WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«в зеркале времени (трансформация облика МАзАРА ходЖа данийара в самарканде) Среди многочисленных почитаемых мусульманских мест паломничества и поклонения (мазаров) Самарканда особое ...»

Н. С. Терлецкий

сакральное Пространство

в зеркале времени (трансформация облика

МАзАРА ходЖа данийара в самарканде)

Среди многочисленных почитаемых мусульманских мест паломничества и поклонения (мазаров) Самарканда особое положение занимает погребение Ходжа Данийара. Оно располагается на

северо-восточном краю городища Афрасиаб на склоне лёссового

холма над ручьем Оби-Машат. Этот объект является одним из самых известных святых мест города, привлекающих значительное

число паломников, он также включается в число обязательных пунктов каждого туристического маршрута .

Относительно происхождения и эпонима мазара существует несколько версий. На вопрос о принадлежности данного захоронения большинство местных жителей отвечает, что это могила пророка Данийара/Данийала (Даниёр/Даниёл-пайкамбар) — персонажа мусульманской агиографии, образ которого перекликается, а порой совпадает с библейским пророком Даниилом (Даниэлем) [Vajda 1999]. Относительно действительного места захоронения пророка существует несколько противоречивых версий. Помимо Самарканда на право называться последним пристанищем Даниила претендуют еще несколько городов. Согласно наиболее распространенному мнению, пророк значительную часть своей жизни провел в Вавилоне, а в преклонном возрасте переехал в Сузы (современный Шуш, Тустар), где и умер и был похоронен в царской усыпальнице. По другим версиям, он скончался в Экбатане (Хамадан) или самом Вавилоне. В соответствии с другой, весьма фантастичной легендой Данийар был отпущен вавилонским правителем Навуходоносором в Самарканд, где умер и обрел вечный покой. Еще менее правдоподобным кажется рассказ о том, что пророк был захоронен здесь, поскольку был назначен ахеменидским правителем на службу в Согдиану, в состав которой входил тогдашний Самарканд .



Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН По другой версии появления могилы в Самарканде, останки Данийара были вывезены из Суз амиром Тимуром во время «семилетнего» военного похода на запад (802–807/1399–1404) и перезахоронены по его приказу. В другой версии данного предания в свою столицу Тимур перевез не мощи, а землю с места захоронения в Сузах. Выбор места для нового погребения был обусловлен тем, что именно в этой точке на окраине Афрасиаба остановился верблюд (по другой версии лошадь), перевозивший прах .

Сочинение Мир Абу Тахира Ходжи Садра Самарканди «Самарийа», написанное в 30-х гг. XIX в. и содержащее ценные данные о мусульманских святынях Самарканда, дает следующие сведения о рассматриваемом объекте: «Мазар Ходжа Данийара находится за чертой города Самарканда, внизу северной стены городища Афрасиаб. Недалеко от мавзолея течет знаменитая река Сиаб. Простолюдины называют эту могилу могилой Пророка Данийара, но его могила находится в Мосуле. Говорят, что эта могила одного из сподвижников Кусама б. ‘Аббаса, да будет милостив к нему Аллах! Могила покрыта камнями из Зеравшана. Говорят, что Ходжа Данийар был очень благочестивым. Со стороны головы мазара, ближе к речке Сиаб есть и родник Ходжа Данийара, да будет к нему милостив Аллах!» [Абу Тахир Ходжа 1899: 142]. Таким образом, мазар связывается с неким приближенным Кусама б. алАббаса б. ал-Мутталиба ал-Хашими (ум. 57/677 г.) — двоюродного брата и сподвижника пророка Мухаммада, который, согласно некоторым источникам, умер при осаде арабами Самарканда, его предположительная могила (Шах-и Зинда) располагается на другой стороне Афрасиаба .

Любопытную информацию относительно мазара Ходжа Данийара дает нам источник XII в., носящий название «Малая Кандия» и представляющий собой краткую редакцию на персидском языке труда богослова Аби Хафса Наджм ад-Дина ‘Умара б. Мухаммада ан-Насафи ас-Самарканди «ал-Канд фи та’рих-и Самарканд», или сокращенно «ал-Канд» («Кандия»). В свою очередь «Кандия» является продолжением труда «Та‘рих-и Самарканд», автором которой был Абу-Са‘ид ‘Абд ар-Рахман б. Мухаммад ал-Идриси (ум. 405/1015) (cм.: [В.В. Бартольд, Туркестан, 16]) .

