WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«КОНЧАКОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ...»

На правах рукописи

КОНЧАКОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ

НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминаиистика;

оперативно-розыскная деятельность

1 О ноя 2011

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Воронеж-2011

Работа выполнена в ФГКОУ ВПО «Воронежский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Федотов Игорь Славович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Исаенко Вячеслав Николаевич кандидат юридических наук, доцент Маслов Александр Ев1 еньевич

Ведущая организация: ФГКОУ ВПО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Защита состоится 18 ноября 2011 года в 14 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д 212.038.04 при ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394006, г. Вороргеж, пл. Ленина, д. 10 - а, корп. 9, ауд. 610 .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета .

Автореферат разослан октября 2011г .

Ученый секретарь диссертационного совета В.А. Ефанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Социальноэкономические и политические преобразования, происходящие в Российской Федерации, требуют соответствующего правового обеспечения различных сфер общественных отношений. Задача построения демократического государства выдвинула перед правовой наукой и практикой целый комплекс проблем. В полной мере это относится и к осуществлению судебной реформы, составной частью которой является реформирование производства по уголовным делам. В Конституции РФ установлены четкие демократические принципы, распространяющиеся в том числе и на сферу уголовного судопроизводства. Однако в ходе практической реализации отдельных норм Конституции РФ, например, части 1 статьи 24, на стадии предварительного расследования имеются серьезные недостатки, связанные, в первую очередь, с обеспечением эффективной защиты конфиденциальной информации, получаемой при производстве следственных и иных процессуальных действий .

Всоответствии с проводимой в стране судебной реформой важнейшими условиями создания правового государства и формирования гражданского общества являются надежная защита граждан от необоснованного вмешательства государства в частную жизнь, приоритет личных интересов над публичными, установление оптимального соотношения между ними путем максимального повышения уровня юридической защищенности всех участвующих в уголовном процессе лиц. За последнее время произошли позитивные сдвиги в плане преодоления сложившихся ранее стереотипов культа секретности. Ликвидированы многие информационные барьеры, изживаются методы административно-командного управления информационными потоками .

Раскрытие и расследование преступлений неразрывно связано с информацией, с течением информационных процессов. В современных условиях без информации невозможно эффективно управлять системой расследования, обеспечивать ее нормальное функционирование и выполнение назначения уголовного судопроизводства. Деятельность органов предварительного расследования все в большей степени зависит от их информированности, способности эффективно использовать имеющуюся информацию и обеспечивать ей надежную защиту .





Необходимость монографического исследования вопросов, касающихся защиты информации на стадии предварительного расследования, обусловлена рядом практических проблем, возникающих в сфере процессуальных и нравственно-этическнх аспектов правоотношений между различными субъектами уголовного процесса при производстве по уголовному делу. От решения в законе и практической деятельности вопросов обеспечения тайны предварительного расследования, полномочий отдельных субъектов по производству следственных действий, существенно ограничивающих основные права человека и гражданина, зависит гарантированность назначения уголовного судопроизводства .

УПК РФ 2001 года, определяя порядок производства предварительного расследования, включает в него и положения о защите доказательственной информации от неразглашения. Наличие в УПК РФ более тридцати норм, направленных на защиту информации на стадии предварительного расследования, позволяет говорить о самостоятельном уголовно-процессуальном институте в уголовно-процессуальном праве. Следует признать существенным заблуждением, что только одна статья 161 УПК РФ регулирует отношения, связанные с недопустимостью разглашения данных предварительного расследования. Полагаем, что именно такое отношение к институту защиты информации на стадии предварительного расследования объясняет слабое его развитие в науке уголовно-процессуального права и практике реализации правовых положений. Несмотря на то, что разглашение данных предварительного расследования носит распространенный характер, причиняя вред интересам предварительного расследования и правосудия, уголовные дела о разглашении встречаются относительно редко. Так, по данным ГИАЦ МВД России, по статье 310 УК РФ в 1997 г. в России зарегистрировано три таких преступления, в 1998 г .

— два, в 1999 г. — шесть, в 2000 г. — два, в 2001 г. — два, в 2002 г. — одно, в 2003 г. — три, в 2004 г. — одно, в 2005 г. — три, в 2006 г. - три, в 2007 г. — два, в 2008 г. — два, в 2009 г. — три, в 2010 г. — два .

Уголовно-процессуальный институт защиты информации на стадии предварительного расследования является составной частью общеправового института тайны — одного из важнейших институтов, определяющих соотношение интересов личности, общества и государства, частного и публичного начала права, оснований и пределов вмешательства государства в негосударственную сферу, степень информационной защищенности в Российской Федерации. Институт защиты информации на стадии предварительного расследования охватывает широкий круг уголовно-процессуальных отношений, возникающих в ходе досудебного производства по уголовному делу. Основное содержание института защиты информации на стадии предварительного расследования заключается в том, что его предмет образуют сведения, не предназначенные для широкого круга лиц, т.к. их разглашение может повлечь нежелательные последствия для хранителей и носителей тайны .

В правовом отношении институт защиты информации на стадии предварительного расследования представляет интерес с позиции ограничения гласности уголовного судопроизводства и определения границ вмешательства в сферу его действия, разработки гарантий его защиты. В то же время, поскольку уголовно-процессуальное вмешательство в сферу действия института тайны всегда сопряжено с ограничением прав, свобод и законных интересов гравдан, особенно остро в настоящее время стоит проблема определения юридически безупречной формы, ограничивающей и оправдывающей такое вмешательство .

Очевидно, что исследование проблем, связанных с определением оснований и пределов защиты информации, получаемой на стадии предварительного расследования, в настоящее время чрезвычайно актуально. Указанные обстоятельства определяют актуальность темы данного диссертационного исследования .

