WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

Pages:   || 2 |

«Симонов Аркадий Григорьевич Уголовно-правовая охрана лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

«Московский государственный юридический университет

имени О. Е. Кутафина (МГЮА)»

На правах рукописи

Симонов Аркадий Григорьевич

Уголовно-правовая охрана лесной и иной растительности

от уничтожения или повреждения

Специальность 12.00.08 – «уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: заслуженный юрист

Российской Федерации, почетный работник Прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Жевлаков Э. Н .

Москва – 2014 Оглавление ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………4

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ОХРАНЫ

ЛЕСНОЙ И ИНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ

ПОВРЕЖДЕНИЯ…………………………

1.1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения………………………………...18

1.2. Международно-правовые, конституционные, эколого-правовые основы уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения…………………………………………………………………………...28

1.3. Общественная опасность преступлений, состоящих в уничтожении или повреждении лесной и иной растительности…………………………………….....44

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛЕСНЫХ И ИНЫХ

НАСАЖДЕНИЙ……………………………………

2.1. Уголовно-правовая характеристика объекта и предмета уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений………………………………………57

2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков объективной стороны уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений………………………80

2.3. Уголовно-правовая характеристика субъективных признаков уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений…………………......98

ГЛАВА 3. ОТЛИЧИЕ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛЕСНЫХ

И ИНЫХ НАСАЖДЕНИЙ ОТ СХОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИНЫХ

ПРАВОНАРУШЕНИЙ………………………………………………………………117

3.1. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от иных экологических преступлений…………………………….....117

3.2. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных преступлений против собственности, общественной безопасности, общественной нравственности, мира и безопасности человечества……………………………………………………………………….....125

3.3. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных административных правонарушений…………………...133 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….143

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ

ИСТОЧНИКОВ, МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ И ЛИТЕРАТУРЫ.154

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………..……...170

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность и степень разработанности темы исследования .

Актуальность темы обусловлена теоретической и практической значимостью разработки вопросов совершенствования уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения .

В нормах, устанавливающих основы конституционного строя Российской Федерации (далее – Россия или РФ), содержится положение о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории1 .





Обеспечение права граждан на благоприятную окружающую среду, гарантированного Конституцией РФ (ст. 42), невозможно без эффективной защиты лесов, произрастающих на территории страны и определяющих экологическое равновесие в природе .

Леса, удовлетворяя потребности общества в социально-экономической сфере, выполняют водоохранные, почвозащитные, оздоровительные функции, влияют на формирование климата и предотвращают загрязнение воздушного бассейна, служат основой жизни («домом») множества видов животных и растений, их сообществ. Современное состояние биосферы требует особой защиты для выживания человечества, поскольку антропогенное воздействие на природу может привести к необратимым катастрофическим последствиям. В этом плане трудно переоценить экологическую роль растительного мира, в том числе лесов, которые справедливо считаются «легкими» нашей планеты. Поскольку Россия входит в число крупнейших лесосырьевых стран мира, возрастает ее международная роль в рациональном использовании и сохранении лесной и иной растительности .

В то же время современное состояние лесопользования и охраны лесной и иной растительности в России характеризуется ухудшением криминогенной ситуации в этой сфере в целом и в отдельных лесных регионах страны в Статья 9 Конституции РФ .

частности. Возрастает общественная опасность преступного уничтожения и повреждения лесной и иной растительности. Ежегодно в России возникает до 30 000 лесных пожаров, из них – свыше 70 % – по вине людей. В огне гибнут тысячи гектаров леса, причиняется колоссальный экономический и экологический ущерб, зачастую горят деревни, поселки, военные и другие объекты, причиняется вред жизни и здоровью людей Динамика роста преступных посягательств на лесные и иные насаждения, говоря языком ст. 261 УК РФ1, свидетельствует о необходимости повышения эффективности охраны лесов. Это обусловливает потребность принятия конкретных решений со стороны органов законодательной, исполнительной и судебной власти, направленных на совершенствование уголовно-правовых норм, обеспечивающих охрану лесных и иных насаждений, повышение эффективности практики их применения и на предупреждение уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, в том числе путем совершенствования деятельности правоохранительных, контролирующих органов и общественных объединений .

Актуальность настоящего исследования обусловливается и состоянием исследования вопросов уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности в науке уголовного права .

Проблемы совершенствования уголовно-правовой охраны лесов начали относительно активно освещаться в работах исследователей с 80-х гг. прошлого века. Существенный вклад в решение вопросов юридической ответственности за нарушение норм природоохранного законодательства внесли Д. В. Басаев, Е. В. Виноградова, С. Б. Гавриш, В. К. Глистин, П. С. Дагель, О. Л. Дубовик, А. Э. Жалинский, Э. Н. Жевлаков, М. В. Королева, В. Д. Курченко, И. В. Лавыгина, Н. А. Лопашенко, В. Д. Пакутин, А. М. Плешаков, Н. Л. Романова, Н. А. Селяков, А. Л. Сулейманов и др .

Далее мы будем употреблять также для обозначения предмета преступления понятия «леса», «лесная и иная растительность» .

Проблемы уголовно-правовой охраны флоры при рассмотрении общих вопросов охраны окружающей среды стали предметом исследования таких авторов, как C. Л. Байдаков, В. Н. Баландюк, Д. В. Басаев, А. И. Бобылев, С. А. Боголюбов, М. М. Бринчук, М. И. Васильева, H. H. Веденин, А. К. Голиченков, О. Л. Дубовик, H. A. Духно, Т. В. Злотникова, И. А. Игнатьева, Ю. С. Колбасов, И. О. Краснов, О. И. Крассов, H. A. Лопашенко, Ю. И. Ляпунов, В. В. Петров, Т. В. Петрова, A. M. Плешаков, Г. П. Серов, И. А. Соболь, B. Г. Столяров, И. Г. Травина, A. C. Шестерюк и др .

Однако указанные авторы решили далеко не все вопросы уголовноправовой охраны лесной и иной растительности вообще и ее защиты от уничтожения или повреждения, в частности. Например, нуждаются в дальнейших исследованиях вопросы объекта, предмета посягательства, предусмотренного ст .

261 УК РФ, проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, разграничения этого преступления со многими сходными преступлениями против личности, собственности, окружающей среды, общественной безопасности, общественной нравственности, мира и безопасности человечества, а также с административно наказуемыми проступками .

Кроме того, большинство из работ этих авторов посвящены общим вопросам юридической ответственности за посягательство на растительность (флору) и лесонарушения. Те же, где предметом исследования стала ст. 261 УК РФ, написаны без учета изменений в уголовном, административном, экологическом и ином законодательстве, принятых с момента вступления УК РФ в законную силу 1 января 1997 г., которые требуют осмысления .

Помимо этого, существует необходимость разработки мер по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, адекватных современным представлениям об общественной опасности и распространенности этого деяния .

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности .

Предметом исследования являются нормы конституционного, уголовного, административного, экологического природоресурсного (земельного, лесного) и природоохранного отечественного законодательства; нормы международного права; уголовное, лесное, экологическое законодательство зарубежных стран (Великобритании, США, Франции, Германии, Голландии, Дании, Норвегии, Финляндии, Иордании, Ливана, Сирии, КНР, Индии, Японии, Румынии, Республики Молдовы, Литовской Республики), представленное в качестве источника в русском переводе; судебная практика; материалы конкретных уголовных дел, данные судебной статистики .

Целью диссертационной работы являются исследование уголовно-правовой охраны лесных и иных насаждений от преступных посягательств в виде уничтожения или повреждения в условиях современной России и разработка рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства об охране лесной и иной растительности .

В соответствии с поставленной целью диссертант попытался решить следующие научные задачи:

– исследовать социально-правовую обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения, опровергнуть встречающиеся в литературе попытки обосновать достаточность для этого иных неуголовно-правовых мер;

– изучить соответствующие экологические нормы международного права, ряда отраслей российского законодательства, уголовное законодательство зарубежных стран, указанных выше;

– обобщить и проанализировать статистические данные, характеризующие количество преступлений, состоящих в незаконном уничтожении или повреждении лесов, включая незаконную рубку лесных и иных насаждений;

показать их латентность и место в структуре экологической преступности;

– осуществить комплексный (полный) уголовно-правовой анализ объективных и субъективных признаков состава преступного уничтожения или повреждения лесных насаждений (ст. 261 УК РФ);

– выявить проблемные вопросы уголовно-правовой квалификации уничтожения или повреждения лесной и иной растительности;

– в плане решения проблем уголовно-правовой квалификации деяний, предусмотренных ст. 261 УК РФ, провести отграничение состава уничтожения или повреждения лесной и иной растительности от составов экологических и иных сходных преступлений и выявить признаки такого разграничения;

– провести отграничение состава уничтожения или повреждения лесных или иных насаждений от составов сходных административно наказуемых правонарушений;

– на основе правового анализа конструкций составов преступлений, предусмотренных ст. 261 УК РФ, внести конкретные предложения по ее совершенствованию;

– изучить состояние проблемы уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления в науке уголовного права, внести предложение об установлении такой ответственности за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности и разработать проект ст. 2611 УК РФ об уголовной ответственности юридических лиц за данное преступление;

– разработать проект постановления Пленума Верховного Суда РФ о внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», касающихся порядка определения размера причиненного преступлением вреда .

Методологическую основу диссертационной работы составили взаимосвязанные принципы, приемы и способы познания социальных явлений в сфере охраны лесной и иной растительности. Базовым методом исследования послужил метод материалистической диалектики. Автором были использованы такие общенаучные методы познания, как анализ и синтез, индукция и дедукция, системный, догматический (формально-логический), сравнительно-правовой метод, метод теоретико-правового моделирования .

Репрезентативность эмпирического исследования, обоснованность и достоверность выводов обеспечивались также частнонаучными методами познания – системно-структурным, статистическим, изучения судебной практики .

Метод восхождения от абстрактного к конкретному, историко-правовой метод и метод экстраполяции позволили автору выявить тенденции развития отечественного уголовного законодательства и спрогнозировать его совершенствование, поэтому их применение способствовало обоснованию предлагаемых автором рекомендаций по реформированию ст. 261 УК РФ .

Теоретической основой диссертационного исследования стали труды отечественных и зарубежных ученых в области уголовного, административного, экологического, международного права .

Для более полного и глубокого освещения проблемы уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности в России были изучены и проанализированы труды фундаментального и специализированного характера таких ученых, как И. С. Борчашивили, В. А. Владимиров, С. Б. Гавриш, А. И. Долгова, O. Л. Дубовик, А. Э. Жалинский, Э. Н. Жевлаков, Б. В. Здравомыслов, С. М. Кочои, О. И. Крассов, В. Н. Кудрявцев, В. Д. Курченко, М. Ю. Лебедев, В. А. Лопатин, Н. А. Лопашенко, Ю. И. Ляпунов, A. B. Мазуров, В. Д. Пакутин, Н. И. Пикуров, A. M. Плешаков, А. И. Рарог, И. А. Соболь, И. Г. Травина, H. A. Харитонов, Г. Ф. Хохряков, Д. В. Чураков, А. И. Чучаев, Д. А. Шестаков и др .

Нормативную базу исследования составили отечественное и указанное выше зарубежное законодательство, раскрывающие содержание уголовноправовой охраны лесной и иной растительности .

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные Росстата, ГИАЦ МВД РФ и архивные материалы судов за 2005–2012 гг. в количестве 213 уголовных дел, постановления Пленума Верховного Суда РФ, обобщения судебной практики, проведенные судами ряда субъектов РФ (Республики Тыва, Краснодарского края, Приморского края, Амурской области, Архангельской области, Кемеровской области, Курганской области, Новосибирской области, Омской области, Забайкальского края), и их аналитические записки, а также статистические данные, полученные другими исследователями .

Научная новизна работы заключается в том, что ее автором с учетом изменений в уголовном, экологическом, административном законодательстве, произошедших с 1997 г., предпринята одна из первых в науке уголовного права попыток комплексного изучения теоретических и практических проблем уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения. На основе анализа социальной обусловленности уголовноправового запрета уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, зарубежного опыта регулирования сферы общественных отношений, обеспечивающих охрану лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения, положений норм действующего на момент подготовки диссертации уголовного, природоохранного, природоресурсного, административного законодательства, норм международного права разработаны научно обоснованные предложения по совершенствованию норм уголовного закона РФ об ответственности за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности и повышению эффективности применения этих норм .

Изложенным диссертация отличается от работ, затрагивающих тему уголовно-правовой охраны лесных и иных насаждений, других исследователей .

Конкретизируется новизна в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Вывод о том, что закрепление в действующем уголовном законодательстве РФ запрета на преступное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности соответствует научно обоснованным критериям криминализации деяний, а именно: общественной опасности, распространенности, преобладанию социально положительных результатов криминализации над негативными последствиями этого процесса, соответствию уголовно-правового запрета основным положениям Конституции РФ, норм международного и экологического права .

2. Вывод о том, что бланкетные диспозиции норм ст. 261 УК РФ обусловливают необходимость обращения правоприменителей к многочисленным часто меняющимся правовым актам неуголовно-правового характера и знания их .

Вместе с тем отсутствие в законе необходимой конкретизации порядка определения размера и характера последствий преступления, а также внятного основного понятийного аппарата затрудняет процесс квалификации деяния и применение закона на практике. Автор попытался минимизировать эти погрешности закона предложениями по новой конструкции и редакции ст. 261 УК РФ .

3. Результаты уголовно-правовой характеристики уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений:

– уточнены родовой и непосредственный объекты посягательства. Родовой объект определяется автором как отношения по обеспечению общественной безопасности и здоровья населения, непосредственный – как отношения по охране, рациональному использованию и воспроизводству лесной и иной растительности;

– внесено предложение о выделении в составе преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, помимо основного, также и дополнительного непосредственного объекта посягательства, каковым следует считать отношения, направленные на обеспечение охраны земель, водоемов, животного мира и атмосферного воздуха, т. е. тех компонентов окружающей среды, с которыми лесные и иные насаждения неразрывно связаны;

– сформулирован вывод о необходимости вычленения применительно к статьям гл. 26 УК РФ группового объекта преступления, дано его определение как отношений, складывающихся в сфере лесопользования и охраны лесной и иной растительности;

– предметом рассматриваемого преступления с позиции автора, а не так, как изложено в ст. 261 УК РФ, являются лесная и (или) иная растительность;

– внесены предложения по совершенствованию текста ст. 261 УК РФ с учетом исследования признаков объективной и субъективной сторон состава предусмотренного ею преступления. С учетом всех предлагаемых изменений вносится предложение о введении в УК РФ ст. 261 в новой редакции следующего содержания:

«Статья 261. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности

1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия – наказывается…

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются…

3. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности в результате поджога, умышленного применения других источников повышенной опасности, загрязнения или иного негативного воздействия – наказывается…

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, если стоимость уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, составляет не менее пятидесяти тысяч рублей с учетом вреда, причиненного окружающей среде» .

4. Предложения о дополнении постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»

п. 24.1 следующего содержания: «ущерб от уничтожения или повреждения лесной и (или) иной растительности, предусмотренный ст. 261 УК РФ, рассчитывается по соответствующим таксам, утвержденным Правительством Российской Федерации, и должен быть не менее пятидесяти тысяч рублей, с учетом вреда, причиненного окружающей среде, то есть, с учетом стоимости выращивания новых лесных культур или молодняка естественного происхождения взамен погибших и работ по очистке территории, расходов на тушение пожара, затрат на восстановление численности погибших животных, особенностей уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности (ценные породы деревьев и кустарников или не ценные эксплуатационные, защитные, особо защитные категории лесов), места ее произрастания (обычная территория, заповедник, иная особо охраняемая территория), и иного вреда причиненного окружающей среде» .

5. Предложение о том, что таксы утвержденные Правительством Российской Федерации следует конкретизировать и не только указывать в них категорию лесов (эксплуатационные, защитные, особо защитные), но и учитывать экологическую ценность данной лесной и иной растительности; породы деревьев и иной растительности (ценные, неценные); нахождение их в Красной книге РФ или субъекта Федерации; значимость для конкретного места (эндемичность) .

6. Предложение о снижении возраста, в котором может наступить уголовная ответственность за умышленные преступления, предусмотренные ст. 261 УК РФ, до 14 лет путем внесения следующего дополнения в ч. 2 ст. 20 «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность» УК РФ:

«Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105)… … …Умышленное уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности (статья 261) …» .

7. Обоснованное предложение о введении уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления, в частности за преступное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, и о дополнении УК

РФ ст. 2611 следующего содержания:

«Статья 2611. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате их хозяйственной или иной деятельности

1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается…

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются…

3. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате поджога, умышленного применения других источников повышенной опасности, загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается…

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, если стоимость уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, составляет не менее пятидесяти тысяч рублей с учетом вреда, причиненного окружающей среде» .

Статья может быть введена в УК РФ только после решения вопроса об уголовной ответственности юридических лиц в комплексе и внесения соответствующих изменений в Общую и Особенную части УК РФ .

8. Результаты разграничения в процессе квалификации рассматриваемого преступления с рядом других сходных экологических преступлений (ст. 246–248, ч. 2 ст. 249, ст. 250, 251, 254, 259, 260), а также с некоторыми преступлениями против собственности (ст. 167, 168 УК РФ), общественной безопасности (ст. 205, 212 УК РФ), общественной нравственности (ст. 243 УК РФ), мира и безопасности человечества (ст. 358 УК РФ) по объекту, предмету, признакам объективной и субъективной стороны состава .

9. Результаты отграничения уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от сходных административных правонарушений по признакам предмета, объективной и субъективной стороны составов преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, и административно наказуемых проступков .

10. Предложение, вытекающее из сравнительного анализа ст. 261 и 250 УК РФ при их разграничении, об исключении из диспозиции ч. 1 ст. 250 УК РФ понятия «лесному или» и изложении ее в следующей редакции:

«1. Загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если эти деяния повлекли причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, сельскому хозяйству» .

11. Предложения о повышении эффективности применения ст. 261 УК РФ мерами организационно-профилактического характера по: восстановлению численности работников лесных служб, непосредственно занимающихся охраной лесов; привлечению к этому процессу граждан путем денежного и иного стимулирования их активности в борьбе с лесонарушениями; налаживанию взаимодействия с различными общественными объединениями, занимающимися охраной окружающей среды, предусмотренного Федеральным законом от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», но отсутствующего реально сегодня; увеличению затрат на охрану окружающей среды, в том числе лесной и иной растительности, которые, как показывает автор, в РФ значительно меньше, чем в других странах; воссозданию подразделений экологической полиции в составе МВД РФ .

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что положения и выводы, формулируемые и обосновываемые в его рамках, ликвидируют пробелы в теории уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности и окружающей среды в целом и могут способствовать дальнейшей теоретической разработке этих вопросов .

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы, содержащиеся в ней, могут быть использованы:

– в правотворческом процессе при внесении изменений и дополнений в нормативно-правовые акты, устанавливающие ответственность за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности;

– при проведении учебных занятий по уголовному праву и спецкурсам (спецсеминарам) по теме «Экологические преступления» в высших и средних учебных юридических заведениях и системе повышения квалификации кадров;

– при подготовке разъяснений Пленума Верховного Суда РФ;

– работниками правоохранительных и контролирующих органов в сфере охраны и использования окружающей среды, сотрудниками лесных охранных служб в их практической деятельности .

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждались на кафедре уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА) .

Автор участвовал в работе трех международных научно-практических конференций: XII Международной научно-практической конференции «Право как основа современного общества», проводившейся научным журналом «Вопросы гуманитарных наук» и научным издательством «Спутник +» (25 сентября 2013 г.), XXX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции», проводившейся НП «СибАК» (23 октября 2013 г.), а также XI Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы науки», проводившейся научным журналом «Актуальные проблемы современной науки» и научным издательством «Спутник +» (25 октября 2013 г.) .

Результаты исследования отражены в четырех научных публикациях в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации .

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованных нормативно-правовых источников, материалов судебной практики и литературы, а также приложения .

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ

ОХРАНЫ ЛЕСНОЙ И ИНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ

ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ

1.1. Социальная обусловленность уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения Окружающая среда – это биологическая основа жизни и здоровья человека и всего живого на Земле. Лесные экосистемы являются главными компонентами окружающей среды и обеспечивают естественное регулирование большинства протекающих в экологической системе Земли процессов, что предопределяет необходимость максимального сохранения природных свойств лесов1. В РФ общая площадь земель лесного фонда и лесов, не входящих в лесной фонд, по состоянию на 1 января 2009 г. составляла 1 140,9 млн га2 (примерно 69 % территории страны), запасы древесины в лесах – 82 млрд куб. м, что составляет свыше четверти мировых запасов. Лесной сектор играет важную роль в экономике нашей страны и имеет существенное значение для социальноэкономического развития более чем 40 субъектов РФ, в которых продукция лесной промышленности составляет от 10 до 50 % общего объема промышленной продукции соответствующих регионов, а в целом по РФ этот показатель составляет около 4 %3. Поэтому организация рационального использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов – стратегически важная задача для России .

Лес является одним из главных регуляторов экологического равновесия на Земле, покрывая существенную часть суши. Только в Европе, по данным доклада «Состояние лесов Европы к 2011 г.», леса покрывают 1,02 млрд га, что составляет Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 18.01.2003 № 69-р (ред. от 28.09.2007) // СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4919 .

Леса России: информационный бюллетень. М., 2009 .

Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг. Ст. 4919 .

25 % площади лесов планеты1. Как было отмечено в Итоговом заявлении ХII Всемирного лесного конгресса (Квебек, 2003 г.), всё человеческое сообщество находится в зависимости от леса и деревьев и поэтому несет ответственность за биоразнообразие, регуляцию климата, чистоту воздуха, сохранение почвенных и водных ресурсов, обеспечение пищевыми ресурсами и лекарственными препаратами, заготовку древесных и недревесных продуктов леса, производство энергии, а также сохранение культурных ценностей2 .

Ежедневная жизнедеятельность человечества неразрывно связана с извлечением и потреблением природных ресурсов, в том числе лесных. Ввиду этого ежегодно площадь лесов резко сокращается. Леса вырубаются под сельскохозяйственные поля, пастбища, для получения топлива, строительных материалов, бумаги и т. д. Большое количество лесов уничтожается в результате постоянного антропогенного воздействия человека. К основным причинам исчезновения лесной и иной растительности следует отнести: расширение площадей сельскохозяйственных угодий, перевыпас, а также использование растений (деревьев) в промышленности в качестве топлива, промышленные выбросы, вызывающие общее угнетение роста и развития лесной и иной растительности3, лесные пожары4. Скрытыми причинами истребления лесной и иной дикорастущей растительности являются бедность, увеличение численности населения, торговля растительными продуктами, а также макроэкономическая политика5 .

Следует отметить, что в нашей стране социальное движение в защиту природы, в отличие от стран Запада, начало разворачиваться с существенным Доклад подготовлен Европейской экономической комиссией ООН, Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН и Секретариатом Министерской конференции по защите лесов Европы.

URL:

http://timber.unece.org/fileadmin/DAM/ publications/Summary_FE2011.pdf .

Устойчивое лесопользование. 2003. № 2. С. 43 .

В составе промышленных выбросов наиболее ядовиты сернистый газ, оксиды азота, фтор и его соединения, этилен. Особенно чувствительны к ним хвойные деревья: сосна, ель, пихта, кедр, лиственница. Нередко возле больших городов они представляют собой редины с чахлыми деревьями и сухостоем .

Основной причиной 85 % случаев лесных пожаров оказывается экологически безграмотное поведение человека (незатушенный костер, недогоревшая спичка, стёкла битых бутылок, которые действуют как линзы, и т. д.). Пожар в результате ударившей в дерево молнии встречается лишь в 15 % случаев .

Сегодня под угрозой исчезновения с земного шара находится около 20–25 тыс. видов растений, частично внесенных в красные книги (МСОП и региональные). Их число с каждым годом увеличивается.

См.:

Авраменко И. М. Международное экологическое право: учеб. пособие. Ростов н/Д, 2005. С. 39 .

опозданием и на первых этапах развивалось достаточно медленно, вяло. До конца 1960-х гг. прошлого века мы были практически оторваны от общемировых тенденций в области защиты природы и отдельных ее компонентов, что было обусловлено замкнутостью государственной политики СССР, наличием так называемого железного занавеса. В частности, в то время как во многих зарубежных странах на этот период пришлись становление природоохранного законодательства, формирование взгляда на природу и ее богатства прежде всего как на неотъемлемую часть благоприятной среды обитания1, в отечественном праве, несмотря на принятие специального нормативно-правового акта – закона «Об охране природы в РСФСР» – и участие СССР в международных конвенциях, природа по-прежнему рассматривалась, как и в ХIХ столетии, в качестве «кладовой» богатств, а опасность экологических нарушений оценивалась с точки зрения экономических потерь от нерационального природопользования2 .

Поэтому вплоть до принятия УК РФ 1996 г. экологические преступления рассматривались в большинстве своем как разновидность хозяйственных3, а многие составы по УК РСФСР 1961 г. были декриминализированы по сравнению с УК РСФСР 1926 г. Прежде всего это коснулось составов преступлений в сфере лесонарушений, предусмотренных ст. 85 УК РСФСР 1926 г.: в УК РСФСР 1961 г .

сохранилась уголовная ответственность за порубку леса, которая могла применяться только после принятия мер административного или общественного воздействия4. Показательно, что либерализация в тот период уголовного законодательства совпала с массовым ростом лесонарушений, которые стали расцениваться как гражданско-правовые деликты: в некоторых регионах дела о Так, в 1969 г. в США принимается Закон о национальной политике в области охраны окружающей среды, в 1970 г. – Закон о качестве окружающей среды, в 1969 г. во Франции – Декрет о создании межведомственной комиссии и в 1970 г. – Закон об учреждении Верховного комитета по защите среды, в 1967 г. в Японии – Закон по охране окружающей среды .

