WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«И ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК В прежние времена имели сибирские воеводы власть отправлять в порубежные государства и земли посольства, как польза народная,. прекращение ссор о границах, ...»

ГЛАВА 2

ТОРГОВЫЕ КАРАВАНЫ

И ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

В прежние времена имели сибирские

воеводы власть отправлять в порубежные государства и земли посольства, как польза народная, …

прекращение ссор о границах, отправление торгов и собирание о незнаемых

землях известий того требовали…

[Миллер июль 1755: 15]

2.1. Казенные караваны как связующее звено

Академии наук с иезуитами и Русской духовной миссией в Пекине Католические миссионеры появились в Китае гораздо раньше православных. О иезуитах Китая написано огромное количество трудов, созданных на европейских и восточных языках: Бичурин И. [1842], Дацышен В.Г. [2007], Дубровская Д.В .

[2000], Пан Т.А. [2014], Пчелин Н.Г. [1999], Су Фэнлинь [2000] и др. А.М. Владыкин в 1753 г. в докладе Синоду осветил основные функции китайских иезуитов, которые состояли на службе цинского императора, пользовались достаточной свободой, занимались торговлей, переводили богословские труды с латыни на китайский язык [Головин 2013: 30]. Кроме христианизации, миссионеры иезуитского ордена в Китае в 1579–1842 гг. занимались научно-исследовательской работой, осваивали китайский и маньчжурский языки, участвовали в дипломатической и экономической деятельности. Иезуиты оказывали огромное влияние на ход договоров по пограничным проблемам России и Китая .

Миссионеры Д. Парренин и А. Гобиль в 1729–1744 гг. организовали в Пекине школу по подготовке переводчиков с латинского, маньчжурского и монгольского языков. По мнению И. Бичурина, никто не смог превзойти иезуитов в их старании познакомить европейцев с историей и культурой Китая [Бичурин 1842, ч.



1:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 31. Иезуитские астрономы и император Канси (фрагмент) [URL: http://www.sj2014 net/blog/archives/03–2014] VII–VIII]. Через переводы иезуитов жители Поднебесной знакомились с достижениями Европы в астрономии, военном деле, физике, медицине и других областях человеческого знания.

В свою очередь, изучая труды, отчеты, письма иезуитов, европейцы постигали китайскую цивилизацию, культуру и науку [Пчелин 1999:

3–6; Дубровская 2000: 119] .

Расцвет активности миссионеров-иезуитов пришелся на период правления (1662–1722) императора Канси (1654–1722). В это время Цинская империя нуждалась в иезуитах как специалистах в области науки, техники, медицины. Хотя и впоследствии, во время правления императоров Юнчжэня (1723–1736) и Цяньлуна Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН (1736–1795), цинские власти продолжали использовать европейские знания в дипломатии, архитектуре, картографии, астрономии, алгебре, тригонометрии, гидродинамике, баллистике, медицине и искусстве. В период императора Цяньлуна христианство в Китае было запрещено и католические миссионеры могли жить только в Пекине [Дубровская 2000: 188] .

Иезуиты переводили с латинского и французского языков на китайский и маньчжурский богословские труды, работы по географии, картографии, астрономии, математике, механике, логике, медицине и ботанике. Многие из этих переводов печатались в Пекине. Кроме того, иезуиты занимались переводами европейских географических карт на китайский и маньчжурский языки, изготавливали глобусы, составляли подробные карты Цинской империи, для чего проводили полевые исследования в Маньчжурии и вдоль русско-китайской границы. Некоторые карты иезуиты отправляли в Париж, Рим и Санкт-Петербург [Пчелин 1999: 145– 152] .

В.П. Таранович выделял два главных канала научной корреспонденции между учеными Петербургской академии наук и пекинскими иезуитами: дипломатические курьеры и руководители торговых караванов. С российской стороны инициаторами переписки стали академики Ж.Н. Делиль и Г.З. Байер (один из первых русских синологов), при поддержке вице-президента

Коллегии иностранных дел графа А.И. Остермана [Пан 2014:

98]. В 1731 г. в Пекин был послан двухтомный труд «Китайский музей» (“Museum Sinicum”), в который вошли работы петербургских ученых. Ж.Н. Делиль сделал обзор европейских исследований Дальнего Востока, а Байер составил китайскую грамматику, словарь с толкованием иероглифов, написал статью «Жизнь Конфуция» [Захаренко 2012: 39–40; Су Фэнлинь 2000: 44, 48] .

В частном порядке корреспонденцию отправляли и получали через руководителя торговых караванов Л. Ланга. Однако с 1734 г. переписка с иезуитами стала осуществляться от имени Академии наук. Письма копировались в Канцелярии Академии наук и в настоящее время хранятся в СПФ АРАН. В них освещались проблемы, возникающие в области исследования китайского и маньчжурского языков, географии, медицины, математики, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 32. Цилинь в ансамбле загородного императорского дворца Ихэюань .

XVIII в. Бронза. Окрестности Пекина .

Скульптура наиболее полно отражает канонический образ цилиня [Искусство Китая: Эпоха Цин, XVII — начало XX в. (1644–1911) .

URL: //http://cs9943.vk me/u59381963/105402811/x_99d61808.jpg] астрономии [Пан 2014: 97–98]. В 1737 г. через Ланга иезуиты прислали в Академию наук несколько ящиков книг и рукописей .

Кроме писем и книг, петербургские ученые получали от иезуитов научные приборы и инструменты. Например, Байеру через караван Ланга передали земной глобус, сделанный иезуитом Иербистом, изображение на шелке китайского мифического животного цилиня [Там же: 98] .

О цилине следует сказать несколько подробнее, так как образ этого мифического существа важен для понимания китайской философии, истории, верований и искусства. Кроме того, он связан с образом другого мифологического существа — небесной собакой, львом ши-цзы, фигурку которого в середине XVIII в .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН привез в Кунсткамеру Ф.Л. Елачич. Имеются легендарные сведения о влиянии цилиня на продолжительность жизни великого древнекитайского мудреца, философа, государственного деятеля Конфуция (Кун-цзы, Кун Фу-Цзы, Цзы) (552–479 гг. до н.э.) .

Однако эта информация требует уточнения. Считается, что самое раннее жизнеописание Конфуция содержится в «Истории семьи Конфуция», в «Исторических записках» («Ши цзи»), фундаментальном труде китайского историка Сыма Цяня (145/135–86 гг. до н.э.) [Сигэки Каидзука 2007: 19]. Сыма Цянь посвятил Конфуцию 47-ю главу «Кун-цзы ши цзя», в других разделах своих записок он также обращался к аспектам биографии, творчества и деятельности философа, затронул образ и роль одного из животных китайского мифологического пантеона — цилиня, о котором сообщает тот же Конфуций [Сыма Цянь 1992: 126, 138]. Первое описание внешнего вида цилиня появляется в знаменитом памятнике китайской культуры и литературы «Ши цзин» («Книга поэзии») [Шицзин: Книга песен и гимнов 1987: 29]. Эти литературные произведения относятся к XII–V вв. до н.э. Собрал эти древние тексты в одном памятнике китайский философ Конфуций, из этих текстов он узнал об этом интересном мифическом существе лине-единороге. Р.В. Вяткин, прекрасно знавший историю, культуру и язык китайцев, подчеркивал, что при династии Чжоу (XI–III вв.

до н.э.) активно сохранялись анимистические воззрения, культ природы, магия, верования, связанные с образами драконов, фэньхуанов (в европейской традиции — птица Феникс) и единорогов-цилиней [Вяткин 1986: 39–40; Сыма Цянь 1986:

40, 157, приложения: 498; 1992, комментарии: 328; приложения:

476]. Цилинь в труде Сыма Цяня описан в виде пары мифических животных: ци — мужского рода, линь — женского. Эти мифические существа представлялись китайцами в виде однорогих оленей, покрытых чешуей, отличающихся бережным отношением ко всем видам живой природы и являющихся предвестниками счастливых событий для всей страны [Сыма Цянь 2010, т. IX: 103; комментарии: 401, 514]. Мифический цилинь оказал благоприятное воздействие на зарождающуюся династию Хань в 122 г. до н.э., а случай убиения охотниками этого чудесного животного в 481 г .

до н.э. стал печальным событием для Конфуция, так как велиЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН кий мудрец увидел в этом предзнаменование своей скорой смерти [Сыма Цянь 2001, т. I: 35, 354; 1984, т. III: 51; 1992, т. VI: 147–148] .

Однако в целом в трудах Сыма Цяня нет четкого упоминания о связи рождения Конфуция с моментом появления мифического цилиня. Но имеется описание его образа — как однорогого оленя, покрытого чешуей и умеющего летать. В последующих работах востоковедов появляется этот легендарный сюжет. Например, известный специалист по истории, культуре и филологии Китая В.В. Малявин отмечал, что рождение Конфуция легендарным сюжетом связано с мифическим единорогом, цилинем с телом лошади, хвостом быка и рогом, растущим из середины лба. Его появление всегда считалось предвестием прихода в мир величайшего из мудрецов [Малявин 1992: 41–42]. Джереми Робертс считает, что разделение цилиней по полу связано с разным внешним обликом .

Самец ци сочетал в себе больше признаков льва, а самка линь внешним видом напоминала рогатого оленя. В ранних китайских мифах говорилось о том, что своими острыми рогами цилинь уничтожал злых духов и наказывал нечестивых людей, совершивших плохие поступки, позже его образ становился все более добродетельным. Цилинь стал символом рождения великих людей, в том числе и Конфуция, изображался на свадебных атрибутах .

В период династии Мин (XIV–XVII вв.) постепенно произошло переосмысление сущности и функций цилиня, а также изменение его внешнего облика. Считается, что его статуи с головой дракона и львиными лапами начали использовать в качестве охранительных надгробий. В эпоху Цин (XVII–XX вв.) цилиня чаще всего изображали с острым рогом на макушке. Его природа стала более свирепой [Jeremi 2010: 102–104]. М.Е. Кравцова приводит несколько отличающуюся информацию о внешнем виде пары цилиней: самец имел тело кабарги, хвост быка и один рог, самка же выглядела как белый олень [Кравцова 2004: 395–396] .

По устному сообщению специалиста по китайской культуре А.А. Свиридова, в XVIII в. нередко путали образы цилиня и другого персонажа китайской мифологии — небесной собаки шицзы, которая изображалась с головой льва, гривой, с крупными на выкате глазами, маленькими остроконечными ушами, прижатыми к голове, мощными лапами с когтями, как у настоящих львов .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН

Рис. 33. Скульптура, изображающая персонаж китайской мифологии:

льва / небесную собаку ши-цзы. МАЭ РАН. Фарфор. Лепка, обжиг .

ХVIII в. Сборы Ф.Л. Елачича, 1756 г .

[URL: http://web1 kunstkamera ru/exhibition/europalia/05.htm] В фондах МАЭ РАН хранится фарфоровая статуэтка, изображающая небесную собаку ши-цзы. Ее привез из Китая в составе торгового каравана А.М. Владыкина Франц Лукас Елачич (1756) .

Ши-цза имеет львиную гриву, большие зубы, одной из лап придерживает шарик. Шар под лапой священного животного наделен важным мифологическим, философским, этнокультурным значением, может служить символом буддийского знания, частью комплекса льва-стража. Согласно буддийской мифологии, бдительный охранник-лев символизирует ум, положительную энергию и мудрость (это особое существо несет свет знания во тьму незнания), а шар в лапе — небесные объекты, единство империи [Мифы народов мира 2003, т. 2: 41]. Согласно географиЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ческим, климатическим, зоологическим и другим особенностям львы в Китае не водятся .

Истоки образа ши-цзы находятся в буддийской культуре Индии, ибо там это мифическое существо являлось львом Будды. В Китай, в духовную культуру китайцев из Индии образ ши-цзы, связанный с буддизмом, попадает вместе с канонами этой мировой религии. По данным М.Е. Кравцовой, этот процесс происходил в эпоху Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.) [Кравцова 2010: 861–864]. Образ ши-цзы прослеживается в породе собак шицзы-гоу «львиная собака», специально выведенной в I–III вв. В европейской редакции эта порода известна как пекинская болонка или пекинес. Собаки шицзы-гоу были нужны китайским императорам в качестве живого символа верховной власти .

Крохотная «львиная собака» была своеобразной уменьшенной копией льва. Нередко в XV–XVIII вв. их почитали в качестве воплощений Будды. В Китае широко распространены скульптуры «львиных собак» в виде ритуальных сосудов, фигурных настольных подставок, с V–VI вв. — в качестве каменной погребальной скульптуры ши-цзы [Там же: 861] .

Можно выделить некоторые детали внешнего облика цилиня, отличающие его от образа ши-цзы. Классический цилинь чаще всего изображается с телом оленя с одним или двумя рогами. Рога могут быть оленьи ветвистые, маленькие неострые рожки либо один рог с мягкой шишкой на конце, для того чтобы это милосердное существо не смогло никого поранить — ни человека, ни животное. Ноги цилиня оканчиваются копытами, которые в разных вариантах могут быть лошадиными или раздвоенными, как коровьи. Однако, несмотря на копыта, цилинь при передвижении не повреждает даже травы. Тело покрыто чешуей, подобной драконьей. Так как цилинь питается чудесными злаками, то ему не нужны острые зубы, но имеются варианты изображения его с клыками. В большинстве случаев цилинь представлен с длинными усами, наподобие сомовьих. На современных статуэтках цилиня или ши-цзу изображают с крыльями. По данным Конфуция, цилинь может летать [Сыма Цянь 1986: 138]. Таким образом, анализ трудов Сыма Цяня, китайских поэтических источников, трудов востоковедов показал, что образ цилиня более древний, чем образ ши-цзы. Цилинь соответствует древнему периоду еще Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН до имперской династии Чжоу (XI–III вв. до н.э.), это время господства анимистических воззрений о духах-хозяевах местности, гор, рек, лесов и других частей Вселенной. Трансформация представлений и некоторое слияние деталей внешнего облика двух персонажей мифологии, занимающих важное место в культуре Китая, Индии и других стран Южной и Восточной Азии, могли произойти по нескольким причинам. Известно, что за такой длительный хронологический период культурная трансмиссия будет обязательно происходить за счет естественного развития этнической общности, ее духовной и материальной культуры, изменения хозяйственно-культурного комплекса, активных этнических процессов консолидации и ассимиляции, этнических контактов и культурных диффузий и других факторов. Поэтому лежащий в основе образа существа древний олений облик цилиня периодически обрастал дополнительными деталями, частями тел других реальных и мифических животных, освобождался от них. К первоначальному религиозному представлению о цилине через несколько столетий добавляется персонаж ши-цзы. Однако образы этих мифических животных не сливаются и продолжают параллельно бытовать в верованиях и ритуалах китайцев до настоящего времени .

Таким образом, письма, отчеты и научная деятельность иезуитов были важными источниками сведений о Китае для Европы и России в XVIII в .

Русские миссионеры появились в Китае в XVIII в., как и Русская духовная миссия33. Ее история исследуется на протяжении нескольких веков [Адоратский 1887; 1997: 14–164;

Материалы для истории Российской духовной миссии в Пекине

Первая миссия работала в 1717–1728 гг., руководитель — архимандрит

Илларион (Лежайский); вторая — в 1729–1735 гг., Антоний (Платковский);

третья — в 1736–1745 гг., Илларион (Трусов); четвертая — в 1745–1755 гг., Гервасий (Линцевский); пятая — в 1755–1771 гг., Амвросий (Юматов). Пятая духовная миссия была привезена в Китай в 1754 г. караваном А.М. Владыкина [Саркисова 1993: 18]. Сведения о последующих миссиях уже не относятся к объекту исследования данной монографии, так как в 1762 г. караванная торговля была остановлена. Прекращение караванной торговли, с одной стороны, сократило приток русских в Пекин, с другой — еще более повысило статус Русской духовной миссии в межкультурном диалоге России и Китая [Новгородская 1993: 9–14] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН 1905; Кюнер 1910а: 47; 1910б: 64–87; Волкова 1972: 142–143;

Православие на Дальнем Востоке 1993; Андреева 2001: 16–71;

Пан 2005: 28–35; Дин Шу Цинь 2008: 258–261; Байбородина, Кузнецов 2009: 187–189; Попов 2009: 201–222; Шубина 2009: 82– 84; Феклова 2011: 72–73; 2015: 252; Чегодаев 2011: 3–9; Головин 2013: 24–33; Осьмаков 2013: 23–31]. Этапное значение для изучения деятельности Русской православной миссии имеет сборник трудов, посвященный 275-летнему юбилею этого учреждения [Православие на Дальнем Востоке 1993]. Ведущие российские востоковеды, лингвисты, этнографы и историки в своих статьях высоко оценили вклад миссии в политические, культурные, научные отношения России и Китая на протяжении нескольких веков .

Начало первой миссии было связано с указом Петра I 1700 г .

о необходимости православной миссионерской работы в Китае .

В 1710 г. Петр получил письмо из Пекина от русского пленного Дмитрия Нестерова, который просил, чтобы Тобольская епархия направила священнослужителя взамен умершего албазинца Максима Леонтьева. Петр I велел директору казенного каравана П.Р. Худякову обратиться к китайскому императору по этому вопросу. Император Канси ответил согласием, с которым П.Р. Худяков покинул Китай в 1712 г., и сообщил эту хорошую весть русскому царю [Су Фэнлинь 2000: 32] .