Степень разработанности темы исследования. Защита информации как правовое явление стала предметом нау'пюго интереса лишь в последние два десятилетия. Концептуальность рассматриваемого вопроса обусловила необходимость его исследования на монографическом уровне. Следует сказать, что рассмотрению различных правовых вопросов защиты информации было посвящено достаточно большое количество работ, но ни в одной из них не исследовались проблемы защиты информации на стадии предварительного расследования как уголовно-процессуального института .

Интерес к этой проблеме вызван провозглашенными в Конституции РФ положениями о защите интересов личности, что приобретает особую актуальность в контексте расследования уголовных дел .

Следует учесть, что в юридической литературе, посвященной вопросам работы с информацией, проблемы ее защиты занимали заметное место. Они разрабатывались такими учеными и специалистами, как И.Л. Бачило, А.Б .

Венгеров, В.А. Герасименко, C.B. Дворянкин, В.А. Копылов, И.К. Корнеев, В.Н. Лопатин, A.A. Малюк, В.А. Минаев, М.М. Рассолов, В.Н. Саблин, C.B .

Скрыль, Е.А. Степанов, A.A. Стрельцов, A.A. Фатьянов, М.А. Федотов, А.П .

Фисун, С.Г. Чубукова, A.A. Шиверский, В.Д. Элькин и рядом других .

В рамках уголовно-процессуального регулирования проблемы, связанные с защитой информации, исследовались в работах А.Д. Войкова, В.М. Бозрова, H.A. Громова, В.Г. Даева, И.Я. Дюрягина, A.M. Ишина, Л.М. Карнеевой, H.A .

Карпуниной, О.У. Колобасва, И.М. Комарова, В.М. Корнукова, С.А. Курушина, З.В. Макаровой, А.Е. Маслова, Г.Д. Мепаришвили, М.А. Новиковой, A.C .

Островского, И.Л. Петрухина, O.A. Самсоновой, И.В. Смольковой, В.И. Смыслова, М.С. Строговича, М.Ю. Терехова, A.A. Тимошенко, A.A. Чувилева и других .

Вместе с тем, несмотря на значительный интерес ученых и практиков к данной проблематике, институт защиты информации на стадии предварительного расследования ранее не подвергался анализу на монографическом уровне .

Объектом исследования выступает совокупность общественных отношений, возникающих в сфере реализации норм, регулирующих уголовнопроцессуальный институт защиты информации на стадии предварительного расследования .

Предметом исследования являются закономерности, проявляющиеся в процессе реализации правовых норм, регулирующих порядок оборота и защиты информации на стадии предварительного расследования .

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы иа основе комплексного анализа уголовно-процессуального и иного законодательства, правоприменительной практики обосновать и разработать рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуального института защиты информации на стадии предварительного расследования .

Сформулированная цель исследования обусловила выделение и последовательное решение следующих задач:

- выдвижение концептуальных положений формирования уголовнопроцессуального института защиты информации на стадии предварительного расследования;

- раскрытие сущности конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования;

- рассмотрение полномочий следователя, дознавателя и органа дознания как основных субъектов, обеспечивающих конфиденциальность информации на стадии предварительного расследования;

- проведение анализа норм, регулирующих процессуальное положение участников уголовного судопроизводства, предупреждаемых о неразглашении данных предварительного расследования;

- изучение места и роли судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора в обеспечении конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования;

- изучение особенностей защиты информации, получаемой в ходе производства следственных действий;

- исследование норм, регулирующих защиту информации, получаемой в ходе применения мер уголовно-процессуального принуждения;

- рассмотрение правовых положений, регулирующих защиту сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования;

- обоснование механизма обеспечения защиты информации при взаимодействии органов, осуществляющих предварительное расследование, со средствами массовой информации;

- внесение предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего уголовно-процессуальный институт защиты информации на стадии предварительного расследования .

Методология и методы исследования. Настоящее диссертационное исследование основывается на диалектическом методе познания правовых явлений, единстве их социального содержания и юридической формы, обеспечивающем научный, комплексный подход к изучению явлений и процессов, входящих в объект исследования, и позволяющем рассматривать их во взаимосвязи и постоянном развитии .

В процессе работы над диссертацией автором использованы различные методы научного познания, среди которых можно выделить сравнительноправовой, статистический, логический, методы системного анализа и моделирования, экспертной оценки и анкетирования субъектов правоохранительной деятельности .

Нормативную н правовую базу исследования составили международные правовые акты и обязательства, принятые на себя Россией; Конституция РФ; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ; подзаконные нормативные акты; судебные решения Конституционного Суда РФ; постановления Пленумов Верховного Суда (СССР, РСФСР и РФ) и иные официальные документы, относящиеся к теме исследования .

Теоретическую основу исследования составили работы таких ученых, как О.Я. Баев, М.О. Баев, P.C. Белкин, А.Р. Белкин, В.П. Божьев, Б.Я. Гаврилов, Е.И. Галяшина, К.Ф. Гуценко, С.П. Ефимичев, З.Ф. Коврига, Л.Д. Кокорев, H.A. Колоколов, В.А. Мещеряков, И.Л. Петрухин, А.Б. Соловьев, М.С .

Строгович, В.В. Трухачев, A.B. Тямкин, И.Я. Фойницкий, О.И. Цоколова, С.А .

Шейфер, П.С. Элькинд и других .

Исследование проводилось, прежде всего, с опорой на положения науки уголовно-процессуального права, теории права, достижения науки других отраслей права. Использовался целый ряд теоретических разработок, посвященных изучению категории «правовой институт», уголовно-процессуальной формы защиты информации на стадии предварительного расследования, формированию норм, направленных на обеспечение защиты информации, получаемой в ходе досудебного производства по уголовному делу, и др .

В качестве источников информации была использована уголовнопроцессуальная, криминалистическая, уголовно-правовая, криминологическая и другая литература, относящаяся к теме исследования .

