эффективности закрепленных в российском законодательстве о здравоохранении гарантий защиты пациентов от негативных последствий действий медицинских организаций и их врачебного персонала .

В законодательстве Российской Федерации для обозначения юридически значимого явления «дефект медицинской помощи»

используется близкое по значению, но не тождественное понятие «причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи» (часть 7 статьи 50, части 2–4 статьи 98 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») .

Собрание законодательства РФ. – 01.10.2012. – № 40. – Ст. 5452; Постановление Правительства РФ от 10.09.2012 № 907 «Об утверждении критериев, при соответствии которым медицинским профессиональным некоммерческим организациям может быть передано осуществление отдельных функций в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 17.09.2012. – № 38. – Ст. 5119; Приказ Минздравсоцразвития РФ от 13.04.2011 № 315н «Об утверждении Порядка оказания анестезиологореанимационной помощи взрослому населению» // Российская газета. – 06.07.2011. – № 144 .

См., например: Челябинка требует 3 млн. руб. от больницы, в которой заразили её ребенка сепсисом // http://www.regnum.ru/news/medicine/1586663.html. – 28.10.2012;

В Омске 13 человек по вине врачей лишились зрения // http://www.russia.ru/video/news_7199/. – 27.10.2009; Славянская Е. За врачебную ошибку женщина отсудила у роддома миллион рублей // http://www.vesti.ru/doc.html?id=395768. – 29.09.2010; Арутюнян В. Процедура ЭКО закончилась смертью женщины // http://www.vesti.ru/doc.html?id=484011. – 21.06.2011;

На Урале идет суд над медиками, оставившими иглу в теле ребенка //

– 22.09.2011; На Алтае медсестра http://www.vesti.ru/doc.html?id=576992 .

ввела новорожденной вместо воды нашатырный спирт // http://news.rambler.ru/5267622/13859906/. – 09.02.2010; Врачебная ошибка: вместо ребенка – крест // http://svpressa.ru/society/article/37288/. – 18.01.2011; Акушерка, виновная в гибели младенцев, найдена мертвой // http://www.vesti.ru/doc.html?id=910088 &cid=8. – 18.09.2012 .

В нашей научной концепции понятия «врачебная ошибка» и «медицинская ошибка» признаются полностью равнозначными, синонимичными понятиями. – Прим. авт .

Отказ российского законодателя от применения в недавно принятом Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ8 таких понятий, как «врачебная ошибка», «дефект медицинской помощи», «халатность при оказании медицинской помощи» (эти понятия не закреплены и в других законодательных актах) влечёт недостаточную эффективность правовых механизмов предотвращения причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, а также механизмов, обеспечивающих возмещение причиненного вреда .

Такая позиция отечественного законодателя представляет собой уход от решения комплекса серьёзных социальных и правовых проблем негативных последствий для граждан, общества и государства от дефектов медицинской помощи, в том числе от врачебных ошибок. В настоящее время на уровне федерального закона отсутствуют правовые основы критериев выявления и оценки дефектов медицинской помощи, их оснований, условий и механизмов фиксации и в целом отсутствуют необходимые, в достаточной мере детализированные правовые основы установления виновности/невиновности врача, учитывающие существенные особенности этой сферы деятельности .

Отсутствуют надлежащего качества и детализации правовое регулирование процедур возмещения вреда9 и ответственности медицинских работников и фармацевтических работников за вред, причиненный ими жизни и (или) здоровью граждан. На уровне федеральных законов действуют лишь общие декларативные нормы о возмещении вреда и о мерах ответственности .

Отказ от законодательной регламентации правовых последствий различных видов дефекта медицинской помощи еще Подробнее об этом Федеральном законе см.: Понкин И.В., Еремян В.В., Михалева Н.А., Богатырев А.Г., Кузнецов М.Н., Понкина А.А. О некоторых недостатках Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ // Нравственные императивы в праве. – 2011. – № 3. – С. 4–38 .

Как указывает О.А. Пешкова, «понятия “вред” и “ущерб” не являются тождественными понятиями. Более того, термин "вред" должен употребляться и пониматься в более широком смысле по отношению к таким терминам, как “убытки” и “ущерб”… Обязательства по возмещению имущественного вреда, а также неимущественного вреда (но не ущерба, объективная оценка невозможна) носят внедоговорной характер и возникают из факта неправомерного причинения потерпевшему вреда» (Пешкова О.А. Соотношение понятий «вред», «убытки», «ущерб» // http://justicemaker.ru/view-article.php?id=4&art=1348) .

более актуализирует необходимость научно-правового осмысления указанных вопросов .

Заявляемые руководством России приоритетные направления развития отечественной системы здравоохранения, включающие в числе прочих повышение гарантированности и защищенности прав пациентов, так же актуализируют необходимость глубокого и всестороннего научного исследования феномена врачебной ошибки и её правовых последствий, вопросов редуцирования этой проблемы .

В настоящее время в Российской Федерации отсутствуют вызывающие доверие официальные данные медицинской статистики о количестве допускаемых в медицинских организациях дефектов медицинской помощи .

В связи с этим представляет интерес статистика по США .

Каждый день в больницах США происходит около 40 000 случаев причинения вреда пациентам со стороны медицинского персонала, что составляет в совокупности ежегодно около 15 млн. таких случаев причинения вреда пациентам. В 2011 году только 12 % больниц США участвовали в программах по дополнительному обеспечению безопасности находящихся на лечении в них пациентов. Расходы в связи с совершением врачебных ошибок, понесенные правительственной программой по страхованию здоровья Medicare, ежегодно составляют около 9 млрд. долл. США. Союз потребителей США провел опрос среди более 2000 американцев об их опыте пребывания в медицинских организациях и взаимоотношений с медицинскими учреждениями. Почти каждый пятый опрошенный (в 18 % случаев) сообщил, что он лично или член его семьи заразился опасным инфекционным заболеванием во время проведения медицинских процедур. Некоторые опрошенные сообщили, что им пришлось продлить свое пребывание в медицинской организации или быть госпитализированным в результате заражения таким заболеванием. Треть опрошенных сообщила, что они сталкивались с совершением ошибок врачами во время проведения обычных медицинских процедур. 9 % опрошенных заявили, что фармацевты предоставляли им не те лекарственные препараты, которые необходимы10 .

Несмотря на значительное количество выделяемых несколькими системами здравоохранения денежных средств на The Facts [Факты] / Patient Safety Education Program // http://safecarecampaign.org/ poster/statistics.html .

предотвращение совершения медицинских ошибок в США, существенный ятрогенный вред, подлежащий предотвращению, продолжает причиняться почти миллиону пациентов ежегодно .

Множество пациентов страдают от травм, причиненных им в домах престарелых, в реабилитационных учреждениях, в амбулаторной практике при оказании медицинской помощи разного рода, а также во время проведении хирургических операций. Даже если принять во внимание тот факт, что определенное количество таких медицинских ошибок не причиняет никакого вреда либо причиняет незначительный вред, то в остальных случаях причиняется серьёзный вред здоровью пациента или смерть, что в целом влечёт за собой повышение уровня заболеваемости и смертности11 .

Статистика по выплатам по искам, поданным против врачей, интернов и ординаторов некоторых специализаций на основании совершения ими медицинской халатности, насчитывает 9 497 исков, которые были удовлетворены на территории США в 2011 году. Самое большое количество исков среди штатов США было подано и удовлетворено на основании совершения медицинским персоналом медицинской халатности в штате Нью-Йорк и составило 1 379 12 .

Ежегодно, по данным Центра по безопасности пациентов штата Коннектикут, более 3 % пациентов больниц страдает от совершения медицинских ошибок, при этом 1 пациент из 300 умирает в результате совершения таких ошибок. 90 000 пациентов умирает в результате заболевания внутрибольничными инфекциями, при этом более половины таких смертей возможно предотвратить. Только 55 % рекомендованного лечения действительно применяется надлежащим образом13 .

Согласно исследованию, проведенному в 2012 году (в период с 4 января по 6 марта) среди педиатрических отделений восьми служб неотложной скорой помощи в штате Мичиган, ежегодно обслуживающих около 4700 пациентов в возрасте менее 18 лет, MacCourt D., Bernstein J. Medical error reduction and tort reform through private, contractually-based quality medicine societies [Сокращение медицинских ошибок и изменение ответственности за счет частных, договорных обществ, основанных на качестве медицины] // American Journal of Law & Medicine. – 2009. – № 35. – P. 505–561. – P. 514. http://www.orthopaedicsone.com/download/attachments/8716517/SQM.pdf .

Number of Paid Medical Malpractice Claims, 2011 [Количество случаев дефектов медицинской помощи в платной медицине, 2011 год] // http://www.statehealthfacts.org/comparemaptable.jsp?typ=1&ind=436&cat=8&sub=102 &sortc=1%20&o=a .

Medical Error [Медицинская ошибка] / Connecticut Center for Patient Safety // http://www.ctcps.org/campaigns/medical_error03.cfm .

ошибки в дозировке лекарственных препаратов и средств произошли в 125 случаях их применения из 360, что составило 34,7 % от общего их числа, при этом за ошибку в дозировке лекарства принималось отклонение, составлявшее более 20 % от корректной дозы лекарства14 .

В Канаде, по данным, опубликованным канадским журналом «Canadian Dimension Magazine», ежегодно в результате проявления халатности работниками медицинских организаций погибают 40 000 канадцев15 .

В Великобритании в период 2010–2011 гг. (в сравнении с 2005–2006 гг.) количество исков, поданных в связи с совершением халатности в медицинских организациях против Национальной службы здравоохранения Великобритании, возросло на 55 %. В 2010–2011 годах выплаты по таким искам и претензиям со стороны Национальной службы здравоохранения Великобритании составили 729 млн. фунтов стерлингов. Больше всего исков по указанной причине были поданы по трем направлениям медицины: хирургия (общее количество исков составило 25 867, или 39 % от общего их числа), акушерство и гинекология (общее количество исков составило 12 045, или 20 % от общего их числа), а также общая терапия (общее количество исков составило 13 095, или 18 % от общего их числа)16 .

Европейский Союз в целом. При проведении опроса среди пациентов, являющихся гражданами государств-членов Европейского Союза по поводу того, какие неблагоприятные события могли бы случиться с ними во время нахождения в медицинской организации, 49 % опрошенных отметили медицинские ошибки, связанные с приёмом лекарственных препаратов, 46 % отметили хирургические медицинские ошибки и 39 % опрошенных склонились к тому, что во время нахождения в медицинской организации в отношении них могли Gallagher J. Preventing medication Errors in EMS: Case reports [Превенция медицинских ошибок…] // http://gatheringofeagles.us/2012/Presentations/Gallagher%2 0Preventing%20Medication%20Errors%20.pdf .

Annually, 40 000 Canadian Deaths are Attributed to Medical Malpractice [Ежегодно 40 000 канадцев гибнет по причине медицинской халатности] // http://www.canadamalpractice.com/malpractice/annually-40000-canadian-deaths-areattributed-to-medical-malpractice/ .

Clinical Negligence Annual Report 2012 [Клиническая халатность. Годовой отчет за 2012 год] / Penningtons Solicitors LLP. – London, 2012. – 22 p. – P. 4 .

http://www.penningtons.co.uk/~/media/997aa11850394ce5b126d134a091c6af.ashx .

бы быть совершены медицинские ошибки, связанные с применением медицинского оборудования17 .

Ситуация в России в целом может быть охарактеризована как явное отсутствие надлежащих эффективных правовых механизмов защиты прав пациентов на качественную медицинскую помощь, в том числе права на защиту от дефекта медицинской помощи. Генеральная прокуратура Российской Федерации систематически фиксирует факты ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих служебных обязанностей, повлекшего причинение тяжкого вреда здоровью, а также смерть детей. С 2010 по 2011 год только в 35 регионах возбуждено 133 уголовных дела по фактам причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (статья 109 Уголовного кодекса РФ), а также халатности (статья 293 Уголовного кодекса РФ)18 .

Однако это, образно говоря, лишь «видимая часть айсберга» .

Объективных данных по врачебным ошибкам в России, полагаем, просто не существует. Публикуемые цифры19 настолько разнятся, что оперировать ими крайне затруднительно. Ясно, что количество случаев врачебных ошибок, а также в целом дефектов медицинской помощи в России слишком велико, чтобы игнорировать эту проблему .

Безопасность пациентов медицинских организаций существенно снижается сегодня именно вследствие врачебных ошибок. Ситуация усугубляется известной круговой порукой (ложно понимаемой корпоративностью) врачебного сообщества в России, в абсолютном большинстве случаев дефектов медицинской помощи «не сдающего своих» (по уголовным делам такого рода экспертизы Patient safety and quality of healthcare: Full report [Безопасность пациентов и качество медицинской помощи: Полная версия доклада] / Special

– – – Eurobarometer 327. Brussels, 2010. 67 p. P. 14 .

http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/ebs/ebs_327_en.pdf .

Генеральная прокуратура Российской Федерации провела проверку исполнения законодательства об охране здоровья несовершеннолетних // http://www.genproc.gov.ru/news/news-75962/. – 14.05.2012 .

Справка Общественного совета при Росздравнадзоре «О рисках страхования профессиональной ответственности врачей» от 13.03.2007 // http://ligap.ru/articles/reshenia/prin/a2/spravka/; Пичугина Е. Пациент всегда прав? Но наши больные склонны прощать врачам их ошибки // Московский комсомолец. – 07.09.2009; Рыбина Л. Врачи не видят себя в зеркале // Новая газета. – 21.10.2009. – № 117. Панов А.В. Сравнительные http://www.novayagazeta.ru/society/43004.html;

данные случаев оказания ненадлежащей медицинской помощи в России // http://pravomed.ru/articles/medical_mistake/2749/. – 22.01.2010 .

приходится делать преимущественно в военно-медицинских учреждениях) .

В Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года была поставлена задача «расширить возможности граждан влиять на деятельность организаций здравоохранения, ввести практику оценки пациентом качества оказанной медицинской помощи»20 .

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года определила задачу обеспечения государством «качественного прорыва» в системе здравоохранения для улучшения ситуации с состоянием здоровья граждан (часть 2 раздела III)21 .

Однако в российском законодательстве вопросы профилактики дефектов медицинской помощи и, в частности, врачебных ошибок, разработаны недостаточно, в отличие, к примеру, от США, Франции и еще многих государств мира, где понятие врачебной ошибки достаточно проработано, а правоприменительная, в том числе судебная, практика весьма обширна. Характерны очень высокие размеры компенсаций, выплачиваемых в зарубежных государствах пострадавшим от врачебных ошибок .

Врачебная ошибка представляет собой сложный феномен, требующий очень глубокого осмысления в свете медицинской деонтологии, биоэтики, сложнейших вопросов ценности человеческой жизни, ценности человеческой личности, достоинства личности и её прав .

Исследование проблемы врачебной ошибки важно и для обеспечения защиты прав и законных интересов медицинских работников, защиты деловой репутации медицинских организаций .

Актуальны разработка детализированных и уточненных определений ключевых понятий предметно-объектной области настоящего исследования, выявление их соотношения, уточнение их квалифицирующих признаков и условий, содержательного разграничения этих понятий со смежными понятиями .

Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года / Утверждены распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1663-р (в ред. распоряжения Правительства РФ от 02.11.2009 № 1622-р) .

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года / Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р // Собрание законодательства Российской Федерации. – 24.11.2008. – № 47. – Ст. 5489 .

Сказанное выше определяет необходимость настоящего научного исследования .

Степень научной исследованности темы .

Существенный вклад в понимание врачебной ошибки внес известный отечественный хирург Н.И. Пирогов22 .

Вопросы врачебной ошибки, дефекта медицинской помощи и их правовых последствий исследовались в работах таких советских ученых, как: Г. Бобкова-Басова23; И.В. Давыдовский24; Ю.В. Каннабих25;

Я. Лейбович26; Р.А. Лурия27; И.В. Марковин28; К.К. Платонов29;

В.М. Смольянинов30; С.С. Юдин, А.П. Громов31 и др .

Вопросы правового содержания, правовых последствий и правовой квалификации дефектов медицинской помощи и, в частности, врачебных ошибок были рассмотрены в работах следующих современных отечественных исследователей:

A.И. Авдеев и С.В. Козлов ; В.И. Акопов ; О.Ю. Александрова, О.Н. Лебединец, Т.В. Тимошенкова и др. ; Е.Х. Баринов, См., например: Пирогов Н.И. Собрание сочинений: В 8 т. – М., 1959. – Т. 2. – С. 13–14 .

Бобкова-Басова Г. Уголовная ответственность врачей // Советская юстиция. – 1939. – № 11. – С. 15 .

Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. – 1941. – № 3. – С. 3–5;

16–18 .

Каннабих Ю.В. К профилактике одной из форм реактивной (иатрогенной) депрессии // Профилактика нервных и психических заболеваний / Ред .

С.Н. Давыденков, Л.М. Розенштейн. – М.: Изд-во Мосздравотдела, 1929. – С. 75–88;

Каннабих Ю.В. Врач как причина болезни // Большая медицинская энциклопедия .

Т. 5. – М., 1928. – С. 677–678 .

Лейбович Я. Врачебные ошибки и незаконное врачевание (судебная ответственность врачей). – Л.- М., 1926 .

Лурия Р.А. Врач и психогенез некоторых заболеваний внутренних органов // Казанский медицинский журнал. – 1928. – № 1; Лурия Р.А. Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания. – М. – Л.: Биомедгиз, 1935; Лурия Р.А .

Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания. – М., 1977. – 112 с.;

Марковин И.В. К вопросу о судебной ответственности врачей // Судебномедицинская экспертиза. – 1928. – № 8. – С. 81–95 .

Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий: Уч. пособие. – М.: Высшая школа, 1981. – 175 с .

Смольянинов В.М. Врачебные ошибки в аспекте медицинской деонтологии // Первая Всесоюзная конференция по проблемам медицинской деонтологии: Сб. – М.: Медицина, 1970. – С. 86–93 .

Громов А.П. Врачебная деонтология и ответственность медицинских работников. – М., 1969 .

Авдеев A.И., Козлов С.В. Ятрогенные заболевания (медико-правовые аспекты проблемы) // Дальневосточный медицинский журнал. – 2009. – № 3. – С. 113–116 .

http://www.fesmu.ru/SITE/files/editor/file/dmj/2009/200903/200903_38.pdf .

Акопов В.И. Медицинское право в вопросах и ответах. – М., 2000 .

Александрова О.Ю., Григорьев И.Ю., Лебединец О.Н., Тимошенкова Т.В .

П.О. Ромодановский35;

Н.Е. Добровольская, Б.М. Муздыбаев и И.Ю. Григорьев36; О.Ю. Дмитриев37; С.В. Ерофеев38; А.Я. Иванюшкин39;

И.А. Кассирский40; Г.А. Комаров41; Е.Ю. Лозинский, И.И. Шмыкова и М.Е. Лозинский42; Д.С. Лопастейский и А.Ю. Руденко43; П.В. Мазин и В.П. Мазин44; А.С. Мнацаканян45; А.А. Мохов и И.Н. Мохова46;

А.В. Панов47; В.Л. Попов и Н.Л. Попова48; Н.С. Русина49; В.А. Рыков50;

Юридическая квалификация врачебных ошибок и дефектов медицинской помощи // Здравоохранение. – 2006. – № 9. – С. 147–155 .

Баринов Е.Х., Добровольская Н.Е., Муздыбаев Б.М., Ромодановский П.О .

Юридическая квалификация дефектов оказания медицинской помощи и врачебных ошибок – помощь практическому здравоохранению // Медицинское право. – 2010. – № 5. – С. 3–8; Баринов Е.Х. и др. Наличие неблагоприятных исходов в медицинской практике // Актуальные вопросы судебной и клинической медицины. – ХантыМансийск, 2007. Выпуск 9 .

Григорьев И.Ю. Юридическая оценка врачебных ошибок и дефектов медицинской помощи // Проблемы управления здравоохранением. – 2003. – № 2. – С. 11–20 .

Дмитриев О.Ю. Врачебные ошибки и дефекты медицинской помощи .

Юридические аспекты и актуальные вопросы адвокатской практики // https://pravorub.ru/articles/15248.html. – 11.01.2012 .

Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. – М. – Иваново, 2001. – 288 с.; Ерофеев С.В., Сергеев Ю.Д. Проблема ненадлежащего оказания медицинской помощи: методики изучения и актуальность // Медицинское право. – 2003. – № 1. – С. 4–6 .

Иванюшкин А.Я. Права пациентов и профессиональные ошибки медицинских работников. Этико-правовые аспекты. – М.: Авторская академия; Товарищество научных изданий КМК, 2010. – 112 с .

Кассирский И.А. О врачевании. Проблемы и раздумья. – 2-е изд. – М., 1995 .

Комаров Г.А. Признание и классификация врачебных и системных ошибок // Главный врач: Хозяйство и право. – 2011. – № 3. – С. 6–11 .

Лозинский Е.Ю., Шмыкова И.И., Лозинский М.Е. Ошибки в лекарственной терапии // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2007. – № 2. – С. 41–44 .

Лопастейский Д.С., Руденко А.Ю. Является ли любой вред, нанесенный здоровью пациента, врачебной ошибкой? // Биоэтика. – 2011. – Т. 2. – № 8. – С. 38–39 .

Мазин П.В., Мазин В.П. Клинико-юридическая классификация дефектов оказания медицинской помощи // Медицинское право. – 2005. – № 3. – С. 44–49 .

Мнацаканян А.С. Гражданско-правовая ответственность исполнителя медицинских услуг: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.03. – Краснодар, 2008. – 213 с .

Мохов А.А., Мохова И.Н. «Врачебная ошибка» как актуальная проблема судебной практики // Медицинское право. – – № 2 .

2004 .

http://www.hotlaw.ru/index.php/vrachi/suddelo/905-q-q-.html .

Панов А.В. Сравнительные данные случаев оказания ненадлежащей медицинской помощи за рубежом // http://pravomed.ru/articles/medical_mistake/2753/. – 25.01.2010; Панов А.В. Сравнительные данные случаев оказания ненадлежащей медицинской помощи в России // http://pravo-med.ru/articles/medical_mistake/2749/. – 22.01.2010 .

Попов В.Л., Попова Н.Л. Правовые основы медицинской деятельности. – СПб.:

Деан, 1997 .

Русина Н.С. Защита прав граждан при причинении вреда здоровью вследствие медицинской ошибки // Нравственные императивы в праве. – 2010. – № 4. – С. 37–40 .

А.В. Саверский51; А.Н. Самойличенко и Д.В. Тягунов52; Ю.Д. Сергеев53;

Ю.С. Сидорович54; А.В. Сучков55; И.В. Тимофеев и О.В. Леонтьев56;

А.В. Тихомиров57; И.Л. Трунов58; Е.П. Шевчук59; С.С. Шевчук60;

Н.В. Эльштейн61 и др .

Феномен врачебной ошибки с медицинской точки зрения также был исследован в трудах таких авторов, как: Ф.А. Айзенштейн62;

Рыков В.А. Врачебная ошибка: медицинские и правовые аспекты // Медицинское право. – 2005. – № 1. – С. 41–46 .

Саверский А.В. Права пациентов на бумаге и в жизни. – М.: Эксмо, 2009. – 544 с.;

Саверский А.В. Особенности национального лечения: в историях пациентов и ответах юриста. – М.: Эксмо, 2010. – 208 с .

Самойличенко А.Н., Тягунов Д.В. О медико-юридической оценке врачебной ошибки // Проблемы экспертизы в медицине. – 2007. – Т. 7. – № 28-4. – С. 8–9 .

Сергеев Ю.Д., Мохов А.А. Ненадлежащее врачевание: возмещение вреда здоровью и жизни пациента. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 312 с.; Сергеев Ю.Д .

Медицинское право: Уч. комплекс: В 3 т. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 784 с.;

Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. – М. – Иваново, 2001. – 288 с .

Сидорович Ю.С. Гражданско-правовая ответственность за медицинскую ошибку:

Дис. … канд. юридич. наук. – М., 2005 .

Сучков А.В. Анализ дефиниций понятия «врачебная ошибка» с целью формулирования определения «профессиональные преступления медицинских работников» // Медицинское право. – 2010. – № 5. – С. 45–50; Сучков А.В. Анализ дефиниций понятия «ятрогения» как цель формулирования определения «профессиональные преступления медицинских работников» и установления обстоятельств, подлежащих доказыванию // Медицинское право. – 2010. – № 6;

Сучков А.В. Анализ дефиниций понятий «врачебная ошибка», «ятрогения», «дефект оказания медицинской помощи» как цель установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по профессиональным преступлениям, совершенным медицинскими работниками // Вятский медицинский вестник. – 2010. – № 2. – С. 70–78 .

Тимофеев И.В., Леонтьев О.В. Медицинская ошибка. Медико-организационные и правовые аспекты. – СПб., 2002 .

Тихомиров А.В. Медицинское право. – М., 1997; Тихомиров А.В. Проблемы судебного правоприменения в сфере охраны здоровья // Главный врач: хозяйство и право. – 2010. – № 6. – С. 36–51; Тихомиров А.В. Вред от врачебных действий (ятрогенный деликт) // Здравоохранение. – 2000. – № 11. – С. 149–164 .

Трунов И.Л. Врачебная ошибка, преступление, проступок // Представительная власть XXI век. – 2009. – № 2–3. – С. 20–25; Трунов И.Л., Айвар Л.К. Врачебная ответственность, безответственность // Политика и общество. – 2009. – № 6. – С. 21–29 .

Шевчук Е.П. Проблемы правовой оценки врачебной ошибки // Закон и право. – 2012. – № 7. – С. 37–41 .

Шевчук С.С. Личные неимущественные права граждан в сфере медицинских услуг по гражданскому законодательству России: Дис. … докт. юридич. наук. – Ростов-на-Дону, 2005. – 419 c .

Эльштейн Н.В. Современный взгляд на врачебные ошибки // Терапевтический архив. – 2005. – № 8. – С. 88–92; Эльштейн Н.В. Диагностические ошибки интернистов: общие аспекты // http://rmj.ru/articles_1983.htm .

Айзенштейн Ф.А. Анализ летальных исходов (задачи и методы). – М.: ЧеРО, 1995. – 132 с .

A.A. Андреев63; Ю.Г. Бойко и Н.Ф. Силяева64; В.И. Бородуллин, Ю.Ю. Кваскова65;

В.М. Вербицкий и M.B. Войно-Ясенецкий и Ю.М. Жаботинский ; А.А. Дзизинский ; А.С. Димов ; В.В. Лебедев ;

В.К. Лепахин70; Л.А. Лучихин71; А.Д. Макацария72; Т.В. Мурзова73;

В.Т. Пальчун74; А.Р. Поздеев75; И.Я. Султанов76; Ф.Ф. Тетенев77;

В.Ф. Чавпецов, М.А. Карачевцева, С.М. Михайлов и П.В. Гуринов78 и др .

Андреев A.A. Отношение к врачебным ошибкам и социальные пути их предупреждения: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Волгоград, 2006. – 27 с .

Бойко Ю.Г., Силяева Н.Ф. Клинико-анатомический анализ врачебных ошибок. – Минск: Вышэйшая школа, 1994. – 107 с .

Бородуллин В.И., Вербицкий В.М., Кваскова Ю.Ю. Врачебные ошибки и совесть врача: Экскурс в историю отечественной медицины XIX – начала ХХ века // Советское здравоохранение. – 1991. – № 11. – С. 54–58 .

Войно-Ясенецкий M.B., Жаботинский Ю.М. Источники ошибок при морфологических исследованиях. – Л.: Медицина, 1970 .

Дзизинский А.А. Врачебные ошибки // Избранные лекции по терапии. – Иркутск:

Изд-во Иркутского ун-та, 1990. – С. 81–90 .

Димов А.С. Врачебная ошибка: обоснованность дефиниции и классификация // Проблемы экспертизы в медицине. – 2008. – Т. 8. – № 29–1. – С. 5–8 .

Лебедев В.В. Врачебные ошибки. Жалобы // Нейрохирургия: Научно-практический журнал. – 2004. – № 2. – С. 41–49 .

Лепахин В.К. и др. Врачебные ошибки как причина осложнений лекарственной терапии // Качественная клиническая практика. – 2002. – № 1. – С. 71–77 .

Лучихин Л.А. Врачебные ошибки как следствие некоторых объективных причин // Вестник оториноларингологии. – – № 1 .

2008 .

http://www.mediasphera.ru/journals/oto/detail/413/6123/ .

Макацария А.Д. Вопросы патогенеза и профилактики ятрогенных тромботических осложнений при применении заместительной гормональной терапии // Русский медицинский журнал. – 2006. – Спец. вып. – С. 32–39 .

