WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 |

«осуществление /отв. ред. В.В. Долинская. – М.: Волтерс Клувер, 2010 г. -141 с. Содержание Предисловие Введение I. Правовой статус миноритарных акционеров § 1. Категория правовой статус и ...»

-- [ Страница 1 ] --

Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление

Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их

осуществление /отв. ред. В.В. Долинская. – М.: "Волтерс Клувер", 2010 г. -141 с .

Содержание

Предисловие

Введение

I. Правовой статус миноритарных акционеров

§ 1. Категория "правовой статус" и смежные понятия

Подведем итоги.

§ 2. Понятие "акционер" в науке и законодательстве

Выводы:

§ 3. Понятие и общая характеристика положения миноритарных акционеров в акционерных обществах

Выводы:

II. Права миноритарных акционеров

§ 1. Субъективные права и законные интересы

§ 2. Природа прав акционеров

Выводы:

§ 3. Виды прав акционеров

Выводы

III. Осуществление прав миноритарными акционерами

§ 1. Осуществление субъективных прав и интересов, его пределы и ограничения... 57 Выводы:

§ 2. Осуществление субъективных прав акционеров

Подведем итоги.

§ 3. Специфика осуществления прав миноритарными акционерами. Акционерные соглашения

Выводы:

IV. Охрана и защита прав миноритарных акционеров

§ 1. Защита субъективных прав и смежные категории

Выводы:

§ 2. Защита и восстановление нарушенных прав акционеров

Выводы:

§ 3. Система внутрикорпоративной охраны и защиты прав миноритарных акционеров

Выводы:

Заключение

Предисловие

Вашему вниманию предлагается новая серия - "Право корпораций: теория и практика" .

Лауреат Нобелевской премии профессор Ф. Хайек называет законодательство о коммерческих корпорациях одним из важнейших институтов, позволяющих создать эффективно действующую конкурентную систему*(1) .

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации*(2), подготовленной Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства*(3) и Исследовательским центром частного права при Президенте РФ*(4) и одобренной на заседании Совета 7 октября 2009 г.*(5), среди принципиальных изменений системного характера предложено включить в круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (ст. 2 ГК РФ), корпоративные отношения .

Под ними разработчики концепции понимают группу "интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам" (Раздел I. Введение .

П. 5) и "отношения, связанные с "правом участия" в корпорации, а также соответствующие обязательственные отношения между учредителями (участниками) и корпорацией" (Раздел II. Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации. П. 1.2) .





Кроме того, признана необходимость легализации классификации юридических лиц на организации корпоративного и унитарного типа .

При этом "нормы, регулирующие корпоративные отношения, могут также применяться на субсидиарной основе и к юридическими лицам некорпоративного типа, если иное не вытекает из существа таких отношений" (Раздел II. Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации. П. 1.2)*(6) .

В связи с этим необходимы изучение и анализ зарубежного и российского опыта, решение общетеоретических вопросов частного права, комментарии действующего законодательства и иных источников права, советы по восполнению пробелов в них, критический обзор корпоративной практики .

Для этих нужд в серии планируется издавать книги от теоретических эссе до практических пособий, в ряде случаев - комментарии действующих правовых актов и сложившейся правоприменительной практики .

Работы призваны охватить широкий круг вопросов:

- понятие корпорации, применимость этого термина к российской действительности, соотношение корпорации с классификациями юридических лиц;

- источники правового регулирования;

- правовой статус и правосубъектность корпораций;

- отношения собственности в корпорациях;

- сделки корпораций;

- органы управления корпорации и порядок их функционирования;

- права участников корпораций, их осуществление и охрана;

- корпоративные конфликты и их урегулирование;

- ответственность в праве корпораций;

- взаимодействие с государственными органами и др. Руководитель проекта и ответственный редактор книг, входящих в серию, - Владимира Владимировна Долинская, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, ведущий специалист в области акционерного права, автор свыше 300 научных публикаций по гражданскому, акционерному и предпринимательскому праву, в том числе первого в современной России учебника по акционерному праву, консультант ряда российских и зарубежных компаний по гражданскому и корпоративному праву, главный редактор научно-практического журнала "Цивилист", член редакционных советов журналов "Законы России: опыт, анализ, практика", "Гражданское право", "Наследственное право" .

Авторами будут выступать практикующие юристы, научные работники, кандидаты и доктора юридических наук .

Наши читатели могут предлагать темы и материалы к рассмотрению .

Ваша книга может оказаться новым словом в науке и способствовать развитию экономики нашей страны .

Дерзайте! Мы ищем таланты .

–  –  –

По данным Единого государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в Российской Федерации в последние годы на акционерные общества приходится почти 17% коммерческих юридических лиц из семи организационно-правовых форм. Россия является родиной акционерного законодательства. За рубежом акционерное общество и его аналоги - наиболее распространенная форма юридических лиц .

Согласно классификации, предложенной в ст. 48 ГК РФ, акционерные общества создаются по воле их учредителей (участников). Акционеры за счет своего имущества формируют и могут увеличивать уставный капитал общества; они могут претендовать на определенные денежные или иные имущественные выплаты в некоторых случаях уменьшения уставного капитала акционерного общества .

Акционеры составляют высший орган его управления - общее собрание акционеров и решают основные вопросы деятельности общества; действительность решений органов управления и сделок акционерного общества зависит от соблюдения субъективных прав и обеспечения законных интересов акционеров. Таким образом, акционер является ключевой фигурой для акционерного общества, а правовой статус акционеров и возможности его различий у отдельных акционеров имеют большое значение для акционерного, гражданского и предпринимательского права .

В то же время закон не дает определения акционера. Доктрина не вносит определенности в этот вопрос .

В отсутствие родового понятия в правовых актах, судебной практике и научной литературе активно используется термин "миноритарные акционеры" .

Внимание к ним усилилось с внедрением России в международное сообщество, с завершением "раздела собственности" и с осознанием проблем "внутрикорпоративных конфликтов" .

Основные проблемы, связанные с характеристикой акционеров как миноритарных, сводятся к соотношению прав акционерного общества и акционеров, мажоритарных и миноритарных акционеров, природе прав акционеров, наличию или отсутствию их связи с количеством и категориями принадлежащих им акций, реальному осуществлению и охране прав миноритарных акционеров как более слабой стороны в правоотношении, обеспечение защиты которой становится одним из приоритетов современного гражданского законодательства .

При рассмотрении норм гражданского и акционерного законодательства Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на необходимость установления в законодательном порядке баланса законных интересов, с одной стороны, самого акционерного общества, которое стремится к снижению своих издержек, и, с другой стороны, миноритарных акционеров, чьи права собственности затрагиваются принимаемыми решениями по управлению обществом (например, Определение от 3 июля 2007 г. N 681-О-П*(7)) .

Постановка таких целей правового регулирования опирается на закрепленный в Конституции РФ социальный характер нашего государства, призванного равномерно содействовать благу всех граждан и поддерживающего принципы социального равенства, солидарности и взаимной ответственности членов общества .

Итак, актуальность исследования обусловлена потребностями правовой науки и правоприменительной практики в четких характеристиках ключевых для экономики и общества фигур (акционеров), в объективном взгляде на наличие или отсутствие противоречий между ними, в первую очередь между мажоритарными и миноритарными акционерами, а также между акционерами и акционерным обществом, в механизмах обеспечения прав акционеров и баланса их интересов независимо от числа и категории принадлежащих им акций .

При всей актуальности проблемы правового статуса и прав миноритарных акционеров не получили комплексного освещения в научной литературе .

Исследования отечественных дореволюционных юристов заложили теоретическую базу рассматриваемой темы, но в большей мере касались природы и классификаций прав всех акционеров. Кроме того, в XXI в. после неоднократных социальных потрясений в России и при неоднозначном воздействии зарубежного опыта сложились условия, серьезно отличающиеся от реалий XIX в .

Советский этап развития научной мысли дал очень многое развитию учения о правовом положении личности, об осуществлении и защите прав, но в силу объективных причин это практически не было связано с акционерной тематикой .

Многочисленные современные исследования в сфере акционерного и корпоративного права развивают доктрину правоотношения, решают вопросы, касающиеся деятельности акционерного общества и акционеров, но миноритарные акционеры либо редко оказываются в центре внимания, либо получают однобокую характеристику как пассивные "жертвы" акционерного общества и мажоритарных акционеров или как их враги, занимающиеся исключительно корпоративным шантажом .

Выявленные потребности и недостаточная исследованность соответствующих вопросов в литературе обусловили выбор цели настоящего исследования разработка учения о правовом положении миноритарных акционеров в системе "акционерное общество - его органы и должностные лица - его участники", выявление основных средств правового обеспечения и защиты прав и законных интересов миноритарных акционеров с позиций решения вопроса о наличии их специфики .

Достижение поставленной цели потребовало постановки и решения следующих задач:

- выявить типичные, наиболее часто повторяющиеся, атипичные, специальные и факультативные, случайные характеристики при определении акционера путем сравнительно-правового анализа легальных и доктринальных позиций; по возможности выработать собственное определение;

- решить вопрос об обоснованности и значении характеристики акционера как миноритарного;

- рассмотреть природу и виды прав акционеров;

- решить вопрос о наличии или отсутствии специфики прав применительно к миноритарным акционерам;

- разработать систему ограничения прав акционеров, акционерного общества и других заинтересованных лиц;

- выявить специфику осуществления прав миноритарных акционеров;

- обобщить формы и способы защиты субъективных прав и законных интересов акционеров;

- определить наиболее эффективные формы и способы защиты субъективных прав и законных интересов миноритарных акционеров;

- разработать предложения, направленные на совершенствование правовых актов и правоприменительной практики .

Книга адресована практикующим юристам, научным работникам, преподавателям, аспирантам и студентам юридических вузов .

–  –  –

В предмете регулирования гражданского законодательства согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ на первое место поставлено "правовое положение участников гражданского оборота". Вне зависимости от того, какой позиции придерживаются ученые: субъект элемент правоотношения или внешнее к нему, они единодушны в том, что в отсутствие субъектов нет правоотношения. "Исходя из этого для корпоративного права первостепенное значение также приобретают нормы, регламентирующие статус субъектов - участников корпоративных правоотношений"*(8) .

В справочной литературе "статус" (от лат. status - положение, состояние) правовое положение, состояние*(9). С точки зрения логики совпадение определяемого и определяющего понятий недопустимо .

В настоящее время термин "статус" используется почти в 200 федеральных законах, в том числе кодифицированных (например, ст. 125 ГК РФ, ст. 45 НК РФ), но крайне редко раскрывается .

Например, в ст. 2 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4802-I "О статусе столицы Российской Федерации"*(10) под статусом столицы РФ понимается правовое положение г. Москвы, обусловленное установленными законом особенностями прав и обязанностей федеральных органов государственной власти РФ и органов государственной власти г. Москвы в связи с осуществлением г. Москвой функций столицы РФ. В ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих"*(11) статус военнослужащих определен как совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных этим законом, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ .

Глава 3 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"*(12) называется "Правовое положение (статус) государственного служащего" и в качестве его составляющих содержит совокупность прав, гарантированных государством, обязанностей и ответственности, ограничений, обязательств и правил служебного поведения .

В центральном частноправовом кодексе - Гражданском кодексе - понятие "статус" используется в широком смысле слова ("статус организации в качестве юридического лица" - п. 2 ст. 1202) и в узком, специальном - хотя и для юридических лиц, но обладающих компетенцией (государственные и муниципальные органы п. 1, 2 ст. 125). Понятие "положение" используется как эквивалент статуса (п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 82, п. 3 ст. 87, п. 3 ст. 96, п. 4 ст. 107, п. 6 ст. 113, п. 6 ст. 116, п. 3 ст. 117, п. 3 ст. 120) и в контексте "материальное, доминирующее" и т.д. положение .

Недостаточно судебное толкование по этому вопросу. Редкий пример постановление ФАС Московского округа от 28 июня 2000 г. по делу N КГ-А40/2596понятие "правовое положение" охватывает права организации по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему недвижимым имуществом*(13) .

Наука стремится восполнить пробел законодательства, но единства во взглядах ученые не достигли .

Юриспруденция - общественная наука, право регулирует общественные отношения. Рассматривая правовой статус по аналогии с правоотношениями во взаимодействии с общественным явлением, мы обращаемся к понятию "социальный статус": это "позиция (положение) индивида (группы) в социальной системе, определяемая по некоторым признакам (этническим, профессиональным и т.д.)"*(14). Его использует С.С. Алексеев, характеризующий правовой статус как позицию лица по отношению к другим субъектам*(15). В случае признания социального статуса со стороны государства и его закрепления на уровне права можно говорить о правовом статусе .

Большинство универсальных и специальных словарей раскрывают это понятие как правовое положение, состояние*(16). Аналогичную трактовку мы встречаем и в юридической литературе*(17), хотя совпадение определяемого и определяющего понятий является недопустимым с точки зрения логики .

В лучшем случае в словарях правовой статус понимают как систему признанных и закрепленных государством в законодательном порядке прав и обязанностей*(18) .

Понятие правового статуса особенно активно разрабатывалось в теории права и государственном (конституционном) праве в связи с вопросом о правах и свободах человека и гражданина. Затем оно стало использоваться и в отношении юридических лиц, государства и иных публично-правовых образований, в других отраслях права*(19). С.С. Алексеев и Ю.А. Тихомиров определение и значение правового статуса связывают с публично-правовой и частноправовой сферами*(20) .

Основные дискуссии связаны с вопросами объема содержания, соотношения с правосубъектностью, правоспособностью, дееспособностью, особенностей применения в статике и динамике, достаточности для отражения всех складывающихся правовых ситуаций .

По вопросу содержания категории "статус (правовой)" наиболее яркими являются три позиции:

1) правовой статус включает в себя категории прав, свобод и обязанностей, характер иных элементов является достатусным, послестатусным или надстатусным*(21);

2) к правовому статусу относятся все правовые средства, легально определяющие и закрепляющие положение лица в обществе*(22);

3) в понятие правового статуса входит определенная часть правовых средств, легально определяющих и закрепляющих положение лица в обществе*(23) .

С.С. Алексеев, не отождествляя правовой статус и правовое положение, к элементам первого относит правосубъектность, основные права и обязанности субъектов, а к элементам второго - конкретные права и обязанности лица, связанные с наличием определенных юридических фактов*(24), из чего следует мобильность правового положения .

Н.А. Баринов, определяя правовой статус как юридически закрепленное положение личности в обществе, основу которого составляют права, свободы и обязанности, указывает, что правосубъектность является одним из элементов правового статуса; поэтому сначала лицо признается субъектом действующего в обществе права, а затем наделяется особым качеством праводееспособностью*(25) .

Согласно Д.Н. Бахраху административно-правовой статус - это правовое положение личности или цели, задачи, функции, организационно-правовая структура и компетенция государственных коллективных субъектов.

К основным элементам такого статуса органов исполнительной власти он относит три главных блока:

целевой (назначение); структурно-организационный (процедуры образования и ликвидации субъектов); компетенционный (совокупность властных полномочий)*(26) .

В.С. Бирюкова вместо "прав" использует понятие "правомочия" и указывает:

"Все образующие статус акционера правомочия являются формами реализации экономической власти акционера как собственника"*(27) .

А.Б. Венгеров вкладывает в понятие "статус" статическое содержание, полагает, что эта категория определяет набор прав, которыми субъект обладает для вступления в гипотетическое, возможное правоотношение, и отграничивает ее от категории "правосубъектность", означающей, по его мнению, характеристику правомочий конкретного субъекта в конкретном правоотношении*(28) .

B.В. Кванина называет в качестве составляющих правового положения субъекта (юридического лица) порядок создания юридического лица; учредительные документы; права и обязанности субъекта (в вещных, обязательственных отношениях); ответственность юридического лица или (в другом фрагменте) цели деятельности, порядок управления, порядок реорганизации и ликвидации, порядок использования имущества в случае ликвидации*(29) .

Н.М. Конин понимает административно-правовой статус как совокупность прав, свобод и обязанностей гражданина, а также компетенцию организации или юридического лица*(30) .

C.Э. Корх выделяет в исследуемом понятии основные права и обязанности, прямо закрепленные в законе, а также права-возможности по приобретению обязанностей и прав в конкретных правоотношениях*(31) .

A.М. Крамник предлагает в административно-правовом статусе органов исполнительной власти выделять пять блоков: общий, организационный, структурный, процедурный, компетенционный*(32) .

B.С. Нерсесянц определяет правовой статус как правовое положение, законодательно закрепленную право- и дееспособность в сфере частных и публично-властных отношений*(33) .

Г.В. Мальцев рассматривает правосубъектность как единство правового статуса и правоспособности*(34) .

Другое соотношение предлагает Н.И. Матузов, который в состав правового статуса личности включает правоспособность*(35) .

По мнению А.В. Мицкевича, содержание правосубъектности тождественно правовому статусу и сводится к совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также к определенным по содержанию правам и обязанностям, непосредственно вытекающим из действия законов*(36) .

А.А. Молчанов рассматривает правовой статус как характеристику участника общественных отношений, способного в силу своих особенностей иметь субъективные юридические права и нести обязанности, и в качестве его свойства признает правосубъектность*(37) .

Е.Г. Опыхтина применительно к юридическим лицам пишет: "Категория "особый правовой статус юридического лица" - широкое понятие, включающее в себя не только особую правосубъектность, но и особый порядок создания, реорганизации, ликвидации юридических лиц, права и обязанности их участников, права и обязанности их кредиторов, специфическую юридическую ответственность"*(38) .

Н.Н. Пахомова считает, что "в корпоративных правоотношениях статус субъекта определяется совокупностью его прав и обязанностей"*(39) .

Ю.Н. Старилов административно-правовой статус определяет правами, свободами, их гарантиями, обязанностями, правоограничениями, объемом ответственности*(40). В других источниках также довольно часто составляющей правового статуса считают ответственность*(41) .

В целях познавательной деятельности мы, раскрывая правовой статус субъекта, рассматриваем: "1) правовые основы его деятельности; 2) при каких условиях лицо становится субъектом (в первую очередь, речь должна идти о вопросах создания данного субъекта); 3) правосубъектность данного лица; 4) условия прекращения его деятельности"*(42) .

Регулярно поднимается вопрос о достаточности той или иной категории и о введении новых для адекватного отражения всевозможных правовых ситуаций. Так, Р.П. Мананкова предлагала в свое время ввести понятие правового модуса, который бы обозначал совокупность прав и обязанностей определенной категории субъектов, объединенных тем или иным социальным, функциональным назначением. По ее мнению, этот термин позволит разграничивать правовые состояния личности*(43) .

В.В. Ровный также предлагал дополнить понятийный аппарат юриспруденции категорией модуса как специального правового статуса, считая правовой статус "абстрактным, общим, равным и постоянным в отношении всех лиц"*(44) .

Анализ всех вышеприведенных легальных и доктринальных определений мы строим на следующих принципиальных положениях .

Юридическое понятие, как правильно отмечал Н.С. Суворов, в том числе понятие статуса субъекта, есть правовая абстракция*(45). Это первый уровень правового обобщения, "наука начинается лишь там, где появляются обобщения"*(46). Но такая абстракция материальна, так как заложена в нормах материального права и проявляется в совокупности субъективных прав и обязанностей. Иными словами, статус субъекта - категория, неразрывно связанная с обобщением необходимых и достаточных признаков, на которых он основан .

Важным требованием нормотворчества и развития теории, а также средством предотвращения излишних судебных споров является однозначность и непротиворечивость используемой терминологии. При этом правила юридической техники предусматривают и четкую идентификацию: один термин - одна дефиниция

- одно понятие .

Придерживаясь мнения о широкой трактовке категории "статус", мы считаем обоснованным и рациональным подход, в соответствии с которым под правовым статусом понимаются как общий правовой статус (установленный Конституцией), так и существующие на его основе и реализуемые в конкретных правоотношениях отраслевой правовой статус (определяемый нормами конкретной отрасли права), межотраслевой (определяемый комплексными правовыми институтами) и специальный правовой статус (связанный с реализацией норм ответственности)*(47) .

Нормативные акты и практика демонстрируют диалектическое соотношение правовых статусов лица, что означает: каждый предыдущий статус составляет основу последующего, а каждый последующий частично входит в предыдущий .

Первичным является общеправовой (конституционный) правовой статус, который служит базой для отраслевого статуса, а последний - основой индивидуального или конкретного статуса. В этом выражается диалектическое единство права применительно к его субъектам. Так как общеправовой статус служит базовым для нескольких отраслей, то отраслевые статусы оказываются генетически взаимосвязанными. Аналогичный вывод мы получаем при анализе категории "правосубъектность" .

Различная смысловая нагрузка придается термину "статус" путем использования его в различных словосочетаниях. Так, например, формулировки "юридический статус"*(48), "правовой статус" сосредоточивают внимание на модельном положении субъекта, определенном нормативными актами, а "фактический статус" ("статус-кво") - на существующем реально, сложившемся на практике. В целом же понятие "статус" носит комплексный характер*(49) и взаимодействует с другими категориями, определяющими лицо, субъект. Правовой статус (положение) является стержнем организационно-имущественных (организационных, статутных, корпоративных) отношений .

Исследуя правовой статус любого субъекта, необходимо и достаточно рассмотреть и такие аспекты, как:

1) структурно-организационный:

а) процедуры создания данного субъекта или признания его в качестве такового (например, инвестора в качестве акционера), т.е. получения определенного статуса, и

б) условия прекращения такого статуса (деятельности, существования субъекта или функционирования его в определенном качестве);

2) содержательный (правосубъектность данного лица, его субъективные права, юридические обязанности и ответственность) .

Внешними по отношению к ним, но необходимыми для юридической характеристики являются правовые основы деятельности субъекта. В ряде случаев мы обращаемся к ситуативно-целевой характеристике (назначение, условия реализации статуса) .

Понятие правосубъектности, которое мы также характеризуем как комплексное*(50), появилось в научном обороте к началу ХХ в.; употребляется в ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.*(51); явилось предметом серьезных исследований *(52) и бурных дискуссий, но до сих пор не получило однозначной трактовки .

Все мнения, изложенные в отечественной правовой литературе относительно понятия правосубъектности, можно свести к трем основным концепциям .

Первая заключается в том, что правосубъектность включает в себя два структурных элемента:

1) способность обладания правами и несения обязанностей (правоспособность);

2) способность к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей (дееспособность) .

Ее представителями являются такие ученые, как, например, С.С. Алексеев, Н.В. Витрук, О.С. Иоффе. С.С. Алексеев в связи с этим употребляет даже понятие "праводееспособность"*(53) .

Вторая трактовка правосубъектности, наиболее полно развитая в работах А.В. Венедиктова, С.Н. Братуся и поддерживаемая, например, Н.Г. Александровым, С.М. Корнеевым, А.В. Мицкевичем и А.Г. Потюковым, заключается в том, что понятие "правосубъектность" совпадает по содержанию с понятием "правоспособность"*(54). Несколько особняком стоял С.Ф. Кечекьян, по мнению которого правосубъектность идентична правоспособности, а дееспособность является особым видом последней*(55) .

И, наконец, некоторые считают, что "лучше бы вообще не вводить категорию правосубъектности, поскольку это усложняет и без того сложные вопросы и ведет к новым излишним спорам и дискуссиям"*(56). Так же как и Н.М. Матузов, отрицали возможность использования понятия "правосубъектность" в гражданском праве Н.А. Чечина и В.И. Корецкий*(57) .

Высказывались и другие мнения. Интерес исследователей на различных этапах развития отечественного права постоянно привлекает теория динамической правоспособности М.М. Агаркова: в каждый конкретный момент субъект имеет право обладать определенными правами и обязанностями в зависимости от его взаимоотношений с другими лицами*(58) .

По мнению А.В. Мицкевича, содержание правосубъектности тождественно правовому статусу и сводится к совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также к определенным по содержанию правам и обязанностям, непосредственно вытекающим из действия законов. Г.В. Мальцев рассматривает правосубъектность как единство правового статуса и правоспособности*(59) .

Сторонники всех позиций едины в том, что правосубъектность есть характеристика, свойство субъекта права. Для того чтобы быть субъектом права, необходимо наличие определенных свойств, которые носят социальный характер и закрепляются правом. То есть мы говорим о признаках субъекта права .

Первый из них заключается в том, что субъект права - это лицо, участник общественных отношений, которое способно иметь субъективные права и нести юридические обязанности. Именно этот признак лег в основу легального определения правоспособности (п. 1 ст. 17, абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ).

Особенности, обуславливающие возможность лица быть носителем субъективных прав и обязанностей, состоят в том, что оно должно быть:

а) внешне обособленным (у юридического лица - признаки организационного единства и обладания обособленным имуществом);

б) персонифицированным (наличие средств индивидуализации) .

"Нет нужды специально доказывать, что правовые явления и процессы связаны с волей..."*(60), так как правоотношения - суть отношения общественные, надстроечные. В связи с этим следующим свойством, признаком лица для признания его субъектом является способность этого лица вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю. Это качество отражает волевую характеристику дееспособности. На него указывал С.С. Алексеев*(61) .

Отсутствие, например, у коллективного образования хотя бы одного из этих свойств служит препятствием закреплению за ним статуса юридического лица. В случае признания правом организации юридическим лицом первые два из названных свойств будут совпадать с соответствующими признаками юридического лица как уже существующего субъекта права, а способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю приобретает правовые формы способности к самостоятельному выступлению в гражданском обороте и несению имущественной ответственности от своего имени, которые являются выражением уже существующей правосубъектности .

