WWW.NEW.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание документов
 

«в советскую и постсоветскую эпохи (законодательные акты, статистика, факты) Законодательные акты в отношении семьи, детства и материнства Декретами, принятыми в 1917 г., большевики предоставили ...»

Глава IV

Государство и семья в России

в советскую и постсоветскую эпохи

(законодательные акты,

статистика, факты)

Законодательные акты в отношении семьи,

детства и материнства

Декретами, принятыми в 1917 г., большевики предоставили женщинам всю полноту гражданских прав и свобод, уравняв их с мужчинами перед лицом нового закона. Практически через месяц после

революции с женщин были сняты все ограничения в отношении детей и имущества в случае расторжения брака. Женщины также стали обладать правом свободно избирать профессию, место жительства, получать образование. Они приобрели право на получение равной оплаты за равный труд с мужчинами. Таким образом, принятая в июле 1918 г. первая советская Конституция закрепила политическое и гражданское равноправие женщин и мужчин. Гражданский Кодекс РСФСР 1918 г., а также Закон о браке, семье и опеке устанавливали в качестве единственного законного брака - брак гражданский1. До этого времени в России юридическую силу имел только брак церковный. Сама процедура регистрации браков была упрощена до минимума. Настолько же легкой была и процедура развода. Такая легкость заключения и расторжения брака на практике вела к тому, что масса семей, прежде всего молодых, распадалась, не просуществовав и года. В 1920 г. легализуется право женщин на аборт .

В целом переход от старого типа репродуктивного поведения к новому, который особенно быстро распространялся с конца 1920-х годов, представлял собой важное демографическое явление, которое по своим масштабам и последствиям может быть определено как революция в рождаемости. Поэтому окончательное оформление теорий, известных как" «идеология сознательного материнства», согласно которым, женщина должна рожать столько детей, сколько она хочет, для России становится важной задачей. Биологический пол больше не должен был быть ловушкой для женщины. В обиход простой женщины начинают входить научные знания о контрацепции .

Но в целом демографическое поведение сельского населения еще долго оставалось традиционным, с высоким уровнем рождаемости. О противозачаточных средствах знали немногие. В крестьянском быту для снижения деторождений преднамеренно удлиняли период лактации: «Матери продолжают кормить грудью ребенка до четырех и до пяти лет и кормят чужого... Там же, где мужья уходят на заработки на год и более, матери намеренно кормят детей до тех пор, пока муж остается дома, и отнимают их, как только он уходит»2 .

Высокая заболеваемость и смертность от родов в цветущем возрасте были характерны для всех российских районов. Женская смертность среди крестьян была существенно выше смертности мужчин .

К примеру, в Тамбовской, Курской, Воронежской и Смоленской губерниях она превышала мужскую смертность в целом в 1,5 раза, а в возрасте от 30 до 40 лет - в 2 раза .

Приведем данные более раннего периода, которые наблюдались и в первые десятилетия XX в., которые были изложены в выступлении С.Н. Щепкиной на [Всероссийском женском съезде (10декабря 1908 года, Санкт-Петербург). «Деревенские девушки выходят замуж в 16-19 лет, к 25 годам у молодицы несколько детей. По исследованиям члена Государственной думы А.И. Шингарева, на 25-летнюю крестьянку приходится 5-6 родов, а на старший возраст, до 45 лет, - почти 9 .

Более % женщин этого возраста вынесли более 10 беременностей. Процент выкидышей выше Vi; это число быстро растет с возрастом, а в 35-40 лет дает 70% выкидышей»4 .

Поразительны такие биографии:





–  –  –

По описанию А.И. Шингарева, исследовавшего этот вопрос, «больная, худая, изможденная, преждевременно увядшая и состарившаяся фигура деревенской женщины... с забитым и скорбным лицом повторяется среди приходящих больных постоянно, принимая какую-то роковую типичность»5 .

Таковы были судьбы основной массы женщин-крестьянок, живших в России в конце XIX - начале XX века. Но основными адресатами реформ в брачно-семейной сфере, проводившихся в стране в первые послереволюционные годы, стала все же молодежь 1904годов рождения .

В мировом законодательстве это были самые революционные акты, направленные на глубокое преобразование жизни общества, и до второй мировой войны Россия оставалась одной из наиболее прогрессивных стран в этой области законодательства .

Бурный процесс индустриализации страны, вызвавший массовые миграции сельского населения в промышленные центры, революционные преобразования во всех сферах жизни общества привели к довольно быстрому исчезновению дворянской культуры с ее идеалами и ценностями, заменив их новыми «пролетарскими»

представлениями о месте женщины в семье и обществе. Многие из этих новых горожан, оторванные от своих корней, захваченные пафосом разрушения старых устоев жизни, поняли борьбу за личную свободу женщины как борьбу с семьей вообще .

Однако однобоко понятая «свобода любви», в том числе сексуальная, зачастую выливалась в сексуальную распущенность и безответственность. В прессе того времени писалось о том, что моногамный брак - наследие буржуазного общества, а рабочему классу он ни к чему, семья - вредна для «пролетарского» воспитания ребенка; не возбранялось рождение внебрачных детей и свободная любовь6 .

Одна из теорий, пытавшаяся реформировать интимную сферу жизни граждан, принадлежала профессору А. Залкинду и была изложена как «двенадцать половых заповедей революционного пролетариата». В ней провозглашалась жесткая регламентация личной и интимной жизни граждан, ибо, по его мнению, «...класс в интересах революционной, целесообразности имеет право вмешиваться в половую жизнь своих сограждан... Половое должно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая... Бессильная же хрупкость женщины... вообще ни к чему: экономически и политически, т.е. и физиологически, женщина современного пролетариата должна приближаться и все более приближаться к мужчине... "Женственность", являющаяся порождением тысячелетнего рабского положения женщины... в минимальной степени соответствует надобностям революции и революционного полового подбора»7 .

Марксистскую точку зрения на освобождение женщины наиболее полно изложил В.И. Ленин в своих письмах к Инессе Арманд .

Он писал: «Для полного освобождения женщины и для действительного ее равенства с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде. Тогда женщина будет занимать такое же положение, как и мужчина»8 .

Как видно, взгляды на решение женского вопроса в начале века отражали реальные, часто противоречивые тенденции общественного развития. «"Сугубо классовый" подход к проблеме женской эмансипации, вывод о том, что с исчезновением частной собственности исчезнет неравенство полов, не учитывал всего многообразия и сложности этой проблемы. На основе имеющейся социальной практики видно, что и с ликвидацией классового угнетения статус мужчины и женщины в обществе остается неодинаковым. При формальном равноправии сохраняется фактическое неравенство женщин по многим аспектам трудовой деятельности, в системе хозяйственного, общественного и политического управления, в семье, что ведет в конечном счете к невозможности полной самореализации женщин во всех сферах деятельности»9 .

В целом, революции 1917 г. открыли совершенно новую страницу в развитии женского движения в России. Глубочайшие социально-политические сдвиги, произошедшие в обществе, уже к 1930-м годам привели к полному исчезновению одних его слоев и качественному изменению других. Меняются и представления об идеальной женщине, ее месте в обществе. Уходит со сцены тип утонченной интеллигентки, живущей прежде всего глубокими духовными интересами. Часть таких женщин погибла в суровые послереволюционные годы, другие - уехали, третьи были вынуждены, часто добровольно, изменить свою жизнь, найти свой новый образ. В этом плане показательна судьба актрисы Л. Орловой, дворянки по происхождению, создавшей яркие типажи простых русских женщин .

Но общество не может долго существовать, только разрушая. Задачи созидания требовали и нового идеала женщины. На место юной, коротко остриженной женщины в кожаной куртке с маузером, призванной совершать геройские поступки и умирать для и во имя революции, приходит другой тип женщины - физически выносливой и здоровой, труженицы, идеальной работницы и матери. Ее труд был необходим в строящейся стране, и государство беспощадно эксплуатировало ее молодость, здоровье, физическую выносливость. Если внимательно всматриваться в старые фотографии, плакаты, картины, произведения монументального искусства (к примеру, женские скульптуры на станции метро «Площадь революции», более поздние (1930-егоды) скульптурные портреты Веры Мухиной), становится понятным, что идеал того времени - это прежде всего работница, призванная жертвовать своей личной жизнью и женским естеством ради создания нового общества. Ее полный лишений быт расцвечивался верой в сказку о новой прекрасной жизни, которую она скоро построит для себя и своих детей. В это верили, этому подражали .

Изображения женщин в пропагандистских женских журналах призваны были показывать новый статус свободной и равноправной женщины. Для них характерна репрезентация равенства через асексуальность женских образов. Так в журнале «Делегатка» за 1923 г.

№3 на второй странице обложки помещен рисунок, долженствующий символизировать союз рабочего и крестьянки:

«Женщина и мужчина одной рукой поднимают вверх перед собой советский герб. Оба они - мускулистые, босиком... Выражение лица крестьянки, разворот корпуса, постановка ног идентичны изображению мужчины и должны, по-видимому, свидетельствовать о полном равенстве»10. Социальная принадлежность женщин могла легко узнаваться читательницами по внешней атрибутике - прическе, одежде и т.д. Так, активистки нередко изображены с короткой стрижкой, тогда как «несознательные» женщины носят платок или пальто из меха, шляпы с широкими полями, прически с буклями. Им противопоставляются «новые женщины», фотографии которых в просветительских журналах показывают женщин в процессе обучения той или иной профессии, читающих газеты или постигающих азы грамоты. Простая женщина - рабфаковка - становится символом того времени. Действительно, сколько крестьянских девушек не только работали, но и учились на рабфаках и ликбезах, постигая азы грамотности и культуры. Многие из них впоследствии пополняли ряды новой формирующейся советской интеллигенции, о жертвенности и беспримерном энтузиазме которой с удивлением писал политический эмигрант, выдающийся русский мыслитель первой половины XX в. Г.П. Федотов. Он считал, что в этом грандиозного размаха строительстве женщина занимала одно из центральных мест. Из среды этой новой интеллигенции вышли женщины-учителя, медики, ученые, инженеры" .

В это же время работают, обосновывая принцип свободы женщины, философы и практики женского движения. На биографиях наиболее ярких из них мне хотелось бы вкратце остановиться. Их личные судьбы во многом отразили те изменения, которые происходили в российском обществе на рубеже веков и в начале XX в .

Это, прежде всего, такие крупные идеологи женского пролетарского движения, как Инесса Арманд и Александра Коллонтай. Их творческое наследие довольно противоречиво и по многим пунктам спорно, сейчас их деятельность незаслуженно забыта, но нельзя отрицать, что все они внесли значительный вклад в развитие женского движения в России12. Поэтому я считаю необходимым осветить их взгляды подробнее .

И.Ф. Арманд родилась 8 мая 1877 г. в Париже. Ее тетка, преподававшая пение в богатых русских семьях, еще девочкой увозит Инессу в Россию. Там она получает хорошее домашнее образование: Инесса знала три языка, виртуозно играла на рояле. В семнадцать лет она сдала экзамен на звание домашней учительницы, а уже в девятнадцать вышла замуж за А.Е. Арманда, человека богатого и образованного, активно занимавшегося земской благотворительной деятельностью. Довольно скоро от благотворительной деятельности Инесса Арманд перешла к революционной .