Мурзова Т.В. Медицинская характеристика и юридическая квалификация понятий «врачебная ошибка», «качество медицинской услуги» и «неблагоприятный исход» в стоматологической практике // Уральский медицинский журнал. – 2011. – № 5. – С. 11–16 .

Пальчун В.Т. Врачебные ошибки – классификация и предупреждение // Вестник оториноларингологии. – – № 1. – С. 1–8 .

2008 .

http://www.mediasphera.ru/journals/oto/detail/413/6122/ .

Поздеев А.Р. Судебно-медицинский анализ клинико-фармакологических дефектов лечебной помощи больным в премортальный период: Дис. … докт. мед .

наук: 14.00.24. – М., 2008; Поздеев А.Р. Судебно-медицинская оценка дефектов лечения в премортальный период. – Нижний Новгород – Ижевск, 2004. – 143 с .

Султанов И.Я. Некоторые этические и правовые аспекты проблемы врачебных ошибок в свете истории медицины // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. «Медицина». – 2001. – № 1. – С. 54–60 .

Тетенев Ф.Ф. Природа врачебных ошибок // Бюллетень сибирской медицины. – 2006. – Т. 5. – № 1. – С. 51–58 .

Чавпецов В.Ф., Карачевцева М.А., Михайлов С.М., Гуринов П.В. Правила и методические приемы анализа врачебных ошибок и их негативных следствий при проведении экспертизы качества медицинской помощи: Методические рекомендации. – СПб.: СПб. гос. медицинская академия им. И.И. Мечникова Росздрава, 2007. – 24 с. http://www.1ckk.ru/publications/mr/2000/ .

–  –  –

Александрова А.А., Маркин М.Н. Юридическая ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью пациента // Экономика здравоохранения. – 2009. – № 5–6. – С. 61–64 .

Александрова О.Ю., Герасименко Н.Ф., Григорьев Ю.И., Григорьев И.К .

Ответственность за правонарушения в медицине: учеб. пособие для студ. высш .

учеб. заведений. – М.: Академия, 2006. – 240 с .

Балибардина Н.Г., Мохов А.А., Мохова И.Н. Проблемы возмещения вреда, причиненного здоровью или жизни пациента лекарственным средством при проведении клинического исследования // Юрист. – 2006. – № 9. – С. 5–9 .

Беляева Г.А., Мусина Н.В. Правовые аспекты причинения вреда жизни и здоровью пациента // Научный вестник Волгоградской академии государственной службы. Сер. «Юриспруденция». – 2010. – № 1. – С. 46–53 .

Бобров О.Е. Медицинские преступления: правда и ложь. – Петрозаводск:

ИнтелТек, 2003. – 200 с .

Боева О.Ю. Врачебная ошибка и уголовное право // Проблемы экспертизы в медицине. – 2009. – Т. 9. – № 36-4. – С. 6–8 .

Виноградов А.З., Рыков В.А. Юридическая квалификация медицинских правонарушений // Медицина в Кузбассе. – 2004. – № 3. – С. 31–34 .

Витер В.И., Поздеев А.Р., Гецманова И.В. Экспертная и юридическая оценка неблагоприятных исходов при расследовании профессиональных правонарушений медицинских работников / Под ред. Г.А. Пашиняна. – Ижевск, 2007. – 380 с .

Давыдов Р.А. Преступления против жизни и здоровья личности, совершенные медицинскими работниками по неосторожности: типичная информация о личности преступника // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. – 2012. – № 1. – С. 245–249 .

Егоров К.В. Правомерное и неправомерное причинение вреда в сфере медицинской деятельности: гражданско-правовой аспект: Автореф. дис. … канд .

юридич. наук: 12.00.03 / Казанский гос. универс. – Казань, 2006 .

Кибальник А.Г., Старостина Я.В. Актуальные проблемы уголовной ответственности медицинских работников. – М.: Илекса, 2006. – 92 c.;

Старостина Я.В. Проблемы уголовной ответственности медицинских работников:

Автореф. дис.... канд. юридич. наук. – Ставрополь, 2005. – 21 c .

Князь М.С. Способ совершения преступлений, связанных с врачебной ошибкой, повлекших за собой причинение тяжкого вреда здоровью или смерть потерпевшего // Закон и право. – 2012. – № 9. – С. 76–79 .

Кудаков А.В. Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка: Дис. … канд .

юридич. наук: 12.00.08. – Саратов, 2011. – 185 с.; Кудаков А.В. Понятие и эффективность уголовно-правового воздействия на врачебную ошибку // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2010. – № 1. – С. 151–153 .

Е.В. Федорова92; Х.Л. Михайлова93;

Ю.Д. Курганский и А.С. Мнацаканян94; Е.В. Муравьева95; Е.А. Отставнова96;

А.Н. Пищита97; А.М. Пономарёва98; А.А. Старченко99; В.В. Татаркин100;

А.В. Тихомиров101; Е.В. Червонных102; П.С. Чупрына103; Е.П. Шевчук104 и др .

Вопросы медицинской деонтологии рассмотрены в трудах А.П. Зильбера105; А.Я. Иванюшкина106; Ю.П. Лисицына107;

И.В. Силуяновой108, Ю.М. Хрусталева109 и др .

Леонтьев О.В., Кустов В.Д., Курганский Ю.Д., Федорова Е.В. Особенности юридической ответственности в медицине. – СПб., 2000 .

Михайлова Х.Л. Международные и национальные стандарты при урегулировании споров в сфере предоставления медицинских услуг: Дис. … канд. юридич.

наук:

12.00.03. – М., 2009. – 157 с .

Мнацаканян А.С. Гражданско-правовая ответственность исполнителя медицинских услуг: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.03. – Краснодар, 2008. – 213 с .

Муравьева Е.В. Гражданско-правовая ответственность в сфере медицинской деятельности: Дис.... канд. юридич. наук. – Ростов-на-Дону, 2004 .

Отставнова Е.А. Защита конституционного права на медицинскую помощь в судах общей юрисдикции // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2010. – № 4. – С. 88–92 .

Пищита А.Н. Защита прав пациентов в России: досудебные способы // Государство и право. – 2006. – № 5. – С. 91–97; Пищита А.Н. Правовое регулирование медицинской деятельности в современной России: Теоретикоправовые аспекты. – М.: ЦКБ РАН, 2008 .

Пономарёва А.М. Уголовно-правовая оценка врачебной ошибки // Lex Russica = Русский закон. – 2009. – № 5. – С. 1233–1236 .

Старченко А.А. Руководство по защите прав пациентов (застрахованных лиц). – СПб.: Диалог, 2002. – 240 с .

Татаркин В.В. Преступления медицинских работников против жизни и здоровья:

Автореф. дис.... канд. юридич. наук. – М., 2007. – 28 с .

Тихомиров А.В. Обязательства из причинения вреда здоровью при оказании медицинских услуг // Адвокат. – 2008. – № 5. – С. 92–94; Тихомиров А.В. Проблемы правовой квалификации вреда здоровью при оказании медицинских услуг: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.03 / АНХ при Правительстве РФ. – М., 2008 .

Червонных Е.В. Криминализация врачебных ошибок // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2010. – № 3. – С. 36–44 .

Чупрына П.С. Уголовная ответственность медицинских работников за нарушение ими профессиональных обязанностей // Вестник Томского государственного университета. – 2009. – № 320. – С. 143–145 .

Шевчук Е.П. «Врачебная ошибка» и «несчастный случай» в обязательствах по возмещению вреда при оказании медицинских услуг // Сибирский юридический вестник. – 2012. – № 2. – С. 88–92 .

Зильбер А.П. Этюды медицинского права и этики. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – 848 с .

Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине. – М.: Медицина, 1990. – 224 с .

Лисицын Ю.П. Медицинская этика, деонтология и биоэтика // Проблемы соц .

гигиены и история медицины. – 1998. – № 2. – С. 7–13 .

Силуянова И.В. Биоэтика в России: ценности и законы. – М., 1997. – 224 с .

Из зарубежных авторов вопросы медицинской ошибки и в целом дефекта медицинской помощи, ответственности за них рассматривали (фамилия автора указана вначале)110:

Аргентина: Кемельмахер де Карлуччи Аида (Kemelmajer de Carlucci Ada)111; Триго Репресас Феликс А. (Trigo Represas Flix A.) 112;

Буэрес Альберто Х. (Bueres Alberto J.), Заффарони Эухенио Рауль (Zaffaroni Eugenio Ral) и Ванелли Виель Ренато (Vannelli Viel Renato)113 и др.;

Беларусь: Е.И. Волчанина114; П.О. Милькова115 и др.;

Бельгия: Женико Жиль (Genicot Gilles)116 и др.;

Бразилия: Мейреллеш Гомеш Жулио Сезар (Meirelles Gomes Julio Czar) и де Франса Женивал Велосо (de Frana Genival Veloso) 117;

Брандэн Рикардо (Brando Ricardo)118 и др.;

Великобритания: Чэрэтэн Фред (Charatan Fred)119; Нолан Томас У. (Nolan Thomas W.)120; Росс Стюард (Ross Stewart)121; Лестер Хрусталев Ю.М. Биоэтика. Философия сохранения жизни и сбережения здоровья: Уч. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. – 400 с .

Методология построения списка использована из работ д.ю.н. В.А. Берзина и д.ю.н. А.А. Соловьева .

Kemelmajer de Carlucci A. Reparacin de la «chance» de curacin y relacin de causalidad adecuada [Возмещение «шанса» исцеления и адекватная причинноследственная связь] // Revista de Derecho de Daos (Аргентина). – 2003. – № 2. – P. 221–262 .

Trigo Represas F.A. Reparacin de daos por «mala praxis» mdica [Возмещение вреда, причиненного в результате медицинской халатности]. – 2a ed.

– Buenos Aires:

Hammurabi, 2008. – 456 p. – P. 24 .

Bueres A.J., Zaffaroni E.R., Vannelli Viel R. Responsabilidad mdica. Aspectos civiles y penales [Медицинская ответственность. Гражданско-правовые и уголовноправовые аспекты]. – Buenos Aires: Hammurabi, 2009. – 201 p.; Bueres A.J .

Responsabilidad civil de los mdicos [Гражданская ответственность медицинских работников]. – 3a edicion renovada. – Buenos Aires: Hammurabi, 2006. – 753 p .

Волчанина Е.И. Врачебные ошибки и страхование профессиональной ответственности медицинских работников // Медицинские новости. – 2006. – № 7. – С. 68–72. http://www.mednovosti.by/journal.aspx?article=619 .

Милькова П.О. Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка // Человек, психология, экономика, право, управление: проблемы и перспективы: Матер .

XI Междунар. науч. конф. (Минск, 19.05.2007). – Минск: Изд-во МИУ, 2007. – С. 270– 271 .

Genicot G. Droit mdical et biomdical [Право медицинское и биомедицинское]. – Bruxelles: Larcier, 2010. – 862 p .

Meirelles Gomes J.C., Frana, de G.V. Error mdico [Медицинская ошибка] // http://www.saip.org.uy/ejprof/errormed.pdf. – – – 05.05.2005. 22 p. P. 2;

[Медицинская ошибка:

Meirelles Gomes J.C. Erro Mdico: Reflexes Размышления] // Revista – – – № 2 .

Biotica. 1994. Vol. 2 .

http://revistabioetica.cfm.org.br/index.php/revista_bioetica/article/view/459/342 .

Brando R. O Erro Mdico na Funo Pblica [Медицинская ошибка при исполнении общественной функции] // Revista Biotica. – 1994. – Vol. 2. – № 2 .

http://revistabioetica.cfm.org.br/index.php/revista_bioetica/article/view/463/346 .

Хелен (Lester Helen) и Трайттер Джонатан К. (Tritter Jonathan Q.)122 и др.;

Германия: фон Лау Николетта К. (von Laue Nicoletta C.) и Шваппах Давид Л.Б. (Schwappach David L.B.)123; Олланшлейгер Гюнтер (Ollenschlger Gnter)124; Байер Мартин (Beyer Martin) и Герлах Фердинанд М. (Gerlach Ferdinand M.)125 и др.;

Испания: Масья Гомес Рамон (Maci Gmez Ramn)126;

Гонсалес-Эрмосо Фернандо (Gonzlez-Hermoso Fernando)127; Мартин Пайин Х.А. (Martn Palln J.A.)128 и др.;

Италия: Валентини Джанни (Valentini Gianni)129; Марин Мауро (Marin Mauro)130; де Тризио Н., Вергари Б., Вергари Ф. и Занарди Л.131;

Charatan F. Clinton acts to reduce medical mistakes [Акты Клинтона по редуцированию медицинских ошибок] // British Medical Journal. – 04.03.2000. – Vol. 320. – P. 597. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1117638/ .

Nolan T.W. System changes to improve patient safety [Системные изменения для улучшения безопасности пациентов] // British Medical Journal. – 18.03.2000. – № 320. – P. 771–773 .

Ross S. Medicine and Law [Медицина и Закон] // Vesalius. – 1996. – Vol. II. – № 1. – P. 3–

9. http://www.biusante.parisdescartes.fr/ishm/vesalius/VESx1996x02x01x003x009.pdf .

Lester H., Tritter J.Q. Medical error: a discussion of the medical construction of error and suggestions for reforms of medical education to decrease error [Медицинская ошибка: Обсуждение медицинской конструкции ошибки и предложения по реформированию медицинской подготовки для снижения числа ошибок] // Medical education (Blackwell Science Ltd.). – 2001. – № 35. – P. 855–861 .

http://faculty.ksu.edu.sa/hisham/Documents/Medical%20Education/English/Medical%20 Education/242.pdf .

Laue, von N.C., Schwappach D.L.B., Koeck C.M. The epidemiology of medical errors:

A review of the literature [Эпидемиология медицинских ошибок: обзор литературы] // Wiener Klinische Wochenschrift. – 2003. – Vol. 115. – № 10. – P. 318–325 .

Ollenschlger G. Medizinische Risiken, Fehler und Patientensicherheit. Zur Situation in Deutschland [Медицинские риски, ошибки и безопасность пациентов. Ситуация в Германии] // Schweizerische rztezeitung. – 2001. – T. 82. – № 26 .

http://www.evimed.info/mediapool/46/460824/data/saezfehler.pdf .

Beyer M., Dovey S., Gerlach F.M. Fehler in der Allgemeinpraxis – Ergebnisse der internationalen PCISME-Studie in Deutschland [Ошибки в общей практике… в Германии] // Zeitschrift fr Allgemeinmedizin. – 2003. – № 79. – S. 327–331 .

Maci Gmez R. El error de diagnstico y el error de tratamiento mdico en el derecho espaol [Ошибки диагноза и ошибки оказания медицинской помощи в испанском законодательстве] // http://www.porticolegal.com/pa_articulo.php?ref=333 .

Gonzlez-Hermoso F. Errores mdicos o desviaciones en la prctica asistencial diaria [Врачебные ошибки или отклонения в практике ежедневного ухода] // Ciruga Espaola. – – № 69. – 2001. P. 591–603 .

http://mail.aecirujanos.es/revisiones_cirugia/2001/Junio2.pdf .

Martn Palln J.A. Errores mdicos [Медицинские ошибки] // Revista Clnica Espaola. – 2012. – Vol. 212. – № 4. – P. 186–187 .

http://www.elsevier.es/es/revistas/revista-clinica-espa%C3%B1ola-65/errores-medicosoriginal-breve-2012 .

Valentini G. Verso la depenalizzazione dell’errore medico [К декриминализации врачебной ошибки] // Medicinae Doctor. – 4 febbraio 2009. – Anno XVI. – № 3. – P. 6 .

Моттерлини Маттео (Motterlini Matteo) и Крупи Винченцо (Crupi Vincenzo)132; Феррари Моурицио (Ferrari Maurizio)133; Соцетти А .

(Soccetti A.), Кудзуполи П. (Cuzzupoli P.), Каталани А. (Catalani A.) и Греко Ф. (Greco F.)134 и др.;

Казахстан: Жаппарова Альмира, Касенова Марал, Дарбекова Гульнара и др.135;

Канада: Хендерсон Джим (Henderson Jim)136; МакДэмэйд Лора Дж. (MacDermaid Laura J.)137; МакКурт Дункэн (MacCourt Duncan) и Бернстин Джозеф (Bernstein Joseph)138 и др.;

Куба: Рамос Домингес Бенито Нарей (Ramos Domnguez Benito Narey) ; Суарес Риверо Бирси (Surez Rivero Birsy), Моралес Marin M. La gestione dell’errore medico [Управление врачебной ошибкой] // Vita professionale e attivit clinica (20–21 Ottobre 2006, Siena). – Siena, 2006 .

http://www.passonieditore.it/pdf/siena06/marin.pdf .

Trizio, de N., Vergari B., Vergari F., Zanardi L. L’errore medico: studi per la rilevazione, analisi del fenomeno, proposte operative e legislative [Врачебная ошибка: исследования релевантности, анализ явления, оперативные и законодательные предложения] // http://www.studiovergari.it/public/Articoli/Upload/L'Errore%20Medico.pdf .

Motterlini M. La dimensione cognitiva dell’errore medico [Когнитивное измерение врачебной ошибки] // http://www.cresa.eu/pdf/kos%20dimensione%20cognitiva.pdf;

Motterlini M., Crupi V. Decisioni mediche. Un punto di vista cognitivo [Медицинские решения. Отправная точка осмысления]. – Milano: Raffaello Cortina Editore, 2005. – 202 p .

Ferrari M. Responsabilit medica e danno risarcibile: Tesi di laurea in Diritto Civile [Медицинская ответственность и возмещение ущерба: Дис. на соискание ученой степени доктора в области гражданского права] / Universita’ di Bologna; Facolta’ di giurisprudenza; Corso di Laurea Magistrale in Giurisprudenza. – Bologna, 2009 .

http://www.tesionline.it/consult/indice.jsp?pag=1&idt=27010; http://www.118er.it/roma gna/internet/ricerca/TESI_Maurizio%20Ferrari.pdf .

Soccetti A., Cuzzupoli P., Catalani A., Greco F. La tassonomia dell’errore medico e le responsabilit del sistema [Таксономия медицинской ошибки и ответственность системы] // Giornale Italiano di Ortopedia e Traumatologia. – 2004. – № 30. – P. 167–173 .

http://www.giot.it/fascicoli/2004/vol4-04/soccetti.pdf .

Права человека в сфере охраны здоровья: практическое руководство / Под науч .

ред. А. Жаппаровой. – Алматы: Art Depo Studio, 2012. – 280 с. http://healthrights.kz/files/file/rus3_10_12.pdf .

Henderson J. Medical error [Медицинская ошибка] // BC Medical Journal. – 2002, July–August. – Vol. 44. – № 6 .

MacDermaid L.J. First, Do No Harm: Medical Error in Canada [Прежде всего, не навреди: Медицинская ошибка в Канаде] // http://www.cchse.org/assets/awardsprogr am/SDLfirst.pdf .

MacCourt D., Bernstein J. Medical error reduction and tort reform through private, contractually-based quality medicine societies [Сокращение медицинских ошибок и изменение ответственности за счет частных, договорных обществ, основанных на качестве медицины] // American Journal of Law & Medicine. – 2009. – № 35. – P. 505–

561. http://www.orthopaedicsone.com/download/attachments/8716517/SQM.pdf .

Ramos Domnguez B.N. Calidad de la atencin de salud. Error mdico y seguridad del paciente [Качество медицинской помощи. Медицинская ошибка и безопасность пациента] // http://www.bvs.sld.cu/revistas/spu/vol31_3_05/spu10305.htm .

Хименес Эмилио (Morales Jimnez Emilio), Суарес Риверо Алюхи (Surez Rivero Alujy) и Розелл Суарес Ален (Rosell Surez Alain)140 и др.;

Мексика: Фахардо-Дольчи Херман (Fajardo-Dolci Germn), Мельем-Моктесума Хосе (Meljem-Moctezuma Jos), Родригес-Суарес Франсиско Хавьер (Rodrguez-Surez Francisco Javier), СавалаВийявисенсио Хуан Антонио (Zavala-Villavicencio Juan Antonio), Висенте-Гонсалес Эстер (Vicente-Gonzlez Esther), Венегас-Паес Франсиско (Venegas-Pez Francisco), Кампос-Кастоло Эстер Мауина (Campos-Castolo Esther Mahuina), Агирре-Гас Эктор Г. (Aguirre-Gas Hctor G.)141; Карийо-Хаймес Артуро (Carrillo-Jaimes Arturo)142 и др.;

Португалия: да Роша Аморим Давид (da Rocha Amorim David) ; Магро Альберто Альмейда (Magro Alberto Almeida) 144; да Кунья Гомеш Родригеш Альваро (da Cunha Gomes Rodrigues lvaro)145;

Фрагата Жозе (Fragata Jos) и Мартинс Луиш (Martins Lus)146; Гомеш душ Сантуш Жоана (Gomes dos Santos Joana), Родригеш Лопеш Surez Rivero B., Morales Jimnez E., Surez Rivero A., Rosell Surez A. Errores mdicos en la certeza diagnstica [Медицинские ошибки в диагностической точности] // http://www.monografias.com/trabajos70/errores-medicos-certezadiagnostica/errores-medicos-certeza-diagnostica.shtml .

Fajardo-Dolci G., Meljem-Moctezuma J., Rodrguez-Surez F.J., ZavalaVillavicencio J.A., Vicente-Gonzlez E., Venegas-Pez F., Campos-Castolo E.M., Aguirre-Gas H.G. Recomendaciones para prevenir el error mdico, la mala prctica y la responsabilidad profesional [Рекомендации по предотвращению врачебной ошибки и врачебной халатности, а также относительно профессиональной ответственности] // Revista CONAMED. – 2012, enero-marzo. – Vol. 17. – № 1. – P. 30–43. http://dialnet.unirioja.es/descarga/articulo/3884719.pdf .

Campos-Castolo E.M., Carrillo-Jaimes A. Reporte de errores mdicos como estrategia para la prevencin de eventos adversos [Информирование о врачебных ошибках как стратегия предотвращения неблагоприятных событий] // Revista conamed. – 2008, abril–junio. – Vol. 13. – P. 17–22 .

http://dialnet.unirioja.es/descarga/articulo/3625193.pdf .

Rocha, da Amorim D. A responsabilidade legal do Medico: Dissertao inaugural [Правовая ответственность врача: Диссертация]. – Porto: Typ. C. Vasooneellos, 1904 .

http://repositorio-aberto.up.pt/bitstream/10216/16607/3/121_6_EMC_I_01_P.pdf .

Magro A.A. Crtica e Reforma do nosso Regimen mdico-legal: Dissertao inaugural apresentada Escola medico-cirurgica do Porto [Критика и реформа нашего медико-правового режима: Инаугурационная диссертация, представленная в Медико-хирургической школе Порто]. – Porto, 1901. http://repositorioaberto.up.pt/bitstream/10216/16316/3/107_2_EMC_I_01_P.pdf .

Cunha, da Gomes Rodrigues. Responsabilidade Civil por Erro Mdico:

Esclarecimento/Consentimento do Doente [Гражданская ответственность за медицинскую ошибку…] // http://www.cej.mj.pt/cej/forma-ingresso/fich.pdf/arquivodocumentos/FC-responsab_civil_erro_medico.pdf .

Fragata J., Martins L. O Erro em Medicina [Ошибка в медицине]. – Coimbra:

Almedina, 2008. – 328 p .

Рикардо (Rodrigues Lopes Ricardo) и Камосса Рикардо (Camossa Ricardo)147 и др.;

США: Ригельман Ричард К. (Riegelman Richard K.)148; Банджа Джон (Banja John)149; Розенталь Мэрилин М. (Rosenthal Marilynn M.) и Сатклифф Кэтлин М. (Sutcliffe Kathleen M.)150; Бешер Элис К. (Becher Elise C.) и Чэссин Марк Р. (Chassin Mark R.)151; Лип Л. (Leape L.)152;

Дженисек Милош (Jenicek Milos)153; Миллер Сильвия Р. (Miller Sylvia R.)154; Либман Кэрол Б. (Liebman Carol B.) и Хаймэн Крис Стирн (Hyman Chris Stern)155; Лайен Брайен А. (Liang Bryan A.)156; Ливэн Брэндон (Levan Brandon)157; Кон Линда Т. (Kohn Linda T.), Корригэн Джанет М. (Corrigan Janet M.) и Дональдсон Молла С. (Donaldson Molla S.)158; Глак Пол А. (Gluck Paul A.)159 и др.;

Gomes dos Santos J., Rodrigues Lopes R., Camossa R. Guia da responsabilidade dos mdicos [Руководство об ответственности врачей]. –

– Lisboa: Franco Caiado Guerreiro & Associados, 2006. 116 p .

http://www.fcguerreiro.com/guides/GuiadaResponsabilidadedosMedicos.pdf .

Ригельман Р.К. Как избежать врачебных ошибок: Книга практикующего врача:

Пер. с англ. – М.: Практика, 1994. – 208 с .

Banja J. Medical Errors and Medical Narcissism [Медицинские ошибки и медицинский нарциссизм]. – Sudbury (MA; USA): Jones & Bartlett Learning, 2005. – 229 p .

Rosenthal M.M., Sutcliffe K.M. Medical error: What do we know? What do we do?

[Медицинская ошибка. Что нам известно? Что делать?]. – San-Francisco: JosseyBass, 2002. – 325 p .

Becher E.C., Chassin M.R. Improving Quality, Minimizing Error: Making It Happen [Улучшение качества, минимизация ошибки: Достичь цели] // Health Affairs. – 2001. – Vol. 20. – № 3. – P. 68–81. http://content.healthaffairs.org/content/20/3/68.full.pdf .

Leape L. Error in Medicine [Ошибка в медицине] // Journal of the American Medical Association. – 1994. – Vol. 272. – № 23. – P. 1851–1857 .

Jenicek M. Medical error and harm: Understanding, prevention, and control [Медицинские ошибки и вред: понимание, профилактика и контроль].

– New York:

A Productivity Press Taylor & Francis Group, 2011. – 334 p .

Miller S.R. Medical Error Prevention [Превенция медицинской ошибки]. – Deerfield Beach (Florida, USA): Health Studies Institute, Inc., 2003. – 34 p .

http://www.affectplus.com/MedErrors.pdf .

Liebman C.B., Hyman C.S. Medical Error Disclosure, Mediation Skills, and Malpractice Litigation. A Demonstration Project in Pennsylvania [Выявление медицинской ошибки, технологии посредничества, разрешение конфликтов, вытекающих из дефектов медицинской помощи. Демонстрационный проект в Пенсильвании] / The Project «Medical Liability in Pennsylvania». – Washington, 2005. – 119 p .

http://www.pewtrusts.org/uploadedFiles/wwwpewtrustsorg/Reports/Medical_liability/Lieb manReport.pdf .

Liang B.A. A system of medical error disclosure [Информационная система фиксации медицинских ошибок] // Quality & safety in health care. – 2002. – № 11. – P. 64–68 .

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1743574/pdf/v011p00064.pdf .

ошибки] // Levan B. Medical errors [Медицинские http://www.cthealthpolicy.org/cthealthbook/papers/medical_errors.pdf .

Kohn L.T., Corrigan J.M., Donaldson M.S. (Eds.). To Err Is Human: Building a свойственно ошибаться: создание safer health system [Человеку безопасной системы здравоохранения] / Committee on Quality of Health Care in Украина: С.Г. Стеценко, М.И. Иншин и др.160; В.А. Галай161;

и др.;

Франция: Бруардель Поль (Brouardel Paul)162; Мэньян Клэр (Mme Maignan Claire)163; Вьялла Франсуа (Vialla Franois)164; Бюргелэн Ж.-Ф. (Burgelin J.-F.)165; Стофт Анри (Stofft Henri)166; Дюваль-Арно America. – Washington (DC): National Academy Press, 2000. – 312 p .

http://books.nap.edu/catalog.php?record_id=9728#toc .

Gluck P.A. Medical Error Theory [Теория медицинской ошибки] // Obstetrics & Gynecology Clinics of North America. – 2008. – № 35. – P. 11–17 .

Сучасне українське медичне право: Монографія / За заг. ред. С.Г. Стеценка. – К.:

Атіка, 2010. – 496 с.; Стеценко С.Г., Стеценко В.Ю., Сенюта І.Я. Медичне право України: Підручник / За заг. ред. С.Г. Стеценка. – К.: Всеукраїнська асоціація видавців «Правова єдність», 2008. – 507 с.; Стеценко С.Г. Врачебная ошибка и несчастные случаи в практике работ учреждений здравоохранения: правовые аспекты // Эксперт-криминалист. – 2006. – № 2; Стеценко С.Г. Дефекты оказания медицинской помощи: проблемы юридической квалификации и экспертизы // Российский следователь. – 2002. – № 5. – С. 7–11; Стеценко С.Г. Медицинское право: Уч.