Составитель «Малой Кандии» Абу-л-Фазл Мухаммад б. ‘Абд алЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН Джалил б. ‘Абд ал-Малик б. Хайдар ас-Самарканди, в частности, сообщает: «Существует предание, что Ходжа Абди Дарун1 говорил: “Пророк из пророков Божиих перешел реку Джейхун (Амударью. — Н.Т.) и достиг города, который называется Самаркандом .

Население Самарканда оказывало ему уважение. Он поселился здесь и умер в Самарканде. Его похоронили на берегу арыка Бухара. Он был искусный гадальщик. Его по-арабски называли “Табба наби” (пророк Табба)2. Пророк сказал: “Я Мухаммад, сын ‘Абдаллаха совершенство познания мира сокровенного обрел у его могилы”. И каждый, кто желает сделаться одаренным откровением, тому следует каждую пятницу, после пятничного намаза прислуживать на мазаре того пророка. Условие относительно хождения вокруг мазара таково: хождение это следует совершать один раз в каждую пятницу. Впрочем, Бог лучше знает» [Абу-л-Фазл асСамарканди 1905: 260] .

Еще одна версия предполагает, что мазар является местом погребения местного праведника по имени Данийар, снискавшего своим благочестием уважение жителей и не имеющего отношения ни к пророку Данийалу, ни к сподвижнику Кусама б. ‘Аббаса, ни к загадочному пророку Табба. Как бы то ни было, культ данного мазара, по всей видимости, возник еще в средневековье, а ко второй половине XIX в. он был одной из популярных святынь Самарканда .

Целью предложенной вниманию заметки является рассмотрение изменения на протяжении обозримого прошлого внешнего облика мазара Ходжа Данийара, а также смыслового наполнения связанных с объектом легенд. Особое внимание уделяется периоду с 2008 по 2013 г., на протяжении которых автор в ходе полевых исследований в составе Центральноазиатской этнографической экспедиции МАЭ имел возможность лично наблюдать происходившие с памятником трансформации .

Фотоиллюстративные материалы дают нам возможность увидеть, как выглядел мазар на момент прихода в Самарканд русПочитаемый самаркандский богослов Ходжа ‘Абд ал-Маз ад-Дин; его погребение — мазар Ходжа Абди Дарун — популярныое место паломничества .

Возможно, это имя связано с арабским глаголом «табба» — «лечить, излечивать» .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН ских. Одно из наиболее старых изображений объекта встречается в Туркестанском альбоме [Туркестанский альбом. 1872. Ч. 2. Т. 2 .

Л. 107. № 334], основным составителем которого был российский востоковед Александр Людвигович Кун, работавший совместно с Николаем Венедиктовичем Богаевским. Съемка была проведена в период между 1865 и 1872 гг. Территория мазара, расположенного на небольшой относительно ровной площадке, ограниченной с одной стороны крутыми склонами холма, а с другой — обрывом, спускающимся к ручью, огорожена невысокой (ниже человеческого роста) глинобитной оградой. Вход внутрь комплекса ведет через крытые ворота. На территории мазара находится несколько одноэтажных построек (по всей видимости, хозяйственного назначения), возведенных из сырцового кирпича с плоскими кровлями .

Также можно наблюдать собранный из жердей остов сооружения, служащего, вероятно, летним укрытием от солнца. Главный объект паломничества, собственно могила почитаемого праведника, представляет собой относительно невысокое вытянутое сооружение со сводчатым перекрытием типа саганы. Головная часть могилы заканчивается более высоким глухим прямоугольным порталом с двускатным верхом. К сожалению, качество и масштаб снимка не позволяют определить, из чего возведена наземная могильная постройка, покрыта ли она «камнями из Зеравшана», как указано у автора «Самарии», или же, что более вероятно, построена из кирпича и глины. Могила практически строго ориентирована на юго-запад, по кибле (направлению на Мекку). Рядом с захоронением у изголовья расположено несколько вертикально установленных шестов (тугов). На их верхушках установлены горизонтальные перекладины, к которым привязаны металлические шары с прикрепленными конскими хвостами (или хвостами яков), а также полотнища материи. Всего на фотографии видны четыре туга, их высота по приблизительным оценкам составляет от пяти до пятнадцати метров. Рядом с могилой со стороны изголовья располагается также сооружение цилиндрической формы, чуть сужающееся кверху, выстроенное из кирпича и увенчанное куполом с навершием. Высота постройки достигает, судя по росту стоящего рядом взрослого человека, около двух с половиной — трех метров. По форме и месторасположению данного объекта можно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН с высокой долей вероятности утверждать, что перед нами чирагдан или, скорее, чираг-хана — сооружение, предназначенное для возжигания огня у могил почитаемых мусульманских праведников (см.: [Бабаджанов, Некрасова 1999: 103]) .