Мы под правосубъектностью понимаем категорию, представляющую собой единство право- и дееспособности, а по действующему законодательству также имени (наименования), места жительства (места нахождения), и являющуюся обязательным условием участия в правоотношениях*(62) .

Относительно природы правоспособности в отечественных исследованиях существуют две точки зрения. Первая заключается в том, что гражданская правоспособность представляет собой конкретное право, суть которого, как и любого субъективного права, - свобода, возможность определенного поведения управомоченного лица. Ее сторонниками являются М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь и др. Так, Я.Р. Веберс полагает, что правоспособность необходимо считать субъективным правом, поскольку "она как право, принадлежащее каждому гражданину, предоставляет ему определенные юридические возможности"*(63). В полной мере это относится и к юридическим лицам .

Вторая точка зрения, отстаиваемая, например, Н.Д. Егоровым, Н.И. Матузовым, заключается в том, что правоспособность следует отличать от субъективного права. Она является общей предпосылкой, на основе которой при наличии определенных юридических фактов у лица возникает конкретное субъективное право .

В.А. Кучинский писал, что "правоспособность... остается... свойством"*(64) .

С.М. Корнеев на протяжении многих лет последовательно доказывал, что "правоспособность - неотъемлемое качество", "правоспособность - основа для правообладания", "приобретение конкретных субъективных прав означает реализацию правоспособности", "правоспособность нельзя смешивать с конкретными субъективными правами"*(65), правоспособность "представляет собой общественно-юридическое свойство", "она - необходимая общая предпосылка их (конкретных субъективных прав и обязанностей. - В.Д., В.Ф.) возникновения и тем самым их реализации"*(66) .

До вступления в силу части первой ГК РФ под дееспособностью понималась способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (ст. 11 ГК РСФСР 1964 г.*(67), п. 3 ст. 9 Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик 1991 г.*(68)). На дееспособность юридических лиц, так же как и сейчас, прямо не указывалось: в ст. 23 ГК РСФСР существовала та же формула, что и в п. 1 ст. 48 ГК РФ. Причины нам видятся в том, что, во-первых, некоторые цивилисты ставят знак равенства между правосубъектностью и правоспособностью*(69); во-вторых, по общему правилу право- и дееспособность юридического лица возникают одновременно (с возникновением самого юридического лица) и прекращаются, как правило, одновременно (с прекращением деятельности юридического лица) .

При этом основы вообще не говорили о возможности юридического лица от своего имени приобретать права и лишь указывали на то, что оно "отвечает по своим обязательствам" (абз. 1 п. 1 ст. 11), т.е. обращали внимание на такой элемент дееспособности, как деликтоспособность, игнорируя сделкоспособность .

Новеллой является такая составляющая дееспособности граждан, как их способность своими действиями осуществлять имеющиеся у них гражданские права и исполнять обязанности (п. 1 ст. 21 ГК РФ), легализацию которой давно обосновали ученые*(70) .

Применительно к юридическим лицам в ст. 48 ГК РФ используется половинчатый вариант: "осуществление прав", но "нести обязанности". В то же время понятие "нести" в данном контексте тождественно понятию "исполнять". Так как возможность приобретения прав означает одновременное создание для коголибо соответствующих обязанностей, существенного пробела в действующей формулировке закона нет .

Традиционно в составе дееспособности выделяют сделкоспособность и деликтоспособность. Но, во-первых, каждое родовое понятие является не арифметической суммой, а системой, во-вторых, нельзя оставлять за пределами рассмотрения целый ряд действий, создающих объективированный результат (результативные действия)*(71): юридические поступки, неправомерные действия, приобретение прав на товарный знак в силу его разработки и регистрации и т.д .

Гражданский кодекс прямо указывает лишь на правоспособность юридических лиц (ст. 49). Однако из анализа правовых актов (в том числе ГК РФ), судебных решений и доктринальных исследований следует, что юридическое лицо, так же как и физическое, обладает правоспособностью (ст. 49 ГК РФ), дееспособностью (п. 1 ст. 48 ГК РФ: "может... приобретать... права"), деликтоспособностью (ст. 56, п. 1 ст. 48 ГК РФ: "отвечает по своим обязательствам."), наименованием (п. 1 ст. 54, п. 2 ст. 52 ГК РФ), местом нахождения (п. 2 ст. 52, п. 2 ст. 54 ГК РФ) .

За рубежом право- и дееспособность также часто разделены при нормативном закреплении. Например, во Французском гражданском кодексе основные положения о правоспособности содержатся в Книге 1 "О лицах", дееспособность рассматривается как условие действительности договоров и положения о ней помещены в Книгу 3 об основаниях приобретения права собственности (о сделках). Германское гражданское уложение аналогично рассредоточивает нормы: о правоспособности (физических лиц) - в раздел "Лица", о дееспособности - в раздел "Сделки". Судебная практика Великобритании и США различают "пассивную правовую способность" (passive capacity) - аналог российского понятия "правоспособность" и "активную правовую способность" (active capacity), "способность к совершению правового акта" (capacity for performance of legal act), что тяготеет к российскому "дееспособность" .

Итак, правоспособностью называется признаваемая и предоставляемая государством способность быть носителем субъективных прав и юридических обязанностей (ст. 17, 18, 49 ГК РФ) .

Под дееспособностью понимается признаваемая государством за лицами и их организациями способность своими действиями самостоятельно осуществлять права и обязанности (ст. 21, 48, 56 ГК РФ) .

В нее включают (или изредка выводят из ее состава) сделкоспособность и деликтоспособность. Право- и дееспособность характеризуют признание за определенным лицом соответствующих способностей, свойств. А субъективное право, с которым их часто сравнивают, выражает право на конкретные материальные или нематериальные блага: это элемент правоотношения, а не свойство субъекта права. При этом правоспособность выступает общей предпосылкой, на основе которой при наличии определенных юридических фактов у лица возникает конкретное субъективное право. Оно соотносится с правоспособностью как реализованная возможность с абстрактной*(72). Кроме того, возможности иметь права, заключенной в правоспособности, в отличие от субъективного права не соответствует обязанность других субъектов*(73) .

Имя (наименование) и место жительства (место нахождения) являются средствами индивидуализации субъекта права, необходимой для осуществления и защиты прав лица и устойчивости правоотношений (ст. 19, 20, 52, 54 ГК РФ) .

Установлен легальный запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица (п. 4 ст. 19 ГК РФ) за исключением случаев использования псевдонима - вымышленного, но не чужого имени. Это не только гарантия прав заинтересованных лиц, но и отголосок дореволюционных взглядов на купца, обязанного осуществлять торговую деятельность от своего имени*(74) .

Существуют специальные требования к наименованию юридического лица .

Оно должно содержать указание на организационно-правовую форму юридического лица, а для некоммерческих организаций и в предусмотренных законом случаях*(75) для других коммерческих организаций - на характер деятельности (п. 1 ст. 54, ст. 1473 ГК РФ) .

Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, на использование которого организации принадлежит исключительное право в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (ст. 1226, 1473, 1474 ГК РФ) .

Фирменное наименование определяется в учредительных документах и включается в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица (п. 4 ст. 54, п. 1 ст. 1473 ГК РФ) .

Некоммерческая организация, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, также имеет исключительное право его использования .

Наименование юридического лица должно быть указано в его учредительных документах и на его круглой печати .

В Англии, например, название компании прежде всего должно отражать ее организационную форму. До выбора названия компании необходимо изучить алфавитный указатель названий, хранящийся в Регистрационном бюро компаний .

Если название, предложенное в документах компании, не соответствует государственным стандартам, оно будет отклонено. Есть категории названий, которые запрещены, но разрешаются с одобрения органов власти .

Физические лица обладают правом на свободное передвижение, выбор места пребывания и места жительства. В отличие от них место нахождения юридического лица по общему правилу определяется местом его государственной регистрации (п. 2, 3 ст. 54 ГК РФ). Исключение составляют случаи, когда в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица установлено иное .

Место нахождения юридического лица должно указываться в его учредительных документах (ст. 4 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208ФЗ "Об акционерных обществах"*(76) (далее - ФЗ "Об АО"), ст. 4 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"*(77)) .

В международном частном праве используется термин "национальность организации", для установления которой используются критерии инкорпорации (места учреждения), - в Австрии, Германии, Франции, Швейцарии и др.; места нахождения административного (управленческого) центра; места деятельности .

Кроме классического выделения правоспособности, дееспособности, наименования и места нахождения в составе гражданской правосубъектности также можно выявить вещный, обязательственный и исключительный элемент .

Один из элементов метода гражданско-правового регулирования имущественная обособленность участников отношений. Имущество принадлежит им на праве собственности или иных (ограниченных) вещных правах. Наличие вещных прав открывает доступ как в процесс производства, так и в сферу обмена. Имеет оно первостепенное значение и для способности участвовать в правоотношениях иной отраслевой принадлежности .

Обязательственный элемент имеет наибольший удельный вес среди других элементов гражданской правосубъектности благодаря тому, что опосредует через совокупность сделок процесс движения товаров и услуг, гражданский оборот. Этот элемент, в котором особо выделяют сделкоспособность и деликтоспособность, реализуется в первую очередь в договорных отношениях .

Исключительный (иногда говорят: личный) элемент опосредует необходимость строгой индивидуализации. Это достигается при помощи, как правило, неотчуждаемых от его носителя личных неимущественных прав, которые также называют исключительными и которые носят абсолютный характер.

В числе таких прав:

а) право на имя (фирму);

б) право на товарный знак (знак обслуживания);

в) права, связанные с результатами творческой деятельности;

г) право на защиту чести, достоинства и деловой репутации .

В характеристике категории "правовой статус" и смежных понятий появился новый аспект. В п. 2 ст. 1202 ГК РФ наряду со статусом организации в качестве юридического лица, организационно-правовой формой юридического лица, вопросами его создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросами правопреемства, требованиями к наименованию юридического лица, содержанием его правоспособности, порядком приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей (сделкоспособность как элемент дееспособности), а также его способностью отвечать по своим обязательствам (деликтоспособность как элемент дееспособности), которые в совокупности мы рассматриваем как правосубъектность, выделены "внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками" .

Подведем итоги .

Правовой статус (положение) является стержнем статутных (организационноимущественных) отношений, и только при наличии правосубъектности возможно участие в правоотношениях .

Исследуя правовой статус любого субъекта, необходимо и достаточно рассматривать:

1) правовые основы его деятельности;

2) в структурно-организационном аспекте процедуры создания данного субъекта или признания его в качестве такового, т.е. получения определенного статуса;

3) содержательный аспект (правосубъектность данного лица, его субъективные права, юридические обязанности и ответственность);

4) в структурно-организационном аспекте условия прекращения статуса (деятельности, существования субъекта или функционирования его в определенном качестве) .

В целом понятие "статус" носит комплексный характер. Аналогичный вывод - о комплексном характере - мы делаем в отношении правосубъектности. Под правосубъектностью понимают категорию, представляющую собой единство правои дееспособности, а по действующему законодательству также имени (наименования), места жительства (места нахождения) и являющуюся обязательным условием участия в правоотношениях .

Кроме этого в составе гражданской правосубъектности также можно выявить вещный, обязательственный и исключительный элемент .

Эти принципиальные, на наш взгляд, позиции лягут в основу дальнейшего исследования .

§ 2. Понятие "акционер" в науке и законодательстве Акционер является ключевой фигурой при создании акционерного общества, так как последнее согласно классификации, предложенной в ст. 48 ГК РФ, создается по воле его учредителей (участников). Акционеры за счет своего имущества формируют уставный капитал акционерного общества. Деятельность акционерного общества тесно связана с акционерами: они составляют высший орган его управления - общее собрание акционеров - и решают основные вопросы этой деятельности; за счет их имущества может увеличиваться уставный капитал акционерного общества; они могут претендовать на определенные денежные или иные имущественные выплаты в некоторых случаях уменьшения уставного капитала акционерного общества; действительность решений органов управления акционерного общества и его сделок зависит от соблюдения субъективных прав и обеспечения законных интересов акционеров .

Таким образом, для акционерного, гражданского и предпринимательского права большое значение имеет правовой статус акционеров и возможности его различий у отдельных акционеров .

Однако закон не дает определения акционера. Доктрина не вносит определенности в этот вопрос .

В словаре С.И. Ожегова акционер - владелец акций, совладелец акционерного предприятия*(78). Соответственно акция там же определяется как "ценная бумага, свидетельствующая о взносе определенного пая в предприятие, дающая ее владельцу право участия в прибылях"*(79). Эта традиция сохранилась в советском энциклопедическом словаре: акционер - "физическое или юридическое лицо, владеющее акциями данного акционерного общества", а акция - это "ценная бумага, свидетельствующая о внесении пая в капитал акционерного общества, которая дает ее владельцу право на присвоение части прибыли в форме дивиденда"*(80) .

В Словаре иностранных слов "акционер" определяется как "владелец акций", а под "акцией" понимается "ценная бумага, выпускаемая акционерным обществом и дающая право ее владельцу на получение определенного дохода (дивиденда) из прибылей акционерного общества"*(81) .

И.Т. Тарасов считал, что в понятие "акционер" входит в качестве существенного элемента не владение акцией, которого может и не быть, в случае если акции еще не оплачены, но пользование акционерным правом, поэтому акционером И.Т. Тарасов называл лицо, пользующееся акционерным правом на основании участия его в образовании акционерного капитала. Акция же, по его мнению, "есть документ на участие в акционерном предприятии с определенной долей акционерного капитала, дающий определенные права и возлагающий определенные обязанности, составляющие содержание так называемого акционерного права"*(82) .

Г.Ф. Шершеневич был сторонником имущественной концепции правового статуса акционера и указывал, что "акционером признается тот, кто обладает акцией или временным свидетельством"*(83). Он также отмечал значение фигуры акционера, признавая акционерную компанию соединением лиц*(84) .

А.И. Каминка считал, что акционерная компания представляет собой не мертвый капитал, а союз лиц, являющихся представителями данного капитала*(85) .

Нам близка дореволюционная традиция (в первую очередь в лице И.Т. Тарасова), базируясь на которой, природу прав акционеров мы видим не столько во владении акцией, сколько в участии акционера в акционерном обществе*(86). Также мы указывали ранее на дискуссионность вопросов о понятии, природе акций и ценных бумаг в целом в законодательстве и научной литературе, несовпадение понятий "акционерные отношения" и "отношения на рынке ценных бумаг", несовпадение легального перечня прав владельца акции исходя из функций этого вида ценных бумаг и перечня прав акционера*(87) .

Идея о природе акционерных отношений как отношений по поводу акций, имеющая свои истоки в начале англо-голландского периода развития акционерных обществ и акционерного права, неоднократно подвергалась критике*(88). Бесспорно, и в ней присутствует рациональное зерно: акционерное общество - исключительный эмитент акций; его уставный капитал формируется посредством размещения акций;

акция удостоверяет право участия своего владельца в обществе и его уставном капитале .

Однако понятие, природа акций и ценных бумаг в целом до сих пор остаются дискуссионными вопросами*(89). В законодательстве отсутствует унифицированное определение ценных бумаг (см. ст. 142 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"*(90) (далее - ФЗ "О РЦБ"), п. 1 ст. 2 ФЗ "Об АО"), а именно через нее определяется акция. Содержание ценной бумаги раскрывается через категорию, которая должна определяться, но не определяется в законе (имущественное право) .

Акционерные отношения и отношения на рынке ценных бумаг не являются тождественными понятиями. Отношения, связанные с созданием и деятельностью акционерных обществ, а также отношения с участием акционерных обществ и акционеров не ограничиваются выпуском и обращением акций, здесь задействуются как другие виды имущества, так и иные ценности .

Легальный перечень прав владельца акции исходя из функций этого вида ценных бумаг гораздо уже прав акционера (ср.: ст. 142 ГК РФ, ст. 31, 32 ФЗ "Об АО" и, например, ст. 67 ГК РФ, п. 3 ст. 25, ст. 53, 75, 91 и др. ФЗ "Об АО"). Акция может находиться во владении третьего лица, но при этом акционер сохраняет статус субъекта акционерных правоотношений, имеет, осуществляет и приобретает права, несет обязанности .

Вопрос об определении и статусе акционера также ставили Ю.А. Метелева, С.Д. Могилевский, Е.Б. Сердюк, П.В. Степанов и некоторые другие*(91). Например, С.Д. Могилевский дает такое определение: "Акционер - это лицо, участвующее в формировании уставного капитала акционерного общества, имеющее обязательственные права (права требования) в отношении этого акционерного общества, удостоверенные специальными эмиссионными ценными бумагами акциями, находящимися у него на праве собственности, и зарегистрированное в реестре акционеров этого акционерного общества"*(92). А.Н. Михайлова трактует правовой статус акционера как "совокупность закрепленных за ним (акционером. В.Д., В.Ф.) прав и обязанностей с определением способности осуществлять их и отвечать за неправомерную реализацию при необходимых юридических гарантиях в целях обеспечения его законных интересов"*(93). То есть исследователи чаще делают акцент на правах акционера и их осуществлении, упуская из виду иные значимые элементы правового статуса .

Анализ правовых актов по акционерному праву и рынку ценных бумаг, с одной стороны, и научных исследований, с другой стороны, позволил нам выделить следующие элементы, через которые раскрывается понятие "акционер" и его положение .

1. Имущественная характеристика:

- участие в формировании уставного капитала акционерного общества;

- владение акциями на праве собственности;

- права требования к акционерному обществу (части прибыли в виде дивидендов, ликвидационной стоимости);

- иные имущественные права при деятельности акционерного общества .

2. Характеристика в сфере отношений по управлению:

- положительное решение вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме и др.;

- права на участие в управлении акционерного общества .

Организационно-имущественная характеристика или формальная 3 .

определенность:

- фиксация данных акционера в специальном списке акционеров (реестре) .

Причем два первых элемента в имущественной характеристике и первый элемент в характеристике в сфере отношений по управлению выступают обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные правовыми последствиями такого установления .

Применив аналогию, сошлемся на дело в отношении юридического лица другой организационно-правовой формы .

Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований о признании недействительным учредительного договора компании в части включения в ее состав одного из участников. Этой фирмой внесен вклад в уставный капитал компании, и она участвовала в управлении делами компании. Указание в учредительном договоре неверных данных о регистрации фирмы не может служить основанием для признания этого договора в части включения ее в состав участников компании ничтожным со ссылкой на то, что такого юридического лица не существует*(94) .

На стадии учреждения акционерного общества инвесторы (будущие акционеры) вносят вклады в уставный капитал общества. Пункт 2 ст. 99 ГК РФ гласит, что "не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества", хотя эта формулировка не совсем корректна: речь идет именно об инвесторах, учредителях, но еще не акционерах. Именно акционеры могут быть освобождены от такой обязанности: согласно п. 5 ст. 28 ФЗ "Об АО" увеличение уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций может осуществляться за счет имущества общества, а путем увеличения номинальной стоимости акций осуществляется только за счет имущества акционерного общества .

Серьезную проблему представляет соотношение понятий "акционер" и "инвестор", особенно в связи с легальной неопределенностью обоих .

Анализ законодательства позволяет сделать первый вывод: о несовпадении этих категорий (например, Федеральный закон от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"*(95), ч. 4 ст. 7 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях"*(96)) .

Далее. Инвесторы входят в число субъектов инвестиционной деятельности (например, ст. 4 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"*(97)). "Инвесторы - субъекты инвестиционной деятельности, осуществляющие вложение собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций и обеспечивающие их целевое использование" (п. 3 ст. 2 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-I "Об инвестиционной деятельности в РСФСР"*(98)) .

Под инвестиционной деятельностью понимают процесс вложения материальных и нематериальных благ в объекты предпринимательской и иных видов деятельности (инвестиций) и осуществление практических действий для достижения поставленных инвестором целей - получения прибыли и (или) достижения иного полезного социального эффекта*(99) .

Слово "инвестиции" (англ. investment, нем. investition) происходит от латинского слова investio "одевать, украшать, облачать"*(100). В терминологическом словаре по инвестициям под последними понимается "использование денег для получения больших денег. Для извлечения дохода или достижения прироста капитала либо для того и другого"*(101). В экономическом словаре: "совокупность затрат, реализуемых в форме долгосрочных вложений капитала в промышленность, сельское хозяйство, транспорт, другие отрасли"*(102) .

В Европе и США под инвестициями обычно понимаются вложения в ценные бумаги .

В российском законодательстве вначале понятие "инвестиции" использовалось как синоним "капитального строительства" и/или в сфере международного частного права. В межгосударственных соглашениях по вопросу взаимной защиты и поощрения инвестиций в форме капиталовложений в экономику государств рассматривались все виды имущественных ценностей, которые инвестор одной стороны вкладывает на территории другой стороны.

Под ними понимались:

а) движимое, недвижимое имущество, имущественные права на него: ипотека, залог, арендные права;

б) акции, вклады, другие формы участия в предприятиях;

в) права требования по денежным средствам и исполнению договоров;

г) права на интеллектуальную собственность;

д) любые права на осуществление хозяйственной деятельности, включая права на разведку природных ресурсов*(103) .

В Конвенции о защите прав инвесторов, совершенной государствами участниками Содружества Независимых Государств 28 марта 1997 г.*(104), под инвестициями понимаются вложенные инвестором финансовые и материальные средства в различные объекты деятельности, а также переданные права на имущественную и интеллектуальную собственность с целью получения прибыли (дохода) или достижения социального эффекта, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в соответствии с национальным законодательством сторон (п. 1) .

Закон РСФСР "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" (ст. 1) и Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1545-I "Об иностранных инвестициях в РСФСР"*(105) (ст. 2) определяли инвестиции в целом идентично - как все имущественные и интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода). В первом законе в качестве взаимосвязанной цели вместе с получением дохода рассматривалось также достижение социального эффекта; во втором - инвестиции определялись применительно к специальному субъекту (иностранному инвестору) .

В Федеральном законе "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" под инвестициями понимаются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Для иностранных инвесторов это понятие сужено вложением в объекты предпринимательской деятельности и запретом иных общественно полезных целей*(106) .

На основе анализа нормативных и литературных источников можно выделить следующие признаки инвестиций как правовой категории:

1) это имущество (в широком смысле слова), иные права, имеющие денежную оценку;

2) подлежат вложению в объект какой-либо деятельности (связь с оборотоспособностью);

3) цель - получение прибыли или достижение иного полезного эффекта;

4) потенциальный признак рискового вложения;

5) ценности (первый признак) квалифицируются в качестве таковых с момента вовлечения в инвестиционный процесс путем заключения соответствующих гражданско-правовых договоров .

Итак, инвестиции - это имущество, а также иные права, имеющие денежную оценку, подлежащие вложению в объекты какой-либо деятельности с целью получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта .

Традиционно в нормативных и литературных источниках выделяют следующие виды инвестиций .

I. В зависимости от характера вложений:

1) финансовые (в ценные бумаги);

2) реальные или капитальные (в производственный основной капитал) .

II. В зависимости от направленности (пересекается с первой):

1) прямые инвестиции: происходит непосредственное вложение ценностей в производство товаров (работ, услуг);

2) ссудные: осуществляются в форме предоставления займов, кредитования;

3) "портфельные": вложение инвестором средств в ценные бумаги .

III. По направлениям в производстве:

1) реинвестиции: идут на замену изношенного или устаревшего оборудования, по объему соответствуют амортизационным отчислениям, служат сохранению величины капитала;

2) инвестиции на развитие производства: идут на расширение и (или) повышение научно-технического уровня производства, приводят к созданию нового реального капитала или увеличению действующего капитала:

а) экстенсивные капиталовложения - направляются на увеличение производственной мощности без изменения технологии или организации производства;

б) интенсивные - направляются на создание новых или переоснащение действующих производств на новой технологической основе; 3) инвестиции в запасы: сырье, вспомогательные материалы, продукция поставщиков и еще не проданная собственная продукция .

IV. В зависимости от формы собственности:

1) государственные;

2) муниципальные;

3) частные;

4) смешанные .

V. По источникам инвестирования:

1) за счет собственных средств;

2) за счет привлеченных источников .

VI. По сроку вложения:

1) разовые;

2) краткосрочные;

3) среднесрочные;

4) долгосрочные .

VII. По способам и правовым последствиям:

1) с созданием нового юридического лица;

2) с участием в уже существующем юридическом лице;

3) договорные*(107) .

Итак, акционер по общему правилу является инвестором. Исключение составляют случаи безвозмездного получения акций (например, в порядке наследования, при реорганизации юридического лица). Таким образом, понятия "акционер" и "инвестор" пересекающиеся .

Права акционеров на акции закреплены как в ГК РФ, так и в специальном законодательстве - ФЗ "Об АО" и ФЗ "О РЦБ". Правда, неопределенность природы акции отрицательно сказывается на регулировании отношений, в содержание которых входят эти права .

В обмен на вклад инвестор получает акцию. При рассмотрении ее с классических позиций - ценная бумага, документ, вещь - исследователи приходят к выводу о наличии права собственности акционера на акцию. При учете бездокументарной формы акций усложняется правовое регулирование отношений .

Формулировка п. 4 ст. 454 ГК РФ (положения о купле-продаже как возмездной передаче товара в собственность по общему правилу применяются к продаже имущественных прав) является только первым уровнем приближения к решению проблемы. На первое место выходят права, которыми акция наделяет своего владельца по отношению к акционерному обществу. Из имущественных прав все правовые системы выделяют как имманентно присущие статусу акционера, владельца акции право требования части прибыли (дивиденда) и части имущества, остающегося при ликвидации акционерного общества после расчетов с кредиторами. Российский законодатель характеризует их как обязательственные (например, ст. 48 ГК РФ) .