Природа, ее ресурсы в советском государстве составляют естественную основу развития народного хозяйства, служат источником непрерывного роста материальных и культурных ценностей, обеспечивают наилучшие условия труда и отдыха населения. Преамбула закона «Об охране природы в РСФСР» // ВВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 856 .

Экологические преступления были включены и в другие разделы УК РСФСР 1961 г. К 1996 г. экологические преступления были помещены в раздел о преступлениях против собственности, против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения .

Ранее по ст. 85 УК РСФСР 1926 г. была предусмотрена ответственность за самовольную рубку сухих деревьев;

похищение из леса деревьев – как срубленных, так и буреломных, валежника; самовольное сенокошение;

повреждение молодняка; расчистка и запашка лесной площади и др .

них составляли до 25 % всех гражданских дел1. В итоге уже в 1962 г. рамки ст. 169 «Незаконная порубка леса» УК РСФСР были дважды расширены2. К концу 1980-х гг. стало очевидно, что УК РСФСР 1961 г. не отвечает потребностям общества в сфере охраны окружающей среды в целом и лесопользования и лесоохраны в частности. Ухудшению качества окружающей среды способствовало и отсутствие должной нормативной базы, регламентирующей порядок природопользования .

Масштабные изменения во всех сферах жизни (политической, экономической, социальной, экологической) потребовали коренных изменений в отечественном природоохранном и уголовном законодательстве. В 1991 г .

вступил в силу Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды», а в период 1995–1997 гг. были приняты федеральные законы об экологической экспертизе, о животном мире, об охране атмосферного воздуха, о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и другие нормативно-правовые акты, посредством которых был создан самостоятельный сегмент российской правовой системы – экологическое законодательство .

В нём, в отличие от предыдущего законодательства, упор делался на необходимость обеспечения экологической безопасности, охраны окружающей среды как биологической основы существования человека, были предусмотрены различные механизмы охраны природы (экологический, экономический, юридический), которые нашли воплощение в дальнейшем практически во всех отраслях права .

В частности, УК РФ 1996 г. отразил совершенно иной подход, отвечающий новейшим мировым тенденциям законодательства в сфере охраны окружающей среды: в нём была выделена отдельная гл. 26 УК РФ «Экологические преступления» (ст. 246–262), где сгруппировано 17 составов преступных посягательств на окружающую среду и ее компоненты. При этом, в отличие от УК РСФСР 1961 г., только три из них устанавливают ответственность за Косарев А. Ответственность лесонарушителей // Сов. юстиция. 1960. № 5. С. 45 .

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 29. Ст. 449; № 49. Ст. 1821. См. об этом подробнее:

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления: понятие, виды, квалификация. М., 1995. С. 14–15 .

преступные нарушения правил природопользования, остальные направлены на обеспечение охраны окружающей среды и экологической безопасности (в июне 2013 г. гл. 26 УК РФ пополнилась ст. 258.1, нормы которой можно отнести к числу как природоохранных, так и устанавливающих ответственность за преступные нарушения правил природопользования) .

Деяния, предусматривающие уголовную ответственность за уничтожение или повреждение лесной и иной дикорастущей растительности, были сгруппированы в двух статьях нового УК РФ: ст. 260 «Незаконная порубка деревьев и кустарников» и 261 «Уничтожение или повреждения лесов». За истекший период в указанные статьи многократно вносились изменения и дополнения1. Также уголовная ответственность за причинение вреда лесной и иной растительности присутствует в ч. 2 ст. 249 и ст. 256, 259 УК РФ .

Однако процесс формирования уголовного законодательства, направленного на защиту окружающей среды в целом и лесной растительности в частности, нельзя признать законченным. Отечественное экологическое законодательство испытывает неизбежное в условиях глобальной интеграции влияние со стороны как международного права, так и национальных правопорядков отдельных иностранных государств .

Следует отметить и несовершенство отечественной нормативной базы, регулирующей лесоохрану, лесоустройство и отпуск леса, что дает возможность правонарушителям уходить от ответственности за организацию незаконной деятельности по заготовке леса, в том числе и после предварительного его поджога .

Правовым условием роста преступлений, предусмотренных ст. 260 УК РФ, является сложность прохождения материалов по незаконным рубкам в следственных органах из-за трудности закрепления доказательственной базы и, как следствие, безнаказанность преступников. «Нуждается в существенном Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848; Федеральный закон от 04.12.2006 № 201-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5279; Федеральный закон от 06.05.2010 № 81-ФЗ// СЗ РФ. 2010. № 19. Ст. 2289;

Федеральный закон от 29.12.2010 № 442-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 54; Федеральный закон от 07.12.2011 № 420ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 50. Ст. 7362 .

улучшении качество следствия по делам о незаконной порубке деревьев и кустарников»1, – считает А. Л. Сулейманов .

Исследователи также отмечают среди условий преступности данного вида неурегулированность многих вопросов: к примеру, режим лесов в черте города, отсутствие методик расчета причинения вреда здоровью человека2. Заметим, что нет таких методик и по исчислению вреда, нанесенного животному миру .

Проведение реформ в лесном секторе экономики без научно обоснованной национальной стратегии привело к неэффективному использованию лесов. По мнению авторитетных ученых-лесоводов, в России «до сих пор отсутствует внятная для всех государственная лесная политика, в том числе и для занятых в лесном деле хозяйствующих субъектов, что привело к катастрофическому обвалу производства всех без исключения лесных отраслей и, как следствие, к бедственному положению занятого в них трудоспособного населения»3 .

Многие эксперты справедливо подвергли критике выбранный находящейся у власти политической элитой курс, абсолютно игнорирующий научные подходы, направленные на отстаивание стратегических общенациональных интересов в безопасности4 .

области экологической Разработчики нового лесного законодательства не спрогнозировали его влияние на криминальную ситуацию в лесных отношениях. Частая смена политики в сфере лесопользования опасна для целостности растительного мира. Нельзя не согласиться с позицией А. Л. Сулейманова, который отмечает, что «со времени распада СССР чуть ли не ежегодно происходит реорганизация системы органов управления в сфере взаимодействия общества и природы и, к сожалению, не в направлении ее улучшения. Правительство, министерства и ведомства демонстрируют Сулейманов А. Л. Уголовно-правовые проблемы незаконной порубки деревьев и кустарников // Уголовное право .

2003. № 1. С. 58 .

Виноградов В. П. Современные проблемы надзора органов природоохранной окружающей природной среды // Актуальные проблемы экологического, земельного права и законодательства: экологическое право и законодательство на рубеже XXI века: материалы V Всерос. науч.-практ. конф. М., 1999. С. 46 .

Обливин А. Н., Моисеев Н. А. Научные основы национальной лесной политики России // Использование и охрана природных ресурсов России. 2003. № 6. С. 70 .

Шутов И. В. Проигранная война? // Лесное хозяйство. 2006. № 4. С. 8–10; Писаренко А. И., Страхов В. В. Какое лесное законодательство нужно России // Лесное хозяйство. 2006. № 3. С. 6–9; Моисеев Н. А.

Кризис управления:

причины и средства его преодоления // Лесное хозяйство. 2006. № 3. С. 2–5 .

несостоятельность в обеспечении реализации экологического законодательства .

Ситуация осложняется распадом прежней системы государственного контроля, постоянными реорганизациями природоохранных органов, попытками ограничить либо вообще ликвидировать прокурорский надзор в сфере экологии» 1 .

К сожалению, сказанное более 10 лет назад актуально и сегодня .

Безусловно, главная роль в охране лесной и иной растительности отводится специальному, лесному законодательству, которое состоит из Лесного кодекса РФ (ЛК РФ) 2006 г.2, а также других федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними законов субъектов РФ. Также лесные отношения регулируются указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, актами исполнительной власти субъектов РФ и муниципальными правовыми актами органов местного самоуправления3 .

Мы согласны с утверждением, что уголовное право играет здесь лишь вспомогательную, акцессорную роль. Уголовную ответственность за посягательство на окружающую среду в доктрине рассматривают в большей степени как крайнюю меру, как инструмент сдерживания, устрашения (общей превенции), поскольку уголовное право не может быть использовано напрямую для предотвращения экологического ущерба или устранения его последствий4 .

Можно сказать и более прямо.

Установление за какое-либо общественно опасное деяние уголовной ответственности, признание его преступлением есть не что иное, как подтверждение государством того факта, что оно не может справиться с этим антиобщественным явлением иными, не репрессивными мерами:

образовательными, воспитательными, экономическими, административными – и вынуждено применять уголовную репрессию .

Однако сложившаяся система государственного управления лесами, основанная на Лесном кодексе РФ 2006 г., в сезон лесных пожаров 2010–2013 гг .

показала, что она не способна эффективно противостоять лесным пожарам при Сулейманов А. Л. Указ. соч. С. 93 .

Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 50. Ст. 5278 .

Статья 2 Лесного кодекса РФ .

Meyerholt U. Umweltrecht. Oldenburg, BIS-Verlag der Carl von Ossietzky Universitat Oldenburg, 2010. S. 135–136 .

Цит. по: Попов И. В. Преступления против природной среды: проблемы теории и практики. М., 2012. С. 86–87 .

высоком уровне пожарной опасности. Более того, практика применения Лесного кодекса РФ 2006 г. продемонстрировала его низкую эффективность не только в части борьбы с пожарами, но также в целом в качестве основы развития лесного хозяйства страны в отношении сохранения, воспроизводства лесных ресурсов, повышения продуктивности и устойчивости лесов, сохранения их средообразующей и природоохранной роли, а также реализации социальных функций лесов1 .

В целях совершенствования правового регулирования и незамедлительного исправления допущенных недостатков в Лесной кодекс РФ и другие законодательные акты (в частности, в ст. 261 УК РФ) были внесены существенные коррективы путем принятия Федерального закона от 29.12.2010 № 442-ФЗ2, большая часть которого посвящена усилению мер пожарной безопасности в лесах, предупреждению лесных пожаров и их тушению. Тем не менее неудовлетворительное положение в сфере регулирования лесного сектора во многом сохранилось вплоть до настоящего времени. При отсутствии должного служб3 контроля со стороны лесоохранных негативное антропогенное воздействие на природу существенно увеличивается, что приводит к значительному росту преступлений в сфере лесопользования, в том числе пожаров и других видов причинения вреда лесной и иной растительности, попадающих в сферу регулирования ст. 261 УК РФ .

Это подтверждается и официальными документами. Так, по данным Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 г.», основной причиной возникновения пожаров в Краткий анализ состояния государственного управления лесным хозяйством и предложения о первоочередных мерах, направленных на совершенствование лесного и смежного законодательства. Предложения подготовлены Е. А. Шварцем, Е. Г. Куликовой, Н. М. Шматковым (Всемирный фонд дикой природы в РФ), А. Ю. Ярошенко (Гринпис РФ) для внеплановых парламентских слушаний о развитии системы правового обеспечения охраны лесов от пожаров // Устойчивое лесопользование. 2010. № 3. С. 3–4 .

СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 54 .

Как отмечается Г. Н. Шаровой и Т. В. Раскиной, по большей части причина сложившейся негативной ситуации кроется в отсутствии единой системы предупреждения, выявления, ликвидации пожаров. Слаженно действовавшая на протяжении десятилетий лесная охрана была ликвидирована, а достойной замены не было произведено .

Штатная численность лесных инспекторов была сведена к минимуму. Подробнее см.: Шарова Г. Н., Раскина Т. В .

Обеспечение законности в сфере пожарной безопасности лесов // Законность. 2011. № 8 .

2010 г.1, равно как и пожаров, предшествовавших 2010 г., является неосторожное обращение граждан с огнем в лесу. По вине населения и от неконтролируемых сельскохозяйственных палов произошло более 70 % всех возгораний. В итоге огнем в 2010 г. было уничтожено 93 083,7 тыс. куб. м леса на корню, погиб молодняк на площади 126,6 тыс. га. Расходы на тушение лесных пожаров составили 2 291 615,7 тыс. руб.2 При таких обстоятельствах чрезвычайно важно, чтобы нормы уголовного права, предусматривающие ответственность за уничтожение и повреждение лесов и иной растительности, отвечали требованиям текущего социального запроса, а значит, были в достаточной степени разработаны и ясно сформулированы. Только в этом случае будут созданы надлежащие правовые предпосылки для того, чтобы исключить всякую возможность необоснованного освобождения от уголовного преследования лиц, виновных в причинении вреда лесу в результате загрязнения, пожаров, поджогов, применения иных источников повышенной пожарной опасности, а равно загрязнения и другого негативного воздействия .

Периодически возникает вопрос о необходимости введения ответственности юридических лиц в целом за экологические преступления в частности и в отношении лесонарушений в том числе. Например, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин предложил ввести уголовную ответственность для юридических лиц, в интересах которых совершаются преступления .

Предложенные санкции для фирм-преступников разнообразны: от гигантского штрафа до ликвидации и запрета компаниям-рецидивистам участвовать в любых серьезных сделках. Специальный законопроект с такими поправками к Пожарами 2010 г. в разной степени пройдены насаждения в 69 субъектах всех федеральных округов. Из субъектов, лесистость которых превышает 40 %, больше всего пострадали леса Рязанской, Нижегородской, Свердловской, Магаданской, Владимирской областей, Республики Марий Эл и Чукотского автономного округа. Из малолесных регионов наибольший ущерб лесам нанесен в Липецкой, Воронежской, Тамбовской, Саратовской, Оренбургской, Самарской и Волгоградской областях, республиках Мордовии и Калмыкии, Чувашской Республике .

В наименьшей степени пострадали леса Северо-Кавказского округа // Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 г.» подготовлен Министерством природных ресурсов и экологии РФ. С. 120. URL: http://www.mnr.gov.ru/regulatory/detail.php?ID=128153 (по состоянию на 24.09.2012) .

Там же .

Уголовному кодексу РФ направлен в администрацию Президента РФ1. Оценку этих предложений и заключение по ним мы дадим ниже .

Очерчивая круг проблем в сфере защиты лесов от преступных посягательств, нужно отметить также степень повышения организованности и профессионализации правонарушителей. Современная криминогенная ситуация в сфере лесного хозяйства характеризуется тенденцией к объединению лесонарушителей в устойчивые организованные преступные группы, зачастую «крышуемые» представителями местной власти, а их преступная деятельность становится своеобразным масштабным бизнесом. Представляется, что может быть эффективной только борьба с деятельностью таких группировок уголовноправовыми средствами. Между тем в противовес позициям о необходимости усиления уголовно-правовой охраны природы определенный круг специалистов задается вопросом, существует ли вообще необходимость в уголовно-правовых средствах регулирования в экологической сфере или же задачи охраны природы можно и нужно решать иными способами, в частности гражданско-правовыми и др.2 Подобные позиции, на наш взгляд, несостоятельны, что мы и пытаемся обосновать в рамках главы 1 диссертации, оперируя данными экологического, экономического, исторического, криминологического и правового характера .

На сегодняшний день защита лесной и иной растительности не может осуществляться только мерами экономического, административно-правового, гражданско-правового, организационно-хозяйственного, пропагандистского, образовательного и иного неуголовно-правового характера .

Уголовное право было и остается мощным средством ее охраны. Однако эффективность защиты лесной и иной растительности от уничтожения и повреждения уголовноправовыми средствами нуждается в повышении, в том числе путем дополнительного правового обеспечения. Конкретные предложения на этот счет будут сформулированы ниже .

Бастрыкин А. Удар в юрлицо. URL: http://www.rg.ru/2011/03/23/poziciya.htm (дата обращения: 22.05.2013) .

Векленко В. В., Попов И. В. Место уголовной ответственности в системе юридической ответственности, возлагаемой за экологические правонарушения // Российский следователь. 2007. № 24 .

1.2. Международно-правовые, конституционные, эколого-правовые основы уголовно-правовой охраны лесной и иной растительности от уничтожения или повреждения Действующее законодательство РФ, включая международные акты, входящие в состав ее правовой системы, содержит комплекс норм, предусматривающий меры по охране правовыми, в том числе уголовноправовыми, средствами лесной и иной растительности. Основные предпосылки в отношении построения системы мер по правовой охране лесов заложены в Конституции РФ. Согласно ст. 7 основного закона Россия – это социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, где охраняется здоровье людей. Вне экологически благоприятной среды невозможны сохранение здоровья человека, его развитие и в целом достойное существование в условиях окружающего мира .

Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9 Конституции РФ). В указанной норме зафиксировано право граждан на доступ к природным ресурсам, при условии что они имеют личный (не связанный с предпринимательской деятельностью) характер потребностей1 .

Это могут быть личные потребности как экологического, преимущественно рекреационного, характера (реализуемые без извлечения природных ресурсов из окружающей среды), так и экономического характера (с извлечением или иной эксплуатацией природных ресурсов). Так, доступ к природным ресурсам может быть осуществлен путем пребывания граждан в лесах. Право на пребывание в лесах как форму реализации экологических прав, предоставленных гражданам Конституцией РФ, закреплено в ст. 11 Лесного кодекса РФ, согласно которой гражданам предоставляется право на свободное и бесплатное пребывание в лесах, Васильева М. И. Право граждан на доступ к природным ресурсам (проблемы реализации) // Журнал российского права. 2012. № 8. С. 40–49 .

сбор для собственных нужд дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов (пищевых лесных ресурсов), а также недревесных лесных ресурсов. Тем самым обеспечивается удовлетворение экологических, эстетических, оздоровительных, пищевых и иных потребностей граждан, а также реализуется право на свободу передвижения1 .

В статье 42 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. При этом ст. 58 Конституции РФ на каждого возложена обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам .

Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, особо охраняемых природных территорий отнесены ст. 72 (п. «в», «д» ч. 1) Конституции РФ к вопросам совместного ведения РФ и субъектов РФ .

Поэтому, принимая во внимание федеративное устройство (ст. 5 Конституции РФ) РФ, на ее субъекты возложена вытекающая из ст. 9, 72 и 76 Конституции РФ обязанность обеспечить охрану земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории .

Определенными правами в сфере управления муниципальной собственностью и охраны общественного порядка, решения вопросов местного значения наделены органы местного самоуправления (ст. 130, 132 Конституции РФ) .

Таким образом, на уровне Конституции РФ не только провозглашены права граждан России в сфере природопользования, но и установлены их обязанности по сохранению окружающей среды. Обеспечение сохранности природы в целом и леса в частности как одного из важнейших компонентов экосистемы возложено также на соответствующие органы РФ, ее субъектов и органы местного Васильева М. И. Пребывание граждан в лесах (свобода и ограничения) // Экологическое право. 2012. № 1. С. 20– 25 .

самоуправления. За невыполнение этих обязанностей установлены различные виды ответственности, в том числе и уголовная .

Проблема защиты лесной и иной растительности стоит не только перед Россией. Она является одной из глобальных, затрагивающих всё мировое сообщество. Охрана лесной флоры на уровне международных правовых норм приобрела приоритетное значение. Реализуя полномочия по обеспечению охраны окружающей среды и экологической безопасности, РФ осуществляет международное сотрудничество в рамках многосторонних конвенций и соглашений, международных организаций, а также двусторонних договоров и соглашений со странами СНГ, ближнего и дальнего зарубежья1. Документы, подписываемые в рамках этого взаимодействия, являются значимым элементом действующего российского законодательства. Они особенно важны применительно к сфере регулирования охраны, воспроизводства и использования лесов, поскольку определенная часть лесов произрастает на территориях разных стран и для их развития и сохранения требуются скоординированные действия двух государств и более .

С учетом темы исследования отметим, что Россия является участником Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) (Вашингтон, 3 марта 1973 г.)2, Конвенции о биоразнообразии (Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г.)3, Декларации по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 14 июня 1992 г.), Конвенции по борьбе с опустыниванием (Париж, 11 июня 1994 г.)4, Рамочной конвенции ООН об изменении климата (Рио-де-Жанейро, 12 июля 1995 г.)5, Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия6, Резолюции, принятой на См., например: Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2010 году». С. 568 .

Подписана СССР 29.03.1974 // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXII. М., 1978. С. 549–562 .

Федеральный закон от 17.02.1995 № 16-ФЗ «О ратификации Конвенции о биологическом разнообразии» // СЗ РФ .

1995. № 8. Ст. 601 .

Постановление Правительства РФ от 27.05.2003 № 303 // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2167 .

Федеральный закон от 04.11.1994 № 34-ФЗ «О ратификации рамочной Конвенции ООН об изменении климата»

// СЗ РФ. 1994. № 28. Ст. 2927 .

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 203 .

конгрессе в Гамбурге Международной ассоциацией уголовного права (АГОР) в 1979 г.1 Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС), внесла значительный вклад также и в сотрудничество государств по защите растительного мира. Конвенция носит комплексный характер и регулирует различные аспекты охраны биологических объектов, в том числе и растений. Статьей 8 конвенции закреплены меры ответственности в виде наказания за торговлю или владение растительными объектами, а также вытекающие из этого последствия – конфискация или возвращение таких образцов экспортирующему государству2 .

Составлены списки исчезающих видов растений по степени их уязвимости (приложения 1–3), определен порядок международного оборота видов .

На Конференции ООН по окружающей среде и развитию, прошедшей в Рио-де-Жанейро 3–14 июня 1992 г., был принят комплекс важных документов, непосредственно касающихся охраны флоры, в частности Конвенция о биологическом разнообразии3. Было согласовано, что стороны конвенции должны принимать меры к сохранению экосистем и естественных местообитаний, популяций видов в естественной среде обитания, совершенствовать национальное законодательство, сохраняющее биологическое разнообразие (включая сохранение и восстановление видов, находящихся под угрозой исчезновения, путем разработки планов и стратегий управления), а также обеспечить устойчивое использование компонентов биологического разнообразия и справедливое распределение выгод, связанных с использованием генетических ресурсов и обменом соответствующими технологиями. Хотя в целом данная конвенция не осуществляет прямого правового регулирования, она может иметь значение как базовый международный правовой акт .

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 203 .

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Международно-правовые основы охраны флоры // Международное публичное и частное право. 2006. № 6 // СПС «Консультант Плюс» (24.10.2012) .

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 402 .

Тогда же в Рио-де-Жанейро была подписана Декларация по окружающей среде и развитию1, в которой было уделено особое внимание развитию института международной ответственности за то, чтобы деятельность в пределах национальной юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов, находящихся за пределами национальной юрисдикции. При этом «право на развитие должно быть реализовано, чтобы обеспечить справедливое удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в областях развития окружающей среды» .

Также справедливо указано на то, что «следует избегать односторонних действий по решению экологических задач за пределами юрисдикции импортирующей страны. Меры в области охраны окружающей среды, направленные на решение трансграничных или глобальных экологических проблем, должны, насколько это возможно, основываться на международном консенсусе». В Принципе 13 провозглашено, что «государства должны оперативным и более решительным образом сотрудничать в целях дальнейшей разработки международного права, касающегося ответственности и компенсации за негативные последствия экологического ущерба, причиненного деятельностью, которая ведется под их юрисдикцией» .

14 июня 1992 г. на этой же конференции ООН в Рио-де-Жанейро был рассмотрен специальный документ – «Лесные принципы», не имеющий обязательной силы, где было зафиксировано, что леса имеют исключительно большое значение для экологического развития и поддержания всех форм жизни .

Международному сообществу и отдельным его членам рекомендовано было принять надлежащие меры к защите лесов от вредного воздействия загрязнения, включая загрязнение с воздуха, от пожаров, насекомых, вредителей и заболеваний. Было указано на необходимость контроля за загрязнителями, особенно находящимися в воздухе, в том числе вызывающими кислотные осаждения, которые отрицательно сказываются на состоянии лесных экосистем на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях .

Действующее международное право: сборник. Т. 3. С. 402 .

Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия1 определила критерии и порядок включения природных и культурных объектов в списки всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО, а также установила ограничения на осуществляемую на них хозяйственную деятельность .

Принципиально, что одним из критериев, достаточных для включения объекта в этот список, является наличие единственного места обитания (произрастания) редкого или находящегося под угрозой исчезновения вида .

Большое значение в деле охраны растений играет Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием (КБО)2, вступившая в силу в 1996 г. Ее положения направлены на обеспечение эффективного противодействия негативным процессам опустынивания посредством разработки локальных программ и международного сотрудничества, что способствует сохранению флоры в засушливых регионах Земли .

Особого внимания в отношении развития уголовно-правовой охраны флоры заслуживает резолюция, принятая на конгрессе в Гамбурге Международной ассоциацией уголовного права (АГОР) в 1979 г.3 В документе указывается на необходимость улучшения уголовно-правовой охраны фауны и флоры .

Следует также отметить ряд документов, принятых на международном и региональном уровне, к которым наша страна не присоединилась, но которые тем не менее оказали существенное влияние на реформирование отечественного законодательства в сфере охраны лесов и иной растительности .

В частности, заслуживает внимания Конвенция об охране дикой фауны и флоры и природных мест обитания (Берн, 19 сентября 1979 г.)4. В ней дикая флора и фауна объявлены природным наследием непреходящей эстетической, научной, культурной, рекреационной и экономической ценности, которое Вступила в силу 17.12.1975. СССР ратифицировал конвенцию (Указ Президиума ВС СССР от 09.03.1988 № 8595XI), ратификационная грамота сдана на хранение генеральному директору ЮНЕСКО 12.10.1988. Конвенция вступила в силу для СССР 12.01.1989 .

The United Nations Convention to Combat Desertification in Those Countries Experiencing Serious Drought and/or Desertification, Particularly in Africa, UNCCD .

Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Экологическое право: учебник / Отв. ред. О. Л. Дубовик. М.: Эксмо,

2005. С. 142 .

Там же. С. 144 .

необходимо сохранить и передать будущим поколениям. Стороны, подписавшие конвенцию, приняли обязательство при осуществлении мер по борьбе с загрязнением окружающей среды учитывать интересы сохранения дикой флоры, а также принимать соответствующие необходимые законодательные и административные меры к обеспечению охраны видов дикой флоры. Хотя Россия не является стороной этой конвенции, она входит в качестве участника в некоторые соглашения, заключаемые в ее рамках, а также участвует в качестве наблюдателя в проводимых мероприятиях и де-факто принимает значительное число мер к сохранению редких и находящихся под угрозой исчезновения видов и мест их обитания, предусмотренных этими соглашениями .

Существенную роль в формировании уголовно-правовой ответственности в области охраны окружающей среды в целом и флоры в частности сыграла Конвенция о защите окружающей среды посредством уголовного законодательства, подписанная в Страсбурге 4 ноября 1998 г. (по состоянию на 30 декабря 2003 г.). Несмотря на то, что конвенция вслед за ранее упомянутой Гамбургской резолюцией признала, что предотвращение угрозы упадка окружающей среды должно в основном осуществляться иными мерами, в документе было отмечено, что уголовное право играет важную роль в защите окружающей среды. Конвенцией государствам-участникам было рекомендовано расширить круг уголовно наказуемых деяний, защищать больший круг объектов окружающей среды и экологических ценностей, в целях повышения профилактического потенциала уголовно-правовых запретов использовать конструкцию составов поставления в опасность и обоснованно сочетать ее с материальными и формальными составами преступлений, использовать уголовную ответственность юридических лиц за совершение экологических преступлений, связанных с предпринимательской, производственной и иной деятельностью1 .

Также в контексте рассматриваемого вопроса, несомненно, представляет интерес Европейская конвенция о защите окружающей среды средствами Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Указ. соч. С. 110 .

уголовного закона от 1982 г.; в раздел «Средства, которые следует реализовать на национальном уровне» (ст. 2–11) включено определение умышленных и неумышленных преступлений. Нормы конвенции указывают на необходимость применения более строгих санкций в отношении субъектов экологических правонарушений, в связи с чем предлагается, помимо прочего, предусматривать в национальном законодательстве уголовную ответственность корпораций1 .

Кроме того, существует ряд документов, носящих чисто рекомендательный характер, которые активно используются в качестве базы для развития законодательства на национальном и региональном уровнях. К ним, в первую очередь, относится Панъевропейская стратегия сохранения биологического и ландшафтного разнообразия, принятая на Европейском совещании министров охраны окружающей среды Европы (София, октябрь 1995 г.). Целью стратегии являются поддержание и увеличение биологического и ландшафтного разнообразия в Европе, в том числе путем сохранения местообитаний редких и находящихся под угрозой исчезновения видов как в естественных, так и в антропогенных ландшафтах .

Важным этапом в развитии межгосударственных отношений на уровне СНГ было заключение Конвенции о приграничном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств (Бишкек, 10 октября 2008 г .

)2, в соответствии с которой стороны обязались проводить совместные мероприятия по мониторингу в области охраны окружающей среды, включая трансграничные реки, и рациональному использованию природных ресурсов, обеспечению санитарно-эпидемиологического, экологического, ветеринарно-санитарного благополучия населения, по охране территорий от заноса заразных болезней Конвенция о защите окружающей среды посредством уголовного законодательства (Страсбург, 4 ноября 1998 г.) также предусматривает корпоративную ответственность: «каждая из сторон принимает соответствующие необходимые меры по созданию условий для применения уголовных или административных санкций или мер воздействия к юридическим лицам, от имени которых преступление было совершено их органами, или членами, или иным представителем. Ответственность корпораций не исключает уголовного преследования физического лица» // Дубовик О. Л., Кремер Л., Люббе-Вольф Г. Указ. соч. С. 110 .

Конвенцию подписали Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан. Конвенция вступила в силу для Беларуси (22.06.2009), Казахстана (19.03.2010), России (22.06.2009) и Таджикистана (22.06.2009). Указанный документ является одним из основных нормативных правовых актов, формирующих правовое поле приграничного сотрудничества в СНГ .

животных, а также разрабатывать совместные программы по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера .

Кроме того, стороны договорились о создании условий для интеграции систем предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера приграничных территорий в целях повышения эффективности реагирования на чрезвычайные ситуации, имеющие трансграничные последствия .

Как видим, конвенция создала необходимые общие предпосылки для сотрудничества стран-участниц в различных сферах, в том числе в вопросах окружающей среды, включая защиту лесов1. В рамках указанной конвенции на уровне отдельных стран – участниц СНГ, а также администраций их приграничных областей принимаются многочисленные документы, регулирующие непосредственную деятельность сторон по насущным приграничным вопросам, в том числе и по вопросам охраны лесов при пожарах, загрязнениях, определения охранных зон, налаживания систем информирования и мониторинга2 .

Список источников международного права в области охраны флоры этим не исчерпывается, поскольку ее нельзя рассматривать в отрыве от других компонентов природы: атмосферы, климата, земли, животных, воды и т. д .

Следовательно, и источники международного права по характеру и значению могут быть весьма разнообразными и наряду с охраной других компонентов природы регулировать отношения по охране растительного мира (флоры)3 .

Однако, несмотря на многочисленность документов, принятых на международном и межгосударственном уровне, следует согласиться со специалистами, утверждающими, что по вопросам охраны флоры отсутствуют комплексные международно-правовые акты, которые достаточно широко Протокольное решение Экономического совета СНГ «О ходе реализации Конвенции о приграничном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств». Принято в г. Санкт-Петербурге 18.11.2010 // Документ опубликован не был. СПС «Консультант Плюс» (24.09.2012) .

Конвенция о приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ. Утверждена Экономическим советом СНГ 18.11.2011. Санкт-Петербург // Документ опубликован не был. СПС «Консультант Плюс» (24.09.2012) .

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Указ. соч .

отражали бы серьезность проблемы и устанавливали на современном уровне меры (в том числе и уголовные), гарантирующие заботливое отношение к флоре .

В настоящее время в международном праве различные природоохранные соглашения появляются преимущественно в ответ на отдельную обострившуюся в данный момент проблему, что само по себе является причиной несогласованности, наложения и дублирования положений этих документов, характеризуется излишней декларативностью. В нормах международного права, что естественно, практически отсутствуют санкции. В них лишь провозглашается необходимость наказуемости преступного деяния или в самой общей форме указывается на характер либо тяжесть наказаний. Традиционно формулирование санкций, как и признаков экологических правонарушений, делегируется законодателю каждого государства с учетом национальной специфики и самобытных исторических и правовых традиций1 .

Поэтому, несмотря на обилие и значимость международно-правовых норм в решении задачи охраны лесной и иной растительности, очевидно, что основная нагрузка по решению поставленных задач ложится на плечи национального законодателя. Именно во внутригосударственных нормах могут быть наиболее четко сформулированы конкретные составы уголовных преступлений, установлены конкретные санкции, размер которых будет адекватным применительно к имеющимся в соответствующем государстве предпосылкам .

При обращении к нормам национального законодательства, регулирующего вопросы уголовной ответственности за причинение вреда лесной и иной растительности путем поджогов и загрязнения, а равно иным общеопасным способом, необходимо вспомнить о затронутом выше вопросе бланкетности ст. 261 УК РФ, которая вынуждает при толковании норм уголовного права, касающихся вопросов лесопользования и лесоохраны, пользоваться экологоправовым законодательством. В этой связи приходится обращаться ко всему комплексу эколого-правовых норм отечественного законодательства, затрагивающих вопросы лесопользования и лесоохраны .

Кузнецов А. П., Короткова А. П. Указ. соч .

Центральное место в системе указанных норм отведено Лесному кодексу РФ. Кроме того, важную роль в эколого-правовом регулировании играют такие правовые акты, как Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»1, Земельный кодекс РФ2, Водный кодекс РФ3, Федеральный закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности»4, Федеральный закон «О радиационной безопасности населения» от 09.01.1996 № 3-ФЗ, Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»5, и такие подзаконные акты, как постановления Правительства РФ от 30.06.2007 № 417 «Об утверждении правил пожарной безопасности в лесах»6, от 29.06.2007 № 414 «Об утверждении правил санитарной безопасности в лесах»7, от 17.05.2011 № 376 «О чрезвычайных ситуациях в лесах, возникших вследствие лесных пожаров» (вместе с Правилами введения чрезвычайных ситуаций в лесах, возникших вследствие лесных пожаров, и взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления в условиях таких чрезвычайных ситуаций)8, от 16.04.2011 № 281 «О мерах противопожарного обустройства лесов»9, от 18.05.2011 № 378 «Об утверждении Правил разработки сводного плана тушения лесных пожаров на территории субъекта Российской Федерации»10 с последующими изменениями и др .

Давая общую оценку действующему лесному законодательству, нужно отметить следующие проблемы. Прежде всего это отсутствие закрепления на уровне закона или хотя бы подзаконного акта ключевых для целей регулирования лесных отношений понятий «лес», «лесные отношения», «лесная инфраструктура», «работы по охране лесов от лесных пожаров» и др. Хотя в Лесном кодексе РФ понятию «лес» посвящена отдельная статья (ст. 5), СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133 .

СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147 .

СЗ РФ. 2006. № 23. Ст. 2381 .

СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649 .

СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650 .

СЗ РФ. 2007. № 28. Ст. 3432 .

СЗ РФ. 2007. № 28. Ст. 3431 .

СЗ РФ. 2011. № 21. Ст. 2971 .

СЗ РФ. 2011. № 17. Ст. 2414 .

СЗ РФ. 2011. № 21. Ст. 2973 .

фактически в ней лишь зафиксировано, что использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или о природном ресурсе. Ниже нами будет подробно рассмотрена проблема толкования указных терминов. Здесь же ограничимся приведением справедливого высказывания Н. И. Хлуденева о том, что отсутствие, например, законодательно определенного понятия «лесные отношения» на практике не позволяет отграничить нормы лесного законодательства от норм других отраслей российского законодательства, приводит к конкуренции норм, определяющих компетенцию органов государственной власти в области охраны и использования лесов, и тем самым снижает эффективность государственного регулирования лесных отношений1. К этому следует добавить применительно к теме исследования, что отсутствие внятного единообразного понятийного аппарата существенно затрудняет толкование и, соответственно, единообразное применение на практике норм об ответственности за экологические преступления, в том числе ст. 260 и 261 УК РФ, в частности относительно понятий «лесные насаждения», «иные насаждения» и др., о чём ниже будет сказано более подробно .

Отдельную проблему регулирования лесных отношений составляет существующая двухуровневая система лесного законодательства, обусловленная отнесением указанных вопросов к совместной компетенции РФ и ее субъектов, в результате чего в систему лесного законодательства включены как документы, принятые на федеральном уровне (Лесной кодекс РФ, иные федеральные законы, акты Правительства РФ и федеральных министерств и ведомств), так и акты субъектов РФ .

При этом законодательство субъекта РФ чаще всего является несистематизированным и противоречивым2, что опять же сказывается на практике применения ст. 260 и 261 УК РФ в силу бланкетности диспозиций их норм .

Долинина Ю. Л. Правовое регулирование использования и охраны лесов // Журнал российского права. 2012. № 2 .

Комментарий к Лесному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. А. Яблуганова // СПС «Гарант». 2010 .

С. 38; Козырин А. Н. Лесное законодательство и иные нормативные правовые акты, регулирующие лесные отношения в Российской Федерации: научно-практический комментарий к статье 2 Лесного кодекса РФ // Публично-правовые исследования (электронный журнал). 2011. № 3–4. С. 25–45 .

Говоря о системе национального лесного законодательства, хотелось бы также вспомнить программные документы, которыми определяются на будущее основные векторы развития правового регулирования. До недавнего времени таким документом являлась Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 гг., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 18.01.2003 № 69-р (ред. от 28.09.2007)1. Именно в рамках реализации этого документа был подготовлен Лесной кодекс РФ 2006 г. Указанным документом практически не затрагивался вопрос правового регулирования защиты лесов от загрязнения, однако было регламентировано, что одним из важных направлений политики должна стать охрана лесов от пожаров. Предполагалось, что важнейшими направлениями в области защиты лесов должны стать повышение роли профилактических мероприятий по предупреждению вспышек распространения вредных организмов, в том числе путем формирования лесных насаждений, устойчивых к воздействию негативных факторов, и соблюдение требований правил санитарной безопасности в лесах. Тем не менее события последних лет, особенно 2010 г., наглядно показали всю несостоятельность принятых в рамках указанной концепции мер и ошибочность мероприятий в области реформирования лесного законодательства, осуществленного в рамках принятия Лесного кодекса РФ 2006 г.2 В настоящее время отсутствует единая концепция развития лесного законодательства на государственном уровне. Действующая Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р3, в которой предусмотрен раздел о лесах, фактически нацелена на решение вопросов об экономическом использовании лесов с целью укрепления СЗ РФ. 2003. № 4. Ст. 364 .

Еще на стадии разработки и принятия проекта Лесного кодекса РФ 2006 г. высказывались серьезные опасения, что предлагаемые новеллы серьезно ослабят сложившуюся на тот момент систему защиты и охраны лесов. См. об этом: Быстров Г. Е. Противоречия Лесного кодекса РФ и новая концепция правового регулирования лесных отношений // Экологическое право. 2007. № 5; Васильева М. И. Правовое регулирование лесных отношений в новом Лесном кодексе РФ // Журнал российского права. 2007. № 1; Кузьминов И. Результаты государственных инициатив по реформированию российского лесного законодательства в 2006–2009 гг. // Лесная политика для современной России. 2010. № 3. С. 28–33 .

СЗ РФ. 2008. № 47. Ст. 5489 .

позиций России на мировом рынке продукции лесопромышленного комплекса на основе углубления переработки леса и устойчивого воспроизводства лесного богатства страны. В качестве дополнительного примера решения проблем, возникающих в области лесопользования и лесоохраны, можно привести федеральную целевую программу «Пожарная безопасность в Российской Федерации» на период до 2017 г., утвержденную Распоряжением Правительства РФ от 14.08.2012 № 1464-р1 .

Таким образом, в настоящее время нет программного документа, отвечающего за развитие отечественного законодательства, в том числе и уголовного, в сфере охраны лесной и иной дикорастущей растительности. В этой связи в целях повышения уровня защиты и охраны лесов и иной дикорастущей растительности специалисты продолжают говорить о необходимости принятия закона об охране растительного мира2, в котором были бы предусмотрены более строгие меры ответственности за лесонарушения. Другие связывают надежды с разработкой так называемой конституции лесного сектора – национальной лесной политики. Предполагается, что она составит основу устойчивого ведения лесного хозяйства нашей страны, успешного комплексного развития лесного сектора в целом и повышения уровня охраны лесов .

В настоящее время Россельхозом при активном участии Всемирного фонда дикой природы (WWF) разрабатывается проект национальной (государственной) лесной политики России. Текст документа представлен на официальном сайте фонда по состоянию на 23 марта 2012 г.3 Хотя с данным документом многие специалисты связывают новый этап в развитии лесного законодательства, диссертанту представляется, что эти надежды не оправдаются, если итоговый текст документа не будет существенно доработан по сравнению с представленным проектом, в том числе и в отношении усиления охраны лесов .

Это обусловлено тем, что, исходя из представленного текста лесной СЗ РФ. 2012. № 34. Ст. 4766 .

Дубовик О. Л. Экологическое право: реальность и попытки ревизионизма. Актуальные проблемы экологического права / Отв. ред. М. М. Бринчук, О. Л. Дубовик. М., 2010. С. 26 .

URL: http://www.wwf.ru/data/news/9806/nlp-23_03_2012_variant_na_19_00_pdf (по состоянию на 24.09.2012) .

политики, можно констатировать: системные ошибки, допущенные при принятии Лесного кодекса РФ 2006 г., ею не устранены. В документе отсутствует необходимая конкретика, могущая разрешить насущные правовые проблемы: нет определений леса, лесных отношений, не решена проблема приоритета градостроительного законодательства и Градостроительного кодекса РФ1, в частности, перед лесным, водным и даже земельным законодательством. А между тем это одна из проблем, без решения которых ситуация с Химкинским лесом может повториться в отношении любого лесного участка, находящегося в границах поселений .

Следует отметить также: норм, направленных на охрану лесной и иной растительности, в целом столь много, что, образно говоря, «за их частоколом не видно леса», т. е. существа проблем, которые следует решить законодательным путем .

Таким образом, несмотря на активное участие РФ в процессах международного и межгосударственного сотрудничества в области защиты и охраны лесов, а также на активную национальную правотворческую деятельность, действующее уголовное законодательство России нуждается в дальнейшем реформировании и с этих позиций .

Кроме того, необходимо понимать, что проблемы в области защиты и охраны леса связаны не только с несовершенством законодательства .

Либерализация лесного законодательства, а именно переход от разрешительной к заявительной системе получения в аренду лесных участков, в итоге привела к тому, что лес оказался вверен лицам, жестоко его разграбляющим .

В частности, рубка лесных насаждений арендатором лесного участка является незаконной в тех случаях, когда у такого лица отсутствуют документы для рубки лесных насаждений на арендованном участке (например, проект освоения лесов, получивший положительное заключение государственной или муниципальной экспертизы) либо были вырублены деревья, рубка которых не СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 16 .

предполагалась проектом освоения лесов или была произведена с нарушением сроков, однако наличие документа об аренде во многих случаях на практике признается охранной грамотой лесонарушителя .

Уничтожению лесов способствует реализация некоторых норм лесного законодательства, которые вообще отменяют разрешительную процедуру и закрепляют исключительно договорные методы при отпуске лесных ресурсов, что, по оценкам экспертов, является «неоднозначной мерой: в отказе от разрешительных документов (лесорубочного билета, ордера, лесного билета) можно усмотреть как снижение административных барьеров предпринимательской деятельности, так и стратегию на ослабление контроля за лесопользованием»1 .

Подобные нововведения приводят к проблемам при отслеживании фактического количества заготовленной древесины и к сложностям при доказывании фактов незаконных рубок .

Из всего вышеизложенного следует, что уголовно-правовая охрана лесных и иных насаждений обусловлена множеством социальных факторов биологического, экономического, исторического, юридического, криминологического, международного характера и последовательно возрастающей степенью общественной опасности лесонарушений. Предложения об отмене охраны лесной и иной растительности уголовно-правовыми средствами как инструментом регулирования социальных отношений вообще и от уничтожения или повреждения в частности должны быть отвергнуты. Несмотря на определенное стремление законодателя к совершенствованию положений ст. 261 УК РФ, она нуждается в дальнейшей модернизации. Кроме того, остается значительная часть вопросов, требующих дальнейшего научного исследования .

Васильева М. И. Правовое регулирование лесных отношений в новом Лесном кодексе РФ. С. 80 .

–  –  –

Как было сказано в § 1.1 работы, экологическая обстановка в мире постоянно ухудшается, что является следствием масштабного воздействия как техногенного, так и антропогенного характера на окружающую среду. Однако ряд стран успешно справляются с экологическим кризисом. Россия же, по мнению многих специалистов, относится к странам, имеющим наиболее неблагоприятную экологическую среду .

Лес как экосистема и природный ресурс, как указывалось, имеет особое значение, поскольку защищенность населения РФ от вредного воздействия во многом зависит от состояния лесных насаждений, произрастающих на ее территории и обеспечивающих поддержание экологического равновесия и разнообразия. Загрязнения от транспорта, промышленности, сельского хозяйства и других видов хозяйственной и научной деятельности человека представляют огромную опасность .

В то же время, о чём также упоминалось, наблюдаются рост преступности и ухудшение криминогенной ситуации в лесной сфере. Как отмечает О. В. Шарипова, «в последние годы всё чаще регистрируются факты незаконных посягательств на лесные ресурсы страны. В результате незаконных порубок уничтожаются миллионы гектаров лесных массивов. В России ежегодный ущерб, нанесенный лесными пожарами и незаконными рубками, составляет около руб.»1 .

10 млрд Последствия этого процесса, определяющие огромную социальную опасность посягательств на лесные богатства страны, отражены в размере причиненного ущерба, данные о котором приводились в § 1.1 .

Богатства природы, ее способность поддерживать развитие общества и возможность самовосстановления не безграничны. Человечество столкнулось с противоречиями между растущими потребностями мирового сообщества и Шарипова О. В. Уголовная ответственность за незаконную порубку деревьев и кустарников, уничтожение или повреждение лесов (по материалам Дальневосточного региона): автореф. дис.... канд. юрид. наук. Омск, 2006 .

С. 12 .

невозможностью биосферы их обеспечить. Возросшая мощь экономики стала разрушительной силой как для нее, так и для человека. Возникла реальная угроза жизненно важным интересам будущих поколений. Следовательно, нормы гл. 26 «Экологические преступления» УК РФ направлены в первую очередь на охрану биологической основы существования человека и всего живого на земле .

Иначе говоря, сущность рассматриваемых преступлений заключается в том, что они, посягая на экологический правопорядок, экологическую безопасность, рациональное использование компонентов окружающей среды, тем самым причиняют вред человеку, ухудшая природные основы его жизнедеятельности, нарушают экологические интересы общества, незыблемость природоохранительных и иных правовых норм. Они посягают на конституционное право каждого человека «на благоприятную окружающую среду» (ст. 42 Конституции РФ) .

Специфическим признаком данных деяний является их «экологичность», что позволяет, во-первых, выделить нормы о них в самостоятельную главу УК РФ, а во-вторых, отграничить эти преступления от смежных посягательств .

Экологические проблемы по глубине негативного воздействия на человечество и катастрофическим для всего живого последствиям несравнимы ни с какими другими проблемами .

Безопасность рассматривается в качестве неотъемлемого свойства любой системы, которое отражается в таких системных признаках, как целостность, относительная самостоятельность и устойчивость. Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области ее обеспечения;

системой мер экономического, политического, экологического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства; разработкой необходимых правовых норм; определением основных направлений деятельности органов всех ветвей государственной власти;

реорганизацией либо созданием их новых организационных структур;

формированием механизмов контроля и надзора за их деятельностью .

В рамках исследования угрозами экологической безопасности при совершении преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, можно назвать деяния, которые оказывают вредное воздействие на окружающую среду (в частности, на лесные и иные насаждения) и могут привести к последствиям в виде повреждения или уничтожения лесных и иных насаждений, имеющих, как указывалось, не только огромное экономическое, но и экологическое значение .

Основополагающие права, обеспечивающие благополучие и жизнедеятельность человека, тесно связаны с экологическими правами. Прежде всего речь идет о праве на жизнь и охрану здоровья. Центральное место в системе экологических прав занимает конституционное право на благоприятную окружающую среду, закрепляющее основы жизнедеятельности человека. Данное право означает, что качество среды обитания должно способствовать нормальному развитию человека, общества, нации, государства. В современной России это самое масштабно нарушаемое право. Так, в 2012 г. в РФ зарегистрировано 27,58 тыс. экологических преступлений1 (что на 5,4 % меньше, чем в 2011 г.), из них квалифицируемых по ч. 1 ст. 261 УК РФ – всего 439 (796 в 2011 г. – 44,8 %), а по ч. 2 ст. 261 – 391 (246 в 2011 г. + 58,9 %)2. И это при колоссальном ежегодно причиняемом лесам ущербе, данные о котором приводились выше .

Оценивая общественную опасность рассматриваемых преступлений, наряду с данными официальной статистики, характеризующими состояние экологической преступности, необходимо помнить о ее латентной составляющей .

Согласно оценкам экспертов, латентность экологических преступлений остается очень высокой: по отдельным категориям преступлений она составляет 95–97 %3 .

При этом высока не только скрытая, но и скрываемая часть таких преступлений:

общее количество ежегодно возбуждаемых уголовных дел по фактам выявленных URL: www.mvd.ru/presscentr/statistics/reports/item/804 (дата обращения: 29.10.2013) .

URL: www.mshc.gov.ru (дата обращения: 29.10.2013) .

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления и экологическая преступность. М., 1996; Дубовик О. Л. Анализ состояния экологической преступности и правонарушаемости // Аграрное и земельное право. 2006. № 5;

Князев А. Г., Чураков Д. Б., Чучаев А. И. Экологические преступления. М.: Проспект, 2009; Королева М. В .

Проблемы криминологической оценки экологической ситуации в России // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / Под ред. А. И. Долговой. М., 2001; и др .

преступлений в сфере экологии явно не соответствует числу сообщений о них1 .

А. П. Короткова отмечает, что «следует учитывать эту характерную криминологическую особенность экологических преступлений – их высокую латентность. Уголовно-правовая статистика отражает в первую очередь результаты желаемой деятельности правоохранительных органов, т. е. эти результаты зависят от самих сотрудников правоохранительных органов, от несовершенства некоторых положений системы единого учета преступлений .

Информация о реальной распространенности экологических преступлений до сих пор отсутствует. Статистические показатели экологической ситуации в стране рассредоточены в сводках и отчетах нескольких десятков зачастую независимых друг от друга ведомств и учреждений, включая относительно закрытые и секретные службы. Это, несомненно, затрудняет целостную оценку состояния окружающей среды как на федеральном, так и на региональном уровне»2 .