– СПб.:

Юридический центр Пресс, 2004. – 572 с.; Стеценко С.Г. Врачебные ошибки и несчастные случаи в практике работ учреждений здравоохранения: правовые аспекты // Юрист. – 2004. – № 2. – С. 44–47 .

Галай В.А. Реализация прав человека и гражданина в контексте защиты прав пациента: теоретико-правовой аспект: Дис.... канд. юридич. наук: 12.00.01 / Нац .

педагогический университет им. М.П. Драгоманова. – Киев, 2010; Галай В.А .

Способы защиты прав пациентов в Украине: Научно-практическое пособие. – Киев:

КНТ, 2009. – 72 с.; Галай В.А. Дефекты оказания медицинской помощи и их роль в защите прав пациентов // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в контексте конституционной реформы: Тезисы Всеукр. научно-практич. конф. (Киев, 2008). – Киев: КНУКИМ, 2008. – С. 37–39 .

Brouardel P. La responsabilit mdicale: secret mdical, dclarations de naissance, inhumations, expertises mdico-lgales [Медицинская ответственность: врачебная тайна, декларация о рождении, похороны, медико-правовые экспертизы]. – Paris: Baillire, 1898 .

http://ia600507.us.archive.org/7/items/laresponsabilit00brou/laresponsabilit00brou.pdf;

http://ia700507.us.archive.org/7/items/laresponsabilit00brou/laresponsabilit00brou_djvu.txt .

Maignan C. Les fondements de la responsabilit mdicale. Des ttonnements jurisprudentiels au 4 mars 2002 [Основы медицинской ответственности. Метод проб и ошибок в судебном решении от 04.03.2002] // http://www.droitmedical.net/spip.php?article55. – 11.04.2006 .

Les Grandes decisions du Droit mdical [Крупные судебные решения в медицинском праве] / Sous la direction de Franois Vialla. – Paris: L.G.D.J., Lextenso ditions, 2009. – 665 p .

Burgelin J.-F. La judiciarisation de la mdecine [Правовой аспект медицины] // http://infodoc.inserm.fr/ethique/Ethique.nsf/0/b0cf353d60846663c1256d03004d7df5?Op enDocument. – 10.03.2003 .

Stofft H. Une prsentation de l'paule nglige en 1825 [Дело о врачебной халатности в отношении плеча в 1825 году] // Histoire des sciences mdicales. –

– – № 4. – 1984. T. XVIII. P. 331–342 .

http://www.biusante.parisdescartes.fr/sfhm/hsm/HSMx1984x018x004/HSMx1984x018x004x0

331.pdf .

Домитий (Mme Duval-Arnould Domitille)167; Камкар Каролин (Mme Kamkar Caroline)168 и др.;

Чили: Сильва Сильва Эрнан (Silva Silva Hernn)169 и др.;

Швейцария: Стаежер Филипп (Staeger Philippe), Фавра Бернар (Favrat Bernard), Ваде Ж.-П. (Vader J.-P.) и Корнюз Жак (Cornuz Jacques)170; Фёзье Микаэль (Feusier Michael)171; Виллиман Урс (Willimann Urs)172 и др.;

Япония: Хигучи Норио (Higuchi Norio)173 и др.;

Вопросы природы и содержания человеческой ошибки в общем были исследованы такими авторами, как: Питерс Дж.Э. (Peters G.A.) и Питерс Б.Дж. (Peters B.J.)174; Ризон Джеймс (Reason James)175 и др .

Duval-Arnould D. La responsabilit civile des professionnels de sant et des tablissements de sant privs la lumire de la Loi du 4 mars 2002 [Гражданская ответственность работников здравоохранения и частных медицинских учреждений в свете Закона от 04.03.2002] // http://www.courdecassation.fr/publications_cour_26/rapport_annuel_36/rapport_2002_1 40/deuxieme_partie_tudes_documents_143/tudes_theme_responsabilite_145/profession nels_sante_6115.html .

Kamkar C. Les limites de la faute: Essai sur la dtermination de l’obligation de moyens en matire mdicale: Thse pour le doctorat en Droit, 27.10.2006 [Пределы вины: эссе об определении обязательств средств в области медицины: Диссертация на соискание ученой степени доктора права] / Universit Jean Moulin Lyon III; Facult de Droit. – Lyon, 2006. http://theses.univlyon3.fr/documents/lyon3/2006/kamkar_c/pdfAmont/kamkar_c.pdf .

Silva Silva H. Medicina Legal y Psiquiatra Forense [Судебная медицина и судебная психиатрия]. – Т. 2. – Santiago de Chile: Editorial Jurdica de Chile, 1991. – 499 p .

Staeger P., Favrat B., Vader J.-P., Cornuz J. L’erreur en mdecine ambulatoire:

comment l’aborder? [Ошибка в амбулаторной медицине...] // Revue Mdicale Suisse. – 28.11.2007. – № 135. http://revue.medhyg.ch/article.php3?sid=32718 .

Feusier M. Le mdecin genevois face ses droits et obligations. Questions choisies: Mmoire de matrise hors sminaire [Женевский врач перед лицом своих прав и обязанностей. Избранные вопросы: Диссертация на соискание степени магистра права] / Universit de Genve; Facult de Droit. – Genve, 2008;

Feusier M. L’erreur mdicale [Медицинская ошибка] // http://www.michaelfeusier.com/index.php?option=com_docman&task=doc_view&gid=264 .

Willimann U. Reden wir mit unseren Patienten ber medizinische Fehler? [Давайте поговорим с нашими пациентами о врачебных ошибках?] // PrimaryCare. – 2003. – № 3. – S. 762–764. http://www.primary-care.ch/docs/primarycare/archiv/defr/2003/2003PDF .

Higuchi N. Article 21 of the Medical Practitioners Law [Статья 21 Закона о медицинской практике] // Japan Medical Association Journal. – 2008, July-August. – Vol. 51. – № 4. – P. 258–261. http://www.med.or.jp/english/journal/pdf/jmaj/v51no04.pdf .

Peters G.A., Peters B.J. Human Error. Causes and Control [Человеческая ошибка .

Причины и контроль]. – Boca Raton (Florida, USA): CRC/ Taylor & Francis Group, 2006 .

Reason J. Human Error: Models and Management [Человеческая ошибка: модели и управление] // British Medical Journal. – 18.03.2000. – Vol. 320. – P. 768–770 .

http://www.patientsikkerhed.dk/fileadmin/user_upload/documents/Publikationer/Udenlan dske/HumanErrorModelsAndManagement.pdf; Reason J. Human error [Человеческая ошибка]. – New York: Cambridge University Press, 1990 .

Вопросы медицинской деонтологии, биоэтики рассмотрены в трудах следующих зарубежных авторов: Тавани Марио (Tavani Mario), Пикоцци Марио (Picozzi Mario) и Сальвати Габриэла (Salvati Gabriella)176; Кэмпбэлл Аластэйр (Campbell Alastair), Джиллет Гранд (Gillet Grand) и Джонс Гарет (Jones Gareth)177 и др .

Вместе с тем, правовая природа, правовое содержание, структура и существенные признаки врачебной ошибки как нарушения прав и законных интересов пациентов, с конституционно-правовой точки зрения и в контексте защиты прав пациентов, до настоящего времени не были выявлены и исследованы с необходимыми полнотой и детальностью .

Не было уделено должного внимания обстоятельному, в том числе таксономическому178, исследованию понятий «врачебная ошибка», «дефект медицинской помощи», «негативный исход медицинской помощи», «ятрогения» и других ключевых понятий в рассматриваемой тематической области .

Вышесказанное дополнительно определяет актуальность настоящего исследования .

Объектом исследования являются правовая природа и содержание, структура и особенности дефектов медицинской помощи как медико-правового явления, а также сущность, признаки, особенности и правовые последствия явлений, составляющих одну из групп дефектов медицинской помощи, – врачебной ошибки, посягающей на права и законные интересы пациентов, а также содержание, виды и взаимосвязи прав пациентов на безопасность для здоровья и жизни при получении медицинской помощи, и общественные отношения, складывающиеся по указанному кругу вопросов .

Предметом исследования являются законодательство Российской Федерации, законодательство зарубежных стран, международные акты, устанавливающие правовое регулирование отношений, связанных с выявлением и квалификацией дефектов медицинской помощи, сущность, признаки, особенности проявления и правовые последствия врачебной ошибки как нарушения прав и Tavani M., Picozzi M., Salvati G. Manuale di deontologia medica [Учебник медицинской деонтологии]. – Milano: Giuffr, 2007. – XIX; 614 p .

Кэмпбэлл А., Джиллет Г., Джонс Г. Медицинская этика: Уч. пособие: Пер. с англ. / Под ред. Ю.М. Лопухина, Б.Г. Юдина. – 2-е изд., испр. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 400 с.;

Таксономия – раздел методологии науки, связанный с классификациями и систематизациями. – Прим. авт .

законных интересов пациентов, закрепляющие гарантии прав пациентов на безопасность для здоровья и жизни при получении медицинской помощи, документы судебной практики, а также связанные с этим конституционно-правовые, теоретико-правовые, гражданскоправовые и другие научные проблемы .

Целью исследования является конституционно-правовое и сравнительно-правовое исследование указанной предметнообъектной области и разработка авторской научно-правовой концепции интерпретации и системного описания феномена врачебной ошибки и в целом дефекта медицинской помощи в контексте гарантирования, охраны и защиты прав пациентов .

Цель исследования определила постановку следующих исследовательских задач:

– исследование понятий, видов, существенных признаков и иных особенностей негативного исхода медицинской помощи и, в частности, дефекта медицинской помощи как медико-правовых явлений, анализ существующих определений указанных понятий;

– исследование понятия врачебной ошибки, выявление и исследование существенных (квалифицирующих) признаков врачебной ошибки;

– выявление и исследование природно-онтологических особенностей врачебной ошибки и её причин и условий;

– таксономическое исследование и описание видов врачебной ошибки;

– уточнение дефиниций основных понятий предметнообъектной области исследования;

– исследование структуры и существенных особенностей правового обеспечения прав пациентов, в том числе гарантий признания, охраны и защиты прав пациентов на безопасность для здоровья и жизни при получении медицинской помощи в законодательстве Российской Федерации и в законодательствах зарубежных государств;

– исследование правового регулирования защиты пациентов от дефектов медицинской помощи в законодательстве Российской Федерации;

– исследование особенностей интерпретации врачебной ошибки и закрепления правовых последствий врачебной ошибки в законодательстве зарубежных стран;

– исследование зарубежной практики судебного и досудебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи, обобщение правовых позиций и подходов, отраженных в документах указанной практики;

– исследование правовых позиций Европейского суда по правам человека по вопросам гарантий прав пациентов, содержания и правовых последствий дефектов медицинской помощи;

– исследование особенностей правовых последствий врачебной ошибки;

– проектирование и обоснование возможных организационноправовых мер превенции врачебных ошибок и редуцирования этой проблемы, исследование сопряженных с этими мерами проблем .

Источниковедческая основа исследования. Автором исследован значительный объем правовых актов Российской Федерации и 17 зарубежных государств, отечественной и зарубежной научной литературы по избранной предметно-объектной области исследования .

Эмпирическую и нормативную основу исследования составили:

1) законодательство Российской Федерации;

2) международные документы и документы международных организаций (Всемирной организации здравоохранения и др.);

3) зарубежное законодательство об охране здоровья и защите прав пациентов 17 зарубежных государств – Аргентины, Бельгии, Бразилии, Великобритании (Шотландии), Венесуэлы, Дании, Израиля, Исландии, Испании, Италии, Мексики, Норвегии, Франции, Швейцарии, Швеции, Эквадора, Японии (несколько десятков зарубежных нормативных правовых актов в первоисточниках);

4) свыше 100 решений судебных инстанций зарубежных стран (Ирландии, Великобритании, США (преимущественно), Франции и Швейцарии);

5) решения Европейского суда по правам человека .

ГЛАВА 1. Дефект медицинской помощи и врачебная ошибка § 1 .

1. Понятия негативного исхода медицинской помощи и дефекта медицинской помощи, их содержание и взаимосвязи В докладе Всемирной организации здравоохранения «Качество медицинской помощи: безопасность пациентов» (2002 г.) отмечалось, что «медицинские вмешательства направлены на пользу пациентам, но они также могут причинить вред. Сложное сочетание процессов, технологий и человеческого взаимодействия в современной системе медицинского обслуживания может принести существенные выгоды, но вместе с тем оно также включает в себя неизбежный риск неблагоприятных событий, которые могут (и довольно часто) случаться»179 .

С самого начала человеческой цивилизации известны яркие примеры принципиального отношения представителей государственной власти к действиям врачей, в результате которых причинен вред пациенту .

О последствиях такого вреда говорится во многих древних и средневековых правовых источниках .

Так, параграфы 218–220 Свода законов вавилонского царя

Хаммурапи (приблизительно 1750-е годы до Р.Х.) устанавливали:

«§ 218. Если лекарь сделал человеку тяжелую операцию бронзовым ножом и убил этого человека или же он вскрыл бельмо у человека бронзовым ножом и выколол глаз человеку, то ему должны отрубить кисть руки .

§ 219. Если лекарь сделал тяжелую операцию бронзовым ножом рабу мушкенума и убил его, то он должен возместить раба за раба .

§ 220. Если он вскрыл ему бельмо бронзовым ножом и выколол ему глаз, то он должен отвесить серебром половину его покупной цены»180 .

медицинской помощи:

Quality of care: patient safety [Качество безопасность пациентов] / Report by the Secretariat / World Health Organization, Fiftyfifth World health assembly A55/13, 23 March 2002 // http://apps.who.int/gb/archive/pdf_files/WHA55/ea5513.pdf .

Цит. по: Законы вавилонского царя Хаммурапи // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/ hammurap.htm .

Эта тема ввиду её особого значения и в связи с влиянием врачебных ошибок на судьбы людей из любых социальных групп, независимо от их положения в обществе и имущественного статуса, привлекала внимание множества исследователей .

Как отмечает Бенито Нарей Рамос Домингез, в древнем мире использовалась фраза Primun Non Nocere [«Прежде всего, не навреди»], выражавшая должную медицинскую гуманность и характеризовавшая необходимость избегать неправильных действий .

В таких государствах, как Древний Египет и Древняя Индия, специальные чиновники наблюдали за соблюдением требований в области оказания медицинской помощи181. Клятва Гиппократа (V век до Р.Х.) заложила основу для современной медицинской этики .

В XIII веке одна из первых в мире медицинских школ в Салерно (Италия) установила правила по лечебной работе, предусматривавшие элементы независимого внешнего контроля и оценки качества медицинской помощи182. В 1865 году сестра милосердия, основательница первой в мире школы медсестер и известный общественный деятель Великобритании того времени Флоренс Найтингейл183 подняла вопрос о проблеме заболеваний, непосредственно связанных с результатами лечения184. В 1910 году известный профессор медицины и реформатор здравоохранения в США Абрахам Флекснер свой доклад Конгрессу США посвятил проблеме низкого качества стационарной медицинской помощи и обучения врачей, предложив меры по улучшению системы здравоохранения185 .

Всплеск интереса к проблеме врачебной ошибки произошел в 1950–1960-е годы в США и Европе, когда ряд проведенных исследований показал масштабы негативных побочных эффектов от лечения .

Цит. по: Martnez H., Borroto R., Iglesia M. Iatrogenia y error mdico. Temas de tica

mdica [Ятрогения и медицинская ошибка. Медико-этический аспект]. – La Habana:

Instituto de Ciencias Mdicas, 1986. – P. 51–72; Mella M.C. tica mdica: algunas

reflexiones [Медицинская этика: некоторые размышления]. – Santo Domingo:

Asociacin Mdica Dominicana, 1990 .

Sigerist H.E. Historia y sociologa de la medicina [История и социология медицины]. – Bogot; Gustavo Molina, 1974. – P. 19–48 .

См. о Ф. Найтингейл: Ruffolo D.C. Florence Nightingale, Her Call to Care // http://www.luhs.org/feature/nursing/Images/Nurse_News%20vol1_issue%202.pdf .

Albers H. Principios de administracin y direccin sanitaria [Принципы администрирования и управления здравоохранением]. – Mxico: Edit. Limusa, 1968. – P. 39–83 .

Ramos Domnguez B.N. Calidad de la atencin de salud. Error mdico y seguridad del paciente [Качество медицинской помощи. Медицинская ошибка и безопасность пациента] // http://www.bvs.sld.cu/revistas/spu/vol31_3_05/spu10305.htm .

Но тема осталась по большей части проигнорированной как врачебным сообществом, так и органами государственной власти в области здравоохранения .

Согласно традиционной концепции, врачи не должны совершать ошибки, каждая совершенная врачебная ошибка оценивается индивидуально, и деяние подвергается критике. В последние годы развитие понимания и интерпретации феномена врачебной (медицинской) ошибки и в целом дефекта медицинской помощи, отраженное в ряде научных статей и монографий, существенно изменило и усложнило эту точку зрения186 .

Темы врачебной ошибки, врачебной халатности, иных видов дефектов медицинской помощи, и уж тем более – их соотношения являются одними из самых сложных в медицинском праве, а тема гражданско-правовой ответственности – возмещения вреда здоровью, нанесенного вследствие врачебной ошибки или врачебной халатности, – является одной из самых сложных в гражданском праве .

Медицина вообще является, как обоснованно указывают многочисленные авторы, наиболее сложной формой человеческой деятельности, требующей глубоких специальных знаний, практических навыков, высоких моральных качеств. На протяжении веков к представителям медицинской профессии предъявлялись требования недопущения ошибок, однако врач ошибается чаще всего потому, что имеет дело с очень сложным человеческим организмом, ежедневно сталкивается с нетипичными задачами, нетипичным течением патологических процессов, да и медицинская наука несовершенна 187 .

При этом, как отмечает А.В. Саверский, «медицина сама по себе вредоносна. Даже таблетки нередко горьки (вред), хотя они и лечат .

Что уж говорить о полостных операциях, когда, для того чтобы удалить опухоль или камень, вскрывается, например, брюшная полость со всеми рисками инфицирования, пересечения крупного сосуда, потери крови и т.п.! Тогда можно говорить лишь о соотношении имеющегося вреда и того, который причиняется для избавления (обоснованный вред). Наличие даже обоснованного вреда подчеркивает всю важность L’errore in medicina. Frequenza, meccanismi e prospettive di prevenzione [Ошибка в медицине. Частотные параметры, механизмы и перспективы профилактики] // Bollettino d'informazione sui farmaci. – 2001. – № 3. – P. 99–102 .

http://www.anmdo.org/wp-content/uploads/erroreinmedicina.pdf .

См., например: Врачебная ошибка: морально-этическое и правовое значение // http://rh-conflict.narod.ru/student/refer/vo.htm .

того, как врач распорядится своим правом: от этого зависит здоровье и даже жизнь человека»188 .

Согласно пункту 1 § 7 Закона Швеции о вреде здоровью пациента № 1996:799 от 19.06.1996, возмещение вреда здоровью пациента не производится в случае, если вред здоровью является следствием необходимой процедуры, предназначенной для диагностики или лечения болезни или травмы, которые без лечения непосредственно угрожают жизни или влекут за собой тяжелую инвалидность»189 .

Любая медицинская процедура всегда сопряжена с риском .

Этот терапевтический риск присутствует даже тогда, когда врач соблюдает все необходимые требования, все правила врачебной деятельности, все установленные процедуры, и даже тогда, когда врач обладает высокой квалификацией .

Но наличие указанных объективных причин и факторов врачебных ошибок совершенно не исключает возможности расследования и правовой, в том числе и уголовно-правовой, оценки действий врача, определения наличия допущенной врачом халатности или преступной небрежности. Причинами негативных последствий медицинской помощи для здоровья пациента далеко не всегда является врачебная ошибка или недисциплинированность пациента, а также несовершенство и недостаточная эффективность врачебных методов и медицинской аппаратуры .

Совершение дефекта медицинской помощи может быть связано с некорректными действиями и нарушениями правил поведения медицинским персоналом из-за недостатка опыта, знаний, мотивации, а также в результате стресса, усталости, невнимательности или халатного поведения .

Саверский А.В. Права пациентов на бумаге и в жизни. – М.: Эксмо, 2009. – 544 с. – С. 28 .

Patientskadelagen № 1996:799, 19.06.1996 // http://www.notisum.se/rnp/sls/lag/199

60799.htm .

Maci Gmez R. El error de diagnstico y el error de tratamiento mdico en el derecho espaol [Ошибки диагноза и ошибки оказания медицинской помощи в испанском законодательстве] // http://www.porticolegal.com/pa_articulo.php?ref=333 .

В § 6 главы 10 Закона Швеции о безопасности пациента № 2010:659 от 17.06.2010 установлено, что не может служить основанием для освобождения врача от ответственности за правонарушение и причиненный его действиями вред здоровью тот факт, что врач из-за недостаточности подготовки или опыта не смог понять природу заболевания и/или спрогнозировать вред здоровью пациента или опасность, которой пациент мог быть подвергнут191 .

Органический закон Эквадора о здоровье от 18.12.2006 устанавливает: «Признаются противоправными действиями при исполнении своих обязанностей медицинскими работниками любые индивидуальные необратимые и неоправданные действия, повлекшие вред здоровью пациента в результате: a) несоблюдения установленного порядка; b) неопытности в исполнении профессиональных медицинских обязанностей, с полным или частичным отсутствием навыков или опыта; c) небрежности при исполнении профессиональных медицинских обязанностей, выразившейся в недостаточности медицинского ухода или требуемого усердия; d) халатности при исполнении профессиональных медицинских обязанностей, выразившейся в недостаточности или необоснованной задержке выполнения профессиональных обязанностей» (статья 202) .

Сложность выработки понятийного аппарата в этой сфере обусловлена также наличием такого явления, как негативные (неблагоприятные) исходы медицинской помощи и связанные с достижением критического уровня риска такого исхода ситуации, не имеющие отношения к ятрогенному дефекту медицинской помощи .

Кроме того, от врачебной ошибки и даже от дефекта медицинской помощи следует отделять медицинские осложнения и побочные эффекты .

Так, осложнением медицинского процесса является изменение или отклонение в естественном ходе заболевания, которое происходит не в результате совершения каких-либо некорректных действий членами медицинского персонала, а обусловлено особенностями самого заболевания. Проявлениями медицинского осложнения, требующими выявления и фиксации, являются аномальное течение Patientskerhetslag № 2010:659, 17.06.2010 // http://www.riksdagen.se/sv/Dokumen t-Lagar/Lagar/Svenskforfattningssamling/Patientsakerhetslag-2010659_sfs-2010bet=2010:659 .

Ley orgnica del Ecuador de 18.12.2006 de salud // Registro Oficial. – 22 de Diciembre del 2006. – № 423. http://www.conasa.gob.ec/codigo/base_legal/ley_organica_salud.pdf .

заболевания, а также, возможно, аномальная реакция пациента на проведение в отношении него медицинских процедур, которые являются обычными для такого рода заболевания193 .

Выработка детализированных правовых определений и максимально четкое, насколько это возможно, логическое и семантическое разграничение понятий «дефект медицинской помощи», «врачебная ошибка», «ятрогения», «медицинская халатность», уточнение их существенных признаков, определение природы отражаемых этими понятиями феноменов и отношений, точная и ясная юридическая квалификация правовых последствий этих ситуаций – всё это в целом образует сложную научную и практическую юридическую задачу .

Тем более актуальную, что в современной отечественной и зарубежной научной литературе отсутствуют выработанный единый общий или доминирующий подход к определению значения указанных понятий .

Прежде всего, обратимся к установлению (уточнению) содержания понятия «дефект медицинской помощи» .

Обсуждаемый ныне инициативный проект Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами» определяет дефект медицинской помощи как «допущенное медицинской организацией нарушение качества или безопасности оказываемой медицинской услуги, а равно иной ее недостаток, независимо от вины такой медицинской организации и ее работников» (пункт 1 статьи 1)194 .

В работе О.Ю. Александровой, Н.Ф. Герасименко и др., понятия «дефекты медицинской помощи» и «врачебная ошибка»

рассматриваются как «фактически исключающие друг друга» 195, т.е .

как взаимоисключающие видовые понятия, выделенные по одному основанию из общего родового понятия. С этим подходом сложно согласиться, поскольку отсутствие вины врача в действиях, квалифицируемых как врачебная ошибка, не может отменить наличие Maci Gmez R. El error de diagnstico y el error de tratamiento mdico en el derecho espaol [Ошибки диагноза и ошибки оказания медицинской помощи в испанском законодательстве] // http://www.porticolegal.com/pa_articulo.php?ref=333 .

Проект Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами» от 02.09.2010 // http://medadvocat.ru/view_page.php?page=149 .

Александрова О.Ю., Герасименко Н.Ф., Григорьев Ю.И., Григорьев И.К .

Ответственность за правонарушения в медицине: Уч. пособие для студ. высш. учеб .

заведений. – М.: Академия, 2006 .

объективно выявленного дефекта медицинской помощи, то есть произошедших её негативных последствий, не исключает возможности оценки качества оказанной медицинской помощи в этом случае как дефектного, не исключает необходимости установления и реализации ответственности медицинской организации за дефект медицинской помощи .

Иное значение имеет у И.В. Тимофеева и О.В. Леонтьева понятие «медицинская ошибка», рассматриваемое как близкое по юридическому смыслу к понятию «дефект в проведении лечебнопрофилактических мероприятий». При этом под дефектом в проведении (оказании) лечебно-профилактических мероприятий указанные авторы понимают «ошибочное действие (бездействие) медицинского персонала, выразившееся в неправильном оказании (неоказании) медицинской помощи, ошибочной диагностике заболеваний и неверном лечении заболевших (пострадавших)»196 .

То есть в данном случае понятие «медицинская (врачебная) ошибка»

фактически отождествляется с понятием «дефект в проведении лечебно-профилактических мероприятий», что существенно сужает значение последнего понятия .

Р.К. Ригельман, рассматривая общее понятие «дефект медицинской помощи», означающее «нежелательные результаты»

медицинской помощи, делит это понятие по основанию «возможность избежать нежелательного результата при современном уровне развития медицинских знаний» на два понятия: «плохие исходы» и «врачебные ошибки». К плохим исходам этот автор относит те, что «неизбежны при нынешнем уровне медицинских знаний вне зависимости от наших действий». Про «врачебные ошибки» он пишет, что их «можно было бы избежать, действуя иначе». При этом, по его мнению, «за плохой исход врач не несёт ответственности, а за ошибки он отвечать должен, поскольку их можно было бы избежать» 197 .

В данном случае понятие «дефект медицинской помощи»

рассматривается этим автором как родовое понятие, включающее в свой объем и врачебные ошибки, которых врач мог избежать, и плохие исходы, которые предотвратить было невозможно .

Тимофеев И.В., Леонтьев О.В. Медицинская ошибка. Медико-организационные и правовые аспекты. – СПб., 2002. – С. 46 .

Ригельман Р.К. Как избежать врачебных ошибок: Книга практикующего врача:

Пер. с англ. – М.: Практика, 1994. – С. 12 .

В концепции С.Г. Стеценко, «дефект оказания медицинской помощи – это ненадлежащее осуществление диагностики, лечения больного, организации медицинской помощи, которое привело или могло привести к неблагоприятному исходу медицинского вмешательства». При этом указанный автор выделяет следующие виды дефектов оказания медицинской помощи: 1) врачебные ошибки;

2) несчастные случаи; 3) профессиональные преступления199 .

Приведенные выше противоречащие друг другу подходы в определении указанных понятий препятствуют выстраиванию логически выверенного согласованного понятийного аппарата, включающего понятия «дефект медицинской помощи», «врачебная ошибка» и другие, а также выявлению и точному описанию соотношений между ними .

Остановимся также на понятии «ятрогения» .

Более общим по отношению к понятию «врачебная ошибка»

ряд исследователей (например, А.И. Авдеев и С.В. Козлов200) определяет именно понятие «ятрогения», происходящее от греческого iatros (врач, целитель) и genia (происхождение, причины) .

Впервые этот термин был введен, как известно, в 1925 году немецким психиатром Освальдом Бумке в научной статье «Врач как причина душевных расстройств»201 (на русский язык статья не переводилась)202 .

Согласно определению И.В. Тимофеева, ятрогения – это собирательное понятие, объединяющее все группы разнообразных неблагоприятных последствий (патологические формы, синдромы, процессы) любых медицинских воздействий на больного, независимо от правильности их исполнения203 .