Первый элемент характеристики в сфере отношений по управлению императивно закреплен в ст. 9 ФЗ "Об АО". Здесь следует лишь уточнить различия в оформлении положительного решения вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме, и т.д .

Учредители выражают свою волю по перечисленным выше вопросам непосредственно на учредительном собрании, решение которого оформляется соответствующим протоколом, а также оказывает существенное влияние на содержание устава акционерного общества (ср. ст. 9 и п. 3 ст. 11 ФЗ "Об АО") .

При этом решение об учреждении общества, утверждении его устава и утверждении денежной оценки ценных бумаг, других вещей или имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителем в оплату акций общества, принимается учредителями единогласно (п. 3 ст. 9 ФЗ "Об АО"), а избрание органов управления общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества осуществляется учредителями общества большинством в три четверти голосов, которые представляют подлежащие размещению среди учредителей общества акции (п. 4 ст. 9 ФЗ "Об АО") .

Для лиц, ставших акционерами впоследствии на возмездной и безвозмездной основе (договор купли-продажи акций на первичном и вторичном фондовом рынке, наследование акций и т.д.) (участники акционерного общества в узком смысле слова), обязательны нормы устава общества как источника права, локального правового акта*(108) и в силу прямого указания п. 2 ст. 11 ФЗ "Об АО". Содержание устава акционерного общества как учредительного документа юридического лица определяется п. 2 ст. 52 ГК РФ, ст. 11 и рядом других норм ФЗ "Об АО" и, как мы выявили ранее, включает основные из перечисленных ранее вопросы. Кроме того, через участие в деятельности общего собрания акционеры также решают вопросы о внесении изменений и дополнений в устав акционерного общества, об утверждении устава в новой редакции и избрании его органов (п. 1 ст. 48 ФЗ "Об АО") .

Переходим к правовым последствиям, которые рассмотрим на примере .

На основании договора о создании акционерного общества осуществляется размещение акций среди их первоначальных приобретателей. Однако, следуя положениям ФЗ "О РЦБ", можно сделать вывод, что факт государственной регистрации акционерного общества не легализует статус учредителей как акционеров общества. В соответствии со ст. 17, 18, 24, 25 ФЗ "О РЦБ" вновь созданному акционерному обществу необходимо произвести государственную регистрацию решения о выпуске ценных бумаг в отделении ФСФР России, которое удостоверяет права, закрепленные акцией, а также отчета об итогах выпуска*(109) .

Государственная регистрация выпуска ценных бумаг представляет собой особый юридический акт признания и подтверждения государством факта полноты и достоверности представленных акционерным обществом сведений, законности связанных с выпуском действий на момент такой регистрации, а также условие правомерности совершения последующих юридических действий, необходимых для реализации выпуска ценных бумаг .

В противном случае удостоверенные акцией права не могут быть легализованы, что влечет ничтожность действий по размещению акций, исключает оборотоспособность акции, может повлиять на деятельность общества и его органов управления по принятию ими законных решений, и в конечном счете влечет причинение убытков обществу и его акционерам .

Президиум ВАС РФ в постановлении по конкретному делу со ссылками на п. 1 ст. 149 ГК РФ и ст.

28 ФЗ "О РЦБ" также указывал на удостоверительную, служебную функцию фиксации прав и правообладателей в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра:

"...наличие в реестре акционеров... записей о спорных акциях не является доказательством существования самих акций, поскольку в силу статьи 149 Гражданского кодекса Российской Федерации регистратор осуществляет только фиксацию прав, закрепленных бездокументарной ценной бумагой... В соответствии со статьей 28 Федерального закона от22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра"*(110) .

Аналогичный вывод можно сделать из анализа п. 1 ст. 52 Закона Республики Армения от 27 октября 2001 г. N 3Р-232 "Об акционерных обществах"*(111) .

К сожалению, законодательство не дает однозначного ответа на вопрос о моменте трансформации инвестора в акционера .

Договор купли-продажи наиболее распространенное основание приобретения акций инвесторами - в силу ГК РФ является консенсуальным .

Следовательно, инвестор становится акционером с момента заключения договора?

Статья 45 ФЗ "Об АО" говорит о внесении записи в реестр акционеров общества по требованию акционера или номинального держателя акций. То есть статус акционера не связан с удостоверительной записью .

После государственной регистрации созданного акционерного общества и до государственной регистрации выпуска ценных бумаг акционер не может подтвердить свои права записями на лицевом счете у держателя реестра. Его права подтверждаются заключенным договором о создании общества и защищаются акционерным и инвестиционным законодательством .

На статус акционера не влияет факт оплаты акций*(112). Однако реализация прав акционеров связана с исполнением обязанности по оплате вклада в уставный капитал: до этого владелец акции не может совершать сделки с акциями, не имеет права голоса по ним, права требования дивиденда (например, п. 1 ст. 34 ФЗ "Об АО") .

Весьма интересна и проблемна для практики норма ст. 835 ГК РФ. В случае привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, наступают последствия, предусмотренные п. 2 этой статьи: инвестор может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков.

ФЗ "О РЦБ" использует другую терминологию:

признание выпуска несостоявшимся или недействительным (например, ст. 26)*(113) .

Отношения между эмитентом и инвестором также урегулированы Положением о порядке возврата владельцам ценных бумаг денежных средств (иного имущества), полученных эмитентом в счет оплаты ценных бумаг, выпуск которых признан несостоявшимся или недействительным, утв. постановлением ФКЦБ России от 8 сентября 1998 г. N 36*(114). Процедура предполагает, что вначале осуществляется изъятие акций из обращения и аннулирование их, после этого эмитент осуществляет возврат средств инвестирования. Открытым остается вопрос: какова будет судьба тех отношений, в которые инвестор вступил именно в качестве акционера данного акционерного общества (сделки, в совершении которых хозяйственным обществом имеется заинтересованность, занятие определенных должностей и т.д.)?

Армянский законодатель именует инвестора акционером вне зависимости от факта оплаты акции (п. 6 ст. 42 Закона Республики Армения "Об акционерных обществах"). Но игнорирование проблемы не приближает к ее решению .

Принцип свободы отчуждения акций означает, что, помимо прекращения физического существования акционера - физического лица, деятельности акционера

- юридического лица, статус акционера утрачивается при полном и окончательном отчуждении акций .

Основное содержание характеристики акционера в правовых актах сводится к его правам и обязанностям. Ответственность акционера практически не освещается (редкое исключение - норма п. 1 ст. 34 ФЗ "Об АО"), что, на наш взгляд, связано не столько с неразработанностью в доктрине, сколько с отсутствием этих норм и, может быть, урегулированностью этих отношений договорным правом .

Спорным остается вопрос о статусе акционеров с позиций участия их в гражданском, торговом обороте, предпринимательской деятельности. Среди ученых, не признававших их предпринимателями, можно назвать С.Н. Ландкофа, Л.И. Петражицкого, П.А. Писемского. Среди ратовавших за признание акционеров предпринимателями - Г.Е. Авилова, А.И. Каминку, В.В. Лаптева, с некоторыми оговорками - Г.Ф. Шершеневича*(115). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы"*(116) попытался укрепить позицию ГК РФ (абз. 3 п. 1 ст. 2), указав, что деятельность акционеров не является предпринимательской, а относится к иной не запрещенной экономической деятельности. Однако экономическая наука и тяготеющие к ней налоговое законодательство и законодательство о занятости населения обнаруживают иной подход .

Также стоит обратить внимание на постановление ФАС Московского округа от 11 июня 2003 г. N КГ-А40/3462-03, в котором суд отметил, что предпринимательская деятельность хозяйственного общества осуществляется не сама по себе, а в связи с реализацией участниками общества своих неимущественных прав, в частности, по формированию органов общества, определению направлений его деятельности и т.д .

Таким образом, хотя приобретение акций и не является предпринимательской деятельностью (за исключением акционерных инвестиционных фондов, брокеров, дилеров, других профессиональных участников рынка ценных бумаг), оно не может не затрагивать сферу экономической деятельности и тесно связано с предпринимательской деятельностью .

Итак, понятие "акционер" недостаточно разработано в науке и законодательстве .

В ходе 1155-й сессии Совета Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), состоявшейся 10-13 мая 2007 г., была согласована "Общая процедура вступления новых членов" [документ Совета ОЭСР C(2007)31/FINAL], в которой излагаются общие правила и основные этапы процесса присоединения, получившего название "дорожная карта". 16 мая 2007 г. Совет ОЭСР на уровне министров принял резолюцию, согласно которой начаты переговоры с Российской Федерацией и Генеральному секретарю поручается разработать условия и процедуру присоединения нашей страны к ОЭСР для дальнейшего рассмотрения и принятия Советом [документ Совета ОЭСР на уровне министров C/MIN(2007)4/FINAL]. 30 ноября 2007 г. на 1163-й сессии Совета ОЭСР принята "дорожная карта" присоединения Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР. Согласно Приложению к "дорожной карте" Рабочая группа по корпоративному управлению и ее вспомогательные органы должны будут проверить готовность и возможность стран-кандидатов обеспечить выполнение рекомендаций, содержащихся в таких основных правовых документах, как: Принципы корпоративного управления ОЭСР (2004 г.) и Директивы ОЭСР по корпоративному управлению государственными предприятиями (2005 г.) .

Принципы корпоративного управления (OECD Principles of Corporate Governance)*(117) были приняты еще 26-27 мая 1999 г. на заседании Совета ОЭСР и восприняты мировым сообществом как основополагающий международноправовой документ в области корпоративного управления. 2-й и 3-й Принципы посвящены правам акционеров .

В Кодексе (Своде правил) корпоративного поведения, одобренном на заседании Правительства РФ от 28 ноября 2001 г. (протокол N 49) и рекомендованном к применению распоряжением ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г .

N 421/р*(118) в гл. 1 "Принципы корпоративного поведения" правам акционерам посвящены 3 из 7 принципов (1-й, 2-й и 5-й) .

В локальных кодексах корпоративного управления российских акционерных обществ*(119) главы об акционерах содержатся у 16 из 18 компаний .

В ФЗ "Об АО" отдельной главы ни об акционерах, ни об их правах нет .

В целях повышения эффективности правового регулирования и содействия присоединению Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР целесообразно реструктуризировать ФЗ "Об АО", в частности, объединить многочисленные права акционеров в специальную главу .

В главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы об основаниях и порядке приобретения статуса акционера: при создании акционерного общества путем учреждения; при реорганизации юридических лиц других организационноправовых форм в акционерные общества; при реорганизации акционерного общества; при приобретении акций на основании договоров; при приобретении акций в порядке наследовании; при приобретении акций по другим основаниям .

Третий элемент предложенной схемы раскрытия понятия и правового статуса акционера должен найти отражение в нормах о регистрации акционеров (внесении их в реестр) и учете прав по акциям .

Выводы:

Понятие "акционер" и его положение раскрывают следующие элементы:

1. Имущественная характеристика:

- участие в формировании уставного капитала акционерного общества;

- владение акциями на праве собственности;

- права требования к акционерному обществу (части прибыли в виде дивидендов, ликвидационной стоимости);

- иные имущественные права при деятельности акционерного общества .

2. Характеристика в сфере отношений по управлению:

- положительное решение вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме, и др.;

- права на участие в управлении акционерного общества .

3. Организационно-имущественная характеристика или формальная определенность:

- фиксация данных акционера в специальном списке акционеров (реестре) .

Два первых элемента имущественной характеристики и первый элемент характеристики в сфере отношений по управлению выступают обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные - правовыми последствиями такого установления. Понятия "акционер" и "инвестор" пересекающиеся. Понятие "акционеры" ("участники акционерного общества") включает в себя две составляющие: (1) "учредители" и (2) "иные акционеры" (участники в узком смысле слова) .

Адекватное правовое регулирование и практика защиты прав и интересов инвесторов и акционеров требует четкого определения в законодательстве момента трансформации инвестора в акционера. В целях повышения эффективности правового регулирования и содействия присоединению Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР целесообразно реструктуризировать ФЗ "Об АО", в частности, объединить многочисленные права акционеров в специальную главу, в которой одновременно конкретизировать понятие "акционеры" и требования к ним .

В ожидании изменения акционерного законодательства такой раздел можно выделить в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления .

§ 3. Понятие и общая характеристика положения миноритарных акционеров в акционерных обществах Предлагаются многочисленные классификации акционеров: учредители и иные участники акционерного общества; владельцы обыкновенных и привилегированных акций; собственники, менеджеры, работники акционерного общества; мажоритарные (крупные) и миноритарные (мелкие) акционеры и т.д .

Внимание к последней из названных классификаций усилилось с внедрением России в международное сообщество, с завершением "раздела собственности" и с осознанием проблем "внутрикорпоративных конфликтов" .

Термин "миноритарный акционер" и производные от него прочно укрепились в категориальном аппарате современной отечественной теории и практики акционерного и предпринимательского права, корпоративного управления. Они активно применяются в научной и учебно-методической литературе, в некоторых нормативных актах, в судебной практике .

При этом в российском законодательстве определение миноритарного акционера, так же как и родового понятия, отсутствует. Поэтому приходится обращаться вначале к зарубежным источникам .

Термин "миноритарный акционер" происходит от англ. minor незначительный, несущественный, второстепенный .

В американской справочной литературе миноритарный акционер понимается как владелец такого незначительного количества акций корпорации, что он не имеет возможности контролировать управление корпорацией или избирать ее директоров*(120) .

На постсоветском пространстве (или в странах ближнего зарубежья) в отличие от России можно обнаружить определение миноритариев в правовых актах .

Так, после принятия Закона Республики Казахстан от 19 февраля 2007 г. N 230-111 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав миноритарных инвесторов" все акционеры законодательно разделены на две категории: крупные (в том числе владеющие контрольным пакетом акций) и миноритарные .

Крупным признается акционер (или несколько акционеров), действующий (действующие) на основании заключенного между ними соглашения, которому (которым в совокупности) принадлежат 10 и более процентов голосующих акций акционерного общества. Миноритарным же признается акционер, которому принадлежат менее 10% голосующих акций акционерного общества .

Для сравнения: в соответствии с пп. 4 ст. 1 Закона Республики Казахстан от 13 мая 2003 г. N 415-II "Об акционерных обществах"*(121) голосующими акциями являются размещенные простые акции, а также привилегированные акции, право голоса по которым предоставлено в случаях, предусмотренных этим законом. Не являются голосующими выкупленные обществом акции, а также акции, находящиеся в номинальном держании и принадлежащие собственнику, сведения о котором отсутствуют в системе учета центрального депозитария .

В то же время статус мажоритарного или миноритарного акционера мобилен .

Например, в результате заключения между собой письменного соглашения миноритарные акционеры, имеющие в совокупности 10 и более процентов голосующих акций акционерного общества, юридически приобретают статус крупного акционера (см. пп. 10 ст. 1 Закона Республики Казахстан "Об акционерных обществах") .

Кроме того, уставом акционерного общества для акционеров обоих видов могут быть предусмотрены и иные права .

В то же время по п. 1-1 ст. 36-1 Закона Республики Казахстан от 20 июня 1997 г.

N 136-1 "О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан"*(122) не являются крупными участниками (акционерами) накопительного пенсионного фонда акционеры, которым в совокупности принадлежат 10 и более процентов голосующих акций фонда и которые действуют на основании заключенного между ними соглашения, предусматривающего принятие ими решений по следующим вопросам:

1) созыв внеочередного общего собрания акционеров или обращение в суд с иском о его созыве в случае отказа совета директоров в созыве такого собрания;

2) включение дополнительных вопросов в повестку дня общего собрания акционеров;

3) созыв заседания совета директоров;

4) проведение аудиторской организацией аудита общества за свой счет .

В соответствии с п. 4 ст. 41 Закона Республики Казахстан "Об акционерных обществах" миноритарный акционер вправе обратиться к регистратору общества в целях объединения с другими акционерами при принятии решений по вопросам, указанным в повестке дня общего собрания акционеров (в том числе предложить включить в нее дополнительный вопрос или изменить редакцию включенных вопросов). Порядок обращения миноритарного акционера и распространения информации регистратором общества другим акционерам устанавливается договором по ведению системы реестров держателей ценных бумаг .

Пороговая величина в 10% акций указана и в других актах. Например, постановлением правительства Республики Казахстан от 21 октября 2004 г. N 1085 утверждены "Правила согласования приобретения в собственность физическими и юридическими лицами акций, долей, паев в организациях, осуществляющих деятельность в области телекоммуникаций"*(123). Действие этих Правил распространяется на лиц, в том числе иностранных, намеренных единолично или совместно, в составе группы лиц, осуществить сделку по приобретению или иному получению в собственность более 10% голосующих акций, долей, паев организации, осуществляющей деятельность в области телекоммуникаций и являющейся междугородным и (или) международным оператором связи .

В России упоминания о "миноритарных акционерах" нет ни ФЗ "Об АО", ни в Федеральном законе "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", ни тем более в ГК РФ. В лучшем случае можно встретить это понятие в актах федеральных органов исполнительной власти*(124) или в судебных решениях*(125), связанных с защитой прав акционеров. Пробел в законодательстве и в других официальных актах компенсируется так называемыми контекстными определениями.

Последним, как позволил выявить анализ, присущи следующие моменты:

1) использование данного понятия, как правило, в значимых положениях при отсутствии его толкования как якобы "общеизвестного";

2) отсутствие должной четкости при частных попытках толкования (как своего рода исключение из правила);

3) несовпадение интерпретаций в различных источниках;

4) общая ориентация на понимание феномена миноритарного участия, сформировавшегося в инвестиционном сегменте отечественного предпринимательства и экспертном сообществе .

Приведем наиболее яркие примеры из проанализированного нормативного материала и других официальных источников, позволивших сделать эти выводы .

Временная типовая программа повышения квалификации специалистов по антикризисному управлению, утв. распоряжением ФСФО России от 24 декабря 2001 г. N 389-р*(126), включает такой компонент данного квалификационного минимума знаний, как "оценка мажоритарных и миноритарных*(127) пакетов акций". Такое же положение есть и в Единой программе подготовки арбитражных управляющих, утв. распоряжением ФСФО России от 2 декабря 2002 г. N 152р*(128) .

Квалификационный минимум по специализированному квалификационному экзамену для специалистов рынка ценных бумаг по корпоративным финансам, утв .

распоряжением ФКЦБ России от 3 марта 2004 г. N 04-637/р*(129), содержит среди прочих разделы: "Формы нарушения прав миноритарных акционеров" и "Оценка контрольных (мажоритарных) и неконтрольных (миноритарных) пакетов акций" .

Постановление правительства Москвы от 7 декабря 2004 г. N 843-ПП "О совершенствовании управления собственностью города Москвы с использованием инструментов финансового рынка и Программе реструктуризации городского портфеля акций на 2005-2007 годы"*(130) содержит следующие директивы: "До 1 мая 2005 года провести анализ возможности консолидации по отраслевому признаку миноритарных городских пакетов акций предприятий транспортного, фармацевтического, оптово-продовольственного комплексов и предприятий сферы потребительского рынка и услуг"; "По итогам проведенного анализа в месячный срок внести в установленном порядке на рассмотрение Правительства Москвы предложения по консолидации городских миноритарных пакетов акций предприятий транспортного, фармацевтического, оптово-продовольственного комплексов и предприятий сферы потребительского рынка и услуг"; "перечень пакетов акций, которые целесообразно приватизировать (продать) в 2005годах, формируется исходя из следующих методических принципов.. .

миноритарности конкретных пакетов акций, невозможности использования городом Москвой пакетов акций как эффективного средства управления финансовохозяйственной деятельностью конкретных акционерных обществ в соответствии с действующим законодательством" .

Распоряжение Правительства Москвы от 27 декабря 2004 г. N 2619-РП "О плане работы Правительства Москвы на первое полугодие 2005 года"*(131) включило в этот план следующий пункт: "О консолидации по отраслевому признаку находящихся в собственности города Москвы миноритарных пакетов акций" .

"Городская целевая программа развития оптовой торговли продовольствием в городе Москве на 2005-2007 годы"*(132) конструктивно отреагировала на этот документ следующей плановой позицией: "Консолидация миноритарных пакетов акций предприятий продовольственного комплекса, находящихся в собственности города, на основе создания акционерного инвестиционного фонда". А постановление правительства Москвы от 7 июня 2005 г. N 400-ПП "О консолидации по отраслевому признаку находящихся в собственности города Москвы низкодоходных пакетов акций"*(133) предусматривает следующую задачу: "В целях консолидации находящихся в собственности города Москвы миноритарных низкодоходных пакетов акций предприятий фармацевтического комплекса создать открытое акционерное общество "Акционерный инвестиционный фонд акций "Московская аптека"" со 100% долей города Москвы в уставном капитале..."

(выделено нами. - В.Д., В.Ф.) .

Парадоксально активное применение понятия "миноритарные акционеры" в актах высших судебных органов, которые должны бы опираться только на легальные (строго определенные законом) категории.

Наиболее яркие примеры*(134):

Решение Верховного Суда РФ от 18 февраля 2002 г. N ГКПИ01-1921*(135) ("Представитель Кехман Б.А. пояснил в суде, что положения п. 11.17 Стандартов в случаях конвертации в акции акций, решение о консолидации которых принято акционерным обществом, а также конвертации в акции акций, решение о дроблении которых принято акционерным обществом, позволяют акционерному обществу аннулировать акции, принадлежащие миноритарным акционерам");

Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское" ("Граждане и юридические лица, приобретая акции и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, приобретают и определенные имущественные права требования к акционерному обществу - на участие в распределении прибыли, на получение части имущества в случае ликвидации общества и т.д .

Имущественные права требования также являются "имуществом", а следовательно, обеспечиваются конституционно-правовыми гарантиями, включая охрану законом прав акционеров, в том числе миноритарных (мелких) акционеров как слабой стороны в системе корпоративных отношений, и судебную защиту нарушенных прав (статья 35, части 1 и 3, Конституции Российской Федерации). Эти гарантии направлены на достижение таких публичных целей, как привлечение частных инвестиций в экономику и обеспечение стабильности общественных отношений в сфере гражданского оборота" (п. 3). "В силу природы акционерного общества совершаемые им сделки могут приводить к конфликту интересов между акционерами, обладающими значительным числом акций, органами управления обществом и миноритарными акционерами. Глава XI Федерального закона "Об акционерных обществах" (статьи 81-84), регламентирующая сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, закрепляет комплекс мер, направленных на защиту имущественных интересов акционеров, в том числе миноритарных, и акционерного общества в целом в связи с совершением таких сделок, в частности предусматривает возможность признания их недействительными в исковом порядке (пункт 1 статьи 84)" (п. 4));

Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы"*(136) ("Права требования также охватываются понятием имущества, а следовательно, обеспечиваются конституционно-правовыми гарантиями, включая охрану законом прав акционеров, в том числе миноритарных (мелких) акционеров как слабой стороны в системе корпоративных отношений, и судебную защиту нарушенных прав (статья 35, части 1 и 3; статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации)... Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров - владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов..." (п. 3); "Акционерное общество является коммерческой организацией, уставный капитал которой разделен на определенное число акций, право собственности акционерного общества имеет специфику по порядку владения, пользования и распоряжения ею, поскольку эти вопросы решаются в том числе путем совместного волеизъявления акционеров .

Основные вопросы, касающиеся динамики отношений собственности в акционерном обществе, относятся к компетенции общего собрания акционеров (пункты 5, 6, 11, 16-19 статьи 48 Федерального закона "Об акционерных обществах"), на котором на основе демократических процедур происходит согласование интересов акционеров, обладающих крупными пакетами акций, и миноритарных акционеров" (п. 4));

Определение Конституционного Суда РФ от 17 марта 2005 г. N 61-О "Об отказе в удовлетворении ходатайств граждан Н.С. Бабуриной, Н.А. Зелянина, А.И. Кехман, Б.А. Кехмана, В.Ф. Лавренко, Г.В. Поцелуева и компании "Кадет Истеблишмент" об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года N 3-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах""*(137) ("В Постановлении указывалось, что предметом рассмотрения по делу является, в частности, только абзац второй пункта 1 статьи 74 Федерального закона "Об акционерных обществах" в редакции, действовавшей до 1 января 2002 года. Вместе с тем в мотивировочной части Постановления (пункт 5.1) указано, что в тех случаях, когда консолидация акций осуществляется на основании взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 74 и статьи 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" с учетом критерия общего для акционерного общества блага, а также прав и законных интересов миноритарных акционеров и с использованием надлежащих правовых процедур, - при том что все иные меры, включая обмен акций дочерних обществ на акции основного общества, предпринятые основным обществом с соблюдением принципа добросовестности, не приводят к искомому результату, данные положения, по смыслу указанной правоприменительной практики, не противоречат Конституции Российской Федерации") .

Сравнительный анализ этих официальных документов позволяет сделать вывод, что государственные и судебные органы рассматривают "миноритарных акционеров" как "мелких акционеров", обладателей "некрупных пакетов акций" либо как "владельцев "неконтрольных пакетов". При этом они исходят из того, что такие акционеры представляют собой "слабую сторону в системе корпоративных отношений"; их права в приоритетном порядке нуждаются в защите .

Миноритарные пакеты акций трактуются ими как неэффективное средство управления со стороны субъекта РФ финансово-хозяйственной деятельностью конкретных акционерных обществ; низко доходный актив .

Обратим внимание на то, что "некрупные" пакеты акций не обязательно являются "неконтрольными". Этот вывод весьма наглядно иллюстрирует несогласованность приведенных источников и актуальность более строгого - для целей научного исследования и прикладного анализа - определения исследуемого понятия .

Рассмотрим трактовки понятия "миноритарный акционер", используемые в корпоративной инвестиционной практике .

