WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«ОТ ИСТЕРИИ ВОКРУГ ПРЕСТУПНОСТИ К НОРМАЛЬНОМУ СОСТОЯНИЮ? РОЙБАНД Карл Хайнц — профессор Дюссельдорфского университета. Неизвестное исследование 1943 г. Новым инструментом ...»

©2001 г .

К.Х. РОЙБАНД

ОТ ИСТЕРИИ ВОКРУГ ПРЕСТУПНОСТИ

К НОРМАЛЬНОМУ СОСТОЯНИЮ?

РОЙБАНД Карл Хайнц — профессор Дюссельдорфского университета .

Неизвестное исследование 1943 г .

"Новым" инструментом криминологии считаются опросы населения, позволяющие

получить репрезентативные высказывания о процессах виктимизации. Обычно начало

этой практики датируется серединой 60-х годов: президентская комиссия США "Правоохранительная деятельность и Министерство юстиции" ("Law Enforcement and the Administration of Justice") занялась этой темой и заказала локальные опросы Альберту Бидерману и национальное обследование Филиппу Эннису. Однако первый опыт подобных исследований следует отнести к 1943 г., когда американские оккупационные власти впервые опросили население на Сицилии. К сожалению, начинание не было продолжено несмотря на высокий методический стандарт. Опрос не был ограничен темой виктимизации, он выявлял также влияние страха перед преступностью и представления о ней. Исследование осталось незамеченным, что связано со специфическими условиями его проведения: оно проводилось под руководством психологической военной службы американского военного правления на Сицилии и не публиковалось (на документах стоял гриф "конфиденциально, не для печати"). Экземпляр работы находится в национальном архиве в Вашингтоне, погребенный среди других документов Штаба союзных войск ("Surveys of publik opinion held in Sicily .

November 1943 -January 1944". Archiv №.: RG 208, Entry 413, Box 2205) .

Первоначально психологическая военная служба интересовалась радиослушателями, каналами информационных передач в целях пропагандистских кампаний. В рамках этой исследовательской деятельности ставились вопросы внутренней безопасности, экономического положения и др. В конечном счете выделилась цель - исследование уровня опасности для населения на Сицилии и ее причин. Обследование проводилось в труднейших условиях уже через три месяца после оккупации Сицилии под руководством социального психолога Стюарта Додда. Чтобы провести опрос на основе научных критериев и с квалифицированным штабом интервьюеров были сделаны пробы валидности применительно к качеству интервью методически высоким инновационным способом (помимо прочего), благодаря повторному возврату к уже опрошенным лицам и их друзьям. Результаты оказались обнадеживающими. К тому времени значимость методических проблем опросов была признана в США и высокий профессиональный стандарт участвовавших в данном проекте исследователей отнюдь не случайность .

Как и в американском проекте 60-х годов и в сегодняшних немецких проектах, для сицилийского исследования характерно большое число респондентов. Выборочная совокупность выстраивалась по репрезентативным параметрам на основе процедуры рандомизации близкой к распространенным ныне: интервьюер обходит улицы и выбирает по определенному ключу домохозяйства. В Палермо было опрошено 2587 чел., дополнительно кэтому 184 чел. из Мессины и 1999 чел. из Кальтанисетты. Чтобы пробудить доверие людей, обследованию предшествовала широкая кампания в СМИ (сообщения в газетах, в радио, рекламных роликах в кино и листовках): иначе в обществе, которое еще недавно боялось фашистской тайной полиции, не обеспечить доверие и открытость для опроса. Для измерения процессов виктимизации было выбрано необычно короткое рекомендательное время, какое не применялось когдалибо в других опросах: одна неделя (в Германии и других странах общепринятый промежуток времени составляет от 12 или 18 месяцев, большее - последние 5 лет и только в больших проектах в США практикуется кратчайшее время - 3 месяца), Как показало исследование, для населения Сицилии была характерна чрезвычайно высокая доля виктимизации и опосредованного контакта с преступностью .