Активная революционная деятельности Арманд началась в Швейцарии в 1903 г., где, как она напишет позднее в своей автобиографии, она становится большевичкой .

Основная направленность революционной деятельности И.Ф. Арманд была связана с освобождением женщины. Она была знакома с деятельностью русских и зарубежных феминисток. Но довольно быстро отошла от них, встав на марксистскую позицию в этом вопросе. Для нее освобождение женщины было неразрывно связано с борьбой рабочего класса и других слоев трудящихся за ликвидацию социального, духовного и политического неравенства .

В 1913-1914 гг. вместе с Н.К. Крупской она разрабатывает идею создания массового женского журнала. И. Арманд и П. Сталь возглавили редакцию журнала во Франции, Н. Крупская - в Галиции .

Журнал назвали «Работница». В тяжелейших условиях полной конспирации работала русская часть редколлегии. И все же, несмотря на все трудности, в свет вышло семь номеров женского журнала «Работница» (запрещен в июле 1914 г.). Выпуск этого женского журнала стал настоящей победой женского революционного или, как тогда его называли, пролетарского движения .

И.Ф. Арманд много писала, выступая против всех теорий социальной неполноценности женщин, выводящихся из женских биологических особенностей. Она стала создательницей и основным разработчиком концепции «сознательного материнства». В ее основе лежала идея глубокого и последовательного сексуального просвещения населения, внедрения в быт имеющихся тогда методов контрацепции. Для этого был налажен выпуск брошюр по гигиене брака и семьи .

По замыслу Инессы Арманд, тяжелое бытовое положение женщин можно было преодолеть, создавая сети государственных и общественных учреждений быта: столовых, прачечных, яслей и детских садов. Ею же и были созданы первые такие учреждения в нашей стране .

Наиболее последовательной сторонницей идей равноправия женщин была A.M. Коллонтай, известный теоретик и практик женского пролетарского движения. Именно ей принадлежит серия работ, в которых последовательно доказывается необходимость и неизбежность перестройки всех отношений между полами в новом социальном обществе. Пожалуй, наиболее ярко свой подход к женскому вопросу она сформулировала в сводном курсе лекций «Труд женщины в эволюции народного хозяйства», прочитанном ею в Университете им. Я.М. Свердлова для женщин - передовиков народного хозяйства. В этих лекциях она выдвинула идею «социального пола», определяющего характер социального взаимодействия между мужчинами и женщинами. В дальнейшем понятие «социальный пол» легло в основу гендерных исследований. По мнению исследователя русского феминизма С.Г. Айвазовой, именно A.M. Коллонтай одна из первых подошла к концепции социального конструирования гендера .

Как считала A.M. Коллонтай, именно отчуждение женщины от участия в коллективном труде, ее уход во внутреннюю домашнюю сферу деятельности поставили ее в подчиненное мужчине положение. Поэтому массовое возвращение женщин в сферу коллективного труда, по ее мнению, должно было способствовать освобождению женщины .

A.M. Коллонтай много занималась и проблемами семьи и брака .

Она считала, что патриархальная семья является одной из основных форм закабаления женщины. Поэтому она боролась за полное переустройство домашнего быта, в своих исканиях иногда доходя до крайности - до полного отрицания существующей моногамной семьи как таковой. Современная семья, согласно ее концепции, должна быть свободным союзом людей, очищенным от материальной выгоды, расчета, эксплуатации женщины. Брак в этих условиях становится сугубо личным делом каждого человека, зато материнство приобретает важнейшую государственную функцию. Государство, а не мужчина, по ее представлениям, должно брать на себя обязанность по поддержке матери и ребенка, воспитанию подрастающих поколений. Эти взгляды A.M. Коллонтай именно сейчас, в наше время, набирают силу во многих странах .

A.M. Коллонтай активно работала в исполнительных и законодательных органах советской власти. Так, в 1917 г. при ее активном участии разрабатывается, а затем и принимается Постановление об организации отдела по охране материнства и младенчества. В нем впервые в истории российского законодательства было сформулировано, что охрана материнства и младенчества становится важнейшей функцией государства, а не только личным делом граждан или филантропией. В ведение отдела Наркомата передавались имеющиеся в стране ясли, детские сады, приюты и благотворительные общества. Для работы в этих учреждениях были подготовлены учителя, набранные из женщин-добровольцев, предварительно обучавшихся по новой специально разработанной системе. Интересно, что из среды этих женщин выдвинулось немало талантливых педагогов-новаторов .

A.M. Коллонтай принимала участие и в работе над Декретом о расторжении брака (19 декабря 1917 г.) и Декретом о заключении гражданского брака (20 декабря 1917 г.). Эти декреты стали важнейшей вехой в реформировании семейно-брачного законодательства в России. При непосредственном участии A.M. Коллонтай разрабатывались законы о помощи женщинам во время беременности и родов: об отпусках по беременности и родам, о пособии молодым матерям и т.д. С ее помощью на крупных предприятиях создавались женотделы, контролировавшиеся специальным женским отделом при ЦК партии. С небольшими изменениями система женотделов существовала в России вплоть до последнего времени .

A.M. Коллонтай вошла в историю женского движения как последовательный борец со всеми формами дискриминации женщин .

До сих пор многие зарубежные феминистки ставят ее в один ряд с такими видными деятелями этого направления, как, например, Олимпия де Гуж или Симона де Бовуар. Однако сама A.M. Коллонтай резко выступала против феминизма во всех его проявлениях, считая его чуждым буржуазно-либеральным движением. Она полагала принципиальной ошибкой перенос акцента с классовой борьбы на борьбу полов. Ее идейными противниками были такие известные деятели русского феминизма, как А. Шабанова, А. Философова, М. Цебрикова, О. Шапир. Последняя выдвинула идею самодостаточности женщины и возможности ее самореализации без участия в классовой борьбе и революционном переустройстве общества. Такую позицию русских феминисток A.M. Коллонтай считала классово вредной и в корне неверной концепцией развития женского движения, поэтому она добилась закрытия печатных органов феминисток, а позднее - роспуска самих женских организаций этого направления. A.M. Коллонтай писала: «Женский вопрос,

- говорят феминистки, - это вопрос "права и справедливости" .

Женский вопрос, отвечают пролетарки, - это вопрос "куска хлеба" .

...Напрасно воображают борцы за женское равноправие, что двери профессиональной деятельности и промыслового труда начинают открываться перед женщиной вместе с ростом ее собственного самосознания, пробуждение женщины, назревание ее специальных запросов и требований наступает лишь с приобщением женщины к армии самостоятельно трудящегося населения. И эта армия растет безостановочно....Но, разбивая основы капитализма, работницы вместе с тем пробивают дорогу и для новой женщины свободной возлюбленной, женщины и матери .

Пусть же не зовут в свои ряды буржуазные равноправки женщин рабочего класса, пусть не рассчитывают их руками завоевать себе те социальные блага, что сейчас являются достоянием одних лишь мужчин буржуазного класса. Оторванные от своих товарищей, отказавшиеся от своих классовых задач, пролетарки перестанут быть социальной силой, с которой сейчас считается даже "реальная политика". Только оставаясь в рядах своего класса, только сражаясь за общерабочие идеалы и интересы, сможет женщинаработница защитить и свои женские права и свои интересы»13 .

Сложные отношения с русскими феминистками у A.M. Коллонтай сложились еще до революции. В 1908 г. она вместе со своими соратницами практически сорвала работу I Всероссийского съезда женщин. На II Международной конференции коммунисток, состоявшейся летом 1921 г., A.M. Коллонтай открыто заявила, что вся ее работа в женотделах является прямым отрицанием деятельности феминисток, якобы стремящихся к расколу женского движения. На этом съезде она открыто призвала бороться с феминизмом как с вредным буржуазным течением .

Однако, несмотря на такую идейную непримиримость к феминисткам, в своей личной жизни и литературном творчестве A.M. Коллонтай придерживалась многих принципов марксистского феминизма .

В своих художественных произведениях она отстаивала право женщины на выбор, в том числе и в сексуальной сфере. Ей принадлежит нашумевшая теория «стакана воды», призывавшая женщин к сексуальной свободе, в том числе свободе от брачных обязательств .

Новый тип отношений между мужчиной и женщиной A.M. Коллонтай сформулировала в своем романе «Любовь трудовых пчел»14 .

В художественном смысле - это достаточно слабое произведение. В основе сюжета лежит банальный любовный треугольник .

Два активных партийца любят друг друга. Вместе строят новую жизнь. Но вот появляется другая женщина, для которой любовь основной смысл жизни. И наша героиня, несмотря на то, что ждет ребенка, уступает любимого ей. Ведь для героини романа любовь это лишь одна сфера ее жизни, наполненной работой (она трудится на фабрике), идейной борьбой, строительством нового быта (она мечтает открыть при фабрике ясли для детей). Трудовой коллектив поддерживает будущую мать в ее стремлении жить свободно и самостоятельно воспитывать своего ребенка .

В своем романе A.M. Коллонтай обосновывает несколько важных для'нее идейных положений. Во-первых, это свобода любви от оков буржуазного брака и мещанского быта. Во-вторых, это право женщины самой решать - рожать ли ей ребенка или нет, причем выбор определяется не ее семейным положением, а только ее личным желанием. В-третьих, новое социалистическое общество должно принимать любую форму семьи и не оказывать «идеологического давления» на нее. И самый главный вывод романа - новая женщина - это прежде всего Личность. Она борец и активный строитель новой жизни, а мещанский быт мешает ей выполнять эту миссию. A.M. Коллонтай призывает женщин освобождаться от «удушливых оков» этого мещанского быта .

Ее собственная личная жизнь была яркой, противоречивой и многогранной. В ней было много любви и свободного творческого самовыражения. Некоторые идеи A.M. Коллонтай опередили свое время, обыденные представления той эпохи. Вот почему до сих пор у исследователей, как отечественных, так и зарубежных, не исчезает интерес к ее личности и творческому наследию .

Плеяда этих талантливых женщин как бы завершает либерально-демократический и революционный периоды в истории женского движения в России. Россия в это время становится самой передовой страной в мире в области брачно-семейного законодательства. Женщины реально получили столько законодательных прав и свобод, что сумели опередить своих зарубежных подруг на несколько десятилетий .

Но революционная ломка устоев в любой сфере жизни не обходится без жертв. Подхваченные стихией борьбы с буржуазным браком многие молодые женщины того поколения оказывались заложницами своих идей .

Распространению фактических браков и временного сожительства способствовало несколько объективных факторов. Во-первых, людские потери в Первой мировой и гражданской войнах существенно нарушили соотношение полов. Процент женщин в 1920-е годы в населении РСФСР составил 55,1, а мужчин - 44,9 %15. Во-вторых, новое семейно-брачное право заметно упростило требования к вступающим в брак и особенно желающим его расторгнуть, что и вызвало рост повторных браков. Кроме того, до 1917 г. большинство браков заключалось по воле и согласию родителей, что уже не требовалось после революции .

Новым явлением в жизни общества после гражданской войны становится довольно широкое распространение брачного сожительства без официальной регистрации. Декрет ВЦИК РСФСР от 18 декабря 1917 г. признавал законным лишь зарегистрированный брак и супругам, не оформившим свой союз, закон не гарантировал многих прав, но на практике сам факт регистрации мало что менял .

