WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС Под общей редакцией профессора А.В. Смирнова Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов вузов, обучающихся по направлению ...»

-- [ Страница 1 ] --

А.В. Смирнов

К.Б. Калиновский

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Под общей редакцией профессора А.В. Смирнова

Допущено Министерством образования Российской Федерации

в качестве учебника для студентов вузов,

обучающихся по направлению «Юриспруденция»

и специальности «Юриспруденция»

Четвертое издание, переработанное и дополненное

МОСКВА

УДК 343(075.8)

ББК 67.411я73

С50

По итогам конкурса на лучшую научную работу среди преподавателей

высших учебных заведений в 2004 г. учебник отмечен дипломом Фонда развития отечественного образования в области юриспруденции

Рецензенты:

В.3. Лукашевич, проф. Санкт-Петербургского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ, д-р юр. наук, И.Б. Михайловская, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, заслуженный юрист РФ, д-р юр. наук, проф., В.С. Шадрин, проф. кафедры уголовного права Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, заслуженный юрист РФ, ст. советник юстиции, д-р юр. наук Смирнов А.В .

Уголовный процесс : учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский ; под общ. ред .

C50 проф. А.В. Смирнова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : КНОРУС, 2008. — 704 с .

ISBN 978-5-390-00048-9 Настоящий учебник представляет собой полное научное изложение курса российского уголовного процесса в его исторической и идейной связи с мировыми процессуальными доктринами .

Впервые в учебной юридической литературе здесь приводится развернутая классификация всех известных типов и видов уголовного судопроизводства, взятых в их историческом развитии. Вместе с тем авторы стремились уйти от описательной подачи материала. Лейтмотивом всей книги является идея состязательности процесса, которая служит не только юридическим, но и нравственным критерием оценки всех процессуальных институтов, равно как и практики их применения .

При подготовке учебника учтены последние изменения в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве .

Учебник предназначен для студентов высших учебных заведений, аспирантов, а также практикующих юристов .

УДК 343(075.8) ББК 67.411я73 Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.60.953.Д.000035.01.08 от 09.01.2008 г .

Изд. № 943. Подписано в печать 08.04.2008 .

Формат 70100/16. Гарнитура «Times New Roman». Печать офсетная. Бумага газетная .

Усл. печ. л. 45,0. Уч.-изд. л. 57,85. Тираж 5000 экз. Заказ № ЗАО «КноРус».

–  –  –

Введение

Раздел I

ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Глава 1. Понятие уголовного судопроизводства § 1. Понятие уголовного судопроизводства и уголовного процесса

§ 2. Уголовно-процессуальная форма

§ 3. Цели и задачи уголовного судопроизводства

§ 4. Уголовно-процессуальная наука

Глава 2. Уголовно-процессуальное право § 1 .

Предмет и методы правового регулирования в области уголовного процесса

§ 2. Понятие источников уголовно-процессуального права

§ 3. Роль Конституции Российской Федерации как источника уголовнопроцессуального права

§ 4. Международно-правовые нормы в уголовном процессе

§ 5. Соотношение норм международного и внутреннего уголовно-процессуального права России

§ 6. Действие уголовно-процессуального закона во времени





§ 7. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве

§ 8. Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц

§ 9. Роль в уголовном судопроизводстве постановлений Конституционного Суда РФ, разъяснений Верховного Суда РФ, приказов и указаний, положений и инструкций, издаваемых Генеральной прокуратурой РФ

§ 10. Соотношение уголовного процесса с другими отраслями права и специальных знаний

Глава 3. Типы и виды уголовного процесса § 1 .

Состязательный тип уголовного процесса

§ 2. Розыскной тип уголовного процесса

Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса § 1 .

Понятие принципов судопроизводства

§ 2. Публичность

§ 3. Объективная истина

§ 4. Равенство сторон и независимость суда

§ 5. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

§ 6. Презумпция невиновности

§ 7. Очность процесса и непосредственность исследования доказательств

§ 8. Устность

§ 9. Оценка доказательств судом по внутреннему убеждению

§ 10. Гласность

§ 11. Недопустимость повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же деяние (non bis in idem)

§ 12. Принципы неприкосновенности личности, жилища и частной жизни, охраны иных прав и свобод человека и гражданина

§ 13. Законность в уголовном судопроизводстве

4 ОГЛАВЛЕНИЕ Раздел II

УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Глава 5. Участники уголовного процесса § 1. Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства .

Уголовно-процессуальные функции

§ 2. Суд

§ 3. Органы уголовного преследования

§ 4. Прокурор в российском уголовном процессе

§ 5. Следователь

§ 6. Руководитель следственного отдела

§ 7. Органы дознания

§ 8. Дознаватель

§ 9. Потерпевший

§ 10. Частный обвинитель

§ 11. Гражданский истец

§ 12. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

§ 13. Подозреваемый

§ 14. Обвиняемый

§ 15. Защитник

§ 16. Гражданский ответчик

§ 17. Свидетель

§ 18. Эксперт

§ 19. Специалист

§ 20. Переводчик

§ 21. Понятые

Глава 6. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве .

Отводы § 1. Понятие обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу .

Отводы и самоотводы

§ 2. Отвод судьи

§ 3. Обстоятельства, препятствующие участию лица в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя. Освобождение кандидатов в присяжные заседатели от участия в рассмотрении уголовного дела. Отводы и самоотводы присяжных заседателей

§ 4. Отвод прокурора, следователя и дознавателя

§ 5. Отвод защитника и представителей

§ 6. Отвод иных участников уголовного судопроизводства

Раздел III

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

Глава 7. Доказательства и доказывание § 1. Понятие процесса доказывания

§ 2. Предмет и пределы доказывания по уголовному делу

§ 3. Понятие доказательств в уголовном судопроизводстве. Относимость и допустимость доказательств

§ 4. Классификация и виды доказательств

§ 5. Структура процесса доказывания: его уровни и элементы

§ 6. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности............ 216 § 7. Формальные средства доказывания

Раздел IV

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

Глава 8. Меры процессуального принуждения § 1. Понятие и классификация мер процессуального принуждения

ОГЛАВЛЕНИЕ § 2. Задержание подозреваемого и обвиняемого

§ 3. Меры пресечения: общие положения

§ 4. Психолого-принудительные меры пресечения

§ 5. Физически-принудительные меры пресечения

§ 6. Иные меры процессуального принуждения

Раздел V

ИНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБЩЕЙ ЧАСТИ

Глава 9. Ходатайства и жалобы § 1. Ходатайства и жалобы

§ 2. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство

Глава 10. Процессуальные сроки .

Процессуальные издержки § 1. Процессуальные сроки, их виды. Порядок исчисления, продления и восстановления сроков

§ 2. Понятие и состав процессуальных издержек по уголовному делу. Порядок их исчисления, возмещения и взыскания

Глава 11. Реабилитация § 1 .

Понятие реабилитации, ее основания и объем

§ 2. Порядок возмещения вреда при реабилитации

§ 3. Возмещение реабилитированному морального вреда

§ 4. Восстановление иных прав реабилитированного

§ 5. Возмещение вреда юридическим лицам

Раздел VI

ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Глава 12. Возбуждение уголовного дела § 1. Понятие и структура досудебного (предварительного) производства

§ 2. Понятие, модели и значение стадии возбуждения уголовного дела

§ 3. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

§ 4. Процессуальный порядок рассмотрения сообщений о преступлениях

§ 5. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения

§ 6. Основания и процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела................ 339 Глава 13. Предварительное расследование и его общие условия § 1. Понятие, система, этапы и формы предварительного расследования

§ 2. Понятие и виды общих условий предварительного расследования

§ 3. Общие условия предварительного расследования, связанные с выбором надлежащего субъекта расследования и его процессуальным положением

§ 4. Общие условия предварительного расследования, связанные с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой

§ 5. Общие условия предварительного расследования, связанные с обеспечением прав и законных интересов его участников

Глава 14. Следственные действия § 1 .

Понятие и виды следственных действий

§ 2. Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент

§ 3. Обыск. Выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления .

Контроль и запись переговоров

§ 4. Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний на месте

§ 5. Производство судебной экспертизы

6 ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 15. Привлечение в качестве обвиняемого § 1. Основания и порядок привлечения лица в качестве обвиняемого

§ 2. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого

§ 3. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования

Глава 16. Приостановление и возобновление предварительного расследования § 1 .

Приостановление предварительного расследования

§ 2. Производство по приостановленному делу

§ 3. Возобновление приостановленного предварительного расследования

Глава 17. Окончание предварительного расследования § 1 .

Понятие и формы окончания предварительного расследования

§ 2. Прекращение уголовного дела

§ 3. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору

§ 4. Деятельность прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением........... 466 Глава 18. Особенности производства дознания § 1. Понятие дознания, его условия и субъекты производства

§ 2. Процедура проведения дознания

Раздел VII

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Глава 19. Стадия подготовки к судебному заседанию § 1. Понятие подготовки к судебному заседанию: соотношение с понятием предания суду

§ 2. Формы подготовки к судебному заседанию

Глава 20. Понятие и типы судебного разбирательства § 1 .

Понятие судебного разбирательства

§ 2. Основные мировые типы судебного разбирательства

Глава 21. Судебное разбирательство в российском уголовном судопроизводстве § 1 .

Общие условия судебного разбирательства

§ 2. Подготовительная часть судебного заседания

§ 3. Судебное следствие

§ 4. Прения сторон и последнее слово подсудимого

Глава 22. Приговор § 1 .

Понятие и значение приговора

§ 2. Виды приговоров

§ 3. Порядок постановления приговора

§ 4. Структура и содержание приговора

§ 5. Провозглашение приговора

Глава 23. Особые порядки судебного разбирательства § 1 .

Понятие и задачи целерантного (упрощенного и ускоренного) судопроизводства........... 548 § 2. Виды целерантного производства

§ 3. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением

Глава 24. Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье § 1 .

Понятие и краткая история мирового суда

§ 2. Производство в мировом суде

ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 25. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей § 1. Понятие и история суда с участием присяжных заседателей

§ 2. Право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей

§ 3. Особенности проведения предварительного слушания и подготовительной части судебного заседания

§ 4. Формирование коллегии присяжных заседателей

§ 5. Права, обязанности и ответственность присяжных заседателей

§ 6. Особенности судебного следствия и прений сторон в суде с участием присяжных заседателей

§ 7. Соотношение полномочий судьи и присяжных заседателей. Содержание вопросов присяжным заседателям и порядок их постановки

§ 8. Напутственное слово председательствующего

§ 9. Порядок вынесения и провозглашения вердикта присяжных заседателей

§ 10. Процессуальные действия после вынесения вердикта

–  –  –

Глава 27. Апелляционный порядок пересмотра судебных решений § 1 .

Объект, предмет и субъекты рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке

§ 2. Процедура апелляционного пересмотра уголовного дела

Глава 28. Кассационный порядок пересмотра судебных решений § 1 .

Объект, предмет и субъекты рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке.... 605 § 2. Процедура кассационного пересмотра уголовного дела

§ 3. Решения, принимаемые судом кассационной инстанции, и пределы его полномочий..... 611 § 4. Основания для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке...... 614 Глава 29. Надзорный порядок пересмотра судебных решений § 1. Понятие пересмотра судебных решений в порядке надзора

§ 2. Объект, предмет и субъекты производства по уголовному делу в порядке надзора.......... 624 § 3. Процедура рассмотрения уголовного дела в надзорном порядке

§ 4. Решения и пределы прав суда надзорной инстанции

Глава 30. Возобновление производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств § 1 .

Понятие возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств

§ 2. Понятие вновь открывшихся и новых обстоятельств

§ 3. Объект, предмет и субъекты производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств

§ 4. Возбуждение производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств

§ 5. Порядок разрешения судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу и принимаемые им решения

Глава 31. Исполнение приговора § 1 .

Понятие стадии исполнения приговора

§ 2. Обращение к исполнению приговоров, определений и постановлений

8 ОГЛАВЛЕНИЕ § 3. Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением наказания

–  –  –

Глава 33. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних § 1 .

Понятие особого порядка производства по делам несовершеннолетних .

Международные стандарты в этой области

§ 2. Особенности состава участников производства по делам несовершеннолетних.............. 657 § 3. Обстоятельства, подлежащие установлению по делам несовершеннолетних

§ 4. Особенности процедуры производства по делам несовершеннолетних

§ 5. Особенности решений, принимаемых по делам о преступлениях несовершеннолетних

Глава 34. Особый порядок судопроизводства о применении принудительных мер медицинского характера § 1 .

Понятие и основания производства о применении принудительных мер медицинского характера

§ 2. Особенности состава участников производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера

§ 3. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера

§ 4. Особенности процедуры по делам о применении принудительных мер медицинского характера

§ 5. Судебные решения, принимаемые по результатам рассмотрения дел о применении принудительных мер медицинского характера

§ 6. Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера

Глава 35. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц § 1 .

Понятие производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц....... 678 § 2. Особенности процедуры в отношении отдельных категорий лиц

Раздел X

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

В СФЕРЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Глава 36. Понятие и виды международного сотрудничества в уголовном судопроизводстве § 1. Понятие и формы международного сотрудничества при производстве по уголовным делам

§ 2. Международно-правовая помощь по уголовным делам

§ 3. Передача производства по уголовным делам (направление материалов уголовного дела для осуществления уголовного преследования)

§ 4. Уголовное преследование по просьбе иностранного государства

§ 5. Выдача (экстрадиция) лица для уголовного преследования или исполнения приговора

§ 6. Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является

АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ

–  –  –

К. Б. Калиновский заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин СевероЗападного филиала Российской Академии правосудия, канд .

юрид. наук, доц .

АВТОРСТВО А. В. Смирнов общая редакция, введение, гл. 1—7, 9, 11, 19—36;

К. Б. Калиновский гл. 8, 10, 12, 13, 15—18;

А.А. Смирнов и К.Б. Калиновский в соавторстве — § 1 гл. 10, § 2 гл. 12, гл. 14, § 1 гл. 15, § 2 гл. 17

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ГК РФ — Гражданский кодекс Российской Федерации;

ГПК РФ — Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации;

КоАП РФ — Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях;

комм. — комментарий;

КС РФ — Конституционный Суд Российской Федерации ОВД — органы внутренних дел;

ОРД — оперативно-розыскная деятельность;

РФ — Российская Федерация;

СК РФ — Семейный кодекс Российской Федерации;

СК по УД — Судебная коллегия по уголовным делам СО — следственный орган ТК РФ — Трудовой кодекс Российской Федерации;

УИК РФ — Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации УК РФ — Уголовный кодекс Российской Федерации;

УПК — Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (если не указано иное);

ФЗ — федеральный закон;

ФКЗ — федеральный конституционный закон .

ВВЕДЕНИЕ История свободы — это история процессуальных гарантий. Строй уголовного процесса всегда являлся индикатором, безошибочно определяющим, что перед нами — истинная демократия или тирания, обрядившаяся в демократические одежды. Тем, каков в государстве уголовный суд, во многом определяется благополучие и спокойствие граждан. «В области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан, и потому научная разработка этих дисциплин может более всего обеспечить господство права», — писал выдающийся российский правовед И.Я. Фойницкий1 .

Современное цивилизованное уголовное судопроизводство — это не только и не столько репрессия, но также справедливость и милосердие. Истина, справедливость, милость — вот те гносеологические, ценностные и нравственные основания, которыми определяется социально-юридическое значение правосудия и уголовного процесса XXI в. Признание и поддержка мировым сообществом этих благородных идей породили лавину судебных реформ в большинстве европейских государств. В Великобритании, Германии, Испании, Италии, Финляндии, Франции и многих других странах как на теоретическом, так и на законодательном уровне идут интенсивные поиски моделей уголовного процесса, отвечающих реалиям стремительно меняющегося мира .

Не является исключением и судебно-правовая реформа в России. Она «нацелена на пробуждение общественной совести во имя достижения правды в экстремальных условиях борьбы человека за свою жизнь, свободу и доброе имя»2 .

Важнейшим шагом судебно-правовой реформы в России стало принятие и утверждение 18.12.2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российскрой Федерации .

Основные цели Кодекса — гарантирование прав личности в уголовном процессе и обеспечение реальной состязательности сторон. В таких условиях преподавание и изучение курса уголовного процесса есть непростое и ответственное дело. Задача состоит не только в том, чтобы раскрыть содержание конкретных правовых норм, но также и в том, чтобы показать их действительное отношение к состязательному порядку судопроизводства, оценить соответствие российского законодательства принципам этой справедливой судебной процедуры, а главное — воспитать верность будущих правоведов величественным и гуманным идеалам подлинного Правосудия. Познание судопроизводства не должно сводиться к изучению лишь Уголовно-процессуального кодекса, замыкаясь в «узкой скорлупе национального законодательства», — оно призвано дать понимание того, как следует правильно строить правосудие и как толковать его нормы в истинном духе судебных реформ. Впервые в учебной юридической литературе в учебнике приводится развернутая классификация всех известных типов и видов уголовного судопроизводства, взятых в их историческом развитии. Вместе с тем авторы стремились уйти от описательной подачи материала. Лейтмотивом всей книги является идея состязательности процесса, которая служит не только юридическим, но и нравственным критерием оценки всех процессуальных институтов, равно как и практики их применения .

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб., 1996. Т. II. C. 586—587 .

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 79 .

Особенностью настоящего учебника является и то, что он не ограничивается изложением лишь позитивного содержания уголовно-процессуальных норм, а в необходимых для изучения предмета пределах уделяет внимание имеющимся в них пробелам, коллизиям, неясным положениям, требующим юридического толкования и представляющим особую трудность при изучении и практическом применении нового российского Уголовно-процессуального кодекса .

За период, прошедший со времени первого выхода учебника в свет, российское уголовно-процессуальное право, равно как и практика его применения, претерпело ряд существенных изменений — все они были учтены при подготовке настоящего издания. Эти изменения связаны как с законодательными новеллами, так и с решениями Конституционного Суда Российской Федерации, разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации по целому кругу вопросов, возникших в процессе реализации норм нового российского Уголовно-процессуального кодекса. За истекшее время появились также многочисленные научные и учебно-методические работы по данному предмету, в которых представлены различные теоретические взгляды и подходы1 .

Авторы с удовлетворением отмечают, что многие положения, находящиеся в русле состязательной парадигмы построения судопроизводства и сформулированные ими в учебнике, встречают понимание и поддержку в юридической литературе2 .

Однако следует сказать и о другой, противоположной тенденции. Практическая реализация состязательных и других либеральных начал в пореформенном уголовном процессе проходит трудно и противоречиво. Не все российские судьи, прокуроры и следователи оказались готовы принять обновленный уголовный процесс как спор равных сторон перед лицом беспристрастного и независимого суда. Часть следователей и прокуроров поняли состязательность лишь как свое право добиваться осуждения обвиняемых во что бы то ни стало, не слишком заботясь при этом об интересах достижения истины .

Многие судьи по-прежнему склонны отождествлять свои задачи с задачами прокуратуры и предварительного расследования; роль правосудия они видят не в беспристрастном и объективном разрешении спора обвинения и защиты, где реабилитация невиновного — такая же желанная цель, как и осуждение виновного, а в пресловутой «борьбе с преступностью». На деле такой односторонний подход ведет к снижению стандартов доказанности виновности, недостаточной обоснованноСм.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред .

проф. И.Л. Петрухин. М. : Проспект, 2004; Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М. : Норма, 2004; Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. СПб.: Питер, 2003, 2004 (2-е изд.); Уголовный процесс : учебник. Общая часть / под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб. :

Изд-во юрид. фак-та СПбГУ, 2004, Уголовный процесс : учебник. Особенная часть / под ред. проф .

В.З. Лукашевича. СПб. : Изд-во юрид. фак-та СПбГУ, 2005; Уголовный процесс : учебник / под ред. проф. К.Ф. Гуценко. М. : Зерцало, 2005 и др .

См.: Вандышев В.В. Уголовный процесс в современных условиях : курс лекций. СПб. : Питер, 2002; Еникеев З.Д., Васильева Е.Г. Нужны такие книги (рец. на учебник: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс : учебник для вузов. СПб : Питер, 2003) // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы Международной научно-практической конференции 16—17 октября 2003 г. Ч. III. Уфа : РИО БашГУ, 2004. С.10—13; Макаркин А.И .

Состязательность на предварительном следствии. СПб. : Юридический центр Пресс, 2004; Шестакова С.Д. Метод российского уголовно-процессуального права: от инквизиционности к состязательности. СПб. : СПб ун-т МВД РФ и др .

сти и мотивированности решений, снисходительности к процессуальным нарушениям и пренебрежительному отношению к законным интересам участников процесса .

Раздаются голоса о необходимости законодательного ужесточения уголовного процесса, усиления в нем мер принуждения, сокращения сферы применения некоторых важнейших гарантий правосудия, таких, например, как суд с участием присяжных заседателей и т.д. Ревизия демократических завоеваний судебной реформы сегодня представляет реальную опасность. Поэтому далеко не каждая из законодательных новаций или разъяснение Верховного Суда Российской Федерации безоговорочно приветствуются авторами — некоторые, по их мнению, уклоняются от первоначальной состязательной идеи, заложенной в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Поводом для подобных новаций обычно служат ссылки на необходимость усиления защиты от преступлений интересов общества и государства, которые якобы были принесены в УПК РФ в жертву гарантиям интересов личности, и в первую очередь — обвиняемого1. Спорные нововведения получили в учебнике принципиальную оценку, исходящую из того многократно подтвержденного историей факта, что лишь строгое следование стандартам состязательности обеспечивает подлинно справедливое судопроизводство. В этой связи авторы считают нелишним напомнить слова Фрэнсиса Бекона о том, что «один несправедливый приговор влечет большие бедствия, чем многие преступления, совершенные частными людьми; последние портят только ручьи, тогда как неправедный судья губит самый источник» .

Многие идеи, высказанные в учебнике, являются новыми, однако все они, имея своим предметом современные проблемы и потребности судопроизводства, находятся в русле традиций отечественной, прежде всего петербургской, школы теории уголовного процесса, начало которой было положено знаменитым Курсом уголовного судопроизводства профессора Императорского Санкт-Петербургского университета И.Я. Фойницкого, последователями которого считают себя и авторы настоящей работы .

Критику таких взглядов см.: Радутная Н.В. Современное уголовное судопроизводство и его влияние на правовые воззрения юристов / / Российское правосудие. 2006. № 4. С. 53—57 .

Раздел I

ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ

УГОЛОВНОГО

СУДОПРОИЗВОДСТВА

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

§ 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Уголовно-процессуальный закон отождествляет понятия уголовного судопроизводства и уголовного процесса. Согласно п. 56 ст. 5 УПК РФ1 уголовное судопроизводство — это не только судебное, но и досудебное производство по уголовному делу. Таким образом, не только собственно судебные стадии процесса, но и стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования также считаются частью судопроизводства. Этим подчеркивается, что деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, других участников процесса на так называемых досудебных стадиях осуществляется не сама по себе, но тесно связана с деятельностью суда и создает необходимые предпосылки для осуществления правосудия по уголовным делам. Кроме того, законом предусмотрено постоянное участие в этих стадиях суда, который в виде судебного контроля за деятельностью органов предварительного расследования и прокурора осуществляет правосудие .