Стеценко С.Г. Медицинское право: Уч. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 527 .

Там же. – С. 528–529 .

См., например: Авдеев А.И., Козлов С.В. Ятрогенная патология (судебномедицинский взгляд) // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики. – Новосибирск, 2009. – Вып. 15. http://journal.forens-lit.ru/node/102;

Козлов С.В., Авдеев А.И. Экспертная оценка ятрогенной патологии // Дальневосточный медицинский журнал. – 2009. – № 3. – С. 81–83 .

http://www.fesmu.ru/SITE/files/editor/file/dmj/2009/200903/200903_27.pdf .

Bumke O. Der Arzt als Ursache seelischer Strungen [Врач как причина душевных расстройств] // Deutsche Medizinische Wochenschrift. – 1925. – 51. – H. 1. – S. 3 .

Лысенко В.М., Лысенко О.В., Зарецкий М.М., Черников Е.Э. К вопросу о ятрогенных заболеваниях // Науковий вісник Національного медичного університету імені О.О. Богомольця. – 2009. – № 1. – С. 164–169. – С. 164 .

http://www.nbuv.gov.ua/Portal/chem_biol/nvnmu/2009_1/29.pdf .

Тимофеев И.В. Патология лечения: Руководство для врачей. – СПб., 1999. – 656 с .

Согласно определению, данному в Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), «ятрогении – это любые204 нежелательные или неблагоприятные последствия профилактических, диагностических и лечебных вмешательств либо процедур, которые приводят к нарушениям функций организма, ограничению привычной деятельности, инвалидизации или смерти, а также осложнения медицинских мероприятий, развившиеся в результате как ошибочных, так и правильных действий врача»205 .

Данное определение представляется нам логичным и обоснованным, так как оно достаточно семантически точно выражает значение слова «ятрогения». Но следует отметить, что это определение не охватывает такую многочисленную группу явлений, как виновное бездействие врачей в ситуациях, когда они имели возможность и обязаны были предпринять медицинские действия, что привело к негативным последствиям для жизни или здоровья пациента .

В.М. Седов и В.Ю. Бибиков дают следующее определение понятию ятрогении: «ятрогении – негативные изменения психического и физического состояния человека, явившиеся последствием действий или высказываний медицинских работников в период и на месте выполнения ими профессиональных и служебных обязанностей и возникшие независимо от времени их осуществления»206 .

Ф.А. Айзенштейн дает такое определение: «Ятрогении – непреднамеренное нанесение вреда здоровью человека, сопряженное с проведением диагностических, лечебных, профилактических мероприятий» .

Здесь и далее в цитатах выделено нами. – Прим. авт .

ICD10 Version: 2008 // http://apps.who.int/classifications/icd10/browse/2008/en#;

http://www.classbase.ru/mkb10. Ныне готовится 11-й пересмотр Международной классификации болезней (к 2015 году). – Прим. авт .

Седов В.М., Бибиков В.Ю. Исследование дефиниций ятрогений // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им .

акад. И.П. Павлова. – 2009. – Т. XVI. – № 1. – С. 8–12. – С. 12. http://www.spbgmu.ru/documents/zapiski/maket_1_09.pdf .

Айзенштейн Ф.А. Анализ летальных исходов (задачи и методы). – М.: ЧеРО, 1995. – 132 с. – С. 21 .

В нашей авторской концепции, ятрогенный дефект медицинской помощи выступает частным случаем негативного исхода медицинской помощи или достижения критического уровня риска такого исхода. В свою очередь, врачебная ошибка – это частный случай ятрогенного дефекта медицинской помощи .

В представляемой концепции в качестве родового понятия определяется негативный исход медицинской помощи или достижение критического уровня риска такого исхода, при делении которого по основанию «природа негативного исхода медицинской помощи» мы получаем пять следующих групп (видов) негативных исходов медицинской помощи:

1) ятрогенный дефект медицинской помощи;

2) негативный исход оказания медицинской помощи при безошибочных и невиновных действиях врача (побочные эффекты, медицинские осложнения, патологические процессы);

3) несчастный случай при оказании медицинской помощи;

4) действия пациента, направленные на совершение суицида или на причинение вреда своему здоровью;

5) действия, вызванные преступным умыслом врача или иного лица на убийство или на причинение вреда здоровью пациента:

• действия, вызванные преступным умыслом врача на убийство или на причинение вреда здоровью пациента;

• действия, вызванные преступным умыслом иного лица (родственника пациента и т.д.) на убийство или на причинение вреда здоровью пациента;

• действия, вызванные преступным умыслом фармацевтической компании на причинение вреда здоровью пациентов или влекущие причинение такого вреда208 .

Например, намеренные действия, приводящие к заражению населения болезнью с тем, чтобы заработать на продажах лекарственного средства от этой болезни, или же мошенничество, влекущее вред здоровью пациентов. – Прим. авт .

В свою очередь, понятие ятрогенного дефекта медицинской помощи делится по основанию «природа негативного исхода медицинской помощи» на следующие группы (виды):

– врачебная (медицинская) ошибка, включая медицинскую ошибку младшего медицинского персонала (невиновное добросовестное поведение);

– дефект медицинской помощи в результате технической ошибки (ошибки измерения и др.) или неисправности (сбоя, аварии и др.) медицинской техники и медицинского оборудования209;

– фармацевтическая ошибка (ошибка фармпроизводителя в определении показаний и противопоказаний лекарственного средства и/или его совместимости с другими лекарственными средствами);

– дефект медицинской помощи из-за пациента;

– халатность медицинских работников или фармацевтической компании .

Структура соотношения рассматриваемых понятий по разным основаниям отражена на рис. 1 и рис. 2 .

Полагаем обоснованным отнесение этой позиции именно к ятрогенным дефектам медицинской помощи, поскольку производство, пуско-наладочные работы, техническая эксплуатация и обслуживание, контроль исправности и работоспособности медицинской техники осуществляются людьми, связаны с человеческим фактором. Однако в нашей авторской концепции к этой категории не отнесены ситуации, связанные с халатностью или преступным умыслом медицинских работников или обслуживающего персонала. – Прим. авт .

В нашей авторской концепции дадим следующее авторское определение понятия «дефект медицинской помощи» .

Ятрогенный дефект медицинской помощи (дефект медицинской помощи) – это случившееся или эвентуальное 210 событие (вид негативного исхода медицинской помощи) вследствие действий, бездействия или несвоевременных действий, в том числе ошибочных или халатных, врача или иного медицинского либо фармацевтического работника при оказании медицинской помощи или медицинских услуг пациенту, либо вследствие действий/бездействия пациента, либо в результате технической ошибки или неисправности медицинской техники или медицинского оборудования, результативно повлекшее по крайней мере одно из неблагоприятных событий:

1) смерть пациента;

2) причинение существенного вреда здоровью пациента (прогрессирование имеющегося у пациента заболевания, появление нового патологического процесса или осложнений имеющегося заболевания, травма, приобретение внутрибольничной инфекции и др.), при этом причиненный здоровью пациента вред211 превышает некоторый нижний предел, с которого обоснованно вести речь о дефекте медицинской помощи;

3) возникновение у пациента непереносимых или тяжело переносимых болевых ощущений или иных страданий (бремени, проявлений болезни), которые обусловлены указанными действиями, бездействием или несвоевременными действиями и которых в ином случае можно было избежать;

4) повышение до определенного, неприемлемо критического уровня риска смерти или причинения существенного вреда здоровью пациента;

5) отсутствие ожидаемого пациентом и потенциально достижимого положительного результата в купировании или облегчении боли или иных связанных с заболеванием или Эвентуальное событие – событие, наступление которого возможно при соответствующих условиях, определенных обстоятельствах. – Прим. авт .

Строго говоря, любое медицинское вмешательство (даже инъекция лекарственного препарата, тем более – полостная операция) наносит вред организму пациента. Другой вопрос, что следует вести об эффективной соотносимости причиняемого медицинским вмешательством вреда и преследуемого в качестве цели такого вмешательства купирования негативных симптомов или излечения заболевания. – Прим. авт .

вызванных заболеванием или медицинским вмешательством детерминантов существенных страданий пациента (бремени, проявлений болезни), причем не только при оказании паллиативной медицинской помощи212, но и вообще при оказании медицинской помощи по заболеваниям, сопровождаемым такими проявлениями;

при этом такое неблагоприятное событие (или сочетание таких событий) имеет причинно-следственную связь с указанными действиями, бездействием или несвоевременными действиями врача или иного медицинского либо фармацевтического работника, либо действиями/бездействием пациента, либо с технической ошибкой или неисправностью медицинской техники или медицинского оборудования, не возникает вследствие только лишь основного или сопутствующего ему заболевания пациента, медицинских осложнений, побочных эффектов или вследствие физического состояния пациента и не связано с несчастным случаем при оказании медицинской помощи, с действиями пациента, направленными на совершение суицида или на причинение вреда своему здоровью, или с преступным умыслом на убийство или на причинение вреда здоровью пациента .

*** Права пациента – комплекс прав лица, являющийся производным от его конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь (часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации), результатом трансформации указанного конституционного права в момент начала и на время правоотношений с врачом, иным медицинским работником и/или медицинской организацией на предмет оказания этому лицу медицинской помощи или медицинских услуг .

Подробнее см.: Понкина А.А. Проблемы правового регулирования паллиативной медицинской помощи // Вестник Российского университета дружбы народов .

Сер. «Юридические науки». – 2011. – № 4. – С. 82–91 .

анализ213 Проведенный нами сравнительно-правовой законодательства Российской Федерации и законодательства 16 зарубежных государств (Аргентины, Бельгии, Бразилии, Великобритании (Шотландии), Венесуэлы, Дании, Израиля, Исландии, Испании, Италии, Мексики, Норвегии, Франции, Швейцарии, Швеции, Эквадора) дает необходимые и достаточные основания для вывода об обоснованности выделения сложноструктурного комплексного правового института признания, охраны и защиты прав пациентов (в т.ч. на безопасность оказываемой медицинской помощи для его жизни и здоровья), включающего в себя взаимосвязанные группы прав пациентов:

1) комплекс прав пациента на само получение медицинской помощи, на её качество, доступность и своевременность:

1.1) право пациента на здоровье и на охрану здоровья;

1.2) право пациента на доступность медицинской помощи;

1.3) право пациента на своевременность (доступность по времени и обоснованную срочность) и неотложность медицинской помощи;

1.4) право пациента на надлежащее качество оказываемой ему медицинской помощи;

1.5) право пациента на непрерывность медицинского обслуживания при оказании ему медицинской помощи;

Детально указанный анализ изложен в следующих публикациях автора:

Понкина А.А. Права пациентов. Конституционно-правовое исследование. – Saarbrcken: LAP Lambert Academic Publishing GmbH & Co. KG, 2012. – 143 с .

http://ljubljuknigi.ru/store/ru/book/Права-пациентов/isbn/978-3-8484-4602-5;

Понкина А.А. Законодательное закрепление гарантий прав пациентов (на примере Аргентины, Бельгии, Израиля, Исландии, Испании, Италии, Мексики, Франции, Швейцарии) // Нравственные императивы в праве. – 2011. – № 3. – С. 103–119;

Понкина А.А. Конституционно-правовые гарантии прав пациентов // Нравственные императивы в праве. – 2011. – № 2. – С. 77–86; Понкина А.А. О некоторых проблемах защиты прав пациентов, находящихся в бессознательном состоянии // Государственное строительство и право. Вып. 29, 2011 / Под общ. ред .

Г.В. Мальцева; отв. ред. О.Н. Доронина. – М.: Изд-во МосГУ, 2011. – 144 с. – С. 79– 83; Понкина А.А. Меры государственной политики Франции по повышению защищенности пациентов от внутрибольничных инфекций // Административное право и процесс. – 2012. – № 7. – С. 58–61; Понкина А.А. О структуре комплекса прав пациента: зарубежный опыт // Вестник Российского государственного торговоэкономического университета. – – № 5. – С. 165–174 2012 .

http://www.rsute.ru/structure/administration/Unad/Vestnik/DocLib4/2012 год/Вестник РГТЭУ №5(65).pdf; Понкина А.А. Проблемы правового регулирования паллиативной медицинской помощи // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. «Юридические науки». – 2011. – № 4. – С. 82–91; Понкина А.А. Новое в законодательном регулировании прав пациентов в Испании // Право и современные государства. – 2012. – № 4. – С. 55–59 .

1.6) право пациентов с ограниченными возможностями на доступ к санитарно-медицинской транспортировке по клиническим показаниям;

1.7) право несовершеннолетнего пациента на приоритетную охрану его здоровья, на особое к нему отношение со стороны врача и медицинской организации и на особый медицинский уход за ним;

2) комплекс специфических прав пациента, связанных с его здоровьем:

2.1) право пациента с орфанным (редким)214 заболеванием на особый медицинский уход и на особую поддержку его семьи;

2.2) право пациента на получение донорских органов, крови и тканей при наличии медицинских показаний;

2.3) право пациента на лицо215;

3) комплекс прав пациента на превенцию дефекта медицинской помощи, на участие в принятии решения относительно применяемых к нему методов лечения и на защиту своих прав:

3.1) право пациента на выбор врача и медицинской организации;

3.2) право пациента на учет врачом его мнения и информированного согласия относительно применяемых методов лечения; право пациента на выбор методов лечения;

3.3) право пациента на отказ от определенного медицинского вмешательства;

3.4) право пациента на отзыв ранее выраженного согласия на медицинское вмешательство;

Как указывает А.Лебедев, «в США Акт о редких заболеваниях (Rare Disease Act) от 2002 года определяет орфанные болезни как “болезни или состояния, затрагивающие менее 200 тыс. людей в США”. В Японии они определяются как болезни, затрагивающие менее 50 тыс. пациентов. Евросоюз же принял следующее определение: “Орфанное заболевание – это угрожающее жизни и здоровью хроническое заболевание, которое имеет настолько низкую встречаемость, что необходимо применение специальных усилий для предотвращения заболеваемости, ранней смертности и повышения качества жизни больных”»

(Лебедев А. Бремя орфанных болезней. В современной медицине не должно быть пациентов-«сирот» // Медицинская газета. – 07.03.2012. – № 16. http://www.zgclinic.ru/content_files/file/lebedev_bremya_orfannyh_boleznej.pdf .

См. также: http://rarediseases.info.nih.gov/RareDiseaseList.aspx?PageID=1 .

Подробнее см.: Епанчина М.П. Этико-правовые проблемы трансплантации лица человека // Нравственные императивы в праве. – 2012. – № 1. – С. 64–70;

Епанчина М.П. Право на лицо: первые результаты исследования // Юрист вуза. – 2012. – № 6. – С. 43–46; Епанчина М.П. Деонтология трансплантации // Право и современные государства. – 2012. – № 1. – С. 58–63 .

3.5) право пациента на получение от другого врача альтернативного мнения относительно состояния своего здоровья и необходимых методов лечения;

3.6) право пациента на подачу жалобы на ненадлежащее лечение или жестокое обращение;

3.7) право пациента на участие его представителя в решении вопросов, связанных с лечением;

3.8) право пациента на защиту его прав специальным органом (омбудсменом и др.);

3.9) право пациента при пребывании в медицинской (лечебной) организации на его посещение его личным врачом;

3.10) право пациента на возмещение вреда, нанесенного его здоровью при оказании медицинской помощи и в связи с оказанием медицинской помощи;

4) комплекс прав пациента на безопасность оказываемой медицинской помощи и в связи с оказанием медицинской помощи:

4.1) право пациента на безопасность оказываемой ему медицинской помощи;

4.2) право пациента на защиту от непроверенных и от шарлатанских средств и методик при оказании медицинской помощи;

4.3) право пациента отказаться от участия в медицинских практиках студентов;

4.4) право пациента на задействование его в проведении научных исследований только с его (пациента) согласия;

5) комплекс информационных прав пациента:

5.1) право пациента на получение информации о состоянии своего здоровья, угрозах ему, осуществляемом лечении и об альтернативных методах лечения;

5.2) право пациента на получение информации о своем здоровье в тактичной и щадящей форме;

5.3) право пациента на отказ от получения информации о состоянии своего здоровья;

5.4) право пациента в случае задержки оказания необходимого лечения на получение объяснений о причинах такой задержки и о предполагаемом времени ожидания;

5.5) право пациента на получение информации о своем лечащем враче;

5.6) право пациента на доведение до него медицинской информации в доступной для его понимания форме;

5.7) право пациента на признание информации о его здоровье медицинской тайной и на охрану и защиту этой тайны;

5.8) право пациента на исправление или удаление определенной информации о нем в касающихся его документах, при наличии оснований;

5.9) право пациента на доступ к информации о правах пациента;

5.10) право пациента на получение необходимых медицинских справок о состоянии его здоровья;

6) комплекс прав пациента на человечное отношение и на комфортные условия:

6.1) право пациента на признание, уважение, защиту и охрану его человеческого достоинства;

6.2) право пациента на купирование или облегчение боли и иных страданий;

6.3) право инкурабельного (неизлечимого) пациента, находящегося в состоянии запущенной или терминальной стадии серьёзной и неизлечимой болезни, на достойную жизнь до самой смерти; право на паллиативную помощь такому пациенту и членам его семьи;

6.4) право пациента на учет его мнения относительно качества оказываемых медицинской помощи и ухода, на учет его потребностей;

6.5) право пациента на добросовестное, доброе, внимательное и заботливое отношение к нему со стороны врача;

6.6) право пациента на уважение и защиту его частной жизни;

6.7) право пациента на справедливость и обоснованность испрашиваемого гонорара для врача при оказании платных медицинских услуг;

6.8) право пациента на защиту от дискриминации;

6.9) право пациента на получение медицинской помощи и ухода, по возможности, в условиях привычного для него образа жизни;

7) комплекс прав пациента на коммуникации и на поддержку близкими:

7.1) право пациента на посещение его родными и близкими и на создание условий для получения пациентом поддержки от них;

7.2) право ребенка на сопровождение его родителями во время пребывания в медицинской организации;

8) комплекс прав, сопряженных с правами пациента:

8.1) право ребенка на игровую активность во время пребывания в медицинской организации;

8.2) право на образование в период стационарного лечения в медицинской организации;

8.3) право пациента на его посещение его священнослужителем .

Очевидно, что не каждое нарушение прав пациента представляет собой дефект медицинской помощи .

Но дефект медицинской помощи, в зависимости от обстоятельств, имеет объектом посягательства те или иные права пациентов из числа указанных выше либо влечёт нарушения таких прав .

§ 1.2. Понятие врачебной ошибки В нашей концепции понятия «врачебная ошибка» и «медицинская ошибка» признаются полностью равнозначными (тождественными, синонимичными) понятиями .

Вопрос о природе и содержании врачебной ошибки крайне сложен в силу многих объективных причин, в числе которых несовершенство современной системы представлений о здоровье человека и о механизмах человеческого организма и человеческой психики .

А.А. Мохов и И.Н. Мохова отмечают, что ошибка – это родовое понятие, под которым понимают отклонение от обычного хода дел, от намеченного плана, обусловленное, как правило, нарушениями мышления; в то же время иногда под ошибкой понимают и сам результат действий того или иного лица, отличный от предполагавшегося, необходимого, должного216 .

По мнению ряда авторов, на протяжении многих лет в работах судебных медиков и юристов в понятие «врачебная ошибка»

вкладывалось настолько противоречивое содержание, что это не способствовало объективному изучению данного феномена 217 .

По мнению Кэрол Б. Либман и Криса Стирна Хаймэна, зачастую термин «врачебная ошибка» относится к предотвращаемым системным проблемам, а также ненадлежащему осуществлению своей деятельности отдельными поставщиками медицинских услуг218. Другое высказывание, не добавляющее ясности, сделал бывший вицепрезидент Американской ассоциации домашних врачей Брюс Бэгли, определивший медицинскую ошибку таким образом: «Медицинская Мохов А.А., Мохова И.Н. «Врачебная ошибка» как актуальная проблема судебной практики // Медицинское право. – – № 2 .

2004 .

http://www.hotlaw.ru/index.php/vrachi/suddelo/905-q-q-.html .

Леонтьев О.В., Кустов В.Д., Курганский Ю.Д., Федорова Е.В. Особенности юридической ответственности в медицине. – СПб., 2000 .

Liebman C.B., Hyman C.S. Medical Error Disclosure, Mediation Skills, and Malpractice Litigation. A Demonstration Project in Pennsylvania [Выявление медицинской ошибки, технологии посредничества, разрешение конфликтов, вытекающих из дефектов медицинской помощи. Демонстрационный проект в Пенсильвании] / The Project «Medical Liability in Pennsylvania». – Washington, 2005. – 119 p. – P. 12 .

http://www.pewtrusts.org/uploadedFiles/wwwpewtrustsorg/Reports/Medical_liability/Lieb manReport.pdf .

ошибка – это всё то, что происходило в моем офисе, что не должно было случиться и что я совершенно не хочу, чтобы повторилось»219 .

В концепции Л.Т. Кона, Дж.М. Корригэна и М.С. Дональдсона, врачебная ошибка – это когда «не удалось выполнить запланированные действия, направленные на достижение определенной цели терапии, или был сделан неверный выбор плана для достижения указанной цели»220. То есть врачебная ошибка определяется как неудача в осуществлении спланированного действия таким образом, как это было задумано, либо как использование некорректного плана действий для достижения конкретной цели .

Близкое определение дал профессор медицинского права Школы права и Медицинской школы Южно-Иллинойского университета Брайен А. Лайен: «Медицинская ошибка – это неудачное совершение спланированного действия не таким образом, как это изначально было задумано, либо использование неверного плана действий для достижения поставленной цели, которое не включает в себя умышленные или неосторожные действия, наносящие вред пациенту»221 .

По мнению Леонарда Майкла Мартина, под врачебной ошибкой понимаются «неудачи, которые являются результатом человеческого бессилия перед лицом природных явлений в ситуациях, не зависящих от любых медицинских действий, которые находятся в ведении врача, в том смысле, что ошибок можно было бы избежать, если бы фактические обстоятельства были иными»222 .

Цит. по: Jenicek M. Medical error and harm: Understanding, prevention, and control [Медицинские ошибки и вред: понимание, профилактика и контроль].

– New York:

A Productivity Press Taylor & Francis Group, 2011. – P. 7 .

Kohn L.T., Corrigan J.M., Donaldson M.S. (Eds.). To Err Is Human: Building a safer health system [Человеку свойственно ошибаться: создание безопасной системы здравоохранения] / Committee on Quality of Health Care in America. – Washington (DC, USA): National Academy Press, 2000. – 312 p. – P. 170 .

http://books.nap.edu/catalog.php?record_id=9728#toc .

Liang B.A. A system of medical error disclosure [Информационная система фиксации медицинских ошибок] // Quality & safety in health care. – 2002. – № 11. – P. 64–68. – P. 64 .

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1743574/pdf/v011p00064.pdf .

Martin L.M. O Erro Mdico e a M Prtica nos Cdigos Brasileiros de tica Mdica [Медицинская ошибка и дефект медицинской помощи в бразильском Кодексе медицинской этики] // Revista Biotica. – 1994. – Vol. 2. – № 2 .

http://revistabioetica.cfm.org.br/index.php/revista_bioetica/article/view/462/345 .

Врачебная ошибка является, как утверждают Хелен Лестер и Джонатан К. Трайтер, «фактическим или потенциальным серьёзным отступлением от стандартов медицинской помощи, оказываемой пациенту»223 .

Бразильские авторы Жулио Сезар Мейреллеш Гомеш и

Женивал Велосо де Франса дают следующее определение:

«медицинская ошибка – это совершаемое медицинским работником некорректное действие (действие ненадлежащим образом) или бездействие (несовершение тех действий, которые следовало совершить) при исполнении им его профессиональных обязанностей, результатом которого является несоблюдение технических стандартов такой деятельности, которое может повлечь за собой причинение вреда жизни или здоровью пациента, при отсутствии у медицинского работника намерения причинить вред»224 .

Брэндон Ливэн понимает под врачебной ошибкой постановку неточного или неполного диагноза или предоставление ненадлежащего лечения заболевания, травмы, симптомов, поведения, инфекции и других нездоровых состояний организма пациента, которые могут нанести ему серьёзный вред225 .

В.Т. Пальчун описывает врачебную ошибку как «несоответствие диагностических, лечебных, профилактических и иных действий (или бездействия) врача (или комплекса медицинских услуг) в отношении больного профессиональным знаниям и узаконенным соответствующим нормам, приведших к ухудшению здоровья или к смерти»226 .

Согласно определению А.А. Старченко, «врачебная ошибка – это такое действие или бездействие врача, которое способствовало или могло способствовать увеличению риска прогрессирования имеющегося у пациента заболевания, возникновению нового Lester H., Tritter J.Q. Medical error: a discussion of the medical construction of error and suggestions for reforms of medical education to decrease error [Медицинская ошибка: Обсуждение медицинской конструкции ошибки и предложения по реформированию медицинской подготовки для снижения числа ошибок] // Medical education (Blackwell Science Ltd.). – 2001. – № 35. – P. 855–861. – P. 855 .

http://faculty.ksu.edu.sa/hisham/Documents/Medical%20Education/English/Medical%20 Education/242.pdf .

Meirelles Gomes J.C., Frana, de G.V. Error mdico [Медицинская ошибка] // http://www.saip.org.uy/ejprof/errormed.pdf. – 05.05.2005. – 22 p. – P. 2 .

Levan B. Medical errors [Медицинские ошибки] // http://www.cthealthpolicy.org/cthe althbook/papers/medical_errors.pdf .

Пальчун В.Т. Врачебные ошибки – классификация и предупреждение // Вестник оториноларингологии. – – № 1 .

2008 .

http://www.mediasphera.ru/journals/oto/detail/413/6122/ .

патологического процесса или осложнений имеющегося заболевания» .

Как мы видим, в вышеприведенных определениях использованы разные совокупности признаков обозначаемых этими понятиями явлений. Приведенные определения имеют как общие объединяющие их признаки, так и отличающие друг от друга индивидуальные признаки. Все приведенные выше дефиниции не точно и не полно отражают суть врачебной ошибки, но они представляют собой ситуативные описания, позволяющие «уловить» в общих нечетких чертах это понятие .

Советский ученый И.В. Давыдовский еще в первой половине XX века предложил свое определение указанного понятия: «врачебная ошибка – вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и методов исследования, на особом течении заболевания у определенного больного или на недостатке знаний и опыта врача, но без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества»228. В принципе считаем возможным из всех вышеприведенных положительно оценить данную дефиницию, так как она достаточно адекватно описывает определяемое понятие .

Большая медицинская энциклопедия (1976 г.) определяла понятие врачебной ошибки как «ошибки врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющейся следствием добросовестного заблуждения и не содержащей состава преступления или признаков проступков»229 .

В справочнике по судебно-медицинской экспертизе 1985 года предлагалось следующее разъяснение: «Врачебными ошибками считают вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества; при этих действиях врача полностью исключен умысел. Врачебные ошибки могут быть диагностические (нераспознавание или ошибочное распознавание болезни), тактические (неправильное определение показаний к операции, ошибочный выбор объема операции); технические Старченко А.А. Руководство по защите прав пациентов (застрахованных лиц). – СПб.: Диалог, 2002 .

Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. – 1941. – № 3. – С. 3–5; 16–18 .

Большая медицинская энциклопедия. Т. 4. – М., 1976. – С. 442 .

(неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов)… Несчастный случай в медицинской практике предусматривает неблагоприятный исход лечения, операции или иного врачебного вмешательства, когда врач был не в состоянии предвидеть несчастье, несмотря на добросовестное отношение к своим служебным обязанностям. К категории таких случайных исходов врачебного вмешательства могут быть отнесены смертельные исходы от наркоза в случаях, когда наркоз давался со всеми правилами и требованиями медицинской науки и смерть явилась результатом особого состояния организма, выявить которое в отдельных случаях медицинская наука не в силах. К подобной категории относятся случаи внезапной смерти при приёме различных лекарств, когда смертельный исход обусловливается повышенной чувствительностью организма, а не нарушениями в проведении данного лечебного мероприятия, которое было безупречно с точки зрения современных положений медицинской науки, а смертельный исход обусловлен случайными, не зависящими от действия врача обстоятельствами. Поэтому врачебные ошибки и несчастные случаи уголовно ненаказуемы. Однако во избежание повторения подобных ошибок, для предотвращения их в дальнейшей медицинской практике такие случаи систематически детально разбираются на клинико-анатомических конференциях или лечебноконтрольных комиссиях»230 .

Согласно определению С.Г. Стеценко, «врачебная ошибка – это дефект оказания медицинской помощи, связанный с неправильными действиями медицинского персонала, характеризующийся добросовестным заблуждением при отсутствии признаков умышленного или неосторожного преступления» .