Так, дети, рожденные в фактическом незарегистрированном браке, пользовались теми же правами, что и рожденные от законного брака .

Учитывая степень распространенности незарегистрированных браков, в 1926 г. закон взял под свою защиту те из них, где семья фактически существовала, что могло быть доказано по суду, и уравнял их статус в правах на детей и имущество .

Признание фактического брака законом было направлено на защиту прав женщин, многое терявших в случае расторжения такого союза, в том числе право на детей и свою долю в совместно нажитом имуществе .

В 1935 г. Верховный Суд РСФСР признал «за лицами, находящимися в фактических брачных отношениях, хотя и не зарегистрированных, все права и обязанности супругов»'6 .

Мне представляется целесообразным для получения более полного представления об этом периоде в истории России использовать биографии женщин, принадлежащих к одному поколению. Интервью с ними я проводила в середине - конце 1970-х годов. Вопросы, которые я им задавала, были нацелены на активизацию их воспоминаний о прошлом, выявление их личного жизненного опыта .

Объединяет моих респонденток прежде всего их «простое» происхождение и то, что все они приехали учиться в Москву из провинциальных городов России .

Прежде всего хотелось бы привести рассказ, услышанный и записанный мною в 1973 г. от бабушки моей подруги, А. Стешневой .

А. Стешнева родилась в семье сельских учителей. В возрасте 18 лет она уехала учиться в Москву. Здесь ее и застает революция. В Москве Стешнева встречает свою любовь. Ее гражданский муж служил в НКВД. После четырех лет совместной жизни у них родилось двое детей. Несмотря на это, их брак оставался гражданским. Муж часто ездил в командировки, и однажды Стешнева, вернувшись с детьми с прогулки, обнаружила дверь закрытой. Муж вынес ее веши и сказал, что решил строить семейную жизнь с новой женщиной. Около года Стешнева вместе с детьми скиталась по знакомым .

В конце концов она сошлась с бывшим другом своего мужа и родила ему девочку. Примерно через год после этого ее первый гражданский муж разыскал ее и уговорил вернуться домой. Вместе они прожили до глубокой старости, так и не оформив свой брак .

На мой вопрос, как она могла простить такое отношение к себе, А. Стешнева ответила, что в то время главным была любовь, а ревность, обиды в кругу революционной молодежи считались буржуазными предрассудками. А. Стешнева рассказывала, что таких судеб, как у нее, среди женщин ее поколения было немало .

Приведу еще один биографический рассказ. В. Леднева приехала в Москву из Царицына в 1920 г. Здесь в Политехническом институте учился ее муж. Когда они встретились, она узнала, что он живет с другой женщиной, которая ждет от него ребенка. В. Леднева устроилась работать на стройку, где познакомилась со своим вторым мужем. Он был москвичом и жил вместе с матерью и больной туберкулезом сестрой в бараке в районе современной Таганки .

Они прожили, не расписываясь, четыре года. Их маленькая дочь умерла от туберкулеза в возрасте двух лет. Второго ребенка Леднева потеряла, когда на шестом месяце беременности поднимала тяжелую арматуру. Муж начал пить, несколько раз приводил женщин домой. В. Леднева переехала в общежитие. Потом поступила учиться на рабфак. Закончила ускоренные медицинские курсы и устроилась в военный госпиталь, где познакомилась с фельдшером, от которого родила сына. Брак они зарегистрировали лишь перед отправкой мужа на фронт. К тому времени у них уже было трое детей. В. Леднева говорила, что до войны многие пары жили, не расписываясь, так как на гражданскую процедуру регистрации брака многие смотрели как на формальность .

В 1926 г. в законодательство о браке и семье были внесены некоторые изменения и дополнения. В частности, был повышен минимальный брачный возраст - 18 лет, как для мужчин, так и для женщин. Кроме того, во избежание путаницы в юридической практике власти были вынуждены объявить, что все браки, заключенные по религиозному обряду до 20 декабря 1917 г., продолжают считаться законными, а их статус приравнивается к зарегистрированным гражданским бракам17 .

С 1930-х годов государство начинает вести планомерную политику, направленную на стабилизацию брака и увеличение числа детей в семье, что было связано с резким падением рождаемости в стране. В 1936 г. ЦИК и СНК СССР принимает Постановление «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатежи алиментов и некоторых изменениях в законодательстве об абортах» .

Напомним, что в 1920 г. аборт был легализован и стал быстро входить в практику семьи. По городскому населению только в 8 губерниях РСФСР уже к 1925 г. удельный вес абортов по отношению к общему числу живорождений составлял 32 % (по Москве по Ленинграду - 42,4 %), в то время как по сельскому населению - всего 2,1 %. К операции чаще прибегали молодые женщины до 29 лет - более 50 %, от 30 до 39 лет - около 1/3 и примерно 10%-старше 40 лет18 .

Широкое распространение абортов среди молодых женщин не только в городе, но и в селе, несомненно, свидетельствовало о кризисе патриархальной семьи, и глубоких социальных сдвигах, которые произошли в обществе. Запрещение абортов существенно ущемляло права женщин, что являлось безусловным откатом назад по сравнению с либеральным законодательством 1920-х годов .

В том же 1936 г. принимается Конституция, в 122 статье которой говорится: «Женщине в СССР предоставляются равные права с мужчиной во всех областях хозяйственной, государственной и общественно-политической жизни. Возможность осуществления этих прав женщин обеспечивается предоставлением женщине равного с мужчиной права на труд, оплату труда, отдых, социальное страхование и образование, государственной охраны интересов матери и ребенка, государственной помощи многодетным и одиноким матерям, предоставление женщине при беременности отпусков с сохранением содержания, широкой сетью родильных домов, детских яслей и садов»19 .

В 137 статье этой же Конституции подчеркивается, что женщины пользуются правом избирать и быть избранными наравне с мужчинами .

В целом же, в 1940-е годы происходит определенное отступление от либеральных семейно-брачных нормативов, начинают оживать многие патриархальные ценности и установки. В это же время происходит и изменение отношения государства к проблеме регистрации браков и разводов (подробнее см. об этом ниже). Процедура развода ужесточается и совершается теперь через судебные инстанции (раньше браки и разводы регистрировались гражданскими органами). Государство начинает активно участвовать в урегулировании спорных вопросов при разводе между мужчиной и женщиной: например, через трудовой коллектив. Семья становится главной опорой государства, рождение детей - важнейшей функцией семьи, и государство берет ее под свой жесткий контроль .

В государственной идеологии усиливаются патриархатные тенденции. В семьях самих партийных работников предвоенной и послевоенной поры царят жесткие, достаточно регламентированные отношения между членами семьи. Об этом очень ярко написала в своих книгах «Кремлевские жены» и «Дети Кремля» писательница Лариса Васильева .

Вот интересное описание жизни Марфы Максимовны Пешковой в семье Л.И. Берия, за сыном которого она была замужем: «...Наша жизнь с Серго в доме Берия всегда была под надзором. Сначала я терпела, но с годами все это стало раздражать. Я не чувствовала себя хозяйкой в этом доме и решила поднять вопрос. Посоветовались с Серго. Он пошел к матери, сказав, что мы бы хотели жить, как все, в отдельной квартире, и тогда Марфа почувствует себя хозяйкой... Мне мешало все - весь стиль жизни. Ко мне никто не мог прийти без моего звонка в комендатуру, даже мать и сестра. Свекровь вызвала меня: "Если ты еще раз поднимешь этот вопрос, повторения не будет. Учти, вы всегда будете рядом со мной, я не расстанусь с Серго, а ты и детей своих не увидишь и уйдешь отсюда и без них, и без "мужа"»20 .

Такой стиль поведения в семье копировался и многими мелкими номенклатурными работниками. Их жены пользовались, конечно, гораздо большими возможностями, чем простые женщины, но, например, даже они не могли легально сделать аборт - это грозило судебным разбирательством и в самом лучшем случае концом карьеры мужа .

Вот рассказ женщины-гинеколога, в 1940-1950-е годы работавшей в одной из закрытых военных больниц (записан мною в начале 1980-х). Она рассказывала, что почти каждый день к ней приходили женщины, умолявшие ее за любые деньги сделать им аборт. Немногие врачи шли на это. Проведение подпольного аборта могло стоить им не только карьеры, но и нескольких лет лишения свободы. Поэтому часто женщина, отчаявшись получить медицинскую помощь, шла на самостоятельное прерывание беременности, что могло кончиться для нее не только потерей здоровья, но иногда и жизни .

В этой связи мне хотелось бы привести рассказ Галины Свищевой, записанный мною в 1989 г. Она приехала из деревни в Москву в 1938 г. помогать старшей сестре нянчить троих детей. Когда началась война, муж сестры ушел на фронт, где через два месяца погиб. К этому времени Галине исполнилось шестнадцать лет и, по закону, она стала трудоспособной. Галина сразу же устроилась работать к сестре на завод. Согласно закону, каждый взрослый человек должен был содержать одного иждивенца, на которого выписывалось пособие. Галина и ее сестра содержали двоих старших детей, а у младшего мальчика не было никого, на чьем иждивении он мог быть, поэтому пособия на него не было. Галина с сестрой еле сводили концы с концами. К тому же выяснилось, что сестра беременна. В их доме жила женщина, которая делала подпольные аборты. Сестра Галины решила обратиться к ней. Аборт прошел неудачно, у нее началось сильное кровотечение. Сестру положили в больницу, но спасти ее не удалось. Утешая Галину, врач сказал ей, что если бы ее сестра выжила, то ее бы судили и, наверняка, отправили бы в лагерь .

Несмотря на запреты абортов, уже в 1940 г. в целом по СССР абортов было зарегистрировано 34,8 % (а по сельской местности от общего числа живорождений. Это значительное число, если учитывать, что официальная регистрация абортов ни в коей мере не отражала их действительного числа21. По РСФСР в 1944 г .

было произведено 186 тыс. искусственных прерываний беременности, из которых свыше 90 % - вне лечебных учреждений. Прокуратурой было возбуждено около 17 тыс. уголовных дел22 .

В книге Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого» приводятся воспоминания главного героя романа - известного врача-акушера, практиковавшего в то время: «В руки к Павлу Алексеевичу (главный герой романа - М.К.) пошла статистика - безграмотно собранная, частично фальшивая и неполная, но до некоторой степени открывающая ужасную демографическую ситуацию:... большое количество женщин репродуктивного возраста погибало от криминальных абортов. Противозачаточных средств почти не существовало. Врач обязан был освидетельствовать каждую привезенную по "Скорой помощи" женщину "на предмет установления факта подпольного аборта" - это влекло за собой судебное преследование»23 .

Вторая мировая война привела к невосполнимой потере огромной части мужского населения: в 1946 г. преобладание женщин было 56,4 против 43,6 % лиц противоположного пола24. Следует отметить, что потери произошли в самых детородных группах летних, и хотя к 1950 г. наметилась устойчивая тенденция роста населения, которое составило 103,6 млн., но диспропорция в соотношении полов сохранялась и в начале 1950-х годов. В РСФСР в 1950 г. мужчины составляли 43,3 %, в 1951 г. - 43,4 %25 .

