WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«, за ценные замечания и советы, способствовавшие ее совершенствованию.. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа» Введение Интерес к тексту как высшей к ...»

-- [ Страница 2 ] --

Лена не замужем и не обременена детьми, потому что последние пять лет сосредоточена на карьере аудитора то ли в PriceWaterHouse, то ли в Deloyf или где-то еще – никак не могу запомнить. Она стремится выглядеть как настоящая европейская бизнесвумен, оплачивая свою часть ресторанного счета золотой AmEx. В тридцать лет она занимает пост заместителя начальника департамента и, должно быть, получает около четырех тысяч долларов в месяц. Ее речь изобилует англицизмами. Например, «это слишком overestimated проблема», говорит она подруге, оплакивающей убежавшего любовника .

– И ты уже все решил для себя?

– Да. Absolutely… абсолютно .

– И когда ты собираешься уехать в Штаты?

– Еще пару лет, honey. Получу пост head of purchasing, осуществлю some investments, и все. Быстро делать карьеру и состояние можно только в России, you know… а делать investments и жить я хочу в America…

– Наверное, ты прав. – Она отпивает из бокала вино. – Скорее всего, прав. Мать русская, отец американец. Ты думаешь по-английски, а говоришь по-русски. И еще у тебя такой приятный акцент… – Она дотрагивается до моего запястья кончиками пальцев. – Тебе тяжело здесь?

– You know… – Я согласно киваю, поднимаю бокал на уровень глаз и смотрю сквозь него на пламя свечи. – Смотря как себя позиционировать. Иногда я чувствую, что застрял где-то in between, понимаешь? Между Америкой и Россией. Как-то сложно все, понимаешь?

8. Прочитайте отрывок из романа. Найдите в диалоге те атрибуты речевого поведения, которые планируют использовать герои романа в разговоре с девушками. Какие из этих атрибутов относятся к социодиалекту (манере речевого поведения), картине мира (знания) и ценностям людей из мира кино? Герои романа хотят познакомиться. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

с девушками. Они полагают, что девушек может заинтересовать знакомство с кинорежиссером и продюсером, поэтому решают представиться им людьми из мира кино .

Текст 8

–  –  –

5.3. Понимание как моделирование ситуации В лингвистике текста термины «восприятие», «понимание», «интерпретация» часто используются как синонимы, однако в психолингвистике и педагогике это три различных понятия, или три уровня (глубины) понимания .

Так, Г. И. Богин выделяет три уровня понимания: «1. Первый уровень – семантизирующее понимание, то есть “декодирование” единиц текста, выступающих в знаковой функции [курсив наш. – Т. П.]. …

2. Второй уровень – когнитивное понимание, возникающее при преодолении трудностей в освоении содержания, то есть тех предикаций, которые лежат в основе составляющих текст пропозициональных структур, данных читателю в форме тех же самых единиц текста, с которыми сталкивается семантизирующее понимание .

3. Третий уровень – распредмечивающее понимание …. “Рас-предметить” – значит восстановить при обращении рефлексии на текст какие-то стороны ситуации мыследействования продуцента» (Богин 2001: 12). То есть читатель по ходу чтения восстанавливает какие-то обстоятельства ситуации, соотнося их с тем, как они представлены в его сознании .

Есть разные точки зрения на то, как происходят процессы восприятия текста – последовательно или параллельно, но большинство ученых сходится в том, что это параллельные процессы. «Понимание текста не предполагает поэлементный анализ, при котором последовательно подыскивается соответствие каждому языковому знаку [декодирование. – Т. П.]»;





. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

«Процесс понимания – это активный процесс, в принципе несводимый к опознанию языковых форм: понимание текста осуществляется через его моделирование, которое принципиально отличается от декодирования текста»; «Для того чтобы понять текст, адресат должен представить себе такую ситуацию, в которой он мог бы породить такой же или аналогичный (с его точки зрения) текст» (Успенский 2007: 112) .

Аналогичной точки зрения придерживаются Т.А. ван Дейк и В. Кинч: «…понимание осуществляется оперативно (on-line), то есть параллельно с обработкой воспринимаемых данных» (Дейк, Кинч 1988: 180) .

9. Г. И. Богин выделяет три уровня понимания: семантизирующее, когнитивное и распредмечивающее понимание. К каким уровням понимания относятся перечисленные в данном тексте операции понимания?

Текст 9 Т. А. ван Дейк, В. Кинг

СТРАТЕГИИ ПОНИМАНИЯ СВЯЗНОГО ТЕКСТА

Невероятным представляется то, как много задач люди могут решать одновременно, за сколькими вещами им приходится следить, сколько ограничений соблюдать в процессе понимания связного текста – и, как правило, без особых усилий, автоматически:

– Воспринимаемый поток звуков должен быть интерпретирован в терминах фонем, последовательности фонем – в терминах морфем, а структурированные последовательности морфем – в терминах предложений. Максимум в течение нескольких секунд этим структурам должно быть приписано значение, и при максимальном темпе произношения приписывание значения лексическим единицам должно осуществляться в интервале от 0,1 до 0,2 сек .

– Одновременно с этим части предложений должны быть объединены в предложения, должны быть выявлены отношения, обеспечивающие связность данных предложений, в целях определения топика, или темы, данного фрагмента должны быть установлены его глобальные макроструктуры .

– Интерпретация текста зависит от общих или эпизодических знаний о мире, которые должны быть найдены, выборочно активированы и приведены в действие. Для установления локальной и глобальной связности необходимы умозаключения, основанные на знаниях .

– И в то же время слушатель должен учитывать многообразные данные коммуникативного контекста, в том числе относящиеся к типичной социальной ситуации, говорящему, типам взаимодействия, условиям речевого акта. Интерпретация этих данных опять-таки основывается на памяти (например, на эпизодической памяти о говорящем) .

– Эти различные уровни интерпретации не являются независимыми, они должны быть связаны друг с другом .

Поверхностные сигналы могут быть релевантными не только для стандартной лексической или синтаксической интерпретации, но и для выражения макроструктур, типов речевых актов и различных. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

свойств коммуникативного взаимодействия. Это характерно и для других отношений между синтаксисом, семантикой и прагматикой .

– Помимо этого, слушающий должен учитывать различные типы информации, необходимой для управления процессом интерпретации, включая фрейм коммуникативного взаимодействия (например: «это урок», «это суд»), речевой макроакт, семантическую макроструктуру, схематические суперструктуры и некоторые другие параметры, относящиеся, например, к стилистике и риторике .

– При осуществлении этих процессов должно быть активировано не только знание, но и мнения, установки, ценностные ориентации и эмоции, необходимые, например, для оценки содержания или коммуникативного намерения связного текста .

– Наконец, одновременно со всем этим слушатель должен учитывать свои собственные желания, интересы, цели и планы, которые оказывают воздействие на все другие компоненты процесса понимания .

Несмотря на то что все процессы восприятия, понимания и интерпретации текста происходят одновременно, для получателя небезразлично, какая информация в тексте поступает в первую очередь, так как он получает эту информацию одну за другой, то есть линейно .

По мнению Г. И. Богина, нормальный процесс понимания протекает так: «…я усматриваю в любом осмысленном отрезке текста смысл, читаю (или слушаю) далее, усматриваю дальнейший смысл в следующем отрезке и т. д. Второй акт усмотрения либо прибавляет второй смысл к первому, либо приводит к тому, что первый смысл, взаимодействуя со вторым, както изменяется (или даже отвергается), но так или иначе происходит наращивание и растягивание смыслов. Текст состоит из множества осмысленных микроконтекстов, и смысл образования протекает от встречи со вторым микроконтекстом до встречи с последним. Весь этот процесс рефлективен; рефлективно, конечно, и его завершение, когда процесс застывает в результате (то есть когда понимание превращается в знание и выступает поэтому как знание). Завершающий рефлективный акт ставит меня перед вопросом “Что же я понял?”, и я отвечаю на этот вопрос утверждением, которое в своих определениях обнаруживает процесс собственного становления» (Бо-гин 2001: 27). М. И. Откупщикова предлагает модель «распознавания» текста, основанную на операциях предсказания: «…каждый отрезок текста поставляет реципиенту по мере восприятия набор допустимых гипотез продолжения смысла текста, которые при включении в процесс распознавания дальнейших порций текста проверяются на совпадение, в результате чего подтверждаются, опровергаются или корректируются» (Откупщикова 1982: 95) .

10. Сравните два отрывка из информационных аналитических программ (тексты 10 и 11). Найдите в них факты и оценки этих фактов. В какой последовательности подаются факты и оценки в этих программах? Как эта последовательность влияет на интерпретацию событий телезрителями?

Текст 10 «НЕДЕЛЯ» С МАРИАННОЙ МАКСИМОВСКОЙ, 20.02.2010 На неделе служба в милиции признана «отягчающим обстоятельством». Именно так президент Медведев предложил расценивать правонарушения, которые совершают люди в. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

милицейских погонах. В четверг Медведев объявил о реформах в системе МВД и о громких отставках. Уволено сразу 17 высших милицейских чинов, в том числе два замминистра. Но глава МВД Нургалиев остался на своем посту .

Отставки почти совпали по времени с вынесением приговора майору Евсюкову, расстрелявшему посетителей столичного супермаркета. Мало кто сомневался, что Евсюков получит высшую меру – пожизненное заключение, ведь именно после этого чудовищного случая страну буквально захлестнула волна сообщений о преступлениях, которые совершали сотрудники органов МВД .

Пожалуй, со времен перестройки ни одно ведомство не подвергалось такой массированной атаке, как сейчас МВД. Здесь явно сошлось множество факторов: власти объявили о начале модернизации, но реальных дел пока не видно. А произвол людей в погонах переходил уже все границы. Но когда большая чистка милицейских рядов перерастет в большое перерождение? Новые инициативы Медведева изучил Вадим Кондаков .

Текст 11

РЕФОРМА МВД

Итак, главным политическим событием этой недели стала объявленная президентом реформа МВД. Это произошло в четверг на коллегии министерства внутренних дел .

Беспрецедентные изменения и отставки за всю новейшую историю этого ведомства: новые заместители министра, почти вдвое сокращен центральный аппарат, в 8 регионах смещены начальники МВД .

Но реформа – это далеко не только кадровые решения президента .

Как вычистить евсюковых? О масштабности и трудности поставленной задачи Павел Зарубин .

5.4. Основные принципы анализа текста с точки зрения категории воспринимаемости Категорию воспринимаемости можно рассматривать с двух сторон: во-первых, можно анализировать текст с точки зрения того, как в нем отражается модель адресата, какой ее видел автор; во-вторых, можно анализировать текст с точки зрения получателя текста, моделирующего ситуации, представленные в тексте, и образ автора. Таким образом, анализ текста с точки зрения категории воспринимаемости предполагает интерпретацию как деятельности создателя текста, так и его адресата .

Адресат в идеале должен воспринять то, что заложил в текст его автор, если автор сумел представить себе потенциального адресата, учел его картину мира, систему ценностей и предполагаемый со-циодиалект. Однако этот процесс нельзя трактовать как однонаправленный – от автора к читателю. Читатель занимает активную позицию по отношению к тексту, он строит «встречную» модель текста по мере его восприятия и интерпретации .

Поэтому восприятие текста всегда индивидуально, зависит от личностных качеств читающего .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Для анализа текста с точки зрения категории воспринимаемости могут быть использованы следующие приемы:

• приемы прогнозирования:

• построение проекции развития сюжета рассказа по деталям характеристик героев;

• воссоздание читателем социального и культурного контекста событий, представленных в тексте;

• воссоздание мотива создания текста;

• приемы сравнения, сопоставления, обобщения: определение жанра воспринимаемого текста и сравнение с типичным способом речевой реализации текста такого жанра;

• анализ метатекстовых комментариев автора по поводу выбора им того или иного слова с целью определить, на какого читателя рассчитан этот текст;

• опознавание фреймов в тексте, наблюдение за правилами транспорта референта в соответствии с типом текста и сферой общения;

• наблюдение в диалоге за интерпретирующими речевыми актами, репликами – реакциями, выражающими понимание (интерпретацию) содержания предшествующей реплики собеседника;

• анализ риторических приемов, рассчитанных на эмоциональное воздействие на читателя и др .

Перечисленные приемы анализа текста помогут читателю создать модель адресата текста и модели автора текста .

Литература Арутюнова Н. Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. Т. 40, № 4 .

С. 356–367 .

Богин Г. И. Обретение способности понимать: Введение в филологическую герменевтику. Тверь, 2001 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.bim-bad.ru/docs/ bogin_ponimanije.pdf .

Вепрева И. Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. М., 2005 // Русский гуманитарный интернет-университет [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.i-u.ru/ biblio/archive/vepreva_jasik/02.aspx .

Виноградов В.В. О языке художественной прозы: Избранные труды. М., 1980 .

Дресслер В. Введение в лингвистику текста // Проблемы теории текста: Реферат. сб .

М., 1978. С. 55–73 .

Золотова Г. А., Онипенко Н. К., Сидорова М. Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998 .

Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 2002 .

Клюев Е. В. Речевая коммуникация: Учеб. пос. М., 1998 .

Кобозева И. М., Лауфер Н. И. Интерпретирующие речевые акты // Логический анализ языка. Язык речевых действий / Отв. ред. Н. Д. Аутюно-ва, Н. К. Рябцева. М., 1994. С. 63–71 .

Красных В. В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М., 2003 .

Кулаков Ф. М. Приложение к русскому изданию // Минский М. Фреймы для представления знаний. М., 1979. С. 122–144. Электронный ресурс. Режим доступа: http:// www.myai.narod.ru/Minsky/prilrus.htm .

Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров: человек – текст – семиосфера – история. М., 1996 .

Откупщикова М. И. Синтаксис связного текста: Учеб. пос. Л., 1982 .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Серль Дж. Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 27:

Теория речевых актов. М., 1986. С. 195–222 .

Тичер С., Мейер М., Водак Р. и др. Методы анализа текста и дискурса. Харьков, 2009 .

Успенский Б. А. Ego Loquens: Язык и коммуникационное пространство. М., 2007 .

Филиппов К. А. Лингвистика текста: Курс лекций. СПб., 2003 .

Шмелева Т. В. Речевой жанр // Русистика. 1990. № 2. С. 20–32 .

Beaugrande R.-A. de, Dressler W. U. Einfhrung in die Textlinguistik. Tubingen, 1981 .

Словари Большой юридический словарь / Авт. – сост.: В. Н. Додонов, В. Д. Ермаков, М. А. Крылова и др.; под. ред. А. Я. Сухорева, В. Е. Крутских. М., 2003 .

Общая психология: Энциклопедический словарь / Под ред. А. В. Петровского; ред. – сост. Л. А. Карпенко. М., 2005 .

Источники:

Славникова О. Басилевс // Знамя. 2007. № 1. С. 6–35 .

Диарею остановит рюмка водки и 6 горошин перца //Webground. Проект мониторинга Рунета [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.webground.su/rubric/2010/08/16/ zdorovje_immunologija_privivki/ .

Терроризм // Большой юридический словарь / Авт. – сост. В. Н. До-донов, В. Д. Ермаков, М. А. Крылова и др.; под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. М., 2003 // Vipstudent [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vipstudent.ru/index.php?

q=lib&r=15&id=1192125665&p=97 .

В Москву доставлены еще трое пострадавших при теракте во Владикавказе // РБК [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://top.rbc.ru/society/11/09/2010/464237.shtml .

Новинки столичного автошоу 2010 // Багнет [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.bagnet.org/news/autotrack/turn/2010-09-11/66073 .

Леонид Олыкайнен // Spektr. Финляндская газета на русском языке [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://spektr.net/wp-content/uploads/2009/02/2009_07.pdf .

Александр Сокуров: Интервью с В. Познером // Первый канал [Электронный ресурс] .

Режим доступа: http://www.1tv.ru/sprojects_edition/si5756/fi352 .

Минаев С. Тhe телки». М., 2008 .

Дейк Т. А. ван, Кинч В. Стратегии понимания связного текста // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23: Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С. 153–211 .

«Неделя» с Марианной Максимовской. 20.02.2010 // РЕН [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.ren-tv.com/telecasting/news-and-analytics/nedelya-s-mariannoymaksimovskoy .

Реформа МВД // Вести недели. 2010. 21 февр. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://vesti7.ru/archive/index?edate=21.02.2010#13381 .

6.1. Ситуативность и сферы общения Термин «ситуативность», используемый применительно к категории, влияющей на процесс порождения и восприятия текста, является производным от слов ситуация, ситуативный. Словарные определения этих единиц выделяют основные компоненты их семантики. Ситуация – совокупность обстоятельств, положение, обстановка (Ожегов, Шведова 1993: 744). Ситуативный, -ая, -ое; -вен, -вна (книжн.) – относящийся к отдельной ситуации, ограниченный определенными условиями (там же) .

Таким образом, термин «ситуативность» в самом общем виде указывает на такие качества текста, которые обусловлены обстановкой, условиями его создания. «…акт употребления языка … вбирает в себя и отражает в себе уникальное стечение обстоятельств, при которых и для которых он был создан» (Гаспаров 1996: 10). В данной главе мы рассмотрим, какого рода могут быть эти обстоятельства, в каких текстовых явлениях они находят отражение, как влияют на процесс создания речевых произведений и их понимание .

Обратимся к заданиям, которые позволят наметить общие контуры тех обстоятельств создания текста, которые определяют его ситуативность .

1. Сравните два фрагмента текстов, посвященных общей теме – единому государственному экзамену (ЕГЭ). Определите, какие параметры их различают, чем, по вашему мнению, обусловлены эти различия .

Текст 1

ДУМА ПОДГОТОВИТ РЕФОРМУ ЕГЭ

–  –  –

ЕГЭ ДЛЯ ДУМСКОГО КОМИТЕТА

14 февраля думский Комитет по образованию обсуждал проект Федерального закона, который призван внести принципиальные изменения в законодательство о Едином государственном экзамене .

Он внесен тремя депутатами четвертой Думы (помимо О. Смолина, И. Мельниковым и А. Кондауровым) и поддержавшим нас председателем Совета Федерации С. Мироновым .

Познакомим читателя с тем, как этот вопрос обсуждался на заседании профильного думского комитета .

Смолин О. Н.: –…Начну с парадоксальной фразы… я не являюсь принципиальным противником Единого государственного экзамена. Если Единый государственный экзамен понимать… как систему независимой оценки качества знаний, то я «за». Если Единый государственный экзамен понимать как систему независимой оценки качества знаний преимущественно в тестовой форме, то я против. …мы не предлагаем нашим законом ликвидировать как класс систему Единого государственного экзамена. Законопроект содержит два основных сюжета .

Сюжет первый – добровольность Единого государственного экзамена. Обращаю ваше внимание: мы лоббируем интересы не вузов… мы лоббируем интересы ребенка. Ребенок, его родители вместе с учителями вправе выбирать, в какой форме ему сдавать выпускные экзамены… Второй сюжет законопроекта… связан с тем, чтобы исключить из системы Единого государственного экзамена те предметы, которые практически не поддаются формализации .

Я имею в виду историю, литературу и обществознание. … Точки зрения законодательных органов власти субъектов Российской Федерации в отношении нашего законопроекта разделились так: 36 – «за», 5 – «против» .

Что касается исполнительной власти, то и здесь результат в нашу пользу: 30 – «за», 24 – «против» .

Болотов В. А. (руководитель Рособрнадзора): – Мы с Олегом Николаевичем с 1990 года вместе обсуждаем законопроекты по единому экзамену. Очень часто я с ним согласен и солидарен, но есть сюжеты, когда мы расходимся по разные стороны барьера .

… Смолин О. Н.: – Недавно проведенный ВЦИОМом опрос… показал: 28 процентов граждан России думают, что Солнце -это спутник Земли. И это при расширении эксперимента по ЕГЭ .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Балыхин Г. А.: – А теперь, если нет возражений, ставлю вопрос на голосование… Шудегов В. Е.: – Я воздержусь. Потому что там в соавторстве Сергей Михайлович Миронов… … В итоге при одном воздержавшемся законопроект поддержали 4 депутата (все – из фракции КПРФ). Все члены комитета от «Единой России» высказались за его отклонение .

2. Сопоставьте два текста. Скажите, кто является субъектом речи в каждом из них. В каких обстоятельствах происходит общение? Влияют ли эти обстоятельства на производство речи? К какому жанру речи принадлежат данные тексты? Назовите языковые единицы, которые маркированы спецификой говорящего и обстоятельствами общения .

Актуальность привлечения к изучению текста категории си-туативности связана с возросшим в последнее время вниманием к проблемам коммуникации, речевого взаимодействия, что позволило преодолеть представления о тексте как абстрактном объекте, оторванном от условий его порождения и человеческой деятельности. В связи с этим В. И. Карасик, в частности, пишет: «Для лингвистики текста … существенным является вопрос о тексте как процессе, и здесь структурная модель описания текста как самодостаточного герметичного образования становится недостаточной, возникает необходимость учета обстоятельств общения и характеристик коммуникантов, то есть требуется переход к коммуникативной модели представления текста» (Карасик 2004: 226) .

Такие параметры речи, как обстоятельства общения и характеристики коммуникантов, традиционно изучались в рамках социолингвистики, функциональной стилистики, риторики. Разработанная в трудах российских исследователей теория функциональных стилей, функциональных разновидностей русского языка является результатом научного подхода, включающего экстралингвистические факторы в изучение стилевых характеристик речи .

3. Прочитайте тексты. Выделите и запишите те экстралингвистические факторы, под влиянием которых складываются особенности построения речи. Соотнесите эти параметры в концепциях двух исследователей, найдите общие черты и различия .

Текст 3 М. Н. Кожина

ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СТИЛЕОБРАЗУЮЩИЕ

ФАКТОРЫ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СТИЛЕЙ

«Основные специфические стилевые черты функциональных стилей формируются под влиянием таких экстралингвистических стилевых факторов, как сфера общения, связанная с тем или иным видом деятельности, соотносительным с формой сознания (наука, искусство, политика, право, религия, обиходное сознание в бытовой сфере), форма мышления (логикопонятийное, образное, деонтическое и т. д.), цель общения – основная (в отличие от индивидуальной интенции конкретного речевого акта), обусловленная назначением в социуме указанных видов деятельности, тип содержания (различающийся обычно в разных сферах общения); функции языка (коммуникативная,. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

эстетическая, экспрессивная, фатическая и др.); типовая (базовая) ситуация общения (официальная/неофициальная). Другие (условновторичные) факторы … это условия общения и формы речи, не связанные непосредственно с назначением самой формы сознания и соответствующего вида деятельности, а с реализацией дополнительных задач общения в какой-либо более конкретной разновидности деятельности, условиями ее «протекания», учетом своеобразия аудитории; кроме того – межличностным или массовым видом общения, непосредственным или опосредованным; устной или письменной формой речи, подготовленной/неподготовленной (спонтанной); монологической /диалогической; конкретной ситуацией общения; родом литературы; спецификой жанра; взаимоотношениями говорящих; их социальной ролью; индивидуальными интенциями говорящего (вплоть до проявления в речи стиля его мышления) и др .

В. И. Карасик, рассматривая дискурс как «текст, погруженный в ситуацию реального общения» (Карасик 2004: 227), привлекая внимание к вопросам, связанным с порождением и восприятием текста, строит типологию с позиции участников общения и противопоставляет «личностно-ориентированный» и «статусно-ориентированный дискурс» .

Текст 4 В. И. Карасик

ВИДЫ ДИСКУРСА С ПОЗИЦИЙ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕНИЯ

В первом случае участники общения стремятся раскрыть свой внутренний мир адресату и понять адресата как личность во всем многообразии личностных характеристик, во втором случае коммуниканты выступают в качестве представителей той или иной общественной группы, выполняют роль, предписываемую коммуникативной ситуацией. Личностно-ориентированный дискурс проявляется в двух основных сферах общения – бытовой и бытийной, при этом бытовое (обиходное) общение представляет собой генетически исходный тип дискурса, а бытийное общение выражается в виде художественного, философского, мифологического диалога .

Статусно-ориентированный дискурс может носить институциональный и неинституциональный характер в зависимости от того, какие общественные институты функционируют в социуме в конкретный исторический промежуток времени. Так, например, для современного общества релевантны научный, массовоинформационный, политический, религиозный, педагогический, медицинский, военный, юридический, дипломатический, деловой, рекламный, спортивный и другие типы институционального дискурса .

… Для определения типа институционального общения необходимо учитывать статусно-ролевые характеристики участников общения (учитель – ученик, врач – пациент, офицер – солдат), цель общения (педагогический дискурс – социализация нового члена общества, политический дискурс – сохранение или перераспределение власти), прототипное место общения (храм, школа, стадион, тюрьма и т. д.). Институциональный дискурс есть. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума .

Из приведенных выдержек из работ специалистов можно сделать заключение, что характер речи, особенности речепроизводства находятся под влиянием двух основных экстралингвистических факторов – определенной сферы общения (той или иной области деятельности людей) и характеристик участников общения, специфики их отношений в коммуникации .

В концепции, предложенной В. Г. Костомаровым, автор вводит понятия сферы и среды .

При этом исследователь определяет «сферу» как «тематико-содержательную область», «принадлежность к той или иной области жизнедеятельности людей, типу деловой и духовной информации» (Костомаров 2005: 45), например науке или законодательству, религии, административно-деловой или военной области, повседневной практике. Понятие же «среды» автор относит к участникам коммуникации (это «общающиеся люди», как пишет В. Г. Костомаров), учитывая их характер и статус, способ и вид контакта, взаимоотношения и интересы, преследуемые цели и т. д. Сочетание, пропорции и приоритет сферы или среды, действие их специфических черт определяют особенности ситуации общения и обусловленный той или иной ситуацией тип текста. В. Г. Костомаров выделяет 3 глобальные группировки текстов: книжную, разговорную и массово-коммуникативную, которые демонстрируют разновидности употребления языка, согласованные со сферой и средой. Причем в книжных специализированных текстах (например, в научной статье, законе или трудовом договоре) преобладает, главенствует сфера, в других – неспециализированных книжных (например, в воспоминаниях), а также разговорных и массово-коммуникативных – среда (там же). Сочетание факторов сферы и среды дает возможность, «как-то обобщать и классифицировать неисчислимую и устрашающе разнообразную массу реальных употреблений языка» (Костомаров 2005: 32) .

Обратимся к примерам, предложим их интерпретацию, опираясь на экстралингвистические факторы, выделенные в указанных работах специалистов .

4. Познакомьтесь с двумя текстами: один из них – статья 9 из действовавшего в Советском Союзе Уголовного кодекса, другой – фрагмент судебного заседания по делу Иосифа Бродского. Сопоставьте тексты с позиций участников коммуникации и ее обстоятельств .

Текст 5

СТАТЬЯ 209. ЗЛОСТНОЕ УКЛОНЕНИЕ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ

РЕШЕНИЯ О ТРУДОУСТРОЙСТВЕ И ПРЕКРАЩЕНИИ

ПАРАЗИТИЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ

Злостное уклонение лица, ведущего антиобщественный образ жизни, от выполнения решения исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся о трудоустройстве Данная статья отменена в 2002 году .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

–  –  –

Адвокат: Оценивали ли ваши стихи специалисты?

Бродский: Да. Чуковский и Маршак очень хорошо говорили о моих переводах. Лучше, чем я заслуживаю .

Адвокат: Была ли у вас связь с секцией переводов Союза писателей?

Бродский: Да. Я выступал в альманахе, который называется «Впервые на русском языке», и читал переводы с польского .

Судья (защитнице): Вы должны спрашивать его о полезной работе, а вы спрашиваете о выступлениях .

Адвокат: Его переводы и есть его полезная работа .

Судья: Лучше, Бродский, объясните суду, почему вы в перерывах между работами не трудились?

Бродский: Я работал. Я писал стихи .

Судья: Но это не мешало вам трудиться .

Бродский: А я трудился. Я писал стихи .

Судья: Но ведь есть люди, которые работают на заводе и пишут стихи .

Что вам мешало так поступать?

Бродский: Но ведь люди не похожи друг на друга. Даже цветом волос, выражением лица .

Судья: Это не ваше открытие. Это всем известно. А лучше объясните, как расценить ваше участие в нашем великом поступательном движении к коммунизму?

Бродский: Строительство коммунизма – это не только стояние у станка и пахота земли. Это и интеллигентный труд, который… Судья: Оставьте высокие фразы! Лучше ответьте, как вы думаете строить свою трудовую деятельность на будущее .

Бродский: Я хотел писать стихи и переводить. Но если это противоречит каким-то общепринятым нормам, я поступлю на постоянную работу и все равно буду писать стихи .

Прежде чем приступить к анализу, напомним, что Иосиф Бродский был привлечен к судебной ответственности именно на основании приведенной статьи, которая существовала в то время в советском законодательстве .

Вы безошибочно могли определить, что оба текста принадлежат юридической сфере .