Выбранный фотографом ракурс не дает возможности точно определить размеры сооружения, более наглядную картину в этом отношении предоставляет нам другой снимок, также относящийся к последней четверти XIX столетия. К сожалению, более подробной атрибутации данного фотоисточника пока произвести не удалось. По незначительным изменениям деталей можно говорить, что он был сделан после снимка, вошедшего в Туркестанский альбом. На снимке изображено крупным планом могильное сооружение на мазаре Ходжа Данийара. Его форма и внешний облик совпадает с теми, что были и на первом снимке, однако крупный план позволяет лучше рассмотреть детали. Поверхность надгробия гладко оштукатурена и побелена, на полукруглом перекрытии у портала (т.е. над изголовьем могилы) навалена куча камней. Высота портала составляет около трех метров, ширина надгробия около двух метров, а длина постройки, очевидно, превышает более пятнадцати метров .

Столь внушительные размеры могильного сооружения (аналоги которому встречаются на нескольких мазарах как Центральной Азии, так и других регионов мусульманского мира) объясняются несколькими причинами. Среди множества факторов, обусловливающих подобную традицию, можно выделить, в частности, распространенные народные представления о праведниках как о людях богатырского телосложения. Этот укоренившийся в сознании образ бахадура (батыра), по всей видимости, имеет свои истоки еще в доисламских традициях, перекликается с народными эпическими преданиями (ср. характерное для авраметической традиции, и ислама в частности, несколько «пренебрежительное»

отношение к телу, по крайней мере признание вторичности физического развития личности по сравнению с духовным). Не менее древним (и также расходящимся с мусульманской традицией) является и представление о том, что в могиле человек продолжает расти, что также объясняет большие размеры погребальных сооружений, поскольку голова и ноги покойного не должны касаться Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН стенок гроба. Подобные легенды распространены и в отношении Ходжа Данийара. Согласно преданиям, его тело продолжает расти, увеличиваясь в «особо благоприятные годы», по словам местных жителей, на несколько сантиметров в год. Бытуют и такие рассказы о росте мощей: «Говорят, после того как рука пророка Даниила была привезена из Мосула, она стала расти по нескольку сантиметров за год, отчего мавзолей приходилось регулярно перестраивать на пожертвования паломников. Будто бы администрация Самарканда времен Российской империи однажды даже пригрозили служителям, что разнесет по камням всю постройку, если “чудо” не прекратится. С тех пор рост волшебной руки зафиксировался на 10 метрах, не прирастая, разумеется, в годы советской власти, и, увы, за 13 лет независимости Узбекистана» [http://www .

fergananews]. По поверьям, когда гробница Ходжа Данийара обогнет Землю и замкнется, наступит эпоха благоденствия. Другая легенда объясняет значительные размеры могилы более приземленными причинами: опасаясь за сохранность привезенных в Самарканд мощей Данийара, амир Тимур распорядился сделать могильное сооружение длинным, дабы воры не смогли найти, где именно закопана реликвия. Снимок конца XIX в. также демонстрирует наличие чираг-ханы и тугов у могилы. Число последних возросло до восьми штук .

Современный облик могила Ходж Данийара приобрела в самом начале XX в., когда над саркофагом, длина которого ныне составляет 18 м, возвели пятикупольную постройку на средства «гильдии» местных мыловаров [Махмудов 2002: 8]. В таком виде участники экспедиции имели возможность наблюдать объект в ходе экспедиции 2008 г. Само надмогильное сооружение претерпело некоторые изменения по сравнению с фотографиями конца XIX в. — его перекрытие стало двускатным, а портал в торце у изголовья практически совпадает по высоте с остальной частью .