Первое в современной российской бизнес-практике активное использование термина "миноритарий" связано с именем Кеннета Дарта*(138). Одним из объектов шантажа бизнесмена, проживающего на собственном острове в Карибском бассейне, стала Аргентина. Дарт применил к этой стране свой излюбленный прием, впервые опробованный на Бразилии и принесший ему скандальную славу во всем финансовом мире. Скупив (со значительным дисконтом от номинала) на 595 млн долл. США аргентинские облигации, номинированные в национальной валюте песо, компания Дарта после объявления этой страной дефолта обратилась в суд Нью-Йорка с требованием погасить облигации и проценты по ним по номиналу .

Аргентина, так же как и Россия в 1998 г., после объявления дефолта девальвировала национальную валюту по отношению к доллару примерно в три раза, поэтому другие инвесторы приготовились нести убытки, согласившись на реструктуризацию долга. Другие, но не Дарт. Американский суд признал его правоту и обязал правительство Аргентины выплатить инвестору около 700 млн долл. США .

В России Кеннет Дарт получил широкую известность в 1999-2000 гг., когда он небезуспешно шантажировал владельцев нефтяных компаний "Сибнефть" и ЮКОС .

Скупив в процессе приватизации миноритарные пакеты акций "дочек" нефтяных холдингов, Дарт настаивал на особых условиях выкупа своих пакетов по цене, превышающей предложенную другим мелким акционерам .

В корпоративной практике наряду с указанными выше официальными версиями, а именно - "мелкие акционеры", обладатели "некрупных пакетов акций", "доконтрольные участники акционерного общества", используется указание на максимальный процент участия в капитале компании (например, 50% размещенных голосующих акций) .

Так, глоссарий Ассоциации по защите прав инвесторов (АПИ) дает следующее определение: "Миноритарный акционер - акционер, общая доля собственности которого в компании, зарегистрированной на фондовой бирже, составляет менее 50%"*(139) .

Этимологическое значение "миноритарности" вызывает вопрос:

незначительность/значимость для кого/чего?

Акции определенной категории (типа) наделяют своих владельцев одинаковым объемом прав (ст. 31, 59 ФЗ "Об АО" и др.). Каждый акционер имеет права в имущественной сфере и в сфере управления .

Бесспорно, что все права акционеров непосредственно или опосредованно связаны с имуществом. В то же время для акционерного общества не принципиально, между кем распределять часть прибыли или имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами при ликвидации, так как расчеты осуществляются исходя из числа акций, а не акционеров. Таким образом, при ответе на поставленный вопрос мы вынуждены обратиться от имущественной сферы к сфере управления, в широком смысле - управления и контроля. А непосредственно осуществить право на участие в управлении акционер может на общем собрании акционеров, в связи с чем мы будем неоднократно к нему обращаться .

Обобщая анализ трактовок понятия "миноритарные акционеры" и производных от них категорий в корпоративной практике, мы выделяем следующие сущностные характеристики исследуемого понятия .

1. Понятие "миноритарные акционеры" связано с понятием "миноритарный пакет акций". Последнее используется как парное понятию "контрольный пакет акций" (не вполне обоснованно). То есть "миноритарный пакет" - это "неконтрольный (доконтрольный) пакет" .

Что же, в свою очередь, представляет собой "контрольный пакет акций"?

Дефиниция этого понятия также отсутствует в официальных источниках (невзирая на то, что в прямо противоположном смысле нередко используется в судебных актах) .

Иногда в доктрине предлагается использовать в качестве ориентира легальную характеристику парных категорий "материнская компания - дочерняя компания". Пункт 1 ст. 105 ГК РФ гласит: "Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом". Аналогичная норма содержится в ст. 6 ФЗ "Об АО" .

Однако действующим законодательством четко не определена доля одного хозяйствующего субъекта в уставном капитале другого хозяйствующего субъекта, которая была бы определяющим в признании одного общества дочерним по отношению к другому .

Исходя из характеристики, предложенной в Научно-практическом комментарии к Гражданскому кодексу РФ: "Дочерние общества находятся в определенном подчинении, зависимости от основного хозяйственного общества или товарищества"*(140), и из ряда правовых последствий установления такой связи:

особые требования к совершаемым ими сделкам, особый порядок отчетности, особая ответственность (например, гл. XI, ст. 93 ФЗ "Об АО", ст. 61 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"*(141), ст. 20 и 40 НК РФ, п. 3 ст. 56 ГК РФ)*(142), приходим к выводу, что "преобладающее участие в капитале" означает такую долю обладания акциями акционерного общества, которая с учетом всех значимых корпоративных обстоятельств позволяет ее владельцу обеспечивать принятие решений общего собрания акционеров простым большинством голосов .

Одними из важнейших таких решений являются избрание совета директоров (наблюдательного совета), образование единоличного исполнительного органа, т.е .

ключевых органов управления акционерного общества .

2. Имеют значение типы эмитированных акций, формирующих уставный капитал данного акционерного общества. По общему правилу привилегированная акция не является голосующей. Однако закон предусматривает и исключения из этого правила (как ситуативные - ст. 32 ФЗ "Об АО", так и связанные с предоставлением по привилегированной акции более одного голоса - ст. 84.10 ФЗ "Об АО") .

Корпоративной практике 90-х гг. ХХ в. известны случаи длительной невыплаты дивидендов по привилегированным акциям, автоматически делавшие их голосующими. И если общий процент эмиссии таких акций достаточно велик (по закону номинальная стоимость размещенных привилегированных акций не должна превышать 25% от уставного капитала акционерного общества), их обладатели могут войти в формулу контрольного участия. Более редкими, но не единичными являются случаи целенаправленного судебного доказывания обладателями привилегированных акций своего права голосовать по всем вопросам повестки. Их примером могут служить иски, задача которых показать, что эмитент недоплачивал им дивиденды, зафиксированные в уставе не в виде конкретных процентов, а в виде некоего порядка их расчета. Это дает истцам (в случае поддержки их позиции судом) в последующем возможность "по вновь открывшимся обстоятельствам" официально пересчитать результаты голосования, констатировать принятие решения или, напротив, непринятия решений на прошедших собраниях акционеров .

3. Следующий фактор - наличие или отсутствие в составе участников акционерного общества государства (Российской Федерации, субъекта РФ) или муниципального образования. Практике известны многочисленные примеры, когда государство, имеющее блокирующий пакет акций или располагающее специальным правом - "золотая акция", т.е. не имеющее контрольных полномочий, использует свои иные государственные функции (в том числе в последние несколько лет и достаточно активно - контрольно-надзорную), не имеющие непосредственного отношения к его официальной инвестиционной стратегии. Цель - "формирование позиции", рекомендации частному инвестору, являющемуся обладателем консолидированного контрольного пакета акций. Последний в сложившейся конъюнктуре, как правило, предпочитает неукоснительно следовать этим "рекомендациям" .

4. Ключевым корпоративным обстоятельством, предопределяющим контрольные привилегии при отсутствии явного доминирования в капитале, является количество так называемых спящих акционеров - не проявляющих по каким-либо причинам активного интереса к деятельности высшего органа управления акционерного общества и поэтому систематически не присутствующих на общих собраниях акционеров и не дающих доверенности другим лицам. К этой же группе относятся обладатели акций на счетах неустановленных лиц, а также акции умерших людей, по которым наследники еще не предъявили соответствующих требований .

Основанный на опыте ОАО "Татнефть" и других корпоративных компаний России анализ, проведенный авторами, показывает, что в акционерных обществах эта цифра колеблется от 1 до 17% эмитированных акций. Эта доля подлежит вычитанию при прогнозировании результатов голосования, так как по закону кворум для действительности собрания акционеров - участие более половины голосов по акциям (п. 1 ст. 58 ФЗ "Об АО"), а презюмируемый по большинству вопросов кворум для действительности решений - более половины от числа голосов, зарегистрировавшихся для участия в собрании (п. 2 ст. 49 ФЗ "Об АО") .

Отсюда следует, в частности, что мнение, согласно которому обладание исключительно 50% обыкновенных акций - признак "контроля", а необладание им, соответственно, признак "миноритарности", не обосновано, если согласиться с тезисом о том, что в роли экономико-управленческого критерия этой дилеммы выступает заявленная авторами установка на принятие решений собрания акционеров, для которого достаточно простого большинства от общего количества голосов, имея при этом в виду, что их обладатели прибыли для работы в собрании и (или) представили заполненные бюллетени заранее .

Приведем наглядный пример ситуации, когда так называемый блокирующий пакет акций становится контрольным .

Партнерская формула: "25% + 1 акция на одном лицевом счете х 25% на одном лицевом счете х 50% минус 1 на множестве лицевых счетов "спящих акционеров". Явка на собрание двух первых акционеров при полной неявке "спящих" означает, что кворум собрания имеется. За соответствующие проекты решений голосует 25% + 1 акция, против - второй акционер, т.е. кворум по вопросам имеется, и принимаются те решения, за которые проголосовал первый акционер (обладатель 25% + 1 акция)" .

Эта простейшая модель (едва ли отражающая реальное правило инвестиционной практики) показывает, что минимальный количественный "порог мажоритарности" - это обладание не менее 25% + 1 голосующая акция. Некоторые авторы прямо указывают, что миноритарным может быть признан такой акционер, чей пакет акций не позволяет блокировать принятие решений по важнейшим вопросам на собрании акционеров, т.е. с пакетом менее 25% (голосующих акций)*(143) .

Естественно, обладание 50% + 1 акцией (гарантированный контрольный пакет) отменяет актуальность всех остальных факторов .

5. Важным корпоративным обстоятельством является так называемая партнерская формула - субъектная структура уставного капитала .

Так, при формуле "41% х 39% х 20%" при условии, что данные пакеты сконцентрированы на лицевых счетах в реестре акционеров и других участников нет, первый акционер, полагаясь на явку на собрание акционеров своих партнеров, сможет рассчитывать на монопольное принятие решений по указанным выше кадровым вопросам .

Из приведенного примера одновременно видно значение меры диффузии капитала - отсутствие или наличие в данной компании большого числа сверхмелких участий. Если 20%-й пакет не консолидирован на одном лицевом счете, а принадлежит десяткам не связанных формальной или фактической аффилированностью участников, заключение постоянного или временного корпоративного альянса обладателя 39% голосующих акций даже с обладателями нескольких процентов акций может обеспечить первому небольшой, но решающий перевес на общем собрании акционеров. Следовательно, владелец 41% акций не сможет считаться контрольным участником, а его практически равный по силе партнер - миноритарным акционером .

6. Следующий значимый фактор - динамика движения ситуации и емкость вторичного рынка акций. Инвестиционной практике известно такое понятие, как "воздушный сегмент" рынка акций данной компании (sky lift). Речь идет о доле акций, свободно обращающихся на фондовом и неорганизованном рынке, а также акций, относительно доступных для продажи при активном спросе на них. Между тем существуют и пакеты, которые в ближайшей перспективе не будут проданы даже при чрезвычайно выгодной конъюнктуре (их типичные владельцы - отраслевые инвесторы компании, акционеры - контрагенты компании, государство и т.д.). Чем выше доля "воздушного сегмента", тем больше неопределенности в расчетах контрольных возможностей данного пакета перед каждым собранием акционеров (при условии консолидации кем-либо гарантированным контрольным пакетом акций). И чем более статична ситуация в краткосрочной перспективе на вторичном рынке акций данной компании (при том же условии), тем с большей долей уверенности обладатель пакета 25-50% акций будет полагаться на свои управленческие привилегии. На практике наиболее нестабильной в этом отношении является ситуация начала и интенсификации недружественной скупки акций при реализации рейдерских или гринмейлерских проектов .

Наличие большого "воздушного сегмента" акций иногда используется компаниями, стремящимися к монополизации корпоративной власти и старающимися при этом сэкономить на накладных расходах, сопряженных с покупкой "свободных" акций. Это достигается разными способами, главным из которых, как показывает корпоративная практика, можно считать "аренду" акций покупку доверенностей" на право голосования при решении наиболее важных вопросов годового общего собрания акционеров, а также использование схемы обратного траста - передачи прав голоса доверительному управляющему, который платит своим учредителям (при классическом трасте доверительный управляющий получает гонорар от учредителя) .

7. Седьмой фактор - фактическая аффилированность ведущих совладельцев акционерного общества. Так, три 17%-х пакета обыкновенных акций могут быть во владении трех компаний, формально не входящих в одну группу лиц, которые, тем не менее, реально контролируются через систему подставных лиц или офшорных фирм одной коммерческой структурой .

8. Требует учета отсутствие или наличие гласных корпоративных альянсов значимых миноритариев - обладателей долей участия, сумма которых может гарантировать при прочих равных обстоятельствах мажоритарное управление акционерным обществом .

Пример. Владельцы трех приблизительно равных пакетов по 17-18% подписали соглашение о так называемой практике синхронизации корпоративных действий, по которому они обязуются перед собраниями акционеров проводить консультации и по их итогам вырабатывать единую позицию по характеру голосования, а при невозможности ее выработать - отказываются от голосования .

Если такой альянс прочен в силу экономической ментальности его участников и опирается на эффективные корпоративно-регулятивные институты, три компании можно считать коллективным обладателем контрольного пакета, а остальных акционеров компании - миноритариями .

9. Еще один, печальный, фактор - мера вовлеченности акционерного общества или ее значимых акционеров в зону действия рейдерских фирм, одной из излюбленных технологий которых является блокировка акций оппонентов получение (в том числе незаконными способами) воспроизводимых судебных запретов на осуществление последними права голоса на собрании. При этом заблокированные акции "старых" акционеров не дают им возможности не только голосовать, но и влиять на фиксацию кворума - знаменателя формулы расчета итогов голосования по конкретному вопросу .

Разноплановость влияния указанных выше моментов на реальную экономическую власть в акционерном обществе предопределяет вывод о нескольких разновидностях понятия "контрольный/доконтрольный пакет" .

В сопоставлении корпоративной практики и акционерного законодательства мы получаем интересную картину .

По ФЗ "Об АО" обладание не менее чем 1% голосующих акций дает право:

- требовать для ознакомления список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (абз. 1 п. 4 ст. 51) .

Обладание не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества дает право:

- обратиться в суд с иском к члену совета директоров, единоличному исполнительному органу, члену коллегиального исполнительного органа акционерного общества, к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями, бездействием (п. 5 ст. 71) .

Владение более 1% голосующих акций открывает доступ к реестру акционеров (п. 3 ст. 8 ФЗ "О РЦБ") .

Обладание не менее чем 2% голосующих акций дает право:

- на внесение вопросов в повестку дня годового общего собрания акционеров (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об АО");

- на выдвижение кандидатов в совет директоров, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию, счетную комиссию, на должность единоличного исполнительного органа (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об АО") .

Обладание не менее чем 10% голосующих акций дает право:

- требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров (п. 1 ст. 55 ФЗ "Об АО");

- требовать осуществления поверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности (п. 3 ст. 85 ФЗ "Об АО") .

Обладание не менее чем 25% акций дает право:

- доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа (п. 1 ст. 91 ФЗ "Об АО") .

30% голосов позволяет провести повторное общее собрание акционеров (абз .

2 п. 3 ст. 58 ФЗ "Об АО") .

50% + 1 голос при участии в общем собрании акционеров позволяет принимать решение по большинству вопросов повестки дня общего собрания акционеров (п. 2 ст. 49 ФЗ "Об АО") .

75% голосов в таких же условиях - принимать решение по наиболее значимым вопросам деятельности акционерного общества (его реорганизации, ликвидации и т.п. - п. 4 ст. 49 ФЗ "Об АО") .

100% голосов - принимать решение о преобразовании акционерного общества в некоммерческое партнерство (п. 1 ст. 20 ФЗ "Об АО") .

По Закону Республики Армения "Об акционерных обществах" обладание не менее чем 2% голосующих акций дает право:

- на внесение вопросов в повестку дня годового собрания (п. 1 ст. 72);

- на выдвижение кандидатов в совет и ревизионную комиссию (п. 1 ст. 72) .

Обладание не менее чем 10% голосующих акций дает право:

- требовать созыва внеочередного собрания (п. 1 ст. 74);

- включения без избрания в состав совета или назначения в него своего представителя (п. 2 ст. 85);

- требовать осуществления поверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 91) .

При участии в общем собрании акционеров:

- 50% + 1 голос позволяют принимать решение по большинству вопросов повестки дня общего собрания акционеров (п. 2 ст. 68);

- 75% голосов - принимать решение по наиболее значимым вопросам деятельности акционерного общества (за редким исключением - утверждение и изменение устава, реорганизация - это имущественные вопросы: утверждение ликвидационного баланса, установление максимального количества объема объявленных акций, совершение крупных сделок (п. 4 ст. 68) .

Оригинально и целесообразно для восприятия российским законодателем соотношение голосов при участии в общем собрании акционеров и общего числа голосов от всех акций: решения по вопросам ликвидации акционерного общества и уменьшения размера уставного капитала с целью уменьшения номинальной стоимости акций, сокращения общего количества акций путем приобретения акционерным обществом размещенных акций, погашения приобретенных или выкупленных обществом акций принимаются собранием 3/4 голосов участвующих в нем владельцев голосующих акций, но не менее 2/3 голосов владельцев голосующих акций (п. 5 ст. 68) .

По английскому Закону о компаниях 2006 г. (Companies Act of 2006, с послед .

изм.) 5% акций дает право требовать внесения определенных вопросов в повестку собрания. Владельцы 10% акций могут обратиться с письменным требованием о проведении общего собрания акционеров (разд. IV)*(144) .

Таким образом, можно говорить:

- об абсолютном контрольном пакете - концентрация в одних руках 100% акций (или, по крайней мере, голосующих акций)*(145);

- о квалифицированном контрольном пакете - владение от 75% + 1 голосующая акция;

- о контроле "большинства голосов" - владение от 50% + 1 голосующая акция до 75% голосов;

- о контроле значительным числом голосов - консолидация от 25 до 50% голосующих акций;

- о блокирующем пакете голосующих акций - 25% .

Ранее мы указывали на наличие контрольных пакетов путем сосредоточения меньшинства голосующих ценных бумаг в условиях широкого их распыления среди многочисленного количества акционеров ("рабочий" контроль)*(146) .

Но определение управленческой монополии - достаточность голосов для принятия решений на общем собрании акционеров - зависит от перечисленных выше моментов корпоративной практики, типичных для данного акционерного общества .

Выводы:

Характеристика акционера как миноритарного является ситуативной: зависит не от абсолютной величины пакета его акций, а от "распределения сил" в акционерном обществе. В связи с этим она не может быть легализована .

В широком смысле миноритарным является акционер, владеющий меньшей долей, чем контрольный пакет акций .

Все права акционеров непосредственно или опосредованно связаны с имуществом. Но так как имущественные отношения в акционерном праве строятся исходя из числа акций, а не акционеров, для характеристики миноритарности/мажоритарности необходимо обратиться к сфере управления и контроля. Непосредственно осуществить право на участие в управлении акционер может на общем собрании акционеров. Таким образом, преобладающее участие в капитале, точнее - мажоритарность, означает такую долю обладания акциями акционерного общества, которая с учетом всех значимых корпоративных обстоятельств позволяет ее владельцу обеспечивать принятие решений общего собрания акционеров .

Определение управленческой монополии - достаточность голосов для принятия решений на общем собрании акционеров - зависит от моментов корпоративной практики, типичных для данного акционерного общества, наиболее значимые из которых:

1) категории (типы, классы) акций;

2) состав акционеров, в том числе участие в акционерном обществе государства и муниципальных образований, а также основания такого участия;

3) "распыленность" акций;

4) оборот акций;

5) наличие отношений аффилированности;

6) наличие акционерных соглашений;

7) возможность "поглощения", наличие интереса со стороны рейдеров;

8) потенциальные и реальные условия предоставления права голоса по акциям на конкретном общем собрании акционеров;

9) характеристика конкретного действия акционера или действия против акционера. На основе анализа акционерного законодательства и корпоративной практики выделены:

- абсолютный контрольный пакет - концентрация в одних руках 100% акций (или по крайней мере голосующих акций);

- квалифицированный контрольный пакет - владение от 75% + 1 голосующая акция;

- контроль "большинством голосов" - владение от 50% + 1 голосующая акция до 75% голосов;

- контроль значительным числом голосов - консолидация от 25 до 50% голосующих акций;

- блокирующий пакет голосующих акций - 25%;

- контрольный пакет путем сосредоточения меньшинства голосующих ценных бумаг в условиях широкого их распыления среди многочисленного количества акционеров ("рабочий" контроль) .

–  –  –

Субъективные права в рамках содержательного аспекта (правосубъектность данного лица, его субъективные права, юридические обязанности и ответственность) являются важной составляющей правового статуса, как было установлено ранее (гл. 1 § 1) .

Мы уже рассмотрели вопрос о соотношении правоспособности и дееспособности как "ядра" правосубъектности, с одной стороны, и субъективного права, с другой. Право- и дееспособность характеризуются признанием за определенным лицом соответствующих способностей. Субъективное же право выражает право на конкретные материальные или нематериальные блага .

Существуют различные взгляды на понятие субъективного права. В конце XIX в. была сформулирована идея о том, что право в субъективном смысле представляет собой сферу внешней свободы, очерченную правовыми нормами*(147) .

Нормы объективного права в интересах всего общества закрепляют границы, в которых лицо может свободно действовать вовне, не причиняя вреда другим, и которые охраняют от произвольного вмешательства иных лиц. Одновременно свобода указывает и на индивидуальную волю субъекта .

До сих пор актуально звучит определение Д.И. Мейера, который писал:

"Правом называется мера свободы живущего в обществе - мера, в пределах которой он может совершать известные действия..."*(148) .

Ю.С. Гамбаров указывал, что "правом в субъективном смысле будет все то, что нам дается или, точнее, обеспечивается действием того или другого объективного права"*(149) .

Таким образом, еще до Октябрьской революции обращалось внимание на соотношение возможности и дозволенности .

В советской цивилистике наблюдается поступательное развитие взглядов на категорию субъективного права. М.М. Агарков рассматривал субъективное право "как предоставленную лицу возможность привести в действие аппарат государственного принуждения"*(150). А.М. Айзенберг и П.М. Карев занимали схожую позицию и характеризовали его как притязание управомоченного лица .

О.С. Иоффе определял субъективное право как средство регулирования поведения граждан, не противоречащего интересам государства*(151) .

Наибольшее распространение получила позиция С.Н. Братуся: субъективное право представляет собой меру возможного поведения управомоченного лица, обеспеченную законом и поведением обязанного лица*(152) .

Некоторые споры о соотношении возможности и дозволенности в понятии субъективного права снял В.П. Грибанов, сконструировав определение субъективного гражданского права как "дозволенной законом меры возможного поведения управомоченного лица"*(153) .

В литературе встречаются различные варианты этой формулировки, но в целом сегодня многие ученые-цивилисты придерживаются аналогичной позиции .

Так, Н.Д. Егоров определяет субъективное право как меру возможного поведения управомоченного лица в гражданском правоотношении*(154), В.С. Ем - как меру "дозволенного поведения субъекта гражданского правоотношения"*(155), М.Я. Кириллова трактует субъективное право как "обеспеченную законом меру дозволенного поведения управомоченного лица"*(156) .

Некоторые теоретики права считают, что "субъективное право - это предоставляемая и охраняемая государством возможность (свобода) субъекта по своему усмотрению удовлетворять те интересы, которые предусмотрены объективным правом"*(157) .

Следующим вопросом является содержание субъективного права .

В дореволюционный период цивилисты исходили из природы самого явления, прибавляя к этому частноправовое восприятие субъективного права. "Каждое субъективное право состоит уже в силу своего понятия из следующих элементов: а) лица, которому оно предназначено служить; б) предмета, из которого оно удовлетворяется, и в) защиты, без которой не существовало бы никакого права"*(158) .

Третий элемент является признанной constant для любого права возможность юрисдикционной защиты, и воспринят современной доктриной. Что касается остальных, то, во-первых, начиная с права позднего Рима субъективное право понимается как нечто отделяемое от субъекта, находящееся в сфере правового господства лица, подчиненное его интересам. Некоторое исключение составляют права личности, основанные на нематериальных благах. Во-вторых, требует пояснения понимание второго элемента. Ю.С. Гамбаров отмечал, что предметом права служат разнообразные интересы человеческого существования .

"Лишенное предмета, право не имело бы в большинстве случаев значения и было бы не правом, а призраком: предмет составляет материальный элемент права, который обозначает и ограничивает сферу деятельности его субъекта, и также необходим для права, как необходимо тело для живого существа"*(159). То есть фактически речь шла о содержании субъективного права .

В советский период некоторые авторы предполагали наличие в субъективном праве двух правомочий: возможность совершения определенных действий самим управомоченным и возможность управомоченного требовать определенного действия от обязанного лица*(160). Другие указывали на трехчленное деление субъективного права: право управомоченного на свои деяния, право требования, право притязания*(161) .

Наиболее широкое понятие субъективного права дается Н.И. Матузовым.

Он полагает, что по содержанию субъективное право включает в себя четыре возможности:

а) определенного поведения самого управомоченного;

б) требовать соответствующего поведения от других лиц;

в) прибегнуть в необходимых случаях к мерам государственного принуждения;

г) пользоваться определенным социальным благом*(162) .

Иначе говоря: право-поведение, право-требование, правопользование, правопритязание*(163) .

Наибольшее распространение и признание получила позиция Н.Г. Александрова, который, уточняя определение С.Н.