Однако этот параметр недостаточен для объяснения речевой специфики обоих текстов и должен быть дополнен другими характеристиками ситуации общения. Так, в тексте 5 адресантом, производителем речи является неперсонализован-ный говорящий, выступающий от лица государства, а адресатом – также не конкретная личность, а массовая аудитория граждан. Этот текст создан при опосредованном взаимодействии адресанта и адресата, разделенных во времени и пространстве. В речевом строе текста эти параметры участников общения проявлены в отсутствии форм персональной адресации высказываний, обращений, подписи, а также каких-либо речевых явлений, указывающих на контакт субъектов коммуникации. В тексте 6 производителями речи являются конкретные люди, статусно-ролевые характеристики которых ясно определены: судья, обвиняемый, адвокат. Общение имеет институциональный характер (происходит на судебном заседании, в зале суда), при участии наблюдателей – массовой аудитории присутствующих на заседании суда. Маркерами этих ситуативных параметров являются личные местоимения я, вы, обращение гражданин Бродский, а также форма местоимения мы (нас, нам: Нас не интересует), указывающая на статусное положение судьи, представляющей не личные интересы, а интересы суда. Статусное доминирование, определенное социальной ролью судьи, проявляется в использовании императивных форм, предписывающих соблюдение норм поведения на судебном заседаКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

нии (Никаких «я полагаю». Стойте как следует! Не прислоняйтесь к стенам! Смотрите на суд! Отвечайте суду как следует! Отвечайте; Перечислите; Не обобщайте, а спрашивайте! и т. п.). Статусные роли проявлены в организации полилога в данной институциональной обстановке, дающей судье право лидерства, коммуникативного приоритета в общении, она задает вопросы, делает замечания защитнику и присутствующим в зале .

В построении дискурса отражены цели говорящих. В тексте 5 – определение ответственности граждан за нарушение закона и установление формы наказания, что проявляется в использовании пассивной конструкции, нейтрализующей отнесенность действия к одному, конкретному лицу (что наказывается чем?). В тексте 6 целью является установление фактов нарушения/ненарушения закона в отдельном случае в отношении определенного человека, что осуществляется в форме вопросов к подсудимому в ходе публичного слушания .

Этой цели отвечает диалогический строй речи информативного характера в условиях статусно-ролевого неравенства участников общения .

Принадлежность того и другого текста юридической сфере определяется терминами и клише данной области деятельности (злостное уклонение, трудоустройство, лишение свободы, деяние, исправительные работы, У вас есть ходатайства к суду? У защиты есть вопросы? Ваши средства вносились в семейный бюджет? Почему вы вели паразитический образ жизни? и др.). Однако в тексте 6 (в судебном заседании) фактор сферы оказывается существенно осложненным фактором среды (по терминологии В. Г. Костомарова), то есть характеристики общающихся людей (как социальные, так и личностные) превалируют в коммуникации, влияя на процесс текстопорождения. При этом к предписываемым в подобной институциональной ситуации стратегиям речевого поведения добавляются личностные особенности говорящих. Кругозор и идеологические позиции судьи выявляются в ее высказываниях: Значит, вы думаете, что ваши так называемые стихи приносят людям пользу? Вы должны спрашивать его о полезной работе, а вы спрашиваете о выступлениях;

Лучше объясните, как расценить ваше участие в нашем великом поступательном движении к коммунизму? Речь И. Бродского даже в рамках судебного заседания отражает мировосприятие творческого че-лов ек а: Кто причислил вас к поэтам? Бродский: Никто. (Без вызова.) А кто причислил меня к роду человеческому? Мне все было интересно. Я менял работу потому, что хотел как можно больше знать о жизни и людях; Но ведь люди не похожи друг на друга. Даже цветом волос, выражением лиц. Таким образом, речевые особенности текстов обусловлены ситуативно, то есть предопределены как сферой – предметно-тематической областью, так и средой – реальными коммуникативными условиями общения и, что важно, – характеристиками субъектов речи. При порождении текста выявленные факторы ситуативности мотивируют использование определенных речевых средств, которые выступают в качестве маркеров, индикаторов ситу-ативности .

6.2. Коммуникативная ситуация и ее компоненты как факторы ситуативности Термин «ситуация» является одним из базовых в теории речевого общения, где основное внимание уделяется преимущественно устно-диалогическим его формам, особенностям речевого поведения говорящих, проявленным в устном, контактном, непосредственном общении. Анализ и интерпретация коммуникативного события проводятся с позиций условий общения, с учетом участников, их целей, отношений, места, времени и других обстоятельств речевого взаимодействия. «По поводу любого текста мы всегда можем спросить:

кто именно, кому, где, когда, в каких конкретных обстоятельствах и каким конкретно способом адресует данное сообщение?» (Долинин 2007: 9). При таком понимании термин «ситуКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ация» употребляется в сочетаниях «коммуникативная ситуация» или «речевая ситуация», «ситуация общения» .

В. Г. Гак выделяет в структуре ситуации, порождающей высказывание, говорящего и его адресата, пресуппозиции как фонд общих предварительных знаний, коммуникативные намерения (интенции) и цели общения, место, время, обстоятельства действительности, отношения между коммуникантами, их социально-статусные характеристики как социально-психологические компоненты ситуации (Гак 1973) .

5. Прочитайте определения, назовите параметры ситуации, которые выделяют исследователи. Сопоставьте наборы характеристик ситуации, выделенные разными специалистами. Скажите, какие из этих параметров вы бы отнесли к основным, а какие – к дополнительным .

Текст 7

КОМПОНЕНТЫ СИТУАЦИИ ОБЩЕНИЯ

Речевая ситуация – 1) ситуация речи, ситуативный контекст речевого взаимодействия; 2) набор характеристик ситуативного контекста, релевантных (значимых) для речевого поведения участников речевого события, влияющих на выбор ими речевых стратегий, приемов, средств .

Среди элементов речевой ситуации «различают несколько групп:

А – те, что в совокупности образуют «сцену действия»: 1) тип и жанр события (например, урок); 2) тема его (предмет речи); 3) функция (проверка знаний, сообщение информации и пр.); 4) обстановка (место, время и пр. – то, что важно); Б – признаки Р. с, относящиеся к участникам ее: 1) их социальные позиции (иерархия или равный статус и пр.); 2) социальные роли (учитель-ученики); 3) правила нормы, регулирующие отношения участников в данном социуме, социальной группе; 4) индивидуальные отношения между участниками (любимый учитель или нет и пр. – то, что важно, и если это важно для речевого поведения) .

В. И. Карасик

ЯЗЫКОВОЙ КРУГ: ЛИЧНОСТЬ, КОНЦЕПТЫ, ДИСКУРС

Категории ситуации общения: 1) участники общения (статусноролевые и ситуативно-коммуникативные характеристики); 2) условия общения (пресуппозиции, сфера общения, хронотоп, коммуникативная среда); 3) организация общения (мотивы, цели и стратегии, развертывание и членение, контроль общения и вариативность коммуникативных средств); 4) способы общения (канал и режим, тональность, стили и жанр общения) .

Н. И. Формановская. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

РЕЧЕВОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ:

КОММУНИКАЦИЯ И ПРАГМАТИКА

Под коммуникативной ситуацией будем понимать сложный комплекс внешних условий общения и внутренних состояний общающихся, представленных в речевом произведении, направляемом адресату. [Структура коммуникативной ситуации может, по мнению ученого, выглядеть так: ] кто – кому – о чем-почему – зачем – как – каким способом – в каком состоянии – где – когда – в каком социуме – в каком этносе. Этот ряд расшифровывается как адресант – адресат – тема – причина – цель – код – стиль – экспрессия – место – время – среда – нация .

Коммуникативные ситуации характеризуются степенью контроля и самоконтроля речевого поведения общающихся и соответствующего выбора языковых средств для построения речевого произведения (при всем автоматизме этого выбора). Жесткий контроль связан с официальностью обстановки общения и статусно-ролевых отношений говорящих, большой зависимостью жизненно важных (ответственных) речевых действий, выбора средств (процедура суда, парламентское заседание, защита диссертации и мн. др.). Отсутствие контроля допускает ненормативные языковые употребления, сниженный стиль, фамильярно-грубоватую тональность (интимная, семейная сфера, дружеское общение, молодежная современная среда и др.). Между жестким контролем и его отсутствием располагаются промежуточные зоны .

В речевом поведении говорящих, помимо цели высказывания, определенного стимула к общению, установки, отражается целый спектр их характеристик: возраст, пол, род занятий, социальный статус и социальная роль в определенной жизненной ситуации. Говорящий выполняет определенную психологическую роль (союзник, противник, соперник, лидер, покровитель, друг и т. п.) и является носителем эмоционально-психологического состояния, он обладает своим кругозором и мировоззрением, языковой компетенцией, ему свойственны определенные личностные характеристики (темперамент, интроверт – экстраверт), устойчивые вкусы, привычки и т. д. (см. об этом: Богданов 1990; Долинин 1999). Адресант прогнозирует определенный образ адресата, учитывает предполагаемый общий фонд знаний, в соответствии с чем строит тематическое развертывание речи и выбирает стилевую тональность общения .

В общении проявляются статусно-ролевые отношения говорящих, степень знакомства, общий контекст взаимодействия, общая апперцепционная база, которые определяют выбор стилевого регистра, а также возможность импликаций в речи (сокращенный или расширенный код общения). Существенную роль в порождении речи играет присутствие наблюдателя, который не является непосредственным адресатом, но своим присутствием влияет на речевое поведение говорящего. Такие компоненты коммуникативной ситуации, как референтная отнесенность высказывания, определяющая ее предметно-тематическое содержание, а также цели участников общения, уже были предметом рассмотрения в предшествующих главах данной книги (см. часть 1, главы 1 и 4) .

Обратимся к тексту, чтобы проследить за тем, как названные параметры коммуникативной ситуации проявляются в речи .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

6. Рассмотрим запись диалога героев из художественного фильма «Питер FM» – эпизод, в котором героиня обнаруживает, что она потеряла свой мобильный телефон .

Тем, кто знаком с содержанием фильма, рекомендуем вспомнить ситуативный контекст этого диалога, а тем, кто фильма не смотрел, – представить и предположить ситуацию, в которой этот диалог мог бы произойти .

Текст 8

–  –  –

Данный эпизод представляет два коммуникативных события – диалог героини с близким ей человеком, ее женихом, и диалог по телефону с незнакомым молодым человеком, который нашел потерянный героиней мобильный телефон. В первом случае общение происходит в разговорно-обиходной сфере, в условиях непринужденного общения, имеющего личностный характер, характеризуется дружески-фамильярной тональностью. Равенство партнеров по коммуникации проявляется в использовании местоимения ты, выборе формы приветствия (привет!), принятого в неформальной ситуации дружеского общения. Интенция упрека выражена высказываниями, обладающими экспрессивной окраской (Ну, и где ты ходишь? Я тебя жду уже полчаса; Да, не прошло и недели. Я тебе новый «Самсунг»

подарил. Что за мужик отвечает на твоем телефоне?), они передают эмоциональное состояние недовольства, раздражения, ревности, призваны подчеркнуть некоторое доминирование молодого человека, что мотивирует допустимость иронических и саркастических реплик (Я надеюсь, ты его тоже потеряешь), шутливо-иронических оценок (Маша-растеряша) .

(Ср. с возможным стилистически нейтральным представлением жизненной ситуации: Маша, ты, видимо, потеряла свой мобильник, потому что незнакомый голос отвечает по твоему телефону.) Пресуппозиции у частников диа лога не совпа дают, поэтом у намек, подтекст, содержащийся в вопросе У тебя секретарь появился?, оказывается не понятым (В каком смысле?). Речевое поведение собеседников в этой коммуникативной ситуации отражает их личностные характеристики (склонность молодого человека к лидерству, превосходству в паре), чувство юмора девушки (Я буду в костюме зайца). В ее высказываниях выражена интенция сгладить конфликт, успокоить друга (Ну, что такое? Ну, в чем я опять виновата?). Реплика с оттенком легкой иронии (Отелло. Вылитый мавр) отражает намерение девушки снять напряженность в отношениях, помириться. Обращение к прецедентному имени (Отелло) позволяет героине в имплицитной форме передать значение «перестань сердиться», «нет оснований для ревности» и показывает речевую искушенность обоих участников диалога, способных выразить и адекватно понять косвенно выраженные смыслы, а также представляет принятую в общении этих двух близких людей непрямую коммуникацию как норму речевого взаимодействия. Наличие у собеседников предварительных знаний (подготовка к свадьбе) делает возможным использование сокращенного кода в общении (Пойдем за кольцами) .

В разговоре с незнакомым собеседником по телефону участники коммуникации в целом придерживаются принятых в данных обстоятельствах норм общения, что проявляется в использовании клише, ритуализованных форм речи, типичных для общения по телефону незнакомых людей (обращение на «вы», приветствие «Здравствуйте»), высказываний в информативном диалоге, характерных для договоренности о встрече (Я сегодня смогу часов в 9 на «Чкаловской», около памятника. Как я вас узнаю?). Выбор этих форм обусловлен также отсутствием зрительного контакта, дистантным характером общения по телефону. При этом шутливые высказывания предназначены для сокращения дистанции общения (Скажите, а мой телефон в хороших руках? Я буду в костюме зайца), преодолевают предписываемые в таких ситуативных условиях речевые конвенции. В построении речи всех собеседников проявляется ориентация на личностное общение в разговорно-обиходной сфере, маркерами такого общения, в частности, служит и используемая частица а (А откуда вы знаете, что меня зовут Маша? А как вас зовут? А можно я вам попозже перезвоню?), что вряд ли было бы допустимым, например, в судебном разбирательстве (ср. с приведенным ранее текстом суда над Бродским). При интерпретации данного эпизода фильма следовало бы сделать оговорку в отношении того, что он является частью художественного целого, диалоги созданы сценаристом с определенной целью (создать образную характеристику героев) и направлены на их восприятие зрителем как адресатом. Таким образом, речь персонажей в кино, как и диалоги в художественной литературе, эстетически мотивиКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

рованы, подчинены определенной задаче автора, включены в более сложную коммуникативную ситуацию произведения .

Характер построения речи как в устной, так и в письменной форме определяется наличием пресуппозиций. На процесс тек-стопорождения влияет включенность участников в широкий жизненный контекст, что предопределяет содержание пресуппозиций участников общения, их фоновые знания, тезаурус языковых личностей .

–  –  –

ПРЕСУППОЗИЦИИ

Самое простое и нетерминологическое определение пресуппозиции есть определение ее через ожидание. Вступая в коммуникативный акт, оба партнера (адресант и адресат) ожидают, что у них имеются некоторые общие «сведения о мире», которые дадут им возможность держаться в процессе коммуникации известных обоим ориентиров и границ… … Иногда пресуппозицию нестрого, но вполне приемлемо определяют как наличие у коммуникантов предварительных знаний» (Клюев 2002: 85–86) .

[Различают семантические пресуппозиции – или пресуппозиции истинности,] т. е. ожидания того, что, по крайней мере, часть высказывания является истинной. Кроме того, выделяют и прагматические пресуппозиции. Прагматические пресуппозиции называют иногда «пресуппозициями известности» (в отличие от пресуппозиции истинности), в этом случае прагматическую пресуппозицию определяют как ожидание того – или расчет на то, – что часть предлагаемой информации самоочевидна и/или хорошо известна слушателю»… … Общие пресуппозиции определяют чаще всего в категориях энциклопедического знания о мире, а также модели соответствующих фреймов (сценариев) плюс некоторые другие «предварительные сведения», которые в каждом конкретном случае приходится оговаривать специально, образуют то, что в литературе иногда называют «коммуникативным фоном» .

–  –  –

ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА

Предварительное знание, сумму фоновых знаний мы понимаем как пресуппозицию .

Таким образом, под прагматической пресуппозицией понимают предварительные знания коммуникантов, которые помогают понять смысл высказываний в процессе общения .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

8. Определите, какого рода знания соотносятся со следующими видами пресуппозиции: универсальная, культурная, социальная, профессиональная, речевая пресуппозиция. Подробнее об этом вы сможете узнать в работе И. Я. Чернухиной (1990: 38) .

В устном повседневном общении пресуппозиции, формирующие общую апперцепционную базу собеседников, обеспечивают возможность строить речь, пользуясь сокращенным кодом (термин В. И. Карасика), который допускает импликации и лакуны, восполняемые семантически общими знаниями участников общения. В формально-структурной и смысловой организации текста это действие категории ситуативности проявляется в использовании неполных предложений, намеков, имплицитных способов передачи информации, подтекста. Импликации, подтекст являются отражением ситуативной обусловленности .

Зависимость текстообразования от ситуативных условий мотивирует использование в построении текста сокращенного или расширенного кода, по терминологии В. И. Карасика (2004). В бытовом общении «разговор ведется при помощи сокращенного кода, который имеет высокую контекстную зависимость» (Кара-сик 2004: 236). «Выходя за рамки обыденного общения, сталкиваясь с незнакомыми людьми, человек вынужден создавать для них необходимую фоновую информацию на основе предположений о том, чего собеседник, вероятно, не знает, и поэтому общение при помощи расширенного кода в меньшей мере зависит от контекста» (там же: 237). Таким образом, параметр ситуативности мотивирует выбор кода – сокращенного или расширенного .

Понятие фоновых знаний и пресуппозиции актуально в перспективе адресата. В организации таких жанров, как письма, дневники, воспоминания, наличие фоновых знаний у адресата формирует ситуативный контекст, позволяющий субъекту речи строить текст с расчетом на очевидную известность адресату людей, фактов, событий, упоминаемых в тексте .

Обратимся к анализу материала – текстов дневников .

Текст 10 Корней Чуковский

ДНЕВНИКИ

8 марта 1954. У Всеволода Иванова (блины). Встретил там Анну Ахматову впервые после ее катастрофы. Седая, спокойная женщина, очень полная, очень простая. Нисколько не похожая на ту стилизованную, робкую и в то же время надменную, с начесанной челкой, худощавую поэтессу, которую подвел ко мне Гумилев в 1912 г. – сорок два года назад. О своей катастрофе говорит с юмором. «Я была в великой славе, испытала величайшее бесславие – и убедилась, что в сущности это одно и то же» .

Данная дневниковая запись сориентирована на двойного адресата – самого автора (как субъекта автокоммуникации) и возможного читателя (поскольку автор – литератор, что допускает обращенность к потенциальному массовому адресату) .

Такая коммуникативная ситуация мотивирует использование сокращенного кода, позволяющего упомянуть в качестве импульса, рождающего ассоциации, лишь отдельные компоненты референтного события (У Всеволода Иванова (блины)). Фраза Встретил там Анну Ахматову впервые после ее катастрофы предполагает знание читателем обстоятельств жизни А. Ахматовой, стоящих за словом катастрофа. Внешний образ поэта в данном тексте опирается на ассоКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

циативный читательский отклик, вызывая представления о знаменитых портретах и фотографиях А. Ахматовой. Таким образом, ситуативность определяет особенности построения данного текста .

9. В предложенных далее двух отрывках из «Дневников» Георгия Эфрона, сына Марины Цветаевой, есть описанные характеристики дневникового текста, обусловленные спецификой его адресата. Дайте их интерпретацию в аспекте категории ситуативности .

Текст 11 Георгий Эфрон ДНЕВНИКИ

–  –  –

6.3. Импликации и подтекст Наличие пресуппозиций предопределяет возможность имплицитного способа выражения смысла, формирования подтекста в речи. М. Ю. Федосюк различает текстовое, подтекстовое и притекстовое имплицитное содержание (Федосюк 1988: 12–13). В первом случае содержание, выраженное имплицитным способом, отвечает основному намерению говорящего, для которого он использует косвенную форму (например, Не мешало бы тебе заглянуть в словарь передает значение Ты пишешь безграмотно) .

Подтекстовое имплицитное содержание входит в скрытые коммуникативные намерения субъекта речи, которые могут быть выведены адресатом. Так, А. Жолковский в книге «Мемуарные виньетки» приводит такой эпизод: «…я вспомнил фразу из этой книги, являющую поистине квинтэссенцию щеголяния короткостью с великими: “Когда ехали по шоссе хоронить Ахматову, Бродский показал мне место, где погребен Зощенко”. Текст чеканный, незабываемый. Тут ни убавить, ни прибавить, все места заняты кем надо». Подтекстовое содержание приводимой цитаты (Я близок к великим) выражено в речи упоминанием имен Ахматовой, Бродского, включенных говорящим в личную сферу .

Притекстовое содержание выводится адресатом, хотя оно и не входило в коммуникативное намерение говорящего, что может спровоцировать неадекватное понимание речи собеседником. (Ср. возможное в таких ситуациях возражение: Я совсем не это имел в виду и т. п.) В понимании импликаций и подтекста важную роль играют пресуппозиции, которые. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

определяют успешность интерпретативной деятельности воспринимающего текст (подробнее см.: Дементьев 2006) .

Актуальность данных явлений в художественном тексте особенно высока. Непрямой, опосредованный способ передачи информации, требующий участия читателя в выведении и интерпретации концептуального смысла литературного текста, его подтекстовых составляющих, уже был затронут в главе 4 в части 1 в связи с видами информации. Художественная коммуникация, субъектами которой являются автор и читатель, предполагает наличие у реципиента большого массива фоновых знаний как презумпции адекватного понимания смысла текста, выраженного по преимуществу «проективным способом» (о «прагматичных» и «проективных» текстах см.: Верещагин, Костомаров 2005) .

6.4. Ситуативность и жанры Ситуациям с тем или иным набором коммуникативных черт, предопределенных сферой общения и его обстоятельствами, присущи и типовые, регулярные разновидности текстов .

В определенной коммуникативной среде есть свои законы, каноны, которым надо следовать и которые складываются под воздействием и в условиях этой среды. Таким образом, ситуативность находит проявление в выборе жанра. «Жанрово-стилистические категории дискурса позволяют адресату отнести тот или иной текст к определенной сфере общения на основании сложившихся представлений о нормах и правилах общения, об условиях уместности, о типах коммуникативного поведения» (Карасик 2004: 243). Причем жанровые формы стабильно закреплены за определенной сферой общения и тем или иным типом коммуникативной ситуации. «В нашем сознании существуют концепты определенного дискурса, его типов и жанров» (там же) .

В настоящее время можно наблюдать, как формируется и уже приобрела достаточно четкие контуры система жанров интернет-коммуникации, где специфическая коммуникативная ситуация виртуального общения вызвала к жизни новые жанры, постоянные воспроизводимые черты которых осваиваются пользователями в дискурсе электронной коммуникации: чат, форум, блог. Коммуникативная ситуация в сфере интернет-общения все более активно выдвигается в качестве самостоятельного объекта лингвистического исследования. В ряде работ (Трофимова 2004; Какорина 2008; Коретникова 2006; Кузнецова 2009) выявлены параметры, специфичные для этой коммуникативной сферы, изучаются черты ее отдельных жанров, в частности форума. Е. В. Какорина справедливо квалифицирует интернет-форум как новый коммуникативно-речевой жанр, в рамках которого проходит тематическая дискуссия, обмен мнениями (Какорина 2008). В указанных работах исследователи выделяют некоторые параметры этого жанра: особый характер адресата, адресанта и их взаимодействия, что проявляется в анонимности сообщений, их полиадресованности, интерактивности (возможности диалогового взаимодействия). Интернет-форумам свойственны особые способы представления текстовой информации: гипертекстуальность (возможность ответвлений, указанных ссылками), линейность развертывания и коллажность, тематическая полифония, которая в рамках гипертекста варьирует тематическую доминанту, отмечается переплетение в этой сфере общения информационной и фатической функции языка .

Эти параметры, как отмечает Е. В. Какорина, «создают максимально эксплицитный тип речевого поведения, провоцируют говорящих на проявление личностного начала, обусловливают свободу языкового воплощения замысла» (Какорина 2008: 75) .

И. Н. Борисова вводит понятие жанра коммуникативного события, в качестве разновидностей которых называет, например, застолье, семейную беседу, урок, семинар, защиту диссертации, лекции и др. «Жанры коммуникативных событий предполагают присутствие. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

в их коммуникативно-деятельностной структуре не только речевого, но и акционально-практического компонента, системы “жанров поведения”» (Борисова 2005: 32) .

Жанровые разновидности текстов отчетливо выявляются применительно к сферам:

• где действует доминанта книжно-письменной речи;

• где в общении актуализирована разговорная направленность:

• лекция, публичная речь, проповедь, научная дискуссия, научная статья, официальное письмо, газетное объявление, новости («Последние известия»), судебное разбирательство, переговоры и др.;

• непринужденная беседа, дружеское письмо, запись в дневнике, разговор по телефону (дружеский), неформальное общение в Интернете (чат, форум, блог), рассказы-пластинки, «истории по жизни» (истории, в которых люди делятся житейским опытом) и др. Ситуативно обусловленная жанровая принадлежность текста сопровождается такой характеристикой, как тональность .

Установки говорящего: серьезность, несерьезность, обиходность или ритуальность, стремление к унисону или конфликту, сокращение или увеличение дистанции общения, открытое (прямое) либо завуалированное (косвенное) выражение интенций, направленность на информативное либо фатическое общение – отражаются в жанровых разновидностях речи, среди которых специалисты выделяют разговоры по душам, признания, комплименты, обвинения, оскорбления, выяснения отношений, ссоры, флирт, розыгрыш, праздноречевые жанры (подробнее см.: Жанры речи 2007; Дементьев 2006 и др.) .

Каждому жанру речи свойственны свои тональные нюансы: дружеский, шутливый, официальный, враждебный, агрессивный, иронический, саркастический и др. (систематизацию тональностей см.: Карасик 2007) .

6.5. Ситуация и контекст Термин «ситуация» и категория «ситуативность» имеют много семантических пересечений с известным и общепринятым термином «контекст», который имеет достаточно широкий спектр использования. Во-первых, он означает языковое окружение, в котором употребляется конкретная единица языка в тексте (лингвистический контекст), во-вторых, его используют по отношению к обстановке, времени и месту, к которым относится высказывание (текст), фоновой информации, позволяющей воспринимающему правильно интерпретировать семантику единиц в речи (экстралингвистический контекст). В этой соотносительности и обусловленности текста факторами внешней действительности категория ситуативности коррелирует с термином «контекст», предполагающим некое окружение, в котором выполняется операция и интерпретируется ее значение, включая комплекс реальных и ассоциативных связей и условий, необходимых и достаточных для порождения и семантизации текста. При этом ситуация понимается как форма контекста, а ситуативность – как обусловленность текста контекстом .

10. Прочитайте три небольших фрагмента из работ исследователей, выделите круг явлений, которые они рассматривают как неотъемлемые факторы коммуникативного процесса, влияющие на процесс порождения и восприятия речевого продукта .

Какие из этих факторов уже были рассмотрены ранее в данной главе, а какие – упомянуты впервые и дополняют знания об экстралингвистической обусловленности речи/ текста?

Текст 12 З. Я. Тураева. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ТЕКСТА КОНТЕКСТОМ

Мы принимаем широкое понимание контекста, которое включает в себя все факторы, сопутствующие вербальной коммуникации .

Это и ситуация общения, и совокупность культурных и социальных условий, в которых совершается коммуникация, сетка контекстов, в которую включается данный текст, – контекст эпохи, литературного направления, жанра, индивидуальной авторской системы и т. д. Такое понимание контекста смыкается с тем, что О. С. Ахманова определяет как вертикальный контекст, В. Я. Мыркин – как коммуникативный контекст, Г. В. Колшанский – как сетку контекстов, чешская исследовательница Слама-Казаку – как глобальный контекст .

Б. М. Гаспаров

ЯЗЫК, ПАМЯТЬ, ОБРАЗ

Всякий акт употребления языка – будь то произведение высокой ценности или мимолетная реплика в диалоге – представляет собой частицу непрерывно движущегося потока человеческого опыта.

В этом своем качестве он вбирает в себя и отражает в себе уникальное стечение обстоятельств, при которых и для которых он был создан:

коммуникативные намерения автора… взаимоотношения автора и… адресатов, всевозможные «обстоятельства», общие идеологические черты и стилистический климат эпохи в целом и той конкретной среды и конкретных личностей, которым сообщение прямо или косвенно адресовано… в частности, жанровые и стилевые черты как самого сообщения, так и той коммуникативной ситуации, в которую он включается… множество ассоциаций с предыдущим опытом, так или иначе попавших в орбиту данного языкового действия .

В. В.

Красных «СВОЙ» СРЕДИ «ЧУЖИХ»… Можно выделить четыре компонента и, следовательно, четыре аспекта каждого коммуникативного акта:

(1) экстралингвистический аспект; конситуация – объективно существующая собственно экстралингвистическая ситуация общения;

условия (в самом широком смысле) общения и его участники (т. е. кто, что, где, когда);

(2) семантический аспект; контекст – имплицитно или эксплицтно выраженные смыслы, реально существующие, являющиеся частью ситуации, отражающиеся в дискурсе и актуальные для данного коммуникативного акта;

(3) когнитивный аспект; пресуппозиция – зона пересечения индивидуальных когнитивных пространств (фондов знаний коммуникантов), включая и представления коммуникантов о конситуации;

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

(4) (собственно) лингвистический аспект: речь – продукт непосредственного речепроизводства, то, что продуцируют коммуниканты .