7% опрошенных оказались жертвой грабежа в течение последней недели, еще столько же указали, что жертвой ограбления стали кто-нибудь в доме или член семьи, 28% сообщили, что эта участь постигла одного из друзей, и следующие 18% заявили, что пострадали от других деликтов (в основном воровства скота). Понаслышке узнали о случаях преступлений в течение того же времени 83% опрошенных. Воровство и грабеж, по данным этого исследования, в Сицилии приняли эпидемический характер .

Особенно в окрестностях, подвергшихся незадолго до этого американской бомбардировке, распространенным стало воровство из домов и квартир, которые не успели отремонтировать. По ночам периодически велась стрельба, и нередко жители вечерами по пути домой лишались одежды. Запрет на выход из дома между 20 часами вечера и 4 часами утра должен был, правда, смягчить обстановку, но убежденность, что опасность подстерегает повсюду, достигла широкого распространения среди населения .

Задавались вопросы, опасно ли гулять днем или ночью по улицам города, в предместьях и в "чистом поле". Большинство опрошенных отказывались от таких прогулок. 30% опрошенных чувствовали себя небезопасно днем на улицах города и 31 - в его окрестностях. Прогулок по полю опасались 58%. Принципиально иначе дело обстояло ночью: вне зависимости от характера местности ее находили угрожающей от 93 до 96%. Как и в более поздних исследованиях в других странах, фиксировались разрыв в ощущениях безопасной близости и угрожающей дали, пугающей ночи. Не было найдено различий между Палермо, Калтанисеттой и Мессиной .

В качестве основной причины разгула преступности опрошенные назвали освобождение преступников из заключения. В реальности число освобожденных из тюрем было неопределенным и, вероятно, не соответствовало масштабам ощущения криминальной угрозы. На втором месте в ответах фигурировало отсутствие питания, на третьем - утраченный авторитет полиции. Общественная нужда, разрушения, падение традиционных авторитетов и привели, по-видимому, к утрате социального контроля и к благодатной для преступности атмосфере. Угроза преступности стала будничным явлением, контрастирующим с прошлым: респондентам время до крушения фашизма на юге Италии представлялось намного безопаснее .

Для авторов рассмотренного исследования тематика виктимизации и связанного с ней страха не имела научного продолжения. Не стал темой изучения обществоведами и вопрос о переживании криминальности в контексте американского общества 50-х годов. Должно было пройти более двух десятилетий, прежде чем в США возродились регулярно проводимые соответствующие исследования и с этого момента можно говорить о непрерывной традиции в этой области социологии .

Преступность и субъективная реакция на ее развитие Страх перед преступностью не чужд и современному европейскому обществу .

Показателен в этом отношении пример Германии и, в частности, ситуации в новых землях после воссоединения. Если исходить из общественных дискуссий последних лет, то создается впечатление, что преступность растет, а с ней и страх граждан перед ней. Действительно, кризис внутренней безопасности и ежегодно повышающийся уровень преступности дают основание для этого. В особенности, по полицейской статистике, количественно выросла преступность на территории бывшей ГДР, а вместе с тем и страх граждан перед ней .

Между тем, связь объективной угрозы и ее субъективного восприятия в данном случае не непосредственна ни во временном, ни в региональном, ни в национальном измерении. Она опосредуется рядом различных взаимодействующих факторов. В их числе средства массовой информации, а также граждане, обладающие, как правило, различной степенью уязвимости, ранимости в зависимости от тех или иных насильственных стратегий. В прошлом динамика страха граждан перед преступностью эмпирически документировалась лишь фрагментарно. Число индикаторов, используемых для ее измерения, было невелико. Они отражали реальность слишком глобально, рассчитаны на фиксирование, скорее, общесоциальных, чем личных, угроз в короткие временные промежутки. Публикуемые ныне результаты федеральных репрезентативных опросов позволяют восполнить недостающие данные и предоставляют новые сведения о процессах преобразований в новых землях. Они убедительно показывают, что в противовес публичным стереотипам рост озабоченности граждан преступностью в последние годы не продолжается, напротив, происходит ее спад .