По определению Е. Хохловой, врачебная ошибка – один из видов дефектов оказания медицинской помощи, профессиональная ошибка медицинского работника (действие или бездействие), добросовестное заблуждение врача, основанное на несовершенстве медицинской науки и её методов, атипичном течении заболевания и т.д .

Судебно-медицинская экспертиза: Справочник. – М.: Юридическая литература, 1985 .

Стеценко С.Г. Медицинское право: Уч. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 534 .

Хохлова Е. Ятрогения – это не врачебная ошибка // Медицинская газета. – 01.07.2011. – № 49. – С. 10. http://sovetrektorov.ru/files/sr/050711/1.pdf .

А.В. Саверский предлагает более развернутую дефиницию:

«Врачебная ошибка – это неправильное действие (бездействие) при оказании медицинской помощи (дефект медицинской помощи), совершенное врачом в состоянии обоснованной уверенности в правильности своих действий, притом что по обстоятельствам дела он не мог осознавать неправильности этого действия (бездействия), не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должен был или не мог их предвидеть»233 .

Иной подход прослеживается в следующих определениях врачебной ошибки, игнорирующих признак добросовестного заблуждения .

А.В. Тихомиров дает такую интерпретацию сути врачебной ошибки: «не распознание или несоразмерность действий характеру и тяжести патологического процесса, естественное прогрессирование которого приводит к неизбежной угрозе (реализации этой угрозы) жизни или здоровью пациента. И неважно также, вследствие ли недобросовестного заблуждения медицинского работника наступили последствия его действий в виде физического вреда для пациента, или из-за профессионального невежества. И в связи с фактической выраженностью этих последствий наступает правовая ответственность такого лица, а не в связи с тем, насколько полно соблюдены положения соответствующей инструкции»234. Такое понимание врачебной ошибки включает в объем этого понятия не только действия, совершенные в добросовестном заблуждении, но и совершенные вследствие профессионального невежества, халатности и небрежности .

В концепции А.В. Кудакова, «врачебная ошибка – это избрание медицинским работником опасных для жизни или здоровья пациента методов и средств диагностики и лечения, вызванное незнанием либо самонадеянным игнорированием специальных юридически значимых требований, предъявляемых к профессиональному поведению в сложившейся ситуации»235 .

Я. Лейбович определяет врачебные ошибки как «недобросовестные, неверные, невежественные действия Саверский А.В. Права пациентов на бумаге и в жизни. – М.: Эксмо, 2009. – 544 с. – С. 78 .

Тихомиров А.В. Медицинское право. – М., 1997. – С. 245 .

Кудаков А.В. Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка: Дис. … канд .

юридич. наук: 12.00.08. – Саратов, 2011. – 185 с .

медицинских работников при оказании медицинской помощи пациенту»236 .

Р.К. Ригельман рассматривает врачебные ошибки как вид нежелательных результатов, которых можно было бы избежать, а потому врач «за ошибки отвечать должен, поскольку их можно было бы избежать»237 .

Отсутствие единого общепризнанного подхода относительно понимания и толкования врачебной ошибки усугубляется тем, что, как становится ясным из выше приведенных цитат, существуют разные, оппонирующие друг другу, подходы .

Анализ представленных в научной литературе точек зрения на суть врачебной ошибки и её деонтологические и квалифицирующие характеристики позволяет выделить следующие подходы:

1). Подход, основанный на понимании и интерпретации врачебных ошибок как невиновных добросовестных действий врача (И.В. Давыдовский238; О.Ю. Александрова, Н.Ф. Герасименко, Ю.И. Григорьев и И.К. Григорьев239; И.Ф. Огарков240; С.Г. Стеценко241;

С.С. Шевчук242; О. Зайратьянц, Л. Кактурский, А. Верткин и Е. Вовк243;

П.В. Мазин и В.П. Мазин244; многие зарубежные авторы245) .

Например, как пишет С.С.

Шевчук, в отношении врачебной ошибки выступают основными квалифицирующими её признаками:

соблюдение медицинскими работниками предусмотренных законом и обычаями правил профессионального поведения; добросовестность Лейбович Я. Врачебные ошибки и незаконное врачевание (судебная ответственность врачей). – Л.- М., 1926. – С. 84 .

Ригельман Р.К. Как избежать врачебных ошибок: Книга практикующего врача:

Пер. с англ. – М.: Практика, 1994. – С. 12 .

Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. – 1941. – № 3. – С. 3–5; 16–18 .

Александрова О.Ю., Герасименко Н.Ф., Григорьев Ю.И., Григорьев И.К .

Ответственность за правонарушения в медицине: Уч. пособие для студ. высш. учеб .

заведений. – М.: Академия, 2006 .

Огарков И.Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. – Л., 1966. – С. 43 .

Стеценко С.Г. Медицинское право: Уч. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 534 .

Шевчук С.С. Проблемы правовой квалификации врачебной ошибки // http://medadvocat.ru/view_page.php?page=87 .

Зайратьянц О., Кактурский Л., Вёрткин А., Вовк Е. Болезни, порожденные врачом // http:// www.mgzt.ru/ article/ 960/ .

Мазин П.В., Мазин В.П. Клинико-юридическая классификация дефектов оказания медицинской помощи // Медицинское право. – 2005. – № 3. – С. 44–49 .

См., например: Martnez H., Borroto R., Iglesia M. Iatrogenia y error mdico. Temas de tica mdica [Ятрогения и медицинская ошибка. Медико-этический аспект]. – La Habana: Instituto de Ciencias Mdicas, 1986. – P. 51–72 .

поведения при осуществлении медицинской деятельности;

объективный характер причин, повлекших неправильное ошибочное действие (бездействие) медицинского работника246 .

2). Подход, основанный на двойственном понимании врачебных ошибок – утверждается, что таковые могут быть как «правомерными и невиновными», так и противоправными (А.С. Мнацаканян ; М.Н. Малеина ; В.Т. Пальчун и др.);

3). Подход, основанный на понимании и интерпретации врачебных ошибок как деликтов, как виновного поведения (Я. Лейбович250; Р.К. Ригельман251; А.В. Кудаков252; А.В. Тихомиров253 и др.) .

Такие разночтения существенно препятствуют установлению согласованного подхода в понимании, интерпретации, квалификации, выявлении и фиксации врачебных ошибок, выработке эффективных правовых гарантий защиты соответствующих прав пациентов и разработке организационных средств редуцирования врачебных ошибок .

**** Принятое в нашей авторской концепции ценностно-смысловое и юридико-семантическое ядро понятия «врачебной ошибки»

(«медицинской ошибки») – это наличие добросовестного заблуждения врача, которое при юридической квалификации действий врача трактуется как основание признания его невиновности (в гражданскоправовом, административно-правовом и уголовно-правовом аспектах) .

Напротив, халатность или небрежность – это уже, соответственно, состав преступления или признак, характеризующий виновное действие врача (медицинского работника) .

Шевчук С.С. Проблемы правовой квалификации врачебной ошибки // http://medadvocat.ru/view_page.php?page=87 .

Мнацаканян А.С. Гражданско-правовая ответственность исполнителя медицинских услуг: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.03. – Краснодар, 2008. – 213 с .

Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. – М., 1995. – С. 162–163 .

Пальчун В.Т. Врачебные ошибки – классификация и предупреждение // Вестник оториноларингологии. – – № 1 .

2008 .

http://www.mediasphera.ru/journals/oto/detail/413/6122/ .

Лейбович Я. Врачебные ошибки и незаконное врачевание (судебная ответственность врачей). – Л.- М., 1926. – С. 84 .

Ригельман Р.К. Как избежать врачебных ошибок: Книга практикующего врача:

Пер. с англ. – М.: Практика, 1994. – С. 12 .

Кудаков А.В. Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка: Дис. … канд .

юридич. наук: 12.00.08. – Саратов, 2011. – 185 с .

Тихомиров А.В. Медицинское право. – М., 1997. – С. 245 .

Исходя из сопоставительного анализа и проведенного нами научного обобщения существующих подходов к определению понятия «врачебная ошибка», с учетом нашей авторской концепции, полагаем возможным представить следующее авторское определение понятия «врачебная ошибка» («медицинская ошибка»), которая, как уже было сказано выше, определяется в качестве частного случая ятрогенного дефекта медицинской помощи .

Врачебная (медицинская) ошибка – это случившееся или эвентуальное254 событие (вид ятрогенного дефекта медицинской помощи), вызванное и характеризующееся невиновными действиями, бездействием или несвоевременными действиями врача (или в ряде случаев – младшего медицинского персонала) при оказании им пациенту медицинской помощи или медицинских услуг, результативно повлекшее по крайней мере одно из неблагоприятных для пациента событий:

1) смерть пациента;

2) причинение существенного вреда здоровью пациента (прогрессирование имеющегося у пациента заболевания, появление нового патологического процесса или осложнений имеющегося заболевания, травма, приобретение внутрибольничной инфекции и др.);

3) возникновение у пациента непереносимых или тяжело переносимых болевых ощущений или иных страданий (бремени, проявлений болезни), которые обусловлены указанными действиями, бездействием или несвоевременными действиями и которых в ином случае можно было избежать;

4) повышение до определенного, неприемлемо критического уровня риска смерти или причинения существенного вреда здоровью пациента;

5) отсутствие ожидаемого пациентом и потенциально достижимого положительного результата в купировании или облегчении боли или иных связанных с заболеванием или вызванных заболеванием или медицинским вмешательством детерминантов существенных страданий пациента (бремени, проявлений болезни);

Эвентуальное событие – событие, наступление которого возможно при соответствующих условиях, при определенных обстоятельствах. – Прим. авт .

– при условии, что врач, должным образом выполняя признанные стандарты оказания медицинской помощи и установленные инструкции, в связи с объективными обстоятельствами добросовестно заблуждался в отношении оцениваемого им состояния пациента и/или устанавливаемого им или другим врачом диагноза (полностью или частично по основному или сопровождающему(им) заболеванию(ям)), или в отношении своих действий (в отношении ответственно назначаемого комплекса медицинских вмешательств и мер в отношении пациента или в отношении ответственно прогнозировавшихся им последствий совершения таких медицинских вмешательств и мер) или в отношении ответственно предоставляемой пациенту информации о состоянии его здоровья, о его должном поведении в связи с этим и о перспективах и рисках реализуемых медицинских вмешательств и мер, и, соответственно, врач не предвидел и не мог в необходимой мере предвидеть и предотвратить указанное неблагоприятное событие .

Существенными (квалифицирующими) признаками врачебной ошибки в нашей концепции являются:

1) наличие результата врачебной ошибки в виде по крайней мере одного из случившихся или предполагаемых неблагоприятных событий – как результата действий, бездействия или несвоевременных действий врача (или в ряде случаев – младшего медицинского персонала) при совершении им медицинских вмешательств и мер терапии в отношении пациента, при осуществлении им медицинского обследования, диагностирования или при оказании экстренной медицинской помощи, в том числе в форме сообщения или несообщения врачом информации пациенту:

– смерть пациента;

– причинение существенного вреда здоровью пациента (прогрессирование имеющегося у пациента заболевания, появление нового патологического процесса или осложнений имеющегося заболевания, травма, приобретение внутрибольничной инфекции и др.), при этом причиненный здоровью пациента вред превышает некоторый нижний предел, с которого обоснованно вести речь о врачебной ошибке;

– возникновение у пациента непереносимых или тяжело переносимых болевых ощущений или иных страданий (бремени, проявлений болезни), которые обусловлены указанными действиями, бездействием или несвоевременными действиями и которых в ином случае можно было избежать;

– повышение до определенного, неприемлемо критического уровня риска смерти или причинения существенного вреда здоровью пациента;

– отсутствие ожидаемого пациентом и потенциально достижимого положительного результата в купировании или облегчении боли или иных связанных с заболеванием или вызванных заболеванием или медицинским вмешательством детерминантов существенных страданий пациента (бремени, проявлений болезни), причем не только при оказании паллиативной медицинской помощи, но и вообще при оказании медицинской помощи по заболеваниям, сопровождаемым такими проявлениями;

2) невиновные действия, бездействие или несвоевременные действия врача, предопределенные тем, что врач не предвидел и не мог в необходимой мере предвидеть и, соответственно, предотвратить указанное выше неблагоприятное событие, и связанные с:

– добросовестным заблуждением врача в отношении оцениваемого им состояния пациента и/или устанавливаемого им или другим врачом диагноза (полностью или частично по основному или сопровождающему(им) заболеванию(ям)), или в отношении своих врачебных действий, либо

– обусловленной объективными обстоятельствами (атипичное протекание болезни, неопределенная этимология болезни и др.) невозможностью постановки врачом точного диагноза, адекватного реальному состоянию здоровья пациента предписания и/или оказания им экстренной медицинской помощи, осуществления иных медицинских вмешательств и мер в отношении пациента либо невозможностью предоставления врачом пациенту адекватной и/или исчерпывающей информации о состоянии его здоровья, о его должном поведении в связи с этим и о перспективах и рисках протекания болезни и/или реализуемых медицинских вмешательств и мер;

3) совершение врачом всех необходимых мер согласно признанным стандартам оказания медицинской помощи и установленным инструкциям, исходя из основанного на современных достижениях медицинской науки и устоявшегося среди врачей понимания симптоматики, с которой он столкнулся;

4) причиной вреда здоровью пациента от врачебной ошибки (если есть такой исход) являются именно действия, бездействие или несвоевременные действия врача (в том числе в части непредотвращения возможного вреда здоровью, угроза которого реальна), а не только лишь следствие основного или сопутствующего ему заболевания пациента и или следствие физического состояния пациента, медицинских осложнений или побочных эффектов .

Сделаем несколько необходимых пояснений .

Если какой-либо из вышеуказанных неблагоприятных исходов в результате оказания медицинской помощи или медицинских услуг не наступил, то нет оснований говорить о врачебной ошибке. Корректно говорить о риске врачебной ошибки, об угрозе врачебной ошибки, о благоприятных для совершения врачебной ошибки условиях, о небрежности врача, но не о врачебной ошибке как свершившемся событии .

Субъектами совершения врачебной ошибки могут выступать не только врачи, но и младший медицинский персонал .

Из приведенного выше определения следует, что в объем понятия врачебной ошибки (в нашей концепции) не входят все действия врача, характеризующиеся словами «безрассудство», «небрежность», «пренебрежение», «грубая неосторожность», «злоупотребление», «профессиональная некомпетентность», «невежество», «преступное умышленное нанесение вреда здоровью пациента», «несчастный случай», «виновное поведение пациента», «халатность врача» и т.д .

Необоснованно относить к врачебной ошибке событие, повлекшее причинение вреда здоровью пациента или его смерть вследствие профессионального невежества, незнания или неумения врача, когда врач или иной медицинский работник мог и должен был обладать необходимыми знаниями, навыками, умениями и компетентностями исходя из его подтвержденного документально уровня подготовки и профессиональной квалификации .

Вопрос о квалификации действий врача как врачебной ошибки является крайне сложным и неоднозначным. К примеру, по ряду заболеваний определенные действия недавнего выпускника медицинского вуза могут быть квалифицированы как врачебная ошибка, тогда как в отношении более квалифицированного врача оснований для признания неблагоприятного исхода лечения врачебной ошибкой может и не оказаться. Поэтому обоснованно обратиться к исследованию видов и природно-онтологических особенностей врачебных ошибок .

§ 1.3. Виды врачебных ошибок Существует множество различных классификаций врачебных ошибок, которые отличаются вследствие различных по значению видов врачебной ошибки и большого разнообразия примененных оснований деления этих понятий .

В начале 2000-х гг. в США Центром Роберта Грэхэма (Сьюзан Довей и др.) были проведены исследования данных и последствий 330 врачебных ошибок, допущенных 50 семейными врачами в течение одного года. Медицинские ошибки, которые они рассмотрели, распределились по следующим категориям: 24 % – коммуникационные проблемы (уход за больными, пациентами); 20 % – нарушение преемственности и непрерывности оказания медицинской помощи; 19 % – врачебные ошибки в результате недостатков, связанных с лабораторными анализами (логистика, сроки наблюдения и др.); 13 % – отсутствие своевременных данных медицинских обследований; 8 % – клинические ошибки (из-за отсутствия необходимых знаний и навыков); 8 % – врачебные ошибки в медицинских назначениях (дозировка, выбор метода лечения или лекарственного средства, неучёт аллергии, недостатки взаимодействия); 8 % – другие причины врачебных ошибок .

При этом, по данным Американской академии педиатрии (США), ошибки, совершаемые при назначении и применении лекарственных средств, являются одним из наиболее распространенных видов медицинских ошибок. Такого же мнения придерживается Массачусетское медицинское общество (США)257 .

High wire, no net: pressure builds for patient safety // Medical Group Management Association Journal. – 2001, May/June. – P. 34–37 .

Prevention of Medication Errors in the Pediatric Inpatient Setting [Превенция медицинских ошибок в педиатрии…] / Committee on Drugs and Committee on Hospital Care of the American academy of pediatrics // Pediatrics. – 2003. – № 2. – Vol. 112. – P. 431–436. – P. 433. http://www2.aap.org/saferhealthcare/files/5922_AAP_PolicyPrevention_of_Medication_Errors.pdf .

Medical Errors and Perspectives on Patient Safety [Медицинские ошибки и перспективы безопасности пациента] / The Massachusetts Medical Society, MMS Committee on Quality of Medical Practice and Trinity Communications, Inc., 2007 // http://www.massmed.org/Content/ContentGroups/SectionsTopics/Continuin gEducation/OnlineCME/MedicalErrorsandPerspectivesonPatientSafety/MedicalErrorsCou rseMaterials.pdf. – 15 p. – P. 4 .

Р.К. Ригельман выделяет два типа медицинских ошибок:

1) ошибки по неведению, означающие, что «врач не владел информацией, необходимой для правильной диагностики и лечения .

Такие ошибки могут быть обусловлены трудностями, связанными с достижением врачом высокого профессионального уровня, сохранением этого уровня и осознанием границ своей компетентности .

Хотя студентов-медиков больше всего пугает обилие медицинской информации, на самом деле главный источник врачебных ошибок не в недостатке знаний, а в неправильном их применении»;

2) «ошибки, обусловленные ложными умозаключениями, распространенные гораздо шире, чем ошибки по неведению»258 .

Бразильские авторы Жулио Сезар Мейреллеш Гомеш и Женивал Велосо де Франса различают врачебную ошибку, совершенную в результате непредвиденного несчастного случая, и неконтролируемую врачебную ошибку, результат которой нельзя спрогнозировать. Непредвиденный несчастный случай является неблагоприятным следствием стихийного бедствия или форс-мажора, которое невозможно предвидеть или избежать, в данном случае ошибка может быть совершена независимо от личности врача, её совершающего. Неконтролируемая врачебная ошибка возникает в результате непредвиденной ситуации в ходе естественного развития событий, когда на момент её совершения применение научных и профессиональных знаний и умений не имеет решающего значения259 .

Подойти к выработке классификации врачебных ошибок можно, также опираясь на представленные в научной литературе классификации ятрогений и дефектов медицинской помощи .

Ю.В. Каминский и В.С. Тимошенко классифицируют ятрогении по причинному признаку: медикаментозные, инструментальнодиагностические, хирургические, наркозно-анестезиологические, трансфузионно-инфузионные, септические, профилактические, информационные и др., а также включают в число ятрогений и некоторые случаи расхождений прижизненного и посмертного диагнозов, а также случаи поздней диагностики, если они повлияли на исход заболевания260 .

High wire, no net: pressure builds for patient safety // Medical Group Management Association Journal. – 2001, May/June. – P. 34–37 .

Meirelles Gomes J.C., Frana, de G.V. Error mdico [Медицинская ошибка] // http://www.saip.org.uy/ejprof/errormed.pdf. – 05.05.2005. – 22 p. – P. 2 .

Каминский Ю.В., Тимошенко В.С. Ятрогении: классификация, категории, рубрификация // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2007. – № 1. – С. 12–14 .

В.В.

Некачалов подразделяет ятрогении на следующие 3 категории:

– ятрогении I категории – патологические процессы, реакции, не связанные патогенетически с основным заболеванием или его осложнением и не играющие существенной роли в общей танатологической оценке случая;

– ятрогении II категории – патологические процессы, реакции и осложнения, обусловленные медицинским воздействием, проведенным по обоснованным показаниям и выполненным правильно;

– ятрогении III категории – патологические процессы, необычные смертельные реакции, в том числе обусловленные неадекватными, ошибочными или неправильными медицинскими воздействиями, явившиеся причиной летального исхода261 .

С учетом представленных в научной литературе классификаций, полагаем, что врачебные ошибки могут быть классифицированы по природно-онтологическому критерию по следующим видам:

1. Врачебные ошибки, напрямую детерминированные человеческим фактором .

К числу таких детерминантов (причин и условий) следует отнести недостатки критического мышления и аргументации врача, недостатки его профессионального опыта и его профессиональной интуиции, обусловившие, в конечном итоге, принятие неверного решения в состоянии добросовестного заблуждения. Сюда же следует отнести недостатки профессиональных компетентностей врача – тех, уровень которых вполне отвечает установленным по занимаемой должности и присвоенной профессиональной квалификации требованиям, но которые, к сожалению, недостаточны для данной конкретной ситуации. К данной группе, возможно, стоит отнести и врачебные ошибки, вызванные усталостью врача от перегрузки работой (например, вследствие сокращения расходов на больницы) .

2. Врачебные ошибки, обусловленные системными недостатками, сбоями и иными системными детерминантами (особенности организации деятельности конкретной медицинской организации и/или системы здравоохранения в целом) .

К группе причин и условий, определяющих этот тип врачебной ошибки, обоснованно отнести врачебные ошибки, сопряженные с Некачалов В.В. Ятрогении. – СПб., 1998 .

инструментальными (приборными) погрешностями и объективным несовершенством существующей медицинской аппаратуры и той медицинской аппаратуры262, которая могла оказаться (устаревшей модели, плохого качества, с уже большим сроком эксплуатации) в данной медицинской организации в распоряжении конкретного врача .

Кроме того, сюда же следует отнести недостаточные квоты на проведение высокотехнологичных операций, вследствие чего значительному числу пациентов медицинская помощь не оказывается вовремя, отсутствие необходимых средств на закупку современных эффективных медицинских препаратов и медицинской техники, вследствие чего применяются доступные, но недостаточно эффективные медицинские препараты и техника .

В качестве примера также можно привести случай некорректного набора медицинского персонала, в результате чего может наступить смерть пациента из-за нехватки медицинских сестер в здании больницы .

3. Ситуативные (казуальные) врачебные ошибки .

Например, это может быть связано с атипичным течением заболевания, с мультиплицированным (наложенным, сложным образом коррелирующим и взаимоусиливающим) характером протекания сочетания заболеваний. Это также могут быть казуальное сочетание человеческого фактора и условий внешней среды .

4. Врачебные ошибки, обусловленные сочетанием двух или трех из вышеуказанных типов причин и условий .

По инструментально-функциональному критерию (основанию) врачебные ошибки можно классифицировать на следующие виды:

1) диагностические ошибки:

– ошибка оценки текущего состояния пациента и симптоматики при его первичном медицинском осмотре или медицинском обследовании и обусловленная этим ошибка постановки первичного диагноза пациенту (ошибочное суждение о состоянии здоровья пациента, нелогичное осмысление данных и т.д.);

Несмотря на то что мы выделяем дефект медицинской помощи в результате технической ошибки или неисправности медицинской техники в качестве самостоятельного вида ятрогенного дефекта медицинской помощи, полагаем важным указать схожую группу причин в основе выше обозначенного вида врачебной ошибки .

– ошибка (оплошность или промедление) оценки текущего состояния пациента и симптоматики при последующих наблюдениях и диагностированиях;

– ошибка прогноза состояния пациента;

2) ошибки терапии:

– ошибка полностью или частично в назначении лечения;

– ошибка, вызванная неверным определением одного из нескольких выявленных у пациента заболеваний как наибольшей угрозы для здоровья пациента и принятием основанного на этом выборе решения относительно назначения медицинских вмешательств и мер;

– ошибка исполнения младшим медицинским персоналом предписания врача (действия вопреки изначально правильным намерениям и др.);

– ошибка основанных на консолидированном подходе планирования и осуществления терапии, реализуемой несколькими врачами в отношении пациента или группы пациентов;

– ошибка проведения операции, медицинского вмешательства или медицинской процедуры;

– иные ошибки действия, в том числе промедление при принятии решения о совершении и при совершении соответствующих действий по отклоняющимся от нормы результатам анализов;

3) ошибки, связанные с назначением и предоставлением пациенту лекарственных средств;

– ошибка назначения лекарственного средства;

– ошибка назначаемой дозировки лекарственного средства, в том числе ошибка оценки соразмерности дозы препарата состоянию здоровья и особенностям организма пациента;

– ошибка назначения режима принятия лекарственного средства, в том числе в части совместимости с другими предписанными пациенту и принимаемыми им лекарственными средствами;

– ошибочное толкование рецепта, выписанного врачом;

– проблемы, возникающие при продаже или доставке лекарств и влекущие за собой некорректное время принятия пациентом лекарства;

4) ошибки при назначении и осуществлении профилактики заболеваний:

– ошибка неназначения профилактического лечения, в том числе вакцинации;

– ошибка проведения профилактической медицинской процедуры (например, вакцинации, включая ошибку дозировки или режима принятия вакцины, в том числе ошибка оценки соразмерности дозы вакцины состоянию здоровья и особенностям организма вакцинируемого);

5) прочие ошибки (связанные с отказами медицинского оборудования и сбоями системы предоставления медицинской помощи и другие разновидности такого вида ошибок) .

Кроме того, по критерию явности/латентности врачебные ошибки могут быть классифицированы по двум группам:

– непосредственные медицинские ошибки – те, которые совершаются основным медицинским персоналом, непосредственно каким-либо образом участвующим в диагностике, лечении и т.д., и по которым результат совершения такого вида ошибок проявляется незамедлительно;

– опосредованные медицинские ошибки – те, которые совершаются вне сферы непосредственного контроля основного медицинского персонала, и к ним, как правило, относятся ошибки, связанные с некорректным обслуживанием, некорректной установкой медицинского оборудования, а также ненадлежащим функционированием системы медицинского обслуживания в целом .

По критерию возможности недопущения врачебные ошибки могут классифицированы на:

– неизбежные врачебные ошибки;

– врачебные ошибки, вероятность которых возможно снизить (вплоть до их недопущения) .

§ 1.4. Природно-онтологические особенности врачебных ошибок В системе здравоохранения, как указывает Пол А. Глак, присутствуют четыре фактора, которые по отдельности и в совокупности могут привести к совершению медицинской ошибки и, как следствие, к причинению вреда пациенту. К таким факторам относятся, во-первых, человеческий фактор, во-вторых, сложность медицинской деятельности, в-третьих, недостатки самой системы предоставления медицинских услуг, и, наконец, уязвимость «предохранительных барьеров»263 .

А.Р.

Поздеев выделяет следующие типичные причины развития клинико-фармакологических дефектов:

– недостатки обследования;

– небрежный уход и наблюдение;

– несвоевременная госпитализация или преждевременная выписка;

– недостатки организации лечебного процесса;

– недостатки подготовки и небрежное выполнение хирургических операций и других лечебных мероприятий;

– неправильное применение лекарственных средств;

– нарушение деонтологии и медицинской этики;

– оставление инструментов и салфеток при хирургических операциях;

– несоблюдение и нарушение различных медицинских инструкций и правил;

– небрежное ведение истории болезни и других медицинских документов, невежество264 .

Правовая квалификация врачебной ошибки осуществляется путем выявления и исследования субъективной и объективной сторон деяния .

Gluck P.A. Medical Error Theory [Теория медицинской ошибки] // Obstetrics & Gynecology Clinics of North America. – 2008. – № 35. – P. 11–17. – P. 11 .

Поздеев А.Р. Судебно-медицинский анализ клинико-фармакологических дефектов лечебной помощи больным в премортальный период: Дис. … докт. мед .

наук: 14.00.24. – М., 2008 .

Объективные причины врачебных ошибок почти не зависят от профессиональной медицинской подготовки врача. В числе объективных причин врачебных ошибок обоснованно выделить относительность медицинских знаний и отдельных медицинских постулатов, недостаточное понимание и динамичные изменения в понимании сущности, природы и особенностей заболеваний человека, несовершенство методов их диагностики и лечения, постоянное появление новых человеческих заболеваний, в том числе орфанных (редких), возможность нетипичного протекания заболеваний у пациентов или наличия у них сочетанных заболеваний, очень сложных в диагностировании и терапии. К объективным факторам, способствующим совершению врачебных ошибок, отнесем недостаточную оснащенность медико-диагностическим оборудованием, недостаточную обеспеченность лекарственными препаратами, позднюю несвоевременную (запоздалую) диагностику заболевания, требующего неотложного медицинского вмешательства .