Так, по результатам проведенного Д. В. Басаевым исследования уровень латентности лесных преступлений составляет порядка 70 %3. По мнению А. А. Лачина, доля лиц, привлеченных к уголовной ответственности за лесонарушения, – около 60 % от числа установленных4. Уровень латентности преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, по данным Э. Н. Жевлакова, в середине 1990-х гг. был таков, что к уголовной ответственности за это преступление привлекался 1 из 400, а к административной – 1 из 7–8 нарушителей закона5. Как видим, показатели латентности рассматриваемого вида преступности к настоящему времени изменились мало. По данным Гринписа РФ, исходя из площадей лесных пожаров в РФ в 2012 г. должна была быть введена чрезвычайная ситуация федерального характера, но этого не произошло, что и стало одной из причин катастрофического ущерба лесам, нанесенного пожарами в

Еремкин П. В. Борьба с загрязнением окружающей среды: криминологические и уголовно-правовые аспекты:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. 26 с .

Короткова А. П. Ответственность за преступления, посягающие на растительный мир (флору): законодательная регламентация, проблемы квалификации: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. 36 c .

Басаев Д. В. Охрана лесов: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по материалам Республики Бурятии): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 23 .

Лачин А. А. Уголовно-правовая охрана лесов в законодательстве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук .

Рязань, 2004. С. 5 .

Жевлаков Э. Н. Указ. соч. С. 79–81 .

Центральной Сибири и на Дальнем Востоке, а также катастрофического задымления, опасного для жизни и здоровья граждан, во многих регионах Сибири и Дальнего Востока. Причиной того, что чрезвычайная ситуация федерального характера не была введена и единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций не была переведена в соответствующий режим функционирования, стала тотальная лесопожарная ложь – повсеместное искажение и сокрытие данных о масштабах лесных пожаров1. Повышенному уровню латентности способствует и коррупционный характер рассматриваемых преступлений .

Высокий уровень естественной латентности, когда, по словам Р. М. Акутаева, «…нет явно выраженной потерпевшей стороны, поэтому и нет обращений о преступлении в компетентные органы»2, ведет к тому, что большое количество лиц, совершивших экологическое преступление, остаются безнаказанными. Латентность указанного вида преступности свидетельствует о недостаточно эффективной организации работы органов лесного хозяйства по реальной оценке состояния лесных ресурсов, характеризует существенное снижение карательного воздействия государства на преступления, затрудняет реализацию уголовно-правового принципа неотвратимости уголовной ответственности и наказания. В целях улучшения раскрываемости необходимо коренным образом менять систему взаимодействия службы лесной охраны с правоохранительными органами и населением, поскольку «…даже самое богатое государство, вкладывающее крупные средства в программы борьбы с преступностью на базе оснащения полицейских органов, не имело успеха без поддержки населения»3 .

Но у экологической преступности есть объективные показатели, скрыть которые невозможно, – гибель природы, разрушение экосистем, загрязнение окружающей среды. Например, по данным статистики (таблица 1.1), с каждым URL: www.forestforum.ru (дата обращения: 18.07.2013) .

Акутаев Р. М. Латентная преступность: актуальность проблемы и понятия // Государство и право. 1997. № 12 .

С. 85 .

Герасимов С. Н. Предупреждение преступности: опыт, проблемы (пути и средства их решения) // Прокурорская и следственная практика. 2002. № 34. С. 57 .

–  –  –

Уничтожение лесов характеризуется высокой степенью общественной опасности даже в тех случаях, когда повреждена небольшая площадь зеленых насаждений. При повреждении леса и другой растительности происходит утрата древесно-кустарниковыми насаждениями экологических функций, существенно понижается их экономическая ценность. В таких случаях, как правило, восстановление леса или другой растительности требует значительных затрат времени и средств .

При уничтожении или повреждении лесной и иной растительности причиненный вред не всегда можно исчислить в денежном выражении, несмотря на то что существуют таксы для измерения ущерба. Действительная общественная опасность уничтожения или повреждения лесов либо иных насаждений намного выше, чем, например, общественная опасность умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества путем поджога .

Лес предохраняет от разрушения плодородные почвы, способствует улучшению климата и водного режима, служит обиталищем множества животных и растений, наконец, он является «легкими» планеты1 .

Планетарный аспект общественной опасности экологической преступности, включая преступность рассматриваемого вида, заключается в том, что она ставит под угрозу жизнь на Земле .

В России эта угроза постепенно становится реальностью. Экологическая преступность подрывает здоровье нации. За десятилетия суммарное негативное Князев А. Г., Чураков Д. Б., Чучаев А. И. Указ. соч. С. 128 .

–  –  –

К сожалению, лес воспринимается большинством населения как источник дохода, неистощимость запасов которого не вызывает сомнений3. Экологическое же движение в России в настоящее время недостаточно развито, участие или Криминология / Под ред. С. М. Иншакова. М., 2000. С. 311–312 .

Криминология / Под ред. А. И. Долговой. М., 1997. С. 517 .

Травина И. Г., Ларичев В. Д. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с незаконной рубкой лесных насаждений: монография. М.: ВНИИ МВД России, 2008. 142 с .

неучастие граждан в нём определяется правосознанием и правовой культурой, для достижения должного уровня которых потребуется не один десяток лет .

У общества не формируется негативная оценка деяний правонарушителей, которые варварски уничтожают лесное богатство, что можно считать моральным условием, способствующим стабильному росту рассматриваемых преступлений .

Следует также отметить, что в правоохранительных органах многих лесосырьевых регионов нет специальных структур, которые бы занимались экологической преступностью. Речь идет об экологической полиции; по мнению М. А. Лапиной, «анализ зарубежного опыта свидетельствует об эффективном использовании сил правопорядка в решении проблем экологической безопасности как на местном и региональном уровнях, так и в масштабах отдельного государства и всего мирового сообщества»1 .

А. П. Короткова предлагает «создать специальную эколого-статистическую службу, которая бы занималась не простой регистрацией экологических правонарушений и преступлений, но давала бы аналитическую оценку состоянию преступности, раскрываемости, судимости по рассматриваемым преступлениям – как в целом по стране, так и по отдельным ее регионам, по отдельным преступлениям»2. На наш взгляд, вряд ли стоит создавать для этого специальную федеральную службу. В таком случае подобные службы следовало бы создать и по другим видам более опасных преступлений, в частности против личности. Но создать специальное подразделение в рамках, например, ГИАЦ МВД РФ было бы правильно .

По нашему мнению, необходимо воссоздать подразделения экологической направленности (полиции) в структуре МВД РФ. В России первая экологическая милиция была создана в г. Набережные Челны (Республика Татарстан) в 1991 г. в порядке эксперимента. Через несколько лет такая структура была создана в г. Казани, а 16 марта 2002 г. – во всей республике. С 2001 г. подобные организации существуют в г. Москве и Московской области, в Москве Лапина М. А. Обеспечение экологической безопасности правоохранительными органами. М., 2001. С. 110 .

Короткова А. П. Указ. соч .

экологическая милиция сокращена с октября 2010 г. С 14 апреля 2005 г. такая милиция существовала в г. Ижевске, но была сокращена, ее функции выполняет созданная в июне 2011 г. муниципальная милиция. С 2008 г. экологическая милиция существовала в г. Новосибирске, она функционировала в течение 2 лет, в штате состояло 14 человек .

Основными задачами

экологической милиции являлись:

– выявление, пресечение и предупреждение правонарушений в области охраны окружающей природной среды;

– установление физических, юридических и должностных лиц, виновных в их совершении;

– обеспечение контроля за экологической безопасностью;

– взаимодействие с государственными природоохранными, санитарноэпидемиологическими и другими здравоохранительными и контролирующими органами1 .

Об эффективности работы экологической милиции свидетельствует следующее. «По данным информационного центра ГУВД г. Москвы, показатели административной практики экологической милиции в десятки раз превышают показатели отдельных подразделений милиции общественной безопасности… за три года работы данной структуры было возбуждено 477 уголовных дел по фактам экологических преступлений, состоялось 89 судебных разбирательств, к уголовной ответственности привлечено свыше 100 человек… ежегодный предотвращенный ущерб окружающей природной среде составил до 100 млн руб.»2. Согласимся с позицией С. И. Винокурова: «пока не определены конкретные субъекты выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия экологических преступлений, не разграничены их функции и круг полномочий, по-прежнему высоким будет количество совершаемых экологических URL: http://www.ru.wikipedia.org (дата обращения: 15.11.2013) .

Писарева В. Экологической милиции готовят правовое поле // Охрана труда и социальное страхование. 2001. № 3 .

С. 4 .

преступлений»1. В полной мере это можно отнести к уничтожению или повреждению лесной и иной растительности .

Одной из причин совершения лесонарушений является неучастие населения и общественных организаций в процессе охраны лесов. В настоящее время можно обозначить два основных направления развития связей правоохранительных и других государственных органов с населением. Это использование в разумных пределах оправдавших себя прежних форм работы и поиск оснований и внедрение в практику новых форм взаимодействия, необходимых в изменившихся условиях общественного бытия и сознания2. В соответствии со ст. 140 УПК РФ поводами и основаниями для возбуждения уголовного дела служат заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершённом или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Однако практически во всех случаях о совершённом или готовящемся рассматриваемом лесонарушении информация поступает из органов лесных служб3. Материалы изученных судебных дел также позволяют констатировать, что возбуждение уголовного дела по ст. 261 УК РФ происходит исключительно по заявлению сотрудников лесничеств либо сотрудников правоохранительных органов в ходе проведения специальных операций. Однако число работников лесных служб к сегодняшнему дню значительно сокращено, о чём мы уже говорили, а подразделениям экологической милиции в новой структуре МВД РФ не нашлось места .

Поэтому в условиях современной реальности необходимо заинтересовывать граждан в оказании помощи правоохранительным органам. Например, следует разработать систему денежного вознаграждения и иного поощрения за сообщения о фактах лесонарушений .

В борьбе с экологической преступностью предусматривается возможность взаимодействия с различными общественными объединениями, занимающимися охраной окружающей среды. Конкретные формы такого взаимодействия Винокуров С. И. Анализ практики и проблемы совершенствования борьбы с экологической преступностью // Российский следователь. 2001. № 5. С. 35 .

Герасимов С. Н. Указ. соч. С. 57 .

Корхунов Ю. Г. Расследование экологических преступлений. М., 2002. С. 22 .

–  –  –

* 1) Расходы государства и промышленных предприятий. Данные Евростата .

2) Расходы консолидированного бюджета. Данные МВФ .

Резюмируя изложенное, сделаем следующие выводы:

1) Общественная опасность уничтожения или повреждения лесной и иной растительности достаточно высока, а ущерб, исчисляемый только в денежном выражении, без учета вреда экологического характера, колоссален, что обусловливает наряду с факторами, отмеченными в других параграфах данной главы, необходимость ее уголовно-правовой охраны .

2) Наблюдается неуклонный рост преступлений, квалифицируемых по ст. 261 УК РФ, а также их высокая латентность .

3) Восстановление окружающей среды после совершения рассматриваемых преступлений достаточно сложно и весьма затратно с экономической точки зрения, что также влияет на их общественную опасность .

4) Требуется принятие правовых, судебных, организационнопрофилактических и других мер к противодействию рассматриваемой преступности, которые были предложены диссертантом выше .

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ

ЛЕСНЫХ И ИНЫХ НАСАЖДЕНИЙ

–  –  –

Целью нормы, закрепленной в ст. 261 УК РФ, является предотвращение гибели лесной и иной растительности, сохранение лесов как национального достояния России и важного в хозяйственном и экологическом отношении природного ресурса .

Как было выяснено в главе 1 исследования, диспозиция ст. 261 УК РФ является бланкетной и для определения признаков состава преступления отсылает к многочисленным законодательным и иным нормативным правовым актам природоохранной и природоресурсной (лесной, земельной и др.) отраслей права .

Прежде чем перейти к анализу объекта преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, необходимо выяснить сущность объекта преступления и кратко раскрыть содержание терминов «экология», «окружающая среда», «безопасность»

и «экологическая безопасность» .

Согласно общепринятой точке зрения, которой мы придерживаемся, объект преступления – это охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное деяние и которым причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда1. Между тем в уголовном праве по этому вопросу, как известно, нет единой точки зрения. Нет ее и по вопросу об объекте экологических преступлений .

Так, в период действия УК РСФСР 1961 г. господствовало мнение, что объектом преступлений против природы являются общественные отношения по Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под. ред. В. С. Комиссарова, Н. Е. Крыловой, И. М. Тяжковой. М.: Инфра-М, 2012. 879 с.; Уголовное право России. Общая часть: учебник для бакалавров / Отв .

ред. Ю. В. Грачева. М.: Контракт, 2013. 288 с.; и др .

использованию природных ресурсов для хозяйственной (и иной) деятельности1. В частности, Ю. И. Ляпунов считал, что объектом преступлений против природы являются общественные отношения государственной собственности, овеществленные в естественных богатствах, т. е. право государства на все материальные объекты природы2. Такая позиция была обусловлена тем, что по законам того времени природные объекты находились в собственности государства .

Следующим этапом в трансформации взглядов на объект экологических преступлений стало его определение, где во главу угла была поставлена защита жизни и здоровья человека, условий его существования как биосоциального вида3 .

Современное понимание объекта экологических преступлений сформировалось под влиянием новых социально-экономических и политических отношений, складывающихся в России в конце ХХ – начале ХХI вв. Именно в этот период проблема экологической безопасности заняла центральное место среди особо значимых социальных процессов и перешла в разряд проблем всей национальной безопасности .

Э. Н. Жевлаков определяет объект экологических преступлений как «охраняемые уголовным правом интегрированные общественные отношения по рациональному использованию, сохранению качественно благоприятной для человека природной среды и обеспечению экологической безопасности населения»4 .

О. Л. Дубовик под объектом экологических преступлений понимает сложный целостный комплекс фактических отношений, их правовой формы и материальной оболочки, рациональных и соответствующих нормам Глистин В. К. Охрана природы по советскому уголовному праву: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1966 .

С. 33 .

Ляпунов Ю. И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М., 1974. С. 20 .

Бушуева Т. А., Дагель П. С. Объект уголовно-правовой охраны природы // Сов. государство и право. 1977. № 8 .

С. 81–82; Пакутин В. Д. Уголовно-правовая охрана внешней природной среды: объект и система преступлений .

Уфа, 1977. С. 25 .

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления: понятия, виды, проблемы ответственности: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 12–13 .

экологического законодательства, осуществление которых обеспечивает жизнедеятельность человека, использование им окружающей среды как непосредственного базиса существования, удовлетворение разумных социальных потребностей и гарантирует его безопасность1. Суть этого сложного определения можно свести к тому, что объект – это общественные отношения, направленные на обеспечение оптимальной жизнедеятельности человека, а также рациональное использование им окружающей среды. Главная мысль приведенных выше мнений: экологические преступления посягают прежде всего на экологические интересы общества и личности .

Дискуссионный характер носит и вопрос о классификации объектов экологических преступлений. Чаще всего ученые выделяют следующие виды объектов: по вертикали – общий, родовой, непосредственный, впоследствии данная система объектов была дополнена еще одним членом – видовым объектом;

по горизонтали – основной, дополнительный и факультативный .

Общим объектом экологических преступлений, как и любых других, является совокупность всех охраняемых уголовным законом отношений .

Практического характера он не имеет, и в дальнейшем мы его не рассматриваем .

Родовой объект экологических преступлений по УК РФ – общественная безопасность, что определяется расположением гл. 26 УК РФ в Особенной части Уголовного кодекса РФ: она находится в разд. IX – «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Под общественной безопасностью понимается состояние защищенности общественных интересов .

Общественная безопасность включает в себя, в частности, безопасность в сфере экологии, производства, использования транспорта, источников повышенной опасности и т. д. Аналогичную трактовку рассматриваемого понятия дают и другие ученые .

Дубовик О. Л. Экологические преступления: комментарий к главе 26 Уголовного кодекса РФ. М., 1998. С. 86 .

Так, А. П. Чугаев признает родовым объектом экологических преступлений общественную безопасность, здоровье населения и окружающую среду1 .

Ю. И. Ляпунов полагает, что родовым объектом экологических преступлений является специфическая группа однородных комплексных общественных отношений, сложившихся в обширной сфере взаимодействия общества и природы, которая охватывает отношения по рациональному природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности2 .

На наш взгляд, применительно к ст. 261 УК РФ родовым объектом состава уничтожения или повреждения лесной и иной растительности являются общественная безопасность и здоровье населения .

Выделение видового объекта экологических преступлений связано со структурой построения Особенной части Уголовного кодекса РФ, а именно с наличием в нём глав, объединяющих составы преступлений по видовому признаку .

Одним из первых развернутое определение видового объекта экологических преступлений дал Э. Н. Жевлаков, который считает таковым охраняемые уголовным законом комплексные общественные отношения по охране и рациональному использованию природных ресурсов, сохранению качественно благоприятной для человека и иных живых существ окружающей среды и обеспечению экологической безопасности населения3 .

Мнения ученых в отношении видового объекта экологических преступлений в основном совпадают. Б. В. Яцеленко видовым объектом экологических преступлений также считает охраняемые уголовным законом общественные отношения по рациональному использованию природных ресурсов, сохранению благоприятной для человека и иных живых существ Чугаев А. П. Состав экологического преступления: системно-структурный анализ // Современные проблемы правоведения. Краснодар, 1998. С. 277 .

Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 2008. С. 469 .

Жевлаков Э. Н. Экологические правонарушения и ответственность. М., 1997. С. 35 .

природной среды и обеспечению экологического правопорядка и безопасности населения1 .

А. П. Чугаев тоже признает таковым общественные отношения по рациональному использованию и охране природных ресурсов, сохранению благоприятной для человека и иных живых существ природной среды и обеспечению экологической безопасности людей2 .

По мнению О. В. Шариповой, «видовым объектом преступлений в сфере охраны и использования лесов и иной древесно-кустарниковой растительности являются охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере рационального использования природных ресурсов, охраны окружающей природной среды и обеспечения экологической безопасности»3 .

Как видим, в литературе основное различие между родовым и видовым объектом экологических преступлений проводится по объему: в первом случае под уголовно-правовую охрану поставлена общественная безопасность (более широкое понятие), а во втором – экологическая безопасность (более узкое понятие), т. е.

состояние защищенности двух взаимосвязанных компонентов:

– жизни и здоровья людей от экологической угрозы;

– окружающей среды от негативного воздействия жизнедеятельности человека .

В целом видовым объектом рассматриваемого преступления можно считать общественные отношения, складывающиеся в сфере использования лесной и иной растительности, сохранения благоприятной для человека и иных живых существ окружающей среды и обеспечения экологической безопасности людей .

Наравне с родовым и видовым объектом представляется необходимым вычленить и определить групповой объект уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений .

Выявление группового объекта уголовно-правовой охраны является важным для квалификации деяния по объекту преступного посягательства. При Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 2011. С. 283 .

Чугаев А. П. Указ. соч. С. 277 .

Шарипова О. В. Указ. соч. С. 64 .

этом необходимо учитывать, что в гл. 26 УК РФ и в теории уголовного права экологические преступления фактически располагаются именно по признакам группового объекта преступного посягательства. Критерием выделения экологических преступлений в отдельные группы следует считать предмет преступления и связанные с ним общественные отношения, поставленные под охрану нормами уголовного закона. По сути, именно групповой, а не непосредственный объект преступления, как зачастую заявляется, кладется в основу классификации в теории уголовного права учеными, занимающимися исследованием экологических преступлений .

В целом же в качестве оснований для классификации анализируемых посягательства1;

преступлений называются: объект преступного преступления2;

непосредственный объект нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на природу вообще, или нормы, относящиеся к той или иной разновидности экологических преступлений, специального характера3 и др .

В подтверждение указанных критериев приведем несколько примеров классификации экологических преступлений.

Так, в зависимости от объекта преступного посягательства экологические преступления подразделяются на:

1) преступления, выражающиеся в нарушении правил общей экологической безопасности (ст. 246–248 УК РФ); 2) преступления в отношении базовых объектов природной среды: вод, атмосферы, почвы, недр, континентального шельфа (ст. 250–255 УК РФ); 3) преступления в отношении рыбных запасов, животного, растительного, иного органического мира: а) связанные с уничтожением или повреждением указанных объектов природной среды (ст. 249, 257, 259–262 УК РФ); б) связанные с добычей животных, растений (ст. 256, 258 Сверчков В. В. Уголовное право. Особенная часть: краткий курс лекций. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт,

2011. С. 173 .

Уголовное право России: части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. 5-е изд., перераб. и доп. М.:

ТК Велби, Проспект, 2006. С. 533; Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М.: Эксмо,

2007. С. 455 .

Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2011 .

С. 828–829 .

УК РФ)1. По непосредственному объекту преступления данной категории подразделяются на следующие группы: а) экологические преступления общего характера (ст. 246–249 УК РФ); б) экологические преступления специального характера (ст. 250–262 УК РФ)2. В зависимости от норм, предусматривающих ответственность за посягательства на природу вообще, или норм, относящихся к той или иной разновидности экологических преступлений специального характера, преступления данной категории подразделяются на следующие группы: 1) экологические преступления общего характера (ст. 246–248, 253, 262 УК РФ); 2) специальные виды экологических преступлений (ст. 249–252, 254–261 УК РФ)3. По характеру совершения экологические преступления подразделяются на связанные с незаконным завладением (незаконным природопользованием) природными ресурсами (ст. 253, 256, 258, 260 УК РФ) и связанные с негативным воздействием на природную среду, ухудшением ее качества (ст. 246–252, 254, 255, 257, 259, 261, 262 УК РФ)4 .

И здесь, как видим, на практике происходит деление не исходя из непосредственного объекта, а по групповому объекту, поскольку в категорию преступлений как общего характера, так и специального включаются по нескольку преступлений, имеющих разные непосредственные объекты. Так, на отношения по охране флоры и рациональному использованию лесной и иной растительности посягают преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 149, ст. 260, 261, 256 и 259 (в части охраны растений) УК РФ .

Таким образом, при определении групповой принадлежности рассматриваемого преступления – уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений групповым объектом уголовно-правовой охраны следует считать общественные отношения в сфере лесопользования и охраны лесной и иной растительности .

Сверчков В. В. Указ. соч. С. 173–174 .

Уголовное право России: части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. С. 533; Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М.: Эксмо, 2007. С. 455 .

Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. В. Бриллиантова. С. 828–829 .

Там же. С. 830 .

Следующим в иерархии (по вертикали) объектов преступления идет непосредственный объект. Выделение непосредственного объекта имеет большое практическое значение для квалификации преступлений, т. к. в нём конкретно – «в чистом виде» – отражен объект посягательства. Непосредственный объект преступления соотносится с групповым объектом как часть и целое. При этом в теории уголовного права принято выделять основной и дополнительный непосредственные объекты .

Непосредственными объектами экологических преступлений выступают общественные отношения по охране и рациональному использованию конкретных природных ресурсов, например вод (ст. 250 УК РФ), атмосферы (ст. 251 УК РФ), морской среды (ст. 252 УК РФ), земли (ст. 254 УК РФ), леса (ст. 260, 261 УК РФ) .

В отношении данного понятия в исследованиях также встречаются различные трактовки. В. Н. Баландюк считает, что непосредственным объектом указанного преступления выступают общественные отношения по поводу охраны и рационального использования лесов1. В. В. Сверчков подразумевает под ним общественные отношения в сфере охраны, рационального использования и воспроизводства древесно-кустарниковой растительности в лесах, экологическое растительности2 .

равновесие и жизнеспособность древесно-кустарниковой Н. А. Лопашенко определяет необходимость обеспечения экологической безопасности такого компонента окружающей среды, как дикорастущая флора, ее стабильности и природно-ресурсного потенциала3 .

По классификации экологических преступлений, предложенной Э. Н. Жевлаковым4, уничтожение и повреждение лесных насаждений относятся к преступлениям, посягающим на общественные отношения по охране и рациональному использованию растительного мира (флоры). Основным непосредственным объектом повреждения или уничтожения лесных и иных Баландюк В. Н. Экологические преступления (понятие, виды, квалификация). Омск, 1998. С. 7 .

Сверчков В. В. Ответственность за экологические преступления по Российскому уголовному законодательству:

учеб. пособие. Н. Новгород, 1999. С. 117 .

Лопашенко Н. А. Экологические преступления: комментарий к главе 26 УК РФ. СПб., 2002. С. 219 .

Жевлаков Э. Н. Указ. соч. С. 14 .

насаждений он считает «охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере охраны и использования древесно-кустарниковой растительности» .

С точки зрения А. М. Плешакова, непосредственным объектом экологического преступления являются общественные (экологические) отношения, обеспечивающие реализацию права человека на благоприятные условия существования посредством сохранения того или иного компонента природной среды как части биосферы, иными словами, отношения по поводу права на чистый воздух, воду, пользование флорой, фауной и другими компонентами природы, определяемыми функциями окружающей среды в жизни человека и общества1 .

В. Я. Таций под основным непосредственным объектом любого преступления понимал «общественные отношения, которые прежде всего и главным образом стремился поставить под охрану законодатель, принимая уголовный закон»2. Справедливо считать, что именно с целью охраны непосредственного объекта законодатель издает соответствующие уголовноправовые нормы, конструирует составы преступлений и устанавливает вид и размер наказания за совершение конкретного преступления3 .

По мнению О. В. Шариповой, непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 261 УК РФ, являются «общественные отношения, возникающие между участниками лесных отношений в процессе хозяйственной и иной деятельности по поводу рационального использования и охраны леса и его составных элементов (деревьев, кустарников и лиан), а равно деревьев, кустарников и лиан, не входящих в леса»4 .

Дополнительный непосредственный объект появляется в двуобъектных или многообъектных преступлениях. В литературе общепризнано, что это конкретное общественное отношение, причинение вреда которому либо поставление в Плешаков А. М. Уголовно-правовая борьба с экологическими преступлениями: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1994 .

Таций В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1988. С. 100 .

Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и др. М., 1993. С. 109; Уголовное право России .