Так, опрос 1998 г. одним из первых документирует снижение неудовлетворенности общественной безопасностью, начиная с 1993 г. [1]. По результатам второго исследования, проведенного по заказу федеральной криминальной службы институтом EMNID, страх граждан перед преступностью снижался начиная с 1994 г.: тогда чувствовали себя в своей местности в относительной или полной безопасности 81% опрошенных жителей западных земель, в 1998 г. - 83%. На востоке наблюдался еще более выразительный рост чувства личной защищенности: с 68% в 1994 г. до 80% в 1998 г. [2] .

Третья серия опросов, принадлежащая Институту демоскопии Алленсбаха (1999), также утверждает снижение обеспокоенности граждан преступностью. Данные опросов значимы для нашей постановки проблемы, так как открывают изменения на специфически деликтном уровне и применяют большое количество индикаторов во временном разрезе. Цифры до 1994 г., правда, в последней публикации не были приведены, однако они проанализированы в других публикациях [4], Образ восприятия социальных угроз, который открывается благодаря более широкому временному анализу показателей, сложнее и дифференцированнее, чем взятый только применительно к 90-м годам. Так, начиная с 70-х годов обнаруживается снижение доли опрошенных, которые озабочены ростом преступности в Германии: в 1971 г. - 40%, 1976 г. - 36, 1981 г. - 30, и 1986 г. - 26. В 1990 г. эта доля снова выросла до 30% и с тех пор более или менее возрастала. В августе 1993 г. она достигла в старых землях 49%. Таким образом, 1990 г. - год перелома в соответствующих процессах. Такая динамика отмечена и в других опросах: с начала 70-х до конца 80-х годов происходит снижение, хотя объективная угроза преступности (частично фиксируемая криминальной статистикой) со временем выросла. Мы интерпретировали это снижение страха, которое происходит в противовес развитию объективной угрозы, как "эффект привыкания", который означает соглашение граждан с феноменом преступности, поскольку ее уровень растет не очень быстро [там же] .

В пограничный 1990 г. объективная угроза преступности принципиально не изменилась: коэффициенты роста полицейской криминальной статистики не особенно драматичны, по крайней мере не выше, чем в предыдущие годы. Однако происходят другие социальные потрясения, которые позволяют представить феномен преступности в новом свете: с падением стены и открытием границ на Востоке произошли изменения, которые поставили под вопрос то, что раньше рассматривалось как само собой разумеющееся, и показали растущую угрозу общественному порядку, его уязвимость. Повлияли не только то, что граница стала проницаемой и зарубежная мафия проникает на территорию Германии, но и обнаружившиеся издержки объединения. Они касаются и западных, и восточных немцев, но последних в большей степени. Многие из них вынуждены были поменять свою профессию или работодателя, прошли через периоды безработицы или даже состояние длительной, предпенсионной безработицы .

Трансформационные процессы предположительно благоприятствовали ощущению будущей угрозы со стороны преступности. Одним из оснований для этого стала неуверенность людей, другим - представление о причинах преступности. В ноябре 1993 г .

Институт демоскопии опросил немецких граждан о причинах роста преступности в Германии. На первом месте оказалась безработица, определяющая повседневные заботы, ее указали 31% западных и 66% восточных немцев. На втором месте следовали неправильные воспитание или ценности, духовный кризис - соответственно, 20 и 27% .

По показателю ощущаемой общественной угрозы западные и восточные немцы отличаются уже в самом начале, непосредственно после распада ГДР в 1990 г. В это время, когда объективная угроза преступности на Востоке была меньше, чем на Западе, именно здесь больше людей испытывали обеспокоенность преступностью .

Однако в последующие годы рост различия между Востоком и Западом в страхе перед преступностью не наблюдается. В 1990 г. этот разрыв между восточными и западными немцами составлял 23%, в 1992 г. - 20 и в 1995 г. — 16. Итак, различие становится все меньшим и эта далеко идущая параллельность развития примечательна потому, что коэффициенты роста преступности в этот период в восточной Германии согласно полицейской криминальной статистике неизмеримо выше. Налицо расстыковка субъективной и объективной угрозы .