Братуся, полагал, что субъективное право характеризуется неразрывным единством троякого рода возможностей:

1) видом и мерой возможного поведения для самого обладателя субъективного права;

2) возможностью требовать известного поведения от других лиц - поведения, обеспечивающего реализацию первой возможности;

3) возможностью прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления второй возможности*(164) .

Итак, субъективные права дают возможность их обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными социальными благами, требовать соответствующего поведения от других лиц и обращаться в случаях необходимости за защитой к органам государства. Субъективное право гарантирует создание необходимых социальных (правовых) условий для удовлетворения интересов уполномоченного лица*(165) .

При некоторых незначительных различиях общий смысл сохраняется на протяжении длительного времени*(166) .

Наряду с конституционным словосочетанием "права и свободы" используется словосочетание "права и интересы".

Термин "интерес" звучит в контексте:

1) субъекты приобретают и осуществляют свои права "своей волей и в своем интересе" (абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК РФ);

2) права могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо "в целях защиты прав и законных интересов других лиц" (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ) .

Всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд общей компетенции или арбитражный суд "за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса", "за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов" (ст. 3 ГПК РФ, ст. 4 АПК РФ) .

В первом случае имеется в виду раскрытие такого элемента гражданскоправового метода регулирования, как автономия воли участников правоотношений .

Второй случай гораздо сложнее. Субъективное право и законный интерес являются очень близкими категориями, в связи с чем не всегда разграничиваются в литературе .

Их связь стала активно исследоваться со второй половины XIX в. Рудольф фон Иеринг в своих работах, прежде всего в книге "Дух римского права", разработал теорию интереса. Понятие права определяется у Иеринга как "юридическая обеспеченность пользования", "юридически защищенные интересы"*(167). Суть теории заключается в следующем. В любом субъективном праве присутствуют два элемента. Первый, материальный, элемент - выгода субъекта, т.е. интерес. Он составляет сущностное наполнение субъективного права. Второй, формальный, выражается в обеспеченности личной сферы субъекта от посягательств извне .

Таким образом, субъективное право - это охраняемый позитивным правом интерес отдельного лица*(168) .

В дореволюционной России были как сторонники Р. Иеринга, так и его критики .

Например, Г.Ф. Шершеневич указывал, что "под именем права в смысле субъективном понимается обусловленная объективным правом возможность осуществления интереса"*(169) .

Л. Эннекцерус обращал внимание на то, что определение, предложенное Р. Иерингом, подменяет содержание права его целью и "является слишком узким, так как очень часто допускается осуществление права без собственного интереса и даже вопреки ему; это определение является, с другой стороны, слишком широким, потому что предполагает защиту интереса независимо от наличия субъективного права"*(170). В то же время он не отказывался от связи интереса и субъективного права, определяя последнее как "предоставляемую правопорядком, служащую для удовлетворения человеческих интересов власть"*(171) .

Н.М. Коркунов видел основной функцией права разграничение разнообразных, сталкивающихся между собой интересов*(172) .

Очень много дала развитию учения об интересе советская юриспруденция .

Было разработано понятие интереса. В.П. Грибанов указывал: "...потребность составляет содержание интереса. Форма же, в которой эта потребность проявляется в деятельности, в поведении людей, может быть различной, но она всегда выражает определенную целенаправленность их действий"*(173) .

Его идеи повторяет С.В. Михайлов, определяя "интерес как потребность субъекта, имеющую общественный характер и проявляющуюся в деятельности по осознанию и реализации целей в общественных отношениях"*(174) .

С учетом того, что это межотраслевое понятие, которое также разрабатывается в психологии, социологии, философии и т.д., в диссертационных исследованиях по праву встречаются и такие определения: "Интерес есть характеристика отношения субъекта к условиям его бытия, к конкретным жизненным обстоятельствам, в которых и благодаря которым субъект обретает то, что способно удовлетворить представленную данным его интересам потребность"*(175). При его характеристике исходят из понимания интереса как зависимости субъекта от предметов и отношений, с которыми он связывает ожидание пользы или вреда*(176) .

А.Т. Ханипов поясняет: "Потребность как внутренняя побудительная сила деятельности выступает одним из источников интереса, вследствие чего его направленность на удовлетворение потребностей составляет неотъемлемую сторону интереса. Однако из признания данного факта еще не следует вывода, будто потребность и есть интерес и что между этими понятиями нет существенного различия. Их нельзя изолировать друг от друга, но нельзя и отождествлять .

Присущая всякому социальному субъекту деятельная позиция, выражая его избирательное отношение к объективным возможностям, тенденциям общественного развития, и есть интерес"*(177) .

Продолжились исследования соотношения субъективного права и интереса .

С.Н. Братусь исключил из содержания субъективного права интерес, считая его предпосылкой и целью права*(178) .

Ф.О. Богатырев, включая интерес в состав субъективного права, вычленяет в последнем несколько уровней: "Включение интереса (как и воли) в содержание субъективного права позволяет рассматривать это содержание как двухуровневое .

На первом уровне - содержание субъективного права, которое складывается из правомочий, выводимых из норм объективного права. Этот уровень можно условно назвать юридическим субстратом субъективного права. Второй уровень составляют интерес и воля (власть). Состоящий из воли и интереса, он должен быть условно признан фактическим субстратом субъективного права. Воля и интерес приводят в действие механизм реализации конкретных правомочий, составляющих юридический субстрат субъективного права. Выведение интереса из содержания субъективного права значительно обеднило бы последнее. Ведь правомочия, входящие в состав субъективного права, предопределяются характером интереса, являются юридической формой воплощения интереса"*(179) .

А.В. Власова указывает, что интерес существует за пределами субъективного права, являясь, как правило, предпосылкой этого права и целью, для достижения которой управомоченный совершает те или иные действия. Интерес, удовлетворяемый посредством субъективного права, не может служить составным элементом этого права*(180). ".выступая формой выражения интереса и средством его осуществления или защиты, субъективное право не содержит интерес в качестве элемента своего содержания. Ведь интерес и опосредующее его удовлетворение субъективное право связаны друг с другом как цель и средство ее достижения, а цель никогда не может служить составной частью средства."*(181) .

В.П. Грибанов считал интерес предпосылкой для приобретения, осуществления и защиты субъективного права. При этом управомоченный субъект может по каким-либо причинам утратить интерес в осуществлении права, оставаясь обладателем этого права во всех его возможностях. От интереса управомоченного лица зависит в значительной мере и защита субъективного права, в частности, обращение или необращение лица с требованием о защите права к уполномоченному органу, выбор самого органа, а в ряде случаев и способа защиты права. Удовлетворение интереса является целью субъективного права, которое выступает как правовое средство удовлетворения интересов*(182) .

В.С. Ем указывает: "Интерес - нечто, предшествующее субъективному праву и обязанности и не входящее в содержание данных правовых категорий"*(183) .

О.С. Иоффе наряду с волей отводил интересу роль "одного из элементов содержания субъективного права"*(184). В то же время ученый отмечал, что, поскольку собственные действия совершаются обладателем субъективного права для достижения своих целей, то в результате их совершения осуществляется удовлетворение интересов действующего, тем самым признавая действие по реализации возможностей, заложенных в субъективном праве, средством удовлетворения интереса .

Н.И. Матузов считал субъективное право юридическим способом обеспечения и защиты интересов личности и организованных коллективов, а целью субъективного права видел интерес субъекта, опосредованный данным правом, защите и удовлетворению которого оно призвано служить.*(185) По мнению Е.Я. Мотовиловкера, субъективное право представляет не меру возможного поведения, а определенную законом возможность удовлетворения субъективного интереса*(186) .

Некоторые современные сторонники включения интереса в содержание субъективного права полагают, что интерес в субъективном праве не локализован в каком-либо одном структурном элементе. Он является целостным образованием, составленным из интересов, закрепленных в различных правомочиях*(187) .

Ю.К. Толстой утверждает, что "интерес является необходимым и притом ведущим элементом содержания субъективного права"*(188) .

Д.М. Чечот разделяет позицию С.Н. Братуся*(189) .

Н.И. Матузов отмечал, что объективное право выступает как специфическая форма координации и сочетания общественных, групповых и личных интересов, а также как способ их выражения и закрепления*(190) .

В рамках исследования взаимосвязи субъективного права и интереса наибольшую поддержку правоведов получило мнение о том, что интерес нельзя считать содержанием субъективного права (С.Н. Братусь, В.П. Грибанов, Н.И. Матузов, Р.О. Халфина и др.) .

Любое субъективное право выражает определенный интерес того, кто им обладает. Для удовлетворения этого интереса субъективное право и предоставляется управомоченному лицу .

В процессе общения у социальных групп и отдельных личностей возникают специфические потребности. Соответственно, у этих социальных групп и отдельных личностей возникают определенные интересы, направленные на удовлетворение данных потребностей .

Социально значимые интересы получают правовое регулирование со стороны государства и становятся юридическими (законными) интересами. Независимо от того, упоминается об интересе в тексте нормативного правового акта или нет, "интересы выражены во всех нормах права"*(191) .

Однако правом охраняется (и при необходимости защищается) лишь тот интерес, который соответствует закону и реализация которого не нарушит нормы права. Для определения таких соответствующих закону интересов правоведами используется понятие "законные интересы" или схожие термины*(192) .

Так, Ф.О. Богатырев считает, что, поскольку тот или иной интерес находит опору в нормах права, охраняется законом в широком смысле (на основе правоспособности (компетенции) посредством субъективного права или становится охраняемым законом интересом), постольку этот интерес становится правовым .

Понятие "правовой интерес" шире понятия "охраняемый законом интерес" (если последнее понимать в узком смысле, т.е. как средство защиты блага, не покрываемого субъективным правом). Юридический значимый интерес покрывается либо субъективным правом, либо выступает в качестве охраняемого законом интереса*(193) .

Н.В. Витрук указывает, что законный интерес, как и позитивное право, есть возможность личности пользоваться социальными благами, которая выражается в правомочиях носителя законного интереса действовать определенным образом, требовать определенного поведения от обязанных лиц, органов и учреждений, обращаться за защитой к компетентным государственным и общественным организациям*(194) .

Р.Е. Гукасян делил интересы на правовые и охраняемые законом. По его мнению, правовые и охраняемые законом интересы - различные социальные явления и правовые категории, потому что правовая охрана тех или иных интересов не превращает их в правовые по содержанию, они только становятся охраняемыми законом. Ученый полагал, что отождествление правовых интересов и охраняемых законом интересов приводит к отрицанию самостоятельности правовых интересов как социальных явлений, существующих наряду с иными интересами и имеющих свои средства реализации*(195) .

О.С. Иоффе подчеркивал, что юридическую защиту может получить лишь такой интерес управомоченного лица, который совпадает с интересами государства или не противоречит им*(196) .

Н.И. Матузов определял законные интересы как разновидность социальных интересов, юридически значимые интересы, основанные на законе, вытекающие из него, признаваемые им, соответствующие ему, находящиеся в сфере его действия*(197) - интересы, которые не противоречат закону и поддерживаются им, интересы, в осуществлении которых заинтересовано государство*(198) .

М.А. Рожкова утверждает, что термин "законный интерес" используется законодателем для обозначения в гражданском процессуальном законодательстве и арбитражном процессуальном законодательстве объектов судебной защиты в тех случаях, когда лицо, обратившееся за судебной защитой, не является обладателем субъективного права (права требования). Вместе с тем интересы, существующие вне субъективного права, которые данное лицо намерено защищать в судебном порядке, признаются и поддерживаются законом (объективным правом); именно поэтому они обозначаются термином "законный интерес"*(199) .

В отличие от субъективного права законному интересу противостоит не конкретная юридическая обязанность определенного лица или органа, а, как правило, общая неперсонифицированная (безличная) обязанность всех уважать законные интересы других лиц, не нарушать их. Такая обязанность возлагается на каждого уже в силу установленного правопорядка*(200) .

Так как охраняемые законом интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, защита права обычно означает и защиту интереса. Но закон признает и самостоятельное существование интересов: как категории, выходящей за рамки права, и как категории, продолжающей существовать в ряде случаев и при прекращении обычно опосредующего его права .

В соответствии с ч. 2 ст. 4 АПК РФ прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы в случаях, предусмотренных АПК РФ, имеют право на обращение в арбитражный суд в защиту государственных и общественных интересов. На основании ст. 235, 306 и др. ГК РФ некоторые авторы говорят об удовлетворении и защите имущественных интересов при прекращении права собственности .

Охраняемый законом интерес проявляет себя, когда он нарушен кем-то. При обращении в суд в одних случаях требуется доказать наличие права, а в других случаях - наличие интереса .

Итак, субъективное право как мера возможного поведения управомоченного лица включает в себя следующие возможности:

1) реализовать право собственными действиями, т.е. возможность совершения определенных действий самим управомоченным лицом в целях осуществления своих интересов, удовлетворения своих потребностей;

2) требовать соответствующего поведения от обязанного лица, т.е .

возможность требования управомоченным лицом от другого лица (или лиц) совершения должных действий или воздержания от них;

3) использовать предоставленные ему меры правоохранительного характера, право на защиту .

Любое субъективное право выражает определенный интерес того, кто им обладает. Для удовлетворения этого интереса субъективное право и предоставляется управомоченному лицу .

Правом охраняется (и при необходимости защищается) лишь тот интерес, который соответствует закону и реализация которого не нарушит нормы права .

Охраняемый законом интерес проявляет себя, когда он нарушен .

Эти позиции лягут в основу дальнейшего исследования .

§ 2. Природа прав акционеров Права акционера, по мнению всех исследователей, входят в понятие его статуса. Однако ФЗ "Об АО" не содержит специального раздела, посвященного правам акционеров, что отрицательно влияет на правовое регулирование их осуществления и защиты .

Такие разделы в той или иной форме присутствуют в некоторых кодексах корпоративного управления. Например, в Принципах корпоративного управления, принятых в мае 2000 г. на Business Roundtable (США)*(201) - раздел "Отношения с акционерами и другими участниками": (1) Акционеры и инвесторы. В Германском кодексе корпоративного управления 2000 г., подготовленном под эгидой Берлинской инициативной группы на основе акционерного закона 1965 г.*(202), - раздел "Управленческие стандарты для акционеров и работников": (1) Права акционеров. В

Кодексе корпоративного управления Новой Зеландии*(203) - два раздела:

"Отношения с акционерами" и "Интересы акционеров". В Кодексе передовой практики корпоративного управления Южной Кореи - раздел "Акционеры": (1) Права акционеров, (2) Взаимоотношения с акционерами, (3) Обязанности акционеров .

В правовых актах и в литературе нет четкой характеристики природы прав акционеров, механизмов их осуществления и охраны. Поэтому все заинтересованные лица возвращаются к этому вопросу .

Первым вопросом, решение которого необходимо для адекватного регулирования, является природа прав акционеров .

Руководствуясь классическими представлениями о том, что право, в том числе частное, дает форму общественным отношениям, складывающимся в том числе в сфере экономики, и указанием Конституционного Суда РФ на то, что деятельность акционеров не является предпринимательской, а относится к иной не запрещенной экономической деятельности*(204), считаем целесообразным раскрывать природу прав акционеров с точки зрения экономики и права .

В самом широком смысле права акционеров связаны с экономическими правами и свободами .

Часть 2 ст. 35 Конституции РФ закрепляет право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Согласно ч. 1 ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности*(205) .

Эти права по аналогии распространяются и на юридические лица, которые, как признано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г .

N 17-П, "созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности"*(206) .

Экономические права и свободы нашли отражение в гражданском законодательстве: п. 1-2 ст. 1, ст. 9, 18, 49, абз. 2 п. 4 ст. 66, п. 2 ст. 209 и др. ГК РФ .

С юридической точки зрения нас интересует понятие субъективного права и его характеристика .

Как мы уже установили, субъективные права дают возможность их обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными социальными благами, требовать соответствующего поведения от других лиц и обращаться в случаях необходимости за защитой к органам государства. Субъективное право гарантирует создание необходимых социальных (правовых) условий для удовлетворения интересов уполномоченного лица*(207) .

Управомоченным лицом в нашем случае выступает акционер .

Природа конкретного субъективного права неразрывно связана с природой правоотношения, в содержание которого оно входит .

Правоотношения в акционерной сфере весьма многолики и разнородны и вызывают жаркие дебаты .

Наиболее дискуссионными являются следующие взаимосвязанные вопросы:

1) имущественный или неимущественный характер имеют права акционеров (и акционерное правоотношение в целом);

2) вещная, обязательственная либо иная природа прав акционеров;

абсолютные они или относительные .

При рассмотрении первого вопроса ученые в качестве показательных чаще всего избирают право на участие в управлении и право на информацию .

Одни авторы (А.Б. Бабаев, В.С. Ем, Н.В. Козлова, П.В. Степанов, Е.А. Суханов, И.Н. Шабунова и др.)*(208) исходят из их имущественного характера .

Приводятся следующие основные аргументы:

Наличие связи рассматриваемых прав "с управлением имуществом (капиталом) корпорации" (Е.А. Суханов), "с имущественным участием учредителя (участника) в создании юридического лица, в управлении его имуществом и всей его деятельностью, которая тоже носит экономический характер" (Н.В. Козлова); их целевая направленность на удовлетворение имущественных интересов (В.С. Ем, И.Н. Шабунова); производность корпоративных отношений от экономических отношений коллективной собственности - "возможность членов корпоративной организации участвовать в управлении ею и получать информацию о ее деятельности является не чем иным, как специфическим проявлением экономических отношений коллективной собственности, обусловленным той правовой формой, которая определяется как организация корпоративного типа" (П.В. Степанов) .

Возможность возникновения охранительного права имущественного характера в случае нарушения (А.Б. Бабаев), права на заявление требования о возмещении убытков (И.Н. Шабунова) .

Прямая зависимость стоимости пакета акций от степени влияния на деятельность общества, а значит, "стоимость акционерного права предопределяется именно входящим в него правом... участия в деятельности АО" (А.Б. Бабаев) .

Другие ученые (Ф.О. Богатырев, В.А. Гуреев, Т.А. Еремеева, К. Кирсанов, Е.В. Пестерева, Е.Б. Сердюк, Г.Н. Шевченко и др.)*(209) усматривают в праве на управление и праве на информацию неимущественный характер .

Отмечается отсутствие прямой "объектной привязки" прав на управление и информацию к материальным благам: имущественные же правомочия всегда возникают и существуют именно по поводу таких благ. Цель реализации прав, составляющих содержание правоотношения (причем не непосредственная достижение желаемого управленческого эффекта, а конечная - получение выгод от участия в обществе, достичь которую невозможно без использования потенциала иных, имущественных в классическом понимании прав), сама по себе не является достаточным показателем их имущественной природы .

Не препятствует квалификации исследуемых прав в качестве неимущественных:

- их тесная связь с имущественными правами, так как она не "отменяет" обособленного, автономного существования прав на управление и информацию, имеющих собственное содержание, условия и формы осуществления;

- имущественный характер последствий их нарушения, поскольку имущественные санкции могут иметь место при нарушении как имущественных, так и неимущественных прав. Например, защищая свои честь, достоинство и деловую репутацию, потерпевший вправе заявить требования о компенсации морального вреда в денежной форме и о возмещении убытков (ст. 152 ГК РФ), при этом данные обстоятельства не сказываются на трактовке соответствующих прав как личных неимущественных .

Концепции, в основе которых лежит вывод о неимущественной природе отдельных акционерных прав, вновь неоднородны.

Разногласия, в частности, присутствуют:

По вопросу допустимости рассмотрения "управленческо-информационных" прав как личных неимущественных .

Большинство современных исследователей дают отрицательный ответ на данный вопрос, что представляется оправданным, принимая во внимание возможность отчуждения акций и непредназначенность прав на управление и информацию для индивидуализации самой личности (вследствие чего сложно говорить о правах акционера как о правах, неотделимых от личности их носителя)*(210) .

По вопросу о влиянии неимущественного характера некоторых прав акционера на существо отношений по участию в обществе в целом:

- по мнению ряда ученых, неимущественная составляющая не упраздняет имущественной сути акционерных правоотношений (Д.В. Ломакин, В.В. Прохоренко и др.)*(211);

- для других авторов неимущественная природа прав на управление и информацию является непреодолимой преградой для рассмотрения правоотношения по участию в корпорации как исключительно имущественного (и, как правило, единого) (Ф.О. Богатырев, И.С. Шиткина и др.)*(212) .

Уже отмечавшаяся автономность (самостоятельность) неимущественных прав обусловливает теоретическую уязвимость конструкции правоотношения по участию в корпорации как в целом имущественного .

Мы обращаем внимание на то, что ГК РФ говорит об имущественных правах акционеров, а ФЗ "О РЦБ" - об имущественных и неимущественных .

Есть отдельная позиция: о корпоративных отношениях. Эта модная тема нашла отражение в многочисленных публикациях различного объема и рода*(213) .

Ее разгромную критику в связи с неинформативностью, внутренней противоречивостью и несогласованностью с основами теории права и гражданского права дал А.Б. Бабаев*(214) .

В Концепции развития гражданского законодательства РФ этот вопрос решен положительно .

"К настоящему времени назрела необходимость внесения в ГК двух принципиальных изменений системного характера .

В круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (статья 2 ГК), следует включить корпоративные отношения. Этим, в известной мере условным, названием охватывается уже достаточно четко обособившаяся группа интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам. Определение корпоративных отношений в качестве особого предмета гражданско-правового регулирования будет способствовать выявлению стабильных закономерностей их регулирования и дальнейшей кристаллизации этих закономерностей в виде соответствующих общих норм гражданского законодательства" (Раздел I. Введение. П. 5) .

"С точки зрения предмета гражданского законодательства необходимо включить в пункт 1 статьи 2 ГК еще одну группу отношений, регулируемых гражданским законодательством, а именно корпоративные отношения, под которыми следует понимать отношения, связанные с "правом участия" в корпорации, а также соответствующие обязательственные отношения между учредителями (участниками) и корпорацией .

Нормы, регулирующие корпоративные отношения, могут также применяться на субсидиарной основе и к юридическими лицам некорпоративного типа, если иное не вытекает из существа таких отношений" (Раздел II. Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации. П. 1.2)*(215) .

Следующий вопрос частично спровоцирован формулировками действующего законодательства (п. 2 ст. 48 ГК РФ, п. 1 ст. 2 ФЗ "Об АО"), которые некоторые авторы распространяют на все права акционеров .

Можно выделить следующие основные концептуальные подходы к определению природы акционерных правоотношений по данному критерию .

Сторонники вещно-правовой концепции усматривают в акционере собственника. Так, на взгляд Н.Н. Пахомовой, "корпоративные отношения - это отношения по формированию и реализации отношений собственности с множеством субъектов-собственников", это "форма ограничения воль их субъектов-участников, отражающая перераспределение между ними экономических возможностей в сфере отношений собственности, т.е....отношения собственности с множественным составом субъектов-собственников". Она отмечает, что "вещные права учредителей (участников) по владению, пользованию и распоряжению имуществом юридического лица в период его деятельности "парализованы" правом собственности юридического лица. Реализация учредителями (участниками) вещных прав возможна только после прекращения аналогичных вещных прав у юридического лица. Иначе говоря, по мере отпадения "парализующих" факторов, т.е. прекращения правомочий юридического лица, вещные правомочия восстанавливаются у учредителей (участников)"*(216) .

Вызывает сомнения попытка поиска генетических корней этой позиции в трудах некоторых дореволюционных авторов. Н.Н. Пахомова использует конструкцию общей собственности в акционерных обществах, которую законодатель после неудачных экспериментов начала 90-х гг. ХХ в. отверг*(217). И.Т. Тарасов, рассматривая вопрос о природе прав акционеров ("область, мало изведанную"), приводил позицию Моля (не указывая, что разделяет ее!), который, "считая акционерное право за вещное, разлагает его на составные части и находит, что частей этих две: 1) право совокупной собственности. и 2) право сочленства с правом голоса в общих собраниях согласно постановлениям уставов"*(218) .

"Вещная" концепция неоднократно подвергалась критике, в первую очередь за смешение экономических и правовых вопросов*(219). Интерес управомоченного лица в вещном правоотношении удовлетворяется непосредственно за счет полезных свойств вещи (а не через действия иных лиц), однако акционер, внося вклад в уставный капитал, утрачивает юридическую возможность владения, пользования и распоряжения переданным обществу имуществом, которое по общему правилу обезличивается. Прямо отсутствует такая возможность и в отношении иного имущества, произведенного (приобретенного) в процессе функционирования юридического лица (в отличие, например, от договора простого товарищества). С большими оговорками и только в экономическом смысле можно говорить и о восстановлении "парализованного" ("покоящегося") вещного права учредителя в условиях, когда:

а) право на получение части стоимости имущества при ликвидации общества может оказаться и нереализованным (например, по причине отсутствия этого имущества);

б) объектные характеристики распределяемого среди участников ликвидируемого общества имущества определяются на последних этапах ликвидации, причем они никак не "привязаны" к имуществу, ранее внесенному участником (объектом же вещного права могут быть только индивидуальноопределенные вещи); наконец, распределению подлежат денежные средства, а не имущество в натуре .

Ранее мы уже приводили аргументы в пользу ошибочности вещно-правовой концепции: судьба имущества, внесенного в уставный капитал, отлична от судьбы остального имущества акционера. Законодатель допускает вносить в качестве вклада в уставный капитал не только вещи, но и иное имущество, права, имеющие денежную оценку. При утрате вклада, внесенного в уставный капитал (гибели вещи), права акционера не прекращаются. При ликвидации акционерного общества акционер получает не свой первоначальный вклад, а стоимостное выражение части имущества акционерного общества, пропорциональное его участию в уставном капитале*(220) .