Общая часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 1997. С. 76 .

Шарипова О. В. Указ. соч. С. 68 .

опасность причинения вреда является обязательным условием уголовной ответственности. Дополнительный непосредственный объект всегда терпит ущерб наряду с основным (или ставится под угрозу причинения вреда), но не ради его охраны в первую очередь создана соответствующая норма уголовного закона. Он охраняется как бы второстепенно .

А. Л. Сулейманов в составе незаконной рубки деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ) выделяет два объекта: основной непосредственный, т. е .

«общественные отношения, обеспечивающие сохранение, воспроизводство и рациональное использование растительного фонда», и дополнительный непосредственный, т. е. «общественные отношения, обеспечивающие охрану и рациональное использование деревьев и кустарников как важнейшей части природной среды, как источника жизни и здоровья населения»1. Указанное определение небесспорно, т. к. основной непосредственный объект должен находиться в одной плоскости с видовым и групповым объектом, частью которого он является, и совпадать с ним по содержанию; но оно представляет интерес в плане методологического подхода к определению объектов преступлений против лесной и иной растительности (флоры) .

Основной состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 261 УК РФ, также характеризуется, по нашему мнению, двумя непосредственными объектами – основным и дополнительным .

Основным непосредственным объектом являются общественные отношения по охране, рациональному использованию и воспроизводству лесной и иной растительности .

Дополнительным непосредственным объектом рассматриваемого преступного деяния, на наш взгляд, являются отношения, направленные на обеспечение охраны земель, водоемов, животного мира и атмосферного воздуха, т. е. тех компонентов окружающей среды, с которыми лесные и иные насаждения неразрывно связаны .

Сулейманов А. Л. Уголовно-правовой и криминологический анализ незаконной порубки деревьев и кустарников (по материалам Республики Дагестан): дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2002. С. 17 .

При этом отношениям по воспроизводству лесных насаждений необходимо уделить особое внимание с целью недопущения исчезновения лесной растительности, т. к. от них зависит восполнение леса как природного ресурса .

Сущность проблемы уголовно-правовой охраны воспроизводства лесных насаждений состоит в отчетливо обнаружившемся и углубляющемся противоречии между деятельностью человечества и стабильностью природной среды. В соответствии со ст. 61 Лесного кодекса РФ воспроизводство лесов является одной из главных задач ведения лесного хозяйства и должно обеспечиваться с помощью лесовосстановления и ухода за лесами, что, в свою очередь, приведет к устойчивому лесопользованию. Понятие «устойчивое лесопользование» в отечественной и зарубежной литературе не является новым .

Его первые упоминания можно встретить в зарубежной литературе XVIII в., а в отечественной – начиная с XIX столетия. В отечественной науке о лесоводстве одним из первых, кто затрагивал понятие устойчивости по отношению к лесу, был классик российского лесоводства – профессор Петербургского лесного института (1901–1917 гг.), автор классического и неоднократно переиздававшегося труда «Учение о лесе» Г. Ф. Морозов1. Современное определение устойчивости было сформулировано в проекте общей декларации Конференции министров по охране лесов в Хельсинки (1995 г.): «Устойчивое лесопользование означает управление лесами и лесными площадями и их использование таким образом и с такой интенсивностью, которые обеспечивают их биологическое разнообразие, продуктивность, способность к возобновлению, жизнеспособность, а также способность выполнять в настоящее время и в будущем соответствующие экологические, экономические и социальные функции на местном, национальном и глобальном уровнях без ущерба для других экосистем»2. Данные принципы, в частности, с успехом применяются в Финляндии .

Финляндия – самая лесная страна Европы: леса покрывают 76 % поверхности страны. Общий прирост лесов Финляндии уже более 30 лет явно Морозов Г. Ф. Учение о лесе. СПб., 1912. 83 с .

Цит. по: Моисеев Б. Н. Проблемы устойчивого использования лесов на Северо-Западе России // Использование лесов: реферативная информация. 2008. № 1–2. С. 12 .

преобладает над объемами заготовки и других потерь. Лесные запасы определяют путем государственной инвентаризации, при этом, кроме запаса, прироста и товарности, учитывают признаки, характеризующие биоразнообразие природной среды. Важнейшими принципами лесоводства Финляндии являются устойчивость и приближение природы к первозданному облику. Приданию лесной среде первозданного облика способствует лесоводство, дублирующее природные процессы. В лесоводственной литературе, как правило, говорится о воспроизводстве лесных ресурсов путем лесовосстановления. В этом случае под воспроизводством понимают процесс непрерывного возобновления производства продуктов леса (древесины, живицы, танинов, пробки, орехов, ягод, грибов) и его свойств (защитных, рекреационных и др.). Процесс воспроизводства лесных ресурсов обеспечивается благодаря ежегодно осуществляемой специальной системе научно обоснованных лесохозяйственных мероприятий, проводимых с учетом хозяйственного значения лесов (групп и категорий), природных и экономических условий района их произрастания. Процесс расширенного воспроизводства осуществляется путем создания лесов на не покрытых ими площадях или посредством замены одних лесонасаждений другими, более высокого качества и продуктивности .

Таким образом, целями воспроизводства лесов являются своевременное их выращивание на не покрытых ими землях, улучшение породного состава существующих насаждений, увеличение их продуктивности и обеспечение рационального использования земель лесного фонда, а отношения в этой сфере следует считать слагаемым непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ .

Дополнительный объект нужно выделять исходя из взаимосвязи компонентов окружающей среды. Она обусловлена тем, что лес следует воспринимать как совокупность земли, древесной, кустарниковой и другой растительности, грибов, животных, птиц, микроорганизмов, атмосферного воздуха и прочих компонентов природы, биологически взаимосвязанных и влияющих друг на друга в своем развитии. Повреждение или уничтожение лесной растительности затрагивает все эти компоненты в той или иной мере. При поджоге не только уничтожается лесная растительность, но и наносится вред земле, животным и птицам, живущим в этом лесу, микроорганизмам и атмосферному воздуху .

Древесные растения, влияя друг на друга, взаимодействуют с другими видами растений – кустарниками, травами и мхами; компоненты леса не только зависят от среды, но и сами влияют на нее, определяя протекание почвенных процессов. Под кронами деревьев в лесу формируется особый микроклимат, посвоему протекают процессы почвообразования и формирования водного баланса .

Важной особенностью леса является то, что он обладает способностью восстанавливать сам себя, обеспечивать смену поколений .

Важным признаком леса является неразрывная связь растительности с землей. Лес, если его отделить от земли, уже не будет лесом. Лес в качестве экосистемы представляет собой своеобразный географический ландшафт. Он произрастает на земле, которая выступает здесь как пространственный базис для древесно-кустарниковой и иной растительности. Кроме того, земля под лесом не может раскрыть каких-либо своих полезных свойств, кроме тех, которые определены потребностями лесного хозяйства. Ее ценность неразрывно связана с ценностью лесной растительности .

Необходимо также отметить, что лесные насаждения имеют большое экологическое, экономическое и социальное значение, в том числе климатообразующее, почвозащитное, санитарно-гигиеническое, общекультурное, оздоровительное и др. Лес поддерживает оптимальный состав атмосферы, защищает почвенный покров от эрозии, способствует накоплению грунтовых вод .

Дальнейший анализ объекта состава преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, невозможен без решения вопроса о предмете преступления, поскольку понятия объекта и предмета преступления находятся в неразрывной связи. Как справедливо отмечает А. В. Галахова, описанию предмета преступления и его значению для квалификации преступлений в учебной литературе как по Особенной части курса уголовного права, так и по Общей части уделяется незаслуженно мало внимания. В то же время законодатель указывает на этот объективный признак в диспозициях норм Уголовного кодекса РФ не так уж редко, и от его установления зависит квалификация соответствующего преступления1 .

В теории уголовного права на этот счет также нет единого мнения, вопрос о предмете преступления относится к числу дискуссионных, а в данное понятие разными авторами вкладывается различное содержание .

Так, по мнению ряда ученых, предмет преступления – то, по поводу чего складываются отношения между людьми2. Наиболее обстоятельно, на наш взгляд, соотношение понятий объекта и предмета преступления рассмотрено в работах Н. И. Коржанского, который полагал, что предмет преступления – это конкретная материальная вещь, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений (объекта преступления), путем физического или психического воздействия на которую причиняется социально опасный вред в сфере общественных отношений. То есть предмет – это материализованная сторона объекта, но не сам объект3. Следовательно, к предметам преступления нужно относить только вещи, предметы, ценности, которые имеют материализованную оболочку и доступны для восприятия извне, изменения и фиксации .

По мнению Э. Н. Жевлакова, предмет преступления – это признак состава, который чаще всего используется для определения объекта экологического преступления. С установления предмета обычно начинается процесс выяснения характера посягательства и способов его воздействия на определенный объект .

Предметом экологических преступлений в широком смысле слова выступает окружающая среда в целом, поскольку все ее составные части находятся во взаимодействии и взаимосвязи и составляют единую экосистему, а в пределах конкретных участков суши или водоемов образуют единую общность организмов, Галахова А. В. Системный подход к изучению судебной практики о признаках состава преступления (предмет преступления). Системность в уголовном праве. Материалы II Российского конгресса уголовного права, прошедшего 31 мая – 1 июня 2007 г. М., 2007. С. 104 .

Уголовное право. Общая часть / Под общ. ред. И. Я. Козаченко. М., 2010. С. 134 .

Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М.: Акад. МВД СССР, 1980. 248 с .

растительности и т. п. – биоценоз. В более узком смысле предметом конкретных преступлений являются природные ресурсы: земля, ее недра, атмосфера, животные, растительность1 .

Интересен зарубежный опыт определения леса (лесной растительности) в качестве предмета правового регулирования. В законодательстве большинства государств понятие леса основывается на биологических признаках леса, т. е .

нахождении деревьев в системе экологических связей с другими элементами природной среды – землей, воздухом, водами, растительным и животном миром .

Искусственно посаженные деревья также признаются лесом, потому что они, вступая в указанные экологические связи, «сливаются» с лесами и расцениваются в качестве таковых. Помимо этих признаков, понятие леса основывается на понятии о произрастании растительности на определенной территории, которую всегда можно установить, либо на признаке нахождения этой территории в границах земель государственного лесного фонда .

В некоторых странах для признания древесно-кустарниковой растительности лесом используется количественный признак: лесами признаются участки, размеры которых больше минимальных, установленных законом. Этот признак леса господствует в законодательстве стран Восточной Европы .

Например, в соответствии с законодательством Болгарии к лесам не относятся совсем мелкие, до 0,1 га, участки, которые заросли или были засажены лесными деревьями и кустарниками и находятся вне черты населенных пунктов. Этот полезный зарубежный опыт можно использовать в России для конструирования правового определения леса .

Довольно нестандартно законодатель подошел к определению понятия леса в Венгерской Республике. В этой стране закон об охране окружающей среды (1976 г.) в перечне охраняемых природных объектов не упоминает такой объект, как леса. В данном законе понятие «лес» перекрывается понятием «животный мир», в содержание которого входит вся совокупность диких животных, растений и микроорганизмов, находящихся на территории Венгрии в состоянии Жевлаков Э. Н. Указ. соч .

естественной свободы, за исключением отдельных видов животных и растений, оказавшихся под угрозой исчезновения, которые входят в другое понятие – «природа» .

Понятие леса используется в другом законе Венгрии – законе о лесах (1961 г.), в соответствии с которым под лесами понимаются территории, покрытые деревьями, вместе с вырубками, которые впоследствии могут быть восполнены новыми деревьями, с полянами, дорогами, древесными питомниками и прочими территориями, непосредственно служащими целям лесного хозяйства .

Под понятие леса также подпадают лесопосадки (лесонасаждения). Ими называются расположенные вне городской черты полосы и группы деревьев: леса, занимающие территории менее 0,5 га; засаженные деревьями пастбища, если деревья покрывают минимум треть всей территории .

Сходно с венгерским в этой сфере законодательство Республики Польши .

Согласно закону о государственном лесном хозяйстве (1949 г.) и закону о лесах, не являющихся государственной собственностью (1973 г.), лесами в Польше считаются не только лесные угодья, временно лишенные древостоя, а также предоставленные для облесения; к этой категории лесных угодий относятся земли, если их общая площадь независимо от того, находятся они в собственности одного или нескольких лиц, составляет не менее 0,1 га1 .

В Германии в соответствии с федеральным законом о сохранении лесов и поддержке лесного хозяйства под лесом понимают любые земельные площади, занятые лесной растительностью. К лесу относятся также вырубки, редины, лесные дороги, лесные защитные полосы, прогалины, лесные луга, площади для хранения древесины, а также другие площади, связанные с лесом и ему служащие. Законодательство Германии не относит к лесу угодья или застроенные участки, на которых заложены маленькие площади с отдельными группами или рядами деревьев, живые изгороди и лесные питомники2 .

Бадаев А. И. Правовая характеристика лесов и древесно-кустарниковой растительности. Орел, 1999. С. 12 .

Петров В. Н., Ильин В. А., Гавриленко В. И. и др. Экономико-правовые отношения в управлении лесами и лесохозяйственном производстве. СПб., 2003. С. 109 .

Таким образом, можно констатировать, что по законодательству многих стран Европы лесом признаются земельные площади с произрастающей на них древесно-кустарниковой растительностью .

Э. Н. Жевлаков определил предметом преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, лесные насаждения или не отнесенные к лесным насаждениям деревья, кустарники и лианы .

Стоит согласиться с мнением ученого в том, что предметом указанного преступления являются непосредственно деревья, кустарники, лианы и др .

растения. Одновременно с этим спорным является определение «лесные и иные насаждения», которое также используется в УК РФ .

Уголовный закон не раскрывает содержания понятий «леса», «лесные насаждения», так же как и понятий «деревья», «кустарники», «лианы» .

Понятие «лес» в Лесном кодексе РФ 2006 г. напрямую не сформулировано, как это было сделано в предыдущем лесном законодательстве. Однако в соответствии со ст. 5 Лесного кодекса РФ использование, охрана, защита и воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или о природном ресурсе .

Закон также вводит новый объект лесных отношений – «лесной участок»

(ст. 7 ЛК РФ), определяя его как земельный участок, границы которого обозначены после проведения лесоустройства через проектирование и последующую постановку на кадастровый учет (ст. 67, 69, 92 ЛК РФ). Лесные участки могут располагаться на землях лесного фонда – тогда они считаются федеральной собственностью, а также на землях иных категорий и при переводе одних земель в другие могут оказаться в муниципальной или частной собственности .

Развернутое определение леса содержится в п. 3.1.3 Стандарта отрасли ОСТ 56-108-98 «Лесоводство. Термины и определения»1, согласно которому лес – это целостная совокупность лесных древесных и иных растений, земли, животных,

Утвержден Приказом Рослесхоза от 03.12.1998 № 203 .

микроорганизмов и других природных компонентов, находящихся во взаимосвязи с внутренней и внешней средой .

В юридической литературе лес определяется как совокупность плотно растущих деревьев и древесно-кустарниковой растительности на определенной земельной площади1 либо как единство земли, лесной растительности, животного мира и иных компонентов окружающей природной среды, имеющих большое экологическое, социальное и экономическое значение2. Данная дефиниция является производной от законодательного определения леса .

Неотъемлемым компонентом лесов является лесная растительность. Она представляет собой совокупность растений, состоящих из древостоя, а также подроста, подлеска и живого надпочвенного покрова, объединенных однородными условиями участка леса и характеризующихся определенной внутренней структурой. Приведенное определение содержится в п. 3.2.43 Стандарта отрасли ОСТ 56-108-98 .

Нормативно-экологическое определение деревьев и кустарников сформулировано в Стандарте отрасли ОСТ 56-108-98. Согласно данному правовому акту деревья – это многолетние древесные растения, имеющие главный ствол, несущий крону. Кустарники – многолетние древесные растения, обычно ветвящиеся от поверхности почвы, не имеющие главного ствола и не достигающие значительной высоты. Кустарники преимущественно имеют высоту от 0,6 до 6 м .

Известный эколог Н. Ф. Реймерс определяет дерево как «жизненную форму растения с сохраняющимся всю жизнь многолетним одревесненным главным стеблем (стволом) и ветвями, образующими крону»3. В свою очередь, кустарник, по его мнению, – это «жизненная форма многолетних деревянистых растений, Уголовный закон в практике мирового судьи: науч.-практ. пособие / Под ред. А. В. Галаховой // СПС «ГарантМаксимум». М.: ГАРАНТ-Москва, 2010 .

Комментарий к Лесному кодексу Российской Федерации / Под ред. С. А. Боголюбова. М.: Проспект, 2008. С. 25– 26 .

Реймерс Н. Ф. Природопользование: словарь-справочник. М.: Мысль, 1990. С. 112 .

характеризующихся многими скелетными осями (стволами), не достигающих значительной вышины (обычно до 6 м)»1 .

В уголовно-правовой литературе содержатся сходные определения. Так, дерево – это древесное растение с четко выраженным стволом, несущим боковые ветви, и с верхушечным побегом, образующим крону. Кустарник – это многолетнее древесное растение, ветвящееся у поверхности почвы, не имеющее во взрослом состоянии главного ствола2 .

Некоторые ученые предлагают внести в предмет уголовно-правовой охраны рассматриваемого преступления кустарнички (одревесневающие растения высотой до 60 см с продолжительностью жизни побега 5–10 лет) .

А. Д. Гордиенков и Н. В. Колодина обосновывают данную необходимость тем, что кустарнички наравне с кустарниками относятся к классу кустов и так же, как и деревья, являются составляющими единицами лесной массы3 .

На наш взгляд, это правильно, т. к. в строении лесного фитоценоза кустарнички относятся к напочвенному покрову вместе с травами, мхами, лишайниками и грибами. А все эти растения вместе в составе лесной растительности растут и развиваются как единая экологическая система, в которой все составляющие взаимосвязаны. Таким образом, под лесной растительностью понимаются деревья, кустарники, кустарнички, лианы, травы, мхи, лишайники и любая другая растительность, находящаяся в лесу .

Следует обратить внимание на то, о каких именно насаждениях говорится в диспозиции ст. 261 УК РФ. Например, понятие «насаждения» трактуется С. И. Ожеговым как «посаженные деревья, растения. Зеленые насаждения .

Лесозащитные насаждения»4 .

По нашему мнению, под насаждениями понимаются лишь посаженные (высаженные) человеком деревья, кустарники или лианы, что подтверждает Реймерс Н. Ф. Указ. соч. С. 260 .

Дубовик О. Л. Указ. соч. С. 328 .

Гордиенков А. Д., Колодина Н. В. Проблемы объективной стороны незаконной порубки деревьев и кустарников (внесение изменений в действующую редакцию ст. 260 УК РФ) // Экологическое право. 2005. № 6 .

Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотипное. М.:

Русский язык, 1987. С. 334 .

неточность употребляемого в УК РФ термина, т. к. насаженная человеком растительность в лесу составляет его меньшую часть. Большая часть вырастает самостоятельно, как естественный природный ресурс. В качестве критики формулировки содержания ст. 261 УК РФ Д. В. Басаевым были высказаны предположения о ненадобности включения в предмет преступления понятия «лесные насаждения». По его мнению, «употребление законодателем термина «насаждение» является излишним, поскольку он означает деревья и кустарники, которые выращены человеком, т. е. имеют экономическую (меновую) стоимость и должны признаваться объектами собственности»1. Также Д. В. Басаев считает насаждения продуктом труда человека, относящимся к имуществу и потому не могущим быть предметом преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ2 .

Думается, с этой точкой зрения следует согласиться .

Более того, по нашему мнению, более правильно будет в ст. 261 УК РФ использовать понятие «лесная и иная растительность», т. к. в законодательстве о лесе, земле, об окружающей среде применяется в основном указанное понятие .

Следует также учитывать, что определение понятия «лесная и иная растительность» более обобщенное: оно отражает возможность отнесения к этому понятию растительности как естественного происхождения, так и созданной в результате вложенного человеческого труда (например, при воспроизводстве и восстановлении лесов) .

Так, Туапсинский городской суд 7 сентября 2011 г.3, рассмотрев в особом порядке судебного разбирательства материалы уголовного дела в отношении А. А. Лашко, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 261 УК РФ, постановил, что подсудимая совершила повреждение иных насаждений путем поджога при следующих обстоятельствах: 28 июня 2011 г. она в состоянии алкогольного опьянения находилась на территории, прилегающей к входу в офисное помещение открытого акционерного общества «Альфа-Банк» .

Басаев Д. В. Указ. соч. С. 18 .

Там же .

URL: https://rospravosudie.com/court-tuapsinskij-gorodskoj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-101015671/ (дата обращения:

17.10.2013) .

Реализуя свой внезапно возникший преступный умысел, посредством имеющейся у нее газовой зажигалки Лашко совершила поджог произрастающей там веерной китайской пальмы. В результате этого произошло возгорание пальмы, повлекшее ее частичное повреждение огнем .

В данном примере используется понятие «иные насаждения»

применительно к пальме, т. к. она произрастает не на лесных землях, а на прилегающей городской территории .

Ущерб нанесен преступлением зеленому фонду муниципального образования Туапсинское городское поселение Туапсинского района .

Из буквального толкования ст. 261 УК РФ можно сделать вывод, что речь идет только об уничтожении или о повреждении одновременно лесной и иной растительности, т. к. законодателем употреблен между этими словами союз «и», тогда как на самом деле повреждаться или уничтожаться могут лесная и иная растительность отдельно друг от друга или, как предусмотрел законодатель, одновременно, причем одним и тем же деянием (например, поджогом). Поэтому, на наш взгляд, целесообразно в ст. 261 УК РФ и предлагаемой нами ст. 2611 УК РФ употреблять слова «и (или)». В такой редакции ст. 261 УК РФ и предлагаемая нами ст. 2611 УК РФ будут охватывать деяния в виде уничтожения или повреждения как лесной растительности, так и иной растительности, совершённые отдельно друг от друга .

С учетом изложенного предметом преступного посягательства, предусмотренного ст. 261 УК РФ, следует считать лесную и (или) иную растительность, т. е. деревья, кустарники, кустарнички, лианы, травы, мхи, лишайники, произрастающие в лесах, а также расположенные на землях различных категорий в составе лесов как экосистемы. При этом древеснокустарниковая и другая растительность, выступающая в качестве предмета уничтожения или повреждения лесной растительности, может быть как естественного, так и искусственного происхождения. Растительность естественного происхождения появляется в процессе естественного семенного (из семян растений) или вегетативного (из вегетативных органов растений или их частей) лесовозобновления. Лесные насаждения искусственного происхождения возникают в результате посева или посадки лесных сеянцев и саженцев работниками лесного хозяйства .

Для правильной квалификации содеянного требует уточнения правовое положение деревьев, кустарников и лиан, произрастающих на лесных плантациях, а именно: следует их относить к предмету экологического преступления или их уничтожение будет рассматриваться как преступление против собственности?

По мнению И. Г. Травиной, неверно рассматривать в качестве предмета уничтожения лесных насаждений деревья и кустарники, выращиваемые на лесных плантациях. В соответствии со ст. 42 Лесного кодекса РФ создание лесных плантаций и их эксплуатация представляют собой предпринимательскую деятельность, связанную с выращиванием лесных насаждений определенных пород (целевых пород) искусственного происхождения, за счет которых обеспечивается получение древесины с заданными лесотехническими характеристиками1. Целью выращивания лесных насаждений на лесных плантациях является последующее введение их в товарооборот .

Выращивание лесной растительности определенных пород для продажи на лесных плантациях действительно представляет собой предпринимательскую деятельность. Находящиеся на таких лесных плантациях деревья, кустарники, лианы и другие растения не следует относить к предмету экологических преступлений в силу их искусственного происхождения. Поэтому они должны рассматриваться как плоды, продукция и доходы, полученные от использования арендованных лесных участков на землях различных категорий .

Деревья, саженцы, подрост и другая лесная растительность, выращиваемая в лесных питомниках, после пересадки в естественную среду обитания может быть предметом анализируемого преступления, т. к. указанная лесная растительность перешла из сферы отношений экономического характера в сферу отношений экологических. До тех же пор, пока лесная растительность находится Травина И. Г. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с незаконной рубкой лесных насаждений: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 19 .

в питомнике, она потенциально является предметом преступлений против собственности .

При определении предмета преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, необходимо найти ответ на вопрос о том, что не является таковым, что к нему не относится, помимо лесной растительности на лесных плантациях. Для этого следует провести общее разграничение экологических преступлений против лесных насаждений и преступлений против собственности .

В преступлениях против собственности, в частности, предусмотренных ст. 167, 168 УК РФ, предметом преступления выступает имущество, принадлежащее на праве собственности физическому или юридическому лицу .

Имущество может включать и насаждения (фруктовые деревья, ягодные кустарники, саженцы для продажи, выращиваемые в питомниках, и др.) .

Собственность как экономическая категория представляет собой отношения, складывающиеся в процессе извлечения (добычи) ресурса природы, его переработки в сырье, товар, имущество и запуска в обращение в таком виде. А в юридическом смысле собственность – это право на владение, пользование или распоряжение имуществом, товаром .

Таким образом, наличие права собственности на природный ресурс не предполагает, что он является потенциальным предметом преступления против собственности. Таковым он станет, когда будет превращен в товар, имущество конкретным трудом человека, которым он либо вырывается из окружающей среды, либо иным образом обособляется от нее. Уничтожаемое растущее в лесу дерево, несмотря на то, что оно находится в государственной или муниципальной собственности, является предметом экологического преступления, т. е. предмет преступления против собственности отсутствует. Но если уничтожаются, например, срубленные и складируемые деревья или фруктовые деревья в саду дачника, имеет место преступление против собственности .