В этих условиях государство отводило особую роль семье. Еще в ходе войны был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания "Мать-героиня" и учреждении ордена "Материнская слава" и медали "Медаль материнства"»26 .

В указе 1944 г. провозглашалось, что «только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов» по закону. Для избежания неразберихи в брачных отношениях, в том числе фактического многоженства, в условиях реального дефицита мужчин, в паспорте делалась особая пометка «семейное положение», где указывалась фамилия, имя и отчество супруга, его год рождения, время и место регистрации брака27 .

Несмотря на прецедент исключительности зарегистрированного брака, следует отметить, что закон не ущемлял в правах матерейодиночек, рассматривая их как реальную дополнительную возможность повышения рождаемости. Закон предоставлял матерямодиночкам все права и, сверх того, дополнительные виды помощи .

Так, для них устанавливались государственные пособия на детей с момента их появления на свет и вплоть до 12-летнего возраста. На одного ребенка полагалась выплата в сумме 100 руб. в месяц, на двоих -150, на троих и более детей - 200 руб. Право на такое пособие сохранялось за одинокой матерью и при ее вступлении в зарегистрированный брак28 .

Мать-одиночка - печальный символ 50-х годов .

Тяжелые условия выживания требовали от них формирования в первую очередь таких качеств, как сила, выносливость. Иногда эти качества могли выливаться в авторитарность в личной и семейной жизни. Вторая мировая война «вытолкнула» женщин этого типа наверх, в управленческие структуры. Такая женщина нередко была более жестким и резким начальником, чем мужчина. Это обусловливалось еще и тем, что женщина, как правило, мать-одиночка, вынуждена была одновременно воспитывать детей и восстанавливать народное хозяйство. Именно жесткость жизненных ситуаций, а не особенный психологический склад российской женщины, сформировала в ней такие качества (а именно на них, в первую очередь, обращают внимание зарубежные исследователи), как авторитарность, резкость, жесткое поведение в быту .

Мне хотелось бы привести рассказ Анны Подскребовой, которая в середине 1960-х занимала ответственную должность в Министерстве транспорта СССР, жила в г. Сочи. «После войны я осталась вдовой с двумя маленькими детьми. Работала в мужском коллективе. Уходила на работу, когда дети еще спали, а приходила - они уже спали. В воскресенье устраивала «разборки» с детьми. Сын в двенадцать лет спутался с дурной компанией. Я когда об этом узнала, собрала его вещи и тут же отправила учиться в Суворовское училище. Когда сын вырос, он сказал, что я была суровее любого офицера в их училище. Но что было делать? Я ведь, как и многие другие матери-одиночки, была детям и мать, и отец, да еще и единственный кормилец» .

Образы этих по-мужски волевых, ярких женщин запечатлены в художественных произведениях того времени, например, в романах Веры Пановой .

Большинство женщин, выходивших замуж в 1940-е - 1950-е годы, имели возраст от 20-24 лет. В среднем, если число мужчин, состоящих в браке в возрасте от 16 лет и старше, с 1939 по 1959 г. (на каждую тысячу) выросло с 691 до 698, то число замужних женщин за этот же период сократилось: с 595 до 488, что объясняется дефицитом мужчин29. Это вело к высокой разводимости. Чтобы остановить подобное явление, уже в Указе Верховного Совета от 8 июля 1944 г. вносятся серьезные изменения в законодательство о разводах. Из прежде доступного акта гражданского состояния, для которого требовалось лишь обоюдное согласие (заявление) супругов, развод был превращен в сложнейшую юридическую процедуру .

Разводы были переданы из органов ЗАГС в суды, стали гласными, так как объявления о расторжении брака обязательно печатались в местных газетах. Кроме того, за производство дела о разводе взималась немалая пошлина в пользу государства. Практика судебного разбирательства по разводам и специальный анкетный опрос показали, что наиболее частой их причиной было пьянство мужа, его аморальное поведение и серьезные различия в культурно-бытовых запросах супругов30 .

Хрущевская оттепель внесла свои коррективы во многие сферы гражданской жизни. В 1954 г. новая образовательная реформа восстановила совместное обучение мальчиков и девочек (во время войны оно было раздельным). В 1955 г. несколько облегчается процедура развода .

В 1965 г. принимается важнейший документ - «Основы законодательства Союза СССР и союзных республик о браке и семье». В этом законе, в одном из его разделов, утверждается принцип равноправия мужчин и женщин не только в общественной жизни, но и в семье. Однако воспитание детей считается прежде всего прерогативой женщин, мужчина все-таки не становится ей партнером в этом процессе. В том же году женщина опять получила право на аборт. В целом, 1960-е годы стали важным этапом в формировании новой идеологии брака и семьи в советском обществе. Многие положения, разработанные в этот период, были закреплены в Конституции 1977 г. В ее 35-ой статье говорится: «Женщина и мужчина имеют в СССР равные права. Осуществление этих прав обеспечивается предоставлением женщинам равных с мужчинами возможностей в получении образования и профессиональной подготовки, в труде, в вознаграждении за него и продвижении по работе, в общественно-политической и культурной деятельности, а также социальными мерами по охране труда и здоровья женщин, созданием условий, позволяющих женщинам сочетать труд с материнством; правовой защитой, материальной и моральной поддержкой материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и других льгот беременным женщинам и матерям, постепенное сокращение рабочего времени женщин, имеющих малолетних детей» .

Разработка и принятие на государственном уровне многих механизмов защиты матери и ребенка были продиктованы насущными потребностями общества. При всей своей конструктивности Конституция 1977 г. все же не принесла фактического равенства мужчин и женщин. Вот как об этом пишет известный советский правовед СВ. Поленина: «...равенство женщин и мужчин «де-юре»

никогда не рассматривалось и не рассматривается в Советском государстве как тождество их правового статуса. Простое уравнение прав не обеспечивает еще подлинного равенства женщин, которые, выполняя в обществе те же функции, что и мужчины, осуществляют еще и свою специфическую функцию - функцию материнства .

Отсюда следует, что подлинное равенство женщины с мужчиной возможно лишь тогда, когда женщины, имея все те же права, что и мужчины, наделены еще дополнительными правами и льготами»32 .

Определенным подтверждением этого тезиса СВ. Полениной являются интервью, взятые мною в 1970-е годы у женщин, совмещавших работу с материнством и обязанностями по дому .

Елена С, служащая, 40 лет: «Хотя работа у меня интересная, да и коллектив хороший, но я очень устаю от фиксированного времени присутствия в Министерстве. Особенно тяжело приходится утром: одного ребенка надо закинуть в детский сад, другого - отвести в школу. На работу прихожу никакая. Только через час могу начинать работать. Продукты мы с сотрудницами стараемся покупать в обеденный перерыв. Но когда наше государство стало бороться за повышение трудовой дисциплины и ловить "лентяев", это стало невозможным. Так несколько наших сотрудниц проверяющие инстанции поймали в очереди в магазине. Был ужасный скандал, их чуть не уволили. Теперь после работы приходится не только ребенка из садика забирать, но еще и по магазинам с ним бегать. Какая там карьера или творческий рост, лишь бы успеть все сделать. Мне кажется, что при таком ритме жизни меня не хватит надолго, устаю очень» .

Антонина Щ., журналистка, 35 лет: «Я работаю в газете, поэтому гонка материалов у нас постоянная. Чтобы держаться на уровне, мне очень часто приходится работать по ночам. Я завидую мужчинам: они придут с работы и - к телевизору, или - спать, а у меня готовка, уборка, уроки сына, - просто кошмар. Если бы у женщин такие же условия жизни были, как у мужчин, мы все писателями и академиками были бы» .

И хотя все же определенные позитивные сдвиги в предоставлении прав и льгот в воспитании детей обоими родителями были сделаны, но до приведения российского законодательства в соответствии с международными стандартами, зафиксированными, в частности, в конвенции МОТ № 156 «О равном обращении и равных возможностях мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями», еще очень далеко .

Так, статья 167 КЗоТ допускает предоставление отпуска по уходу за ребенком не только матери, но и отцу (это положение было впервые введено в 1990 г.), но трактует такую ситуацию скорее как исключение, чем как норму: «По желанию женщин им предоставляется частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им полутора лет... Кроме указанного отпуска женщине, по ее заявлению, предоставляется дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет... Частично оплачиваемый отпуск и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком могут быть использованы полностью либо по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом или другими родственниками, фактически осуществляющими уход за ребенком» (КЗоТ, статья 170-1). То есть речь идет отнюдь не о равных правах и равной ответственности матери и отца за воспитание ребенка, а о том, что женщина, если она того пожелает, может полностью или частично передать свою социальную льготу кому-либо из родственников, и в том числе - отцу ребенка .

Но еще более наглядным свидетельством асимметричности подхода российского законодательства к родительским правам мужчин и женщин является статья 172-1 КЗоТ «Гарантии и льготы, предоставляемые женщине в связи с материнством (ограничение труда на ночных и сверхурочных работах, ограничение привлечения к работам в выходные дни и направления в командировки, предомтавление дополнительных отпусков, установленные действующим законодательством), распространяются на отцов, воспитывающих детей без матери (в случае ее смерти, лишения родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения о детях), а также на опекунов (попечителей) несовершеннолетних». Воспитание детей отцом здесь предстает как исполнение им материнских функций, допустимое лишь в исключительных обстоятельствах. Отцу отводится чисто вспомогательная роль .

Все это однозначно свидетельствует о необходимости пересмотра действующего трудового законодательства для обеспечения равенства родительских прав женщин и мужчин, а также в целях постепенного сокращения разрыва в их конкурентоспособности на рынке труда .

Однако надо ясно отдавать себе отчет в том, что, при всей бесспорной прогрессивности подобных изменений в законодательстве, в краткосрочной перспективе льготы для трудящихся с семейными обязанностями на практике останутся почти исключительно женскими льготами .

При существующем разрыве в оплате труда мужчин и женщин и, что не менее важно, при сохранении в общественном сознании традиционалистского подхода к распределению семейных обязанностей мужчина, берущий отпуск по уходу за ребенком, еще долго будет оставаться достаточно маргинальной фигурой .

В общем, конец XX в. во многих странах, в том числе и в России, совпал с поиском новых решений в достижении фактического равенства между мужчиной и женщиной, в том числе в религиознонравственной сфере. Стоит вспомнить, что середина — конец 70-х годов XX в. ознаменовались возрождением религиозности среди самых разных слоев населения России и прежде всего среди женщин .

В это время духовно-религиозные поиски получили свое развитие в среде советской интеллигенции. В конце 1970-х годов в Ленинграде группа женщин объединилась для издания правозащитных «самиздатовских» журналов, посвященных вопросам философии и религии. Это были журналы «37» и «Часы». В них же печатались статьи о положении женщин в СССР .

В 1981 г. в Ленинграде появляется еще один религиозно-философский и правозащитный просветительский журнал «Мария». Его целью было стимулировать религиозное возрождение России как «братства на основе любви». Этот журнал прежде всего опирался на религиозно-философские идеи, разрабатывавшиеся В.В. Розановым, Д.С. Мережковским, З.Н. Гиппиус и др. Материалы подбирались, исходя из христианской традиции и культуры, веры в Богородицу как покровительницу и спасительницу России, образ которой - символ вечной женственности и милосердия. В журнале создавался идеал женщины, готовой к повседневной жертвенности, стоицизму и героизму во имя своей веры .