В конечном счете "вещный" подход ведет к подмене юридической характеристики экономической и, косвенно, к отрицанию юридического лица как самостоятельного носителя прав. Поэтому неслучайно, что вещно-правовой подход не получил поддержку у современного законодателя: как мы помним, акционерное общество относится им к группе юридических лиц, участники которых не обладают вещными правами на имущество, созданное за счет вкладов участников, а равно произведенное (приобретенное) в процессе деятельности юридического лица (п. 2 ст. 48, п. 1 ст. 66 ГК РФ) .

Следующая, обязательственно-правовая, концепция исходит из обязательственно-правовой природы прав акционеров по отношению к обществу. Ее сторонниками, в частности, являются В.Ю. Башкинскас, Д.И. Дедов, С.А. Карелина, А.А. Кыров, Д.В. Тариканов*(221), В.В. Прохоренко .

Особо стоит отметить рассуждения В.В. Прохоренко, вводящего понятие партисипативного обязательства и предлагающего развернутую аргументацию в защиту трактовки природы отношения, возникающего между участником и юридическим лицом, как обязательственно-правовой. "Данное обязательственное правоотношение обладает родовыми чертами, присущими для всех обязательств, как-то: имущественный характер, противопоставление субъективному праву одного лица субъективной обязанности другого определенного в отношениях лица, наличие возможности требования управомоченным лицом исполнения обязанности. При этом правоотношение имеет ряд существенных особенностей, выделяющих его из общего ряда обязательственных правоотношений: возникновение. независимо от передачи имущества на основании публичного акта о регистрации юридического лица; императивный запрет на освобождение учредителя от оплаты уставного капитала. а также на прекращение данной обязанности путем зачета требований;

возникновение в рамках правоотношения комплекса относительно самостоятельных прав, которые могут осуществляться независимо друг от друга; возникающие в рамках правоотношения права не исчерпываются их однократным осуществлением, они существуют на протяжении всего времени существования связи между участником и юридическим лицом. При этом все. права участника реализуются в рамках сложного обязательственного правоотношения, где участник находится, с одной стороны, в роли должника (обязанность по внесению имущества в уставный капитал), а с другой (при реализации принадлежащих ему прав) - в роли кредитора"*(222) .

Законодатель исходит из понимания обязательства как правоотношения, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ). Отношение по участию, членское правоотношение, конечно, может быть подведено под данное понятие, ведь акционер вправе требовать от общества созыва внеочередного общего собрания, предоставления документов, выплаты при определенных обстоятельствах дивидендов и т.д. Несмотря на это, имеются серьезные причины усомниться в целесообразности такой трактовки прав участия, членских прав .

Дело в том, что модель обязательства рассчитана на правовое оформление отношений экономического оборота, перемещения материальных и иных благ между обособленными товаровладельцами. "Обязательство как научное понятие, - точно указывает Н.Д. Егоров, - имеет смысл и значение только тогда, когда оно рассматривается в качестве специфической правовой формы опосредования товарно-денежных отношений. В противном случае обязательство становится тождественным другому научному понятию "относительное правоотношение""*(223) .

Однако акционер участвует в формировании воли общества (субъекта, противостоящего акционеру в правоотношении), т.е., образно выражаясь, не является посторонним для корпорации лицом. Помимо прочего, к этому процессу приобщены и другие акционеры, интересы которых могут и не совпадать (причем позиция, отраженная в корпоративном акте, приобретает юридическое значение для всех акционеров, независимо от их согласия с ней) .

О наличии "властного" момента в корпоративных отношениях, причем в аспекте "подчинения" как акционера (воле большинства), так и общества (воле акционеров, реализующих свои "управленческие" права), пишут многие авторы*(224). Более того, высказываются соображения, ставящие под сомнение принадлежность акционерных прав к гражданско-правовой сфере. Например, по мнению знаменитого дореволюционного ученого А.И. Каминки, "организация товарищества с отношением подчинения и господства между участниками - вот характерная особенность товариществ современного права, вызывающая настолько своеобразное отношение, что право, их регулирующее, составляет особую дисциплину, отличную от права частного"*(225). "Реализуя свои корпоративные права... - указывает В.С. Ем, - участники корпорации, выражая собственную волю, формируют волеизъявление высшего органа корпоративного юридического лица. В свою очередь, сформированное членами корпорации волеизъявление высшего органа порождает модус поведения, обязательный для исполнительного органа... и для самих участников корпорации. Такая ситуация нетипична для гражданскоправового регулирования, так как по общему правилу в гражданском обороте субъекты самостоятельны и независимы друг от друга и поэтому не могут непосредственно участвовать в формировании воли контрагента"*(226). "Равенство сторон корпоративных отношений, - замечает Е.Б. Сердюк, - изначально исключено"*(227) .

Однако следует учитывать, что указанные "подчиненность" и "неравенство" находятся за пределами собственно правоотношений, существующих между обществом и акционерами. Возможное несовпадение мнения акционера с позицией общества (сформированной большинством акционеров) не означает утраты участником автономии воли (общество не способно "подчинить" его в своих действиях), превращения в "неравноправного партнера". "Участник подчиняется воле, - точно указывает В.С. Кононов, - в формировании которой может принимать участие, и в случае несогласия за ним всегда сохраняется возможность прекратить связь с корпорацией. Это не характерно для властных отношений"*(228) .

Что же касается общества, то воля акционеров, отражающаяся в решениях общего собрания, не есть нечто чуждое для юридического лица, это воля самой организации (что опосредовано фиктивностью юридического лица, формирование воли которого может быть осуществлено в основном через действия лиц, входящих в состав его органов) .

Поэтому большинство авторов, думается, справедливо исходят из квалификации акционерных отношений как гражданско-правовых*(229) .

Стоит обратить внимание и на такие нетипичные для обязательств последствия, как:

- "усиление" неимущественной составляющей в отношении по участию, членском правоотношении (выражающееся в самостоятельной ценности, известной автономности существования неимущественных акционерных прав);

- условность реализации многих акционерных прав, которая может носить как объективный характер (например, дивиденды не могут быть начислены и выплачены при отсутствии у акционерного общества прибыли), так и субъективный (при наличии прибыли общее собрание акционеров может проголосовать и "за", и "против" объявления дивидендов); это, в свою очередь, опосредует высокую степень вариативности развития отношения по участию, членского правоотношения (например, акционеры могут никогда не принять участие в распределении прибыли, и это при отсутствии соответствующего решения общего собрания акционеров не будет считаться неисполнением обществом своих обязанностей) .

Ранее мы уже указывали, что классическому пониманию обязательственных прав противоречат: неимущественный характер ряда прав акционеров;

возникновение и (или) реализация многих прав акционера на основании решений органов управления акционерного общества, которым участник общества подчиняется; возможность участия акционера в процессе формирования воли так называемого обязанного лица - акционерного общества*(230) .

Здесь напомним ссылку на процитированные ранее фрагменты Концепции развития гражданского законодательства, где корпоративные отношения выделены наряду с обязательственными, а не как их разновидность .

Что касается дилеммы: "абсолютные - относительные правоотношения", то в литературе и по этому вопросу представлены разные подходы .

В. Лапач полагает, что права на управление и на информацию - "это права абсолютного типа, которые при наличии установленных законом условий должны реализовываться участником как управомоченным лицом, которому никто не может без законных оснований чинить препятствия в осуществлении данного права"*(231) .

Е.А. Суханов характеризует рассматриваемые правоотношения как относительные*(232) .

По мнению Д.В. Ломакина, "членские права акционер реализует в основном своими собственными действиями по аналогии с абсолютными правами", "акционерное правоотношение и соответственно членские права также не вписываются в полном объеме ни в группу абсолютных, ни в группу относительных", "акционерное правоотношение имеет совершенно особый характер, включая в себя элементы абсолютных и относительных правоотношений"*(233) .

Возвращаясь к идее корпоративных отношений, мы встречаем весьма оригинальные суждения. Так, например, корпоративные правоотношения могут быть абсолютными и относительными. В качестве примера абсолютного корпоративного правоотношения приводится ссылка на ст. 66 ГК РФ, согласно которой хозяйственное общество может иметь право собственности на имущество*(234). Не совсем понятно, в чем "корпоративность" такого права собственности .

Запутана позиция Д.В. Ломакина: "акционерное правоотношение в целом носит имущественный характер" (с. 12, 18); это вид "членского" или "корпоративного" правоотношения (с. 14); "акционерные правоотношения не являются вещными" (с .

18); "объектом акционерного правоотношения. является деятельность обязанных лиц" (с. 12); "в содержании акционерного правоотношения особенно следует выделить права акционеров, для осуществления которых обычно достаточно собственных действий акционеров" (с. 85); "в содержание акционерного правоотношения не входят обязательственные права требования акционеров" (с .

26); "можно выделить. право на дивиденд и ликвидационную квоту как элементы содержания акционерного правоотношения" (с. 27)*(235) .

Представляется, что основная ошибка в рассуждениях различных авторов, придерживающихся диаметрально противоположных точек зрения, заключается в попытке дать единую характеристику многочисленным и разнородным отношениям .

Примечательно, что еще М.М. Агарков обособил право членства в акционерном обществе (участие) как ключевое в системе прав акционеров, не отнеся его ни к вещным, ни к обязательственным.*(236) Современные авторы - как известные ученые, так и соискатели ученых степеней - также ставят под сомнение единство этого блока отношений .

A.Б. Бабаев пишет, что "корпоративные правоотношения, несомненно, включают в себя целый комплекс правоотношений, которые построены на разных принципах, с различным субъектным составом и каждое из них обладает своими особенностями элементов. С нашей точки зрения, исследование корпоративного правоотношения "в целом" большого научного вопроса не представляет"*(237) .

B.А. Давыдов на основе изучения научной литературы по теме своей диссертации приходит к выводу, что "правоотношения, возникающие между хозяйственным обществом и его участниками, являются обязательствами и организационными правоотношениями. В связи с этим для выделения такой разновидности отношений, как корпоративные отношения, отсутствуют объективные основания. В работе также указывается на отсутствие единства подходов в определении сущности и оснований выделения корпоративных отношений"*(238) .

Аналогичный подход мы обнаруживаем в работах и др. авторов (В.А. Гуреев, Е.В. Пестерева, И.Н. Шабунова, И.С. Шиткина, Л.Р. Юлдашбаева и др.)*(239) .

Выводы:

Права акционеров связаны с экономическими правами и свободами .

Права акционеров и акционерные правоотношения многочисленны и имеют различную природу и характеристику, не сводимую к одной юридической конструкции. В лучшем случае мы можем выделить их генетическую связь с созданием и (или) деятельностью акционерного общества (целевое назначение) .

Предметное раскрытие их природы следует давать через их классификации .

С практической точки зрения целесообразно объединить в ФЗ "Об АО" многочисленные права акционеров в специальную главу .

В ожидании изменения акционерного законодательства такой раздел можно выделить в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления .

§ 3. Виды прав акционеров Следующим по степени важности выступает вопрос о классификации прав акционеров, так как классификация является одним из способов познания сущности явления .

Законодательство и иные источники права не дают нам примеров классификаций субъективных прав участников акционерных обществ .

Принципы корпоративного управления (OECD Principles of Corporate Governance)*(240), принятые в 1999 г.

Советом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), называют основные права акционеров:

- на регистрацию прав собственности на акции;

- на свободное отчуждение или передачу акций;

- на получение необходимой информации о финансово-хозяйственной деятельности компании;

- на участие и голосование на общих собраниях акционеров;

- на участие в распределении прибыли компании .

ГК РФ предлагает базовый набор прав участника юридического лица, участника хозяйственного общества, участника акционерного общества:

1) участвовать в управлении делами организации, за исключением случаев, предусмотренных законом;

2) получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке;

3) принимать участие в распределении прибыли;

4) получать в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость .

Приведенный перечень не является исчерпывающим: иные права могут быть предусмотрены законом или учредительными документами (п. 1 ст. 67 ГК РФ). С учетом этого круг прав, обозначенных в определении акции в ст. 2 ФЗ "О РЦБ" (на получение части прибыли в виде дивидендов, на участие в управлении и на часть имущества, остающегося после ликвидации общества) и при характеристике статуса владельца обыкновенных акций в п. 2 ст. 31 ФЗ "Об АО" (где также представлены только эти три права), нельзя трактовать как закрытый .

В частности, ГК РФ и акционерный закон дополнительно говорят о следующих разнородных правах:

- праве отчуждать акции без согласия других акционеров и общества (п. 1 ст. 2 ФЗ "Об АО");

- преимущественном праве приобретения акций закрытого общества, продаваемых другими акционерами (п. 2 ст. 97 ГК РФ, п. 3 ст. 7 ФЗ "Об АО");

- праве на получение акций обществ, создаваемых путем реорганизации в форме разделения или выделения (п. 3.3 ст. 18, п. 3.3 ст. 19 ФЗ "Об АО");

- преимущественном праве приобретения дополнительно размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (ст. 40 ФЗ "Об АО");

- праве на продажу обществу акций, решение о приобретении которых принято обществом (ст. 72 ФЗ "Об АО");

- праве требовать выкупа акций обществом в установленных законом случаях (ст. 75 ФЗ "Об АО");

- праве на выкуп акций лицом, приобретшим более 95% акций открытого акционерного общества (ст. 84.7 ФЗ "Об АО");

- праве требовать проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности общества (п. 5 ст. 103 ГК РФ, п. 3 ст. 85 ФЗ "Об АО") .

Особый блок прав составляют права, связанные с судебной защитой акционера (п. 2 ст. 45, п. 7 ст. 49, п. 6 ст. 53, п. 5 ст. 71, п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84, п. 2 ст. 84.6 ФЗ "Об АО" и др.) .

Помимо прочего, акционерный закон выделяет и конкретизирует возможности, относящиеся к праву на участие в управлении и праву на информацию, благодаря чему они приобретают сложную структурированность (т.е. включают множество правомочий). Так, право на участие в управлении предполагает возможности по созыву общего собрания, право делать предложения в повестку дня собрания, право выдвигать кандидатов в органы акционерного общества, право голоса на собрании и др .

Мы не ставим в данном исследовании задачу раскрыть содержание этих и других прав акционеров. Подобные попытки уже успешно предпринимались в научной и учебной литературе. Нас интересует, выделяет ли законодатель (правоприменительная практика) специфические права в зависимости от категории акционера, в частности, права миноритарных акционеров .

Анализ законодательства и иных правовых актов позволил нам найти только два примера:

- преимущественное право акционера закрытого акционерного общества на приобретение акций, продаваемых другим акционером;

некоторые различия в правах владельцев обыкновенных и привилегированных акций .

Однако в последнем случае избранный нами критерий (специальный субъектный состав) подменяется скорее характеристикой акции. К тому же сами права по различным категориям акций идентичны. Меняется порядок их реализации .

Например, право на дивиденд (от лат. dividendus - подлежащий разделу) имеют при соблюдении определенных условий (наличие чистой прибыли, решение общего собрания акционеров о ее распределении в дивиденды и др.) все акционеры. По точному и ставшему уже хрестоматийным замечанию П.А. Руднева, сделанному в 1927 г., "право на получение дивиденда есть самое старинное и, без сомнения, самое существенное право акционера"*(241). Однако размер дивиденда может устанавливаться произвольно (по всем обыкновенным акциям и по ряду привилегированных) или может быть фиксированным, определенным во внутренних документах (локальных правовых актах) акционерного общества (по ряду привилегированных акций) .

Право голоса на общем собрании акционеров всегда реализуется по обыкновенным акциям, при соблюдении ряда условий - по привилегированным акциям со льготами имущественного характера. А по некоторым привилегированным акциям - со льготами в сфере управления, о которых ФЗ "Об АО" стал упоминать только в последние годы: акционер имеет более одного голоса .

Таким образом, простой обзор прав акционеров не позволяет выделить специфику применительно к миноритарным акционерам .

Возможно, классификация позволит нам сделать другие выводы .

Впервые теоретические проблемы группировки прав акционеров получили глубокую разработку в немецкой юриспруденции на рубеже XIX-XX вв. Наиболее активно разрабатывалась теория деления прав акционеров на неотъемлемые и отъемлемые. Например, Лабанд называл неотъемлемыми те права, которых акционер не может быть лишен по решению общего собрания акционеров, так как они вытекают из закона, из публично-правовых установлений. Акционерное общество может распространить их режим в своем уставе и на другие права. Стоббе различал членские права, принадлежащие акционеру в рамках корпорации, и права акционера по отношению к корпорации. Оертман - общеполезные права и права, установленные в личном интересе акционеров. Также выделялись права, нарушение которых противоречило бы основным принципам акционерного права, в первую очередь принципу равноправия (Станб) или целям общества (Фишер), права, необходимые и достаточные среднему акционеру для вступления в акционерное общество (Лехманн)*(242) .

Критика этих позиций осуществляется в русле общей критики теории естественного права. В современном законодательстве и доктрине укрепилась позиция, согласно которой государство наделяет субъекты правами и (или) признает за ними права .

В отношении узкого круга нематериальных благ, личных неимущественных прав говорят о неотъемлемости, неотчуждаемости от личности (например, право на жизнь)*(243). Среди специфических прав акционеров мы таковые не наблюдаем .

Вряд ли корректно говорить о неотъемлемости права, в котором лицо может быть ограничено или которого может быть лишено по решению суда, иного компетентного органа помимо общего собрания акционеров. Что касается прав "в корпорации" и прав "к корпорации", то права участия и права кредитора переплетены столь тесно (например, право требовать часть прибыли от предпринимательской деятельности акционерного общества, пропорциональную количеству принадлежащих акций, т.е .

обязательственное право - право кредитора, производное от права участия в корпорации), что подобное разграничение представляется искусственным .

Остальные критерии были явно оценочными, субъективными .

Аналогичные поиски велись в отечественной цивилистике. И.Т.

Тарасов, избрав в качестве основания классификации степень влияния управомоченного лица в деятельности акционерного общества, выделял права:

- принадлежащие отдельно взятому акционеру, которые могут осуществляться им самостоятельно;

- имеющиеся у акционера в силу его принадлежности к влиятельному большинству членов акционерного общества;

- имеющиеся у акционера в силу его принадлежности к слабому меньшинству членов акционерного общества*(244) .

Эта классификация представляется весьма плодотворной для целей настоящего исследования и еще будет нами использована. Она отражает положение акционера как экономического собственника акционерного общества, как его участника, выходит на проблему формирования воли юридического лица. Такое деление лежит в основе механизма защиты, с одной стороны, прав мелких акционеров от произвола владельцев контрольных пакетов акций, а с другой - прав акционеров, обладающих крупными пакетами акций, от непрофессионализма и потребительско-иждивенческих настроений акционеров, внесших незначительный вклад в формирование имущественной базы деятельности акционерного общества .

Однако материал главы 1 настоящего исследования и такой принцип акционерного права, как свобода отчуждения акций, обосновывают служебный характер этой классификации, мобильность права внутри нее в зависимости от положения акционера, количества других участников общества и их имущественного положения .

В литературе также выделялись натуральные права - "вытекающие из самой природы" акционерного общества (право голоса на общем собрании акционеров, право на получение дивиденда и право на получение ликвидационной квоты) и случайные права (все остальные)*(245). В силу совпадения с немецкой доктриной на эту классификацию распространяются изложенные выше контраргументы .

В зависимости от времени возникновения П.А. Руднев выделял главные права, которые возникают сразу по приобретении акции (право на дивиденд, ликвидационную квоту, право голоса на общем собрании акционеров и др.) и вспомогательные, которые возникают в процессе деятельности акционерного общества (право продажи акций, право обжалования решений общего собрания акционеров и др.) .

Представляется, что здесь (как и в ряде современных исследований) допущено смешение субъективного права и его осуществления, момента возникновения и момента реализации права. Некоторые авторы, разводя эти понятия, даже впадают в крайность. Например, В.А. Давыдов указывает, что "участник хозяйственного общества в силу непосредственно факта участия в хозяйственном обществе приобретает определенные законом абстрактные правовые возможности: участвовать в управлении обществом, участвовать в распределении полученной обществом прибыли, получить часть имущества ликвидированного общества, оставшегося после расчетов с кредиторами... после наступления указанных в законе юридических фактов, абстрактные правовые возможности лица, связанные с участием в хозяйственном обществе, приобретают характер субъективных прав в рамках относительных правоотношений участника хозяйственного общества и общества. До этого момента права участника общества составляют содержание его правоспособности"*(246) .

Мы придерживаемся классической точки зрения и рассматриваем составные части правосубъектности как субъективные права. Однако в самом разграничении есть рациональное зерно .

В той или иной степени идеи, лежащие в основе приведенных классификаций, находят отклик в современных группировках, проводимых в литературе*(247) .

Особого внимания заслуживает деление на основные права, "то есть те, которые непосредственно связаны со статусом акционера как лица, вкладывающего свой капитал в общество с целью получения доходов на него, и прочие, направленные на обеспечение реализации основных прав, предусматривающие гарантии и способы их защиты"*(248). В первую группу включают право на получение дивидендов, право на участие в управлении обществом, право собственности на акцию и др. Во вторую

- право на внесение акционера в реестр, право на получение информации о деятельности общества, право на внесение предложений в повестку дня общего собрания акционеров, выдвижение кандидатов в органы акционерного общества, право заявления различного рода требований .

Следующая классификация базируется на предмете гражданского права:

имущественные права (право на дивиденд, право на распоряжение акциями, преимущественное право на приобретение вновь выпущенных акций, право на долю имущества, оставшегося после ликвидации общества) и неимущественные права (право на участие в управлении акционерным обществом, право на информацию об акционерном обществе, право на судебную защиту)*(249) .

В связи с тем что юридические лица являются формой вовлечения в гражданский оборот имущественных масс, а коммерческие организации, к которым относится акционерное общество, создаются в целях систематического извлечения прибыли, выступающей в имущественной (денежной) форме, все права акционеров непосредственно или опосредованно связаны с имуществом .

За счет своих вкладов, имеющих стоимостную оценку (по общему правилу имущественных вкладов), участники акционерного общества формируют его уставный капитал - имущественную базу его деятельности в целях получения прибыли: через присвоение дивидендов, за счет курсовых разниц при отчуждении акции на вторичном фондовом рынке и в других формах. Корпоративный контроль по своей экономической природе является контролем за инвестиционным риском .

Его юридическая форма - право на участие в управлении акционерным обществом ценно для акционера не само по себе, а в силу возможности определения его деятельности и получения в конечном счете большей прибыли. То же самое можно сказать о праве на информацию: акционера интересуют направления его инвестиций, организация и результаты инвестиционного процесса применительно к его капиталу .

О дискуссии по поводу неимущественных прав акционеров мы писали ранее .

Попытка некоторых авторов (А.М. Эрделевский) представить право участия акционера в управлении обществом в качестве разновидности личных неимущественных прав подвергнута специалистами убедительной критике и признана несостоятельной*(250). Что касается неимущественных отношений в классическом смысле слова, то они в акционерном праве традиционно не носят самостоятельного характера и не обладают какой-либо спецификой. В частности, это видно из перечня объектов - нематериальных благ .

Плодотворнее, на наш взгляд, когда наряду с имущественными правами акционеров выделяют какую-либо группу с позитивной характеристикой (организационно-имущественные или статутные у В.В. Долинской, неимущественные организационные - у К.А. Кирсанова и т.п.) .

К.А. Кирсанов, трактуя п. 1 ст. 67 ГК РФ в целях своего диссертационного исследования, выводит из его положений деление прав участников хозяйственного товарищества или общества на имущественные (право участвовать в распределении прибыли, на получение дивидендов, получение в случае ликвидации юридического лица части имущества или его стоимости) и неимущественные организационные (право на участие в управлении делами юридического лица, право на получение информации о деятельности юридического лица)*(251) .

Если согласиться с выделением корпоративных прав, то заслуживает внимания предложенная Е.И. Никологорской их классификация по степени определенности на общерегулятивные и индивидуализированные*(252) .

Первые носят длящийся характер*(253). Это, по мнению ученого, право на управление, на информацию, на дивиденд и т.д .

Вторые не имеют длящегося характера, их реализация ограничена во времени, носит разовый характер. Возникновение индивидуализированных корпоративных прав является по своему существу реализацией общерегулятивных .

В качестве примеров индивидуализированных прав автор называет право на участие в конкретном общем собрании акционеров, право на получение запрошенных у акционерного общества документов или на надлежащее извещение о проведении опять же конкретного общего собрания акционеров, право на получение объявленного дивиденда .

Интересна, хотя и подчинена сиюминутным - образовательным целям, классификация прав акционеров, предлагаемая в Программе спецсеминара "Права акционеров" для студентов Московской государственной юридической академии им .

О.Е. Кутафина:

1) имущественные права инвесторов при создании акционерного общества, формировании уставного капитала, первичном выпуске и оплате акций и иных ценных бумаг;

2) имущественные права акционеров при изменении уставного капитала;

3) имущественные права акционеров в рамках обычной хозяйственной деятельности;

4) имущественные права акционеров при совершении экстраординарных сделок;

5) имущественные права акционеров при прекращении деятельности акционерного общества;

6) организационно-имущественные права акционеров в отношении общего собрания акционеров;

7) организационно-имущественные права акционеров в отношении иных органов управления акционерного общества;

8) организационно-имущественные права акционеров в отношении иных органов акционерного общества;

9) права акционеров на информацию*(254) .

Остальные обнаруженные нами в литературе классификации страдают, на наш взгляд, тем, что исследователи, несмотря на все достоинства их работ, либо произвольно вычленяют какие-либо права акционеров, не задаваясь вопросами об их природе, классификации и взаимосвязи, либо концентрируют внимание на частных случаях защиты прав акционеров*(255) .