Таким образом, создание текста, его речевая организация обусловлены не только условиями и обстоятельствами коммуникативной ситуации, но и выходящей за ее пределы ситуацией историко-культурной, включающей контекст эпохи, ее «стилистический климат», свойственные ему жанровые и стилевые черты, ценности литературного направления, индивидуальной авторской системы и другие факторы .

И. Т. Касавин, разделяя мнение некоторых зарубежных исследователей, пишет в этом смысле об особом типе контекста: «И от всего этого этнографы отличают экстраситуационный контекст (extra-situational context), или то, что следовало бы назвать контекстом культуры. Ведь адекватное понимание всякой интеракции требует фонового знания (background knowledge), которое выходит далеко за пределы локального разговора и непосредственного окружения» (Касавин 2008: 234) .

11. Прочитайте перечень экстралингвистических явлений, которые могут быть включены в поле понятия «контекст». Предложите, чем можно было бы еще дополнить этот список .

Духовная атмосфера общества на определенном этапе развития; достижения общества в сфере науки, искусства, этики, эстетики; мир идей и нравственных идеалов; ценностные предпочтения (национальные, социальные, обусловленные временем); историческая ситуация, связанная с определенными событиями…

6.6. Текст и дискурс Включенность текста в культурно-исторический и коммуникативный контексты, учет экстралингвистических факторов, сопровождающих создание текста и его восприятие, мотивируют актуальность термина «дискурс» в современных лингвистических исследованиях. Афористичное определение дискурса Н. Д. Арутюновой как «речи, погруженной в жизнь» емко показывает суть этого феномена. И. Т. Касавин, определяя дискурс как деятельностный процесс порождения текста, предлагает следующее толкование: «Я буду понимать дискурс [здесь и далее выделения наши. – И. В.] как неоконченный живой текст, взятый в момент его непосредственной включенности в акт коммуникации, в ходе его взаимодействия с контекстом. От дискурса отличается текст, который уже отчужден от автора пространственными, временными и иными индексальны-ми параметрами» (Касавин 2008: 362) .

Показывая связи понятий «текст», «контекст», «дискурс», исследователь пишет:

«Текст, являясь собственно языковой реальностью, существует как смысловая единица только в определенном смысловом окружении – контексте, который находит выражение в тексте при посредстве живой знаково-эпистемической деятельности, или дискурса .

Последний немыслим вне текста и контекста, а контекст остается безгласным и бесчеловечным вне дискурса и текста» (там же: 29), и далее: «Дискурс, ранее противопоставлявшийся тексту, отныне начинает рассматриваться как текст в процессе его формирования, и тем самым в теорию текста включается теория дискурса» (там же: 152) .

12. По ходу чтения текста назовите языковые единицы, которые маркированы культурно-историческим контекстом и «стилистическим климатом» определенной эпохи. Предположите, в каком году была опубликована эта заметка .

Текст 13. Коллектив авторов .

«Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ОРДЕН ЛЕНИНА – АТОМОХОДУ «ЛЕНИН»

Первый в мире атомный ледокол «Ленин» награжден орденом Ленина. Атомоход внес большой вклад в обеспечение арктических перевозок народнохозяйственных грузов и использование атомной энергии в мирных целях, сказано в Указе Президиума Верховного Совета СССР .

Ледокол «Ленин» построен на Адмиралтейском заводе в Ленинграде .

Вчера в Адмиралтейском объединении состоялся митинг .

Участники митинга послали экипажу атомохода приветственное письмо .

Вместе с адмиралтейцами атомный ледокол строила вся страна, заказы для него выполняли более 500 предприятий: в их числе – заводы Балтийский, Ижорский, Металлический, «Экономайзер»

и «Красный выборжец», подъемно-транспортного оборудования, объединения «Электросила», «Красная заря» .

Вчера митинг по случаю награждения атомохода «Ленин» орденом Ленина состоялся также на Балтийском заводе, где продолжена ледокольная эстафета – строится самый мощный в мире атомный ледокол «Арктика» .

Речевая организация данного текста однозначно указывает на референтную ситуацию, относящуюся к советскому времени (слова – приметы времени: орден Ленина, ледокол «Ленин», Президиум Верховного Совета СССР, Ленинград, названия ленинградских заводов). Историко-культурный контекст объясняет упоминание в заметке об атрибутах важного события, которыми оно обычно сопровождалось в советское время: состоялся митинг, послали приветственное письмо. В тексте использованы клише, характерные для стилистики советской эпохи: внес большой вклад, народнохозяйственные грузы, использование атомной энергии в мирных целях, строила вся страна, продолжена ледокольная эстафета .

Таким образом, как предметно-тематическое содержание текста, так и его жанрово-стилевой облик обусловлены историко-культурным контекстом. В данном случае действие категории ситуативности соотносится с экстралингвистическими факторами – обстоятельствами действительности того времени, нормами рассказа о значимом событии в сфере СМИ в ту эпоху, отразившимися при текстопорождении, в дискурсе. В заключение добавим, что заметка помещена в газете «Ленинградская правда» и датирована 12 апреля 1974 года. Маркеры определенной эпохи могут стать средством исторической стилизации в художественном тексте, служат изобразительно-выразительным целям воссоздания контекста действительности того или иного времени .

13. Прочитайте два фрагмента из пьесы, отметьте, какие единицы текста использованы автором в качестве маркеров двух эпох, воссоздающих ситуативный контекст .

Текст 14 Борис Акунин

ЗЕРКАЛО СЕН-ЖЕРМЕНА

Действующие лица. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Константин Львович Томский, управляющий кредитно-ссудным товариществом «Добрый самарянин»

Вован, генеральный президент Инвестиционно-маркетингового холдинга «Конкретика». … Сцена разделена на две части. Две комнаты, очень похожие одна на другую, с лепниной и барельефами. Собственно, это одна и та же комната старинного особняка, разделенная одним столетием .

Слева – интерьер 1900 года: письменный стол с креслом, секретер. В углу напольные часы XVIII века. На стене картина в золотой раме: некий господин с весьма примечательным лицом, в пудреном парике и с орденом Золотого Руна на шее. … Справа современная комната: голые стены, никакой мебели, на полу валяются листки бумаги. На стене покосившийся портрет Ахматовой. В окне сияет подсвеченный сталинский небоскреб. Мигают электронные часы. … Первое действие Репарация и сатисфакция (1900 год, т. е. комната слева) Доносятся звуки романса «Ямщик, не гони лошадей», сопровождаемые граммофонным поскрипыванием. Потом, придушенным фоном, «Вечерний звон». На письменном столе бутылка шампанского и бокал. Томский (щеголь с подкрученными усами а-ля Бисмарк …) и Солодовников (пухлый господин купеческой наружности, с бородой веником) стоят перед письменным столом .

Солодовников: Да-с, Константин Львович! А вы думали, Солодовников шутит? Нет, время шутки шутить кончилось. … Чаша моего терпения переполнилась, я жажду отмщения. Вы растратили из кассы «Самарянина» сто тысяч. Сто тысяч! Вот постановление об аресте вашего имущества! (Машет бумагой с печатями.) Не скрою, я намеренно распорядился вывезти из вашего дома мебель именно в этот день и час. Вы отравили мне своим мотовством, своей безответственностью долгие месяцы, а я испорчу вам встречу Нового года!

Шампанское приготовили? Дудки-с! Сидючи на полу выпьете! Будь проклят день, когда мне пришло в голову пригласить пустоголового лейб-гусара на должность управляющего ссудно-кредитным товариществом! Томский: Будь проклят день, когда я поддался на ваши посулы! Две тысячи жалованья! Выезд четверкой! Служебный особняк! … Если б не вы, я б уже в полковники вышел, эскадрон получил!

Халявная недвижка (2000 год, т. е. комната справа) Электронные часы показывают 23:50, и цифры постепенно приближаются к полуночи. Пьяные голоса за сценой поют «Как упоительны в России вечера» … и далее в том же духе из современного эстрадного репертуара .

Посреди комнаты Вован и Колян (одинаковые чубы, бритые затылки). Первый в красном блейзере с золотыми пуговицами и в зеленом галстуке, второй в широком пальто .

Во время последующего разговора грузчики вносят мебель: огромный полированный письменный стол, кожаные кресла, компьютер в коробке и прочее подобное .

Вован (озираясь): Конкретная хатенка, а, Коляныч? (Показывает на барельефы.) Телок с пацанами сы-мем, только имидж портят. Потолочек навесной запустим, тут ковролинчик белый, сидалы кожаные, офисный гарнитур, компуську с наворотами – адекватный будет кабинетик .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Колян: Вован … ты просто супер. Такую недвижку на халяву обломил! Классика!

Гладко так подкатил к этому козлу старому, типа «дедушка, родненький, сдай закуточек в субаренду по две сотни за квадрат», а после хрясь! и сделал птеродактора .

Вован: Кого, блин?

Колян: Ну, редактора этого (кивает на портрет Ахматовой). Птеродактор это я, Вован, прикололся. Птицы такие были, передохли все. По телеку видел .

Вован: А-а… Ты вот че, Колян. Про «Вовчика» и «Вована» забыл, ясно? … теперь у нас все будет по понтам, интеллигентно. Чисто и год подвалил 2001-й, это ж двадцать первый век, блин. Очко, понял? Шевели мозгами, Колян … Я че всю кодлу, в смысле весь коллектив холдинга, привез сюда Новый год гулять? Имидж у нас теперь другой, догоняй .

Я те больше не Вован, а Владимир Егорыч, генеральный директор инвестиционно-маркетингового холдинга «Конкретика». Вован в Раменках остался, въезжаешь?

Колян: Въезжаю, Вовчик. Сорри, Владимир Егорыч .

Пародийная стилизация двух эпох – начала ХХ века и 90-х годов ХХ века, с одной стороны, вводит типичные детали внешней действительности, делающие узнаваемыми временной контекст, с другой стороны, с нарочитым нагнетанием воспроизводит определенные особенности речи социальных типов, представляющих героев своего времени в несколько карикатурном, сатирическом изображении .

14. Выделите элементы, используемые автором в качестве маркеров историко-культурного контекста: а) в отношении ситуативно обусловленных реалий времени, б) в отношении речи персонажей. Сделайте заключение о действии категории ситуативности в данном тексте .

Интегрируя рассмотренные в данном разделе аспекты, вовлекаемые в обзор в связи с категорией ситуативности, сделаем попытку дать определение данной категории. Ситуативность – обусловленность порождения и восприятия текста экстралингвистическими факторами, к которым относятся сфера (область действительности в ее предметно-содержательном и деятельностном аспектах), коммуникативные условия создания речевого продукта и историко-культурный контекст. Категория ситуативности предопределяет жанровые, стилевые, тональные характеристики речи, отражается в выборе, функционировании языковых средств, выступающих как ситуативно маркированные единицы текста, как индикаторы ситуативности .

Действие категории ситуативности можно выявить, если ответить на следующие вопросы при анализе текста:

• Какому типу речи принадлежит текст (диалог или монолог)?

• Какие средства номинации участников коммуникации и адресации используются в тексте?

• Какие языковые средства называют субъекта речи или «проявляют» его присутствие?

• Какие формы обращений использует говорящий (пишущий)?

• Какой жанр представляет данный текст?

• Какие тематические группы лексики отражают тему, содержание речи? Как можно охарактеризовать эти группы слов? Какой сфере действительности они принадлежат?

• Используется ли в тексте книжная, разговорная, экспрессивная лексика? Каковы ее функции?

• Каков синтаксический строй речи? Используются ли конструкции книжно-письменной, устной, разговорной речи? Чем это объясняется?

• Используются ли в тексте оценочные средства? С какой целью?

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

• Какие средства субъективной модальности представлены в тексте? Каковы их функции?

• Какие средства выразительности речи использует говорящий?

• Какие слова, синтаксические конструкции в тексте мотивированы пресуппозициями адресанта и адресата?

• Есть ли в тексте импликации и подтекст?

• Какие языковые единицы в тексте обнаруживают историко-культурный контекст его создания? Какова их роль в текстовой семантике?

Наблюдение за текстом и обнаружение языковых средств, на которые сориентированы данные вопросы, требуют интерпретации и получают мотивированное объяснение использования средств в соотнесении с теми факторами ситуативности, о которых шла речь в данной главе .

Литература Арутюнова Н. Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. Т. 40, № 4 .

С. 356–367 .

Богданов В. В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты: Учеб. пос .

Л., 1990 .

Борисова И. Н. Русский разговорный диалог: структура и динамика. М., 2005 .

Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Три лингвостра-новедческие концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы. М., 2005 .

Гак В.Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики. М., 1973 .

С. 349–372 .

Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996 .

Дементьев В. В. Непрямая коммуникация. М., 2006 .

Долинин К. А. Интерпретация текста. Французский язык: Учеб. пос. 3-е изд. М., 2007 .

Долинин К. А. Речевые жанры как средство организации социального взаимодействия // Жанры речи: Сб. науч. ст. Саратов, 1999. С. 7–13 .

Жанры речи: Сб. науч. ст. Вып. 1–5. Саратов, 1999–2007 .

Какорина Е. В. СМИ и Интернет-коммуникация (Интернет-форум как новый коммуникативно-речевой жанр) // Современный русский язык: Актуальные процессы на рубеже ХХ – ХХI вв. / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. М., 2008. С. 549–578 .

Карасик В. И. Коммуникативная тональность // Жанры речи: Сб. науч. ст. Саратов,

2007. Вып. 5: Жанр и культура. С. 81–94 .

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М., 2004 .

Касавин И. Т. Текст. Дискурс. Контекст. Введение в социальную эпистемологию языка .

М., 2008 .

Коретникова Л. И. Неофициальное общение в Интернете // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2006. С. 155–160 .

Костомаров В. Г. Наш язык в действии: Очерки современной русской стилистики. М., 2005 .

Кузнецова Н. В. Русская речь в интернет-форуме: структура и стилистика текста .

Тюмень, 2009 .

Педагогическое речеведение: Словарь-справочник. 2-е изд., испр. и доп. / Под ред .

Т. А. Ладыженской, А. К. Михальской. М., 1998 .

Трофимова Г. Н. Языковой вкус Интернет-эпохи в России: функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты. М., 2004 .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Тураева З. Я. Лингвистика текста. Текст: Структура и семантика: Учеб. пос. 2-е изд., доп. М., 2009 .

Федосюк М. Ю. Неявные способы передачи информации в тексте. М., 1988 .

Формановская Н. И. Речевое взаимодействие: коммуникации и прагматика. М., 2007 .

Чернухина И. Я. Основы контрастивной поэтики. Воронеж, 1990 .

Словари Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений / РАН Ин-т. рус. яз.; Российский фонд культуры. М., 1993 .

Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М. Н. Кожиной. М., 2003 .

Источники Дума подготовит реформу ЕГЭ // Mail.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// news.mail.ru/politics/3048829/comments/ .

ЕГЭ для думского комитета // Вести образования. 2008. 15–29 февр. № 4 (100). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://edunews.eurekanet.ru/vesti/info/1493.html .

Кожина М. Н. Экстралингвистические (внелингвистические) стиле-образующие факторы функциональных стилей // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М. Н. Кожиной. М., 2003. С. 624–627 .

Карасик В. И. Виды дискуса с позиции участников общения // Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М., 2004 .

Статья 209. Злостное уклонение от выполнения решения о трудоустройстве и прекращении паразитического существования // Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР .

М., 1971. С. 446–447 .

Первый суд над Иосифом Бродским / Запись Ф. Виглоровой // По-лит.ру [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.polit.ru/culture/2004/03/14/brodsky1.html .

Компоненты ситуации общения // Педагогическое речеведение: Словарь-справочник / Под ред. Т. А. Ладыженской, А. К. Михальской. 2-е изд., испр. и доп. М., 1998. С. 191–192 .

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М., 2004 .

Формановская Н. И. Речевое взаимодействие: коммуникация и прагматика. М., 2007 .

Художественный фильм «Питер FМ». Фрагмент. Синхронная запись звучащего текста И. М. Вознесенской .

Клюев Е. В. Речевая коммуникация: Учеб. пос. для ун-тов и ин-тов. М., 2002 .

Тураева З. Я. Лингвистика текста. Текст: Структура и семантика: Учеб. пос. 2-е изд., доп. М., 2009 .

Чуковский К. Дневник (1930–1969). М., 1994 .

Эфрон Г. Дневники: В 2 т. М., 2004. Т. 1 .

Тураева З. Я. Лингвистика текста. Текст: Структура и семантика: Учеб. пос. 2-е изд., доп. М., 2009 .

Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996 .

Красных В. В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М., 2003 .

Орден Ленина – атомоходу «Ленин» // Ленинградская правда. 1974. 12 апр .

Акунин Б. Зеркало Сен-Жермена // Электронная библиотека Тhelib. ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://thelib.ru/books/akunin_boris/zerkalo_senzhermena-read .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Глава 7 Интертекстуальность До недавнего времени термин «интертекстуальность» устойчиво ассоциировался с художественным текстом (обзор таких работ см.: Пьеге-Гро 2008). Однако в последние годы в российской лингвистике появилось солидное количество работ по интертекстуальным связям нехудожественных текстов (например, Чернявская 2009), в том числе научных (Михайлова 1999), рекламных (Терских 2003), публицистических (Негрышев 2005), религиозно-проповеднических (Зуев 2009), разговорных (Золотухина 2008), деловых (Кыркунова 2009), благодаря чему в среде филологов утвердилось осознание того факта, что интертекстуальность – это не только категория художественного текста, но и текстовая категория вообще. Одновременно исследования в области интертекстуальности выделили целый комплекс вопросов, без решения которых невозможно эффективно оперировать этой категорией ни в целях анализа текстов, ни при тек-стопорождении.

К их разряду относятся следующие:

• сущность, границы категории интертекстуальности и ее соотношение со смежными явлениями;

• семиотический механизм интертекстуальности и соответствующий метаязык;

• языковое воплощение категории интертекстуальности и типология интертекстуальных элементов;

• стратегии интертекстуальности и принципы интеграции интек-стов в структурно-смысловое поле принимающего текста;

• функции интертекста в принимающем тексте;

• соотнесенность категории интертекстуальности и структуры коммуникативного акта;

• взаимодействие категории интертекстуальности со стилем и жанром текста .

Приступим к обсуждению обозначенных проблем .

7.1. Границы категории интертекстуальности и ее соотношение со смежными явлениями Понятие интертекстуальности, согласно этимологии этого слова, в самом общем виде может быть определено как взаимодействие между текстами. Понимая сложность такого феномена, как текст, нетрудно предположить, что это взаимодействие может принимать разные формы. По мысли Б. М. Гаспарова, вообще «наша языковая деятельность осуществляется как непрерывный поток “цитации”, черпаемой из конгломерата нашей языковой памяти» (Гаспаров 1996: 14). Так все ли формы межтекстового взаимодействия мы будем рассматривать в данной главе?

В поле интертекстуальности можно выделить два разных типа взаимодействия текстов: взаимодействие текстов как типов и взаимодействие текстов как конкретных речевых произведений. В первом случае можно отметить взаимодействие на уровне общеязыковых жанров, общих стилевых черт, типовых тем, общепринятых в какой-либо ситуации общения способов языкового и речевого оформления мысли; во втором случае неким автором нового текста будут заимствоваться из какого-либо уже существующего конкретного текста определенные фрагменты его формы (например, характерный ритм) и/или содержания (например, идея или точная цитата). Первую разновидность межтекстового взаимодействия называют интердискурсивностью, для второй используют термин «интерперсональность» .

Очевидно, что граница между этими двумя явлениями не является жесткой; среди пограничКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ных явлений находятся, в частности, так называемые прецедентные феномены, например общеизвестные авторские высказывания, функционирующие в данном лингвокультурном сообществе как фразеологические единицы, уже не соотносимые с каким-либо конкретным автором или текстом. Явления, относящиеся к сфере интердискурсивности, носят объективный характер: никакой текст не может существовать вне реализации категории интертекстуальности в этом понимании; явления же, рассматриваемые в рамках интерперсональности, субъективны: текст может создаваться и восприниматься без реализации категории интертекстуальности в таком толковании .

В нашем пособии вопросы межтекстового взаимодействия интердискурсивного характера уже затрагивались в связи с представлением категорий ситуативности и информативности (см. главы 4, 6). В данной главе мы подробнее рассмотрим те аспекты межтекстового взаимодействия, которые до сих пор не были описаны в нашем пособии .

Для представления многовекторности категории интертекстуальности проанализируем пример .

1. Прочитайте текст 1. Что можно сказать о жанрово-стилевой принадлежности данного текста, опираясь на его языковые и речевые особенности, если бы не был указан источник, из которого взят этот материал?

Текст 1

СТРОИТЕЛЬСТВО ТРАНСПОРТНЫХ КОРИДОРОВ БУДЕТ ПРОДОЛЖЕНО

Петр Великий, прорубив на Северо-Западе России окно в Европу, рассчитывал, что это подтянет страну до уровня цивилизованного мира. Но одна из двух извечных российских бед – дороги, вернее их отсутствие, – снижала значимость выхода к Балтийскому морю .

Три века понадобилось, чтобы преодолеть обе российские беды, и только сейчас балтийский транспортный коридор готовится связать Европу с Дальним Востоком и южноазиатскими странами .

С подробностями – Вячеслав Чуманов .

2. Подчеркните в тексте имя исторического деятеля и скажите, кем он был, какие факты его деятельности упоминаются в тексте и как дается в тексте указание на период его деятельности .

3. Отметьте два общеизвестных высказывания, включенных в данный текст в трансформированном виде, и укажите их обычную (непреобразованную) форму .

Потребовалось ли вам для этого обратиться к текстам, из которых они извлечены?

Важно ли для понимания смысла данного текста знать, кто является их автором?

Почему?

4. Найдите в тексте имя Вячеслав Чуманов и скажите, кто этот человек и с какой целью в текст включено упоминание о нем .

В тексте 1 мы наблюдаем разного рода взаимодействия с другими текстами. Прежде всего, отметим межтекстовое взаимодействие, выраженное в анализируемом тексте реализацией черт, присущих всем текстам данного стиля, подстиля, жанра, дискурса. Так, содержание рассматриваемого текста – информация об актуальном событии и комментарий автора, равно как соединение в речи ориентации на чередование стандарта (транспортный кориКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

дор; подтянет… до уровня; цивилизованного мира; вернее… отсутствие; снижали значимость; понадобилось, чтобы; и только сейчас… готовится + инфинитив) с экспрессивными формами (прорубив… окно в Европу; одна из двух извечных российских бед – дороги) – обнаруживает связь данного текста с публицистическим стилем, с его информативным подстилем; наличие стандартной фразы, сигнализирующей в современных новостных передачах о непосредственном переходе от текста ведущего к материалу корреспондента:

«С подробностями – Вячеслав Чуманов», – свидетельствует о том, что перед нами фрагмент новостного дискурса, а именно фрагмент речи ведущего новостной передачи; наличие же заголовка, используемого в качестве анонса в новостных радио- и телепередачах, но обычно не воспроизводимого вместе с текстом о конкретном сюжете в общем потоке новостей, указывает на письменный характер данного текста, тем самым позволяя идентифицировать текст 1 как фрагмент интернет-версии новостной передачи .

Таким образом, типовое содержание, его типовое языковое воплощение и типовые элементы речевой композиции, иными словами, регулярно воспроизводимые жанрово-стилевые индикаторы, позволяют любому россиянину, пользующемуся Интернетом, безошибочно определить источник данного текста .

С одной стороны, налицо воспроизведение в речи конкретного журналиста единиц семантико-строевого уровня языковой личности (Караулов 1987: 36 и сл.) современного представителя русской лингвокультуры. Этот уровень языковой личности «является продуктом переработки речевого опыта человека; в его поверхностном ярусе должны храниться единицы разной протяженности – от отдельных словоформ до типовых фраз, частотность употребления которых приводит к целостному “переживанию” последних без расчленения их на составляющие элементы» [курсив наш. – О. Х.] (Залевская 1990: 76). С другой стороны, в текстовой деятельности лингвокогнитивный уровень языковой личности проявляется посредством воспроизведения фрагментов языковой картины мира, характерных для типичного современного представителя русской лингвокультуры .

Одним из средств хранения языковой картины мира в сознании человека и воплощения ее в дискурсе являются прецедентные феномены: в нашем тексте – прецедентное имя (Петр Великий), трансформированное прецедентное высказывание (Одна из двух извечных российских бед – дороги), прецедентная ситуация, обозначенная сочетанием прецедентного имени и трансформированного прецедентного высказывания (Петр Великий, прорубив на СевероЗападе России окно в Европу)10. Прецедентные феномены широко известны, восстанавливаются как денотативно-коннотативные компоненты соответствующих языковых знаков в процессе их развертывания в речи и интегрируются реципиентом в смысловое поле соответствующего речевого отрезка при его интерпретации, превращая тем самым такой текстовый фрагмент в дискурсную единицу (см.: Красных, Гудков, Захаренко 2004: 7–54) .

Автоматизм операций с прецедентными феноменами в текстовой деятельности позволяет авторам использовать их, не теряя уверенности, что речевой продукт будет адекватно и без особых усилий интерпретирован средним социализированным представителем данной лингвокультуры, в том числе и параллельно со звучанием речи (анализируемый пример текста имел изначально устную форму представления, для которой, как известно, характерна необратимость). Фраза Три века понадобилось, чтобы преодолеть обе российские беды, и только сейчас балтийский транспортный коридор готовится связать Европу с Дальним Востоком и южноазиатскими странами предполагает, что слушатель знает, что Россия «В Европу прорубил окно» – строка из вступления к поэме А. С. Пушкина «Медный всадник». Авторство же высказывания «В России две беды – дороги и дураки» чаще всего приписывают Н. В. Гоголю (реже – М. Е. Салтыкову-Щедрину, Н. М. Карамзину и др.) (см.: справочная служба русского языка на сайте www.gramota.ru) .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

получила выход к Балтийскому морю в начале XVIII века, а также поймет, о каких именно двух российских бедах идет речь .

Таким образом, мы обращаем внимание на взаимодействие текста 1 с фрагментами других текстов, хорошо освоенными представителями данной лингвокультуры и широко воспроизводимыми в их дискурсной практике, однако при этом знание или незнание авторства и/или текста-источника прецедентных высказываний не играет никакой роли для успешности осуществления речевого акта, поскольку прецедентные феномены функционируют как своего рода единицы фразеологии в ее широком понимании .

Особо подчеркнем, что отсутствие фиксированного языкового выражения для закрепленного в сознании типичного представителя данной лингвокультуры образно-смыслового комплекса, частотно воспроизводимого в дискурсной практике данного социума, не мешает его адекватному восприятию в речи. Рассмотрим, к примеру, фрагмент информационного сообщения .

5. Прочитайте заголовок и лид11 информационного сообщения и скажите, о какой женщине идет речь и почему автор дал такое название тексту .

Текст 2

ЗА ЮЩЕНКО ПРИШЛА ЖЕНЩИНА С КОСОЙ

«Оранжевая коалиция» распалась, президенту предрекают отставку … (Я. Соколовская (Киев). 19 сентября 2008 года .

http://www.izvestia.ru/ukraina/article3120572/) Входящий в заголовок компонент женщина с косой обнаруживает двойную референцию. Первый его референт – тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, прическа которой – коса, обернутая вокруг головы, – общеизвестна, выявляется в ряду с другими номинациями тематической группы «украинская политика»: Ющенко и «оранжевая»

коалиция. Второй референт восстанавливается в ряду единиц: коалиция распалась, предрекают отставку, передающих идею нежизнеспособности, что отсылает к типичным народным представлениям о смерти как о старухе с косой, приходящей за человеком в конце жизни (Большой… 2002: 1216). Так, опора на типичные образы сознания позволила автору иронически интерпретировать тему скорой «политической смерти» тогдашнего президента Украины Ющенко из-за конфликта с премьер-министром Тимошенко и дать броское название материалу, чтобы привлечь внимание читателей .

Итак, в ходе анализа мы пронаблюдали, как текстовая деятельность может строиться на операциях с вербально-смысловыми (текст 1) и невербальными, в нашем случае – визуально-смысловыми (заголовок текста 2), инвариантами, выработанными в процессе обобщения дискурсной практики в данной лингвокультуре. Это касается и широко воспроизводимых авторских высказываний В Европу прорубил окно и В России две беды – дороги и дураки, для понимания которых нам требуется обращение к их инвариантным значениям, а не к текстам-источникам. Иными словами, использование в текстовой деятельности хранящихся в коллективном сознании определенного социума инвариантов (будь то жанрово-стилевой инвариант, инвариант авторского высказывания или же инвариант фиксированного статического или динамического образно-смыслового комплекса, не имеющего закрепленного вербального выражения, но повторяющегося в дискурсной практике) является реализаЛид – композиционная часть материала в прессе, следующая непосредственно за заголовком и кратко передающая основную информацию текста .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

цией категории интертекстуальности в ее широком понимании. В этом случае наблюдается не переход от индивидуального осмысления одного текста к порождению 12 интерпретации нового текста, а переход от закрепленного в языке как в денотативно-коннотативной знаковой системе текстового инварианта к порождению/восприятию речи и дискурса .