В 1713 г. Святейший Синод РПЦ учредил Русскую духовную миссию в Китае, которая подчинялась не только Синоду, но и Коллегии иностранных дел. Первоначально главная функция миссии заключалась в проведении служб для казаков-албазинцев и других православных людей в Китае. Однако она занималась дипломатической и научной деятельностью [Боголюбов 1993: 5–6; Доронин 1993: 99–106; Пан 1993: 119–126]. Большое значение для развития отечественной этнографии, синологии, японоведения, этнографии Китая имели труды членов Русской духовной миссии: И.К. Россохина, И.Е. Вениаминова (Попова), Н Я. Бичурина, П.И. Кафарова, З.Ф. Леонтьевского, Д.С. Честного и других [Решетов 1993: 106–118] .

Петр I предпринимал активные действия по распространению в России знания китайского и японского языков, но планировал создать российское востоковедение с помощью западноевропейских ученых. В 1725 г. в Петербург прибыл немецкий востокоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН вед Г. Байер, который стал первым академиком Российской академии наук, приступившим к исследованию китайского языка .

Российское китаеведение появилось позже европейского, но, по справедливому наблюдению Су Фэнлиня, не на основе западных концепций. Оно постепенно сформировалось самостоятельно на базе Русской духовной миссии в Пекине в результате этнокультурных контактов с Китаем. Выпускниками миссии были первые русские востоковеды И.К. Россохин и А. Л. Леонтьев. Благодаря им возникла русская школа, ставшая важным компонентом мировой синологии [Су Фэнлинь 2000: 44, 48] .

Первую духовную миссию было решено отправить в Китай во главе с архимандритом Илларионом (Лежайским). Н.В. Кюнер еще в начале XX в. отметил, что духовные миссии отравлялись в Пекин именно с торговыми караванами [Кюнер 1910а: 47]. Из Санкт-Петербурга миссии следовали в Селенгинск через Москву, Казань, Тобольск, Томск, Красноярск, Иркутск. В Селенгинске они ждали прибытия торгового каравана и разрешения на въезд в Китай. Затем в составе каравана ехали через монгольские степи до Калгана и далее до Пекина [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 377] .

В апреле 1715 г.

духовная миссия Иллариона прибыла в Пекин и остановилась на Русском северном подворье [Су Фэнлинь 2000:

32]. Она была благожелательно принята цинскими властями .

Архимандрит и священники были причислены к сословию мандаринов, а ученики — к солдатам .

О российских учениках, изучавших в XVIII в. восточные языки в Пекине, говорилось в документах Кяхтинского договора 1727 г .

[Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 134–135] .

Было определено, что языкам будут обучаться четыре мальчика и двое юношей при церкви на Русском подворье в Пекине [Кюнер 1910а: 40–41]. Однако, несмотря на статьи договора, нередко приходилось преодолевать бюрократизм цинских чиновников и заниматься дополнительной длительной перепиской по поводу числа учеников. Например, это приходилось делать С.Л. ВладиславичуРагузинскому в конце 1720-х годов [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2006, т. 3: 251–252], директорам торговых караванов Г. Лебратовскому, А. Владыкину в середине XVIII в. В частности, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН А. Владыкин доставил со своим караваном в Пекин больше российских учеников для изучения языков, чем это было оговорено Кяхтинским договором 1727 г. Раздраженные этим фактом цинские власти отказались их принять, и А. Владыкину пришлось двоих из них забрать обратно в Россию .

21 декабря 1756 г. с курьером В.Ф. Братищевым из Коллегии иностранных дел в Китай, в Лифаньюань, был отправлен официальный лист, в котором освещался инцидент, произошедший с директором каравана А.М. Владыкиным [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 73–75; РГАДА. Ф. 248. Оп. 113 .

Д. 485а. Л. 845–845 об., 860–861 об., 866–867, 876]. А. Владыкин вызвал нарекания китайской стороны как директор каравана, так как твердо защищал торговые интересы России. Коллегия иностранных дел сначала выразила благодарность китайским властям за прием и отправку каравана, возможность торговать в Пекине. Затем высказала сожаление о том, что А. Владыкин вызвал неудовольствие в Пекине, за что он был строго наказан .

Также Коллегия была озабочена отказом цинов принять посланных с караваном А. Владыкина четырех российских учеников для изучения языков. Отказ был мотивирован тем, что С. Владиславич оставил в Пекине четырех малолетних и двух взрослых учеников .

Но об их обмене в документах ничего не говорилось. Российская сторона настаивала на том, что в договоре не было ничего написано и о запрете ротации учеников. Для обеих империй необходимо, чтобы число знающих китайский и маньчжурский языки было как можно больше. А в настоящее время их осталось всего два человека: А. Владыкин и Е. Сахновский, да и те больны .

Далее выражалась просьба к китайским властям о разрешении на обучение шести российских учеников в Пекине [БантышКаменский Н.Н. 1882: 261–263; Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 73–75]. В январе 1757 г. в собрании Сената по доношению Коллегии иностранных дел обсуждались различные вопросы, связанные с политическими и торговыми отношениями России с цинским Китаем, в том числе и недовольство китайской стороны директором А.М. Владыкиным [Сенатский архив 1903, т. 10: 1; Силин 1947: 76] .

В 1744 г. из Китайского трибунала был прислан официальный лист, в котором подчеркивалось, что российских учеников Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН должны привозить в Китай торговые караваны .

Ученики изучали китайский и маньчжурский языки, переводили корреспонденцию, осуществлявшуюся между Лифаньюанем (Трибуналом внешних сношений) и российскими учреждениями: Сенатом, Коллегией иностранных дел. Получившие образование в Пекине ученики уезжали в Россию и назначались на разные должности в Академии наук, Коллегии иностранных дел и других учреждениях. Таким образом, восточные языки изучались не только для христианизации, но в научных и политических целях .

В ХVIII в. в состав миссионеров Русской духовной миссии чаще всего в приказном порядке включали украинцев, которые очень неохотно занимались обращением китайцев и маньчжуров в православие. Одна из причин заключалась в незнании ими восточных языков. Об этой проблеме говорил 12 мая 1753 г. на заседании Синода при формировании пятого состава миссии (1755–

1771) А.М. Владыкин. По его наблюдениям, некоторые китайцы и маньчжуры крестились лишь для того, чтобы получить от миссии одежду. Впоследствии они ее продавали и оставались верны своим традиционным верованиям и ритуалам [Головин 2013: 24–27] .

В третьем томе сборника документов АВПРИ о русско-китайских отношениях в XVIII в. освещается сюжет, связанный с отправкой в Пекин в составе торгового каравана архимандрита и начальника второй Русской духовной миссии (1729–1735) Антония (А.Г. Платковского). «Указ Ея Императорского Величества самодержицы всероссийской ис Походной посольской канцелярии китайской экспедиции иркуцкого Вознесенского манастыря архимандриту Антонию». Антоний организовал в Иркутске школу монгольского языка. В 1727 г. его послали в Пекин вместе с несколькими священниками и тремя лучшими учениками, которые направлялись для изучения китайского и маньчжурского языков .

Из-за кораблекрушения на Байкале миссия Платковского не успела попасть в состав каравана и прибыла в Китай самостоятельно .

Вместе с Платковским в Пекин в июне 1729 г. приехали священники И. Филимонов, Л. Уваров, И. Ивановский и три ученика:

И. Россохин, Г. Шульгин и М. Пономарев [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2006, т. 3: 91–92, 104–107, 110–111, 254–257] .

Для прибывших в Пекин было велено выдать на первый год соотЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ветствующее их чинам жалование из Воскресенского монастыря .

На последующие годы деньги выдавались из Сибирского приказа, из казны торгового каравана, руководствуясь инструкцией из указа Е.И.В., присланной из Походной посольской канцелярии китайской экспедиции [Там же: 107–108]. В соответствии с этой инструкцией в Пекине было разрешено содержать шесть учеников и обучать их монгольскому, китайскому и маньчжурскому языкам .

Два специалиста должны были обучать латыни китайских учеников. Жалование трем ученикам (Л. Воейкову, Ф. Третьякову, И. Пухарту/Пухорту) на первый год выплатили из Походной посольской канцелярии китайской экспедиции. В дальнейшем указывалось платить жалованье из караванной казны и перевозить учеников только на караванном транспорте. Российские ученики, следующие в составе торгового каравана в Пекин для изучения китайского и маньчжурского языков, получали паспорт для проезда в Китай. Содержание одного из таких паспортов 1727 г. можно посмотреть в документе АВПРИ. По возвращении учеников и священников в Россию в составе каравана следовало выдать им жалование в соответствии с русско-китайскими договорами, по которым караван должен приходить в Пекин один раз в три года .

Кроме того, Л. Ланг должен был найти дополнительные финансы для учеников из казны китайского императора [Там же: 110–111] .

В ходе российско-китайской караванной торговли XVIII в .

шел активный обмен предметами, отражавшими своеобразие этнической культуры Китая. Россия отправляла учеников для обучения китайскому искусству, китайскому и маньчжурскому языкам. В 1708 г. при Дворцовой канцелярии была открыта первая школа русского языка в Пекине, в которой преподавали не только священники, но и ученики. В 1716 г. открылось Училище русского языка при Императорской канцелярии. В состав духовных миссий, кроме священников и академических учеников, входили врачи, художники и другие специалисты [Су Фэнлинь 2000: 40;

Лапин 2009: 103; Ван Пин 2015: 69]. Русский востоковед, миссионер П.И. Каменский (архимандрит Петр) приложил много усилий для преобразования в XVIII в. Русской духовной миссии в Пекине в мощный центр изучения Китая [Чегодаев 2011: 3] .

В 1756 г В.Ф. Братищев был отправлен в Пекин с письмами и инструкциями Правительствующего Сената. Он должен был Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН добиться у китайских властей разрешения на свободное плавание русских судов по Амуру, необходимое для снабжения острогов на тихоокеанском побережье. Из-за возникших у А. Владыкина проблем с цинскими властями в сфере караванной торговли В. Братищеву рекомендовали подружиться с китайскими чиновниками. В инструкции, выданной ему Коллегией иностранных дел, имелась информация о директоре китайского торгового каравана А. Владыкине и учениках, так как, кроме амурского вопроса, Братищев должен был решить с цинскими властями проблему приема русских учеников. Благодаря его усилиям ученики продолжили процесс обучения восточным языкам [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 55, 59–60, 377] .

Русская духовная миссия выполняла важную функцию сбора информации о Китае и подготовки переводчиков. До середины ХIХ в. это учреждение было центром изучения китайского и маньчжурского языков. Миссионеры и ученики преподавали китайским военным и чиновникам русский язык в школе русского языка при Дворцовой канцелярии. Этой школой управляли чиновники Дворцовой канцелярии и Трибунал внешних сношений (Лифаньюань). В школе преподавали И.К. Россохин как член второй (1729–1735) и третьей (1736–1745) миссий и А Л. Леонтьев [Головин 2013: 24–27] .

О Леонтьеве и Россохине имеется обширная историография [Материалы для истории Императорской Академии наук 1900, т.

10: 36–37, 52, 153, 268–269, 288, 300–301, 346–347, 363, 373, 681–682, 763–764; Таранович 1945: 225–241; Стренина 1950:

170–177; Скачков 1960: 198–201; 1965; 158–159; 1977: 41–52;

Меньшиков, Чугуевский 1972: 81–82; Дацышен 2000: 97–99, 107;

Самойлов 2008: 137–138; Воевода 2009: 17–20; Захаренко 2012:

38–44; 2013: 98–102; Головин 2013: 29–33]. В.С. Мясников, обобщив данные многих источников, представил основные факты жизни и научной деятельности А.Л. Леонтьева и И.К. Россохина в России и Китае [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 19–22]. Наиболее полный вариант биографии И.К. Россохина составил М.П. Лепехин [Лепехин 2010: 62–68] .

Не повторяя уже сказанного ранее, следует назвать лишь этапы их биографий и научной деятельности, связанные с караванЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 34. Пекинский православный монастырь и посольский двор в первой трети XIX в .

[URL: http://bizurin.narod ru/new_page_11 htm] ной торговлей. Леонтьев Алексей Леонтьевич (1716–1786) получил образование в латинской школе Славяно-греко-латинской академии. С 1738 г. он обучался китайскому языку в московской конторе Коллегии иностранных дел у крещеного китайца Чжоу Гэ / Федора Джоги. В 1742 г. Леонтьев был отправлен в Пекин, где пробыл десять лет в составе третьей и четвертой русских духовных миссий. За это время он изучил китайский и маньчжурский языки. О лингвистических способностях и прилежании Леонтьева высоко отзывался архимандрит Линцевский. В 1746 г .

Леонтьев был определен помощником и переводчиком к учителю-китайцу Фулехэ, а в 1753 г. состоял переводчиком маньчжурского языка в Трибунале. Возвратившись в середине 1750-х годов в Россию, Леонтьев был назначен переводчиком при Коллегии иностранных дел. А. Леонтьев ездил в Пекин в качестве секретаря-переводчика после успешного завершения российско-китайских пограничных и торговых переговоров в 1768 г. под руководством комиссара, полковника И.И. Кропотова [Саркисова 2013: 378]. Благодаря своему таланту в 1770 г. он стал секретарем Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Коллегии иностранных дел и преподавателем китайского и маньчжурского языков. Кроме того, Леонтьев опубликовал ряд сочинений о Китае, сделал много ценных переводов с китайского и маньчжурского языков: «Китайские мысли», «Уведомление о бывшей с 1677 до 1689 г. войне у китайцев с зенгорцами», «Букварь китайский», «Китайское уложение», «Законы и установления китайского правительства», «Ангельская беседа», «Путешествие китайского посланника Тулишэня к калмыцкому Аюке-хану, с описанием земель и обычаев российских», «Уведомление о чае и шелке», «Описание китайской шахматной игры», «Проповедь о Христе Спасителе в Китайском царстве, изображенная китайским письмом в 1781 г. по Р.Х. на камне» и др. Леонтьев переводил рукописи, содержащие данные об этнографии, истории, культуре и искусстве, географии, уголовном праве, логике, философии, административной системе, государственных отношениях [Су Фэнлинь 2000: 48–50] .

В отделе рукописей РГБ хранится перевод А.Л. Леонтьева, содержащий информацию о завещании одного из цинских императоров, призывающего людей соблюдать моральные устои в обществе. При этом явно прослеживается этноцентризм по отношению к завоеванным китайцам — ханьцам: «…для искоренения корысти и самолюбия в китайцах надлежало бы их вновь переродить...» [Леонтьев. Духовная или завещательное письмо китайского богдыхана Юншинга. Л. 3 об.]. В 1744 г. Леонтьев ввел в оборот ценные сведения о географическом и социальноэкономическом положении цинского Китая [РГАДА. Ф. 1261 .

Оп. 1. Д. 892]. Из перевода можно узнать о количестве городов и численности населения в них, объеме собираемых налогов в виде хлеба и серебра, добываемых природных ресурсах, произведениях искусства, которыми славилась та или иная провинция, о товарах, использующихся в торговле с Россией: шелке, чае, фарфоре, ревене, изделиях из лака, слоновой кости, серебра, золота, драгоценных камней .

Совместно с И.К. Россохиным Леонтьев перевел фундаментальное сочинение «Обстоятельное описание Манджурского народа и войска, в осми знаменах состоящего», привезенное в Россию казенным торговым караваном А.М. Владыкина и напечатанное в Санкт-Петербурге в 1784 г .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Русский востоковед П.Е. Скачков высоко ценил специалистов по истории, культуре и языку Китая, прошедших школу Русской духовной миссии в Пекине. Первенство Скачков справедливо отдавал Иллариону Калиновичу Россохину (1717–1771), ученику Духовной миссии в Пекине, прибывшему туда со второй миссией, переводчику фундаментальных исторических трудов в Академии наук, преподавателю китайского и маньчжурского языков [Скачков 1993: 39–40]. И.К. Россохин родился в с. Хилок близ Селенгинска в семье священника, учился в школе монгольского языка при Иркутской духовной семинарии. С торговым караваном под руководством Л. Ланга и Д. Молокова в 1729 г. его отправили в Китай учеником второй и третьей духовных миссий, где он прожил 12 лет. Обладая выдающимися лингвистическими способностями, Россохин настолько хорошо овладел китайским и маньчжурским языками, что стал преподавать маньчжурским чиновникам и военным русский язык в школе русского языка в Пекине. В Пекине Россохин приобрел географическую карту Китая, транскрибировал ее географические названия русскими буквами, и отослал в Россию в 1737 г. с торговым караваном Л. Ланга [Лепехин 2010: 62–63]. За это по ходатайству Ланга в 1738 г. Россохину присвоили чин прапорщика. В 1741 г. Россохин вернулся в Россию и стал переводчиком Академии наук, преподавателем китайского и маньчжурского языков. Россохин работал как переводчик китайского и маньчжурского языков при первом российском историографе Г.Ф. Миллере [Ломоносов 1986: 344;

Дацышен 2013: 22]. С 1741 по 1751 г. Россохин руководил школой китайского и маньчжурского языков при Академии наук в СанктПетербурге и составил первую русскую транскрипцию китайских иероглифов. Он перевел более 30 рукописей: «Известие о шелковых заводах, каким образом они учреждены в Китае», «История о завоевании китайским ханом Канхием калкаского и элетского народа, кочующего в Великой Татарии», «Описание путешествия, коим ездили Китайские посланники в Россию, бывшие в 1714 году у Калмыцкого хана Аюки на Волге», «Табель, или описание Государства китайского: колико число имеет губерний и к ним болших и меньших и воинских городов и крепостей и каких, и что во оных семей и мужска полу, и почему откуду каких Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им .

Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН податей идет в год значит ниже сего, таблица», «Краткое известие Дайцинского или Китайского государства о манджурских ханах и манджурскаго войска и китайскаго столичного города Пекина сколко имеет ворот и крепости и о протчем» и многие другие рукописи. В примечаниях к работе «Всеобщее зерцало, к учреждению добрых порядков в правительстве способствующее» Россохин поместил «Описание великой реки Амура». Россохин сделал экстракт из шести китайских книг, присланных китайскими иезуитами в академическую библиотеку, а также составил «Изъяснения на Вольтеровы о Китае примечания» [Лепехин 2010: 65] .

Вместе с китайскими педагогами Россохин перевел на маньчжурский и китайский языки часть «Грамматики русского языка»

Мелетия (М.Г. Смотрицкого) под названием «Собрание важнейших извлечений, переведенных с русского языка». Этот перевод стал первым учебником русского языка в Китае. Кроме того, Россохин перевел «Ведомости из Пекинского царства китайского, что там было в 1730 г.», «Описание Пекинского государства во всех губерниях, сколько пришлось на 1735 г. сбору серебра и крупы», написал «Обстоятельное описание о разных китайских огненных фонтанах и ракетках, коим образом оные составлять и из каких материй, с ясно изображенными при том фигурами» [Су Фэнлинь 2000: 48; Лепехин 2010: 62] .

Некоторые подробности биографии И. Россохина выявляются из переписки Иркутской провинциальной канцелярии с Сибирским приказом в январе–сентябре 1740 г. [РГАДА .

Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 5376. Л. 211–212 об.]. По указу Е.И.В. от 1738 г. И. Россохину был пожалован чин прапорщика и 150 р .

годового жалования. По указу от 20 января 1740 г. было велено выдать жалованье из Иркутской канцелярии академическим ученикам И. Россохину и Михаилу Пономареву после возвращения из Пекина. Деньги выделялись в том числе и из казны торгового каравана. В сентябре 1740 г. в Иркутскую канцелярию поступило известие о том, что Пономарев умер в Китае. И. Россохин привез в Россию столько научных книг, что для их транспортировки потребовалось четыре подводы [РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 8. Д. 5376 .

Л. 211–212 об.] .

В 1761 г. Библиотека Академии наук приобрела у вдовы И.К. Россохина большую коллекцию китайских книг по истории, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН географии, философии, астрономии и другим научным дисциплинам. Эти книги стали основой китайского фонда [Меньшиков, Чугуевский 1972: 81–82; Летопись БАН 2004: 135] .

И.К. Россохин внес большой вклад в отечественную науку, составляя примечания к китайским географическим картам, путевым караванным журналам, исправляя названия топонимов Сибири, Монголии и Китая [Захаренко 2013: 98–99; Лепехин 2010: 62–68] .

Следует высоко оценить грандиозную работу И. Россохина по переводу им «Китайского атласа» [Россохин. Описание китайского атласа]. Эта огромная по объему рукопись хранится в отделе рукописей Российской национальной библиотеки .

Документ представляет собой созданное «природными китайцами» в 1744 г. подробное географо-экономическое описание 16 провинций Китая. Изложение ведется со времени Древнего Китая с перечислением всех правящих династий. Особо подчеркивается отличие этнонима китайцев-ханьцев от захвативших их страну маньчжуров — Мань-дзы. Маньчжуры именовали китайцев термином «никан», монголов — «монго» и «мунгалы» [Там же. Л. 1–1 об.]. Россохин привел подробное описание каждой провинции, в том числе Хэйлунцзянской провинции и р. Амур [Там же. Л. 2 об. — 31 об., 32 об. — 40 об.]. Эта территория входила во вторую провинцию Шын-Гин, подразделявшуюся на ведомства Фунтянского, Нингутаского и Хелунгянского генералов .

Последний находился в г. Чичагаре и отвечал за всю «страну» по Амуру, которая на китайском языке называлась Хелунгян, а на маньчжурском — Сахалин-ула («Черная река»). Данная провинция распространялась к северу за р. Амур до границ Российского государства [Там же. Л. 32 об.]. Россохин перевел информацию о городах и крепостях этой провинции, населении и его занятиях, плодородии пашен и богатстве недр. Здесь добывали серебро, алебастр, железо, соль, медь, жемчуг в реках. На территории произрастали кедры, сосны, березы, груши, черемуха, дикоросы и лекарственные растения. Животный мир был богат птицами (орлы, кречеты, ястребы, фазаны). В состав таежных животных входили бабры (то есть тигры. — С.Б.), барсы, медведи, олени, лоси, соболи, рыси, черные и красные лисицы, корсоки, горностаи, белЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ки, хорьки, зайцы. Маньчжурам были известны водные и морские животные: бобры, выдры, кит-рыба, белуга, каракатица. В атласе были четко указаны реки и их системы. Кратко говорилось о некоторых поселениях, в которые приезжали русские купцы, например о городе Сининджынь или Сининфу. В нем торговали монголы, татары, бухарцы, русские. Когда российские караваны шли из Нерчинска в Пекин, то для въезда через Великую китайскую стену они пользовались воротами Хифункоу [Там же. Л. 210 об. — 211, 219 об. — 220]. Интересны система обозначений на карте в зависимости от статуса города (квадрат в квадрате, ромб, круг, прямоугольник) и примечания Россохина по этому поводу. Вместо градусной сетки в атласе была сделана сетка из квадратов. Россохин сожалел об отсутствии на карте масштаба и написал: «…думать должно, что или сочинитель или копировщик ландкарт позабыл, ибо на всех ландкартах природными китайцами сочиненных масштапы имеются…» [Там же. Л. 210 об. — 211, 238] .

Еще один перевод Россохина, содержащий подробное описание Пекина, системы его обороны, структуры войск, указания воинских званий и этнокультурных отличий, хранится в отделе рукописей РГБ [Россохин. Краткое описание Дайцинского или Китайского государства]. Интересны заметки о бюрократических препонах, поразивших даже знаменитую военную машину маньчжуров. Например, из переписки императора с военными чиновниками выяснилось, что система боевых сигналов, призванная оповещать войско, не работала, так как ее сути не знали даже офицеры. Сабли у солдат были изготовлены из мягкого железа и были плохо заточены. Более того, даже для часовых при городских воротах этих сабель не хватало, и караульные брали их взаймы друг у друга на время дежурства. Чиновники и генералы в ответных письмах убеждали императора, что все недостатки они устранят .

Как это ни странно, но император им верил. В табличной форме приведены примечания для знаменных войсковых подразделений разных цветов и оттенков [Там же. Л. 7–10, 26 об. — 37]. В рукописи имеется важная информация этноисторического характера, связанная с рассмотрением истории маньчжурской династии, культурного и военного взаимодействия маньчжуров с китайцами, монголами, калмыками и другими народами Восточной Азии .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН

Некоторые штрихи к биографии первых русских синологов собрала и проанализировала Е.В. Воевода [Воевода 2009:

17–20]. Она справедливо подчеркнула, что в процессе обучения российских академических учеников китайскому и маньчжурскому языкам при Русской духовной миссии в Пекине в XVIII в .

важную роль играли торговые караваны, которые привозили им денежное жалование. Кроме того, ученики, находившиеся в ведении архимандрита Пекинской духовной миссии, подчинялись и директорам казенных китайских караванов. В 1730-х годах в Пекине при Духовной миссии, которой руководил архимандрит Антоний Платковский, обучение проходили И. Россохин, Алексей Владыкин, И. Быков, Л. Воейков, М. Пономарев, Г. Шулгин, И. Пухорт, Ф. Третьяков. Пухорта и Третьякова через некоторое время отправили обратно в Россию как не проявивших таланта в изучении восточных языков. Архимандрит Платковский выше других оценивал знания И. Россохина и М. Пономарева. В 1746 г .

в Россию с караваном Г. Лебратовского вернулись Алексей Владыкин и Иван Быков, прекрасно освоившие китайский и маньчжурский языки. А. Владыкин был направлен для продолжения службы в Коллегию иностранных дел переводчиком, а Быков — в Академию наук, где он также занимался переводческой и преподавательской деятельностью [Там же] .

Важные подробности о функционировании школы русского языка в Пекине собрал китайский ученый Су Фэнлинь [Су Фэнлинь 2000: 33–37]. Школа была создана усилиями правительств Китая и России, направленными на подготовку переводческих кадров. Первых учеников нашли в восьмизнаменных монгольских и ханьских войсках. Отдел культуры и истории Управления классической литературы Императорской канцелярии дал официальное объявление о наборе студентов, желающих изучать русский язык. Следующей проблемой стал подбор учителей. Цинские власти обратились к директору русского торгового каравана П. Худякову с просьбой найти желающего преподавать русский язык в школе. Худяков направил в качестве временного учителя купца Василия. Школу разместили в Северном русском подворье, где, по данным Су Фэнлиня, располагались торговые караваны. За поведением учеников следили военные из монЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН гольского корпуса. Уроки продолжались до того момента, когда купцу Василию подошел срок возвращения с торговым караваном обратно в Россию. Пекинские власти решили найти новых учителей в «русской роте», которыми стали Кузьма, Иван и Яков, дети от этнически смешанных браков. Они выросли в Пекине, свободно говорили на русском языке, но не знали его грамматику .

Пробовали привлекать к обучению и военнопленного Никона, которого экзаменовал директор русского торгового каравана. Новое помещение для школы нашлось в буддийском храме. Весной 1716 г. школу переименовали в Училище русского языка при Императорской канцелярии. По распоряжению нового императора Юнчжэна преподавателями стали два священнослужителя из Духовной миссии. В качестве учебного пособия использовали учебник грамматики русского языка Смирницкого, который привез из России ученик Лука Воейков. Только через много лет усилиями приглашенного в школу в 1738 г. Россохина, китайских преподавателей Фулахэ и Мача бльшая часть грамматики к концу 1744 г. была переведена на маньчжурский и китайский языки. В 1745 г. в школе начал преподавать ученик Русской миссии А. Леонтьев, который продолжил работу по переводу русской грамматики и завершил его в 1746 г. Особая ценность этого труда заключается в том, что в Китае он не сохранился, зато рукопись в четырнадцати томах имеется в России [Там же: 33–37] .

Таким образом, торговые караваны играли свою важную роль, прокладывая коммуникационную линию между Москвой, Петербургом и Пекином, Академией наук и Русской духовной миссией, академическими учениками. В частности, караван Лебратовского был посредником в 1740-х годах в российскокитайских переговорах относительно священников и учеников Русской миссии в Пекине. В документах Трибунала внешними провинциями управляющего представлена информация на маньчжурском, латинском и русском языках о проблемах российских церковных служителей в Пекине [РГАДА. Ф. 248. Кн. 183. Ч. 1 .

Л. 115–125]. По договору 1728 г. между Россией и Китаем в Пекине мог быть оставлен один священник и при нем три служителя, при российском дворе — четыре ученика для изучения восточных языков. Однако трибунал решил оставить в Пекине только двух Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН священников: Сазона Карпова и Кирилла Белевского. На смену умершему в 1741 г. Иллариону Трусову был прислан Гервасий Линцевский, прибывший с торговым караваном Г. Лебратовского .

Вместе с караваном А. Владыкина, по определению Сибирского приказа и в силу указа Сената от 16 июля 1753 г., было велено переслать в Китай жалование ученикам китайского и маньчжурского языков за 1749–1753 гг. по 800 руб. каждому. Впредь до их возвращения в Россию следовало выдавать им деньги из Иркутской канцелярии за счет обмена пушнины на китайское серебро [РГАДА .

Ф. 214. Оп. 1. Ч. 6. Д. 4401. Л. 15–16 об.]. 11 августа 1753 г. из Сибирского приказа были посланы указы бригадиру В. Якоби и директору китайского каравана А. Владыкину об отправлении из Иркутской канцелярии мехов для обмена их на китайское серебро для выдачи денег российским ученикам. Средства предназначались для обеспечения их жизни в Пекине, процесса изучения китайского и маньчжурского языков, а также на обратный путь в Россию с караваном А. Владыкина [РГАДА. Ф. 1092 .

Оп. 1. Д. 20. Л. 475 об., 477]. А. Владыкин принял пушнину по «Ведомости краткая учиненная у караванных дел из принятого подробного реестра о принятии из Иркуцкой рентереи в караван мягкой рухляди на презенты китайским министрам и мунгальским владельцам и на дачу архимандритам и иеромонахам и церковным служителям и китайского и маньчжурского языков ученикам жалованья и на вымен шелку сырцу в тридцать тысяч рублев сумы, а какой, сколько и какие городов и насколько всего сумою, значит из сего…» [РГАДА. Ф. 214. Оп. 2. Д. 42. Л. 31–64] .

Подобным образом посредством каравана снабжались финансами архимандрит Макарий Юматов, архимандрит Линцевский, церковные служители и академические ученики. Пушнина (соболь, лиса, горностай, бобр, выдра, морской котик, белка) на общую сумму 2391 руб. 88 коп. поступала из Сибирского и Дальневосточного регионов. Были указаны Верхневилючинское и Верхоянское зимовья, камчатские остроги, Охотский порт, ясачные тунгусы из Нерчинска, Красноярска, Селенгинска [РГАДА. Ф. 214. Оп. 2. Д. 42. Л. 65–68] .

Посланный в Китай с донесениями, в том числе и об отправке торгового каравана, прапорщик И. Якоби написал нескольЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ко рапортов о своем пребывании в Пекине, упоминая учеников [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 450–453, 474–477]. В рапорте в Канцелярию правления пограничных дел в октябре 1753 г .

И. Якоби подчеркнул, что он ездил в Китай по караванным делам в силу указа Е.И.В. и Коллегии иностранных дел. На китайскую границу он прибыл 7 июля, оттуда 11 июля в Ургу, где находились монгольские пограничные управители Тушету-хан с товарищами .

В Урге И. Якоби пробыл до 14 июля, и 27 июля приехал в Пекин. Там он вручил лист в Мунгальский трибунал министрам для передачи его императору. Ответный лист с резолюцией он получил из трибунала 20 августа и на другой день выехал в обратный путь. С 26 августа по 2 сентября И. Якоби болел в Гобийской степи и на российскую границу прибыл лишь 7 сентября. В отчете он отметил, что узнал важные сведения о находящихся в Пекине архимандрите, церковных служителях, российских учениках [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 450]. Якоби выяснил, что архимандрит, церковные служители и ученики в Пекине проблем в общении с местным населением не испытывали. Здоровье у них было хорошее, кроме иеромонаха Феодосия и дьяка Созонта Виноградского, что письменно засвидетельствовал архимандрит Гервасий. Однако российские ученики рассказали ему, что иеромонах Феодосий с 1747 г. службу в церкви не отправлял, кроме царских панафиден34. Дьяк Виноградский ходил в церковь только в воскресные дни. Сам И. Якоби в бытность его в Пекине тоже видел, что священники плохо занимались церковными делами .

На некоторых иезуитов в 1751 г. нападали китайцы35 .

Однако, несмотря на сообщение И. Якоби о хорошем состоянии дел, ученики Алексей Леонтьев, Андрей Каняев, Ефим Сахновский проживали в крайней нищете и поэтому попросили денег в долг. И. Якоби дал каждому по 57 лан 5 чинов серебра, всего на сумму 300 руб. [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 452–453] .

За эту поездку в Китай И. Якоби был пожалован чином поручика .

Панафида, панихида — церковная служба по умершему .

По этому поводу иезуит Еганез Валтер рассказал, что в Пекине был португальский посол Францискус, который стоял перед императором на коленях при подаче письма, в котором король Португалии просил, чтобы иезуитов в Пекине содержали в милости. Этот посол уехал из Китая 23 мая 1753 г .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН 7 февраля 1754 г. он послал в Сибирский приказ донесение, в котором просил вернуть ему деньги, одолженные им российским ученикам [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 474–477]. В феврале 1754 г. велась переписка между Коллегией иностранных дел, Сибирским приказом, бригадиром и селенгинским комендантом В.В. Якоби о том, что посланный в Пекин курьер прапорщик И.В. Якоби из выменянной им на пушнину суммы 14 августа 1753 г. дал денег российским ученикам: А. Леонтьеву, А. Коняеву, Е. Сахновскому, изучающим в Китае китайский и маньчжурские языки [РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 6. Д. 4401. Л. 10–11; Оп. 2. Д. 42 .

Л. 206]. В справке Сибирского приказа от 15 февраля 1754 г. подробно говорилось об этой пушнине, о том, как И. Якоби обменял ее на деньги и дал их ученикам в долг. Кроме того, одну лисицу он вручил китайскому офицеру за полученные от того сведения .

Наиболее важный фрагмент документа связан с информацией об учениках. Как указывалось выше, по Кяхтинскому договору в Пекине для изучения восточных языков могли проживать шесть российских учеников с годовым жалованием 200 руб. из иркутских доходов. А. Коняев, А. Леонтьев и Николай Чеканов были отправлены в Пекин в 1742 г. Трое жили в Китае ранее, двое выехали в Россию, а один умер. Вместо него был назначен прибывший в Китай с караваном Лебратовского Ефим Сахновский [РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 6. Д. 4401. Л. 12–15] .

Между Коллегией иностранных дел и Сибирским приказом в 1753–1754 гг. шла долгая переписка о том, какое из этих учреждений должно вернуть деньги И.В. Якоби, одолженные ученикам .