Саркофаг, облицованный мраморной плиткой и накрытый зеленой бархатной тканью, вышитой золотом, занимает практически все внутреннее помещение, оставляя лишь небольшие проходы вокруг. По ним паломники совершают круговые обходы (таваф) могилы по направлению против часовой стрелки, периодически прикасаясь руками к надгробию. Перед совершением обходов, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН паломники, сидя на корточках у подножия могилы, принимают участие в молитве, читаемой либо самими посетителями, либо служителем. Часто паломники оставляют деньги, кладя их у изголовья надгробия. Также посетители ставят рядом с могилой емкости с водой, для того чтобы «зарядить» ее особой благодатью (барака), исходящей от останков святого .

Вне пределов помещения находилось еще несколько объектов, дополняющих сакральный комплекс мазара. Особенно выделялось дерево, растущее на самом краю обрыва и привлекающее значительное число паломников. Как выяснилось, это фисташковое дерево, возраст которого, по разным данным, составляет от 500 до 600 лет. В начале 90-х гг. ХХ в. оно засохло, и его собирались срубить, однако после посещения в 1996 г. могилы Данийара патриархом Московским и всея Руси Алексием II и совершения им на этом месте молебна дерево следующей весной чудесным образом ожило и вновь зазеленело. Посетители мазара, среди которых подавляющее большинство составляют женщины, совершают таваф вокруг этого дерева, подлезая под его низкими ветвями, читают молитвы, обращаясь к нему, а также привязывают вотивные лоскуты ткани или платки к его ветвям .

Многочисленные туги, зафиксированные на фотоизображениях XIX в., пропали. Также исчезла и внушительных размеров чираг-хана. Однако в наружной стене мавзолея, у одного из углов постройки близ изголовья могилы, была устроена ниша для возжигания огня, которой, судя по остаткам свечей и копоти, активно пользовались посетители .

В отвесном склоне холма, ограничивающего с одной из сторон террасу, на которой располагается мазар, нами были замечены две закрытые ниши. На вопрос об их предназначении смотритель мазара сообщил, что они выполняют функции чилла-ханы, помещения для исполнения сорокадневного уединения, совершаемого наиболее истовыми паломниками. Долгое время они использовались в качестве складов, однако теперь расчищаются. Нам открыли двери одного из этих помещений и разрешили осмотреть его. Это оказалась небольшая рукотворная пещера, выкопанная в толще лёссового холма, стены которой в некоторых местах также были в копоти, что вполне могло быть следствием возжигания Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН и здесь ритуального огня. В дальнем краю помещения на стене имеется ниша (михраб), указывающая направление совершения молитвы .

Завершал комплекс источник воды, расположенный внизу обрыва под мавзолеем Ходжа Данийара. Его появление предание связывает с лошадью, которая везла мощи святого и остановилась на этом месте как вкопанная, так что никто не мог сдвинуть ее с места. Когда же она ударила копытом, то из-под земли стал бить целебный источник. По другой версии, после того как прах пророка был предан земле, в тот же день с той стороны, куда смотрит изголовье саркофага, забил родник со святой водой. В настоящее время родник закрыт, а вода из него с помощью насосов подается в расположенную рядом беседку, где ее пьют паломники, а также наполняют емкости и забирают с собой. Рассказ о целебных свойствах воды из источника приводится в уже упомянутом сочинении «Малая Кандия»: «В “Известиях” приводится, что по ривойату в [сочинении] “Хадыкат-аль-Имааи” пророк [Мухаммад] сказал, что в Самарканде есть источник водный из райских источников .

По согласному мнению ученых и шейхов, источник этот находится близ могилы пророка Данийара. Вода источника тоже целебна»

[Абу-л-Фазл ас-Самарканди 1905: 263] .

На протяжении последующих нескольких лет облик мазара кардинальным образом не менялся, однако малозаметные на первый взгляд преобразования имели существенное значение .

Так, при следующем посещении объекта было обнаружено, что существовавший ранее чираг-дан во время косметического ремонта здания был ликвидирован. Отношение к традиции возжигания огня со стороны мусульманского духовенства всегда была неоднозначным, а многие руководства по посещению (зийарату) могил и почитаемых объектов открыто осуждают ее. Так, источник XV в. «Тарих-и Мулла-зада», принадлежащий перу Ахмада б. Махмуда, известного под прозвищем Му‘ин ал-Фукара, относит этот ритуал, равно как целование и прикасание к могилам, растирание «священно пыли» с них по лицу и прочие действия, совершаемые паломниками, к проявлениям традиций джахилиййат (т.е. относящимся к эпохе невежества), противоречащих исламу [Алексеев 2011: 85]. Некоторые специалисты полагают, что Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН чираг-даны повторяют конструкции древнеиранских храмов огня (аташгах) .