В самом общем виде уголовное судопроизводство (процесс) можно охарактеризовать как юридическую форму для решения вопроса об уголовной ответственности за совершение преступлений. Иногда его определяют как урегулированную нормами права деятельность органов предварительного расследования, прокурора по расследованию, а также деятельность суда по разрешению уголовных дел. Это определение обычно дополняют указанием на систему правоотношений всех участников уголовного процесса для того, чтобы подчеркнуть, что уголовное судопроизводство — это деятельность не только государственных органов, но и прочих лиц — граждан, участвующих в процессе: потерпевших, обвиняемых, защитников, гражданских истцов и гражданских ответчиков и др .

2 Следует, однако, иметь в виду, что уголовно-процессуальная деятельность имеет различные формы, не все из которых предполагают участие органов предварительного расследования или прокурора (например, производство по делам частного обвинения); не каждое уголовное дело передается и в суд (отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение его на досудебных стадиях процесса). Кроме того, понятие уголовного процесса традиционно используется для описания не только деятельности, но и отрасли уголовно-процессуального права, устанавливающего формы этой деятельности. Поэтому общее определение уголовного процесса должно начинаться с понятия юридической формы, которое охватывает и названную деятельность, с точки зрения ее соответствия нормам уголовно-процессуального права, и отрасль процессуального права. Именно юридическая процессуальная форма является предметом процессуально-правового регулирования, в то время как деятельность органов предварительного расследования, прокуроров, судей и других участников судопроизводства есть его объект. Когда мы говорим об уголовном процессе, деятельВ дальнейшем – УПК. При упоминании лишь номеров статей нами будет иметься в виду УПК РФ, если не оговорено иное .

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2 т. М., 1968. Т. I. С. 34—36;

Уголовный процесс : учебник / под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 6 и др .

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

ность следователей, органов дознания, прокуроров и судей интересует нас постольку, поскольку имеет специфическую процессуальную форму, и рассматривается именно с этой стороны. В то же время их деятельность по расследованию и разрешению дел может быть предметом регулирования и других отраслей, посвященных оперативнорозыскной деятельности, судоустройству, прокурорскому надзору, а также предметом применения криминалистических рекомендаций. Эта сторона указанной деятельности выходит за рамки понятия уголовного процесса. Поэтому, признавая, что уголовный процесс — это и деятельность, следует иметь в виду, что он — только часть всей деятельности суда, прокурора, следователя, дознавателя, органов дознания по подготовке и разрешению уголовных дел, а именно ее внешняя юридическая форма .

§ 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА

Сказанное выше не означает, что уголовное судопроизводство, понимаемое как форма, лишено собственного содержания, которое состоит из трех элементов: юридических процедур, условий и гарантий, предусмотренных нормами уголовно-процессуального права, которые и составляют содержание понятия процессуальной формы .

Процедуры — это последовательность, очередность совершения тех или иных процессуальных действий. Например, предъявление обвинения предполагает определенную очередность совершаемых следователем действий: вынесение мотивированного постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, вызов или привод обвиняемого, предъявление ему постановления, разъяснение прав на предварительном следствии, допрос обвиняемого и т.д. Если взглянуть на уголовный процесс в целом, то можно увидеть, что он складывается из стадий — следующих друг за другом отрезков процессуальной деятельности, отличающихся особыми целями и задачами, процессуальной формой, кругом участников и принимаемыми в итоге решениями .

В российском уголовном процессе в настоящее время имеется девять стадий .

Досудебное производство составляют: 1) возбуждение уголовного дела и 2) предварительное расследование. Судебное производство включает в себя: 3) подготовку к судебному заседанию; 4) судебное разбирательство; 5) апелляционное производство; 6) кассационное производство; 7) исполнение приговора; 8) надзорное производство; 9) возобновление производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Первые семь стадий принято считать обычными (ординарными), а две последних — исключительными (экстраординарными), так как в них происходит пересмотр уже вступившего в силу приговора .

Стадии, в свою очередь, обычно разделяются на этапы, или части. Например, стадия судебного разбирательства состоит из следующих этапов: подготовительная часть судебного заседания, судебное следствие, судебные прения и последнее слово подсудимого, вынесение и провозглашение приговора .

Процессуальные условия — это нормативные предписания: а) устанавливающие основания производства процессуальных действий; б) обязывающие лиц, ведущих процесс, в установленных законом случаях получать предварительное разрешение (решение суда, санкцию прокурора и др.) на осуществление определенных процессуальных действий (например, заключение под стражу, производство обыска или выемки в жилище, выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, и т.п.); в) вводящие различные запреРаздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ты и ограничения на совершение ряда действий (например, запрет домогаться показаний обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и других участников процесса путем насилия, угроз и иных незаконных мер; воспроизводить аудио- или видеозапись допросов без предварительного оглашения соответствующего протокола и др.); г) определяющие круг участников процессуальных действий и их правовой статус; д) устанавливающие в определенных законом случаях место или время, или сроки проведения процессуальных действий (например, осмотра места происшествия, сроки содержания под стражей и предварительного расследования; срок для обжалования приговора и т.д.). Процессуальные условия проведения следственных действий могут быть общими (например, общие правила производства процессуальных действий — ст. 164 УПК) и специальными, предусмотренными законом для совершения каждого вида процессуальных действий .

Уголовно-процессуальные гарантии — это специальные правовые средства, обеспечивающие реализацию прав и законных интересов участников процесса, а равно выполнение ими своих обязанностей. Специальный характер этих средств заключается в том, что они позволяют управомоченному лицу принудительно защитить свое право или добиться выполнения кем-либо его обязанности, независимо от воли противостоящих ему субъектов. Этим гарантии отличаются от процедур и процессуальных условий, ибо соблюдение процедур и условий само нуждается в гарантиях. Например, такое процессуальное условие, как участие защитника при проведении следственных действий в отношении своего подзащитного (п. 5 ч. 1 ст. 53), вряд ли могло бы предотвратить нарушения прав обвиняемого (подозреваемого), если бы не было гарантировано, в частности, правилом о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона (ст. 75). Другой пример. Презумпция невиновности, т.е .

принцип, в силу которого обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не доказана и не установлена вступившим в законную силу приговором суда, оставалась бы простой декларацией, если бы на ее страже не стояло правило о толковании всех неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. Правило о толковании сомнений выступает в данном случае как главная гарантия презумпции невиновности, которая, в свою очередь, есть важное условие процессуальной деятельности .

Смешение процессуальных гарантий с условиями и процедурами опасно, так как чревато оставлением последних без реальной защиты под тем предлогом, что они сами уже являются гарантиями. Конечно, любые правовые предписания, запреты или дозволения имеют целью обеспечить некий интерес, однако делают они это по-разному: одни создают необходимые предпосылки для правильной реализации интереса (процессуальные условия), другие описывают конкретные шаги по его реализации (процедуры), а третьи предусматривают санкции за их неисполнение. Последние и есть юридические гарантии. Нетрудно заметить, что членение законодательного материала на условия, процедуры и гарантии воспроизводит внутреннюю логическую структуру правовых норм, состоящих из гипотез, диспозиций и санкций. Однако следует иметь в виду, что в реальных нормативных правовых актах в силу особенностей законодательной техники гипотезы, диспозиции и санкции логических норм, как правило, рассредоточены, т.е. могут быть выражены фрагментарно, в виде отдельных правоположений. В частности, санкции логических норм часто образуют так называемые охранительные нормы-предписания либо нормы-запреты, которые и служат конкретными гарантиями. Последние можно считать технико-юридической формой выражения нормативных санкций .

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В качестве примеров важнейших процессуальных гарантий следует назвать прежде всего следующие нормы и институты, которые будут более подробно рассмотрены нами в последующих разделах учебника: исключение доказательств, полученных с нарушением закона; толкование сомнений в пользу обвиняемого; свобода от самообвинения; правило о недопустимости поворота обвинения к худшему; право на отвод;

меры пресечения и иные меры процессуального принуждения и др. Иногда процессуальные гарантии подразделяют на гарантии правосудия и гарантии личности1. Однако грань между ними весьма условна, ибо то, что гарантирует законные интересы личности в судопроизводстве, тем самым гарантирует правосудие, и наоборот. Так, применение к обвиняемому меры пресечения (например, заключения под стражу и т.д.), с одной стороны, гарантирует, что он не сможет скрыться от правосудия, а с другой — что потерпевший и гражданский истец смогут реально рассчитывать на удовлетворение своих требований к конкретному лицу .

Значение процессуальной формы состоит в том, что она позволяет, во-первых, придать единообразие судебной и следственной деятельности на всей территории государства, без чего немыслим ни его суверенитет, ни равенство граждан перед законом и судом. Во-вторых, процессуальная форма призвана обеспечить наиболее целесообразные условия и порядок ведения дел, гарантии установления истины, так как аккумулирует в себе многовековой опыт расследования преступлений и судебного разбирательства. В-третьих, процессуальная форма создает условия и гарантии, обеспечивающие личности, участвующей в уголовном судопроизводстве, защиту ее законных прав и интересов .

До сих пор мы говорили о процессуальной форме в самом общем, абстрактном виде, поскольку условия, процедуры и гарантии являются элементами любого уголовного процесса. Вместе с тем конкретное содержание и соотношение этих элементов может существенно различаться в процессуальных системах, принадлежащих к разным исторически сложившимся типам .

§ 3. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Понятие уголовного судопроизводства было бы неполным, если бы оно не раскрывало содержания целей и задач, решение которых происходит в процессуальной форме. Уголовно-процессуальный закон использует понятие «назначение уголовного судопроизводства» (ст. 6 УПК). Синонимом слова «назначение» является понятие «цель»2. Следовательно, в ст. 6 Кодекса речь идет о целях судопроизводства. Как вытекает из содержания п. 1, 2 ч. 1 названной статьи, цель судопроизводства состоит в защите прав и законных интересов как лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и лиц, незаконно и необоснованно обвиненных или осужденных за совершение преступления либо незаконно ограниченных в их правах и свободах3 .

См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. С. 57 .

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 373 .

Обзор высказанных в литературе позиций по данному вопросу см.: Александров А.С., Александрова И.А., Круглов В.И. Назначение уголовного судопроизводства и наказания. Н. Новгород:

Нижегородская академия МВД РФ, 2005 .

18 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В статье 6 говорится о защите прав и интересов лишь физических и юридических лиц (организаций), однако уголовное судопроизводство — отрасль публичного права, и большинство уголовных дел являются делами не частного, а публичного обвинения (ч. 5 ст. 20). В ходе уголовно-процессуальной деятельности могут серьезно ограничиваться некоторые права и свободы граждан, а также права юридических лиц .

На цели подобной деятельности прямо указывает ч. 3 ст. 55 Конституции РФ: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Поэтому содержание ч. 1 ст. 6 следует толковать расширительно, а в уголовном процессе должна осуществляться защита не только частных интересов отдельных физических и юридических лиц, но и публичных интересов, а именно: основ конституционного строя, нравственности, обороны страны и безопасности государства .

По буквальному смыслу ч. 2 ст. 6 уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, а также отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение от ответственности и реабилитация не являются целями уголовного судопроизводства как такового. Они лишь отвечают общей правозащитной цели судопроизводства, т.е. соответствуют ей, работают на нее, являясь особенными целями стороны обвинения, стороны защиты либо суда. Так, целью стороны обвинения (уголовного преследования) является установление события преступления, изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21). Цель стороны защиты состоит в доказывании невиновности подозреваемого или обвиняемого и необходимости его реабилитации либо освобождения от уголовной ответственности и наказания, либо применения к подзащитному минимальной меры наказания. Цель суда — назначение виновным справедливого наказания либо реабилитация невиновных; в случаях, предусмотренных законом, — освобождение обвиняемых от ответственности и наказания, а также защита конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства. Соединенные воедино в рамках процесса эти цели обеспечивают достижение названных выше общих правозащитных целей уголовного судопроизводства .

Кроме правозащитной цели уголовного судопроизводства можно, на наш взгляд, говорить также и о такой его цели, как восстановление общественного мира. Она находит отражение в примирительной деятельности мирового судьи, суда, прокурора, следователя, дознавателя. Примирение сторон влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования (ч. 2 ст. 20, ст. 25, ч. 4—6 ст. 319)1 .

Цели в уголовном судопроизводстве следует отличать от выполняемых здесь задач. Если цель — это предмет стремления, то, что надо желательно осуществить, то задача — это то, что требует безусловного исполнения, разрешения2. Если цель уголовного судопроизводства, как уже говорилось, состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно лиц, незаконно и необоснованно обвиненных или осужденных за совершение преступления либо В немецкой процессуальной доктрине господствующей является точка зрения о том, что «цель уголовного процесса — восстановление правового мира на пути добросовестного стремления к справедливости (см.: Жалинский А., Рёрихт. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 710) .

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 198, 861 .

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

незаконно ограниченных в их правах и свободах, то задача уголовного судопроизводства — это разрешение конкретных уголовных дел. В свою очередь, уголовное дело в широком смысле — это жизненный случай, требующий разрешения вопроса о необходимости применения к нему в процессуальных формах норм материального уголовного права. Таким образом, задачу уголовного судопроизводства следует понимать как выяснение и разрешение в процессуальных формах вопроса о необходимости и возможности применения норм уголовного права к конкретному жизненному случаю .

Цель уголовного судопроизводства в силу ряда объективных или субъективных причин может оказаться недостигнутой, например, когда преступление остается нераскрытым. В то же время задача процесса должна быть безусловно выполнена в любом случае, т.е. должны быть произведены все необходимые процессуальные действия в отношении конкретного жизненного случая, требующего разрешения вопроса о применении норм уголовного права .

Подобным же образом следует разграничивать цели и задачи сторон в уголовном деле, а также суда. Так, задача стороны уголовного преследования состоит в следующем: в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры, направленные на достижение стоящей перед ними цели (установление события преступления, изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления). Эти меры заключаются в разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела, в производстве предварительного расследования, направлении уголовного дела в суд или его прекращении в установленных законом случаях. Задачей стороны защиты является оказание подозреваемому или обвиняемому юридической помощи при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 49). Задача суда состоит в создании необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15), а также в разрешении уголовных дел и процессуальных вопросов, отнесенных к его компетенции (ст. 29) .

§ 4. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ НАУКА

Уголовное судопроизводство изучается наукой, или теорией, уголовного процесса. То, что изучает наука, называют ее объектом. Теория уголовного процесса имеет дело с уголовно-процессуальными нормами и практикой их применения, т.е. уголовно-процессуальной деятельностью. Именно они и составляют объект ее изучения. Однако объект интересует любую науку, в том числе и теорию уголовного процесса, не ради простого описания, а, главным образом, для объяснения явлений реальности и прогнозирования направлений их развития. Поэтому теория в конечном счете стремится вычленить в изучаемых объектах интересующие ее особые свойства, связи и закономерности. Эти свойства, связи и закономерности объекта образуют предмет соответствующей науки .

Обобщенно предмет теории уголовного процесса можно определить так: это свойства уголовного судопроизводства, его связи, закономерности возникновения, функционирования и развития как социально-правового явления .

Ввиду того что уголовный процесс интересует науку не просто как сумма норм, а как социально-правовое явление, эти нормы исследуются не только с точки зрения 20 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА формально-юридического содержания, но и исходя из их социального смысла и назначения. При этом теория выявляет социальные интересы и потребности, питающие те или иные нормы и институты, а также результаты их практической реализации .

Словом, наука уголовного процесса изучает как правовые нормы, так и общественные отношения, которые порождают эти нормы либо складываются на их основании .

В последнем случае принято говорить о правоотношениях, т.е. общественных отношениях, переводящих нормативные предписания в плоскость практической деятельности. Поэтому деятельность участников уголовного процесса также исследуется его теорией. Однако деятельность, связанная с производством по уголовным делам, освещается многими научными дисциплинами: криминалистикой, теорией оперативнорозыскной деятельности, профессиональной этикой юриста, теорией научной организации труда и др. В отличие от них наука уголовного процесса изучает деятельность лишь с точки зрения ее отношения к нормам права. Это позволяет проверить эффективность и целесообразность тех или иных процессуальных норм .

При практическом применении уголовно-процессуальных норм иногда возникают не только правоотношения, но и иные отношения, направленные против правовых предписаний (правонарушения). Теория исследует эти правонарушения, приводящие к ним причины и вырабатывает рекомендации по их устранению и предотвращению .

Наука уголовного процесса интернациональна. И хотя она развивается в различных странах, где действуют разные порядки уголовного процесса, его основные правовые институты часто имеют общее происхождение и сходное содержание. Поэтому достижения юридической мысли и законодательства в других государствах, отдельные зарубежные процессуальные формы и институты могут успешно восприниматься на отечественной почве и нуждаются в изучении, впрочем, так же, как и допущенные там просчеты и имеющиеся недостатки. Это порождает потребность в исследовании типов и форм уголовного процесса, которая возрастает по мере развития в мире интеграционных процессов .

Подход к уголовному судопроизводству как к социальному феномену заставляет обращаться к его истории, ибо объяснить любое социальное явление, выяснить закономерности его функционирования можно, лишь зная, почему оно возникло и как развивалось .

Наконец, уголовно-процессуальная теория, как всякая настоящая наука, имеет свою память — она анализирует пройденный ею путь, делает выводы из побед и поражений, т.е. изучает самое себя, или, иначе говоря, имеет свою историографию .

Итак, предметом теории уголовного процесса являются:

1) внутреннее логическое содержание, структура и система норм уголовно-процессуального права;

2) социальные интересы и потребности, лежащие в основании уголовно-процессуальных норм и институтов;

3) правоотношения, возникающие при производстве по уголовным делам как форма практической реализации правовых предписаний;

4) нарушения уголовно-процессуальных норм, возникающие в ходе уголовно-процессуальной деятельности, их причины и способы устранения;

5) типы, формы, тенденции развития зарубежного уголовного процесса, их достоинства, недостатки и влияние на отечественное процессуальное законодательство;

6) история и направления развития уголовного судопроизводства;

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

7) история изучения уголовного судопроизводства (историография науки уголовного процесса) .

Помимо предмета уголовно-процессуальная теория, как и любая другая наука, характеризуется своей методологией, т.е. системой приемов и способов исследования предмета. Различают формально-юридический, сравнительно-правовой, социологический и исторический методы исследования. Рассмотрение норм права исходя лишь из их наличного содержания порождает формально-юридический метод исследования. Он выражается в грамматическом, логическом и систематическом толковании наукой уголовного процесса норм права. Метод сравнительного правоведения заключается в сопоставлении и оценке правовых институтов и норм, существующих в различных государствах. Благодаря этому методу учитываются недостатки и заимствуются достижения правового регулирования в области уголовного судопроизводства за рубежом. Изучение общественных отношений, социальных интересов и потребностей, вызывающих к жизни те или иные правовые нормы, требует использования социологических методов как теоретической, так и прикладной социологии. Теоретико-социологический подход позволяет рассматривать уголовный процесс как социальный институт в его органической связи с общественным целым, учитывать влияние цивилизационных, экономических, политических, культурных и других социальных факторов. Конкретно-социологические методы — опросы, анкетирования, статистические исследования и др. — дают возможность улавливать конкретные социальные потребности и интересы, делать выводы о степени эффективности тех или иных правовых норм. Исторический метод исследования исходит из представления о том, что развитие уголовного процесса происходит в соответствии с объективной логикой развития общества и государства. Это роднит его с методами теоретической социологии .

Вместе с тем исторический метод используется и в форме исторического толкования уголовно-процессуальных норм, когда их истинное содержание выясняется путем сравнения с предшествующим законодательным материалом с целью выявления их направлений развития .

Основы многих современных представлений о судоустройстве были заложены уже в глубокой древности. Суд присяжных создан афинскими законодателями — Клисфеном, Эфиальтом, Периклом (VI—V вв. до н.э.). Классических форм достиг в республиканском Риме состязательный процесс, однако, по-видимому, началом юридической науки вообще и теоретических представлений об уголовном процессе в частности следует считать II—Ш вв. н. э., этот «золотой век» римской юриспруденции, когда творили такие выдающиеся юрисконсульты, как Папиниан, Павел, Ульпиан и др. Будучи в основном разработчиками частного гражданского права, они впервые создали теоретические представления о правосудии, доказательствах, презумпциях и т.д. Так, Ульпиан (170—228) — префект претория при императоре Александре Севере — первым сформулировал положение, близкое по смыслу к презумпции невиновности, заявив, что лучше освободить десять виновных, чем осудить одного невиновного .

Дальнейшие шаги по теоретическому осмыслению проблем уголовного судопроизводства связаны с рецепцией римского права в средневековой Европе ученымиюристами — глоссаторами и легистами. Наиболее яркий след в истории судопроизводства оставили: один из первых французских теоретиков права Филипп де Реми Бомануар (1250—1296) — автор известнейшего сборника обычаев средневековой 22 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Франции (кутюмы Бовуази), английский правовед Генри Брактон (1200—1268), первый систематизировавший английское общее право, знаменитый немецкий юрист и реформатор законодательства барон Иоганн Шварценберг (1463—1528), итальянские легисты XVI—XVII вв. Кларус и Фаринаций, разработавшие обширное учение о формальных доказательствах, и др .

На Новое время, особенно XVIII—XIX вв., приходится наиболее быстрое развитие теории уголовного судопроизводства. Подлинный переворот в представлениях об уголовном правосудии связан со знаменитым сочинением итальянского юриста Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (1764), в котором были сформулированы и получили большой общественный резонанс гуманистические принципы права обвиняемого на защиту, презумпции невиновности, гласности судебного разбирательства. На современников этот труд произвел настолько глубокое впечатление, что они называли его «откровением свыше и пророчеством будущего». Дидро, Вольтер, Гельвеций, русская императрица Екатерина II сочли необходимым написать к нему свои комментарии. Значительный вклад в становление уголовного судопроизводства состязательного типа внесли: англичане Уильям Блэкстон (1723—1780), Иеремия Бентам (1748—1832), Джеймс Ф. Стифен (1829—1894), немцы Карл Миттермайер (1787— 1867), Франц Гольцендорф (1829—1889), Рудольф Гейнце (род. 1825 г.), австриец Юлий Глазер (1831—1885), французы Фостэн Эли (1799—1884) — автор девятитомного курса уголовного процесса, являющегося классикой французской теории судопроизводства, Р. Гарро, американец Френсис Уортон (1820—1889) и др .

В настоящее время видными представителями уголовно-процессуальной теории на Западе признаются такие ученые, как проф. В. Бойльке, К. Роксин, Ф.-К. Шрёдер, Х.-Ю. Кернер, Б. Крамер, Э. Шлюхтер, К. Фольк, У. Айзенберг (Германия); Б. Булок, М. Дельмас-Марти, Ж. Ларгье, Л. Ламбер, Ж. Левассер, Ж. Прадель, Ж. Стефани, М.-С. Расса (Франция); Т. Делла-Марра (Италия), Д. Х. Вигмор, Л. Уайнреб (США);

К. Кенни, Р. Уолкер, А. Эшворт (Англия) и др .