Первый номер открывался обращением к женщинам России:

«Мы на краю гибели: духовной, нравственной, физической. Чудовищная волна нигилизма и отупения сметает все ценности культуры и духа: распадаются семьи, народ утопает в пьянстве, катастрофически растет преступность и снижается рождаемость... Русская женщина страдает в этих условиях не меньше, а больше остальных .

Она по-прежнему остается рабой раба, и петля на ее шее затягивается каждый раз вдвойне больнее, чем на шее мужчины. Человечество, устремленное на приобретение внешних благ, кончает банкротством, как на Западе, так и на Востоке. Но мы в России сделали еще один шаг: мы попытались ценой кровавой революции достичь справедливости на земле, мы убили Бога, мы замучили нашу жизнь, нет в ней света, нет утешения... Если человечество не отвратит свой взор от экспансий и войн, если оно не обратится к попираемым ныне «женским» ценностям, его ждет неминуемый распад и гибель»33 .

Одновременно этот солидный журнал содержал много статей феминистского характера, совершенно новых для российского общества того времени. Таким образом, группа определяла себя не только религиозным, но и феминистским «содружеством», прежде всего базирующимся на «женских» ценностях ненасилия и созидания. При этом ее члены не рассматривали себя как антимужское движение. Они декларировали: «Мы не рассматриваем наше движение как антимужское, мы не испытываем ненависти к другому полу. Но гермафродизм как средство формирования «государственного человека» мы отрицаем и объявляем ему войну. Рабству большевистского гермафродизма мы противопоставляем развитие женщины во всей полноте и красоте ее пола. Мы не отрицаем традиционного союза между мужчиной и женщиной, но считаем его реальным только между свободным мужчиной и женщиной»34 .

Редколлегия журнала призывала женщин совершить новую истинную, прежде всего духовную революцию. Личностное и общечеловеческое освобождение авторы журнала видели прежде всего в самопожертвовании. По их представлениям, жизнь во имя любви к ближнему, а значит жизнь сердцем, а не рассудком - вот единственный плодотворный путь женщины .

В журнале печатались также статьи о бесправном положении женщин в СССР, в нем впервые появился образ усталой, раздавленной тяжелым бытом простой женщины; приводились конкретные данные о проституции и брошенных детях .

Авторы этого журнала были одними из первых, кто открыто выступил против войны в Афганистане; они призывали матерей не пускать сыновей на эту преступную войну. Именно за агитацию против войны в Афганистане журнал был закрыт. Его издателям Ю. Вознесенской, Т. Горичевой, Т. Мамоновой и Н. Малаховской предложили выехать за границу. Их прогноз о будущем России был достаточно пессимистичным, считая что «положение женщины вряд ли может измениться к лучшему: не будет меньше пьянства, преступлений и повседневность будет становиться все более адской... Однако в плане духовного состояния женщины... ждали перемен, так как все больше "возрастало в ней чувство внутренней свободы", все сильнее "была жажда вырваться из прижизненной могилы"»35 .

Со временем некоторые из членов этого движения стали активными правозащитниками, боровшимися за права человека. Во многом их усилиями Россия приняла ряд важнейших деклараций ООН о правах человека, в том числе Декларацию о ликвидации дискриминации в отношении женщин .

Первоначально эти вопросы решались на уровне отдельных государств, позднее - рассмотрение их стало происходить на международном уровне. Так, под влиянием общественности, прежде всего женской, в 1967 г. Генеральная Ассамблея ООН принимает Декларацию о ликвидации дискриминации в отношении женщин. В 1979 г. была принята одноименная Конвенция ООН. СССР ратифицировал ее в 1980 г., тем самым взяв на себя обязательства по ее выполнению36 .

Однако многие основополагающие идеи этой Конвенции ООН не получили своего развития в Конституции РСФСР 1989 г. в вопросах брака и семьи, равенства мужчин и женщин и т.д., повторившей положения Конституции 1977 г. Поэтому в специальном Указе Президента РФ от 4 марта 1993 г. «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин» федеральными органами власти РФ и иным субъектам Российской Федерации вменялось «обеспечение условий для реального участия женщин в деятельности государственных органов и общественных организаций, формировании и осуществлении государственной политики на всех уровнях»37 .

На рубеж 1980-1990-х годов приходится начало демократического независимою женского движения. Оно было направлено прежде всего на преодоление негативных последствий реформ, на помощь в адаптации женщин к новым условиям труда и быта, на организацию профессиональной подготовки и переподготовки женщин, созданию условий для их профессиональной самореализации, взаимной помощи и поддержки. Женские организации занимались также вопросами конверсии и экологии, здоровья женщин, детей, защиты социально уязвимых слоев населения, оказанием гуманитарной помощи, просветительством, продвижением женщин в структуры власти .

Вот как описывает этот период исследовательница женского движения Елена Забадыкина: «В период перестройки, когда все мы были полны надежд на быстрое изменение государственной системы и собственной жизни, когда казалось, что все хорошее, что было во времена "социализма", сольется с неведомой нам еще "капиталистической" свободой, и это-то и будет нашим счастливым завтра, женщины вместе с мужчинами участвовали в становлении демократических движений...»38 .

Возникновение Независимого женского и феминистского движения в России На этой волне ожиданий появляются первые феминистские группы. Они возникают в Москве, Санкт-Петербурге, Твери, Набережных Челнах, Мирном, Петрозаводске и в других городах и промышленных центрах .

Одной из задач этих групп была работа по преодолению традиционных культурных стереотипов, все еще определяющих статус женщины в российском обществе. Однако сам термин «феминизм»

с большим трудом входил в обиход женского движения. Социолог Е.А. Здравомыслова считает, что «... до сих пор это все еще "темный" термин в российском дискурсе, имеющий негативные коннотации»39 .

Наиболее активными участницами феминистского движения стали представительницы научной и творческой интеллигенции .

Для многих их них участие в этом движении стало важной вехой в их личностной самоактуализации .

Мне хотелось бы привести несколько интервью с женщинами, идентифицирующими себя с этим движением. Все они вышли из образованных семей, сами занимались научной или творческой деятельностью, их средний возраст был 43-55 лет. Многие из них пережили одни и те же исторические события, затронувшие нашу страну. Их взгляды подтверждают точку зрения известных социологов Г. Алмонды и С. Вербы на то, что «...существует поколенческий эффект, когда одна и та же группа реагирует на одни и те же стимулы... и они несут в себе влияние этих стимулов через всю свою жизнь»40. Интервью с этими женщинами были записаны мною в середине 1990-х годов .

Анна К., научный работник, 46 лет: «Я познакомилась с идеями феминизма на конференции центра гендерных проблем О. Липовской в Санкт-Петербурге. Сначала эти идеи, само слово "феминизм" вызывали у меня протест. Но читая феминистскую литературу, разговаривая с феминистками, я поняла: "Да, это то, о чем я думала, к чему стремилась всю жизнь". Феминизм предполагает прежде всего внутреннюю свободу женщины, ее личностную и общественную полноценность, самореализацию себя» .

Елена С, 56 лет, кинокритик: «Для меня идеи феминизма означали прекращение жизни по принципу "дополнительности". У меня прежде всегда на первом плане были интересы, даже несущественные, мужа и взрослого сына. Почему? Просто у нас, в русских семьях, так принято. Беда в том, что только вот большинство мужчин не стремятся оставлять все лучшее женщинам» .

Полина М., журналист, 43 года: «Феминизм и война с мужчинами не имеют ничего общего. Я много общалась с российскими женщинами и считаю, что большинство из них готовы к феминистским идеям, хотя, если сказать им об этом, многие закричат: "Чур, чур, меня!" Но что такое в конечном счете феминизм, по крайней мере, в его российском варианте? Для меня - это стремление к самореализации, ответственности за свою жизнь и любовь и уважение к себе. Вот любить себя - самое трудное, ведь нас учат жертвовать собой, а не любить себя» .

В целом процесс роста сознания женщин привел к формированию коллективной идентичности российских феминисток. Однако не стоит ассоциировать с этим движением все женские инициативы. Следует учитывать, что русские феминистки - это достаточно узкий элитарный круг женщин, опирающихся в своей деятельности прежде всего на опыт и авторитет своих западных коллег .

И все же существует много общих точек соприкосновения членов различных женских групп, центров и фондов. Об этом очень точно написала известная журналистка Лариса Кузнецова, которая полагает, что, несмотря на разность взглядов участниц женского движения, в независимых женских группах, иногда очень разнородных по составу и интересам, идейным убеждениям, собираются активные и деятельные женщины, участвующие в женском движении, которые, по их собственному признанию, имеют склонность к лидерству .

К 1996 г. Министерством юстиции РФ было зарегистрировано около 400 женских объединений. В каждом более или менее крупном российском городе действовало по 30-40 женских объединений, только в Москве их насчитывалось 15041 .

Вот как характеризует женское движение начала - середины 1990-х годов лидер фракции «Женщины России» Екатерина Лахова: «Программные установки различных женских объединений трудно свести к какому-то общему знаменателю... Есть женские организации, отстаивающие вполне традиционные ценности и нормы и ни в какой мере не оспаривающие традиционную модель социального взаимодействия полов, иначе говоря, - не посягающие на существующую гендерную систему. Но одновременно активно действуют и те, кто всерьез нацелен на ее радикальную трансформацию - т.е. на практическую реализацию принципа равных прав, свобод и равных возможностей для женщин и мужчин»4 .

Большим успехом женского движения стала победа на парламентских выборах независимой фракции «Женщины России», возглавляемой Екатериной Лаховой и Алевтиной Федуловой. Несмотря на короткий срок пребывания в структурах законодательной власти (три года), представительницы этой фракции сумели внести важный вклад в российское законодательство по проблемам брака и семьи, достижению фактического равенства между мужчинами и женщинами .

За время своей работы в Государственной Думе представители фракции участвовали в разработке 209 из 325 законов, которые были утверждены парламентом. Участвовала фракция и в ратификации в нашей стране Конвенции № 156 МОТ «О равном обращении и равных возможностях для мужчин и женщин» .

Несмотря на то, что на выборах 1995 г. фракция не смогла добиться победы, ее деятельность оказала значительное влияние на женское движение в России в целом. Вот как оценивает результаты этой деятельности известный историк и политолог С.Г.

Айвазова:

«В эти годы независимое женское движение одерживает ряд внушительных побед. В том числе, прежде всего, закрепление в новой Конституции принципа равных прав, свобод и равных "возможностей для женщин и мужчин". Именно деятельность женской фракции заложила прочные основы успешного взаимодействия женского движения с государственными структурами на всех уровнях управления, установила крепкие контакты с общественными организациями "третьего сектора", чем обеспечила себе более широкое поле деятельности»43 .