Вернемся к тексту 1. Межтекстовое взаимодействие реализуется в данном тексте еще на одном уровне – уровне непосредственного текстового взаимодействия. Последняя фраза нашего текста включает имя корреспондента как ссылку на его материал; вместе эти два текста образуют единство, которое выступает как гипертекст – своеобразный фрагмент картины мира, «текст, устроенный таким образом, что он превращается в систему, иерархию текстов, одновременно составляя единство и множество текстов» (Руднев 1999: 69–70), при этом содержание текста 1 получает конкретизацию только при обращении к репортажу Вячеслава Чуманова. Такого рода межтекстовое взаимодействие – от текста к тексту, от автора к автору, минуя стадию освоения лингвокультурой заимствованного элемента текста до уровня языковой единицы, – есть проявление категории интертекстуальности в ее узком понимании, приравненном к интерперсональности .

–  –  –

Интертекстуальности, понимаемой как наличие любых следов присутствия других текстов в тексте, К. П. Сидоренко противопоставляет более узкое понятие не прецедентности, а интертекстовости, которая, по его словам, «лингвистична и лексикографична» (Сидоренко 1999: 10). Единицей интертекстовости этот исследователь считает интертекстему, определяемую им как «межуровневый реляционный (соотносительный) сегмент содержательной структуры текста – грамматической (морфемно-словообразовательной, морфологической, синтаксической), лексической, просодической (ритмико-интонационной), строфической, композиционной, – вовлеченный в межтекстовые связи» (там же: 11), то есть интертек-стема может представлять в принимающем тексте любой уровень текста-источника: текстово-организационный (например, онегинская строфа), ритмико-метрический (фрагмент или соотносимое со строфой стихотворное единство, не оформленное по правилам завершенности), уровень предикативной единицы (например, конструкции пословично-поговорочного характера), уровень словосочетания, уровень слова (там же: 23–24). Существуют и другие точки зрения, при которых разграничение инвариантно воспроизводимого и индивидуально воспроизводимого проводится в рамках единого понятия интертекстуальности, тогда вводится термин языковая интертекстуальность: «Языковая интертекстуальность – это включенность в текст (речь) уже бывшего и узнаваемого текста, т. е. прецедентного» (Золотухина 2008: 65), что, впрочем, по-иному понимается другими авторами, например, М. Л. Гаспаров проводит различие между интертекстами «“литературными”, семантически ориентированными, и “языковыми”, возникающими стихийно, в результате естественных ритмико-синтаксических тенденций языка, вне семантики» (Гаспаров 2002: 3) .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

отдаленно напоминающая полотно Верещагина «Апофеоз войны», только еще более мрачного колорита (как выяснилось потом, Паучиха пережила четырех мужей) .

Читателю рассказа В. Пьецуха, знакомому с обозначенной в ссылке картиной, горка обуви в прихожей старухи видится символом итога битвы Паучихи с жизненными обстоятельствами и воплощением горькой иронии автора рассказа по этому поводу. Здесь происходит апелляция не к общекультурному инварианту зрительно-смыслового комплекса (как это было в заголовке текста 2), а к индивидуально-авторскому символу смерти, воплощенному на указанном полотне художника, которое не обязательно известно каждому носителю русского языка. Отсутствие представления о названной картине у читателя не позволяет ему расшифровать заложенные писателем смыслы и не порождает того зрительного образа, на который рассчитывал автор .

Проясним одну важную позицию. Мы говорим о невербальных произведениях как о текстах, поскольку, согласно «Лингвистическому энциклопедическому словарю», под текстом в семиотике «понимается осмысленная последовательность любых [курсив наш. – О. Х.] знаков, любая форма коммуникации, в т. ч. обряд, танец, ритуал и т. п.» (Николаева 1990: 507), а значит, и картины, фильмы, спектакли, музыкальные произведения. Поэтому в тексте 3 перед нами пример межтекстового взаимодействия двух текстов, построенных при помощи разных кодов – вербального и визуального .

Рассмотрим пример другого рода .

7. Ознакомьтесь с текстом 4 и скажите, только ли вербальный код задействован в его создании. Вспомните, каким термином обозначается такой тип текста. Укажите, связи с каким(и) текстом / текстами нашли отражение в тексте 4. Объясните, в чем заключается смысл данного текста .

В. В. Верещагин. Апофеоз войны

–  –  –

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Фото с сайта fishery.ru Данный поликодовый (или, в другой терминологии, креолизо-ванный) текст воплотил популярный анекдот: «Надпись на могиле: “Не все йогурты одинаково полезны…”». Анекдот звучит как запоздалое прозрение погребенного и предупреждение еще здравствующим гражданам, а читатели, опознавшие немаркированную цитату – рекламный слоган: «Не все йогурты одинаково полезны!», здесь слышат еще и саркастическую реплику в адрес производителя молочных продуктов – компании Danon .

Возвращаясь к рассуждению о соотношении прецедентности и интертекстуальности, следует заметить, что элементы текстов, получившие в данной лингвокультуре статус прецедентных, могут отсылать как к общеязыковому инварианту, так и к тексту-источнику, участвуя в последнем случае в реализации категории интертекстуальности .

Обратимся к примеру .

8. Прочитайте текст, отметьте употребленное в нем прецедентное высказывание .

Определите, в какой форме оно употреблено: в авторской или в трансформированной. Достаточно ли, чтобы понять смысл разговора, знать лингвокультурный инвариант восприятия прецедентного высказывания или необходимо обратиться к тексту, из которого оно взято? Аргументируйте свой ответ .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Текст 5

– Бабушка // Ну я пойду // Рассказал же уже два раза… без запинок // Почти //

– Нет / гулять пойдешь/ когда хоть раз все правильно расскажешь // Ну как ты не понимаешь? Самое главное ведь пропускаешь //

– Да все мне понятно // Ну да / главное это место / главное … Но бабушка! Твой Горький это все придумал / потому что зоологии не знал // Не знал / что / кроме ужей и соколов / есть такие животные / что и ползать / и летать могут // Вот я и забываю // В разговоре использовано прецедентное высказывание Рожденный ползать летать не может из «Песни о Соколе» Максима Горького. Как известно, в этом произведении в аллегорической манере автор противопоставляет две жизненные философии на примере поведения животных – сокола и ужа – «безумство храбрых» и осторожность. Прецедентное высказывание употреблено в реплике школьника в трансформированной форме: есть такие животные / что и ползать/ и летать могут //. Эта часть фразы вместе с упоминанием ужей и соколов, а также имени Горького однозначно указывает на литературный источник, функционируя как аллюзия. Именно соотнесение аллюзии (трансформированного прецедентного высказывания) и контекста его употребления в тексте-источнике с интерпретацией подростка создает эффект комического, проясняя суть оправдания, которое выдумал себе школьник, плохо выучивший наизусть заданное произведение, но желающий получить от бабушки разрешение пойти гулять. Без знания текста «Песни о Соколе» Горького невозможно выявить смысл сказанного школьником. Перед нами пример участия прецедентного высказывания в реализации категории интертекстуальности при использовании его как аллюзии на текст-источник .

9. Прочитайте текст 6. Какая прецедентная ситуация рассматривается в нем?

В чем ее смысл? Какова модель ситуации и какие действия (только вербальные; только невербальные; и вербальные, и невербальные) формируют эту модель?

Нашли ли отражение в данном тексте связи с другими текстами? Какими именно?

С какой целью обратился к ним пишущий?

–  –  –

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Священник Андрей Дудченко, православный христианин (пресвитер) Предлагаю участникам форума обсудить вопрос о том, что такое благословение. … Сейчас у нас, к сожалению, в сознании очень многих верующих сложилось превратное понимание благословения как разрешения или даже повеления на совершение каких-либо действий .

Большинство священников сегодня при просьбе о благословении осенит человека крестным знамением и, скорее всего, не произнесет при этом никаких слов либо скажет нечто вроде «Бог благословит». Хотя нужно было бы сказать «Бог благословен» или чтол. подобное. … Благословение в библейском понимании этого слова – это благословение Бога. Такое понимание сохранялось довольно долго. Вспомним пример из жития прп. Марии Египетской. Когда Зосима встречается с ней, то они долго спорят о том, кто должен кого благословить. Наконец, прп. Мария уступает и говорит: «Благослови Бог», т. е. благословляет Бога .

Благословляя Бога, человек вступает с Ним в особые духовные отношения, и на него переходит это благословение. Такова библейская модель. Вслед за благословением Бога Сам Бог благословляет человека. … Таким образом, когда священника просят о благословении, он должен, осеняя крестным знамением просящего, благословить БОГА, а Господь уже Сам даст благословение просящему его. Или не даст – Бог свободен в Своем решении. И Он вправе не дать благословения тому, кого благословляет священнослужитель .

В тексте 6 рассматривается прецедентная для русской православной лингвокультуры ситуация благословения, при этом автор противопоставляет два вкладываемых в нее смысла в соответствии с наличием двух моделей – сегодняшней и библейской. Обе модели включают вербальные действия (верующий просит о благословении, а священнослужитель должен произнести по библейской традиции «Бог благословен!», хотя по сложившемуся в современной церковной практике обычаю произносит «Бог благословит!») и невербальное действие (священнослужитель должен осенить благословляемого крестом). Выяснение истинного смысла благословения и соответствующего ему ритуала обязывает автора-священника сослаться на соответствующие священные христианские тексты как на единственно авторитетные для религиозно-проповеднического дискурса источники информации и предписания: в данном случае эту роль выполняют пересказ фрагмента из жития преподобной. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Марии Египетской и резюме сюжетов Библии, связанных с темой благословения. Очевидно, что прецедентное высказывание Бог благословит! в данном тексте служит реализации категории интертекстуальности, поскольку только обращение к указанным текстам-источникам позволяет автору доказать, что трансформацию претерпели не только форма, но и значение данного прецедентного высказывания, и это повлекло за собой, по мнению автора, искажение истинного смысла всего ритуала благословения .

Итак, мы пронаблюдали три разных вида межтекстового взаимодействия:

1) взаимодействие конкретного текста с текстовым типом (стилем, подстилем, жанром, дискурсом); такого рода межтекстовое взаимодействие сегодня все чаще обозначается термином «интер-дискурсивность»; в нашем пособии такого рода межтекстовое взаимодействие подробно рассматривается в связи с категорией ситу-ативности;

2) взаимодействие конкретного текста с частью другого конкретного текста (именем, высказыванием, смысловым компонентом), которая общеизвестна для представителей данной лингвокуль-туры в силу ее воспроизводимости в дискурсе, ее связь с текстом-источником и картиной мира его автора несущественна, так как и ее форма, и ее содержание настолько освоены лингвокультурой, что получили надличностный, деиндивидуализированный характер; такого рода межтекстовое взаимодействие обычно исследуется в рамках изучения явления прецедентности; в нашем пособии оно рассматривается в связи с категорией информативности (а именно – при описании содержательно-подтекстовой информации);

3) взаимодействие конкретного текста с другим конкретным целым текстом или с его частью, носящее индивидуальный характер и предполагающее взаимодействие двух конкретных картин мира – автора данного текста и автора упомянутого или подразумеваемого текста; такого рода межтекстовое взаимодействие называют интерперсональностью или рассматривают как проявление категории интертекстуальности в узком смысле этого термина .

Выявленное нами в ходе анализа текста многообразие форм межтекстового взаимодействия наводит на мысль, что содержание категории интертекстуальности может определяться по-разному. На наш взгляд, существует принципиальное различие между повторением в речи общеизвестного, устоявшегося и потому утратившего свою свежесть, обреченного на автоматизм воспроизведения и восприятия, с одной стороны, и возобновлением в индивидуальной речевой практике уже существующего, но обладающего новизной на фоне общеязыковых единиц, входящего во вновь порождаемый текст как особый «голос», вступающий в контакт с авторским под определенным «диалогическим углом», – с другой (Бахтин 1963: 242), при этом невербальный код сообщения (изображения), вводимого в вербальный текст, не меняет сути дела .

Категория интертекстуальности во втором из указанных значений более подробно рассматривается в следующем разделе .

7.2. Определение категории интертекстуальности Как указывалось выше, при широком понимании интертекстуальности исследователи не проводят разграничение между явлениями интердискурсивности, прецедентности, интерперсо-нальности. Предлагаем ознакомиться с историей возникновения и развития учения об интертекстуальности .

10. Прочитайте текст 7, выделите в нем различные толкования интертекстуальности. Затем сопоставьте их с приведенными после текста 7 определениями этой текстовой категории, принадлежащими разным филологам .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

–  –  –

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ

… Сам термин был введен Ю. Кристевой в 1967 г. … Кристева сформулировала свою концепцию интертекстуальности на основе переосмысления работы М. Бахтина 1924 г. «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве» (12), где автор, описывая диалектику бытия литературы, отметил, что, помимо данной художнику действительности, он имеет дело также с предшествующей и современной ему литературой, с которой он находится в постоянном диалоге, понимаемом как борьба писателя с существующими литературными формами. Французская исследовательница восприняла идею диалога чисто формалистически, ограничив его исключительно сферой литературы и сведя ее до диалога между текстами, т. е. до интертекстуальности. … Под влиянием теоретиков структурализма и постструктурализма (в области литературоведения в первую очередь А. Ж. Греймаса, Р. Барта, Ж. Лакана, М. Фуко, Ж. Дерриды и др.), отстаивающих идею панъязыкового характера мышления, сознание человека было отождествлено с письменным текстом как якобы единственным возможным средством его фиксации более или менее достоверным способом. В конечном счете эта идея свелась к тому, что буквально все стало рассматриваться как текст: литература, культура, общество, история и, наконец, сам человек .

Положение, что история и общество могут быть прочитаны как текст, привело к восприятию человеческой культуры как единого интертекста, который, в свою очередь, служит как бы предтекстом любого вновь появляющегося текста .

Другим важным следствием уподобления сознания тексту было интертекстуальное растворение суверенной субъективности человека в текстах-сознаниях, составляющих «великий интертекст» культурной традиции. Таким образом, автор любого текста (в данном случае уже не имеет значения, художественного или какого другого), как пишет немецкий критик М. Пфистер, «превращается в пустое пространство проекции интертекстуальной игры» (239, с. 8). Кристева при этом подчеркивает бессознательный характер этой «игры», отстаивая постулат имперсональной «безличной продуктивности» текста, который порождается как бы сам по себе, помимо сознательной волевой деятельности индивида: «Мы назовем ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬЮ (выделено автором. – И. И.) эту текстуальную интеракцию, которая происходит внутри отдельного текста. Для познающего субъекта интертекстуальность – это признак того способа, каким текст прочитывает историю и вписывается в нее» (269, с. 443). В результате текст наделяется практически автономным существованием и способностью «прочитывать» историю .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Впоследствии у деконструктивистов, особенно у П. де Мана, это стало общим местом .

… Каноническую формулировку понятий «интертекстуальность» и «интертекст», по мнению большинства западных теоретиков, дал Р. Барт: «Каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры. Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т. д. – все они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык. Как необходимое предварительное условие для любого текста, интертекстуальность не может быть сведена к проблеме источников и влияний; она представляет собой общее поле анонимных формул, происхождение которых редко можно обнаружить, бессознательных или автоматических цитаций, даваемых без кавычек» (90, с. 78) .

… Проблема интертекстуальности оказалась близкой и тем лингвистам, которые занимаются вопросами лингвистики текста .

Р.-А. де Богранд и В. У. Дресслер в своем «Введении в лингвистику текста» (1981) определяют интертекстуальность как «взаимозависимость между порождением или рецепцией одного данного текста и знанием участника коммуникации других текстов» (96, с. 188). Они выводят из «понятия самой текстуальности»

необходимость «изучения влияния интертекстуальности как средства контроля коммуникативной деятельности в целом» (там же, с. 215) .

Следовательно, текстуальность и интертекстуальность понимаются как взаимообуславливаю-щие друг друга феномены. … Однако далеко не все западные литературоведы, прибегающие в своих работах к понятию интертекстуальности, восприняли столь расширительное ее толкование. … Так, Л. Дэлленбах (126), П. ван ден Хевель (374) трактуют интертекстуальность более суженно и конкретно, понимая ее как взаимодействие различных видов внутритекстовых дискурсов: дискурс повествователя о дискурсе персонажей, одного персонажа о другом и т. п.; их интересует та же проблема, что и Бахтина – взаимодействие «своего» и «чужого» слова .

Библиография

12. Бахтин М. М. Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. С. 6–71 .

90. Barthes R. Texte // Encyclopaedia universalis. P., 1973. Vol. 15. P. 78 .

96. Beaugrande R.-A. de, Dressler W. Introduction to text linguistics. L; N. Y., 1981. XVI .

270 p .

126. Dallenbach L. Le rcit spculaire: Essai sur la mise en abyme. P., 1977. 247 p .

218. Grivel Ch. Thses prparatoires sur les intertextes // Dialogizitat, Theorie und Geschichte der Literatur und der schnen Kunste / Hrsg. von Lachman R. Miinchen, 1982. S. 237– 249 .

239. Intertextualitt: Formen, Funktionen, anglist. Fallstudien / Hrsg. von Broich U., Pfister M. Tbingen, 1985. XII. 373 S .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

269. Kristeva J. Narration et transformation // Semiotica. The Hague, 1969. N 4. P. 422–448 .

374. Van den Heuvel P. Parole, mot, silence: Pour une potique de renonclation. P.,1986 .

319 p .

Ю. М. Лотман не использует термин «интертекстуальность», но описывает явление «текста в тексте». «“Текст в тексте” -это специфическое риторическое построение, при котором различие в закодированности разных частей текста делается выявленным фактором авторского построения и читательского восприятия текста. Переключение из одной системы семиотического осознания текста в другую на каком-то внутреннем структурном рубеже составляет в этом случае основу генерирования смысла» (Лотман 1992б: 155) .

И. П. Смирнов считает, что интертекстуальность – «это слагаемое более широкого родового понятия, так сказать, интер…альности, имеющего в виду, что смысл художественного произведения полностью или частично формируется посредством ссылки на иной текст, который отыскивается в творчестве того же автора, в смежном искусстве, в смежном дискурсе или в предшествующей литературе» (Смирнов 1995: 11) .

По мнению И. В. Арнольд, «под интертекстуальностью понимается включение в текст либо целых других текстов с иным субъектом речи, либо их фрагментов в виде маркированных или немаркированных, преобразованных или неизменных цитат, аллюзий и реминисценций» (Арнольд 1999: 346) .

В толковании Е. В. Михайловой интертекстуальность представляет собой «многомерную связь отдельного текста с другими текстами – по линиям содержания, жанрово-стилис-тических особенностей, структуры, формально-знакового выражения» (Михайлова 1999: 6) .

Н. А. Фатеева полагает, что, с одной стороны, «интертекстуальность – это способ генезиса собственного текста и постулирования собственного поэтического “я” через сложную систему отношений, оппозиций, идентификаций и маскировки с текстами других авторов» (Фатеева 2000: 20), с другой -«с точки зрения читателя интертекстуальность – это установка на (1) более углубленное понимание текста или (2) разрешение непонимания текста (текстовых аномалий) за счет установления многомерных связей с другими текстами» (там же: 16) .

В. И. Тюпа отмечает, что «интертекстуальность стала модной категорией постмодернистского мышления, что не способствовало эффективности ее понятийного бытования в науке. Под интертекстовым анализом нередко стали понимать выявление различного рода влияний, заимствований, цитат, реминисценций, аллюзий, т. е. филологическое комментирование текста. Зафиксированные в тексте интертекстуальные явления, разумеется, могут стать предметом семиоэстети-ческой систематизации, но для этого они должны обрести статус “голосов”, складывающихся во внутренне завершенную систему глоссализации данного произведения» (Тюпа 2006: 252) .

Основываясь на исследовании В. Н. Топорова о петербургском тексте русской культуры, В. И. Тюпа осмысляет интертекстуальность как такую связь текстов, которая «отчасти аналогична соотношению типа сказки и ее вариантов» (Топоров 1995: 336). В. И. Тюпа подчеркивает, что «единство поэтики в этом случае следует искать, по-видимому, не в языковом коде, не в “густоте языковых элементов, выступающих как диагностически важные показатели принадлежности к петербургскому тексту”, не в сюжете или композиции (ибо у интертекста, в отличие от цикла, таких сверхтекстовых конструкций не имеется), а в предметно-смысловом единстве данного культурного топоса (Петербурга) как интернационального (предполагаемого сознанием) объекта» (Тюпа 2006: 253). При этом «решающая роль здесь принадлежит независимому от индивидуального сознания писателя мифологическому субстрату, питающему единую мифотектонику всего палимпсестного ряда произведений .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Соответственно, интертекстовая аналитика представляет собой по преимуществу аналитику мотивов мифотектони-ческого уровня» (там же: 254) .

11. Определите, в чем заключается сходство/различие взглядов разных ученых на категорию интертекстуальности по следующим критериям. В случае необходимости дополните предложенный список критериев собственными .

1. Характер межтекстового взаимодействия:

• диалог между типами текстов;

• диалог между конкретными текстами;

• диалог между авторами текстов;

• воспринимаемый читателем диалог между авторами текстов;

• диалог субъектов художественного текста (повествователя, рассказчика, персонажей) между собой;

• диалог субъектов данного художественного текста с субъектами, введенными из других текстов;

• воплощение в текстах разных авторов какого-либо значимого для данной культуры мифологизированного текста .

2. Стилистическая зона действия интертекстуальности:

• свойство художественного текста;

• свойство текста любого стиля .

3. Различение непосредственного источника и типа интертекстуальных элементов:

• сознание (воспроизводимые образы, не имеющие фиксированной вербальной формы);

• язык (освоенные до уровня общеязыковых единиц элементы конкретных текстов);

• речь (элементы конкретных текстов) .

4. Характер использования интертекстуальных элементов автором:

• намеренность;

• неосознанность, автоматизм .

12. Опираясь на наши комментарии, на итоги работы над текстами 1–6 и результаты анализа разных точек зрения на интертекстуальность, приведенные в тексте 7 и после него, сформулируйте собственное определение интертекстуальности .

13. Сравните свое определение с нашим, отметьте совпадения и прокомментируйте различия .

Интертекстуальность – свойство текста, состоящее в наличии в нем в аутентичном или трансформированном виде содержательных и/или формальных элементов другого вербального или невербального текста, которые автор включил в свой текст для выражения определенного смысла, намеренно акцентируя или маскируя включения, в результате чего текст не может быть во всей своей смысловой полноте воспринят читателем без выявления этих включений, осознания их функции в тексте и интеграции их в его смысловое пространство .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

7.3. Семиотический механизм интертекстуальности Для объяснения семиотического механизма интертекстуальности ключевыми являются понятия претекст, интертекст, ин-текст, интерпретанта, гипертекст .

Претекстом называется текст, известный автору порождаемого текста, зафиксированный в его сознании в виде интертекста и полностью или фрагментами, «маркированными или немаркированными, преобразованными или неизменными» (Арнольд 1999: 346), включенный во вновь производимый текст. Эти включения называют интекстами. Претекст выполняет функцию комментария при тексте, вступая таким образом в соединение, эти тексты образуют единый гипертекст – «текст, устроенный таким образом, что он превращается в систему, иерархию текстов, одновременно составляя единство и множество текстов» (Руднев 1999: 69) .

Заметим, что в качестве претекста могут выступать и собственные тексты автора. Такое явление получило название ав-тоинтертекстуальности. Так, например, Г. Газданов высказал суждение о том, что «всякий писатель должен прежде всего создать в своем творческом воображении целый мир [разрядка наша. – О. Х.], который, конечно, должен отличаться от других, – и только потом о нем стоит, быть может, рассказывать» (Газ-данов 1936: 407–408). При чтении собрания его сочинений возникает убеждение, что провозглашенный Газдановым принцип нашел воплощение в его творчестве. Доказательством тому могут служить как повторяющиеся сюжетные линии в разных произведениях, подталкивающие читателя к их сопоставлению, так и многочисленные случаи, когда ключ к пониманию окказионально употребленных языковых единиц или к прочтению какого-либо произведения скрыт в другом, не обязательно хронологически более раннем, тексте. Так, в «Повести о трех неудачах» (1927) эпитет мохнатый связывается с дьявольским началом: «…по воздуху с ревом неслось мохнатое стадо дьяволов» (Газданов 1996, т. 3: 23), что объясняет окказиональное употребление этого прилагательного как в данном произведении: «Оба умерли в родном городе: один от злобной пули белых, другой – от яда мохнатого сердца, которое он проглотил» (там же: 19), – так и в более поздних текстах.

В романе «История одного путешествия» (1934) старший из братьев Рогачевых, речь которого пересыпана выражениями с упоминанием черта и дьявола: что за черт; а, дьявол; черт знает что; черт его знает – и чья фамилия содержит намек на атрибут князя тьмы (рога), наделен такой внешностью:

«…мохнатое его тело было сколочено из совершенно несокрушимого материала» (Газданов 1996, т. 1: 171). Этот человек живет земными, материальными радостями, ни о чем не размышляя и ни на кого, кроме себя, не полагаясь. В другом романе – «Призрак Александра Вольфа» (1949) – любовница произносит в адрес повествователя такие слова: «Ты вообще теплый и мохнатый … и когда ты не иронизируешь, то мысли у тебя тоже теплые и мохнатые» (Газданов 1996, т. 2: 72). Заметим, что сочетание теплый и мохнатый у Газданова неслучайно: значение, вкладываемое в эпитет теплый, будет эксплицировано в романе «Эвелина и ее друзья» (1971) через цитату из Апокалипсиса о «неусердно верующих»: «Почему. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ты не холоден и не горяч?» (там же: 717). (Ср. в Апокалипсисе (3, 15–16): «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» [во всех приведенных цитатах курсив наш. – О. Х.].) Таким образом, во фразе из романа «Призрак Александра Вольфа», казалось бы, положительная характеристика повествователя превращается, с учетом контекста творчества Газданова, в двусмысленную, и, вероятно, автор удостоил повествователя такой характеристики за его «лукавую» позицию, не содержащую прямой и однозначной оценки по отношению к событиям и людям, о которых он ведет речь, что является отличительной чертой художественной системы Г. Газданова вообще .

Как справедливо отмечает Ю. М. Лотман, в отношении определения границ текста «позиции читателя и автора могут не совпадать: там, где автор видит целостный единый текст, читатель может усматривать собрание новелл и романов … и наоборот» (Лотман 1992а: 131). На наш взгляд, приведенное выше высказывание Газданова о писательстве, а также проанализированные цитаты из его произведений (можно привести и другие цитаты) демонстрируют, что каждый отдельный текст Газданова на уровне структуры и смысла связан с другими текстами писателя, иными словами, его творчество выступает как гипертекст, основанный на реализации автоинтертекстуальности .

Но вернемся к комментированию понятий, использованных в объяснении семиотического механизма интертекстуальности. Вслед за М. Риффатерром под интертекстом мы понимаем концепт претекста, сформировавшийся в результате восприятия этого текста личностью и фиксированный в ее сознании как «совокупность тем, мотивов, например, или же осознание жанра, к которому принадлежит» этот текст, – словом, в виде любых компонентов его формы и/или содержания, хранящихся в памяти не изолированно, а как части единой с текстом структуры (Riffaterre 1979: 134). Таким образом, с точки зрения знаний о мире (когнитивной), интертекст – фрагмент картины мира индивидуальной языковой личности, возникший в результате осмысления ею некоего текста и обладающий потенциальной возможностью для актуализации в текстовой деятельности .

То, что интертекст имеет «генетическое» родство с претекстом, то, что претексту изоморфны «компоненты интертекста, сходства, проистекающие из их общей структуры, есть только первый аспект интертекстуальности, совокупность факторов, которая делает ее воспринимаемой» (Riffaterre 1979: 136). Для интеграции интертекста в смысловую структуру нового текста с интертекстуальным включением необходимо обнаружить код авторской актуализации интертекста. Этот код, дающий представление об авторской стратегии актуализации интертекста, М. Риффатерр называет интерпре-тантой и определяет следующим образом: «Интерпретанта, будучи связью между уже сказанным в интертексте и переписыванием, которым является текст, имеет функцию порождения манеры этого переписывания и диктует правила его дешифровки» (ibid.: 146). Иными словами, интерпретанта материализуется через интекст, сам факт присутствия которого в данном тексте, а также его форма и функция определяются авторской интенцией .

Интекст – языковая единица (языковые единицы) любого уровня (от фонетического до суперсинтаксического), представляющая (представляющие) собой формальный и/или содержательный повтор фрагмента интертекста и получающая (получающие) в данном тексте двойную актуализацию: как единица семантико-строевого уровня языковой личности автора или реципиента и как анафор, дейктический элемент, указывающий на интертекст, реконструируемый реципиентом при ориентации на интепретанту путем извлечения его из претекста и включения в смысловую структуру воспринимаемого текста. То есть с помощью интекстов: цитат, пересказов, ссылок, резюме, аллюзий – анафорических элементов, которые, как известно, полностью раскрывают свой смысл, «только будучи включенными, помимо синтаксических отношений, в анафорические отношения», когда «в смысл одного выражения входит отсылка к другому» (Падучева 1990: 32), – автор подталкивает рециКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

пиента принять участие в текстопорождении, намекая интекстами, что смысл текста «полностью или частично формулируется посредством ссылки на иной текст» (Смирнов 1995:

12), и надеясь, что реципиент «развернет эти зерна других структурных конструкций в тексты» (Лотман 1992б: 159) .