Российская процессуальная наука берет свое начало с первого систематизированного курса уголовного процесса в России — работы профессора Санкт-Петербургского университета С. И. Баршева «Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству» (СПб., 1841). Признанными корифеями российской процессуальной науки в дореволюционный период были И.Я. Фойницкий (1847—1913) — автор классического Курса уголовного судопроизводства, В.К. Случевский (1844 — 1926), Д.Г. Тальберг (1853—1891), А.П. ЧебышевДмитриев (1834—1877), Н.Н. Розин и др. Важнейшей ступенью развития отечественной процессуальной науки стала судебная реформа 1864 г., в ходе которой был разработан и принят выдающийся законодательный акт в истории российского права — Устав уголовного судопроизводства. В разработке Основных положений (1862) и проекта Устава в составе особой судебной комиссии при Государственной канцелярии приняли участие талантливые юристы: Бревер, Есипович, Зарудный, Зубов, Ковалевский, Любимов, Перетц, Попов, Принтц, Розов, Утин .

В советский период уголовно-процессуальная теория долгое время была поставлена на службу бюрократическому государственному аппарату, связана путами коммунистической идеологии. В эпоху сталинизма она нередко пыталась оправдывать судебные репрессии. Печальным примером этого явились сочинения академика А.Я. Вышинского (Теория доказательств, 1941, и др.), в которых многие важные принГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ципы и гарантии состязательного процесса объявлялись вредными «буржуазными»

пережитками. Тем не менее, к чести отечественной процессуальной теории, следует сказать, что, несмотря на идеологические шоры и запреты, в советское время создавались и фундаментальные научные труды таких ученых, как М.А. Чельцов-Бебутов (Курс советского уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах, 1957), М.С. Строгович (Курс советского уголовного процесса, 1958, 1968—1970). Сорокалетний путь советской теории уголовного процесса нашел отражение в работе Н.Н. Полянского «Очерк развития советской науки уголовного процесса» (М., 1960) .

На 60—70-е годы XX в. — время относительной стабилизации социализма — приходится расцвет советской науки уголовного процесса. Целый ряд интересных и полезных работ этого периода принадлежит перу таких известных российских ученых, как Н.С. Алексеев, В.Д. Арсеньев, В.П. Божьев, В.Д. Бойков, К.Ф. Гуценко, В.Г. Даев, В.Я. Дорохов, Л.М. Карнеева, И.И. Карпец, Э.Ф. Куцева, А.М. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, И.Б. Михайловская, Я.О. Мотовиловкер, В.П. Нажимов, И.Д. Перлов, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, В.М. Савицкий, В.Т. Томин, А.И. Трусов, Ф.Н. Фаткуллин, С.А. Шейфер, А.А. Эйсман, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб и др. В 1966—1967 гг. была опубликована двухтомная монография «Теория доказательств в советском уголовном процессе», сыгравшая большую роль в развитии отечественного доказательственного права. Заметное место среди учебной литературы по уголовному процессу заняли: «Курс советского уголовного процесса. Общая часть» под ред. проф. А.Д. Бойкова и проф. И.И. Карпеца (1989), учебник «Советский уголовный процесс» под ред. проф. Н.С. Алексеева и проф .

В.З. Лукашевича (Л., 1989) и ряд других. Подведением итогов советского периода процессуальной теории можно считать работу Н.С. Алексеева, В.Г. Даева, Л.Д. Кокорева «Очерк развития науки советского уголовного процесса» (Воронеж, 1980), в которой дан анализ ее основных идей и тенденций, рассмотрены различные научные позиции и подходы .

В постсоветское время ветер перемен затронул и уголовно-процессуальную теорию. К началу 90-х годов назрела потребность в радикальной судебной реформе, призванной заменить обветшалые процессуальные конструкции современным демократическим законодательством. Особо следует отметить труд коллектива авторов Института государства и права «Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель» под ред. проф. В.М. Савицкого (1990). Многие положения этой книги были в дальнейшем востребованы при подготовке окончательного проекта УПК РФ. Была подготовлена и принята высшим органом законодательной власти страны Концепция судебной реформы (24.10.91 г.), созданная коллективом ученых-правоведов (Б.А. Золотухин, С.Е. Вицин, А.М. Ларин, И.Б. Михайловская, Т.Г. Морщакова, С.А. Пашин, И.Л. Петрухин, Ю.И. Стецовский). В ее основу легли идеи разделения властей, состязательности судопроизводства, независимой судебной власти, равенства сторон, презумпции невиновности, неприкосновенности личности, контроля суда за соблюдением конституционных прав граждан на предварительном расследовании и т.д. Впоследствии многие из них нашли закрепление в Конституции РФ (1993). Это послужило стимулом к новому витку развития отечественной уголовно-процессуальной науки .

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

§ 1. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

В ОБЛАСТИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Предметом правового регулирования в области уголовного процесса являются правоотношения, складывающиеся при производстве по уголовным делам под воздействием норм уголовно-процессуального права. Характер этого воздействия определяется методами правового регулирования. Понятие метода правового регулирования отвечает на вопросы как, по какому принципу строятся правоотношения, составляющие предмет той или иной отрасли права. В уголовно-процессуальном праве широко используется императивный метод правового регулирования (от лат. impero — приказывать, предписывать). При использовании императивного метода организации правоотношений право или обязанность субъекта на совершение определенных процессуальных действий возникает не по его свободному усмотрению и не из договоренности с другими субъектами, а по властному велению закона, т.е. в силу публичной обязанности перед государством. Так, право следователя возбудить уголовное дело при наличии для того необходимых оснований и условий одновременно есть и его публичная обязанность. Просьба обвиняемого об обеспечении ему помощи защитника императивно порождает соответствующую обязанность органов предварительного расследования или суда, причем подобная обязанность возникает у них не только перед обвиняемым, но и перед государством, которое в лице законодателя устанавливает определенные санкции за ее неисполнение (признание недопустимыми полученных при этом доказательств, возвращение дела прокурором на дополнительное расследование и т.д.). Императивный метод предполагает обязательное участие в правоотношении помимо прочих субъектов государственного органа или должностного лица, действующих в силу служебного долга, ex officio (лат.). Другой метод правового регулирования, используемый в уголовном судопроизводстве, — диспозитивный (от лат. dispositio — свободное распоряжение, усмотрение). Это такой способ построения правоотношений, когда субъект реализует свое право или по собственному, единоличному усмотрению, или по добровольному соглашению с другими субъектами. Реализация процессуальных прав и обязанностей при этом не диктуется публичной обязанностью перед государством, а субъект никому не должен давать отчет в выборе того или иного варианта своего поведения. Например, обвиняемый по общему правилу вправе по своему усмотрению требовать допуска защитника к участию в уголовном деле либо отказаться от его помощи. Следует иметь в виду, что в уголовном процессе действие диспозитивного метода регулирования ограниченно. Это объясняется публичным характером интересов, являющихся объектом большинства уголовно-процессуальных отношений. Сектор процесса, в котором применяется диспозитивный метод правового регулирования, — это прежде всего отношения, связанные с гражданским иском в уголовном судопроизводстве, использованием права обвиняемого или подозреваемого на защиту, заявлениями, ходатайствами и жалобами субъектов правоотношений, некоторыми действиями потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, а также прекращением уголовного дела в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим и некоторые другие .

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Однако сведение правового регулирования лишь к двум названным методам не учитывает всей специфики процессуальных отраслей и является, по сути, перенесением на процессуальную почву форм воздействия на общественные отношения, которые типичны для материального права. В состязательном процессе центральный метод правового регулирования иной. Он заключается в таком способе построения отношений участников процесса, когда при решении наиболее значимых юридических вопросов между ними стоит независимый и беспристрастный арбитр. Поэтому данный метод регулирования следует назвать судебным, или арбитральным1 .

Важно подчеркнуть, что при его использовании ни одна из сторон не имеет непосредственной власти над другой. Принуждая обвиняемого, например, к тому или иному ограничению свободы, обвинитель вынужден обращаться к суду за соответствующим разрешением. Точно так же обвиняемый, добиваясь отмены принудительных мер, может действовать через суд. Все это мало напоминает деятельность «по приказу». Но, может быть, сам суд, принимая властное решение, действует императивно? Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду, что при императивном методе субъект властных полномочий управляет ситуацией, пытаясь достигнуть целей, стоящих непосредственно перед ним. Иное дело, когда он принимает то или иное решение по требованию стороны. Это сторона добивается здесь своей цели, это она активно участвует в управлении ситуацией. Требуя от суда законного решения, сторона почти так же властно воздействует на суд, как и суд на данную сторону. Для подобного способа взаимоотношений уже тесны рамки императивно-командной схемы. Участники процесса в своих требованиях подчиняются не один другому, но лишь правовым нормам, закону. Значит, в основе взаимоотношений, в том числе «обвинитель—обвиняемый», лежит в данном случае не метод власти—подчинения, а нечто иное. Нельзя здесь обнаружить и признаки диспозитивного регулирования, так как решение принимается не по свободному усмотрению сторон, а согласно мнению суда. Но и сам суд в значительной степени связан позицией сторон и представленными ими доказательствами и потому также не может быть признан абсолютно свободным (диспозитивным) в принятии решения. Волеизъявление сторон, будучи опосредовано мнением и волей арбитра, направлено друг к другу не «по горизонтали» (как это было при диспозитивном регулировании) и не «по вертикали» (что характерно для императивного метода), а как бы по дуге. В рамках этого метода сохраняются одновременно и равноправие сторон, свойственное диспозитивности, и властный характер отношений, заимствованный у императивного метода. Арбитральный метод диалектически «снимает» низшие методы, преобразуя их в качественно новый сплав. Описываемый метод — своего рода система сдержек и противовесов в состязательном судопроизводстве. Такое правовое регулирование приводит к появлению трехсубъектного состязательного правоотношения с участием суда2 .

См.: Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб. : Наука, 2000. С. 20—21 .

В российской юридической литературе арбитральный метод регулирования процессуальных отношений находит все большее признание (см.: Макаркин А.И. Состязательность на предварительном следствии : автореф. канд. дис. СПб., 2001. С. 8, 17; Калиновский К.Б. Основные виды уголовного судопроизводства : учеб. пособие. СПб., 2002. С. 52; Вандышев В.В. Уголовный процесс : курс лекций. СПб., 2002. С. 17; Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Оренбург, 2005. С. 12—13; Гуськова А.П., Муратова Н.Г. Судебное право: история и современность судебной власти в сфере уголовного судопроизводства. М. : ИГ «Юрист». 2005. С. 47—48) .

26 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Арбитральный метод уместен в первую очередь там, где рассматривается главный вопрос уголовного дела — о виновности и уголовной ответственности. Поэтому признание лица виновным в совершении преступления возможно только судом при рассмотрении дела по существу. Он должен применяться и там, где органами предварительного расследования, прокурором выносятся решения, препятствующие спору, движению дела, — об отказе в возбуждении, о прекращении, о длительном отложении или приостановлении дела и т.п., а также совершаются действия (бездействие), нарушающие конституционные права граждан. При этом формой применения арбитрального метода при обжаловании названных актов является обращение в судебную инстанцию (ст. 125 УПК) .

С помощью арбитрального метода должны также решаться вопросы о применении процессуального принуждения, ибо в состязательном процессе стороны равны и поэтому ни одна из них не вправе довлеть над другой. Вопросы, связанные с принудительным воздействием, там, где нет особой неотложности, должны решаться в судебном заседании (о заключении под стражу, применении домашнего ареста; о продлении срока содержания под стражей; о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; о производстве обыска или выемки в жилище и т.п.) .

Обжалование прочих решений или принятие их в судебной форме излишне и нецелесообразно, ведет к неоправданному ограничению судом самостоятельности публичного обвинителя и напрасной волоките. Так, например, вполне допустимо императивное регулирование проведения публичным обвинителем не связанных с непосредственным принуждением следственных действий (допросов и т.д.); вынесения большинства управленческих решений в уголовном процессе (о принятии дела к производству, направлении его по подследственности, о направлении следственных поручений и т.п.). Диспозитивным методом закон ограничивается при принятии решения частными лицами — участниками процесса об использовании своих прав, например, на обжалование решений государственных органов, при регулировании отношений обвиняемого и защитника и т.д .

§ 2. ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКОВ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ПРАВА Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-процессуального права — это закон. Согласно Конституции РФ (п. «о» ст. 71) уголовно-процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК единственными законами, которые могут быть источником уголовно-процессуального права, являются

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Конституция Российской Федерации, на которой Кодекс основан. Юридически это означает следующее:

а) при определении порядка уголовного судопроизводства по делу прямому применению подлежит только УПК, а в случаях, если его отдельные положения противоречат конституционным нормам, — Конституция РФ;

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

б) в случае если уголовно-процессуальные нормы содержатся в каких-либо иных источниках, они не должны противоречить УПК и Конституции РФ и подлежат приведению в соответствие с ними;

в) если в каком-либо ином федеральном законе содержатся новые уголовно-процессуальные нормы, они могут применяться только после того, как будут включены (инкорпорированы) в УПК .

Названные правила предохраняют уголовный процесс от проникновения в него чужеродных норм, не отвечающих демократическим принципам судопроизводства и противоречащих внутренней системе УПК, что является важной политической гарантией против рецидивов авторитаризма в области уголовного процесса .

Федеральным законом от 18.12.2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (ст. 4) установлено, что «действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» .

Следует, однако, учитывать, что Конституционный Суд РФ выработал в данном вопросе следующую правовую позицию. В случае коллизии законов приоритет УПК РФ действует лишь при условии, если речь идет о правовом регулировании собственно уголовно-процессуальных отношений. Однако его преимущество перед другими федеральными законами не является безусловным — оно может быть ограничено как установленной Конституцией РФ (ч. 3 ст. 76) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и УПК РФ), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются: а) последующий закон; б) закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений; в) законы, в которых устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные, например, их особым правовым статусом. При этом разрешение коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии1 .

В настоящий момент с соответствующими изменениями и дополнениями продолжают действовать следующие законы и иные нормативные акты, в которых содержатся нормы, имеющие отношение к порядку производства по уголовным делам:

Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утСм. определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 № 439 по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ / Собрание законодательства Российской Федерации. 2006 .

№ 5. Ст. 633 (далее — СЗ РФ) .

28 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА вержденное Президиумом Верховного Совета СССР 18.05.81 г. 1; законы РФ:

от 08.07.81 г. «О судоустройстве РСФСР» (в части, не противоречащей законодательству РФ); от 18.04.91 г. «О милиции»; от 26.06.92 г. «О статусе судей в Российской Федерации»; Федеральный закон от 02.07.92 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»; Указ Президента РФ от 12.02.93 № 209 «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации»; Таможенный кодекс Российской Федерации от 18.06.93 г.; федеральные законы: от 03.04.95 г. «О Федеральной службе безопасности»; от 15.07.95 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; от 12.08.95 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»; от 17.01.92 г. «О прокуратуре Российской Федерации»; Федеральный конституционный закон от 31.12.96 г. «О судебной системе Российской Федерации»; Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.97 г.; Федеральный закон от 21.07.97 г. «Об исполнительном производстве»; Федеральный конституционный закон: от 23.06.99 г. «О военных судах Российской Федерации»; федеральные законы: от 31.05.2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; от 31.05.2002 г .

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и др .

Согласно ст. 90 Конституции РФ Президент издает указы, обязательные на всей территории Российской Федерации. Известны случаи, когда указы содержали уголовно-процессуальные нормы (например, отмененный ныне Указ Президента РФ от 14.06.94 № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»). В силу ч. 3 ст. 90 Конституции РФ указы не должны противоречить как самой Конституции, так и федеральным законам .

Более того, представляется, что в случае, когда указом создаются новые уголовнопроцессуальные нормы, не включенные в Кодекс, они могут применяться только в том случае, если будут инкорпорированы в УПК .

Кроме того, в соответствии с Конституцией РФ (п. 4 ст. 15) составной частью правовой системы Российской Федерации являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. Это значит, что к источникам уголовно-процессуального права в нашей стране относятся и названные виды международных юридических норм (более подробно об этом см. в § 4 настоящей главы) .

Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, прямо не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допускается применение аналогии уголовно-процессуального закона или аналогии уголовно-процессуального права. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулированное отношение распространяется действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение. Так, например, в новом УПК нигде не сказано о том, что суд может истребовать предметы и документы. Подобное право по буквальному смыслу закона предоставлено лишь прокурору, следователю, органу дознания, дознаОпределением Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 № 242-О разъяснено, что данный нормативный акт может применяться лишь во взаимосвязи с положениями гл. 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 и § 4 гл. 59 ГК РФ .

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

вателю (ч. 4 ст. 21) и адвокату (ч. 3 ст. 86). В то же время суд вправе проводить следственные и иные процессуальные действия (ч. 1 ст. 86). Представляется, что по аналогии с ч. 4 ст. 21 суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходимых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами .

Аналогия права применяется лишь в крайних случаях, когда нет уголовно-процессуальной нормы, подходящей для применения по аналогии закона. Тогда для урегулирования возникающих в процессе отношений могут применяться непосредственно общие начала уголовно-процессуального права. Так, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые, помимо указанных в названной статье, не запрещенные законом средства и способы защиты: например, правозащитные акции, включающие обращение ко всем правозащитным организациям, общественным объединениям, думским фракциям, ко всем средствам массовой информации и ко всем гражданам страны с призывом активизировать правозащитные механизмы в легальных формах протеста против нарушения прав человека и т.д.1 По существу, это означает, что защитник, используя новые средства и способы защиты, использует аналогию права. Примером широкого применения аналогии права в уголовном процессе могут служить также многие решения Конституционного Суда РФ, которыми пробелы в законодательстве, вызванные признанием неконституционными ряда норм УПК, заполнены с помощью интерпретации общих правовых положений и принципов, содержащихся в Конституции РФ и нормах международного права .

§ 3. РОЛЬ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАК ИСТОЧНИКА УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Значение Конституции РФ в уголовном судопроизводстве определяется тем, что она содержит ряд основополагающих норм, которым ввиду ее высшей юридической силы должно соответствовать отраслевое уголовно-процессуальное законодательство. Это прежде всего положения гл. 2 Конституции, касающиеся прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, — равенство всех перед законом и судом, неприкосновенность личности, частной жизни, тайна переписки и сообщений, защита чести и доброго имени, неприкосновенность жилища, право на доступ к правосудию и судебную защиту, презумпция невиновности, право на получение квалифицированной юридической помощи и т.д. Кроме того, Конституция РФ в гл. 7 устанавливает основы судебной власти — состязательность и гласность судопроизводства, неприкосновенность и несменяемость судей, запрет на создание чрезвычайных судов. Устанавливая эти нормы, Конституция закладывает основы построения отраслевого законодательства .

Вместе с тем Конституция РФ — это и акт прямого действия (ч. 1 ст. 15). При необходимости (например, в случае противоречия Основному закону отдельных уголовно-процессуальных норм, обнаружения пробелов в отраслевом законодательстве) конституционные нормы могут применяться в уголовном процессе См.: Ткаченко А.П. Культура защиты прав человека в правовой культуре постсоветской России : автореф. дис. канд. культурологии. М.: Российский ин-т культурологии, 2006 .

30 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА непосредственно. Благодаря этому Конституция РФ выступает гарантом соблюдения в уголовном процессе прав человека и демократических основ судопроизводства .

§ 4. МЕЖДУНАРОДНО ПРАВОВЫЕ НОРМЫ

В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Как уже отмечалось выше, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Причем той же статьей установлено, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Наиболее близкое отношение к уголовному судопроизводству имеют следующие общепризнанные международно-правовые принципы:

— суверенного равенства государств;

— невмешательства во внутренние дела;

— неприменения силы и угрозы силой;

— добросовестного выполнения государствами своих международных обязательств;

— межгосударственного сотрудничества и солидарности государств;

— гуманизма, уважения прав человека и справедливости .

Так, согласно принципам суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела ни одно государство не вправе издавать законы либо производить действия, распространяющие его судебную юрисдикцию на территорию других государств без согласия последних. Так, например, должны считаться юридически ничтожными результаты процессуальных действий, совершенных следственными органами одного государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим международным договором. Принцип неприменения силы и угрозы силой означает, что ни одно государство не может добиваться применения своего внутреннего права путем похищения или захвата лиц на территории другого суверенного государства либо требовать их выдачи под угрозой военных акций и т.п. Принцип добросовестного выполнения государствами международных обязательств проявляется в том, что положения национального уголовно-процессуального законодательства не могут служить основанием для отказа от выполнения международных обязательств. Если в законе имеются нормы, противоречащие международному договору, заключенному государством, то в силу данного принципа применяются нормы договора, а закон должен быть приведен в соответствие с международными обязательствами. Принцип межгосударственного сотрудничества и солидарности государств находит выражение прежде всего в широкой практике заключения международных договоров об оказании правовой помощи, в том числе и по уголовным делам .

К числу общепризнанных международно-правовых норм, касающихся уголовного процесса, следует отнести нормы, устанавливающие:

1) недопустимость применения в уголовном процессе пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения или наказания, право на гуманное отношение и уважение достоинства личности (ст. 3 КонвенГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО ции о защите прав человека и основных свобод. Рим, 04.11.50 г.; Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.84 г.; принцип 6 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.88 № 43/173);

2) запрет на выдачу лица другому государству, если: а) существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток или смертной казни; б) преступление, в отношении которого запрашивается выдача, рассматривается запрашиваемой стороной в качестве политического преступления либо имеются достаточные основания полагать, что запрос о выдаче имеет целью преследование или наказание лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями либо за другое преступление, нежели то, которое было указано в запросе (ст. 3 Европейской конвенции о выдаче. Страсбург, 13.12.57 г.);

3) недопустимость произвольного ареста или содержания под стражей: «Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. Нью-Йорк, 19.12.66 г.; ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

4) право арестованного или задержанного на судебную проверку законности ареста или задержания в срочном порядке, т.е. без неоправданных проволочек, в течение разумного, достаточно краткого времени (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 3 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека; принципы 11, 32 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

5) право задержанного или арестованного на заявление ходатайства об уведомлении членов семьи или иных лиц по его выбору о факте задержания или ареста и о месте, в котором он содержится; право на посещение членами семьи и переписку с ними (принципы 16, 19 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

6) право задержанного или арестованного на проведение медицинского обследования (принципы 24—26 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

7) запрет на применение к задержанному таких методов расследования, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения, в том числе запрет злоупотреблять положением задержанного с целью получения от него показаний против него самого или каких-либо других лиц (принцип 21 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

8) запрет на введение неоправданных ограничений в отношении задержанных или арестованных, не вызываемых непосредственной необходимостью с точки зрения целей задержания или ареста (принцип 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

9) право на компенсацию каждому, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей или незаконного осуждения (ст. 9, 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 4 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

32 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

10) право задержанного или обвиняемого быть подробно и в срочном порядке уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявляемого ему обвинения (п. 3 (а) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 3 (а) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; принцип 10 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

11) право каждого обвиняемого в уголовном преступлении считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону, т.е. презумпция невиновности (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека; п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 2 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

12) право лица на справедливое и гласное рассмотрение предъявляемого ему уголовного обвинения без неоправданной задержки на основе полного равенства компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10.12.48 г.; п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 1 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

13) право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 3 (d) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 3 (b) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

14) право на оказание квалифицированной юридической помощи со стороны компетентного адвоката (п. 6 Основных положений о роли адвокатов, принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений. Нью-Йорк, август 1990 г.);

15) право на предоставление обвиняемому или подозреваемому безвозмездной помощи защитника и переводчика в случае, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника или переводчика (п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 3 (d) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах);

16) право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей (право на очную ставку) и право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него (п. 3 (е) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 3 (d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

17) запрет на принуждение лица к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным и право лица на отказ от дачи таких показаний (п. 3 (g) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах);

18) право на пересмотр осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией согласно закону (п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах);

19) правило «non bis in idem» (лат. «не дважды за одно и то же»), т.е. запрет на вторичное привлечение лица к уголовной ответственности за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан (п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах);

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

20) право каждого приговоренного к смертной казни обжаловать приговор в апелляционном порядке в суд высшей инстанции и подать прошение о помиловании, причем помилование или замена приговора могут быть предоставлены во всех случаях вынесения смертного приговора (п. 6, 7 Мер, гарантирующих защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни, одобренных 21-м пленарным заседанием Экономического и Социального Совета ООН 25.05.84 г.) .