В конце концов было решено, чтобы деньги вернул Сибирский приказ, так как курьера посылали по караванным делам, которыми этот приказ и занимается. Подчеркивалось, что И. Якоби совершил благородный поступок, поддержав финансами учеников и защитив тем самым подданных Е.И.В. в далеком и чужом государстве от посмеяния со стороны идолопоклонников. Оказалось, что эти ученики не получали своего жалования уже на протяжении пяти лет [РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Ч. 6. Д. 4401. Л. 24–25 об., 64]. Указом от 31 мая 1754 г. было велено выдать из Иркутской канцелярии И. Якоби 293 руб. 25 коп. Директор каравана А. Владыкин прислал 31 августа 1754 г. селенгинскому коменЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН данту В.В. Якоби промеморию, в которой сообщил, что одолженное И. Якоби серебро академическим ученикам возмещено ему полностью. Сумма 293 руб. 25 коп. взята из имеющейся при караване, принятой из Иркутска на путевые расходы пятитысячной суммы. Деньги отправлены В.В. Якоби с караванным целовальником И. Верхотуровым. 21 сентября 1754 г. В. Якоби подтвердил получение денег и послал об этом промеморию в Сибирский приказ [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 475 об., 479] .

В одном из дел РГАДА «Дело о пересылке следующему в Пекин архимандриту Ематову и директору Владыкину конвертов 1755 генваря с 20-го числа» кратко освещается роль торгового каравана как посредника в переписке правительственных и религиозных учреждений с Русской духовной миссией в Пекине [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. III, 115а, 124–125]. Так, 6 мая 1755 г. А. Владыкин прислал промеморию бригадиру В.В. Якоби, в которой известил о том, что в караване получены указы из Сибирского приказа и для архимандрита Юматова из Святейшего Правительствующего Синода. Караван планирует отправиться из Пекина в 20-х числах мая и прибыть в Россию в августе .

С караваном А. Владыкина в Россию вернулись некоторые члены четвертой Духовной миссии, ученики Алексей Леонтьев и Ефим Сахновский, причетники пятой миссии, которым цинские власти не разрешили остаться в Пекине. Сахновского

А.М. Владыкин определил переводчиком при Кяхтинской таможне. Впоследствии Сахновский еще дважды посещал Китай:

в 1756–1757 гг. в качестве переводчика с миссией В. Братищева и в 1762–1763 гг. с миссией И. Кропотова [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 75]. В феврале 1756 г. в Верхотурской таможне были осмотрены вещи возвращавшихся из Пекина в составе каравана А. Владыкина архимандрита Линцевского, иеромонаха Феодосия, академических учеников. Запрещенных товаров выявлено не было [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 331 об.] .

Су Фэнлинь высоко оценил посредническую роль торговых караванов в перевозке российских учеников в Китай для обучения китайским художественным промыслам. Например, с караваном А. Владыкина в Китай в 1755 г. для обучения прибыл ученик Дмитрий Попов к пекинскому мастеру по эмали [Су Фэнлинь 2000: 30]. В начале декабря 1758 г. в Сенат из Сибирского приказа Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН поступил рапорт о работе каравана А.М. Владыкина, российских академических учениках, сборе «куриозных» вещей в Китае, обучении мастера Алексея Курсина китайскому финифтяному художеству, переписке с Академией наук и Московским университетом [РГАДА. Ф. 248. Кн. 183. Ч. 1. Л. 255–259]. В январе 1757 г .

Сибирский приказ получил указ Е.И.В., которым было разрешено бывшим в Пекине при директоре каравана А. Владыкине для обучения китайскому художеству и сбора «куриозных» вещей российским ученикам Дмитрию Попову и Алексею Курсину заниматься в Москве китайским искусством по производству финифтяных изделий. Для этого их нужно включить в штат Сибирского приказа с положенным жалованием. Сибирский приказ должен купить им необходимое оборудование и помещение для мастерской в Москве. Мастерам нужно вернуть вывезенные из Китая инструменты и камень «жинжин» из Сибири. Для обучения этой технологии необходимо найти еще двух человек из устюжского или соликамского купечества, двух — из московского. А. Курсин должен найти в Иркутской провинции материал для фарфорового и финифтяного художества. Развитию этого искусства российские власти придавали большое значение. Из Сената в Канцелярию Академии наук, Императорский Московский университет были посланы промемории с требованием о поисках желающих обучаться у Попова [РГАДА. Ф. 248. Кн. 183. Ч. 1 .

Л. 255, 258–259]. В целом нужно было приложить усилия, чтобы это искусство получило дальнейшее развитие в России .

Следует отметить важный аспект, связывающий, хотя и косвенно, караванную деятельность с развитием российского востоковедения и отечественной науки. А.М. Владыкин и И.В. Быков, как бывшие ученики Русской духовной миссии, впоследствии руководители торгового каравана, занимались переводами рукописей с китайского и маньчжурского языков на русский. Отечественные востоковеды П.Е. Скачков, В.Е. Ларичев уделили внимание анализу их переводческой деятельности [Скачков 1977: 396; Ларичев 2009: 59–60]. А.М. Владыкин перевел китайские рукописи, хранящиеся в настоящее время в РГАДА [РГАДА. Ф. 181. Д. 422 .

1734; Д. 423. 1727–1730]. Эти китайские сочинения посвящены вопросам правовых норм, социальных и семейных отношений, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН морали, проблемам военного дела. В деле 422 имеются этнографические сведения о необходимости школьного образования для простого народа в период правления второго цинского императора Канси, о важности земледелия и шелководства, разделении людей на десятки и сотни. Кроме того, в деле содержится информация о конфуцианских добродетелях, взаимосвязи положительной душевной сущности императора с моралью его подчиненного народа и войска, необходимости любить и уважать родителей и старших, сохранении нравственных ценностей, расширении сети школ, важности учения книжных людей, которым император выделил хорошее кормовое жалование. Все эти мероприятия должны привести к уничтожению споров между людьми, искоренению воровства и плутовства, возвышению общества, изобилию пашни, пищи, одежды и т.п. [РГАДА. Ф. 181. Д. 422. Л. 1, 5, 29, 37, 45–46, 51, 59, 75, 83, 91, 97, 99, 105, 113, 121]. В деле 423 приведены интересные сведения о снижении военного духа маньчжуров из-за чрезмерного употребления мяса, из-за чего денежное довольствие (серебро) быстро тратилось, «…а в брюхе никакой сытости не будет…», о вреде роскошной жизни, сохранении во всем умеренности [РГАДА. Ф. 181. Д. 423. 1727–1730. Л. 40] .

Товарищ А. Владыкина по караванной деятельности И.В. Быков также занимался переводами и ввел в русскоязычный научный оборот несколько ценных рукописей. Например, в РГАДА хранится переведенная Быковым с маньчжурского языка «История о мунгалах» [РГАДА. Ф. 181. Д. 421. 517 л.]. Слова средневековой рукописи удивительно актуальны: «Ежели на древние регламенты и гистории посмотреть частью и падение весьма потаенно в себе содержат времена тишины и смятения зело скрытно в себе имеют и о том, кроме святых, иной никто не ведает, того для о царские права и поступках, о щастии и падении ученые люди обо всем пишут…» [РГАДА. Ф. 181. Д. 421 .

Л. 1]. В.Е. Ларичев высоко оценил этот перевод И.В. Быкова как важный вклад в историю становления отечественного маньчжуроведения [Ларичев 2009: 59–60]. В переводе И. Быкова «Указы богдыхана китайского» имеется интересная информация о межэтнических и межконфессиональных отношениях китайцев с католическими миссионерами [РГАДА. Ф. 181. Д. 423. Л. 1–36] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Китайцы были недовольны тем, что иезуиты с пренебрежением относились к китайским законам. В свою очередь, китайцы высмеивали каноны христианства. Например, что вера о сошествии Бога на землю есть просто ересь, ибо всем на земле правит небо, о чем издревле гласят китайская религия и законы. «И сие есть самое сопротивление истине и безмерное блюзнерство…»

(блюзнирство — святотатство, кощунство. — С.Б.). Китайцам было совершенно непонятно, зачем христианскому небесному богу нужно было сходить на землю и превращаться в человека .

Ведь если человек наречет себя небесным богом, то это не будет истиной. Критиковались и шаманские камлания, если они были направлены на возбуждение в людях зла. Такие ритуалы сравнивались с практикой неопытного врача, приносящего людям только вред [РГАДА. Ф. 181. Д. 423. Л. 10–11]. Совершенно справедливо подчеркивались этнокультурные особенности и невозможность использования иноэтничных культурных и мировоззренческих моделей: «…как в Срединном государстве есть свой закон, так и у римлян в их стране имеется свой закон. Но не надлежит производить римские законы в Срединном государстве, равно как и законы Срединного государства в римском государстве» [РГАДА. Ф. 181. Д. 423. Л. 15]. Здесь же говорилось о необходимости уважения буддийских канонов, которые почитались не только в Китае, но и в соседней Монголии, в результате чего сохранялось спокойствие на границе [РГАДА. Ф. 181. Д. 423 .

Л. 15]. Далее в рукописи представлено много сведений о том, что государь и его люди должны соблюдать мораль, делать добро, не слушать ереси, блудливые песни и истории .

2.2. Научные материалы, привезенные в Россию торговыми караванами Наибольшее значение в процессе доставки книг и музейных коллекций в Академию наук и Кунсткамеру имеет деятельность упомянутых выше Л. Ланга и Ф Л. Елачича .

По инструкции 1727 г. Ланг должен был купить в Китае за караванный счет книги на китайском, латинском и немецком языках и прислать их в Россию с торговым караваном [РусскоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН китайские отношения в XVIII в. 2006, т. 3: 107–108; АВПРИ .

Ф. Сношения России с Китаем. Д. 9. Л. 119–119 об.]. В 1728 г .

Ланг привез из Пекина 82 тетради в восьми папках китайских, монгольских и маньчжурских книг, заложив тем самым основу дальневосточных изданий Библиотеки Петербургской академии наук, курьезные вещи для Кунсткамеры. Впоследствии через его родственников в Кунсткамеру поступила коллекция китайских вещей [Бантыш-Каменский Н.Н.

1882: 86, 96, 103–105, 108, 110, 112, 118, 120, 164, 173, 197, 218, 225, 311, 508 и др.; Гнучева 1940:

85; Шафрановская, Шафрановский 1957: 83–93; 1959: 295–301;

Шафрановская 1958: 157; 1969б: 5–6; Су Фэнлинь 2000: 57;

Летопись БАН 2004: 19, 57; Дацышен 2013: 23]. В Пекине Ланг познакомился с иезуитами, которые оказывали ему помощь в приобретении научных материалов [Благодер 2005: 101]. В середине 1730-х годов Ланг неоднократно привозил в Академию наук научные книги. По просьбе Ланга книги, которые он вез в караване в Пекин, осматривали только в Тобольске, затем опечатывали таможенной печатью до русско-китайской границы. На обратном же пути от границы его книжный багаж не беспокоили до самого Санкт-Петербурга [Летопись БАН 2004: 63–66]. Сейчас эти книги находятся в Петербургском отделении Института восточных рукописей РАН [Су Фэнлинь 2000: 57]. Следует отметить эту важную грань караванной деятельности Ланга. По данным Су Фэнлиня, с помощью Ланга в Китай в XVIII в. попали первые русские книги. После подписания Кяхтинского договора Ланг привез в Пекин некоторые издания Академии наук [Там же: 58–59] .

Впоследствии Библиотека Академии наук приобретала книги у возвращавшихся в составе торговых караванов из Китая русских миссионеров и учеников Духовной миссии [Дацышен 2013: 23] .

В 1735 г. Л. Ланг отправился в Китай с очередным торговым караваном. Для того чтобы ему в Пекине было проще заниматься вопросами российско-китайских отношений, Сенат присвоил Лангу звание советника канцелярии вместо чина директора каравана [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 9–10] .

В 1736–1737 гг. Ланг отправил из Селенгинска в Академию наук с торговым караваном три ящика китайских книг, которые были доставлены в 1739 г. Кроме того, Ланг привез из Пекина в СанктПетербург составленный учениками миссии китайско-латинский Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН словарь, основы китайской грамматики и другие лингвистические материалы. По указанию Синода с них были сняты копии, которые были переданы архимандриту Гервасию в 1742 г. при снаряжении четвертой миссии (1745–1755). В 1754 г. книги были приобретены у племянника Л. Ланга — Готфрида Альбума .

Торговые караваны доставляли китайские книги и словари не только в Санкт-Петербург, но и в Москву. Например, в 1730 г .

торговый караван доставил в Москву, в Коллегию иностранных дел, китайские книги и письма иезуитов [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2006, т. 3: 394, 417–418]. В 1739 г. посылки с книгами из Академии наук в Пекин отвозил директор торгового каравана Е. Фирсов. В 1741 и 1748 гг. Библиотека Академии наук приобрела много китайских книг у И.К. Россохина [Головин 2013: 28–29; Летопись БАН 2004: 70–72, 75, 103, 126]. В 1741 г .

И.К. Россохин доставил в Академию наук из Китая большое количество китайских книг и рукописей, возвращаясь в Россию в составе торгового каравана Е.В. Фирсова .

Среди прочих Россохин привез рукопись китайского дипломата, маньчжура Тулишэна / Ту-Ли-Чэня (кит. имя Яо Фу) (1667– 1740) «Записки Тулишэня о его поездке в составе цинского посольства к калмыцкому хану Аюке в 1712–1715 гг.». Тулишэн совершил поездку в 1712–1715 гг. к хану Аюке, сделал дорожные описания, в том числе о российской территории. В настоящее время рукопись хранится в архиве Института восточных рукописей РАН (ИВР РАН. № С-93). Посольство проехало от Пекина до ставки хана Аюки через Селенгинск, Удинск, Иркутск, Тобольск, Симбирск, Казань, Саратов [Лепехин 2010: 65–66] .

В 1978 г. в сборнике материалов и документов о русско-китайских отношениях в XVIII в. был представлен русский текст этого описания, сделан профессиональный анализ рукописи, показаны история и варианты названия ее перевода, публикаций на русском, французском, немецком языках в XVIII–XX вв. [Русскокитайские отношения в XVIII в. 1978, т. 1: 437–483]. Кроме того, в комментариях рассмотрены этапы петербургской жизни И.К. Россохина, его переводческая и научная деятельность, сложные отношения с Г.Ф. Миллером, биография Тулишэна .

Еще в 1723 г. в Китае был издан авторский перевод рукописи на китайский язык. С него в 1726 г. иезуит А. Гобиль сделал соЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН кращенный французский перевод. В 1732 г. французский вариант был переведен Г.Ф. Миллером на немецкий язык. И.К. Россохин в 1755 г. сделал русский перевод с маньчжурского оригинала .

Этот перевод был рекомендован Академией наук к изданию .

Однако по ряду причин он был опубликован Г. Миллером только в 1764 г.: «Описание путешествия, коим ездили китайские посланники в Россию, бывшие в 1714 году у калмыцкого хана Аюки на Волге». Хотя И. Россохин свой вариант перевода назвал подругому: «Записки путешествия послов, в последние края света посланных» [Ежемесячные сочинения и известия о ученых делах 1764, № 6: 3–48; № 8: 99–150; № 9: 195–234; № 10: 291–353;

№ 11: 387–413] .

Имеется вариант перевода этой рукописи на русский язык А Л. Леонтьевым, еще одним выдающимся отечественным синологом: «Путешествие китайского посланника к калмыцкому хану с описанием земель и обычаев российских» (1782. 2-е издание — 1788).

Однако, по мнению лингвистов и китаеведов, перевод Леонтьева содержит некоторые неточности [Лепехин 2010:

65–66] .

Таким образом, посредством торгового каравана Е.В. Фирсова в Россию была привезена уникальная рукопись, которая стараниями И.К. Россохина вошла в научный оборот и с которой могли познакомиться российские ученые и общественность .

Ценность ее заключается в том, что это первое в истории описание посольства цинских властей в Россию, о которой жители Поднебесной тогда мало что знали. Имеется большая историография востоковедов, историков, географов и специалистов других дисциплин, посвященная этой рукописи [Кюнер 1961: 279;

Мороз 2009: 28–39; Захаренко 2012: 39]. Вместе с цинским посольством из Пекина выехал и торговый караван П.Р. Худякова, помощью которого послы пользовались при въезде в Селенгинск .

В рукописи имеется краткая история Китая, описаны момент его захвата маньчжурской династией Цин, политические отношения с Россией, географические достопримечательности Монголии и Сибири, сделаны интересные этнографические зарисовки монголов, калмыков, русских, представлена планировка русских городов и расстояние между ними, указано число церквей и торЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН говых лавок в них. Показаны особенности транспорта, пищевой модели и системы сбора налогов. Приведена карта-схема с указанием даже тех территорий, где посольство не проходило, например Швеции [Ежемесячные сочинения и известия о ученых делах 1764, № 6: 4–8, 17–18, 28–30, 43–48; № 8: 100–104, 110–111 и др.;

Русско-китайские отношения в XVIII в. 1978, т. 1: 446–451 и др.;

Ноздрина 2007б: 5–6, 10, 15–16; Мороз 2009: 28–39] .

Как отметил Су Фэнлинь, Тулишэнь не был главой посольства, а являлся только одним из его членов, однако именно он сделал эти записки, ставшие первой в истории Китая работой о России .