14. Ориентируясь на собственные знания и на употребленные в нашем анализе термины, отметьте в текстах 1–7 примеры интек-стов разных типов, упомянутых в предыдущем абзаце. Пронаблюдайте за действием семиотического механизма интертекстуальности, для чего:

а) установите источники интекста (претекст данного текста);

б) сопоставив интекст с соответствующим фрагментом претек-ста, отметьте, полностью ли соответствуют форма и смысл интек-ста первоисточнику;

в) прокомментируйте обнаруженные совпадения/различия между интекстом и соответствующим фрагментом претекста, указав функцию интекста в анализируемом тексте;

г) сформулируйте, в чем заключается код авторской стратегии актуализации интертекста в анализируемом тексте, то есть сделайте вывод об особенностях интерпретанты .

7.4. Типы интекстов, их языковое воплощение и маркирование в тексте Как уже было сказано, представляется методически важным различать следующие типы интекстов: цитату, пересказ, резюме, ссылку, аллюзию .

Цитата – фрагмент претекста, воспроизведенный с исходной предикацией (Фатеева 2000: 122). Полный вид цитаты таков: «1) воспроизводимое высказывание (чужая речь), 2) слова, с помощью которых обозначается автор цитируемого высказывания и оно вводится в новый текст (слова автора), 3) отсылка к тексту, из которого она заимствуется» (Джанжакова 2001: 73), то есть полное воспроизведение цитаты связано с конструкциями прямой речи. При цитировании научный стиль требует и более точных сведений о воспроизводимом тексте: необходимо указывать полные выходные данные цитируемого источника и номер страницы, на которой находится воспроизводимый фрагмент. Такое воспроизведение цитаты делает ее маркированной, поскольку знаки препинания (кавычки, тире) обозначат границы чужой речи, и атрибутированной, так как имена собственные, служащие ссылкой, укажут автора, название текста-источника, место издания, а цифры – год издания, номер периодического издания, страницы. Однако на практике, как мы знаем, встречается и неточное воспроизведение цитаты: «…варьирование цитаты может осуществляться усечением, разными вставками, изменением порядка слов, грамматическими изменениями компонентов» (Арнольд 1999: 434); могут использоваться цитаты, частично атрибутированные (когда указан только автор или только название текста) или вовсе не атрибутированные и не маркированные .

В последнем случае речь идет либо о плагиате, либо об особом художественном приеме, рассчитанном на активную позицию реципиента в процессе смыслового восприятия текста .

15. Прочитайте стихотворение современной поэтессы Веры Павловой. Определите, есть ли в нем интексты .

Текст 8 Перед нами центон – художественное произведение, полностью состоящее из немаркированных цитат. Это стихотворение может быть воспринято как построенное из собственных слов автора, поскольку и при таком прочтении оно получает смысловую завершенность, так как контекст не препятствует возможности приписывания разных значений многозначному глаголу творить. В данном случае немаркированные цитаты обеспечивают разделение читательской аудитории на несведущих и сведущих. Для последних очевидно, что поэтесса ведет игру с читателем, и другой смысл стихотворения проясняется на фоне стихотворений

Анны Ахматовой из цикла «Тайны ремесла»:

Соединение двух интерпретаций – в пределах видимого текста и с привлечением интертекстуальных связей – заставляет читателя услышать лукавство поэтессы, как бы говорящей: «Я в этом стихотворении декларирую свое профессиональное родство с поэтической традицией Анны Ахматовой. А вы о чем подумали?»

Таким образом, немаркированная неатрибутированная цитата приближается по своей сущности и функции к аллюзии, под которой понимается прием употребления какого-либо немаркированного, неатрибутированного фрагмента индивидуального высказывания: слова или словосочетания, отмеченного индивидуально-авторским значением, ритма, особой композиции или авторской жанровой рамки и т. п., так дается намек на взаимодействие с другим текстом, вербальным или невербальным. Рассмотрим пример .

16. Ознакомьтесь с поликодовым текстом художника Глеба Андросова, который относят к жанру антисоциальной рекламы. Вспомните, что такое социальная реклама, и на этом фоне определите направленность жанра антисоциальной рекламы .

Текст 9. Коллектив авторов .

«Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

17. Стихотворный ритм какого поэта имитируется в надписи на плакате? Указывают ли цветовая гамма и стиль рисунка на имя того же поэта? Почему?

18. Вспомните стихи этого поэта, содержащие реакции на острые социальные проблемы и соединяющие в себе резкую сатирическую направленность с якобы прославлением этих общественных недугов .

19. Обобщая свои наблюдения, скажите, аллюзии на какие формальные и/или содержательные элементы произведений поэта использовал Глеб Андросов. Объясните, с какой целью их использовал автор плаката .

Перед нами плакат-пародия, созданный художником Глебом Андросовым как возможный иронический ответ от имени бизнесменов на известную социальную рекламу налоговой инспекции, призывающую всех своевременно и в полном объеме платить налоги. В основе плаката – стилистика «Окон РОСТа», на которую указывают три легко узнаваемые аллюзии: стихотворный ритм, чеканность формулировок и сатирическая тональность Владимира Маяковского, одного из авторов «Окон РОСТа», а также типичные для конструктивизма стиль и цветовая гамма рисунка. Кроме того, мы помним, что для Маяковского были характерны сатирические поэтические реакции «от противного», как в «Гимне взятке» (1915), «подбадривающем» взяточников: «И ничего доказывать – / идите и берите. Умолкнет / газетКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ная нечисть ведь. / Как баранов, надо стричь и брить их». Именно эти творческие принципы В. Маяковского использовал Г. Андросов для создания стиля плаката – ответа российских бизнесменов на плакат – призыв налоговиков с тем, чтобы сама манера такого плаката, с одной стороны, способствовала бы воплощению черт, ассоциирующихся в нашем обществе с образом «новых русских» (презрение к нормам общества, в т. ч. нарушение законов, хамство), с другой стороны, продолжая сатирические традиции великого русского поэта, порождала бы художественный продукт достойного эстетического качества. Итак, мы рассмотрели особый вид аллюзий – аллюзии не на конкретные фрагменты текстов, а на авторские творческие принципы, которые манифестируются в данном тексте интонацией, ритмом, формой, цветовой гаммой, особым сатирическим приемом – «прославлением» низкого .

Аллюзия как неатрибутированный в норме тип интекста может сопровождаться дополнительными авторскими сигналами, стимулирующими ее опознание, например ссылкой на автора или название произведения .

Обратимся к примеру .

20. Прочитайте отрывок из повести, одна из сюжетных линий которой носит фантастический характер, рассказывая о приходе в будущем к власти в России самозванца Василия Злоткина под именем царя Аркадия Петровича. Отметьте аллюзию и прием, при помощи которого автор вынуждает читателя обратить на нее внимание .

Текст 10 Вячеслав Пьецух

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ДИТЯ

–  –  –

было начертано на прямоугольничке плохого картона, однако остроумия нового государя никто не оценил, так как стихи Гаврилы Державина россияне позабыли давно и дружно .

В текст визитки вставлена аллюзия на оду «Бог» Гавриила Державина, посвященную осмыслению вынесенного в заголовок понятия и выявлению отведенного Богом места во вселенной поэту, представленному в тексте лирическим «я».

На визитке Василия Злоткина в перечислительном ряду, занимающем такое место, где обычно указывают профессиональный или деловой статус ее владельца, слова следуют не в том порядке, в котором они встречаются в стихотворном оригинале:

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

7.4. Типы интекстов, их языковое воплощение Иными словами, для державинского «я»: царь = царь природы, высшее существо среди «тварей телесных»; раб = раб Божий; червь = символ тлена; бог = «черта начальна божества»

в поэте, то есть его творческое начало. На фоне претекста аллюзия подчеркивает отличное от державинского представление Василия Злоткина о своих статусах: он царь по положению в государстве, он раб по низкому социальному происхождению, он бог, потому что, будучи самодержцем, он может вершить все что угодно, и он будет червем, как всякий, истлев после смерти. Чтобы каждый читатель смог оценить «остроумие нового государя», автор сопровождает аллюзию комментарием со ссылкой на имя поэта, провоцирующей читателя к выявлению претекста и возводящей интертекстуальное взаимодействие в повести Пьецуха в ранг обязательного .

Таким образом, цитата и аллюзия в каноническом виде противопоставляются как крайние члены в ряду интекстов по критериям эксплицитности/имплицитности (маркированности/немаркированности, то есть отчетливости границ интекста, атрибутирован-ности/ неатрибутированности), точности/произвольности и пол-ноты/выборочности передачи фрагмента другого текста. Между этими крайними членами ряда интекстов располагаются пересказ, ссылка, резюме .

Под пересказом мы понимаем передачу в свободной форме содержания какого-либо фрагмента другого текста. Часто пересказ получает реализацию в форме косвенной речи, в таком случае его вербальным воплощением выступают сложноподчиненные предложения с придаточным изъяснительным; в норме пересказ, так же как и цитата, атрибутирован .

Термин «резюме» мы предлагаем использовать для речевого приема, который понимается тоже как передача в свободной форме содержания какого-либо фрагмента другого текста, но как передача интерпретированная, причем интерпретация, оценка и составляют сущность резюме. Различие между пересказом и резюме, в нашем представлении, заключается в том, что пересказ может быть заменен цитатой из претекста, а резюме может быть дополнено автором принимающего интекст текста модальной рамкой типа я считаю, что… Очевидно, что резюме будет маркироваться словами из группы интерпретирующих глаголов и существительных, а также словами со значением оценки; в норме резюме, как и цитата или пересказ, атрибутировано .

21. Найдите в тексте 6 примеры пересказа и резюме и пронаблюдайте, как вводится в текст каждый из этих интекстов. В каком из названных типов интекстов преобладает обобщение (информативный и генеритивный регистры), а в каком – конкретика (репродуктивный регистр)?

Следует обратить внимание на то, что пересказ и резюме часто взаимодействуют между собой в пределах одного компонента принимающего текста. Как справедливо замеКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

тила Т. Г. Винокур, «характерное явление для пересказа – эллиптизация отрезка воспроизводимой прямой речи за счет расширения комментирующего ее контекста» (Винокур 2005:

100), то есть переход пересказа в резюме .

22. Перечитайте начало текста 7. Охарактеризуйте взаимодействие пересказа и резюме в пределах одного абзаца .

Как уже было сказано выше, ссылки могут использоваться как средство атрибуции цитаты, пересказа, резюме, реже – аллюзии (см. текст 9). Одной из характерных форм реализации ссылки как средства атрибуции интекста являются вводные конструкции со значением авторизации, например по мнению (кого?), как сказал (кто?) и т. п. Но ссылка может употребляться и как самостоятельный тип интекста. Некоторые исследователи такую ссылку называют фоновой (Чернявская 2004: 51). Подобную ссылку мы определим как интекст, при котором содержание конкретных фрагментов претекста не воспроизводится, но может обозначаться его тема или проблема в самом общем виде, и который представляет собой указание на претекст путем использования слов, обозначающих его автора и/или название (в том числе прилагательных типа библейский, ахматовский), а также путем указания библиографических данных; это указание вводится в принимающий текст с целью направить внимание читателя на источник информации, которую следует интегрировать в смысловое поле текста .

23. Найдите в тексте 7 фоновые ссылки. Определите, с какой целью использовалих автор .

7.5. Текстовые стратегии интертекстуальности Интертекстуальные отношения реализуются в тройной предикации интертекста 13 .

Напомним, что предикация – это «акт соединения независимых предметов мысли, выраженных самостоятельными словами (в норме – предикатом и его актантами), с целью отразить “положение дел”, событие, ситуацию действительности» (Степанов 1990: 393) .

Итак, первая предикация (отражение определенного положения дел) совершается в претексте и воспроизводится (или имплицируется) в новом тексте. Вторая предикация имеет место в новом тексте по отношению к предмету чужой речи, то есть декларируется точка зрения автора принимающего текста на тему интекста. Третья предикация происходит в новом тексте по отношению к чужой речи как предмету высказывания, то есть совершается оценка высказывания как такового. Пронаблюдаем за тройной предикацией интертекстов на примере текста 11 .

24. Ознакомьтесь со справкой, чтобы уяснить, что представляет собой такой жанр, как протокол разногласий .

Текст 11 Протокол разногласий, согласно ст. 443 ГК РФ, – приложение к проекту договора, содержащее согласие заключить договор на иных условиях, чем изначально предложено. В протоколе разногласий могут быть изложены не только возражения по условиям проекта договора, но и какие-то новые предложения. Договор, подписанный сторонами При выявлении сущности интертекстуальности мы воспользовались идеями Л. А. Гоготишвили, продуктивно, на наш взгляд, примененными ею к толкованию бахтинской теории диалогического слова. См. об этом: Гоготишвили 2006 .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

вместе с протоколом разногласий, вступает в силу в редакции, зафиксированной в протоколе разногласий .

25. Прочитайте текст 12 (см. с. 208). Подчеркните в нем цитаты из проекта договора. О чем говорится в каждой цитате из проекта договора? (Ответ на этот вопрос и будет фиксацией первой предикации интертекстов – той, которая содержится в претексте и воспроизводится в данном тексте.) Текст 12 Протокол разногласий к договору № 49 от 03 сентября 2009 г .

г. Москва 05 октября 2009 г .

01 октября 2009 г. получен проект договора поставки № 4/2009 от 03 сентября 2009 г., направленный письмом от 10 сентября 2009 г .

Сторонами данного договора являются индивидуальный предприниматель Петров Василий Иванович, именуемый в дальнейшем «Поставщик», действующий на основании свидетельства о государственной регистрации серии 88 № 0157633542 от 10.08.2006 г., с одной стороны, и Обше-ствос ограниченной ответственностью «Ромашка», именуемоевдальнейшем «Покупатель», влице генерального директора Цветковой Елены Александровны, действующей на основании Устава, с другой стороны .

В соответствии с договором Поставщик обязан изготовить и передать в собственность окупателя, а Покупатель принять и оплатить Поставщику товар (металлические вазоны и подставки для цветов) в порядке, сроки и на условиях, установленных договором .

Покупатель, рассмотрев проект договора, выражает несогласие по следующим пунктам договора:

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

26. Подчеркните в тексте протокола разногласий фрагменты, в которых что-либо сообщается о той же теме, что и в цитатах из проекта договора. Что именно сообщается о каждой из тем? (Ответ на этот вопрос будет фиксировать вторую предикацию интертекстов – ту, которая совершается в принимающем тексте по отношению к теме интекста.)

27. Перечитайте справку на с. 207. Предопределяет ли жанр документа позицию его авторов по отношению к интекстам из первичного документа? Какова именно должна быть эта позиция, согласно жанру? Такова ли она в анализируемом тексте? (Выявленная позиция автора по отношению к интекстам как предмету речи – это и есть третья предикация интертекста.) Итак, две цитаты из проекта договора включены в протокол разногласий. Тема одной – продолжительность гарантийного срока, тема другой – объем компенсации расходов при возвращении поставщику некачественного товара. Эти темы получают две разные предикации в претексте и в данном тексте. Продолжительность гарантийного срока составляет в проекте протокола 12 месяцев (первая предикация темы интертекста, произошедшая в претексте и воспроизводимая в данном тексте), в протоколе разногласий – 24 месяца (втоКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

рая предикация темы интертекста, осуществляемая в протоколе разногласий). Высказывания с двумя разными предикациями готовы вступить в диалог между собой, но вся цитата из проекта договора объявляется недействительной (это третья предикация интертекста, осуществляемая в протоколе разногласий, но уже по отношению не к теме интертекста, а ко всему интертексту как высказыванию). Следовательно, не допускается никаких разночтений, и потенциальный диалог превращается в монолог, что соответствует жанру рассмотренного документа, который предполагает не фиксацию разногласий сторон, а их однозначное устранение: при подписании протокола разногласий стороны представляют две разные позиции, одну из них объявляют недействительной, другую – утвержденной .

Точно так же дело обстоит со второй цитатой в тексте 12, поэтому мы не будем еще раз на этом тексте объяснять, как именно происходит тройная предикация интертекста, а рассмотрим ниже другие примеры .

Реализация интертекстуальной стратегии, когда в тексте выявляется один ведущий голос, присваивающий себе право последней текстовой предикации по отношению к интертекстуальному включению, порождает тип дискурса, отмеченный монологическим диалогизмом (термин Л. А. Гоготишвили). По нашим наблюдениям, такая реализация интертекстуальности характерна для текстов, где основная интенция состоит в выражении определенной точки зрения и ее доказательстве автором; монологический диало-гизм преобладает в официально-деловых, религиозно-проповеднических, научных и публицистических текстах .

В официально-деловой речи интертекстуальность носит всегда эксплицитный характер, поэтому и все предикации эксплицитны. Иначе может обстоять дело в текстах, допускающих наличие имплицитной информации .

28. Прочитайте текст. Подчеркните интекст(ы). Определите авторские интерпретанты по отношению к ним. Прокомментируйте реализацию тройной предикации интертекста .

Текст 13 Виктор Пелевин

GENERATION П

Татарский знал, что тоже не востребован эпохой, но успел сжиться с этим знанием и даже находил в нем какую-то горькую сладость .

Оно расшифровывалось для него словами Марины Цветаевой:

«Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!), Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед» .

Если в этом чувстве и было что-то унизительное, то не для него – скорее для окружающего мира. Но, замерев перед витриной, он вдруг понял, что пылится под этим небом не как сосуд с драгоценным вином, а именно как ботинки с пряжками-арфами .

В данном фрагменте находим интекст – маркированную (дана в кавычках), частично атрибутированную (автор указан, но название стихотворения не обозначено) цитату. Обнаруживаются здесь и другие составляющие интерпретанты, эксплицирующие цель обращения к интертексту: во-первых, «расшифровать» душевное состояние героя, рассматривающего себя как поэта, сопоставимого по одаренности с Мариной Цветаевой и так же, как она, неоцененного невежественным миром, на который он поэтому смотрит свысока; во-вторых, усилить впечатление от изменения настроения героя в момент осознания им самообмана; втретьих, проявить через ироническую тональность контекста авторское отношение. АвторКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ская ирония становится ощутимой не только в результате сопоставления двух метафор: традиционной поэтической – сосуд с драгоценным вином – и окказиональной, поражающей нелепостью нового представления о себе поэта Татарского, – ботинки с пряжками-арфами, но и дополняется информацией из претекста – начальных строк стихотворения: «Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана, Как искры из ракет …» [курсив наш. – О.Х.], откуда выясняется, что Марина Цветаева, поэт от бога, отличается от Татарского, специалиста по электроплавильным печам, устремившегося в Литературный институт для приобретения профессии поэта, не прошедшего, однако, по конкурсу на отделение поэзии и осевшего на отделении переводов с языков народов СССР, что не мешает ему еще долго оставаться одержимым мечтой войти со своими стихами в вечность. Становится очевидно (в том числе и самому герою), что цитата из Цветаевой использована им неуместно .

Таким образом, тема незаслуженной невостребованности собственной поэзии получает первую предикацию в цветаевских стихах, затем эта исходная предикация воспроизводится при цитировании стихов Цветаевой Татарским, и в его же речи тема получает вторую предикацию, будучи отнесенной к новому «я» – «я» Татарского, и, наконец, иронической тональностью в речевой партии повествователя через несобственно-прямую речь, соединяющую голос повествователя с внутренним голосом героя, осуществляется третья предикация, уже интертекста в целом, ясно обозначающая доминирующую смысловую позицию, заключающуюся в оценке цитаты как неуместно использованной, при этом в несобственно-прямой речи отчетливо звучат две тональности: трагическая тональность речи героя, заглушаемая иронической тональностью речи автора. Рассмотренный отрывок из романа В. Пелевина является примером реализации интертекстуальной стратегии монологического диалогизма в художественном тексте, где авторский «голос» доминирует .

Между тем интертекстуальность может реализовываться и как полифонический диалогизм (термин Л. А. Гоготишвили), что особенно явно ощущается при отсутствии доминирующего голоса в тексте с включением множества интертекстов, связанных одной темой, но представляющих разные точки зрения на этот предмет. Здесь интертексты вступают в диалог между собой, сменяя попарно по отношению друг к другу позиции синтаксического субъекта и предиката, то есть один интертекст на фоне каждого другого оказывается охарактеризован как частично/ полностью с ними совпадающий и тем самым как приемлемый или неприемлемый для автора соответствующего претекста. Так создается иллюзия многоголосой функции. Тогда интерпретанта базируется на представленом автором в отношении какой-либо темы многообразии точек зрения, на столкновении их в тексте, создающем подобие диалогического взаимодействия между собой их авторов, и на передаче читателю права последней реплики (или отказа от нее) в этой «дискуссии» интекстов. Полифонический тип интертекстуальности характерен, кроме определенных художественных и разговорных речевых произведений, например, для жанра информативных обзоров .

29. Вернитесь к тексту 7. Определите его тему, отметьте соответствующие теме интексты в тексте 7. Проанализируйте, служат ли интексты в тексте 7 аргументацией авторского мнения по поводу представляемой темы. Можно ли сказать, что в тексте 7 наблюдается «дискуссия» интекстов между собой при отсутствии однозначно выраженного авторского предпочтения и тем самым реализуется полифонический диалогизм? Обоснуйте свою точку зрения .

7.6. Функции интекста в тексте Интексты, будучи «материальными телами» интертекста, вводятся автором в текст для реализации определенного намерения, основанного на фиксации связи данного текКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ста с претекстом, что и определяет их форму и функцию. Исследование интертекстуальных отношений в текстах разной стилистической принадлежности позволяет выделить как общие для разных типов текстов функции интекстов, так и характерные для только для определенных видов .

30. Ознакомьтесь с предлагаемым списком функций интекс-тов. Обсудите в группе, какие из названных функций характерны для текстов любой стилистической принадлежности, а какие имеют ограниченную сферу реализации. Аргументируйте свою точку зрения примерами из проанализированных текстов и своими собственными примерами .

В принимающем тексте интексты могут выполнять следующие функции:

• информировать о чем-либо;

• объяснить что-либо;

• указать на претекст как на авторитетный источник информации и/или предписания;

• быть аргументом для выражения точки зрения автора;

• быть объектом положительной оценки;

• быть объектом критической оценки;

• обозначить формальную и/или содержательную общность с пре-текстом;

• обозначить статус принимающего текста как текста, продолжающего определенную традицию;

• обозначить вторичность жанра принимающего текста по отношению к претексту (для текстов, основанных на переработке претекстов, например аннотации, рецензии, обвинительного заключения, проповеди, пародии, продолжения и т. д.);

• указать на претекст из этикетных соображений: правила коммуникации в данной сфере общения предписывают упомянуть претекст, как, например, в научной коммуникации принято во введении перечислять имена и/или труды ученых, разрабатывающих темы, близкие к теме выполняемого исследования;

• служить украшением текста;

• служить сюжетообразующим компонентом принимающего текста;

• служить характерологическим целям по отношению к элементам принимающего текста;

• быть объектом авторской игры .

31. Как вы считаете, может ли какой-либо интекст выполнять не одну функцию в тексте? Аргументируйте свой ответ примерами из проанализированных текстов .

32. Какими бы функциями вы дополнили этот список? Приведите примеры для подтверждения .

33. Исключили бы вы из списка какие-либо из названных функций? Аргументируйте свою позицию .

7.7. Стиль и жанр принимающего текста и категория интертекстуальности Наблюдение за тем, как авторы художественного или разговорного текста пользуются интертекстуальными включениями, позволяет сделать вывод, что при предикации интертекста в художественном тексте его «семантика существенно деформируется средой. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

текста-реципиента (в научном и юридическом тексте или тексте документа это недопустимо)» (Лукин 2005: 114), непозволительно это и в религиозно-проповедническом тексте, который апеллирует к священным книгам, являющимся для верующих источником непререкаемых истин. Что касается публицистического текста, то здесь многое зависит от его подстиля: художественно-публицистические тексты допускают трансформацию интертекста, в то время как в информативных и аналитических (особенно тематически связанных с официозом) публицистических текстах неточность и вольное толкование чужих текстов недопустимы .

Строгость правил оперирования интертекстами в официально-деловых, научных и религиозно-проповеднических текстах определяет и такую особенность реализации в них категории интертекстуальности, как обязательность. В текстах другой стилистической принадлежности обязательность/факультативность реализации интертекстовых связей зависит от конкретного текста: где-то из-за нереализованности интертекстуального взаимодействия происходят нарушения связности и цельности текста, где-то неучет интертекста ведет к некоторому информативному обеднению .

Нетрудно заметить связь категории интертекстуальности и с жанровой принадлежностью принимающего текста. Так, например, для жанра «истории вопроса» характерен особый тип интертекстуальности, который мы назовем «телескопическим», когда изначальный текст по теме получает развитие в более поздних текстах, при этом связанные данной темой тексты образуют иное единство – «цикл», где более ранние тексты становятся отправной точкой для построения нового текста, то есть предыдущий текст в том или ином виде входит в последующие, как вкладываются друг в друга звенья телескопа. Этот же тип интертекстуальности свойствен, например, юридическим документам, тематически связанным с одной проблемой: информация из протокола допроса перерабатывается и попадает в уголовное или административное дело, составляемое следователем, затем на основании этих материалов пишется обвинительное заключение, которое поступает в суд и находит отражение в протоколах судебного разбирательства, а затем и в приговоре суда. Следовательно, правила оперирования интертекстами находятся в очевидной зависимости от доминантных жанрово-стилевых черт текста .

34. Вернитесь к проанализированным текстам. Пронаблюдайте за связью стилевой принадлежности принимающего текста с такими особенностями реализации категории интертекстуальности, как обязательность/факультативность введения интекстов в анализируемый текст, обязательность/факультативность учета ин-текстов при интерпретации текста, соответствие претексту формы и смысла интекста в анализируемом тексте. Приведите примеры, иллюстрирующие конкретные проявления этой связи .

7.8. Коммуникативный акт и категория интертекстуальности Реализация интертекстуальности как текстовой категории связана со всеми составляющими коммуникативного акта: с автором, текстом, кодами, реципиентом .

Связь с автором проявляется в том, что именно он выбирает интертекстуальную стратегию, реализуя определенные намерения, и пользуется для этого определенным кодом при включении «чужого» в собственный текст: маркируя / не маркируя интексты, атрибутируя / не атрибутируя их, воспроизводя фрагменты претекста дословно или выборочно, точно или трансформируя .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Связь с текстом проявляется в том, что именно в его структурно-смысловом пространстве происходит взаимодействие «чужого» и авторского, что отражается на его «контекстуально-вариативном членении» (Гальперин 1981: 108), особенностях смысловой организации, на его превращении в компонент гипертекста; здесь же происходит взаимодействие по-разному закодированной информации: при взаимодействии с несловесными претекстами (в наших примерах: у Газданова – с музыкой, у Пьецуха – с живописью) вербализованный текст приобретает свойства мультимедийного продукта, именно поэтому «особого внимания в интертекстуальности заслуживает включение текстов из других семиотических систем, т. е. словесные описания произведений живописи, музыки и других видов искусства» (Арнольд 1999: 416) .

Связь с кодом проявляется в том, что степень его дешифруемо-сти обусловливает реализацию категории интертекстуальности .

Связь с реципиентом проявляется в том, что именно от его коммуникативной компетенции (то есть от его осведомленности о претекстах, использованных автором, и от способности выявить интерпретанту интертекста) зависит, будет ли интегрировано «чужое»

в смысловую структуру авторского текста .

Если маркированная цитата (точная или неточная), резюме или ссылка на произведение и/или автора обязывают реципиента учитывать интертекст и искать интерпретанту, то немаркированную (имплицитную) цитату или аллюзию реципиент может не воспринять. Хотя, по мнению М.

Риффатерра, и немаркированные интексты имеют свои заметные для внимательного читателя следы, которые «состоят в наличии внутритекстовых аномалий:

затемненности значения, например, оборота речи, необъяснимого только одним контекстом, ошибки по отношению к норме, которую устанавливает идиолект текста» (Riffaterre 1981:

5). К тому же, реципиент, даже опознав немаркированный интекст, не всегда может быть уверен, что это не реминисценция – элемент чужого текста, появившийся в данном тексте под «бессознательным действием творческой памяти» (Жирмунский 1977: 339), как, например, появляются в речи крылатые выражения, введение которых в новый текст не предполагает авторской интерпретанты: значение и нормы употребления крылатого выражения, как и значение и нормы употребления любой другой фразеологической единицы, являются одинаковыми для носителей данного языка. Ясно, что реминисценция не должна рассматриваться как интертекстуальный элемент в нашем понимании, но возможности объективного однозначного различения с позиций реципиента или с точки зрения текста аллюзии и реминисценции не существует, поэтому остается признать, что при реализации категории интертекстуальности в режиме тек-стовосприятия присутствует доля субъективности .