Перемены в личной угрозе Ощущение угрозы для общества нельзя прямо сравнивать с личным страхом перед преступностью. Обе переменных, правда, коррелируют эмпирически друг с другом, но речь идет о разных масштабах восприятия. Для понимания страха перед преступностью, относящегося к личности, представляют особый интерес прежде всего новые данные Института Алленсбаха (см. табл.). Как можно заключить, степень обеспокоенности людей по сравниваемым деликтам в 70-е и 80-е оставалась почти неизменной. Страх перед преступностью, относящийся к личности, не был определен снижающейся ощущаемой объективной угрозой. И обе они не были детерминированы тенденцией растущей объективной опасности .

Во всяком случае снижение угрозы можно распознать по индикатору, который не содержится DO временном ряде Института Алленсбаха, но который можно вывести из других исследований. Это т.н. "стандартный индикатор" страха перед преступностью .

Речь идет о безопасности в собственной местности. По этому показателю чувство опасности снижалось с 1965 по 1990 гг. Сопоставленные данные, все равно, относятся ли они к общественному или личному уровню, сигнализируют о его стабильности или даже снижении, но ни в коем случае о росте .

Во временном ряде опросов Института Алленсбаха, относящихся к страху личности перед преступностью в 80-е годы, есть пробелы, поэтому ситуацию в это время реконструировать невозможно. Происходил ли перелом в динамике сразу после падения стены или спустя некоторое время? Ясно, однако, одно: к началу 90-х годов показатели субъективного страха перед преступностью выше, чем когда-либо ранее. Тревога о взломе, о которой заявили 57% опрошенных, в два с половиной раза выше, чем в 80-е гг. И тревога о нападении почти наполовину выше. Страх перед преступностью становится фактором, в решающей мере определяющим обыденное сознание .

Но с установлением страха перед преступностью как массового явления в начале 90-х годов парадоксальным образом начинается также и его снижение. Уже в 1992 г .

показатели в старых землях ниже, чем за год до этого, и в дальнейшем эта тенденция сохраняется. По некоторым деликтам она проявляется сразу, по другим сказывается с течением времени. Так, например, изменения в тревоге о взломе между 1991 и 1994 гг. очень небольшие. С другой стороны, перелом в озабоченности воровством приходится на период с 1993 по 1994 гг. Несмотря на понятное развитие, исходные показатели 70-х, судя по данным 1999 г., все еще не достигнуты .

Уровень обеспокоенности восточных немцев преступностью с самого начала был, правда, выше, чем у западных немцев, но последующее развитие протекало примерно Страх перед преступностью в 70-90-е годы (в '

–  –  –

Формулировка вопроса: "Возникает ли у вас чаще страх перед тем, что стоит в этом списке?" Знак "-" означает, что позиция в данное время не исследовалась .

Источники: опубликованные и неопубликованные опросы Института демоскопии .

аналогично. Причем, в новых землях чувство обеспокоенности снижается, как правило, сильнее, чем в старых землях, так что с течением времени западные и восточные немцы по этому показателю все более сближаются. Это сближение происходит так интенсивно, что при опросе 1998 г. в новых землях наблюдаются примерно такие же показатели почти по всем деликтам, что и в старых землях! За одним исключением - обеспокоенности нападениями агрессивной молодежи (бритоголовых и панков). Но она соответствует реалистическому взгляду: праворадикальное насилие, которое часто исходит от бритоголовых, по удельному весу больше распространено в новых землях, чем в старых .

О соотношении субъективной и объективной угрозы Насколько полно новейшее изменение степени озабоченности уровнем преступности в восточной и западной Германии отражает изменения в объективной угрозе обществу со стороны преступности? Протекают ли они параллельно или уступают тенденциям другого рода? В Германии нет виктимизированных групп, которые способны документировать их непрерывно год за годом. Однако на основе полицейской криминальной статистики можно провести сравнения по распространенности некоторых деликтов, по которым измерялся страх перед преступностью. Лучше всего это выражено для деликтов "взлом" и "ограбление на улице", в ограниченной мере - для мошенничества, поскольку в полицейской статистике мошенничество фиксируется не только по лицам, но и по организациям. Проблематично также сравнение с деликтом, "что я буду ограблен в пути". Воровство могло здесь пониматься и как взлом автомобиля. Здесь нет прямого соответствия с категориями криминальной статистики, поэтому следует отказаться от прямого сопоставления с объективным положением .