В международных договорах, касающихся вопросов уголовного процесса, могут найти закрепление как общепризнанные принципы и нормы, так и нормы, регулирующие отношения только участвующих в них субъектов. В зависимости от количества участников договоры бывают многосторонними и двусторонними. Состав и уровень их участников могут быть различными. Согласно п. 2 ст. 3 Федерального закона от 15.07.95 г. «О международных договорах Российской Федерации» «международные договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера)». Наибольшее значение для уголовного процесса имеют договоры о правовой помощи, определяющие порядок взаимодействия судебных и следственных органов разных стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами государств, где были совершены преступления; исполнении поручений о производстве процессуальных действий и т.д. Значительное количество таких договоров было в свое время заключено СССР с социалистическими государствами, а также с Алжиром, Грецией, Ираком, Тунисом, Финляндией и некоторыми другими странами. Часть из них продолжает действовать и поныне .

В 90-е годы Россией были подписаны аналогичные соглашения с Китаем, Литвой, Эстонией и Латвией, а также с рядом государств — членов СНГ. Среди них — многосторонняя Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанная в Минске 22.01.93 г. (вступила в силу 10.12.94 г.). Россией подписаны и ратифицированы Европейская конвенция о выдаче от 13.12.57 г. и Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20.04.59 г. Большое количество договоров межведомственного характера о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью заключено с правоохранительными органами других государств Министерством внутренних дел РФ и Генеральной прокуратурой РФ Кроме договоров о правовой помощи порядок взаимоотношений российских правоохранительных органов с иностранными гражданами и должностными лицами может регулироваться также консульскими конвенциями. В соответствии с ними консулы вправе представлять перед судами и следственными органами страны пребывания граждан назначившего их государства, если эти граждане из-за отсутствия или по какимлибо другим уважительным причинам не могут сами защищать свои права и интересы .

Общепризнанные международные принципы и нормы существуют как в форме норм, установленных международными договорами, так и в форме юридических обычаев, которые составляют так называемое общее международное право. Статутом Международного Суда ООН от 26.06.45 г. обычай определен как доказательство «общей практики, принятой в качестве правовой нормы» (п. 1 «b» ст. 38) .

34 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Обычная норма становится принадлежностью общего международного права в результате ее признания если не всеми, то большинством государств, представляющих основные политические и правовые системы. Современные международно-правовые обычаи приобретают формальную определенность, так как общепризнанные принципы и нормы, как правило, находят отражение в многосторонних конвенциях и соглашениях и, кроме того, в иных документах международного права: декларациях, резолюциях международных органов и организаций, конференций, решениях международных судов и т.д. Авторитет названных документов особенно высок. Конституционный Суд РФ не раз в своих решениях ссылался на Всеобщую декларацию прав человека и др .

Особенностью формирования современных обычных норм международного права в области уголовного судопроизводства является растущее влияние на них так называемых рекомендательных норм, или международных стандартов, в разработке которых основная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Документы Конгресса обычно подтверждаются резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Среди них Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979), Основные принципы независимости суда (1985), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая Генеральной Ассамблеей ООН (1985), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988), Основные положения о роли адвокатов (1990) и др. Обоснование того, является ли та или иная норма общепризнанной, не всегда бывает легким делом. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ «под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений»1. В качестве доказательств общепризнанного характера нормы могут служить: а) фиксация нормы в международных документах;

б) отсутствие протестов государств против ее общепризнанного характера; в) фактическое признание нормы (так называемая трансформация) законодательством достаточно представительного круга государств2 .

§ 5. СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО

И ВНУТРЕННЕГО УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ПРАВА РОССИИ

Поскольку общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры являются частью правовой системы России3, следует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 02.12.2003. № 244 .

См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1997. С. 74—82 .

Международный договор Российской Федерации — это международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами, либо с междунаГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО раскрыть взаимосвязь норм международного и внутреннего уголовно-процессуального права.

Всякий раз оценивая юридическую силу и значение этих норм в случае их конкуренции, необходимо учитывать следующее:

1. Международные договоры имеют приоритет над нормами внутреннего законодательства, т.е. в случае их коллизии применяются правила международного договора, а не нормы Уголовно-процессуального кодекса и любых других законов (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ) .

2. В соответствии с разъяснением, данным Пленумом Верховного Суда РФ в п. 5 постановления от 31.10.95 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», иные правила по сравнению с правилами внутреннего законодательства могут устанавливаться только ратифицированными международными договорами Российской Федерации, т.е .

утвержденными в форме федерального закона. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» сказано: «Обратить внимание судов на то, что согласие на обязательность международного договора для Российской Федерации должно быть выражено в форме федерального закона, если указанным договором установлены иные правила, чем федеральным законом (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ч. 1 и 2 ст. 5, ст. 14, п. «а» ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», ч. 2 ст. 1 ГПК РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ)» .

Правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор

3. Общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся прав человека и гражданина, в том числе и в области уголовного судопроизводства, всегда имеют приоритет над внутренними законами и являются непосредственно действующими (ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ) .

4. В соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах

Российской Федерации» непосредственно могут действовать только положения международных договоров, удовлетворяющие одновременно следующим условиям:

родной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (конвенция, пакт, соглашение и т.п.). Международные договоры Российской Федерации могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры). Частью правовой системы Российской Федерации являются также заключенные СССР действующие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства — правопреемника Союза ССР (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации») .

36 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

а) договор официально опубликован1; б) положения договора должны быть самоисполнимы, т.е. не нуждаться в издании внутригосударственных актов в целях их применения. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации должны приниматься соответствующие правовые акты. Так, например, упомянутая выше общепризнанная норма международного права о судебном обжаловании законности задержания в течение разумного срока самоисполнима и в принципе может быть реализована даже без принятия каких-либо дополнительных законов, а вот норма о праве на компенсацию ввиду незаконного задержания или ареста предполагает наличие законодательных норм, конкретизирующих виды и процедуру такой компенсации .

5. В случае противоречия договоров межведомственного либо ведомственного характера и федерального закона всегда применяются нормы закона .

6. Межгосударственные и межправительственные договоры имеют приоритет над межведомственными соглашениями .

§ 6. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

ВО ВРЕМЕНИ Нормы о действии уголовно-процессуального закона во времени охватывают две разные группы вопросов: а) о времени вступления закона в силу и прекращения его действия; б) о применении норм уголовно-процессуального закона в случае изменений в законодательстве по делам, возникшим до момента принятия нового закона .

Как и другие законы, уголовно-процессуальный закон вступает в силу по истечении 10 дней после его официального опубликования, если в самом законе не установлен иной порядок его введения в действие (Федеральный закон от 14.06.94 г .

«О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»). Официальным опубликованием федерального закона является первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации». Прекращение действия закона определяется либо отменой этого закона, либо принятием нового закона, отменяющего старый, либо истечением времени его действия, если оно так или иначе указано в законе, либо признанием его неконституционным решением Конституционного Суда РФ .

УПК РФ установлено, что «при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом» (ст. 4). Данное положение имеет практический смысл лишь при изменении уголовно-процессуального закона в момент ведения производства по делу, когда встает вопрос о том, продолжать ли применять по этому, уже начатому делу старый закон или надо применить новый — иначе регулирующий те же проМежгосударственные договоры публикуются в «Собрании законодательства Российской Федерации» или в «Бюллетене международных договоров». Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера публикуются по решению федеральных органов исполнительной власти, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов .

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

цессуальные отношения. Общее правило таково: прежний процессуальный закон прекращает применяться в производстве по делу после введения в действие нового .

Показательным в этом плане является следующий пример из судебной практики .

28.06.2002 г. судья отказал обвиняемым в ходатайстве на рассмотрение их дела судом с участием присяжных заседателей на том основании, что, согласно Закону о введение в действие нового УПК РФ, это право у них возникало лишь с 01.07.2002 г .

Судья назначил данное дело к рассмотрению на 10.07.2002 г., однако с участием народных заседателей, участие которых было предусмотрено старым Кодексом — УПК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ признал действия судьи ошибочными, ибо соответствующее процессуальное действие — рассмотрение дела — должно было происходить уже после 1 июля, и судье следовало руководствоваться новым УПК, который к этому времени должен был вступить в действие, предусматривая судебное разбирательство с участием присяжных заседателей1. В другом своем решении Президиум Верховного Суда РФ признал допустимым протокол осмотра места происшествия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент производства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых2 .

Необходимо при этом помнить, что новый уголовно-процессуальный закон, в отличие от материального уголовного закона, не имеет обратной силы — даже в случае, если он устанавливает правила, более благоприятные для тех или иных участников судопроизводства. Иначе говоря, уже совершенные по делу процессуальные действия не переделываются под новый закон, т.е. поворот процесса невозможен. Это объясняется главным образом тем, что при повороте процесса было бы практически невозможно заново собрать многие доказательства и произвести некоторые важные процессуальные действия .

Так, согласно ст. 10 Закона «О введение в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»3 с 01.07.2002 г. в действие были введены нормы, предусматривающие судебный порядок применения заключения под стражу, продления срока содержания под стражей, помещения подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Однако те из указанных решений, которые уже были приняты с санкции прокурора до 1 июля 2002 г., продолжили свое действие и после этой даты — в пределах того процессуального срока, на который они были избраны .

§ 7. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

В ПРОСТРАНСТВЕ

Общий принцип действия уголовно-процессуального закона в пространстве таков: если производство по делу ведется на территории Российской Федерации, то при этом независимо от того, где совершено преступление — на территории РосСм. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 04.06.2003 г. // БВС РФ. 2003. № 12 .

См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.01.2004 г. // БВС РФ. 2004. № 8 .

В редакции п. 5 ст. 2 Федерального закона от 29.05.2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”» .

38 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА сии или за ее пределами, применяется российский уголовно-процессуальный закон. Он опирается на общепризнанный международно-правовой принцип суверенного равенства государств. Оборотной стороной последнего является международный принцип невмешательства государств во внутренние дела друг друга .

Применительно к рассматриваемому правилу он означает, что ни одно государство не вправе издавать законы либо производить действия, распространяющие свою судебную юрисдикцию на территорию других государств, без согласия последних. Так, например, должны считаться юридически ничтожными результаты процессуальных действий, совершенных следственными органами одного государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим международным договором. Для производства этих действий недостаточно даже выраженного согласия органов исполнительной власти другого государства (правительства, органов прокуратуры, юстиции, внутренних дел и т.д.), ибо они не уполномочены на то, чтобы делать исключения из закона, который практически во всех государствах закрепляет территориальный принцип применения уголовно-процессуальных норм. Создавать подобного рода изъятия — привилегия лишь закона или международного права. Например, Конвенцией государств СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г., а также двусторонними договорами о правовой помощи с такими государствами, как Болгария, Греция, КНДР, Куба, Латвия, Литва, Финляндия и т.д., при выполнении поручений о правовой помощи допускается применение на территории запрашиваемого государства иностранного законодательства, в том числе и процессуального, но только по просьбе запрашивающей стороны и если это не противоречит собственному законодательству стороны запрашиваемой .

Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права (ст. 67 Конституции РФ). Водная, или морская территория государства, по сравнению с сухопутными и воздушными территориями, имеет, согласно международному праву, особый правовой режим, что отражается и на уголовно-процессуальной юрисдикции государств. Так, хотя Российская Федерация и обладает суверенитетом над своими внутренними водами, однако в настоящее время в международном праве сложился обычай, закрепленный в ряде соглашений по морскому торговому судоходству, который связан с отказом прибрежного государства от осуществления юрисдикции в отношении преступлений, совершенных на борту торгового судна, если они не затрагивают интересов этого государства или вообще не выходят за пределы судна .

Так, согласно договору, заключенному в 1972 г. между СССР и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, уголовная юрисдикция на борту торгового судна, находящегося в порту не своего государства, осуществляется, за исключением случаев совершения тяжкого преступления, лишь по просьбе или с согласия консульского должностного лица. Что касается военных судов, то они, согласно нормам международного права, всегда находятся под юрисдикцией своего государства. Суверенитет России распространяется и на ее территориальные воды. Поэтому

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

производство по делам о преступлениях, совершенных на российских судах, находящихся в территориальных водах России, всегда ведется по российскому законодательству. Однако согласно ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, если иностранное судно пересекает территориальные воды без захода во внутренние воды (право мирного прохода), уголовная юрисдикция прибрежного государства на его борту не осуществляется. Исключение составляют случаи, когда последствия преступления распространяются на прибрежное государство либо когда капитан судна или консул прибрежного государства обращается к властям прибрежного государства за помощью, либо это необходимо для пресечения торговли наркотиками .

Таким образом, положения ч. 2 ст. 2 УПК следует понимать ограничительно. Они справедливы, только когда: а) преступление совершено на российском военном судне; б) преступление совершено на российском судне в открытом море; в) российское судно использует право мирного прохода через чужие территориальные воды без захода в воды внутренние; г) российское судно хотя и находится во внутренних водах иностранного государства, однако согласно международному договору преступление, совершенное на борту российского судна, подпадает под юрисдикцию России .

§ 8. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

ПО КРУГУ ЛИЦ

1. Понятие действия уголовно процессуального закона по кругу лиц Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц — это действие его в отношении различных категорий участников судопроизводства. Оно определяется, прежде всего, принципом равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). В силу данного принципа уголовно-процессуальный закон действует одинаково в отношении всех, невзирая на пол, расу, национальность, язык, происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям .

Главным образом это касается российских граждан. Но процессуальные действия проводятся согласно УПК РФ и в отношении иностранцев и лиц без гражданства — когда они являются обвиняемыми и подозреваемыми либо другими участниками уголовного судопроизводства (потерпевшими, свидетелями и т.д.). Вместе с тем в ряде случаев действие российского уголовно-процессуального закона распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства, даже если они совершили преступление не на российской территории. В законодательстве и судебной практике многих государств, в том числе России (ч. 3 ст. 12 УК РФ), признается принцип защиты и безопасности, согласно которому государство вправе привлечь к уголовной ответственности на своей территории и по своим законам любое лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления против его интересов или интересов его граждан вне территории данного государства. Кроме того, экстерриториальная юрисдикция может осуществляться также в силу принципа универсальности, согласно которому юрисдикция государства на основе международного права распространяется на некоторые преступления, независимо от гражданства подозреваемых или обвиняемых 40 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА в них лиц и от мест, где они совершены. Это такие преступления, как апартеид, терроризм и некоторые другие (Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него, 30.11.73 г., Европейская конвенция о борьбе с терроризмом, 27.01.77 г. и т.д.) .

Равенство не отменяет, а, напротив, предполагает процессуальные различия, основанием которых служат определенные обстоятельства, как правило, личного характера, делающие лицо особо уязвимым в уголовном процессе — такие, например, как несовершеннолетие, состояние здоровья, наличие физических или психических недостатков, незнание языка, на котором ведется судопроизводство, и т.п. Для подобных случаев предусмотрена процессуальная форма, несколько отличная от обычной .

Эти отличия продиктованы стремлением законодателя выровнить фактическое положение таких лиц в процессе с положением прочих его участников за счет введения особых, более благоприятных для них процессуальных условий и дополнительных гарантий .

Однако действие закона по лицам может базироваться не только на принципе равенства граждан, но и на некоторых иных основаниях. Так, при избрании в качестве меры пресечения залога сумма его определяется, в частности, в зависимости от имущественного положения залогодателя (ч. 1 ст. 106 УПК). Практически это означает, что малоимущие лица в меньшей степени могут рассчитывать на применение этой меры пресечения (например, вместо заключения под стражу), нежели состоятельные граждане. Справедливость правового основания этой нормы усматривается не в гражданском равенстве, а в индивидуальной адекватности применения залога личности подозреваемого или обвиняемого, достаточности для предотвращения риска его сокрытия от дознания, следствия и суда и воспрепятствования производству по делу .

Изъятия из принципа равенства перед законом и судом и соответственно различное действие уголовно-процессуального закона по лицам допускаются также в силу ряда публично-правовых интересов. Так, должностное положение может обусловливать служебный иммунитет, т.е. особый порядок производства в отношении ряда категорий должностных и некоторых других лиц, включающий получение их собственного предварительного согласия либо разрешения определенных инстанций на проведение в отношении этих лиц всех или некоторых процессуальных действий (см .

об этом гл. 35 учебника). Служебный иммунитет означает не приобретение такими лицами личных выгод, а гарантию эффективности выполнения ими своих функций .

Юридическим основанием он имеет не принцип равенства граждан, а другие правовые начала — суверенного равенства государств и межгосударственного сотрудничества, независимости судей, разделения властей и др .

Особенности действия уголовно-процессуального закона по лицам проявляются и в таких институтах, как персональная подследственность и подсудность уголовных дел. В настоящее время они предусмотрены прежде всего для военнослужащих (ч. 5—8 ст. 30, подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151). Исходя из публичных интересов сохранения государственной и военной тайны, обеспечения дисциплины и боеспособности Вооруженных Сил РФ, предварительное расследование по этим делам производится следователями военной прокуратуры, а судопроизводство — военными судами. Кроме того, персональная подследственность установлена для отдельных категорий лиц, в отношении которых действуют определенные особенности производства по уголовным делам, — предварительное следствие и дознание по ним ведется следователями

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

прокуратуры и (или) Федеральной службы безопасности (подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2, п. 7 ч. 3 и 4 ст. 151). Персональная подсудность определена также для членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей федеральных судов: уголовное дело в отношении них по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом РФ (ст. 452). Более подробно об этом см. § 2 гл. 35 учебника .

2. Дипломатический, консульский и иные международно правовые иммунитеты Изъятия из общего правила о равенстве всех перед законом и судом сделано также для лиц, обладающих дипломатическим и консульским иммунитетом, а также правовыми иммунитетами, определенными международными соглашениями. Любые процессуальные действия в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью (дипломатов, дипломатических курьеров, членов парламентских и правительственных делегаций и т.д.), производятся лишь по их просьбе или с согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел РФ (ч. 2 ст. 3 УПК) .

§ 9. РОЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

ПОСТАНОВЛЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ,

РАЗЪЯСНЕНИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, ПРИКАЗОВ

И УКАЗАНИЙ, ПОЛОЖЕНИЙ И ИНСТРУКЦИЙ,

ИЗДАВАЕМЫХ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРОЙ РФ

Наибольшее значение для уголовного судопроизводства имеет такое полномочие Конституционного Суда РФ, как проверка конституционности законов и иных нормативных правовых актов. На практике такая проверка чаще всего производится по жалобам на нарушение прав и свобод граждан или по запросам судов (п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Важно отметить, что посредством этого полномочия Конституционный Суд может не просто толковать уже существующие законы, а исправлять их, приводить в соответствие с Конституцией, создавая таким образом новые правомерные нормы, которые встают на место признанных неконституционными. При этом Конституционный Суд не пересматривает само дело, а лишь принимает решение по вопросу о конституционности подлежащего применению в нем закона. Его постановления с полным основанием могут считаться самостоятельным источником права, поскольку, по существу, создают судебные прецеденты, т.е. обоснованные в судебных решениях новые правовые нормы, обязательные в дальнейшем для применения всеми судебными и иными органами. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции РФ не вступившие в силу международные договоры не подлежат введению в действие и применению; решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не должны исполняться и пересматриваются на основании решения Конституционного Суда РФ в установленном законом порядке (ч. 3 ст. 79 42 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Закона). Прецедентные нормы создаются Конституционным Судом исходя из положений Конституции РФ, а также, как свидетельствует практика конституционного правосудия, из принципов и норм общего международного права .

Значение таких полномочий Конституционного Суда можно рассматривать в нескольких аспектах. В политико-правовом плане оно состоит в том, что правовая система государства приобретает благодаря им устойчивость, гарантированность от нарушений конституционного порядка. В социально-правовом отношении последствия применения данного юридического механизма особенно примечательны — любой гражданин, даже тот, кто обвинен в совершении преступления, получает реальную возможность, опираясь на рычаг права, непосредственно влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, добиваясь его оперативного изменения .

С технико-юридической точки зрения признание нормативного акта неконституционным обычно влечет его отмену компетентным органом и принятие другого акта, соответствующего решению Конституционного Суда .

Особое место в уголовном судопроизводстве занимают толкования правовых норм, содержащиеся в решениях Верховного Суда РФ. Если судебное толкование содержится в решении (приговоре, определении, постановлении) по результатам рассмотрения конкретного дела, то всегда является не нормативным, а казуальным, юридически обязательным только в отношении лиц, участвовавших в деле и в пределах решения суда. Другими словами, такое толкование дается лишь в интересах рассматриваемого дела. Приговоры, определения и постановления Верховного Суда формально не обязательны для нижестоящих судов, однако, будучи опубликованными, имея высокий профессиональный уровень, они служат ориентиром для судебной практики, порой приближаясь по своему фактическому значению к судебным прецедентам. Сложнее вопрос о юридическом статусе разъяснений, которые Верховный Суд РФ вправе давать по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ; п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Росийской Федерации»). Долгое время считалось, что Пленум Верховного Суда РФ дает руководящие указания, обязательные для всех судов, в силу чего содержавшиеся в них разъяснения закона были, по существу, его легальным толкованием (т.е. исходящим от органа, особо уполномоченного законом давать разъяснения по тем или иным правовым вопросам). При этом не принималось во внимание, что дача судам обязательных руководящих разъяснений несовместима с принципом независимости судей и подчинения их не ведомственным разъяснениям, а только закону. Конституция РФ 1993 г. исправила этот недостаток. В статье 126 Конституции РФ говорится о даче Верховным Судом разъяснений по вопросам судебной практики, однако уже без указания на их руководящий характер .

Поэтому разъяснения правовых норм, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда, не могут в настоящее время рассматриваться как легальное толкование в собственном смысле этого слова. Они — официальное судебное толкование, однако особого рода, так как, во-первых, даются не в интересах какого-либо конкретного дела, а в интересах закона, а во-вторых, в силу принципа независимости судей, при осуществлении правосудия формально имеют для судов лишь моральное ориентирующее значение. Вот почему было бы неправомерно требовать от судов, чтобы они ссылались в своих решениях не только на закон, но также и на постановления Пленума Верховного Суда. Вместе с тем практическая роль разъяснений правовых норм, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, распространяется даГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО леко за рамки формально-юридических дефиниций. Так же как и решения Верховного Суда РФ по конкретным делам, такие разъяснения воспринимаются нижестоящими судами как руководство к действию, ибо именно Верховный Суд РФ является высшей инстанцией страны для судов общей юрисдикции и, осуществляя свои полномочия по пересмотру уголовных дел в кассационном и надзорном порядке, безусловно способен заставить уважать свою точку зрения по вопросам правового толкования. Поэтому если не строго юридически, то фактически толкования закона Верховным Судом продолжают играть роль руководящих разъяснений для всей судебной и следственной практики .