Они напоминают однокамерные мавзолеи с гипертрофированными куполами, порталами, со сводчатыми нишами, в которых возжигались обернутые ватой лучины (пилик) либо свечи [Бабаджанов, Некрасова 1999: 103]. Впрочем, данная традиция на мазаре Ходжа Данийара, как и на многих других сакральных объектах Центральной Азии, несмотря на запреты, продолжает практиковаться. Посетители проводили обряды возжигания лучин и оставляли зажженные свечи чуть в стороне от могилы. Следует отметить, что исполнение данного ритуала является прерогативой исключительно женщин .

Следующие изменения коснулись помещений для отправления сорокадневного уединения (чилла-хана). Одно из них оказалось закрытым, а другое и вовсе было срыто, видимо, под предлогом расширения территории мазара. Любопытно, что ритуальное возжигание огня совершается паломницами как раз в нишах стены, сохранившейся от чилла-ханы. Обряд чилла (чихила) тесно связан с традициями главных суфийских братств Центральной Азии — хваджаган-накшбандийа и йасавийа, составляя часть ритуала «очищения» мурида перед инициацией, умерщвления плоти и воспарения души к Богу [Бабаджанов 1999: 103] .

Чуть выше помещения с могилой Ходжа Данийара на протяжении нескольких последних лет велось строительство мечети, которая должна была окончательно вступить в строй в конце лета 2013 г. Мечеть представляет собой относительно небольшое по размерам прямоугольное в плане сооружение с открытым в сторону могилы айваном. Фотографии XIX в. не дают точного представления о наличии в тот период мечети при мазаре, однако, скорее всего, она отсутствовала, а запечатленные на снимке постройки носят утилитарный характер .

Очередные перемены наблюдались во время посещения мазара в 2012 г. У одного из углов мавзолея, рядом с местом, где ранее располагалась ниша чираг-дана, появился туг с привязанным к поперечной перекладине конским хвостом, но без полотнища знамени. Его нижний конец вставлен в соответствующее по диаметру отверстие, сделанное в каменной плите. Рядом находилась схожая по форме плита с отверстием, очевидно, служившая осноЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН ванием еще одного уже утраченного или убранного туга. Среди прочего туги выполняют вполне утилитарные задачи, являясь определенным маркером почитаемого места, позволяющим паломнику издалека определить месторасположение мазара, а прохожему вовремя прочитать положенную благопожелательную заупокойную молитву (дуа). Они широко используются паломниками и для привязывания лоскутов (латта, латта-банд) материи, лент, тряпочек, выполняющих функции вотивных предметов, особенно в условиях пустынной местности, когда невозможно использовать для этой цели ветви деревьев или кустов, находящихся поблизости. Однако, несомненно, функции туга не исчерпываются лишь практическими целями и несут в себе глубокий сакральный символизм, отражая, в частности, древние компоненты религиозных представлений, составляющих основу, на которой развился культ мусульманских святых (аулийа), — погребально-поминальную обрядность, связанную с поклонением родовым предкам и вождям [Терлецкий 2009: 134–135]. Впрочем, туг, установленный в настоящий момент на мазаре Ходжа Данийара, не вызывает никаких особых реакций у паломников и производит, скорее, впечатление декоративного элемента, чем функционирующей части сакрального комплекса .

По наблюдениям 2012 г. почитаемое фисташковое дерево привлекало, возможно, даже большее внимание паломников, чем несколькими годами ранее. Однако можно было заметить значительно меньшее количество привязанных к его ветвям тряпочных лоскутов, что обусловлено четко декларируемым порицанием подобной практики. Схожая ситуация наблюдается в последнее время на мазарах во многих районах Центральной Азии, где порой устанавливаются указатели, объявляющие о том, что повязывание латта, равно как и некоторые другие обряды паломничества, представляют собой проявления ширка (многобожия) и противоречат канонам ислама. Тем не менее, как и в случае с ритуалом зажигания лучин, несмотря на запреты, традиция продолжает практиковаться .

Наиболее масштабные изменения коснулись мазара в 2013 г .