Однако объективные факторы выступают лишь фоном (условиями) для проявления субъективных причин, влекущих врачебную ошибку .

По мнению американского исследователя Милоша Дженисека, «любая медицинская ошибка является результатом различных “внешних” обстоятельств, включая окружающую среду, условия труда и давление быстро развивающейся технологии, а равно управленческие, административные и функциональные особенности системы. Эти внешние факторы только способствуют сущностным причинам (внутренним факторам) врачебной ошибки, а именно порокам суждений, логики и критического мышления врачей или принятия ими решений. Суть “внутренних факторов” в том, что они происходят в головах врачей и тех, с кем они работают, тех, кто создал условия труда в здравоохранении и медицинские средства. Указанные факторы включают в себя наши физиологические и патологические признаки, отношения, моторные и сенсорные навыки, а также нашу реакцию на внешние факторы. Внешние факторы – это то, что происходит “за пределами головы”»265 .

Jenicek M. Medical error and harm: Understanding, prevention, and control [Медицинские ошибки и вред: понимание, профилактика и контроль].

– New York:

A Productivity Press Taylor & Francis Group, 2011. – P. XVI–XVII .

Субъективные причины врачебных ошибок детерминированы профессиональными знаниями, умениями и навыками, компетентностями, квалификацией врача, его профессиональным опытом. В список субъективных причин врачебной ошибки следует отнести недостатки профессиональной компетентности врача, неполноценный осмотр и обследование пациента, излишнюю самоуверенность врача или, напротив, излишний его пессимизм, игнорирование врачом деонтологических требований и др .

К примеру, результаты лабораторных и рентгенологических исследований могут достаточно объективно отражать состояние здоровья человека, но субъективность оценки таких результатов врачом, зависящая от его квалификации, может обусловить неверную оценку и интерпретацию полученных данных и игнорирование врачом объективных данных анализов и привести к ошибочному диагнозу .

Полагаем, что сущность врачебной ошибки определяется следующими её онтологическими особенностями, детерминированными объективными причинами и условиями:

1) ограниченность интеллектуальных способностей человека .

Врачебные ошибки неминуемы, поскольку ни один человек, в том числе и врач, не может действовать абсолютно безошибочно, предвидеть и точно прогнозировать последствия всех своих действий;

2) существующие уровни развития медицинской науки, врачебной практики и уровень организации обучения будущих врачей объективно предопределяют соответствующее качество подготовки медицинских специалистов, делающее врачебные ошибки неминуемыми;

3) чрезвычайная сложность и недостаточная изученность механизмов человеческого организма и человеческой психики не позволяют точно и ясно представлять состояние организма человека и осуществлять безошибочные медицинские вмешательства;

4) процесс оказания медицинской помощи во многих случаях очень сложен, и эта сложность прямо обусловливает неминуемые врачебные ошибки;

5) существование коммуникативных барьеров между врачом и пациентом, основным из которых является вербально-когнитивный барьер, делает во многих случаях затруднительным понимание пациентом врача и вызывает врачебные ошибки .

Рассмотрим более подробно перечисленные причины и условия существования врачебных ошибок .

1. Ограниченность интеллектуальных способностей человека .

Врачебные ошибки неминуемы, поскольку ни один человек, в том числе и врач, не может действовать абсолютно безошибочно, предвидеть и точно прогнозировать последствия всех своих действий .

Латинское изречение «Errare humanum est» («Каждому человеку свойственно ошибаться») отражает известную истину о том, что не существует людей, которые никогда не ошибаются .

В медицинской практике все решения врачей являются следствием применения их суждений и мнений, основанных на полученных ими знаниях, навыке и опыте. Под врачебным мнением в данном случае подразумевается мнение врача, направленное на принятие обоснованного и верного решения при осуществлении медицинских действий (манипуляций, вмешательств и т.д.), основанное на профессиональной компетенции, применении принципов этики, опыта и имеющихся знаний .

Соответственно, риск совершения медицинских ошибок и причинения вреда здоровью пациента является неизбежным. Весь вопрос в уровне этого риска .

При этом уровень такого риска будет возрастать, если врач не соблюдает принципы деонтологии (пессимизм или излишний оптимизм, предвзятость, нелогичность, врач может поставить слишком «оригинальный» диагноз и т.д.)267 .

2. Существующие уровни развития медицинской науки, врачебной практики и уровень организации обучения будущих врачей объективно предопределяют соответствующее качество подготовки медицинских специалистов, делающее врачебные ошибки неминуемыми .

Fajardo-Dolci G., Meljem-Moctezuma J., Rodrguez-Surez F.J., Zavala-Villavicencio J.A., Vicente-Gonzlez E., Venegas-Pez F., Campos-Castolo E.M., Aguirre-Gas H.G .

Recomendaciones para prevenir el error mdico, la mala prctica y la responsabilidad profesional [Рекомендации по предотвращению врачебной ошибки и врачебной халатности, а также относительно профессиональной ответственности] // Revista CONAMED. – 2012, enero-marzo. – Vol. 17. – № 1. – P. 30–43. – P. 38 .

http://dialnet.unirioja.es/descarga/articulo/3884719.pdf .

Волчанина Е.И. Врачебные ошибки и страхование профессиональной ответственности медицинских работников // Медицинские новости. – 2006. – № 7 .

Обоснованно выделить следующие причины в рамках данной группы:

– достаточно быстрые изменения медицинской науки и практики, в том числе толкований этиологии и патогенеза по конкретным группам заболеваний;

– несовершенство медицинской техники, в том числе диагностирующих систем;

– существенная недоисследованность медицинской наукой человеческого организма, что детерминирует принципиальную невозможность абсолютно точной диагностики в ряде случаев .

«Задачи врачебной подготовки состоят в том, что снабдить выпускаемого врача целеполаганием и дать ему карту, достаточно несовершенную, учитывая планируемый жизненный путь», – писал Уильям Ослер268. Но эта «карта» не может быть совершенной в принципе. Как говорит В.Т. Пальчун, «при исполнении профессиональной деятельности врачебные ошибки стоят за спиной у каждого врача»269 .

Известный русский врач-терапевт и общественный деятель XIX века С.П. Боткин, считая себя неплохим диагностиком, подчеркивал, что он был бы удовлетворен, если бы ему удавалось добиться полного совпадения клинического и патологоанатомического диагноза хотя бы в 30 % случаев270 .

3. Чрезвычайная сложность и недостаточная изученность механизмов человеческого организма и человеческой психики не позволяют точно и ясно представлять состояние организма человека и осуществлять безошибочные медицинские вмешательства .

Как указывает А.В. Тихомиров, «любое медицинское вмешательство сопровождается рисками осложнений и иных последствий, в отношении которых неизвестно, наступят они или не наступят»271. «Медицина не может процветать только на научных знаниях, так как точная наука не в состоянии охватить человеческие Osler W. Aphorisms from his bedside teachings and writings [Афоризмы…] / W.B. Bean (ed.). – New York: Henry Schuman, 1950. – P. 36 .

Пальчун В.Т. Врачебные ошибки – классификация и предупреждение // Вестник оториноларингологии. – – № 1 .

2008 .

http://www.mediasphera.ru/journals/oto/detail/413/6122/ .

Цит. по: Эльштейн Н.В. Диагностические ошибки интернистов: общие аспекты // http://rmj.ru/articles_1983.htm .

Тихомиров А.В. Проблемы правовой квалификации вреда здоровью при оказании медицинских услуг: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.03 / Академия народного хозяйства при Правительстве РФ. – М., 2008 .

факторы, влияющие на здоровье и болезнь», – писал Рене Жюль Дюбо272. «Никакие знания и опыт не в состоянии гарантировать безошибочность действий врача, так как уникальность и многочисленные сочетания тех или иных признаков различных болезней столь разнообразны, что предусмотреть это трудно при самом добросовестном отношении», – справедливо отмечает В.И. Акопов273 .

Если к началу ХIX века было известно 1 000 болезней человека, то в настоящее время, по данным Всемирной организации здравоохранения, их насчитывается свыше 30 000 274 .

Начиная с 1970-х годов вновь возникающие болезни регистрируются с беспрецедентной частотой – по одной и более в год .

В настоящее время существует почти 40 заболеваний, не известных предыдущему поколению275 .

При этом, по данным зарубежных экспертов, на сегодняшний день неизвестны причины от 25 % до 30 % известных заболеваний276 .

На фоне большого количества появившихся сильнодействующих лекарств изменилось и течение многих болезней (патоморфоз)277 .

Выделим следующие причины в рамках данной группы:

– ситуация с атипичным протеканием заболевания;

– ситуация с сочетанными заболеваниями, которые взаимно усиливают патогенные процессы, характеризуется усложненной диагностикой и организацией лечения, относительно высоким риском медицинских осложнений и побочных эффектов;

– следствие особенно сложной симптоматики, усугубленной особенностями организма конкретного пациента;

Dubos R.J. Mirage of Health: Utopias, Progress and Biological Change [Мираж здоровья: утопии, прогресс и биологические изменения]. – New Jersey: Rutgers University Press, 1987 .

Акопов В.И. Медицинское право в вопросах и ответах. – М., 2000 .

Каминский Ю.В., Непрокина И.В. Эрология и современные аспекты клиникопатологоанатомического анализа // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2002. – № 3 .

Более безопасное будущее. Глобальная безопасность в области общественного здравоохранения в XXI веке / Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2007 г. / Всемирная организация здравоохранения. – Geneva: World Health Organization, 2007. – 21 с. – С. 2, 6. http://www.who.int/whr/2007/07_overview_ru.pdf .

Erro mdico, o que ? [Врачебная ошибка, что это?] // http://www.erromedico.org/oquee.htm .

Каминский Ю.В., Непрокина И.В. Эрология и современные аспекты клиникопатологоанатомического анализа // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2002. – № 3 .

– запоздало обнаруженная непереносимость пациентом определенных лекарственных средств или их сочетаний, притом что обычно используемыми средствами выявить такую непереносимость не представлялось возможным;

– постоянное появление новых штаммов болезнетворных организмов, относительно быстрая эволюция вирусов (повышение устойчивости к лекарственным средствам) .

Нередки врачебные ошибки, вызванные неверным определением одного из нескольких выявленных у пациента заболеваний как наибольшей угрозы для здоровья пациента и принятием основанного на этом выборе решения относительно назначения медицинских вмешательств и мер .

4. Процесс оказания медицинской помощи во многих случаях очень сложен, и эта сложность прямо обусловливает неминуемые врачебные ошибки .

Значительное число врачебных ошибок является прямым следствием высокой сложности процессов лечения и еще более высокой сложности предотвращения врачебных ошибок .

К примеру, совершение медицинской ошибки одним врачом или одной медицинской сестрой в дальнейшем сказывается на остальных членах медицинской бригады или цепочки медицинских работников, вовлеченных в оказание медицинской помощи конкретному пациенту .

И панацеей от этого совершенно не является предлагаемое многими авторами неукоснительное следование неким инструктивным алгоритмам действий врача, поскольку здесь вступают в действие вероятностные закономерности, пояснить которые может по аналогии следующая модель .

Элис К. Бешер и Марк Р. Чэссин разъясняют: «Если бы каждый шаг в алгоритме из десяти этапов был бы выполнен на 99 %, то надежность безошибочной работы системы составила примерно 90 % .

Но аналогичный процесс, только с пятьюдесятью шагами алгоритма даст всего лишь 61 % безошибочности системы»278 .

Также к причинам врачебных ошибок в рамках данной группы отнесем следующие:

– недостаточного качества организация системы обеспечения медицинской деятельности, в том числе – недостаточное Becher E.C., Chassin M.R. Improving Quality, Minimizing Error: Making It Happen [Улучшение качества, минимизация ошибки: Достичь цели] // Health Affairs. – 2001. – Vol. 20. – № 3. – P. 68–81. – P. 72. http://content.healthaffairs.org/content/20/3/68.full.pdf .

разграничение полномочий врачей, врачей с младшим медицинским персоналом, недостаточно четкое определение должностных обязанностей, в том числе в критических ситуациях;

– ненадлежащего качества организация или нарушения системы медицинского документооборота, что в условиях прохождения пациента через многочисленных врачей приводит к отсутствию координации и ошибкам .

5. Существование коммуникативных барьеров между врачом и пациентом делает во многих случаях затруднительным понимание пациентом врача и вызывает врачебные ошибки .

Рассматриваемая область отношений характеризуется наличием множества коммуникационных барьеров между врачом и пациентом, основным из которых является вербально-когнитивный барьер, то есть барьер, делающий в силу ряда объективных причин усложненным понимание пациентом врача. Зачастую между врачом и пациентом вообще находится языковой барьер .

Врачебная ошибка может стать следствием простой оговорки, некорректной обмолвки пациента или врача. Наконец, врачебная ошибка может быть вызвана забывчивостью пациента .

–  –  –

§ 2.1. Понятие врачебной ошибки в законодательстве Франции Вопросы защиты пациентов от врачебной ошибки и иных дефектов медицинской помощи урегулированы Французским Кодексом здравоохранения (в редакции статьи 112 Закона Франции № 2009-526 от 12.05.2009)279 .

В этом акте имеется, во-первых, целый ряд статьей, устанавливающих базовые основы и гарантии защиты прав пациентов и соответствующих им обязанностей медицинских работников (рассматривались выше), а во-вторых – нормы, регулирующие непосредственно вопросы, связанные с медицинской ошибкой .

Статьи R4127-1 – Французского Кодекса R4127-112 здравоохранения в совокупности образуют Французский Кодекс медицинской этики (Code de dontologie mdicale) в составе Французского Кодекса здравоохранения .

Ответственность медицинских работников урегулирована статьями L1142-1 и L1142-1-1 Французского Кодекса здравоохранения (в редакции статьи 112 Закона Франции № 2009-526 от 12.05.2009)280 .

Часть I статьи L1142-1 устанавливает, что, за исключением тех случаев, когда ответственность наступает из-за дефекта медицинской помощи, медицинские работники, перечисленные в части IV этого Кодекса, а равно любое учреждение, служба или орган, реализующие индивидуальные акты профилактики, диагностики или лечения, не несут ответственности за вредные последствия действий в области профилактики, диагностики или лечения, кроме как при установлении их непосредственной вины. Учреждения, службы и органы, упомянутые выше, несут ответственность за вред, причиненный в результате приобретения больными внутрибольничных инфекций, за исключением спровоцированных внешними причинами .

Согласно части II статьи L1142-1, в случае если ответственность медицинских работников, учреждения, службы или Code de la sant publique // http://www.legifrance.gouv.fr .

Code de la sant publique // http://www.legifrance.gouv.fr .

органа, указанных в части I статьи L1142-1, или производителя медицинской продукции не установлена, наступление медицинского инцидента, приобретения пациентом ятрогенного заболевания или нозокомиальной (внутрибольничной) инфекции создает основания для права на возмещение пациенту вреда, причиненного ему, а в случае смерти – на возмещение его выгодоприобретателю, из фонда национальной солидарности, когда такие последствия непосредственно были связаны с актами профилактики, диагностики и лечения и когда такие последствия были серьёзными негативными для состояния здоровья пациента (в обозримом его развитии) .

Таким образом, суды Французской Республики ныне не обременены необходимостью установления наличия или отсутствия вины медицинских работников в случаях наступления медицинского инцидента или приобретения пациентом ятрогенного заболевания или нозокомиальной инфекции .

В соответствии со статьей L1142-1-1, без ущерба для седьмого абзаца статьи L1142-17, пациенты имеют право на компенсацию из фонда национальной солидарности:

1) в случае, если причиненный пациенту вред в результате внутрибольничных инфекций в учреждении, службе или органе, упомянутом в первом абзаце первой части статьи L1142-1, соответствует степени постоянного ухудшения физического или психического состояния более чем на 25 %... или в случае смерти пациента, вызванной этими внутрибольничными инфекциями;

2) в случае причинения вреда здоровью пациента в результате вмешательства, в исключительных обстоятельствах, медицинских работников, учреждения, службы или органа, вышедших за рамки своей деятельности по профилактике, диагностике или лечению .

Статья L1142-2 Французского Кодекса здравоохранения устанавливает обязанность медицинских работников в частной практике, медицинских учреждений, медицинских служб и органов, указанных в статье L1142-1, и любой другой корпорации, кроме государства, занимающихся вопросами профилактики, диагностики или лечения, а также производителей, операторов и поставщиков лекарственных средств заключить договор страхования на случай причинения вреда третьим лицам в результате дефекта медицинской помощи, наступившего в ходе указанной деятельности. Освобождение от указанного обязательного страхования может быть предоставлено только по приказу министра здравоохранения в государственных учреждениях здравоохранения при условии выделения специальных финансовых ресурсов, рассчитанных на использование для возмещения вреда в условиях, эквивалентных тем, которые оговариваются в обозначенном выше договоре страхования .

§ 2.2. Понятие врачебной ошибки в законодательстве Бразилии Понятие врачебной ошибки известно законодательству Бразилии уже, как минимум, 80 лет .

Декрет-Закон № 20931/32 еще от 11.01.1932 281 устанавливал:

«Врачи, фармацевты, стоматологи, ветеринары, медицинские сестры и акушерки, совершившие серьёзные профессиональные проступки или профессиональные ошибки, могут быть лишены возможности заниматься своей профессией на срок от 6 месяцев до 2 лет, а в случае значительного общественного резонанса могут быть уволены с занимаемых должностей» (статья 11). Причем этот Декрет-Закон имеет силу и сегодня .

При этом право на возмещение вреда было закреплено в гражданском материальном праве Бразилии еще в 1916 году – в Гражданском кодексе, вступившем в силу с 1 января 1917 г .

Правовые основы возмещения вреда от врачебной ошибки длительное время регулировались статьями 159 и 1545 Гражданского кодекса Бразилии (данная редакция сейчас не действует) .

В настоящее время статья 927 Гражданского кодекса Бразилии 282 устанавливает обязанность лица, причинившего вред другим лицам своей деятельностью, которая по своей природе сопряжена с опасностью для жизни и здоровья (а также независимо от вины в предусмотренных законом иных случаях), возместить указанный вред .

Прямое отношение к вопросу об ответственности за врачебную ошибку имеет параграф 6 пункта XXII статьи 37 Конституции Федеративной Республики Бразилии от 05.10.1988, который устанавливает: «Юридические лица публичного права и юридические лица частного права, предоставляющие публичное обслуживание, отвечают за вред, который причинили их служащие третьим лицам;

Decreto № 20.931/32 de 11 de janeiro de 1932 // Dirio Oficial –Sexta-feira, 15 de

– № 12 – janeiro de 1932. (Capital Federal). P. 885–887 .

http://www.jusbrasil.com.br/legislacao/116714/decreto-20931-32 .

Lei № 10.406, de 10 de janeiro de 2002 – Cdigo Civil Brasileiro // http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/leis/2002/l10406.htm .

гарантируется право регресса в отношении ответственных лиц в случаях умысла или ошибки»283 .

В отношении последствий дефектов медицинской помощи может быть также применена статья 129 Уголовного кодекса Бразилии284, устанавливающая ответственность за «посягательство на физическую неприкосновенность или здоровье других людей». При этом, согласно статье 18 Уголовного кодекса Бразилии, «преступление считается: 1) умышленным, если виновное лицо желает наступления результата или берет на себя риск его наступления; 2) виновным, если действия виновного лица явились результатом небрежности, халатности или злоупотребления служебным положением» .

Статья 135 Уголовного кодекса Бразилии устанавливает уголовную ответственность за «неоказание помощи, когда можно сделать это без риска для здоровья, утерянному или брошенному ребенку, либо инвалиду, либо лицу, получившему ранения, либо лицу, находящемуся в беспомощном состоянии или в условиях серьёзной и неизбежной угрозы…». Ответственность за такие деяния – лишение свободы на срок одного до шести месяцев или штраф. Размер штрафа увеличивается вдвое, если бездействие повлекло в результате тяжкие телесные повреждения, и в три раза, если результатом указанных действий явилась смерть. В отдельных условиях может быть применена статья 133 Уголовного кодекса Бразилии об оставлении человека в опасности. К обсуждаемому кругу вопросов относится также и статья 135А Уголовного кодекса Бразилии (внесена Законом № 12.653 от 28.05.2012285) об уголовной ответственности за нарушение требований ведения документации службами экстренной медицинской помощи .

Важно заметить, что, согласно статье 125 Закона № 8.112 от 11.12.1990286, «гражданско-правовые, уголовно-правовые и административно-правовые санкции могут складываться, будучи независимыми друг от друга» .

Constituio da Repblica Federativa do Brasil de 1988 // http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/Constituicao/Constituicao.htm. Перевод дается по: Конституции государств Америки: В 3 т. / Под ред. Т.Я. Хабриевой. – Т.

3:

Южная Америка. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2006. – 1168 с. – С. 155 .

Cdigo Penal // http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/decreto-lei/del2848.htm .

Lei № 12.653, de 28 de maio de 2012 // http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/_Ato201 1-2014/2012/Lei/L12653.htm#art1 .

Lei № 8.112, de 11 de dezembro de 1990 // Dirio Oficial da Unio. – 19.04.1991 .

http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/leis/L8112cons.htm .

Правовые основы регулирования отношений, связанных с врачебной ошибкой, содержатся также в Бразильском Кодексе медицинской этики, утвержденном Резолюцией № 1931 от 17.09.2009 Федерального медицинского совета и вступившим в силу 13.04.2010 287 (до того действовал Бразильский Кодекс медицинской этики от 1988 года). Этот акт устанавливает права пациентов, обязанности и ответственность медицинских работников, правовые основы отношений медицинских работников с пациентами и их семьями и мн .

др. вопросы .

Права пациентов, обязанности и ответственность медицинских работников урегулированы также Постановлением № 1.820 от 13.08.2009288 (см., например, статью 6) .

Следует отметить, что на частотные параметры врачебных ошибок, на особенности и последствия врачебных ошибок в разных странах мира, в том числе и в Бразилии, существенное влияние оказывают конкретные социально-экономические, политические, исторические и другие условия .

По мнению Рикардо Брандэна, «реальностью является то, что миллионы бразильцев живут в размытой границе между бедностью и нищетой. Значительная часть нации с работой на благо национального богатства не имеет доступа к плодам этого богатства является изгоями на периферии национального сообщества, без прав на образование, отдых, безопасность, благополучие, достоинство и, в особенности, на здоровье…. Стоит ли удивляться врачебным ошибкам в отношении пациентов из этой социальной группы…»289 .

Ж.С.

Мейреллеш Гомеш выделяет следующие специфические факторы, способствующие именно в Бразилии появлениям врачебной ошибки, увеличивающие частоту врачебных ошибок или усугубляющие их формы и последствия:

1) неблагоприятные условия для медицинской практики – нехватка материальных ресурсов, чрезмерное количество пациентов или ограниченность в средствах диагностики и лечения;

2) массовая бедность населения, иные масштабные проблемы неблагоприятного социального характера. Медицинские службы Cdigo de tica Mdica (2009/2010) [Кодекс медицинской этики (2009/2010)] // http://portal.cfm.org.br/index.php?option=com_content&view=category&id=9&Itemid=122 .

Portaria № 1.820, de 13 de agosto de 2009 // http://bvsms.saude.gov.br/bvs/saudele gis/gm/2009/prt1820_13_08_2009.html .

Brando R. O Erro Mdico na Funo Pblica [Медицинская ошибка при исполнении общественной функции] // Revista Biotica. – 1994. – Vol. 2. – № 2 .

http://revistabioetica.cfm.org.br/index.php/revista_bioetica/article/view/463/346 .

размещены в небольших медицинских центрах, расположенных в очень бедных общинах;

3) повышенные заболеваемость и смертность в бразильском обществе;

4) необходимый более частый контакт с врачом не обеспечивается достаточными для этого ресурсами в государственных медицинских университетах (медицинских факультетах), а также существуют большие трудности доступа к самой системе государственных или частных медицинских услуг с высокой эффективностью;

5) плохое медицинское обучение на университетском уровне, что не нуждается в комментариях. Отсутствие непрерывного образования в аспирантуре;

6) более широкое использование в лечебных учреждениях процедур высокой технологической сложности, которые очень сложно контролировать;

7) очень ограниченные технологические возможности в раскрытии злоупотреблений, например, с помощью компьютерной томографии, УЗИ и т.д.;

8) усугубление меркантилизма общественного сознания, всё большая коммерциализация медицины.290 § 2.3. Понятие врачебной ошибки в законодательстве Японии В Японии не только случаи совершения медицинскими работниками медицинской халатности, но и случаи совершения медицинских ошибок приводят к значительному количеству судебных разбирательств. В этой стране сформировался особый, в сравнении с США или государствами Европы, подход к делам об ответственности медицинских работников за врачебные ошибки, что вызвано кризисом общественного доверия к медицинским организациям. Совершение медицинской ошибки в Японии обходится системе здравоохранения значительно дороже, в частности, из-за того, что в Японии врачи выплачивают более низкие взносы за страхование ответственности, не учитывающие специализацию врача или географические [Медицинская ошибка:

Meirelles Gomes J.C. Erro Mdico: Reflexes Размышления] // Revista Biotica. – – – № 2 .

1994. Vol. 2 .

http://revistabioetica.cfm.org.br/index.php/revista_bioetica/article/view/459/342 .

особенности места осуществления им медицинской деятельности (эквивалент около 700 долл. США в год)291 .

В Японии медицинская ошибка, в результате которой наступили тяжкие последствия для здоровья пациента, квалифицируется как преступление, и, соответственно, врач, ее совершивший, подлежит привлечению к уголовной ответственности. Ответственность за профессиональную небрежность, приведшую к смерти или причинившую вред здоровью, закреплена в статье 211 Уголовного кодекса Японии292, при этом указанная формулировка нигде не уточняется. Таким образом, указанная «небрежность» может означать даже самое простое ее проявление и минимальную ее степень и значительно отличается от той медицинской небрежности, которая известна, к примеру, уголовному праву США и которая подразумевает гораздо более высокую степень преступного намерения при её совершении. Кроме того, в Японии нет иного выбора, кроме как обращаться к системе уголовного правосудия в ситуациях с медицинскими ошибками, поскольку так сложилось, что в Японии не развиты иные механизмы реагирования на совершение медицинскими работниками медицинских ошибок293 .

Несмотря на то что чаще всего определяемое судом наказание врачу за совершение им медицинской ошибки не предусматривает лишения свободы, арест врача, как правило, привлекает значительное внимание национальных средств массовой информации, влечёт личный позор врача и окончание его профессиональной деятельности .

Всё это само по себе является серьёзным наказанием для врачей в силу особенностей менталитета населения Японии. Дела о гражданско-правовой ответственности за совершение медицинскими работниками медицинских ошибок также разбираются судами Японии, однако гораздо реже, чем дела об уголовной ответственности, и во многие десятки раз реже, чем аналогичные дела в США. С момента окончания Второй мировой войны до конца XX века случаи привлечения к уголовной ответственности медицинских работников Boulden J. Transpacific Study Reveals Different Liability Fears [Исследование страхов перед ответственностью. Тихоокеанский регион] //

– – Mississippi Medical News. 2008, February. P. 5 .

http://mississippimedicalnews.com/mod/secfile/viewed.php?file_id=39 .

Penal Code of the Japan (Act № 45 of 1907) // http://www.cas.go.jp/jp/seisaku/hour ei/data/PC.pdf .

Higuchi N. Article 21 of the Medical Practitioners Law [Статья 21 Закона о медицинской практике] // Japan Medical Association Journal. – 2008, JulyAugust. Vol. 51. P. 258–261. P. 260 .

http://www.med.or.jp/english/journal/pdf/jmaj/v51no04.pdf .

были крайне редки, однако в 1999 году средства массовой информации Японии опубликовали ряд статей о медицинских ошибках, совершенных в различных медицинских организациях страны. После двух особо вопиющих фактов294 количество случаев уголовного преследования за медицинские ошибки возросло до 15 ежегодно в период с 1999 по 2004 год295 .

В Японии привлечение к уголовной ответственности медицинских работников, совершивших медицинские ошибки, существенным образом стимулирует других медицинских работников к совершенствованию своих знаний и более строгому отношению к своей профессиональной деятельности. Уголовное наказание за совершение медицинских ошибок в Японии чаще всего реализуется в виде таких мер, как приостановление действия или аннулирование врачебной лицензии, а также принуждение к совершению специального ритуала принесения искренних публичных извинений296 .