Эмпирическая база исследования. Достоверность и обоснованность выводов, сформулированных в рамках данного исследования, обеспечены, в первую очередь, комплексным подходом к процессу сбора и анализа эмпирического материала .

В ходе подготовки данной диссертационной работы были изучены материалы уголовных дел, статистические и анкетные данные правоохранительных органов 17 субъектов России. Проведено анкетирование 200 сотрудников правоохранительных органов, в числе которых следователи, дознаватели, сотрудники органов внутренних дел и работники прокуратуры. Работа соискателя в должности начальника отделения Информационного центра Главного управления внутренних дел по Воронежской области позволила проанализировать и обобщить практический опыт, имеющий непосредственное отношение к теме данного диссертационного исследования .

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на монографическом уровне осуществлено комплексное исследование вопросов формирования и развития уголовно-процессуального института защиты информации на стадии предварительного расследования. Работа выполнена на основе анализа российского и зарубежного уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего положения о конфиденциальности информации, получаемой в ходе предварительного расследования .

На защиту выносятся следующие положения, являющиеся новыми или имеющие элементы научной новизны:

1. Институт защиты информации на стадии предварительного расследования необходимо рассматривать как комплексный институт уголовнопроцессуального права, регулирующий процессуальные полномочия участников досудебного производства по уголовному делу, порядок производства следственных и иных процессуальных действий, а также принятие процессуальных решений следователем, дознавателем, органом дознания, прокурором и судом по обеспечению конфиденциальности информации в ходе досудебного производства по уголовному делу .

2. Авторское определение конфиденциальности информации, полученной на стадии предварительного расследования, считаем целесообразным закрепить в статье 5 УПК РФ, изложив в следующей редакции: «Конфиденциальность информации, полученной на стадии предварительного расследования, — это обязательное требование к участникам уголовного судопроизводства и лицам, заранее предупрежденным в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, не передавать третьим лицам информацию, полученную на стадии предварительного расследования» .

3. Обоснована необходимость уголовно-процессуальной защиты информации с использованием мер конфиденциальности на стадии предварительного расследования. Для обеспечения комплексности указанных мер автором предлагается дополнить УПК РФ главой 17' «Соблюдение конфиденциальности в уголовном судопроизводстве», включив в нее следующие статьи: «Статья 132'. Конфиденциальность уголовного преследования», «Статья 132^. Охрана личной и семейной тайны», «Статья 132^. Охрана государственной тайны», «Статья 132". Сохранение служебной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны» .

4. Основными направлениями деятельности следователя, дознавателя и органа дознания в сфере обеспечения конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования являются:

- своевременное предупреждение участников уголовного судопроизводства о неразглашении данных предварительного расследования;

- безотлагательное применение мер безопасности в отношении нуждающихся в них участников уголовного судопроизводства, защита сведений о данных мерах и лицах, к которым они применены в ходе предварительного расследования;

- использование уголовно-процессуальных мер защиты информации, получаемой в ходе производства следственных действий;

- применение уголовно-процессуальных мер защиты информации, получаемой в ходе применения мер уголовно-процессуального принуждения;

- использование уголовно-процессуальных мер защиты информации, содержащейся в материалах уголовного дела на этапе окончания предварительного расследования;

- обеспечение защиты информации при взаимодействии со средствами массовой информации на стадии предварительного расследования;

- своевременное использование возможностей соответствующих ведомств, прокурора, суда для надлежащего обеспечения конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования;

- создание условий для обеспечения конфиденциальности информации, полученной в ходе расследования по уголовному делу, при изучении его полностью или отдельных материалов руководителями соответствующих уровней, прокурорами и рассмотрении судом .

5. В целях эффективного обеспечения конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования со стороны следователя, дознавателя и органа дознания необходимо дополнить статьи 38 (Следователь), 40 (Орган дознания), 41 (Дознаватель) УПК РФ нормами, указывающими на запрет разглашения ими сведений об обстоятельствах, затрагивающих неприкосновенность личной жизни, семейные, государственные, профессиональные, коммерческие и иные охраняемые законом тайны, а также запрет разглашения сведений о примененных мерах безопасности, лицах, к которым они применены, и их имуществе. В свою очередь, нормы, определяющие процессуальный статус прокурора, руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания, предлагается дополнить положениями, обязывающими указанных субъектов не разглашать данные предварительного расследования, а также сведения об обстоятельствах, затрагивающих неприкосновенность личной жизни, семейную, государственную, профессиональную, коммерческую и иные охраняемые законом тайны .

6. Автором предложена новая редакция статьи 161 УПК РФ, название которой предлагается изложить как «Недопустимость разглашения данных досудебного производства». Исходя из этого, внесения соответствующих изменений требует и статья 310 УК РФ. Также предложены дополнения в часть 3 статьи 45, статью 48, часть 2 статьи 55 УПК РФ, касающиеся того, что соответствующие участники не вправе разглашать данные предварительного расследования, если они были об этом заранее предупреждены в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования они несут ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ .

7. Для обеспечения должного уровня защиты информации, получаемой в ходе производства следственных действий, и недопущения разглашения обстоятельств частной жизни лиц, их личной и (или) семейной тайн при произи водстве следственных действий предлагаем статью 85 УПК РФ дополнить частью 2, изложив ее в следующей редакции: «следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор, судья обязаны принять меры к неразглашению выявленных при расследовании и судебном разбирательстве сведений о личной жизни подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего и других лиц. Для этого круг лиц, присутствующих при производстве следственного или судебного действия, в ходе которого могут быть выявлены такие сведения, ограничивается, а присутствующие предупреждаются об ответственности за их разглашение» .