После Тулишэня были созданы и другие работы о России, например: Хэ Цютао «Шофан бэй-шэн» («Полное описание северной границы»), Чжан My «Мэнгу юму цзи» («Записки о скотоводах-кочевниках Монголии»), Ци Юньши «Синьпзян яолюэ»

(«Важнейшие сведения о Синьцзяне»), «Да Цин итун чжи»

(«Официальное описание империи Великая Цин»). Во всех этих трудах использованы материалы из записок Тулишэня. Они вызвали широкий интерес в мире и были переведены на французский, немецкий, русский, английский, японский и другие языки .

Тулишэн сделал категоричный вывод о том, что чай совершенно не знаком русским [Су Фэнлинь 2000: 38–39]. Хотя к моменту поездки посольства торговые караваны уже несколько десятилетий привозили чай в Россию .

12 января 1756 г. в Сенате обсуждали результаты исследовательской деятельности каравана А. Владыкина, журнал Е. Владыкина, собранные караваном научные материалы, книги и карту. Е. Владыкин представил в Сенат доношение, в котором указал сроки своего пребывания в китайском казенном караване, выполненную им секретную миссию [Сенатский архив 1901, т. 9: 488; Головин 2013: 29–30; РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а .

Л. 715]. Е. Владыкин в рапорте, поданном от себя и директора каравана А. Владыкина, представил в Сенат журнал маршрута, карту губерний и провинций Китайского государства, план Пекина. На картуше геодезистами дано длинное, всеохватывающее название в традициях XVIII в.: «…Ландкарта. С верных разных специальных китайских карт в бытность российского каравана в столичном китайском городе Пекине, собранных колЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН лежским асессором и директором Алексеем Владыкиным, которые и переведены им же директором. Сочинена геодезии порутчиком Ермием Владыкиным и при нем будущим геодезистом Михаилом Башмаковым в 1755 г. И притом приложен тракт чрез Мунгальскую степь до Калганской стены, а от Калганской стены чрез разные города китайского владения до самого столичного города Пекина с верного описания» [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113 .

Д. 485а. Л. 688 об.] .

При этом текст в документах РГАДА и на карте РГВИА несколько отличается. Вариант РГАДА следующий: «От Пекина до Восточного и Полуденного моря. Всего по ширине от моря Байкала на 24, по длине от Пекина к востоку на 23, к западу на 16 градусов. А именно губерния Пекинская, что значит на китайском языке Джили. Часть губернии Дзянкан, губерния Шанси, часть губернии Хэнан, губерния Санси. Малая часть мунгальского места, лежащего к губернии Санси. Часть владения бухарского, которые именуют тех китайцев хани. Места степные владения мунгальского. Губерния манжурская по-китайски Шиндян (?). Река Амур со впадающими в нее реками, по которой живут с вершин мунгалы, а потом дауры, солоны, а к устью манжуры (которая внесена в генеральную ланкарту с достоверных ханского двора ландкарт). Владение корейское, по-китайски завомое Чоусян…» [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 688 об.]. На карте китайские губернии и соседние государства перечислены списком: «Экспликацио. Положенным всей ландкарте китайского государства губерниям сколько оных состоит о том значит под литерами: A. Губерния Пекинская, что значит на китайском языке Джили. B. Губерния Шаньдун. C. Часть губернии Дзяннань. D .

Губерния Шанси. E. Часть губернии Хэнань. F. Губерния Сансин .

G. Малая часть мунгальского места, лежащего к губернии Сансин .

H. Часть владения бухарского, которые именуют тех китайцев хамия. I. Места владения мунгальского. K. Губерния манжурская именуемая по-китайски Шиндзин, в ней же живут солоны, дауры и протчие народы, которых манжуры по завладении китайским государством подле себя поселили. L. Река Амур со впадающими в нее реками, по которой живут с вершин мунгалы, а потом дауры, солоны, а к устью манжуры. M. Владение корейское, поЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 35. Географическая карта Китая, привезенная торговым караваном А.М. Владыкина [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103. Фрагмент 1]

–  –  –

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН китайски завомое Чоусян, а по просторечию Гоули» [РГВИА. Ф .

447. Оп. 1. Д. 103. 1 л.]. Здесь нет перечисления координат, но имеется дополнительный вариант названия Кореи .

Карта была скопирована Е. Владыкиным и М. Башмаковым из китайских материалов императорской библиотеки, на что ушло 1500 руб. серебром. Е. Владыкин просил Сенат вернуть директору каравана эти деньги. Затем Е. Владыкин доложил Сенату о народах Китая устно и добавил, что карта нуждается в доработке .

Сенат распорядился устранить все недоделки, дополнить караванный журнал сведениями о том, какие народы желают вступить в российское подданство36, и сдать его в секретную экспедицию Сената вместе с планом Пекина и отредактированной географической картой. Кроме того, было дано указание Штатс-конторе компенсировать А. Владыкину потраченные им деньги на копирование ландкарты [Сенатский архив 1901, т. 9: 488–489; РГАДА .

Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. V] .

В марте 1756 г. Е. Владыкин прислал в Сенат доношение, в котором сообщил, что вместе с геодезистом Башмаковым они выполнили указание Сената — дополнили недостающими сведениями путевой караванный журнал и сдали его вместе с картой и 16-ю томами китайской истории в Сенат [РГАДА. Ф. 248 .

Оп. 113. Д. 485а. Л. 752] .

На карте, привезенной караваном А.М. Владыкина, изображено: часть Сибири, Дальнего Востока, Амурский бассейн, Сахалин, часть Китая, Корея, схема российско-китайской границы [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103]. По мнению А.В. Постникова, при составлении карты геодезисты использовали географические материалы католических иезуитов 1708–1716 гг. [Постников 2012: 24] .

Эта карта, а также результаты этнокультурных и историко-географических исследований торгового каравана А.М. Владыкина чрезвычайно заинтересовали сибирского губернатора В октябре 1756 г. в Сенате слушали доношение из Коллегии иностранных дел, в котором освещался вопрос о принятии в российское подданство монгольского кутухты со своими поддаными. Кутухта — второе духовное лицо после далай-ламы у монголов, верховный жрец. При этом учитывали сведения каравана А.М. Владыкина об агрессивном поведении цинских властей [Сенатский архив 1901, т. 9: 670–673; Ноздрина 2007а: 106] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 37. Название географической карты Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103] В.А. Мятлева, который курировал в середине XVIII в. проект по возобновлению работы Второй Камчатской экспедиции, известный как «Нерчинская экспедиция 1753–1765 гг.». В январе 1756 г. Мятлев прислал в Сенат доношение, в котором со ссылкой на рапорт селенгинского коменданта В.В. Якоби привел сведения о Китае, привезенные А.М. Владыкиным. Владыкин показал Якоби карту «на манжурском языке» и сообщил, что в Китайской империи проживает очень много людей, которые занимаются земледелием. На Амуре есть города и даже флотилия речных судов с командой до четырех тысяч человек для охраны устья Амура [Сенатский архив 1901, т. 9: 505–506; РГАДА. Ф. 248. Оп. 113 .

Д. 485а. Л. V об., 767а — 770]. Мятлев попросил срочно сделать копии этих материалов и прислать ему .

С исследованием Амура и созданием его карт в то время был связан интересный эпизод. В марте 1756 г. в Сенате обсуждали вопрос о посылке губернатору Сибири В.А. Мятлеву копии карты, привезенной караваном А. Владыкина. Тогда же было сказано, что для описания Амура, еще при жизни императора Петра II (1727–

1730) на Амур был послан Абрам Ганнибал (1696–1781). Однако результаты его поездки остались неизвестными. Сенат в соответЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ствии с указом Е.И.В. срочно затребовал имеющиеся у Ганнибала карты и описание Амура. 1 апреля 1756 г. генерал-лейтенант от фортификации и кавалер Ганнибал прислал в Сенат рапорт, в котором сообщил, что он был послан князем А.Д. Меньшиковым по требованию бывшего тогда в Сибири посла Савы Рагузинского для создания плана Селенгинска. Ганнибал план сделал и отослал его в Верховный тайный совет, а также в Контору инженерного правления, «…а что принадлежит до реки Амура, то для описания оной я посылан не был, и описания ее никакого не имею .

Ганнибал» [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 771–773 об.] .

О картографии XVIII в., научных контактах китайских и российских картографов, возможном участии в этом процессе торговых караванов следует сказать несколько подробнее. В 1745 г .

произошло важное событие не только для российской, но и для мировой науки, так как свет увидел «Атлас Российской империи» .

Он создавался в течение 20 лет на основе картографических, географических, исторических и других материалов, собиравшихся из разных российских, зарубежных (в том числе китайских) источников, с использованием предыдущих изданий — атласа 1734 г. обер-секретаря Сената И.К. Кирилова .

В работе над составлением Атласа 1745 г., напечатанного по указанию И.Д. Шумахера, принимали участие Г.Ф. Миллер, Л. Эйлер, Х.Н. фон Винсгейм, Г. Гейнзиус, Я. Штелин, Ж.Н. Делиль, художники, граверы и другие специалисты [Атлас Российской 1745: 2–6]. Важность их деятельности уже анализировалась в трудах ученых [Свенске 1866; Виноградов 1941: 170–172] .

К.Ф. Свенске, переводчик и архивариус Конференции Академии наук, в середине XIX в. подробно исследовал этапы создания первых российских атласов, обработки российских и китайских географических источников. В 1724 г. Петр I потребовал от Сената «ландкарту» Сибири, и И.К. Кирилов предложил императору китайские карты, в которых были показаны пограничные земли Сибири [Красникова 2011: 59]. По указанию И. Кирилова группа московских и петербургских геодезистов (Степан Арсеньев, Федор Трофимов, Емельян Гурьев) в 1731–1732 гг. копировала китайские карты. И.Д. Шумахер прислал Кирилову 22 китайские карты для копирования. В результате Кириллов в 1734 г. заверЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 38. Обозначение на географической карте Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103]

–  –  –

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН шил работу над своим «Атласом Всероссийской империи» (“Atlas Imperii Russici”) [Свенске 1866: 22–23, 83, 85, 86] .

Академик Ж.Н. Делиль приложил огромные усилия для развития географической науки в России и создания «Атласа Российской империи» 1745 г. Сохранилась его переписка конца 1720-х годов с И.Д. Шумахером (1690–1761) [Свенске 1866: 81–86]. Делиль сообщил Шумахеру, что ждет от С.Л. Владиславича-Рагузинского, бывшего послом в Китае в 1725–1728 гг., карту Сибири с указанием границы между Российской и Китайской империями. О посылке китайских карт в Академию наук для создаваемого Делилем атласа говорилось и в сенатском указе от 30 июня 1735 г. Делиль просил у Кирилова разные карты, в том числе карту Китая, карту границ России с Китаем. Очертания Китая Делиль делал по китайским картам, ориентированным по Пекинскому меридиану [Там же: 117–122]. М.Г. Новлянская в середине XX в. подтвердила данные К. Свенске об использовании И.К. Кириловым при создании своего атласа 1734 г. карт, сделанных в Пекине; упомянула интересный факт передачи Петру I цинским императором Канси китайской географической карты [Новлянская 1958: 63, 69–70] .

З.Л. Матусовский в конце XIX в. подчеркнул сильное влияние на развитие китайской географии католических миссионеров, которые по указанию императора Канси составили в 1708–1711 гг .

подробную карту Китая на основе собственных измерений и китайских географических материалов [Матусовский 1888: VI] .

Созданный иезуитами «Атлас Китайской империи» 1734 г. состоял из 104 листов [Виноградов 1941: 183]. Факт использования китайских карт при составлении первых российских атласов не остается без внимания и в историографии XXI в.

[Красникова 2008; 2011: 54–69; 2012а: 119–128; 2012б: 155–162; Носкова 2011:

267–268]. О.А. Красникова особо выделила дипломатический канал, по которому в Россию поступали китайские географические материалы. Важными были контакты начала 1720-х годов, передача географической карты Петру I императором Канси. Кроме того, карты создавались в XVII–XVIII вв. в процессе формирования русско-китайских границ, по результатам деятельности русских посольств Л.В. Измайлова в 1719–1721 гг. и С.Л. ВладиславичаРагузинского в 1725–1728 гг. в Восточной Азии .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН В процессе доставки в Россию из Китая книг, географических карт и других научных материалов посредством торговых караванов велика роль Л. Ланга, который способствовал развитию контактов графа С.Л. Владиславича-Рагузинского с католическими миссионерами в Пекине. Как указывалось выше, Ланг в 1730-х годах привез китайскую географическую карту в Академию наук [Пан, Шаталов 2004: 35–37]. В рукописи В.П. Тарановича этот факт приводится со ссылкой на статьи «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1734 г. В газете освещались и другие важные события того времени: работа Делиля с китайской картой, привеРис. 40. Бассейн Амура на карте Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина. Фрагмент 1: приток Амура — река Уссури [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103] Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН зенной Лангом для Академии наук, атрибуция Лангом китайских экспонатов Кунсткамеры, уточнение списка для приобретения недостающих предметов китайской культуры во время очередной предстоящей поездки Ланга в Пекин в 1735 г. [Там же: 31–39] .

В 1756 г. Библиотека Академии наук приобрела у врача торгового каравана Ф.Л. Елачича 121 том ценных китайских книг по географии, истории, медицине, лексиконы и другие издания [Летопись БАН 2004: 129] .

Караваном А.М. Владыкина, кроме подробного путевого журнала и карты, из Китая в Россию были привезены 16 томов фундаментального труда «Баци тунчжи». Е. Владыкин сообщил Сенату о том, что у директора каравана имеется купленное им географическое описание всего китайского государства, изданное на их диалекте. В длительной переписке Сената, Академии наук, петербургских ученых середины XVIII в. (М.В. Ломоносова, Г.Ф. Миллера, И.Д. Шумахера, И. Штелина, И. Тауберта) отражен процесс перевода И.К. Россохиным и А.Л.

Леонтьевым этой «Китайской истории» и ее последующей публикации [Овчинников 1961: 234–235; Куликова 1993: 71; Лепехин 2010:

66–67; Дацышен 2013: 22] .

Сначала «географию» всего Китайского государства было велено прислать в Сенат для ее перевода на русский язык. 1 и 29 марта 1756 г. Сенат принял решение об отсылке в Канцелярию Академии наук 16 томов для перевода, который необходимо было сделать как можно быстрее, а о его ходе сообщать рапортами. 30 марта 1756 г. из Академии наук в Сенат поступил ответ о получении указа Е.И.В. от 29 марта под № 117 о необходимости перевода истории Китайского государства [РГАДА. Ф. 248 .

Оп. 113. Д. 485а. Л. 755]. В последующих доношениях в Сенат из Академии наук говорилось, что перевод поручен находящемуся при Академии прапорщику И. Россохину. 3 августа 1756 г .

Сенатом было вынесено решение о том, чтобы Россохин перевел лишь отрывки, которые нужно было сравнить с опубликованными трудами. Если выяснится, что переведенный материал оригинальный, тогда нужно было приступить к полному переводу всего текста [Сенатский архив 1901, т. 9: 196–197, 219–221, 488–489, 511; РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. V, 746–747 об., 753–754] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Россохин перевел название этой истории «Баци тунчжи» и объявил, что «…она де книга по надписи значит “Обстоятельное описание всего манджурского войска в осми знаменах состоящего”, а не китайского государства история…». В томах описаны законы и учреждения маньчжуров, структура их войска, китайские обряды, приведены географические и исторические данные Китайского государства и соседних земель. Сочинение это маньчжуры составили недавно. Кроме того, Россохин подробно объяснил, что данное описание настолько огромно по объему, что один человек не сможет за всю жизнь перевести его полностью .

Рис. 41. Бассейн Амура на карте Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина .

Фрагмент 2: верхний и средний Амур [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103] Поэтому необходимо прислать в помощь еще одного переводчика из Коллегии иностранных дел, знающего китайский и маньчжурский языки, а также внимательного переписчика. В связи с этим Канцелярия Академии наук просила Сенат сделать необходимые указания Коллегии иностранных дел о присылке переводчика с выделенным жалованием от Штатс-конторы. Для переписки наЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН бело желательно назначить бывшего при делах в Главной дворцовой канцелярии канцеляриста Александра Григорьева, с жалованием также от Штатс-конторы. Григорьев подал в Канцелярию Академии наук аттестат, по которому значилось, что он к переписке перевода способен, а в чистом письме искусен. 9 сентября 1756 г. от Коллегии иностранных дел в помощь Россохину был назначен переводчик китайского и маньчжурского языков Алексей Леонтьев [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 758а — 761] .

16 сентября 1757 г. Академия наук прислала в Сенат рапорт об исполнении указа Е.И.В., по которому И. Россохин перевел часть китайской истории. Г.Ф. Миллер внимательно изучил этот перевод и пришел к выводу о том, что сходства с изданными ранее книгами о Китае практически нет. То есть российские ученые в середине XVIII в. активно использовали сравнительный метод .

Россохину было поручено переводить прежде всего главы, содержащие важные для России и науки сведения [РГАДА. Ф. 248 .

Оп. 113. Д. 485а. Л. 764–766]. И опять началась переписка между учреждениями, споры между петербургскими учеными. В целом Рис. 42. Бассейн Амура на карте Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина .

Фрагмент 3: нижний Амур и Амгунь [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103] Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН работа по переводу «Баци тунчжи» продолжалась несколько лет .