Я не буду подробно останавливаться на причинах поражения фракции на парламентских выборах 1995 г. Приведу лишь мнение С.Г. Айвазовой: «Сформированная в результате этой победы (1993 г. - М.К.) женская парламентская фракция начала свою деятельность в Государственной Думе, имея в своем багаже крайне противоречивые программные установки. С одной стороны, они говорили о защите прав женщин в качестве составной части прав человека, т.е. рассматривали эти права в рамках дискурса современного, модернистского. И одновременно, с другой стороны, - в "материнской" заботе, милосердии, сострадании ко всем "униженным и оскорбленным", т.е. использовали вполне традиционные архетипы... Противоречивость, невнятность идейного выбора не могли не отразиться и на парламентской деятельности первой женской фракции. В этой деятельности были и свои достижения, и свои просчеты»44 .

Женщины в структуре исполнительной и законодательной власти В начале - середине 1990-х годов на повестке дня женского движения стояла борьба за обеспечение достойного представительства женщин во всех структурах исполнительной и законодательной власти45. Потому, что если в бывшем СССР, благодаря квотам, обеспечивался престижный уровень представительства женщин в выборных органах, то после 1990 г. он резко снизился. Крупными переменами, которые произошли в жизни российского общества в 1990-1993 гг., воспользовались прежде всего мужчины. Так, в федеральном правительстве до начала 1994 г. в ранге министра находилась единственная женщина - Элла Памфилова, в ранге министров или их заместителей - Татьяна Регент и Евдокия Гаер. В представительных структурах советниками стали ныне покойная Галина Старовойтова и Екатерина Лахова. Не изменилась эта гендерная картина и сейчас .

Интересный анализ справочника правительственной телефонной связи на май 1993 г. (проведен В.А. Тишковым) показал: «АТС-1 (1-я «вертушка») из 729 абонентов женщин 16 (2,2%); АТС-2 (2-я «вертушка») из 3926 - женщин 135 (3,4%). Была бы АТС-3, доля женщин могла оказаться несколько больше, ибо чем ниже ступень в иерархии власти, тем менее жестко мужчины ее контролируют»46 .

Достаточно низкими в этот период оставались и статусные показатели женщин, занятых в престижных сферах деятельности. Так, по данным опроса, проведенного фондом «Общественное мнение»

в начале - середине 1990-х годов среди женщин занимались предпринимательской деятельностью только 19%; среди директоров государственных предприятий женщины составляли 23%. В целом доля женщин, занятых в сфере управления, не превышала 23%47 .

Наиболее многочисленной была прослойка мелких и средних бизнесменок. Они действовали на втором и даже третьем планах, но тем не менее оказывали определенное влияние на ход дел в акционерных обществах. Это женщины, занимавшие высокооплачиваемые и престижные должности административного директора, шефа отдела, руководителя юридической службы, эксперта, главного бухгалтера и т.п .

Социологические исследования коллектива ГАЛСИ под руководством Г.Г. Силласте показали, что в указанный период среди горожанок - группа «богатых», «высокооплачиваемых» и «очень высокооплачиваемых» (по оценкам самих опрошенных) в начале 1990-х годов составила примерно 3,0%. Они были удовлетворены своим материальным и социальным положением в обществе. Но в целом среди женщин-горожанок только 19% были довольны своим положением и спокойны за свою семью48 .

Основная же масса недовольных своим положением женщин трудилась в низкооплачиваемых областях народного хозяйства .

Это прежде всего были сферы пищевой и легкой промышленности, науки, культуры и образования и т.д., в структуре которых женщины всегда преобладали. Немало женщин были по-прежнему заняты на тяжелых, низкооплачиваемых, не требующих высокой квалификации работах. С середины 1990-х годов происходил ускоренный процесс феминизации подобных профессий (см. таблицу 2)49 .

–  –  –

Некоторые социологи пытались объяснить неравенство в оплате труда мужчин и женщин низкой квалификацией последних. Однако согласно официальным статистическим данным, уже в 1960-е годы женщин с высшим и средним образованием было 59%. В 1981 г .

женщины составили 52% студентов в высших учебных заведениях, 56% - в средних специальных училищах. В 1990-е годы женщины составляли 66% врачей, 74% учителей, 60% инженеров, 87% экономистов и бухгалтеров, 45% агрономов, зоотехников, 40% научных работников50. Эта ситуация мало изменилась и к настоящему моменту .

К числу наиболее феминизированных, по данным Госкомстата, относятся социальные отрасли: образование (удельный вес женщин в 1995-1996 гг. - 81%), здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение (82%), культура и искусство (69%). Если в 1990 г. в этих отраслях было сосредоточено 23,9% женщин, занятых в общественном производстве, то в 1995-1996 гг. - уже 30% .

Столь значительный рост лишь на 1/7 объясняется увеличением численности женщин, работающих в социальной сфере, и на 6/7 сокращением женской занятости в других отраслях51 .

Удельный вес женщин в общей численности занятых в промышленности снизился с 48% в 1990 г. до 40% - в 1995 г. В результате доля работающих женщин, приходящаяся на промышленность, сократилась на 1/4 - с 28,8% до 21,6%. В отраслях легкой промышленности - текстильной, швейной, обувной и т.д. - женщины, как и ранее, составляют подавляющее большинство занятых (2/3 и более)52 .

Женщины занимают около 1/4 рабочих мест в строительстве и на транспорте. К числу «женских» отраслей (около 2/3 рабочих мест) относится и связь. Значительная часть работающих женщин (13,3%) сосредоточена в сфере торговли, общественного питания, снабжения и сбыта. Эти пропорции остаются относительно стабильными53 .

Наиболее значительные изменения, происходящие в гендерной структуре занятости в последние годы, приводят в целом к повышению концентрации женщин в отраслях с низкой заработной платой и сокращению их удельного веса в тех сферах хозяйственной деятельности, где уровень оплаты труда с началом рыночных реформ резко повысился, т.е. реализуется механизм профессиональной сегрегации по признаку пола, - механизм, оттесняющий женщин на наименее благоприятные позиции в системе разделения труда .

Как считает экономист Л. Ржаницына, совокупное воздействие горизонтальной и вертикальной - т.е. межотраслевой и внутриотраслевой - сегрегации наиболее очевидным образом проявляется в разрыве в оплате труда между женщинами и мужчинами54 .

Данные о межотраслевых различиях в оплате труда не дают, однако, полного представления о гендерной асимметрии в этой области. Она усугубляется вертикальной сегрегацией: практически во всех отраслях экономики - как «женских», так и «мужских» - женщины получают меньшую заработную плату, чем мужчины. Так, согласно отчету Министерства труда и социального развития РФ за 1997 г., в здравоохранении средняя зарплата женщин в 1996 г. составляла около 520 тыс. рублей, мужчин - около 740 тыс. рублей .

Это происходило потому, что доля женщин среди врачей - около 70%, а среди младшего и среднего медицинского персонала - около 90%. Аналогичная ситуация - в сфере образования: среди учителей младших классов и сотрудников дошкольных учреждений, получающих самую низкую зарплату, мужчин практически не было, тогда как преподавательский состав высших и средних специальных учебных заведений был феминизирован в значительно меньшей степени .

Непропорционально высокая доля женщин на низкостатусных, низкооплачиваемых должностях, на рабочих местах не требующих высокой квалификации, контрастирует с тем фактом, что по уровню образования женщины продолжают заметно превосходить мужчин: по данным Госкомстата, в 1995-1996 гг. высшее и среднее специальное образование имели 44,7% работающих мужчин и 59,2% женщин .

К сожалению, в настоящее время гендерная асимметрия продолжает сохраняться во многих областях экономики, но ярче всего она, пожалуй, проявляется в сферах управления. Так если на рубеже 1990-х годов женщины в директорском корпусе составляли 6то в настоящее время среди них доля женщин - крупных руководителей почти в четыре раза меньше, чем мужчин55 .

В то же время в современной России значительно расширился мелкий и средний бизнес, в котором руководителями становятся стремящиеся реализовать себя женщины. Это прежде всего - гостиничное и рыночное хозяйство, туризм, оптовая и розничная торговля, сфера обслуживания. По прогнозам некоторых экономистов, ожидается дальнейший рост предприятий такого типа. Их доля в экономике России может увеличиться до 50% .

Число «успешных» женщин растет также благодаря этим «новым профессиям», среди которых лидируют: специалисты по рекламе, имиджмейкеры - в них женщины составляют около 40-50% .

Появились и профессиональные группы женщин, целиком работающие на рынке электоральных технологий .

Но если процент женщин, обслуживающих избирательные кампании, достаточно высок, то доля самих женщин, участвующих в политике, не превышает 10%. Сейчас происходит дальнейший спад активности женских общественных организаций, наметившийся уже в середине 1990-х годов. Некоторые женщины, ранее активно занимавшиеся политикой, сегодня отмечают усталость от неравной борьбы с «политическим лобби мужчин» .

Это подтверждается и статистическими данными. Так, на выборах во Вторую Государственную Думу в 1995 г. количество женщин среди кандидатов в депутаты составляло 11%; на выборах в Третью Государственную Думу в декабре 1999 г. их было уже 5% .

Такое сокращение женщин в структуре высшей законодательной власти объясняется несколькими факторами. Во-первых, дискриминацией, проявлявшейся, в частности, в нежелании предоставлять женщинам ключевые посты в партийных организациях и органах власти. Например, даже в демократической партии «Яблоко», где 40% рядовых членов - женщины, на выборах всегда выдвигается только 10% женских кандидатур. Во-вторых, это вызвано распространением в обществе традиционных гендерных стереотипов, провоцирующих недоверие к женщинам-политикам. В-третьих, слабостью самого независимого женского движения .

Вступая в политическую борьбу, женщины сталкиваются с большим числом препятствий. Их проанализировали социологи О.М. Здравомыслова и И.Д. Горшкова. Отметим некоторые из них .

1) Отсутствие у большинства женщин-политиков устойчивой электоральной базы: за них не голосуют женщины-избирательницы, что во многом связано с особенностями распределения публичной и «домашней власти» в нашей стране. Отчуждение массы женщин от публичной политики ведет к формированию в общественном сознании негативного отношения к женщинам, стремящимся заниматься политикой;

2) Неготовность женщин, идущих во власть, участвовать в политике как профессиональном виде деятельности;

3) Отсутствие достаточного финансирования электоральной компании и доступа женщин к политическим технологиям;

4) Слабость российского женского движения как такового;

5) Отсутствие целенаправленной государственной и внутрипартийной политики по продвижению женщин во власть;

6) Низкий уровень благосостояния значительного числа российских семей. По оценкам современных российских исследователей их доля составляет около двух третей от общего числа. В них женщины, как правило, вынужденно выполняют функцию «менеджеров бедности», имея при этом традиционные представления о «мужском» и «женском» предназначении, которые отталкивают их от политической и общественной сфер .

Меня особенно беспокоит, что интерес к деятельности сегодня низок также в среде молодых двадцати и тридцатилетних женщин .

На мой вопрос: «Хотели бы они реализовать себя в общественной деятельности или в политике?» - лишь 0,29% из 100 опрошенных ответили положительно. Наиболее значимой для себя проблемой они посчитали трудоустройство .