35. Прочитайте текст. Отметьте интекст. Определите интер-претанту, отвечая на вопрос: почему автор использовал интекст именно такого типа и зачем этот интекст введен в текст рассказа?

Текст 14 Гайто Газданов

СУДЬБА САЛОМЕИ

Я не могу понять, что человек, который следит за разливом симфонии, за тем, как она растет и расширяется, потом вдруг чудесно суживается и возвращается к тем двум нотам, из которых она родилась, – я думаю сейчас о Пятой симфонии Бетховена – этот человек, который в течение долгих минут живет в этом мире и в которого навсегда вошло это необычайное движение звуков – как может. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

этот человек после этого, выйдя из концертного зала, безболезненно вернуться к тому же, что было до сих пор .

Ссылка на произведение Бетховена может быть воспринята читателем по-разному:

он может сопоставить мнение рассказчика с тем впечатлением, которое на него произвела Пятая симфония (при условии, что читатель когда-либо слушал ее); может согласиться или не согласиться с рассказчиком в том, что Пятая симфония Бетховена меняет отношение человека к миру; но, по нашему мнению, для рассказа с названием «Судьба Саломеи» интепретантой к ал-люзивному интексту «о Пятой симфонии Бетховена», несомненно, является пронизывающий это музыкальное произведение мотив судьбы:

о котором Бетховен сказал: «Так судьба стучится в дверь», и реализация категории интертекстуальности предполагает усиление впечатления от рассказа звучанием упомянутого музыкального произведения. Если воспринимающий не замечает в тексте интекста, или, заметив его, не обнаруживает претекста, или, реконструировав интертекст на уровне «уже сказанного» в претексте, не находит интерпретанты, которая может как эксплицитно присутствовать в тексте, так и имплицироваться автором в контексте, категория интертекстуальности оказывается нереализованной, что не всегда означает утрату текстом смысловой целостности, но всегда знаменует не реализовавшееся приращение смысла, не осуществленное интеллектуально-эмоциональное воздействие .

Подводя итоги нашему рассуждению, отметим, что проведенный анализ позволяет рассматривать интертекстуальность с когнитивной точки зрения, как потенциальное взаимодействие индивидуальных картин мира всех возможных участников коммуникативных актов, которые могут быть совершены по отношению к связанным интертекстом текстам .

Подчеркнем, что имеет место именно взаимодействие, а не однонаправленная рецепция от пре-текста к новому тексту, поскольку погружение интертекста в новый контекст вводит в коммуникативный оборот интерпретацию, не обязательно совпадающую с замыслом автора претекста, что в дальнейшем может оказывать влияние на восприятие претекста теми, кто знаком с этой новой интерпретацией .

7.9. Итоговые замечания о категории интертекстуальности

1. Категория интертекстуальности основана на воспроизводимости элементов формы и/или содержания уже существующих текстов во вновь создаваемом тексте. В рамках этой категории объединяются явления интердискурсивности (воспроизведение элементов определенного текстового типа), прецедентности (воспроизведение элементов какого-либо текста, вошедших в узус данной лингвокультуры на правах языковой единицы), с одной стороны, и интерперсональности (воспроизведение в новом тексте элементов, непосредственно извлеченных из конкретного уже существующего текста), – с другой .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

2. Интертекстуальность – свойство текста, состоящее в наличии в нем в аутентичном или трансформированном виде содержательных и/или формальных элементов другого вербального или невербального текста, которые автор включил в свой текст для выражения определенного смысла, намеренно акцентируя или маскируя включения, в результате чего читатель не может воспринять текст во всей смысловой полноте без выявления этих включений, осознания их функции в тексте и интеграции их в его смысловое пространство .

3. Среди интекстов (элементов уже существующих текстов, включенных во вновь создаваемый текст) различаются:

• цитата – интекст, в норме дословно воспроизведенный, маркированный кавычками и атрибутированный указанием на источник и его автора; наиболее адекватным воплощением цитаты является конструкция прямой речи;

• пересказ – интекст, передающий в свободной форме содержание какого-либо фрагмента другого текста; чаще всего пересказ получает реализацию в форме косвенной речи, то есть в форме сложноподчиненного предложения с придаточным изъяснительным;

• резюме – интекст, интерпретированно передающий в свободной форме содержание какого-либо фрагмента другого текста, причем интерпретация и оценка составляют сущность резюме; резюме содержит слова из группы интерпретирующих глаголов и существительных, а также слова со значением оценки;

• аллюзия – интекст, предста в ляющий собой ка кой-либо немаркированный, неатрибутированный фрагмент другого текста: слова или словосочетания, отмеченного индивидуально-авторским значением, ритма, особой композиции или авторской жанровой рамки и т. п., благодаря чему создается намек на взаимодействие с другим текстом, вербальным или невербальным;

• ссылка – интекст, который представляет собой указание на пре-текст путем использования слов, обозначающих его автора и/или название, а также (возможно) путем указания библиографических данных; это указание вводится в принимающий текст с целью направить внимание читателя на источник информации, которую следует интегрировать в смысловое поле этого текста; ссылку можно употреблять самостоятельно или использовать как средство атрибуции цитаты, пересказа, резюме, иногда – аллюзии. Одной из характерных форм реализации ссылки как средства атрибуции интекста являются вводные конструкции со значением авторизации, например по мнению (кого?), как сказал (кто?) и т. п .

4. Интексты выступают материальными знаками интертекста в принимающем тексте .

Интертекст мы понимаем как концепт, сформировавшийся в результате восприятия уже существующего текста личностью и фиксированный в ее сознании при помощи любых компонентов формы и/или содержания этого текста, хранящихся в памяти как части единой с текстом структуры;

с когнитивной точки зрения интертекст – фрагмент картины мира индивидуальной языковой личности, возникший в результате осмысления ею некоего текста и обладающий потенциальной возможностью для актуализации в виде интекста при порождении этой личностью собственного текста .

5. В норме интертекст получает тройную предикацию во вновь создаваемом тексте: вопервых, воспроизводится то, что было сказано о предмете речи в тексте-источнике (претексте); во-вторых, фиксируется то, что автор нового текста сообщает о том же предмете речи;

в-третьих, выражается отношение автора к чужой речи, совершается оценка высказывания как такового .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

6. Интертексты служат средством диалогизации текста, выступая связующим звеном между претекстами и принимающим текстом. При этом автор принимающего текста может избрать одну из двух стратегий интертекстуальности: четко выражать свою точку зрения, однозначно оценивая с этих позиций интертекстуальные включения, или же включать фрагменты чужих текстов, не эксплицируя свою оценку, воспроизводя их «объективно», при этом различные интертексты в смысловом поле нового текста как будто бы вступают в диалог между собой. Первая стратегия может быть названа монологическим диалогизмом, вторая – полифоническим диалогизмом .

7. Интексты могут выполнять различные функции в принимающем тексте: информировать, служить аргументом, быть украшением текста, упоминать претекст из этикетных соображений и др .

8. Стиль и жанр принимающего текста обусловливают способ оперирования с фрагментами чужих текстов, то есть задают точность или произвольность воспроизведения претекста, а также влияют на обязательность/факультативность реализации интертекстовых связей .

9. Реализация категории интертекстуальности связана со всеми составляющими коммуникативного акта: с автором, выбирающим интертексты, определяющим стратегию и код их введения в собственный текст; с принимающим текстом, где происходит предикация интертекста; со степенью дешифруемости авторского кода; с коммуникативной компетенцией реципиента .

10. С когнитивной точки зрения интертекстуальность может быть определена как потенциальное взаимодействие индивидуальных картин мира всех возможных участников коммуникативных актов, которые могут быть совершены вокруг связанных интертекстом текстов. Следовательно, можно говорить не только о влиянии претекста на смысловое поле принимающего текста, но и о влиянии на претекст через интерпретации, данные его фрагментам в более поздних текстах .

11. Исходя из сказанного о категории интертекстуальности, мы можем определить этапы работы над анализом текста, содержащего «чужое слово»:

1) выявление интекста/интекстов с опорой на языковые и речевые показатели:

• конструкции прямой и косвенной речи,

• слова, словосочетания и предложения, указывающие на источник информации, внутритекстовые и притекстовые ссылки;

• изменение ритма речи;

• изменение стиля речи;

• вставка прозаических фрагментов в стихотворный текст и стихотворных – в прозаический;

• пунктуационные маркеры чужой речи, прежде всего кавычки;

• графические маркеры чужой речи: смена типа шрифта (например, на более мелкий, на курсив, на жирный), выделение цветом, выделение рамкой и т. п .

2) формирование гипертекста:

• определение претекста/претекстов;

• сопоставление интекста с претекстом, выявление использованного в анализируемом тексте интертекста;

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

• присоединение его/их к анализируемому тексту как источника комментирующей информации;

3) выявление интерпретанты:

• выявление субъекта и предиката интертекста (о чем и что говорится в этом фрагменте претекста);

• выявление предиката авторской речи по отношению к субъекту интертекста (что говорится в анализируемом тексте о теме/темах интертекста);

• выявление предиката авторской речи по отношению к интертексту, то есть отношения, оценки автором интертекста (опорой служат глаголы модусной рамки: глаголы речи, глаголы ментального действия, интерпретирующие глаголы, а также оценочные слова);

• выявление формы интекста (цитата, пересказ, резюме, ссылка, аллюзия) на фоне претекста;

• установление функции интекста в анализируемом тексте (с какой целью автор ввел интекст в свой текст; содержательная и композиционная обязательность vs факультативность интекста);

• вербализация интерпретанты – кода, дающего представление об авторской стратегии актуализации интертекста в анализируемом тексте (объяснение взаимосвязи формы и функции интекста в анализируемом тексте);

4) интеграция интертекста в смысловую структуру анализируемого текста;

5) оценка эффективности/неэффективности интекста в анализируемом тексте .

Литература Арнольд И. В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность. СПб., 1999 .

Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963 .

Виноградова Т. Ю. Специфика общения в Интернете // Русская и сопоставительная филология: Лингвокультурологический аспект. Казань, 2004. С. 63–67 .

Винокур Т. Г. Говорящий и слушающий: Варианты речевого поведения. М., 2005 .

Газданов Г. О молодой эмигрантской литературе // Современные записки. 1936. Т. 60 .

С. 407–408 .

Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического анализа. М., 1981 .

Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996 .

Гаспаров М. Л. Литературный интертекст и языковой интертекст // Изв. АН. Сер. лит .

и яз. 2002. № 4. С. 3–9 .

Гоготишвили Л. А. Двуголосие в соотношении с монологизмом и полифонией (мягкая и жесткая версии интерпретации идей Бахтина) // Гоготиш-вили Л. А. Непрямое говорение .

М., 2006. С. 97–140 .

Джанджакова Е. В. Авторские ремарки как средство разрешения оппозиции между «своим» и «чужим» при цитировании // Текст. Интертекст. Культура: Материалы междунар .

науч. конф. М., 2001. С. 72–77 .

Жирмунский В. М. Анна Ахматова и Александр Блок // Жирмунский В. М. Избранные труды. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л., 1977. С. 412–454 .

Залевская А. А. Слово в лексиконе человека. М., 1990 .

Золотухина Е. Н. Механизмы интертекстуальности в современной разговорной речи // Вестник Вятск. гос. гуманит. ун-та. Научный журнал. 2008. № 3 (2). С. 65–67 .

Зуев М. Б. Лингвориторика интертекста в переводном американском проповедническом дискурсе как метафизическом дискурсе успеха: Автореф. дис…. канд. филол. наук .

Нальчик, 2009 .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987 .

Красных В. В., Гудков Д. Б., Захаренко И. В. Теоретические положения. Принципы описания // Русское культурное пространство. Лингвокульту-рологический словарь. Вып. 1 / Под ред. И. В. Захаренко, В. В. Красных, Д. Б. Гудкова. М., 2004. С. 7–54 .

Кыркунова Л. Г. Современные судебно-следственные документы в аспекте интертекстуальности // Вестник Пермск. ун-та. Сер. «Российская и зарубежная филология». 2009 .

Вып. 3. С. 23–27 .

Лотман Ю. М. Семиотика культуры и понятие текста // Лотман Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн, 1992а. Т. 1. С. 129–132 .

Лотман Ю. М. Текст в тексте // Лотман Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн, 1992б .

Т. 1. С. 148–160 .

Лукин В. А. Художественный текст: Основы лингвистической теории. Аналитический минимум. М., 2005 .

Михайлова Е. В. Интертекстуальность в научном дискурсе (на примере статей): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 1999 .

Негрышев А. А. Прагматика интертекстуальности в новостном дискурсе (на материале информационных заметок). Международный научно-практический (электронный) журнал [Электронный ресурсресурс]. 2005. Вып. 4. Режим доступа: http://vfnglu.wladimir.ru/Rus/ NetMag/v4/v4_ar08.htm .

Николаева Т. М. Текст // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С .

507 .

Падучева Е. В. Анафорическое отношение // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 32 .

Пьеге-Гро Н. Введение в теорию интертекстуальности. М., 2008 .

Руднев В. П. Словарь культуры XX века. М., 1999 .

Сидоренко К. П. Интертекстовые связи Пушкинского слова. СПб., 1999 .

Смирнов И. П. Порождение интертекста. СПб., 1995 .

Степанов Ю. С. Предикация // Лингвистический энциклопедический словарь. М.,

1990. С. 393 .

Терских М. В. Реклама как интертекстуальный феномен: Автореф. дис.… канд. филол .

наук. Омск, 2003 .

Топоров В. Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы»: Введение в тему // Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического. М., 1995. С. 259–367 .

Фатеева Н. А. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов. М., 2000 .

Чернявская Е. В. Интерпретация научного текста. СПб., 2004 .

Чернявская Е. В. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность: Учеб. пос. М., 2009 .

Riffaterre M. Intertexte inconnu // Littrature. 1981. N 41. Fvr. P. 4–7 .

Riffaterre M. Smiotique intertextuelle: l’interprtant // Revue d’esth-tique. 1979. N 1–2 .

Р. 128–150 .

Словари Большой толковый словарь / Под ред. С. А. Кузнецова. СПб., 2002. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М., 1990 .

Источники. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Строительство транспортных коридоров будет продолжено // Радио России. СанктПетербург. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rtr.spb.ru/radio_ru/radio_2005/ default_date.asp?dayper=10&Mon=01 .

Соколовская Я. За Ющенко пришла женщина с косой // Известия. 2008. 19 сент. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.izvestia.ru/ukraina/article3120572/ .

Пьецух В. Паучиха // Пьецух В. Государственное дитя. М., 1997 .

Верещагин В. Апофеоз войны // Третьяковская галерея [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tretyakovgallery.ru/ru/collection/_show/image/_id/183 .

«Не все йогурты одинаково полезны…» // Рыботорговая система [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.fishery.ru/ .

Личные записи О. В. Хорохординой. 2004. (Рукопись.) Дудченко А. Что такое благословение // Дети сироты России и стран СНГ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=36441 Ильин И. П. Интертекстуальность // Ильин И. П. Постструктурализм, деконструктивизм, постмодернизм. М., 1996. С. 224–226 .

Лотман Ю. М. Семиотика культуры и понятие текста // Лотман Ю. М. Избранные статьи. Т. 1. Таллинн, 1992а. С. 129–132 .

Лотман Ю. М. Текст в тексте // Лотман Ю. М. Избранные статьи. Т.1. Таллинн, 1992б .

С. 148–160 .

Смирнов И. П. Порождение интертекста. СПб., 1995 .

Арнольд И. В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность. СПб., 1999 .

Михайлова Е. В. Интертекстуальность в научном дискурсе (на примере статей). Автореф. дис…. канд. филол. наук. Волгоград, 1999 .

Тюпа В. И. Анализ художественного текста. М., 2006 .

Ахматова А. Мне ни к чему одические рати // Ахматова А. Избранная лирика. М., 1977 .

С. 129 .

Павлова В. Стихи [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.novayagazeta.ru/ data/2007/color10/10 .

Ахматова А. Эпиграмма // Ахматова А. Избранная лирика. М., 1977. С. 132 .

Андросов Г. За черный нал… // Живой журнал [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.liveinternet.ru/users/sltlalllklelrl/post26754101/ .

Пьецух В. Государственное дитя. М., 1997 .

Державин Г. Р. Бог // Державин Г. Р. Стихотворения. М., 1983. С. 48–51 .

Соколова Г. А. Протокол разногласий к договору // Институт проблем предпринимательства [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ippnou.ru/article.php?

idarticle=007384 .

Пелевин В. Generation П. М., 2008 .

Газданов Г. Судьба Саломеи // Газданов Г. Собр. соч.: В 3 т. М., 1996 .

[Электронный ресурс]. Режим доступа: www.rtr.spb.ru/radio_ru/radio_2005/default_date.asp?

dayper=10&Mon=01 .

Предисловие ко второй части В этой части предлагается рассмотреть тексты разных функциональных стилей с позиций того, как в них реализованы основные категории текстуальности и их языковые реализации. Отнесенность к тому или другому функциональному стилю можно считать первым классификационным признаком текста, указывающим на его дискурсивную принадлежность. Так, Ю. С. Степанов заметил, что в русской традиции «“функциональный стиль” означал … особый тип текстов … и соответствующую каждому типу лексическую систему и свою грамматику» (Степанов 1995: 36), это вошло и в определение дискурса .

Однако мы имеем в виду, что функциональный стиль и непосредственное языковое общение, находящее выражение в тексте, не одно и то же. Уже Г. О. Винокур указывал, что существуют различия между функциональным стилем – обособленной областью «языкового употребления, характеризующейся возможным присутствием в ней таких форм, слов, оборотов речи, которые в других областях употребления не встречаются», и языком в его функции: «В этом случае речь будет идти уже не о “стиле речи”, а об особом модусе языка, о предназначенности его для передачи смысла особого рода, именно того, какой [например. – К. Р.] искусство специфическим образом несет в жизнь, в той мере, в какой оно отличается от остальных областей культурного творчества» (Винокур 1959: 245). По словам К. А. Долинина, «функциональные стили… отражают не только и, может быть, не столько специфику коммуникативной деятельности, которую они обслуживают, сколько традиционное представление о данного рода деятельности, сложившееся в данной культуре, – то есть как на нее смотрят в обществе, какие требования предъявляют к тем, кто ею занимается, – опять-таки ролевые предписания и ролевые ожидания, которые, будучи приняты адресантом, определяют его отношение к себе как исполнителю роли, к адресату речи как ролевому партнеру и к предмету речи как объекту ролевой деятельности» (Долинин 1987: 75). Человек может говорить на языке общения – языке науки, искусства и т. д., но невозможно «говорить на функциональном стиле», – добавляет Г. К. Векшин. – «ФС не просто набор элементов, но всегда направлен на речеобразование, способствует формированию пускай шаблонного, но имиджа, пусть примитивному, но формально правильному “вписыванию” текста в коммуникативную ситуацию. Без того, что стало принадлежностью ФС, языки общения, вероятно, не способны решать свои задачи. Однако коммуникативный успех в той или иной сфере – всегда результат успешного использования средств, последовательно подчиненных целям, и в этом смысле человек общающийся – тот, кто владеет языком общения (ЯО), и поэтому ФС» (Векшин 2002: 57) .

В данной части ставится задача, последовательно анализируя текст как в композиционном, так и языковом аспектах, выявить его особенности как текста прототипического (оптимально представляющего некую типовую структуру, ее смысловые компоненты), приблизиться к его пониманию с учетом того, что понять текст – «значит восстановить логику его порождения от мотивации к результату» (Тульчинский 2005: 48). Там, где это позволяет тема,. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

предлагается создать собственные речевые высказывания, используя полученные результаты и приобретенные в ходе анализа текста умения .

Итак, напоминаем, что функциональный стиль – функциональная разновидность речи – понимается здесь традиционно как «исторически сложившийся тип функционирования языка, отложившийся и существующий в сознании говорящих, который, реализуясь в речи в процессе общения, представляет собой крупные композиционные типы речи», обладающие спецификой речевых значений входящих в их состав языковых единиц (Функциональный стиль 2003: 581). И несмотря на существование различных точек зрения на стиль, количество генеральных стилей, на их классификацию, в пособие включаются тексты, принадлежащие к шести основным стилям: деловому, научному, публицистическому, религиозному, обиходно-разговорному, а также представляющие язык художественной литературы .

Носители языка практически почти безошибочно определяют принадлежность каждого текста к тому или иному стилю. Исключение составляют пограничные явления, что не меняет общей картины. А это свидетельство того, что в каждом тексте обнаруживаются качества, благодаря которым можно отнести его к тому или иному дискурсу – сфере употребления с принятыми там принципами использования языковых средств, их речевыми значениями, которые могут не обнаруживать себя при употреблении в другом дискурсе – маркированном контексте .

Еще раз напомним, что тексты отбирались с учетом актуальности темы для той или иной сферы употребления, авторитетности печатного органа и автора, в которых структурные и языковые качества проявляли себя наиболее четко, что позволяло относить их к прототипическим, пригодным для цели обучения. Проверка надежности приемов анализа проводилась путем их применения к текстам отобранной группы .

Для выполнения заданий, включенных в данную часть пособия, необходимо учитывать основные характеристики стилей .

Официально-деловой стиль. Деловое общение протекает в ситуациях, предопределяемых законом или другими документами, носящими законодательный характер, общих для всех, вовлеченных в данную сферу общения. Это обстоятельство обусловливает «формулярный» характер речевого общения, который проявляется в возможности использования бланков, справок, образцов для составления того или иного типа текстов .

Документ – основной тип текста, имеющий юридическую силу в официально-деловой сфере. Он содержит информацию, выполняет регулятивную, организационную, воспитательную функции. Принято выделять официально-документальную и обиходно-деловую разновидности документов. К первой относятся официальные сообщения, вторая включает в себя служебную переписку и разного рода деловые бумаги. Форма документов унифицирована, многие из них содержат отдельные реквизиты, набор которых определяется видом и назначением документа. Обязательными качествами документа являются достоверность и объективность, точность, исключающая неоднозначное понимание текста, юридическая безупречность, лаконизм формулировок, стандартность языка при изложении типовых ситуаций общения, нейтральный тон изложения, соответствие нормам официального этикета .

Все указанные качества определяют структурные особенности текстов и отбор используемых здесь языковых средств. Более свободным в этом отношении оказывается деловое письмо, где допустимо проявление индивидуальных качеств общающихся. Но и здесь требуется соблюдение стандарта, представляемого обычно в пособиях по делопроизводству .

Особым видом документального общения являются консультации, оказываемые как в письменной, так и в устной форме, которые также имеют законодательную основу .

Научный стиль. Этот стиль включен в научную сферу человеческой деятельности, охватывает области общения, связанные с получением знаний, их представлением и распространением в обществе. Языковой базой стиля служат термины – слова – носители дефиниКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ций научных понятий. Научные тексты отражают, прежде всего, процесс получения нового знания в разных областях науки на фоне уже известных сведений, последние включаются в текст, подвергаются оценке, формируя базу исследования и позволяя выявлять актуальные проблемы – области неизвестного или ныне представляющегося недостаточно убедительным .

Взаимосвязь оценки старого и доказательства нового обусловливает сложность структуры научного текста, что требует подчеркнутой логичности повествования и ведет к поискам способов такой организации изложения, которая бы облегчала его восприятие. К ним относятся те средства, которые получили название метатек-стовых, надстраивающихся над основным содержанием текста и организующих его: указатели на порядок изложения (во-первых, наконец), на роль той или иной информации, входящей в текст (отметим особое значение…, заметим попутно), на источник информации (по наблюдениям…) и т. п. Таким образом, научный текст – это сложно организованное в смысловом отношении образование, обнаруживающее стремление его автора быть понятным своему адресату. По характеру адресата научные тексты делятся на собственно научные, учебно-научные и научно-популярные, что определяет их частные структурные и языковые особенности .

Публицистический стиль. Относясь к сфере официального общения, этот стиль изначально связан с письменной формой речи. Однако, не имея ограничений в тематике и ориентируясь на восприятие широкого круга читателей, он имеет сложную языковую структуру, тесно взаимодействуя со средствами устной речи. Эта особенность СМИ активно проявляется в наше время при расширении вовлеченных в их сферу мощных технических средств .

«Тексты массмедиа стали плавильным котлом, в котором сплавляются все [языковые. – К. Р.] формы и противопоставляются без особой зависимости от них виды общения, группировки их текстов» (Костомаров 2008: 45) .

«В условиях функционально-стилевого расслоения русского языка, когда языковое сознание общества нуждается в стиле, который манифестировал бы литературный язык в целом, язык СМИ и становится таким стилем, точнее, функционально-стилевым образованием. Для нашего времени язык СМИ – это “усредненный язык нации” (Н. И. Конрад), это модель литературного языка (Ю. Н. Караулов), объединяющая, синтезирующая функциональные стили, представляя их в новом качестве» (Солганик 2010: 23) .

Обратимся еще раз к высказыванию В. Г. Костомарова, подтверждающему уже распространенное мнение о том, что различия между стилями и стилевой принадлежностью текстов определяются «не системой и составом языка, а экстралингвистически – содержанием, мотивами, целями, обстоятельствами общения и характером общающихся» (Костомаров 2008: 43) .

Развивая это, в принципе, уже утвердившееся положение, Г. Я. Солганик пишет о роли СМИ в общем процессе языкового состояния следующее: «Язык СМИ – это своеобразный мост между национальным и литературным языком. В XIX и частично в ХХ веке литературный язык питали диалекты, городское просторечие, жаргоны. Посредником же этого взаимодействия выступал язык художественной литературы как наиболее влиятельный функциональный стиль. Именно он олицетворял для языкового сознания литературный язык и осваивал, “олитературивал” единицы нелитературных пластов национального языка, а также средства других функциональных стилей» (Солганик 2010: 23). Можно добавить, что именно поэтому язык художественной литературы, в котором «есть всё», и не включали в систему функциональных стилей .

Однако важно понять, что, используя самые разнородные языковые средства, публицистический стиль не теряет своего отдельного, присущего ему характера, скрепляя все употребляемые средства единой целевой направленностью – наделить их речевыми значениями, которые передадут социальную оценку сообщаемому. Это добавление существенно:

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

указывая на роль в восприятии и интерпретации текстов экстралингвистических факторов и противопоставляя их собственно языковым, Костомаров ограничивается рассмотрениями формальных качеств последних, тогда как наблюдение за семантикой языковых средств демонстрируют их способность видоизменяться в условиях стилевого контекста и, следовательно, участвовать в формировании смыслового поля стиля. Семантика языковых средств становится главным аспектом анализа текста, наиболее ярко это проявляется при анализе текста публицистического .

Отмеченные особенности языкового состава текстов нередко приводят и к отрицанию их жанровой специфики. Для ее защиты можно использовать приведенные выше аргументы, а наблюдения показывают, что доминанта информативности, аналитичности и «художественности» остается значимой для этих текстов.

На все жанровые формы распространяется общий функциональный принцип, заявленный еще Ломоносовым по поводу красноречия:

«…о всякой данной материи красно говорить, и тем преклонить другого к своему об оной мнению» (Ломоносов 1952: 89) .

Религиозный стиль с конца ХХ в. постепенно возвращает свои позиции в обществе, которые были утрачены в советское время, оказывая воздействие на языковое состояние общества. Главным жанром здесь является проповедь, то есть «речь священнослужителя, обращенная к прихожанам, обычно произносимая в храме и содержащая наставления и рекомендации верующим» (Скляревская 2000: 206). Сегодня проповеди печатаются с незначительной коррекцией в специальных изданиях. С ними патриарх постоянно выступает по телевидению, транслируются его речи при посещении святых мест. Художественная литература обнаруживает интерес к историко-религиозному сознанию (например, А. Иванов. «Летоисчисление от Иоанна»), что не может не найти отражения в ее языке .

Основу религиозной проповеди составляет двунаправленное сообщение, построенное с учетом христианского идеала. Это, как правило, изложение какого-либо библейского сюжета с дидактической адресованностью к современному человеку с его бедами, заботами, радостями. В таком тексте не только два сюжета, но и два говорящих голоса: Священное писание и проповедник. Все это создает особый текст, интегрирующий стилистические пласты языка, что служит утверждению незыблемых истин человеческого бытия. Структура церковного текста, его язык создают определенный тип функциональных разновидностей современного русского языка, вписывающийся в общую картину стилей .

Обиходно-разговорный стиль представляет собой сложнейшее явление, с трудом поддающееся лингвистическому описанию. Попытка представить стиль, ограничив его узкой сферой бытового общения и отделив таким образом от разговорной речи, оказалась несостоятельной: во-первых, бытовое общение современного человека тематически затрагивает все области его жизни, во-вторых, если даже разделить сферы бытового общения и устного официального/контролируемого, у них обнаружится много общих свойств. Таким образом, разговорная речь в сфере повседневного общения оказывается и «плавильным котлом», и «мостом» между литературным языком и языком национальным, с его просторечием, диалектами, жаргонами и даже арго. Это качество разговорной речи ставит много проблем ортологического характера, но не снимает вопроса о специфике разговорной речи и, соответственно, устных текстов. Под разговорной речью обычно понимают неподготовленную, спонтанную речь, проявляющуюся в условиях неофициального общения при непосредственном участии говорящих .