Анализ правовых актов позволяет нам также предложить классификации прав акционеров:

1) по целевому назначению - на права:

а) участия в "капиталах" (право на дивиденд, право на часть имущества при ликвидации компании);

б) участия в "делах" общества (право на участие в управлении, право на информацию);

в) связанные с приобретением и отчуждением акций - размещенных (собственных или сторонних акционеров) или размещаемых (преимущественные права, право на выкуп или приобретение акций обществом и др.);

г) направленные на обеспечение защиты своих интересов (право на инициирование проверок финансово-хозяйственной деятельности общества, право на обращение в суд с различными исками и др.);

2) по виду акций, которые этими правами наделяют, - на права: а) предоставляемые любыми акциями (например, право их свободного отчуждения, право на выкуп акций);

б) предоставляемые акциями определенного вида (типа, категории) (например, право требовать при определенных условиях дивиденд и ликвидационную стоимость с фиксированным в уставе размером - предоставляемое привилегированными акциями со льготами имущественного характера);

3) по субъектному составу - на права:

а) обращенные к обществу (право на дивиденд, на участие в управлении и др.);

б) обращенные к иным лицам (например, преимущественное право приобретения акций закрытого общества, продаваемых другими акционерами, право на выкуп акций лицом, приобретшим более 95% акций открытого акционерного общества);

4) по условиям реализации - на права:

а) общие, не предполагающие "включения" каких-либо внешних факторов для реализации правовых возможностей (например, право свободного отчуждения акции без согласия других акционеров и акционерного общества, право доступа к большинству документов и др.);

б) специальные, реализация которых требует наличия дополнительных условий внешнего характера (например, право требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, и т.д.) .

В последней классификации мы выделяем при этом специальный субъектный состав (всегда, например, акционеры закрытого акционерного общества - абз. 4 п. 3 ст. 7 ФЗ "Об АО") и иные особенности (например, специальное основание реализации, специальная форма реализации или удовлетворения, сроки реализации и т.д.)*(256) .

Все приведенные классификации (как авторские, так и других исследователей) способствуют лучшему уяснению природы субъективных прав акционеров, но, конечно, носят условный характер. Так, например, право на выкуп акций, выделенное по целевому назначению и отнесенное нами в третью, а не четвертую группу, выступает своеобразным средством охраны, защиты интересов акционера, не согласного с действиями общества .

В то же время для нашего дальнейшего исследования мы можем вывести неизбежное пересечение любого из этих делений с вопросами осуществления субъективных прав .

Выводы

Обзор прав акционеров не позволяет выделить специфику применительно к миноритарным акционерам .

Классификация прав акционеров связаны с участием в акционерном обществе, предметом гражданского права, частными и общекорпоративными интересами, условиями реализации этих прав т.д .

Любое из этих делений пересекается с вопросами осуществления субъективных прав .

При реструктуризации ФЗ "Об АО" в главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы о видах прав акционеров по любой классификации .

Которую законодатель считает приемлемой, например:

1) имущественные права акционеров при формировании и изменении уставного капитала;

2) имущественные права акционеров в рамках обычной хозяйственной деятельности;

3) имущественные права акционеров при совершении сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности;

4) имущественные права акционеров при прекращении деятельности акционерного общества;

5) права акционеров в отношении общего собрания акционеров;

6) права акционеров в отношении иных органов управления акционерного общества;

7) права акционеров в отношении иных органов и должностных лиц акционерного общества;

8) права акционеров на информацию и в сфере контроля за деятельностью акционерного общества и его органов .

В ожидании изменения акционерного законодательства предложенную схему можно использовать в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления .

III. Осуществление прав миноритарными акционерами

–  –  –

Ценность любого субъективного права заключается не столько в его провозглашении, сколько в возможности его беспрепятственной реализации, осуществления .

Некоторые специалисты в других отраслях права высказываются даже более категорично. Право - "это то, что субъект - носитель права. может реально осуществить как носитель права, реализовать данное право, а при его нарушении оно будет обеспечено, защищено принудительной силой государства. Все конкретные нормы, если они не могут быть реализованы субъектами - носителями соответствующего права и при нарушении данного права оно не будет защищено, не могут считаться правом"*(257) .

Под осуществлением субъективного права в доктрине понимается реализация его содержания, совершение управомоченным лицом тех действий, возможность которых предусматривается содержанием соответствующего субъективного права в целях удовлетворения своих законных интересов, потребностей .

Управомоченный субъект может осуществлять свое право любыми не противоречащими закону способами. Прежде всего они зависят от назначения права. Так, в правоотношениях собственности характер общего правила носит осуществление правомочий собственными действиями управомоченного субъекта по владению, пользованию и распоряжению имуществом при воздержании третьих лиц от совершения действий, препятствующих осуществлению собственником своих правомочий. В обязательственных правоотношениях интерес управомоченного лица удовлетворяется в основном за счет совершения определенных действий обязанным лицом: передача товара, выполнение работы, оказание услуги .

Кроме того, различают фактические и юридические способы реализации права. К фактическим можно отнести, например, владение и пользование собственником имуществом. К юридическим способам - совершение лицом сделок в отношении своего имущества. Как фактические, так и юридические способы осуществления права влекут за собой определенные правовые последствия. Они могут носить характер установления права, признания права, правоизменяющий и правопрекращающий характер. Особое значение имеет их деление на уменьшающие и приращающие имущественную сферу предпринимателя .

От характера субъективного права зависит, исчерпывается ли осуществление права каким-либо одним действием или требует длящихся, повторяющихся действий .

Реализация субъективного права собственными действиями может осуществляться как непосредственно, так и опосредованно - действиями управомоченного лица или через представителей и (или) посредников .

В литературе различают режимы реализации права на осуществление определенной деятельности как системы методов и способов правового регулирования поведения лица, включая особый порядок возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, процедуры их осуществления, специфику санкций и способов их реализации. Правовой режим может быть классифицирован на отдельные виды по объекту его применения и структурирован по его элементам и связям между ними. Выделяют нормативно-правовой, организационно-правовой, договорно-правовой и правоохранительный режимы предпринимательской деятельности, реализации права на ее осуществление*(258) .

Различают экономические, политические, организационные и правовые гарантии осуществления прав .

Осуществление прав подчиняется общим принципам гражданского права .

Следует различать разрешительные и ограничительные принципы осуществления субъективных прав .

К первым, например, относятся:

1) недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1 ГК РФ);

2) беспрепятственное осуществление субъектами своих прав по своему усмотрению (п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ);

3) соответствие осуществления прав их социальному назначению, разумности и добросовестности (п. 3 ст. 10 ГК РФ);

4) автономия воли и диспозитивность (права осуществляются по усмотрению их обладателя; субъект, осуществляя свое право, может выбрать один из вариантов поведения, предложенных законодателем, либо сконструировать иной, не предусмотренный законом, но и не противоречащий ему - п. 1 ст. 9 ГК РФ) .

Вторые называют пределами (границами) осуществления субъективных прав .

Следует различать границы содержания субъективного права и пределы его осуществления. "Если содержание субъективного права отвечает на вопрос о том, какие возможности предоставляются управомоченному лицу, то осуществление права отвечает на вопрос о том, каким образом эти возможности реализуются .

Поэтому пределы осуществления. прав есть границы реализации тех возможностей, которые предоставлены лицу данным субъективным правом".*(259) Различают общие и частные пределы осуществления прав. Общие связаны с единой системой требований к осуществлению прав. Частные характеризуют специфику осуществления определенной группы прав (например, вещных), в определенной сфере (например, при осуществлении предпринимательской деятельности) и т.п., т.е. конкретику отношений .

Общие пределы осуществления субъективных прав содержатся в законе, а также могут быть выведены из общих начал и смысла гражданского законодательства. Осуществление прав должно не противоречить закону (абз. 1 п. 2 ст. 1, ст. 18 ГК РФ). Права могут быть ограничены на основании федерального закона, в случаях и в порядке, установленных законом (абз. 2 п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 22, п. 2 ст. 49 ГК РФ). Права могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты: (а) основ конституционного строя, (б) нравственности, (в) здоровья, (г) прав и законных интересов других лиц; обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ). Не допускаются действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, шикана, а также злоупотреблением правом в иных формах (п. 1 ст. 10 ГК РФ). Не допускается использование прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ, законодательство о защите конкуренции) .

Права должны осуществляться в соответствии с их целевым назначением, которое определяется законом, субъектами договорных отношений в их соглашении или вытекает из существа данного права (п. 1 ст. 10, ст. 284 ГК РФ, жилищное законодательство) .

Осуществление права ограничивается пределами дееспособности субъекта (ст. 21, 26, 30, 49, 172-176 ГК РФ) .

В.П. Грибанов высказал и обосновал мнение, согласно которому нарушение общих пределов субъективного права характеризуется как использование недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного общего типа поведения;

при этом нарушается общее назначение субъективного права, не определенное специальной юридической нормой*(260) .

Частные пределы осуществления субъективных прав рассредоточены по подотраслям, правовым институтам, конкретным нормам. Можно выделить некоторые наиболее значимые .

В соответствии с федеральным законом могут вводиться ограничения перемещения товаров и услуг, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (абз. 2 п. 3 ст. 1 ГК РФ). То есть налицо соединение общего предела с целевым использованием и специфичным объектом .

Действия, реализующие право собственности, должны не противоречить не только закону, но и иным правовым актам, а также не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК РФ) .

Осуществление прав в отношении природных ресурсов должно не наносить ущерба окружающей среде и не нарушать прав и законных интересов других лиц (п. 3 ст. 209 ГК РФ) .

Отголоски дискуссии о собственности-праве и собственности-функции (Л. Дюги и др.) мы находим в одновременном с предоставлением собственнику прав в отношении имущества возложении на него бремени содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 210 ГК РФ) .

Права в отношении вещей ограничиваются их режимом: изъятые из оборота, ограниченные в обороте, не изъятые из оборота (ст. 129 ГК РФ) .

При осуществлении прав путем взаимодействия с физическими лицами, а также в отношении животных в качестве своеобразных пределов применяются нормы нравственности и морали (ст. 137, 169, 241 ГК РФ) .

Закон может в ряде случаев поставить защиту прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно (п. 3 ст. 10 ГК РФ). Отсюда вытекают выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240 ГК РФ), прекращение прав несобственников на земельный участок ввиду его ненадлежащего использования (ст. 287 ГК РФ), прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение (ст. 293 ГК РФ), требования разумного срока для осуществления ряда обязанностей в договорах. Все они так или иначе корреспондируют общему пределу осуществления прав в соответствии с их целевым назначением*(261) .

С определенной долей условности к частным пределам осуществления прав можно отнести требования к осуществлению предпринимательской деятельности .

Принципы беспрепятственного осуществления прав и недопустимости произвольного вмешательства в частные дела в сочетании с пределами этого осуществления, в первую очередь устанавливаемыми для защиты прав и законных интересов третьих лиц, порождают коллизии интересов разных управомоченных субъектов при осуществлении каждым из них своего права. Порядок разрешения этих коллизий в ряде случаев устанавливается законом (порядок удовлетворения требований кредиторов при ликвидации юридического лица (ст. 64 ГК РФ), сервитуты (ст. 274 ГК РФ), долевая, солидарная и субсидиарная ответственность (ст. 322, 399 ГК РФ и др.), порядок списания денежных средств со счета при нехватке на нем денежных средств (ст. 855 ГК РФ) и т.д.), может быть установлен соглашением сторон или определяться судом .

Характер общего правила носит отказ в защите права лицу, осуществляющему его с нарушением общих и частных пределов .

К осуществлению субъективных прав тяготеют вопросы гарантий и обеспечения (обеспечить - "сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым"*(262)) .

Под обеспечением прав в литературе предлагается понимать "комплекс мер юридического, экономического, организационного, институционального и т.п .

характера, направленных на эффективную реализацию прав"*(263) .

К экономическим мерам можно отнести всю систему экономических отношений в нашей стране, включая существование частной собственности, возможность свободно использовать свое имущество для предпринимательской деятельности в единоличной или ассоциированной форме .

Институциональные меры означают создание и функционирование государственных и муниципальных органов, а также государственных и негосударственных организаций, осуществляющих практическую деятельность в рассматриваемой нами сфере. Иначе говоря, это структурный блок. Инструментарий их деятельности, ее направления, формы и методы, средства составляют функциональный блок или организационные меры. Также последние можно определять как регулирование отношений, в содержание которых входят и субъективные права .

Здесь полезно вспомнить, что к формам регулирования в литературе относят:

1) установление норм права;

2) применение норм права; осуществление организационных действий (оперативно-организаторская работа) .

Контроль, который также часто включают в этот перечень, является не столько формой, сколько видом регулирования. Применение мер государственного принуждения как включают во вторую форму, так и выделяют в качестве самостоятельной*(264) .

В организационные меры обеспечения субъективных прав в широком смысле слова можно включать установленный законом порядок приобретения правового статуса и правосубъектности, образования, функционирования и размеры имущественной базы деятельности юридических лиц, перечень (круг) лиц, которые могут быть их учредителями (участниками) и т.д .

Нормативное обеспечение субъективных прав реализуется через их закрепление в различных источниках права*(265) .

Юридические меры связаны с терминами "защита" и "охрана" .

Выводы:

Ценность всякого субъективного права состоит в возможности его беспрепятственной реализации, осуществления .

Под осуществлением субъективного права в доктрине понимается реализация его содержания, совершение управомоченным лицом тех действий, возможность которых предусматривается содержанием соответствующего субъективного права в целях удовлетворения своих законных интересов, потребностей. Управомоченным субъект может осуществлять свое право любыми не противоречащими закону способами: собственными действиями (непосредственно либо опосредованно действиями управомоченного лица или через представителей и/или посредников) или за счет совершения определенных действий обязанным лицом;

фактическими и юридическими способами;

одним действием или длящимися, повторяющимися действиями .

Как фактические, так и юридические способы осуществления права влекут за собой определенные правовые последствия. Они могут носить характер установления права, признания права, правоизменяющий и правопрекращающий характер. Особое значение имеет их деление на уменьшающие и приращающие имущественную сферу предпринимателя. Выделяют режимы реализации права на осуществление определенной деятельности как системы методов и способов правового регулирования поведения лица, включая особый порядок возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, процедуры их осуществления, специфику санкций и способов их реализации: нормативно-правовой, организационно правовой, договорно-правовой и правоохранительный режимы предпринимательской деятельности, реализации права на ее осуществление Различают экономические, политические, организационные и правовые гарантии осуществления прав. Осуществление прав подчиняется общим принципам гражданского права: разрешительным и ограничительным. Вторые называют пределами (границами) осуществления субъективных прав и делят на границы содержания субъективного права и пределы (общие и частные) его осуществления .

К осуществлению субъективных прав тяготеют вопросы гарантий и обеспечения. Последнее в литературе трактуется как комплекс мер юридического, экономического, организационного, институционального и т.п. характера, направленных на эффективную реализацию прав. Эти позиции лягут в основу дальнейшего исследования .

§ 2. Осуществление субъективных прав акционеров В Кодексе корпоративного поведения отмечается, что "практика корпоративного поведения должна обеспечивать акционерам реальную возможность осуществлять свои права, связанные с участием в обществе" .

Управомоченный субъект, как уже указывалось, может осуществлять свое право любыми не противоречащими закону способами. Прежде всего они зависят от назначения права. Права акционеров как производные от участия в акционерном обществе, относительные, исходя из толкования ГК РФ, почти всегда требуют активных действий от акционерного общества, т.е. осуществляются в форме реализации правомочий требования, правомочий на чужие действия. Например, право акционера на информацию предполагает исполнение акционерным обществом своих обязанностей по раскрытию и предоставлению информации; право акционера при определенных условиях требовать часть прибыли от деятельности акционерного общества - обязанность общества поставить вопрос о распределении прибыли в дивиденды в повестку дня годового общего собрания акционера, сообщить акционеру о проведении собрания, о принятых на нем решениях, составить список лиц, имеющих право на выплату дивидендов, и т.д .

При этом необходимо различать ситуации, когда для осуществления права:

- достаточно активных действий обязанного лица (акционерного общества), например, для реализации права на дивиденд и права на получение имущества при ликвидации общества активности акционера (кроме как на стадии принятия исполнения) не требуется;

- необходимо также проявление активности со стороны управомоченного субъекта, в частности, для реализации права на предоставление информации (ст. 91 ФЗ "Об АО"), права на выкуп акций (ст. 75 ФЗ "Об АО") акционер должен заявить о своем праве (потребовать предоставления информации или выкупа акций) .

Осуществление акционером своих прав может носить как фактический (присутствие на общем собрании акционеров, ознакомление с документами общества и др.), так и юридический (подача заявления о выкупе акций и др.) характер. В последнем случае действия акционера обладают признаками сделок или иных юридических действий. Как фактические, так и юридические способы осуществления права влекут за собой определенные правовые последствия. Они могут носить характер установления права, признания права, правоизменяющий и правопрекращающий характер .

В связи с участием акционеров в системе корпоративного управления и в реальном управлении акционерным обществом мы уже отмечали превалирование юридических способов реализации (осуществления) и подъем на уровень выше в системе юридических фактов: совершение не только сделок, но и юридических актов, т.е. реализация права через всю палитру действий*(266) .

В литературе дана неоднозначная оценка того обстоятельства, что некоторые акционерные права (право на дивиденд, на получение имущества при ликвидации общества) не могут быть осуществлены без появления дополнительных (помимо приобретения статуса участника акционерного общества) юридических фактов (решения общего собрания акционеров об объявлении дивидендов и т.д.) .

Одни авторы (Д.В. Ломакин, Е.В. Пестерева и др.) считают, что дополнительные юридические факты являются условиями возникновения обязательственных акционерных прав, появляющихся в дополнение к одноименным корпоративным акционерным правам, ранее возникшим в силу факта приобретения членства (модель "удвоения" акционерных прав) .

По мнению Д.В. Ломакина, "можно выделить два вида одноименных прав:

право на дивиденд и ликвидационную квоту как элементы содержания акционерного правоотношения и право на дивиденд и ликвидационную квоту, являющиеся элементами содержания обязательственного правоотношения... В последнем случае для появления названных прав наряду с фактами, устанавливающими членство, нужны дополнительные юридические факты, например, решение общего собрания акционеров о ликвидации общества. В правоотношениях обязательственного характера акционер выступает уже не как участник общества, а как его кредитор, но кредитор особого рода, так как его право требования обусловлено прежде всего отношением членства. Иначе говоря, его обязательственные права на дивиденд и ликвидационную квоту обусловлены одноименными членскими правами"*(267) .

К сходным выводам приходит Е.В. Пестерева: "После решения общего собрания об объявлении дивиденда корпоративное право (получать дивиденды вообще, в будущем) сохраняется, но к нему, к существующему корпоративному праву, добавляется новое, ранее не существовавшее обязательственное право, не являющееся корпоративным - право требования выплаты дивидендов..."*(268) .

Представляется, что "слабым местом" данного подхода является то, что имущественные корпоративные права, рассматриваемые названными учеными в качестве самостоятельных субъективных прав (отличных от права на управление), оказываются "бессодержательными" (так как правомочие требования выплаты дивидендов согласно теории "удвоения" акционерных прав не входит в содержание корпоративного правоотношения). Вследствие этого грань между, например, корпоративным правом на дивиденд и правом на участие в управлении становится слабо различимой .

К рассмотренной модели "удвоения" акционерных прав примыкает интересная (хотя и небесспорная) концепция разграничения общерегулятивного и конкретного корпоративных правоотношений, отстаиваемая В.С. Кононовым. "Первый вид правоотношений, - указывает автор, - опосредует связь между корпорацией и ее участниками, существующую в течение всего времени деятельности корпорации .

Второй вид правоотношений оформляет связь между участниками и корпорацией, обеспечивающую удовлетворение имущественных интересов участников корпорации". В соответствии с этим, в частности, "право на участие в прибыли корпорации возникает в момент появления корпоративного правоотношения .

...Бессрочность существования этого права отличает его от конкретного корпоративного права на получение части прибыли"*(269) .

Эту концепцию творчески развивает Е.И. Никологорская, предлагая классификацию корпоративных прав по степени определенности на общерегулятивные и индивидуализированные. Первые носят длящийся характер*(270). Вторые не имеют длящегося характера, их реализация ограничена во времени, носит разовый характер. Возникновение индивидуализированных корпоративных прав является по своему существу реализацией общерегулятивных*(271) .

Другая концепция базируется на том, что дополнительные юридические факты выступают условиями возникновения акционерных прав (О.Р. Жеругов и др.) .

О.Р. Жеругов, констатируя, что право на дивиденд и многие другие права возникают вследствие наступления дополнительных юридических фактов, указывает, что "до момента (их. - В.Д., В.Ф.) наступления... говорить о наличии у конкретного акционера какого-либо из. прав, а, следовательно, и о наличии соответствующего правоотношения, некорректно. Можно лишь утверждать, что такие права потенциально могут появиться у обладателя акций. Однако неправильно было бы отождествлять такие "абстрактные права" с правами реальными". С учетом этого автор предлагает подразделить всю совокупность акционерных правоотношений на основное акционерное правоотношение и дополнительные акционерные правоотношения, используя в качестве классификационного критерия основание возникновения акционерных правоотношений*(272) .

Посылка о неодномоментном возникновении членских прав для одних авторов является свидетельством множественности членских правоотношений (О.Р. Жеругов и др.), а для других - динамичности развития сложного (но единого!) правоотношения, внутри которого возникают, изменяются и прекращаются те или иные права. Примечательно, что эта трактовка дублирует позицию А.А. Рускола, исследовавшего внутриколхозное отношение (в то время предвестник корпоративного отношения): "Вступление-прием в члены колхоза является основным юридическим актом, в силу которого возникает сложное внутриколхозное правоотношение. Однако членство само по себе не охватывает всего юридического состава, необходимого для образования всех элементов такого правоотношения"*(273) .

В соответствии с рассмотренным подходом лица, став акционерами, еще не приобретают прав на дивиденд и ликвидационную стоимость .

Этому подходу противостоит третья концепция, в основе которой лежит тезис о том, что дополнительные юридические факты есть условия реализации уже возникших акционерных прав (П.В. Степанов, Г.В. Цепов и др.) .

Г.В. Цепов отмечает, что для получения дивиденда "стороны не вступают в новые (дополнительные) правоотношения, его выплата осуществляется в рамках реализации содержания акционерного правоотношения. Хотя право требовать выплаты дивиденда в законченном виде появляется лишь с наступлением дополнительных юридических фактов, это не означает, что правоотношения по поводу дивиденда до этого не существовало: объектом правоотношения может быть как наличное, так и будущее благо"*(274). На взгляд П.В. Степанова, права на дивиденд и на получение ликвидационной стоимости на всех стадиях своего существования являются корпоративными, они не преобразуются в обязательственные права; соответствующее же решение общего собрания или факт ликвидации - это условия реализации указанных корпоративных прав*(275) .

Антагонизм между второй и третьей концепциями - частное проявление нерешенности общетеоретической проблематики, касающейся промежуточных последствий незавершенного юридического состава (когда накопление юридических фактов еще не окончено), многообразия состояний субъективных прав .

Каждая из изложенных точек зрения имеет свои достоинства и недостатки. Но с позиций классического гражданского права стоит говорить об основаниях возникновения, изменения и прекращения субъективных прав, а также об условиях их реализации. К этому подходу близка концепция, выдвинутая Ю.Г. Басиным, который разграничил потенциально-неопределенное, потенциально-определенное и действенное состояния субъективного права и обосновал способность юридических фактов не только порождать, изменять и прекращать правоотношения, но и преобразовывать состояние субъективных прав*(276) .

С.С. Алексеев замечает: "Права и обязанности в правоотношении как динамическом явлении могут находиться в развитии. И дело не только в том, что на начальных фазах формирования правоотношения наличное субъективное право может выступить в виде прообраза, т.е. возможности-предпосылки, но и в том, что в уже сформировавшемся правоотношении субъективное право в ряде случаев до наступления известных фактов имеет потенциальный характер"*(277) .

Применительно к рассмотренному вопросу следует отметить еще ряд моментов .

Взаимосвязь осуществления одних прав акционеров с реализацией других (например, преимущественное право приобретения акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, может быть реализовано при соблюдении права акционера на информацию - ср.: п. 2 ст. 36, п. 2 ст. 38, п. 1 ст. 40 и ст. 41 ФЗ "Об АО") может играть существенную роль не только с позиции эффективности ("качества") осуществления прав (например, право на участие в управлении реализуется, а не остается полуфикцией, полудекларацией при исполнении акционерным обществом своих обязанностей по раскрытию и предоставлению информации), но и в аспекте обусловленности появления у акционера тех или иных правовых возможностей от осуществления иного права (например, невыплата дивидендов по привилегированным акциям с фиксированным размером дивиденда ведет к возникновению у владельца таких акций права голоса при участии в общем собрании акционеров - см. п. 5 ст. 32 ФЗ "Об АО") .

Некоторые права акционеров выступают как гарантия, условие реализации других прав. При этом имущественные права акционеров требуют в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения, как правило, сложные юридические составы, включающие в себя порой как сделки, так и юридические акты. Права акционеров в сфере управления кроме этого требуют включения иных неимущественных прав, прав в сфере управления .