Подобного рода ответы не случайны: они отражают реальную тенденцию, существующую в нашей стране: сокращение женских рабочих мест, рост дискриминации (по полу, возрасту, семейному положению) в престижных фирмах, усиление скрытой безработицы, проявляющейся в том, что работающих не увольняют с предприятий, а отправляют в продолжительные отпуска без сохранения содержания или выплачивают минимальную оплату ниже прожиточного минимума. Наибольшее распространение скрытая безработица получила на предприятиях конверсионных областей, легкой промышленности, а также в научных и образовательных учреждениях, где большинство работающих составляют женщины .

Сегодняшнее положение с оплатой труда работников бюджетной сферы, где опять-таки преобладают женщины, наиболее убедительным образом демонстрирует величину дистанции между обязательствами, взятыми на себя государством применительно к «женскому вопросу», и политикой, которую оно реально проводит .

Напомним, что еще в Указе Президента РФ от 4 марта 1993 г. ликвидация отставания в оплате труда в бюджетных отраслях называлась в качестве одной из первоочередных задач государственной политики в отношении женщин. Однако в последние годы наблюдается усиление дискриминации по полу и возрасту при найме на работу (большинство фирм на престижные должности берет прежде всего мужчин, а возраст женщин, устраивающихся на работу в частное заведение, по негласному правилу, не должен превышать 30-35 лет) .

Вот несколько интервью, взятых мною у женщин 45-50 лет, пытавшихся устроиться на фирму или частное предприятие .

Галина В., экономист, 47 лет: «Я человек достаточно профессиональный, так как пятнадцать лет проработала в отделе, который отвечал за сбыт готовой продукции. Но когда наше государственное предприятие в 1995 году за месяц обанкротилось, мне пришлось искать новую работу. Я обращалась во многие профильные фирмы, но там везде нужны молодые кадры. Хотя я не могу понять, чем я хуже девочек и мальчиков, которые мало чего на самом деле знают и умеют. Дети у меня взрослые, здоровье позволяет, я готова много работать, но это почему-то никому не нужно. В конце концов пришлось устроиться техническим секретарем вместо экономиста» .

Валентина Д., журналист, около 40 лет: «Я проработала в журнале десять лет, но у нас очень мало платили, поэтому я решила искать новую работу. Это для меня неожиданно оказалось достаточно сложно. Даже во многих женских журналах предпочитали брать в штат более молодых журналистов. А в серьезных газетах, узнав, что у меня двое детей-школьников, даже разговаривать не хотели. По их мнению, я вместо работы буду все время с больными детьми сидеть. Мои аргументы, что у меня с детьми сидит моя мама, их не убеждали» .

Елена С, педагог, 32 года: «Я ушла из школы, так как работа тяжелая, а платят мало. Но новую работу пока не нашла. Знакомые говорят, что сейчас многие интеллигентные женщины сидят без работы» .

Социологические исследования последних лет, например, работы социолога Зои Хоткиной, подтверждают это. В целом, как мне представляется, женская безработица, наблюдаемая в современной России, вызвана не столько структурной перестройкой экономики, сколько проблемами дискриминации женщин в сфере занятости, превратившейся из косвенной и скрытой в явную и полузаконную, что в условиях сужения сферы оплачиваемого труда женщин, приводит к феминизации бедности. Женщины составляют большинство среди таких малооплачиваемых групп населения, как пенсионеры (70%), одинокие и разведенные родители, имеющие детей (91%), безработные, живущие на пособие по безработице (62,5%)56 .

По данным Госкомстата России, который проводил исследование домашних хозяйств, основная причина бедности семьи - наличие в ней несовершеннолетних детей и неработающих членов, прежде всего женщин .

Все эти экономические и социальные факторы являются источником стрессовых ситуаций для женщин и проявляются в ухудшении их здоровья, увеличении материнской и младенческой смертности, проявлению пораженческих и суицидных настроений прежде всего среди женщин среднего и старшего возрастов57. Эти экономические и социальные реалии нашего времени находят свое отражение и в идеологической сфере, например, в средствах массовой информации. Однако СМИ вольно или невольно зачастую оказывают негативное воздействие на развитие гендерной ситуации в нашей стране, содействуя консервации некоторых патриархатных стереотипов и представлений о «естественном предназначении»

женщины (см., например, рекламу). Любопытно, что этому способствуют также многочисленные «женские» издания, которые, казалось бы, призваны защищать интересы женщин, а на деле сосредоточены на темах рукоделия, моды, кулинарии и т.д. Подобное однобокое и тенденциозное рассмотрение характерно и для «большой прессы», уделяющей, по мнению журналистки Н.И. Ажгихиной, женской теме всего 1% газетной площади и освещающей ее, как правило, в рамках «естественно предназначения женщины» .

Для более глубокого понимания стоит коротко остановиться на исследовании этой проблемы, проведенном Ассоциацией журналисток в 1998 г., основной целью которого был анализ наиболее влиятельных («Коммерсант», «Итоги») и наиболее массовых («Московский комсомолец», «Аргументы и факты») общероссийских изданий .

Российская пресса о «женских проблемах»

Как считают участники этого исследования, «средства массовой информации, серьезно влияющие на формирование общественного сознания, в свою очередь, являются и достаточно верным его отражением. Для начала констатируем, что тема гендерного равенства с трудом входит в социо-культурный аспект нашей страны». По словам руководителя фонда «Общественное мнение» Александра Ослона, мужчины, как правило, отказываются отвечать на вопросы о положении женщин, не считая эту тему важной и актуальной58 .

Посмотрим, как освещается «женская тема» в региональной прессе. Как считает журналистка В.Н. Казанкова, изучавшая в течение трех месяцев 1998-1999 гг. публикации, касающиеся женской темы в центральных газетах Поволжья, последняя была представлена в основном в двух рубриках «Культура» и «Социальная жизнь» и обычно включала такие сюжеты, как детская смертность, помощь детским домам, борьба с детской наркоманией и проституцией59 .

Наиболее выигрышными, с точки зрения редакций большинства газет, являлись материалы из зала суда, когда на скамье подсудимых оказывались женщины. И как пишет В.Н. Казанкова, «тут уж журналисты не жалеют красок, в подробностях смакуя (иногда до неприличия!) совершенное женщиной злодеяние»60. В большинстве таких публикаций нет даже намека на попытку разобраться в социальных причинах, толкнувших ее на преступление. Анализируя женскую тему, В.Н. Казанкова констатирует, что постоянных рубрик, посвященных серьезным женским проблемам, в газетах Поволжья пока нет, а материалы, хоть как-то ее касающиеся, появляются достаточно редко .

Такая же картина наблюдалась в СМИ Северо-Запада России, обзор публикаций которых за три месяца 1998-1999 гг. проводила журналистка Л.Д. Бояченко. Рассмотрению подверглись наиболее известные и, как правило, поддерживаемые государственными структурами газеты Северо-Запада. В результате Л.Д. Бояченко пришла к выводу, что эта региональная пресса создавала образ российской женщины преимущественно как домохозяйки («Полярная правда», № 67, 78, 80, 81, 91, г. Мурманск; «Красное знамя», № 47, 62, 90, г. Сыктывкар)61 .

В изданиях Северо-Запада практически не освещалась женская тема в рубриках «Политика», «Экономика», «Общественная жизнь», что тем более странно, так как многие изучаемые газеты являлись официальным рупором местной администрации. При этом статистика показывает, что женщин-политиков, общественных женских организаций, женщин-предпринимателей как раз в этом регионе было достаточно. Не было публикаций и о нарушении прав женщин62 .

Не лучше обстояло дело с публикациями по женской теме в центральной прессе. Как считает журналистка Е.А. Дубченко, занимавшаяся этим вопросом в 1999 г., наиболее заполненными материалом по женской тематике являлись рубрики «Культура», «Криминал», «Светская жизнь»63 (исследование центральных московских газет проводилось в течение трех месяцев 1999 г.). Безусловно, такое тематическое распределение публикаций было адекватным отражением представлений о месте женщин в обществе .

Это, в частности, подтверждается параллельным подсчетом в прессе частоты упоминаний фамилий женщин - политических деятелей и звезд эстрады, когда со значительным перевесом лидировали последние .

Как считает Е.А. Дубченко, если центральная пресса все-таки писала о женщинах-политиках, то ее «...чаще всего интересовали сугубо личные моменты жизни таких женщин, чем их собственная профессиональная деятельность»64. Например, Ирина Хакамада вызывала интерес у журналистов не как политик, а как «стильная женщина». К этому стоит добавить, что взгляд на женщину сквозь призму ее взаимоотношений с мужчиной остается излюбленным для многих московских газет, взять, хотя бы к примеру, «МК» .

При этом во всех московских газетах наблюдается тотальное отсутствие интереса у журналистов к общественным женским движениям65. Вероятно, это объясняется тем, что советские формы общественной жизни остались в прошлом, а новые начинания, такие, как Движение солдатских матерей, остаются мало подержанными широкими массами россиян .

Справедливости ради стоит отметить, что в последнее время в центральной прессе все-таки стали появляться образы состоявшихся женщин-профессионалов. В этом списке следует упомянуть исследование, предпринятое «Итогами» среди «продвинутых» тридцатилетних женщин. По мнению журналистов, это новое поколение женщин «...обладает принципиально иными социально-психологическими характеристиками, чем их подруги, перешагнувшие 40-летний рубеж. Среди их естественных приоритетов - финансовая и психологическая самостоятельность, опора на собственные силы, ориентация на успешную карьеру, ощущение себя частью открытого мира, нормальный прагматизм»66 .

Образы успешных женщин, обладающими такими чертами, в частности, присутствуют на страницах «Комерсантъ-Daily». Анализируя публикации этого издания за три месяца 1997-1998 гг., журналистка М.И. Старуш пришла к выводу, что общественный образ женщины «Коммерсанта», это - прежде всего активная преуспевающая женщина, активная в любой сфере, какой бы она ни занималась. Эта женщина не сидит, сложа руки, делает карьеру и добивается успехов. Она независима от помощи государства или мужа67 .

Завершая данную главу, следует отметить, что структура гендерных отношений в России до последнего времени испытывала на себе сильнейшее воздействие государства. Так государственное регулирование брачно-семейной сферы, предпринятое большевистским правительством в 1917-1918 гг., коренным образом изменило гендерную ситуацию в стране. С женщин были сняты все ограничения в отношении детей и имущества в случае расторжения брака .

Сам брак становился гражданским. Женщины получили возможность свободно избирать профессию, место жительства, образование. За равный труд с мужчинами им предоставлялось право равной оплаты. Таким образом, принятая в июле 1918 г. первая советская Конституция законодательно закрепила политическое и гражданское равноправие мужчин и женщин .

С 1930-х годов государство начинает вести политику, направленную на стабилизацию брака и увеличение рождаемости. В 1944 г. принимается Указ, согласно которому, только зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов. Ужесточается процедура разводов, в 1936 г. вводится запрещение на аборты. В целом, в 1940-е годы происходит отход от либеральных семейно-брачных и гендерных нормативов и своеобразный возврат к некоторым патриархатным ценностям и установкам .

Хрущевская оттепель вновь вносит либеральные коррективы в брачно-семейную сферу. В это время восстанавливается совместное обучение мальчиков и девочек, облегчается процедура развода .