В качестве ее первого признака была выделена неполнота, обусловленная включением в процесс общения элементов ситуации, в которой оно осуществляется, а также наличием общего фонда знаний общающихся, если между ними существуют неформальные отношения. Другим признаком является наличие особых синтаксических конструкций, порождаемых непосредственным процессом речи-мысли: присоединения, сегментации, вопросноКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ответных построений, номинативных перечислений, комментирующих вставок, – а также особенностей словорасположения. Все они существуют при наличии специальных интонационных включений, которые вместе с жестами, мимикой (соматизмами) активно участвуют в формировании смысла устных текстов, его оценочных составляющих. Целостность сложных высказываний в устных текстах обеспечивается не употреблением смысловых союзов, а линейным перечислением компонентов благодаря их ассоциативным связям, включенности в общее семантическое целое – образ действительности. Разговорная речь обладает рядом моделей для номинаций окружающего предметно-событийного мира. Как и в современной публицистической речи, на базе устной формы и сниженного этического контроля устанавливаются непосредственные контакты с просторечием, жаргонами, арго, что нарушает чистоту литературного языка, устной формой которого разговорная речь является .

Устная речь существует в монологической и диалогической формах. Отношения между репликами диалогов определяются не только единством фактуальной информации, но и набором модус-ных значений: эмоциональным реагированием, характером отношений между говорящими и т. п .

Язык художественной литературы невозможно определить на уровне участия в нем формальных языковых средств. Сложность состоит и в том, что сам предмет художественной литературы не имеет общепризнанного определения. Может быть, пригодится определение, которое дается с позиций семиотики. Так, Ю. С. Степанов пишет: «…открывается возможность с помощью семиотики более точно определить понятие “художественная литература”… … Литературный дискурс семиотически может быть определен как дискурс, в котором предложения-высказывания и вообще выражения интенсионально истинны, но не обязательно экстенсионально истинны. Это дискурс, интенсионалы которого не обязательно имеют экстенсионалы в актуальном мире и который, следовательно, описывает один из возможных миров. Совокупность литературных дискурсов составляет литературу» (Степанов 1983: 23). Как видно, в данном определении ведущим признаком оказывается отсутствие у художественного высказывания прямой, непосредственной связи с действительностью (с экстенсионалами в актуальном мире), хотя по своему содержанию, той картине мира, которую создает автор (по своему интенсионалу), они должны быть истинны. Иными словами, в этом определении подчеркивается фикциональность художественного произведения, допущение художественного вымысла, что предоставляет автору большую свободу творчества (на это качество также обращает внимание Ю. М. Лотман) .

Приведем еще одно определение, которое предваряет лингвистическое исследование:

«Художественный текст представляет собой линейную последовательность (изображенных на бумаге) знаков – слов и предложений, на основе которой читатель реконструирует фикциональный мир, время и пространство, систему персонажей, сюжет – в сюжетном тексте, лирическое переживание и образ лирического героя – в тексте лирическом. Общеязыковые и индивидуальные способы организации этой последовательности, оформления ее начального и конечного элемента, установления ее связности, отношения между “рассказываемым” и “рассказыванием” в категориях времени, модальности и лица – предмет грамматики художественного текста» (Сидорова 2000: 9) .

Существует также определение, которое отмечает, в сущности, эстетическое начало такого текста. Оно базируется на положениях В. Изера, который в отношение «фиктивное – реальное» вносит третий компонент – воображаемое. Так, по его мнению, «фиктивное с той или иной точностью воспроизводит в тексте жизненную реальность, то есть дублирует ее, воображаемое не имеет конкретного соотнесения со сферой реальности – это сфера существования наших чувств и ощущений, которая выражается только всем множеством переносных значений (семантических преобразований)». Здесь «открываются границы семантической определенности словаря. Лексическое значение затемняется, чтобы высветить. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

другое, причем комбинация устанавливает такое соотношение фигурального и исходного, что возможно как отграничение словесных полей друг от друга, так и колебание точки зрения между ними» (Изер 2001: 194) .

Как видно, речь идет о тех семантических преобразованиях в слове, которые происходят в границах художественного текста под воздействием внесения в него «воображаемого»

как сферы чувств .

Итак, абсолютная индивидуальность художественного текста создается в результате того, что автор выбирает вариант организации сюжета, характера персонажей, их участия в событиях, которые происходят в определенном месте и времени, смен речевых форм повествования и нек. др. Очевидно, что в итоге сочетание всех этих компонентов, которое может быть представлено в категориях текстуальности, допускает такое разнообразие результатов или, точнее, осуществления замыслов, которое не может быть исчерпано .

И, соответственно, каждый такой текст будет требовать наблюдения, интерпретации того, как с помощью установленных связей каждый раз создается новый «возможный мир» – мир автора, стремящегося рассказать с его помощью о своем внутреннем мире – размышлений, эмоций, чувств .

Литература Векшин Г. К. Языки общения и функциональные стили (в их отношении к тексту) // Слово и контекст: Филологический сборник к 75-летию Н. С. Валгиной. М., 2002 .

Винокур Г. О. Избранные работы. М., 1959 .

Долинин К. А. Стилистика французского языка. 2-е изд. М., 1987 .

Изер В. Акты вымысла, или Что фиктивно в фикциональном тексте // Немецкое философское литературоведение наших дней. Антология. СПб., 2001. С. 186–217 .

Костомаров В. Г. Рассуждения о формах текста в общении. М., 2008 .

Ломоносов М. В. Краткое руководство к красноречию // Ломоносов М. В. Полн. собр .

соч. / Гл. ред. С. И. Вавилов и др. М.; Л., 1950–1983. Т. 7. 1952. С. 91–378 .

Сидорова М. Ю. Грамматика художественного текста. М., 2000 .

Скляревская Г. Н. Словарь православной церковной культуры. СПб., 2000 .

Степанов Ю. С. Альтернативный мир. Дискурс. Факт и принцип Причинности // Язык и наука конца 20 века / Под ред. Ю. С. Степанова. М., 1995. С. 35–73 .

Степанов Ю. С. В мире семиотики // Семиотика. М., 1983. С. 5–36 .

Тульчинский Г. Л. Текст как интонированное бытие или инорацио-нальность семиотики // Философия языка и семиотика / Под общ. ред. А. Н. Портнова. Иваново, 1995. С .

44–52 .

Фатеева Н. А. Синтез целого: На пути к новой поэтике. М., 2010 .

Функциональный стиль // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М. Н. Кожиной. М., 2003. C. 581–583 .

1.1. Официально-деловой текст В качестве текста из сферы официально-делового общения рассмотрим деловое письмо. Автор такого текста, с одной стороны, располагает достаточной свободой в использовании языковых средств (так что письмо отражает личностный характер общения адресанта и адресата), с другой – строит свое высказывание по определенной модели, характерной для жанра .

1. Прочитайте текст и отметьте его характерные структурные черты как объекта, принадлежащего официально-деловому стилю, указывающие на установку автора на характер общения с адресатом .

Текст 1 РУСЛАНДИЯ

ПОЛЯРНЫЕ ЗОРИ

ОТЕЛЬ

–  –  –

Вынуждены сообщить Вам, что по причинам, изложенным ниже, наша компания вынуждена отказать Вам в проведении на территории нашей гостиницы выставки «Просроченное», подготовленной Вами .

Приносим извинения за организационные и моральные издержки, понесенные Вами и художниками, участвующими в выставке .

Не опровергая предварительное устное согласие и одобрение идеи выставки, наша компания, тем не менее, не в состоянии – по юридическим и материальным соображениям – компенсировать Вам и участникам выставки материальные потери .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Для обсуждения будущей выставки созывалось специальное совещание руководящих работников компании, на котором были высказаны следующие основные причины невозможности проведения выставки «Просроченное»:

1. Согласно исследованиям, наши клиенты, как правило, люди с консервативными взглядами, у которых радикальное искусство современных художников вызвало бы резкое отторжение. Наша компания, заботящаяся о психологическом комфорте клиентов, не может себе такого позволить .

2. Предложенный вариант написания названия выставки (с измененной формой написания второго «о»), предполагающий двусмысленное прочтение, в котором заключается одна из идей выставки, не укладывается в респектабельный стиль, которого придерживается наша компания .

3. Некоторые работы (например, «Веру, Надежду, Любу» группы «Зондер») не только сомнительны с этической точки зрения, но и неприемлемы в аспекте общегосударственной борьбы с разжиганием национальной и религиозной розни .

К сожалению, на совещании было принято решение об окончательном отказе от идеи проведения выставки «Просроченное», т. е. без дальнейших переговоров о возможности компромиссов .

С наилучшими пожеланиями, Старший менеджер Казаченок Е. Н. по работе с клиентами

2. Анализируем начало письма .

а) Что должен понять адресат, прочитав первые два слова текста? О какой интенции адресанта свидетельствуют эти слова?

б) Подчеркните предикаты первого предложения и прокомментируйте их значение, имея в виду намерение говорящего сообщить как о предмете речи, так и о значимой форме сообщения .

в) В какой форме в рамках первого абзаца реализуется установка адресанта на сообщение о собственной ответственности за отказ?

3. Анализируем основное содержание письма (это часть письма, в которой содержится аргументация) .

а) Опираясь на сделанный вывод (предыдущее задание), выскажите свое мнение о цели подробного изложения причин отказа, обозначив содержание каждого пункта в форме тезиса .

б) О какой интенции автора текста позволяет говорить эта часть письма?

4. Анализируем завершение письма .

а) Что является главным в этой части: введение новой информации или сообщение о позиции адресанта? Меняется ли, с вашей точки зрения, речевое значение форм вежливости начала текста и его конца? Какую интенцию воплощает вводное слово в завершающей части текста?

б) В двух словах сформулируйте тот смысл, который передается последним абзацем текста. Можно ли говорить еще об одной интенции автора, или в данном случае перед нами еще один случай реализации уже названной вами ранее интенции?

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

в) Принимая во внимание содержание последнего абзаца, используя языковые клише текста, сформулируйте главную идею письма и, соответственно, главную установку текста .

5. Перечислите все интенции анализируемого текста. Укажите средства речевого воплощения интенций .

6. Представьте себя на месте адресанта письма в сложившейся ситуации. Напишите свой вариант письма, если у вас такие интенции:

• сообщение о неприятной новости;

• скрытое удовольствие от необходимости отказать;

• информирование о невозможности компенсации;

• демонстрация резкого неприятия концепции в целом с целью избежать дальнейших переговоров .

Возможно ли написать строгое официальное письмо, руководствуясь перечисленными интенциями?

1.2. Научный текст Обратимся к фрагменту диссертации. Как образец научного текста, этот фрагмент содержит большое количество терминов, посвящен оценке прежде собранных сведений и формирует часть базы собственного исследования автора .

1. Прочитайте фрагмент диссертации. Отмечайте особенности текста (принадлежащего научному стилю), на которые вы обращаете внимание по мере чтения .

Текст 2 Г. Г. Матвеева

СКРЫТЫЕ ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЗНАЧЕНИЯ

И ИДЕНТИФИКАЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО

ЛИЦА («ПОРТРЕТА») ГОВОРЯЩЕГО

–  –  –

2. Отечественные и зарубежные концепции речевого воздействия как объяснительного механизма речевого общения В речевом общении коммуникантов в момент общения важную роль играют коммуникативные задачи, цели, мотивы, намерения, результаты, интенции, воздействия (А. Н. Леонтьев, 1977; Е. Ф. Тарасов, 1979; 1983а; П. В. Симонов, П. М. Ершов, 1984). Эти мыслительные операции являются поводом для речевого поступка и явно имеют психологическое происхождение (П. М. Коржинек, 1967, с. 321; О. Каде, 1978, с. 77). Поскольку они играют ведущую роль в речевом поведении конкретного автора конкретного текста в конкретной ситуации речевого общения, то представляют несомненный интерес и для прагмалингвистики .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

В общении, наряду с познанием и трудом, формируется личность (Общая психология, 1973, с. 119). Реализация задач общения осуществляется с помощью языковых текстов. Л. П. Якубинский (1986, с. 17) считал язык разновидностью человеческого поведения, которое, в свою очередь, распадается на факт психологический (биологический) и факт социологический, В. В. Виноградов (1963, с. 6) выделяет такие общественные функции языка, как общение, сообщение и воздействие. Нам представляется справедливой мысль о том, что при помощи языка люди не просто информируют друг друга, но и регулируют свои социальные отношения. Поэтому тексты, которыми люди обмениваются в процессе общения и которыми они пользуются как единицами общения, выполняя функцию сообщения, одновременно являются воздействующими, регулирующими поведение коммуникантов. Сообщая, мы воздействуем, а воздействуя, сообщаем .

А. Р. Лурия считал регулирующую, или прагматическую, функцию слов очень существенной несмотря на то, что она долгое время игнорировалась (А. Р. Лурия, 1979, с. 119). В работе В. Ф. Поршнева эта функция называется наиболее существенной из средств регуляции человеческого поведения. Открытая Л. С. Выготским, она, по мнению В. Ф. Поршнева, существовала некогда сама по себе в чистом виде еще до того, как в эволюции человека над ней надстроились другие функции – информации, обмена опытом (В. Ф. Поршнев, 1974, с. 408– 409). В работе Н. Р. Althaus и Н. Hennne (1972, S. 300) прагматический аспект называется вообще вездесущим. Однако, как показывает анализ литературы, исследовать его начали совсем недавно – с 60-х годов .

2. Прочитайте название диссертации, заголовок первой главы, название самого фрагмента. Определите, что их связывает, затем по данным этих названий оцените степень очевидности нахождения предложенного фрагмента в исходной части первой главы диссертации, помня о программирующей роли начала повествования. Как вы думаете, почему научные исследования строятся именно по такой модели?

3. Проанализируйте начальные фразы первого и второго абзацев, установите:

• как они связаны между собой;

• как связаны с той общей темой работы, которая заявлена в ее названии;

• какую роль они выполняют в указании на главную цель исследования .

4. Насколько соответствует структура данного текста нормативному делению текста на абзацы? О чем это свидетельствует?

5. Выпишите основные тезисы автора, которые есть в приведенном фрагменте .

Чем автор обосновывает справедливость своих идей?

6. В тексте содержатся ссылки на труды русских и иностранных исследователей, указываются время и место их издания, страницы. Отметьте в следующем перечне мотивы и цели обращения автора научного текста к цитированию:

• продемонстрировать свое знакомство с этими трудами;

• придать большую достоверность своей работе;

• указать на последние достижения в изучаемой области;

• доказать актуальность рассматриваемой проблемы;

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

• убедить читателя в своей правоте;

• сформировать исходную базу исследования .

7. В тексте присутствуют высказывания, содержание которых может быть передано следующим образом:

Речевое общение осуществляется коммуникантами;

Для речевого общения важны цели, задачи, мотивы и интенции коммуникантов;

Все эти факты представляют интерес для прагмалингвис-тики;

Прагматические функции долгое время игнорировались .

Какие из использованных здесь терминов имеют иностранное происхождение?

Какие русские аналоги для них вы могли бы предложить? Почему, по вашему мнению, в данном тексте используются приведенные термины?

8. Посмотрите на записи, которые вы сделали, отвечая на предыдущие вопросы .

Отвечая на следующие вопросы, сформулируйте главные интенции автора текста, отразившиеся в данном фрагменте .

а) С какой целью автор сообщает несколько идей, доказывает их обоснованность и приводит читателя к выводу – заключительной фразе?

б) Зачем автор сообщает фамилии своих коллег и предшественников и годы публикации их работ?

в) Какое ощущение, переходящее в убеждение, складывается у читателя благодаря приведенным иностранным фамилиям, большому количеству ссылок, строгому соответствию текста стандартам научного стиля?

9. Перечислите три основные интенции автора, о которых можно говорить после прочтения приведенного выше фрагмента текста. Укажите способы воплощения этих интенций .

10. Предложите свои способы воплощения названных интенций в научном тексте .

–  –  –

МУЗЕЙ ДОВОЛЬНО ОСТРОГО МГНОВЕНЬЯ

Григорий Ревзин о Музее В. В. Маяковского Поэты, увы, в материальном мире не оставляют по себе достаточных свидетельств присутствия – города, улицы и комнаты остаются после них такими, как будто ничего не случилось ни по случаю их прихода в мир, ни ухода. Музей поэта обычно выглядит как его архив, расположенный в квартире, и, приходя, испытываешь чувство неловкости, будто явился в гости, когда хозяин ушел, да еще просматриваешь его бумаги .

В Москве есть хорошие музеи, а есть один гениальный. Маяковского .

Это единственный в мире музей про то, как поэзия трансформирует физическое пространство .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Музей – четыре этажа тотальной инсталляции. Придумали ее архитектор Андрей Боков и художник Евгений Амаспюр по программе, написанной Тарасом Поляковым. Пространственно их вел Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке: как и там, вы поднимаетесь на четвертый этаж (только лестницей, а не лифтом) к комнате поэта и потом широкими пандусами спускаетесь обратно, проходя через различные миры .

Художественно их вело искусство русского авангарда14 1920-х. Музей членится на зоны, последовательно представляющие детство Маяковского в Кутаиси, его пребывание в Бутырке, учебу в Училище живописи, ваяния и зодчества, дореволюционную поэзию, войну и потом – выше – советские 13 лет, и каждая из этих зон сделана так, будто бы… Будто бы, во-первых, на каждую из тем была сделана авангардная картина в 1920-х годах Родчен-ко15, Лисицким16 или Поповой17. Во-вторых, все они дожили до послевоенного времени и вместо картин делали уже инсталляции18, сохранив при этом свой индивидуальный почерк. В-третьих, они видели, как появились дадаизм19, новая вещественность20, сюрреализм, концептуализм, даже отчасти безвкусный постмодернизм21, и все это они в себя вобрали, все равно оставшись при этом самими собой. Это некая параллельная история: в этом музее дело выглядит так, будто русский авангард вовсе не прекратился в 1930-м, но продолжал себе жить как мощное мировое художественное течение вплоть до 1989 года .

Сделано это едва что не изумительно. В музее отменены вертикаль и горизонталь, предметы – стулья, столы, водосточные трубы, штыки, бюст Ленина – реалии стихов Маяковского – плавают в невесомости, будто морфемы в смысловом поле, еще не скрепленные грамматикой и синтаксисом высказывания. Силу тяготения заменяют пространственные линии – строчки, которые ухватывают смыслы и выстраивают из них пространство так, как строится стих. Естественно, все получается лесенкой, лестница оказывается главным формообразующим принципом всего музея, и там такое ощущение, что ты всегда оказываешься не на полу, не в коридоре или комнате, но на ступени. При этом несущие конструкции Русский авангард – общий термин для различных течений в искусстве России конца XIX – первой трети ХХ в .

Эти направления иногда объединяются под названиями «модернизм», «новое искусство», «левое искусство», «футуризм»

и некоторыми другими. Авангард понимается как новаторские явления, порывающие с классической преемственностью в литературе и искусстве, общим принципом выступает сочетание деструктивного и созидательного начал .

Родченко Александр Михайлович (1891–1956) – художник, дизайнер, ему принадлежат исключительные достижения в области фотографии, один из лидеров русского авангарда .

Лисицкий Лазарь Маркович (1890–1941) – одна из центральных фигур русского авангарда, художник, архитектор, теоретик визуальной культуры, член группы «Новое искусство». В начале Великой отечественной войны создает ряд патриотических плакатов .

Попова Любовь Сергеевна (1889–1924) – художница русского авангарда (от сезаннизма до конструктивизма), живописец, график, дизайнер .

Инсталляция – вид визуального искусства, который появился во второй половине ХХ века; пространственная композиция, созданная из различных элементов (предметов) и представляющая собой единое целое .

Дадаизм – (фр. dada – «бессмысленный детский лепет») направление, которое возникло как реакция на последствия Первой мировой войны, подчеркнувшей бессмысленность человеческого существования. Главная мысль сводилась к отрицанию канонов, разрушению эстетики, иррациональности. Дадаизм считают предшественником сюрреализма, который отличается использованием аллюзий и парадоксальных сочетаний форм .

Новая вещественность – художественное направление, участники которого пытались на общем фоне модернизма вернуться к позитивной и конкретной реальности .

Постмодернизм – отражение механизма смены одной культурной эпохи другой и попытка посмотреть на свое время сквозь призму традиционной культуры .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

лестниц как будто поставлены не прямо, не под 90 градусов, а косо, веером, как проходит косой дождь .

Все это будто постоянно движется, куда-то падает, колышется, и есть только одно место во всем этом бурном становлении пространства, которое совершенно спокойно, жестко, статично и симметрично. От него, собственно, и расходятся все линии – или, точнее, к нему и сходятся .

Это комната Маяковского, единственное историческое место в этом музее .

Как в русском конструктивизме вообще, тут приняты очень конкретные, вещественные метафоры, комната буквально превращена в «комнатенкулодочку», где он «проплыл три тыщи дней», – она плывет через эту инсталляцию. Прожил – и застрелился. Это в каком-то смысле не вполне музей восхождения к самоубийству – и в этой точке вся экспозиция вдруг становится не последовательно изложенной биографией поэта, рассказанной языком авангардной инсталляции, а миром в момент взрыва в мозгу, когда остатки смыслов и слов разлетаются во все стороны, теряя связи друг с другом и пространством. Музей одного, довольно острого мгновения .

1. Каким образом в заголовке сообщается о теме текста и об отношении автора к предмету сообщения?

2. Анализируем начало текста .

Начальный компонент текста может быть экспозицией, которая еще не начинает повествование, но подготавливает его, представляя своего рода «исходный пункт», или завязкой – непосредственным вхождением в тему. Определите, чем является первый абзац текста, и аргументируйте свой ответ. С какой целью автор прибегает к использованию такого компонента текста? Для ответа на этот вопрос обратите внимание на языковые средства, связанные с выражением авторского отношения к теме и к читателю .

3. Прочитайте первый абзац еще раз и обратите внимание на грамматические особенности .

а) Что вы можете сказать об использовании междометия увы в этом контексте?

б) Как вы можете прокомментировать формы глагола в последнем предложении абзаца?

в) С какой целью адресант так организует первый фрагмент?

4. Анализируем основной тезис статьи .

а) Прокомментируйте синтаксическую организацию второго абзаца .

б) Является ли нормативным словоупотребление автора «музей про то…»? Попробуйте передать смысл этого выражения нормативным образом .

в) Зачем автор использовал свою конструкцию?

5. Анализируем основной текст .

а) Есть ли в основном тексте проявления тех же интенций, на которые вы уже указали?

б) В какую группу слов можно объединить значительное количество слов, использованных в третьем абзаце? В четвертом абзаце?

в) О какой интенции автора можно говорить в таком случае?

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

6. Намерение, выраженное в третьем абзаце текста, предсказуемо: музей надо описать. Разделите этот абзац на тематические части, каждая из которых отвечает своей целеустановке (микроинтенции, тактическому ходу). Для того чтобы уточнить некоторые понятия и вспомнить имена художников, прочитайте комментарий .

7. Просмотрите весь текст и подчеркните в нем слово комната, определите значения контекстных употреблений этого слова. Расскажите о своем представлении того, каким намерением руководствовались авторы экспозиции при ее создании .

8. Какой установки автор придерживался при описании музея Маяковского?

Начните с первой фразы текста .

9. Перечислите интенции, которые вы выделили благодаря анализу предложенного фрагмента статьи .

10. Убедил ли вас автор в том, что необходимо посетить музей Маяковского? Объясните вашу позицию. Предположите, какие иные пути реализации глобальной интенции публицистического текста могли бы произвести на вас более сильное впечатление .

11. Творческое задание. Напишите такой текст о музее (памятнике, памятном месте), благодаря которому люди захотели бы побывать в этом месте. Постарайтесь использовать возможности убеждения читателя, выявленные при анализе текста Г. Ревзина .

1.4. Религиозный текст Вашему вниманию предлагается проповедь митрополита Су-рожского Антония, произнесенная в Лондоне 1 мая 1994 г. Перед чтением вспомните об особенности проповеди как текста. Это двунаправленное сообщение. В этих текстах обязательно присутствует неопределенность референции; используются неизвестные среднему носителю современного русского языка слова, выражения и конструкции. Всегда присутствует некоторая расплывчатость понятий, которая позволяет избежать однозначной интерпретации. При необходимости обратитесь к комментарию .

Текст 4 Антоний, митрополит Сурожский

НА РУКАХ ЕГО – РАНЫ ОТ ГВОЗДЕЙ

Христос воскресе!

Мы празднуем сегодня день Воскресения Христова, день победы Божией не только над смертью, но и над злом. Но эта победа была одержана не Одним только Богом. Сын Божий, ставший Сыном Человеческим, одолел зло как Человек Своей Божественной силой. Через воплощение Бог Свое человечество, наше человечество употребил и удостоил участия в этой борьбе. Каждый из нас является частицей тела Христова, каждый из нас призван, подобно Христу, участвовать в спасении мира и в победе над злом. Поэтому станем ликовать не только о любви Божией, о Его милости, о величии Бога, о Его щедрых дарах, – станем ликовать и о том, что мы, в своем человечестве, способны так соединиться с Богом, что в нас и через нас зло может быть сокрушено, – не только наш личный грех, не только наша немощь, но и «лукавый», искуситель, тот, который в пустыне. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

–  –  –

2. Прочитайте первое предложение. Какое слово должно быть произнесено с фразовым ударением? Как это слово связано с названием и приветствием? Почему проповедник начинает развивать свою мысль именно с этой темы? Как эта тема продолжает развиваться в первом абзаце? Какое слово показывает на развитие этой темы?

Труд Христа (в христианском дискурсе) – страдания Христа на Голгофе, искупающие грехи мира .

Страсти – страдание, мучение, телесная или душевная боль. В христианстве используется для обозначения подвига мученичества (Страсти Христовы, страсти святых мучеников) .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

3. Какое другое слово настойчиво повторяется в первом абзаце? Каким образом оно связано с ликованием? Какие слова в абзаце семантически связаны с этим словом, называя действия участников процесса? Есть ли замысел проповедника в том, что глагол используется по отношению к разным субъектам действия?

4. Какое из ключевых слов первого абзаца повторяется во втором? Какую мысль хочет передать слушателям проповедник?

5. Какое слово, выделенное уже вами выше, начинает активно использоваться автором во втором абзаце? Какое лексико-семантическое поле вокруг него выстраивается в этом абзаце? Зачем проповедник соединяет это поле и поле «победа»? Как и зачем характеризует проповедник победу?

6. Какие слова повторяются в третьем абзаце? Какого эффекта достигает автор этим приемом? Как раскрывается здесь связь между «победой» и «призывом»?

7. Каким образным рядом завершается проповедь? Зачем?

8. Напишите ряд интенций, которые были выделены вами в результате размышления над заданными вопросами .

1.5. Текст разговорной речи Для анализа текста, принадлежащего этому стилю, мы приведем запись непринужденного диалога между студентами. Вспомните ряд качеств разговорной речи, которые упоминались (см. предисловие к части 2); перед чтением записи постарайтесь предположить, как будут проявляться модусные значения, которые определяют отношения между репликами в обиходно-разговорном диалоге .

Текст 5

РАЗГОВОР МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ

–  –  –

2. Почему заканчивается коммуникация?

3. Проследите за речевой партией каждого участника и сформулируйте соответствующие интенции .

4. Пофантазируйте и напишите, как мог бы развиваться этот разговор при наличии следующих интенций: а) интенция А. – «понравиться Б.»; б) интенция Б. – «узнать научное определение термина»; в) интенция В. – «поддержать А.» .

1.6. Художественный текст Обращаясь к художественному тексту, вспомните о его специфике и будьте готовы к тому, что ваше восприятие произведения и, соответственно, его интерпретация могут не совпадать с тем, что предложено ниже как возможный вариант ответа. Постарайтесь проследить за тем путем, который предложен здесь как способ выявления авторских интенций;

формулировка же сути высказывания автора – несколько иная исследовательская задача .

Текст 6 И. С. Тургенев МНЕ ЖАЛЬ…

–  –  –

Февраль 1878

1. Перед нами – стихотворение. Как вы думаете, какая интенция является ведущей в этом произведении: передача мысли, чувства, информации?

2. Хотя жанр текста – стихотворение, но написано оно в прозе. Как это, скорее всего, изменит форму выражения интенции автора? Он будет склонен усиливать скорее рациональную или образно-ассоциативную составляющую?

3. Как вы сами продолжите предложение, начатое словами «Мне жаль…»? Какое чувство выражает человек, говорящий подобные фразы? Чем может быть вызвано это чувство? (Попробуйте сформулировать ответ на второй и третий вопросы в форме определения значения слова для человека, который этого слова не знает – для иностранца или ребенка.)

4. Как можно охарактеризовать те объекты жалости, которые приводятся в каждой фразе (дети и старики, несчастные и счастливые и т. д., а также победоносные вожди и художники)? С какой целью автор объединяет эти объекты в своих фразах?

5. Чем заканчивает автор фрагмент текста, посвященный описанию жалости?

Какое новое ощущение передает автор этими фразами?