Ранее упоминалось о значении права акционера на информацию для реализации других его прав. В то же время из п. 1 ст. 91 ФЗ "Об АО" вытекают обусловленность предоставления информации акционерам наличием у них права доступа к соответствующим документам. К большинству документов право доступа имеет всякий акционер (т.е. владеющий акциями любого вида и в любом количестве). Однако документы бухгалтерского учета и протоколы заседаний коллегиального исполнительного органа вследствие особой конфиденциальности содержащихся в них сведений доступны только акционерам (акционеру), имеющим в совокупности не менее 25% голосующих акций. Такой подход представляется в целом оправданным с точки зрения обеспечения коммерческих интересов акционерного общества (недопустимость утечки информации в "лагерь" конкурентов и т.п.). Он подтвержден Конституционным Судом РФ, указавшим, что исследуемая ограничительная норма не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства*(278) .

Праву на информацию коррелирует право на контроль*(279) (а точнее - право на инициирование, "запуск" специальных контрольных механизмов), в силу которого акционеры могут требовать проведения:

- внутренней проверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности общества со стороны ревизионной комиссии (ревизора) - при условии обладания инициаторами в совокупности не менее чем 10% голосующих акций (п. 3 ст. 85 ФЗ "Об АО");

- аудиторской проверки деятельности акционерного общества - при наличии у инициаторов любых акций (как обыкновенных, так и привилегированных, голосующих и неголосующих), совокупная доля которых в уставном капитале составляет не менее 10% (п. 5 ст. 103 ГК РФ) .

К специфике осуществления субъективных прав акционеров относится опосредованность самой возможности и параметров осуществления некоторых прав (права на дивиденд и др.) волей общества, закрепляемой в решениях его органов (так, требовать выплаты дивидендов можно только при наличии решения общего собрания об их объявлении; условия размещения дополнительных акций, преимущественное право на приобретение которых имеют акционеры, также определяются в корпоративных или локальных правовых, по терминологии различных авторов, актах) .

Имущественные права акционеров требуют в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения, как правило, сложные юридические составы, включающие в себя порой как сделки, так и юридические акты. Права акционеров в сфере управления кроме этого требуют включения иных неимущественных прав, прав в сфере управления .

Право на участие в управлении акционерным обществом реализуется непосредственно - через участие в работе общего собрания акционеров и голосование на нем и опосредованно - через подачу предложений в повестку дня общего собрания акционеров (ст. 53 ФЗ "Об АО"), выдвижение кандидатов в органы акционерного общества, в том числе в органы управления (ст. 53 ФЗ "Об АО"), право на информацию об общем собрании акционеров (ст. 52 ФЗ "Об АО"), право на участие в общем собрании акционеров непосредственно или через представителя (ст. 51, 57 ФЗ "Об АО"), право голоса на общем собрании акционеров (ст. 31, 32, 49 ФЗ "Об АО"), право на информацию о решениях общего собрания акционеров (ст. 62 ФЗ "Об АО"), право обжаловать решения общего собрания акционеров (ст. 49 ФЗ "Об АО"), контроль за деятельностью органов управления на общем собрании акционеров и через органы контроля, кандидатов в которые выдвигает акционер, которые избирает акционер, через прекращение деятельности органов акционерного общества и т.д .

Подчеркнем два момента:

1) во всех случаях для реализации этих прав требуется осуществление права акционера на информацию - о своих правах, о созыве общего собрания акционеров, о решениях органов акционерного общества и т.д.;

2) так как органы управления по общему правилу избираются на общем собрании акционеров и на нем же прекращаются их полномочия, то в основания возникновения, изменения и прекращения прав акционеров в сфере управления требуется также включение компетенции высшего органа управления акционерного общества .

Таким образом, большинство прав акционеров, в первую очередь права в сфере управления, по условиям реализации являются сложноструктурированными*(280) .

От характера субъективного права зависит, исчерпывается ли осуществление права одним действием или требует длящихся, повторяющихся действий. С одной стороны, несмотря на длящийся характер отношений по участию в акционерном обществе велико число одномоментных действий акционеров (требование о внесении записи в реестр владельцев именных ценных бумаг, предложение акции к покупке третьему(им) лицу(ам) и т.д.). С другой стороны, значительная часть акционерных прав (право на дивиденд, право на информацию, право на участие в управлении и др.) рассчитана на многократное осуществление, в результате чего их реализация на данном этапе не приводит к прекращению на будущее время .

Реализация субъективного права может осуществляться как непосредственно

- собственными действиями, так и опосредованно - действиями управомоченного лица или через представителей и (или) посредников. Помимо традиционных гражданско-правовых институтов, в акционерной сфере распространена реализация прав с помощью профессиональных участников на рынке ценных бумаг, в частности, номинальных держателей .

Номинальным держателем считается лицо, которое держит ценные бумаги от своего имени по поручению другого лица, не являясь их собственником (отсюда и название - номинальный)*(281). Институт номинального держания имеет одной из основных целей обеспечение качественного представления интересов владельцев ценных бумаг профессиональными участниками на рынке ценных бумаг, обладающими необходимыми знаниями и опытом .

Отсутствие вещного права на ценные бумаги у номинального держателя диктует, в частности, следующие процессуальные и материально-правовые аспекты номинального держания:

- внесение имени номинального держателя в систему ведения реестра, а также перерегистрация ценных бумаг на имя номинального держателя не влекут за собой переход вещного права на ценные бумаги к последнему. Хотя обратим внимание, что в системе ведения реестра они будут состоять только на счете номинального держателя, благодаря чему истинный владелец остается "в тени" (такая анонимность, кстати, - один из главных мотивов, побуждающих прибегать к использованию конструкции номинального держания). Вместе с тем номинальный держатель обязан:

а) по требованию владельца - обеспечить внесение в систему ведения реестра записи о передаче ценных бумаг на имя владельца (что приведет к прекращению номинального держания);

б) по требованию держателя реестра - предоставить список владельцев, номинальным держателем ценных бумаг которых он является по состоянию на определенную дату (направив его держателю реестра не позднее семи дней после получения требования). Так, данные о владельцах запрашиваются у номинального держателя в целях составления: списка лиц, имеющих право на получение имущества при уменьшении уставного капитала общества (п. 3 ст. 29 ФЗ "Об АО");

списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения размещаемых компанией ценных бумаг (п. 2 ст. 40 ФЗ "Об АО"); списка лиц, имеющих право получения дивидендов (п. 4 ст. 42 ФЗ "Об АО"); списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (п. 2 ст. 51 ФЗ "Об АО"). Это вполне объяснимо, так как субъектом акционерных прав выступает не номинальный держатель, а собственник акций;

- ценные бумаги клиентов номинального держателя не могут быть взысканы в пользу кредиторов номинального держателя;

- выплаты, причитающиеся по ценным бумагам, должны поступить владельцу, а не номинальному держателю; последний же обязан совершать все необходимые действия, направленные на обеспечение получения владельцем указанных выплат;

- осуществление номинальным держателем прав, закрепленных ценной бумагой, а также сделок и операций с ценными бумагами допускается лишь в случае получения соответствующего полномочия от лица, в интересах которого он является номинальным держателем .

Наряду с институтом номинального держания акций особо значим и подробно исследовался в литературе институт доверительного управления акциями*(282) .

С осуществлением прав акционеров через посредников и представителей не следует путать прямую и косвенную их реализацию. Так, например, прямая (или непосредственная) реализация права на участие в управлении акционерным обществом - через участие в работе общего собрания акционеров и голосование на нем. Косвенная (или опосредованная) - через подачу предложений в повестку дня общего собрания акционеров (ст. 53 ФЗ "Об АО"), выдвижение кандидатов в органы управления и иные органы акционерного общества (ст. 53 ФЗ "Об АО"), право на информацию об общем собрании акционеров (ст. 52 ФЗ "Об АО"), право на участие в общем собрании акционеров непосредственно или через представителя (ст. 51, 57 ФЗ "Об АО"), право голоса на общем собрании акционеров (ст. 31, 32, 49 ФЗ "Об АО"), право на информацию о решениях общего собрания акционеров (ст. 62 ФЗ "Об АО"), право обжаловать решения общего собрания акционеров (ст. 49 ФЗ "Об АО"), контроль за деятельностью органов управления на общем собрании акционеров и через органы контроля, кандидатов в которые выдвигает акционер, которые избирает акционер, через прекращение деятельности органов акционерного общества и т.д .

Возможность и (или) способы осуществления целого ряда прав предопределяются включением акционера в специальные списки, составляемые на основании реестра акционера на определенную дату. Такая дата в литературе и отдельных нормативных актах нередко именуется как "дата закрытия реестра" (так как последующие изменения в реестре не влекут пересмотра содержания списка) .

ФЗ "Об АО" предусматривает составление списков для целей осуществления акционерами права на получение выплат при уменьшении уставного капитала (п. 3 ст. 29), преимущественного права приобретения размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (п. 2 ст. 40), права на получение дивидендов (п. 4 ст. 42), права на участие в общем собрании акционеров (ст. 51), права на выкуп акций (п. 2 ст. 75), права на отчуждение акций лицу, направившему добровольное или обязательное предложение (п. 2 ст. 84.3) .

Имеется многофакторная зависимость осуществления акционерных прав от качественных и количественных характеристик принадлежащих участнику акций, а именно:

- от их категории и типа (например, с точки зрения очередности получения дивидендов);

- от количества акций .

Акции определенной категории (типа) наделяют своих владельцев одинаковым объемом прав (ст. 31 ФЗ "Об АО" и др.). Это реализуется, например, в принципе голосования на общем собрании акционеров - "1 голосующая акция общества - 1 голос" (ст. 59 ФЗ) .

Однако общий объем прав акционера определяется количеством принадлежащих ему акций. Так, например, инициировать ревизию финансовохозяйственной деятельности общества вправе акционеры, имеющие не менее чем 10% голосующих акций .

Осуществление субъективных прав акционеров подчиняется общим принципам гражданского права .

К разрешительным принципам осуществления субъективных прав, на наш взгляд, относимы и принципы корпоративного управления, выделяемые в различном составе В.В. Долинской и С.Д.

Могилевским, в частности:

- ограничение ответственности и предпринимательского риска;

- корпоративный принцип организации дел в акционерном обществе;

- демократичность при формировании органов акционерного общества;

- разделение функций управления и контроля в органах акционерного общества;

- защита органов акционерного общества и их членов от ненадлежащего влияния;

- принцип публичного ведения дел, "прозрачность" информации;

- поиск компромиссов между интересами собственников, управляющих, работников, кредиторов, контрагентов, потребителей и общества как целеполагание*(283) .

Р.Ю. Ивлиев в качестве принципов осуществления прав акционеров выделяет беспрепятственное осуществление прав и законность, основывая первый на положениях Конституции РФ (ч. 1 ст. 8, ст. 31, ч. 1 ст. 34) и ГК РФ (п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 9), второй - на положениях ч. 2 ст. 15 Конституции РФ .

Ограничительные принципы называют также пределами (границами) осуществления субъективных прав .

Иногда ставят знак равенства между понятиями "пределы" и "ограничения" права. В связи с этим актуально замечание Г.С. Шапкиной о том, что понятие "ограничение прав" не совпадает с понятием "нарушение прав"*(284) .

Анализ действующего законодательства позволяет выделить несколько видов ограничений:

- ограничения прав инвесторов и акционеров в их собственных интересах;

- ограничения прав третьих лиц в интересах акционеров;

- ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных;

- ограничения прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных;

- ограничения прав акционерного общества в пользу акционеров .

Федеральный закон "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" ввел запрет на совершение сделок с ценными бумагами (обращение ценных бумаг) до их полной оплаты при размещении и до регистрации отчета об итогах их выпуска (п. 2 ст. 5)*(285) .

Как указано в письме ФКЦБ России от 26 апреля 1999 г. N ИБ-2171*(286), данные ограничения направлены на защиту инвесторов от риска признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся в случае отказа в регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг. Несоблюдение указанного требования может повлечь причинение убытков инвесторам, которыми ценные бумаги были приобретены на вторичном рынке. Таким инвесторам может быть неизвестно, что ценные бумаги при их размещении не были полностью оплачены, а также, что процесс эмиссии таких ценных бумаг еще не завершен и выпуск ценных бумаг в соответствии с законодательством РФ может быть признан несостоявшимся .

Устанавливая специальные правила совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, законодатель стремится обеспечить охрану интересов инвесторов от недобросовестной деятельности и злоупотреблений лиц, имеющих влияние на деятельность общества, поскольку соответствующая деятельность может привести к обесцениванию акций, принадлежащих инвестору .

Ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных содержатся в гл. XI.1 ФЗ "Об АО". Если владелец ценных бумаг не согласен с ценой выкупаемых ценных бумаг, выкуп ценных бумаг не приостанавливается и не признается недействительным (п. 4 ст. 84.8 ФЗ "Об АО"). Акционер вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг, но его удовлетворение также не обязательно .

Еще одним свидетельством того, что новая глава ФЗ "Об АО" направлена на охрану интересов владельцев не столько мелких пакетов акций, сколько крупных, является норма п. 5 ст. 84.8 ФЗ "Об АО", которая гораздо откровенней п. 8 ст. 84.7 ФЗ "Об АО" .

Со дня составления списка владельцев выкупаемых ценных бумаг переход прав на эти бумаги и их обременение не допускаются. С даты, указанной в требовании о выкупе ценных бумаг, производится блокирование всех операций с выкупаемыми ценными бумагами в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг, а также по соответствующим счетам депо. Ограничения распоряжения владельцем ценных бумаг выкупаемыми ценными бумагами снимаются в случае, если покупатель не представил держателю реестра владельцев ценных бумаг документы, подтверждающие оплату выкупаемых ценных бумаг .

Таким образом, речь фактически идет о принудительном выкупе всех акций и конвертируемых в них ценных бумаг независимо от воли так называемого продавца .

Ограничений прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных в действующем законодательстве гораздо меньше.

Но специальные положения по защите прав миноритарных акционеров могут включаться в устав общества:

например, установление ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру (п. 5 ст. 99 ГК РФ, п. 3 ст. 11 ФЗ "Об АО") .

Федеральные законы "О РЦБ" и "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" содержат ряд механизмов, направленных на обеспечение защиты прав и законных интересов лиц, объектом инвестирования которых являются эмиссионные ценные бумаги.

Наиболее значимыми из них являются:

1. Запрет на публичное размещение, рекламу и предложение в любой иной форме неограниченному кругу лиц ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию, публичное размещение которых запрещено или не предусмотрено федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ (ст. 5 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг") .

2. Установление ответственности лиц, подписавших проспект ценных бумаг, при наличии их вины за ущерб, причиненный эмитентом владельцу ценных бумаг вследствие содержащейся в проспекте недостоверной, неполной и (или) вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими (ст. 5 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", ст. 22.1 ФЗ "О РЦБ") .

3. Установление правила о том, что условия заключаемых с инвестором договоров, которые ограничивают права инвестора по сравнению с правами, предусмотренными законодательством РФ, являются ничтожными (ст. 4 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг") .

4. Обеспечение гласности, открытости отчетности акционерных обществ (ст. 6 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", ст. 30 ФЗ "О РЦБ") .

5. Гарантирование возврата владельцам ценных бумаг средств, полученных эмитентом от размещения выпуска ценных бумаг, в случае признания выпуска эмиссионных ценных бумаг недействительным (ст. 26 ФЗ "О РЦБ") .

6. Запрет эмитенту вносить изменения в решение о выпуске ценных бумаг после их государственной регистрации в части объема прав по эмиссионной ценной бумаге, установленных этим решением (п. 3 ст. 17 ФЗ "О РЦБ") .

7. Предусматривается создание страховых и компенсационных схем защиты интересов инвесторов (ст. 17, 19 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг") .

Как видно из формулировок, часть этих механизмов носит характер ограничений прав акционерных обществ в интересах инвесторов и акционеров .

Принцип соответствия осуществления прав их социальному назначению выходит на проблему соотношения интересов акционерного общества и его участников. Еще создатели такой теории юридических лиц, как теория реальности (Гирке, Мишу, Салейль и др.), утверждали, что основу различных видов юридических лиц, в том числе акционерных обществ, составляет общий интерес их участников .

Он объективен и первичен по отношению к праву, функция которого заключается в оформлении этого интереса. В соответствии с органической теорией Гирке (конец XIX в.) юридическое лицо, в том числе акционерное общество, выступает во внутренних отношениях как властный субъект по отношению к акционерам, его решения имеют для них обязательный характер .

В современной отечественной литературе отмечается объективный характер противоречий интересов участников (учредителей) и коммерческой организации, а также юридический порядок их устранения*(287). Его также называют правовыми гарантиями (наряду с экономическими, политическими, организационными) .

Разнонаправленные интересы субъектов приводятся к единому знаменателю общекорпоративному интересу в стабильной и эффективной деятельности корпорации .

Сейчас с подачи Конституционного Суда РФ мы говорим о балансе интересов акционерного общества и акционеров, предотвращении их конфликтов. При этом показана конституционно-правовая основа этих процессов. Так, в абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация""*(288) указано, что в силу ст. 8, 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 34 (ч. 1), 35 (ч. 1 и 2) и 55 Конституции РФ и конкретизирующих их основных начал гражданского законодательства осуществление предпринимательской деятельности, свободы договоров и права собственности не должно нарушать права и свободы других лиц; поэтому при определении правового положения акционерного общества как участников гражданского оборота и пределов осуществления ими своих прав и свобод законодатель обязан обеспечивать баланс прав и законных интересов акционеров и третьих лиц, в том числе кредиторов .

В абз. 3 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г .

N 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан"*(289) указано, что федеральный законодатель в рамках соответствующего регулирования должен обеспечивать - в силу требований ст. 1 (ч. 1), 7 (ч. 1), 8 (ч. 1), 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 34 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ - баланс конституционных прав и свобод, справедливое согласование прав и законных интересов сторон, являющееся необходимым условием гармонизации отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве*(290) .

В продолжение принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению мы говорим о том, что принцип разумности и добросовестности осуществления прав связан с защитой прав акционерного общества от злоупотреблений со стороны акционеров, в первую очередь миноритариев, так называемого корпоративного шантажа .

От принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению, разумности и добросовестности и корпоративного принципа организации дел в акционерном обществе производен, на наш взгляд, принцип подчинения меньшинства большинству .

Кворум для действительности заседаний органов акционерного общества большинство (например, ст. 58, п. 2 ст. 68 ФЗ "Об АО"), решения принимаются простым или квалифицированным большинством, за исключением тех случаев, когда требуется единогласное решение (п. 2, 4 ст. 49, п. 3 ст. 68 ФЗ "Об АО") .

При обжаловании акционером решения, принятого общим собранием акционеров, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, т.е. у него незначительное количество голосов (п. 7 ст. 49 ФЗ "Об АО") .

По мнению знаменитого дореволюционного ученого А.И. Каминки, "организация товарищества с отношением подчинения и господства между участниками - вот характерная особенность товариществ современного права, вызывающая настолько своеобразное отношение, что право, их регулирующее, составляет особую дисциплину, отличную от права частного"*(291) .

Связь осуществления прав акционеров с количеством принадлежащих им акций, в первую очередь голосующих, требует ее рассмотрения в самостоятельном параграфе .

Подведем итоги .

Исследованы принципы, способы и формы осуществления прав акционеров .

На основе анализа действующего законодательства выделены несколько видов ограничений:

- ограничения прав инвесторов и акционеров в их собственных интересах;

- ограничения прав третьих лиц в интересах акционеров;

- ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных;

- ограничения прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных;

- ограничения прав акционерного общества в пользу акционеров .

При реструктуризации ФЗ "Об АО" в главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы о таких ограничениях (пределах осуществления) прав акционеров, а также акционерного общества и третьих лиц в интересах акционеров хотя бы с отсылками к нормам других глав закона .

Выявлена зависимость осуществления акционерных прав от количественных характеристик принадлежащих участнику акций .

Природа акционерного общества подразумевает подчинение меньшинства большинству в управлении обществом. Частное право базируется на равенстве субъектов правоотношений. Потенциальное противоречие этих принципов нейтрализуется через категорию "баланс интересов" .

§ 3. Специфика осуществления прав миноритарными акционерами .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«ФГБОУ ВО "Саратовский национальный исследовательский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского" Юридический факультет ПРАВО И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Материалы III Международной научно-практической конференции пр...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Юридический факультет УТВЕРЖДАЮ Проректор по развитию образования _Е.В. Сапир _2012 г. Рабочая программа дисциплины послевузовского профессионального образования (аспирантура...»

«ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК _ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРАВО И СТАНОВЛЕНИЕ ОСНОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ Материалы теоретического семинара по информационному праву 2007 г. _ МОСКВА, 2008 г. Файл загружен с http://www.ifap.ru Ответственный редактор Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, проф...»

«Андрей Мелехов 22 июня: Никакой "внезапности" не было! Как Сталин пропустил удар Текст предоставлен правообладателем "22 июня: Никакой "внезапности" не было! Как Сталин пропустил удар": Яуза-пресс; М.:; 2012 ISBN 978-5-995-50397-2 Аннотация "Внезапно", "вероломно", "бе...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОГРАММЫ.3 1.1. Цель и задачи реализации программы...3 1.2. Нормативно-правовая база разработки программы..3 1.3. Характеристика новой профессиональной деятельности слушателей, освоивших дополнительн...»

«"Право и политика".–2011.–№3(135).–С.404-414.ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВОВЫХ ОСНОВ ВНЕДОГОВОРНОЙ ПОЛИТИКИ ЕС В ОТНОШЕНИИ СТРАН И РЕГИОНАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АЗИИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В РАМКАХ ПОЛИТИКИ СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ РАЗВИВАЮЩИМСЯ СТРАНАМ В.Б. Рыжов Аннотация: В статье рассматриваются правовые аспекты сотру...»

«Руководство по кибербезопасности для развивающихся стран Издание 2007 г. Международный союз электросвязи Руководство по кибербезопасности для развивающихся стран Издание 2007 года © ITU 2007 Все п...»

«ЩЕРБИНИНА Наталья Николаевна ЭЛЕКТРОННЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УСЛУГИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ 12.00.14 – Административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юриди...»

«Александр Владимирович Мазин Варяг Серия "Варяг", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=119603 Аннотация Сергей Духарев – бывший десантник – и не думал, ч...»

«Алтайский юридический вестник Научный журнал Барнаульского юридического института МВД России № 4 (12) 2015 Главный редактор: Журнал зарегистрирован Андреев А.А., канд. юрид. наук в Федеральной службе по надзору в сфере связи, Заместитель главного редактора: информационных технологий Анохин Ю.В., д-р юрид. наук, доцент и массовых коммуникаций. От...»

«В. А. Петеркова, А. В. Витебская, Н. А. Геппе СПРАВОЧНИК ПЕДИАТРА ПО ДЕТСКОЙ ЭНДОКРИНОЛОГИИ Москва УДК 616.4-053,2(035) ББК 57.334.15я2 П29 П29 Справочник педиатра по детской эндокринологии: Методическое пособие /...»

«Местное самоуправление г. Таганрог Ростовской области АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ТАГАНРОГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ 20.02.2009 №250 Об утверждении Комплексной программы профилактики правонарушений в муниципальном образовании "Город Таганрог" на 2009 г. В соответствии с Феде...»

«RU 2 456 634 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК G01S 15/06 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладатель обязуется заключить договор об отчуждении па...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности 2. Структура и содержание подготовки обучающихся по специальности 2.1. Соответствие ППССЗ ФГОС СПО 2.2. Контингент обучающихся по специальности 2.3. Анализ выпуска по сп...»

«The analysis and experimental improvement of the factor of working positioning of an astronaut on a surface of Mars. Babkin A. N. In the article is regarded an factor working positioning, which one is similar on physical sense to the factor fixatio...»

«ЖЫЗНЬ Жызнь радует нас все новыми неожиданными поворотами. Неожиданноначавшийся в сентябре ремонт, заменил многим военную подготовку, научив преодолевать любые заграждения на лестнице и пролазить под живыми работающими малярами (не всякий десантник способен на такое). Есть и жертвы. Особо опасным был некоторое в...»

«ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК В.Х. УЛЮКАЕВ, В.Э. ЧУРКИН, В.В. НАХРАТОВ, Д.В. ЛИТВИНОВ Настоящий учебник подготовлен по материалам новейшего земельного законодательства и на основе нового Земельного коде...»

«ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ ПО НАРОДНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ ИМЕНИ К. Д. УШИНСКОГО АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК РСФСР Государственная научная библиотека по народному образованию имени К. Д. Ушинского внесла немалый вклад в дело народного просвещения. Тысячью нитей библиотека связана...»

«Исаенков Александр Андреевич Иммунитеты в гражданском процессуальном праве России Специальность 12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент...»

«УДК 351/354 Д.А. Коробицына, студентка, Уральский федеральный университет, Екатеринбург, Россия ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ПО РАБОТЕ С ОБРАЩЕНИЯМИ ГРАЖДАН ПРАВИТЕЛЬСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация. В статье дается определение и характеристика обращений...»

«УДК 342.7+341.231.14 ББК 67.400+67.412 В11 Перевод с английского Д.Б. Шабельников Научный редактор перевода канд. юрид. наук, доцент, член Адвокатской палаты г. Москвы, член МГКА Н.М. Кипнис При поддержке Института "Открытое общество" (Фонд Сороса) В защиту общественных интерес...»

«СТУКАЛОВ Алексей Вячеславович РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛНОМОЧИЙ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНОКОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА Специальность: 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва –...»

«A.A. Khisamutdinov Russian migr writers in China Vladivostok Far East State University Publishing house А.А. Хисамутдинов Русские литераторы-эмигранты в Китае Материалы к словарю (1-я половина XX в.) Владивосток Издательство Дальневосточного университета УДК 929 ББК 76.1 Х 51 Хисамутдинов А.А., Khisamutdin...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.