Тома 1–3, 6, 8 перевел Россохин. Том 7 на русский язык не переводился. Тома 4, 5, 9–16 перевел Леонтьев. Том 17 содержит примечания, составленные Россохиным и Леонтьевым, толкование китайских и маньчжурских терминов, названий географических объектов, городов, чинов. Кроме того, там имеется сопоставление китайско-маньчжурской и европейской хронологии, помогающей понять, в какое время происходили те или иные конкретные события .

Лишь 18 июля 1762 г. в Сенат из Академии наук поступило доношение, в котором было сказано о завершении перевода, и подано ходатайство о награждении переводчиков. Вдове И. Россохина было выдано 600 р., А. Леонтьеву — 400 руб. и чин первого секретаря [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 767] .

Таким образом, в результате многолетней деятельности востоковедов А Л. Леонтьева и И.К. Россохина в русскоязычный научный оборот был введен фундаментальный памятник истории и культуры народов Китая и Маньчжурии «Обстоятельное описание происхождения и состояния Манджурского народа и войска, в осьми знаменах состоящего». Большую роль в доведении этого длительного дела до логичного завершения сыграл М.В. Ломоносов, который прекрасно знал о сложном пути доставки караванами научных книг и других материалов из Китая в Россию, честности и трудолюбии первых русских синологовпереводчиков. Главное, что отметил Ломоносов, — эти маньчжурские и китайские исторические и этнографические сведения были неизвестны тогда не только русской, но и европейской науке [Ломоносов 1955, т. 9: 419–423, 423–426, 836–838; 1957, т. 10: 267, 308–309, 688]. Однако, даже несмотря на энергичные действия М.В. Ломоносова, эти тома были напечатаны лишь в 1784 г. [Обстоятельное описание происхождения и состояния Маньджурского народа 1784, т. 1–17] .

Анализом «Обстоятельного описания» занимались многие ученые: Таранович В.П. [1945], Стренина А.В. [1950], Токарев С.А .

[1966], Мелихов Г.В. [1967, 1974], Скачков П.Е. [1977], Ларичев В.Е. [1998], Пан Т.А. [2004], Захаренко И.А. [2012] и др .

Каждый из них обращал внимание на наиболее важные аспекЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 43. Бассейн Амура на карте Китая, привезенной торговым караваном А.М. Владыкина .

Фрагмент 4: о. Сахалин [РГВИА. Ф. 447. Оп. 1. Д. 103] ты в соответствии со своей специальностью [Ларичев 2009: 59;

Захаренко 2012: 40; Голиков 2013: 113–120] .

Например, Г.В. Мелихов сосредоточил внимание на военной организации маньчжуров указанного периода, выяснил китайские и маньчжурские источники этого памятника, численность коллектива авторов-составителей, которых он насчитал 180 [Мелихов Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН 1967: 54–62]. В работе 1974 г. Мелихов провел тщательный источниковедческий обзор многих документов, переводных и других трудов о маньчжурах и племенах Амура XVII–XVIII вв. и пришел к выводу о том, что одним из важнейших источников для изучения их этнической истории является «Баци тунчжи чуцзи»

[Мелихов 1974: 4, 7] .

А.В.

Стренина в 1950-х годах предприняла краткий этнографический анализ всего этого труда, но в ограниченном объеме журнальной статьи не смогла осветить всех аспектов, связанных с историей и культурой народов Китая и Амура [Стренина 1950:

170–177] .

А таких аспектов в памятнике имеется достаточное количество, и их значение остается актуальным и в наши дни [Bereznitsky 2015]. Например, в «Обстоятельном описании» есть интересные материалы об обучении детей коренных народов Амура в маньчжурских школах. В «Баци тунчжи» подчеркивается, что маньчжуры всегда были народом образованным, относящимся с уважением к ученым людям. Так, в 1695 г. амурскому генералу и другим чиновникам предписывалось выбирать от каждой роты из числа детей амурских этносов (дауров, солонов) наиболее подходящих к обучению наукам. В 1695 г. в городе Сахалинь-УлайХотон построили две школы для маньчжурских, солонских и даурских детей [Обстоятельное описание 1784, т. 2: 323; т. 4: 2, 13, 58–59] .

Из доношения генерала Сабсу с р. Амур (Сахалянь-Ула), других чиновников можно выяснить механизм включения в конце XVII–XVIII вв. амурских народов, в частности солонов и тунгусов, в маньчжурские знамена. Войско у города Сахалянь-Ула на Амуре было поставлено в 1684 г. Город был укреплен деревянной стеной, воротами с башнями, двойным рвом с водой. Маньчжуры использовали природные качества будущих воинов, которые выработались у солонов, дауров, тунгусов в традиционных рыболовных и охотничьих промыслах: ловкость, быстроту реакции, наблюдательность, умение ориентироваться в горной тайге, в бассейнах сезонно разливающихся рек [Там же, т. 1: 17, 109–110; т.

2:

322–323; т. 3: 51; т. 9: 374–379; т. 17: 71] .

Определенный объем материала освещает сферу земледелия и проблемы привлечения к нему коренных народов Амура .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Например, на пашнях в окрестностях города Мергень-Хотон на реке Нонни работали солоны и дауры, привычные к этому виду хозяйства. А у города Сахалянь-Улай-Хотон37 на Амуре земледелием занимались солдаты из Мукденя [Там же, т. 2: 275, 294]. Русские первопроходцы в XVII в. повстречались в Верхнем и Среднем Приамурье, по левому берегу Амура от слияния Аргуни и Шилки на западе до устья Дондона на востоке, в бассейнах Зеи, Буреи, Уссури и Сунгари с хорошо развитой дауро-дючерской земледельческой культурой [Огродников 1927: 5, 11–16 и др.] .

Имеется много материалов о добыче лекарственного корня женьшеня. Промысловики отправлялись на поиски этого драгоценного растения на российскую территорию, для чего им выдавались пропуска. Большой интерес представляет материал об изготовлении на Амуре рыбьей муки из жареной белуги [Обстоятельное описание 1784, т. 2: 286–287]. Описанная технология, посуда и инструменты (котлы, ковши, плетеные черпалки) полностью соответствуют традиционному производству этого блюда коренными народами Амура — нанайцами, ульчами, которое бытует и в настоящее время в амурских поселках .

Косвенным образом выявляется материал о коренных народах Амура и в многочисленных упоминаниях о борьбе маньчжуров с русскими первопроходцами на Амуре, при осаде Албазина .

Русские облагали ясаком отдельных представителей амурских этносов, брали их в заложники, заимствовали у них традиционные способы охоты, рыбной ловли, хозяйствования, учились адаптироваться к специфическим климатическим условиям. Маньчжуры устраивали на Амуре продовольственные склады, зерновые амбары, чтобы привлечь на свою сторону коренных жителей Амура и лишить тем самым русских казаков поддержки дауров, солонов, других тунгусских племен [Обстоятельное описание 1784, т.

2:

342–343, 404, 406, 410; т. 3: 12–14; т. 9: 379; т. 10: 12, 121, 129–134, 136–144, 148–152; т. 11: 124–125; т. 12: 125–128] .

В десятом томе историческое повествование о реальных событиях соседствует с легендарным. Например, история о замер

<

Маньчжурское название китайского города Айгун (сегодня г. Хэйхэ), нахоstrong>

дится на правом берегу Амура, напротив Благовещенска .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Рис. 44. Котел для приготовления рыбной муки и варки медвежьего мяса. Нанайцы. 2010. Фото автора [Березницкий 2015д: 78] зающей воде в летнее время. В 1616 г. маньчжурский военачальник Хурхань Гиоро с двумя тысячами воинов ходил к восточному морю на княжество Сахалянь. В августе он дошел до реки Амур, которая внезапно замерзла, и войско перешло по льду на левый берег. Здесь Хурхань привел в подданство жителей нескольких населенных пунктов, в том числе в местности Индахунь Такурара Голо («Местечко, где вместо лошадей собак употребляют») .

Предания о войнах народов Амура записал известный ученый и путешественник В.К. Арсеньев (1872–1930) [Архив ПЦРГО– ОИАК. Д. 2. Л. 196–199; Д. 5. Л. 83–87]. Подобные сюжеты распространены и в современном фольклоре коренных народов Амура. В частности, в 1998 г. у даергинского нанайца И.Т. Бельды удалось записать вариант предания «Про смелого нанайского охотника Мукана, который победил Калгаму» [Березницкий 2003: 263; Березницкий 1999: л. 625–626]. В предании переплелось несколько фольклорных сюжетов из разных хронологических пластов культуры нанайского этноса: об отважном охотнике Мукана, мифическом великане Калгама и этнокультурных конЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН тактах нанайцев с народами Восточной Азии. Во время путешествия охотника Мукана по Китаю он чудесным образом создал в летнее время ледяной мост в морской бухте: «Мукана сходил, пришел и говорит: “Замерзла бухта в море, но не широко”. Все китайцы сильно удивились и пошли сами смотреть. Пришли, смотрят — точно, бухта замерзла, но не вся, а узкой полосой, лед лег как дорога. Главный китайский начальник переехал, куда ему нужно было...» Таким образом, третья часть нанайского предания сохраняет остатки распространенных ранее у коренных народов Амуро-Сахалинского региона легенд о принце Куаньюне, замерзшей летом водной поверхности, этнокультурных контактах на Дальнем Востоке и в Восточной Азии на протяжении нескольких веков. Всестороннему анализу легенд о принце Куаньюне посвятил монографию дальневосточный этнограф А.Ф. Старцев [Старцев 2007] .

В 1660 г. маньчжурский военачальник Бахай (сын Шархуды) устроил засаду русским и разгромил их отряд в местности Индахунь Бе Такурараба. В этой области использовали вместо лошадей собак [Обстоятельное описание 1784, т. 10: 96–97; т.

11:

124–125]. Речь идет о коренных народах бассейна Амура, которые хорошо известны как древние собаководы .

Некоторое разъяснение этих этнокультурных характеристик можно найти в статье японского ученого С. Сасаки, рассмотревшего систему межэтнических браков коренных народов Амура в XVII–XIX вв. [Сасаки 2008: 64–74]. Для анализа С. Сасаки использовал труды российских этнографов XIX–XX вв., но самое главное — официальную хронику династии Цин (Цин ши лу), источники маньчжурских архивов (Секретная хроника маньчжурской династии — Тонгки фука синдаха хэргэн и дангсэ), известные в Японии и Китае под названием «Мань вэнь лао дан» .

Согласно этим материалам, Ендахун такурара гургун — это «люди, которые ездили на собачьих нартах и жили на Амуре» .

Они встречались с Нурхаци для демонстрации своей лояльности еще в 1618 г. За это им были предоставлены жены, подарки, лошади, крупный рогатый скот, семена культурных злаков, дома .

Маньчжурская династия и народы Амура имели общий интерес, связанный с укреплением политических и экономических отноЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН шений, в том числе посредством межэтнических браков [Там же:

66]. Окончательно эта система сложилась в 1750 г., когда плательщиками дани маньчжурам стали 2250 хозяйств народов нижнего Амура и 148 — Сахалина. Маньчжуры собирали с амурских этносов дань собольими мехами, структурировали людей в роды хала, села и деревни гашан. Коренные народы Амура и Сахалина были разделены на четыре класса: старшина рода хала и да, старшина села или деревни гашан да, братья или сыновья старшины дэотэ джу се и обыкновенные плательщики дани баи ниялма. Маньчжурские чиновники определили брачные правила для амурских плательщиков дани с женщинами цинского Китая .

Церемония бракосочетания проводилась в Пекине, куда жених приезжал с Амура через Саньсин или Нингуту [Там же: 66–69] .

Взять в жены маньчжурскую или китайскую невесту мог позволить себе только богатый человек, удачливый охотник, обладающий необходимым количеством ценных мехов .

Маньчжуры для приведения в подданство амурских народов старались убедить их в своем миролюбии, говорили об общности крови, языка и культуры. Единственное отличие маньчжуры видели в отсутствии у народов Амура письменности. Хотя подчеркиваемое родство не мешало маньчжурам захватывать на Амуре людей в плен, конфисковывать их домашний скот, собак, продукты охотничьего промысла [Обстоятельное описание 1784, т.

10:

99–102; т. 11: 55] .

При освещении деятельности военачальника Лантаня в 1680-х годах упоминаются, кроме известных уже солонов, другие коренные народы амурского бассейна: орочоны, хеджецы и фякацы [Там же, т. 10: 134, 138]. По этнографической литературе известно, что терминами фяка, пяка удэгейцы называли орочей [Ларькин 1964: 15]. Хэчжэ, хэчжэнь, ходзен — так традиционно назывались нанайские племена на Амуре [Тураев 2003: 4]. В провинции Хэйлунцзян КНР нанайцы именуются хэчжэ и в настоящее время [Березницкий 2013: 100–121]. Хэдэни, хэчжэни — то есть «люди, живущие в нижнем течении реки» .

В «Обстоятельном описании» упоминается о некоторых народах Амура, точную этническую принадлежность которых еще предстоит выяснить, например о народах, которые платили дань Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН маньчжурам нерпами [Обстоятельное описание 1784, т. 1: 13–14;

т. 11: 124–125]. Ясно, что это приморские жители, занимающиеся морским зверобойным промыслом. Однако территория, где возможна добыча тюленей, на Дальнем Востоке огромна, чтобы даже приблизительно локализовать этническую принадлежность упоминаемого населения .

В целом «Обстоятельное описание» представляет собой ценный источник по многим вопросам этнической истории, духовной и материальной культуры ряда народов Восточной Азии, Дальнего Востока, амурского бассейна. Это настоящая летопись маньчжурской династии, в которую включены разнообразные сведения о маньчжурах, китайцах, коренных народах Амура: даурах, солонах, тунгусах, предках современных нанайцев, нивхов, орочей, удэгейцев, ульчей. В ней содержится ценная информация о процессе завоевания Китая маньчжурами в середине XVII в., история отношений цинов с русскими первопроходцами .

Кроме этих важных для Академии наук материалов, имеются сведения о завершении работы каравана А.М. Владыкина, таможенном деле Е. Владыкина и М. Башмакова. У них в Верхотурской таможне были изъяты вещи, купленные в Китае для личного потребления и «куриозности», на сумму 408 руб. 60 коп. [РГАДА .

Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 746 об. — 747]. В начале 1757 г .

Е. Владыкин, докладывая в Сенате о результатах исследований каравана А. Владыкина, сообщил о том, что он был послан Сенатом в Китай для исполнения секретной миссии. С 15 ноября 1755 г. после ее окончания он был отправлен из Иркутска директором каравана А. Владыкиным в Санкт-Петербург. Однако в Верхотурской заставе купленные им и геодезистом Башмаковым в Пекине за свой счет вещи забрали, назвав их китайскими товарами. Вещи были упакованы в ящики, опечатаны, причислены к караванной сумме и отправлены в Сибирский приказ в соответствии с указом Е.И.В. от 1739 г., данной директору А. Владыкину инструкцией, по соответствующим параграфам Таможенного устава от декабря 1755 г. [Сенатский архив 1901, т. 9: 489; РГАДА. Ф. 248 .

Оп. 113. Д. 485а. Л. 715–715 об.]. В инструкции директору каравана А. Владыкину строго предписывалось (под опасением штрафа и жестокого наказания) в соответствии с указом Е.И.В. от 1731 г .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН следить за тем, чтобы у караванных служителей не было частных товаров. Запрещенные товары должны быть конфискованы в караванную казну [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 2. Л. 30–32 об.]. Данные действия были необходимы для того, чтобы частной торговлей не снизить цены на казенные караванные товары. Контролировать эти действия должен бригадир В.В. Якоби в силу указов Е.И.В .

1731, 1739, 1744 и 1753 гг .

А. Владыкин с первой частью каравана, караванными служителями, учеником китайского языка, конвойными из Сибири прошел в 1756 г. через Верхотурскую пограничную таможню без замечаний. Во второй партии каравана также без задержки проследовал врач Ф.Л. Елачич. Офицеру Е. Владыкину и дворянину М. Башмакову повезло меньше: их багаж был задержан, хотя через Кяхтинский форпост груз был пропущен [РГАДА. Ф. 1092 .

Оп. 1. Д. 22. Л. 323–332]. Несмотря на личный характер этого дела, переписка по нему была обширной, включая Сенат и Сибирский приказ. Были затребованы объяснения у директора Кяхтинской пограничной таможни коллежского асессора Пятова, цолнера38 С. Малцова, бухгалтера Г. Смирнова о том, почему были пропущены запрещенные вещи Е. Владыкина и М. Башмакова .

Анализ этих документов позволяет подробно изучить перечень товаров, которые вывозили из Китая участники торговых караванов в середине XVIII в. К своему доношению Е. Владыкин присоединил подробный перечень вещей — «Реестр, какие поданные в Верхотурскую пограничную таможню от прибывших из Сибири в Верхотурье Правительствующего Сената офицера Ермии Владыкина и дворянина Михайла Башмакова двух росписей объявлены и по досмотру оной пограничной таможни явились и в Сибирский приказ посланы с ними же Владыкиным и Башмаковым китайские вещи и сколько и по расценке в той пограничной таможне и на какую сумму» [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113 .