Генеральный прокурор Российской Федерации издает обязательные для работников органов прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации, в том числе относящиеся к производству предварительного следствия следователями прокуратуры, поддержанию прокурорами государственного обвинения в судах и т.д. Естественно, что в ряде этих документов содержатся обязательные для прокурорских работников разъяснения и по поводу содержания и применения норм права, не в последнюю очередь — уголовно-процессуального. Таким образом, толкование правовых норм, содержащееся в этих актах, может рассматриваться как разновидность легального, так как оно в силу закона обязательно для прокурорских работников. Однако фактически значение его гораздо шире. Поскольку именно прокуроры осуществляют надзор за расследованием уголовных дел и вправе давать обязательные указания следователям и органам дознания (ч. 2 ст. 37 УПК), толкование правовых норм Генеральной прокуратурой на практике воспринимается органами предварительного расследования, независимо от их ведомственной принадлежности, как обязательное .

§ 10. СООТНОШЕНИЕ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

С ДРУГИМИ ОТРАСЛЯМИ ПРАВА

И СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

Уголовный процесс составляет часть правовой системы страны и международного права. О его соотношении с конституционным и международным правом уже говорилось выше. Среди отраслей внутреннего права ближе всего к уголовному процессу стоит уголовное право, которое устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет деяния, являющиеся преступлениями, устанавливает виды наказаний и иные меры, назначаемые за совершение преступлений. Уголовно-процессуальное право дает те юридические формы, в которых решается вопрос об уголовной ответственности за совершение преступлений .

Таким образом, уголовно-процессуальное право создает формы применения норм материального уголовного права. Однако обе эти отрасли имеют своим предметом различные виды правоотношений. Уголовно-правовое отношение — это отношение между государством в целом и лицом, совершившим деяние, запрещенное уголовным законом. Оно возникает в момент совершения этого деяния .

Уголовно-процессуальные отношения есть отношения между участниками процесса, и возникают они уже в момент получения первичных данных о совершении преступления (заявления, сообщения и т.д.). Уголовно-процессуальные отРаздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ношения служат средством выяснения и конкретизации уголовно-правового отношения. Вместе с тем реализация уголовно-правовых норм — не единственная задача уголовно-процессуального права. Как уже отмечалось, процессуальная форма призвана также обеспечить защиту граждан от необоснованного обвинения и осуждения, а в случае таковых — их реабилитацию. При правильном применении она сама по себе способствует предупреждению преступлений, формированию уважительного отношения к праву .

Уголовно-процессуальное право создает также формы для решения при производстве по уголовному делу вопроса о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением и тем самым для реализации норм материального гражданского права .

Связь уголовно-процессуального и гражданско-процессуального права и состоит в сходстве ряда их общих начал: независимости суда, равноправия сторон, гласности, устности, непосредственности исследования доказательств, оценки доказательств по внутреннему убеждению. Однако между этими отраслями имеются и существенные различия. Корень их — в несовпадении предметов правового регулирования. Гражданский процесс направлен на установление гражданско-правовых отношений, т.е. имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных, в частности, на автономии воли их участников. Отсюда право субъектов материальных гражданских правоотношений распоряжаться собственностью и другими благами, затрагивающими интересы частного характера, и производное от этого гражданско-процессуальное право сторон распоряжаться иском. Поэтому в гражданско-процессуальном праве диспозитивный метод регулирования занимает значительно более сильные позиции. В уголовном процессе выяснение уголовно-правового отношения, как правило, нацелено на достижение ярко выраженного публичного интереса борьбы с преступлениями. Отсюда превалирование здесь императивного метода регулирования .

Уголовный процесс (как, впрочем, и гражданский) самым тесным образом переплетается с судоустройством, т.е. отраслью законодательства, устанавливающей организацию судебной системы, структуру и компетенцию судов. Можно сказать, что это две стороны одной медали. Если судоустройство регулирует организационную, структурную сторону судебной системы, то судопроизводство — процедурную, или функциональную. Поэтому судоустройство и судопроизводство имеют много общего. Так, например, ряд принципов организации судов являются одновременно и процессуальными принципами деятельности последних: независимости судей, равенства всех перед законом и судом, гласности процесса, национального языка судопроизводства и т.д .

Уголовный процесс граничит с административно-процессуальным законодательством в той его части, в которой оно регулирует производство по делам об административных правонарушениях. Формы этого административного производства во многом напоминают уголовно-процессуальные, отличаясь от них упрощенностью и ускоренностью. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, так же как и уголовный процесс, производится на принципах равенства граждан, осуществления права на защиту, открытости (гласности), на основе оценки по внутреннему убеждению совокупности собранных доказательств по делу: протоколов, объяснений, показаний, заключений экспертов и т.д. Причина близости некоторых форм уголовного и административного процесса в том, что в обоих случаях речь идет о производГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО стве по делам о публичных правонарушениях. Административные правонарушения отличаются от уголовных преступлений, с которыми они иногда имеют общий объект посягательства, лишь малозначительностью. Производство по делам об административных правонарушениях можно поэтому рассматривать как определенное изъятие из обычного (уголовно-процессуального) судебного порядка, так как требуемые последним затраты времени и средств оправданы только в делах более или менее значительных. Вместе с тем с точки зрения теории процесса считалось бы предпочтительным, когда дело, признаваемое законом объективно малозначительным, передавалось для несудебного рассмотрения лишь тогда, когда обвиняемый сам не возражает против этого. Реализация данной идеи требует введения понятия уголовных проступков, т.е. малозначительных деяний, производство по которым в зависимости от согласия или несогласия обвиняемого может проводиться как в общем уголовнопроцессуальном, так и в упрощенном административном порядке. Надо отметить, что законодательству многих государств известно понятие уголовных проступков (деликтов) и связанная с ними дифференциация форм производства .

Уголовный процесс тесно связан с особой научной дисциплиной — криминалистикой, изучающей методику, тактику и технику расследования преступлений и вырабатывающей на этой основе соответствующие практические рекомендации. Часть из них закреплена в уголовно-процессуальном законе, в основном, в виде некоторых правил производства следственных действий. Таким образом, уголовно-процессуальное право отчасти и есть криминалистика, возведенная в закон .

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. СОСТЯЗАТЕЛЬНЫЙ ТИП УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

1. Понятие типов и видов судопроизводства Понятие типа в современной науке неразрывно связано с понятием типологии, т.е. метода научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их последующая группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели, или типа. Тип, таким образом, есть некое предельное логическое понятие, допускающее заведомое упрощение реальности и используемое для исследования причин и характера отклонений исторической действительности от идеальной модели. В теории судопроизводства в качестве таких типов чаще всего используются понятия состязательного и розыскного процессов. Следует иметь в виду, что ни одно реальное уголовно-процессуальное законодательство не знает абсолютно чистых типов состязательного и розыскного производств. Каждый позитивный порядок процесса, в отличие от идеального, представляет собой результат исторических наслоений, отражающий в той или иной степени обе названные модели. Идеальные типы в своем историческом развитии прошли несколько этапов, на каждом из которых они приобретали особенные признаки, в связи с чем как в состязательном, так и в розыскном судопроизводстве можно выделить несколько их видов .

2. Понятие состязательного типа уголовного судопроизводства

Состязательный тип уголовного процесса характеризуется следующими существенными признаками:

1. Наличием в нем двух противоположных сторон — обвинения (уголовного преследования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта .

2. Процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории», т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов .

3. Наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функции. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по поводу обвинения. «Нет обвинения — нет и процесса» — одно из важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда. Соответственно ни одна из сторон также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. «Никто не должен быть судьей в своем собственном деле» — гласит старинная заповедь состязательного процесса .

Вместе с тем состязательность в уголовном суде существенно отличается от той, которая имеется в суде гражданском. Во-первых, в современном уголовном процессе юридическое равенство сторон не означает их полного равноправия. Дело в том, что

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

при производстве по уголовным делам в качестве обвинителя, как правило, выступают государственные правоохранительные органы, превосходящие по своей мощи сторону защиты. Кроме того, именно они на предварительном расследовании собирают доказательства, применяют к обвиняемому меры процессуального принуждения. Поэтому не только их фактические возможности, но и права не могут быть такими же, как у стороны защиты. Чтобы обеспечить справедливость судебного состязания, необходимо восполнить это неравенство, уравнять возможности сторон защиты и обвинения посредством наделения защиты дополнительными, отсутствующими у обвинения правами. Их совокупность получила в теории название исключительных прав защиты (favor defensionis — лат.). Среди преимуществ защиты следует особо выделить презумпцию невиновности, правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, о возложении бремени доказывания на обвинителя, о недопустимости поворота обвинения к худшему и др. Во-вторых, в отличие от гражданского процесса, в котором суд в основном лишь оценивает материалы, представленные сторонами, роль уголовного суда в процессе в наши дни далеко не пассивна — при определенных условиях он вправе участвовать в собирании и проверке доказательств с тем, чтобы установить по делу объективную истину. Это объясняется публичным значением интересов, затрагиваемых в уголовных делах .

Состязательный тип уголовного процесса имеет три разновидности, которые он последовательно проходил в своем историческом развитии и которые в той или иной мере продолжают применяться и поныне в различных национально-правовых системах. Это обвинительный, частно-исковой и публично-исковой виды состязательного судопроизводства .

3. Обвинительный вид состязательного процесса Обвинительный, или аккузационный (от лат. accusatio — обвинение), процесс является состязательным, ибо в нем участвуют стороны — обвинитель и обвиняемый, и от того, кто из них одержит верх в споре, зависит приговор суда. Однако эта победа определяется не тем, чьи свидетели были убедительнее, документы точнее, доводы весомее, а тем, соблюдены ли сторонами определенные формальные условия состязания. Последние могут иметь сакральный характер, т.е. сводиться к испытанию «воли Божьей» или «попущения Божьего». Средствами для открытия этой гипотетической воли «свыше» служат различного рода ордалии (испытания обвиняемого и обвинителя огнем, водой, ядом и т.п.), судебный поединок либо присяга и поручительство. Для того чтобы начать такой процесс, достаточно выдвинуть обвинение (поэтому он может именоваться обвинительным) — остальное довершит случай или гладиатор. При более высоком уровне теологической культуры судьи в обвинительном производстве могут также обращаться к религиозным нормам, которые предписывают определенные правила оценки представленных сторонами доказательств. В обществах, где сакральные средства доказывания уже не имеют прежнего веса, в обвинительном процессе следует ожидать применения светских — законодательных либо обычных — правил о силе доказательств, т.е. правил, предписывающих оценивать доказательства по заранее заданным юридическим критериям, известным как система формальных доказательств .

48 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Обвинительный процесс наиболее известен прежде всего из истории раннего европейского Средневековья (время «варварских Правд»), а также эпохи классического феодализма, когда в обиходе был так называемый суд равных, а обычным средством разрешения спора — поединок. Однако следы его находят и в древнейшем прошлом Индии, Месопотамии и т.д. Римский историк Страбон сообщает, что поединок-мономахия был «старым обычаем эллинов»1. Одним из «старожилов» обвинительного типа судопроизводства (хотя и не совсем в чистом виде) в настоящее время является шариатский, или мусульманский, процесс .

Итак, обвинительный процесс — это формальная состязательность. Спор сторон здесь происходит, но значение имеют лишь внешние и, по существу, посторонние для дела факторы (физические сила и выносливость соперников, случай, соблюдение обрядности, формы). Этим он отличается от такого состязательного судопроизводства, где решение по делу принимается судьями на основе свободного выбора и внутреннего убеждения .

4. Исковые виды состязательного уголовного процесса Исковой процесс предполагает построение обвинения в виде уголовного иска .

И.Я. Фойницкий высказывал соображение о том, что «обвинение… есть тот же иск», хотя и «публичный и индивидуальный»2. Иск есть понятие конкретно-историческое. Оно отражает определенную ступень социального развития, на которой обществу дано решать свои наиболее острые вопросы путем узаконенной конфронтации заинтересованных сторон. Понятие иска имеет глубокое содержание .

1. Истец в процессе активен. Он собирает и представляет доказательства, отстаивает свою позицию в суде, словом, поддерживает обвинение, и процесс движется вперед в первую очередь его усилиями. Этим исковой процесс отличается от обвинительного, где самодеятельность стороны исчерпывается ходатайством о судебной защите. Это, конечно, не значит, что ответчик непременно должен оставаться пассивным наблюдателем действий истца, однако он все же обороняющаяся сторона .

2. Иск в качестве своей единственной и конечной цели предполагает победу в судебном споре. Сторона, которую заранее устраивает не только подтверждение, но и опровержение тезиса, выдвигаемого ею в судебном диспуте, не есть истец, а такой процесс не является исковым. Так, в обвинительном суде стороны, обращаясь к сакральным силам, как бы заранее соглашались на их приговор, каким бы он ни оказался. Но тот процесс, в котором в ходу комбатантная фразеология («победа—поражение», «проиграть—выиграть дело»), без сомнения, исковой .

3. Иск есть право лица, его поддерживающего, а не процессуальная обязанность .

Это тривиально, если истец — частное лицо. Но даже в том случае, когда иск поддерживается государственными органами, возбуждающими уголовное преследование официально, последние ответственны за поддержание иска лишь в служебном порядке. Суд не может требовать от них обвинительной активности. Не только частный, но и официальный истец вправе в любой момент отказаться от поддержания своих требований, что влечет за собой окончание процесса. Иначе говоря, иск диспозитивен .

Страбон. География: В 17 кн. М., 1879. Т. VIII. С. 33 .

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. С. 4 .

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

4. Доказательства, представленные сторонами, оцениваются судом по внутреннему убеждению. В обвинительном процессе доказательства по своему содержанию не имеют логического отношения к существу дела, отчего решение, по сути, не зависит от суда — он только регистрирует итог испытаний. Напротив, в исковом процессе testes ponderantur, non nomerantur (лат.) — «свидетелей взвешивают, а не считают», иначе говоря, доказательства содержательны, и потому единственный способ их оценить — прибегнуть к внутреннему убеждению судей .

5. Суд обязан приступить к производству по делу лишь в случае предъявления надлежащего искового требования (обвинения). Nemo nisi accusatus fuerit, condemnari potets (лат.) — «Никто не может быть осужден без соответствующего обвинения» — одно из важнейших правил состязательности, сформулированное еще Цицероном. В этом исковой порядок совпадает с обвинительным, но представляет собой противоположность розыскному, где только от суда зависит, приступать ли ему к разбирательству .

Вместе с тем уголовный иск существенно отличается от иска гражданского. Содержательные различия гражданского и уголовного исков коренятся в особенностях предмета защиты: в первом случае это защита имущественных и связанных с ними личных неимущественных благ путем их признания или восстановления судом, во втором — защита тех же и ряда других благ и отношений путем привлечения виновных в посягательстве на них к уголовной ответственности. Отсюда вытекают и различия данных двух видов исков по форме. В отличие от гражданского иска уголовный иск обыкновенно распадается на первоначальное и окончательное обвинение. По уголовным делам установление фактической истины часто осложнено ввиду неочевидного характера преступлений, запирательства и противодействия со стороны обвиняемых и т.п. Потому обвинитель не может окончательно сформулировать обвинение в момент первого обращения к суду; он вынужден делать первый шаг, не имея достаточных доказательств, и обращаться к суду за содействием в их собирании. В российском уголовном процессе в качестве аналога первоначального обвинения можно рассматривать постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, окончательное же обвинение содержится в обвинительном заключении .

Именно из разделения обвинения на первоначальное и окончательное проистекает членение уголовного процесса на досудебное и судебное производство .

Помимо деления обвинения на первоначальное и окончательное, деятельность по поддержанию уголовного иска имеет и другую важную особенность. Сталкиваясь с противодействием, которого естественно ждать со стороны обвиняемого, уголовный истец часто вынужден прибегать к принуждению в целях пресечения преступления, получения доказательств, предупреждения побега подозреваемого (обвиняемого) и т.д. В гражданском судопроизводстве применение принудительных мер также возможно (наложение ареста на имущество, запрета на некоторые действия ответчика), однако конфликт сторон, как правило, не достигает здесь той силы, что в уголовных делах. Более спокойная обстановка дает истцу время на обращение к суду, который только и полномочен принимать решение о применении принуждения, что полностью отвечает принципу равенства сторон в состязательном производстве .

В уголовном процессе, имеющем дело с экстраординарным явлением — преступлениями, появляется понятие «неотложная ситуация», когда для предварительного обращения к суду у преследователя объективно нет времени (пресечение преступления, 50 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА задержание подозреваемого и т.п.) и он должен действовать сам. У суда при этом сохраняется возможность последующего контроля за законностью предпринятых обвинителем принудительных мер .

Существуют два вида исковой состязательности — частно- и публично-исковая .

5. Частно исковой состязательный уголовный процесс Частно-исковой процесс — это вид состязательного судопроизводства, в котором обвинителем выступает частное лицо. Должностные лица (например, представители полиции) также могут быть здесь обвинителями, но их процессуальный статус в этом случае ничем не отличается от статуса частного лица. Частно-исковой процесс не следует путать с обвинительным. Идея равенства сторон в частноисковом процессе, так же как до этого в обвинительном, еще не вызрела — ее место в общественном сознании занимает лишь формальное равноправие, создающее одинаковые стартовые условия для судебного состязания. С этим связан другой признак классического частно-искового судопроизводства, роднящий его с обвинительным процессом, — бремя доказывания равномерно распределяется между сторонами, т.е. каждая из них должна равно доказывать утверждаемое ей обстоятельство. Отсюда же вытекает и следующая типичная черта частно-искового производства: каждая из сторон вправе занимать позицию, которую можно определить как «юридический эгоизм»: обвинитель собирает только обвинительные доказательства, защита — только оправдательные .

Суд в частно-исковом процессе занимает пассивную позицию, он совершенно не занимается собиранием и проверкой доказательств, всецело предоставляя это сторонам. Его задача более ограниченная — создание условий для спора сторон. Суд лишь оказывает сторонам необходимую помощь в истребовании доказательств и оценивает представленные ими доказательства по своему внутреннему убеждению .

Итак, частно-исковое уголовное судопроизводство юридически можно определить как такой вид состязательности, который характеризуется наличием частного обвинителя, равноправием сторон, равномерным распределением между ними бремени доказывания и пассивной ролью суда в доказывании .

6. Публично состязательный вид уголовного процесса Если функцию обвинения начинают выполнять постоянные государственные органы (прокуратура, полиция и т.д.), наделенные для этого специальными полномочиями, то состязательный процесс становится публично-исковым, или публично-состязательным. Публичное начало в деятельности государственных органов при ведении ими уголовного преследования в таком процессе означает, что они действуют, руководствуясь не своим частным усмотрением, а служебным долгом (еx officio — лат.). Официальное начало в деятельности обвинителя не препятствует состязательному построению процесса. Ведь несмотря на то, чем руководствуется обвинитель, когда возбуждает уголовное преследование, — официальным или частным принципом, стороны могут пользоваться в процессе равноценными правами, а суд быть от них независимым. Будучи публичным, процесс может оставаться исковым, если отвечает признакам акционарности: активности истца-обвинителя, нацеленного на «победу» в судебном споре, диспозиГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА тивности распоряжения предметом иска-обвинения в отношениях с судом и т.д .

Не случайно такой, безусловно, приверженный публичной идее процесс, как французский, до сих пор исходит из концепции уголовного иска. В публично-исковом процессе официальность действий обвинителя довольно механически соединяется с традиционным, идущим еще из недр обвинительных и частно-исковых видов судопроизводства, противостоянием враждебных друг другу сторон .

Однако данное выше определение публично-искового процесса — лишь первый, поверхностный взгляд на это явление. Публично-исковой процесс, в целом отвечая требованиям искового производства, превосходит частно-исковой порядок по социальному значению. В частно-исковом процессе публичный интерес защищается опосредованно и неоптимально, с заведомыми потерями, через механизм судебной конкуренции формально равноправных, но фактически далеко не всегда равных сторон .

Наделение сторон лишь одинаковыми правами объективно создает преимущество не правому, но сильному. Социальные роль и назначение публично-искового порядка, напротив, состоят в том, чтобы упорядочить это «броуновское движение», придать ему большую степень социальности. Это обеспечивается, во-первых, тем, что пострадавшей от преступления стороне государство дает официальную защиту и поддержку, зачастую вовсе заменяя ее в судебном споре. Во-вторых, правонарушитель преследуется обвинителем еx officio, по долгу службы, в случае если потерпевший отсутствует, а преступление имеет высокую социальную опасность. В-третьих, публично-исковой процесс старается обеспечить это при помощи юридических гарантий. В публичном процессе сторона уголовного преследования, за плечами которой стоит государство, как правило, фактически намного сильнее обвиняемого, даже если последний пользуется помощью защитника. Защите в публично-исковом суде даются права не равные, а несколько увеличенные, с тем чтобы уравновесить в судопроизводстве наступательную мощь ее официального противника. Правда, делается это еще достаточно формально и механически, за счет поддержания слабейшего соперника дополнительными юридическими условиями и гарантиями — так называемыми преимуществами защиты. Среди них наиболее важны презумпция невиновности, толкование сомнений в пользу обвиняемого, возложение бремени доказывания на обвинителя и т.д. Частно-исковое регулирование обеспечивает сторонам паритет лишь «стартовых» условий, совершенно не заботясь о справедливости дальнейшего состязания. Публично-исковой способ пытается исправить этот недостаток за счет выравнивания условий не только для «старта», но и для «финиша». Это до некоторой степени служит гарантией фактического равенства сторон, но именно «до некоторой степени», потому что ограниченные средства, которые публично-исковой процесс в состоянии предоставить слабейшему, имеют пассивно-оборонительный характер .

Итак, если перед нами состязательный процесс, в котором обвинение поддерживается официальными лицами в силу служебного долга, который преследует цель установить объективную истину, но вместе с тем предполагает обвиняемого невиновным, все сомнения толкует в его пользу, а бремя доказывания возлагает на обвинителя — короче говоря, защита наделяется определенными процессуальными преимуществами, — это безусловно публичный порядок производства .

Вместе с тем публично-исковое состязательное производство не является окончательным словом в истории видов уголовного процесса. Со второй половины XX столетия наметилась новая тенденция в его развитии. Это предоставление сторонам 52 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА (в первую очередь обвиняемому, защитнику, потерпевшему) не только пассивных гарантий, которые реализуются государственными органами, ведущими процесс, но и ряда активных полномочий. Последние могут быть реализованы сторонами диспозитивно, т.е. по своему усмотрению, не испрашивая каждый раз согласия у публичных государственных органов. К числу таких полномочий относятся: право стороны защиты на самостоятельное собирание доказательств параллельно со стороной уголовного преследования; право потерпевшего участвовать в поддержании обвинения;

право сторон на широкое обжалование в суд решений, действий и бездействия органов предварительного расследования и др. Усиление диспозитивного начала проявляется и в возросших возможностях сторон (прежде всего обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителей) по примирению в ходе судопроизводства, заключению между собой соглашений. Все это свидетельствует о том, что публичноисковой уголовный процесс приобретает в современном мире более демократическую и либеральную форму1 .