Женщины опять получают право на аборт. В 1965 г. принимается важнейший документ - «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье», в одном из разделов которого утверждается принцип равноправия мужчин и женщин в обществе и в семье. В 1993 г. в Указе Президента РФ «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин» декларируется необходимость обеспечения условий для реального участия женщин в деятельности государственных органов и общественных организаций, что вылилось в появлении на рубеже 1980-1990-х годов в России Независимого женского движения, нацеленного на практическую реализацию принципа равных прав, свобод и равных возможностей для женщин и мужчин. Однако следует отметить, что, несмотря на прогрессивные законодательные акты, в современной России все еще продолжает сохраняться гендерная асимметрия в области экономики, политики, управления и т.д. Фактическое неравенство мужчин и женщин ярче всего сказывается в быту, поведенческих стереотипах, которые приобретают весьма характерные полоролевые особенности, проявляющиеся, например, в выборе профессии и карьеры, брачного партнера, семейной организации, воспитании детей, образе жизни. Без анализа этих аспектов невозможно понимание современных проблем. Наиболее целесообразным представляется сопоставление западной фактологии с отечественным материалом. Так, изучение более динамично протекающих гендерных процессов в странах Европы и Америки позволит сделать долгосрочные прогнозы развития гендерной ситуации в нашей стране. На этом я остановлюсь подробнее в следующей главе .

Примечания Законодательство о правах женщин в СССР: Сб. нормативных актов. М., 1975 .

Гиляровский Ф.В. Исследование о рождении и смертности детей в Новгородской губернии. СПб., 1866. С. 90 .

Население России в XX веке. С. 59 .

Шингарев А.И. Положение женщины в крестьянской среде. Воронеж, 1899. С. 7 .

Там же .

См.: Шестопал Е.Б. Образ власти в России: Желания и реальность:

Политико-психологический анализ // Полис. № 4. 1995 .

Залкинд А. Двенадцать половых заповедей пролетариата // Феминизм и российская культура. Л., 1995. С. 65 .

Ленин В.И. Полное собр. соч. Т. 39. С. 201 .

Айвазова С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия. С. 26 .

Градскова Ю. «Освобождение женщины» - гендерный анализ репрезентации женской телесности в годы культурной революции. По материалам журналов 1920-х годов// Репрезентация телесности .

М., 2003. С. 150 .

Судьбы людей: Россия XX век. М., 1996. С. 25 .

Павлюченко Э.А. Женщины в русском освободительном движении .

М., 1988 .

Коллонтай A.M. Автобиографический очерк// Пролетарская революция. 1921. №3. С. 280 .

Коллонтай A.M. Любовь трудовых пчел. М., 1924 .

Население СССР за 70 лет. М., 1988. С. 79 .

Декреты Советской власти. Т. 3. М., 1962. С. 314; Брак и семья .

М.;Л., 1926. С. 12-13 .

РСФСР. Кодекс законов о браке, семье и опеке. М., 1927 .

Естественное движение населения РСФСР за 1926 г. М., 1928 .

С. XXVI .

Законодательство о правах женщин в СССР: Сборник нормативных актов. М., 1975. С. 13-14 .

Васильева Л.Н. Дети Кремля. М., 1997. С. 263 .

Население России в XX веке. Т. 1. С. 208 .

Население России в XX веке. Исторические очерки. Т. 2. 1940гг. М., 2001. С. 104 .

Улицкая Л. Казус Кукоцкого. М., 2004. С. 32 .

Население России в XX веке. Т. 2. С. 105 .

Там же. С. 114 .

Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР, 1938-1967, 1968. Т. 2. С. 409-500 .

Там же .

Там же .

Население России. Т. 2. С. 256 .

Там же .

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М, 1977. С. 35, 53; подробнее см.: Хасбулатова О.А .

Эволюция российской государственной политики в отношении женщин: обзор исторического опыта (1861-1917, 1917-1991)// Интеграция женщин в процесс общественного развития М., 1994 .

Поленина С.В. Положение женщины в обществе и семье // Женщины в современном мире. М., 1989. С. 65; см. также Шинелева Л.Г. Женщина и общество. М., 1990 .

Мария. 1981. № 1. С. 7 .

Там же. С. 18 .

Там же. С. 29 .

Пятый периодический доклад «О выполнении в Российской Федерации Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». М., 1998 .

Цит. по: Поленина С.В. Советская женщина в обществе и в семье //

Роль женщины в современном обществе. К итогам 10-летия ООН:

Сборник статей. Ч. 11. М., 1985. С. 65, 204, 205, 206 .

Забадыкина Е.В. Женские организации Санкт-Петербурга. Вступит ли в одну из них моя внучка? // Все люди - сестры. Бюллетень №5. СПб., 1996. С. 9 .

Здравомыслова Е.А. Коллективная биография современных российских феминисток // Мужчина и женщина в современном мире... С. 40 .

Цит. по: Здравомыслова Е.А. Коллективная биография... С. 52 .

Женские неправительственные организации России и СНГ. Справочник / Авт.-сост. Абубикирова Н.И., Клименкова Т.Н., Кочкина Е.В., Регентова М.А., Тройнова Т.Г. М., 1998. С. 10-13 .

Лахова Е.Ф. Женское движение в годы реформ: проблемы и перспективы. М., 1998. С 16 .

Айвазова С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия.. .

С. 126-127 .

Там же .

Пятый периодический доклад «О выполнении в Российской Федерации Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». М., 1998 .

Тишков В.А. Женщина в российской политике и структурах власти // Женщина и свобода... С. 12 .

Кондакова Н. Женщины в сфере управления // Женщина и свобода... С. 48-49; Европейская Экономическая Комиссия. Роль женщины в переходных процессах: Перед лицом крупных проблем:

Доклад к региональному подготовительному совещанию. Вена 17октября 1994 г .

Силласте Г.Г. Женские элиты в России // Женщина и свобода.. .

С. 37; Российская Федерация в 1992 году. Статистический ежегодник. М., 1993. С. 122 .

Таблицы составлены Бабаевой Л.В. // Госкомстат РФ. Результаты выборочного обследования населения по проблеме занятости (по состоянию на последнюю неделю октября 1993 г.). М., 1993 .

Ржаницина Л. Формирование сегментированного рынка труда .

Падение заработной платы и доходов работающих женщин // Работающая женщина в условиях перехода России к рынку. М., 1993 .

С. 29 .

Данные федеральной службы занятости, приведенные на 1 Всероссийском женском конгрессе (29-30 ноября 1995 г.); Проблемы женской безработицы в России (официальные материалы Федеральной службы занятости). М.: ФЗС, 1996 .

Здравомыслова О., Горшкова И. Вместо послесловия // Женщина и выборы. Материалы круглого стола. М., 2001. С. 43-45 .

Проблемы женской безработицы в России (официальные материалы Федеральной службы занятости). М., 1996 .

Там же .

Там же; Программа политического движения Женщины России .

М., 1995 .

АмбрумоваА. Самоубийство и некоторые проблемы семьи в современной России // Гендерные аспекты социальной трансформации .

М., 1996. С. 103-110 .

Образы женщин в современной российской журналистике. Вып. 2 .

М., 1998. С. 112 .

Там же .

Там же. С. 14 .

Там же. С. 12 .

Там же .

Там же. С. 56 .

Там же. С. 91 .

Там же. С. 74 .

Там же. С. 109 .

Там же. С. 12.


Похожие работы:

«ТУР ХЕЙЕРДАЛ ПУТЕШЕСТВИЕ НА КОН ТИКИ http://www.RGO.ru Тур Хейердал. Путешествие на Кон Тики. ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕМУ ОТЦУ ТУР ХЕЙЕРДАЛ Путешествие на Кон Тики "Детгиз" Москва 1957 г.Перевод с норве...»

«I СОДЕРЖАНИЕ 1 Общие сведения о направлении подготовки. Организационно правовое обеспечение образовательной деятельности 3 2 Образовательная деятельность 12 2.1 Структура подготовки бакалавров. Сведения по основной образовательной программе 12 2.2 Содержани...»

«МЕЛЬНИК Марина Геннадьевна ПРАВОЗАЩИТНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ: ДИНАМИКА В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ Специальность 10.01.10 – журналистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Н. Л. ВОЛКО...»

«Что в нем есть, в этом компьютере? Главное не внешность. Главное — внутренняя красота. Из "Справочника патологоанатома" Краткое содержание • 1.1 . "Железо" и "софт" • 1.2. Что это за железяки? • 1...»

«Ключевые направления и результаты работы МСЭ, по реализации Программы МСЭ по оценке на соответствие и функциональную совместимость (C&I) Задачи 1 и 2 Региональный обучающий семинар МСЭ для стран СНГ, 7-9 Июля 2015, Москва Портал МСЭ-Т по C&I http://www.itu.int/en/ITU-T/C-I/Pages/default.aspx 2/24 Региональный обучающий семинар...»

«Состав и структура контактологического словаря Дата: 12.08.2004 @ 12:39:45 GMT Эта статья Balkan Rusistics Тема: Контактология Йован Айдукович (Белград) СОСТАВ И СТРУКТУРА КОНТАКТОЛОГИЧЕСКОГО СЛОВАРЯ АДАПТАЦИИ РУСИЗМОВ В ВОСЬМИ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ В настоящем "Словаре" представлен процесс контактологической адаптации руси...»

«А.О. Рыбалов Право собственности комментарий к ст. 209 ГК РФ А.О. Рыбалов Право собственности (комментарий к ст. 209 ГК РФ) М-Логос УДК 347.23 ББК 67.404.1 Р 93 Рыбалов А.О. Р 93 Право собственности (комментарий к ст. 209 ГК РФ) [Электронное издание]. – М.: М-Логос...»

«ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих на специальность среднего профессионального образования 40.02.02 Правоохранительная деятельность Психодиагностическое обследование с целью профессионального отбора по специальности "Правоохранительная деятельность" I. Вводные замечания (по форме проведения вступительны...»

«ПРОТОКОЛ № 46 антитеррористической комиссии города Таганрога 24 марта 2016 года г. Таганрог Время проведения: 16.30 час . Место проведения: ком. 306 Председатель: и.о. Мэра города Таганрога Махов Алексей Викторович На заседание присутствовали: Пр...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 сентября 2001 г. N 648 г. Москва О холодном клинковом оружии, предназначенном для ношения с казачьей формой (В редакции постановлений Правительства Российской Федерации от 01.02.2005 г. N 49; от 10.03.2009 г. N 219; от 1...»

«ХАНОВА ЗАИРА РЕЙМАНОВНА ВОВ.ЛЕЧЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВЕРПЖНИЕ АНТИОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ (уголовно-правовые и кримннотогическне проблемы) Специальность 12 00 08 уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридическ...»

«ПРОТОКОЛ № 08/93-04-3 заседания научной комиссии юридического факультета СПбГУ от 29 марта 2016 г.ПРИСУТСТВОВАЛИ: — председатель научной комиссии — заместитель декана по научной работе, к.ю.н., доцент А.В. Ильин; — член...»

«ПРОТОКОЛ № 08/93-04-2 заседания научной комиссии юридического факультета СПбГУ от 19 февраля 2016 г.ПРИСУТСТВОВАЛИ: — председатель научной комиссии — заместитель декана по научной раб...»





















 
2018 www.new.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание документов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.