8. УПК РФ фактически не регулирует вопросы конфиденциальности при избрании и применении мер уголовно-процессуального принуждения, за исключением задержанга подозреваемого, но имеющиеся нормы не обеспечивают надлежащий уровень защиты информации, получаемой и в ходе его применения. В связи с этим предлагаем части 1 и 4 статьи 96 УПК РФ изложить в новой редакции, позволяющей более точно отразить содержание международно-правовых стандартов защиты интересов личности при применении этой меры. Также автором обосновывается предлагаемое им дополнение статьи 161 УПК РФ, в котором следует закрепить положения, обязывающие судью обеспечивать конфиденциальность информации, содержащейся в представляемых следователем или дознавателем материалах, для принятия процессуального решения об избрании меры уголовно-процессуального принуждения, применяемой по судебному решению .

9. В УПК РФ основополагающей нормой, обеспечивающей осуществление защиты участников уголовного судопроизводства, является статья 11. Но, учитывая, что при производстве предварительного расследования необходимо соблюдение конфиденциальности, защита сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования, не ограничивается требованиями указанной статьи. Среди дополнительных норм следует выделить часть 6 статьи 186.1, часть 1 статьи 216, часть 2 статьи 217, части 1-3 статьи 317.4, пункт 4 части 1 статьи 317.5, части 1 и 2 статьи 317.9 .

Проведенный автором анализ норм УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что отдельные нормы требуют совершенствования, в связи с чем автором предложены новая редакция части 8 статьи 193, дополнение части 1 статьи 216, части 2 статьи 217, части 4 статьи 220 и пункта 9 части 1 статьи 225 УПК РФ .

10. Обеспечение защиты информации при взаимодействии органов, осуществляющих предварительное расследование, со средствами массовой информации должно быть сопряжено с определенными ограничениями. Ограничения на распространение информации о данных предварительного расследования могут быть вызваны:

- интересами охраны общественного порядка, государственной безопасности, здоровья или нравственности населения;

- необходимостью соблюдения прав (в том числе и права на тайну личной жизни) граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства;

- необходимостью обеспечения назначения уголовного судопроизводства .

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические положения, на которых основывается уголовно-процессуальный институт защиты информации на стадии предварительного расследования, ориентированы на восполнение ряда пробелов в отечественной науке уголовно-процессуального права .

Теоретические разработки и предложения создают условия для обеспечения системности в регулировании защиты информации в ходе проведения предварительного расследования, а также призваны внести определенный вклад в развитие полномочий по обеспечению следователем, дознавателем и органом дознания конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования .

Практическая значимость исследования определяется его общей направленностью на обеспечение надлежащей защиты информации на стадии предварительного расследования. Отдельные диссертационные положения демонстрируют новые подходы не только к формированию, но и к практическому применению норм рассматриваемого института .

Практическая значимость работы определяется возможностью использования конкретных рекомендаций, содержащихся в диссертации, в практике подразделений следствия и дознания. Материалы, основные положения и результаты исследования могут быть востребованы в преподавании учебных дисциплин «Уголовный процесс», «Предварительное следствие в ОВД», «Дознание в ОВД» и отдельных спецкурсов, а также для подготовки учебников, учебных пособий и методических рекомендаций .

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Теоретические положения и выводы, а также прикладные аспекты исследования, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в 12 научных публикациях общим объемом 3,5 П.Л., 3 из которых — в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации основных результатов диссертационных исследований .

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись в течение ряда лет в различных формах: в ходе обсуждения докладов на трех международных, трех всероссийских научно-практических конференциях и одном всероссийском научно-практическом семинаре; в научно-педагогической деятельности автора диссертации, апробировавшего результаты исследования в ходе адъюнктской подготовки на заочной форме обучения Воронежского института МВД России; путем внедрения методических рекомендаций, разработанных на основе диссертационного исследования, в практическую деятельность подразделений органов внутренних дел (Воронежской и Орловской областей), а также в учебный процесс ведомственных образовательных учреждений России (Воронежского института МВД России); в процессе обсуждения на заседаниях кафедры уголовного процесса Воронежского института МВД России .

Струю-ура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 9 параграфов, заключения, списка использованных правовых источников и научной литературы, приложений .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введенин обосновывается актуальность и степень разработанности темы диссертационного исследования; определяются его объект и предмет, формулируются цель и задачи. В данном разделе характеризуются методологические основы и методы исследования; раскрывается научная обоснованность и достоверность результатов исследоваршя, его научная новизна и основные положения, выносимые на защиту; определяется теоретическая и практическая значимость работы; приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования .

Первая глава «Теоретические основы уголовно-процессуального института защиты информации на стадии предварительного расследования» состоит из двух параграфов .

В первом параграфе «Концептуальные положения формирования уголовно-процессуального института защиты информации на стадии предварительного расследования» осуществлен анализ норм УПК отдельных иностранных государств и УПК РФ, обеспечивающих защиту информации на стадии предварительного расследования, изучены категории «концепция», «правовой институт», «тайна», в связи с чем сделан вывод о том, что защита информации на стадии предварительного расследования не рассматривается системно, а именно как уголовно-процессуальная деятельность, которая должна иметь основания и свое соответствующее регулирование .

В содержание института защиты информации на стадии предварительного расследования следует включать правовые нормы, имеющие основополагающие начала, позволяющие обеспечивать регулирование процессуальных полномочий участников досудебного производства по уголовному делу, проведение процессуальных действий и принятие процессуальных решений, заключающихся в следующем:

- наличие и реализация полномочий по обеспечению следователем, дознавателем и органом дознания конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования;

- разъяснение лицам, участвующим на стадии предварительного расследования, сущности недопустимости разглашения данных, полученных в ходе этой стадии уголовного судопроизводства, и ответственности за их разглашение;

- наличие и реализация полномочий суда, руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания и органа дознания, прокурора в обеспечении конфвденциальности информации на стадии предварительного расследования;

- обеспечение конфиденциальности информации, получаемой при применении мер уголовно-процессуального принуждения;

- реализация процессуального порядка возбуждения уголовного дела с созданием условий обеспечения защиты формируемой информации;

- обеспечение защиты информации, собираемой при производстве следственных действий;

- реализация уголовно-процессуальных норм и фиксация в процессуальных документах действий, совершаемых уполномоченными субъектами, по недопустимости разглашения данных предварительного расследования;

- обеспечение сохранности сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования;

- соблюдение положений о защите информации при взаимодействии органов, осуществляющих предварительное расследование, со средствами массовой информации .