§ 2. РОЗЫСКНОЙ ТИП УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

1. Понятие розыскного уголовного процесса Розыскной процесс — это такой порядок производства, когда задачи уголовного преследования, защиты и принятия решений по делу сливаются в компетенции одного государственного органа. Он сам возбуждает уголовное преследование, расследует обстоятельства дела, собирает доказательства, заботится о мерах по обеспечению законных интересов лиц, участвующих в производстве, и принимает все решения по делу. Поэтому самостоятельные стороны обвинения и защиты здесь не нужны. Коль нет обвинителя, то не существует как такового обвинения и обвиняемого — вместо них имеются предмет расследования и подследственный. В этой связи подобный процесс называют также инквизиционным (от лат .

inquisitio — исследование). Орган расследования не равен подследственному, который для него не субъект правоотношений, а лишь объект управления. Орган расследования (как бы он формально ни назывался: судья, следователь) — единственный и безраздельный «хозяин процесса». Из-за отсутствия сторон не имеет юридического значения и спор о предмете дела — двигателем процесса является не спор сторон, а безличная воля, веления закона. Подобный порядок не содержит достаточных гарантий для защиты интересов подследственного, так как эта задача возложена, по существу, на его процессуального противника — уголовного преследователя. Розыскной процесс есть применение к производству по уголовным делам методов управления из арсенала административной власти (императивный метод власти—подчинения), в то время как при его состязательном построении используется арбитральный метод (см. о нем § 1 гл. 2 учебника), предполагающий равенство сторон и наличие между ними независимого арбитра — суда. Как уже было сказано выше, в настоящее время розыскной уголовный процесс в чистом виде в мире почти не встречается, однако отдельные его элементы Более подробно см. об этом: Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 221— 311 .

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

присутствуют и используются фактически во всех современных уголовно-процессуальных системах .

2. Виды розыскного процесса Уголовная расправа Уголовная расправа — первая и элементарная разновидность розыска. Судья здесь не только орган уголовного преследования, но и орган государственного управления. Процессуальная деятельность не отделена от административной, судебная процедура неразвита. Большую роль играет усмотрение судей, формальная система доказательств отсутствует .

Расправа применяется там, где доказывание либо вообще излишне, либо потребность в нем невелика и оно вследствие этого находится в зачаточном состоянии. Из истории можно извлечь следующие ее формы .

А. Общинное дознание. Чаще всего это форма суда в небольших, относительно замкнутых общинах с традиционной организацией. Типичным примером могут служить известные из истории раннеземледельческие общества, полисы-государства, непосредственно вырастающие из родоплеменного строя. Судом здесь обычно является собрание всех или некоторых членов общины (народное собрание, коллегия старейшин, жрецов и т.д.). Заседание суда происходит открыто. Преследование начинается безо всякого формального обвинения — поводом для него служит молва, донос или просто усмотрение самих судей. Обвинитель отсутствует, ибо все преступления внутри небольшого полиса практически очевидны. По той же причине, как правило, нет нужды и в доказательствах. Судопроизводство сводится к решению вопроса, какое наказание назначить виновному. Однако в спорных случаях применяются опрос подсудимого с целью получить от него признание, ордалии или показания под присягой. Характерной чертой является крайняя формальность всей процедуры, которая тесно связана с сакральными представлениями — отправлением культа и колдовством, причем соблюдению процедуры часто придается большее значение, чем самому правосудию. Формальность отличает общинное дознание от всех прочих видов уголовной расправы .

Известный пример подобного судилища — евангельский Синедрион. Этот верховный суд Иудеи состоял из священников, старейшин и книжников. Сам суд являлся обвинителем, «Первосвященники же и весь синедрион искали (курсив мой. — А.С.) свидетельства на Иисуса, чтобы предать Его смерти; и не находили» — говорится в Евангелии от Марка (14:55). И хотя суд выслушивает ряд свидетелей, их показания не были найдены им достаточными без признания самого подсудимого.

И только после того, как Иисус подтверждает, что он Сын Божий, Синедрион выносит приговор:

«Они же сказали: какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст

Его» (Евангелие от Луки, 22:71). Интересно отметить, что многие из членов Синедриона прежде являлись очевидцами проповедей Христа (Евангелие от Луки, 20:1; 22:1

и др.), так что весь процесс являлся для них не средством выяснения фактов, а лишь инструментом осуждения. Вся процедура в Синедрионе имеет формально-сакральный характер. Так, допрос подсудимого первосвященником предваряется неким магическим ритуалом, призванным вызвать подсудимого на откровенность. «И первосвященник сказал Ему: заклинаю тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын 54 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Божий» (Евангелие от Матфея, 26:63). Тем не менее суд Синедриона происходит гласно, что подтверждается свободным доступом на его заседание: «Петр же следовал за Ним (арестованным Иисусом. — А.С.) издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец» (Евангелие от Матфея, 26:58) .

Современный аналог общинного дознания можно обнаружить при дисциплинарном производстве о проступках внутри корпораций (вынесение администрацией вопроса о проступке на комиссию по трудовым спорам или в профсоюзный комитет и т.д.) .

Б. Вотчинный суд. Это суд землевладельца, пользующегося правом судебного иммунитета, над лично зависимым населением. Было бы не вполне точно отождествлять его с сеньориальным судом. Суд сеньора в феодальной Европе мог быть и «судом равных», где применялись состязательные обвинительные процедуры. Вотчинный суд производился не над вассалами, а над несвободными и полусвободными лицами, подвластными землевладельцу. Обвинитель отсутствовал, а процесс начинался по доносу или усмотрению судьи. Однако вотчинный суд, несмотря на отдельные эксцессы, не всегда являлся устрашающей, пыточной процедурой, как обычно полагают. По крайней мере, в Западной Европе он был неотъемлемой частью феодальной системы, где отношения сословий имели патримониальную форму, связанную с понятиями «дара—от дара», «долга», «верности», отеческо-сыновней фразеологией. Европейский феодализм возник из отношений всеобщей зависимости, и поэтому у всех субъектов феодальных отношений, включая крепостных, были не только обязанности, но и права. Регулятором их был обычай, и нарушение его как крепостным, так и феодалом рассматривалось в качестве преступления и повода для отказа в повиновении. Вотчинный процесс также не был совершенно произвольной процедурой, а следовал обычаю .

В. Уголовно-административная расправа. В отличие от сакрального общинного дознания и патримониального вотчинного суда, уголовно-административная расправа основана, как правило, на административном методе управления, предполагающем непосредственное усмотрение правоприменителя. Она осуществляется в отношении всего населения гражданской или военной администрацией либо специальным полицейским органом и типична для централизованных деспотических государств, жестких оккупационных режимов, использовалась также в качестве средства революционного террора. Процедура здесь произвольна и скоротечна, доказывание обычно ограничивается допросом подсудимого и свидетелей. Таков, например, суд наместников (praesidio) римских провинций. Наместник Иудеи Понтий Пилат вершит суд на каменном помосте, именуемом Лифостротон, чем, собственно, и исчерпывается здесь вся процедурная часть. Ничем иным, как формой уголовно-административной расправы являлся в советской России суд Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), «судебные тройки» и «особые совещания» 30-х годов .

Г. Военно-полевой суд. Это чрезвычайная судебная процедура в действующей армии, находящейся в походно-боевых условиях, когда предварительное расследование и собирание доказательств не проводятся из-за нехватки времени и опасности со стороны противника. Ее необходимо отличать от военного судопроизводства вообще, которое может иметь другие, в том числе состязательные формы. Разбирательство в военно-полевом суде проводится судьями, часто назначаемыми ad hoc (для случая — лат.) из числа офицеров, в отсутствие прокурора и защитника. Виновность подсудиГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА мого практически не доказывается. Вместо доказательств используется фактическая презумпция, связывающая виновность с некоторыми особыми обстоятельствами, такими, например, как задержание подозреваемого в тылу, отсутствие при нем оружия и даже проявление в бою малодушия другими членами того же воинского подразделения (при децимации, т.е. казни одного из 10 человек проштрафившегося подразделения в древнеримской и некоторых других армиях). Все доказывание сводится в лучшем случае к формальному допросу подсудимого, после чего следует вынесение решения и немедленное исполнение наказания, чаще всего смертной казни. Подобный вид расправы создает наибольшую угрозу правам человека, ибо суд интересует не истина, а устрашение малодушных или подавление беспорядков .

Ассиза Слово «ассиза» (от позднелат. assisae) означает собрание, заседание. Она непосредственно примыкает к общинному дознанию, но отличается от него прежде всего тем, что в суде уже присутствует не только местный (общинный) элемент, но и представительство центральной власти. Ассиза, таким образом, является компромиссом между общинным дознанием и административной расправой. Эту разновидность уголовной расправы иногда еще называют предъявительным, или обвинительным жюри, хотя применение в данном случае слова «жюри», как будет показано ниже, не совсем точно. Суть процедуры состояла в том, что «добрые мужи», представляющие общину, встречали приезжающих из центра судей и объявляли под присягой обо всех преступлениях, совершенных на территории общины, и о подозреваемых в них лицах. Для этого, как и при общинном дознании, доказательства были не обязательны, достаточно было молвы. Вопрос о виновности обычно решался путем применения ордалий, но не поединка, который долго сохранялся в параллельном обвинительном суде (appeal в Англии и т.п.). Опыт использования «присяжных, говорящих истину», известен со времен Карла Великого. После распада его империи и ослабления центральной власти он был утрачен. Датские и исландские тинги VII—X вв. весьма напоминали по характеру своей судебной деятельности ассизу. Вместе с норманнами эта форма попала во Францию, Англию и, возможно, в Россию. В Англии первые сведения о подобном суде относятся к эпохе датской экспансии против англосаксов (IX—XI вв.). После норманнского завоевания применение ассиз сделалось еще более регулярным — сначала для разрешения земельных тяжб, а при короле Генрихе II Плантагенете, с принятием Кларендонских конституций 1166 г., — и в уголовном процессе. Первоначально процедура разрешения дел через местных людей походила вполне на розыскной манер — inquisitio, или исследование, — в империи франков и recognatio (лат.), т.е. раскрытие, дознание — в Англии, где она одновременно именовалась еще и ассизой (assize) и только позднее, с переходом к решению вопроса о виновности посредством вердикта присяжных, получила название жюри — jury (англ.). Это нашло отражение в выражении: «Assisa vertitur in juratam» (лат. «Ассиза превращается в жюри»), которое приписывается самому Генриху II Плантагенету .

Итак, ассизу не вполне корректно отождествлять с жюри, так как в последнем присяжные из обвинителей превращаются в судей, а процесс благодаря этому поворачивается лицом к состязательности. Именно ассизы через жюри выросли впоследствии в английский суд присяжных. В России формой, весьма напоминающей ассизу, являлся извод с участием 12 судных мужей, а затем сыск с применением так называемоРаздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА го повального обыска, т.е. опроса судьями-обыщиками многих местных людей по поводу виновности обвиняемого (ст. 160—166 гл. X Соборного уложения 1649 г.) .

В настоящее время остатки ассизы можно обнаружить в институте большого жюри (grand jury — англ.) в англо-американском уголовном судопроизводстве. Оно может осуществлять публичное обвинение (presentment — англ.), т.е. непосредственно, без предварительного исследования и жалобы, предать обвиняемого суду за лично известное ему преступление .

Инквизиционный процесс Хотя латинский термин «inquisitio» в переводе означает «исследование», а значит, этимологически близок понятию «розыск», семантически понятие «инквизиционный процесс» в узком смысле слова ассоциируется с наиболее одиозной исторической разновидностью европейского розыскного процесса XV—XVI вв., периода становления абсолютизма. Имея общий для любого розыскного порядка признак — слияние функций уголовного преследования и юстиции в единую функцию розыска, инквизиционная процедура отличается от уголовно-административной расправы. Вопервых, тем, что суд отделен от администрации, но, с другой стороны, и ответствен перед ней. Благодаря этому верховная государственная власть может публично спросить с судей за неправильные решения, сама оставаясь незапятнанной. Однако функция розыска остается недифференцированной, т.е. предварительного судебного следствия еще не существует, а все вопросы решаются непосредственно в судебном разбирательстве при полном составе суда. В этом еще видна историческая связь такого процесса с обвинительным порядком. Отсюда же остатки былой открытости судопроизводства, которое хотя и не всегда может быть названо гласным, но все-таки допускает участие частного истца (челобитчика), присутствие в судебном заседании подсудимого, а иногда наличие в составе суда народного элемента в лице заседателейшеффенов, и непосредственность исследования доказательств. Во-вторых, инквизиционный процесс, в отличие от расправы, законодательно достаточно подробно урегулирован. Это качество также изначально вытекает из первого признака — отделения суда от верховной власти, которая в период исполнения судебных функций не стесняла себя никакими регламентами, но, уйдя из суда, оставила взамен инструкцию-закон .

Усмотрение судьи сводится к минимуму, а его действия определяются нормативными правилами. Господствует формальная (легальная) система доказательств в ее наиболее грубом и суровом обличии, ибо за основу доказывания принимается признание подсудимого, полученное под пыткой. Это пыточное доказывание в России весьма красноречиво называли «вымучиванием». Особая ценность признания под пыткой, этой, по выражению Ч. Беккариа, «победительницы невиновности», признается во всех инквизиционных законах. Если после пытки обвиняемый отказывался от своих показаний, вырванному у него признанию все же отдавалось предпочтение. Подобную разновидность формальной системы доказывания еще именуют позитивной на том основании, что при наличии доказательств определенного вида (так называемое полное доказательство, коим обычно и является признание под пыткой) вопрос о виновности должен быть обязательно разрешен положительно. Если же отсутствует «полное» доказательство, но имеется набор иных, «неполных» доказательств виновности, подсудимого все равно могут осудить, хотя, как правило, менее строго. Иначе говоря, все сомнения в таком процессе толкуются в пользу вывода о виновности .

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Как и его коллега в обвинительном процессе, при инквизиционном порядке судья являлся в основном регистратором событий. Однако, в отличие от обвинительного, инквизиционный суд — не нейтральный наблюдатель, а орудие единой публичной политики, проводимой в законе. Когда такой судья регистрирует факты, его пером движет не случай, а «длань государева», отпечатком которой является закон. Поэтому инквизиционный процесс есть политическая разновидность розыска. Его историческая миссия состояла в укреплении средствами юстиции централизованного государства, сменяющего устаревшую феодальную систему. Инквизиционный процесс исторически зафиксирован лишь в Европе, Азия же всегда довольствовалась в сфере розыскного процесса уголовной расправой. Инквизиционное нормотворчество может быть представлено ордонансом французского короля Людовика XII (1498) и эдиктом Франциска I (1539), Уголовно-судебным уложением «Священной Римской империи германской нации» (Каролина), принятым в 1532 г. В России источником норм судопроизводства, наиболее близкого к инквизиционному, явилось петровское «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб» (1715). Оно обнаруживает большее сходство с Каролиной (наличие истца и ответчика, непосредственность исследования доказательств, применение пытки и т.д.), чем с законодательными актами «просвещенного века». Что касается более ранних русских актов XVI—XVII вв., то они фиксируют не инквизиционный розыск, а старейшие его модификации, такие, как уголовно-административная расправа и ассиза («сыск» через губных старост и наместников по Судебнику 1550 г., «обыщиков» по Соборному уложению 1649 г.) .

Следственный процесс Следственный процесс можно охарактеризовать как бюрократический вид розыскного судопроизводства. Рациональность, безличность, строгая регламентированность процедуры, преобладание формы над содержанием, ограниченность ответственности — все эти признаки бюрократии в полной мере присущи такому порядку производства. В нем впервые в истории уголовного процесса появляется официальное предварительное следствие как способ рационализации подготовки дел для судебного заседания (отсюда название — следственный). Предварительную подготовку дела ведет один из членов суда, выступающий при этом в роли следственного судьи .

Он в качестве полномочного представителя суда выполняет все необходимые следственные действия. Ввиду этого суд в последующем заседании получает возможность разрешать дело не только без вызова свидетелей, но и в отсутствие самого подследственного. Это порождает бумажность, письменность, безличность судебной процедуры, опосредованность исследования доказательств. В то же время пытка в следственном процессе, исторически приходящемся в Европе на период просвещенного абсолютизма, упраздняется, что сильно осложняет формальное доказывание. Следственный процесс тщетно пытался закрыть эту брешь путем детальной регламентации доказательств, введения их подробнейшей классификации по юридической силе и значению. Закон и труды ученых-юристов, в которых получает развитие формальная доказательственная система, кажется, намерены охватить ее казуистическими путами все мыслимые жизненные ситуации. Можно сказать, что легальная система доказательств была для следственного процесса своего рода «магическим кристаллом», с помощью которого он пытался открыть истину правосудия. Этот вид процесса был продуктом «разумного века», верившего в возможность построения миропоРаздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА рядка, управляемого единственно просвещенной волей. Однако материальная истина ускользала из суда, ибо поставленная задача — заранее учесть все возможные варианты познания в такой сложной и многогранной сфере, как правосудие, — была для него совершенно непосильной. Поэтому фактически вместо материальной истины следственный суд вынужден был довольствоваться истиной формальной. Из регистратора полученных под пыткой фактов (каковым был его инквизиционный предшественник) он превращался в счетчика, складывающего дроби неполных доказательств для получения доказательства полного. Однако при этом следственный суд не нес никакой ответственности за результаты этих арифметических упражнений. Если при сложении дробей у него получалась единица (полное доказательство), судья был удовлетворен, впрочем, как и в том случае, когда полного доказательства суд не получал .

В последнем случае подозреваемого положено было оправдывать (так называемая негативная система формальных доказательств) .

Следственный процесс осуществлялся по твердым и досконально разработанным правилам, а за личностью в нем признавались некоторые права (например, на участие в ходе производства по делу сословных представителей и т.п.). Он отражал уже не только интересы государства, но и потребности гражданского общества, нарождающегося под опекой просвещенного абсолютизма, — прежде всего в стабильности и предсказуемости правоотношений. Следственный процесс объективно подготовляет почву для перехода к публично-исковой состязательности .

В числе законодательных памятников этой разновидности розыскного судопроизводства следует, в первую очередь, назвать немецкие и австрийские уставы XVIII — начала XIX вв., в частности Баварское уложение 1813 г. — труд Ансельма Фейербаха .

В России их примеру следовал Свод узаконений Российской империи 1832, 1842, 1857 гг .

издания (2 кн. XV тома). Промежуточное положение между инквизиционным и следственным процессами занимает Большой уголовный ордонанс Людовика XIV во Франции (1670), который уже предусматривал предварительное следствие, но сохранял еще позитивную систему формальных доказательств и даже применение пытки .

Судебный приказ Этот термин мы применяем для обозначения современной формы существования розыскного производства. Сфера ее применения ограничена делами о правонарушениях, не представляющих большой общественной опасности, т.е. об уголовных проступках, и не охватывает производство о преступлениях. Это периферия уголовного судопроизводства, граничащая с административным процессом, поэтому применение административного метода регулирования, характерного для процедур розыскного типа, здесь может быть уместно и целесообразно. Отличительным признаком судебного приказа является его подчиненное положение по отношению к состязательности. Приговор в порядке судебного приказа сохраняет обязательную силу, как правило, лишь при согласии на то обвиняемого, в качестве добровольной альтернативы состязательному разбирательству, что является гарантией против ущемления прав личности. При отказе обвиняемого от этой процедуры применяется обычное производство. Судебный приказ — разновидность ускоренного и упрощенного, или целерантного (от лат. сelerantes — быстрый, стремительный), судопроизводства1 .

Подробнее об этом см. гл. 23 учебника .

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Это наиболее простая форма, причем простота достигается именно за счет применения розыскных начал: отсутствие сторон, устности и непосредственности исследования доказательств. Сущность производства в порядке судебного приказа состоит в том, что судья по представленным материалам, без вызова сторон и свидетелей, вне судебного разбирательства рассматривает дело об уголовном правонарушении и выносит решение (приказ), который становится обязательным для исполнения лишь после того, как с ним согласится обвиняемый. Примером производства в порядке судебного приказа можно считать немецкое «производство об издании приказа о наказании»

(гл. I кн. VI УПК ФРГ). От судебного приказа следует отличать еще одну целерантную несостязательную форму — так называемый штраф по соглашению. Налагается штраф прокурором, обычно по делам о малозначительных преступлениях (исключение — Нидерланды, где подобная процедура применима по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание до 6 лет лишения свободы) и только после проведения расследования, когда дело готово для передачи в суд. Если обвиняемый не согласен на уплату штрафа, дело передается в суд в обычном порядке. Например, в Шотландии, где этот порядок применяется довольно давно, 97% граждан в сельских районах и 55% в городских соглашаются уплатить такой штраф и соответственно уплачивают его в 98 и 66% случаев1 .

См.: Несудебные формы разрешения правовых споров в СССР и Великобритании // Сов .

государство и право. 1990. № 12. С. 129—130 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА

Семантические принципы — это руководящие идеи, основные правила деятельности. Поскольку право — это, в сущности, общеобязательные требования справедливости, то правовые принципы есть не что иное, как мера справедливости в праве. Закон легитимен, т.е. имеет правовое содержание, постольку, поскольку он отвечает принципам права. Они не просто юридические идеи, а объективно необходимые общеобязательные критерии справедливого и должного в праве .

Какое-то время они присутствуют в праве неявно, не будучи теоретически осознаны и как бы растворяясь во множестве норм — как законодательных, так и обычных. Однако по мере развития права и роста правосознания принципы вычленяются из правовой материи в качестве определенных юридических идей, а с развитием юридической техники могут закрепляться в законе (как правило, при его кодификациях) в виде отдельных правовых предписаний. Получив подобное признание, они обретают относительную самостоятельность и начинают служить своего рода барометром при изменениях текущего законодательства и компасом для дальнейшего формирования права. Итак, принципы права, вопервых, могут индуктивно выводиться из некоего множества норм, а во-вторых (более развитая форма), существовать в качестве нормативных предписаний, закрепленных в специально посвященных им статьях законодательных актов .

Принципы состязательного судопроизводства подчиняются строгой логике. Они взаимосвязаны и составляют единую иерархическую систему. Эта система является элементом еще более общей системы права, а также общесоциальной системы, испытывая на себе через них влияние общеправовых и социальных условий. Однако именно потому, что они составляют систему, не все принципы абсолютно равнозначны .