Грандиозность замыслов реконструкции (откровенно говоря, мало соответствующих, если не сказать противоречащих камерной атЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН мосфере мазара) превратили его территорию, а также огромное прилегающее пространство в строительную площадку. Несмотря на то что на время строительных работ мазар был закрыт для посещения, участникам экспедиции удалось вновь побывать на нем .

Как уже отмечалось выше, на завершающей стадии находилось строительство мечети. Благоустройство террасы близ могилы Ходжа Данийара было выполнено таким образом, что возведенные по краю обрыва ограждения делают теперь совершение ритуальных обходов вокруг фисташкового дерева невозможным или по меньшей мере сопряженным со значительными сложностями .

Вопрос о том, было ли это сделано случайно или намеренно, остается открытым. Территория по обеим сторонам протекающего внизу ручья на пространстве более трехсот метров длинной и около восьмидесяти метров шириной была расчищена, на ней возведены павильоны для отдыха. На другой стороне ручья построено сооружение с помещениями кафе и столовых, сувенирных лавок и мастерских по производству товаров для туристов. Перед лестницей, ведущей к мазару, установлена касса по продаже билетов для посетителей .

Подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что внешний облик мазара Ходжа Данийара, а также содержание наполнения его сакрального пространства претерпели определенные изменения. Основной объект паломничества — могила эпонима — в целом остался неизменным, сохранился также почитаемый водный источник, происхождение которого связано легендами с похороненным праведником .

Однако другие элементы комплекса были либо ликвидированы (чираг-дан, одна из чиллахана, большая часть тугов), либо упразднены (чилла-хана), либо утратили значение функционального атрибута сакрального пространства. Любопытную эволюцию демонстрирует наблюдаемое почитание фисташкового дерева. Судя по ранним изображениям мазара Ходжа Данийара, указанное дерево находилось вовсе вне огороженного пространства святыни. Никаких упоминаний о нем в письменных памятниках не встречается; тот факт, что, после того как оно засохло, его попросту собирались спилить, также свидетельствует в пользу предположения, что оно вряд ли играло скольлибо значительную роль в сложившемся культе. Изменение статуЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН са этого дерева происходит уже после его чудесного возрождения .

Оно обретает не только популярность среди паломников, но и по сути статус вполне независимого объекта почитания, имеющего собственное легендарное обоснование, имеющее к эпониму мазара опосредованное отношение. В сложившемся отношении к данному природному объекту отчетливо прослеживаются отголоски культа умирающих и воскрешающих божеств растительности, характерный для земледельческих культур [Сухарева 1986: 41], и связанный с ним культ плодородия, который привлекает к дереву паломниц, обращающих к нему молитвы об обретении потомства .

Значимое положение, которое отводится указанному фисташковому дереву, демонстрируется большим числом бытующих в настоящее время рассказов о нем, без упоминания о нем не обходится ни одно описание мазара в печатных или электронных источниках .

Имеют место довольно неожиданные попытки связать его с архитектурным обликом мавзолея, возведенного над могилой Ходжа Данийара: пять куполов постройки якобы символизируют число главных ветвей выросшего на месте захоронения фисташкового дерева .

Как можно судить по представленным фактам, наибольшие изменения коснулись тех атрибутов мазара, которые не имеют прямого отношения к «нормативной» мусульманской доктрине, а стадиально относятся к более древним пластам местного духовного субстрата, включившего в себя элементы культы природы .

В целом, ведя разговор о происходящих с мазаром Ходжа Данийар изменениях, можно выделить несколько тенденций. Наблюдаемая в настоящее время практически во всех странах региона активизация борьбы с некоторыми традициями, сопровождающими зийарат, как несоответствующими исламу в целом продолжает полемику, ведущуюся практически с самого момента появления мусульманской религии .

Следует отметить, что доводы противников традиции зийарата никогда не были особо популярны в Центральной Азии, вплоть до периода, когда регион вошел в состав Советского государства .

Особое отношение к зийарату со стороны духовного руководства в годы советской власти наблюдалось всегда, особенно в период после окончания Великой Отечественной войны, когда Комитет Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН по делам религиозных культов специальными письмами потребовал от Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана3 «включиться в усилия Партии и Правительства по борьбе с вредными пережитками» [Бабаджанов 2001: …]. Пережитками объявлялся обширный комплекс обычаев, обрядов, ритуалов, поверий, носящих «нешариатский» характер. В результате казийатом и Советом ‘улама Управления начиная с 1947 г. был составлен и опубликован ряд фетв, обязательных к чтению во время пятничных молитв, объявлявших многие действия верующих не соответствующими шари‘ату .