Лесная и иная растительность признается предметом экологического преступления тогда, когда она не отторгнута и не обособлена иным образом людским трудом от естественных природных условий, т. е. лесная и иная растительность находится в естественном природном состоянии и не перешла в категорию имущества .

Сказанное еще раз подтверждает необходимость замены термина «лесные и иные насаждения» понятием «лесная и (или) иная растительность» .

Окончательный вариант ст. 261 УК РФ будет представлен в главе 3 диссертации .

2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков объективной стороны уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений В юридической литературе сложилось устойчивое мнение, что объективная сторона состава преступления – это совокупность юридически значимых признаков, характеризующих внешнюю сторону преступного деяния. К ней относятся обязательные признаки – общественно опасное деяние (действие или бездействие), а также факультативные признаки – преступные последствия, причинная связь между ними, обстановка, время, место, способ, орудия и средства совершения преступления1 .

В теории уголовного права общепризнано значение признаков объективной стороны как элемента состава преступления для правильной квалификации преступления, определения других элементов и признаков состава (например, объекта, субъективной стороны) .

Объективная сторона экологических преступлений была предметом исследования многих авторов. Так, по мнению Э. Н. Жевлакова, объективная сторона экологических преступлений в целом выражается в нарушении путем действия или бездействия общеобязательных правил природопользования и охраны окружающей среды, предусмотренных бланкетными диспозициями конкретных уголовно-правовых норм2 .

Уголовное право. Общая часть / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. М., 1998. С. 145; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б. В. Здравомыслова. М., 1996. С. 128; Уголовное право. Общая часть / Под ред .

Н. Ф. Кузнецовой, Ю. М. Ткачевского, Г. Н. Борзенкова. М., 1993. С. 115; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А. И. Рарога. С. 81 .

Жевлаков Э. Н. Экологические преступления (уголовно-правовой и криминологический аспекты). М., 2002. С. 19 .

Н. А. Лопашенко полагает, что объективная сторона экологических преступлений состоит в полном или частичном несоблюдении требований экологического законодательства или совершении действий, прямо запрещенных этим законодательством, и также подчеркивает бланкетный характер диспозиций экологических норм1 .

А. М. Плешаков определяет объективную сторону экологического преступления как общественно опасное посягательство на объект, охраняемый уголовным законом, т. е. как характеристику внешних признаков преступного деяния (внешний процесс преступного посягательства)2 .

По мнению О. Л. Дубовик, объективная сторона экологического преступления охватывает, как правило, совершение действий (бездействие), состоящих в нарушении правил охраны окружающей среды, рационального природопользования, экологической безопасности, наступление предусмотренных законом последствий (вред окружающей среде или здоровью человека); причинную связь между ними3 .

Таким образом, в теории уголовного права сложилось общее мнение, что деяние, входящее в объективную сторону экологических преступлений, в общем виде существует как нарушение или неисполнение общеобязательных правил (требований) природопользования и охраны окружающей среды.

С учетом бланкетности норм об ответственности за экологические преступления следует сделать вывод, что объективная сторона экологических преступлений заключается в совершении деяний, предусмотренных нормами уголовного законодательства, состоящих в нарушении действием или бездействием общих или специальных правил, предусмотренных различными отраслями природоохранного и природоресурсного (природопользования) права:

земельного, водного, лесного и др. Также в объективную сторону преступлений входят последствия и причинная связь, место, способ, средства и орудия совершения преступления и другие признаки .

Лопашенко Н. А. Указ. соч. С. 33 .

Плешаков А. М. Указ. соч. С. 49 .

Дубовик О. Л. Указ. соч. С. 86 .

Исследователи отмечают, что внешняя (физическая) сторона противоправного экологического поведения «обречена» быть закрепленной в бланкетных диспозициях, поскольку уголовно-правовая норма описывает лишь внешнюю сторону преступного поведения. Содержание же его, внутренняя сущность раскрываются в нормах экологического права, к которым отсылает соответствующая норма права уголовного. Потому можно утверждать, что проблема изучения объективной стороны практически всех экологических составов преступлений, в том числе уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений, – это прежде всего проблема анализа бланкетных диспозиций, их содержания, понятий, а также влияния на установление уголовной противоправности. Если учесть, что на сегодня действует свыше 50 только федеральных законов и более 800 иных нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в области охраны окружающей среды и природопользования, то можно себе представить трудности, с которыми сталкивается правоприменитель и о которых говорилось в главе 1 .

Объективная сторона уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений (ст. 261 УК РФ) также имеет особенности .

Правовая охрана указанных насаждений от пожаров, загрязнений и иных негативных воздействий осуществляется на основе Федерального закона от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности», Лесного кодекса РФ (ст. 57–59), Правил пожарной безопасности в лесах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 09.09.1993 № 886, Санитарных правил в лесах РФ, утвержденных Приказом МПР РФ от 27.12.2005 № 3501 .

Преступление может быть совершено как действием (поджог, выброс в лес загрязняющих веществ), так и бездействием (непринятие мер пожарной безопасности при использовании источника повышенной опасности) .

В статье 261 УК РФ основной состав преступления отражен в ч. 1 .

Квалифицированные составы содержатся в ч. 2–4 ст. 261 УК РФ .

СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649; 2004. № 35. Ст. 3607; САПП РФ. 1993. № 39. Ст. 3612; 1995. № 3. Ст. 190;

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 13; 2006. № 19 .

Объективная сторона состава преступления, содержащегося в ч. 1 ст. 261 УК РФ, состоит в уничтожении или повреждении лесной и иной растительности в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности .

В частности, довольно обширный перечень конкретных нарушений представлен в упомянутых выше Правилах пожарной безопасности в лесах РФ:

разведение костров в хвойном молодняке, на гарях, на участках поврежденного леса, торфяниках, в местах рубок (на лесосеках), не очищенных от порубочных остатков и заготовленной древесины, в местах с подсохшей травой, а также под кронами деревьев; бросание горящих спичек, окурков и горячей золы из курительных трубок, стекла (стеклянные бутылки, банки и др.); употребление при охоте пыжей из горючих или тлеющих материалов; оставление промасленных или пропитанных бензином, керосином или иными горючими веществами материалов (бумага, ткань, пакля, вата и др.) в не предусмотренных специально для этого местах; сжигание мусора, вывозимого из населенных пунктов, вблизи леса, вне специально отведенных мест и т. д .

Так, в Курганской области В. М. Романов, находясь возле Лебяжьевского участкового лесничества ГКУ «Варгашинское лесничество», проявил преступную небрежность, не приняв необходимых мер предосторожности по обращению с огнем: бросил горящую спичку на землю. В результате этого произошли возгорание сухой травы и распространение огня по лесному массиву в квартале 77 выделов 38 и 39. Согласно акту о лесном пожаре № 2/3 объём поврежденной пожаром древесины березы составил 31,03 куб. м общей стоимостью 46 327 руб .

79 коп.1 В соответствии с п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» «под неосторожным обращением с огнем или иными источниками повышенной URL: https://rospravosudie.com/court-lebyazhevskij-rajonnyj-sud-kurganskaya-oblast-s/act-106865622/ (дата обращения: 30.10.2013) .

опасности применительно к части 1 статьи 261 УК РФ понимается несоблюдение требований правил пожарной безопасности в лесах, повлекшее возникновение пожара (разведение и оставление непотушенных костров, выжигание хвороста, лесной подстилки, сухой травы, оставление горюче-смазочных материалов, бросание горящих спичек, окурков и т. п.)»1 .

Таким образом, можно сделать вывод, что преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 261 УК РФ, может быть совершено только путем бездействия, т. е .

невыполнения лицом возложенной на него законом обязанности по соблюдению правил пожарной безопасности. Бездействие же может быть как «чистым», так и «смешанным». Под «чистым», как принято в литературе, мы понимаем полное невыполнение лицом своих обязанностей, а под «смешанным» – ситуацию, когда лицо отчасти действует, но полностью свои обязанности не выполняет .

Уничтожение или повреждение есть, на наш взгляд, не деяние, не процесс, а последствия данного преступления. Об этом свидетельствует и указание законодателя в ст. 261 УК РФ на то, что уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений происходят в результате соответствующих деяний .

Уничтожение – это полное сгорание лесного массива либо насаждений, не входящих в лесной фонд, или полное превращение их в сухостой в результате воздействия загрязняющих и отравляющих веществ, отходов, выбросов и отбросов. Иными словами, под уничтожением понимается приведение леса и иной растительности в состояние, в котором они навсегда утрачивают экологическую, а также хозяйственно-экономическую ценность .

Повреждение – сгорание указанной древесно-кустарниковой растительности частично, деградация ее на определенных участках до степени прекращения роста, заражение болезнями, существенная утрата ее качества в результате размножения вредителей в загрязненном лесу и т. п .

Между деянием лица и уничтожением или повреждением лесной и иной растительности необходимо установить причинную связь .

БВС РФ. 2012. № 12 (декабрь) .

Выяснение причинной связи между общественно опасным бездействием субъекта и наступившими вредными последствиями имеет исключительно большое значение для квалификации рассматриваемого преступления. В уголовном праве господствует принцип, что вредные последствия могут быть вменены в вину лицу только при наличии причинной связи между его действием или бездействием и фактом вреда. При отсутствии причинной связи уголовная ответственность за причинение вреда исключается .

Исследователи отмечают специфику установления причинной связи в экологических преступлениях; касается она и преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ. Как справедливо отмечается в юридической литературе, объективная сторона имеет прямую связь с нарушением специальных правил, наступившие последствия могут быть следствием нарушения не одних, а группы правил, каждое из которых самостоятельно или во взаимодействии с другими деяниями могло иметь вредные последствия. В этом случае исходным моментом установления причинной связи между совершённым деянием и наступившими последствиями является определение факта нарушения этих правил с целью выяснения, какое именно деяние вызвало вредные последствия и кому конкретно оно должно быть вменено при наличии субъективных предпосылок ответственности1 .

Таким образом, рассматриваемое преступление следует считать оконченным только с момента уничтожения или повреждения лесной и иной растительности. Состав преступления сконструирован как материальный .

Аналогичной позиции придерживаются и некоторые другие авторы2 .

Место совершения преступления является обязательным признаком объективной стороны уничтожения или повреждения лесной растительности .

Курченко В. Д. Проблемы применения норм о преступлениях против экологической безопасности населения .

Липецк, 2003. С. 37 .

См., например, Основные понятия Уголовного кодекса Российской Федерации / Под ред. А. В. Галаховой. М.:

Норма Инфра, 2010. С. 404; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Лебедева .

11-е изд. М.: Юрайт, 2011. С. 965; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А. В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. С. 1006 .

В силу физической природы и естественного состояния лесной растительности ее уничтожение или повреждение всегда характеризуется тем или иным местом совершения преступления. При этом, как бы ни была велика площадь уничтожения или повреждения лесной растительности, это всегда определенная территория, на которой произрастают лесные и иные насаждения, а не просто географическая точка, конкретный участок земли. Иными словами, место характеризуется определенным социальным смыслом, а не географическими координатами .

Орудия совершения преступления не зафиксированы в описании диспозиции состава преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ. Однако «несмотря на то, что средства и орудия совершения преступлений не входят в качестве признака в состав преступления, они находятся с ним в тесной функциональной связи, существенно облегчают осуществление преступного деяния, значительно увеличивают его причиняющий, поражающий эффект»1 .

Особенность рассматриваемого преступления заключается в использовании орудий и/или средств. Без применения орудий – непосредственно используемых предметов и веществ – затруднительно совершение самого деяния. Понятия «орудия» и «средства» совершения преступлений соотносятся как часть и целое .

Любое орудие выступает всегда как средство, но не всякое средство в конкретной ситуации играет роль орудия2. В уголовных делах об уничтожении или о повреждении лесных и иных насаждений в качестве орудий совершения преступлений чаще всего фигурируют зажигалки, спички, различные механические транспортные средства (например, тракторы и т. д.) или иные источники повышенной опасности (бензопилы, сварочные аппараты, электрогенераторы и т. п.). Средствами уничтожения или повреждения служат искра, огонь, отравляющие, загрязняющие вещества и т. п .

К признакам объективной стороны квалифицированного состава преступления, содержащимся в ч. 2 ст. 261 УК РФ, относятся неосторожное Сахаров В. И. Средства и орудия совершения преступления и их уголовно-правовое значение. М., 1998. С. 35 .

Малинин В. Б., Парфенов А. Ф. Объективная сторона преступления. СПб., 2004. С. 273 .

деяние, приведшее к уничтожению или повреждению лесной и иной растительности; огонь или иные источники повышенной опасности как средство и орудие совершения преступления; крупный ущерб как последствие совершения рассматриваемого преступления .

Крупным, согласно примечанию к ст. 261 УК РФ, признается ущерб, если стоимость уничтоженных или поврежденных лесных и иных насаждений, исчисленная по соответствующим таксам, превышает 50 тыс. руб .

В Омской области подсудимый А. Ф. Фуртов совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 261 УК РФ, – уничтожение лесных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем, причинившее крупный ущерб .

Подсудимый при помощи спичек поджег пустую пачку из-под сигарет марки «Прима», не предвидев, что своими действиями, приводящими к воспламенению сухой травы, может повредить лесные насаждения, хотя мог и должен был это предвидеть, учитывая погодные условия. Вследствие неосторожного обращения Фуртова с огнем произошло возгорание лесных насаждений. В результате возникшего пожара на площади 9 га было уничтожено 36 куб. м сырорастущей березы, был причинен материальный ущерб в крупном размере – на сумму 200 916 руб.1 В настоящее время действуют таксы, утвержденные постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» (ред. от 26.11.2007) (вместе с Методикой исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства)2 .

Размер ущерба определяется в соответствии с таксами для исчисления размера ущерба, причиненного деревьям и кустарникам, заготовка древесины которых допускается; таксами для исчисления размера ущерба, причиненного URL: http://lubinskcourt.oms.sudrf.ru (дата обращения: 30.09.2013) .

СЗ РФ. 2007. № 20. Ст. 2437 .

деревьям и кустарникам, заготовка древесины которых не допускается; а также таксами для исчисления размера ущерба, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, за исключением ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам (далее – таксы) .

Данные таксы приведены в приложении к диссертации .

Таксы – это не истинная, а абстрактная оценка ущерба, ибо истинная может быть произведена только с учетом количества и качества человеческого труда, вложенного в «производство» лесного ресурса. В свое время в Германии, СССР, США производились попытки оценить стоимость соответственно лесных ресурсов, природных ресурсов и чистого воздуха, но это не значит, что данные ресурсы имеют такую цену .

На наш взгляд, Правительство РФ предприняло заслуживающую внимания попытку отразить экологическую ценность уничтоженных или поврежденных лесов в таксовых оценках причиненного вреда. Аналогичный подход ранее был применен Верховным Судом РФ к некоторым другим видам экологических преступлений .

Например, в соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» «ответственность за незаконную охоту, предусмотренная пунктом «а» части 1 статьи 258 УК РФ, наступает лишь при наличии крупного ущерба. Причиненный незаконной охотой ущерб следует относить к крупному исходя не только из количества и стоимости добытых, поврежденных и уничтоженных животных, но и с учетом иных обстоятельств содеянного, в частности экологической ценности, значимости для конкретного места обитания, численности популяции этих животных»1 .

При причинении вреда лесам, в том числе лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, вследствие Российская газета (федеральный выпуск). 2012. № 5924 (31 октября) .

воздействия сточных вод, химических, радиоактивных и других вредных веществ, отходов производства и потребления, ввода в эксплуатацию производственных объектов без устройств, предотвращающих вредное воздействие, лесных пожаров, возникших в результате поджога или небрежного обращения с огнем, в состав ущерба включаются расходы, связанные с приведением соответствующей территории в состояние, пригодное для дальнейшего использования, а также расходы, связанные с тушением лесных пожаров. Размер ущерба исчисляется с точностью до 1 руб. Размер ущерба, исчисленный в соответствии с таксами, увеличивается: в два раза, если нарушение лесного законодательства совершено в защитных лесах (за исключением особо охраняемых природных территорий) и на особо защитных участках эксплуатационных лесов; в три раза, если нарушение лесного законодательства совершено на особо защитных участках защитных лесов (за исключением особо охраняемых природных территорий); в пять раз, если нарушение лесного законодательства совершено на особо охраняемых природных территориях1 .

Однако подобный подход не учитывает, какому ресурсу причинен вред:

лесу как совокупности деревьев и прочей растительности или также иному ресурсу, например животному миру. Не учтены и такие экологические факторы, как влияние леса на климат, формирование водно-болотного баланса. Не учтены рекреационные функции леса и ряд других. Не претендуя на полное решение этого весьма сложного вопроса, ниже мы попытаемся сформулировать свои предложения по преодолению отмеченных недостатков .

Некоторые авторы полагают, что «сущность таксового метода исчисления ущерба состоит не только в компенсации нанесенного природному объекту ущерба по гражданско-правовому принципу полного возмещения вреда, но и имеет цель покарать нарушителя природоохранного законодательства, увеличивая размер его имущественной ответственности в кратном размере. Это экономически стимулирует к правомерному поведению лиц с низким экологическим Постановление Правительства РФ от 08.05.2007 № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» // СПС «Гарант» .

правосознанием»1. В данной позиции, с которой невозможно согласиться, смешиваются вопросы исчисления размера ущерба в случае имущественной (гражданско-правовой) ответственности и условия наступления уголовной ответственности и квалификации преступления. Одновременно следует отметить, что кара не является целью уголовного наказания .

Поэтому, по нашему мнению, таксы нужны для определения размера ущерба как условия признания деяния преступлением, возникновения уголовной ответственности. На основании исчисления ущерба по конкретным таксам и условиям их расчета в случае уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений данное преступное деяние может быть квалифицировано либо по ч. 1 или 3, либо по ч. 2 или 4 ст. 261 УК РФ .

При терминологической схожести, на первый взгляд, понятий «крупный ущерб» и «крупный размер» они несколько отличаются друг от друга. Эти различия лежат как в гносеологической, так и в уголовно-правовой плоскости. В гносеологическом значении размер выражает ценность, представляющую собой объективную категорию, а ущерб – оценку, являющуюся субъективной категорией. В уголовно-правовом значении размер – это объективный, точно определенный в большинстве норм УК РФ признак, выражающий объём, величину содеянного, тогда как ущерб, соответственно, – объективносубъективный и во всех нормах УК РФ оценочный признак, выражающий наличие вреда. Говоря о размере ущерба, мы подразумеваем его объём, величину .

Таким образом, размер, в том числе крупный, – это, во-первых, объективная категория, во-вторых, объективный признак, в-третьих, в большинстве норм УК РФ точно определенный признак, а ущерб, включая крупный, – соответственно, субъективная категория, объективно-субъективный и оценочный признак .

В пункте «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ говорится о рубке в «крупном размере», а в примечании к данной статье – о том, что значительным размером признается ущерб, причиненный лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, исчисленный по утвержденным Бобылев А. И., Духно Н. А. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. М., 2001. С. 171 .

Правительством РФ таксам, превышающий 5 тыс. руб., крупным – 50 тыс. руб., особо крупным – 150 тыс. руб. Таким образом, в указанной статье ущерб отождествляется с размером. В отличие от состава преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, в составе, предусмотренном ст. 260 УК РФ, помимо крупного, выделяются значительный и особо крупный размеры ущерба .

В примечаниях к ст. 261 и предлагаемой им ст. 2611 УК РФ при определении ущерба учитывать не только количества и стоимость поврежденных или уничтоженных лесных и иных насаждений по действующим таксам, но и вред, причиненный окружающей среде .

С учетом изложенного предлагается внести изменение в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», дополнив его п. 24.1 следующего содержания: «ущерб от уничтожения или повреждения лесной и (или) иной растительности, предусмотренный ст. 261 УК РФ, рассчитывается по соответствующим таксам, утвержденным Правительством Российской Федерации, и должен быть не менее пятидесяти тысяч рублей, с учетом вреда, причиненного окружающей среде, то есть, с учетом стоимости выращивания новых лесных культур или молодняка естественного происхождения взамен погибших и работ по очистке территории, расходов на тушение пожара, затрат на восстановление численности погибших животных, особенностей уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности (ценные породы деревьев и кустарников или не ценные эксплуатационные, защитные, особо защитные категории лесов), места ее произрастания (обычная территория, заповедник, иная особо охраняемая территория), и иного вреда причиненного окружающей среде» .

В соответствии с ч. 1 ст. 10 ЛК РФ «леса, расположенные на землях лесного фонда, по целевому назначению подразделяются на защитные леса, эксплуатационные леса и резервные леса». Например, при уничтожении или повреждении лесной растительности защитных или резервных лесов должна наступать более строгая ответственность, чем при уничтожении или повреждении эксплуатационных лесов. Поэтому при конструировании норм уголовно-правовой охраны лесной растительности и необходимо учитывать указанные в приведенных выше таксах особенности правового режима защитных, эксплуатационных и резервных лесов .

Так, в Приморском крае двое подсудимых, проявив небрежность и не приняв необходимых мер предосторожности против возникновения лесного пожара, находясь на кладбище, для отогрева земли на месте для захоронения совершили с помощью газовой горелки розжиг автопокрышек, после чего, накрыв горящие автопокрышки металлическим коробом, уехали. Подсудимые оставили источник открытого огня без присмотра. В результате произошло загорание сухой травы, огонь распространился в район лесных насаждений, выполняющих функцию защитных. Вследствие совместного неосторожного обращения подсудимых с огнем возник лесной пожар средней интенсивности, в результате чего были повреждены лесные насаждения, относящиеся к категории защитных, входящие в лесной фонд: твердолиственные породы – дуб; мягколиственные породы – береза1. Однако то, что были повреждены насаждения, выполняющие особую защитную функцию, ни в материалах дела, ни судом никак не было оценено .

В систему защитных лесов включены следующие категории:

– леса, расположенные на особо охраняемых природных территориях;

– леса, расположенные в водоохранных зонах;

– леса, выполняющие функции защиты природных и иных объектов;

– леса, расположенные в зонах санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения;

– защитные полосы лесов, расположенные вдоль железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, автомобильных дорог общего пользования, находящихся в собственности субъектов РФ;

– зеленые зоны, лесопарки и городские леса;

Дело № 1-13/2013 г. // Пограничный районный суд Приморского края .

– леса, расположенные в округах санитарной охраны лечебнооздоровительных местностей и курортов;

– ценные леса;

– государственные защитные лесные полосы;

– противоэрозионные леса;

– леса, расположенные в пустынных, полупустынных, лесостепных, лесотундровых зонах, степях, горах;

– леса, имеющие научное или историческое значение;

– орехово-промысловые зоны;

– лесные плодовые насаждения;

– ленточные боры .

К эксплуатационным лесам, согласно ст. 108 Лесного кодекса РФ, относятся леса, которые подлежат освоению в целях устойчивого, максимально эффективного получения высококачественной древесины и других лесных ресурсов, продуктов их переработки с обеспечением сохранения полезных функций лесов. Эти леса могут предоставляться для одного или нескольких видов лесопользования, определенных ст. 25 Лесного кодекса РФ, о которых мы говорили ранее .

К резервным относятся леса, в которых в течение 20 лет не планируется осуществлять заготовку древесины (ст. 109 Лесного кодекса РФ). Использование резервных лесов допускается лишь после отнесения их к эксплуатационным или защитным лесам .

В защитных, эксплуатационных и резервных лесах могут быть выделены особо защитные участки. В соответствии со Стандартом отрасли ОСТ 56-108-98 под таким участком понимается классификационная единица, объединяющая относительно небольшие участки лесов, имеющие большое значение для выполнения специфических водоохранных, защитных и других функций .

Выделяют следующие виды защитных участков:

– берегозащитные, почвозащитные участки лесов, расположенных вдоль водных объектов, склонов оврагов;

– опушки лесов, граничащие с безлесными пространствами;

– постоянные лесосеменные участки;

– заповедные лесные участки;

– места обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных;

– участки лесов с реликтовыми и эндемичными растениями .

Н. Ф. Реймерс называет реликтовыми виды растений, которые ранее в геологической истории Земли были широко распространены, а теперь занимают сравнительно небольшие территории. В свою очередь, эндемичные виды растений (эндемики) произрастают только в данном, узко ограниченном географическом регионе1 .

На наш взгляд, таксы утвержденные Правительством Российской Федерации следует конкретизировать и не только указывать в них категорию лесов (эксплуатационные, защитные, особо защитные), но и учитывать экологическую ценность данной лесной и иной растительности; породы деревьев и иной растительности (ценные, неценные); нахождение их в Красной книге РФ или субъекта Федерации, значимость для конкретного места (эндемичность) .

К признакам объективной стороны квалифицированного состава преступления, содержащимся в ч. 3 ст. 261 УК РФ, относится умышленное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности путем действия или бездействия виновного; способ – поджог, иной общеопасный способ, загрязнение, иное негативное воздействие .

Под поджогом следует понимать умышленные действия, направленные на уничтожение или повреждение лесной и иной растительности с помощью открытого огня (поджигание с этой целью травы, разложение костров, разбрасывание факелов, головней костра, использование горючих материалов и т. д.) .

Поджоги бывают разных видов. Например, ежегодно от палов сухой травы возникают тысячи лесных пожаров по всей нашей стране. Травяные палы внесли Реймерс Н. Ф. Указ. соч. С. 449–450, 609 .

решающий вклад в распространение катастрофических лесоторфяных пожаров в 2010 г. в Европейско-Уральском регионе России, в 2011 г. на Дальнем Востоке, в 2012 г. на Дальнем Востоке и в Центральной Сибири .

В Амурской области возбуждено уголовное дело о намеренном поджоге леса пожарными с помощью сигнальной ракеты по ч. 4 ст. 261 УК РФ .