Есть универсальные типологические начала, непосредственно составляющие самую сущность состязательности. Они насквозь пронизывают всю ткань судопроизводства, контролируют все его институты, и поэтому отступление от них всегда делает процесс несостязательным. Такими началами-максимами1 являются равенство сторон и наличие независимого суда. Без них никакое справедливое состязание попросту невозможно. Но есть и другие принципы, меньшей степени общности, которые производны от начал-максим. Сфера их приложения относительно ограниченна — они управляют не всеми институтами судопроизводства, а только теми, которые к ним непосредственно относятся. Их поэтому можно охарактеризовать как институционные принципы судопроизводства. Благодаря такой дифференциации эти принципы вступают в сложные взаимоотношения как между собой, так и с принципами-максимами, накладываясь друг на друга и усиливая либо ослабляя свое действие. В результате в законодательстве возможны отдельные отступления от их общих требований, представляющие собой уступки другим, более приоритетным в том или ином отношении принципам. К числу институционных в состязательном уголовном судопроизПринципы-максимы выделяют среди принципов уголовного судопроизводства также некоторые немецкие процессуалисты, например, проф. В. Бойльке, см.: Жалинский А., Рёрихт. Указ .

соч. С. 712 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

водстве относятся следующие принципы: очности процесса и непосредственности исследования доказательств, свободной оценки доказательств, устности, гласности, недопустимости повторного уголовного преследования за одно и то же деяние, истины, неприкосновенности личности .

Самостоятельное значение в уголовном процессе имеет и принцип публичности .

Так же как и законность, он имеет общеправовое содержание, не будучи напрямую связан с состязательным построением судопроизводства. Однако его значение для уголовного процесса является определяющим, в связи с чем рассмотрение системы принципов начинается именно с этого принципа. К принципу публичности тесно примыкает такое важное общеправовое начало, как принцип объективной истины. Так же, не вытекая из понятия состязательности, этот принцип происходит от самого понятия правосудия, т.е. судопроизводства «правильного», основанного на истине и законе .

Особое положение в уголовном судопроизводстве занимает принцип законности .

Он не стоит в одном ряду с другими принципами судопроизводства, ибо представляет собой общеправовое начало. Вместе с тем, кроме общеправового содержания, принцип законности имеет и свою процессуальную сущность. Она состоит в том, что законной считается только такая судебная процедура, которая в целом отвечает требованиям названных выше принципов состязательного процесса, и в первую очередь таким началам, как равенство сторон и независимость суда. В этом сугубо процессуальном смысле понятие законности совпадает с требованием справедливой (должной) судебной процедуры. Поскольку законность в этом смысле является как бы результирующим вектором действия всех принципов состязательности, она рассматривается нами после всех прочих принципов, что не умаляет, а только подчеркивает важнейшую роль этого начала в уголовном процессе (см. § 13 настоящей главы) .

Как можно заметить, мы не называем среди принципов процесса состязательность, ибо она является общей целью действия всех принципов уголовного процесса и именно через них проявляет себя в полном объеме. Состязательность — это не принцип, а тип судопроизводства, поэтому все принципы процесса, которые будут описаны ниже, имеют состязательное содержание или испытывают его влияние .

§ 2. ПУБЛИЧНОСТЬ Уголовный процесс имеет ярко выраженный публичный характер. Во-первых, потому, что он как совокупность правовых норм принадлежит к публичным отраслям права, т.е. отраслям, регулирующим деятельность государственных органов и их взаимоотношения с гражданами .

Во-вторых, уголовное преследование и обвинение преступников и преступлений рассматривается прежде всего как публичная (т.е. исходящая из общественных, а не частных интересов) задача государства в лице прокуратуры и органов предварительного расследования. Они обязаны возбуждать уголовные дела, раскрывать преступления и изобличать виновных в каждом случае обнаружения признаков преступления (ч. 2 ст. 21 УПК), независимо от того, просит ли об этом заинтересованная сторона, т.е. в силу служебного долга, или ex officio (лат.) — официальным порядком. Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения обязательно (ч. 2 ст. 246) .

62 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Публичность проявляет себя и в том, что государственные органы, ведущие уголовный процесс (следователь, дознаватель, суд), а также адвокатура обязаны обеспечивать права лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Так, публичная роль суда состоит в бережном поддержании справедливого равновесия спорящих сторон, в создании необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15). Права участников процесса не предполагаются, а разъясняются: «Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав» (ч. 1 ст. 11). Должностные лица государственных органов — участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, несмотря на выполняемую ими функцию уголовного преследования, не освобождены от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод1 .

Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника или законного представителя (ст. 16), причем в ряде случаев участие защитника обязательно (ст. 51). Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49). Публичность судопроизводства выражается также в обеспечении свободного доступа граждан (прежде всего потерпевших) к правосудию и в праве обвиняемого на начало судебного разбирательства по его делу в разумные сроки .

Публичный подход к уголовному преследованию и обеспечению прав участников судопроизводства порождает публично-состязательную (публично-исковую) разновидность состязательного процесса. В то же время УПК РФ предусматривает и производство по делам частного обвинения у мирового судьи (гл. 41), где обвинительная деятельность осуществляется частными лицами (потерпевшим или его представителем). Однако было бы неверно полагать, что публичность здесь полностью отсутствует, поскольку правообеспечительная деятельность судом и защитником осуществляется в полной мере. Более того, публичная роль мирового судьи проявляется и в том, что он от имени государства принимает меры к восстановлению общественного (публичного) мира, к примирению сторон (ч. 4—6 ст. 320). Однако восстановление общественного мира является публичной целью уголовного судопроизводства не только в мировом суде. Примирение сторон так или иначе допускается и при производстве по делам публичного и частно-публичного обвинения (ст. 23, 25, ч. 1 ст. 28) .

В этом же направлении ориентирует и опыт ряда развитых стран (Англии, США, Австралии, Японии и др.) в сфере так называемого альтернативного разрешения споров (alternative dispute resolution — англ., викай, шотей — яп.). Сущность альтернативных уголовной или гражданской юстиции методов решения дел заключается в отказе от ведения судебного состязания, взамен которого с разрешения и с участием См. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

государственного органа (судебного или уголовного преследования) используются различные неконфликтные и примирительные процедуры. Наиболее яркой формой альтернативы служит медиация (mediation). Нарушитель уголовного закона и потерпевший с разрешения органа уголовного преследования или суда пытаются разрешить конфликт в рамках медиационного соглашения, прибегая к посредничеству третьих лиц. Необходимым условием применения медиации является наличие убедительных доказательств виновности, ее признание правонарушителем, а главное, готовность обеих сторон к примирительной процедуре. На основе примирительного соглашения при соблюдении ряда условий может быть вынесено решение о прекращении уголовного дела1 .

Таким образом, предметом публичного начала являются: а) уголовное преследование; б) правообеспечительная деятельность; в) примирительная деятельность в уголовном процессе по восстановлению общественного (публичного) мира .

§ 3. ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТИНА Это принцип публичного уголовного процесса. Частно-исковое производство, в противовес публичному, не слишком нуждается в истине, ибо рассчитано на общественного субъекта, которого интересует в первую очередь собственное «Я» .

Наивысшая ценность для частно-искового процесса — решение не истинное, а устраивающее обе стороны. Главной целью такого суда является сохранение в обществе «мира», так же как для предшествовавшего ему обвинительного процесса было характерно стремление предотвратить общественное «смятение». Однако частно-исковой способ судебного разбирательства, в отличие от своего «предка», пытается сохранять «приличия». Он не заменяет правду случайностью, а утверждает, что знает истину. Однако для него это не «грубая» истина факта, а истина формально-юридическая или, по крайней мере, наиболее правдоподобное изложение фактов. Частно-исковой процесс полон юридических фикций (презумпции, сделки). Fictio est contra veritatem, sed pro veritate habetur (лат.) — фикция противостоит истине, но фикция признается за истину. Вместе с тем нельзя категорически утверждать, что частно-исковой процесс совершенно чурается истины. Как пишет профессор Мичиганского государственного университета У. Бернам, касаясь особенностей состязательного процесса США (частно-искового по своей типологии), «трудно представить себе дело, в котором стороны сообща не имели бы стимула к выявлению и представлению суду всей информации, действительно относящейся к решаемому вопросу»2. Установление фактов такими, какие они есть, для такого процесса все же более предпочтительно, чем подмена их лукавой игрой презумпций. Однако этот интерес к истине факта не стоек, не принципиален. Альтернатива — истина или фикция — обычно решается в пользу последней. Дефицит средств познания, связанный с отсутствием предварительного расследования, эгоистической природой частного интереса, вынуждает допустить использование в процессе формальных средств, приводящих См.: Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном английском праве // Правоведение. 1998. № 3. С. 108—113 .

Бернам У. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: РИО «Новая юстиция»,

2006. С. 221 .

64 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА к формальной, или юридической, истине. Так, дореволюционные российские авторы И.В. Михайловский, Н.Н. Розин считали, что состязательному процессу, который они фактически понимали как частно-исковую процедуру, не может быть свойственно неограниченное стремление к материальной истине, что здесь уместно говорить лишь об истине юридической, а вместо требования безусловного установления фактов такими, какие они есть, действует «принцип доказанности обвинения»1. Подобная точка зрения в последнее время получила своих сторонников и в нашей современной процессуальной литературе, которые отказываются видеть то, что она применима лишь к частно-исковой разновидности судопроизводства2 .

Иное дело, когда процесс достигает публичной степени зрелости. Здесь действует уже другой принцип: fictio cedit veritati (лат.) — фикция уступает истине, или фикция не имеет силы, когда ей противостоит истина. Публичность правосудия, понимаемая как открытость процесса, нуждается не в формально-юридической, но в материальной, или объективной, истине. Точное знание фактов такими, какие они есть, позволяет более тонко регулировать общественные отношения, экономить уголовную репрессию, сокращать социальные издержки, неизбежные при функционировании механизма судопроизводства. Все это, в конечном счете, поднимает социальное значение правосудия .

Поскольку российский уголовный процесс имеет ярко выраженный публичный характер, он объективно не может устраниться от цели установления по делу истины, причем в первую очередь истины объективной, или, как ее еще называют, — материальной, а не формальной. Принцип объективной истины сохраняет в нем свое значение. Так, согласно ч. 4 ст. 152 «предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности» (курсив мой. — А.С.). В части 2 ст. 154 сказано: «Выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела». В части 6 ст. 340 говорится: «Стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности». Но требование объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела — это и есть содержание принципа объективной истины3 .

Опасение, что требование достижения объективной истины в судопроизводстве сделает суд сторонником следователя и прокурора, которые также должны стремиться к установлению истины по делу, само по себе напрасно, так как каждый из этих участников процесса добивается истины своими специфическими методами, ограниМихайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905. С. 93;

Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. С. 303 .

См.: Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Ч. I. М., 1996 .

С. 236—240, 278—281; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-н/Д,1999. С. 34—37; Радутная Н.В. Современное уголовное судопроизводство и его влияние на правовые воззрения юристов // Российское правосудие. 2006. № 4. С. 53—57 и др .

См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. С. 46 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

ченными выполняемой им процессуальной функцией. Так, суд как носитель функции правосудия должен стремиться к установлению истины прежде всего путем создания в процессе необходимых условий для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, а также посредством оценки доказательств по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности всех имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК). То обстоятельство, что объективная истина есть цель доказывания, вовсе не препятствует рассмотрению этого понятия и в качестве принципа процесса, ибо когда мы говорим о данной цели, то имеем в виду предпочтительный результат процессуального познания, а когда о принципе — подразумеваем обязанности, которые должны выполнять (каждый по-своему) суд и другие официальные участники процесса во имя достижения этой цели. Проще говоря, объективная истина — цель отвечает на вопрос «что?», а объективная истина-принцип отвечает на вопрос «как?» .

Но что есть истина? Этот вопрос задается в уголовном суде от Понтия Пилата до наших дней. Если истина — это соответствие наших знаний реальной действительности, то судить об этом соответствии мы можем только посредством своего внутреннего убеждения. Обоснованное убеждение в истинности знания есть достоверность .

«Истина… в уголовном процессе выражается в достоверности (уверенности), что такой-то факт существует или не существует», — писал классик французского уголовного процесса Фостэн Эли1. «Фактической достоверности не существует объективно — она есть только известное состояние нашего убеждения», — считал Л.Е. Владимиров2. Слово «достоверный» значит верный, не вызывающий сомнений .

Итак, достоверность — впрочем, так же как и вероятность, — это лишь представление об истине в нашем сознании, характеристики доказательности знания, и потому, на наш взгляд, не прав М.С. Строгович, считавший, что «достоверность — это то же самое, что истинность. То, что достоверно, то и является истинным, так как находится в соответствии с действительностью»3 .

Где же искать критерий достоверности, мерило того состояния убеждения, которое мы принимаем за истину? Таким критерием может быть только опыт, практика, ибо ничего другого для суждения об истине в распоряжении человека нет. Если мы не можем отыскать ни единого исключения из имеющегося в нашем распоряжении опыта, наш вывод должен считаться достоверным. Причем имеется в виду весь наличный опыт, включая прежде всего добытые по делу доказательства, а также заимствованные познания, в том числе знание закономерностей окружающей действительности, опыт, зафиксированный в правилах логического мышления. Но поскольку объем опыта у разных людей не одинаков, то что достоверно для одного человека, другому может показаться недостаточно убедительным. Поэтому в судопроизводстве значение имеет не столько индивидуальный, сколько общественный опыт. Именно отсюда проистекают стадийность и инстанционность процесса, а также необходимость не просто познания, но особого удостоверительного познания, т.е. доказывания фактов. Нормы Helie. Traite de l’instruction criminelle, ou Theorie du Code d’instruction criminelle. En 3. Vol. V. I .

Bruxelles, 1863. P. 5 .

Владимиров Л.Е. Суд присяжных. Харьков, 1873. С. 99; Он же. Учение об уголовных доказательствах. Тула : Автограф, 2000. С. 41 .

Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. C. 33—39 .

66 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА доказательственного права служат в судопроизводстве одним из важнейших средств приведения индивидуального опыта к общественному стандарту .

Следуя относительному опыту, достоверность также относительна и не исключает вероятности. Фостэн Эли писал по этому поводу: «Человеку не дано достигать абсолютной достоверности; он должен удовлетворяться относительной достоверностью, которую он достигает только через все страсти и все свои несовершенства»1 .

Достоверность и вероятность, конечно, противоположности, однако противоположности диалектические — не противоречия, а дополнения. Вероятность дополняет достоверность, которая постоянно несет в себе абстрактную, скрытую возможность иного вывода — ведь объем подтверждающего достоверность опыта всегда ограничен. Поэтому питавший в свое время бурные теоретические дискуссии2 вопрос о том, что является целью судебного познания — достоверность или вероятность, поставлен не вполне корректно. Любой достоверный вывод одновременно является и вероятностным. Вот только вероятность при этом не конкретно практическая, а абстрактная .

Достоверности страшна лишь практическая вероятность, т.е. вероятность, основанная на конкретных, добытых по делу данных и общепризнанных закономерностях .

Так, например, несколько свидетелей защиты — сослуживцы подсудимого — подтверждают в суде его алиби, а именно то, что в момент совершения преступления (разбойного нападения) он находился на службе. Никаких доказательств заинтересованности этих свидетелей в исходе данного дела, влияния на них подсудимого или иных лиц в целях склонения к даче ложных показаний не представлено, существенные противоречия в показаниях свидетелей отсутствуют. Абстрактно можно предположить, что свидетели все-таки выгораживают подсудимого из корпоративной солидарности, чувства симпатии к нему или антипатии к правоохранительным органам и т.п. Однако поскольку каких-либо конкретных данных, которые указывали бы на эти обстоятельства, не добыто, то вывод об алиби обвиняемого следует считать достоверным .

Достоверным является вывод, в отношении которого не возникает разумных сомнений3, т.е. отсутствуют какие бы то ни было исключения из индивидуального и общественного практического опыта, находящегося в распоряжении субъекта познания .

Итак, достоверные знания имеют для нас значение объективных истин. При этом используются такие понятия, как «оценка» и «внутреннее убеждение». Именно внутреннее убеждение субъекта принятия процессуального решения — в первую очередь суда, созревающее в результате оценки доказательств, субъективно отражает наступление момента истины .

Однако состязательность благоприятствует достижению истины (вспомним:

«в споре рождается истина») не любой ценой, а лишь в тех пределах, ради соблюдения которых и создан состязательный процесс. Истина, добытая вне судебного состяHelie. Traite de l’instuction criminelle, ou Theorie du Code d’instruction criminelle. V. II. P. 311 .

Тадевосян В.С. К вопросу об установлении материальной истины в советском процессе // Сов. государство и право. 1948. № 6; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. С. 19 —158, и др .

В английском процессе для обозначения критерия доказанности обвинения используется выражение: «вне разумного сомнения» (beyond a reasonable doubt). По существу, это требование достоверности, а не вероятности .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

зания либо в условиях, когда стороны были поставлены в заведомо неравное положение, считается нелегитимной, запретной. Степень ограничений на средства и способы достижения истины различается в зависимости от вида состязательности. В частно-исковом процессе, где познавательные возможности суда лимитированы узкими рамками судебного заседания, истина очень часто предстает в формально-юридической оболочке. Публичный состязательный процесс, как мы сказали, напротив, предпочитает материальную (объективную) истину, однако и он отдает определенную дань формальным средствам доказывания. К их числу относятся: а) презумпции; б) преюдиции; в) формальные соглашения; г) правила об исключении доказательств. О них будет подробно рассказано в § 7 гл. 7 учебника. Здесь же необходимо лишь заметить, что существование в российском уголовном судопроизводстве формальных средств установления обстоятельств дела свидетельствует о сохранении в нем определенного места для формально-юридической истины. Однако она имеет подчиненный характер по отношению к объективной (материальной) истине. Формальная истина занимает свое место в процессе только тогда, когда: а) материальная истина объективно не может быть установлена, несмотря на принятие всех необходимых следственных и иных предусмотренных законом действий, либо б) требование материальной истины снимается в установленных законом случаях по соглашению сторон или ввиду предписаний закона считать истинными выводы ранее состоявшегося по делу решения .

§ 4. РАВЕНСТВО СТОРОН И НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДА

Как уже говорилось выше, всякое состязание, в том числе и судебное, предполагает наличие сторон. Условия справедливого состязания требуют, чтобы стороны находились в одинаковых «весовых категориях», т.е. были приблизительно равны; в противном случае состязание превратится в свою противоположность — уголовную расправу. Причем речь идет именно о равенстве, а не о формальном равноправии, которого достаточно для создания условий справедливого противоборства только тогда, когда стороны не только юридически, но и фактически равны между собой. Если же изначально стороны обладают существенно разными возможностями, они должны быть снабжены и разными правами, которые в этом случае уравновешивают суммарные позиции сторон. Поэтому в публичноисковом производстве, где спорят государство и личность, на стороне последней находится так называемое favor defensionis (лат.) — преимущество защиты. Стоит ли теперь удивляться, что процессуальный статус государственного уголовного преследователя во многом не совпадает со статусами обвиняемого и защитника? Даже в судебном заседании, где стороны имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнений и выступлению в судебных прениях, в целом их процессуальное положение далеко не совпадает — ведь бремя доказывания, как правило, лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого. В статье 244 УПК данный принцип сформулирован как «равенство прав сторон». Согласно этой норме «в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду 68 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА письменных формулировок по вопросам, указанным в п. 1—6 ч. 1 ст. 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства». Однако следует иметь в виду, что Конституция РФ требует, чтобы не только судебное заседание, но и все судопроизводство осуществлялось «на основе состязательности и равноправия сторон» (ч. 3 ст. 123) .

Принцип равенства сторон — это требование предоставить им в процессе равновеликие возможности по отстаиванию своих прав и законных интересов.

Представляется, что нарушение принципа равенства сторон может иметь место в следующих случаях:

— применение одной из сторон к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без законных и достаточных оснований, а также применение таких методов следствия, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений;

— прямое введение должностным лицом или государственным органом, ведущим процесс, в заблуждение одной из сторон или иных участников судопроизводства относительно их прав, а также умолчание о них там, где без разъяснения прав невозможно обеспечить реальное равенство сторон;

— нарушение права обвиняемого (подозреваемого) на защиту;

— нарушение права обвиняемого (подозреваемого) пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;

— нарушение требований презумпции невиновности (возложение бремени доказывания на обвиняемого);

— проведение судебного разбирательства в отсутствие обвиняемого, если им в предусмотренных законом случаях не заявлено ходатайство о заочном рассмотрении дела;

— предоставление другой стороне не предусмотренных законом льгот и преимуществ (например, предоставление преимущества стороне обвинения путем необоснованного продления сроков предварительного расследования, содержания обвиняемого под стражей; возвращения дела судом для проведения дополнительного расследования и т.п.);

— неправомерное лишение той или иной стороны ее прав или ограничение ее в каких-либо правах. Примерами могут служить: нарушение права обвиняемого на судебное разбирательство в разумные сроки1; незаконное лишение сторон (обвиняемого, защитника, потерпевшего и т.д.) возможности непосредственно знакомиться с требованиями и доказательствами, представляемыми в суд ее процессуальным противником, а также принимать участие в их непосредственном судебном исследовании (например, постановление приговора на основании протоколов допросов свидетелей, не явившихся в судебное заседание, при неполучении, вопреки требованиям ст. 281, согласия другой стороны на их оглашение в судебном заседании);

— личная заинтересованность в деле публичного обвинителя (дознавателя, следователя, прокурора) либо наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнение в его объективности и беспристрастности, ибо недобросовестное использование широких См. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

властных полномочий, которыми наделены эти участники процесса, ставит под сомнение возможность соблюдения реального равенства сторон;

— незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.). Произвольное нарушение установленных законом правил подследственности порождает сомнение в независимости и беспристрастности органа уголовного преследования, который может быть в этом случае назначен ad hoc (лат. — специально для данного случая), что несовместимо в состязательном процессе с принципом равенства сторон .

Принцип процессуальной независимости суда — это требование беспристрастности и объективности суда по отношению к сторонам и другим участникам судопроизводства, а также оценки им доказательств исходя лишь из своего собственного (внутреннего) убеждения. Нарушение принципа независимости суда имеет место, если:

— суд обнаруживал в ходе производства по делу пристрастность либо имеются обстоятельства, ставящие под сомнение его беспристрастность и объективность (наличие оснований для отвода судей при отказе в удовлетворении требований об отводе; явная тенденциозность в пользу одной из сторон, проявляемая судьями в ходе судебного разбирательства, в том числе игнорирование судом предписаний процессуального закона, обеспечивающих равенство сторон; нарушение правил, регулирующих подсудность и состав суда или коллегии присяжных заседателей; неправомерное ограничение судом принципа гласности судопроизводства; нарушение тайны совещания судей; обоснование судебного решения доказательствами, ранее признанными недопустимыми; произвольное (вне надлежащей процедуры, необоснованное) внесение судьей изменений в протокол судебного заседания и т.п.);

— суд выполнял в процессе функции, присущие сторонам (например, необоснованная подмена судом обвинителя при собирании и исследовании в судебном заседании доказательств; самостоятельное определении судом порядка исследования доказательств в судебном заседании, в то время как ч. 1 ст. 274 УПК наделяет этим правом стороны и т.п.) .

Равенство сторон и независимость суда в совокупности образуют «несущую конструкцию» состязательного процесса. Они — принципы-максимы. Все другие, институционные, принципы состязательного судопроизводства могут быть логически выведены из двух этих фундаментальных начал .