Д. 485а. Л. 716–718, 740–745 об.]. В состав багажа Е. Владыкина входили следующие предметы. Одежда: четыре азяма, травяная шляпа, подбитая фанзой, байберековый кушак (байберек — крученый шелк с узорами), тысяча стеклянных пуговиц, десять шелковых поясков, шесть офицерских знаков, вышитых шелком Цолнер — досмотрщик, таможенный чин, взимающий пошлину .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН и мишурой. Постельные принадлежности: три одеяльных подзора и одеяльная крышка, вышитых мишурой. Двадцать пять бумажных вееров с костяными ручками. Медная ганза (курительная трубка с длинным чубуком). Лаковый ящик с чернилами.

Ткани:

двадцать аршин грезета (шелковая однотонная материя с мелким тканым узором), четырнадцать аршин фанзы, две крепи. Чай:

цыбик чая жулана (цыбик — короб, обшитый кожей, для перевозки чая), соломенная чайница с чаем монихом весом 10 фунтов. Пятьдесят листов красных румян. Тысяча цветков на иглах .

Двадцать тысяч дутых жемчужин на нитках. Четыре раковины .

Медные весы. Два флеровых разборных фонаря, оправленных лаком. Зрительная лаковая труба. Яшма. Посуда: четыре фарфоровые чаши с блюдцами; лаковый поднос; семь деревянных чашек;

большой таз лаковый; десять фарфоровых чарок; две ценинные солонки; пять крышек от чайных ценинных чашек; четыре ценинных блюда; восемь конфетных ценинных тарелок; ломаный ценинный цветник; две ценинные полоскательные чашки; двенадцать фарфоровых тарелок с золотыми травами; пять ценинных тарелок; два финифтяных и три ценинных чайника; чайник плоский; финифтяная жарница; лаковая солонка; четыре сандальные чарки с ручками; восемь лаковых чарок; ценинная кружка;

восемь ценинных стаканов; пять фарфоровых золоченых чашек с блюдцами; семь чайных ценинных чашек; ценинный кофейник;

три чашки каменные; две чарки яшмовые; три солонки ценинные;

восемь чашек лаковых; три чашки ореховые; цветник ценинный;

два стакана ценинных с ручками. Лекарства: две малые лаковые шкатулки с ящичками, с лекарствами; полфунта дензуя (дензуй — лекарство из глины, пропитанной бальзамом). Три кабинета лаковых средних. Шесть маленьких лаковых столиков, ломаных. Две резные модели костяных судов. Чернильница из белого мрамора .

Ящики бумажные с душком и чернилами. Два камышовых костыля. Шесть ценинных кукол. Кроме своих вещей, Е. Владыкин вез посылки от архимандрита Амвросия Юматова для Священного Синода: обер-секретарю Якову Леванидову — жарник финифтяной, кабинет маленький лаковый; секретарю Остолопову — жарник маленький .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН Служитель И. Иванов купил чулки соломенные и сапоги .

С ним архимандрит Юматов также передал посылку в Москву своим братьям: тюнь китайки нелощеной разноцветной (тюнь — тюк, связка материи), канфу травчатую (канфа — китайский атлас, толстый и плотный), три крепи черных малой руки .

Геодезист Башмаков купил: пять азямов; бумажный ящичек с душком; очки, оклеенные китайкой; семь бумажных ящиков с чернилами; четыре бумажные банки с чаем жуланом и две с байховым чаем; четыре лаковых ящичка; Библию, оклеенную фанзой; двадцать листов красных румян; двадцать четыре ценинные чайные чашки, с блюдцами; лаковый поднос; пять ценинных чайников; сборное каменное блюдо; пять ценинных блюд .

Некоторые вещи были негодными к использованию и приобретались исключительно для «куриозности», например ломаный цветник [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 715–745] .

Е. Владыкин обратился с просьбой в Сенат о возврате конфискованных товаров. Сенат распорядился вернуть эти вещи, а также провозимые Е. Владыкиным и Башмаковым подарки [РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 747, 750]. После длительной переписки, упоминания указов Е.И.В., Сената, промеморий Сибирского приказа, таможенных правил, инструкций по покупке, продаже и употребления китайского табака Сенат решил: за труды Е. Владыкина и М. Башмакова при исполнении порученного ими секретного задания вернуть их конфискованные вещи из Сибирского приказа согласно реестру. Им же самим было велено отправиться к прежней команде [Сенатский архив 1901, т. 9: 489;

РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а. Л. 719–739, 747] .

О дальнейшей судьбе геодезиста Е. Владыкина известно немного. В марте 1756 г. он стал директором Кяхтинской таможни [ПСЗРИ 1830, т. 14: 522–523; РГАДА. Ф. 248. Оп. 113. Д. 485а .

Л. 749]. Еще в 1754 г. по указу Сибирского приказа директором Кяхтинской пограничной таможни был назначен секунд-майор Роман Пятого. Но он заболел и 8 марта 1756 г. указом Е.И.В .

директором утвердили геодезии поручика Е. Владыкина с присвоением ему чина коллежского асессора с годовым жалованием 600 руб. и приведением к присяге. Для проезда из СанктПетербурга в Москву и далее до Кяхты ему выделили подводы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН и прогонные деньги [ПСЗРИ 1830, т. 14: 522–523]. 26 декабря 1757 г. Е. Владыкин, уже выполняя обязанности директора Кяхтинской таможни, прислал ордер переводчику маньчжурского и китайского языков Е. Сахновскому с требованием срочно прибыть в Кяхту для выполнения важных дел в составе секретной комиссии по именному Е.И.В. соизволению посредством генерала-фельдцейхмейстера39 П.И. Шувалова. Сахновский для выполнения этой миссии попросил разрешения у В.В. Якоби [РГАДА .

Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 392–393] .

В целом в результате караванной деятельности в Россию были доставлены ценные рукописи и картографические материалы .

Однако роль китайских торговых караванов в деле доставки в Россию музейных коллекций была не менее существенной .

2.3. Торговые караваны и музейные коллекции Кунсткамеры В рассматриваемый период коллекции в Кунсткамеру поступали от Л. Ланга и Ф.Л. Елачича. Описание и осмысление этих фактов продолжается с XVIII в. Так, в 1779 г. И. Бакмейстер писал о том, что именно с этими именами связано поступление в 1754 г. множества китайских и татарских диковинок. Часть их была получена от наследников умершего в Иркутске вицегубернатора Ланга, другая привезена в 1756 г. из Пекина врачом Елачичем, которому при отъезде с караваном в Китай Академией наук было поручено собирать эти редкости [Бакмейстер 1779:

128]. Впоследствии эта информация неоднократно публиковалась в трудах исследователей [Дорн 1865: 81; Шафрановская 1961б: 189; Станюкович 1964: 128]. В журнале поступлений МАЭ 1754 г. сохранилась запись: «Большое поступление китайских и татарских вещей. Часть из них передана наследниками умершего вице-губернатора Иркутска Ланга» [Шафрановская 1961б:

189]. Л. Ланг купил китайские предметы в 1728 г., и они поступили в Кунсткамеру в 1754 г. от его родственников. В состав коллекции Ланга входили различные вещи, показывающие особенно

<

Генерал-фельдцейхмейстер — главный начальник артиллерии в армии

Российской империи XVIII в .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН сти китайской культуры, а также инструменты (солнечные часы с компасом, подзорная труба). Р.А. Ксенофонтова и А.М. Решетов провели тщательный анализ этой коллекции и убедительно доказали, что ее привез именно Лоренц Ланг [Ксенофонтова, Решетов 1980: 114–134] .

Другой знаменитый собиратель — Франц Лукас Елачич — ездил в Китай за коллекциями в составе казенного торгового каравана 1753–1756 гг. под управлением директора А.М. Владыкина .

Как известно, Елачич был послан от Академии наук для покупок китайских коллекций взамен сгоревших в Кунсткамере при пожаре 1747 г. Елачич привез в Россию пять десятков книг и 600 предметов китайской культуры [Станюкович 1964: 25–26;

Шафрановская 1969б: 11–28; Ксенофонтова, Решетов 1980: 114;

Копанева 2006: 74–77; Рудь 2009: 106–120; Дацышен 2013: 23;

Летопись Кунсткамеры 2014: 232–234, 249–252, 583–591; СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 808а. Л. 1–144]. Он был снабжен реестром и инструкциями, которые также опубликованы во многих трудах [Гнучева 1940: 83–85; Шафрановская 1969б: 11–28; Летопись Кунсткамеры 2014: 232–233, 249, 250, 251, 252, 583–591] .

В соответствии с этими инструкциями Елачич должен был собрать не только китайскую коллекцию, но и различные предметы сибирских народов. Однако он смог выполнить только «китайскую» часть задания, экспонатов же по сибирской этнографии ему собрать не удалось [Разгон 1963: 200]. По довольно странному рассуждению самого Елачича, причина заключается в том, что от караванного маршрута до мест расселения коренных народов Сибири ему необходимо было бы преодолеть более тысячи верст и тогда бы он отстал от каравана. Хотя известно, что караванные пути проходили через исконные территории народов Сибири: эвенков, татар, тофалар, бурят и др. До дальневосточных этносов Елачич, конечно же, быстро доехать не мог. Кроме инструкции, Елачич руководствовался каталогом с иллюстрациями необходимых Кунсткамере предметов. Какие китайские вещи хранились в Кунсткамере до пожара 1747 г., какими рисунками руководствовался в своей поездке в Китай в составе торгового каравана Ф Л. Елачич в 1754–1755 гг., можно узнать из работы 2003 г. «Нарисованный музей» [Меньшикова 2003: 277–280, 281– Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН 315]. И. Россохин составил для Елачича каталог китайских книг, которые были необходимы для отечественной Академии наук [Решетов 1993: 110] .

Маршрут Елачича в Пекин и обратно зафиксирован в обширной переписке между центральными и сибирскими учреждениями, промемориях и доношениях руководителя торгового каравана .

Так, 5 марта 1754 г. А.М. Владыкин известил Сибирский приказ о получении указа Е.И.В. № 743 от 7 сентября 1752 г. об отправлении из Москвы в китайский караван лекаря Ф.Л. Елачича с учеником, мастера камнерезного искусства Михаила Бостанжеула, даче им подвод и пр. Кроме того, А. Владыкин подтвердил готовность опечатать казенной караванной печатью посланные китайским иезуитам с Елачичем из Академии наук книги и подарочные вещи. В этом же документе говорилось о провозе в караване из Китая в придворную Е.И.В. контору фарфоровой посуды [РГАДА .

Ф. 214. Оп. 2. Д. 42. Л. 14] .

В промемории А.М. Владыкина бригадиру В.В. Якоби от 27 июня 1754 г. перечислены вещи следующего в караване Ф.Л. Елачича: книги, отправленные из Канцелярии Академии наук в Пекин, подарки, купленные Елачичем в Москве для китайских иезуитов: 26,5 дюжин складных ножей, 17 дюжин ножниц, 10 дюжин очков, 20 штук золотых кож, 10 дюжин зеркал, 500 красных и черных козлов, 90 холщовых полотенец, 5 пудов мыла. Эти вещи Елачич просил не рассортировывать при осмотре на границе. Груз Елачича был опечатан казенной печатью Сибирского приказа. После прибытия Елачича в китайский караван А. Владыкина книги и подарки были осмотрены, освидетельствованы и опечатаны казенной караванной печатью [РГАДА .

Ф. 214. Оп. 2. Д. 42. Л. 166–166 об.]. В связи с этим А. Владыкин обратился с просьбой к В.В. Якоби больше не осматривать багаж Елачича в Чикойской стрелке, а еще раз опечатать печатью Селенгинской воеводской канцелярии [РГАДА. Ф. 214. Оп. 2 .

Д. 42. Л. 166–167] .

С конца 1740-х до середины 1750-х годов продолжалась переписка между Канцелярией Петербургской академии наук, Иркутской провинциальной канцелярией, Коллегией иностранных дел и другими учреждениями по поводу пересылки с торгоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН вым караваном корреспонденции католическим иезуитам в Пекин [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 101а — 103]. Ее анализ показывает объективные причины для отправки научного груза в Китай, а также многочисленные бюрократические отписки чиновников разного уровня. В декабре 1749 г. Канцелярия Академии наук представила в Коллегию иностранных дел промеморию, в которой сообщила о переписке и обмене научными материалами Академии с католическими миссионерами Китая. За полученные от иезуитов книги, семена трав и цветов, не имеющихся в Европе, Академия послала книги и семена, не произрастающие в Китае. Ящик с семенами под литерами A.R.R. P.P. M.M. из Коллегии иностранных дел был послан в Иркутскую провинциальную канцелярию, а из нее с торговым караваном в Китай. Однако в 1751 г. из Иркутской канцелярии было прислано сообщение бригадиру В.В. Якоби, в котором сообщалось, что ящики с книгами и семенами до сих пор находятся в Иркутске, но при первом же удобном случае они будут отправлены в Пекин. Кроме того, высказывалась просьба о том, чтобы было оказано содействие в отправке в Академию корреспонденции и материалов от католических миссионеров .

По справке Иркутской канцелярии, в конце января 1748 г .

якутским сыном боярским А. Даниловым из Канцелярии Академии наук был привезен ящик с корреспонденцией для иезуитов, опечатанный академической печатью. Но этот ящик и поныне в Пекин не отправлен. Причина была связана с бюрократическими препонами и объяснялась в доношении из Иркутской канцелярии в Академию наук. В нем сказано, что ящик в Пекин можно отправить только с торговым караваном. Но для этого нужно предварительно известить директора этого каравана .

Более того, при отправлении директора из Санкт-Петербурга или Москвы нужно его уведомить указом Е.И.В. о необходимости приема этого ящика для иезуитов, «…чтоб … упоминаемые прежние ящики и пакет без отправления в Пекин долговременно не могли здесь удержаться...» [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22 .

Л. 101а — 102]. В скором времени торговый караван будет оправляться в Китай, хотя директор его еще не прибыл в Иркутск .

По определению Иркутской провинциальной канцелярии ящики с книгами и семенами были посланы в Селенгинск бригадиру Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН В.В. Якоби. В приложенном к ящикам доношении Иркутской канцелярии для В.В. Якоби от 10 июля 1751 г. сообщалось о невозможности выполнения указа Коллегии иностранных дел о пересылке ящиков в Китай посредством китайских купцов или находящегося на границе с китайской стороны главного командира. Статский советник и иркутский вице-губернатор Л. Ланг настоятельно рекомендовал не посылать научную корреспонденцию с указанными выше оказиями, так как пекинские иезуиты никогда не примут российских посылок, отправленных через китайских подданных. Иезуиты боялись тем самым навлечь на себя гнев Китайского трибунала и неминуемое жестокое наказание, так как не только о передаче корреспонденции, но даже о вербальном контакте будет обязательно донесено. Поэтому В.В. Якоби должен был держать эти ящики в Селенгинске под охраной до момента отправления в Китай казенного торгового каравана [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 101а — 103] .

В указе Е.И.В. от 5 апреля 1753 г. из Канцелярии Академии наук в Иркутскую провинциальную канцелярию упоминалось о том, что в 1748 г. в Китай были отправлены два ящика с книгами и семенами. В 1752 г. Государственная коллегия иностранных дел сообщила в Канцелярию Академии наук о том, что ящики по-прежнему находятся в Иркутске и отправить их можно только с торговым караваном. Кроме того, было велено вновь собрать сгоревшие в Академии наук китайские и сибирские вещи, платье и пр. Ради этого и для лечения при караване возможных больных представлен от Академии наук Правительствующему Сенату академический лекарь Франц Лука Елачич, который, по указу Сената от мая 1752 г., был включен в состав каравана. Елачич был отправлен с инструкцией в Сибирский приказ, далее он должен был ехать в Иркутск, чтобы забрать эти ящики и привезти в Пекин иезуитам [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 80–81; Д. 22. Л. 105– 105 об.] .

В промемории И. Вульфа из Иркутской провинциальной канцелярии от 7 марта 1754 г. бригадиру и селенгинскому коменданту В.В. Якоби подробнейшим образом сообщалось, что 4 марта был получен указ Е.И.В. из Канцелярии Академии наук, отправЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН ленный 5 апреля 1753 г., о передаче лекарю китайского каравана Ф.Л. Елачичу двух ящиков с книгами и семенами. Ящики были присланы в Иркутск еще в 1748 г. для вручения иезуитам в Китае. Однако 9 июля 1751 г. они были отосланы в Селенгинск В.В. Якоби. В соответствии с указом Е.И.В. Иркутская провинциальная канцелярия напоминала бригадиру В. Якоби о его персональной ответственности за отправку этих ящиков с книгами и семенами с выезжающим в составе торгового каравана в Пекин лекарем Елачичем [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 104]. 19 апреля 1754 г. В.В. Якоби известил Елачича о том, что ему вручаются ящики с книгами и семенами под литерами A.R.R.P.P.M.M .

в соответствии с указом Е.И.В. из Канцелярии Академии наук от 5 апреля 1753 г. Получив груз, Елачич должен был обязательно известить об этом Иркутскую канцелярию [РГАДА. Ф. 1092 .

Оп. 1. Д. 22. Л. 106–107] .

27 июня 1754 г. директор китайского каравана А.М. Владыкин в промемории бригадиру В.В. Якоби сообщил о получении караваном двух ящиков, отправленных из Академии наук в Пекин [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 108–108 об.]. В рапорте от 22 июня 1754 г. на имя А. Владыкина Елачич просил указанные ящики Академии наук опечатать. Так как эти книги и вещи были опечатаны казенной печатью Сибирского приказа, то после прибытия Ф Л. Елачича с ящиками в караван прежние печати были сломаны и вещи были запечатаны вновь в Чикойской крепости, при прочей караванной товарной казне, печатью Селенгинской воеводской канцелярии [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 108–108 об.]. К промемории А. Владыкина был приложен реестр подарочным вещам, перевозимым с караваном в Китай: «Реэстр отправленным из Академии наук для подарков пребывающим в Пекине книгам и покупным для той же Академии вещам, а именно:

книги, ножи, ножницы, очки, кожи золотые, зеркала, мыло и полотенца» [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 109]. В промемории Иркутской провинциальной канцелярии от октября 1754 г. еще раз говорилось о передаче ящиков с семенами из Академии наук караванному врачу Ф.Л. Елачичу .