6. В. И. Даль так определяет скуку: «Тягостное чувство от косного, праздного, недеятельного состояния души; томление бездействия». В этом ли значении использует автор стихотворения слово скука?

7. Как вы понимаете в рассматриваемом контексте фразу Ниже спуститься человеку нельзя? Автор порицает факт жалости и скуки или указывает на боль, которую эти чувства вызывают?

8. В 590 году папа Григорий Великий составил список качеств человека, который вошел в историю культуры как семь смертных грехов, среди этих грехов есть зависть (Смертный грех [2011]). Как вы думаете почему?

9. Разделяет ли лирический герой стихотворения позицию папы Григория Великого и его последователей? Зачем он сообщает об этом читателю?

10. Можно ли сказать, что в стихотворении три разных чувства (жалость, скука, зависть) определенным образом связаны?

11. Какое чувство испытывает читатель по отношению к лирическому герою по мере развития текста?

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

12. Камень – символ «стабильности, продолжительности, надежности, бессмертия, бесчувствия, нерушимости, вечного, сцепления, неуничтожимости высшей реальности. Камень – статичная жизнь» (Словарь символов [б. г.]). Какая из возможных сторон символа актуализируется в последней фразе?

13. С какой целью автор текста в последней фразе актуализирует эту сторону символа «камень»?

14. Как можно описать общую интенцию автора стихотворения в прозе «Мне жаль»?

15. Каким образом композиция текста помогает понять интенцию автора?

16. Вспомните строки С. Есенина:

–  –  –

Совпадают ли интенции Есенина и Тургенева, когда они пишут стихотворения о жалости и ее отсутствии? Какая интенция и какое ее воплощение кажутся вам более понятными и близкими?

17. Русская пословица напоминает: «Злой плачет от зависти, дарит от жалости» (В. И. Даль). Помогает ли эта народная мудрость лучше понять интенцию И. С. Тургенева?

18. Творческое задание. Какими другими способами можно воплотить основную авторскую интенцию, о которой шла речь выше («воззвать к эмоциональной стороне личности читателя»)? Предположите, как может быть реализована подобная интенция:

• в стихотворении;

• песне;

• частушке;

• анекдоте;

• тосте;

• комплименте .

Предполагаемые ответы

1.1. Официально-деловой текст

1. Характерные структурные черты – наличие реквизитов, характерное четкое пространственное членение текста, пронумерованная рубрикация, обращение и подпись с указанием должности автора. Цели автора: установить деловые отношения, задать официальный характер общения .

2. а) Адресат должен понять, что ему отказывают. Интенция – отказ .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

б) Предикаты: Вынуждены сообщить, вынуждена сказать. Тема текста и предмет речи – отказ от прежней договоренности и достаточно вежливая форма сообщения о нем .

Форма предиката показывает на воплощение интенции в форме делового письма .

в) Выбрана форма Приносим извинения вместо просим извинения или даже извините – более вежливая форма извинения; автор письма сообщает о том, что компания не берет на себя обязательства компенсировать материальные потери .

3. а) Основная цель адресанта – демонстрация того, что художники сами виноваты в сложившейся ситуации: радикальное искусство вызывает отторжение со стороны клиентов, название и содержание выставки выходит за рамки респектабельного стиля, некоторые работы вызывают неприятие по эстетическим и политическим соображениям. Причины отказа приводятся с целью обосновать свое решение, показать серьезность данного документа, по возможности тактично показать адресату его возможные ошибки .

б) Интенция: аргументировать отказ, дать совет адресату в тактичной форме .

4. а) Главное для адресанта здесь – сообщение о своей позиции. Формы вежливости во всем тексте носят скорее ритуальный, чем личностный характер. К сожалению – этикетная форма выражения, поэтому нельзя говорить о настоящих чувствах адресанта. Однако в любом случае адресант желает остаться в рамках делового этикета, предписывающего почтительность к партнеру. То же значение имеют и другие подобные этикетные формы .

б) Смысл последнего абзаца: «мы вам отказываем, больше не просите». Это вариант уже названной интенции .

в) Главная идея автора письма: несмотря на предварительное устное согласие, в проведении выставки отказываем и компенсации за отказ не предоставляем (бескомпромиссный отказ от устного соглашения) .

5. В письме реализованы следующие интенции:

• сообщение о неприятной новости: Вынуждены сообщить вам;

• извинение: Приносим извинения;

• информирование: Не в состоянии компенсировать потери;

• сообщение об окончательности отказа;

• объяснение: аргументация отказа;

• демонстрация вежливости: К сожалению, с наилучшими пожеланиями .

Доминанты речевого воплощения интенции в официально-деловом тексте:

• использование этикетных формул и клише;

• формы предиката .

1.2. Научный текст

1. Особенности текста:

• четкая рубрикация;

• обилие назывных предложений;

• использованы простые предложения, осложненные различными способами;

• много скобочных пояснительных конструкций;

• авторское «мы»;

• предложения связаны между собой средствами связи, передающими логику автора .

2. Во всех заголовках присутствуют словосочетания, указывающие на главное направление исследования: идентификация лица говорящего, диагностирование личности по тексту, механизм речевого общения; данный отрывок обращен к представлению и оценке уже имеющихся исследований в данной области. Четкая рубрикация с помощью графического. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

воплощения помогает воспринять логичность и последовательность изложения материала .

Читатель должен настроиться на восприятие логично построенного текста, апеллирующего к рациональной стороне личности читателя .

3. Оба абзаца посвящены выяснению обстоятельств, способствующих речевому общению. Общая тема: для речевого общения говорящему важно представлять цели, мотивы, намерения, результаты, интенции, воздействия, развитие же умения их ясного представления формирует личность, в конечном счете – социальное лицо говорящего .

Начальные фразы каждого абзаца напоминают читателю о логической структуре работы: говорим о речевом общении (собственно текстовый фрагмент) в рамках речевого общения как отражения личности (параграф) для возможности диагностирования (глава) с целью составления социального портрета (диссертация в целом) .

4. Первый абзац посвящен перечислению различных мыслительных операций и указанию на фамилии ученых, эти операции изучавших. Во втором абзаце речь идет о функциях языка и текста, важных с точки зрения поставленной автором цели. Новый абзац сигнализирует о смене темы и точки зрения автора, что характерно для научного стиля речи .

5. Основные тезисы автора:

а) мыслительные операции являются поводом для речевого поступка и имеют психологическое происхождение;

б) язык – разновидность человеческого поведения;

в) при помощи языка люди информируют друг друга и регулируют свои социальные отношения;

г) сообщая, мы воздействуем, а воздействуя, сообщаем;

д) прагматический аспект исследовать начали совсем недавно – с 60-х годов .

Автор обосновывает свои положения ссылками на авторитетных ученых .

6. Все указанные мотивы возможны, и обоснованно о реальном присутствии каждого можно было бы говорить, анализируя целый текст диссертации .

7. Коммуниканты – участники общения. Интенции – цели, намерения. Прагмалингвистика – область лингвистических исследований, посвященных изучению отношения говорящего к языковым средствам, их выбору и организации в речи. Русские аналоги достаточно часто используются в научном тексте как объясняющие синонимы; обращение к международным терминам определяется характером науки, стремящейся к владению достоверным знанием вне зависимости от того, где и кем оно получено .

8. а) автор хочет доказать правильность своих тезисов с помощью обращения к авторитетам и благодаря логичному построению текста;

б) автор сообщает фамилии и года публикаций для придания большей достоверности своей работе;

в) читатель убеждается в правоте автора .

9. Интенция «Убеждение в правильности своей позиции» воплощено следующим образом:

• сообщение идей;

• доказательство идей;

• подведение читателя к последней фразе .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Интенция «Информация и просвещение» воплощена путем помещения тезисов в контекст научных исследований (приведены фамилии, годы) .

Интенция «Доказательство своей компетентности» и тем самым доказательство идей воплощены следующим образом:

• использование иностранных фамилий в оригинальном написании;

• насыщенность ссылками;

• соответствие стандартам научного стиля .

Подведение читателя к последней фразе реализуется с помощью композиции текста .

Таким образом, можно сказать, что доминантой воплощения интенции автора в научном тексте являются особенности структуры и организации текста. Главное в научном тексте – высказать мнение и доказать его. Соответственно, поиску этих доминирующих интенций и должен быть посвящен анализ .

1.3. Публицистический текст

1. Тема – представление музея. В заголовке музей занимает ключевую позицию (это форма им. пад.), а зависимые от него слова создают интригу, так как читатель сам не может понять их значения по отношению к музею. Отношение автора может быть определено поразному, вот два из возможных вариантов:

а) пока еще неспособность или нежелание автора в рекламных целях точно определить характер музея, о чем свидетельствует слово довольно, а также использование сочетания острое мгновение, которое вступает в противоречие с понятием музея – того, что призвано увековечить событие или имя;

б) автор высоко оценивает деятельность создателей музея, которые показали хрестоматийного персонажа как живую личность в различные периоды его жизни (сделали явными различные острые моменты его жизни), что позволяет и посетителю ощутить достаточно (довольно) сильные эмоции .

2. Это экспозиция, так как в ней говорится о поэтах вообще и их музеях, даже в предложении со словом поэт в ед. ч. присутствует слово обычно, что не соответствует обещанной в заголовке теме. Экспозиция нужна для продолжения экспликации цели, намеченной в заголовке, – сообщить о чем-то неожиданном, напоминая о привычном. Напоминание осуществляется путем использования обобщенно-личных предложений (испытываешь чувство неловкости, просматриваешь его бумаги), цель которых – выразить уверенность в том, что у автора и читателя есть одни и те же знания и они испытывают те же чувства .

3. а) Междометие увы, как и все, характеризует устную речь, в письменном тексте обычно используется для имитации непринужденного личного общения .

б) Два последних предиката стоят в форме 2-го л. ед. ч., организуя определенно-личные предложения. Предложения такого типа обычно встречаются в текстах, адресованных конкретному читателю, так как подразумевают личный контакт между коммуникантами .

в) С помощью подобной организации первого фрагмента автор имитирует непринужденный диалог с читателем, проходящий в устной форме .

4. а) Во втором абзаце мы видим пример экспрессивной синтаксической организации – парцелляцию. С помощью этого риторического приема автор выделяет нужную часть информации, привлекая к ней особенное внимание читателя. Прием характерен для публицистического текста .

б) Музей про то… – не общеупотребительное словосочетание. Возможные и часто употребимые в подобных случаях варианты: В этом музее посетитель может понять, как… или Создатели этого музея хотели передать посетителю идею о том, что… Конструкция. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

автора позволяет ему привлечь внимание читателя к важному смысловому акценту (далее следует основной тезис статьи) и лаконично передать нужное содержание .

5. а) Опять встречаются глаголы в форме 2-го л. ед. ч. (имитация непосредственного разговора с хорошо знакомым человеком), разговорные слова и выражения (некая история, дело выглядит так, продолжает себе жить, едва что не изумительно, многочисленные неопределенные местоимения, не вполне музей). Синтаксис предложений в третьем абзаце имитирует спонтанный устный монолог (каждая из этих зон сделана так, будто бы…; вопервых…) .

б) В третьем абзаце множество слов называет направления в искусстве, принадлежит соответствующей тематической группе. В четвертом абзаце есть лингвистические термины, есть слова, которые могут войти в группы «архитектурная композиция» или «текстовая композиция» .

в) Автор хочет сообщить читателю о важных концептуальных смыслах, которые он увидел в описываемой экспозиции музея, поэтому использует терминологически точные выражения .

6. Выделяется три части: 1) создатели музея, 2) движение посетителя при осмотре, этапы жизни поэта, 3) время жизни поэта в искусстве и творческое продолжение традиций его времени .

7. Обычная комната, хотя там жил поэт; комната поэта; комната как ступень (лестницы); комната как «комнатенка-лодочка, где он проплыл три тыщи дней». Судя по описаниям автора текста, авторы экспозиции представляют историю жизни поэта на фоне его эпохи: атмосфера культуры 10–20-х годов ХХ века, сложность отстаивания принципов своей совершенно новой поэтики, неустроенный быт и многое другое, что и представляло мир в момент взрыва в мозгу (создавая довольно острое мгновение) .

8. Поэты не оставляют свидетельств присутствия – начиная текст таким образом, автор хочет не только и не столько описать музей, сколько опровергнуть это тривиальное представление: поэты, по мнению автора, формируют культуру своего времени, в том числе и в пространстве, предопределяя ее дальнейшее развитие, даже если за это приходится расплачиваться собственной жизнью .

9. Интенции: создать впечатление непринужденной личной беседы хорошо знакомых людей, привлечь внимание читателя к нужным словам/смыслам, сообщить о важных идеях .

Глобальная интенция – побудить читателя посетить музей .

Доминанты воплощения интенции автора в публицистическом тексте:

• использование риторических возможностей синтаксиса;

• использование нестереотипных словосочетаний .

1.4. Религиозный текст

1. Название сообщает, что речь пойдет о страданиях Христа на кресте. Вводятся темы:

Христос, Голгофа, действия человека (так как гвозди вбивали люди). Для выявления коннотаций обратимся к подчеркнутым автором словам. Внимание привлекает слово раны (после паузы, обусловленной пропущенным сказуемым). Слушатели знают, что отмечается праздник Пасхи, они ожидают услышать о воскресении Христа, и Антоний названием выделяет тот аспект пасхального повествования, о котором он будет говорить, – раны Христа .

Это не самый обычный акцент, но ожидание праздника поддерживается ритуальным приветствием (Христос воскресе), так что идея о празднике также задается проповедником .

2. Видимо, с ударением должно быть слово празднуем. О Пасхе говорилось в названии, проповедь начинается пасхальным приветствием. Проповедник начинает с развития темы праздника, что понятно, так как его паства пришла в храм порадоваться. В абзаце повторяКоллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

ется слово ликовать – это торжественное и сильное ощущение участия в великом событии, так что праздник становится празднеством и торжеством .

3. В первом абзаце 4 раза используется слово победа. Мы ликуем, так как одержана победа. С победой связаны слова одолеть и сокрушен (победа возможна, если один из противников одолел другого, который оказался сокрушен). Одолел Бог сатану и зло, но и дьявол пытался одолеть Бога в пустыне. Возможно, использованием одного глагола Антоний подчеркивает разницу между противниками .

4. Во втором абзаце повторяется слово победа. Тема второго абзаца – что означает для христиан та победа, которая приносит ликование в первом абзаце. Проповедник хочет отвлечь слушателей от традиционного пасхально-восторженного ожидания праздника и побудить к глубокому осмыслению значения этого события .

5. Во втором абзаце много раз используется слово рана. Кроме этого, там есть следы страстей, прободены, страждет. Проповедник напоминает о том, что победа – результат смертельных ран; не останавливаясь на этом историческом упоминании, он призывает паству осознавать себя причастными либо к нанесению этих ран, либо к страданию от них .

В первом предложении абзаца Антоний называет победу призывом. Проповедник стремится соединить в сознании слушателей эмоциональную радость (праздник) и необходимость духовного труда (призыв к служению) .

6. В третьем абзаце больше всего говорится о победе. Повторение этого существительного и его производных позволяет автору утвердить в сознании реципиентов важную для него идею, так как праздник Пасхи трактуется как победа и как призыв к последователям .

7. Победа (призыв) должна распространяться по земле как пожар, как свет, как радость, как жизнь. Проповедь требовала от слушателей интеллектуального усилия и если и обращалась к образности, то это было отталкивающее зрелище кровоточащих ран .

Картинка же радостного праздника, охватывающего всю землю благодаря труду христиан, очень приятна и может послужить дополнительным стимулом к размышлению над идеями проповеди .

8. Интенции проповедника:

• напомнить о том, что Пасха – не просто праздник, а торжество, причем духовного плана;

• напомнить о том, каковы были противники (Бог и дьявол) и как они себя проявили;

• побудить к глубокому размышлению о сути Пасхи;

• призвать перенести на себя размышления о библейской истории;

• призвать к служению .

Доминанты воплощения интенции автора в проповедническом тексте:

• использование ряда ключевых слов;

• использование возможностей сильных позиций текста;

• использование эмоционально нагруженных слов, слов с богатой коннотативной базой .

1.5. Текст разговорной речи

1. Б.: Запрос информации. Обращение к предыдущему опыту общения .

А.: Переспрос в целях уточнения. Запрос уровня точности ответа .

Б.: Уточнение запроса .

А.: Отказ от предложенных условий, предложение другого пути .

В.: Выражение иронии. Выражение согласия с предложением .

А.: Начало ответа в научном стиле .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

Б.: Перебив и предложение другого функционального стиля (художественного), то есть провокация для А. Выражение иронии. (Смех.) А.: Игнорирование провокации. Сохранение тактики .

Б.: Попытка перевести разговор в просторечную форму. Выражение иронии. (Со смехом.) А.: Игнорирование провокации. Сохранение тактики .

Б.: Перебивание, переспрос, запрос дополнительной новой информации. Попытка изменить течение беседы .

А.: Ответ на запрос. Отказ от продолжения объяснения (то есть беседа изменилась, Б .

добилась своего) .

Б.: Закрепление своего успеха, запрос дополнительной новой информации .

А.: Ответ, принятие новых условий, использование просторечного дискурса .

Поскольку новых перебивов нет, продолжение остановленной репликой Б. мысли .

Б.: Перебивание начавшегося научного монолога. Предложение своей интерпретации, которая показывает, что происходит не столько слушание, сколько ожидание сигналов для собственных ассоциаций .

А.: Попытка игнорировать перебив, снова согласие с чужой моделью речи, высказывание о научных категориях в просторечных формах .

Б.: Очевиден отказ от кооперации, объяснение своей ассоциации и высказывание своего определения .

2. Коммуникация заканчивается, так как инициатор (Б.) пришла к достижению своей реальной цели (самовыразиться и что-то для себя понять), В. коммуникацию не поддерживает, а А. понял, что неправильно понял интенцию Б .

3. Интенция А.: ответить на вопрос, объяснить, что такое герменевтика с научной точки зрения .

Интенция Б.: уточнить значение слова, привлечь к себе внимание, обрести возможность эффектно использовать новое для нее слово .

Интенция В.: поддержать Б. (смех) .

Доминанта воплощения интенции автора в устном разговорном тексте – реализация различных речевых тактик .

1.6. Художественный текст

1. Лирическое произведение обычно имеет интенцию воздействия на эмоциональную сторону личности .

2. Видимо, ментальная составляющая будет более важной .

3. Мне жаль котенка, героиню, сестру… (У них случилась беда или потеря, я сочувствую им и испытываю такую же печаль, как и они). Мне жаль денег, материалов…/усилий, времени… (Я думаю, что если я выделю ресурсы для реализации проекта, то это будут напрасные или чрезмерные потери, так что в результате я буду огорчен) .

4. Среди объектов жалости – антонимы, причем относятся они к различным категориям людей, так что границы объекта не могут быть точно определены, о чем и сообщает автор в первой фразе – ему жаль всех живущих независимо от их статуса, достижений и т. д. Видимо, автор хочет сказать, что у всех людей есть то, что они упустили или потеряли, поэтому все достойны жалости. Он ощущает, в первую очередь, именно сокрушение по поводу их жизни .

5. Как мне освободиться от этой жалости? Она мне жить не дает… Для автора испытываемая жалость – источник острой боли, которая мешает ему чувствовать что-либо иное .

. Коллектив авторов. «Текст. Теоретические основания и принципы анализа»

6. В языковом сознании есть представление о том, что скука наступает от невозможности заняться чем-то интересным. Лирический же герой испытывает скуку от того, что он постоянно чувствует жалость ко всем окружающим и это чувство ему не нравится .

7. Автор хочет еще раз подчеркнуть, как ему больно, что соответствует интенции фразы мне жить не дает. Контекст стихотворения не дает основания видеть, что автор осуждает жалость и скуку .

8. Зависть – это желание иметь то, чего у меня нет, зато есть (или мне кажется, что есть) у другого. Это значит, что человек не согласен с волей Бога, определившего, что кому иметь, поэтому зависть является грехом .

9. Может быть, автор не считает зависть смертным грехом, однако он полагает, что зависть хуже, чем жалость и скука (уж лучше бы я завидовал…). На наших глазах чувство, о котором сообщает автор, становится более сильным и в большей степени обычно осуждаемым (жалость – скука – зависть) .

10. Речь идет о самоощущении говорящего по отношению к своему ближнему. 1) Говорящий видит беду ближнего и сочувствует ему, то есть ощущает себя в более выигрышной позиции. 2) Говорящий видит, что все находятся в одинаковой позиции, и эта ситуация его огорчает. 3) Говорящий полагает, что его ближнему лучше, чем ему самому, то есть ощущает себя в униженной позиции .

11. 1) Когда герой жалеет все и всех, читатель склонен сочувствовать ему как тонко чувствующему человеку. 2) Когда герой скучает, читатель еще сочувствует ему, но уже слегка раздражается, так как скучающий человек обычно вызывает сожаление и раздражение. 3) Когда герой завидует, читатель вправе осудить его как злобного эгоиста .

12. Человек устал от чувств, которые терзают его, поэтому среди возможных вариантов интерпретации символа лирического героя привлекает способность камня не чувствовать, то есть бесчувственность .

13. После всех эмоций, которые переживает внимательный читатель по отношению к лирическому герою, он вынужден признать свою ошибку: такая жажда потерять способность чувствовать, которую обнаруживает герой в абсолютном конце стихотворения, характеризует его как глубоко несчастного человека. Читатель раскаивается в своем осуждении героя и расстается с ним, глубоко ему сочувствуя .

14. Автор хочет воззвать к эмоциональности читателя. Он заставляет читателя последовательно переживать различные чувства по отношению к лирическому герою (сожаление, сочувствие, раздражение, осуждение, раскаяние, сочувствие) .

15. Композиция предопределяет возвращение к тому чувству, которое возникло в начале. Читатель проникается прежде всего сочувствием и вновь испытывает его в конце, однако если в начале текста это легкое и быстро забывающееся чувство, то в конце совесть читателя тяготит сознание своей вины, он выведен из состояния душевного комфорта, поэтому способен сочувствовать другому на более глубоком уровне .

17. Выявив основную интенцию автора, мы сказали о его желании воздействовать на чувства читателя, а не о стремлении определенным образом оценить лирического героя .

Мы не думаем о его качествах (злой он или добрый), поэтому пословица не помогает понять интенцию автора .



Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Похожие работы:

«2017 Программа конференции НОО "Профессиональная наука" МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ "Правовые исследования: гипотезы и прогнозы" ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ ПО ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИЮ I Меж...»

«IV Всероссийская научно-практическая конференция "Научная инициатива иностранных студентов и аспирантов российских вузов" ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ – ПЕРЕКРЕСТОК ЦИВИЛИЗАЦИЙ Василевич Виктория Научные руководители: Котельникова А.В., Ковбица А.Н. Костанайский филиал Челябинского...»

«Борис Лозовский ЖУРНАЛИСТИКА: ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ Издание 2-е, исправленное и дополненное Издательство "Вектор Бук" Тюмень, 2004 Л 72 Лозовский Б.Н. Ж урналисти ка: Т ехника безопасности.Издание 2-е, исправленное и дополненное. Тюмень: Издательство "Вектор Бук", 2004. 72с. О Лозовский Б.Н. Отпечат...»

«0 Наука и знание. Организация. Информационные технологии. Информация. Документация. Библиотечное дело. Учреждения. Публикации 488980 Авраева, Ю. Б. Руководители и методисты библиотек: новые А 21 ориентиры: тематический сборник избранных работ / Ю. Б. Авраева ; [редсовет: О...»

«АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН АЗА КАЗАХСКИЙ ГУМАНИТАРЛЫ ГУМАНИТАРНОЗА ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТІ УНИВЕРСИТЕТ ХАБАРШЫ "Филология ылымдары" сери...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗ А ССР ЛЕСОВОДСТВО ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ ГОСТ 1 8 4 8 6 -8 7 Издание официальное Цена 5 коп. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО СТАНДАРТАМ Москва схемы салфеток УДК 001.4:630.2:006.354 Группа С00 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СОЮЗА ССР...»

«Акафист Всемилостивому Спасу, пречудному Обновлению Его Нерукотворного Образа (составлен митрополитом Никодимом (Руснаком), г. Харьков 1997 г.) Кондак 1 Взбранный и неизменный Божеством,/ Отчей славы не...»

«ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ "Исполнитель" ООО "ГЕРМЕС Экспресс"; "Заказчик" отправитель, получатель, предъявитель данной накладной, собственник Отправления или другое лицо, которое имеет права на данное Отправление; "Отправитель" физическое лицо (частн...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _С.Н. Туманов "22" июня 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ "Анатомия и физиология че...»

«ST/LEG/SER.C/41 ЮРИДИЧЕСКИЙ ЕЖЕГОДНИК ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ 2003 год asdf ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк, 2009 год ST/LEG/SER.C/41 ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ В продаже под № R.06.V.1 ISBN 978-92-1-433029-8...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ФЕДЕРАЦИИ ПРОФСОЮЗОВ БЕЛАРУСИ "МЕЖДУНАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ "МИТСО" УТВЕРЖДЕНО Приказ ректора университета "7" сентября 2016 № 930 МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОДГОТОВКЕ, ОФОРМЛЕНИЮ И ЗАЩИТЕ...»

«ш РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Федеральные санитарные правила, нормы и гигиенические нормативы САНИТАРНЫЕ ПРАВИЛА ПЕРЕРАБОТКЕ И ПРОДАЖЕ ГРИБОВ ПО ЗА ГО Т О В К Е. СП 2.3.4.009-93 Издание официальное Государственный комитет санитарно-эпидемиологического надзора Россий...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ЧАСТЬ I 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 Общие положения 1.2 Миссия, стратегические цели и задачи университета 1.3 Университетский комплекс 1.3.1 Институты, факультеты,...»

«© 1994 г. А.И. МИЧУРИН СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ЗАДАЧНИК Подготовка учебников и учебных пособий, отражающих уровень научных знаний рубежа XXI века, — проблема не из легких. Особенно трудна она там, где отсутствуют устойчивые...»

«21 марта – 20 апреля Овен Вне зависимости от пола, Овен тотчас бросается в бой с несправедливостью, частенько не задумываясь о последствиях Но он все равно не станет долго унывать, а соберется с силами, встряхнется и ринется навстречу новым испы...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ с. Вводная часть.. 1. 4 1.1. Цели и задачи научно – исследовательского семинара. 4 1.2. Место учебной дисциплины в структуре ОПОП. 4 1.3. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине, соотнесенных с планируемыми результатами освоения образовательной программы 9 2. Основная час...»

«Школа №16, Выпуск №4 В День защитника Отечества Пожелаем сил и мудрости, Воли, выдержки, терпения, Чтоб преодолеть все трудности. Неба ясного и мирного, Если слез — то только радостных, Жизни с множеством событий И воспоминаний сладостных. Дружбы крепкой, без предательства, Всех желаний исполнения, Чтобы...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Священник Е.Ф. Сосунцов Уроки Закона Божия для детей исправлено и дополнено Печатается по изданиям: Священник Е.Ф. Сосунцов Методические указания и конспекты уроков по Закону Божию: Курс младшего от...»

«Vestnik policii, 2014, Vol.(1), № 1 Copyright © 2014 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Vestnik policii Has been issued since 1907. ISSN: 2409-3610 Vol. 1, No. 1, pp. 5-15, 2014 DOI: 10.13187/issn.2409-3610 www.ejournal21.com History of police UDC 35...»

«Шри Двайпаяна Вьяса Шримад Бхагаватам Неизре енная Песнь Безусловной Красоты Произведение в 12-ти книгах Книга 6 Первозаконие Книга 7 Книга Судеб УДК 294.118 ББК 86.39 В96 Вьяса Ш.Д. Шримад Бхагаватам. Книги 6, 7. / Ш.Д. Вьяса. — В96 М. : Амрита-Русь, 2013. — 448 с. : ISBN 978-5-9787-0225-5 В кни...»

«ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС УДК 347.9 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ НОВОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В. С. Анохин Воронежский государственный университет Поступила в редакцию 28 апреля 2015 г. Аннотация: сформулиро...»

«УДК 821.161.1-31 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 К39 Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается. Серия "#Сеть" Оформление...»

«палеомагнитология, петромагнитология и геология Словарь-справочник для соседей по специальности Составители Д.М.Печерский, Д.Д . Соколов (2 сентября 2011 г.) Предисловие АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ Литература Предисловие к первому изданию (1985) Чтобы понять...»

«2013 ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ СЛУЖБЫ СРЕДА МОСКОВСКИЕ ПРИХОЖАНЕ МОСКВА: 12 храмов АНКЕТА: 28 ВОПРОСОВ ИНТЕРВЬЮЕРЫ ИНТЕРВЬЮЕРЫ Вика, супервайзер в сфере флористики, опрос в Хохловском храме: "Мне было трудно уговари...»

«Отчет образовательной организации (МОУ СОШ № 9 г. Усть-Кута) – региональной пилотной площадки опережающего введения ФГОС основного общего образования (выполнение задач, определенных на 2012 – 2015 г.г.).Краткая и...»





















 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.