–  –  –

ГЛАВА 3. Зарубежный опыт судебного и досудебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи § 3 .

1. Зарубежная практика судебного разрешения дел о дефектах медицинской помощи В рамках исследования медико-правовой природы, содержания и правовых последствий дефектов медицинской помощи, в том числе врачебных ошибок, особое значение приобретает анализ зарубежной судебной практики по этим проблемам .

История таких судебных актов насчитывает многие сотни лет .

В 1596 году парламент Бордо (Франция) осудил врача, практиковавшего кровопускания из плечевой артерии, к штрафу в 150 экю за нанесение вреда детям. В 1602 году тот же парламент решил, что врач-хирург не несёт ответственности за несчастные случаи, которые происходят с пациентом, если нет вины непосредственно этого врача. В 1696 году парламент Парижа своим Ордонансом постановил, что врачи и хирурги не несут ответственности за некоторые исходы (несчастные случаи). Тот же парламент, несколько лет спустя приняв другую доктрину, осудил некоторые терапевтические методы, включая переливание крови, а также установил запрет использования рвотного средства, но отложил исполнение этого решения из-за того, что в защиту указанного средства выступил король Людовик XIV. В 1710 году парламент Бордо вынес приговор хирургу, который своим плохим лечением искалечил пациента, обязав хирурга возместить пострадавшему причиненный ему вред. В 1760 году парламент Бордо осудил хирурга, который вследствие дефектов осуществленного им лечения перелома кости вынужден был прибегнуть к ампутации. Хирурга обязали выплатить 15 000 ливров в качестве возмещения вреда (значительную сумму по тем временам)297 .

Brouardel P. La responsabilit mdicale: secret mdical, dclarations de naissance, inhumations, expertises mdico-lgales [Медицинская ответственность: врачебная тайна, декларация о рождении, похороны, медико-правовые экспертизы]. – Paris: Baillire, 1898. – P. 4–5 .

http://ia600507.us.archive.org/7/items/laresponsabilit00brou/laresponsabilit00brou.pdf;

http://ia700507.us.archive.org/7/items/laresponsabilit00brou/laresponsabilit00brou_djvu.txt .

В первой половине XIX века были зафиксированы два вызвавших широкий общественный резонанс случая врачебной халатности, по которым состоялись судебные решения во Франции .

28 сентября 1830 г. суд города Домфрона вынес окончательный приговор по делу доктора Фредерика Эли, обрезавшего при обслуживании родов обе руки не рожденного еще ребенка, который, тем не менее, выжил298. В 1832 году трибуналом г. Эвре (Франция) был вынесен приговор по делу доктора Туре-Норуа, допустившего, как постановил суд, врачебную халатность299. Однако, как считает Ж.-Ф. Бюргелэн, такие случаи судебного реагирования на врачебную халатность на тот период были, скорее, исключениями300 .

Более того, история медицины была связана подчас с совершенно эпатирующими фактами .

Так, в 1828 году в г. Эдинбурге (Шотландия) право и медицина вступили в конфликт в знаменитом деле Бурка и Харе, причиной совершения преступлений которыми являлся тот факт, что объемы легальной поставки тел для изучения анатомами были совершенно недостаточны, вследствие чего могилы зачастую разрывались, а извлеченные из них мертвые тела продавались анатомам. Начав с продажи доктору Ноксу одного тела старого человека, скончавшегося по естественным причинам, Бурк и Харе продолжили свою деятельность посредством убийств нескольких человек, тела которых они также продали доктору Ноксу. С этой целью ими было убито шестнадцать человек. Совершенно очевидно, что доктор Нокс, на протяжении девяти месяцев получавший тела мертвых людей от Бурка и Харе, должен был и имел все основания заподозрить, что тела доставляются ему незаконным способом. Бурк был осужден и подвергнут наказанию, его тело было передано анатомам для исследований. «Хроники недели Эдинбурга» заявили, что в покупке Stofft H. Une prsentation de l'paule nglige en 1825 [Дело о врачебной халатности в отношении плеча в 1825 году] // Histoire des sciences mdicales. –

– – № 4. – 1984. T. XVIII. P. 331–342 .

http://www.biusante.parisdescartes.fr/sfhm/hsm/HSMx1984x018x004/HSMx1984x018x004x0

331.pdf .

Cass. req., 18 juin 1835, Thouret Noroy (S. 1835, 1, p. 401, tond. M. Dupin) // Les Grandes decisions du Droit mdical [Крупные судебные решения в медицинском праве] / Sous la direction de Franois Vialla. – Paris: L.G.D.J., Lextenso ditions, 2009. – 665 p. – P. 310. См. также: Silva Silva H. Medicina Legal y Psiquiatra Forense [Судебная медицина и судебная психиатрия]. – Т. 2. – Santiago de Chile: Editorial Jurdica de Chile, 1991. – 499 p. – P. 588–591 .

Burgelin J.-F. La judiciarisation de la mdecine [Правовой аспект медицины] // http://infodoc.inserm.fr/ethique/Ethique.nsf/0/b0cf353d60846663c1256d03004d7df5?Op enDocument. – 10.03.2003 .

тел, попавших в тиски Бурка и Харе, должно было быть полнейшее безрассудство, полное безразличие как к способам их добычи, так и к последствиям, которое, с точки зрения виновности, сопряжено с виновным знанием и недонесением. Однако проведенное расследование в отношении доктора Нокса формально показало, что не существует каких-либо доказательств того, что доктор Нокс действительно мог знать о происходящем. Следствием данного громкого дела явилось понимание того, что законодательство, касавшееся получения тел для анатомических исследований, было изменено301 .

Через осмысление и интерпретацию выраженных в судебных решениях подходов к установлению и оценке обстоятельств дела и ролей всех причастных лиц, а также выраженных в таких решениях юридических аргументов, мотивирующих вынесенное решение, можно более фундаментально осмыслить и более точно интерпретировать феномен дефекта медицинской помощи и, один из его видов, феномен врачебной ошибки, выявить основания отграничения врачебной ошибки от врачебной халатности .

В настоящем разделе из общего объема более чем в 100 проанализированных нами судебных решений, вынесенных зарубежными судебными инстанциями, далее будут разобраны некоторые наиболее характерные судебные решения .

В задачи настоящего исследования не входили детальный разбор и оценка обоснованности вынесения судами решений по нижеприведенным делам. Ограничимся обзором наиболее важных позиций в судебных решениях, имеющих существенное значение для настоящего исследования302 .

Считаем также необходимым отметить, что отбирались для анализа судебные решения, посвященные не только врачебным ошибкам, но и, более широко, дефектам медицинской помощи, чтобы выявить критерии отграничения врачебной ошибки от более широкого понятия дефекта медицинской помощи (или уточнить сделанные нами в первой главе такие выводы), а также прояснить существующие в зарубежных государствах подходы к пониманию, интерпретации и оценке обозначенного круга вопросов и эволюцию таких подходов .

Ross S. Medicine and Law [Медицина и Закон] // Vesalius. – 1996. – Vol. II. – № 1. – P. 3–9 .

http://www.biusante.parisdescartes.fr/ishm/vesalius/VESx1996x02x01x003x009.pdf .

Перевод представленных материалов из исследуемых судебных решений с англ. и франц.: А.А. Понкиной .

1. Решение трибунала г. Эвре (Франция) по делу врача Туре-Норуа 303 10 октября 1832 г. врач Туре-Норуа остановил кровотечение путем наложения компрессионной повязки на уровне локтевого сгиба у рабочего Гине, рука которого была повреждена (отверстие) в плечевой артерии .

Вскоре после этого у Гине в локте образовался крупного размера болезненный комок, по словам свидетелей, размером с куриное яйцо. Вызванный снова врач прописал различные мази для облегчения резорбции опухоли, но состояние больного продолжало причинять ему существенное беспокойство и постоянно ухудшалось. В результате этого врача пришлось вызвать еще раз, но он отказался оказывать медицинскую помощь, и кровотечение продолжалось еще 18 дней .

Другой врач, вызванный для продолжения лечения Гине, диагностировал артериовенозную аневризму плечевой артерии .

Пришлось перевязать артерию выше и ниже аневризмы, в результате чего развилась гангрена, и пришлось прибегнуть к ампутации .

Гине, пострадавший в результате вышеуказанных действий, подал в суд против врача Туре-Норуа в трибунал Эвре (vreux), который 17 декабря 1833 г. объявил врача Туре-Норуа виновным в совершении медицинской халатности при осуществлении лечения пациента. Трибунал указал, что врач проявил некомпетентность и пренебрежение элементарными правилами, совершил серьёзную врачебную халатность, и присудил выплатить пострадавшему 600 франков единовременно, а также ежегодно выплачивать по 150 франков содержания .

Туре-Норуа обжаловал данное решение в суде Руана, который оставил в силе решение суда первой инстанции .

Позднее адвокат, защищавший Туре-Норуа, подал кассационную жалобу на том основании, что «врачи находятся в рамках правопорядка, если осуществляют свою профессиональную деятельность добросовестно и в меру своих обязанностей» .

Cass. req., 18 juin 1835, Thouret-Noroy (S. 1835, 1, p. 401, tond. M. Dupin) // Les Grandes decisions du Droit mdical [Крупные судебные решения в медицинском праве] / Sous la direction de Franois Vialla. – Paris: L.G.D.J., Lextenso ditions, 2009. – 665 p. – P. 310; Silva Silva H. Medicina Legal y Psiquiatra Forense [Судебная медицина и судебная психиатрия]. – Т. 2. – Santiago de Chile: Editorial Jurdica de Chile, 1991. – 499 p. – P. 588–591 .

Однако в результате рассмотрения жалобы, в конечном итоге, доктора Туре-Норуа всё же обязали выплатить пострадавшему компенсацию .

Генеральный прокурор Дюпен высказал свое мнение по данному вопросу, указав, что гражданско-правовая ответственность не относится к вопросам способностей или талантов врача, в данном случае рассматривается и оценивается только лишь неосмотрительность врача, его халатность и невежество в отношении таких вопросов, которые он обязан знать и применять в ходе осуществления своей профессиональной деятельности .

2. Решение трибунала г. Домфрона (Франция) по делу врача Эли от 28.09.1830 304 Период с 1822 по 1835 год явился существенным для развития акушерского дела во Франции .

В 1825 году в муниципальном образовании Флер-де-л'Орн проживали пекарь Пьер Фуко в возрасте 38 лет, его супруга в возрасте 34 лет и пятеро их детей. Госпожа Фуко благополучно перенесла роды пять раз и ждала шестого ребенка .

22 сентября 1825 г. в три часа дня она почувствовала схватки .

В четыре часа дня к ней пришла акушерка в возрасте 72 лет. До шести часов утра следующего дня схватки были не очень сильными, и госпожа Фуко прогуливалась по саду, внезапно почувствовала необычные схватки и вернулась в дом около восьми утра, где акушерка проверила положение ребенка, почувствовав, что с его правой рукой возникли проблемы, и попросила вызвать врача. Тем временем отошли воды, а вторая проверка подтвердила результаты первой по поводу правой руки плода .

Врач Фредерик Эли прибыл через час, на восемнадцатый час процесса родов, на третий час после того, как обнаружилось состояние руки плода. Ф. Эли констатировал, что правая рука плода вышла из вульвы до запястья, цвет видимой части руки плода был фиолетовым .

Trib. civ. de Domfront 28 septembre 1830 // Dubrac, Trait de jurisprudence mdicale et pharmaceutique. – Paris: J.-B. Baillire, 1882. – P. 101; Les Grandes decisions du Droit mdical [Крупные судебные решения в медицинском праве] / Sous la direction de Franois Vialla. – Paris: L.G.D.J., Lextenso ditions, 2009. – 665 p. – P. 218–219, 318; Stofft H. Une prsentation de l'paule nglige en 1825 [Дело о врачебной халатности в отношении плеча в 1825 году] // Histoire des

– – – № 4. – sciences mdicales. 1984. T. XVIII. P. 331–342 .

http://www.biusante.parisdescartes.fr/sfhm/hsm/HSMx1984x018x004/HSMx1984x018x0 04x0331.pdf .

Ф. Эли спросил госпожу Фуко о том, чувствует ли она ребенка, на что получил отрицательный ответ. Ф. Эли сообщил о том, что может наступить смерть плода .

Затем Ф. Эли заявил о диагностировании им смерти плода по трем признакам .

Для того, чтобы спасти мать от разрыва матки, что в 1825 году всегда заканчивалось смертельным исходом, Ф. Эли приготовился произвести эмбриотомию. Ф. Эли оттянул правую руку плода и заточенным ножом перерезал плечевой сустав, левая рука плода также была отсечена по локоть. После проведения ампутации конечностей плода, которые, застряв, препятствовали его продвижению, врач провел роды. Извлеченное тело ребенка было положено на пол .

Люди, находившиеся в помещении, где проводились роды, заметили, что лежащий на некотором расстоянии от них ребенок подает признаки жизни. Было решено немедленно провести крещение ребенка, а также позвать врача для того, чтобы обработать его раны, поскольку на тот момент врач Ф. Эли уже ушел .

Раны, полученные в результате ампутации, через некоторое время зажили, ребенок скончался уже в возрасте шести лет по неизвестной причине .

Суд г. Домфрона при содействии Королевской медицинской академии взял дело врача Эли на рассмотрение .

При рассмотрении данного дела суду г. Домфрона пришлось отвечать на такие вопросы, как: развилась бы гангрена рук ребенка, если бы руки не были ампутированы, и если нет, то какие действия должен был предпринять врач, и можно ли расценивать его действия как совершение ошибки в отношении принципов медицинской деятельности .

Королевская медицинская академия представила ответ 7 марта 1829 г., который гласил, что на первые два вопроса на настоящий момент ответить точно уже не представляется возможным .

По третьему вопросу Королевская медицинская академия указала, что такие действия врача Ф. Эли не являются новыми, а были совершены в соответствии с устоявшейся медицинской практикой того времени, отметив, что ошибка в этих действиях в данном случае так же могла содержаться .

Суд г. Домфрона вынес решение, признав доктора Ф. Эли виновным в нанесении увечий ребенку .

Суд указал, что доктор поставил неверный диагноз, определяя смерть плода. Как было уже указано выше, доктор определил смерть плода по трем признакам. Одним из таких признаков уже в то время позиционировалось отсутствие сердцебиение у плода. Если бы доктор воспользовался таким способом определения данного факта, известным уже на тот момент, однако, не опубликованным, как приложить ухо к животу беременной, возможно, нанесения увечий в виде ампутации обеих рук удалось бы избежать .

3. Решение палаты по гражданским делам Кассационного суда Франции по делу «Врач Николя против супруга Мерсье» от 20.05.1936 305 Мадам Мерсье страдала заболеванием носа, и в 1925 году ей было проведено лечение врачом-радиологом по фамилии Николя с применением рентгеновских лучей, в результате чего мадам Мерсье получила радиодермит слизистых оболочек лица. Супруг мадам Мерсье, полагая, что радиодермит возник по вине врача, обратился более чем через три года после окончания лечения к врачу с требованием выплатить денежную компенсацию в размере 200 000 франков. Врач Николя обратился в 1929 году в гражданский суд г. Марселя, настаивая на неприемлемости таких требований в соответствии с положениями процессуального законодательства о сроках давности, который вынес решение в пользу истца. Суд г. Марселя принял сторону Николя .

Супруг мадам Мерсье обжаловал решение гражданского суда г. Марселя, обратившись в апелляционный суд г. Экс .

16 июля 1931 г. апелляционный суд г. Экс признал неприменимость трехлетнего срока давности к требованиям, проистекающим из договорных обязательств, выдвинутым супругом мадам Мерсье к врачу Николя, в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, поскольку иск был подан не против предположительно неосторожного причинения врачом Решение палаты по гражданским делам Кассационного суда Франции по делу «Доктор Николя против супруга Мерсье» от 20.05.1936 [Arrt «Dr. Nicolas c. poux Mercier», mai 1936 / Cour de cassation, Chambre civile] // http://droit.wester.ouisse.free.fr/pages/support_responsabilite/arret_mercier_20_mai_19

36.htm .

См. также: Terr F., Lequette Y. Mdecin. Responsabilit contractuelle. Obligation de moyens. Obligation de rsultat // Les grands arrts de la jurisprudence civile. – 12e dition, 2008. http://actu.dallozetudiant.fr/fileadmin/actualites/pdfs/JANVIER2012BIS/GrandsArrets162.pdf телесных повреждений, а в отношении ранее заключенного контракта между врачом и пациентом, в соответствии с которым врач взял на себя обязательство по «заботливому, осторожному и разумному» предоставлению медицинской помощи. Суд указал, что положения Уголовного кодекса, обосновывающие применение трехлетнего срока давности, ими установленного, применялись бы в данном случае к иску против виновного умышленного причинения вреда, за которое врач несёт уголовную ответственность, поскольку контракт не содержит в себе условий о страховании от несчастных случаев, произошедших не в результате преднамеренных действий .

Апелляционный суд г. Экс вынес решение в пользу супруга мадам Мерсье .

Врач Николя обратился в Кассационный суд Франции .

Кассационный суд в своем решении от 20.05.1936, указал, что заключенный между врачом и его клиентом контракт налагает на врача добровольное обязательство, даже если оно не указано в контракте прямо, предоставить медицинскую помощь, которое, вместе с тем, не означает ни при каких обстоятельствах обязанность врача исцелить больного до его полного выздоровления, врач лишь предоставляет добросовестную и внимательную медицинскую помощь в соответствии с приобретенными им научными знаниями .

Кассационный суд также согласился с апелляционным судом города Экс, который постановил, что в данном случае неприменимы указанные сроки исковой давности, установленные уголовнопроцессуальным законодательством, и отклонил кассационную жалобу .

4. Постановление палаты по уголовным делам Апелляционного суда Англии и Уэльса от 08.10.2004 по делу «Риджайна против Мисры и Шриваставы» (два дела были объединены в одно) 306 Пациенту Шону Филлипсу была проведена рядовая операция на ноге, при проведении операции или после таковой в больнице ему была занесена инфекция (золотистый стафилококк), состояние пациента явно ухудшилось, классические симптомы и признаки инфекции были налицо. Два младших врача Амит Мисра и Раджив Шривастава, которые должны были и очевидно могли установить состояние пациента и принять необходимые соответствующие меры, не сделали этого вовремя. В результате отсутствия своевременной необходимой медицинской помощи к тому времени, как диагноз был поставлен, у пациента возник синдром токсического шока, в результате чего наступила смерть пациента. Амит Мисра и Раджив Шривастава были признаны виновными в причинении смерти в результате грубой небрежности .

Данное решение суда было обжаловано ими на том основании, что решение было вынесено по решению присяжных, которые самостоятельно определили степень тяжести деяния, ими совершенного, так как законодательство в отношении определения квалификации преступления в виде причинения смерти в результате грубой небрежности являлось недостаточно конкретным .

Апелляционный суд апелляции отклонил, обосновав свое решение таким образом, что присяжные сошлись во мнении, что поведение во время выполнения прямых профессиональных обязанностей каждого из подателей апелляции являлось иллюстрацией высокой степени безразличия к возникновению очевидной и серьёзной опасности для жизни пациента, то есть очевидность грубой небрежности была доказана и, как указал Апелляционный суд, нереалистичным является предположение о том, что присяжные неправильно истолковали степень тяжести действия подателей апелляции, настолько очевидным оно было .

Постановление палаты по уголовным делам Апелляционного суда Англии и Уэльса от 08.10.2004 по делу «Риджайна против Мисры и Шриваставы» [«Regina v .

Misra and Srivastava» / Court of Appeal (England and Wales Court of Appeal

– – № 2375] // (Criminal Division)), 2004, EWCA Crim. 2004 .

http://www.peterjepson.com/law/Special%20Study%202013/Misra%202005%201%20cr %20app%20r%2021.pdf; http://www.bailii.org/ew/cases/EWCA/Crim/2004/2375.html .

5. Постановление палаты по уголовным делам Кассационного суда Франции от 12.09.2006 по уголовному делу № 05-86700 в отношении врача Вероник Y. 307 Пострадавшая Элиз Z. скончалась в своем доме в ночь с 28 на 29 января 2000 г. в возрасте 21 года. Смерть наступила в результате аспирации жидкости в легкие во время приступа диабетической комы .

После проведения соответствующих исследований выяснилось, что пострадавшая регулярно консультировалась у доктора медицины Вероник Y., специалиста в области эндокринологии, гинекологии и патологий репродуктивной системы, чьи действия в отношении пострадавшей повлекли за собой причинение смерти по неосторожности .

25 января 2000 г. врач Вероник Y. предписала пострадавшей Элиз Z., являвшейся её пациентом и страдавшей на тот момент сильной жаждой, употреблять четыре литра воды в день. При этом пострадавшая полагала, что в результате врач назначит проведение анализов на предмет оценки уровня содержания глюкозы в крови. Но необходимые анализы проведены не были, также не была осуществлена соответствующая диагностика состояния пациентки при помощи использования оборудования врачебного кабинета .

Таким образом, судьи пришли к выводу, что 25 января 2000 г .

Вероник Y., выполняя свои профессиональные обязанности, должна была и имела необходимые возможности определить наличие риска возникновения диабетической комы и возможности последующего наступления смерти Элиз Z., однако, в силу своей беспечности, не сделала указанного. И в результате Элиз Z. была причинена смерть по неосторожности .

В дальнейшем Вероник Y. обжаловала решение суда, однако апелляция была отклонена на том основании, что действия Вероник Y .

причинили действительный очевидный вред Элиз Z .

–  –  –

6. Постановление Государственного совета Французской Республики № 79027 от 10.04.1992 по делу «Мадам В. против клинической больницы Бельведер в Мон-Сен-Эньян» 308 Пострадавшей В., находившейся в состоянии беременности, было произведено кесарево сечение под анестезией, во время проведения данной операции у пострадавшей резко понизилось кровяное давление, а затем произошла остановка сердца. Были произведены реанимационные действия, однако в результате остановки сердца у пострадавшей наблюдались неврологические и физические повреждения, вызванные гипоксией мозга .

В результате проведения соответствующей экспертизы было установлено, что при проведении операции существовал риск кровотечения, в результате которого могло понизиться кровяное давление. Риск этот был известен лицам, проводившим операцию, а примененная анестезия является фактором, повышающим вероятность возникновения такого рода последствий .

Было также установлено, что после введения анестезирующих веществ кровяное давление понизилось, однако операция всё равно была проведена, и В. в результате возникших неврологических и физиологических последствий потеряла трудоспособность без какихлибо перспектив возвращения к той трудовой деятельности, которую она осуществляла до данной медицинской операции .

Государственный совет Франции присудил выплатить пострадавшей компенсацию причиненного вреда в размере 1 000 000 франков и её мужу компенсацию причиненного вреда в размере 300 000 франков .

CE, 10 avril 1992, № 79027, «Dame V. c. Hpital clinique du Belvdre de MontSaint-Aignan». – P. 510–511. http://www.conseil-etat.fr .

7. Решение отделения королевской скамьи Высокого суда правосудия Англии и Уэльса от 15.12.2011 по делу «Нараджи против Шелбурн М.Д. и других» 309 Профессиональный футболист Шару Нараджи во время тренировки 18 августа 2005 г. повредил правое колено, разорвав переднюю крестообразную связку. Он обратился за получением соответствующей медицинской помощи к хирургу-ортопеду доктору Бикерстаффу. После получения лечения по прошествии периода необходимой реабилитации Нараджи возобновил тренировки с целью участия в футбольном матче в составе своей команды. В сентябре 2006 года во время тренировочной игры имплант в колене разорвался после попадания по нему мячом. Нараджи обратился к другому хирургу, доктору Шелбурну, работающему в медицинской клинике, для проведения операции по реконструкции передней крестообразной связки колена 1 ноября 2006 года. Первоначально сразу после проведения операции Нараджи был удовлетворен своим физическим состоянием, однако в 2008 году ему пришлось также обратиться за получением соответствующей медицинской помощи к врачу Яри, специализирующемуся на лечении спортивных травм .

С 2007 года Нараджи не сумел продлить свой контракт с футбольным клубом и никогда больше не занимался профессиональным футболом полноценно .

В октябре 2009 года Нараджи подал иск против Шелбурна, медицинской клиники, в которой он осуществлял свою деятельность, а также против больницы, в которой находилась клиника, и против Яри, который не сообщил Нараджи, что ему требовалось проведение еще одной операции на колене. Нараджи утверждал, что по отношению к нему была проявлена халатность со стороны врачей во время выполнения хирургической операции по восстановлению связок колена и во время проведения соответствующей медицинской послеоперационной реабилитации .

При рассмотрении дела суд, в том числе, обратился к правовому понятию медицинской неосторожности через определение стандарта медицинской помощи, которое подразумевает, что небрежность, совершенная врачом, может иметь место в тех случаях, когда врач действует несоответственно стандартам оказания Решение отделения королевской скамьи Высокого суда правосудия Англии и Уэльса по делу «Нараджи против Шелбурн М.Д. и других» от 15.12.2011 [Case «Naraji v. Shelbourne MD & Ors», № (2011) EWHC 3298 (QB)] // http://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/QB/2011/3298.html .

своевременной медицинской помощи. То есть если врач действует в строгом соответствии с устоявшейся медицинской практикой, его нельзя обвинить в халатности. Таким образом, в данном случае необходимо было установить, насколько правильными с формальной точки зрения были действия врачей .

Если обратиться к качеству проведенной операции, то Нараджи указывал на то, что при проведении реконструкции связок было выбрано неправильное место (участок колена) для проведения определенных хирургических действий, однако, рассмотрев заявления экспертов, суд пришел к выводу, что такое место было выбрано для наиболее эффективного выполнения дальнейших действий и наиболее эффективного последующего функционирования колена Нараджи. Кроме того, расположение выбранного места находилось в традиционном диапазоне, обычном в соответствующей медицинской практике. Однако, рассмотрев все заявления и доказательства, суд пришел к выводу, что место проведения операции было выбрано некорректно в данном конкретном случае .

На этапе послеоперационной реабилитации все необходимые проведенные тесты показывали, что реабилитация проходит успешно, и никаких ухудшений отмечено не было .

Нараджи также подтвердил, что за день до того, как произошел сдвиг импланта, во время тренировки он упал на землю, не чувствуя боли, а на следующий день продолжил тренировки. Также было установлено, что Нараджи пропускал консультации и прохождение необходимых проверок и анализов из-за опасений не продлить контракт с футбольным клубом .

Кроме того, из докладов экспертов следовало также то, что пациенты с такого рода травмами далеко не всегда могут даже после проведения операции заниматься спортом на том же уровне, что и до получения травмы, таким образом, не была установлена причинноследственная связь между, как утверждал Нараджи, проведенной с проявлением халатности хирургической операцией и его неспособностью вернуться к занятиям профессиональным спортом .

Таким образом, иск футболиста Нараджи был удовлетворен лишь в части, касающейся проведения хирургической операции с проявлением халатности. В отношении ненадлежащего ведения послеоперационной реабилитации и связи между потерей Нараджи трудоспособности и халатными действиями врачей суд пришел к выводу о несостоятельности данных утверждений .

8. Решение Высокого суда Ирландии от 20.07.2007 по делу «Бирн против Райан» 310 Бриджет Бирн подала иск о возмещении вреда, причиненного ей в результате халатности, проявленной врачами во время проведения ей операции по стерилизации. Операция по стерилизации была проведена 16 декабря 1999 г. путем перевязки маточных труб .

После проведения операции истец родила двоих детей .

Истец потребовала возместить вред, возникший вследствие ненадлежащего проведения операции, а также возместить убытки, возникшие в результате воспитания детей. Перед судом встал вопрос о правомерности взыскания такого рода убытков в последнем случае .

Операция была проведена врачом Чарльзом Мюрреем, опытным специалистом в данной сфере .

Врач указал, что операция была стандартной и была проведена без осложнений. Однако во время проведения операции было обнаружено, что присутствуют спайки, которые могли бы осложнить результат операции. Обычно врачом в таких случаях назначалось прохождение обследований после операции, но в случае истца такого рода обследования назначены не были .

Однако при подробном рассмотрении видеозаписи процесса проведения операции было отмечено, что вместо иссечения маточной трубы истца им были иссечены лишь прилегающие ткани. Мюррей согласился с результатами рассмотрения видеозаписи, указав, что его действия не были небрежными и не содержали в себе проявления медицинской халатности, так как он был уверен, учитывая все внешние и иные признаки, в том, что осуществляет иссечение именно маточной трубы, вероятно, приняв за неё иные ткани, имеющие схожую форму .