Едва ли не главным объектом критики и нападок указанных вердиктов был зийарат. Итогом обнародованных фетв, а также разъяснительных писем стало то, что допустимые пределы зийарата с 50-х гг. XX в. были резко сокращены, единственно законным было признано только посещение мест погребения близких родственников. Все остальные традиционные виды паломничества к могилам (в особенности к местам захоронения аулийа) были объявлены противоречащим исламу нововведением. В результате появились особые заключения комиссий с «разоблачениями недопустимого в исламе культа святых», а зийарат был объявлен самой худшей формой ширка [Бабаджанов, Олкотт 2003: 71] .

В борьбе с «вредными пережитками, противоречащими шариату» среднеазиатские богословы столкнулись с рядом проблем, поскольку многие из ритуалов, имеющих доисламские корни, в том числе особенности и правила, регламентирующие практику зийарат, сформировали категорию ‘урф (‘ада, мн.ч ‘адат), т.е .

комплекс традиционно сложившихся местных норм, ритуалов, обрядов, институтов как юридического, так и бытового характера, не нашедших отражения в шари‘ате, но со временем получивших легитимность в рамках ислама. Здесь богословское обоснование приходилось искать в положениях других мазхабов (в первую очередь ханбалитского), противоречащих местным (в большинстве своем ханафитским) формам бытования ислама .

Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана было создано в 1943 г. С 1962 г. правопреемником Духовного управления стало Среднеазиатское духовное управление мусульман (САДУМ) .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН В настоящий момент ситуация мало изменилась, и критика некоторых аспектов зийарата по-прежнему строится на обоснованиях, выработанных ханбалитской правовой традицией. Подобные попытки придать более «нормативный» характер практике паломничества и поклонения (в этой связи можно отметить и строительство мечети при мазаре Ходжа Данийара) вызывают определенное удивление, учитывая общую обеспокоенность руководства современного Узбекистана радикализацией местного ислама, а также постоянные меры репрессивного характера, направленные на ослабление влияние религиозных авторитетов .

Политическая составляющая, сформированная целями нынешней правящей элиты страны, оказывает значительное влияние на отмечаемые на примере мазара Ходжа Данийара изменения .

В этой связи особо следует отметить идеологические программы, всячески возвеличивающие личность амира Тимура. О весьма смутных представлениях местного населения об эпониме мазара, а также о попытках связать его со злободневными тенденциями и веяниями наглядно свидетельствуют рассказы современных интернет-пользователей и журналистов. Порой дело доходит до абсурдных заявлений, подобно тому, что «останки пророка Данийара были привезены в Самарканд Тамерланом Великим из Мекки». К подтверждению гипотез об основании мазара Тимуром активно подключаются местные археологи, обнаруживающие то «захоронение и мечеть, построенную во времена Тамерлана», то «меч и элементы доспехов времен Тамерлана», то «останки воина, бывшего сподвижником амира Тимура». Не избежало подобных легенд и фисташковое дерево, которое, согласно некоторым рассказам, было посажено великим завоевателем .

Причудливый симбиоз попыток объединить надлежащий образ Тимура и «нормативные» предписания, регламентирующие зийарат, прослеживается в следующих заявлениях: «Амир Тимур будто бы договорился с осажденными жителями Суз, что не будет подвергать их имущество разорению, казнить непокорных и уводить пленников в рабство, если ему позволят увезти в Самарканд часть священных мощей, а именно правую руку, чтобы она охраняла столицу его Империи от любых бед. Но эта легенда Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН противоречит исламской традиции, не одобряющей поклонения могилам святых и тем более считающей недопустимым как-либо тревожить останки умерших людей. Поэтому многим кажется более вероятным, что завоеватель Азии скорее привез в Самарканд горсть земли из Суз, а мавзолей приказал воздвигнуть, в ряду прочих, построенных по его приказу, как памятник в честь успешной военной кампании». Или: «Будучи мусульманином, Тамерлан не мог позволить себе взять часть останков даже для столь благородной цели, как благополучие столицы своей империи. Поэтому Тимур взял землю с могилы святого и, смешав ее с самаркандской землей, сделал захоронение, на котором позже возвел мавзолей» .