Для обеспечения системности в регулировании защиты информации на стадии предварительного расследования целесообразно число принципов уголовного судопроизводства, предусмотренных главой 2 УПК РФ, дополнить таким, как «тайна уголовного судопроизводства» .

Введение в УПК РФ категории «тайна уголовного судопроизводства» создаст фундамент для оформления в российском уголовном судопроизводстве достаточно нового процессуального института, регламентирующего порядок защиты информации на стадии предварительного расследования. Закрепив указанную категорию на законодательном уровне, в дальнейшем можно предусмотреть либо целую главу в УПК РФ, либо статью о конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования, что даст правоприменителям и ученым-процессуалистам повод начать активно использовать понятие «институт защиты информации на стадии предварительного расследования» .

Во втором параграфе «Конфиденциальность информации на стадии предварительного расследования» рассмотрено такое свойство информации, как «конфиденциальность». Определение «конфиденциальность информации»

дано в пункте 7 статьи 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», однако оно не в полной мере соответствует требованиям предварительного расследования, поэтому автором предложено свое определение конфиденциальности информации, полученной на стадии предварительного расследования .

Проанализировав правовые положения УПК ряда иностранных государств, можно сделать вывод о том, что нормы, регулирующие конфиденциальность информации, получаемой на стадии предварительного расследования, являются актуальными и достаточно прогрессивными, но применетельно к УПК РФ и российской практике они требуют своей доработки. В частности, мы считаем, что нет необходимости закрепления в УПК РФ подробного перечня случаев, когда допустимо или невозможно оглашать сведения, защищаемые от распространения в связи проведением предварительного расследования по зтоловному делу .

Проведенный анализ позволяет констатировать наличие в УПК стран СНГ соответствующих глав, закрепляющих положения о конфиденциальности информации как на стадии предварительного расследования, так и уголовного судопроизводства в целом. В связи с отсутствием подобных норм в УПК РФ изучены УПК Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Молдова и других стран .

Вторая глава «Участники уголовного судонронзводства, обеспечивающие конфиденциальность информацнн на стадии предварительного расследования» состоит из трех параграфов .

В первом параграфе «Следователь, дознаватель и орган дознания как основные субъекты, обеспечивающие конфиденциальность информации на стадии предварительного расследования» указывается, что, несмотря на то, что на стадии предварительного расследования к информации, требующей обеспечения конфиденциальности, имеет доступ достаточно большой круг лиц, основными субъектами ее защиты все-таки выступают следователь, дознаватель и орган дознания .

Следует констатировать, что следователь или дознаватель могут предупредить о недопустимости разглашения данных предварительного расследования не любой круг лиц, присутствующих при производстве следственных действий, а только участников уголовного судопроизводства, полномочия которых закреплены в УПК РФ, а на остальных лиц, например, статиста при опознании, педагога или психолога, данные требования закона не распространяются .

Право следователя или дознавателя в «необходимых случаях» ограничивать оглашение определенных данных, обеспечивая конфиденциальность информации на стадии предварительного расследования, вовсе не исключает действие принципа гласности на стадии предварительного расследования, так же как не исключаются случаи закрытого судебного разбирательства, предусмотренные статьей 241 УПК РФ .

В настоящее время законодатель проявляет неоднозначный подход к органам, которые могут истребовать сведения, составляющие тайну, а значит, и обязанным обеспечить конфиденциальность таких сведений. Необходимо унифицировать перечень данных органов для работы со всеми видами конфиденциальных сведений. Например: следователь, дознаватель, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, руководитель следственного органа, прокурор. За судом целесообразно оставить лишь право на дачу разрешения вышеуказанным органам обратиться к наиболее значимой категории тайн. И, наконец, необходимо установить юридическую ответственность за разглашение сведений, составляющих все виды тайн, лицами, которым данные сведения стали известны из личных, профессиональных, служебных и иных отношений, не имеющими права на разглашение данных сведений .

Во втором параграфе «Участники уголовного судопроизводства, предупреждаемые о неразглашении данных предварительного расследования» отмечается, что одним из уголовно-процессуальных средств предотвращения «утечки» криминалистически значимой информации является предупреждение участников уголовного судопроизводства о неразглашении данных предварительного расследования, однако сама формулировка ст. 310 УК РФ позволяет думать о том, что следователь или дознаватель могут предупредить .

а могут и не предупреждать участников уголовного судопроизводства о неразглашении данных предварительного расследования, что, на наш взгляд, не соответствует духу закона. Таким образом, можно сделать вывод, подтверждаюший тезис о том, что действующая редакция статьи 161 УПК РФ не в полной мере соответствует замыслу законодателя о сохранении тайны следствия .

Так же дискуссионным до настоящего времени является вопрос о включении подозреваемых и обвиняемых в круг участников уголовного судопроизводства, предупреждаемых о неразглашении данных предварительного расследования. Авторская позиция сводится к следующему: предупреждение обвиняемого и подозреваемого о недопустимости разглашения данных предварительного расследования не основано на законе и не согласуется с правом подозреваемого и обвиняемого на защиту .