Криминальная статистика взломов квартир документирует (см. рис. 1) снижение после некоторого роста их распространенности в 1993 г. до 276 на 100 тысяч жителей в 1998 г. Аналогичное развитие наблюдается и в восточной Германии. Если мы возьмем за отправную точку другой год, то изменения здесь окажутся еще большими .

По числу грабежей на улице (см. рис. 2) в старых землях между 1992 и 1994 гг .

наблюдается константа, в последующее время легкий подъем, а для восточной Германии с 1993 г. - спад. Этот спад так силен, что соотношение между западной и восточной Германией принципиально изменилось: коэффициент преступности между 1993 и 1995 гг. в восточной Германии выше, чем в западной, а с 1997 г. - наоборот .

Грабежи на улицах (по данным полицейской статистики) В случае мошенничества (см. рис. 3) коэффициент растет и в западной, и в восточной Германии. Его показатели в новых землях постоянно ниже, чем в старых .

Как можно оценить ситуацию в новых землях в 1992 г., когда показатели преступности в сравнении с западной Германией были ниже? Действительно ли показатели так низки и в 1993 г. быстро выросли? Позднее полицейская криминальная статистика ведется примерно одинаково на западе и востоке. Цифры за 1992 г. могли быть слишком занижены, а в 1993 г., вследствие иной обработки, слишком завышены. Для представлений граждан, которые ориентируются на опубликованную криминальную статистику, это не имеет значения, решающим для них мог бы стать рост в зарегистрированной и опубликованной полицейской криминальной статистике .

Для вопроса о взаимосвязи объективной и субъективной угроз значимо то, что убывающая угроза при рассматриваемых здесь деликтах корреспондирует с убывающим страхом перед преступностью. Это действует в случае восточной Германии, причем даже в сверхпропорциональной мере, и боязнь снижается, как правило, сильнее, чем объективная угроза. Случаи опасения воровства, например, снизились между 1993 и 1998 г. на 44% (с 55% до 31%), в то время как полицейская статистика зафиксировала снижение соответствующих преступлений только на 25% (с 40% до 30%) .

Во всяком случае вывод остается прежним: уровень страха не обязательно отражает объективную угрозу. Так, восточные немцы выражали большую озабоченность Мошенничество (по данным полицейской статистики) возможным взломом, нежели западные, хотя их риск, соизмеренный с полицейской статистикой, был меньше. Еще в 1998 г. он сверхпропорционально высок, примерно сравним с западным несмотря на меньший объективный риск. Это означает то, что о "полной нормальности" ситуации еще нельзя говорить, хотя определенные процессы нормализации заметны, путь в этом направлении обозначен .

Страх перед преступностью, который мощно определял общественное самосознание в начале 90-х годов как в старых, так и в новых землях, снизился. В новых землях он снижался сильнее, чем в старых, и в целом происходит сближение его уровней. Он снизился после того, как достиг необычайно высокого, почти иррационального уровня, когда большинство граждан верило, что в следующие 12 месяцев можно стать жертвой преступления [5]. И в объективных и субъективных условиях жизни наступила определенная нормализация, которая может объяснить это снижение страха лишь частично. Решающим же является фактор привычки. Этот процесс привыкания, который происходил в старых землях уже раньше, и действовал так, что страх снижался несмотря на растущую объективную угрозу, стал характерен теперь и для новых земель [6]. Очевидно, нужно было научиться отношению к феномену преступности и в новых землях. Восприятие угрозы благодаря этому становится реалистичнее .

Однако от одинаковой реакции на объективную угрозу жители в восточной и западной Германии все еще далеки .

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Habich R., Noll H.H. und Zapf W. Subjektives Wohlbefinden in Ostdeutschland naehert sich westdeutschem Niveau. Ergebnisse des Wohlfahrtssurvey 1998 // ISI22, Informalionsdiensl soziale Indikatoren. Juli

1999. S. 1-7 .

2.Bundesministerium des Inneren // Innenpolitische Informationen des Bundesministerium des Inneren .