Доследственная проверка была организована после обращения жительницы Приамурья на сайт администрации Президента РФ. В обращении говорилось, что работники предприятия «Амурская авиабаза охраны лесов» намеренно поджигали лес в регионе и оперативно тушили огонь, чтобы получать за это премии .

По данным полиции, пожарные умышленно подожгли участок леса в Бейтоновском участковом лесничестве ГКУ Амурской области «Урушинское лесничество» в мае 2012 г. при авиапатрулировании. Ущерб от пожара составил более 2 млн 149 тыс. руб.1 В Курганской области подсудимый А. О. Петухов с целью уничтожения лесных насаждений путем поджога пришел в лесной массив Кособродского участкового лесничества. Реализуя свой преступный умысел, Петухов с помощью имевшейся при нём зажигалки умышленно поджег лесную подстилку в различных местах, после чего, убедившись, что трава разгорается, с места совершения преступления скрылся. В результате его действий огнем были уничтожены лесные насаждения сосны, расположенные на площади 0,5 га в количестве 258 шт. объемом 79 куб. м. Материальный ущерб составил 1 177 574 руб.2 Источники повышенной пожарной опасности разнообразны: линии электропередачи, транспортные средства, легковоспламеняющиеся вещества и др .

Непринятие мер пожарной безопасности при использовании указанных источников повышенной опасности приводит к пожарам. Так, правилами пожарной безопасности запрещается использовать машины и трактора без URL: http://pravo.ru/news/view/77371/ (дата обращения: 12.09.2013) .

Дела № 1–132 (2010) // Каргапольский районный суд Курганской области .

искрогасителя на выхлопной трубе, предписывается принимать необходимые меры безопасности при корчевании пней с помощью взрывчатых веществ .

В Амурской области А. А. Лукьяненко повредил лесные насаждения в результате неосторожного обращения с огнем и иными источниками повышенной опасности, причинив ущерб в крупной размере. Подсудимый, помогая выполнять сварочные работы по строительству бетонных опор ЛЭП, обслуживающей нефтепровод, бросил на траву раскаленную часть металлической арматуры. Когда он увидел, что от брошенной раскаленной части арматуры произошло возгорание травы, никаких мер к тушению не принял. В результате действий подсудимого огонь распространился на площади 160 га, возгорания древесно-кустарниковой растительности произошли в Кундурском и Урильском участковых лесничествах, чем причинен материальный ущерб на сумму 5 103 599 руб. 82 коп., что является крупным размером1 .

Общеопасным, помимо поджога, является любой другой способ, который может не только привести к гибели или повреждению лесов и насаждений, но и уничтожить животный мир, причинить вред здоровью людей, отравить атмосферу (использование взрывчатых веществ, дефолиантов, ядов, бактериологических и иных биологических средств, массовое распространение болезней растений и животных, вредителей растений, отравляющих веществ) .

Загрязнение означает насыщение от определенного уровня чистоты лесов и насаждений загрязняющими материалами. В частности, это поступление в окружающую среду потенциально опасных для лесной и иной растительности химических и биологических веществ, отходов производства и потребления .

Отметим, что загрязнение негативно воздействует на природу в целом и может возникать в результате естественных причин (природное) или под влиянием деятельности человека (антропогенное)2 .

Источниками загрязнения обычно признаются объекты, с которых осуществляется сброс или выброс вредных веществ. К примеру, такими Приговор от 09.08.2011 // Архаринский районный суд Амурской области .

Реймерс Н. Ф. Охрана природы и окружающей человека среды: словарь-справочник. М., 1992. С. 55 .

объектами могут быть шахты, промышленные предприятия, которые производят сброс неочищенных сточных вод .

Под иным негативным воздействием следует понимать любое другое воздействие, способное уничтожить или повредить лесную и иную растительность: выбросы загрязняющих веществ в воздух, распыление дефолиантов, так называемое радиоактивное загрязнение, размещение отходов и иных вредных для растительности веществ .

Вредным считается вещество, которое способно создать опасность для здоровья людей, нанести ущерб лесной и иной растительности, ухудшить условия отдыха в лесу и т. д. Под такими веществами, в частности, понимаются: горючесмазочные вещества, удобрения, стимуляторы роста растений, яды, дефолианты, микробиологические или иные биологические агенты и токсины .

Отходы – это остатки производственной деятельности человека, еще пригодные для какой-нибудь цели. Их можно разделить на бытовые и промышленные, твердые (БТО) и иные. Применяются и многие другие классификации .

Отбросами называют негодные остатки. Различие между отходами и отбросами относительное .

Под выбросами в экологическом праве принято понимать кратковременное или в течение определенного (часа, суток) времени поступление в окружающую природную среду любых загрязнителей. При загрязнении выбросами превышаются предельно допустимые концентрации (ПДК) вредных веществ в воздухе, грунтовых водах или лесных водоемах, что приводит к изменению качества лесных насаждений или их гибели .

Под сточными водами следует понимать воды, использованные для бытовых или производственных нужд и получившие при этом дополнительное загрязнение, изменившие первоначальный химический состав или физические свойства .

К признакам объективной стороны квалифицированного состава преступления, содержащимся в ч. 4 ст. 261 УК РФ, относятся поджог, иной общеопасный способ, загрязнение, иное негативное воздействие как способы и крупный ущерб как последствие совершения рассматриваемого преступления .

Таким образом, в целом, имея в виду все части ст. 261 УК РФ, преступное деяние состоит в нарушении действием или бездействием закрепленных в нормах экологического права правил охраны лесной и иной растительности.

Способы причинения вреда указаны посредством закрепления оценочных характеристик:

«путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности», «путем поджога или иным общеопасным способом либо в результате загрязнения или иного негативного воздействия». Общественно опасные последствия выражены в виде уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, они являются обязательным признаком состава преступления, который следует считать материальным .

2.3. Уголовно-правовая характеристика субъективных признаков уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений Как известно, субъективная сторона состава преступления – это элемент состава преступления, содержащий совокупность признаков, характеризующих психологическую деятельность лица, совершившего преступление. Она образует субъективное, психологическое содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Содержание субъективной стороны состава преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. Представляя различные формы психической активности, эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы .

Вместе с тем вина, мотив и цель – самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другое в качестве составной части .

В некоторых случаях, предусмотренных законом (ст. 107 УК РФ, например), в субъективную сторону входит эмоциональное состояние, которое характеризует психику виновного в момент совершения преступления .

Установление субъективной стороны преступления имеет большое практическое значение. Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины;

неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла, и т. п .

Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступлений, сходных по объективным признакам. В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части Уголовного кодекса РФ, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, влияет на характер ответственности и размер наказания .

Проблемы субъективной стороны экологических преступлений вообще и преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, в частности неоднократно были предметом обсуждения в юридической литературе .

По мнению Н. А. Лопашенко, субъективная сторона экологических преступлений характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины и зависит от конструкции конкретного состава преступления1 .

А. М. Плешаков полагает, что субъективная сторона экологических преступлений может выражаться в форме как умысла, так и неосторожности, если, разумеется, по этому поводу нет конкретных указаний в законе2 .

Что касается уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений (ст. 261 УК РФ), в литературе можно встретить различные, порой противоречивые позиции относительно субъективных признаков некоторых составов преступлений, ответственность за которые предусмотрена данной статьей .

Основной состав уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений может быть совершен только по неосторожности, на что указывает сама формулировка ч. 1 ст. 261 УК РФ: «Уничтожение или повреждение лесных Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности [глава в учебнике] // Уголовное право России: учебник в 2 т. / Под ред. А. Н. Игнатова, Ю. А. Красикова. 2-е изд., перераб. М.: Норма, 2008. Т. 2 .

Экологические преступления. Понятие и квалификация / А. М. Плешаков. М.: Изд-во Акад. МВД РФ, 1994. 135 c .

насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности…» .

Неосторожное обращение с огнем является самой распространенной причиной возникновения пожара в лесу. Анализ причин пожаров показывает, что виновниками большинства из них являются люди, которые пренебрегают элементарными правилами пожарной безопасности .

Практика показывает, что пожары нередко возникают вблизи населенных пунктов, у дорог, в местах отдыха и в иных районах, так или иначе связанных с деятельностью человека. Зачастую причиной таких пожаров является непотушенный костер, а весной и осенью – сжигание сухой травы населением (так называемый сельскохозяйственный пал) с целью очистки лугов, пастбищ, полей. Нарушения правил пожарной безопасности, допускаемые при этом, приводят к тому, что огонь выходит из-под контроля людей и с полей, лугов переходит на лес .

С учетом анализа положений ст. 261 УК РФ можно сделать вывод: лицо не предвидит, что своими действиями (бездействием) уничтожит либо повредит лесные и иные насаждения, хотя могло и должно было это предвидеть (преступная небрежность), либо предвидит возможность наступления указанных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (преступное легкомыслие) .

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 261 УК РФ, также может быть совершено только по неосторожности, поскольку в ней говорится о тех же деяниях, которые указаны в ч. 1 данной статьи .

Уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений путем поджога (ч. 3 ст. 261 УК РФ) может быть совершено, на наш взгляд, как с прямым, так и с косвенным умыслом .

При этом может иметь место прямой конкретизированный (определенный) либо прямой неконкретизированный (неопределенный) умысел .

Преступление признается совершённым с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ) .

При совершении преступления путем поджога с прямым конкретизированным умыслом лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в результате уничтожения или повреждения конкретных участков, конкретных пород, в конкретном объеме лесной и иной растительности и желает их наступления .

При уничтожении или повреждении лесной и иной растительности путем поджога, когда преступление совершается с прямым неопределенным умыслом, виновный осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в результате уничтожения или повреждения лесной и иной растительности и желает их наступления, но не определяет в своем сознании конкретные характеристики причиняемого ущерба, указанные выше .

В таком случае лицо подлежит уголовной ответственности за фактически наступившие последствия в результате уничтожения или повреждения лесной и иной растительности .

Преступление считается совершённым с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало их, однако сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ) .

Косвенный умысел предполагает отражение в интеллектуальном и волевом элементах данного вида вины трех признаков:

– осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия);

– предвидение возможности (т. е. вероятности) наступления общественно опасных последствий;

– нежелание, однако сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение .

При уничтожении или повреждении лесной и иной растительности путем поджога с косвенным умыслом лицо осознает общественную опасность поджога, предвидит возможные последствия в виде уничтожения или повреждения лесной и иной растительности, не желает их, но сознательно допускает указанные последствия или относится к ним безразлично .

Определенную сложность представляет установление формы вины при совершении преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, общеопасным способом (ч. 3 ст. 261 УК РФ) .

Если при нарушении специальных правил по неосторожности при производстве строительных, взрывных и иных работ в лесу с применением взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и другими общеопасными способами причиняется ущерб лесному массиву, то содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 261 УК РФ; в случае умышленного уничтожения или повреждения лесов с применением взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов – по ч. 3 ст. 261 УК РФ .

Сопоставление ч. 1 и 3 ст. 261 УК РФ позволяет сделать вывод, что уничтожение или повреждение лесной и иной растительности путем поджога или иным общеопасным способом может быть только умышленным .

Уничтожение же лесной и иной растительности путем загрязнения или иного негативного воздействия, тоже предусмотренного ч. 3 ст. 261 УК РФ, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Содержание умысла и неосторожности при этом аналогично вышеизложенному .

Поскольку неосторожные деяния, указанные в ч. 1 и 3 ст. 261 УК РФ, по степени общественной опасности и форме вины сходны, их следует объединить и разместить в диспозиции ч. 1 ст. 261 УК РФ .

Предлагается следующий вариант ч. 1 ст. 261 УК РФ:

«1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия

– наказывается…» .

Мотивы и цели умышленного уничтожения или повреждения лесной и иной растительности в законе не указаны, на квалификацию преступления они влияния не оказывают, но могут выступать в качестве общих смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств .

При анализе субъективных признаков рассматриваемого состава преступления должное внимание следует уделить его субъекту .

Уголовная ответственность за совершение деяния, предусмотренного ст. 261 УК РФ, согласно ст. 20 УК РФ может наступать в отношении вменяемого физического лица, достигшего к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста .

В научной литературе появилась точка зрения о целесообразности снижения возрастного ценза по преступлению, предусмотренному ст. 261 УК РФ, до 14 лет, которая мотивирована фактом осознания в этом возрасте вреда, наносимого природной среде уничтожением деревьев, и предвидения последствий данного деяния1. Подобная преступная деятельность (прежде всего поджог и неосторожное обращение с огнем), по мнению ученых, придерживающихся этой позиции, характерна для несовершеннолетних, особенно в малолетнем возрасте или с 14 до 16 лет, но они не могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 261 УК РФ .

Так, в 2012 г. в Шилкинском участковом лесничестве произошел лесной пожар на площади 500 га. По результатам проведенной процессуальной проверки в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с недостижением возраста уголовной ответственности виновным лицом2 .

Ю. А. Ляшева справедливо отметила, что в теории неоднократно возникал вопрос о снижении возраста уголовной ответственности за экологические Сулейманов А. Л. Указ. соч. С. 33 .

Решение Шилкинского районного суда Забайкальского края от 23.05.2012 по делу № 2-12/12. URL:

http://shilka.cht.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=detailed_card&srv_num=1&id=75600271207051719227961000089 380 (дата обращения: 30.09.2013) .

преступления с 16 до 14 лет, но он требует тщательного изучения, а что касается ст. 256 УК РФ, этого делать не следует1 .

Многих ученых волнуют проблемы снижения возраста наступления уголовной ответственности не только за данное преступление, но и за преступления, совершённые посредством поджога вообще. Так, С. А. Тимко составила социально-демографический «портрет» личности поджигателей, который характеризуется следующими данными. Подавляющее большинство (89,5 %) поджогов совершают лица мужского пола. Наиболее высокими показателями интенсивности поджогов обладает возрастная группа до 18 лет; в 1,5 раза уступают ей лица 30–39 лет; в 2,2 раза – 18–24 лет. Преобладание несовершеннолетних среди поджигателей – тревожный симптом для правоохранительных органов2 .

Из вариантов участия несовершеннолетних в поджогах леса особую опасность представляют следующие: во-первых, совершеннолетние лица используют их в качестве исполнителей; во-вторых, имеет место «семейный бизнес», т. е. вовлечение детей родителями и иными родственниками в противоправное деяние, например учинение лесного пожара для последующей «узаконенной» вырубки леса (уголовная ответственность им не грозит); после вырубки преступники пытаются скрыть вырубленные ими территории посредством лесного пожара .

Вместе с тем предложение о снижении возраста уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ст. 261 УК РФ в целом, представляется неприемлемым, поскольку эта статья устанавливает ответственность не только за умышленные, но и за неосторожные преступления. Поэтому, на наш взгляд, необходимо снизить возраст, в котором может наступить уголовная ответственность, до 14 лет лишь за умышленное уничтожение или повреждение лесной и иной растительности. В этом возрасте лицо уже способно осознать Ляшева Ю. А. Уголовная ответственность за незаконную добычу водных биологических ресурсов: автореф. дис .

… канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 19 .

Тимко С. А. Поджоги: уголовно-правовая и криминологическая характеристика: автореф. дис. … канд. юрид .

наук. Омск, 2000. 22 с .

общественную опасность уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений и предвидеть последствия своих действий в случае совершения поджога или использования иного общеопасного способа, а также загрязнения или иного негативного воздействия. Лицо, достигшее 14 лет осознает социальную опасность и фактический характер своих действий, предвидит вред, наносимый природной среде уничтожением лесной и иной растительности, и способно проявить свою волю, желая или допуская такие последствия .

В связи со сказанным предлагается внести следующие изменения в ч. 2 ст.

20 «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность» УК РФ:

«2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105)… … …Умышленное уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности (статья 261) …» .

В настоящее время принято считать, что субъектом преступления и уголовной ответственности может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее определенного законом возраста (ст. 19 УК РФ). Данное положение стало в теории российского уголовного права некой аксиомой. Российское уголовное право не признает юридических лиц субъектом преступления. Если представитель юридического лица совершит какое-либо преступление, то именно он (а не юридическое лицо) подлежит уголовной ответственности. Однако это не значит, что уголовное законодательство не нуждается в совершенствовании, тем более что опыт некоторых зарубежных стран демонстрирует возможность и целесообразность уголовной ответственности юридических лиц. Несмотря на то, что по уголовному законодательству субъектом преступления может быть только физическое лицо, в последнее время в науке уголовного права активизировалось обсуждение имеющего давнюю предысторию вопроса об уголовной ответственности юридических лиц .

Однако проблема уголовной ответственности юридических лиц приобретает всё большую актуальность и требует решения. Это особенно важно при квалификации экологических преступлений. Главное свидетельство социальной опасности посягательств на окружающую среду – их высочайшая вредоносность .

Ущерб, который причиняется естественной среде обитания человека и самому человеку, а также обществу и в конечном счете государству, часто просто не поддается исчислению1. Зачастую в случае причинения вреда окружающей среде невозможно установить и конкретного виновника – работника юридического лица. Весьма показателен в этом отношении пример с разливом нефти с платформы в Мексиканском заливе в 2010 г., последствия которого не устранены в полной мере до сих пор. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162 из Уголовного кодекса РФ был исключен такой вид наказания, как конфискация имущества. По нашему мнению, это усугубило и без того сложную ситуацию с возмещением ущерба по уголовным делам. Но дело, конечно, заключается прежде всего в том, что юридическими лицами совершаются, как правило, несравненно более общественно опасные деяния, нежели физическими .

По общепризнанным канонам в современной России юридическое лицо может быть привлечено лишь к гражданско-правовой ответственности, а по КоАП РФ допускается привлечение юридического лица к административной ответственности. При этом оно остается уголовно недосягаемым даже в случае совершения деяния, повлекшего, например, экологическую катастрофу .

В 1978 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Такие рекомендации уже реализованы в законодательстве Великобритании, Франции, ряда стран Балтии и бывших советских республик .

Наиболее характерна уголовная ответственность юридического лица как субъекта преступления для стран англосаксонской правовой семьи (системы общего права) .

Так, в Великобритании деяние признается совершённым корпорацией, если оно совершено непосредственно либо при посредстве других лиц. При этом деятельность корпорации отлична от субститутивных действий физического Лопашенко Н. А. Экологические преступления. Научно-практический комментарий. СПб., 2002. С. 6 .

лица1. По английскому уголовному законодательству допускается применение к юридическим лицам штрафов как меры уголовного наказания, но к ним не могут применяться уголовные наказания, которые назначаются физическому лицу за совершённое преступление .

Уголовное право Соединенных Штатов Америки формировалось и долгое время развивалось на основе системы английского общего права, поэтому оно также восприняло и отразило идею уголовной ответственности юридических лиц .

В статье 2.07 Примерного Уголовного кодекса США предусмотрена ответственность корпораций, некорпорированных объединений и лиц, действующих или обязанных действовать в их интересах .

В части 1 данной статьи говорится, что корпорация может быть осуждена за совершение посягательства, которое является нарушением и состоит в неисполнении возложенной законом на корпорацию специальной обязанности совершать положительные действия2 .

Уголовное законодательство некоторых штатов, опираясь на эти положения Примерного УК США, предусмотрело уголовную ответственность организации, в частности УК штата Огайо в § 2901.23. На уголовную ответственность корпораций указывает также § 20.20 УК штата Нью-Йорк. В качестве основного наказания для юридических лиц как в Примерном УК США, так и в действующих УК штатов предусмотрен штраф .

Институт уголовной ответственности юридических лиц регламентирован и в ряде стран, принадлежащих к романо-германской правовой семье (континентальной системе права) .

Так, в уголовном законодательстве Франции юридическое лицо признается субъектом преступления. Это положение нашло законодательное закрепление в УК Франции 1992 г. с последующими изменениями. В статье 121-2 данного кодекса сказано, что, за исключением государства, юридические лица несут уголовную ответственность. При этом уголовная ответственность юридических Никифоров А. С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2002. С. 51 .

Примерный Уголовный кодекс США: официальный проект Института американского права / Пер. с англ .

А. С. Никифорова; под ред. Б. С. Никифорова. М., 1969 .

лиц не исключает уголовной ответственности физических лиц, которые совершают те же действия1 .

Система уголовных наказаний, применяемых к юридическим лицам, достаточно разработана. Так, ст. 131-39 УК Франции содержит перечень видов наказаний, которые применяются к данным субъектам: ликвидация юридического лица; запрещение – окончательное либо на срок – профессиональной или общественной деятельности; конфискация предмета, используемого для совершения преступления; афиширование принятого судебного постановления;

закрытие – окончательное либо на срок – соответствующих предприятий и заведений и др. Чаще всего за совершённые преступления к юридическим лицам применяется уголовное наказание в виде штрафа .

Действующее уголовное законодательство Германии базируется на германском Уголовном кодексе 1871 г. с последующими изменениями и также предусматривает уголовную ответственность юридических лиц. Правда, эти вопросы, по сравнению с уголовным законодательством США и Франции, менее проработаны. Видимо, сказываются отсутствие полной кодификации уголовного законодательства ФРГ и противоречивость многочисленных уголовных законов, которые действуют параллельно с УК. Например, § 75 УК ФРГ устанавливает особые предписания для органов и представителей, совершивших действия, которые влекут применение норм, установленных УК, к представляемому лицу, т. е. к самому юридическому лицу2 .

В УК Голландии вопросу уголовной ответственности юридических лиц посвящена ст. 51, в которой говорится, что уголовно наказуемые деяния совершаются как физическими, так и юридическими лицами. Если уголовное деяние совершается юридическим лицом, то по возбужденному уголовному делу могут быть вынесены решения о наказаниях и принятии принудительных мер, насколько это возможно в рамках закона: в отношении юридического лица; в Уголовный кодекс Франции / Пер. с франц. и предисл. Н. Е. Крыловой; науч. ред. Л. В. Головко, Н. Е. Крылова .

СПб., 2002 .

Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии / Пер. с нем. Н. С. Рачковой; науч. ред. Д. А. Шестаков .

СПб., 2003 .

отношении тех, кто дал задание совершить правонарушение, руководил таким противоправным поведением; совместно в отношении физического и юридического лица1 .

Юридические лица также привлекаются к уголовной ответственности в странах скандинавской (Дания, Норвегия, Финляндия), мусульманской (Иордания, Ливан, Сирия), социалистической (Китайская Народная Республика) правовых систем. Такая ответственность известна в Индии, Японии, Румынии, Республике Молдове, Литовской Республике .

Подводя итог истории вопроса, отметим, что в странах Западной Европы и в США проблема уголовной ответственности юридических лиц возникла (и нашла решение) намного раньше, чем в России. Поскольку промышленное производство и рыночные отношения там развивались быстрее, промышленно развитые страны столкнулись с экологическими проблемами и вынуждены были решать их правовыми средствами. Уголовно-правовые санкции за экологические правонарушения призваны были сделать экономически невыгодным занятие экологически вредной производственной или иной деятельностью для всех работников соответствующего предприятия, а не только для его хозяина и управляющего персонала. Штрафные санкции, применяемые к юридическим лицам, способны реализовать эту идею (в силу их существенного размера), а штрафы, применяемые к физическим лицам, – нет .

Российские ученые в основном поддерживают идею признания юридических лиц субъектами экологических и хозяйственно-экономических преступлений2. В частности, Э. Н. Жевлаков писал, что юридические лица должны отвечать за преступления, совершённые их работниками в процессе хозяйственной деятельности по неосторожности, а равно за умышленные Уголовный кодекс Голландии / Пер. с англ. И. В. Мироновой; науч. ред. Б. В. Волженкин. СПб., 2001 .

Трайнин А. Н. Избранные произведения.

Защита мира и уголовный закон. М., 1969. С. 295–298;

Повелицина П. Ф. Уголовно-правовая охрана природы в СССР: дис. … д-ра юрид. наук. Ашхабад, 1991. С. 258– 274; Жевлаков Э. Н. Экологические преступления: понятия, виды, проблемы ответственности: автореф. дис.... д-ра юрид. наук. С. 41; Плешаков А. М. Указ. соч. С. 77; и др .

преступления, совершённые в интересах юридического лица при исполнении этими работниками обязанностей по службе или работе1 .

В научной литературе ведется дискуссия о возможности и целесообразности признания юридических лиц субъектами преступления. Поддерживающие эту идею аргументируют свою позицию большими возможностями юридических лиц по сравнению с физическими лицами при наложении на них штрафных санкций2 .

«Штрафы, которые могли бы быть наложены на юридическое лицо в довольно крупном размере, были бы способны выполнять восстановительную функцию. К тому же исполнение юридическими лицами наказания представляется более реальным и эффективным»3. Сторонники введения уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления уверены, что подобная мера обязательно поспособствует повышению эффективности борьбы с данными преступлениями4 .

Уголовная ответственность юридических лиц за экологические преступления в России имеет большое значение, поскольку ее введение в Уголовный кодекс РФ может существенно повысить эффективность защиты лесной и иной растительности. Полагаем, что данная проблема давно назрела и требует решения .

В судебной практике есть примеры, когда за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности вследствие различных обстоятельств дела нельзя привлечь к ответственности физических лиц, но могло бы ответить юридическое лицо, которому было бы назначено наказание имущественного характера более серьезное, чем физическому лицу .

Так, в Республике Тыва Каа-Хемский районный суд постановил прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон. В рудном карьере Ю. У. Че вместе со старшим взрывником ООО «Сибиряк» В. В. Семеновым и с бригадой буровиков ООО «Тардан Голд» производил взрывные работы. После окончания Жевлаков Э. Н. Указ. соч. С. 41 .

Российское уголовное право: общая часть: учебник / Под ред. А. В. Наумова. М., 1996. С. 181 .