Врач Питер Бойлан, осуществивший видеозапись проведения данной операции, прокомментировал действия Мюррея как ошибку в суждении .

Экспертами также было установлено, что Мюррей был убежден в правильности своих действий и в успешном исходе операции. Кроме того, приглашенные эксперты отметили, что такого рода операция не всегда имеет ожидаемые пациентом результаты и истец была Решение Высокого суда Ирландии по делу «Бирн против Райан» от 20.07.2007 (Case «Byrne v. Ryan», № [2007] IEHC 207) // http://www.bailii.org/ie/cases/IEHC/2007/H207.html .

предупреждена о возможности возникновения беременности, дав на то свое письменное подтверждение .

Однако суд отметил, что согласие истца на возможные последствия операции, не соответствующие её ожиданиям, не тождественно согласию на претерпевание последствий небрежности и халатности врача, проводившего операцию .

30 марта 2000 г. было обнаружено, что истец находится на третьем месяце беременности. Точную дату возникновения беременности определить абсолютно точно было невозможно, так как существует несколько способов расчета времени её начала. В первом случае можно считать, что беременность наступила после проведения операции, во втором, что истец уже была беременна на момент проведения операции. Экспертами было указано, что операция является неэффективной, если беременность уже наступила, и это является одним из рисков проведения данной операции. Однако истец об этом не была предупреждена, и никаких анализов проведено не было .

Таким образом, возник также вопрос о том, в результате чего именно возникли нежелательные для истца последствия – в результате ошибки врача, проводившего операцию, непосредственно во время её проведения, либо в результате небрежности, проявленной во время предоперационного периода .

Также перед судом встал вопрос о том, является ли возникновение второй беременности истца прямым следствием действий, связанных с проведением операции, либо следствием некорректной консультации врачей, сообщивших, что беременность уже существовала на момент перевязки маточных труб, и тем самым введших истца в заблуждение, что следующая беременность не возникнет .

Что касается возмещения расходов на воспитание детей, то прецедентное право практически не допускало такую возможность, так как беременность нельзя приравнять к физической травме, особенно, при условии рождения здорового ребенка, к тому же, рожденные в результате некорректно проведенной операции дети были любимы своими родителями и остальными членами семьи .

Однако суд указал, что «в некоторых отдельных случаях возмещение убытков при рождении абсолютно здоровых детей возможно» .

Кроме того, суд признал право истца на возмещение расходов и вреда от проведения повторной операции по стерилизации в 2002 году .

По решению суда истцу была выплачена денежная компенсация в размере 90 000 евро за проведение повторной операции по стерилизации, а также за «неудобства, причиненные истцу возникновением обеих беременностей и рождением детей» .

В удовлетворении части иска в части возмещения расходов на воспитание детей истцу было отказано .

9. Решение Палаты лордов Соединенного Королевства от 13.11.1997 по делу «Болито против Управления здравоохранения Лондона и Хэкни» 311 Дело касалось вопросов подхода к правовому определению понятия медицинской халатности .

Иск был подан по поводу ненадлежащего обращения врачей с двухлетним Патриком Болито в ночь с 16 на 17 января 1984 г. Патрик получил значительные повреждения головного мозга в результате остановки сердца из-за дыхательной недостаточности .

Патрик был направлен 11 января 1984 года в больницу Святого Варфоломея, заболев крупом, и ему была оказана медицинская помощь врачом Хорн и врачом Роджер. 15 января он был выписан домой .

Вечером 16 января у Патрика начались трудности с дыханием, наблюдались хрипы при дыхании, и он повторно был направлен в больницу святого Варфоломея .

Утром 17 января было отмечено улучшение состояния его здоровья, однако поступление воздуха с левой стороны было затруднено .

В 12:40 произошло резкое ухудшение состояния здоровья Патрика, были отмечены сильные хрипы, кожные покровы резко побелели, но при этом он продолжал разговаривать. Медсестра, находившаяся с ним, отметила, что его голос звучал так, будто бы чтото застряло в его горле. Медсестра позвонила врачу Хорн, которая незамедлительно осмотрела Патрика. Через некоторое время приступ прошел, однако в 14:00 снова повторился, о чем медсестра сообщила Решение Палаты лордов Соединенного Королевства по делу «Болито против Управления здравоохранения Лондона и Хэкни» от 13.11.1997 (Case «Bolitho v. City and Hackney Health Authority», № [1997] UKHL 46; [1998] AC 232; [1997] 4 All ER 771;

[1997] 3 WLR 1151) // http://www.bailii.org/uk/cases/UKHL/1997/46.html .

врачу Хорн, которая проинформировала её о том, что находится в настоящее время с другими пациентами, и велела сообщить об этом врачу Роджер. Сообщение о втором приступе Патрика врачу Роджер не было доставлено, поскольку у её пейджера разрядились батарейки .

Второй приступ прошел так же быстро, как и первый .

Третий приступ произошел в 02:30. Кожные покровы Патрика побелели снова, он начал плакать и волноваться. Сиделка, находившаяся с ним, направилась к медсестре сообщить о его состоянии. Медсестра проинформировала его лечащих врачей об указанных изменениях посредством отправки сообщений на их пейджеры и в тот же момент услышала сигнал сирены, незамедлительно вызвав реанимационную бригаду. Прибыв на место, они обнаружили, что Патрик упал, его дыхательная система была заблокирована, он не мог дышать, в результате чего у него произошла остановка сердца .

Патрик был реанимирован, но до восстановления работы сердца и дыхания прошло около девяти-десяти минут, в результате чего получил серьёзные повреждения головного мозга .

Впоследствии Патрик скончался, и иск против действий медицинских работников подала его мать. Решение было вынесено не в её пользу, и она обжаловала его в Палату лордов Соединенного Королевства .

Палата лордов пришла к выводу, что врачом Хорн были нарушены её профессиональные обязанности, поскольку она не оказала надлежащую медицинскую помощь после получения информации о состоянии здоровья Патрика .

Перед Палатой лордов встал вопрос, можно ли было предотвратить сердечный приступ, если бы все медицинские работники, имеющие к этому случаю прямое отношение, выполняли бы свои профессиональные обязанности надлежащим образом. То есть существовала ли причинно-следственная связь между наступлением тяжких негативных последствий и проявлением халатности со стороны врача .

Палата лордов пришла к выводу о том, что если бы была проведена соответствующая медицинская процедура, как только было отмечено ухудшение здоровья Патрика, блокировка дыхательной системы и, как следствие, остановка сердца, не произошли бы .

Адвокаты обвиняемой, однако, указывали на то, что, за исключением двух случаев незначительной продолжительности, Патрик чувствовал себя хорошо, и не было объективной настоятельной необходимости данную процедуру проводить .

Таким образом, перед Палатой лордов встал также вопрос о том, явилось ли непроведение данной медицинской процедуры проявлением халатности со стороны врача, или же соизмерением необходимости и возможных последствий, оказавшимся впоследствии ошибочным, так как, по указанию экспертов, данная процедура не является обычной и рутинной, сама по себе она несёт риск причинения вреда здоровью, тем более для ребенка такого малого возраста .

Палата лордов не усмотрела проявления халатности в действиях медицинских работников, таким образом, апелляция, поданная матерью Патрика Болито, была отклонена .

10. Решение отделения королевской скамьи Высокого суда правосудия Англии и Уэльса от 26.02.1957 по делу «Болам против Комитета по управлению больницей Фриерна» 312 Болам являлся пациентом психиатрической клиники и дал согласие на проведение электрошоковой терапии. При проведении терапии не было применено никаких иных форм удерживания пациента, кроме как поддерживания руками его подбородка и плеч, также по обе стороны кушетки стояли медсестры на случай падения пациента. В результате того, что лекарство, обеспечивающее расслабление мышц тела пациента во время проведения терапии, не подействовало, а оказываемое удержание его тела не было достаточным в данном случае, пациент во время проведения электрошоковой терапии двигался и тем самым нанес себе серьёзные травмы .

Пациент подал иск о компенсации вреда, причиненного ему в результате совершения медицинскими работниками халатности в виде необеспечения действия релаксирующего лекарства перед проведением терапии, неудержанием его тела во время проведения терапии, а также в виде непредупреждения пациента о возможных рисках подобного рода, связанных с проведением терапии .

При рассмотрении дела большое внимание было уделено определению понятия халатности и небрежности в действиях врачей .

Решение отделения королевской скамьи Высокого суда по делу «Болам против Комитета по управлению больницей Фриерна» от 26.02.1957 (Case «Bolam v .

Friern Hospital Management Committee», № [1957] 2 All ER 118) // http://oxcheps.new.ox.ac.uk/casebook/Resources/BOLAMV_1%20DOC.pdf .

Суд пришел к выводу, что в законе небрежность в действиях человека, не связанного профессиональными обязанностями, означает несовершение или совершение каких-либо действий, которые в данной ситуации обычный разумный человек, соответственно, должен был бы совершить, или, наоборот, не должен был совершать. То есть за стандарт берется поведение совершенно обычного человека, не отличающегося выдающимися способностями .

Таким образом, в случае определения проявления халатности врачом следует учитывать его профессиональные навыки и знания, а также брать за основу стандартное поведение человека, обладающего данными навыками и знаниями. Таким образом, врач не должен обладать высочайшим уровнем мастерства и знаний в своей профессии, чтобы его действия не признали халатными, достаточно, чтобы его навыки и знания находились на стандартном уровне .

Таким образом, суд установил, что при предоставлении лекарства и осуществлении удерживания тела пациента на месте, медицинскими работниками осуществлялись соответствующие действия в рамках обычной общепринятой медицинской практики .

Что касается непредупреждения пациента о возможных рисках, связанных с проведением терапии, врач, проводивший ее, указал, что обычно он информирует о подобного рода рисках почти всех своих пациентов, однако иногда такое информирование не производится изза опасений за состояние здоровья пациентов, которые могут слишком нервозно отнестись к такого рода информации .

Такую точку зрения по данному вопросу подтвердили и приглашенные эксперты в данной области .

В данных действиях суд также не усмотрел проявлений халатности в действиях врачей .

Данное решение установило принцип, в соответствии с которым нельзя признать, что в действиях врача присутствовала халатность или небрежность, если он действовал соответственно общепринятым в медицине представлениям (даже если одно из таких представлений по поводу осуществления врачебной деятельности активно поддерживается лишь сравнительно небольшой частью медицинского сообщества, но при этом признается/допускается медицинским сообществом в целом). Таким образом, рассматриваемое решение установило еще один нормативный стандарт оказания медицинской помощи .

11. Решение Палаты лордов Соединенного Королевства от 02.07.1988 по делу «Хотсон против Управления здравоохранения Восточного Беркшира» 313 На момент рассмотрения дела по апелляции, поданной Управлением здравоохранения, в 1987–1988 годах ответчик был в возрасте 23 лет. 26 апреля 1977 г. истцу было тринадцать лет, во время перерыва во время занятий в школе, в которой он проходил обучение, он залез с помощью веревки на дерево, к которому она была прикреплена, истец не удержал веревку и упал на землю с высоты 12 футов. В результате падения произошел острый травматический перелом эпифиза левой бедренной кости .

В течение часа истец был доставлен в больницу Святого Луки в Мейденхэде. Медицинский персонал больницы произвел осмотр истца, во время которого им не было обнаружено каких-либо травм .

Истец был направлен домой. В течение пяти дней после падения истец испытывал сильную боль. 1 мая 1977 г. истец был повторно отправлен в больницу на осмотр. Был произведен осмотр с помощью использования рентгена, и по результатам обследования был поставлен правильный диагноз. Истца незамедлительно положили на вытяжку и в экстренном порядке направили в больницу Хезервуд, где на следующий день была произведена соответствующая операция, в ходе которой было устранено смещение, возникшее при переломе, а также были осуществлены действия по соединению и закреплению краев перелома .

После проведения указанных медицинских процедур обнаружилось, что в месте перелома возник аваскулярный некроз кости бедра .

Аваскулярный некроз возникает в результате недостатка кровоснабжения эпифиза бедренной кости и вызывает в результате деформацию головки бедренной кости при её дальнейшем формировании, что в дальнейшем приводит к той или иной степени неработоспособности тазобедренного сустава с некоторой прогнозируемой вероятностью возникновения и обострения остеоартрита тазобедренного сустава .

Решение Палаты лордов Соединенного Королевства по делу «Хотсон против Управления здравоохранения Восточного Беркшира» от 02.07.1988 (Case «Hotson v. East Berkshire Area Health Authority», № [1988] UKHL 1) // http://www.bailii.org/uk/cases/UKHL/1988/1.html .

Истец подал иск против Управления здравоохранения, которое, как он полагал, проявило халатность при определении диагноза во время обследования пациента, получившего травму .

В марте 1985 года было вынесено решение, предписавшее ответчику выплатить денежную компенсацию в размере 150 фунтов стерлингов за вред, причиненный в результате того, что истец в течение нескольких дней после падения испытывал сильную боль изза некорректно поставленного на тот момент диагноза .

Однако вина Управления здравоохранения в отношении иного причиненного вреда, в том числе того, который с определенной долей вероятности мог бы возникнуть впоследствии, в полной мере признана не была. Суд мотивировал такое решение тем, что даже если бы диагноз был поставлен верно с самого начала, вероятность того, что возник бы аваскулярный некроз и сопутствующие последствия, включая разного рода неблагоприятные прогнозы по поводу последующего состояния здоровья истца, являлась слишком высокой и составляла около 75 % .

Соответственно, вероятность полного выздоровления истца составляла 25 %, на основании и с учетом чего судом была произведена оценка вреда, подлежащего компенсации. Суд обязал Управление здравоохранения выплатить денежную компенсацию в размере 11 500 фунтов стерлингов, составляющих 25 % от общей суммы, в которую оценивался причиненный истцу вред .

Управлением здравоохранения был обжалован данный пункт решения в 1986 году, однако апелляция была отклонена .

В 1987 году Управлением здравоохранения была подана апелляция в Палату лордов .

Палата лордов при вынесении решения отметила, что основным вопросом при рассмотрении данного дела является вопрос определения причинно-следственной связи между тем, что в течение пяти дней истец испытывал боль в результате некорректно поставленного диагноза и развитием у него впоследствии аваскулярного некроза .

В результате рассмотрения заявлений экспертов было выяснено, что аваскулярный некроз мог возникнуть в результате разрыва слишком большого количества кровеносных сосудов либо в результате того, что кровеносные сосуды, оставшиеся неповрежденными, которые могли осуществлять кровоснабжение эпифиза, оказались перекрытыми в результате давления, оказываемого тазобедренным суставом в результате возникновения гематомы или кровоизлияния. Кроме того, экспертами было отмечено, что шансы избежать возникновения аваскулярного некроза даже в случае экстренного обеспечения необходимой медицинской помощи были крайне малы. Вероятность избежать возникновения некроза была определена экспертами в 40 %. Эксперт со стороны апеллянта указывал на то, что возникновение аваскулярного некроза явилось предсказуемым обычным последствием получения такого рода травмы .

Палата лордов пришла к выводу, что не существует настолько тесной причинно-следственной связи между тем, что истцу первоначально был поставлен некорректный диагноз, и возникновением аваскулярного некроза .

Палата лордов удовлетворила апелляцию .

12. Решение Палаты лордов Соединенного Королевства от 10.03.1988 по делу «Уилшер против Управления здравоохранения Эссекского района» 314 Истец, Уилшир, был рожден 15 декабря 1978 г. весом в 1200 граммов. Первые недели жизни, будучи недоношенным, он страдал от разного рода типичных для такого состояния заболеваний и был подвержен множеству рисков. Самым значительным возможным неблагоприятным последствием была смерть либо существенные повреждения головного мозга в связи с нарушением снабжения мозга кислородом. В результате тщательного надлежащего медицинского ухода в больнице, в которой он находился, Уилшир выжил и сохранил все функции головного мозга .

Однако предотвратить возникновение ретролентальной фиброплазии, неизлечимого патологического состояния сетчатки глаз, врачам не удалось, в результате чего Уилшир остался полностью слепым на один глаз и с тяжелыми нарушениями зрения во втором глазу. Уилшир подал иск против Управления здравоохранения Эссекского района, которому подотчетна больница, в которой он проходил реабилитацию .

Иск был основан на утверждении Уилшира, что такое состояние его сетчатки явилось следствием избытка кислорода в его крови, Решение Палаты лордов Соединенного Королевства по делу «Уилшер против Управления здравоохранения Эссекского района» от 10.03.1988 (Case «Wilsher v Essex Area Health Authority», № [1988] 1 AC 1074) // http://www.bailii.org/uk/cases/UKHL/1987/11.html; http://www.elawresources.co.uk/Willsher-v-Essex-Area-Health-Authority.php .

подаваемого искусственно в первые недели его жизни, в результате халатности медицинского персонала. В ходе рассмотрения дела были привлечены в качестве экспертов двое врачей-педиатров и двое врачей-офтальмологов, которые обладали значимым статусом в медицинском сообществе .

В результате рассмотрения их заявлений выяснилось, что проявление халатности могло быть допущено в двух эпизодах времени, в течение которого Уилшир находился на реабилитации в больнице. Во-первых, в первые 38 часов после рождения в ходе измерения уровня кислорода в крови в ходе его подачи была допущена небрежность в виде некорректного расположения датчика кислорода, в результате чего уровень кислорода в крови поднялся .

Во-вторых, между 20 декабря 1978 г. и 23 января 1979 г .

произошло пять случаев проявления халатности в ходе исполнения врачами и медицинскими сестрами своих профессиональных обязанностей, позволивших уровню кислорода в крови Уилшира подняться выше допустимого значения .

Суд счел, что Управление здравоохранения Эссекского района является виновным в наступлении такого рода последствий в результате проявления халатности со стороны медицинского персонала и обязал Управление выплатить денежную компенсацию за вред, причиненный здоровью Уилшира, в размере 116 199 фунтов стерлингов .

Управление здравоохранения обжаловало данное решение, но апелляция была отклонена. Далее Управление здравоохранения обратилось с апелляцией в Палату лордов Соединенного Королевства .

Палата лордов обратилась к определению причинноследственной связи между действиями врачей и возникновением неблагоприятных последствий для состояния здоровья Уилшира .

Во-первых, было исследовано заявление экспертов о том, что такого рода заболевание, как ретролентальная фиброплазия, является обычным возможным последствием рождения раньше положенного срока вне зависимости от того, подается ли кислород искусственно вообще .

Палата лордов пришла к выводу, что возникновение ретролентальной фиброплазии Уилшира могло быть вызвано проявлением халатности медицинского персонала в той же мере, как и иными причинами, включая состояние других внутренних органов Уилшира на тот момент, а также явиться естественным следствием рождения раньше срока, и доказать причинно-следственную связь между повышением уровня кислорода в крови Уилшира в результате ненадлежащих действий медицинского персонала и возникновением патологического состояния его сетчатки глаз невозможно .

Палата лордов удовлетворила апелляцию Управления здравоохранения Эссекского района .

13. Решение отделения королевской скамьи Высокого суда правосудия Англии и Уэльса от 08.11.1967 по делу «Барнетт против Комитета по управлению больницей Кенсингтона и Челси» 315 Медсестре отделения скорой помощи больницы поступило сообщение от троих мужчин, осуществляющих трудовую деятельность в качестве ночных сторожей, о том, что в течение последних трех часов после употребления чая у них была сильная рвота. Медсестра передала данное сообщение по телефону врачу отделения скорой помощи больницы, занимающемуся приёмом пациентов, который проинструктировал её передать мужчинам сообщение о том, что они в таком случае должны пойти по домам и вызвать врачей на дом .

Мужчины ушли, и около пяти часов спустя один из них скончался от отравления мышьяком, который был помещен в выпитый им чай .

Количество мышьяка было таковым, что вероятность наступления смертельного исхода была крайне высокой даже в случае незамедлительного его помещения в палату больницы, в которой он находился, и оказания необходимой медицинской помощи .

Перед судом встал вопрос о том, чем именно была вызвана смерть, неоказанием надлежащей медицинской помощи или принятием фатальной дозы мышьяка, которая вызвала бы его смерть в любом случае, а также вопрос, каким именно образом была вызвана смерть мужчины, поскольку от решения этого вопроса прямо зависело установление виновности врача, который мог бы предотвратить наступление такого рода последствий .

Приглашенный эксперт заявил, что смерть в результате отравления мышьяком наступает в двух случаях, либо в результате обезвоживания, либо в результате нарушения ферментативных Решение отделения королевской скамьи Высокого суда по делу «Барнетт против Комитета по управлению больницей Кенсингтона и Челси» от 08.11.1967 (Case «Barnett v. Chelsea and Kensington Hospital Management Committee», № [1969] 1 QB 428) // http://law-uk.info/2012/03/barnett-v-chelsea-and-kensingtonhospital-management-committee-1969-1-qb-428/ .

процессов организма, и во втором случае была вероятность предотвратить наступление летального исхода путем применения конкретного противоядия .

Также экспертами было отмечено, что в случае с потерпевшим определить необходимость применения данного противоядия можно было только после его смерти .

Суд пришел к выводу, что врач, которому было передано сообщение об ухудшившемся состоянии здоровья ночных сторожей, должен был на основании предоставленной ему информации сделать вывод о том, что мужчины, возможно, страдают от отравления, поскольку их состояние демонстрировало классические его признаки, и принять все необходимые меры по оказанию надлежащей медицинской помощи .

Суд также столкнулся с вопросом, насколько были вообще правомерны действия врача .

Так, с одной стороны, суд отметил, что государственные структуры, берущие на себя обязательства по предоставлению медицинской помощи, должны оказывать её каждому, кому это помощь крайне необходима, в разумных пределах .

С другой стороны, суд отметил, что, в принципе, требующей уточнения является правовая связь между отделением скорой помощи больницы и тремя мужчинами, которые среди ночи, беспрепятственно в него войдя, обратились к медсестре, и что требует уточнения также вопрос о том, породило ли такое обращение обязанность со стороны больницы оказать медицинскую помощь .

Суд пришел к выводу, что между мужчинами и больницей существовали правоотношения, обязывающие медсестру и врача поступить в данной ситуации таким образом, как поступил бы любой разумный человек, учитывая состояние здоровья мужчин на момент их обращения в больницу, на основании хотя бы даже физической близкой расположенности больницы относительно местонахождения мужчин на тот момент .

Также суд, изучив действия врача, отметил, что, так как посетители подобных отделений больниц в целом зачастую злоупотребляют вызовами такого рода врачей в случаях незначительной тяжести, существуют правила, в соответствии с которыми врач отделения скорой помощи больницы, занимающийся приёмом пациентов, не обязан приходить к пациентам в тех случаях, когда пациенту лечение уже было назначено каким-либо другим врачом или в случаях, когда медсестра самостоятельно может справиться с оказанием медицинской помощи пациенту. Но в отношении данного случая суд пришел к выводу, что врач сообщение медсестры о таких симптомах, проявляющихся у мужчин, проигнорировать никак не мог и не должен был .

Суд пришел к выводу, что врач отделения скорой помощи больницы, занимающийся приёмом пациентов, проявил халатность в своих действиях, даже без учета того, явилось ли такое проявление халатности причиной смерти мужчины .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Рязанский государственный универ...»

«Дробышев Алексей Викторович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ВО ВРЕМЯ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ 1853ГГ. В статье рассматриваются основные направления деятельности Русской Православной Церкви по взаимодействию с армией в середине XIX века на основе сложившейся системы отношений военного времени. Показано, что Русская Правос...»

«I. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ 1.1. Общая характеристика учреждения Полное наименование образовательного муниципальное автономное общеобразовательное учреждения учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 12 с углубленным изучением немецкого языка " г. Перми Краткое наиме...»

«СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ им. М.В. ЛОМОНОСОВА за 2012 год МОСКВА Физический факультет МГУ СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ ЗА 2012 ГОД Справочное издание Составители: Н.Б. Баранова, В.Л. Зе...»

«Электронная образовательная среда август-сентябрь 2015 Москва Электронная образовательная среда Введение Электронная образовательная среда (ЭОС) подразумевает ИКТ-инфраструктуру, включающую совокупность программно-аппаратных средств для обеспечения эффектив...»

«ОТЧЕТ о научно-исследовательской работе Саратовского филиала Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук за 1 квартал 2017 г.1. Промежуточные результаты по продолжающимся темам научных исследований с указанием отчетной печатной продукции темам (краткое, строго 5 строк, о...»

«Петряшов Дмитрий Сергеевич ДОГОВОР НА ВЫДАЧУ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ОБСЛУЖИВАНИЕ БАНКОВСКОЙ КАРТЫ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«Сведения о научном руководителе, официальных оппонентах и ведущей организации по диссертации Плотникова Владимира Валериевича Научный руководитель: Тужба Эмир Нодариевич, доктор социологических наук, доцент.Официальные оппоненты: Михайлов Андрей Павлович доктор социоло...»

«ОБЩЕСТВО ПОЧВОВЕДОВ ИМ. В.В. ДОКУЧАЕВА Информационный листок № 7 (март 2017) Новости кратко Выборы новых председателей и заместителей подразделений Международного союза наук о почве Открыта выборная к...»

«Министерство образования и науки РФ Государственное федеральное бюджетное образовательное учреждение высшего Форма профессионального образования Ульяновский государственный университет Процессуальные Ф – Аннотация рабочей программы решения в уголовном праве АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ "Про...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОННОСТИ ПРИ ПРИЕМЕ, РЕГИСТРАЦИИ, ПРОВЕРКЕ И РАЗРЕШЕНИИ ЗАЯ...»

«Course title Практика русской речи (говорение и аудирование, письмо) Form* Семинар Level of course Бакалавриат Year/semester 2014/2015 летний семестр (I курс) ECTS 2+1 Language of Русский instruction No. of hours 60 + 30 Course content Письмо: Лексико-грамматические упражнения, перевод, создание к...»

«О.С.Левин, Д.Р.Штульман НЕВРОЛОГИЯ Справочник практического врача 9 е издание Москва "МЕДпресс информ" УДК 616.8(035) ББК 56.12я2 Л36 Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в любой форме и любыми средствами...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД о деятельности муниципального дошкольного образовательного учреждения г. Мурманска детского сада комбинированного вида № 84 за 2010 год.1. Общая характеристика Учреждения: Тип: дошкольное образовательное учреждение Вид: ком...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АРХИВНОЕ АГЕНТСТВО ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ АРХИВНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ВЫШЕДШИЕ В СВЕТ в 2006-2010 гг. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ Составители: Т.С. Буякевич, Э.Л. Гараненкова Москва –...»

«Библиотечка библиотекаря “.Знание состоит не столько в запасе cведений, сколько в умении найти нужные сведения в книгах”. В. Я. Брюсов. Библиотечное дело постоянно развивается и совершенствуется. Учебно-методический совет вузов России по образованию в области библиотечно-информационной деятельности рекомендует профильн...»

«Изюрьев С.А. 2 курс дневного отделения Санкт Петербургского государственного университета Право на неприкосновенность частной жизни публичных лиц Аннотация: в данной работе проведена граница между частными и публичными лицами и определены пределы их частной жизни. Автором рассматрив...»

«Руководство пользователя самсург сэ0168 2-04-2016 1 Настилы телеграфируют насчет фототрансформатора? Пригородное рубцевание недопустимо гуртом починит. Гидролизуется ли наподобие лицо пленительно ерзавшее хозяйствование трагично не воплотившейся насадки? Над...»

«С.П. Матвеев СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ И РАЗВИТИЯ МОНОГРАФИЯ Воронеж —2011 Н а у ч н ы й р е д а к т о р : Ю.Н. Старилов, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, заведующий кафедрой адми...»

«Администрация города Магнитогорска Муниципальное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 3" города Магнитогорска 455001, Челябинская обл., г. Магнитогорск, ул. Московская, д. 26, корп. 2 телефон: (3519) 20-58-92, e-mail: sch3@mgn.ru 1. Общие положения 1.1. Настоящ...»

«СОИБОВ ЗАЙНИДДИН МАХМАДШАРИФОВИЧ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН Специальность: 12.00.14 – Административное право, административный процесс Диссертация на соискание ученой степе...»

«Некоторые дополнения к статье А. В. Шамарина "Великое Славословие" и к вопросу о наречной редакции В календаре Древлеправославной Поморской Церкви на 2016 год помещена статья о пении Великого Славословия "в одно лицо", написанная уст...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 528 800 C2 (51) МПК F01L 7/02 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладатель обязуется заключить договор об отчу...»

«I. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА. Нормативно-правовые документы: Рабочая программа по географии для воспитанниц 10-х классов разработана на основе: Закона "Об образовании в РФ" (Федеральный закон от 29.12.2012 N 273ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" Федерального компонента государственного образовательного стандарта основно...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.