1999. Nr. 3 .

S. 114 .

3.Institut fuer Demoskopie: Allensbacher Berichte. 1999. Nr. 12 .

4.Reuband K.-H. Kriminalitaetsf'urcht in Ost - und Westdeutschland. Zur Bedeutung psychosozialer Einflussfaktoren // Soziale Probleme. 1992. 3. S. 211-219 .

5.Noll H.H. und Schroeder H. Oeffentliche Sicherheit und subjektives Wohlbefinden in Ost - und Westdeutschland // W. Glatzer und H.H. Noll, Hrsg. Getrennt vereint. Frankfurt, 1995. S. 305 ff .

6.Reuhand K.-H. Kriminalitaetsfurcht Stabilitaet und Wandel // Neue Kriminalpolitik. 1999, Heft I. S .

15-20 .

Перевод с немецкого доктора философии Е. ЭЙХЕЛЬБЕРГА


Похожие работы:

«УТВЕРЖДЕНО Приказом от 22 января 2015 года № 23 Вступает в действие с 01 февраля 2015 года Правила осуществления процедур приема к исполнению, исполнения, отзыва, возврата (аннулирования) распоряжений на перевод денежных средств Правила осуществления процедур приема к ис...»

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 120 Об утверждении Санитарных правил и норм 2.3.4.15-15-2005 "Санитарногигиенические требования к производству мяса и мясопродуктов" В целях исполнения Закона Республики Беларусь "О санитарноэпидемическом благополучии населения" в редакции от 23 мая 2000 года (Национальный реестр правовых актов Республики...»

«ЦЕНА СЛОВА: новые грани диффамации ЦЕНТР ЗАЩИТЫ ПРАВ СМИ ЦЕНА СЛОВА: новые грани диффамации ВОРОНЕЖ Ц37 УДК [343.41:070](035) ББК 67.400.7я2+67.408я2+76.0я2 Книга издана при поддержке Европейского Союза. Содержание публикации является предметом ответственности Регионального Фонда "Центра Защиты Прав СМИ" и не отражает точк...»

«Условия проведения и участия в Маркетинговой Инициативе "Окажись на волшебном балу в Disneyland® Paris" (далее по тексту – "Правила") 1. Термины и определения Маркетинговая Инициатива акция "Окажись на волшебном балу в Disneyland® Paris", провод...»

«ИМС Propeller Руководство по применению Версия 1.0 ГАРАНТИЯ Parallax Inc гарантирует отсутствие в своих продуктах дефектов в материалах и исполнении сроком на 90 дней от момента получения продукта. Если Вы обнаружите дефект, то Parallax Inc, по своему выбору, восстано...»

«1. Общие положения Цель: подготовка к профессиональной организационно-управленческой, 1.1. деятельности в области управления водными биоресурсами и рыбоохраны Связь ДПП с профессиональными стандартами 1.2. Наименование Наименование выбранного Уровень программы профессионального стандарта квалификации (одног...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ТАГАНРОГСКИЙ ФИЛИАЛ УТВЕРЖДАЮ Зам.директора по УР _ Н.К.Жуковская ""_20_г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Дисциплина Б3.В.ОД.12 Нотариат _ (наименование учебной дисциплины) Уровень образовательной п...»

«ПРИНЦИПЫ В СЛУЖЕНИИ БОГУ ЗАК ПУНЕН Авторское право Zac Poonen (1999) На эту книгу обеспечено авторское право, чтобы предотвратить злоупотребление. Эта книга не должнa быть переизданa или переведенa без письменного разрешения автора. Разрешение, одна...»

«И.О. Пешков ПРАВО БЫТЬ "СИМВОЛОМ ЛЕСА" ВМЕСТО "ПРАВА НА ЛЕС": ГРАНИЦЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ДЕЕСПОСОБНОСТИ "ТРАДИЦИОННЫХ СООБЩЕСТВ" НА ПРИМЕРЕ ОПЫТА СЕДЕНТАРИЗАЦИИ ЭВЕНКОВ-ОЛЕНЕВОДОВ ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ* В работах, посвященных борьбе с отсталостью, достат...»





















 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.