Еще одной тенденцией, очевидно прослеживаемой в отношении мазара Ходжи Данийара, является десакрализация памятника, превращение его в рекреационную туристическую зону. Об этом свидетельствует проведенная в прошлом году масштабная реконструкция памятника. Постепенную утрату или по крайней мере снижение культового значения объекта можно наблюдать на примере судьбы других памятников Самарканда, например Шах-и Зинда или Гур-и амир .

библиография Vajda G. Daniyal. Encyclopaedia of Islam CD-ROM Edition v. 1.0, 1999 Koninklijke Brill NV, Leiden .

Абу Тахир Ходжа Самария. Описание древностей и мусульманских святынь Самарканда (Пер. В.Л. Вяткина) // Справочная книга Самаркандской области. Вып. VI. Самарканд, 1899 .

Абу-л Фазл Мухаммад Кандия Малая (Пер. В. Вяткина) // Справочная книжка Самаркандской области. Вып. VIII. Самаркандский областной статистический комитет. Самарканд, 1905 .

Алексеев А.К. Сведения «Тарих-и Мулла-зада» («Тарих-и Шуйух-и Бухара») о правилах совершения зийарата // Лавровский сборник. Материалы XXXIV и XXXV Среднеазиатско-Кавказских чтений 2010–2011 гг.: этнология, история, археология, культурология. СПб., 2011 .

Бабаджанов Б.М. О фетвах САДУМ против «неисламских обычаев» // Ислам на постсоветском пространстве: взгляд изнутри / Под ред .

А. Малашенко и М.Б. Олкотт. М., 2001 .

Бабаджанов Б.М. Чилла // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2, М., 1999 .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-249-4/ © МАЭ РАН Бабаджанов Б.М., Некрасова Е.Г. Чираг-дан // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2. М., 1999 .

Бабаджанов Б.М., Олкотт М.Б. САДУМ // Ислам на территории бывшей Российской империи: Энциклопедический словарь. Вып. 4, М., 2003 .

Кудряшов А., Саидова В. Мавзолей пророка Даниила — тайна в истории Самарканда // Фергана ru — международное агентство новостей / Новости Центральной Азии / 28.07.2005 http://www.fergananews.com/ article.php?id=3885&print=1 .

Махмудов Н., Маъруфий Б. Дониёр пайамбар мабараси. Самаранд, 2002 .

Сухарева О.А. Праздник цветов у равнинных таджиков (конец XIX — начало ХХ в.) // Древние обряды, верования и культы народов Средней Азии. М., 1986 .

Терлецкий Н.С. Некоторые древние атрибуты мусульманских мест паломничества и поклонения (к вопросу о функциях и символизме туга) // Центральная Азия: традиция в условиях перемен. Вып. 2. СПб., 2009.

Похожие работы:

«ХОРА. 2010. № 1/2 (11/12) Проблема государственного террора в философии А. Камю А.А. Исаев кафедра социально-гуманитарных дисциплин, Уфимский юридический институт МВД России 450091, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Муксинова, д. 2 Бунтари и террористы напоминали о...»

«A/CONF.222/L.2 Организация Объединенных Наций Тринадцатый Конгресс Distr.: Limited Организации Объединенных 13 April 2015 Russian Наций по предупреждению Original: English преступности и уголовному правосудию Доха, 12-19 апреля 2015 года Пр...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный лингвистический университет" (ФГБОУ ВО МГЛУ) Программа Второй международной науч...»

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЁННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЛОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИМЕНИ В.В. ЛУКЬЯНОВА" ОТЧЁТ о результатах самообсле...»

«Религиозная организация – духовная образовательная организация высшего образования "Тульская духовная семинария Тульской Епархии Русской Православной Церкви" Аннотация Рабочая учебная программа (РУП) ди...»

«КАТАЛОГ УЧЕБНИКОВ, УЧЕБНЫХ ПОСОБИЙ, МОНОГРАФИЙ, АЛЬБОМОВ, ПЛАКАТОВ, ЭЛЕКТРОННЫХ АНАЛОГОВ ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЙ, СПРАВОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ВИДЕОФИЛЬМОВ МОСКВА ФГБУ ДПО "УМЦ ЖДТ" Уважаемый читатель! Федеральное государственное бюджетное учреждение дополнительного профессионального образов...»

«ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) И О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА В РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) ЗА 2015 ГОД. ЯКУТСК 2016 Г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ КОРЕННЫХ МАЛО...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.