Анализ караванной накладной книги еще раз показывает важную роль торгового каравана А. Владыкина в перевозке посылок Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН из Академии наук в Пекин и обратно: «Книга о накладке в места караванные Е.И.В. попутные на серебро из взятых по договору в число серебра вещей и товаров, что в каждом месте по званиям числом положено под нижеследующими литерами и номерами»

[РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 366–376 об.]. Например, под литерой «ПЛ» (посуда лаковая) — 31 ящик. Мебель, чернильница, умывальница, ящик, в нем китайский нахтыш (скатерть) .

В ящике под № 30 — академическая посылка от пекинских иезуитов в канцелярию Академии наук. Ящик, в нем стол, семь книг, купленных для комиссии и комиссара Е. Владыкина. Еще один ящик под № 201 [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 366–366 об., 376 об.]. Под пунктом 31 значился ящик с девятью книгами для Е. Владыкина. Два маленьких резных кораблика, чай разных сортов, шелковые материи, ящик с серебром и золотом .

6 сентября 1755 г. директор каравана А.М. Владыкин прислал В.В. Якоби промеморию с важными сведениями о покупке Ф.Л. Елачичем по заданию Академии наук «куриозных» вещей в Китае [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. III, 113–113 об.]. Еще 31 мая 1755 г. Ф.Л. Елачич в рапорте на имя А. Владыкина объявил, что в силу данной Академией наук инструкции ему было велено купить в Пекине серебро и разные «куриозные» вещи для Академии наук. Покупать их Елачич должен был за счет средств, вырученных от продажи в Китае купленных им в Москве товаров (на полученные из Канцелярии Академии наук и Сибирского приказа деньги), а также за счет некоторой суммы из караванной казны, согласно присланному из Сибирского приказа Е.И.В. указу. В соответствии с полученными ранее инструкциями Елачич купил для Академии наук разные «куриозные» вещи и книги, которые были упакованы в 16 тюков, а посылка от иезуитов — в два ящика. В соответствии с указом Е.И.В. эти вещи должны быть опечатаны казенной караванной печатью для предотвращения их повреждения при досмотре каравана на заставах. По прибытии каравана к урочищу Улан Тологой были тщательно опечатаны 16 тюков и один слоновый зуб (то есть бивень) [РГАДА. Ф. 1092 .

Оп. 1. Д. 22. Л. 113–113 об.] .

В рапорте от 22 сентября 1755 г. бригадира В.В. Якоби в Сибирский приказ сообщалось, что 31 мая 1755 г. караванный Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН врач Ф Л. Елачич прислал А. Владыкину доношение, которым просил руководство каравана опечатать караванной печатью купленные им в Пекине «куриозные» вещи и книги для Академии наук в соответствии с инструкцией Академии. Эти вещи упакованы в 16 тюков, а передача от иезуитов — в два ящика. В присутствии В.В. Якоби, служителей Кяхтинской пограничной таможни указанные вещи были запечатаны Е.И.В. Кяхтинской пограничной таможни и караванной печатями и отправлены далее с караваном [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 114–115] .

При осмотре вернувшегося из Китая каравана А. Владыкина в 1755 г. бригадир В.В. Якоби сообщил о том, что частных и запрещенных товаров в нем не имелось, все соответствовало накладной книге. Товары опечатаны Кяхтинской пограничной таможни и караванной печатями. Особо В.В. Якоби подчеркнул сохранность 16 мест груза караванного врача Ф.Л. Елачича с разными «куриозными» вещами и книгами для Академии наук, а также подарков от иезуитов [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 20. Л. 381–382] .

В феврале 1756 г. через Верхотурскую таможню во второй партии каравана проследовал врач Ф.Л. Елачич с купленными для Академии наук вещами и передачей от пекинских иезуитов [РГАДА. Ф. 1092. Оп. 1. Д. 22. Л. 330–331 об.]. 26 июля 1756 г .

Елачич сообщил, что привез много китайских платьев. В его «Реестре китайским и маньчжурским книгам и вещам», ныне хранящемся в СПФ АРАН [Ф. 3. Оп. 1. Д. 808. Л. 5. 13–13 об., 14, 92, 110 об., 140 об., 171 и др.], 50 пунктов составляли книги по математике, истории, медицине, астрономии, 224 пункта представляли разнообразные предметы китайской культуры: одежда, обувь, религиозная скульптура, скульптура, изображающая известный в китайской мифологии персонаж — шицзу, посуда, веера, зеркала, курительные трубки, четки, зонтики, компасы в деревянных и медных футлярах, образцы мебели, изделия из меди, фарфора, стекла, камня, слоновой кости, письменные принадлежности, печати, например хрустальная печать на деревянной подставке, подставка для кистей, изображающая обезьяну, сидящую на персиковом дереве, и т.п. Полный список этих вещей неоднократно публиковался в трудах отечественных ученых, занимавшихся их Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН изучением [Шафрановская 1961а: 126–131; Станюкович 1964:

25–26; Ксенофонтова, Решетов 1980: 114–134] .

Многие экспонаты, привезенные Елачичем в Кунсткамеру, занимают важное место в китайских коллекциях МАЭ РАН .

Например, фарфоровая статуэтка мифического животного («Статуэтка, изображающая небесную собаку шицзу»), китайские настольные экраны для защиты пламени свечей от сквозняка («12 дощечек из слоновой кости на резных пьедестальцах с фигурами и литерами»), божество долголетия Шоу-син («Идол, на черной кровати сидящий»), «чашечка с двумя рукоятками из черной яшмы прозрачная гладкая» и др. [Рудь 2009: 113–114] .

Отдельные вещи из собрания Елачича и Ланга тщательным образом исследованы и атрибутированы. В качестве примера можно привести фундаментальные работы Р.А. Ксенофонтовой, А.М. Решетова, П.В. Рудь [Ксенофонтова, Решетов 1980: 114– 134; Рудь 2009: 106–120]. Ксенофонтова и Решетов прояснили многие спорные вопросы относительно атрибуции китайских экспонатов, времени их поступления в Кунсткамеру, имен собирателей, истории бытования вещей в различных музеях и учреждениях во время многократных реорганизаций в XVIII–XIX вв .

В результате кропотливого анализа, с учетом мнений предыдущих исследователей П.В. Рудь выяснила, что китайские настольные экраны из коллекции № 673, а также скульптура, изображающая Шоу-сина — божество долголетия, в Россию привез именно Ф.Л. Елачич [Рудь 2009: 113–114]. Качество проведенных исследований не вызывает никаких сомнений .

В словаре Брокгауза и Ефрона есть биографическая статья о Ф.Л. Елачиче, штаб-лекаре и операторе Московского генерального госпиталя, известного по троекратной поездке в Китай [Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона 1894, т.

13а:

636]. При отправлении в Китай с караваном А.М. Владыкина Елачич, кроме известного задания от Академии наук, имел поручение от Медицинской канцелярии — привезти из Пекина 1/4 фунта корня женьшеня, а также собрать всю возможную информацию об этом лекарственном растении. Елачич приобЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН рел 25 золотников40 женьшеня, но их у него отнял директор каравана А. Владыкин [Там же] .

Подтверждения или опровержения такого странного поступка А.М. Владыкина пока обнаружить не удалось .

В некоторых архивных материалах встречается информация о выполнении Елачичем своих прямых обязанностей врача .

Например, 27 декабря 1759 г .

Московского генерального сухопутного госпиталя оператор Ф.Л. Елачич аттестовал бывшего товарища караванного директора И.В. Быкова. После обследования Елачич выдал следующее медицинское заключение: Быков был склонен к обморокам и го- Рис. 45. Один из вариантов ловным болям, отчего возможны скульптурного изображения апоплексия и паралитические китайского божества припадки [РГАДА. Ф. 263. Оп. 1. долголетия Шоу-сина Ч. 1. Кн. 1. Л. 93]. [URL: http://static ngs.ru/news/ Т.А. Пан и О.В. Шаталов при preview/d9b5c68eb4ecd32433fced публикации рукописи востоко- a1b1df36de04246676_1000.jpg] веда В.П. Тарановича высоко оценили роль торговых караванов для отправки корреспонденции из Петербурга в Пекин. При этом они подчеркнули важную деталь, что им неизвестен ни один случай отправки академической корреспонденции в Россию через китайских посланцев, хотя в XVIII в. состоялись три китайских посольства в Россию .

Первое в 1712–1715 гг. посетило калмыцкого хана Аюку в бассейне южной Волги. Это посольство знаменито еще и тем, что вместе с ним в Пекин была отправлена первая Русская духовная миссия. Второе посольство было послано в марте 1731 г., а треЗолотник — старинная русская мера веса, равная 4,26 грамма или 1/96 фунта .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН тье — в апреле–августе 1732 г. для поздравления Петра II и Анны Иоанновны по случаю их коронации. Третье посольство побывало в Санкт-Петербурге, в Академии наук, Кунсткамере. Члены этого посольства осматривали книги в академической библиотеке, музейные экспонаты, китайскую географическую карту, Готторпский глобус [Пан, Шаталов 2004: 31–32; Мороз 2010: 22] .

Некоторые данные о Ф Л. Елачиче имеются в комплексе архивных документов АВПРИ в фонде «Сношения России с Китаем»

[Ф. 62. Оп. 1, 2], освещающих историю поездки в Китай И.И. Кропотова в 1760-х годах [Русско-китайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 25–27; АВПРИ. Ф. 62. Сношения России с Китаем. Оп. 2. Д. 8. Л. 7, 10–10 об.]. Ф. Елачич был отправлен в Пекин с миссией Кропотова, организацией которой занималась Коллегия иностранных дел под контролем Сената. Кропотов вез официальные листы в Лифаньюань (Китайский трибунал внешних сношений) в связи с восшествием на российский престол императора Петра III, хотя указ об отправке Кропотова в июле 1762 г. был подписан уже Екатериной II. Кроме того, в листах содержались вопросы о дальнейшем улучшении дипломатических отношений между Россией и Китаем. Важным аспектом было обсуждение условий отправки в Пекин очередного российского торгового каравана [Сычевский 1875: 275–285]. Возможность его приема китайской стороной и должен был выяснить И. Кропотов .

Однако этот караван не был сформирован, а Кропотову были вручены некоторые товары. В финансовых документах миссии Кропотова, в протоколах Коллегии иностранных дел от октября 1762 г. освещался сюжет о выделении двойного жалования и прогонных денег оператору Московского генерального госпиталя Францу Елачичу от Москвы до Селенгинска и обратно [Русскокитайские отношения в XVIII в. 2011, т. 6: 264–266]. Кропотов перечислил в путевом журнале участников миссии: оператора Елачича, переводчика Сахновского, студента Екимова, переводчиков монгольского языка, капрала Любавина, конного гренадера Трубачева, лейб-гвардии сержанта Спирина, подпрапорщика Мардовского, суздальского купца Смолина, гандлангера41 Потапова, пятерых служителей [Там же: 290]. В.С. Мясников подГандлангер — артиллерист, подносчик снарядов .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-325-5/ © МАЭ РАН черкнул исключительность этих документов о Ф.Л. Елачиче, так как архивные данные не содержат других данных о составе миссии Кропотова, кроме упоминания о переводчике Е. Сахновском .

В целом роль торговых караванов в процессе сбора музейных экспонатов для Кунсткамеры, книг, карт и других материалов для развития отечественной науки в XVIII в. очевидна. В ходе исследовательской и собирательской деятельности участники караванов принесли большую пользу российской науке. Благодаря караванам был организован надежный «коридор» между Москвой, Санкт-Петербургом и Пекином, по которому привозили новых членов Русской духовной миссии и увозили отслуживших свой срок священников, учеников Академии наук и Славяно-греколатинской академии. Через караваны осуществлялась научная переписка российских ученых с католическими иезуитами, переправлялись деньги для различных категорий русских людей, проживавших в Китае и выполнявших государственную службу. Как показал анализ разнообразных документов и публикаций XVII– XXI вв., отдельные торговые караваны отлично справлялись с важными государственными и даже секретными заданиями.

Похожие работы:

«ОРГКОМИТЕТ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ТРУДОВОЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СИСТЕМЕ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СТРАН СНГ" Председатель оргкомитета: Д.К. Нургалиев, проректор по научной деятельности КФУ, д. г.-м. н., профессор, Заслуженн...»

«САРМИН НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ КАТЕГОРИЯ "АБСТРАКТНОЕ"В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 525 572 C1 (51) МПК A01K 55/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2012158217/13, 29.12.2012 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): ФИС...»

«4 Publication Series No. Охрана надземных убежищ рукокрылых Фердиа Марнелл Примож Пресетник Марнелл Ф., Пресетник П. Охрана надземных убежищ рукокрылых (особенно в зданиях куль­ турного наследия). — 2011. — 52 с. — (EUROBATS Publicatio...»

«MultiPhone 4505 DUO PAP4505 DUO Android Смартфон Руководство Пользователя Version 1.0 www.prestigio.com Об этом руководстве пользователя Это руководство пользователя специально разработано, для детализации функций и особенностей...»

«УДК 343.1 (477) : 168.3 Алиса Витальевна Панова, аспирантка Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого, г. Харьков ЭВОЛЮЦИЯ ПОНЯТИЯ "ДОПУСТИМОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ" В УГОЛОВНОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДОКТРИНЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ УКРАИНЫ Анализ...»

«Информационно-аналитическая записка о мероприятиях, проведенных Территориальной избирательной комиссией города Ухты с организаторами выборов в период с 2008 по 2011 год Одним из основных направлений деятельности Территориальной избирательной комиссии города Ухты является работа по обучению орга...»

«АЛМАТИНСКИЙ ФИЛИАЛ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТЕРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ" Л.П. ЗАКИРЬЕНОК ПРАВО...»

«UCS Shelter v.2 SHELTER Профессиональная система автоматизации гостиниц Руководство 2014г. UCS UCS Shelter v.2 Все авторские права защищены . Воспроизведение любой части данного руководства в л...»

«A/CONF.222/5 Организация Объединенных Наций Тринадцатый Конгресс Distr.: General Организации Объединенных 8 January 2015 Russian Наций по предупреждению Original: English преступности и уголовному правосудию Доха, 12-19 апреля 2015 года Пункт 3 предварительной повестки дня* Успехи и вызо...»

«ЭДУ А РД БАГРИЦКИЙ 1897-1934 ОДНОТОМНИК СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА МОСКВА ПОД РЕДАКЦИЕЙ к. ЗЕЛИНСКОГО ХУДОЖНИК Л. ЭППЛЕ ОТ РЕ Д А К ТО РА Стихотворения, вошедшие в этот Одно­ томник, были отобраны для печати самим Э. Багрицким. Сюда вошли полностью три его книги: "Юло-Залад", "Победители" и "Последняя ночь", зат...»

«www.ssoar.info Об учебном пособии Ювенальное право Pronin, Alexander Verffentlichungsversion / Published Version Zeitschriftenartikel / journal article Empfohlene Zitierung / Suggested Citation: Pronin, A. (2013). Об учеб...»

«Трудоспособность: oценка и пособие. Oглавление Bведение 3 Оценка трудоспособности 6 Пособие по трудоспособности 14 Возмещение социального налога за человека 18 с пониженной трудоспособностью 2 Подробнее обо всех услугах для людей с пониженной трудоспособностью можно прочитать www.tootukassa.ee/toovoimereform. Bведение Че...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРОСОЮЗА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ" КРАСНОДАРСКИЙ КООПЕРАТИВНЫЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬ...»

«ИМС Propeller Руководство по применению Версия 1.1 ГАРАНТИЯ Parallax Inc гарантирует отсутствие в своих продуктах дефектов в материалах и исполнении сроком на 90 дней c момента получения продукта. Если Вы обнаружите дефект, то Parallax Inc, по своему выбору, восстановит или за...»

«МЕЛЬНИК Сергей Владиславович ЛИЧНОСТНАЯ МОДЕЛЬ МЕЖРЕЛИГИОЗНОГО ДИАЛОГА: НА ПРИМЕРЕ ПРАВОСЛАВИЯ И ХАСИДИЗМА ХАБАД Специальность: 09.00.14 философия религии и религиоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских иаук...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАПРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" Кафедра трудового права "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе С.Н. Туманов "_"2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ "ПРАВ...»

«Бакиновская О.А. ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС МИНСК 2008 1. ВВЕДЕНИЕ Земельное право – юридическая дисциплина, предусмотренная утвержденными образовательными стандартами по юридическим спец...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1 Введение 3 2 Организационно-правовое обеспечение образовательной дея4 тельности 3 Общие сведения о реализуемой основной образовательной 6 программе 3.1 Структура и содержание подготовки специалистов 11 3.2 Сроки освоения основной образовательной программы 32 3....»

«Пищевая гигиена (Food Safety) Справочник для самостоятельной подготовки к экзамену (Your Self-Training Manual) Департамент социального обслуживания, штат Орегон Программа предотвращения распр...»






 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.