На основе результатов проведенных исследований можно заключить, что субъектами расследования ведется слабая разъяснительная работа со свидетелями и защитниками о недопущении разглашения данных предварительного расследования, в свою очередь, наличие среди субъектов разглашения таких, как сотрудники правоохранительных органов, говорит о пробелах уголовнопроцессуального и уголовного законов в части, касающейся недопущения разглашения данных предварительного расследования, так как в УПК РФ отсутствует соответствующий порядок предупреждения их об этом, а в УК РФ нет специальной нормы, предусматривающей ответственность именно за данные деяния .

В число участников уголовного судопроизводства, предупреждаемых о неразглашении данных предварительного расследования, со стороны защиты включены также законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого (статьи 48, 426, 428 УПК РФ) и представитель гражданского ответчика (статья 55 УПК РФ). Однако ни в одной из указанных статей не определяется механизм уголовно-процессуальных отношений, способствующих обеспечению конфиденциальности данных предварительного расследования, о которых законным представителям несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого стало известно при выполнении своих полномочий. В работе приведено авторское видение решения проблемы путем внесения изменений в УПК РФ .

Проведенный сравнительно-правовой анализ УПК РФ и УПК стран СНГ в части, касающейся иных участников уголовного судопроизводства, позволяет обратить внимание на ряд достаточно интересных норм, позволяющих расширить круг рассматриваемых участников и усилить требования конфиденциальности к той информации, которая становится известна иным участникам в связи с их участием в производстве процессуального действия .

В третьем параграфе «Место и роль судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора в обеспечении конфидепциалыюсти информации на стадии предварительного расследования» раскрывается специфический круг вопросов осуществления судебного и ведомственного контроля, а также прокурорского надзора. Затронуты дискуссионные вопросы о моменте окончания действия следственной тайны, т.к. в юридической литературе до настоящего времени не выработано единого мнения по этому вопросу .

Наиболее распространенной является точка зрения о том, что сохранение данных предварительного расследования в тайне необходимо лишь до тех пор, пока оно не будет завершено направлением дела в суд с обвинительным заключением (актом) либо прекращением уголовного преследования, однако автор указанную позицию не поддерживает .

Место и роль судебного контроля в обеспечении конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования можно определить как основанную на Конституции РФ и регламентированную уголовнопроцессуальным законом деятельность суда, направленную на урегулирование (разрешение) процессуально-правовых конфликтов и недопущение незаконного и необоснованного ограничения прав личности в уголовном судопроизводстве, обеспечивающую конфиденциальность данных, получаемых от органов дознания, дознавателя и следователя, и неразглашение сведений об обстоятельствах, затрагивающих неприкосновенность личной жизни, семейные, государственные, профессиональные, коммерческие и иные охраняемые законом тайны .

Следует подчеркнуть, прокурорский надзор, ведомственный контроль в лице начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, руководителя следственного органа и, конечно же, судебный контроль на стадии предварительного расследования носят единоличный характер, поскольку осуществляются указанными участниками лично. Здесь лишь соблюдается своеобразная последовательность и инстанционность, выражающаяся, по нашему мнению, в том, что судья проверяет законность и обоснованность действий органа дознания, дознавателя и следователя лишь после того, как они уже стали предметом ведомственной или прокурорской проверки .

Третья глава «Защита ипформацпи, получаемой в ходе процессуальных действий» состоит из четырех параграфов .

В первом параграфе «Защита информации, получаемой в ходе нроизводства следственных действий» указывается, что значительная часть информации, требующей соблюдения конфидищиальностп, собирается именно в ходе производства следственных действии, ход и результаты которых должны быть зафиксированы в определенных письменных документах, как правило, протоколах. С протоколами соответствующих следственных действий знакомятся не только субъекты, осуществляющие уголовное преследование, суд, но и обв1Шяемый со своим защитником, если он участвует в деле, и др. В результате данного знакомства они узнают такую информацию, которая им может позволить противодействовать качественному сбору доказательств по делу .

Одним из таких способов противодействия является разглашение отдельных данных предварительного расследования .

В соответствии с УПК РФ следователь или дознаватель не могут ограничить обвиняемого или защитника в праве на ознакомление с материалами уголовного дела, но в силу части 9 статьи 166 УПК РФ для обеспечения безопасности отдельных участников могут создать соответствующие требованиям конфиденциальности условия, способствующие восприятию ограниченной информации, касающейся идентификационных данных защищаемых лиц .

Схожие положения содержатся и в отдельных УПК стран СНГ, анализ которых позволяет заключить, что для обеспечения должного уровня защиты информации, получаемой в ходе производства следственных действий, часть 9 статьи 166 УПК РФ необходимо дополнить новыми положениями. Полагаем, что эти изменения и дополнения солидаризируются с современными требованиями законодателя, который Федеральными законами от 29 июня 2009 №141ФЗ и от 01 июля 2010 №143-Ф3 ввел в УПК РФ ряд дополнений .

Надо сказать, что часть норм УПК РФ, регулирующих порядок производства отдельных следственных действий, индивидуально определяет условия обеспечения конфиденциальности и защиты информации, получаемой в ходе их производства. Соответствующие требования изложены в части 6 статьи 186.1, части 7 статьи 182, части 3 статьи 183, части 8 статьи 193 УПК РФ. Однако, как показывают результаты следственной практики, довольно-таки широкий круг лиц, привлекаемых к производству данных следственных действий, не обеспечивает в должной мере соответствующую защиту информации, получаемой в ходе их производства .

Проанализировав УПК РФ, отмечаем, что отсутствуют нормы, которые бы системно обеспечивали защиту информации, получаемой в ходе производства следственных действий. Развивая положения о приоритете частных интересов над государственными, в УПК РФ следовало бы предусмотреть нормы, которые бы позволяли создать условия для обеспечения должного уровня защиты информации, получаемой в ходе производства следственных действий, и недопущения разглашения обстоятельств частной жизни лиц, их личной и (или) семейной тайн при производстве следственных действий. Несмотря на то, что нормы УПК РФ, регулирующие порядок производства отдельных следственных действий, устанавливают требования к следователю о необходимости принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе их производства обстоятельства частной жизни лица, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц, УПК РФ фактически такие меры не определяет, в связи с чем они и не обеспечиваются на стадии предварительного расследования .