Лачин А. А. Указ. соч. С. 121 .

Романова Н. И. Понятие и система экологических преступлений: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Владивосток,

2001. С. 18 .

заряжания блоков стали сжигать тару из-под взрывчатых веществ на отвале карьера. Когда тара полностью сгорела, подул сильный ветер; горячую золу унесло на сухую траву, отчего произошло возгорание последней. С места горения тары из-под взрывчатых веществ огонь по склону горы перекинулся на лесной массив, и произошел лесной пожар. В результате преступной небрежности Че и Семенова частично сгорели стволы растущих берез до степени прекращения роста, тем самым было повреждено берез на корню в размере 386 куб. м и лесному фонду государства был причинен материальный ущерб в сумме 157 179,2 руб., что является крупным размером1 .

В рассмотренном примере из судебной практики при наличии возможности привлечения юридического лица к уголовной ответственности уголовное дело было бы возбуждено против ООО «Сибиряк», т. к. в результате подрывных работ именно этой организации произошло уничтожение лесной растительности .

Э. Н.

Жевлаков среди причин введения уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления в наиболее развитых капиталистических странах выделяет:

– отсутствие централизованного планирования в области охраны природы;

– интенсивное загрязнение среды;

– беспрецедентное разрушение местообитаний и выраженную фрагментацию (инсуляризацию);

– сложность создания охраняемых территорий, вызванную частной собственностью на землю и другие природные ресурсы;

– огромную рекреационную нагрузку на оставшиеся природные местообитания животных и экосистемы2 .

Противники уголовной ответственности для юридических лиц в России приводят следующие доводы: 1) усилить материальную ответственность за незаконную деятельность вполне можно в рамках гражданского и Дела № 1-147/11, 4-85/11 «О прекращении уголовного дела от 19 декабря 2011 г.», Каа-Хемский районный суд Республики Тыва .

Жевлаков Э. Н. К вопросу об ответственности юридических лиц за совершение экологических преступлений // Уголовное право. 2002. № 1. С. 12 .

административного права; 2) у юридического лица отсутствует физическая природа человека, потому оно не может быть лишено свободы либо подвергнуто аресту, а это основные виды уголовных наказаний; 3) уголовная ответственность юридических лиц противоречит принципу личной виновной ответственности .

По нашему мнению, можно аргументировать свою позицию по привлечению юридического лица к уголовной ответственности следующим:

1) в случае уничтожения или повреждения лесной и иной растительности в ходе хозяйственной деятельности юридического лица только уголовные санкции отражают фактическую степень общественной опасности указанных деяний;

2) юридическое лицо признается со стороны закона самостоятельным субъектом права, существующим независимо от физических лиц, поэтому оно может быть признано виновным в уничтожении или повреждении лесной и иной растительности и привлечено к уголовной ответственности;

3) уголовная ответственность юридических лиц не исключает ответственности физических лиц, что, в свою очередь, сохраняет принцип личной виновной ответственности .

По нашему мнению, к юридическим лицам в случае уничтожения или повреждения ими лесной и иной растительности можно применить такие наказания, как штраф; лишение права заниматься определенной деятельностью;

закрытие предприятий юридического лица, использовавшихся для совершения указанного преступления; приостановление деятельности юридического лица;

ликвидация юридического лица; лишение лицензии и др .

Таким образом, по совокупности изложенных обстоятельств и соображений, на наш взгляд, совершенно очевидно, что в РФ юридическое лицо нужно признать субъектом уголовной ответственности при совершении экологических преступлений (в частности, уничтожения или повреждения лесной и иной растительности). Эта идея постепенно укоренилась в общественном сознании цивилизованного общества по той причине, что оно оказалось практически не защищенным от негативных экологических последствий хозяйственной деятельности организаций .

В целях совершенствования отечественного уголовно-экологического законодательства следует обратить особое внимание на некоторые эффективные институты охраны окружающей среды (повышенные санкции за экологические преступления, уголовная ответственность юридических лиц, финансовая гарантия), действующие наряду с институтом ответственности в зарубежных странах, и адаптировать их к российскому экологическому законодательству1 .

Необходимость введения уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления, а особенно за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, в РФ видится еще и в связи со следующем:

1) уголовная ответственность предполагает другой уровень оценки общественной опасности поведения: не как хозяйственного правонарушения, а как общественно опасного деяния, вредного для здоровья людей и живых ресурсов (флоры, фауны);

2) невозможно возложить на юридическое лицо гражданско-правовую ответственность в следующих случаях: последствия деяния нельзя оценить в денежном выражении по существующим методикам (постепенное усыхание лесов от выбросов в воздух вредных веществ, загрязнение водоемов, почвы), вред причиняется здоровью людей (его в деньгах не оценишь), истинные размеры экологической катастрофы можно определить лишь по прошествии длительного времени;

3) в ряде случаев трудно или невозможно установить вину конкретного физического лица, т. к. она обусловлена халатностью, недобросовестностью, незнанием и ошибками ряда других работников производства или ошибками проектировщиков;

4) юридические лица за рубежом несут уголовную ответственность за экологические и иные преступления и не должны ставиться в привилегированное положение в РФ;

Короткова А. П. Указ. соч .

5) уголовно-правовые санкции, применяемые за экологические преступления, должны сделать экономически невыгодным для всего предприятия занятие экологически вредной производственной деятельностью;

6) привлечение юридических лиц к уголовной ответственности поможет восполнить пробел в уголовном законе в тех случаях, когда физические лица «прячутся за спину» юридического лица, собственниками или участниками которого они являются .

Если собственники или участники юридического лица получили прибыль от вредной экологической деятельности (фактически получили незаконные доходы), то в случае привлечения их к уголовной ответственности наказание чаще всего назначается условно, а сумма штрафа, предусмотренная санкциями статей об экологических преступлениях, по сравнению с полученной прибылью ничтожно мала .

Подводя итог рассмотрению вопроса об ответственности юридических лиц, отметим, что установление уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления есть попытка создания правового механизма защиты личности, общества, государства от незаконной, хищнической эксплуатации природных ресурсов ради преступного обогащения физических лиц .

Действующий уголовный закон такого механизма не предусматривает .

Нами предлагается ввести уголовную ответственность за уничтожение или повреждение лесной и иной растительности юридическими лицами в результате их хозяйственной и иной деятельности и дополнить УК РФ ст.

2611, в которой будут прописаны санкции против юридических лиц по данному преступлению следующего содержания:

«Статья 2611. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате их хозяйственной или иной деятельности

1. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате неосторожного обращения с огнем или другими источниками повышенной опасности либо неосторожного загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается…

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются…

3. Уничтожение или повреждение лесной и (или) иной растительности юридическими лицами в результате поджога, умышленного применения других источников повышенной опасности, загрязнения или иного негативного воздействия вследствие хозяйственной или иной деятельности – наказывается…

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, если они причинили крупный ущерб или были совершены в отношении лесов, выполняющих защитные функции, – наказываются… Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, если стоимость уничтоженной или поврежденной лесной и (или) иной растительности, исчисленная по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, составляет не менее пятидесяти тысяч рублей с учетом вреда, причиненного окружающей среде» .

При этом следует оговориться, что данная статья может быть введена в УК РФ только после решения вопроса об уголовной ответственности юридических лиц и за другие преступления (в частности, за иные экологические преступления, за преступления экономического характера и ряд других, как предлагается в литературе) и внесения соответствующих изменений в Общую и Особенную части УК РФ .

ГЛАВА 3. ОТЛИЧИЕ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЯ

ЛЕСНЫХ И ИНЫХ НАСАЖДЕНИЙ ОТ СХОДНЫХ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

3.1. Отграничение уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений от иных экологических преступлений С преступлением, предусмотренным ст. 261 УК РФ, конкурирует целый ряд других экологических преступлений. Поэтому возникает необходимость в их разграничении. Причем в основном имеют место виды конкуренции общей и специальной норм, части и целого или того и другого вместе .

Так, определенное сходство с уничтожением или повреждением лесных и иных насаждений имеют составы преступлений, предусмотренных ст. 246 «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ», 247 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов», 248 «Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами», ч. 2 ст. 249 «Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений» (в части нарушения правил борьбы с болезнями и вредителями растений), ст. 250 «Загрязнение вод», 251 «Загрязнение атмосферы», 254 «Порча земли», 259 «Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации», 260 «Незаконная рубка лесных и иных насаждений» УК РФ. Сходство состоит в том, что указанные преступления могут иметь последствиями уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений и (или) совершаться путем загрязнения или иного негативного воздействия на окружающую среду. Вместе с тем названные деяния и последствия предусмотрены в качестве обязательных признаков объективной стороны состава уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений (ст. 261 УК РФ) .

Примечательно, что с момента вступления действующего Уголовного кодекса РФ в законную силу в ст. 261, как и в иные статьи Общей и Особенной частей УК РФ, неоднократно вносились изменения и дополнения. В результате был расширен круг возможных деяний, образующих рассматриваемое преступление, в его состав были введены дополнительные квалифицирующие признаки, была усилена уголовная ответственность, были изменены категорийность преступления по степени общественной опасности, условия ответственности и наказуемости деяния и т. п .

Однако, несмотря на перечисленные нововведения, ст. 261 УК РФ нуждается в дальнейшем совершенствовании. Необходимо также осмысление содержания этих новелл на предмет выработки практических рекомендаций по применению закона и, в частности, разграничения с так называемыми смежными составами преступлений1 .

От преступления, предусмотренного ст. 246 «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ» УК РФ, уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений необходимо отличать в том случае, когда вследствие нарушения правил охраны окружающей среды при размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации промышленных, сельскохозяйственных и иных объектов причиняются тяжкие последствия в виде уничтожения или повреждения лесных массивов или иной растительности .

В литературе существует мнение, что если, например, при использовании промышленного объекта произошло уничтожение или повреждение леса, то подлежит применению ст. 261 УК РФ2. На наш взгляд, вопрос следует решать не столь однозначно .

Статья 246 УК РФ, в принципе, является общей по отношению к другим статьям, указанным в гл. 26 УК РФ. И если бы речь шла об уничтожении или о Под смежными мы будем понимать преступления, сходные по определенным признакам объективной стороны состава преступления, хотя на этот счет в науке уголовного права есть и иные позиции. Например, И. А. Конфоркин считает смежными только преступления, сходные по непосредственному объекту преступления (Конфоркин И. А. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений: монография. 2010 // СПС «Консультант Плюс»). Однако таковые можно обнаружить, на наш взгляд, только у тождественных преступлений .

Жевлаков Э. Н. Уголовно-правовая охрана окружающей среды: ч. 1. М., 2002. С. 96 .

повреждении лесных и иных насаждений путем использования источников повышенной опасности, неосторожного обращения с огнем, загрязнения лесов действиями (бездействием), не связанными со строительством, вводом в эксплуатацию и эксплуатацией указанных в ст. 246 УК РФ объектов, то применяться должна была бы ст. 261 УК РФ. В таком случае ее нормы являлись бы специальными по отношению к нормам ст. 246 УК РФ, а по правилам конкуренции общих и специальных норм применению подлежат последние – как с наибольшей полнотой описывающие признаки содеянного. При этом последствия в виде уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений не должны относиться к тяжким .

Однако когда уничтожение или повреждение лесных и иных насаждений происходит вследствие указанных в ст. 246 УК РФ деяний (т. е. в результате нарушения правил охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации промышленных, сельскохозяйственных, научных и иных объектов лицами, ответственными за соблюдение этих правил) и это влечет уничтожение или повреждение лесной и иной растительности, признаваемое тяжкими последствиями, то применению подлежит, на наш взгляд, ст. 246 УК РФ. В данном случае ее нормы являются специальными по отношению к нормам ст. 261 УК РФ .

Статьей 247 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов» УК РФ предусмотрена ответственность за загрязнение окружающей среды вследствие производства запрещенных видов опасных отходов, их транспортировки, хранения, захоронения, использования или иного обращения радиоактивных, бактериологических, химических веществ и отходов с нарушением установленных правил. Лес и иные участки древесно-кустарниковой растительности являются неотъемлемой частью окружающей среды .

Разграничивая указанные составы, следует учитывать, что ст. 247 УК РФ в целом является общей по сравнению со статьями, предусматривающими загрязнение отдельных видов природных ресурсов. Однако в части отдельных ситуаций она не является таковой по сравнению со ст. 261 УК РФ. Как и в случае разграничения составов, установленных ст. 246 и 261 УК РФ, при разграничении преступлений, предусмотренных ст. 247 и 261 УК РФ, следует учитывать, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 247 УК РФ, окончено с момента возникновения реальной угрозы наступления указанных в ней последствий, предусмотренное ч. 2 этой статьи – с момента загрязнения, отравления, заражения окружающей среды или наступления иных указанных в ней последствий, тогда как преступление, предусмотренное ст. 261 УК РФ, окончено только с момента уничтожения или повреждения природных ресурсов. С учетом изложенного относительно конкуренции норм в случае создания реальной угрозы уничтожения или повреждения лесных и иных насаждений либо наступления таких последствий вследствие совершения указанных в ст. 247 деяний ответственность, на наш взгляд, наступает по этой статье, а в иных случаях – по ст. 261 УК РФ .

Преступления, предусмотренные ст. 250 «Загрязнение вод» и 251 «Загрязнение атмосферы» УК РФ, следует наряду с составами, установленными ст. 246, 247 УК РФ, отнести к преступлениям общего характера, подрывающим целостность окружающей среды .

Поэтому, когда речь идет о причинении вреда (посредством загрязнения водных источников или атмосферы) древесно-кустарниковым насаждениям, нужно привлекать виновное лицо за вред, причиненный дикорастущим насаждениям, по совокупности преступлений, установленных ст. 250 или 251 и ст. 261 УК РФ. В противном случае причинение вреда лесному массиву как самостоятельной составной единице экосистемы не находит отражения при квалификации и остается безнаказанным .

Дополнительно отметим, что из буквального толкования диспозиции ст. 250 УК РФ следует: уголовная ответственность за загрязнение вод водоемов как таковых не установлена, поскольку она предусмотрена за причинение вреда второго порядка, т. е. вреда, который причиняется загрязненной водой рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству и т. д.1 Однако, хотя в ст. 250 УК РФ в Кузнецова О. Н. Проблемы квалификации преступного загрязнения окружающей среды // Право и политика .

2010. № 3. СПС «Консультант Плюс» .

качестве последствия указан и существенный вред растительному миру и лесному хозяйству, на наш взгляд, утверждать, что причинение вреда загрязнением, например, вод болот лесным и иным насаждениям полностью охватывается составом ст. 250 УК РФ, неверно .

Санкции, установленные ст. 261 УК РФ за причинение вреда лесному массиву, существенно выше санкций, предусмотренных ст. 250 УК РФ. Это свидетельствует о том, что лес взят под большую, чем воды, защиту уголовным законодательством. Ввиду этого преследование нарушителя, нанесшего ущерб лесному массиву посредством загрязнения вод, исключительно по ст. 250 УК РФ позволит ему избежать привлечения к более строгой уголовной ответственности, а причинение вреда лесному массиву как отдельной единице экосистемы останется, как было сказано выше, безнаказанным. Кроме того, следует отметить, что в диспозиции ст. 250 УК РФ используется термин «лесное хозяйство». Это дает повод утверждать, что подразумевается не конкретный природный объект, часть биосферы – лес, а лишь одна из отраслей экономики, отвечающая за получение экономической прибыли при эксплуатации лесного массива1 .

Последнее же свидетельствует о верности высказанной мысли о том, что защита леса как части биосферы не охватывается диспозицией ст. 250 УК РФ и при причинении вреда последнему необходимо наряду со ст. 250 применять ст. 261 УК РФ .

Что касается загрязнения воздуха вместе с уничтожением или повреждением лесов, примерами таких деяний стали лесные пожары на значительной части территории нашей страны летом 2010 г., которые привели к сильному загрязнению воздуха. Возможна также и обратная ситуация, когда в результате выбросов в атмосферу загрязняющих веществ наносится вред лесным насаждениям в виде их уничтожения или повреждения. В обоих случаях указанные деяния нужно квалифицировать как самостоятельные преступления по совокупности ст. 251 и 261 УК РФ .

Лесное хозяйство – отрасль народного хозяйства; занимается изучением, учетом и воспроизводством лесов, охраной их от пожаров, болезней и вредителей, лесовозобновлением и лесоразведением, регулированием лесопользования, повышением продуктивности лесов (Советский энциклопедический словарь. М., 1998. С. 705) .

Такие же проблемы, как и при применении ст. 250 «Загрязнение вод», возникают при применении ст. 254 «Порча земли» УК РФ. На первый взгляд, из ее диспозиции следует, что причинение вреда только почвенному слою недостаточно для наступления уголовной ответственности по основному составу (ч. 1 ст. 254 УК РФ). Необходимо также устанавливать вред второго порядка, т. е .

вред, который причиняет загрязненная почва окружающей среде (например, лесным насаждениям) или здоровью человека .

Однако почва является самостоятельным элементом окружающей среды .

Поэтому достаточно загрязнения одного компонента окружающей среды для вывода о загрязнении окружающей среды в целом, поскольку все элементы природной среды взаимосвязаны и посягательство на один из них причиняет вред и другим. Соответственно, загрязнение почвы уже есть загрязнение окружающей среды1 .

Поэтому, когда через загрязнение земли наносится вред в форме уничтожения или повреждения лесным и иным насаждениям, составляющим предмет охраны, установленный ст. 261 УК РФ, преступное деяние должно квалифицироваться по совокупности ст. 254 и 261 УК РФ2 .

Таким образом, отграничение вышеперечисленных составов, установленных ст. 250, 251 и 254 УК РФ, от состава преступления, предусмотренного ст. 261 УК РФ, следует проводить прежде всего по объекту и предмету преступного посягательства, а также по признакам объективной стороны состава .

Дополнительно отметим, что диспозиция ст. 251 УК РФ относительно диспозиций по сути аналогичных составов, но установленных в целях защиты иных компонентов окружающей среды (воды, почвы), является наиболее удачной, т. к. исходя из нее для целей привлечения к ответственности за вред, причиненный атмосферному воздуху, не требуется устанавливать факт причинения вреда другим природным составляющим (воде, лесу и т. д.) .

Дубовик О. Л. Указ. соч. С. 167 .

См. также: Хлупина Г., Качина Н. Проблемы применения нормы об уголовной ответственности за порчу земли // Уголовное право. 2010. № 1 .

Достаточно установить факт причинения вреда атмосферному воздуху, если же при этом имеет место причинение вреда лесным насаждениям, то деяние следует квалифицировать по совокупности составов. В этой связи диспозиция ст. 254 и особенно ст. 250 УК РФ явно нуждается в соответствующем уточнении. В противном случае велик риск необоснованного освобождения от ответственности, когда вред наряду с такими компонентами, как вода и почва, нанесен лесу .

В связи с изложенным нами предлагается из диспозиции ч. 1 ст.

250 УК РФ исключить понятие «лесному или» и изложить норму в следующей редакции:

«1. Загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если эти деяния повлекли причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, сельскому хозяйству» .

В этом случае при уничтожении иди повреждении лесных насаждений будет применяться совокупность преступлений .

Уничтожение критических местообитаний для организмов1, занесенных в Красную книгу РФ (ст. 259 УК РФ), повлекшее гибель популяций, возможно различными способами. В частности, одним из них может быть уничтожение или повреждение лесного массива посредством уничтожения местообитания «краснокнижных» животных или растений .

Автор придерживается позиции, в соответствии с которой, если уничтожение мест обитания указанных в ст. 259 УК РФ животных и растений произошло путем уничтожения или повреждения лесов, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, установленных ст. 259 и 261 УК РФ2. Это обусловлено тем, что ст. 259 УК РФ охватывается уничтожение только «краснокнижных» животных и растений, в то время как ст. 261 УК РФ направлена на защиту уголовно-правовыми методами лесов и другой древесно-кустарниковой растительности как отдельного компонента окружающей среды .

Критическое местообитание – это специфический термин, обозначающий специально выделяемые защитные участки территорий (акваторий), на которых обитают популяции каких-либо животных или растений, занесенных в Красную книгу РФ. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. М. Лебедев;

автор раздела Э. Н. Жевлаков. М., 2004 // СПС «Гарант»; Дубовик О. Л. Указ. соч. С. 306 .

Жевлаков Э. Н. Указ. соч. С. 23 .



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«ЛИПЧАНСКАЯ Мария Александровна Участие граждан Российской Федерации в управлении делами государства: конституционно-правовое исследование 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Саратов Работа...»

«Электронный журнал "Психология и право" E-journal "Psychology and law" www.psyandlaw.ru www.psyandlaw.ru 2015, Том 5. № 4. С. 2639 2015, Vol. 5 . no. 4. pp. 26-39 doi: 10.17759/psylaw.2015050403 doi: 10.17759/psylaw.2015050403 ISSN-online: 2222-5196 ISSN-online: 2222-5196 Связь темпераме...»

«Законодательная база Грузии по распределению обязанностей между компетентными органами по информированию и участию общественности в свете Конвенция о Трансграничном Воздействии Промышленных Аварии Александр Миндорашвили 4-7 декабря 2007 г.Киев В грузии правов...»

«ЮРИЙ УДОВЕНКО ЗАЗЕРКАЛЬЕ: авторитет законов или закон "авторитетов"ЗАЯВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ РОССИИ "Зазеркалье" Юрия Удовенко по своему содержанию и трагизму описанных судеб сравнимо с "Архипелагом ГУЛАГ" Александра Солженицына. Книга призывает к нравственности законов и принимаемых судебных решений....»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации" Олимпиада школьников по обществознанию Очный этап 8-9 класс Ва...»

«А. В. Наумов, А. Г. Кибальник, В. Н. Орлов, П. В. Волосюк Международное уголовное право Учебник для бакалавриата и магистратуры 2-е издание, переработанное и дополненное Под редакцией доктора юридических наук, профессора А. В. Наумов...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВОВЫЕ БЛОКИ СИСТЕМЫ ГАРАНТ ООО Гарант Пермь г. Пермь, ул. Куйбышева, 47 офис 34, тел. 236-40-07 e-mail: sc@perm.raid.ru БОЛЬШИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ БЛОКИ ДОКУМЕНТЫ Законодательство России более Содержит документы, регулирующие вопросы ведения РФ и совместные ведения РФ и субъектов Федерации: гос...»

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЁННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЛОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИМЕНИ В.В. ЛУКЬЯНОВА" ОТЧ...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ И ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО УДК 341.01 "ПРАВО КОРОНЫ" КАК ОТРАСЛЬ ВНУТРЕННЕГО ПРАВА КАНАДЫ П. В. Донцов Воронежский государственный университет Поступила в редакцию 15 января 2014 г. Аннотация: рассматривается...»

«1. Область применения и нормативные ссылки Настоящая программа учебной дисциплины устанавливает минимальные требования к знаниям и умениям студента и определяет содержание и виды учебных занятий и отчетности. Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисцип...»

«ПРАВО И ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ В РОССИИ: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Под редакцией В.В. Волкова УДК 34 ББК 67 П 68 Рецензенты: Я.И. Гилинский, доктор юридических наук, профессор Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ; В.М. Бозров, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедр...»

«Информационные технологии в ОРД. СИСТЕМА РОЗЫСК-МАГИСТРАЛЬ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ НА ТРАНСПОРТЕ К.т.н, доцент, А.В . Бочкарев, к.т.н., В.В. Сл...»

«Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Центральная городская библиотека" города Владимира Отдел комплектования и обработки Выпуск №3 "Новая литература по формированию правовой культуры пользователей" Указатель новых поступлений Сост. И.А. Крайнова В...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2009. Вып. 3 (17). С. 7–18 ПРАВОСЛАВНЫЕ АРМЯНЕ И АРМЯНО-ВИЗАНТИЙСКАЯ КОНТАКТНАЯ ЗОНА В. А. АРУТЮНОВА-ФИДАНЯН Изучение армяно-халкидонитской общины приводит автора статьи, вопреки традиционной точке зр...»

«ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАСТОЛЬНАЯ КНИГА ПРОКУРОРА 3-е издание, переработанное и дополненное Под общей редакцией заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, государственного советника юстиции 1 класса С. Г. Кехлерова и ректора Акад...»

«Памятка для родителей по безопасности детей в летний (отпускной) период Уважаемые родители, понятно, что ежедневные хлопоты отвлекают вас, но не забывайте, что вашим детям нужна помощь и внимание, особенно в лет...»

«Миронов Анатолий Николаевич АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ КАК ВИД НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО АКТА ФЕДЕРАЛЬНОГО ОРГАНА ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В статье рассматривается значение административного регламента как вида нормативного...»

«Curriculum Vitae Чернова Жанна Владимировна 12.07.1974г.ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Самарский государственный университет, социологический факультет, диплом с отличием, 1996. Магистерская...»

«Методические и иные документы разработанные ОО для обеспечения образовательного процесса Кафедра Уголовного и уголовно-процессуального права 1 . Отв. Ред. С.С. Аветисян, А.И. Чучаев. Уголовное право Армении и России. Общая и особенная части. (Учебник) Авторский коллектив : А.В. Абаджан...»

«Скорикова Татьяна Николаевна Гражданско-правовое регулирование отношений по оказанию услуг сотовой связи Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; междунар...»

«М.Н. Могачев СЕРИЙНЫЕ ИЗНАСИЛОВАНИЯ Москва • "Логос" • 2003 УДК 340 ББК 56.14 М74 Могачев М.И. М74 Серийные изнасилования. М.: Логос, 2003 . 288 с. I8ВN 5-94010-192-5 Настоящая работа посвящена изучению о д н о й из наиболее опасных кате­ горий преступников серийных...»





















 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.