§ 5. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОМУ И ОБВИНЯЕМОМУ

ПРАВА НА ЗАЩИТУ

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту непосредственно вытекает из принципа равенства сторон. Действительно, если в состязательном уголовном процессе имеются стороны обвинения и защиты, между которыми ведется процессуальное состязание по вопросу об уголовной ответственности, то праву обвинителя на уголовное преследование должно соответствовать равновеликое право подозреваемого и обвиняемого на защиту от этого преследования .

70 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Право на защиту обеспечивается подозреваемому и обвиняемому законом от подозрения и обвинения. Защита других прав и законных интересов этих лиц охватывается действием принципов уважения чести и достоинства личности, неприкосновенности личности, жилища, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Защита этих прав в рамках уголовного процесса может осуществляться в порядке обжалования действий и решений должностных лиц, предусмотренном гл. 16 и ст. 108 УПК, а также путем возмещения вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133) .

Право на защиту принадлежит не только обвиняемому и подозреваемому, которые официально признаны в этом процессуальном статусе, но и всякому лицу, в отношении которого совершаются действия в порядке уголовного преследования (осуществляется допрос в качестве свидетеля, но по обстоятельствам его участия в совершении преступления проводится обыск в жилище и т.д.). При этом указанные лица приобретают право на получение помощи защитника1 .

Принцип обеспечения права на защиту охватывает:

— права, которые подозреваемый и обвиняемый могут реализовать собственными действиями путем представления доказательств, участия в суде в допросах других подозреваемых и обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей и экспертов, подачи жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

— права, которые могут осуществляться ими с помощью защитника и законного представителя путем реализации прав и обязанностей этих лиц;

— обязанности дознавателя, следователя, прокурора и суда, соответствующие правам подозреваемого, обвиняемого, законного представителя и защитника, если эти права могут быть реализованы лишь путем выполнения названными должностными лицами и органами определенных встречных действий (обеспечить участие защитника, предоставить в установленных законом случаях для ознакомления необходимые документы и материалы дела, дать возможность снятия с них копий, рассмотреть ходатайства и жалобы, заслушать показания путем проведения допроса и т.д.);

— процессуальные гарантии защиты, действующие в силу закона даже при отсутствии волеизъявления заинтересованных лиц. Это презумпция невиновности, включая возложение бремени доказывания на обвинителя и толкование сомнений в пользу обвиняемого; правила о недопустимости доказательств, полученных в нарушение закона (ст. 75), правило о недопустимости поворота обвинения к худшему (ст. 385, 387, 405); нормы, обеспечивающие свободу обжалования в апелляционном и кассационном порядке приговора и других судебных решений (ст. 370, ч. 1 ст. 385) и др .

Как следует из содержания ч. 2 ст. 16, подозреваемый и обвиняемый вправе защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами. В этой норме реализован правовой принцип — «разрешено все, что не запрещено законом». На деле запрет может устанавливаться не только нормами самого УПК, как можно было бы понять из буквального прочтения текста указанной статьи, но и некоторыми другими законами. Например, ни обвиняемый, ни защитник, ни иные лица не вправе См. п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова // СЗ РФ. 2000. № 27. Ст. 2882 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

применять методы и средства, отнесенные Федеральным законом «Об оперативнорозыскной деятельности» к исключительной компетенции оперативно-розыскных органов (оперативно-розыскные мероприятия). При отсутствии запрета может использоваться любой способ и средство защиты (см. об этом также § 2 гл. 2 учебника) .

Более подробно о правах подозреваемого и обвиняемого, правах и обязанностях защитника будет рассказано в § 13—15 гл. 5 учебника .

§ 6. ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ В силу презумпции невиновности подозреваемый или обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в установленном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК). Всякая презумпция — это предположение, условно-юридически принимаемое за истинное суждение. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока обвинительным приговором суда, вступившим в законную силу, он не будет признан виновным .

Без помощи презумпции невиновности уголовному процессу не удалось бы сохранять равновесие сторон — государственного органа уголовного преследования и частного лица, обвиняемого в преступлении, которые заведомо несопоставимы по своим фактическим силам и возможностям. Она является основным элементом института преимущества защиты и важнейшим условием соблюдения принципа равенства сторон в уголовном процессе. Окончание действия презумпции невиновности закон связывает лишь с вступлением в законную силу приговора суда в отношении данного обвиняемого. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, изменения обстановки, в связи с деятельным раскаянием (см. о них § 2 гл. 17 учебника) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда, презумпция невиновности не прекращает своего действия .

Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК РФ), не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. 25, 26, 28), не могут быть уволенными со службы за совершение порочащего поступка, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в одном из своих решений указал, что «решение о прекращении уголовного дела (в частности, по такому нереабилитирующему основанию, как изменение обстановки) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиРаздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА няемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации»1. Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает .

Согласно презумпции невиновности обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, хотя вправе это делать. Это значит, что он не может быть понуждаем к даче любых показаний под страхом какой бы то ни было юридической ответственности, а отказ от дачи показаний не может быть истолкован ни как признание им своей виновности, ни как отягчающее наказание обстоятельство. В то же время защитник обвиняемого и вправе, и обязан доказывать его невиновность или наличие смягчающих обстоятельств .

Презумпция невиновности относится к числу опровержимых. Бремя опровержения тезиса о невиновности обвиняемого (или — что то же самое — доказывания его виновности) лежит на стороне уголовного преследования. Бремя доказывания — это негативные процессуальные последствия, которые наступают для стороны в случае, если она не сможет доказать обстоятельств, положенных ею в обоснование своей позиции по делу. Отрицательные процессуальные последствия, наступающие для стороны обвинения при недоказанности ею обвинительного тезиса, заключаются в том, что все сомнения относительно виновности толкуются в пользу обвиняемого (подозреваемого). При этом сомнения — это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которое было возможно по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно одному из решений Конституционного Суда РФ неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции2 .

Помимо бремени доказывания виновности (т.е. факта совершения преступного деяния именно данным лицом), на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления, а также всех иных обстоятельств, подлежащих, согласно ст. 73, доказыванию по уголовному делу. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стоПостановление Конституционного Суда РФ от 28.10.96 № 18-П по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова // СЗ РФ. 1996. № 45 .

Ст. 5203 .

См. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.99 г. по делу о проверке конституционности положений п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород // СЗ РФ. 1999. № 17. Ст. 2205 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

роне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического довода защиты. Так, например, если защитой выдвигается утверждение о невменяемости обвиняемого, она должна в подтверждение этого привести конкретные обстоятельства. Для стороны защиты это не бремя доказывания, ибо ей не обязательно доказать невменяемость с полной несомненностью — достаточно, чтобы относительно нее оставались хотя бы разумные сомнения .

Вместе с тем в УПК РФ предусмотрено и специальное бремя доказывания, которое не обязательно лежит на обвинителе. В соответствии с ч. 4 ст. 235 при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре, что соответствует общему правилу. Однако в остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство. Другими словами, если сторона защиты заявит ходатайство не об исключении недопустимых доказательств, а какое-либо другое (например, об отсутсвии оснований для содержания обвиняемого под стражей), бремя доказывания ложится на нее .

§ 7. ОЧНОСТЬ ПРОЦЕССА И НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ

ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Принцип равенства сторон обеспечивается в первую очередь тем, что обе стороны сходятся в процессе лицом к лицу, очно, а не присылают вместо себя письменные материалы. В противном случае полноценное состязание не получится, ведь спорить можно лишь с тем, кто в состоянии отвечать на вопросы по существу дела. Соединение начала равенства сторон с человеческой (личностной) сущностью процесса порождает в состязательном судопроизводстве принцип очности. Он предполагает, во-первых, необходимость личного присутствия сторон в судебном заседании. Данное требование содержится как в уголовном, так и в гражданско-процессуальном праве, однако в уголовном процессе оно действует строже. В отличие от гражданского процесса заочное рассмотрение дела в состязательном уголовном суде, как правило, невозможно, так как уголовная процедура имеет более личный характер, чем гражданский процесс. Объясняется этот факт тем, что сами отношения, по поводу которых ведется уголовное производство, имеют сугубо личное начало. Это отражается даже в определении «уголовный», имеющем отношение к «голове», к личности, в то время как гражданское разбирательство ведется в основном по поводу отношений собственности. Можно сказать, что уголовный процесс интересуют главным образом лица, а гражданский — вещи .

Во-вторых, очность уголовной процедуры означает, что одни лишь документы (протоколы, иные документы) и «немые свидетели» — вещественные доказательства, в отличие от свидетелей «говорящих», недостаточны для того, чтобы обеспечить состязательность судопроизводства. Здесь следует искать корни принципа непосредственности исследования доказательств, понимаемого как требование обязательного представления и исследования в суде доступных первоисточников доказательственной 74 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА информации, которыми всегда являются лица — физические или юридические. Идеальным первоисточником следует считать не просто подлинник документа или оригинал предмета, а именно лицо, составившее документ, представившее данный предмет, что нашло отражение в латинской юридической поговорке: satius est petere fontes quam rivulos («Лучше искать источник, чем ручейки»). Так, подлинный рапорт сотрудника милиции об обстоятельствах задержания подозреваемого, безусловно, первоначальное доказательство в сравнении, например, с копией этого документа. Однако первоисточником доказательственной информации все же является лицо, составившее рапорт, и именно его желательно допросить в состязательном процессе в качестве свидетеля. В английском процессе подобный принцип фигурирует под весьма характерным названием права на очную ставку, и право это понимается очень широко. Оно предполагает не просто явку обвинителя и свидетелей обвинения в судебное заседание, но и запрет на доказательство по слуху (hearsay evidence), т.е. недопустимость, по общему правилу, производных доказательств, а также право на перекрестный допрос сторонами (cross-exаmination) свидетелей. Письменные показания там допустимы, как правило, в тех случаях, если обвиняемый присутствовал при их получении и имел возможность участвовать в перекрестном допросе. В смешанном континентальном судопроизводстве принцип непосредственности понимается не столь жестко — первоначальные доказательства признаются в качестве первоисточников, а производные в процесс допускаются, хотя и должны проверяться при наличии для этого реальной возможности, при помощи первоначальных доказательств (о первоначальных и производных доказательствах см. § 4 гл. 7 учебника) .

§ 8. УСТНОСТЬ Устность процесса есть словесный способ разбора дел. С одной стороны, это проявление очности судопроизводства, которая, в свой черед, обеспечивает равенство сторон. Когда стороны сходятся в процессе лицом к лицу, совершенно естественно, что устная форма — самый скорый и удобный способ для их общения. С другой стороны, устность процесса затрудняет одностороннюю и тайную подачу суду материала той или другой из сторон, так как ее процессуальный соперник тут же получает возможность отреагировать на всякого рода нарушения и искажения истины. В таких условиях суду легче сохранить объективность и независимость. Принцип устности действует в полную силу в судебных стадиях процесса, однако и на предварительном расследовании он проявляет себя при рассмотрении судьей вопросов, требующих судебного контроля (ч. 2 ст. 29 УПК) .

Содержание принципа устности состоит в следующем .

1. Согласно принципу устности суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта. При этом предполагается, что все личные доказательства, т.е. сведения, имеющие своим источником людей, должны быть предъявлены суду в словесной форме. Поэтому протоколы следственных действий, заключения экспертов, иные документы должны быть зачитаны (оглашены) в судебном заседании .

2. Однако принцип устности не удовлетворяется лишь устным оглашением документов, имеющихся в материалах уголовного дела. В силу этого принципа доказательственные сведения в уголовном процессе должны, по возможности, исходить

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

непосредственно «из уст» источника доказательства, а не из документа, пусть и оглашенного устно, но сохраняющего письменную форму. Здесь принцип устности смыкается с принципом непосредственности исследования доказательств, обеспечивая его действие. Впрочем, из названного правила могут быть исключения. Так, не будет отступлением от принципа устности прочтение в суде протоколов, где записаны ранее данные на предварительном или судебном следствии показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего, однако при соблюдении ряда обязательных условий (ч. 3 ст. 281), одним из которых является то, что до такого прочтения лицо (при рассмотрении дела с его участием) должно быть устно допрошено в данном судебном заседании (более подробно см. об этом § 3 гл. 21 учебника). Что касается письменного заключения эксперта, полученного на предварительном расследовании, то в соответствии с ч. 2 ст. 285 оно должно быть оглашено полностью или частично стороной, которая ходатайствовала о его оглашении, либо судом. То есть письменное заключение эксперта, данное на предварительном расследовании, оглашается лишь факультативно — если об этом ходатайствует сторона или посчитает необходимым сделать суд. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что согласно ч. 1 ст. 240 заключение эксперта ввиду принципа устности судебного разбирательства должно быть обязательно заслушано наряду с показаниями подсудимого, потерпевшего и свидетелей, что, очевидно, относится лишь к заключениям экспертов, данным непосредственно в ходе судебного разбирательства (ст. 283). Сопоставление положений ст. 285 и 240 заставляет прийти к выводу о том, что общим правилом закон считает проведение экспертизы именно в судебном разбирательстве, а оглашение заключений, данных на предварительном следствии, допускается лишь по мере необходимости, в целях оценки судебных заключений .

То же самое относится, на наш взгляд, к протоколам других предварительных следственных действий и иных документов. Они допускаются для прочтения, но лишь по ходатайству сторон и по особому определению (постановлению) суда. Общим правилом должно стать проведение в судебном заседании таких действий, как осмотр местности или помещения (ст. 287), следственный эксперимент (ст. 288), предъявление для опознания новых объектов (ст. 289), освидетельствование (ст. 290), когда для этого имеется фактическая возможность. При этом оглашение протоколов аналогичных следственных действий, ранее проведенных на предварительном расследовании, практически имеет смысл лишь для восполнения деталей, которые могли быть забыты со времени предварительного расследования. Для иных следственных и процессуальных действий, которые, как правило, невозможно повторить в судебном следствии, — речь идет о задержании, обыске, выемке, опознании объектов, уже подвергавшихся опознанию на предварительном расследовании, — вопрос должен решаться иначе. Хотя протоколы этих действий, составленные на предварительном расследовании, как правило, приходится оглашать в суде, принцип устности требует сопроводить их исследование допросом участвовавших в их проведении лиц (например, понятых). Это необходимо, чтобы обеспечить сторонам и суду возможность эффективно проверить достоверность полученных результатов и законность использованных процедур .

Особый интерес представляют с точки зрения соблюдения принципов устности и непосредственности официальные документы (нормативные, распорядительные, справочно-удостоверительные, контрольные и информационные). Дело в том, что сведения, удостоверенные или изложенные в этих документах, юридически исходят не 76 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА от физических лиц, а от государственных органов, должностных лиц и организаций, которые допрошены быть не могут. И если те, издавая документ, не вышли за пределы своей правоспособности, то их следует считать первоисточниками данных, а сами такие документы допустимо рассматривать как первоначальные доказательства .

В подобных случаях можно ограничиться оглашением названных документов в судебном заседании без допроса лиц, их подписавших, хотя, конечно, при необходимости допрос и не исключен .

В состязательном процессе могут фигурировать и предметные (вещественные) доказательства. Принцип устности так же, как и принцип непосредственности, требует допросить, когда это практически доступно, лицо, представившее предмет либо принимавшее участие в его обнаружении, изъятии или создании, относительно названных обстоятельств. Один лишь осмотр сторонами предмета не обеспечивает им равных возможностей для состязания, так как без человека и его словесных пояснений предмет может быть недостаточно информативен; доказательством он может стать лишь в пределах правовой системы «предмет—человек». За ее пределами свойства предмета не могут являться вещественными доказательствами (более подробно об этом см. § 4 гл. 7 учебника). Это, впрочем, не означает, что можно удовлетвориться, например, лишь устным пересказом свидетелем содержания документа — вещественного доказательства, так как устное изложение в данном случае было бы заменой исследования самого предметного первоначального доказательства. Исключение может быть допущено только тогда, когда представление оригинала физически невозможно или вызывает значительные трудности. «Надписи на стенах и могильных плитах обычно передаются устно, хотя однажды могильную плиту представили на обозрение Палаты лордов»,— пишет английский правовед Р. Уолкер1 .

Согласно ч. 3 ст. 240 приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Как мы могли убедиться, такое исследование производится в устной форме. Это значит, что доказательства, не заслушанные и не оглашенные в судебном заседании, не могут быть использованы при постановлении приговора или иного итогового судебного решения .

§ 9. ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ СУДОМ

ПО ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ

Принцип независимости суда служит основанием для такого институционного процессуального принципа, как оценка доказательств судом по внутреннему убеждению, или свободная оценка доказательств. Принцип свободной оценки доказательств, или оценки доказательств по внутреннему убеждению, будучи производным от принципа независимости суда, распространяет свое действие также и на прокурора, следователя и дознавателя. Содержание его многогранно .

Во-первых, принцип свободной оценки доказательств предполагает запрет суду, следователю, дознавателю, прокурору принимать во внимание при оценке доказательств какие-либо мнения посторонних лиц, не участвующих в процессе, а равно не основанные на доказательствах утверждения сторон и иных участников судопроизУолкер Р. Английская судебная система. С. 586 .

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ СОСТЯЗАТЕЛЬНОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

водства. Согласно данному принципу доказательства оцениваются по внутреннему убеждению субъекта доказывания. Внутреннее убеждение есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«Отчет о проведении агитпоезда "За здоровый образ жизни и здоровую, счастливую семью" на территории муниципального образования "Барышский район". Агитпоезд "За здоровый образ жизни и здоровую, счастливую семью" на территории муниципального образования "Барышский райо...»

«b В Федеральную Антимонопольную Службу Управление по г. Москве Мясницкий пр., д. 4, стр. 1, г. Москва, 107078 ТЕШ0€с?8Ъ 4 t Копия: Федеральное автономное учреждение уг 811 "Главное управление государственной экспертизы" (ФАУ "Главгосэкспертиза России") Ч\чшм ?'жт% 12724? 101990, Мо...»

«ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ЗАПРОСА ПРЕДЛОЖЕНИЙ НА ПРАВО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА ПОСТАВКИ ОКОНЕЧНОГО АБОНЕНТСКОГО ОБОРУДОВАНИЯ ДЛЯ ОКАЗАНИЯ УСЛУГИ "ШИРОКОПОЛОСНЫЙ ДОСТУП В ИНТЕРНЕТ" ОАО "РОСТЕЛЕКОМ" Москва, 2012 1. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ 1.1. Запрос предложений – с...»

«A/63/10 Организация Объединенных Наций Доклад Комиссии международного права Шестидесятая сессия (5 мая 6 июня и 7 июля 8 августа 2008 года) Генеральная Ассамблея Официальные отчеты Шестьдесят третья сессия Дополнение № 10 (А/63/10) прямо предусмотрено мандатом этой организации. Было та...»

«СОДЕРЖАНИЕ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАУ ГОРОДА НИЖНЕВАРТОВСКА 1. "ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ" 1.1. Общая информация 3 стр.1.2. Цель, задачи, основные виды деятельности 3 стр.1.3. Структура административного и общественного управления 4 стр.1.4. Хара...»

«© Жильцов А.Н., Муранов А.И., 2001 IN MEMORIAM. А.Н. МАКАРОВ, Б.Э. НОЛЬДЕ, В.Н. ДУРДЕНЕВСКИЙ, Г.Е. ВИЛКОВ, Д.Ф. РАМЗАЙЦЕВ* В отечественной науке и до появления настоящего сборника были и есть ученые, которым проблема опубликования и анализа источников международного частного права в иностранных государствах была близка и кот...»

«Веселая артикуляционная гимнастика (Н.В. Нищева) Бегемотик рот открыл, Широко открывать и Подержал. Потом закрыл. закрывать рот Подразним мы бегемота — Подшутить над ним охота . Улыбается щенок, Улыбка З...»

«Акопов Г.Л., Гуде С.В., Шевчук П.С., Арбузов П.В., Фатхи Д.В. ПРАВОВАЯ ИНФОРМАТИКА Учебное пособие Ростов-на-Дону 1. ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ПРАВОВАЯ ИНФОРМАТИКА. 4 1.1 . Информация и информационное общество 1.2. Правовая информация, ее классифи...»

«Министерство образования и науки Кыргызской Республики Кыргызская государственная юридическая академия Факультет права и предпринимательства Кафедра конституционного и муниципального права "СОГЛАСОВАНО" "УТ...»

«Скуратовский Михаил Львович Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции Специальность 12.00.15. – гражданский процесс; арбитражный процесс Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Екатеринб...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА "УЛЬЯНОВСКИЙ РАЙОН" КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 11.02.2016 г. Об утверждении Положения об отделе записи актов гражданского состояния администрации муниципального района "Ульяновский район" Калужской области В с...»

«2 Учебная программа составлена на основе образовательного стандарта высшего образования для специальности 1-24 80 01 "Юриспруденция" ОСВО 1-24 80 01утвержден и введен в действие постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 24.08.2012 № 108), Типовой учебной программы по дисциплине "Международное публичное право" для в...»

«22 НОЯБРЯ 2016 ГОДА (ВТОРНИК) ОТКРЫТИЕ VI МОСКОВСКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НЕДЕЛИ XVII ЕЖЕГОДНАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ М....»

«МАТЕРИАЛЫ ТЕМАТИЧЕСКОГО СЕМИНАРА "Актуальные вопросы антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов" город Мурманск, 2013 Оглавление Правовые и организационные основы антикоррупционной 1. экспертизы нормативных правовых актов и...»

«ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ: Директор филиала Филиал г. Нижневартовск _В. Н. Борщенюк 17.11.2017 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА к ОП ВО от 13.11.2017 №007-03-1555 дисциплины ДВ.1.02.02 Претензионно-исковая работа для направления 40.03.01 Юр...»

«Вестник ВГУ. Серия Право ЗАСЛУЖЕННАЯ НАГРАДА УЧЕНОГО Указом Президента Российской Федерации № 489 от 12 апреля 2008 г. доктору юридических наук, профессору, заведующему кафедрой администр...»

«А. В. Захарченко. Презумпции Красной книги ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2012 г. Выпуск 3 (26). С. 15–20 УДК 574.011:631.4 ПРЕЗУМПЦИИ КРАСНОЙ КНИГИ А. В. Захарченко Введение Презумпции – это специфический способ утверждения, который оговаривает процедуру...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" 2018 года Программа государствен...»

«ВСЕСОЮЗНОЕ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СПРАВОЧНИК (Дополнение) ВСЕСОЮЗНОЕ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОЕ О ЕСТВО БЩ СПРАВОЧНИК (Дополнение) Составитель к ан д.г.-м.н. Л.В.Миронова Ленинград УДК 56 Всесоюзное палеонтологическое общество. Справочник. (Дополнение). Л. 1990. 143 с. Дополнение к Спра...»

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Судебная практика Микеле де Сальвиа Юрисконсульт Европейского Суда по правам человека Профессор Католического Университета Милана ПРЕЦЕДЕНТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и...»

«Административное право Российской Федерации учебник 3-е издание, переработанное и дополненное Под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Л. Л. Попова Допущено УМО по юридическому образ...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Юридический институт Уголовного процесса и криминалистики кафедра УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой _ А.Д. Назаров подпись инициалы, фамилия " _" _ 2016 г. ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОНН...»

«Отчет о результатах самообследования МБДОУ№ 88 "Алые паруса" города Калуги за 2014 – 2015 учебный год Отчет о результатах самообследования муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения №88 "Алые паруса" г.Калуги, составлен в соответствии с приказами Министерства образования и науки...»







 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.