Во втором параграфе «Защита информации, получаемой в ходе применения мер уголовно-процессуального принуждения» отмечается, что только при задержании подозреваемого, как одной из мер уголовно-процессуального принуждения, в УПК РФ определены требования соблюдения конфиденциальности в отдельных вопросах ее применения. Однако, с точки зрения обеспечения прав личности, а в отдельных случаях и для сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания, недостаточную регламентацию имеют порядок уведомления о задержании, обеспечения конфиденциальности свидания подозреваемого с защитником до начала допроса подозреваемого и т.д .

Отдельной проблемой в обеспечении конфиденциальности информации, получаемой в ходе применения мер уголовно-процессуального принуждения, является довольно-таки широкий круг лиц, участвующих в избрании мер уголовно-процессуального принуждения по судебному решению. К таким мерам относятся меры пресечения: заключение под стражу, домашний арест, залог, а также иные меры процессуального принуждения: наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности. Соблюдение нравственно-этических норм позволяет включить в перечень мер уголовно-процессуального принуждения, требующих соблюдения конфиденциальности, и такую меру, как привод .

В целях придания системности в обеспечении уголовно-процессуальными мерами конфиденциальности данных предварительного расследования считаем целесообразным внести предложенные нами дополнения в части 1 и 4 статьи 96, 161 УПК РФ .

В третьем параграфе «Защита сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования» раскрыты суждения о необходимости сохранения в тайне сведений о мерах безопасности и данных о лицах, к которым они применены в ходе предварительного расследования, что является своеобразной, характерной чертой и важной гарантией раскрытия и эффективного расследования преступлений в современных условиях, а также одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов граждан, которые могут пострадать от огласки данных о них и их родственниках, близких лицах .

Динамика развития применения мер безопасности как по стране, так и Воронежской области практически стоит на месте. Несмотря на увеличение количества материальных средств, выделяемых на их обеспечение, они расходуются только на те же меры безопасности, что применялись и ранее, и фактически только на 2/3 от общей суммы. Очень редко либо вообще не применяется такая мера безопасности, как обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, которая к тo^^y же, как показывают результаты отчетности, не требует расходования материальных средств. В связи с этим очевидно, что поскольку меры государственной защиты применяются относительно редко, то и разглашать нечего, либо очень сложно обеспечить реальную конфиденциальность сведений о защищаемом лице .

Основным направлением деятельности в сфере защиты сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования, должны стать разработка и формирование необходимого правового обеспечения и организационного механизма эффективной защиты таких сведений. Несмотря на то, что как в теории, так и на практике уже предприняты некоторые шаги в решении проблем обеспечения безопасности, этого пока недостаточно, тем более, что остаются практически не защищенными сведения о лицах, к которым применены меры безопасности, и это существенно осложняет их реализацию, а самое главное - снижает число лиц, готовых сотрудничать с следователями, дознавателями, органами дознания, прокурорами и судом .

Защита сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования, должна распространяться и на материалы, полученные в ходе проверочных действий при принятии решения о возбуждении уголовного дела, и на судебные стадии, а также и после завершения всех процессуальных действий в рамках стадий уголовного судопроизводства .

В четвертом параграфе «Обеспечение защиты информации при взаимодействии органов, осуществляющих предварительное расследование, со средствами массовой информации» отмечается, что эффективность расследования преступлений в определенной мере зависит от успещности взаимодействия следователя, дознавателя и органов дознания со СМИ. Такое взаимодействие можно определить как основанное на сотрудничестве между органами предварительного расследования и редакциями СМИ использование возможностей последних для установления обстоятельств, имеющих значение для расследования конкретного преступления. Данное взаимодействие должно основываться на взаимовыгодных условиях, исключающих противоправное и недопустимое разглашение данных предварительного расследования .

При взаимодействии органов расследования со СМИ на стадии предварительного расследования необходимо принимать во внимание, что осуществление свободы выражения мнений и свободы массовой информации налагает особые обязанности, особую ответственность и может быть сопряжено с ограничениями, установленными законом и необходимыми в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия .

Обращаясь к данным проведенного нами анкетирования, отметим, что, несмотря на то, что 9 из 10 сотрудников правоохранительных органов не могут привести случай привлечения кого-либо из сотрудников к дисциплинарной ответственности за разглашение информации, значительное их число (75%) считают, что разглашение данных происходит при общении людей, и свидетельствуют о том, что информация из правоохранительных органов все же «утекает», однако никого к ответственности не привлекают. Причиной разглашения информации многие (63%) считают низкий уровень подготовки и безразличие сотрудников правоохранительных органов, 32% — корыстные побуждения и только 22 % — низкий уровень материально-технической базы .

Считаем, что для эффективного обеспечения защиты информации при взаимодействии органов, осуществляющих предварительное расследование, со СМИ необходимо не только скоординированное федеральное законодательство, соответствующие ведомственные концепции и приказы, но и высокая журналистская этика при опубликовании материалов, касающихся криминальных событий и раскрывающих данные предварительного расследования. Конституция РФ, установив, в соответствии с международными требовангами, свободу выражения мнений и убеждений, свободу массовой информации, определила основы развития современного отечественного общества как демократического государства. Вместе с тем, как показывают результаты проведенного исследования, осуществление названных прав и свобод должно быть сопряжено с определенными ограничениями, которые предусмотрены законом и необходимы не только для современной России, но и любого демократического общества .

В заключении работы сформулированы основные выводы, определены направления использования теоретических результатов для решения прикладных задач .

В приложении содержатся результаты анкетирования сотрудников правоохранительных органов о состоянии защиты информации на стадии предварительного расследования

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Кончакова И.В. Проблемы защиты сведений о лицах, к которым применены меры безопасности в ходе предварительного расследования / И.В. Кончакова // Вестник Воронежского института МВД России — 2011 №1. — С. 66-70 (0,4п.л.) .

2. Кончакова И.В. Актуальные проблемы регулирования основополагающих положений о нераспространении сведений о частной жизни лица, участвующего в уголовном судопроизводстве / И.В. Кончакова // Юридическая наука и правоохранительная практика (Тюменский юридический институт МВДРоссии). —2011, — № 1 (15). — С. 92-95 (0,35 п.л.) .

3. Кончакова И.В. Место и роль судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора в обеспечении конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования / И.В. Кончакова, И.С. Федотов // Уголовное право. — 2011. —№3. — С. 92-98 (0,6 п.л., авт. - 0,3 п.л.) .

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

4. Кончакова И.В. Обеспечение защиты государственной тайны в показаниях свидетелей / И.В. Кончакова // Преступность в России: состояние, проблемы предупреждения и раскрытия преступлений: материалы международной научно-практической конференции.— Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008.—Ч. 1. — С. 197-199(0,2 П. Л. ) .

5. Кончакова И.В. Проблемы защиты врачебной тайны в уголовном судопроизводстве / И.В. Кончакова // Проблемы квалификации и расследования отдельных видов преступлений: материалы всероссийской научнопрактической конференции. — Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. — С. 165-167 (0,2 п.л.) .

6. Кончакова И.В. Этические проблемы по обеспечению тайны при производстве предварительного расследования / И.В. Кончакова, A.B. Тарасов // Бюллетень Уральского отделения Международной ассоциации содействия правосудию. — 2009. — № 2 (2). — С. 89-92 (0,3 п.л., авт. - 0,2 п.л.) .

7. Кончакова И.В. К вопросу определения юридическои природы института защиты информации на стадии предварительного расследования / И В Кончакова // Преступность в СНГ: проблемы предупреждения и раскрытия преступлений: материалы всероссийской научно-практической конференции. — Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2009. — С. 130-131 ( 0, 2 П.Л.) .

8. Кончакова И.В. Защита информации при производстве предварительного расследования отдельных преступлений экстремистской направленности / И.В. Кончакова // Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями экстремистской направленности: материалы всероссийской научно-практической конференции / ред. кол.: П.В. Анисимов [и др.] — Волгоград: ВЛ МВД России, 2010. — С. 170-175 (0,3 п.л.) .

9. Кончакова И.В. Обеспечение конфиденциальности информации на стадии предварительного расследования / И.В. Кончакова // Практическое законоискусство. — 2010. — №1. — С. 63-67 (0,3 п.л.) .

10 Кончакова И.В. Актуальные вопросы развития института тайны в уголовном судопроизводстве / И.В. Кончакова // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: материалы Всероссийского научно-практического семинара. — Брянск:

БФ МосУ МВД России, 2010. — С. 123-125 (0,2 пл.) .

11. Кончакова И.В. Состоятельность статьи 161 УПК РФ и ее соответствие международным нормам, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних / И.В. Кончакова II Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: материалы Всероссийского круглого стола. — Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2011. — С.18-21 (0,25 П. Л. ) .

12. Кончакова И.В. Проблемы обеспечения конфиденциальности данных предварительного расследования при применении мер уголовнопроцессуального принуждения / И.В. Кончакова // Актуальные проблемы современного российского права: материалы 1И Международной научнопрактической конференции. — Невинномысск: НГГТИ, 2011. — С. 271-276 ( 0, 3 П.Л.).


Похожие работы:

«РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА "ЖАНРОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ "МАГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ" Наталья Жильцова "Глория. Пять сердец тьмы" Елена Малиновская "Провинциалка в высшем свете. Дым без огня" Аня Сокол "Призраки не умеют лгать" Ева Никольская "Зачарован...»

«ПРАВИЛА Цвет Тип Жёлтый Дворянский (доход Королю) Синий Церковный (доход Епископу) Зелёный Торговый (доход Купцу) Красный Воинский (доход Кондотьеру) Лиловый Особый (особые выгоды, ВВЕДЕНИЕ указанные на самой карте) "Цитадели" – настольная иг...»

«Н. Э. Буваева Международное таможенное право Учебник для магистров Под общей редакцией профессора А. В. Зубача Допущено Учебно-методическим отделом высшего образования в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юрид...»

«Григорьева М. А. Анализ прокурором материалов уголовного дела о нарушении правил безопасности АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) Серия "В ПОМОЩЬ ПРОКУРОРУ" АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРОКУРОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЕКЦИИ Выпуск 1 Санкт-Петербург Раздел...»

«1 См.: Бибиков С. Н. Неолитические и энеолитические остатки куль­ туры в пещерах Южного Урала. С. 95— 138. 1 См.: Там же . Г См.: Там же. 1 См.: Шорин А. Ф. Доандроновское погребение могильника Б...»

«СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ им. М.В. ЛОМОНОСОВА за 2009 год МОСКВА Физический факультет МГУ СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОТРУДНИКОВ ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ ЗА 2009 ГОД Справочное издание Составители: Н.Б. Баранова, В.Л. Зефирова Общая редакция: Н.Н. Сысоев Подготовка библио...»

«СОДЕРЖАНИЕ Часть 1. Аналитическая часть _ 3 1. Общие сведения о подразделении _ 3 1.1. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности 4 1.2. Миссия подразделения 7 1.3. Структура и система управления подразделения _ 7 1.4. Планируемые результаты деятельности подразделения 12 2. Образовательная деятельность 14 2.1...»





















 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.